Стресс депрессия тревога: Ученые выяснили механизм перехода от стресса к тревоге и депрессии

Содержание

Ученые выяснили механизм перехода от стресса к тревоге и депрессии

Международная группа ученых выяснила, каким образом мозг переходит от состояния тревоги в депрессию. Эти данные в перспективе могут позволить создать антидепрессанты принципиально нового уровня.

В исследованиях принимали участие ученые из России, Китая, Нидерландов и Бразилии, руководство изысканиями осуществляли ученые СПбГУ. Как сообщает пресс-служба этого вуза, исследователи изучали поведение мышей.

Подопытных грызунов вводили в состояние тревоги и стресса. Делалось это следующим образом: вначале двух самцов помещали в одну клетку. Грызуны начинали драться, а затем мышей разделяли за прозрачной перегородкой.

Самцы не могли лично выяснить отношения, но они чувствовали противника, понимали, что он находится на состоянии вытянутой лапы. У грызунов начинался стресс. На десятый день этот стресс перерастал в тревожное состояние, а на двадцатый день — в полноценную депрессию. Причем в момент, когда грызун чувствует тревогу, депрессии у него нет. И наоборот, когда самцы находились в депрессии, они уже не тревожились.

При этом симптомы у тревоги и депрессии — разные. Ученые предположили, что на каком-то этапе в мозге происходит что-то вроде переключения, когда нейромедиаторы, вызывающие тревогу, перестают быть активными и начинают работать механизмы депрессии. Эксперименты показали, что переключение происходит примерно на 15-й день с начала появления раздражителя. Научная группа выяснила, что переход связан с глиальными клетками в мозге, активность которых часто связывают с психическими заболеваниями.

Это исследование может в перспективе помочь людям с хронической тревожностью. Им часто назначают антидепрессанты, но они в 30-40 процентах случаях не помогают вообще или же эффект оказывается недостаточным. Исследователи полагают, что если воздействовать на клетки-переключатели, то возможно предотвратить появление депрессии. Результаты исследования опубликованы в журнале Progress in Neuro-Psychopharmacology and Biological Psychiatry.

Депрессия, тревога и стресс у пациентов с ишемической болезнью сердца

ДР — депрессивное расстройство

ИБС — ишемическая болезнь сердца

ИМ — инфаркт миокарда

ИМИС — ишемия миокарда, индуцированная стрессом

КЖ — качество жизни

СИОЗС — селективные ингибиторы обратного захвата серотонина

ССЗ — сердечно-сосудистые заболевания

ССО — сердечно-сосудистые осложнения

ТР — тревожные расстройства

ТЦА — трициклические антидепрессанты

ФР — фактор риска

Прогнозы свидетельствуют, что в связи с постарением населения вклад ишемической болезни сердца (ИБС) в заболеваемость и смертность населения будет возрастать. Поэтому изучение факторов, влияющих на возникновение и течение заболевания, важно для медицинской науки и практики. В обзоре рассмотрены психосоматические отношения между тревогой, депрессией, стрессом и ИБС, включая психотропную терапию.

По сравнению с предыдущим обзором, опубликованным 15 лет назад, представлены новые исследования, которые позволяют существенно уточнить ряд позиций [1]. Кроме того, учтены рекомендации по психическим расстройствам у пациентов с соматическими заболеваниями, разработанные авторитетными профессиональными сообществами.

Депрессия. По данным крупнейших европейских и американских эпидемиологических исследований, депрессивное расстройство (ДР) в течение года регистрировали у 6,7—6,9% населения [2, 3]. Среди пациентов врачи общей практики ДР выявляли чаще — в 8,4—11,2%, а дистимию — в 5% [4—6].

ИБС ассоциировалась с повышением частоты развития психических расстройств по сравнению с отсутствием коронарной болезни (35 и 26% соответственно), в том числе депрессивных и тревожно-депрессивных (16 и 14% соответственно) в исследовании ELSA-Brasil [7]. Среди пациентов выживших после инфаркта миокарда (ИМ), критерии ДР определили у 20%, а симптомы депрессии по шкалам BDI и HADS-D — у 16—31% [8].

В большинстве работ для скрининга ДР использовались стандартизованные опросники, из которых наиболее часто используются PHQ-9 (≥10), BDI-II (≥14 или ≥16), HADS-D (≥4—5) с минимальной чувствительностью и специфичностью 0,54 и 0,90; 0,88 и 0,74; 0,77 и 0,69 соответственно [9]. В то же время целесообразность скрининга депрессии у всех пациентов с ИБС надежно не доказана [10].

Хорошо изучены связи депрессии и риска последующего развития ИМ, стенокардии и сердечно-сосудистой смерти. Метаанализы проспективных когортных исследований показали, что у пациентов без коронарного заболевания депрессия повышает частоту появления ИБС в 1,3—1,5 раза, независимо от соматических факторов риска (ФР) развития сердечно-сосудистых заболеваний (ССЗ) [11, 12]. Риск развития ИБС тем выше, чем более выражены симптомы депрессии в исследовании Whitehall II [13]. Четырехлетнее тайваньское исследование, включавшее более 1 млн пациентов с ДР и тревожными расстройствами (ТР), показало, что риск развития ИБС значительно снижался при увеличении возраста, а после 65 лет риск не возрастал [14].

Установлено негативное влияние сочетанной депрессии на течение ИБС. По данным метаанализа проспективных когортных исследований, депрессия в стационаре или после выписки увеличила смертность пациентов в 1,8—2,1 раза [15]. У пациентов моложе 40 лет с депрессией и суицидальными попытками при наблюдении в течение 15 лет риск ранней смерти от ИБС был выше в 3,7 и 7,1 раза соответственно в исследовании NHANES III [16].

У пациентов с ИБС при сопутствующей депрессии число госпитализаций больше в 1,2—1,7 раза [17]. Стенокардия во время ишемии миокарда, вызванной стресс-тестом, регистрировалась в 3 раза чаще в случаях сочетанной депрессии [18].

Хотя смертность и сердечно-сосудистая заболеваемость являются важными критериями неблагоприятного влияния депрессии на течение ИБС, для пациентов очень важно хорошее качество жизни (КЖ), включая способность получать удовольствие от жизни, интерес к окружающим событиям, физическую активность. Психическое расстройство может снизить КЖ в больше степени, чем коронарное заболевание. Например, после коронарного шунтирования функциональные возможности пациентов с депрессией существенно ниже, чем без депрессии [19].

Депрессия может реализовать свое влияние на заболеваемость и смертность через поведенческие и физиологические механизмы. Последние включают повышение симпатической активности, дисфункцию эндотелия, воспаление, усиление агрегации тромбоцитов, прогрессирование атеросклероза.

Выявлено отрицательное влияние депрессии на факторы, влияющие на риск развития ССЗ, — снижены физическая активность, употребление овощей и фруктов, повышена частота курения [20, 21]. При стойкой депрессии частота отказа от курения снижается на 77%, прием кардиотропных препаратов — на 50%, выполнения физических нагрузок — на 43%, посещение реабилитационных мероприятий — на 50% [22, 23]. Депрессия, но не тревога, препятствовали достижению целевых уровней холестерина, артериального давления и отказу от курения в исследовании EUROASPIRE [24].

В исследовании REGARDS повышенный риск ИМ и смерти был связан с влиянием депрессии на поведенческие факторы (курение, физическая активность) [25]. В то же время программы реабилитации таких пациентов, включающие физические нагрузки, уменьшают смертность и симптомы депрессии [26, 27].

Лечение больных ИБС направлено в первую очередь на предупреждение фатальных и тяжелых осложнений, а невыполнение врачебных рекомендаций приводит к повышению частоты развития таких исходов и затрат [28, 29]. Известный парадокс риск—лечение проявляется снижением степени соблюдения схемы назначенного медикаментозного лечения у пациентов с высоким риском развития сердечно-сосудистых осложнений (ССО) и в многих случаях объясняется наличием депрессии [30].

При недостаточной эффективности антиангинального лечения и выраженном атеросклерозе эпикардиальных коронарных артерий широко используются методы реваскуляризации — стентирование и коронарное шунтирование. Состояние психики также может влиять на результаты хирургического лечения. Метаанализ исследований выявил повышение отдаленной смертности после коронарного шунтирования при предоперационной депрессии [31].

Выбор программы лечения также определяется риском заболевания — пациентам из группы высокого риска показаны реваскуляризация, интенсивная медикаментозная терапия. В хорошо валидизированную шкалу CALIBER прогноза стабильной ИБС наряду с традиционными ФР развития ССЗ (холестерин, курение, сахарный диабет, артериальная гипертония) включены тревога и депрессия.

Антидепрессанты эффективно контролируют депрессию у пациентов с ИБС, однако недостаточно данных о позитивном влиянии препаратов на риск развития коронарных осложнений [32, 33]. Возможно такие результаты обусловлены отсутствием учета соблюдения схемы назначенного психотропного лечения. В большом когортном исследовании у пациентов с ИБС и высокой степенью соблюдения схемы лечения антидепрессантами общая смертность оказалась ниже на 14% [34].

У пациентов с ИБС во многих исследованиях (SADHART, ENRICHD, UBEAT, CREATE, DECARD; K-DEPACS/EsDEPACS, MIND-IT) показана безопасность ряда селективных ингибиторов обратного захвата серотонина — СИОЗС (сертралин, циталопрам, эсциталопрам) и миртазапина. Метаанализ исследований также подтвердил безопасность СИОЗС у пациентов после ИМ и даже показал снижение частоты повторных госпитализаций [35].

В рандомизированном исследовании REMIT у пациентов со стабильной ИБС прием эсциталопрама (начальная доза 5 мг с подбором ее до 20 мг в течение 3 нед) почти в 2 раза снизил частоту развития ишемии миокарда, индуцированной стрессом (ИМИС), в то же время не повлиял на ишемию миокарда, индуцированную физической нагрузкой [36].

Широко используемые СИОЗС обладают свойствами дезагрегантов и способны повлиять на риск тромбозов и кровотечений, особенно при сочетании с другими противотромботическими средствами. Следует также учитывать, что ингибиторы протонного насоса (особенно омепразол, эзомепразол), часто назначаемые вместе с противотромботическими препаратами, повышают экспозицию СИОЗС (особенно эсциталопрама) [37].

При наличии ИБС могут быть опасны трициклические антидепрессанты (ТЦА), которые дают холинолитический эффект, замедляют движение электрических импульсов на дистальных участках проводящей системы сердца и увеличивают интервал QTc на электрокардиограмме. Например, в шотландском исследовании на фоне приема ТЦА выявлено повышение риска развития исходно отсутствовавших ССЗ на 35% в период наблюдения от 4 до 12 лет [38]. Неблагоприятный прогноз при использовании ТЦА не связан с тяжестью психического расстройства. ТЦА повысили риск внезапной сердечной смерти у пациентов с острой ишемией миокарда [39].

Важно учитывать, что антидепрессанты как препараты других классов дают эффект плацебо, величина которого превышает собственно психотропный эффект [40]. При нетяжелой депрессии вклад собственно антидепрессивного действия препаратов оказался минимальным относительно плацебо [41].

Необходимо учитывать также, что многие антидепрессанты, особенно амитриптилин, миртазапин и пароксетин, вызывают повышение массы тела [42].

Психологическая терапия, включая программы контроля стресса, у пациентов с ИБС уменьшили депрессию и тревогу, но оценки влияния на смертность и частоту реваскуляризации оказались противоречивыми по данным ряда метаанализов [43—45]. Тем не менее в поздних исследованиях (SUPRIM; SWITCHD; ENHANCED) программы контроля стресса и когнитивно-поведенческая терапия улучшили прогноз ИБС.

Положительный эффект психотерапевтических программ может быть связан с влиянием не только на эмоциональное состояние, но и на поведенческие факторы (соблюдение схемы лекарственной терапии, диета, курение, физические нагрузки).

Тревога. Среди населения США и Европы Т.Р. встречаются значительно чаще депрессивных — в 14—18,1% [2, 3].

В исследовании ELSA-Brasil у пациентов со стабильной стенокардией генерализованная тревога, тревожно-депрессивное расстройство, но не фобии и паническое расстройство, регистрировались чаще, чем у пациентов без стенокардии [7].

Для скрининга ТР можно использовать психометрические шкалы, имеющие различную точность. Например, шкала HADS-A показала лучшие специфичность и положительный прогноз по сравнению со шкалами Spielberger [46]. При этом достаточно высокая частота ложноположительных результатов обусловливает необходимость проведения клинического опроса, которые также позволяет определить вид ТР.

По данным метаанализов исследований, тревога ассоциировалась с повышением риска развития ИБС на 26—41%, а ССЗ на 52% при длительном наблюдении [47—49]. В большом тайваньском когортном исследовании продемонстрировано значительное повышение риска развития ИБС у молодых, но не у пожилых пациентов с ТР [14].

Метаанализ исследований после корректировки других ФР не установил негативного влияния тревоги на смертность у пациентов с ИБС [50]. Возможно, влияние симптомов тревоги и ТР может различаться в группах пациентов с разными формами коронарного заболевания. Например, в 5-летнем исследовании тревога у пациентов с ИБС ассоциировалась с уменьшением смертности на 30%, в то время как у пациентов после ИМ существенного влияния тревоги не определялось, и только в случаях сниженной фракции выброса левого желудочка смертность повышалась на 32% [51].

Тревога может увеличить риск развития ИМ и других острых сердечных осложнений у пациентов со стабильной ИБС [52—54].

Генерализованное ТР ассоциировалось с повышением на 74—109% числа ССО у пациентов с ИБС [55, 56].

В ряде случаев тревога может оказать более позитивное влияние: более частое обращение к врачам, обследования, повышение степени соблюдения схемы назначенного лечения. Так, у пациентов после коронарного стентирования с тревогой в течение 5 лет смертность и частота развития ССО значительно ниже, чем у пациентов без тревоги [57].

Важной представляется оценка влияния эмоциональных нарушений на выраженность ангинозных болей. Показано, что в группе со стабильной ИБС и высоким уровнем тревоги пациенты оценивали выше интенсивность боли при ангинозных приступах [58].

КЖ пациентов, обусловленное нестабильной стенокардией, в большей степени связано с тревогой и депрессией, чем с соматическими факторами [59].

Полагают, что симпатическая гиперактивность, повышающая потребность миокарда в кислороде, увеличение активности тромбоцитов, усиление воспаления, ассоциированные с тревогой, могут негативно влиять на течение ИБС.

Стресс. В метаанализе европейских когортных исследований напряжение на работе увеличило риск развития ИБС на 23%, в то время как влияние хронического стресса было значительно меньше традиционных ФР [60]. Психосоциальные стрессы увеличили риск развития ИМ в 1,3—2,2 раза в многоцентровом исследовании INTERHEART [61].

Повышение риска развития ССЗ обнаружено после острых стрессовых событий. Например, после событий 11 сентября 2001 г. в Соединенных Штатах Америки частота развития ССЗ повысилась на 53% в течение последующих 3 лет [62]. В период футбольной игры сборной команды Германии на чемпионате мира, проигравшей матч, у болельщиков риск развития острых кардиальных осложнений повысился в 2,7 раза, ИМ — в 2,5 раза, выраженной аритмии — в 3,1 раза [63].

Кроме того, хронический стресс увеличивал риск развития сахарного диабета, артериальной гипертонии, курения, являющихся ФР развития ИБС [64].

Посттравматическое стрессовое расстройство ассоциировалось с независимым повышением риска развития ИБС на 27% согласно метаанализу D. Edmondson и соавт. [65]. Посттравматическое стрессовое расстройство у военнослужащих после участия в конфликтах в Ираке и Афганистане увеличило на 63—93% частоту появления ИБС за 8 лет наблюдения [66]. Среди пациентов с этим расстройством выше уровень кальцификации коронарных артерий, свидетельствующий об атеросклерозе, а смертность повышалась независимо от традиционных ФР [67].

Стресс может неблагоприятно влиять на течение ИБС. Например, смертность у пациентов с ИБС выше в 4 раза при высоком психосоциальном стрессе по сравнению с низким (22 и 5% соответственно) [68].

ИМИС у пациентов с ИБС удваивает риск развития ССО или общую смертность по данным метаанализа [69].

От 1/3 до ½ пациентов с ИБС имеют ишемию миокарда во время острого психоэмоционального стресс-теста, которая развивается при более низком уровне артериального давления и частоты сердечных сокращений и чаще, чем при традиционном тесте с физической нагрузкой [70]. Кроме того, выявлены отличия в возникновении и локализация ишемии миокарда [71]. Негативное влияние стресса может быть усилено другими факторами. Например, наличие депрессии повышает на 30% риск ИМИС [72].

Связь стресса и ишемии миокарда может объясняться не только увеличением активности симпатической части вегетативной нервной системы, рикошетной ваготонией, возрастанием потребности миокарда в кислороде, но и возрастанием агрегации тромбоцитов, атерогенных фракций липопротеинов в плазме крови, дисфункцией эндотелия, усилением воспаления.

Высокий уровень ежедневного стресса снижает эффект антиангинального лечения, проявляющегося в частоте ишемических эпизодов и стенокардии, времени выполнения физической нагрузки при стресс-тесте по данным исследования CASIS. Кроме того, стресс может снизить эффективность лечения депрессии у пациентов с ИБС [73].

Психологическая терапия, включая программы контроля стресса, у пациентов с ИБС помогала уменьшить депрессию и тревогу, но оценки влияния на смертность и частоту реваскуляризации оказались противоречивыми по данным двух метаанализов [45, 74]. В более поздних исследованиях (SUPRIM, SWITCHD, ENHANCED) программы контроля стресса и когнитивно-поведенческая терапия снизили частоту развития ССО в 2—3 раза.

Положительный эффект психотерапевтических программ может быть связан с влиянием как на эмоциональное состояние, так и на поведенческие факторы (степень соблюдения схемы лекарственной терапии, диета, курение, физические нагрузки). Пациенты в группе психотерапевтического лечения в 3 раза чаще отказывались от курения. Смертность пациентов с высоким уровнем психосоциального стресса значительно снижается при регулярных физических тренировках [75].

Таким образом, анализ современных исследований показал, что различные психические факторы — депрессия, тревога и стресс могут быть связаны с повышением риска развития ИБС и неблагоприятным течением коронарного заболевания. В то же время предлагаемые методы лечения психических расстройств недостаточно эффективно влияют на коронарное заболевание и нуждаются в более активном изучении.

Автор заявляет об отсутствии конфликта интересов.

Симптомы стресса и депрессии, средства от депрессии и стресса — ЦМЗ «Альянс»

Депрессия — это психическое состояние, которое характеризуется подавленным настроением, пессимизмом, отсутствием удовольствия от жизни и любимых занятий, трудностями запоминания и концентрации.

По данным Всемирной Организации Здравоохранения расстройством страдает более 300 миллионов человек в мире. Одна из главных причин расстройства — это стресс: негативные события в жизни (расставание, потеря работы или ценного имущества, гибель близкого человека), длительно существующие конфликты с родственниками, коллегами, знакомыми. Особенно подвержены таким реакциям женщины любого возраста.

Важно

Наш организм может вынести многое. Но если негативное воздействие окружающей среды превосходит его возможности по силе или длится слишком долго, организм не выдерживает, резервы истощаются — человек заболевает. Отдыхом тут уже не помочь, необходимо лечение.

Под стрессом принято понимать неспецифическую защитную реакцию организма, которая вызвана влиянием физических (боль, холод, инфекция) или психологических факторов (личные переживания, изменения привычного уклада жизни). При длительном воздействии стрессовая реакция теряет защитные свойства и начинает оказывать повреждающее воздействие на организм.

Из-за сильного негативного события (так называемая психотравма) или при хроническом стрессе развивается психогенная депрессия. Человеку становится трудно работать и концентрироваться, он быстро устает, окружающий мир становится серым, тусклым, безрадостным. Страдает и карьера, и личная жизнь — стресса только прибавляется. Поэтому важно не только вовремя диагностировать, но и знать, как преодолеть стресс и депрессию, чтобы не запустить болезнь и не довести до госпитализации.

Проявления депрессии и стресса

Главные проявления стресса — это тревога, беспокойство. Человек постоянно тревожится, часто без адекватной причины, «по пустякам». Присоединяется быстрая утомляемость, нарушение сна (беспокойный сон, раннее просыпание до будильника, сонливость днем), раздражительность. Не редкость — возникновение панических атак, которые характеризуются внезапными приступами тревоги и страха.

Точный диагноз может поставить только опытный врач-психотерапевт. Важно определить вид депрессии, ведь для каждого варианта — своя схема лечения.

Основные симптомы депрессии — так называемая депрессивная триада, которая включает:

  • пониженное настроение, угнетенность, подавленность;
  • умственную заторможенность — вялость, пассивность, немногословность, отсутствие эмоций, потерю аппетита, безынициативность; мысли вокруг одних и тех же забот, часто необоснованное чувство вины, пессимизм;
  • моторную заторможенность — выраженную слабость, чувство бессилия, человек стремится занять одну позу и может не двигаться днями — например, лежа в постели, неотрывно глядя в потолок. Некоторые люди наоборот не находят себе места — тревожно ходят по комнате, заламывают руки, плачут.

Один из симптомов, который значительно снижает качество жизни пациента с депрессией, — нарушение сна. Для него характерна невозможность долго уснуть и непродолжительный, поверхностный сон, который не приносит чувство отдыха. Бессонница, стресс, депрессия — проявления психической болезни, неполадок в нервной системе. Нарушение сна должно насторожить вас и стать поводом обратиться к специалисту.

Важно

Нарушение сна — бессонница, раннее пробуждение — это часто первые симптомы начинающейся депрессии. Лечиться лучше сразу, ведь дальше — становится всё сложнее работать, не хочется выходить из дома, приходят мысли о самоубийстве.

Симптомы стресса и депрессии часто имеют стертый характер. Человек может долго отрицать или не замечать, что стресс отнимает у него всё больше сил. Подавленность и утомляемость, раздражительность и трудности концентрации воспринимаются как норма, человек и не помнит, что раньше было по-другому. Отдых и смена обстановки, богатая витаминами диета помогут только вместе с основным лечением — психотерапией и медикаментозной поддержкой.

Лечение депрессии и стресса

К сожалению, лабораторных или инструментальных методов для диагностики стресса и депрессии не существует. Единственный вариант — обратиться к опытному врачу-психотерапевту или психиатру. Только так можно быть уверенным в эффективности и безопасности проводимого лечения.

Вычислить хорошего врача в интернете можно по информации о его образовании — важна не только первичная специализация, но и дополнительные курсы: врач должен периодически повышать квалификацию и быть в курсе современных стандартов диагностики и лечения. Еще один критерий — отзывы пациентов.

Психотерапия — самый распространенный немедикаментозный метод лечения психических депрессии и стресса.

В зависимости от тяжести расстройства лечение начинают либо с немедикаментозных методов (психотерапии), либо с их комбинации с лекарственными препаратами.

Некоторые виды психотерапии, которые применяются при депрессии и стрессе:

  • когнитивно-поведенческая терапия;
  • БОС-терапия;
  • гештальт-терапия;
  • аутогенная тренировка;
  • песочная терапия;
  • семейная и групповая психотерапия.

Медикаментозные препараты применяются по показаниям. Основные лекарственные средства от депрессии и стресса — это антидепрессанты. Они нормализуют настроение, возвращают удовольствие от жизни и способность радоваться, испытывать яркие эмоции. Кроме того используются транквилизаторы (противотревожные препараты), ноотропы (улучшают кровообращение и трофику в головном мозгу), витаминотерапию. Каждое лекарство, даже самое безопасное, имеет сразу несколько рабочих эффектов, поэтому комбинации и дозировки препаратов должен подбирать врач-психотерапевт.

Лечение стресса. Постоянный стресс и депрессия. Нервные стрессы, лечение

Стресс – это нормальное состояние нашей жизни. Без него даже не обойтись в определённых ситуациях. При отсутствии стрессовых ситуаций, риска и желания работать на пределе жизнь казалась бы нам скучной. В некоторых ситуациях стресс приводит к пробуждению мотивации и вызова для того, чтобы испытать полноту эмоций. Особенно, когда речь идёт о выживании. Но когда все эти переживания просто огромные, то человеку не под силу преодолеть данные задачи.

Тревога всегда связана с нервозностью, напряжением и беспокойством. Каждый из нас испытывал эти чувства, которые помогали ему преодолеть определённые трудности. В этом случае вырабатывается гормон адреналин, и наш мозг начинает активно работать, приводя весь организм в состояние готовности. Но всё это хорошо, если не приводит к повседневным страхам, панике, и боязни.

Лечение постоянного стресса и фобий можно производить и самостоятельно. Для этого можно применить технику релаксации с ровным и глубоким дыханием. Лечение стрессов и нервных заболеваний можно осуществлять и при помощи регулярной зарядки. Этим вы улучшите своё самочувствие, здоровье и увеличить способность организма противостоять стрессу. Помните, что лечение стресса и депрессии не должно сопровождаться применением алкоголя. Его применение лишь усугубить ситуацию.

Острый стресс. Лечение

Когда возникают неврозы, глубокая депрессия, сильный нервный стресс и тревога, то большинство людей не знают, как с ним бороться. А лечение в данном случае просто необходимо. В таком случае следует обратиться за помощью к врачам. Они проведут с вами беседу, определят стадию заболевания, детально расскажут, как вылечить стресс и чувство страха, назначат медикаментозное лечение. Квалифицированные специалисты способны подобрать оптимальную программу, которая проводится исключительно в индивидуальном порядке.

Помощь при стрессе и депрессии

При средней тяжести данного недуга вам поможет психотерапевтическая методика лечения. С её помощью оказывается эффективное воздействие на психоэмоциональное состояние человека. В большинстве случаев психотерапевтическая помощь является эффективным средством для преодоления стрессового состояния, возникших проблем и безболезненного избавления от чувства тревоги. Таких методик много и все они подбираются индивидуально.

А как лечить стресс у человека и депрессию, если у него сильное тревожное состояние, волнение и иррациональный страх без повода? Тут помогут лишь психотропные препараты (анксиолитики или транквилизаторы). Самое основное – это максимально быстро взять под контроль и снизить мучительное состояние страха.

Как избавиться от стресса – рекомендации специалиста

В наши дни от стресса никуда не деться. Мрачное расположение духа, заниженная самооценка, невозможность расслабиться и снять внутреннее напряжение, депрессия и состояние тревоги — всё это, к сожалению, неотъемлемая часть жизни современного человека.

Для нивелирования данного процесса мозг запускает активную выработку нейромедиаторов: серотонина, дофамина и норадреналина, для чего необходимы питательные микроэлементы и глюкоза. Именно из-за этого у людей возникает желание «побороть» стресс едой. Как заметил один мудрый человек: «Чем дольше я остаюсь с правдой наедине, тем чище мои тарелки». Преимущество в пиковых ситуациях отдают, как правило, сладкой и жирной пище — это самый простой источник углеводов, что приводит к набору излишней массы тела, расстройству сердечно-сосудистой системы и желудочно-кишечного тракта. Как же перестать «заедать» негативные эмоции — об этом мы беседуем с заведующей отделением профилактики Рязанской больницы N°4 Ольгой Гусевой.


«Есть много хороших методов борьбы со стрессом без употребления пищи. Самый простой вариант — скорректировать рацион, включив в него жирную рыбу, фрукты и овощи, бананы, чеснок. Все эти продукты стимулируют естественную выработку серотонина, но при этом негативного влияния на организм практически не оказывают», — отмечает Ольга Гусева.


По словам специалиста, важнейшим условием победы над негативными эмоциями являются физические нагрузки. Достаточно пятнадцатиминутной пробежки, чтобы существенно улучшить самочувствие. Но лучше всего заниматься физкультурой и спортом регулярно. Не лишним будет прохладный душ: не ледяной, а комнатной температуры. При быстром охлаждении кожи организм запускает процесс расщепления углеводов, чтобы как можно быстрее получить энергию и согреться, стимулирует выработку адреналина и норадреналина, что даёт бодрость и энергию.


Стоит использовать на кухне как можно больше предметов красного цвета. На подсознательном уровне человек воспринимает его как «стоп-сигнал», что поможет избавиться от переедания.


«Улыбайтесь, господа, улыбайтесь», — фраза из знаменитого фильма должна стать руководством к действию. Когда человек улыбается, даже если он заставляет себя это делать, то в организме начинает вырабатываться серотонин. Рано или поздно это войдёт в привычку и станет заметно, что число стрессовых ситуаций сократилось. На самом деле же деле человек просто становится к ним менее чувствительным. Кроме того, не следует пренебрегать ароматерапией. Со стрессом лучше всего помогает справиться запах цитрусовых, лаванды, ромашки, хвои. Снижает стресс и обычная вода. Можно пить минеральную воду натуральные соки, зелёный чай. Это помогает снизить концентрацию гормона кортизола, который провоцирует ощущение тревоги и страха. Улучшить настроение может шоколад. Конечно, его не нужно поглощать плитками. Маленькая порция, не более 20-ти граммов, поможет сконцентрироваться и резко повысить уровень серотонина в крови.


«Главное — контролировать себя и не поддаваться эмоциям. Избавиться от привычки «заедать» негативные эмоции достаточно просто. При этом следует постоянно помнить: когда мы берём на себя ответственность за свою внутреннюю жизнь, то в ней нет места стрессам»,— говорит Ольга Гусева.

Испытываемый уровень стресса и тревоги у пациентов многопрофильного медицинского центра | Холмогорова

1. Захарченко Д.А., Петриков С.С. Возможности применения когнитивно-поведенческой терапии в коррекции депрессивных и тревожных нарушений после инсульта. Консультативная психология и психотерапия. 2018;26(1):95–111. https://doi.org/10.17759/cpp.2018260107

2. Williams АM, Irurita VF. Enhancing the therapeutic potential of hospital environments by increasing the personal control and emotional comfort of hospitalized patients. Appl Nurs Res. 2005;18(1):22–28. PMID:15812732 https://doi.org/10.1016/j.apnr.2004.11.001

3. Рахманина А.А., Рой А.П., Суботич М.И. Холмогорова А.Б., Матюшкина Е.Я. Эмоциональное состояние и запрос на психологическую помощь сопровождающих лиц и пациентов, поступивших в приемное отделение государственного многофункционального медицинского центра. В сб.: Актуальные вопросы неотложной помощи: материалы науч.-практ. конф., (Москва, 19 апреля 2018 г.). Москва; 2018:73–74.

4. Endrighi R, Waters AJ, Gottlieb SS, Harris KM, Wawrzyniak AJ, Bekkouche NS, et al. Psychological stress and short-term hospitalisations or death in patients with heart failure. Heart. 2016;102(22):1820–1825. PMID: 27357124 https://doi.org/10.1136/heartjnl-2015-309154

5. Krzyszycha R, Goniewicz M, Goniewicz K, Pawłowski W, Wańkowicz P. Meta-analysis of pain and stress in emergency department patients. Pol J Public Health. 2016;126(4):165–169. https://doi.org/10.1515/pjph3016-0034

6. Матюшкина Е.Я. Факторы профессионального выгорания специалистов (на примере работников контактного центра). Консультативная психология и психотерапия. 2017;25(4):42–58. https://doi.org/10.17759/cpp.2017250404

7. Bilgin TE, Altun T, Saylam B, Erdem E. Effects of preoperative information team on postoperative pain and patient satisfaction. Turkish J Urol. 2012;38(2):91–94. https://doi/org/10.5152/tud.2012.021

8. Kate C, Taneal W. Essential nursing care in the ED: part one. Adv Emerg Nurs J. 2008;11:49–53. https://doi.org/10.1016/j.aenj.2007.11.004

9. Michael AJ, Krishnaswamy S, Muthusamy TS, Yusuf K, Mohamed J. Anxiety, Depression and Psychosocial Stress in Patients with Cardiac Events. Malays J Med Sci. 2005;12(1):57–63. PMID: 22605948

10. Mahmoudi H, Ebadi A, Salimi SH, Najafi Mehri S, Mokhtari Nouri J, Shokrollahi F. Effect of nurse-patient communication on anxiety, depression and stress level of emergency ward patients. Iran J Crit Care Nurs Spring. 2010;3(1):7–12.

11. Medinas-Amorós M, Montaño-Moreno JJ, Centeno-Flores MJ, FerrerPérez V, Renom-Sotorra F, Martín-López B, et al. Stress associated with hospitalization in patients with COPD: the role of social support and health related quality of life. Multidiscip Respir Med. 2012;7(1):51. PMID: 23227860 https://doi.org/10.1186/2049-6958-7-51

12. Трифонова Е.А. Стратегии совладания со стрессом и соматическое здоровье человека: теоретические подходы и эмпирические исследования. Известия Российского государственного педагогического университета им. А. И. Герцена. 2012;145:96–107.

13. Тарабрина Н.В. Психология посттравматического стресса. Теория и практика. Москва: Институт психологии РАН, 2009.

14. Гаранян Н.Г., Холмогорова А.Б., Евдокимова Я.Г., Москова М.В., Войцех В.Ф., Семикин Г.И. Предэкзаменационный стресс и эмоциональная дезадаптация у студентов младших курсов. Социальная и клиническая психиатрия. 2007;17(2):38–42.

15. Матюшкина Е.Я. Учебный стресс у студентов при разных формах обучения. Консультативная психология и психотерапия. 2016;24(2):47–63. https://doi.org/10.17759/cpp.2016240204

16. Cummings EM, Greene AL, Karraker KH. (eds.) Life-span Developmental Psychology: Perspectives on Stress and Coping. Psychology Press; 2014.

17. Cohen S, Gianaros P, Manuck SB. A Stage Model of Stress and Disease. Perspect Psychol Sci. 2016;11(4):456–463. PMID:27474134 https://doi.org/10.1177/1745691616646305

18. Ялтонский В.М. Внутренняя картина болезни и совладающее поведение при заболеваниях внутренних органов: новый теоретический подход. В сб.: Аксенфельд Р.Г. (ред.). Актуальные вопросы диагностики и лечения психосоматических заболеваний. Ярославль; 2011:115–122.

19. Kotrotsiou E, Theodosopoulou H, Papathanasiou I, Dafogianna Gr, Raftopoulos V, Konstantinou E. How do patients experience stress caused by hospitalization and how do nurses perceive this stress experienced by patients. A comparative study. ICU Nurs Web J. 2001. Electronic resource Available at: https://www.researchgate.net/publication/215477754_How_do_patients_experience_stress_caused_by_hospitalization_and_ how_do_nurses_perceive_this_stress_experienced_by_patients_A_ comparative_study [Accessed Oct 22, 2019].

20. Довженко Т.В., Семиглазова М.В., Краснов В.Н. Расстройства тревожно-депрессивного спектра и синдром кардиальной боли при сердечно-сосудистых заболеваниях (клинико-психопатологические аспекты). Социальная и клиническая психиатрия. 2011;21(4):5–13.

21. Сирота Н.А., Московченко Д.В., Ялтонская А.В. Совладающее поведение женщин с онкологическими заболеваниями репродуктивной системы. Медицинская психология в России. 2014;6(1):1–14.

22. Ялтонский В.М., Ялтонская А.В., Сирота Н.А., Московченко Д.В. Психометрические характеристики русскоязычной версии краткого опросника восприятия болезни. Психологические исследования. 2017;10(51):1–19.

23. Сирота Н.А., Московченко Д.В. Метакогнитивные убеждения и беспокойство о прогрессировании у женщин с онкологическими заболеваниями репродуктивной системы. Российский психологический журнал. 2016;13(1):147–157.

24. Zigmond AS, Snaith RP. The Hospital Anxiety and Depression scale. Acta Psychiatr Scand. 1983;67:361–370. PMID: 6880820 https://doi.org/10.1111/j.1600-0447.1983.tb09716.x

25. Хаин А.Е. Индивидуальные и семейные факторы психологической адаптации подростков с онкогематологическими заболеваниями к лечению методом трансплантации гемопоэтических стволовых клеток. Консультативная психология и психотерапия. 2017;25(2):94– 114. https://doi.org/10.17759/cpp.2017250206

26. Довженко Т.В., Краснов В.Н., Семиглазова М.В., Васюк Ю.А., Лебедев А.В. Терапия расстройств депрессивного спектра у пациентов с различными сердечно-сосудистыми заболеваниями. Сибирский вестник психиатрии и наркологии. 2008;4(51):62–65.

27. Холмогорова А.Б., Гаранян Н.Г. Интеграция когнитивного и психодинамического подходов на примере психотерапии соматоформных расстройств. Московский психотерапевтический журнал. 1996; 3(13):141–163.

28. Холмогорова А.Б. Интегративная психотерапия расстройств аффективного спектра. Москва: Медпрактика-М; 2011.

ДЕПРЕССИЯ, ТРЕВОГА И СТРЕСС У ПАЦИЕНТОВ С ИШЕМИЧЕСКОЙ БОЛЕЗНЬЮ СЕРДЦА Текст научной статьи по специальности «Клиническая медицина»

https://doi.org/10.17116/terarkh3017898104-109 © Ф.И. Белялов, 2017

Депрессия, тревога и стресс у пациентов с ишемической болезнью сердца

Ф.И. БЕЛЯЛОВ

ГБОУ ДПО «Иркутская государственная медицинская академия последипломного образования» Минздрава России, Иркутск, Россия Аннотация

В аналитической работе обобщены результаты последних исследований связи депрессии, тревоги и стресса с ишемической болезнью сердца (ИБС). Показано, что психические расстройства ассоциируются с возрастанием риска развития ИБС и могут ухудшить течение коронарного заболевания. Антидепрессанты и психотерапевтическое лечение улучшают контроль психических расстройств, качество жизни и в ряде случаев оказывают положительное влияние на течение коронарной болезни.

Ключевые слова: депрессия, тревога, стресс, ишемическая болезнь сердца.

Depression, anxiety, and stress in patients with coronary heart disease

F.I. BELIALOV

Irkutsk State Medical Academy of Continuing Postgraduate Education, Ministry of Health of Russia, Irkutsk, Russia

The analytical paper summarized the results of recent studies of an association of depression, anxiety, and stress with coronary heart disease (CHD). Mental disorders are shown to be associated with increased risk of CHD and to worsen the course of coronary disease. Antidepressants and psychotherapy improve the control of mental disorders, quality of life, and, in some cases, have a positive impact on the course of coronary disease.

Keywords: depression, anxiety, stress, coronary heart disease.

ДР — депрессивное расстройство ИБС — ишемическая болезнь сердца ИМ — инфаркт миокарда

ИМИС — ишемия миокарда, индуцированная стрессом КЖ — качество жизни

СИОЗС — селективные ингибиторы обратного захвата серо-тонина

ССЗ — сердечно-сосудистые заболевания ССО — сердечно-сосудистые осложнения ТР — тревожные расстройства ТЦА — трициклические антидепрессанты ФР — фактор риска

Прогнозы свидетельствуют, что в связи с постарением населения вклад ишемической болезни сердца (ИБС) в заболеваемость и смертность населения будет возрастать. Поэтому изучение факторов, влияющих на возникновение и течение заболевания, важно для медицинской науки и практики. В обзоре рассмотрены психосоматические отношения между тревогой, депрессией, стрессом и ИБС, включая психотропную терапию.

По сравнению с предыдущим обзором, опубликованным 15 лет назад, представлены новые исследования, которые позволяют существенно уточнить ряд позиций [1]. Кроме того, учтены рекомендации по психическим расстройствам у пациентов с соматическими заболеваниями, разработанные авторитетными профессиональными сообществами.

Депрессия. По данным крупнейших европейских и американских эпидемиологических исследований, депрессивное расстройство (ДР) в течение года регистрировали у 6,7—6,9% населения [2, 3]. Среди пациентов врачи общей практики ДР выявляли чаще — в 8,4—11,2%, а дистимию — в 5% [4—6].

ИБС ассоциировалась с повышением частоты развития психических расстройств по сравнению с отсутствием коронарной болезни (35 и 26% соответственно), в том числе депрессивных и тревожно-депрессивных (16 и 14% соответственно) в исследова-

Контактная информация:

Белялов Фарид Исмагильевич — проф. каф. геронтологии и гериатрии, рук. Кардиоаритмологического центра; e-mail: [email protected] mail.ru

нии ELSA-Brasil [7]. Среди пациентов выживших после инфаркта миокарда (ИМ), критерии ДР определили у 20%, а симптомы депрессии по шкалам BDI и HADS-D — у 16—31% [8].

В большинстве работ для скрининга ДР использовались стандартизованные опросники, из которых наиболее часто используются PHQ-9 (>10), BDI-II (>14 или >16), HADS-D (>4— 5) с минимальной чувствительностью и специфичностью 0,54 и 0,90; 0,88 и 0,74; 0,77 и 0,69 соответственно [9]. В то же время целесообразность скрининга депрессии у всех пациентов с ИБС надежно не доказана [10].

Хорошо изучены связи депрессии и риска последующего развития ИМ, стенокардии и сердечно-сосудистой смерти. Мета-анализы проспективных когортных исследований показали, что у пациентов без коронарного заболевания депрессия повышает частоту появления ИБС в 1,3—1,5 раза, независимо от соматических факторов риска (ФР) развития сердечно-сосудистых заболеваний (ССЗ) [11, 12]. Риск развития ИБС тем выше, чем более выражены симптомы депрессии в исследовании Whitehall II [13]. Четырехлетнее тайваньское исследование, включавшее более 1 млн пациентов с ДР и тревожными расстройствами (ТР), показало, что риск развития ИБС значительно снижался при увеличении возраста, а после 65 лет риск не возрастал [14].

Установлено негативное влияние сочетанной депрессии на течение ИБС. По данным метаанализа проспективных когорт-ных исследований, депрессия в стационаре или после выписки увеличила смертность пациентов в 1,8—2,1 раза [15]. У пациентов моложе 40 лет с депрессией и суицидальными попытками при на-

блюдении в течение 15 лет риск ранней смерти от ИБС был выше в 3,7 и 7,1 раза соответственно в исследовании NHANES III [16].

У пациентов с ИБС при сопутствующей депрессии число госпитализаций больше в 1,2—1,7 раза [17]. Стенокардия во время ишемии миокарда, вызванной стресс-тестом, регистрировалась в 3 раза чаще в случаях сочетанной депрессии [18].

Хотя смертность и сердечно-сосудистая заболеваемость являются важными критериями неблагоприятного влияния депрессии на течение ИБС, для пациентов очень важно хорошее качество жизни (КЖ), включая способность получать удовольствие от жизни, интерес к окружающим событиям, физическую активность. Психическое расстройство может снизить КЖ в больше степени, чем коронарное заболевание. Например, после коронарного шунтирования функциональные возможности пациентов с депрессией существенно ниже, чем без депрессии [19].

Депрессия может реализовать свое влияние на заболеваемость и смертность через поведенческие и физиологические механизмы. Последние включают повышение симпатической активности, дисфункцию эндотелия, воспаление, усиление агрегации тромбоцитов, прогрессирование атеросклероза.

Выявлено отрицательное влияние депрессии на факторы, влияющие на риск развития ССЗ, — снижены физическая активность, употребление овощей и фруктов, повышена частота курения [20, 21]. При стойкой депрессии частота отказа от курения снижается на 77%, прием кардиотропных препаратов — на 50%, выполнения физических нагрузок — на 43%, посещение реабилитационных мероприятий — на 50% [22, 23]. Депрессия, но не тревога, препятствовали достижению целевых уровней холестерина, артериального давления и отказу от курения в исследовании EUROASPIRE [24].

В исследовании REGARDS повышенный риск ИМ и смерти был связан с влиянием депрессии на поведенческие факторы (курение, физическая активность) [25]. В то же время программы реабилитации таких пациентов, включающие физические нагрузки, уменьшают смертность и симптомы депрессии [26, 27].

Лечение больных ИБС направлено в первую очередь на предупреждение фатальных и тяжелых осложнений, а невыполнение врачебных рекомендаций приводит к повышению частоты развития таких исходов и затрат [28, 29]. Известный парадокс риск—лечение проявляется снижением степени соблюдения схемы назначенного медикаментозного лечения у пациентов с высоким риском развития сердечно-сосудистых осложнений (ССО) и в многих случаях объясняется наличием депрессии [30].

При недостаточной эффективности антиангинального лечения и выраженном атеросклерозе эпикардиальных коронарных артерий широко используются методы реваскуляризации — стентирование и коронарное шунтирование. Состояние психики также может влиять на результаты хирургического лечения. Ме-таанализ исследований выявил повышение отдаленной смертности после коронарного шунтирования при предоперационной депрессии [31].

Выбор программы лечения также определяется риском заболевания — пациентам из группы высокого риска показаны ре-васкуляризация, интенсивная медикаментозная терапия. В хорошо валидизированную шкалу CALIBER прогноза стабильной ИБС наряду с традиционными ФР развития ССЗ (холестерин, курение, сахарный диабет, артериальная гипертония) включены тревога и депрессия.

Антидепрессанты эффективно контролируют депрессию у пациентов с ИБС, однако недостаточно данных о позитивном влиянии препаратов на риск развития коронарных осложнений [32, 33]. Возможно такие результаты обусловлены отсутствием учета соблюдения схемы назначенного психотропного лечения. В большом когортном исследовании у пациентов с ИБС и высокой степенью соблюдения схемы лечения антидепрессантами общая смертность оказалась ниже на 14% [34].

У пациентов с ИБС во многих исследованиях (SADHART, ENRICHD, UBEAT, CREATE, DECARD; K-DEPACS/EsDE-PACS, MIND-IT) показана безопасность ряда селективных ингибиторов обратного захвата серотонина — СИОЗС (сертралин, циталопрам, эсциталопрам) и миртазапина. Метаанализ исследований также подтвердил безопасность СИОЗС у пациентов по-

сле ИМ и даже показал снижение частоты повторных госпитализаций [35].

В рандомизированном исследовании REMIT у пациентов со стабильной ИБС прием эсциталопрама (начальная доза 5 мг с подбором ее до 20 мг в течение 3 нед) почти в 2 раза снизил частоту развития ишемии миокарда, индуцированной стрессом (ИМИС), в то же время не повлиял на ишемию миокарда, индуцированную физической нагрузкой [36].

Широко используемые СИОЗС обладают свойствами деза-грегантов и способны повлиять на риск тромбозов и кровотечений, особенно при сочетании с другими противотромботически-ми средствами. Следует также учитывать, что ингибиторы протонного насоса (особенно омепразол, эзомепразол), часто назначаемые вместе с противотромботическими препаратами, повышают экспозицию СИОЗС (особенно эсциталопрама) [37].

При наличии ИБС могут быть опасны трициклические антидепрессанты (ТЦА), которые дают холинолитический эффект, замедляют движение электрических импульсов на дистальных участках проводящей системы сердца и увеличивают интервал Q—Tc на электрокардиограмме. Например, в шотландском исследовании на фоне приема ТЦА выявлено повышение риска развития исходно отсутствовавших ССЗ на 35% в период наблюдения от 4 до 12 лет [38]. Неблагоприятный прогноз при использовании ТЦА не связан с тяжестью психического расстройства. ТЦА повысили риск внезапной сердечной смерти у пациентов с острой ишемией миокарда [39].

Важно учитывать, что антидепрессанты как препараты других классов дают эффект плацебо, величина которого превышает собственно психотропный эффект [40]. При нетяжелой депрессии вклад собственно антидепрессивного действия препаратов оказался минимальным относительно плацебо [41].

Необходимо учитывать также, что многие антидепрессанты, особенно амитриптилин, миртазапин и пароксетин, вызывают повышение массы тела [42].

Психологическая терапия, включая программы контроля стресса, у пациентов с ИБС уменьшили депрессию и тревогу, но оценки влияния на смертность и частоту реваскуляризации оказались противоречивыми по данным ряда метаанализов [43—45]. Тем не менее в поздних исследованиях (SUPRIM; SWITCHD; ENHANCED) программы контроля стресса и когнитивно-поведенческая терапия улучшили прогноз ИБС.

Положительный эффект психотерапевтических программ может быть связан с влиянием не только на эмоциональное состояние, но и на поведенческие факторы (соблюдение схемы лекарственной терапии, диета, курение, физические нагрузки).

Тревога. Среди населения США и Европы ТР встречаются значительно чаще депрессивных — в 14—18,1% [2, 3].

В исследовании ELSA-Brasil у пациентов со стабильной стенокардией генерализованная тревога, тревожно-депрессивное расстройство, но не фобии и паническое расстройство, регистрировались чаще, чем у пациентов без стенокардии [7].

Для скрининга ТР можно использовать психометрические шкалы, имеющие различную точность. Например, шкала HADS-A показала лучшие специфичность и положительный прогноз по сравнению со шкалами Spielberger [46]. При этом достаточно высокая частота ложноположительных результатов обусловливает необходимость проведения клинического опроса, которые также позволяет определить вид ТР.

По данным метаанализов исследований, тревога ассоциировалась с повышением риска развития ИБС на 26—41%, а ССЗ на 52% при длительном наблюдении [47—49]. В большом тайваньском когортном исследовании продемонстрировано значительное повышение риска развития ИБС у молодых, но не у пожилых пациентов с ТР [14].

Метаанализ исследований после корректировки других ФР не установил негативного влияния тревоги на смертность у пациентов с ИБС [50]. Возможно, влияние симптомов тревоги и ТР может различаться в группах пациентов с разными формами коронарного заболевания. Например, в 5-летнем исследовании тревога у пациентов с ИБС ассоциировалась с уменьшением смертности на 30%, в то время как у пациентов после ИМ существенного влияния тревоги не определялось, и только в случаях

сниженной фракции выброса левого желудочка смертность повышалась на 32% [51].

Тревога может увеличить риск развития ИМ и других острых сердечных осложнений у пациентов со стабильной ИБС [52—54].

Генерализованное ТР ассоциировалось с повышением на 74—109% числа ССО у пациентов с ИБС [55, 56].

В ряде случаев тревога может оказать более позитивное влияние: более частое обращение к врачам, обследования, повышение степени соблюдения схемы назначенного лечения. Так, у пациентов после коронарного стентирования с тревогой в течение 5 лет смертность и частота развития ССО значительно ниже, чем у пациентов без тревоги [57].

Важной представляется оценка влияния эмоциональных нарушений на выраженность ангинозных болей. Показано, что в группе со стабильной ИБС и высоким уровнем тревоги пациенты оценивали выше интенсивность боли при ангинозных приступах [58].

КЖ пациентов, обусловленное нестабильной стенокардией, в большей степени связано с тревогой и депрессией, чем с соматическими факторами [59].

Полагают, что симпатическая гиперактивность, повышающая потребность миокарда в кислороде, увеличение активности тромбоцитов, усиление воспаления, ассоциированные с тревогой, могут негативно влиять на течение ИБС.

Стресс. В метаанализе европейских когортных исследований напряжение на работе увеличило риск развития ИБС на 23%, в то время как влияние хронического стресса было значительно меньше традиционных ФР [60]. Психосоциальные стрессы увеличили риск развития ИМ в 1,3—2,2 раза в многоцентровом исследовании INTERHEART [61].

Повышение риска развития ССЗ обнаружено после острых стрессовых событий. Например, после событий 11 сентября 2001 г. в Соединенных Штатах Америки частота развития ССЗ повысилась на 53% в течение последующих 3 лет [62]. В период футбольной игры сборной команды Германии на чемпионате мира, проигравшей матч, у болельщиков риск развития острых кар-диальных осложнений повысился в 2,7 раза, ИМ — в 2,5 раза, выраженной аритмии — в 3,1 раза [63].

Кроме того, хронический стресс увеличивал риск развития сахарного диабета, артериальной гипертонии, курения, являющихся ФР развития ИБС [64].

Посттравматическое стрессовое расстройство ассоциировалось с независимым повышением риска развития ИБС на 27% согласно метаанализу D. Edmondson и соавт. [65]. Посттравматическое стрессовое расстройство у военнослужащих после участия в конфликтах в Ираке и Афганистане увеличило на 63—93% частоту появления ИБС за 8 лет наблюдения [66]. Среди пациентов с этим расстройством выше уровень кальцификации коронарных артерий, свидетельствующий об атеросклерозе, а смертность повышалась независимо от традиционных ФР [67].

ЛИТЕРАТУРА/REFERENCES

1. Белялов Ф.И. Психосоматические аспекты ишемической болезни сердца. Кардиология. 2002;8:63-68. [Beljalov FI. Psi-hosomaticheskie aspekty ishemicheskoj bolezni serdca. Kardi-ologija. 2002;8:63-68. (In Russ.)].

2. Kessler RC, Chiu WT, Demler O et al. Prevalence, severity, and comorbidity of 12-month DSM-IV disorders in the National Comorbidity Survey Replication. Arch Gen Psychiatry. 2005; 62(6):617-627. https://doi.org/10.1001/archpsyc.62.6.617

3. ECNP/EBC. The size and burden of mental disorders and other disorders of the brain in Europe 2010. European Neuropsychophar-macology. 2011;21:655-679. https://doi.org/10.1016Zi.euroneuro.2011.07.018

4. King M, Nazareth I, Levy G et al. Prevalence of common mental disorders in general practice attendees across Europe. Br J Psychiatry. 2008;192(5):362-367. https://doi.org/10.1192/bjp.bp.107.039966

Стресс может неблагоприятно влиять на течение ИБС. Например, смертность у пациентов с ИБС выше в 4 раза при высоком психосоциальном стрессе по сравнению с низким (22 и 5% соответственно) [68].

ИМИС у пациентов с ИБС удваивает риск развития ССО или общую смертность по данным метаанализа [69].

От У3 до У2 пациентов с ИБС имеют ишемию миокарда во время острого психоэмоционального стресс-теста, которая развивается при более низком уровне артериального давления и частоты сердечных сокращений и чаще, чем при традиционном тесте с физической нагрузкой [70]. Кроме того, выявлены отличия в возникновении и локализация ишемии миокарда [71]. Негативное влияние стресса может быть усилено другими факторами. Например, наличие депрессии повышает на 30% риск ИМИС [72].

Связь стресса и ишемии миокарда может объясняться не только увеличением активности симпатической части вегетативной нервной системы, рикошетной ваготонией, возрастанием потребности миокарда в кислороде, но и возрастанием агрегации тромбоцитов, атерогенных фракций липопротеинов в плазме крови, дисфункцией эндотелия, усилением воспаления.

Высокий уровень ежедневного стресса снижает эффект ан-тиангинального лечения, проявляющегося в частоте ишемиче-ских эпизодов и стенокардии, времени выполнения физической нагрузки при стресс-тесте по данным исследования CASIS. Кроме того, стресс может снизить эффективность лечения депрессии у пациентов с ИБС [73].

Психологическая терапия, включая программы контроля стресса, у пациентов с ИБС помогала уменьшить депрессию и тревогу, но оценки влияния на смертность и частоту реваскуляриза-ции оказались противоречивыми по данным двух метаанализов [45, 74]. В более поздних исследованиях (SUPRIM, SWITCHD, ENHANCED) программы контроля стресса и когнитивно-поведенческая терапия снизили частоту развития ССО в 2—3 раза.

Положительный эффект психотерапевтических программ может быть связан с влиянием как на эмоциональное состояние, так и на поведенческие факторы (степень соблюдения схемы лекарственной терапии, диета, курение, физические нагрузки). Пациенты в группе психотерапевтического лечения в 3 раза чаще отказывались от курения. Смертность пациентов с высоким уровнем психосоциального стресса значительно снижается при регулярных физических тренировках [75].

Таким образом, анализ современных исследований показал, что различные психические факторы — депрессия, тревога и стресс могут быть связаны с повышением риска развития ИБС и неблагоприятным течением коронарного заболевания. В то же время предлагаемые методы лечения психических расстройств недостаточно эффективно влияют на коронарное заболевание и нуждаются в более активном изучении.

Автор заявляет об отсутствии конфликта интересов.

5. Grandes G, Montoya I, Arietaleanizbeaskoa M et al. The burden of mental disorders in primary care. Eur Psychiatry. 2011; 26(7):428-435. https://doi.org/10.1016/j.eurpsy.2010.11.002

6. Serrano-Blanco A, Palao DJ, Luciano JV et al. Prevalence of mental disorders in primary care: results from the diagnosis and treatment of mental disorders in primary care study (DASMAP). Social Psychiatry and Psychiatric Epidemiology. 2010;45(2):201-210. https://doi.org/10.1007/s00127-009-0056-y

7. Kemp AH, Brunoni AR, Nunes MA et al. The association between mood and anxiety disorders, and coronary heart disease in Brazil: a cross-sectional analysis on the Brazilian longitudinal study of adult health (ELSA-Brasil). Front Psychol. 2015;6:187. https://doi.org/10.3389/fpsyg.2015.00187

8. Thombs BD, Bass EB, Ford DE et al. Prevalence of depression in survivors of acute myocardial infarction. J Gen Intern Med. 2006; 21(1):30-38. https://doi.org/10.1111/j.1525-1497.2005.00269.x

9. Ren Y, Yang H, Browning C et al. Performance of Screening Tools in Detecting Major Depressive Disorder among Patients with Coronary Heart Disease: A Systematic Review. Med Sci Monit. 2015;21:646-653. https://doi.org/10.12659/MSM.892537

10. Thombs BD, Roseman M, Coyne JC et al. Does Evidence Support the American Heart Association’s Recommendation to Screen Patients for Depression in Cardiovascular Care? An Updated Systematic Review. Laks J, ed. PLoS ONE. 2013;8(1): e52654. https://doi.org/10.1371/journal.pone.0052654

11. Nicholson A, Kuper H, Hemingway H. Depression as an aetiologic and prognostic factor in coronary heart disease: a meta-analysis of 6362 events among 146 538 participants in 54 observational studies. Eur Heart J. 2006;27:2763-2774. https://doi.org/10.1093/eurheartj/ehl338

12. Gan Y, Gong Y, Tong X et al. Depression and the risk of coronary heart disease: a meta-analysis of prospective cohort studies. BMC Psychiatry. 2014;14(1):1-11. https://doi.org/10.1186/s12888-014-0371-z

13. Brunner EJ, Shipley MJ, Britton AR et al. Depressive disorder, coronary heart disease, and stroke: dose-response and reverse causation effects in the Whitehall II cohort study. Eur J Prev Cardiol. 2014;21(3):340-346.

https://doi.org/10. 1177/204748731452078 5

14. Huang KL, Su TP, Chen TJ et al. Comorbidity of cardiovascular diseases with mood and anxiety disorder: a population based 4-year study. Psychiatry Clin Neurosci. 2009;63(3):401-409. https://doi.org/10.1111/j.1440-1819.2009.01974.x

15. Leung YW, Flora DB, Gravely S et al. The Impact of Premorbid and Postmorbid Depression Onset on Mortality and Cardiac Morbidity Among Patients With Coronary Heart Disease: Meta-Analysis. Psychosom Med. 2012;74(8):786-801. https://doi.org/10.1097/PSY.0b013e31826ddbed

16. Shah AJ, Veledar E, Hong Y et al. Depression and History of Attempted Suicide as Risk Factors for Heart Disease Mortality in Young Individuals. Arch Gen Psychiatry. 2011;68(11):1135-1142. https://doi.org/10.1001/archgenpsychiatry.2011.125

17. Gasse C, Laursen TM, Baune BT. Major depression and firsttime hospitalization with ischemic heart disease, cardiac procedures and mortality in the general population: a retrospective Danish population-based cohort study. Eur J Prev Card. 2014;21: 532-540. https://doi.org/10.1177/2047487312467874

18. Arnold SV, Spertus JA, Ciechanowski PS et al. Psychosocial Modulators of Angina Response to Myocardial Ischemia. Circulation. 2009;120(2):126-133.

https://doi.org/10.1161/CIRCULATI0NAHA.108.806034

19. Morone NE, Weiner DK, Belnap B et al. The Impact of Pain and Depression on Recovery After Coronary Artery Bypass Grafting. Psychosom Med. 2010;72(7):620-625. https://doi.org/10.1097/PSY.0b013e3181e6df90

20. Papasavvas T, Alhashemi M, Micklewright D. Association Between Depressive Symptoms and Exercise Capacity in Patients With Heart Disease: A Meta-analysis. J Cardiopulm RehabilPrev. 2016 Jul 14. https://doi.org/10.1097/HCR.0000000000000193

21. Doyle F, McGee H, Conroy R et al. Systematic Review and Individual Patient Data Meta-Analysis of Sex Differences in Depression and Prognosis in Persons With Myocardial Infarction: A MINDMAPS Study. Psychosomatic Medicine. 2015;77:419-428. https://doi.org/10.1097/PSY.0000000000000174

22. Kronish IM, Rieckmann N, Halm EA et al. Persistent depression affects adherence to secondary prevention behaviors after acute coronary syndromes. J Gen Intern Med. 2006;21(11):1178-1183. https://doi.org/10.1111/j.1525-1497.2006.00586.x

23. Crawshaw J, Auyeung V, Norton S, Weinman J. Identifying psychosocial predictors of medication non-adherence following

acute coronary syndrome: A systematic review and meta-analysis. Journal of Psychosomatic Research. 2016;90:10-32. https://doi.org/10.1016/j .jpsychores.2016.09.003

24. Cooney MT, Kotseva K, Dudina A et al. Determinants of risk factor control in subjects with coronary heart disease: a report from the EUROASPIRE III investigators. Eur J Prev Cardiol. 2013;20(4):686-691. https://doi.org/10.1177/2047487312445562

25. Ye S, Muntner P, Shimbo D et al. Behavioral Mechanisms, Elevated Depressive Symptoms, and the Risk for Myocardial Infarction or Death in Individuals With Coronary Heart Disease. J Am Coll Cardiol. 2013;61(6):622-630. https://doi.org/10.1016/jjacc.2012.09.058

26. Gellis ZD, Kang-Yi C. Meta-Analysis of the Effect of Cardiac Rehabilitation Interventions on Depression Outcomes in Adults 64 Years of Age and Older. The American journal of cardiology. 2012;110(9):1219-1224.

https://doi.org/10.1016/j.amjcard.2012.06.021

27. Rutledge T, Redwine LS, Linke SE et al. A Meta-Analysis of Mental Health Treatments and Cardiac Rehabilitation for Improving Clinical Outcomes and Depression Among Patients With Coronary Heart Disease. Psychosom Med. 2013;75(4):335-349. https://doi.org/10.1097/PSY.0b013e318291d798

28. Bitton A, Choudhry NK, Matlin OS et al. The Impact of Medication Adherence on Coronary Artery Disease Costs and Outcomes: A Systematic Review. The American Journal of Medicine. 2013;126(4):357.

https://doi.org/10.1016/j.amjmed.2012.09.004

29. Chowdhury R, Khan H, Heydon E et al. Adherence to cardiovascular therapy: a meta-analysis of prevalence and clinical consequences. Eur Heart J. 2013;34(38):2940-2948. https://doi.org/10.1093/eurheartj/eht29 5

30. McAlister FA, Oreopoulos A, Norris CM et al. Exploring the Treatment-Risk Paradox in Coronary Disease. Arch Intern Med. 2007;167:1019-1025.

https://doi.org/10.1001/archinte.167.10.1019

31. Stenman M, Holzmann MJ, Sartipy U. Association between preoperative depression and long-term survival following coronary artery bypass surgery — A systematic review and meta-analysis. Int J Cardiol. 2016;222:462-466.

https://doi.org/10.1016/j .ijcard.2016.07.216

32. Pizzi C, Rutjes AWS, Costa GM et al. Meta-Analysis of Selective Serotonin Reuptake Inhibitors in Patients With Depression and Coronary Heart Disease. The American journal of cardiology. 2011;107(7):972-979.

https://doi.org/10.1016/j.amjcard.2010.11.017

33. Baumeister H, Hutter N, Bengel J. Psychological and pharmacological interventions for depression in patients with coronary artery disease. Cochrane Database of Systematic Reviews 2011, Issue 9.

https://doi.org/10.1002/14651858.CD008012.pub3

34. Krivoy A, Balicer RD, Feldman B et al. Adherence to antidepressant therapy and mortality rates in ischaemic heart disease: cohort study. The British Journal of Psychiatry. 2015;206:297-301. https://doi.org/10.1192/bjp.bp.114.155820

35. Mazza M, Lotrionte M, Biondi-Zoccai G et al. Selective serotonin reuptake inhibitors provide significant lower re-hospitalization rates in patients recovering from acute coronary syndromes: evidence from a meta-analysis. J Psychopharm. 2010;24:1785-1792. https://doi.org/10.1177/0269881109348176

36. Jiang W, Velazquez EJ, Kuchibhatla M et al. Effect of escitalopram on mental stress-induced myocardial ischemia: results of the REMIT trial. JAMA. 2013;309(20):2139-2149. https://doi.org/10.1001/jama.2013.5566

37. Gjestad C, Westin AA, Skogvoll E, Spigset O. Effect of proton pump inhibitors on the serum concentrations of the selective

serotonin reuptake inhibitors Citalopram, escitalopram, and sertraline. TherDrugMonit. 2015;37(1):90-97. https://doi.org/10. 1097/FTD .0000000000000101

38. Hamer M, David Batty G, Seldenrijk A et al. Antidepressant medication use and future risk of cardiovascular disease: the Scottish Health Survey. Eur Heart J. 2011;32(4):437-442. https://doi.org/10.1093/eurheartj/ehq438

39. Honkola J, Hookana E, Malinen S et al. Psychotropic medications and the risk of sudden cardiac death during an acute coronary event. Eur Heart J. 2012;33(6):745-751. https://doi.org/10.1093/eurheartj/ehr368

40. Khan A, Brown WA. Antidepressants versus placebo in major depression: an overview. World Psychiatry. 2015;14(3):294-300. https://doi.org/10. 1002/wps.20241

41. Fournier JC, DeRubeis RJ, Hollon SD et al. Antidepressant Drug Effects and Depression Severity: A Patient-Level Meta-analysis. JAMA. 2010;303(1):47-53. https://doi.org/10.1001/jama.2009.1943

42. Serretti A, Mandelli L. Antidepressants and body weight: a comprehensive review and meta-analysis. J Clin Psychiatry. 2010;71 (10):1259-1272. https://doi.org/10.4088/JCP.09r05346blu

43. Linden W, Phillips MJ, Leclerc J. Psychological treatment of cardiac patients: a meta-analysis. Eur Heart J. 2007;28:2972-2984. https://doi.org/10.1093/eurheartj/ehm504

44. Gellis ZD, Kang-Yi C. Meta-Analysis of the Effect of Cardiac Rehabilitation Interventions on Depression Outcomes in Adults 64 Years of Age and Older. The American journal of cardiology. 2012;110(9):1219-1224.

https://doi.org/10.1016/j.amjcard.2012.06.021

45. Baumeister H, Hutter N, Bengel J. Psychological and pharmacological interventions for depression in patients with coronary artery disease. Cochrane Database of Systematic Reviews 2011, Issue 9. https://doi.org/10.1002/14651858.CD008012.pub3

46. Bunevicius A, Staniute M, Brozaitiene J et al. Screening for anxiety disorders in patients with coronary artery disease. Health and Quality of Life Outcomes. 2013;11:37. https://doi.org/10.1186/1477-7525-11-37

47. Roest AM, Martens EJ, de Jonge P et al. Anxiety and Risk of Incident Coronary Heart Disease: A Meta-Analysis. J Am Coll Cardiol. 2010;56(1):38-46. https://doi.org/10.1016/j.jacc.2010.03.034

48. Emdin CA, Odutayo A, Wong CX et al. Meta-Analysis of Anxiety as a Risk Factor for Cardiovascular Disease. Am J Card. 2016; 118(4):511-519.

https://doi.org/10.1016/j.amjcard.2016.05.041

49. Batelaan NM, Seldenrijk A, Bot M et al. Anxiety and new onset of cardiovascular disease: critical review and meta-analysis. Br J Psych. 2016;208(3):223-231. https://doi.org/10.1192/bjp.bp.114.156554

50. Celano CM, Millstein RA, Bedoya CA et al. Association between anxiety and mortality in patients with coronary artery disease: A meta-analysis. Am Heart J. 2015;170(6):1105-1115. https://doi.org/10.1016/j.ahj .2015.09.013

51. Meyer T, Buss U, Herrmann-Lingen C. Role of Cardiac Disease Severity in the Predictive Value of Anxiety for All-Cause Mortality. Psychosom Med. 2010;72(1):9-15. https://doi.org/10.1097/PSY.0b013e3181c64fc0

52. Козлова С.Н., Голубев А.В., Крылова Ю.С. и др. Прогноз больных ишемической болезнью сердца с коморбидными тревожно-депрессивными расстройствами — результаты проспективного четырехлетнего наблюдения. Обозрение психиатрии и медицинской психологии. 2012;4:44-48. [Kozlova SN, Golubev AV, Krylova JuS et al. Prognoz bol’nyh ishemicheskoj bolezn’ju serdca s komorbidnymi trevozhno-depressivnymi rasstrojstvami — rezul’taty prospektivnogo chetyrehletnego na-

bljudenija. Obozreniepsihiatrii i medicinskojpsihologii. 2012;4:44-48. (In Russ.)].

53. Moser DK, McKinley S, Riegel B et al. Relationship of Persistent Symptoms of Anxiety to Morbidity and Mortality Outcomes in Patients With Coronary Heart Disease. Psychosom Med. 2011; 73(9):803-809.

https://doi.org/10.1097/PSY.0b013e3182364992

54. Wang G, Cui J, Wang Y et al. Anxiety and Adverse Coronary Artery Disease Outcomes in Chinese Patients. Psychosom Med. 2013;75(6):530-6. https://doi.org/10.1097/PSY.0b013e3182984317

55. Martens EJ, de Jonge P, Na B et al. Scared to Death? Generalized Anxiety Disorder and Cardiovascular Events in Patients With Stable Coronary Heart Disease: The Heart and Soul Study. Arch Gen Psychiatry. 2010;67(7):750-758. https://doi.org/10.1001/archgenpsychiatry.2010.74

56. Tully PJ, Cosh SM, Baumeister H. The anxious heart in whose mind? A systematic review and meta-regression of factors associated with anxiety disorder diagnosis, treatment and morbidity risk in coronary heart disease. J Psychosom Res. 2014;77(6):439-448. https://doi.org/10.1016/jopsychores.2014.10.001

57. Meyer T, Hussein S, Lange HW et al. Anxiety is associated with a reduction in both mortality and major adverse cardiovascular events five years after coronary stenting. Eur J Prev Cardiol. 2015;22(1):75-82. https://doi.org/10.1177/2047487313505244

58. Ибатов А.Д. Влияние тревожных расстройств на течение ишемической болезни сердца. РМЖ. 2007; 15(20): 1443-1446. [Ibatov AD. Vlijanie trevozhnyh rasstrojstv na techenie ishemicheskoj bolezni serdca. RMZh. 2007;15(20):1443-1446. (In Russ.)].

59. Белялов Ф.И., Мальцева Л.Е., Ягудина Р.Н. Связь тревоги и депрессии с качеством жизни у пациентов с нестабильной стенокардией. Кардиология и сердечно-сосудистая хирургия. 2010;4:20-22. [Beljalov FI, Mal’ceva LE, Jagudina RN. Svjaz’ trevogi i depressii s kachestvom zhizni u pacientov s nestabil’noj stenokardiej. Kardiologija i serdechno-sosudistaja hirurgija. 2010;4: 20-22. (In Russ.)].

60. Kivimaki M, Nyberg ST, Batty GD et al. Job strain as a risk factor for coronary heart disease: a collaborative meta-analysis of individual participant data. The Lancet. 2012;380:1491-1497. https://doi.org/10.1016/S0140-6736( 12)60994-5

61. Rosengren A, Hawken S, Ounpuu S et al. Association of psychosocial risk factors with risk of acute myocardial infarction in 11 119 cases and 13 648 controls from 52 countries (the INTERHEART study): case-control study. Lancet. 2004;364(9438):953-962. https://doi.org/10.1016/S0140-6736(04) 17019-0

62. Holman EA, Silver RC, Poulin M et al. Terrorism, Acute Stress, and Cardiovascular Health: A 3-Year National Study Following the September 11th Attacks. Arch Gen Psychiatry. 2008;65:73-80. https://doi.org/: 10.1001/archgenpsychiatry.2007.6

63. Wilbert-Lampen U, Leistner D, Greven S et al. Cardiovascular Events during World Cup Soccer. The New England Journal of Medicine. 2008;358:475-483. https://doi.org/10.1056/NEJMoa0707427

64. Gallo LC, Roesch SC, Fortmann AL et al. Associations of Chronic Stress Burden, Perceived Stress, and Traumatic Stress With Cardiovascular Disease Prevalence and Risk Factors in the Hispanic Community Health Study. Psychosomatic Medicine. 2014;76:468-475. https://doi.org/10.1097/PSY.0000000000000069

65. Edmondson D, Kronish IM, Shaffer JA et al. Posttraumatic stress disorder and risk for coronary heart disease: A meta-analytic review. American heart journal. 2013;166(5):806-814. https://doi.org/10.1016/j.ahj.2013.07.031

66. Crum-Cianflone NF, Bagnell ME, Schaller E et al. Impact of Combat Deployment and Posttraumatic Stress Disorder on Newly Reported Coronary Heart Disease Among US Active Duty and Reserve Forces. Circulation. 2014;129:1813-1820. https://doi.org/10.1161/CIRCULATIONAHA.113.005407

67. Ahmadi N, Hajsadeghi F, Mirshkarlo HB et al. Post-traumatic Stress Disorder, Coronary Atherosclerosis, and Mortality. The American journal of cardiology. 2011;108:29-33. https://doi.org/10.1016/j.amjcard.2011.02.340

68. Milani RV, Lavie CJ. Reducing Psychosocial Stress: A Novel Mechanism of Improving Survival from Exercise Training. The American Journal of Medicine. 2009;122(10):931-938. https://doi.org/10.1016/j.amjmed.2009.03.028

69. Wei J, Rooks C, Ramadan R et al. Meta-analysis of mental stress-induced myocardial ischemia and subsequent cardiac events in patients with coronary artery disease. The American journal of cardiology. 2014;114:187-192.

https://doi.org/10.1016/j.amjcard.2014.04.022

70. Jiang W, Samad Z, Boyle S et al. Prevalence and Clinical Characteristics of Mental Stress-Induced Myocardial Ischemia in Patients With Coronary Heart Disease. J Am Coll Cardiol. 2013; 61(7):714-722. https://doi.org/10.1016/j.jacc.2012.11.037

71. Hassan M, York KM, Li Q et al. Variability of myocardial isch-emic responses to mental versus exercise or adenosine stress in

patients with coronary artery disease. J Nucl Cardiol. 2008;15(4): 518-525.

https://doi.Org/10.1016/j.nuclcard.2008.04.005

72. Boyle SH, Samad Z, Becker RC et al. Depressive Symptoms and Mental Stress-Induced Myocardial Ischemia in Patients With Coronary Heart Disease. Psychosom Med. 2013;75(9):822-831. https://doi.org/10.1097/PSY.0b013e3182a893ae

73. Carney RM, Freedland KE, Steinmeyer BC et al. Clinical predictors of depression treatment outcomes in patients with coronary heart disease. Journal of Psychosomatic Research. 2016;88:36-41. https://doi.org/10.1016/j.jpsychores.2016.07.011

74. Linden W, Phillips MJ, Leclerc J. Psychological treatment of cardiac patients: a meta-analysis. Eur Heart J. 2007;28:2972-2984. https://doi.org/10.1093/eurheartj/ehm504

75. Richard VM, Carl JL, Mandeep RM et al. Impact of Exercise Training and Depression on Survival in Heart Failure Due to Coronary Heart Disease. The American journal of cardiology. 2011; 107(1):64-68. https://doi.org/10.1016/j.amjcard.2010.08.047

Поступила 23.10.16

Тревога, депрессия, стресс: почему важны различия

Получить необходимую помощь легко.

Обратитесь к ближайшему к вам поставщику услуг Premier Physician Network.

Беспокойство, депрессия и стресс — эти эмоции когда-либо испытывает почти каждый.Все это обычная реакция на жизненные трудности, от потери любимого человека до развода. На первый взгляд они могут выглядеть очень похожими, но между ними есть явные различия.

Это тревога или депрессия?

Если вы часто чувствуете тревогу или депрессию без видимой причины, у вас может быть тревожное расстройство, депрессия или и то, и другое. Нет ничего необычного в том, что кто-то страдает от обоих состояний одновременно. Фактически, почти половина из тех, у кого диагностирована депрессия, также имеют диагноз тревожного расстройства.

Депрессия и тревога — серьезные, но поддающиеся лечению болезни. Для облегчения симптомов каждого состояния можно использовать одни и те же лекарства. У этих двоих также схожие симптомы, такие как нервозность, раздражительность, бессонница и проблемы с концентрацией внимания, но у каждого есть свои причины.

Тревога : Если у вас тревожное расстройство, вы можете испытать:

  • Страх, паника или беспокойство в ситуациях, когда большинство людей не чувствовали бы беспокойства или угрозы
  • Постоянное ноющее беспокойство или беспокойство
  • Внезапные приступы паники или тревоги без явного триггера

Без лечения эти расстройства могут ограничивать вашу способность работать, поддерживать отношения или даже выходить из дома.

Депрессия. Когда вы находитесь в депрессии, она влияет практически на все в вашей жизни — на то, как вы думаете, чувствуете, ведете себя и действуете. Вы можете испытать один или несколько из следующих симптомов:

  • Уныние
  • Печаль
  • Безнадежность
  • Гнев
  • Отсутствие мотивации или интереса к жизни в целом
  • Низкий уровень энергии
  • Бессонница
  • Ощущение перегруженности повседневными задачами и личным общением

Если эти чувства длятся дольше двух недель и мешают повседневной деятельности, например, проводить время с друзьями, заботиться о семье или ходить на работу, скорее всего, вы переживаете серьезный депрессивный эпизод.

Фактически, около половины из тех, у кого диагностирована депрессия, также имеют диагноз тревожного расстройства.

А как насчет стресса?

Стресс и тревога могут казаться похожими, но это не одно и то же. Различия? Стресс — это реакция на ежедневное давление или угрожающую ситуацию, а тревога — это реакция на стресс. Беспокойство, у которого нет ясной причины, как правило, длится дольше и его сложнее лечить.

Стресс влияет на многих людей и может повлиять на ваше здоровье.Симптомы включают:

  • Головные боли
  • Высокое кровяное давление
  • Боль в груди
  • Учащенное сердцебиение
  • Сыпь на коже
  • Потеря сна

Стресс обычно уходит, когда исчезают факторы стресса. Однако хронический стресс может перерасти в тревогу или депрессию, поэтому важно по возможности принимать меры для уменьшения или устранения стресса.

Если вы не уверены, страдаете ли вы от стресса, беспокойства или депрессии, не откладывайте разговор с врачом, чтобы получить необходимую помощь.Путь к выздоровлению начинается с определения причины ваших проблем и правильного лечения.

Получить необходимую помощь легко.

Обратитесь к ближайшему к вам поставщику услуг Premier Physician Network.

Источник: Anxiety & amp; Общество депрессии Америки; Psych Central; PsyWeb.com; Студенты против депрессии

психических расстройств: депрессия и тревога | Обзоры болезней / состояний | Советы бывших курильщиков

Что такое депрессия?

Депрессия — это больше, чем просто плохое настроение или плохой день. Когда грустное настроение длится долгое время и мешает нормальному повседневному функционированию, вы можете впасть в депрессию. Симптомы депрессии включают: 1

  • Чувство грусти или тревоги часто или постоянно
  • Отказ от занятий, которые раньше были забавными
  • Чувство раздражительности, беспокойства или беспокойства
  • Проблемы с засыпанием или сном
  • Просыпается слишком рано или слишком много спит
  • Есть больше или меньше обычного или нет аппетита
  • Ощущение боли, головной боли или проблем с желудком, которые не проходят после лечения
  • Проблемы с концентрацией, запоминанием деталей или принятием решений
  • Чувство усталости даже после хорошего сна
  • Чувство вины, никчемности или беспомощности
  • Думать о самоубийстве или причинить себе вред

Следующая информация не предназначена для постановки медицинского диагноза большой депрессии и не может заменить консультации специалиста по психическому здоровью.Если вы думаете, что у вас депрессия, немедленно обратитесь к врачу или психиатру. Это особенно важно, если ваши симптомы ухудшаются или влияют на вашу повседневную деятельность.

Что вызывает депрессию?

Точная причина депрессии неизвестна. Это может быть вызвано сочетанием генетических, биологических, экологических и психологических факторов. 2 Все люди разные, но следующие факторы могут увеличить шансы человека впасть в депрессию: 1

  • Наличие кровных родственников, страдающих депрессией
  • Переживание травмирующих или стрессовых событий, таких как физическое или сексуальное насилие, смерть близкого человека или финансовые проблемы
  • Переживаю серьезные жизненные перемены ‚даже если это было запланировано
  • Наличие медицинских проблем, таких как рак, инсульт или хроническая боль
  • Прием некоторых лекарств.Поговорите со своим врачом, если у вас есть вопросы о том, могут ли ваши лекарства вызывать у вас депрессию.
  • Употребление алкоголя или наркотиков

Кто страдает депрессией?

В целом, примерно 1 из каждых 6 взрослых в какой-то момент своей жизни будет иметь депрессию. 3 Депрессия ежегодно поражает около 16 миллионов взрослых американцев. 4 Каждый может впасть в депрессию, а депрессия может случиться в любом возрасте и у любого человека.

Многие люди, страдающие депрессией, имеют также другие психические расстройства. 1,5 Тревожные расстройства часто идут рука об руку с депрессией. Люди с тревожными расстройствами борются с сильными и неконтролируемыми чувствами тревоги, страха, беспокойства и / или паники. 1 Эти чувства могут мешать повседневной деятельности и могут длиться долгое время.

Какая связь между курением и психическими расстройствами?

Курение гораздо чаще встречается среди взрослых с психическими расстройствами, такими как депрессия и тревожность, чем среди населения в целом. 6 Около 3 из каждых 10 сигарет, выкуриваемых взрослыми в Соединенных Штатах, выкуривают люди с психическими расстройствами. 6 Почему курильщики чаще, чем некурящие, испытывают депрессию, тревогу и другие психические расстройства, неясно. Чтобы определить это, необходимы дополнительные исследования. Независимо от причины, курение не лечит депрессию или тревогу. Получение помощи от депрессии и беспокойства и отказ от курения — лучший способ почувствовать себя лучше.

Как лечить депрессию?

Существует множество полезных методов лечения депрессии.Лечение депрессии может помочь уменьшить симптомы и сократить продолжительность депрессии. Лечение может включать терапию и / или прием лекарств. Ваш врач или квалифицированный специалист в области психического здоровья может помочь вам определить, какое лечение лучше всего подходит для вас.

  • Терапия . Многим людям помогает психотерапия, также называемая терапией или консультированием. 7,8 Большая часть терапии длится недолго и фокусируется на мыслях, чувствах и проблемах, которые происходят в вашей жизни сейчас.В некоторых случаях понимание своего прошлого может помочь, но поиск способов справиться с тем, что происходит в вашей жизни сейчас, может помочь вам справиться и подготовить вас к трудностям в будущем. С терапией вы будете работать со своим терапевтом, чтобы научиться помогать навыкам. вы справляетесь с жизнью, меняете поведение, которое вызывает проблемы, и находите решения. Не стесняйтесь и не стесняйтесь говорить открыто и честно о своих чувствах и проблемах. Это важная часть выздоровления. Некоторые общие цели терапии включают:
    • Улучшение здоровья
    • Отказ от курения и отказ от употребления наркотиков и алкоголя
    • Преодоление страхов и неуверенности
    • Как справиться со стрессом
    • Осмысление прошлых болезненных событий
    • Выявление вещей, которые усугубляют вашу депрессию
    • Улучшение отношений с семьей и друзьями
    • Понимание того, почему вас что-то беспокоит, и создание плана по устранению этого
  • Лекарство .Многие люди, страдающие депрессией, обнаруживают, что прием назначенных лекарств, называемых антидепрессантами, может помочь улучшить их настроение и навыки преодоления трудностей. Поговорите со своим врачом о том, подходят ли они вам. Если ваш врач выпишет вам рецепт на антидепрессант, спросите, как именно вам следует принимать это лекарство. Если вы уже принимаете никотиновую заместительную терапию или другое лекарство, которое поможет вам бросить курить, обязательно сообщите об этом своему врачу. Доступны несколько антидепрессантов, так что у вас и вашего врача есть выбор.Иногда требуется несколько попыток, чтобы найти лучшее лекарство и правильную дозу, поэтому наберитесь терпения. Также имейте в виду следующую важную информацию:
    • При приеме этих лекарств ‚важно соблюдать инструкции по дозировке. Некоторые люди начинают чувствовать себя лучше через несколько дней после начала приема лекарств, но может пройти до 4 недель, прежде чем они почувствуют наибольшее улучшение. Антидепрессанты работают хорошо и безопасны для большинства людей, но все же важно поговорить с врачом, если у вас есть побочные эффекты.Побочные эффекты обычно не мешают повседневной жизни ‚и часто проходят, когда ваше тело приспосабливается к лекарствам.
    • Не прекращайте принимать антидепрессанты, не посоветовавшись предварительно со своим врачом. Внезапное прекращение приема лекарства может вызвать симптомы или усугубить депрессию. Проконсультируйтесь с врачом, чтобы правильно отрегулировать дозировку.
    • Некоторые антидепрессанты могут вызывать риск во время беременности. Поговорите со своим врачом, если вы беременны, планируете беременность или планируете беременность.
    • Антидепрессанты не могут решить все ваши проблемы. Если вы заметили, что ваше настроение ухудшается или у вас есть мысли о том, чтобы причинить себе вред, важно сразу же позвонить своему врачу.

Отказ от курения не повлияет на ваше психическое здоровье и не усугубит вашу депрессию. Фактически, исследования показывают, что отказ от курения действительно может улучшить ваше психическое здоровье в долгосрочной перспективе. 9,10,11

Депрессия и самоубийство: помощь в кризисной ситуации

Некоторые люди в депрессии могут думать о том, чтобы навредить себе или покончить жизнь самоубийством (покончить с собой).Если у вас или у кого-то из ваших знакомых есть мысли о том, чтобы навредить себе или совершить самоубийство, немедленно обратитесь за помощью. Следующие ресурсы могут помочь:

Дополнительные ресурсы

Если вы курите и страдаете депрессией или тревогой, обратите внимание на следующие ресурсы:

Список литературы

  1. Американская психиатрическая ассоциация. Диагностическое и статистическое руководство по психическим расстройствам, пятое издание, внешний значок. Арлингтон, Вирджиния: American Psychiatric Publishing, 2013 [доступ 22 марта 2018 г.].
  2. Belmaker RH, Agam G. Большое депрессивное расстройство, значок снаружи. New England Journal of Medicine 2008; 358: 355–68 [доступ осуществлен 22 марта 2018 г.].
  3. Кесслер Р.С., Берглунд П., Демлер О., Джин Р., Мерикангас К.Р., Уолтерс Э. Распространенность расстройств DSM-IV в течение жизни и распределение по возрасту начала в репликации Национального исследования коморбидности, внешний значок. Archives of General Psychiatry 2005; 62 (6): 593-602 [по состоянию на 22 марта 2018 г.].
  4. Управление по борьбе с наркозависимостью и психическим здоровьем.Результаты Национального исследования употребления наркотиков и здоровья 2013 года: выводы о психическом здоровье pdf icon [PDF — 2.37MB] external icon. Роквилл, Мэриленд: Департамент здравоохранения и социальных служб, Управление наркологической и психиатрической помощи, Центр статистики и качества поведенческого здоровья, 2014 г. [по состоянию на 22 марта 2018 г.].
  5. Kessler RC, Birnbaum HG, Shahly V, Bromet E, Hwang I, McLaughlin KA, Sampson N, Andrade LH, de Girolamo G, Demyttenaere K, Haro JM, Karam AN, Kostyuchenko S, Kovess V, Lara C, Levinson D, Matschinger H, Nakane Y, Browne MO, Ormel J, Posada-Villa J, Sagar R, Stein DJ.Возрастные различия в распространенности и сопутствующей патологии крупных депрессивных эпизодов DSM-IV: результаты Всемирной инициативы ВОЗ по обследованию психического здоровья, внешний значок. Депрессия и тревога, 2010; 27 (4): 351–64 [по состоянию на 22 марта 2018 г.].
  6. Центры по контролю и профилактике заболеваний. Жизненно важные признаки: нынешнее курение сигарет среди взрослых в возрасте ≥ 18 лет с психическими заболеваниями — США, 2009–2011 гг. Еженедельный отчет о заболеваемости и смертности, 2013 г .; 62 (05): 81–7 [по состоянию на 22 марта 2018 г.].
  7. Американская психиатрическая ассоциация.Практическое руководство по лечению пациентов с большим депрессивным расстройством, третье издание pdf icon [PDF — 1,64 МБ] external icon. Арлингтон, Вирджиния: American Psychiatric Publishing, 2010 [доступ 22 марта 2018 г.].
  8. Дэвидсон JRT. Рекомендации по лечению серьезных депрессивных расстройств в Америке и Европеexternal icon. Journal of Clinical Psychiatry 2010; 71 (Suppl E1): e04 [по состоянию на 22 марта 2018 г.].
  9. Тайди Дж. У., Миллер МЭ. Отказ от курения и сокращение числа людей с хроническими психическими заболеваниямиexternal icon.BMJ 2015; doi: http: //dx.doi.org/10.1136/bmj.h5065 [доступ осуществлен 22 марта 2018 г.].
  10. Эвинс А.Е., Катер С., Лаффер А. Лечение расстройств, связанных с употреблением табака, у курильщиков с серьезными психическими заболеваниями: к передовой клинической практике. Harvard Review of Psychiatry 2015; 23 (2): 90–8 [по состоянию на 22 марта 2018 г.].
  11. Hitsman B, Moss TG, Монтойя ID, Джордж Т.П. Лечение табачной зависимости при психическом здоровье и аддиктивном расстройствевнешний значок. Canadian Journal of Psychiatry 2009; 54 (6): 368–78 [по состоянию на 22 марта 2018 г.].

Американская ассоциация тревоги и депрессии, ADAA

264 миллиона человек

264 миллиона человек во всем мире живут с депрессией. * Наши мировые данные

В 2017 году около 17,3 миллиона взрослых в возрасте 18 лет и старше в США пережили хотя бы один серьезный депрессивный эпизод в прошлом году (6,7% взрослых в США). * (Национальный институт психического здоровья)



Потеря любимого человека, увольнение с работы, развод и другие сложные ситуации могут привести человека к грусти, одиночеству и страху.Эти чувства — нормальная реакция на факторы жизненного стресса. Большинство людей временами чувствуют себя подавленными и грустными. Однако у людей, которым поставлен диагноз депрессии как психического расстройства, проявления плохого настроения гораздо более серьезны и имеют тенденцию сохраняться.

Депрессия чаще встречается у женщин, чем у мужчин. Были обнаружены некоторые различия в способах проявления депрессивного настроения в зависимости от пола и возраста. У мужчин это часто проявляется в виде усталости, раздражительности и гнева.Они могут проявлять более безрассудное поведение и злоупотреблять наркотиками и алкоголем. Они также склонны не осознавать, что находятся в депрессии, и не обращаются за помощью. У женщин депрессия обычно проявляется в виде печали, бесполезности и вины. У детей младшего возраста депрессия чаще проявляется в виде отказа от школы, беспокойства, когда они разлучены с родителями, и беспокойства о смерти родителей. Подавленные подростки, как правило, раздражительны, угрюмы и попадают в неприятности в школе. У них также часто бывает сопутствующее беспокойство, расстройства пищевого поведения или злоупотребление психоактивными веществами.У пожилых людей депрессия может проявляться более незаметно, поскольку они, как правило, реже признаются в чувствах печали или горя, а медицинские заболевания, которые чаще встречаются в этой группе населения, также способствуют или вызывают депрессию.

Типы депрессии

Существуют разные типы депрессивных расстройств, и, хотя между ними есть много общего, каждое депрессивное расстройство имеет свой уникальный набор симптомов.

Наиболее часто диагностируемая форма депрессии — это Большое депрессивное расстройство. В 2017 году около 17,3 миллиона жителей США в возрасте 18 лет и старше пережили хотя бы один серьезный депрессивный эпизод в прошлом году, что составляет 6,7 процента всех взрослых американцев. Депрессия является основной причиной инвалидности в США среди людей в возрасте 15–44 лет. Посетите веб-сайт SAMSHA для получения статистики Национального исследования употребления наркотиков и здоровья 2017 года.

Для большой депрессии характерно наличие по крайней мере пяти девяти общих симптомов. Одним из симптомов должно быть либо непреодолимое чувство печали, либо потеря интереса и удовольствия от большинства обычных дел.Другие симптомы, связанные с большой депрессией, включают снижение или повышение аппетита, бессонницу или гиперсомнию, психомоторное возбуждение или заторможенность, постоянную усталость, чувство никчемности или чрезмерную и неуместную вину, повторяющиеся мысли о смерти и суицидальные мысли с конкретными планами или без них совершение самоубийства и когнитивные трудности, такие как снижение способности думать, концентрироваться и принимать решения. Симптомы должны сохраняться в течение двух недель или дольше и представлять собой значительное изменение по сравнению с предыдущим функционированием.Большое депрессивное расстройство влияет на социальные, профессиональные, образовательные или другие важные функции. Например, человек может начать пропускать работу или учебу, перестать посещать уроки или свою обычную общественную деятельность.

Другой тип депрессии называется Стойкое депрессивное расстройство (дистимия ). Существенным признаком этого расстройства настроения является подавленное, мрачное или грустное настроение, которое постоянно присутствует в течение большей части дня и в большинстве дней в течение как минимум 2 лет (дети и подростки могут испытывать преимущественно раздражительность, а настроение сохраняется как минимум 1 год). год).Чтобы человек получил диагноз стойкого депрессивного расстройства, у него также должны быть два диагностических симптома, которые включают плохой аппетит или переедание, бессонницу или гиперсомнию, низкий уровень энергии или усталость, низкую самооценку, плохую концентрацию, трудности с принятием решений или чувства. безнадежности. В течение этого периода любые бессимптомные интервалы длятся не более двух месяцев. Симптомы не такие серьезные, как при большой депрессии. Большая депрессия может предшествовать стойкому депрессивному расстройству, а эпизоды большой депрессии также могут возникать во время стойкого депрессивного расстройства.

Предменструальное дисфорическое расстройство — еще одно проявление депрессии, которое является тяжелым и иногда приводящим к инвалидности распространением предменструального синдрома (ПМС). Хотя регулярный ПМС и предменструальное дисфорическое расстройство (ПМДР) имеют как физические, так и эмоциональные симптомы, изменения настроения при ПМДР гораздо более серьезны и могут нарушить социальные, профессиональные и другие важные области жизнедеятельности. Как при ПМДР, так и при ПМС симптомы обычно начинаются за семь-десять дней до начала менструального цикла и продолжаются в течение первых нескольких дней менструального цикла.И ПМДР, и ПМС могут также вызывать болезненность груди, вздутие живота, усталость и изменения в сне и привычках питания. ПМДР характеризуется более серьезными эмоциональными и поведенческими симптомами, такими как печаль или безнадежность, тревога или напряжение, крайняя капризность, раздражительность или гнев.

Некоторые заболевания могут вызывать депрессивные симптомы у людей. Это называется депрессивным расстройством , вызванным другим заболеванием. Расстройства эндокринной и репродуктивной систем обычно связаны с депрессивными симптомами.Например, люди с низким уровнем гормона щитовидной железы (гипотиреоз) часто испытывают усталость, прибавку в весе, раздражительность, потерю памяти и плохое настроение. Лечение гипотиреоза обычно уменьшает депрессию. Синдром Кушинга — еще одно гормональное нарушение, вызванное высоким уровнем гормона кортизола, который также может вызывать депрессивные симптомы. Другие состояния, которые вызывают депрессию, включают такие состояния, как ВИЧ / СПИД, диабет, инсульты, болезнь Паркинсона и т. Д.

Расстройство адаптации с депрессивным настроением диагностируется, когда симптомы депрессии проявляются в течение 3 месяцев после появления стрессора. Стрессор обычно связан с каким-либо изменением в жизни человека, которое он / она считает стрессовым. Иногда фактором стресса может быть даже положительное событие, такое как новая работа, брак или ребенок, которое, тем не менее, является стрессом для человека. Бедствие обычно непропорционально ожидаемой реакции, а симптомы вызывают значительный дискомфорт и нарушение функционирования.Симптомы обычно проходят в течение 6 месяцев, когда человек начинает справляться со стрессором и адаптироваться к нему, или когда этот фактор стресса устраняется. Лечение, как правило, ограничено по времени и относительно простое, поскольку некоторая дополнительная поддержка в стрессовый период помогает человеку восстановиться и адаптироваться.

Другой тип депрессии связан с изменением продолжительности дня или сезонности. Этот тип депрессии называется Сезонным аффективным расстройством (SAD ). Люди с SAD страдают симптомами большого депрессивного расстройства только в определенное время года, обычно зимой.По всей видимости, это связано с более короткими зимними днями и недостатком солнечного света во многих частях страны.

Депрессия и тревожные расстройства: не одно и то же

Депрессия и тревожные расстройства бывают разными, но люди с депрессией часто испытывают симптомы, похожие на симптомы тревожного расстройства, такие как нервозность, раздражительность и проблемы со сном и концентрацией внимания. Но у каждого расстройства есть свои причины и свои эмоциональные и поведенческие симптомы.

Многие люди, у которых развивается депрессия, ранее в жизни болели тревожным расстройством.Нет никаких доказательств того, что одно расстройство вызывает другое, но есть четкие доказательства того, что многие люди страдают обоими расстройствами.

Сон, тревога и депрессия

Источники:

1. NIMH: Основы депрессии
2. Посетите веб-сайт NIMH для получения статистики Национального обзора употребления наркотиков и здоровья
2017 г. 3. Американская психиатрическая ассоциация. (2013). Диагностическое и статистическое руководство психических расстройств (5-е изд.). Арлингтон, Вирджиния: American Psychiatric Publishing.
4. Садок Б. Дж., Садок В. А. и Руис П. (2009). Всеобъемлющий учебник психиатрии (девятое издание) Филадельфия: Вольтерс Клувер.

Вебинары и сообщения в блогах ADAA о депрессии

Дополнительные ресурсы

Как справиться с тревогой и депрессией

Симптомы тревоги и депрессии

Согласно действующему Руководству по диагностике и статистике психических расстройств (DSM-V) , стандартной классификации психических расстройств, используемой специалистами в области психического здоровья в США. Состояния, тревога и депрессия могут иметь несколько общих симптомов, включая, помимо прочего:

  • Быстрая утомляемость
  • Проблемы с концентрацией внимания или потеря сознания
  • Раздражительность
  • Нарушение сна (трудности с засыпанием или сном; беспокойный, неудовлетворительный сон )

Другие признаки того, что человек может страдать как тревожным расстройством, так и депрессией, включают:

  • Постоянный иррациональный страх и беспокойство
  • Физические симптомы, такие как учащенное сердцебиение, головные боли, приливы, потливость, боли в животе и / или затруднения. дыхание
  • Изменения в еде, слишком много или слишком мало
  • Постоянное чувство печали или никчемности
  • Потеря интереса к хобби и занятиям
  • Неспособность расслабиться
  • Панические атаки

Можно ли лечить тревогу и депрессию вместе?

Да.Никто не должен страдать от тревожного расстройства или депрессии, и уж тем более от того и другого. Людям с тревожным расстройством следует поговорить с психиатром, терапевтом или другим медицинским работником о своих симптомах и как можно скорее начать лечение. Если вы подозреваете, что у вас одновременно и тревога, и депрессия, Коннолли рекомендует в качестве первого шага пройти тщательное обследование у психиатра. «Для людей, страдающих как тревогой, так и депрессией, действительно важно иметь хорошую оценку, чтобы исключить биполярное расстройство», — говорит она.

  • Когнитивно-поведенческая терапия (КПТ) КПТ фокусируется на обучении людей бросать вызов своим негативным мыслям, используя навыки совладания и техники релаксации для снижения стресса. КПТ — это не только признанный метод лечения тревожности и депрессии, но и наиболее изученная психотерапия для лечения боли, согласно данным Harvard Health.
  • Межличностная психотерапия (IPT) IPT фокусируется на связи между появлением симптомов и текущими межличностными проблемами, такими как неразрешенное горе, споры в отношениях и социальная изоляция или отстранение.
  • Антидепрессанты Антидепрессанты включают селективные ингибиторы обратного захвата серотонина (СИОЗС), такие как Целекса (циталопрам), Прозак (флуоксетин), (Лексапро (экиталопрам), Паксил (пароксетин), Золофт (сертралин). с КПТ и другими формами психотерапии для более серьезной тревоги и депрессии. Другими вариантами являются ингибиторы обратного захвата серотонина и норадреналина (ИОЗСН), в том числе Цимбалта (дулоксетин), Эффексор (венлафаксин) и Пристик (десвенлафаксин).
  • Упражнение Физические упражнения также могут помочь облегчить симптомы депрессии и тревоги, хотя, по мнению клиники Мэйо, не совсем ясно, почему. Одна из причин может заключаться в том, что упражнения выделяют в мозгу химические вещества, дающие хорошее самочувствие, которые улучшают ваше самочувствие. Другая может заключаться в том, что это отвлекает вас от ваших забот, страхов и других негативных мыслей. Независимо от причины, ходьба всего 10 минут может облегчить симптомы, отмечает ADAA.
  • Техники релаксации Медитация осознанности — способ тренировки вашего разума, чтобы замедлить бегающие мысли, отпустить негатив и успокоить свой разум и тело, сидя спокойно и сосредоточившись на своем дыхании, — может облегчить симптомы как тревоги, так и депрессии. и улучшить качество жизни, согласно большому исследованию, опубликованному в марте 2014 года в журнале JAMA Internal Medicine .

Важно: Если вам или кому-то из ваших знакомых нужна помощь, чтобы справиться с тревогой или депрессией, позвоните в Национальную линию помощи по предотвращению самоубийств по телефону 800-273-TALK (8255). Crisis Text Line также предоставляет бесплатную, круглосуточную, конфиденциальную поддержку посредством текстовых сообщений людям в кризисной ситуации, когда они пишут на номер 741741.

Почему депрессия и тревога распространены во время COVID-19

Бывшая первая леди Мишель Обама сообщила на прошлой неделе что она одна из тех, кто борется с «депрессией низкой степени», и у нее много компании.Согласно данным Бюро переписи населения США и Национального центра статистики здравоохранения, каждый третий американец страдает симптомами стресса или беспокойства.

Выступая в рамках «Подкаста Мишель Обамы», г-жа Обама рассказала о том, как COVID-19 и продолжающаяся расовая напряженность по всей стране повлияли на ее психическое благополучие.

На следующий день бывший президент AMA Патрис Харрис, доктор медицины, Массачусетс, похвалил бывшую первую леди за ее откровенность.

«Я подумал, что очень важно, чтобы миссисОбама говорил о том факте, что у нее были тяжелые дни, и были дни, когда она чувствовала, что у нее слабая депрессия », — сказал доктор Харрис. «Мы говорим об этом [психическом здоровье], и это важно».

Стигма окружала психическое здоровье в течение многих лет, сказал доктор Харрис, особенно среди афроамериканцев и латиноамериканцев. Теперь, когда усиливаются факторы стресса, такие как потеря работы и финансовая незащищенность, а также физическое дистанцирование, необходимое для ограничения распространения коронавируса, риск депрессии и беспокойства становится еще более распространенным.Если такая узнаваемая фигура, как Мишель Обама, открыто признает, что ей приходится бороться, это помогает развеять стигму.

Связанное покрытие

Лечение пандемической волны тревоги и депрессии требует коллективных усилий

Доктор Харрис рассказал об этой и других темах, связанных с COVID-19 и психическим здоровьем, в рамках продолжающейся серии видеороликов AMA «Приоритет справедливости» с директором AMA по вопросам справедливости в области здравоохранения Алетой Мэйбэнк, доктором медицины, магистром здравоохранения и Луз М.Гарсини, доктор философии, магистр здравоохранения, доцент Центра исследований в области общественного здравоохранения при Научном центре здравоохранения Техасского университета в Медицинской школе Сан-Антонио Лонг.

Психическое здоровье поставщиков медицинских услуг

Психическое здоровье поставщиков медицинских услуг

По мере того, как количество случаев COVID-19 продолжает расти по всей стране, врачей и других медицинских работников становится все меньше. Их психическое здоровье вызывает особую озабоченность у доктора.Харрис, которая слышала от бесчисленных врачей об их опыте с COVID-19 во время своего пребывания на посту президента AMA.

«Нас учили справляться с кризисом [здоровья], но то, как нас учили, и то, как мы думали о кризисах и бедствиях, — это то, что они будут ограничены по времени; Этот кризис общественного здравоохранения был для многих врачей безжалостным и непрекращающимся », — сказала она. «Возможностей для простоя не было».

Доктор Гарчини сказала, что постоянный стресс, с которым сталкиваются врачи, особенно ощущается цветными докторами, и сказала, что в медицине необходимо больше разнообразия.Отчет Ассоциации американских медицинских колледжей за 2018 год показал, что только 5% всех действующих врачей были чернокожими и только 5,8% — латиноамериканцами.

Помимо отсутствия разнообразия, врачи любого цвета кожи подвергаются дополнительному стрессу, поскольку они думают, есть ли у них соответствующие инструменты или ресурсы, необходимые для наилучшего лечения каждого пациента, которого они наблюдают, сказал доктор Гарчини.

Medicine все еще работает над тем, чтобы придумать, как распространять «контекстно-зависимые методы лечения для наших поставщиков, чтобы наилучшим образом удовлетворить потребности наших сообществ», — сказала она.«Это создает дополнительное напряжение и стресс для медицинских работников».

Связанное покрытие

Почему сотрудничество помогает пациентам получить доступ к психиатрической помощи

Посетите страницу ресурсов AMA по вопросам справедливости в отношении COVID-19 и откройте для себя новейшие ресурсы по справедливости в отношении здоровья, в которых исследуются структурные проблемы, которые способствуют и могут усугубить уже существующее неравенство.

Что вы можете сделать, чтобы улучшить свое психическое здоровье

Что вы можете сделать, чтобы улучшить свое психическое здоровье

По мере того, как пандемия нового коронавируса приближается к своему пятому месяцу, людям как никогда важно проверять свое психическое благополучие и распознавать, когда они могут чувствовать тревогу, грусть или депрессию.

Доктор Харрис умолял аудиторию получать информацию из авторитетных источников. Она отметила, что вводящие в заблуждение или неточные данные могут стать источником дальнейшего беспокойства. Кроме того, она призвала всех не бояться обращаться за помощью в случае необходимости.

Она и доктор Гарчини оба говорили о важности доверия — особенно в области психического здоровья, когда пациенты рассказывают своим врачам то, о чем они даже не поделятся со своими супругами или близкими. Доктор Гарчини сказал, что нам всем нужно работать над укреплением доверия между собой.

«Необходимо изменить риторику, которая имеет место в нашей стране», — сказала она. «Нам необходимо создать более терпимую среду, более чуткие сообщества и меньше разногласий между нашими людьми. Нам необходимо вооружить наши сообщества и дать им возможность распространять достоверные и надежные источники информации, которые … способствуют такому большому страху среди них ».

Различия между стрессом, тревогой и депрессией — Aayu Clinics

Чувства подавленности, тревоги, разочарования и депрессии настолько похожи, что часто бывает трудно понять, что есть что.Например, вы боретесь с продолжающейся депрессией? Или вы переживаете напряженный период жизни? Нормально ли ваше беспокойство или пора обратиться за профессиональной помощью для лечения … Первым появился пост «Различия между стрессом, тревогой и депрессией».

Чувства подавленности, тревоги, разочарования и депрессии настолько похожи, что часто бывает трудно понять, что есть что. Например, вы боретесь с продолжающейся депрессией? Или вы переживаете напряженный период жизни? Ваше беспокойство нормально, или пришло время обратиться за профессиональной помощью для лечения беспокойства? Как следует относиться к симптомам переживаемого стресса? Что ты можешь сделать?

Чтобы помочь вам понять разницу между этими состояниями, а также то, что с ними делать, рассмотрим конкретные признаки и симптомы депрессии, беспокойства и стресса.

Более пристальный взгляд на эти условия

В современном мире стресс — это почти само собой разумеющееся. Независимо от того, являетесь ли вы занятым профессионалом или целеустремленным студентом, вы, вероятно, столкнетесь с требованиями и сроками, а также с другими проблемами. Тем не менее, хотя стресс — это нормально, депрессия и беспокойство более серьезны и являются постоянными состояниями, которые могут возникать как реакция на стресс. Таким образом, им часто требуется иная помощь, чем просто управление стрессом.

Симптомы стресса, депрессии и тревоги

Симптомы и признаки депрессии и другие состояния могут частично совпадать.Чтобы помочь вам определить, с чем вы потенциально можете столкнуться, вот разбивка общих признаков каждого из них:

Симптомы стресса

Симптомы тревоги

  • Чувство паники или опасности

  • Учащенное сердцебиение

  • Учащенное дыхание или гипервентиляция

  • Хроническое беспокойство, нервозность или напряжение

  • Трудно сконцентрироваться

  • Бессонница

  • Проблемы с пищеварением

  • Навязчивые мысли депрессии

    • Чувство грусти или безнадежности

    • Постоянное чувство вины, никчемности или беспомощности

    • Бессонница

    • Утрата полового влечения

    • Трудности с концентрацией внимания

    • 9000 5

    • Снижение энергии

    • Проблемы с памятью

    • Гнев и ярость

    • Изменение пищевых привычек

    • Суицидальные мысли

    • Хроническое беспокойство, возбуждение, раздражительность

      44

    Связь между Стресс и депрессия

    Как видно из вышеизложенного, признаки стресса и депрессии могут быть похожими, но главное различие в том, что депрессия более интенсивна и продолжительна.Чувство стресса в течение нескольких дней обычно не вызывает беспокойства, но ощущение симптомов в течение как минимум двух недель может означать, что пора что-то делать.

    Советы по снижению стресса, тревоги и депрессии

    В качестве первой линии защиты от стресса, беспокойства или депрессии есть несколько изменений в образе жизни, которые вы можете попробовать, чтобы увидеть, что помогает. Вот несколько полезных советов, о которых следует помнить:

    • Уменьшите факторы стресса : Иногда легко определить, что вас беспокоит — конкретный проект, выполнение слишком большого количества задач и т. Д.Посмотрите, сможете ли вы снять с себя некоторые обязанности. Или, по крайней мере, разбейте проекты на более управляемые части.

    • Заботьтесь о своем теле : когда ваше тело истощено, оно более подвержено перенапряжению. Сделайте своим приоритетом хорошо выспаться, придерживаться здоровой диеты, регулярно заниматься спортом и избегать обезвоживания. Заботясь о своем теле, вы дадите ему возможность почувствовать себя лучше.

    • Сделайте что-нибудь веселое : Иногда просто смешайте рутину, чтобы выйти из дома и повеселиться, может иметь огромное значение для вашего взгляда на жизнь.Сходите с друзьями, прогуляйтесь или займитесь чем-нибудь еще, что вам нравится.

    Получите помощь в клиниках Aayu

    Если вам нужна помощь в решении любого из вышеперечисленных состояний, клиники Aayu Clinics — это клиники для тестирования депрессии и adhd в Чикаго, которым вы можете доверять. Мы доказали, что методы лечения тревожности и депрессии — от поддержки при тревоге, связанной с йогой, до консультаций по депрессии в Чикаго, — помогут вам. Приходите в любое из наших мест, чтобы получить индивидуальную, отзывчивую, быструю и эффективную помощь от сертифицированных вам врачей.

    Межсекторное межстрановое онлайн-исследование

    Депрессия и тревожность — распространенные психические заболевания среди молодежи. Кризис, подобный пандемии коронавирусной болезни 2019 (COVID-19), может увеличить текущую распространенность этих заболеваний. Поперечный описательный дизайн использовался для (1) изучения распространенности депрессии, тревоги и стресса среди молодежи и (2) определения того, в какой степени определенные переменные, связанные с COVID-19, могут предсказать депрессию, тревогу и стресс (DAS ) среди молодежи в шести разных странах.Участников попросили заполнить онлайн-опрос, включая демографические данные и шкалу DAS. В общей сложности 1057 участников из Омана (), Саудовской Аравии (), Иордании (), Ирака (), Объединенных Арабских Эмиратов () и Египта () завершили исследование. Общая распространенность депрессии, тревожности и стресса составила 57%, 40,5% и 38,1% соответственно, без существенных различий между странами. Важными предикторами стресса, беспокойства и депрессии были женщины, общение с другом и / или членом семьи с психическим заболеванием, 14-дневный карантин и использование Интернета.В заключение, COVID-19 — это эпидемиологический кризис, который бросает тень на DAS молодежи. Ограничения и длительные блокировки, введенные COVID-19, негативно влияют на их уровень DAS. Медицинским организациям в сотрудничестве с различными секторами рекомендуется применять первую психологическую помощь и разрабатывать соответствующие образовательные программы для улучшения психического здоровья молодежи.

    1. Введение

    С начала 2020 года коронавирусная болезнь 2019 (COVID-19) возглавляет мировые новости.История началась еще в декабре 2019 года в Ухане, Китай, когда было сообщено о вспышке случаев заражения новым смертельным вирусом. Позже было установлено, что вызывающим микроорганизмом является новый тип коронавируса, и заболевание было обозначено как COVID-19 [1]. В период с января по март 2020 года болезнь распространилась более чем на 110 стран, а количество случаев за пределами Китая увеличилось в 13 раз [2]. В результате 11 марта 2020 года Всемирная организация здравоохранения (ВОЗ) объявила COVID-19 пандемией [3]. По состоянию на 5 мая их было более 3-х.По данным Центра ресурсов по коронавирусу Джонса Хопкинса [4], во всем мире подтверждено 6 миллионов случаев заболевания и более 251898 случаев смерти. Страны инициировали ряд мер, чтобы разорвать цепочку заражения и контролировать пандемию, включая местные и международные запреты на поездки, запреты на массовые собрания, приостановку движения общественного транспорта, закрытие школ и университетов и предприятий, социальное дистанцирование, временное пребывание в больнице. домашний приказ и комендантский час [5]. Эти ограничения и неопределенная тенденция заболевания могут существенно повлиять на психическое благополучие.Образовательный [6] и экономический [7] секторы были почти парализованы, а система здравоохранения захлестнула поток новых случаев. Пандемия стала центральной проблемой для людей во всем мире, и они проводят большую часть своего времени, просматривая и читая новости вокруг нее. Как правило, люди боятся, злятся, тревожатся и испытывают стресс [8].

    Молодежь определяется как возраст от 15 до 24 лет, включая средний и поздний подростковый возраст [9]. Для него характерны постоянные изменения в физических, психологических и социальных аспектах [10].Для здорового роста и развития молодежи необходимо иметь чувство принадлежности, любви, достижений и независимости, а также иметь цель в жизни [10]. На этой стадии развития развивается множество типов поведения, которые могут привести либо к нормальному состоянию, либо к психическому заболеванию [11, 12]. Депрессия, тревога и стресс (ДАС) — самые распространенные психические заболевания среди молодежи [13]. У тревоги и депрессии есть общие симптомы. Однако психологи могут дифференцировать диагнозы DAS, используя трехстороннюю модель [14].Эта модель постулирует, что тревога и депрессия имеют общие характеристики отрицательного эффекта, но могут отличаться низким положительным эффектом, связанным с депрессией, и высоким физиологическим гипервозбуждением, связанным с тревогой [14]. В предыдущих исследованиях было установлено, что распространенность стресса среди иракской молодежи составляет 51,1% [15]; распространенность тревожности среди молодежи в Омане, Иордании, Египте, Ираке и Саудовской Аравии составляла 17% [16], 42,1% [17], 41,2% [15] и 63,5% [18] соответственно; а распространенность юношеской депрессии — 73.8% в Иордании [17], 28,6% в Египте [19], 17% в Омане [16], 29,4% в Ираке [15] и 71% в Саудовской Аравии [18]. Учитывая такую ​​тревожную статистику, Американская академия детской и подростковой психиатрии (AACAP) рекомендует регулярно обследовать молодых людей на предмет психических заболеваний [20].

    Молодежь на Ближнем Востоке имеет общее происхождение, поскольку большинство из них говорят на арабском языке и являются мусульманами. Более того, COVID-19 повлиял на все страны Ближнего Востока, которые приняли аналогичные меры для сдерживания пандемии, включая приостановку работы школ и университетов и приказы о домоседе.В это время очень важно уделять особое внимание психическим заболеваниям. Несколько исследований связывают кризисы с развитием психических заболеваний, таких как DAS [21, 22]. Если его не диагностировать и не лечить, психическое заболевание может негативно повлиять на развитие, социальную жизнь и даже будущую карьеру молодых людей [23]. Были обнаружены положительные отношения между DAS и плохой успеваемостью [24], плохой дружбой со сверстниками [25], злоупотреблением психоактивными веществами [26, 27] и попытками самоубийства [28]. Воздействие COVID-19 может сыграть значительную роль в появлении или ухудшении признаков, симптомов и возможном развитии психического заболевания.При ограниченных знаниях о COVID-19, неопределенности его тенденций, беспокойстве по поводу самого заболевания и резких изменениях в образе жизни и средствах к существованию психическое здоровье молодежи стало серьезной проблемой [29]. Целью этого исследования было изучить распространенность DAS среди молодежи из шести стран Ближнего Востока и определить, в какой степени некоторые связанные с COVID-19 переменные могут предсказать DAS среди них.

    2. Материалы и методы

    Для оценки взаимосвязи между DAS во время пандемии COVID-19 использовался поперечный описательный дизайн.Целевой группой были молодые люди в возрасте от 15 до 24 лет по определению Организации Объединенных Наций [9]. В период с 1 по 15 апреля 2020 года онлайн-опрос был распространен с использованием платформ социальных сетей для набора участников в 11 странах: Оман, Кувейт, Саудовская Аравия, ОАЭ, Катар, Бахрейн, Ирак, Иордания, Ливан, Палестина и Египет. Однако респонденты только из шести стран прошли опрос. WhatsApp и Facebook были основными социальными сетями, использованными в настройках исследования. Критериями включения были (1) готовность участвовать, (2) возраст от 15 до 24 лет на момент исследования, (3) умение читать и печатать на арабском языке и (4) проживание в одной из стран, включенных в исследование. исследование на момент опроса.

    2.1. Размер выборки

    Для получения среднего размера эффекта (Коэна) статистическая мощность составляет 80%, уровень вероятности составляет 0,05, а предполагаемый размер выборки из каждой страны составляет 113 участников исследования [30]. Для участия в исследовании требовалось 113 участников из каждой страны.

    2.2. Этическое одобрение

    Этическое одобрение было получено от исследовательских центров до сбора данных, и согласие предполагалось при заполнении вопросов обследования. Участников проинформировали о том, что их участие было добровольным и что они могли отказаться от участия в исследовании в любой момент или не отвечать ни на один вопрос.Конфиденциальность участников была сохранена, поскольку идентифицирующая информация не была собрана, и результаты будут распространяться только в совокупности.

    2.3. Переменные и измерения исследования

    Структурированная анкета использовалась для сбора информации о (1) социально-демографических характеристиках участников, включая возраст; Пол; уровень и тип образования; присутствие членов семьи, друзей или коллег с COVID-19; предыдущая история депрессии или беспокойства; история приема лекарств от депрессивного синдрома; частота просмотра новостей о COVID-19; и использование Интернета; (2) депрессия; (3) тревога; и (4) стресс.

    Доступно несколько шкал для измерения симптомов депрессии, включая шкалу депрессии [31, 32] и инвентарь депрессии Бека-II [33]; тем не менее, исследователи приняли сознательное решение использовать шкалу депрессии, тревожности и стресса (DASS), потому что она доступна в открытом доступе, арабская версия была утверждена, она чувствительна к молодежи и измеряет депрессию, тревогу и т. д. и стресс в том же опросе. Краткая форма DASS — это шкала Лайкерта из 21 пункта и 4 пунктов, где 0 = ко мне вообще не относится; 1 = относится ко мне до некоторой степени или иногда; 2 = относится ко мне в значительной степени или в значительной части моей жизни; и 3 = относится ко мне очень часто или в большинстве случаев.

    Шкала депрессии оценивает ряд депрессивных синдромов, включая дисфорию, безнадежность и отсутствие интереса / вовлеченности. Более высокий балл указывает на более высокий уровень депрессии, классифицируемый по баллам как нормальный (0–9 баллов), легкий [10–13], умеренный [14–20] и тяжелый [21–27]; оценка 28 и выше указывает на крайне тяжелую депрессию [34].

    Шкала тревожности оценивает субъективное восприятие эффекта тревоги, вегетативного возбуждения, эффектов скелетных мышц и ситуативной тревожности.Оценки классифицируются как нормальные (0–7 баллов), легкие [8, 9], средние [10–14] и тяжелые [15–19], при этом 20 или более баллов указывают на чрезвычайно серьезную тревогу [34].

    Шкала стресса оценивает трудности с расслаблением, раздражительность / чрезмерную реактивность и нетерпеливость, а также легкое расстройство / возбуждение: нормальное (0-14), легкое [15-18], умеренное [19-25] и тяжелое [26-33] ], с показателем 34 или более, указывающим на крайне тяжелый стресс [34].

    Арабская версия DASS находится в открытом доступе [34].Надежность () и конструктивная валидность арабской версии хорошо известны [35].

    2.4. План статистического анализа

    Данные были перенесены из Google Forms в таблицу Excel и экспортированы в SPSS версии 23 для анализа. Описательная статистика использовалась для определения частоты, среднего и стандартного отклонения, а также для описания демографических характеристик выборки. Для определения степени, в которой определенные переменные, связанные с COVID-19, предсказывают DAS среди участников, была проведена многомерная линейная регрессия.Статистическая значимость была установлена ​​априори на уровне.

    3. Результаты

    За две недели сбора данных 1057 участников из шести стран завершили опрос. Большинство участников составляли 756 женщин (71,5%), а средний возраст составлял 21,01 (). У большинства (1048, 99,1%) никогда не диагностировалось психическое заболевание, а у 91 (8,6%) — хронические заболевания. Большинство участников были студентами университетов (762, 72,1%), из них только 29 (2,7%) учились в 9-м классе. В среднем участники потратили 9.74 часа () в день серфинга в Интернете с тех пор, как COVID-19 был объявлен пандемией, по сравнению с 5,64 часа () в день до вспышки. Почти две трети участников следили за новостями о COVID-19 в Интернете (685, 64,8%) (см. Таблицу 1).

    12326

    163 (15,4)

    3)

    91,4)

    9031 9031 9031

    Интернет после COVID-19 (часы в день)

    Переменная (%) Переменная (%)

    906 906 Мужской 301 (28.5) Да 14 (1,3)
    Женский 756 (71,5) Нет 1043 (98,7)
    Страна Я подвержен риску заражения COVID-19 ?
    Оман 155 (14,7) Есть 437 (41,3)
    Иордания 335 (31,7) Нет 620 (58,7) 620 (58,7) Саудовская Аравия

    11.4)
    Ирак 117 (11,1) Я был на карантине в течение 14 дней
    ОАЭ 147 (13,9) Да 288 (27632) 182 (17,2) Нет 769 (72,8)
    Уровень образования Следите ли вы за новостями о COVID?
    9-я 29 (2,7) Да 980 (92.7)
    10-й 81 (7,7) Нет 77 (7,3)
    11-й 22 (2,1) Я знаю кого-то с диагнозом COVID-19
    Нет 982 (92,9)
    Университет 762 (72,0) Мой друг 46 (4,4)
    Член семьи 29 (

    У вас психическое заболевание? Мой основной источник информации о COVID-19 —
    Да 8 (0.9) Интернет 685 (64,8)
    Нет 1048 (99,1) TV 353 (33,4)
    Другу диагностировано психическое заболевание Друзья 19
    Да 54 (5,1)
    Нет 1,003 (94,9)
    Член семьи с диагнозом психическое заболевание 8 Да 45631

    Нет 1011 (95,7)
    Есть ли у вас хронические заболевания
    Да 91 (8,6)
    Переменная (SD)
    Возраст 21,0 (1,7)
    Оценка депрессии 13,26 9031 7.6 (7,9)
    Оценка стресса 13,4 (10,4)
    Использование Интернета до COVID-19 (часов в день) 5,6 (3,8) 38 Использование

    9,7 (5,0)

    Односторонний ANOVA показал, что депрессия, тревога и стресс статистически не различались между шестью странами. (,;,; и, соответственно).Распространенность депрессии, тревоги и стресса среди всех участников составила 57%, 40,5% и 38,1%. У участников из Саудовской Аравии были самые низкие показатели, а у участников из Египта — самая высокая распространенность (Таблица 2).

  • 6

    31

    903

  • 22 (14,2)

    9

    9

    40 (22)


    Страны Уровень Депрессия
    (%)
    Беспокойство
    (%)
    Стресс
    (%)
    147 (44) 204 (60.9) 214 (64)
    Легкая 53 (16) 30 (9,0) 31 (9,3)
    Средняя 65 (19,4) 55 (16,632) 55 (16,632)

    36 (10,7)
    Тяжелая 24 (7,3) 11 (3,3) 31 (9,3)
    Чрезвычайно тяжелая 46 (13,7) 35 (10,4) 23 (6) )
    Саудовская Аравия Обычная 63 (52.1) 81 (66,9) 84 (69,4)
    Мягкая 14 (11,6) 3 (2,5) 10 (8,3)
    Умеренная 16 (13,2)

    20 (16,5) 9 (7,4)
    Тяжелая 10 (8,3) 5 (4,1) 10 (8,3)
    Чрезвычайно тяжелая 18 (14,9) 12 (9,9) ) 8 (6,6)
    Оман Обычный 68 (43.9) 94 (60,6) 107 (69)
    Мягкий 26 (16,8) 11 (7,1) 10 (6,5)
    Средний 28 (18,132) 18 (11,6)
    Тяжелая 17 (11) 11 (7,1) 16 (10,3)
    Чрезвычайно тяжелая 16 (10,3) 17 (11 ) 4 (2,6)
    Ирак Обычный 49 (41.9) 71 (60,7) 60 (51,3)
    Легкая 18 (15,4) 7 (6) 21 (17,9)
    Умеренная 24 (20,532) 24 (20,532)

    16 (13,7) 16 (13,7)
    Тяжелая 14 (12) 9 (7,7) 16 (13,7)
    Чрезвычайно тяжелая 12 (10,3) 14 ( ) 4 (3,4)
    ОАЭ Обычный 62 (42.2) 91 (61,9) 85 (57,8)
    Легкая 21 (14,3) 10 (6,8) 19 (12,9)
    Умеренная 6 28 (19,032) 19 (12,9) 21 (14,3)
    Тяжелая 19 (12,9) 11 (7,5) 16 (10,9)
    Чрезвычайно тяжелая 17 (11,6) 16 (11,6) 16 ( ) 6 (4,1)
    Египет Обычный 64 (35.2) 88 (48,4) 104 (57,1)
    Мягкая 28 (15,4) 13 (7,1) 26 (14,3)
    Умеренная 42 (23,132) 42 (23,132) 22 (12,1)
    Тяжелая 24 (13,2) 16 (8,8) 15 (8,2)
    Чрезвычайно тяжелая 24 (13,2) 25 (13,7) ) 15 (8,2)
    Всего Нормальное 453 (43.0) 629 (59,6) 654 (61,9)
    Мягкий 160 (15,1) 74 (7) 117 (11,1)
    Умеренный 203 (19) 172 (16,2) 122 (11,5)
    Тяжелая 108 (10,2) 63 (6,0) 104 (9,8)
    Чрезвычайно тяжелая 133 (12,5) ) 133 (12,5)

    3.1. Многопараметрический анализ

    Три модели были построены для определения предикторов депрессии, тревоги и стресса. Оценивались нормальность, линейность, гетероскедастичность и независимость остатков. Двумерный анализ с использованием независимого -теста был проведен, чтобы оценить, была ли значительная разница в средних значениях между независимыми переменными и тремя зависимыми переменными — депрессией, тревогой и стрессом, с другими объясняющими факторами (таблица 3). Коэффициент корреляции Спирмена использовался для проверки двумерной корреляции между количеством часов, проведенных в Интернете, и тремя зависимыми переменными.Результаты показали, что депрессия, тревога и стресс положительно связаны с количеством часов, проведенных в Интернете после COVID-19, с коэффициентом 0,15, 0,13 и 0,17 () соответственно. Только переменные со статистически значимой связью с зависимыми переменными были введены в предварительную регрессионную модель (подробнее см. Таблицу 3). Был использован обратный подход, и независимые переменные, которые не были значимыми, были исключены для построения окончательной модели линейной регрессии.

    4

    (12,3)

    13,6)

    13,1 (10,3)


    Переменная Категория Депрессия
    (SD)
    Беспокойство
    (SD)
    SD

    Пол Мужской 10,9 (10,0) <0,001 5,9 (7,2) <0,001 10,7 (9,7) <0,001
    Женский Женский 1 (10,4) 8,3 (8,1) 14,5 (10,4)
    У кого-либо из членов семьи диагностировано психическое заболевание Нет 12,9 (10,2) <0,001 7,5 (7,8) 0,056 13,1 (10,1) <0,001
    Да 20,1 (12,1) 9,8 (9,6) 19,8 (12,8)
    Нет У одного друга диагностировано психическое заболевание

    906 12,9 (10.2) <0,001 7,7 (7,7) <0,001 13,1 (10,1) <0,001
    Да 19,0 (12,3) 11,8 (10,5) 19,3
    Контакт с людьми с COVID-19 Нет 13,1 (10,3) 0,005 7,5 (7,8) <0,001 13,3 (10,2) 0,002 Да 21631

    15 (10.0) 21,9 (10,8)
    У меня родственник с диагнозом COVID-19 No 12,9 (10,3) 0,002 7,4 (7,8) <0,001 <0,001
    Да 17,7 (10,5) 12,4 (7,8) 19,1 (9,1)
    Я подвержен риску заражения COVID-19 Нет 11,3 ( <0,001 6.0 (6,9) <0,001 11,4 (9,7) <0,001
    Да 15,8 (10,5) 9,9 (8,6) 16,2 (10,5)
    на карантине 14 дней Нет 12,6 (10,3) 0,002 7,3 (8) 0,027 12,8 (10,3) 0,002
    Да 14,8 (10,4326) 8,5637 15,0 (10,2)

    3.1.1. Депрессия

    Окончательная модель была статистически значимой по сравнению с константой (,) с конечными переменными женского пола, наличие члена семьи с психическим заболеванием, наличие друга с психическим заболеванием, контакт с инфицированным человеком с COVID-19, карантин в течение 14 дней, пользуясь Интернетом после COVID-19 и подвергаясь риску заражения в качестве значимых предикторов депрессии. и скорректированная окончательная модель составила 0,108 и = 0,102, соответственно (таблица 4, модель 1).

    903 906

    6

    6

    6

    14632 дней

    6

    6

    6

    6

    637


    Нестандартизованный коэффициент Стандартизованный коэффициент 95% CI для
    SE
    Модель первая: предикторы депрессии
    Константа -16.160 3,579 -4,515 <0,001 -16,160 3,579
    Пол 2,451 0,678 0,106 6326 0,106 Член семьи с психическим заболеванием 5,357 1,563 0,104 3,427 0,001 5,357 1,563
    Друг с психическим заболеванием 3.718 1,437 0,079 2,588 0,010 3,718 1,437
    Контакт с человеком с COVID-19 5,883 2,674 0,06 2,674
    Риск заражения COVID-19 3,786 0,626 0,179 6,049 <0,001 3,786 0,626
    на карантине456 0,686 0,062 2,122 0,034 1,456 0,686
    Использование Интернета 0,254 0,061 0,122 0,061 0,122 0,061 0,122
    Модель 2: предикторы тревоги
    Константа -11,875 2,547 -4.663 <0,001 -16,873 -6,878
    Пол 2,002 0,518 0,114 3,868 <0,001 9018 3,579 1,060 0,099 3,376 0,001 1,499 5,659
    Контакт с людьми с COVID-19 5.870 2,047 0,085 2,868 0,004 1,853 9,886
    Риск заражения COVID-19 3,366 0,478 0 4,303
    Использование Интернета 0,162 0,047 0,102 3,466 0,001 0,070 0,254
    906 Константа -12.188 2,471 -4,933 <0,001 -17,036 -7,339
    Пол 3,077 0,668 0,134 0,668 0,134 4,60637

    0,001

    Семья с психическим заболеванием 4,849 1,541 0,095 3,147 0,002 1,825 7,872
    Друг с психическим заболеванием 3.887 1,419 0,083 2,740 0,006 1,103 6,670
    Относительно с COVID-19 2,154 0,801

    6

    0,08
    Риск заражения COVID-19 4,327 0,611 0,206 7,077 <0,001 3,128 5,527
    Использование Интернета 275 0,061 0,133 4,540 <0,001 0,156 0,394

    3.1.2. Тревога

    Окончательная модель была статистически значимой по сравнению с константой (,). Существенными предикторами тревожности были женский пол, наличие друга с психическим заболеванием, контакт с человеком с COVID-19, использование Интернета после COVID-19 и наличие риска заражения.и скорректированная окончательная модель составила 0,100 и = 0,096, соответственно (Таблица 4, модель 2).

    3.1.3. Стресс

    Окончательная модель была статистически значимой по сравнению с константой (,). Существенными предикторами тревожности были женский пол, наличие у члена семьи психического заболевания, наличие друга с психическим заболеванием, наличие у родственника диагноза COVID-19, использование Интернета после COVID-19 и наличие риска заражения COVID-19. . и скорректированная окончательная модель была 0.122 и 0,117 соответственно (таблица 4, модель 3).

    4. Обсуждение

    Целью настоящего исследования было изучить распространенность DAS среди молодежи в шести странах Ближнего Востока и определить связанные с этим прогностические факторы. Было обнаружено, что распространенность тревожности колеблется от 33,1% в Саудовской Аравии до 51,6% в Египте, при общей распространенности 40,5% в шести странах. Эти результаты согласуются с ранее сообщенными показателями распространенности [16, 17, 19]. Распространенность депрессии в текущем исследовании колебалась от 47.От 9% в Саудовской Аравии до 64,8% в Египте при общей распространенности 57%. В предыдущих исследованиях сообщаемые показатели депрессии в Египте [19], Омане [16] и Ираке [15] были ниже, чем в этом исследовании. Однако показатели депрессии в Иордании [17] и Саудовской Аравии [18] были выше, чем показатели, выявленные в этом исследовании. Несоответствие некоторых показателей распространенности DAS предыдущей литературе может быть связано с различными методами обследования, набором молодых людей из разных возрастных групп и использованием разных инструментов.Результаты текущего исследования были аналогичны результатам предыдущих исследований, из которых следует, что пандемия COVID-19 не оказывает значительного влияния на выбранные переменные DAS.

    Одно из возможных объяснений состоит в том, что на момент настоящего исследования эпидемия еще не достигла своего пика, и количество зарегистрированных случаев было относительно незначительным в условиях исследования. Для психологического воздействия на людей должны быть выполнены два из следующих четырех условий: (1) следует сообщать о большом количестве травм и несчастных случаев, (2) массовый материальный ущерб, (3) нарушение социальной поддержки и [4] текущие экономические проблемы [36].На момент сбора данных большинство из этих состояний отсутствовало, что может объяснить относительно одинаковые уровни распространенности DAS среди молодежи до и после COVID-19.

    В текущем исследовании несколько факторов были связаны с распространенностью DAS. О некоторых из этих переменных также сообщалось в предыдущей литературе, включая женский пол, наличие у друга и / или члена семьи диагноза психического заболевания и использование Интернета. У молодых самок уровень ДАС выше [37, 38].Психические заболевания поражают не только человека, которому поставлен диагноз, но и окружающих, например членов семьи и друзей. Исследования показали, что дети, находящиеся в тесном контакте с психически больными, сами подвергаются большему риску развития психических заболеваний [39, 40]. Необходимо создать систему поддержки молодых людей, живущих в семьях с психически больными членами. В этом исследовании было обнаружено, что использование Интернета является предиктором DAS. Блокировка, приостановка учебы и переход к онлайн-обучению значительно расширили использование интернета среди молодежи — в среднем с 5.46 часов в сутки до COVID-19 до 9,74 часа в сутки. Текущие результаты хорошо описаны в литературе [41]. Поэтому организациям здравоохранения в сотрудничестве с министерствами связи настоятельно рекомендуется разрабатывать и предоставлять конкретные программы психологической поддержки молодежи во время этой пандемии с целью улучшения их психического здоровья.

    Доход, возраст, академический статус, учеба в столице и состояние, связанное со здоровьем, были другими предикторами, указанными в предыдущей литературе [42–44], но не измеренными в текущем исследовании.Студенты старшего возраста подвержены большему риску DAS [43]. Было обнаружено, что у молодежи с проблемами здоровья и учебы больше стресса [42]. У тех, кто живет в семьях с низким и средним доходом, частота DAS выше, чем у тех, кто живет в семьях с высоким доходом [43]. В текущем исследовании большинство участников отказались отвечать на вопрос о доходах, и поэтому он не был включен в анализ. Однако было интересно наблюдать, что уровень DAS среди молодежи из стран с высоким уровнем дохода, таких как Оман, Саудовская Аравия и ОАЭ, был сопоставим с показателем из стран с низким уровнем дохода, таких как Иордания, Египет и Ирак.Ясно, что DAS представляет собой смесь биологических, личных, духовных, эмоциональных и социальных факторов, и что доход — только один из них. Существует необходимость регулярно проверять молодежь и определять новые переменные, связанные с DAS [20].

    Новые переменные, выявленные в текущем исследовании, которые напрямую связаны с текущим эпидемиологическим кризисом, ранее не сообщались. К ним относятся обращение к человеку с COVID-19, 14-дневный карантин, риск заражения COVID-19 и более широкое использование Интернета после появления COVID-19.Двусмысленность COVID-19, маркировка его как смертельного заболевания, нарушение повседневной активности и вера в риск заражения COVID-19 были определены как факторы, повышающие уровень страха и DAS среди молодежи. Этот вывод подтверждается предыдущими исследованиями [45, 46]. Другое исследование показало, что уровень стресса молодых людей, которые были помещены в карантин, был в четыре раза выше, чем у их сверстников, которых не было [47]. Семьи могут сыграть значительную роль в минимизации эффекта от пребывания дома.Родители должны позволить молодым людям выразить свои чувства и опасения по поводу текущей ситуации. Им также необходимо приложить усилия, чтобы уделять больше времени семье, чтобы дать молодежи чувство безопасности.

    Принимая во внимание приказы и ограничения, связанные с домоседом, правительствам также следует рассмотреть возможность поиска новых технологических методов для предотвращения, скрининга и лечения потенциальных психических заболеваний. Необходимо активировать онлайн-службы охраны психического здоровья, как это было сделано в некоторых странах [48]. Правительствам следует принять тот же подход и создать онлайн-клиники психического здоровья, где люди могут проходить виртуальный скрининг и консультации.Эти клиники могут помочь людям оставаться анонимными и побудить их выражать свои чувства в свободной обстановке. Другая роль этих клиник заключается в разработке психологических программ и просвещении молодежи о психических заболеваниях, а также о том, как узнавать о них и бороться с ними [49], а также о COVID-19. Практическое оказание психиатрической помощи может помочь снизить распространенность DAS. Странам необходимо разработать творческие методы, чтобы отвлечь внимание молодежи. Например, правительство Иордании создало онлайн-соревнование для широкой публики, чтобы отвлечь ее, а правительство Омана в сотрудничестве с телекоммуникационными компаниями сделало звонки по мобильным телефонам доступными бесплатно, чтобы люди могли общаться и поддерживать друг друга.Остальные страны должны поощрять и принимать эту деятельность.

    В этом исследовании было унаследованное ограничение, которого нельзя было избежать. Состав выборки ограничивает возможность обобщения результатов. Распространение анкет через платформы социальных сетей открыто для предвзятого выбора с точки зрения приема на работу тех, кто использует эти инструменты и готов ответить на вопросы опроса. Это ограничение было наложено ограничениями на передвижение людей и использование бумаги в целевых странах.Поэтому исследователи приняли сознательное решение использовать онлайн-опрос. В будущем, когда ограничения будут сняты, рекомендуется повторить исследование, чтобы включить более крупную выборку и включить молодежь, не имеющую доступа к Интернету. DASS не является диагностическим инструментом для DAS. Необходимы более надежные методы проверки молодежи на психические заболевания, такие как психиатрическое собеседование. Дизайн поперечного сечения ограничен в установлении причинно-следственной связи, поэтому существует потребность в продольных исследованиях, более подходящих для решения этих проблем.

    5. Заключение

    Настоящее исследование направлено на устранение текущего пробела в литературе относительно воздействия COVID-19 на психическое здоровье молодежи. Это было первое исследование такого рода, в котором были собраны данные из шести разных стран с использованием стандартизированного метода, и одно из немногих исследований по изучению распространенности DAS во время пандемии COVID-19. Медицинские работники, политики и лица, принимающие решения, должны учитывать выводы и рекомендации этого исследования, чтобы разработать новые планы действий в чрезвычайных ситуациях для удовлетворения психологических потребностей молодежи, а также для предотвращения и лечения возникающих психических заболеваний в будущем.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *