Меланхолик путин: Гойо Монтеро о своем балете «Aurea»

Содержание

Гойо Монтеро о своем балете «Aurea»

28 марта в Музыкальном театре Станиславского и Немировича-Данченко состоится мировая премьера балета «Aurea» («Золотое сечение») — вчера его постановку завершил известный хореограф Гойо Монтеро. Испанец, сделавший карьеру в Германии и 12 лет возглавляющий Балет Нюрнберга, знаком российским балетоманам по спектаклю «Asunder», поставленному в свое время для Пермского балета в рамках фестиваля «Context». О работе в российских труппах, о сходстве эпилепсии и творческого процесса и о пластическом эквиваленте спирали Фибоначчи Татьяна Кузнецова расспросила хореографа Гойо Монтеро.

— Вы дали своему балету название на двух языках — «Aurea» («Золотое сечение»), пояснив, что в слове aurea («золото») слышится и «аура».

— Я задумал балет о процессе творения, а это всегда двойственный процесс. С одной стороны — удовольствие, экстаз, но еще и страх, мука. Говорят, перед припадком эпилептик испытывает настоящую эйфорию, просветление, ему кажется, что он может летать — это состояние называется «аурой». Когда я творю, чувствую нечто похожее: после прозрения впадаю в глубокую депрессию. К счастью, когда постановка уже окончена.

— Но у нас под «аурой» подразумевают обычно некое энергетическое излучение, присущее каждому человеку в разной степени. Не боитесь недопонимания?

— На него и надеюсь. Мне нравится удивлять людей, нравится, когда они не очень понимают, что они видят, когда их оценка двойственна. Мой балет еще и о поисках идентичности, о постоянной изменчивости человека. В какой-то момент индивидуальность теряет целостность — двоится, множится. В постановке это будет видно и в идейном, и в буквальном смысле: танцовщики начинают исполнять схожие партии.

— Двойственность — ваш любимый мотив. Когда в 2017-м в Перми вы ставили балет «Asunder», вы тоже говорили об этом. Как вы находите для одной темы разные решения? Конкретнее — разные движения?

— Слушайте, художники всегда занимаются общими вопросами — экзистенциальными, их же не так много. Достоевский, Сарамаго, Борхес — все пишут на тему двойничества. В «Asunder» я рассматривал двойственность человека в контролируемых обстоятельствах, в новой постановке — дуализм тела и души. И еще это балет о том, как произведение художника начинает жить отдельной жизнью, а в какой-то момент даже контролировать своего творца.

— Это вы рассказываете идею спектакля. А меня интересуют подробности воплощения. Лексика, техника. Скажем, пуанты в вашем балете будут?

— Есть фрагмент на пуантах, именно в этом эпизоде пальцевая техника хорошо соотносится с музыкой. Ведь пуанты привносят в хореографию черты не совсем человеческие, а я работаю с партитурой, которую написал Оуэн Болтон по мотивам «Пассакалии» Баха. Для меня это священная музыка, она отсылает воображение к церкви, соборам, а, например, Шартрский собор построен по принципу золотого сечения. Все эти связи для меня очень важны.

— С композитором Болтоном вы работаете постоянно, чем он вас привлекает?

— Да, больше семи лет. Не люблю такое говорить, но он настоящий гений. Живет в Канаде, сочиняет музыку где-то в подвале. У нас с ним эпистолярные отношения. Мы очень редко разговариваем, потому что он очень застенчив. Мне кажется, с тех пор как я начал работать с ним, я стал интереснее и богаче как хореограф. Он предлагает мне решения, которые неудобны для меня, приходится искать выход, это пришпоривает мысль. Мы с ним в каком-то смысле друг друга дополняем.

— Сколько человек у вас в Балете Нюрнберга? Русские есть?

— 24 артиста. Балеты ставлю не только я, в этом году у меня пять приглашенных хореографов: Эдвард Клюг, Охад Нахарин, Брайан Ариас, Даглас Ли и Хофеш Шехтер. А русских танцовщиков у меня нет. Не приезжают на ежегодные кастинги. Конечно, мало какая страна поддерживает балет так, как Россия, и, конечно, Москва есть Москва. Но есть еще один важный аспект. В Германии у артистов нет ощущения национальной идентичности, мы все слетаемся со всех концов света. А в России танцовщики чувствуют себя частью труппы, ее истории, будь то артисты кордебалета, солисты или премьеры. Так было и в Перми, так и здесь. В своей новой постановке я стараюсь исследовать связи, которые у людей складываются друг с другом, то естественное корпоративное единство, которое их объединяет. По-моему, это тоже интересно.

— Кстати, до какого года у вас контракт?

— До 2023-го, продлили на три сезона.

— Вы работали с двумя классическими русскими труппами, которые не выучены современному балетному языку. Есть ли между ними разница?

— В Перми в зале было 16 артистов, сейчас 35. Конечно, это сложнее — не всегда удается сделать так, чтобы танцовщики следили за ходом моей мысли, чтобы все двигались как один. Но потрясающие солисты, Иван Михалев и Оксана Кардаш, психологически и физически готовы к любому стилю — достаточно им объяснить. Я очень доволен тем, что получается: я выбрал эту пару интуитивно, но оказалось, что между ними есть взаимоотношения любви-ненависти, которые точно отражают мой замысел. Другое дело, что чисто технически мне надо, чтобы они сидели в более глубоком плие, быстрее двигались, над этим сейчас и работаем. А вообще на репетициях химия либо есть, либо ее нет. Если люди влюбляются в твою работу, все будет хорошо. Сейчас я на этапе флирта с труппой, надеюсь, в итоге добьюсь своего.

— Это Лоран Илер попросил вас занять побольше народу?

— Нет, Лоран предоставил мне полную свободу. Он показал мне примерно 70 человек, причем не указывал напротив фамилий статус — я это оценил. Я выбрал 35 артистов, в том числе, как оказалось, премьеров и балерин, которым у меня приходится работать в ансамбле, что для них довольно сложно, ведь каждый привык солировать. Но я очень доволен труппой, люблю работать с большим количеством людей. В Лозанне на Prix de Lausanne я за неделю поставил балет для 50 участников конкурса. Лорану балет понравился, он встретился со мной в Париже и пригласил в Москву.

— Обычно вы сами занимаетесь и светом, и сценографией, и даже костюмами. Как на сей раз?

— Костюмы делает Сальвадор Маттео Андухар, мы с ним познакомились в прошлом году в Балете Монте-Карло, он работал с Жан-Кристофом Майо и с Йоханом Ингером над его «Петрушкой». Сальвадор придумал необычные костюмы, очень простые и одновременно сложные, как и сама постановка. Над декорациями мы работаем с Эвой Адлер, с ней я сотрудничаю уже восемь лет. На сей раз ситуация особо сложная, потому что декорации у нас танцуют вместе с артистами. Из подвижных конструкций выстраиваются различные геометрические фигуры, в которых двигаются артисты. Каждая сцена — набор пространственных возможностей: у нас будут и пифагоровы треугольники, и золотое сечение, и спираль Фибоначчи, и во всех этих формах мы ищем потенциал для хореографии.

— Звучит рационально, абстрактно и как-то метафизически. Это на вас, испанца, Германия так повлияла?

— Даже самые абстрактные балеты не бывают искусством для искусства или просто движением под музыку. Мои постановки похожи на лирическое стихотворение: в них есть сюжет, но нет повествования. Что касается меня самого, я нетипичный испанец — меланхолик, библиотечная крыса. Да, Германия и Испания ментально разные, но если мы вспомним фламенко, тот гнев и ту боль, которые есть в этом танце, их можно обнаружить и в творчестве Шуберта, и у Германа Гессе, и у немецких художников. Разница только в способах выражения. Германия — страна, в которой очень ценится искусство, здесь не так много крупных художников, зато больше 60 танцевальных трупп — они в каждом городе. Люди часто ходят в театр, для них он священное место, и это чем-то напоминает Россию. В Испании все не так, там много хороших художников, но их не уважают. Я, наверное, соединяю в себе испанский темперамент и немецкий, а еще во мне есть какая-то мрачность, которая, кажется, присутствует и в русском характере. Я всюду встречаю эту мрачность — у Достоевского, Лермонтова, Булгакова. А еще испанцы, как и русские, смотрят вам в глаза. Немцы в глаза не смотрят, считается, что это нарушение личных границ.

Какого типа кандидаты в президенты | Статьи

Предстоящие выборы президента России, несмотря на очевидную предсказуемость результата и обещанную преемственность политического курса, ставят перед россиянами немало вопросов. Ведь политические лидеры — живые люди, со своими особенностями, пристрастиями, характерами. Как влияют на работу высших чиновников страны особенности их личности? Их ценностные ориентиры? Их достоинства и недостатки? И, наконец, чего нам от них ждать?

Отвечая на эти вопросы, группа аналитиков под руководством доктора психологических наук и доктора философии Сергея Ковалева по просьбе «Известий» составила психологические портреты четырех кандидатов в президенты. В основу анализа положена наиболее распространенная типология, созданная в ХХ веке почти одновременно американскими психологами матерью и дочерью Кэтрин Бриггс и Изабель Майерс-Бриггс (MBT Indicator) и советской исследовательницей Аушрой Аугустинавичюте (соционика). Анализируются четыре наиболее значимые характеристики личности, которые обозначаются аббревиатурой или именем нарицательным (по Майерс-Бриггс) либо именем исторического или литературного персонажа (по Аугустинавичюте).

Дмитрий Медведев. Инспектор, преемник Инспектора

ISTJ — прагматический, мыслящий, рациональный интроверт или Максим Горький.

Относится к тому же типу, что и Владимир Путин. Входит в Большую Четверку психотипов (Инспектор, Администратор, Аналитик, Практик), к которым относится до 85% всех успешных топ-менеджеров мира.

Сильные стороны: Хороший организатор и тщательный исполнитель. Нетерпим к расхлябанности и безответственности. Последователен в своих делах и решениях, всегда доводит начатое до конца. Досконально вникает в дело, любит точность и конкретность, доверяет только официальным или проверенным источникам информации.

Хороший исследователь, не упускает из виду даже мелочи. Аккуратно ведет документацию, любит уточнять факты, охотно информирует тех, кто обращается к нему по поводу каких-либо инструкций и законов, которые обычно хорошо знает.

Будучи отличным администратором, строго контролирует дисциплину и порядок, умеет наладить четкую работу, всегда проверяет выполнение своих поручений. Дело ставит выше личных отношений и настроений.

Очень работоспособен, обладает развитым чувством долга, требователен к себе и подчиненным. Умеет «дожимать» противника, загоняя его в угол. Друзей подбирает по совпадению взглядов. На уступки и компромиссы не идет. Ко всему готовится заранее, не любит экспромтов. Внимательно следит за внешностью, аккуратен, умеет работать руками, мастерить. Отличается стабильностью вкуса и привычек.

Трудности: Периодически намеренно принимает официальный и неприступный вид, строго придерживается субординации. Бывает нетерпим к другим точкам зрения.

Не всегда гибок в отношениях с людьми, слабо учитывает их индивидуальные способности. Его практически невозможно убедить изменить свои взгляды.

Нередко находится в мрачном настроении, но не переносит давления отрицательными эмоциями — плачем, капризами, обвинениями. Внутренне обидчив и раним.

Не терпит, когда ему навязывают свою волю или методы работы. Не любит перемен и нестабильности. Не всегда понимает, как другие люди относятся к нему. Не переносит, когда кто-то трогает его вещи, прикасается к нему, вмешивается без разрешения в его дела.

Геннадий Зюганов. Непреклонный Хранитель традиций

ISFJ — прагматический, чувствующий, рациональный интроверт или Теодор Драйзер.

Сильные стороны: Хорошо разбирается в отношениях между людьми. Добросовестен, обязателен, пунктуален. Предусмотрительно готовится ко всему заранее. Выполняет начатую работу тщательно и последовательно. Человек долга. Не жалеет сил и времени для поддержания порядка. Заставляет себя делать даже неинтересную, но необходимую работу.

Хороший экономист, умеет рационально обращаться с финансами, не любит долгов. Выдержан, хорошее самообладание. Но если надо, твердо и напористо защищает себя и своих близких. Постоянен в своих привычках и привязанностях. Нетерпим к неопрятности и халтуре, требует соблюдения оправдавших себя методов работы. Охотно приходит на помощь людям в трудные минуты, оказывает различные услуги. Хранит верность семье.

Никогда никуда не опаздывает. Стремится равномерно распределять дела по времени, постоянно загружен какой-либо работой.

Трудности: Болезненно переносит несправедливость и неэтичность. Раним и впечатлителен, на добро и зло отвечает тем же. Хорошо видит чужие недостатки, отличается резкостью оценок, но чаще свое отношение выражает не столько словами, сколько тоном и взглядом. Склонен делить людей на «своих» и «чужих». Не прощает предательства. С трудом идет на компромисс. На людях часто выглядит сухим и бесстрастным.

Довольно мнителен, плохо переносит ситуации неопределенности. Не любит перемен. С трудом понимает индивидуальные способности людей, ко всем склонен предъявлять одинаково высокие моральные требования. Не любит, когда кто-то подвергает оценке его качества, так как внутренне не всегда в них уверен. При попытках нажать на него может проявлять агрессивность.

Владимир Жириновский. Вечный Наставник

ENFJ — интуитивный, чувствующий, рациональный экстраверт или Гамлет.

Сильные стороны: Эмоционален, тонко чувствует настроение других людей. Красиво говорит, выражает свои чувства: от возвышенных интонаций до тонкой иронии, от драматического до комического. Может увлечь людей своими эмоциями, повести за собой. Тревожится об опасности, которая таится в развитии ситуации, умеет заранее предпринять меры, чтобы ее избежать.

Предусмотрителен и дальновиден, умеет правильно распределить дела во времени, практичен в материальных вопросах. Верит в неограниченные возможности и способности человека. Старается понять мотивы поведения людей, стоит на моральных позициях воспитателя и наставника. Пунктуален, имеет развитое чувство ответственности. Обычно имеет широкие гуманитарные интересы.

Трудности: Внутреннее равновесие удается с трудом. Нетерпелив и неусидчив. Склонен излишне драматизировать события. Самолюбив, раним, настроен только на корректное, вежливое отношение к себе, долго помнит обиды. Не любит, когда его прерывают или торопят. В состоянии аффекта ни перед чем не остановится, из истерического состояния вывести его может только неожиданный удар.

Остро переживает свои неудачи и разочарования. Категоричен в суждениях и выводах, не склонен к компромиссам. Не любит делать много дел сразу. Недоверчив к полученной информации.

По натуре аристократичен, но может допускать крайности в одежде, самовыражаясь таким образом (экстравагантность или даже небрежность). Критику своей внешности и привычек переносит болезненно.

Андрей Богданов. Cоветчик на все случаи

ENFP — интуитивный, чувствующий, иррациональный экстраверт или Томас Гексли (английский натуралист).

Сильные стороны: Общителен и эмоционален. Способен найти подход к любому человеку в случае необходимости. В этом ему помогает природная обаятельность и дипломатичность. Говорит комплименты, стремится делать людям приятное.

Разбирается в способностях людей. Хорошо чувствует их скрытые побуждения и недостатки. Способен даже предсказывать поведение окружающих. Тянется к незаурядным людям, интересуется всем необычным и загадочным. Увлекшись какой-либо идеей, охотно ее рекламирует, становясь ее активным сторонником.

Впечатлителен и отзывчив, сочувствует людям, любит давать им советы в сложных жизненных ситуациях. Эмоционален, нуждается в постоянном притоке новых впечатлений. Стрессоустойчив, в экстремальных условиях мобилизуется, может дать решительный отпор. В случае неудачи переживает ее бурно, но недолго.

Любит красивые вещи, стремится оригинально одеваться.

Трудности: Из-за желания поддерживать со всеми хорошие отношения перегружает себя лишними контактами. Доверчив по натуре, в разговоре может порой рассказать лишнее. Быстро разочаровывается в объектах своих симпатий.

Не любит и не умеет качественно выполнять кропотливую работу, вести документацию. Ему явно недостает умения эффективно руководить другими людьми и распределять обязанности.

Часто не успевает сделать намеченное к сроку, так как склонен отвлекаться на второстепенные дела. Порой ему не хватает терпения и тщательности, не всегда доводит начатое до конца.

В конфликтных ситуациях не может сдерживать эмоции. Осуждает грубых и невоспитанных людей, однако сам бывает вспыльчив, несдержан, порой даже агрессивен.  

Как они это делают?

Любой человек, без сомнения, уникален. Тем не менее испокон века человечество делает попытки эту уникальность как-то упорядочить, найти в индивидах типическое. Возможно, самую первую подобную систему предложила астрология — попытка создать типичные портреты в зависимости от знака Зодиака и даты рождения (или зачатия).

Из научных первой такой попыткой можно считать деление людей на четыре темперамента (холерик-сангвиник-меланхолик-флегматик). Вслед за ней предпринимались десятки попыток расставить людей «по полочкам».

Типология Майерс-Бриггс и соционика Аушры Аугустинавичюте, а также все их варианты, которых теперь уже десятки, считаются одними из самых информативных при анализе личности делового партнера, выборе профессии, подборе эффективного творческого коллектива и т.п.

Если коротко, они делят людей по четырем важным качествам:

1. Откуда человек черпает энергию — изнутри или извне? И соответственно интроверт он или экстраверт (I или E — английские буквы соответствуют этим понятиям).

2. Как человек мыслит — на основе фактов и практики или при помощи интуиции, то есть сенсорик он или интуит (S или N)?

3. Как человек принимает решения — руководствуясь логикой или чувствами (T или F)?

4. Как человек организует ра-боту — обдуманно или спонтанно, то есть рационален он или иррационален (J или P)?

А дальше все кажется делом техники. Анализируя публичные выступления, письменные тексты, поступки, решения, мимику, жесты, оговорки, шутки и т.п. человека, психологи могут отнести его по каждому параметру к определенному типу. Так возникают 16 типических портретов, которые в типологии MBTI обозначаются четырьмя буквами (к примеру, ISFP или ENTJ) или именами нарицательными, отражающими образ, а в соционике — именами известных исторических личностей или литературных персонажей (Гамлет, Наполеон, Жуков, Диккенс и т.п.). Конечно, эти портреты во многом условные, не исчерпывающие личность, особенности воспитания, профессиональные аберрации и т.п. Но практика показывает, что главные, определяющие черты человека они выявляют довольно точно.

А что говорят другие?

Конечно, типология Майерс-Бриггс или соционика не исчерпывают всю систему анализа личности. Важные для понимания национальных лидеров параметры ввел в своей книге «Политическое лидерство» известный социальный психолог Жан Блондель.

По Блонделю, важно понимать, на какой темп изменений общества ориентирован тот или иной человек и насколько широка его сфера деятельности. По этим двум характеристикам он строит свою систему координат — таблицу Блонделя.

Наиболее эффективными он считает четыре типа лидеров — это Спаситель, Отец, Успокоитель и Пересмотрщик. Эти лидеры гарантируют стабильность политики и за время своего правления добиваются важных изменений в обществе. Владимир Путин относится в этой системе координат к психотипу Спаситель. Как проявит себя на посту новый президент, к какому социальному психотипу его можно будет отнести? На этот вопрос ответит ближайшее время. 

Проверьте наши прогнозы

Ровно восемь лет назад «Известия» опубликовали психологический портрет президента Путина, созданный под руководством психолога Сергея Ковалева («Неопознанный шагающий объект», 16 февраля 2000 года). Повторяя отрывок из него, мы предлагаем нашим читателям самим решить, насколько он оказался точен.

«Владимир Путин относится к прагматическим мыслящим интровертам (ISTJ), которые принимают решения, опираясь на логику, а работу организуют наиболее рациональным способом.

…Тип Путина носит имя Инспектор или Систематик. Таких людей в обществе примерно 6%. Однако среди наиболее успешных топ-менеджеров мира их более 24%…

Инспектор вместе с тремя другими психотипами (Аналитик, Администратор и Практик) входит в так называемый Большой Квадрат психологических типов, без которых невозможна успешная работа любой команды. В нашем политическом истеблишменте три остальных психотипа представлены соответственно Анатолием Чубайсом, Сергеем Кириенко и Юрием Лужковым. Между прочим, до сих пор политиков, относящихся к типу Инспектор, в высшем эшелоне власти России не было. В связи с этим приход Путина, возможно, означает смену всего характера российской политики — с революционного на эволюционный.

Инспектор — человек серьезный, здравомыслящий, с чувством ответственности. На таких людях держится общество: они честно выполняют свои обязательства и держат слово. Обладают непревзойденной способностью сосредоточиться, организовать дело надежно и серьезно, довести его до конца. Отличаются четкими, хорошо продуманными взглядами, их трудно отвлечь в сторону, заронить сомнения в убеждениях.

Инспектор обладает хорошей памятью, практическим умом. Высоко ценит логику и объективный анализ в других и сам силен в этом. Придерживается во всем системы и порядка, однако достаточно терпимо относится к людям, не разделяющим его взгляды и привычки.

Привержен традициям, осторожен. Умеет слушать и любит четкие и ясные формулировки. Даже в трудные минуты остается внешне спокойным. Однако за демонстрируемой сдержанностью могут скрываться сильные эмоции…

Достоинства и недостатки Инспектора позволяют искать аналогии среди исторических личностей. Наиболее близким является образ генерала де Голля. ..»

Ребенок родился, и уже — со своим темпераментом — Образ жизни — Новости Санкт-Петербурга

central-media.ruПоделиться

Всем известно, что «дети — цветы жизни». Но почему-то мы редко вспоминаем, что все цветы — разные, и за каждым нужно ухаживать по-своему. Один цветок любит свет, другой — тень, один — жару, другой — прохладу, один предпочитает обильный полив, а другой от этого вянет. Так и с детьми. Каждый ребенок — уникален, со своими особенностями и темпераментом. Поэтому и растить их надо по-разному.

Не надо всех под одну гребенку

Родители частенько стремятся формировать чадо по своему образу и подобию, сделать из него улучшенную копию себя. Например, от мамочек иногда можно слышать: «Хотела воспитать сына целеустремленным, собранным, организованным, чтобы он стал лидером — как я. А все получается наоборот: он тихий, медлительный, задумчивый, не стремится к общению с детьми. Что я делаю не так?» Да с ребенком все нормально, просто родители не учитывают его темперамент. Например, мама, о которой идет речь выше, скорее всего, холерик, а ее сын — меланхолик. Поэтому копия мамы из него по-любому не получится.

Темперамент характеризует динамические и эмоциональные черты поведения человека: темп, ритм, интенсивность его психических и нервных процессов, особенности проявлений и самовыражения в социуме. Он является врожденным свойством и начинает проявляться сразу после рождения. В дальнейшем он практически не меняется, поэтому попытки родителей его переделать не приводят к желаемому результату. А если они пытаются переломить врожденные свойства своего чада, то это приводит к упрямству, агрессивности, а впоследствии даже к неврозам.

В детских садах и школах у нас часто царит уравниловка и далеко не всегда учитываются индивидуальные особенности детей. «Стройтесь все в шеренгу, встаньте как один!», «почему все ребята уже съели кашу, а ты все еще копаешься?», «что ты постоянно хнычешь?» и так далее. Воспитателей и учителей можно понять: они ведь не гувернеры, приставленные к одному-единственному чаду. У них поток, все нужно успеть, и нет времени заниматься с каждым ребенком по отдельности. А в результате некоторые дети получают травмы из-за стремления педагогов подогнать их под общий стандарт и потом вспоминают школу как худшие годы жизни.

Каждому «цветку» — свою клумбу

Как известно, существуют четыре типа темперамента: холерик, сангвиник, флегматик и меланхолик. Посмотрим, как они проявляются в поведении детей.

Дети-холерики. Активны, подвижны, общительны. Неутомимы и бесстрашны. Легко привыкают к новой обстановке, быстро контактируют с другими детьми. Чаще всего настроены оптимистично, вместе с тем подверженны быстрой смене настроения. Нередко горячатся и вступают в конфликты, испытывают гнев. Бывают несдержанны и агрессивны, особенно если сталкиваются с непониманием со стороны родителей.

Как их воспитывать. «Родителям ребенка-холерика стоит запастись ангельским терпением, — отмечает психолог Ирина Скилкова. — Старайтесь учитывать особенности его темперамента. Ему самому сложно, почти невозможно справляться с импульсивностью, вспышками гнева и неспособностью к самоконтролю. Даже взрослый холерик порой справляется с ними с трудом. Вашему ребенку необходимы простор и свобода. Не стремитесь воспитать из него спокойного усидчивого малыша. Это невозможно для холерика. Не ругайте его при посторонних, не наказывайте в момент плача, истерики. Дайте ему время остыть и только после этого спокойно и мирно объясните, что он сделал не так и как надо поступать в этой ситуации. Иногда объяснение лучше вообще перенести на следующий день.

Учитесь контролировать в первую очередь свои эмоции. Прежде чем сказать что-то ребенку-холерику в порыве гнева, остановитесь и задумайтесь, а помогут ли ваши окрики и нотации погасить зарождающийся конфликт. Помните, что нельзя подавлять ребенка-холерика, он все равно не станет ни сангвиником, ни флегматиком, как бы вам этого ни хотелось. Учитесь управлять им без раздражения, с пониманием и терпением».

Дети-сангвиники. Активны, деятельны, общительны, могут много говорить. Производят впечатление открытых, отзывчивых, оптимистичных и жизнерадостных. Быстро сходятся с другими детьми, легко идут на компромиссы. Любознательны, моментально усваивают новую информацию. Однако могут часто менять надоевшие занятия. Сангвиники — самый «удобный» для воспитания темперамент.

Как их воспитывать. «Основным подходом в воспитании ребенка-сангвиника является принцип, который можно назвать «доверяй, но проверяй», — считает педагог-психолог Елена Пазылова. — Этот милый ребенок всегда обещает, но далеко не всегда исполняет обещанное. Ему нужны постоянный, доброжелательный контроль, подсказка, напоминание. Поэтому не разрешайте приниматься за другой рисунок, пока не окончен первый. Собранность и аккуратность формируются у сангвиника с трудом. Воспитывайте эти черты примером, чаще хвалите его: «Как аккуратно ты провел тонкие линии кисточкой!» Однако хвалите его заслуженно, так как сангвиник имеет склонность к зазнайству».

Дети-флегматики. Очень спокойны, обстоятельны, малоэмоциональны. Не капризничают по пустякам. Неторопливы, вдумчивы, осторожны, не любят рисковать. Пассивны, им трудно принимать решения. Не бывают лидерами среди сверстников. Иногда со стороны кажется, что они безразличны к происходящему. Новую информацию усваивают медленно, но зато навсегда.

Как их воспитывать. «Не торопите ребенка-флегматика, — рекомендует Ирина Скилкова. — Помните о том, что он не может комфортно жить в условиях дефицита времени. Не давите на свое чадо, чаще поощряйте и хвалите его. Ни в коем случае не называйте его «копушей», «тормозом», особенно при посторонних». Такого же мнения придерживается и Елена Пазылова: «Крик затормаживает ребенка-флегматика, и вместо того, чтобы поторопиться, он замирает. Флегматику трудно приступить к делу и трудно его закончить. Если он приступил к выполнению задания, не оставляйте его одного, побудьте рядом, иначе период раскачки и начала дела может растянуться».

Дети-меланхолики. Не отличаются особой общительностью. Застенчивы, замкнуты, нерешительны. Двигаются неуверенно, ведут себя тихо. Очень мнительны и легкоранимы, часто тревожатся по пустякам. Сторонятся шумных компаний, настороженно относятся к новым знакомствам, общение с незнакомыми людьми их утомляет. Новую информацию усваивают с трудом, быстро устают. Тяжело привыкают к новым местам, не любят ходить в садик и школу.

Как их воспитывать. «Основным подходом в воспитании ребенка-меланхолика является принцип, который можно назвать «не навреди», — советует Елена Пазылова. — Меланхолик нуждается в особом внимании, теплом отношении, помощи. Будьте с ним поласковее и помягче, чаще прикасайтесь к нему, гладьте по голове и пр. При взаимодействии с ним важны щадящий режим и принцип постепенности. Он не переносит сильных раздражителей! Никогда не делайте ему замечания на людях, это провоцирует развитие серьезных комплексов. У ребенка-меланхолика обязательно должен быть в семье человек или, наконец, домашнее животное, которому бы он мог довериться полностью, получать от него тепло и внимание. Не забывайте о его быстрой утомляемости. Не перегружайте его развивающими заданиями, а в процессе выполнения домашней работы делайте паузы. Любая ситуация соревнования для ребенка-меланхолика является стрессовой. Старайтесь их избегать».

Примите его таким, каким он создан

Помимо «чистых» типов темперамента встречаются еще и смешанные, поэтому не всегда бывает просто определить, кем именно является ваш ребенок. Но со временем это все-таки проясняется — по преобладанию тех или иных реакций и способов поведения.

Родителям стоит помнить, что многие конфликты и непонимание поступков ребенка вызваны несовпадением типов темперамента ребенка и того, кто его воспитывает. Здесь поможет только чуткое отношение к своему чаду. Примите его врожденные качества такими, как есть, не пытайтесь их переделать. Уважайте индивидуальные особенности маленького человека, тогда вам легче будет найти с ним общий язык, и воспитание принесет желаемые плоды.

Вспомним: чтобы природный минерал проявил свою красоту, его надо обработать. Но к любому самоцвету нужен свой подход, свои способы шлифовки, огранки, полировки. То, что подходит алмазу, не годится для нефрита, сердолика… Воспитание — та же шлифовка и огранка.

Как растят своих детей знаменитости

Солист группы «Иванушки International» Кирилл Андреев говорит: «У сына взрывной характер, он бурно и ярко реагирует на любую мелочь, поэтому мы с женой стараемся научить его более спокойному отношению к жизни. Кроме того, у нас четко соблюдается система поощрений: сын получает подарки, только если заслужил их».

Виктория и Дэвид Бекхэмы никогда не жалуются на характеры своих детей, не применяют упреков и ругани, тем более рукоприкладства. «В нашем доме есть специальный стул, который называется «кресло наказания». Если ребенок провинился, он должен сесть на этот стул и подумать о своем поведении. Удивительно, но это работает!» — говорит Виктория.

Голливудский актер Уилл Смит и его жена Джада воспитывают своих отпрысков методом доверия. «Мы предупреждаем детей о последствиях такого-то поступка, а решение они принимают сами. Поэтому у них нет желания что-то скрывать. Ребята часто подходят и говорят: «Мам, у меня вот такая проблема… Что мне делать?» А я им отвечаю: «Давай вместе разберемся»».

Инна Криксунова, для «Фонтанки.ру»

«Яркие меланхолики боятся чего угодно». Что такое страх и как с ним бороться?

Как возникает страх и насколько он разрушителен для человека? Чем полезны фильмы ужасов для нашего мозга и как справиться с панической атакой?

Почему одни люди боятся змей, а другие спокойно на них реагируют? Как получается, что у меланхоликов реакция страха выражена сильнее, чем у холериков и сангвиников? Альфред Хичкок боялся яиц, а Пифагар — бобов: в чем причина необычных фобий? Об этом BFM.ru поговорил с Вячеславом Дубыниным — доктором биологических наук, профессором кафедры физиологии человека и животных биологического факультета МГУ, специалистом в области физиологии мозга. С ним беседовали Екатерина Кухаренко и Надежда Донских.

Катя: Страх — это один из базовых инстинктов, чувство, которое отвечает за наше самосохранение. Поэтому испытывать его нормально и естественно. Но смотря в каких случаях. Давайте определимся, какие сигналы поступают нам в мозг при какой-либо опасности и как работает этот механизм.

Вячеслав: Самый очевидный сигнал — это боль. Здесь все понятно: повреждение клеток, тканей. Это сразу известно врожденно, и никакого обучения не требуется. А дальше начинаются сигналы — зрительные, слуховые, обонятельные, вкусовые. Потом включается наша память о реальных или потенциально опасных событиях. Этих сигналов может быть очень много, но следующие за болью — сильные: слишком громкий звук, слишком яркий свет. Наш мозг реагирует на неприятные запахи, горький вкус. Когда вы взрослый, вы понимаете: «Ну, горький вкус — выплюнул и дальше пошел». А для маленького ребенка это могут быть очень сильные эмоции. Посмотрите, как плачет младенец, если ему сунуть горькое лекарство. По мере того, как мы учимся и узнаем о мире больше, простых сенсорных сигналов мы пугаемся уже не так сильно — подумаешь, что-то загремело, сосед взял перфоратор. А вот результаты обучения становятся для нас более значимыми. И мы уже в курсе: да, есть предупреждающие знаки, слова. На это надо реагировать, напрягаться. Иногда понятно, что делать, тогда тревожность не очень зашкаливает. А когда непонятно, вот тут совсем нехорошо.

Надя: Есть люди, которые боятся вообще всего и постоянно находятся в состоянии невроза. Откуда это берется и как с этим справляться?

Вячеслав: Все мы разные. У некоторых людей центры страха очень яркие еще с самого детства. Или, как говорят физиологи, центры пассивно-оборонительного поведения — не тогда, когда хочется напасть и разобраться с источником неприятностей, а когда хочется куда-то спрятаться, закрыться. Древнегреческий врач Гиппократ еще за несколько столетий до нашей эры разделил людей на холериков, меланхоликов, флегматиков и сангвиников. Меланхолики — это люди, у которых реакция страха и тревожности ярко выражена. Их мозг так сконфигурирован, что для них безопасность, связанная с тем, чтобы избежать чего-то, спрятаться, очень значима. У сангвиника главная кнопочка — это любопытство, у холерика — агрессия, преодоление препятствий, для флегматика — это комфорт, а для меланхолика — это безопасность. Яркие меланхолики, слава богу, редко встречаются, но компоненты меланхоличного темперамента у каждого в голове сидят.

Как раз яркие меланхолики боятся чего угодно. В свое время еще Иван Петрович Павлов говорил, что ярко выраженные меланхолики — это поставщики психиатрических клиник. Такой человек может столкнуться с затяжной тревожностью, депрессией. Что с этим делать? Надо осознать, что вам достался именно такой мозг, и потихоньку на осознанном уровне с этим справляться. Помогает психотерапия, если вы сами не справляетесь, ну а в тяжелых случаях помогают успокаивающие таблетки, транквилизаторы. Но таблетки — это последняя линия обороны, их ведь пожизненно принимать не очень хорошо. На самом деле, надо каждый раз конкретно выяснять, чего боимся, и очень конкретно разбираться.

Катя: В целом со страхом справиться можно, если это боязнь в моменте, а не какая-то фобия?

Вячеслав: С боязнью в моменте действительно можно справиться относительно легко. Надо просто переключить мозг на какое-то другое занятие, дыхательную гимнастику, например, считать вдохи и выдохи. Страх в моменте — да, это состояние, которое почти всегда более или менее управляемое. Например, вам предложили прокатиться на американской горке. Вы понимаете, что это классно, но когда вы подходите и видите, как их поднимают сначала на высоту 15 этажей, а потом сбрасывают вниз, да еще и крутят в мертвой петле, вам, конечно, хочется убежать. Этот страх момента надо как-то преодолеть, например, задуматься о чем-то очень важном, неотложном, вплоть до смысла жизни, главное — утащить свою нервную систему в какую-то другую проблему. Или действительно просто задержать дыхание. Вот сколько можете не дышать — столько и не дышите. Мозг тут же отвлечется, потому что дыхание — это по-настоящему важно. И вот вы уже сидите в кабинке на этой американской горке, деваться некуда, вас затягивает на высоту 15-го этажа, это тот самый момент паники и страха. Здесь можно просто закрыть глаза и отвлекать себя, щипать пальцы. А дальше уже можно открыть глаза и орать изо всех сил, через две минуты все закончится, и вы ощутите, как вы круты, потому что в мозгу выделится много адреналина и норадреналина, и дальше вы будете долго это вспоминать и гордиться собой, потому что преодоление страха — это то, на чем дальше можно базировать свое поведение: «Я однажды это смог». Если вы через это перешагнули, дальше вы с этим видом страха будете справляться более успешно. Поэтому очень важно, чтобы кто-то помог нам преодолеть конкретный вид страха. Есть же методика — десенситизация. Боишься змей — «А давай мы тебе сначала подарим плюшевую змейку, ты с ней будешь обниматься, а потом резиновую — она уже ближе к настоящей, но тоже не кусается. А вот смотри, настоящая змея, но она далеко, она тебя не укусит, какая милая, посмотри».

Катя: А такое вообще нужно делать?

Вячеслав: Ну, если вам необходимо работать со змеями, тогда да.

Надя: Просто боязнь змей — одна из самых распространенных фобий, наравне с темнотой. Нужно ли бороться с такими фобиями, которые заложены в нас на уровне инстинкта?

Вячеслав: Страх змей, судя по всему, врожденно присущ не всем людям, в отличие, например, от шимпанзе — доказано, что они все врожденно боятся змей. Если шимпанзе, которая выросла в неволе, в клетку подсунуть резиновую змейку, будет истерика, агрессия, она начнет кидаться палками. А человеческие детеныши — у кого как. Это же относится к паукам и всякой такой пакости, которая в принципе может быть опасной, ядовитой. По-хорошему наш мозг должен такие опасности различать и их бояться, но как-то это срабатывает не у всех. Вот когда приближается большой объект — это всех пугает. А такие понятия, как вытянутое длинное тело с подозрительными немигающими глазками — это уже слишком тонко. Человеческий мозг, видимо, такие способности подрастерял.

Катя: Как формируются «обычные» фобии — страх высоты, глубины, смерти?

Вячеслав: Часть из них — результат врожденных знаний. У человека сенсорные знания криво вставлены, поэтому вроде мы боимся высоты, но как-то не очень. В детстве мама и папа — это остров безопасности. Но по мере взросления появляются реальные страхи. Иногда это превращается в фобические переживания. Это могут быть травмы, связанные с общением: боязнь вступать в отношения, кому-то доверять.

Катя: А страх смерти сюда же относится?

Вячеслав: Да, это когнитивная среда. Ни одно животное не боится смерти. Чтобы это ощутить, нужно знать, что с тобой будет дальше. Картина мира животного не подразумевает смерть. Высшие млекопитающие при виде умершего сородича могут грустить, но не за свою жизнь. У нас же побочный эффект слишком умного мозга. Вместо того чтобы радоваться здесь и сейчас, мы начинаем думать, что будет через 20-30 лет. Мы хорошо прогнозируем, но если влезать в это глубоко, есть вероятность того, что страхи вас сожрут. Мы должны их сдерживать таким образом, чтобы они не мешали нам относиться к жизни позитивно. Мир состоит из положительных и отрицательных эмоций, и научиться в нем жить — это то, чем мы и занимаемся всю жизнь.

Надя: Существуют и необычные фобии: Зигмунд Фрейд боялся папоротника, а голливудский режиссер Альфред Хичкок — яиц. Я знаю много людей, которые с опаской относятся к клоунам. Откуда берутся разнообразные фобии?

Вячеслав: Клоуны — это последствия голливудских ужастиков. А когда дело касается папоротника, яиц (Пифагор, например, боялся бобов) — речь идет о пищевых аллергиях. Мозг хорошо помнит все события, даже если мы о них забыли. У Пифагора, судя по всему, была аллергия на бобовые. Он даже под это свою теорию подвел, сравнивая бобовое зерно с человеком. Мол, кто ест бобовые — занимается людоедством. Бобовое зерно и впрямь, если раскусить, напоминает по запаху мясо. Пифагор сам не прикасался к бобовым и ученикам не разрешал.

Катя: В какой момент страх превращается в панику и в чем ее природа?

Вячеслав: Думаю, можно говорить о превращении в панику тогда, когда теряется сознательный контроль. Пока наш наблюдатель, который почти всегда сидит в высших центрах мозга, держит руку на руле и может в какой-то момент любое поведение остановить, тогда это еще не паника. А в какой-то момент — раз, и его нет. И вас захлестывает волна эмоций. Это может быть не только с паникой, а с любыми сильными эмоциями — агрессией, например, или вспышкой страсти.

Термин «паническая атака» на самом деле клинический. Он не ко всякой панике относится. Он возникает, когда в относительно безобидной обстановке возникает всплеск эмоций. Классическая паническая атака — это когда у человека, например, сильная аллергия на что-то. К примеру, его укусила оса в тот момент, когда он гуляет по саду, а там пахнет розами. И его мозг запоминает, что запах роз, укус и удушье, которое наступило после, — все это была одна ситуация. И дальше, когда вы почуяли запах роз, нервная система запускает весь этот каскад — «Все, сейчас я задохнусь». Нахлестывает эта паника, наблюдатель теряется. Это, конечно, непросто, и человеку нужно за счет терапии объяснять, что же случилось с его мозгом. У людей, у которых проблемы с сердцем, или которые оказывались на грани жизни и смерти, может сформироваться механизм, связанный с панической атакой, потому что в прошлый раз, к примеру, сердечный приступ был в такой-то ситуации. Но если ты носишь с собой коробочку с волшебными таблетками вроде нитроглицерина, ты уже не так подвержен этой панической атаке, потому что твой мозг и сознание понимают: есть рычаг для остановки.

Катя: Нет ли такой таблетки от страха, которая будет действовать на конкретные участки мозга, посылающие сигналы о том, что сейчас будет страшно и нужно как-то отреагировать?

Вячеслав: К сожалению, механизмы управления страхом используют молекулы, которые участвуют во множестве других процессов. Нет какого-то специфического вещества, которое отвечало бы именно за страх. Если мы используем транквилизаторы, то есть вещества, которые снижают страх, получаем побочные эффекты в других зонах мозга. Снижается скорость реакции, мышления. Но иногда это нужно, особенно когда яркие проявления, там уже не до побочных эффектов. Опять же, надо очень точно подбирать дозу. По крайней мере, есть две группы препаратов, которые используются как транквилизаторы (с латыни переводятся как «успокаивающие препараты») и они же в англоязычной литературе называются анксиолитики (от anxiety — тревожность). Эти молекулы похожи на гамма-аминомасляную кислоту — это наш главный успокаивающий нейромедиатор, и молекулы, мешающие работать гистамину — веществу, которое на периферии вызывает воспаление и аллергический отек. Когда это обнаружили, стали использовать вещества, которые мешают гистамину и тормозят аллергическую реакцию. И вдруг у этих веществ обнаружился побочный эффект: они еще и мозги «успокаивают» и подтормаживают. Дальше фармакологи, с одной стороны, усовершенствовали противоаллергические препараты — современные препараты не должны вызывать сонливости, а с другой стороны, они специально сделали антигистаминные молекулы, которые именно на мозги бы влияли, и из них сформировалась новая группа анксиолитиков. Но все эти препараты рецептурные. Если вы долго их принимаете, может возникнуть привыкание, зависимость. Если вы можете справиться своими средствами — психотерапией и самопсихотерапией, прекрасно, если не можете — то к доктору, и он уже будет с вами работать, выписывать рецепты и помогать.

Надя: Любители ужастиков специально ходят в комнаты ужасов, смотрят страшные фильмы. Зачем это делать, если вокруг и так достаточно много страшных, неприятных моментов?

Вячеслав: Фильмы ужасов и тем более какой-нибудь Дом ужасов в Диснейленде — это ведь игра. Поиграть в страх — это может быть для нашего мозга довольно забавно. У Стивена Кинга, классического писателя ужастиков, профессионала высочайшего уровня, по этому поводу есть целое литературоведческое исследование «Пляска смерти», где он разбирает жанр романа ужасов и фильма ужасов. Он пишет, что для человека, который пришел смотреть фильм ужасов, очень важен прыжок из опасности в безопасность и обратно. Героиня в неподходящее время куда-то идет, сейчас ее кто-то там сожрет — а я сижу в кресле и ем попкорн. Такой «прыжок» для некоторых зрителей оказывается приятен, но для этого нужно иметь подвижную нервную систему. Мой мозг, видимо, недостаточно подвижен, и когда я что-то такое смотрю, я прямо остаюсь в сюжете и не могу долго выдержать ужастики. Но при этом тот же Кинг говорит, что пугать нужно очень в меру. На спине чудовища всегда должна быть заметна молния, хотя бы чуть-чуть. И тогда зритель понимает, что это все понарошку. Если слишком напугаете, разбежится большая часть зрителей, и вы свою кассу не соберете. В любом случае, этот прыжок туда-сюда оказывается для мозга привлекателен. Мы готовы эксплуатировать самые разные центры нашего мозга, чтобы получать положительные эмоции.

На самом деле, более востребованный жанр — это боевики, когда вроде тоже все плохо, но в конце добро побеждает зло. Самый кассовый жанр — это какая-нибудь «Вселенная Marvel», где мы себя идентифицируем с главным героем или с девушкой главного героя.

Катя: Хочу вернуться к психотипам. Если я правильно понимаю, в нашем мозгу есть участки, которые отвечают за агрессию и за страх. Они находятся близко друг к другу. Почему одни люди в опасных ситуациях стараются убежать, а другие реагируют резко, остаются сражаться за свою жизнь?

Вячеслав: Здесь немного тоньше ситуация. Судя по всему, центры бегства, страха — их еще называют пассивно-оборонительными — в эволюции появляются раньше. Они позволяют уйти от неприятности. Потратив при этом немного энергии, можно избежать драки, травм. А позже к ним присоединяются центры агрессии, и когда мы смотрим на поведение животных, да и человека тоже, мы видим: когда появляется слабенькая неприятность, мы сначала включаем пассивно-оборонительную программу: меня это не касается. Но если избежать не получается и проблема нарастает, вот тут происходит переключение на агрессивную программу. Собственно, темперамент — это точка переключения. То есть у меланхолика переключение произойдет, когда его совсем в угол загнали, а холерик переключится довольно быстро. Он немного потерпел, а потом осознал: сколько можно, я вас тут сейчас всех разнесу! Программа агрессии сменяет другую программу защиты — обороны. Эти центры и анатомически оказались рядом, в заднем гипоталамусе. Между ними буквально пара миллиметров. Мы знаем классические эксперименты на обезьяне или на кошке, когда вживляются два электрода в задний гипоталамус. Включается один, и, пожалуйста, возникает паническая атака на пустом месте. Животные реализуют все поведенческие реакции, связанные со страхом, ужасом. А чуть сдвинешь другой электрод — тут же эта реакция паники сменяется реакцией агрессии. Но в принципе, мы смотрим на разных животных и видим, что у некоторых страха совсем почти нет. Это обычно касается довольно крупных хищников — львов, орлов. Вот вы, например, влезаете в гнездо, где сидят совята или маленькие ястребы — они вообще вас не боятся. Шипят, клюются, бьют лапами — здоровенное существо влезло в гнездо, а у них даже признака страха нет.

У нас как раз более гибкое поведение. И это правильно, потому что агрессия включается не только тогда, когда вам было страшно, но и при других обстоятельствах. Кто-то позарился на вашу еду, залез на вашу территорию — пожалуйста, агрессия. В этом смысле агрессивная реакция даже более универсальная, чем страх. Агрессия — изначально про безопасность, а потом она стала присоединяться к любой проблеме. Если что-то идет не так, агрессия может добавить дополнительную энергию, и вы раз — дверь проломили. Но здесь опасность, потому что если вы все вокруг себя начинаете рушить — это тоже плохо. Ну нет идеальных программ! Реакции агрессии порой бывают просто ужасные, деструктивные. Если у человека панические атаки — это, в конце концов, его личное дело. А если он агрессивный маньяк, тут уже дело не только в этом человеке, а еще в окружающих, тут уже успокаивающих препаратов не хватает. Нужны особые препараты, которые блокируют агрессивные эмоции, они называются нейролептики.

Катя: На страхе, эмоциях выстроена целая индустрия рекламы. Боязнь старения, одиночества. Можно ли говорить, что страх — это некая движущая сила человечества?

Вячеслав: Да, но наряду с другими сферами. У нас есть сфера биологических потребностей. Без трех программ ну прямо никак: еда, размножение, безопасность. Посмотрите на фильмы — в основном они про любовь. Деньги в основном мы тратим на еду, ну а без безопасности кусок в горло не полезет. Дальше начинаются более сложные программы: любопытство, эмпатия, лидерство. Но основа сохраняется, поэтому можно сказать, что безопасность — одна из базовых программ любого живого организма, в том числе человека.

Экономика — это как раз наши потребности. Нам продают любопытство, любовь, нам говорят, что, используя эти товары, ты больше понравишься окружающим. Нам продают свободу, лидерство, и точно так же порождают безопасность в виде методов здорового образа жизни, лекарств, страхового бизнеса.

Надя: У нас в обществе есть такая особенность — воспитывать детей на чувстве страха: «Будешь плохо есть — не вырастешь», «Не будешь слушаться на улице — потеряешься, упадешь». Какие у этого последствия для психики?

Вячеслав: Вначале ребенок пугается, потом подрастает и как-то с этими комплексами разбирается, особенно если начинает самостоятельно жить. Но если вся жизнь проходит с мамой, можно этот страх сохранить. Нам, взрослым, нужно понимать, что внушать опасения детям нужно исходя из реальных событий.

Шансы для слабого типа | События | ОБЩЕСТВО

Депрессии, доходящие порой до крайнего проявления – суицида, становятся одной из печальных примет нашего времени. Один весьма известный в Нижнем Новгороде психотерапевт, комментируя эту ситуацию, заявил, что в сложившихся экономических условиях произойдёт некий отбор: бизнесмены со слабым типом нервной системы (в просторечии меланхолики), более подверженные приступам плохого настроения, уйдут со сцены. Зато сильные ещё более закалятся. Что же получается: меланхоликов смоет волна кризиса, а на плаву останутся одни сангвиники?

Ирина, Нижний Новгород

— Я не считаю, что меланхоликам уготована столь печальная участь. Дело в том, что депрессия не спрашивает, какой у человека тип нервной деятельности – слабый, уравновешенный или взрывной. Она может прийти к каждому, вне зависимости от природного темперамента. Другой вопрос, что к меланхолику ей идти ближе.

Если говорить о бизнесменах – меланхоликах, то в этой сфере деятельности их и без кризиса было немного. Рынок требует постоянной борьбы за непотопляемость, что тяжело даётся людям слабого темперамента. К тому же меланхолики имеют очень высокий уровень притязаний к себе и к окружающим, что обуславливает возникновение конфликтов.

Как правило, люди такого склада изначально не стремятся в бизнес, их таланты лежат в других областях. Обратите внимание, сколько меланхоликов среди людей искусства: Гоголь, Жуковский, Чайковский, Зощенко, Блок, Шопен, Булгаков – перечислять можно бесконечно. Эти люди обладают способностью тонко чувствовать всё происходящее, поэтому в творческих профессиях у меланхоликов нет соперников. Меланхолики к любому делу относятся как к ювелирному, стараясь выполнить его с максимальным качеством. Это очень ценное свойство, которое всегда находит спрос. Так что не следует приговаривать слабый тип темперамента к вымиранию в период кризиса.

Что касается депрессии, то хотя она и действительно находится неподалёку от меланхоликов, но и средства для борьбы у слабого типа всегда под рукой. Как правило, эти люди обращаются за помощью, рассказывают о своём душевном состоянии. Окружающие обычно стремятся опекать меланхолика, что также помогает ему не скатиться в глубокую депрессию.

● Сангвиники наименее подвержены депрессиям. Но у них свои проблемы: такого человека практически невозможно заставить выполнить работу «от сих до сих». Сангвиника тяготит как ситуация, в которой он должен руководить и быть полностью ответственным за какое-то дело, так и необходимость беспрекословного подчинения.

● Флегматики идут следом за сангвиниками по шкале устойчивости к депрессиям. Они обладают высокой работоспособностью и спокойным характером. Однако им трудно договариваться с людьми, и творческой инициативы от флегматика добиться тяжело. То есть предпосылки для конфликтов также имеются. Проблема ещё и в том, что окружающие, привыкнув к особенностям поведения флегматика, могут не заметить начинающуюся депрессию, а это чревато серьёзными последствиями.

● Холерики, импульсивные и энергичные, казалось бы, не склонны к тягостным переживаниям. Но это только видимость. Действительно, холерики часто добиваются успеха как в бизнесе, так и в других отраслях деятельности. Но им тяжело смиряться с неудачами. Именно холериков часто подстерегают инсульты и инфаркты. Пожалуй, самая большая опасность для этого типа – пытаться решать свои проблемы с помощью алкоголя.

● Имейте в виду: темпераменты в чистом виде – большая редкость. Обычно человек сочетает в себе одновременно черты нескольких типов высшей нервной деятельности.

СПРАВКА «АиФ-НН»

Темперамент — совокупность индивидуальных психических особенностей, имеющая физиологическую основу в определённом типе высшей нервной деятельности. Темперамент составляет основу развития характера человека.

Меланхолик (от греческого Melanos — тёмный + Cholo – желчь) — человек, характеризующийся неустойчивостью, необщительностью, склонностью глубоко и эмоционально переживать даже незначительные события, замедленностью движений и быстрой утомляемостью. В концепции типов высшей нервной деятельности — тип, отличающийся слабыми процессами возбуждения и торможения.

Коллаж Алёны БОКАРЕВОЙ

Смотрите также:

Что такое темперамент. Кто такие меланхолик, холерик, сангвиник и флегматик

Темперамент — психологический тип личности, общая активность и эмоциональность человека. Со времен античного врача Гиппократа выделяют четыре темперамента: оптимистичный сангвиник, импульсивный холерик, ранимый меланхолик и невозмутимый флегматик.

В разговорной речи слово «темперамент» используют как синоним страстности, возбудимости, активности. Например: холодный темперамент; бурный темперамент; темпераментная женщина; сексуальный темперамент.

В переводе с латыни темперамент означает «смесь, соотношение частей». Это понятие придумали древнегреческие медики Гиппократ и Гален. Они объясняли различие людских характеров тем, какая из четырех жидкостей — какой из «жизненных соков» — преобладает в человеке.

По Гиппократу и Галену, таких жидкостей четыре: мокрота-флегма делает человека вялым флегматиком, желтая желчь — истеричным холериком, кровь — подвижным сангвиником, черная желчь — печальным меланхоликом.

Содержание

В XVIII веке эту концепцию систематизировал немецкий философ Иммануил Кант. Ее же развивал российский физиолог Иван Павлов. Павлов выделял сильные и слабые типы нервной системы: слабый тип — меланхолик; сильный неуравновешенный тип — холерик; сильный уравновешенный и подвижный — сангвиник; сильный уравновешенный, но инертный — флегматик.

Взрывной характер. Кто такой холерик

Холерик — это порывистый, импульсивный человек. Холерик неуравновешен, у него быстро меняется настроение: он то работоспособный и веселый, то безалаберный и злой.

В качестве примера иногда приводят Александра Сергеевича Пушкина — гениального поэта, страстного любовника, картежника и дуэлянта. Как ни странно, химик Дмитрий Иванович Менделеев тоже был холериком: ученого обуревали страсти, а характер у него был непростой.

Печальный и чувствительный. Кто такой меланхолик

Меланхолик — это человек ранимый, впечатлительный постоянно переживающий, боязливый. При этом тонко чувствующий, глубоко эмоциональный меланхолик может добиться успехов в искусстве.

Некоторые биографы полагают, что меланхоликами были писатель Николай Васильевич Гоголь и композитор Петр Ильич Чайковский. Древнегреческий философ Аристотель вообще считал, что все выдающиеся люди — меланхолики.

Общительный оптимист. Кто такой сангвиник

Сангвиник — это человек жизнерадостный, оптимистичный, активно реагирующий на события. Сангвиники работоспособны и общительны, легко примиряются с неудачами. Эмоции у них быстро возникают и меняются — сангвиники непостоянны, легко проявляют и теряют интерес к чему-либо. За счет этого сангвиник хорошо приспосабливается к новым условиям, сходится с людьми.

В числе знаменитых сангвиников называют вождя большевиков Владимира Ильича Ленина.

Сама невозмутимость. Кто такой флегматик

Флегматик — это человек невозмутимый и неспешный. Флегматик скуп на проявление эмоций, ведет себя ровно и сдержанно, действует взвешенно. Его трудно вывести из себя, он не склонен к конфликтам. В то же время флегматик может быть медлительным, вялым, безразличным к окружающим и ленивым.

Знаменитый флегматик русской литературы — Иван Адреевич Крылов, поэт и баснописец, которого считали человеком жутко ленивым и пассивным.

Четыре темперамента: холерик, флегматик, меланхолик и сангвиник. Рисунок Херлуфа Бидструпа

В чистом виде четыре темперамента встречаются редко. Чаще всего люди сочетают в себе признаки различных темпераментов. Но в обиходе слова холерик, флегматик, сангвиник и меланхолик используются широко.

Читайте также: Кто такие интроверты? Интроверт, экстраверт и амбиверт — кто это?

Худой и грустный? Темперамент и телосложение

Помимо гуморальных теорий, связывающих темперамент с соотношением жидкостей в организме, существуют морфологические теории: они связывают темперамент человека с телосложением.

Автором одной из таких моделей — немецкий психиатр Эрнст Кречмер (1888-1964). Он выделял три типа конституции:

  • Астенический тип — худощавый и узкоплечий. Ему соответствует шизоидный или шизотимический темперамент: замкнутые, сосредоточенные на внутреннем мире астеники действуют судорожно, а двигаются скованно.

  • Пикнический тип — полный и круглолицый. Ему соответствует циклоидный или циклотимический темперамент: полные люди открыты, общительны, добродушны, периоды радости у них легко сменяются периодами печали. 

  • Атлетический тип — мускулистый и широкоплечий. Чаще склонен к шизоидному типу.

Американский психолог Уильям Шелдон выделял три основных соматических типа: худощавый эндоморф, мусулистый мезоморф и склонный к полноте эктоморф. Он связывал данные типы с темпераментом.

  • Пухлые эктоморфы любят комфорт и радости жизни, приветлвы и терпимы к людям, ориентированы на общественное мнение.

  • Худосочные эндоморфы склонны к уединению и размышлениям, чураются общества, способны к нестандартным решениям.

  • Крепкие мезоморфы энергичны, склонны к риску, отличаются храбростью и пониженной чувствительностью.

Это крайние формы, большинство людей относится к смешанным типам, пояснял Шелдон.

Теории Кречмера и Шелдона близки. Эндоморф — аналог пикника, мезоморф — атлетика, эктоморф — астеника.

Онлайн-тест на теперамент

Один из тестов, позволяющих узнать свой темперамент — Опросник структуры темперамента В.М. Русалова. В тесте 105 вопросов, на которые нужно отвечать «да» или «нет». Один вариант опросника рассчитан на взрослых людей, другой — на подростков.

Кто такой меланхолик. Признаки меланхолика, тест на темперамент

Содержание

Что значит меланхолик

Меланхолик — это ранимый, грустный, чувствительный и боязливый человек. Он тяжело переживает неудачи и часто пребывает в печали.

Меланхолик — один из четырех типов темперамента, наряду с сангвиником, холериком и флегматиком.

Древнегреческий врач Гиппократ считал, что психологический тип человека зависит от преобладающего в организме «жизненного сока». Когда в теле преобладает черная желчь (μέλας χολή — мелас холе), человек печален и апатичен, полагали античные доктора. Отсюда и слово «меланхолик».

Ударение ставится на третий слог: меланхо́лик.

Примеры употребления слова:

  • Этот невзрачный и всегда скромный меланхолик «Моня», как его звали офицеры на корабле, грустил и сейчас. (А. С. Новиков-Прибой. «Цусима»)

  • Впрочем, он был не просто дурак, а дурак-меланхолик. (В. В. Набоков. «Отчаяние»)

  • Этому тихому и замкнутому меланхолику вместе со всем своим поколением пришлось пережить, ни много ни мало, конец света. (М. Л. Гаспаров. «Вергилий ― поэт будущего»)

Существует также сленговое слово «думер», которым называют молодых пессимистов, грустных и не ждущих от жизни ничего хорошего.

Что такое меланхолия

Меланхолия — это грусть, печаль, плохое настроение или депрессия. Синонимы: хандра, сплин, тоска, подавленность.

Древнегреческое слово «меланхолия» дословно означает «разлив черной желчи». Именно с этой телесной жидкостью античные врачи связывали грусть.

  • Мрачная меланхолия, как черная туча, покрыла его душу… (Ф. В. Булгарин. «Воспоминания»)

  • Тут Собакевич погрузился в меланхолию. (Н. В. Гоголь. «Мертвые души»)

  • Эпаминонд Максимыч, что это вы в меланхолии? (А. П. Чехов. «Свадьба»)

Гиппократ словом «меланхолия» назвал и тип темперамента, и болезнь, которую сегодня называют депрессией. Стоит различать эти вещи: склад характера не изменишь, а вот клиническую депрессию необходимо лечить под наблюдением врача, не доводя до беды. Депрессия, как и другие болезни, может поражать людей с любым темпераментом и в любом возрасте.

Признаки и черты меланхолика. Описание

Меланхоликов принято описывать как людей печальных, ранимых и тревожных. Вот какие черты приписывают типичным меланхоликам:

  • Склонность к грусти, печали.

  • Нерешительность, боязливость, недоверчивость и тревожность.

  • Пассивность, нежелание брать на себя роль лидера, готовность к подчинению другим.

  • Пессимизм, взгляд на мир как на бесконечный источник проблем.

  • Негромкая и невыразительная речь, слабая мимика, неуверенные движения.

  • Замкнутость, нелюбовь к большим компаниям и незнакомой обстановке. Меланхолики обычно интроверты.

Российский физиолог Иван Павлов, лауреат Нобелевской премии, относил меланхолический темперамент к «слабому» типу высшей нервной деятельности. По мнению ученого, у меланхоликов замедлены процессы как возбуждения, так и торможения. «Для меланхолика… каждое явление жизни становится тормозящим его агентом, раз он ни во что не верит, ни на что не надеется, во всем видит и ожидает только плохое, опасное», — писал Павлов.

Что хорошего в меланхоликах

Однако меланхолик — это не обязательно вечно плачущий и бесполезный нытик. Меланхолик, как и любой другой человек, может обладать высоким интеллектом, сильной волей, трудолюбием, доброй душой.

Его мягкость, эмоциональная чувствительность, задумчивость — ценные качества, способные приносить счастье и пользу людям. Иммануил Кант полагал, что у мрачных меланхоликов обострено чувство возвышенного.

Помимо тонкого чувства прекрасного, меланхоликам обычно приписывают способность к эмпатии, деликатность, мудрость, способность к необычному взгляду на мир. Вероятно поэтому людей этого типа темперамента немало среди ученых, литераторов, музыкантов, психологов и т.п.

Если в незнакомой обстановке меланхолики быстро устают и «сдуваются», то в привычном окружении могут работать долго, сосредоточенно и продуктивно. Решать сложные задачи им помогают внимательность, неторопливость, умение глубоко вникнуть в проблему.

Великие меланхолики

Аристотель задавался вопросом: «Почему люди, блиставшие талантом в области философии, или в управлении государством, или в поэтическом творчестве, или в занятиях искусствами, ― почему все они, по-видимому, были меланхоликами?»

Древние греки рассказывали, будто бы «разливом черной желчи» — меланхолией — страдал легендарный Геракл, и потому называли этот недуг «геракловой болезнью», пишет Ю. В. Каннабих в «Истории психиатрии».

К меланхоликам причисляют многих великих людей — Сократа, Гоголя, Чайковского.

Тест на меланхолика. Как понять свой тип темперамента

Со времен Гиппократа прошло много веков, и наука не подтвердила его идею о зависимости психологического типа от «телесных соков». По традиции людей до сих пор делят на меланхоликов и холериков, сангвиников и флегматиков.

Важно понимать, что в чистом виде представители этих типов встречаются редко. Часто человек совмещает в себе черты разных темпераментов, они могут быть сглаженными. Поэтому не нужно спешить с выводами, навешивать ярлыки и ждать, что человек обязательно должен проявлять все черты «типичного меланхолика» или, например, «типичного холерика».

Если вы хотите разобраться, к какому типу темперамента склоняетесь, то можете пройти различные тесты в интернете, — например, заполнить опросник В. М. Русалова для взрослых и для подростков.

Россия: Несчастные люди

Diku — Норвежское агентство международного сотрудничества и повышения качества высшего образования

Норвежское агентство по международному сотрудничеству и повышению качества высшего образования (Diku) стремится повысить качество норвежского образования. Мы содействуем развитию и инновациям, международному сотрудничеству и цифровому обучению.

Русское чувство меланхолии — это не личное, а скорее социальное настроение, чувство потери и сильное коллективное чувство того, что они люди, несущие крест через революции и потрясения от имени мира.

В литературе этот мотив культивировался как центральный, особенно символистами в начале 20 века, но даже в современной литературе можно найти следы такого рода идей. Если вы когда-нибудь присутствовали на тусовке с русскими, потягивая водку, вы, вероятно, знакомы с этой меланхолией, тоскливостью ночного пения, разговорами о прошлом или нежеланием говорить о мимо.

Но разве это не клише, конструкция русскости? Неужели русские такие больные и несчастные люди? Это намеренно? Неужели они действительно хотят выглядеть загадочными?

Русский исследователь Эдуард Понарин и финский исследователь Киммо Каариайнен исследовали факторы, которые могли бы объяснить это воспринимаемое несчастье.

«Счастье связано со свободой выбора и с чувством контроля, который люди думают над своей жизнью. По словам Эдуарда Понарина, у России низкий балл по этой переменной. (Фото: Частный)

Парадокс экс-коммунистов

С 1981 года Всемирное исследование ценностей (WVS) собирает данные из более чем девяноста стран по всему миру в рамках измерения уровней счастья и субъективного благополучия. WVS показывает, что существует сильная корреляция между экономическим состоянием страны (ВВП) и тем, как люди относятся к себе.

Одним из важных выводов WVS является то, что переход от общества с низким доходом к обществу с более высоким доходом заставил людей стремиться к более секулярно-рациональным ценностям и дал им желание самовыражения. Другими словами: по мере того, как общество становится материально богаче, все больше людей становятся секуляризованными (они отказываются от традиционных ценностей и бросают религию) и начинают ценить и развивать свободу выражения и выбора.

Это справедливо для всего мира, за одним важным исключением: бывшие коммунистические общества, включая Россию.Фактически, исследование показывает почти противоположную тенденцию развития в России: люди массово обратились к религии после распада Советского Союза, когда экономика резко упала. Но отличие от других стран заключается в том, что люди по-прежнему склонны обращаться к религии, несмотря на то, что Россия сейчас растет по индексу ВВП. Почему?

Россия:

• Население: 138 739 892 (оценка за июль 2011 г., CIA World Factbook)
• ВВП на душу населения: 15 900 (Индекс качества жизни)
• Религия (этническая / религиозная принадлежность, не обязательно исповедующая), приблизительные цифры: 82 процента христиан, мусульмане 10 процентов, другие 8 процентов.
• Люди, исповедующие официальную религию / люди, которые регулярно ходят в церковь / мечеть, приблизительное количество: мусульмане 3–4 процента и христиане 7–8 процентов. (Источник: Э. Понарин / НИУ ВШЭ в Санкт-Петербурге.)

Эдуард Понарин:

• Изучал психологию в Ленинградском государственном университете
• Кандидат социологических наук в Мичиганском университете
• Научный сотрудник Высшей школы экономики в Санкт-Петербурге и руководитель Лаборатории сравнительных социальных исследований (LCSS), где Рональд Инглхарт выступает в качестве научного консультанта .

Киммо Кяэрияйнен:

• Директор Института церковных исследований в Финляндии
• Окончил Хельсинкский университет, доктор теологии в 1989 г. и степень магистра политических наук в 1991 г.
• Адъюнкт-профессор Хельсинкского университета.
• Автор многочисленных книг и статей о религии и морали в Финляндии и России.

Номер 83 в списке качества жизни

Россия занимает 83-е место в рейтинге качества жизни за 2011 год.Внизу, на 137-м месте, находится Сомали, в то время как Исландия возглавляет список.

Индикаторы индекса включают здоровье, образование, благосостояние и демократию. Согласно страновому сопоставлению ВВП на душу населения в журнале CIA World Factbook за 2010 год, Россия занимает 71 место (из 228). Это ставит Россию впереди большинства стран Латинской Америки.

Однако, согласно WVS, несмотря на то, что русские богаче латиноамериканцев, последние, как это ни парадоксально, намного счастливее. Оказывается, между ними есть одно важное различие, помимо экономики: все больше латиноамериканцев верят в бога.

Принудительный атеизм

В книге «Религия в России после краха коммунизма» финский исследователь Киммо Каариайнен заключает, что в результате более открытой религиозной политики после распада Советского Союза число верующих в России увеличивается. В то же время его результаты показывают, что с возрастом россияне становятся более религиозными, а также что многие люди, пострадавшие от советской атеистической политики, теперь снова обращаются к религии.Если логика из Латинской Америки применима к России, рост числа религиозных людей должен указывать в направлении большего счастья.

По словам доктора Эдурада Понарина, несмотря на то, что около трех четвертей населения России отождествляют себя с национальной религией, то есть с русским православием, менее десяти процентов фактически исповедуют религию. Это подтверждается данными из множества разных источников за последние десять лет

Понарин — российский социолог, исследователь Высшей школы экономики (НИУ ВШЭ) в Санкт-Петербурге.-Петербург и заведующий лабораторией сравнительных социальных исследований (ЛССО) на ул. Его недавние исследовательские проекты были сосредоточены на свободе слова в постсоветской прессе, а также на религиозной и этнической идентичности в России.

«То, что пожилые люди более религиозны, не является уникальной особенностью России; это универсальное явление. Однако Россия особенная в том, что ее ВВП на душу населения не окупается счастьем », — говорит Понарин.

«Русские отстают от результатов, в отличие от многих латиноамериканских стран, которые достигают чрезмерных результатов с точки зрения счастья на единицу богатства.Другими словами, в России нужно больше рублей, чтобы достичь того же уровня счастья, что и в странах Латинской Америки », — поясняет Понарин.

Параллельные миры

В советское время и, вероятно, при всех деспотических режимах существовала культура параллелизма. Несмотря на то, что официальной политикой был государственный атеизм и государство ввело строгую цензуру, существовала неофициальная культура, где можно было читать, слушать и писать о незаконных предметах. Параллельная культура проникала в общество на многих уровнях и выходила за рамки культурной и политической цензуры.

Государственный контроль имеет свои пределы, и личные, внутренние мысли человека о великих тайнах жизни никому не подвластны. Возникает новый вопрос: могло ли быть так, что русские тогда были такими же религиозными, как сейчас, с той лишь разницей, что теперь можно открыто об этом говорить?

«Источник несчастья россиян, возможно, связан не столько с религией, сколько с недавней историей страны и ее политической системой. Было показано, что счастье связано со свободой выбора и с чувством контроля, который люди думают над своей жизнью.По этой переменной у России низкие баллы », — говорит Понарин.

Отсутствие свободы

Кажется очевидным, что одни только религия и экономика не могут объяснить несчастье русских. Следует учитывать, что свобода — ключевой фактор счастья.

В советское время люди почти 80 лет жили в одних и тех же условиях. Внезапно, после 1991 года, ситуация быстро изменилась, и огромный разрыв между богатыми и бедными поляризовал общество и превратил в насмешку чувство справедливости и справедливости непривилегированных людей.Несмотря на то, что Россия год от года поднимается в рейтинге ВВП, а средний класс растет, почти половина населения все еще пытается сводить концы с концами.

«Россияне недавно пережили тотальный системный коллапс. В то время как венгры, а иногда и украинцы могли указать пальцем на русских и снять с себя ответственность за «русскую систему», русским сложнее избежать ответственности за национальную неудачу. Отсутствие свободы, вероятно, более удручает верхние социальные слои, поскольку уязвленная национальная гордость более удручает низшие социальные слои », — говорит Понарин.

При этом Понарин также отмечает, что люди в России на самом деле стали немного счастливее за последние десять лет, что объясняется повышением уровня жизни, а не религией.

Гражданское общество и доверие

Толерантность и гражданское общество — два взаимосвязанных и важных фактора, которые подпитывают чувство защищенности людей, а, следовательно, и их благополучие.

Недавнее исследование социального капитала в США, проведенное профессором Робертом Патнэмом, показывает, что половина всех социальных связей являются религиозными.Он также утверждает, что религиозные люди более хорошие люди, независимо от религии. А как насчет российского гражданского общества — может ли религия играть активную роль в России?

«Религиозных россиян можно разделить на две основные группы. Первый и более крупный похож на основную часть населения слаборазвитых стран: они суеверны, завистливы, жадны, подозрительны и часто агрессивны. Вторая группа, как правило, более образованные горожане, действительно более приятные люди. Однако, поскольку общий уровень доверия к России не очень высок и поскольку эта группа составляет небольшое меньшинство, они не могут существенно влиять на социальные сети », — продолжает Понарин.

Националистическое направление

В течение нескольких лет мы наблюдаем растущую тенденцию к более ксенофобскому обществу в России, с ростом националистических движений и увеличением числа инцидентов явно расового мотивированного насилия и даже убийств.

Понарин объясняет, что толерантность связана с уровнем развития, измеряемым, например, Индексом человеческого развития. Социальная катастрофа, произошедшая в России после распада Советского Союза, существенно снизила уровень жизни, повысила уровень незащищенности и оставила идеологический вакуум, который заполняется националистической альтернативой.

«Не так уж много идеологий на выбор. Социализм не сработал, поскольку он только что потерпел неудачу с СССР. Либерализм пробовали в 1990-е, но тоже потерпели неудачу. В таких обстоятельствах национализм возникает естественным образом », — говорит Понарин, добавляя, что Русская Церковь имеет долгую историю как государственный департамент. Если бы большинство россиян были активными членами, тогда церковь действительно могла бы способствовать авторитаризму. Но как институт, который является одним из многих других, Русская Церковь действительно может внести свой вклад в процесс демократизации.

В каком-то смысле кажется, что в России все наоборот. Может быть, Россия все-таки навсегда останется загадкой?

Россия не сильна. А Путин еще слабее.

Сергей Алексашенко хочет, чтобы все перестали называть Россию слабой. Он утверждает, что Россия на самом деле сильнее, чем многие думают
— включая президента США Барака Обаму и британского военного историка Лоуренса Фридмана среди других выдающихся голосов. Но Россия слаба, а президент России Владимир Путин еще слабее.Алексашенко неправильно понимает силу России, потому что делает три критических ошибки. Во-первых, он предполагает, что сила и слабость статичны, и поэтому не обращает внимания на тенденции. Во-вторых, сосредоточив внимание на самых слабых соседях России, он не замечает, что большинство восточноевропейских государств , а не запуганы Россией. Наконец, он ошибочно полагает, что сильные стороны России могут быть эффективно использованы Путиным для сохранения своей власти.

Во-первых, сила и слабость динамичны, то есть со временем меняются.Несмотря на нынешнюю демонстрацию российской военной мощи на Украине, бывшая сверхдержава неуклонно и необратимо слабеет. Как Алексашенко знает — на самом деле лучше, чем большинство официальных лиц в Москве, — нынешний экономический кризис в России не может привести к восстановлению, и экономика готова пробивать одно ложное дно за другим.

Что менее очевидно для многих наблюдателей за Россией, так это то, что военная мощь, столь торжественно продемонстрированная на Красной площади во время парада Победы 9 мая, также снижается.В Украине отсутствие каких-либо значимых политических или стратегических целей России подрывает моральный дух войск, которые тайно размещены там. Обеспокоенный внутренними политическими последствиями роста числа жертв, Путин классифицировал информацию о смертях в зонах боевых действий как государственную тайну. Издержки войны растут, и перерасход средств в рамках приоритетной программы закупок Armaments 2020 — еще один пункт в списке неприятных финансовых неудач. Серьезным российским экономистам ясно, что военные расходы вышли из-под контроля по крайней мере последние четыре квартала.Такие расходы не могут продолжаться бесконечно, и в этом году неизбежны серьезные сокращения оборонного бюджета.

Во-вторых, в описании Алакшашенко запугивания со стороны России своих соседей упускается из виду то, что многие соседи России не считают это устрашающим. В то время как Грузия видит необходимость действовать осторожно и избегать конфронтации (даже при подписании соглашения об ассоциации с ЕС), Эстония и Латвия превратили свою подверженность российскому давлению стратегическим преимуществом, запросив и получив существенную поддержку со стороны НАТО.Москва продолжает свои военные провокации на Балтийском театре военных действий, но понимает, что военный баланс там в конечном итоге не в ее пользу. В Арктике Финляндия присоединилась к международным учениям Arctic Challenge 2015, в которых используется авиабаза Рованиеми; Финляндию, по-видимому, не беспокоит тот факт, что недавно сформированная российская арктическая бригада дислоцирована всего в 30 милях через границу от этого города.

Со стороны НАТО благоразумно проявлять бдительность на своем северном фланге, но у России практически нет возможностей для одновременного ведения двух «гибридных войн».«Еще в 1940 году Сталин собрал около 600 000 солдат для быстрой оккупации трех беззащитных прибалтийских государств; Теперь Путин может развернуть только около 50 000 военнослужащих для (весьма вероятного) предстоящего наступления на Донбасс.

Наконец, даже те сильные стороны, которыми действительно обладает Россия, не обязательно укрепляют власть президента Владимира Путина. Яркий тому пример — экспорт российского газа в Европу. Как справедливо отмечает Алексашенко, у России есть определенные рычаги воздействия. Например, экспорт российского газа в Европу важен для экономики обеих стран, какие бы предложения по альтернативным «зеленым» источникам ни предлагались в энергетической стратегии ЕС.Это главный источник экономической и политической силы России. (Хотя даже здесь возможности для превращения этого экспорта в инструмент политики безопасности ограничиваются единой позицией потребителей во главе с Германией.)

Доминирование Путина над российской политикой раньше основывалось на перераспределении постоянно растущих доходов от добычи нефти, которые стали результатом этой российской мощи, среди жадных заинтересованных сторон, при одновременном обеспечении некоторой утечки. Однако, когда цены на энергоносители упали, а экономика рухнула, ему пришлось заново изобретать себя в качестве военного лидера.Триумфальный аншлюс Крыма выполнил эту уловку. Но его заоблачная популярность хрупка и требует масштабной пропагандистской кампании, а также новых побед. Путин чувствует себя воодушевленным волной общественной поддержки, но он не может позволить, чтобы его искусственно завышенные рейтинги одобрения начали снижаться. Он единственный решающий и единственный обладатель всех государственных секретов. Но для ведения войны, даже «гибридной», требуется команда способных и лояльных лейтенантов. Путин знает неприятную правду о Кремле, который изобилует мелкими ссорами и неблагополучными состояниями, и знает, что есть пределы его надежности.Следовательно, его верховная власть гораздо более уязвима, чем кажется. Он прекрасно осведомлен об уродливой кончине многих товарищей-автократов, которые выглядели так надежно в своих дворцах, пока не перестали.

Дилемма Путина

Путин попал в классическую ловушку: военное преимущество России тускнеет и, несомненно, будет уменьшаться и дальше. Ему нужно использовать это преимущество раньше, а скорее позже. Путин, вероятно, считает паузу в украинском конфликте проигрышной, и большие артиллерийские орудия, которые недавно возобновили канонаду в пригороде Донецка, весьма вероятно, означают конец Минского режима прекращения огня.Россия, смело миновавшая фазу меланхолического застоя ( застой ), сейчас переживает стремительное ухудшение. Его лидеры отчаянно нуждаются в новой победе, чтобы получить поддержку общества. В одном Сергей Алексашенко прав: Запад не может принять статус-кво в раздираемой войной Украине, не может ожидать, что нынешняя пауза продлится долго, и должен работать над нетрадиционными ответами на агрессивный ревизионизм Путина.

Но таких ответов больше, чем госсекретарь США Джон Керри, по-видимому, смог собрать во время своей четырехчасовой встречи с Путиным в Сочи в прошлом месяце.Длина этого монолога (Керри почти нечего было сказать) — хороший показатель беспокойства Путина. Ему нужно принять решение по Украине, прежде чем логика слабости России заявит о себе. В конце концов, Путин — не прирожденный антикризисный менеджер и не склонный к риску, и его можно сдержать, если Запад подтвердит свою силу.

Самоненависть и меланхолия (чужие нации России)


Это четвертая статья из Россия: Чужие нации: Тайные личности постсоциализма , постоянно выходящего на телеканале «Вся Россия».Его также можно найти на russiasaliennations.org. Вы также можете найти все предыдущие записи здесь.

Мои поиски основы для понимания этих феноменов привели меня к исследованиям идентичностей меньшинств, несмотря на тот факт, что, независимо от итераций российской государственности, «русские» явно составляют большинство. Но, как и в случае с сербами в бывшей Югославии, численное большинство (или, в противном случае, множественность) не является гарантом комфорта, обычно ассоциируемого с идентичностью большинства (способность думать о своей идентичности как о немаркированной или нейтральной, как белые люди, как правило, поступают в США).По мере того как доверие к Советскому Союзу в 1980-х годах подрывается, сменившись отчаянием в 1990-х, напрашиваются две модели этнических исследований: ненависть к себе и меланхолия.

Как концепция, ненависть к себе наиболее четко проработана как феномен в еврейской общине. Знаменательное исследование Сандера Гилмана, Еврейская ненависть к себе, , утверждает, что

ненависть к себе является результатом принятия посторонними миража самих себя, созданного их референтной группой — той группой в обществе, которую они считают определяющей — как реальность.Это признание обеспечивает критерии для создания мифа, лежащего в основе любой общинной идентичности. Это иллюзорное определение самости, отождествление с миражом Другого из эталонной группы, загрязнено разнообразными переменными, существующими внутри того, что постороннему кажется однородной властной группой (2).

Гилман определяет ключевой механизм ненависти к себе в изоляции определенной подгруппы в сообществе посторонних, которые могут нести все бремя «инаковости», позволяя, в данном случае, «хорошим» евреям чувствовать себя незапятнанными этнической клеветой. : «Качество, приписываемое им как Другому, затем передается новому Другому, находящемуся внутри группы, которую власть имущие назвали Другими» (4).

Еврейская ненависть к себе — спорное понятие, особенно из-за того, что оно используется некоторыми членами еврейской общины против своих собратьев-евреев, критикующих Израиль. Пол Рейтер отмечает «ощущение того, что сегодня фраза« еврейская ненависть к себе »может служить только клеветой (Заключение). Теоретически в «ненависти к себе» нет ничего, что могло бы сделать его исключительно еврейским понятием, но недавние исследователи (нееврейской) этнической идентичности в Америке все больше и больше обращаются к новой структуре: расовой меланхолии.Хотя недавно эта концепция была использована в качестве эвристики для афроамериканцев в книге Джозефа Р. Уинтерса «« Надежда в черном: расы, меланхолия и агония прогресса »», эта концепция была первоначально разработана в статье Дэвида Л. Энга и Шинхи Хан как «депатологизированная структура повседневного группового опыта для американцев азиатского происхождения» (667) (их книга на эту тему вышла неделю или две назад). Американцы азиатского происхождения, пишут они, обнаруживают, что оплакивают оригинальный, доиммиграционный «дом», испытывая меланхолию из-за бесконечной отсрочки возможного принятия в американском «плавильном котле»:

В той степени, в которой идеалы белизны для американцев азиатского происхождения (и других цветных групп) остаются недостижимыми, процессы ассимиляции приостановлены, конфликтуют и не решаются.Неразрешенность этого процесса помещает понятие ассимиляции в меланхолические рамки. Иначе говоря, траур описывает конечный процесс, который можно обоснованно согласовать с популярным американским мифом об иммиграции, ассимиляции и плавильном котле для доминирующих белых этнических групп. Напротив, меланхолия описывает нерешенный процесс, который может с пользой описать нестабильную иммиграцию и приостановленную ассимиляцию американцев азиатского происхождения в национальную ткань. Эта приостановленная ассимиляция — эта неспособность слиться с «плавильным котлом» Америки — предполагает, что для американцев азиатского происхождения идеалы белизны постоянно отчуждаются.Они остаются на недосягаемой дистанции, одновременно неотразимая фантазия и утраченный идеал (671)

Очевидно, российский контекст другой. Ассимиляция — не проблема для русских; что «приостановлено, противоречиво и неразрешено», так это отношения с потерянным СССР. В нашем случае расовая меланхолия предполагает структуру чувств, а не модель, которой нужно следовать или навязывать. И ненависть к себе, и (расовая) меланхолия предлагают продуктивный способ обратиться к постсоветской России.Как категории, они пересекаются во времени и пространстве, но каждая фокусируется на определенном аспекте современной российской идентичности. Ненависть к себе наиболее отчетливо проявляется, когда интеллектуалы и представители СМИ адаптируют стереотипы об отсталости России, чтобы спроецировать их на временами воображаемую подгруппу россиян, перекладывая бремя стигмы с «хороших» русских на «плохих» россиян. Меланхолия, категория, рассматриваемая в заключении Александра Эткинда Искаженный траур , лежит в основе более сложной реакционной формации, одержимости утраченным статусом великой державы, выходящей за рамки простой ностальгии («неотразимая фантазия и утраченный идеал» Энга и Хана).Вместо того чтобы оплакивать прошлое величие и двигаться дальше, постсоветская меланхолия не откажется от имперского величия СССР; это не обязательно должно напрямую выражаться в желании восстановить сам Советский Союз (мотивация, которую часто ошибочно приписывают Владимиру Путину), но придает привлекательность воображаемой воссозданной структуре великой державы, которая может, наконец, компенсировать потерю.

Далее: Русские на грани нервного срыва

Консультации по работам

Эткинд Александр. Искаженный траур: рассказы о нежити в стране непогребенных. Stanford: Stanford University Press, 2013.

Гилман, Сандер Л. Еврейская ненависть к себе: антисемитизм и тайный язык евреев. Балтимор: Johns Hopkins University Press, 1986.

Рейтер, Пол. О происхождении еврейской ненависти к себе. Princeton: Princeton University Press, 2012.

Уинтерс, Джозеф Р. Надежда в черном: раса, меланхолия и агония прогресса. Дарем: издательство Duke University Press, 2016.

Энг, Дэвид Л. и Шинхи Хан. «Диалог о расовой меланхолии». Психоаналитические диалоги. 10,4 (2000): 667-700.

——. Расовая меланхолия, расовая диссоциация: о социальной и психической жизни американцев азиатского происхождения . Дарем: издательство Duke University Press, 2019.

иностранных претендентов: Андрей Звягинцев разбирает технические аспекты съемок «Меланхолика без любви» в России

Недалеко от философских и этических запросов, которые литературные мастера 19

-х годов -х годов, такие как Толстой, Чехов и Достоевский, обсуждали в своих произведениях, режиссер Андрей Звягинцев противостоит порокам и достоинствам современной России через тонко стилизованный реализм.

Он является одним из самых уважаемых во всем мире кинематографистов со времен Тарковского, но на его плечах лежит уникальная обязанность изображать острые темы путинской России. «Золотой глобус» его имени, номинация на «Оскар» и вечные похвалы Канн, похоже, послужили надежным щитом от цензуры.

В Loveless , его эстетически и эмоционально суровом последнем, он комментирует власть христианского фундаментализма над населением его страны, прямое влияние жестокого классового разделения на межличностные отношения и ожидаемый социальный договор между родителями и детьми, который имеет была постоянной темой его полнометражного дебюта Возвращение . Loveless фокусируется на браке на грани уничтожения, когда каждый родитель атакует другого, а будущее их сына является оружием. Мы втягиваемся в их хаотическую психику, написанную с экспертной глубиной.

В этом крайне политизированном климате Звягинцев проводит большинство интервью, обсуждая последствия и актуальный контекст своих черт. Кинематографическое искусство часто отводится на второй план. Однако существует неоспоримая связь между техническим мастерством, сделавшим Loveless безупречным, и гуманистическими идеями, лежащими в основе этого.На фестивале AFI Fest в поддержку фильма, получившего российскую премию «Оскар» за лучший фильм на иностранном языке, режиссер сломал технические аспекты создания еще одного шедевра, от которого трудно избавиться.

Андрей Звягинцев режиссирует сцену на съемочной площадке Loveless . Изображение предоставлено Sony Pictures Classics

Карлос Агилар, MovieMaker Magazine (MM): Давайте поговорим о местах в Loveless . В Leviathan и ваших предыдущих фильмах места и пейзажи, в которых разворачивается история, имеют решающее значение.Расскажите мне, как найти локации и пространства, в которых живут ваши персонажи в этом новом фильме.

Андрей Звягинцев (Аризона): С Левиафан место было по своей природе красивым. Это край света, рядом с Северным океаном. Это чувство энтропии; пейзаж волшебный. Что касается Loveless , мы думали о съемках в Санкт-Петербурге, потому что я давно мечтала сниматься в Санкт-Петербурге. Это очень кинематографичное пространство, и с мая по июнь St.В Петербурге белые ночи, это волшебное переживание. Вы можете выйти среди ночи и увидеть пустой город в полном свете.

Однако, прежде чем мы поехали на разведку в Санкт-Петербург, мы нашли место в Москве под названием Сходненский Ковш. По сути, это оазис в Подмосковье, где высокая трава, очень дикий лес и протекает река с бобрами. В нем чувствуешь себя как в диком лесу, однако, подняв глаза, видишь вершины зданий.Так что это действительно интересный контраст между промышленным городом и диким лесом, который оставил во мне действительно интересный отпечаток.

Такова была наша позиция в этом фильме, как и в фильме Елена , который также был снят в Москве, чтобы избежать открыток с видами города — чтобы избежать банальности, присущей таким видам, и вместо этого показать очень живой -в очень будничном московском пейзаже.

Марьяна Спивак в роли Жени, половина ожесточенной пары в центре Loveless

MM: В этом смысле, поскольку вам нужны жилые помещения, насколько задействован ваш производственный дизайн интерьеров этих семейных домов. дома? Большая часть сцен в Loveless происходит в личных пространствах персонажа.Как вы использовали дизайн для визуальной и тематической работы над фильмом?

AZ: Значение дизайнера-постановщика невозможно переоценить. Первое, что придумал наш художник-постановщик Андрей Понкратов, — статус персонажей. Женя и Борис — семья среднего достатка; не бедный, но и не очень богатый. Это люди, которые покупают вещи в кредит. Антон явно принадлежит к элите, а Маша — наследница своей матери, а значит, она из бедной советской семьи.Вот с чего они начали. Было важно, чтобы пространство было больше и было много света. Андрей [Понкратов] принял все творческие решения: обои, декорации и т. Д.

Три комплекта квартир построены в павильоне. Пока художник-постановщик придумывал множество креативных решений, мы все же обсуждали вещи на стадии схем, чертежей. Для меня было действительно важно иметь длинный коридор в квартире Жени и Бориса по двум причинам.Первый, для сцены, где мальчик закрывает дверь, прячась от матери, когда она показывала риэлтору и потенциальным новым покупателям квартиру. Для меня это было действительно важно, потому что я хотел снять длинный дубль в коридоре.

Вторая причина, по которой я хотел этот длинный коридор, связана со сценой, где мальчик плачет. В квартире две двери, одна в ванную, другая в кухню. Пространство нужно было спроектировать таким образом, чтобы дверь кухни могла открываться, становясь маленьким пространством, которое мальчик должен спрятать, поэтому, когда мы увидим, как он идет по коридору с голыми ногами, это нежное существо, которое действительно обижено .Это всего лишь кадр, на котором он идет по коридору. Для меня это было действительно важно.

Кроме того, в квартире Маши я хотел иметь такой же длинный доступ между кухней и гостиной для длительных съемок, например, в сексуальной сцене. Эти решения были приняты вместе, а затем художник-постановщик предлагал другие детали, такие как цвета пола и цвета стен, все эти другие детали производственного дизайна. Это был долгий процесс. Прежде чем мы даже начали создавать декорации, у нас ушло шесть месяцев на то, чтобы разобраться во всех этих вещах.

Женя (Спивак) наблюдает за своим сыном Алешей (Матвей Новиков)

MM: Непреходящее чувство тоски. В свете есть меланхолия. Вы также выделяете времена года, в которые происходит повествование: осень и зима. Расскажите, как добиться этого с вашим оператором. Были ли какие-либо проблемы, связанные с местами, которые повлияли на эти решения по освещению и цвету?

AZ: Запуск фильма в том виде, в каком он начинается сейчас, на самом деле был полной случайностью.Изначально фильм планировался начать со школы, с начала, где была долгая пауза, а потом все дети выбегали, но затем пришла зима. Мы собирались снимать самую последнюю сцену, где мужчина идет мимо столба с отсутствующим знаком мальчика, а затем камера поворачивается в сторону реки. Нам разрешили снять два дубля в тот день, потому что мы снимали в оазисе, и получить разрешение на съемку там очень сложно, потому что он охраняется.

Нам очень повезло, ведь накануне шел сильный снегопад.Когда мы закончили снимать намеченную сцену полюса, в самом конце фильма, я сказал нашему оператору Михаилу Кричману пройти со мной 100 метров вниз по реке. Мы останавливались примерно каждые несколько метров; у нас было время сделать шесть дублей до захода солнца и не хватало света. Мне это очень понравилось, и я понял, что нам нужно больше дублей, чтобы иметь достаточно выбора, чтобы потом решить, что я хочу использовать. Я не знал, где я собираюсь их использовать, но мне хотелось больше выбирать.

Мы организовали еще один съемочный день, и снова нам очень повезло с погодой. Ночью накануне и весь день во время съемок шел снег, поэтому снег был не только на ветвях, как в первый день, но и падал, и это были действительно отличные сцены. Мне они очень понравились, и, глядя на сцены первого дня, когда мы экспромтом гуляли по реке, а затем на второй день, я хотел выбрать каждую из них. Для непрерывности мы добавили снегопад с помощью компьютерной графики для сцен, где снег не падал.Если бы вы спросили меня сейчас, какие сцены были сняты во время настоящего снегопада и в какие была добавлена ​​компьютерная графика, я бы не смог вам сказать.

Ваш вопрос действительно интересен с точки зрения этого меланхоличного света. Если вы заметили, когда мальчик присутствует, на сцене всегда есть какое-то солнце, и это было осознанное решение. Даже в сцене со школой и когда все дети уходят, я ждал, когда облачность станет такой, которая иногда показывала бы солнце, когда оно движется.Это метафора жизни этого фильма. Этот меланхоличный свет, как вы его называете, представляет собой небольшую облачность, которая присутствует осенью, так что это осенний свет. Мы подчеркнули такой свет при цветокоррекции.

Может быть, это слишком серьезная метафора, но в конце фильма самые легкие сцены. Он начинается с того, что мальчик идет вдоль реки, довольно светлая сцена, а затем заканчивается снегом, который тоже легкий, но в другом смысле. Если вы подумаете о фильме в виде буквы «V», нижняя часть этой буквы — это сцена с матерью.Это самая мрачная сцена в фильме. Мы называли его «царством тьмы». Если вы думаете о дороге к дому матери, они едут ночью, а затем, когда они выезжают из дома матери, уже восход солнца, так что солнце снова встает. Таким образом, точный центр фильма также является самым мрачным с точки зрения сюжета, залитого ночью и восходом солнца.

Эпизод с матерью всегда был самым страшным, потому что персонажи посещают свое прошлое.Это та часть фильма, где вы действительно больше всего заглядываете в подсознание персонажей, и для меня это самая страшная часть фильма.

Алексей Розин в роли Бориса — Loveless объединяет Розина со Звягинцевым в третий раз

MM: Алексей Розин, который играет Бориса в Loveless , ранее работал с вами и в «Елене», и в «Левиафане». Как эти отношения развивались сейчас в вашем третьем сотрудничестве и каков ваш общий подход к блокировке сцен и репетициям? Поскольку ваши установки такие сложные, репетируете ли вы на месте?

AZ: Актеры знают mise-en-sc è ne, поэтому актеры знают, где открыть холодильник, куда повернуть, где сесть, исходя из композиции кадра.Репетируем на съемочной площадке. Решаем, куда поставить камеру, а затем какие объективы использовать. Это похоже на обычную рабочую среду. Это не импровизация или что-то в этом роде. Решаем вместе. Алексей — единственный актер, который снялся в трех моих фильмах, и у меня есть традиция с главными героями моего фильма, где я пишу несколько советов или мудрых слов. Для Алексея я написал: «Ты уже снялся в трех моих фильмах, не слишком ли много?» Конечно, я просто пошутил. Я и раньше знал, каким был Алексей как актер, но все же для меня очень важно проходить ритуал кастинга каждый раз, когда я снимаю фильм, потому что мне нужно подтвердить, что этот актер соответствует характеру персонажа, поэтому подбор это все еще ритуал, через который я прохожу, даже в таком случае.

MM: Влияют ли возраст и душевное состояние человека, смотрящего ваши фильмы, на их восприятие? Я смотрел The Return , когда мне было 13 лет, и я не знаю, как это повлияет на меня сейчас. В случае Loveless интересно, как на него отреагируют пары разного возраста .

AZ: В общем, я думаю, что это не обязательно важно, но в случае Loveless важен некоторый опыт, потому что 18-20-летний парень или девушка не обязательно понимают семейное положение.Они будут думать: «Какие монстры, что они вообще делают вместе?» Так что некоторый опыт, будь то три или пять лет совместной жизни с кем-то в браке, добавит понимания специально для этого фильма. Я показал своему восьмилетнему сыну Возвращение , и в середине фильма он сказал: «Можем ли мы вместо этого посмотреть Трансформеры MM

Loveless открылся 1 декабря 2017 г., все изображения любезно предоставлены Sony Pictures Classics.

«Лето» — меланхолическая ода контркультуре в России 1980-х

В то время, когда в России Владимира Путина свобода самовыражения находится на грани, есть что-то захватывающе современное в музыкальной драме Кирилла Серебренникова, поставленной в советское время.В начале 80-х Санкт-Петербург оказался рассадником андеграундной музыки, поскольку бунт, пусть и негласный, возникает в доморощенном роке и панке. Меланхолическая ода грубой контркультуре Лето становится все более актуальной, поскольку Серебренников, сам авангардный театральный режиссер, остается под домашним арестом в Москве.

Серебренников представляет нам беллетризованную версию своей юности в городском Ленинграде — как это тогда было известно — снятую в прохладном монохромном режиме среди тускло освещенных квартир и уродливых границ богемной стороны на советских окраинах.В захватывающем открытии сцены мы видим это в микромире: портативная камера следует за группой девушек, которые пролезают через окно туалета в заднюю часть советского рок-концерта. Внутри толпа может только сидеть и тихонько кивать головой — все вульгарное, как танцы или длинные размахивания, встречает холодный кулак советских властей. Тексты песен должны быть санкционированы кафкианскими процедурами, а баллады в духе Дилана рекламируются как простые песни рабочего класса пролетариата. Тем не менее, есть дрожь возбуждения, даже эротический заряд, зная, что есть границы, которые нельзя пересечь, и чтобы художники ходили на цыпочках как можно ближе к черту.

Любопытно то, что в позднесоветский период создания фильма истеблишмент начал смягчаться, что позволило русскому року стать мейнстримом, когда подняла голову Perestroika . Здесь, если вы прыгнули через бюрократические обручи, власти разрешили артистическую лицензию. Но сегодня Россия движется в противоположном, более репрессивном направлении? Leto в названии, которое переводится как «лето», может означать, что это своего рода высшая точка советской поп-культуры, которая позже сменилась осенью режима, а затем зимним периодом постсоветской современной России.

Сюжет повествует о становлении «Кино», пост-панк-группы, ставшей одной из самых значительных групп советского рока. Во главе с круто одетым Виктором Цоем (корейско-немецкий актер Тео Ю, замечательно в своем первом русскоязычном фильме) его поддерживает блюз-рокер старой школы Майк (Рома Зверь, сам певец группы Zveri), который дает ему шанс ощутить влияние западных артистов от Лу Рида до Боуи, Talking Heads и Боба Дилана. Ирония заключается в том, что у Советов никогда не было бы отечественного рок-успеха без западных артистов-ренегатов.

, однако, не является стержнем фильма. На самом деле это молодая, отстраненная жена Майка Наташа, которую Ирина Старшенбаум регулярно играет в отрывочном спектакле. Фильм теоретически основан на ее мемуарах, и Старшенбаум несет в себе обычную меланхолию, поскольку она начинает понимать, что бунтарские настроения ее друзей-рокеров обнаруживаются и в ней тоже.

У Серебренникова есть ряд захватывающих музыкальных эпизодов, как в диегезисе фильма, так и в фантастических фантазиях.Один из лучших — в общественном автобусе, где пассажиры начинают подпевать «Пассажирам» Игги Попа. Другой — это переработанная песня «All The Young Dudes» Мотта Хупла, теперь перенесенная как угрюмая элегия той эпохи. Он дополнен изящными титрами, а иногда черно-белая пленка меняет цвет на цвет. Хотя эти эпизоды впечатляюще скомпонованы, они сохраняют жизненно важную грубость и напомнили мне фильмы Джона Карни или Лукаса Мудиссона « Мы лучшие!» , что может быть только хорошо.

«Лето» иногда производит впечатление фильма, который слишком доволен собой, но ясно, что Серебренников хочет, чтобы его зрители попробовали опыт советской пост-панк-сцены, почувствовали запах пота, стали свидетелями экстаза от нового трека, сливающегося вместе — не воспринимать его фильм как исторический документ. Вот почему в титрах есть критически настроенная фигура типа греческого хора, обозначенная в титрах как «Скептик» (Александр Кузнецов), роль которой — говорить в камеру и говорить «этого не было».

Безусловно, анахронизм изобилует в Leto , но, возможно, режиссер перенимает российскую традицию «vranyo», термин, означающий «Я знаю, что ты знаешь, что я лгу», как бы говоря, несмотря на противоречия, «есть правда. к тому, что я говорю.”

Если бы мы могли спросить самого директора.

Leto показан на кинофестивале в Сан-Себастьяне 2018 года.

Оценка: B +

До свидания, Америка: санкции против России могут ударить по медицинской и технологической отраслям США | Deutsche Welle TV — информация о приеме для Европы | DW

Культовая песня 1985 года «Прощай, Америка» советской рок-группы Наутилус Помпилиус была меланхоличной мелодией прозападного перестроечного поколения, отбросившей американскую мифологию: «Ваши поношенные джинсы стали для меня слишком маленькими.Нас так долго учили любить ваш запретный плод ».

Эти слова могут описывать законопроект, представленный перед экстренным заседанием верхней палаты российского парламента. В знак солидарности проект был внесен на прошлой неделе. председатель Госдумы Вячеслав Володин вместе с главами четырех фракций парламента.

Подробнее : Россия страдает от новых санкций США

Это ответ России на санкции США с 6 апреля, которые являются наиболее суровыми со времен аннексии Крыма в 2014 году.Санкции, нацеленные на ведущие российские компании и государственных чиновников, нацелены на российские фондовые и валютные биржи за то, что США называют «злонамеренными действиями» России по всему миру, в том числе на Украине и в Сирии.

Потенциальные санкции России могут быть нацелены на импорт фармацевтических препаратов из США

Кора дерева для лекарств?

Реакция России составляет правовую основу для взаимных санкций, вытекающих из принятия Конгрессом США CAATSA (Закона о противодействии противникам Америки посредством санкций) летом 2017 года.Торговля между США и Россией не особенно велика: по данным российского государственного информационного агентства РИА, в 2017 году 24 миллиарда долларов (19 миллиардов евро), из которых 17 миллиардов долларов были проданы в США за российские товары и услуги, а 7 миллиардов долларов проданы в Россию. Это затрудняет нанесение России санкциями ущерба США.

Подробнее : Россия: «Спад на рынке не продлится долго»

Законопроект предлагает ограничения на импорт сельскохозяйственной продукции, продуктов питания, алкоголя, табака и медицинских товаров в США. Лекарства, которым нет российской замены, не подлежат обложению налогом.Один из российских парламентариев вызвал ажиотаж, когда в ходе ток-шоу предложил россиянам попробовать кору деревьев или кустарник в качестве альтернативы лекарствам, производимым в США. Он сказал, что это должно было быть шуткой.

Boeing и Microsoft могут быть затронуты

Закон о санкциях также угрожает прекращением американо-российского сотрудничества в области атомной энергии, производства самолетов и ракетных систем. Это может повлиять на компанию Boeing, которая импортирует титан из России. Прекращение продаж редкоземельных металлов может создать проблемы для частных космических компаний США, таких как United Launch Alliance (ULA), совместное предприятие Boeing и Lockheed Martin.Ракета Атлас V ULA использует российский двигатель РД-180. Конгресс США уже потребовал, чтобы аэрокосмический сектор страны прекратил покупать двигатели российского производства после аннексии Крыма, но, не имея альтернативы, продажи продолжились.

Законопроект намечен на первое чтение в Думе 15 мая.

Российские законодатели также хотят ограничить использование программного обеспечения США в государственных учреждениях, например продуктов Microsoft, установленных на многих российских компьютерах.

Подробнее : Почему Сирия не кубинский ракетный кризис 2018 года

Законопроект может затруднить поездки в Россию и бизнес в России для граждан США.Например, авиакомпании США могут столкнуться с дополнительными сборами за использование аэропортов России.

Быстро действовать

Первое чтение законопроекта запланировано на 15 мая, и есть стремление добиться его принятия в Думе и подписания президентом Владимиром Путиным в кратчайшие сроки, чтобы он вступил в силу как можно скорее. . Путин снова вступит в должность, а его новое правительство будет сформировано в начале следующего месяца, после чего закон может быть введен в действие. Судя по первоначальному проекту, это не только США, но и их союзники, которые являются частью или поддерживают санкции против России, также могут быть затронуты.

Партия мертвых: некроэстетика и трансформация политической перформативности в России во время пандемии

Партия мертвых, Мертвые в мертвом городе, 2020. Перформанс. Фотография любезно предоставлена ​​Евгением Курсковым.

Мертвые в мертвом городе

5 апреля 2020 года, через несколько дней после введения в России режима самоизоляции, () так называемые мертвецы — члены Санкт-Петербурга перформанс-коллектив Party of the Dead (Кристина Бубенцова, Мария Воногова, Мария Нелюбова, Максим Евстропов) — собрались в квартире недалеко от центра города, где их ждал труп.Мертвецы вышли на пустые улицы города, неся фальшивый труп (завернутый в белую ткань) на медицинских носилках, тем самым нарушив государственный приказ домоседов своей перформативной похоронной процессией. Неся носилки под редкие звуки медицинских сирен, мертвецы шли по улицам изолированного города, теперь устрашающе пустого. Как самопровозглашенный «зомби-фланер» () мертвые сделали паузу, чтобы сфотографироваться в, казалось бы, замороженном городе, фотографии, которые они позже разместят в Интернете в качестве документации своего выступления. The Dead in the Dead City.

Вечеринка мертвецов, Мертвые в мертвом городе, 2020. Спектакль. Фотография любезно предоставлена ​​Евгением Курсковым.

Несмотря на то, что в ответ на коронавирус в России проводились различные выступления и вмешательства активистов, вирус и карантин стали уникальной плодородной почвой для Партии мертвых, художественного коллектива, который также считает себя крупнейшей политической партией России, поскольку он включает в себя все бесконечное количество мертвых.

Теперь стало до боли ясно, что глобальная пандемия и последующая изоляция не только создали принципиально новые условия для жизни и выживания, но и обострили проблемы и вызовы, которые уже существовали в России и во всем мире.В связи с этим американский философ Джудит Батлер говорит о «скорости, с которой радикальное неравенство, национализм и капиталистическая эксплуатация находят способы воспроизводиться и укрепляться в зонах пандемии». () Контроль пандемии COVID-19 в России имеет свои собственные национальная специфика. Правительство изначально колебалось с введением карантинных мер, а президент Владимир Путин, как известно, избегал этого вопроса. Когда в апреле 2020 года были введены карантинные меры, они были загадочно названы «самоизоляцией» () термин, означающий, что граждане сами контролируют пребывание дома, что позволило государству избежать значительной финансовой ответственности за отдельных лиц и коммерческую экономику. потеря.Неоднозначность приказа привела к росту «серых зон», в результате чего карантин воспринимался как принудительный только в тех вопросах, которые были удобны для правительства.

Как и ожидалось, забота о здоровье граждан стала удобным поводом для начала новых репрессий против активистов и реализации форм консолидации государственной власти. Российское правительство использовало эту критическую, пространственно-временную гипотезу, чтобы внести поправки в российскую конституцию, чтобы позволить Путину законно оставаться президентом до 2036 года.Между тем, был успешно принят запрет на одиночные пикеты, и протестующих регулярно арестовывали за нарушение режима самоизоляции. Закрытие публичных пространств — уже оспариваемая тема в России — сильно тревожило активистов, художников и интеллектуалов, поднимая вопросы о возможности и этичности политических действий. Таким образом, пандемия стала поводом для художников и активистов переосмыслить проблему доступа к общественным местам и политизации частной сферы и начать политизировать эти вопросы в своей работе, как на улице, так и в Интернете.()

В частности, в Санкт-Петербурге властям не хватало финансовых ресурсов для обеспечения соблюдения порядка самоизоляции, и карантин считался существующим лишь номинально в большинстве аспектов повседневной жизни. Жители могли свободно перемещаться по городу, многие бары и рестораны продолжали работать под землей, а сотрудники магазинов обслуживали покупателей без масок и перчаток. Резко контрастировало с этой ситуацией отношение к панихидам в городе и по всей стране.Хотя многие ограничения казались номинальными, запрет на прощание с умершим строго контролировался в Санкт-Петербурге с особой силой: членам семьи запрещалось не только посещать умирающих близких в больницах, им также запрещалось проводить похороны. Такое избирательное отношение к государственной заботе о живых выглядело противоречивым и жестоким, что вызвало общественные дебаты. Также был отложен ежегодный Парад Победы — официальное празднование правительством России Дня Победы во время Великой Отечественной войны во Второй мировой войне, событие огромного национального значения, а также ритуальный повод оплакивать умерших.Казалось, что сама смерть стала самой маргинальной, наиболее уязвимой частью жизни и, по сути, оказалась заложником государства. Это новообретенное состояние смерти (предмет серьезных дискуссий в России) стало фоном для деятельности Партии мертвых, члены которой позиционируют себя как защитники мертвых. «Как смерть исключена из публичного пространства, так и протест исключен сейчас — поэтому протест возвращается через кладбище», () сказал Максим Евстропов из партии мертвых после выступления в петербургском театре.Петербургское кладбище.

Вечеринка мертвецов, Мертвые в мертвом городе, 2020. Спектакль. Фотография любезно предоставлена ​​Евгением Курсковым.

Ceci n’est pas un Parti [Это не партия]

Партия мертвых проводит перформанс в общественных местах с 2017 года. Ее основатель Максим Евстропов был членом ныне не существующая перформанс-группа {родина} (Родина), также посвященная активистскому искусству.Их впечатляющие зрелищные действия задокументированы с помощью фотографий, а иногда и видеороликов, которые публикуются в социальных сетях, а не в специализированных арт-пространствах, как это характерно для других российских акционистов и активистов искусства.

Ключевой контекстуальной ссылкой на «Партию мертвых» является Национал-большевистская партия (НБП), основанная Эдуардом Лимоновым, крупнейшая молодежная политическая партия, действовавшая с 1993 года до запрета в 2007 году. В ее состав входило до 40 000 членов, и она была образцовой. за беспрецедентный политический успех и единство культурной интеллигенции того времени.Название «Партия мертвых» происходит отсюда: НБП называла умерших членов своей партии «партией мертвых», в результате чего выдающиеся личности прошлого были посмертно добавлены в их пантеон героев. Однако элементы национализма, милитаризма и империализма, скрытно присутствующие в НБП, не унаследованы Партией мертвых, которой также не хватает революционной силы политических манифестаций НБП, таких как печально известный штурм НБП приемной президента в 2014 году с требованиями. за отречение от власти

Партия мертвых объявляет себя политической партией, в которую входят все умершие.«Живой состав» коллектива непостоянен и насчитывает около двадцати человек. «Живые члены» обычно собираются в Доме культуры Розы ( , важный клуб политических деятелей и активистов в Санкт-Петербурге, где проходят социально-ориентированные выставки и есть библиотека. Одна из участниц, Кристина Бубенцова, была привлечена к Партии мертвых присутствуя на открытом собрании, посвященном обсуждению их проекта проекта хартии 2019 года, продолжающегося и особенно незавершенного написания свода правил Party of the Dead.Бубенцова интересовалась возможностью иронической позиции в политике, которая, как она чувствовала, говорит о постмодернистских условиях нашего времени. () Другой член, Ольга Карперка, преподающая литературу в государственной школе, отметила, что она уже рассматривает свою профессию как профессию. своего рода посредник между миром мертвых — писателей и поэтов — и миром живых. Участие Карперки и Бубенцовой говорит о том, как Партия мертвых культивирует свое живое членство; Бубенцова, как и многие другие ныне живущие участники, узнала о коллективе через социальные сети, а Карпенко обручился через общих друзей.

За пределами Санкт-Петербурга есть фракции, действующие в Томске, Уфе, Москве и Берлине, и любой может назвать себя членом и действовать без согласования с петербургской фракцией. Однако единственными принципами, которым нельзя противоречить, являются «Свобода, равенство и смерть», которые записаны в уставе Партии мертвых на французском языке Liberté, égalité, mortalité. Другие участники время от времени переписываются с участниками из Санкт-Петербурга, но в основном для того, чтобы рекламировать их мероприятия в социальных сетях, что привлекает широкую публику.Как видение организационной утопии Партия мертвых мечтает стать некроинтернационалом, включающим — согласно парадоксальной идее представления мертвых — всех живых.

Цель партии мертвых — реализация некрореволюции, которая позволила бы считать мертвых таковыми, без их сакрализации и культового присвоения их памяти в политических целях. Путь к реализации этой цели проложен через борьбу с идеей бессмертия, в частности, против стремления к преемственности и бессмертию через силу.(.) Тема бессмертия возродилась из русского космизма, футуристического движения, исследовавшего расширение человеческой жизни, борьбу со старением и исследование космоса. Космизм считается предшественником современного трансгуманизма и играет важную роль в закладке основы современной космонавтики. Философ Николай Федоров (1829–1903), один из отцов-основателей космизма, был особенно заинтересован в двойных утопических проектах бессмертия для всех и воскрешения мертвых как реализации истинной справедливости.() В отличие от космического стремления преодолеть смерть, Партия мертвых возвращает людям право на смерть, чтобы укрепить их право на жизнь. Таким образом, он реполитизирует смерть через свой некроактивизм, присваивая некрополитику власти, которая активно овладевает царством смерти, например, путем запрета похорон. Становится очевидным, что Партия мертвых на самом деле не партия, а скорее проявление связи между политикой и смертью в России.

Некродискурс и некроэстетика

Приставка necro- от греческого nekros или труп — это повторяющийся троп партии: некропикет, некроактивизм, некро-доставка. Necro- также является эстетическим и был введен в контекст русского перформанса Евгением Юфитом (1961-2016), основателем позднесоветского художественного коллектива Некрореалистов. Идея некрореализма заключалась в том, чтобы подорвать и деконструировать повседневное существование и автоматизм жизни посредством иронической игры с концепцией смерти.Участники организовали перформативные, часто абсурдистские акции и сняли серию фильмов за пределами государственной системы кино с акцентом на черный юмор, вдохновленные немецким экспрессионистским и сюрреалистическим кинематографом. Повсеместное использование партии мертвых некро- явно указывает на наследие некрореалистов, однако между этими двумя группами также есть четкие различия. Юфит понимал necro как форму реализма, а некрореалисты использовали макияж тела, чтобы создать эстетику, похожую на посмертные стадии разложения тела.Напротив, Party of the Dead использует раскраску трупов; как упоминалось ранее, макияж используется в субкультуре блэк-метала. Некроэстетика некрореалистов служила способом исчезнуть из идеологии, стать неполитическим; для Партии мертвых некроэстетика — это способ проявления идеологии, чтобы сделать видимым то, как власть захватывает царство смерти.

Вечеринка мертвецов, Бессмертный полк, 2020. Спектакль. Фотография предоставлена ​​Максимом Евстроповым.

Дискурс и эстетика «Партии мертвых» очень отсылки.Например, Евстропов часто отмечает важность города Томска, где Бессмертный полк ежегодно привлекает тысячи людей 9 мая, в День Победы в России. () Здесь люди самоорганизуются и маршируют, неся портреты членов семьи, погибших в Вторая мировая война. Партия мертвых присваивает эстетическую форму этому движению, заменяя семейный портрет символом черепа. Знаки протеста коллектива, фирменный атрибут группы, именуемой некропикетом, обычно включают иронические высказывания, такие как «Вечность пахнет Путиным» и «Пусть мертвые скорее выздоравливают».Такие заявления перекликаются с новосибирским перформансом и движением массового искусства «Монстрация», где ежегодно собираются сотни людей и несут бессмысленные знаки в рамках карнавального политического парада. «Монстрация» — это публичная акция, похожая на политическую демонстрацию, но сознательное принятие абсурдизма которой выглядит как пародия на идею публичных демонстраций. С 2017 года Партия мертвых участвовала в популярных в России парадах 1 мая или в День труда, замаскированные своей фирменной раскраской трупов, неся эти бессмысленные знаки протеста и черепа.Слияние «Бессмертного полка» и «Монстрации » (одна из которых явно патриотическая и скорбная, а другая карнавальная) выдает акт присвоения и иронию, столь важные для постмодернистской культуры и лежащие в основе работы «Партии мертвых».

Несмотря на явную иронию в риторике Партии мертвых, а также в письменных баннерах и знаках, речь (особенно в контексте пандемии) стала актом защиты и заботы, расширением роли коллектива как защитников голосов мертвых.В то же время речь служит актом освобождения, поскольку Партия мертвых символически позволяет мертвым «говорить за себя». Более того, Партия мертвых представляет мертвых в качестве призраков, поскольку призраки могут существовать и быть представлены только через посредство живых. Таким образом, мертвые стоят среди других невидимых или маргинализированных групп, лишенных политического голоса. Предоставление места другим — часть второстепенного движения современных российских художников и акционистов, таких как Катрин Ненашева, Дарья Серенко и Союз выздоравливающих.Недавний российский акционизм находится в диалоге с мировыми тенденциями в социально вовлеченном искусстве, предоставляя место жертвам домашнего насилия, секс-работникам, людям с психическими заболеваниями, а во время пандемии — курьерам, продавцам и фармацевтам. Хотя Партия мертвых не считает себя формой акционизма (они не совершают трансгрессивных действий в городских пространствах с целью реакции средств массовой информации, что является определяющим элементом российского акционизма), они разделяют политику заботы акционизма. По сути, Партия мертвых не только освобождает всех мертвых, но также освобождает своих членов посредством некроактивизма, по словам членов Партии мертвых.()

Вечеринка мертвецов, Доставка Death Club, 2020. Акция перформанса. Фотография предоставлена ​​и любезно предоставлена ​​Александром Беловым.

6 июня 2020 года Party of the Dead отреагировала на протесты сотрудников Delivery Club (доставляющих еду) против невыносимых условий труда и государственной системы штрафов. По словам протестующих, почти 300 сотрудников не получали зарплату более месяца, а некоторые были вынуждены ночевать на улице. В знак поддержки Party of the Dead заменили логотип на своих рюкзаках, добавив одно слово: «Delivery Death Club» (наш курсив).Когда фотография была размещена в Facebook, следующая подпись привнесла политический аспект в обычный процесс доставки:

«Доставка пешком некрокурьером

Доставка на велосипеде некрокурьером

Некро-доставка за 15 минут

Смертельная доставка. в Кремль »()

Этими заявлениями Партия мертвых подчеркнула, что карантин — в сегодняшних неолиберальных условиях труда — не универсален, поскольку наше повседневное существование поддерживается и обслуживается менее привилегированными, более уязвимыми органами.Другими словами, оставаться дома — это вопрос не только этики, но и политики и политического представительства. В этом перформансе Party of the Dead расширили свою миссию, включив в нее не только заботу о мертвых, но и о живых. Смерть и горе, которые занимают сферу личного пространства, интимного и личного, внезапно стали радикальными политическими правами и основанием для равного доступа.

Death Goes Public

Party of the Dead не стала «виртуальной» во время Covid, но продолжила выступления на улицах и в общественных местах города.Однако его телесное присутствие — не героический жест активиста, а скорее связано с реальным желанием говорить «не об абстрактных мертвых, а о настоящих мертвых, и, следовательно, действительно присутствовать для этого», — сказал Евстропов (). Однако такой выбор действия вызвал у Евстропова противоречивые чувства. Для активистов выбор между соблюдением самоизоляции и выходом на улицу и потенциально распространением инфекции имеет этический вес. Этот выбор стал радикально политизированным: «Вы больше не можете просто сидеть дома или просто выходить на улицу, — говорит Евстропов, — ни то, ни другое больше не рассматривается как нейтральное, превращаясь в политический жест.()

31 мая 2020 года, в разгар пандемии и вопреки предписаниям о домоседстве, Евстропов положил в медицинский мешок для захоронения человеческих трупов на траве центральной площади Санкт-Петербурга, известной как Марсово поле. Название этой продолжительной акции: Давайте не будем говорить до свидания, скоро увидимся. (также написано на табличке рядом с выброшенным телом), было четким ответом на официальный запрет правительства прощаться с умершими родственниками. во время пандемии.В то время как присутствие «трупа» также присутствовало в более раннем представлении «Мертвые в мертвом городе» , игривость и ироничность, определявшая «Вечеринку мертвых», отсутствовала. Например, не было ни масок черепов, ни раскраски трупов. Этот перформанс (с участием Марии Воноговой) говорит о том, как эстетика коллектива изменилась во время пандемии из-за их более прямой конфронтации с мрачной реальностью: массовые смерти из-за коронавируса, запрет на похороны и широко распространенные неудачи российских система здравоохранения.Точно так же физическое размещение материального «мертвого» тела в публичном пространстве проявило не дискурсивную амбивалентность динамики существования / несуществования карантина в российской политике, а желание раскрыть скрытый вид смерти.

Своевременное возвращение к греческой трагедии как уникальному обращению к темам справедливости, смерти и траура, так напоминающему нашу нынешнюю глобальную пандемию. В трагедии Софокла « Царь Эдип, », например, загрязнение города Фивы, которое так рассердило богов, вызвано ритуально нечистой смертью.Со времен Древней Греции и, возможно, задолго до этого распространение идеи о том, что смерть и болезнь загрязняют город, привело к определенному разделению царств живых тел от разлагающихся тел в западной культуре, усиленному столетиями градостроительства, архитектурой больниц и т.д. и юридически оформленные ритуалы траура. Сегодня к телам умерших принято очень строгие меры; Для локализации и сдерживания их присутствия существуют специальные отделения больниц, моргов, крематориев и кладбищ, которые в основном находятся за пределами города.Ритуалы оплакивания умерших строго регламентированы культурой, как с точки зрения места, так и продолжительности. Пандемия дестабилизировала эти натурализованные границы и социальные условности — то, что в греческой трагедии считается загрязнением, — и то, что сегодня понимается как слияние видимого и невидимого пространств смерти. Присутствие передвижных моргов (фургонов-рефрижераторов, стоящих за пределами больниц) ужасает еще больше, потому что это вторжение смерти в сферу живых.В городе, в котором запрещены похороны (которые не были запрещены в других городах России), выступления партии мертвых по пандемии явно указывают на это загрязнение. Это происходит сразу в нескольких регистрах — через границы между жизнью и смертью, между общественной и частной жизнью, между прошлым и настоящим.

Вечеринка мертвецов, Вечность Пахнет Путиным, 2020. Спектакль. Фотография любезно предоставлена ​​Дэвидом Френкелем.

Неслучайно Party of the Dead проводит свои перформансы не только в городских пространствах, но и на кладбищах — местах человеческого горя и траура, где сливаются публичные ритуалы и интимные переживания, где переплетаются прошлое и настоящее.«Смерть не является ни абсолютно публичным, ни абсолютно частным делом. Его встречают публичными ритуалами и коллективным горем, и в то же время его невозможно разделить », — констатирует Евстропов. ()

21 июня 2020 года в знак протеста против поправок к конституции и так называемого« Путина ». аннулирование », Партия мертвых организовала Запахи вечности как Путин , некропикет на кладбище с лозунгами« Смерть правит законом на всей территории Российской Федерации! » и «Да смерть! Да, аннулирование! »() Это несколько ироничное действие можно интерпретировать как указание на загрязнение в России, стране, где массовая смерть из-за Ковида совпадает с политической мечтой Путина остаться президентом до 2036 года.Комментируя спектакль, Евстропов говорит, что идея обнуления подразумевает нечто новое, но то, что рождается, остается таким же дряхлым старым, и это несомненно, как сама смерть. ()

Вечеринка мертвых, Вечность пахнет Путиным, 2020 .Производительность действия. Фотография любезно предоставлена ​​Дэвидом Френкелем.

В дополнение к пространственно-временной недифференциации, возникшей в результате виртуализации жизни во время глобальной пандемии, поправки к Конституции России, позволяющие продлить президентский срок, демонстрируют представление о будущем России, загрязненное памятью о советском прошлом.И в контексте заражения, и в перформансе « Eternity Smells like Путин » общественное пространство действия удачно перемещается на окраину города — на кладбище, место разложения и смерти, куда оплакиваемые умершие возвращаются в виде призраков. В призрачном настоящем «Партия мертвых» совершает политическое действие, направленное не только в будущее, но и в прошлое, но при этом полностью присутствует в этом вечно возвращающемся понятии времени.

Работа Антигоны

Точно так же, как коронавирус размножается и раздражается из-за уже существующих состояний организма, социальная ткань современной России становится еще более уязвимой из-за шрамов советского прошлого.В книге Warped Mourning: Stories of the Undead in the Land of the Unburied историк () Александр Эткинд отмечает, что постсоветская субъективность, выраженная в культурных формах, проявляет симптомы подавленной исторической травмы, которая постоянно возвращается в виде Фрейдистский жуткий, как призраки, преследующие настоящее. В связи с отсутствием официального признания государством масштабных государственных чисток человеческих жизней, систем шпионажа и безудержного насилия со стороны общества против собственного населения в бывшем Советском Союзе, работа траура, столь важная для здоровья субъекта, была заблокирована. .Эткинд утверждает, что неизученная природа советского прошлого (явное насилие политического режима) приводит к тому, что Россия становится «посткатастрофической нацией», меланхолической нацией без четкого представления об объекте потери. () Вернемся к Джудит Батлер. Дело в том, что пандемия не проявляет ничего явно нового, но усугубляет то, что уже было, призрачные травмы неизученного прошлого России, несомненно, переходят в настоящее пандемии. Таким образом, Россия остается посткатастрофической страной посреди очередной катастрофы.Это состояние коллективной меланхолии требует коллективного исцеления; как мертвецы, Партия мертвых пытается очистить загрязнение. Точно так же он возвращает в публичное пространство видимость смерти сограждан, не используя их в националистических целях, прерывая историю присвоения их памяти для проекта государственной власти. Таким образом, он становится гостеприимным для призраков мертвых, без ответственности за что, по мнению Эткинда, не может быть справедливого общественного договора.Благодаря этой работе Партия мертвых — это Антигона, пришедшая оплакивать своих братьев и сестер, вечно требуя справедливости для мертвых.

Интервью с Кристиной Бубенцовой, Ольгой Карперкой, Д.К. и Максимом Евстроповым, проведенное при подготовке статьи, состоялось 13 и 23 октября 2020 года в Доме культуры Розы. практики перформанса, акционизм и арт-активизм.Члены: Даша Филиппова, писатель, художник, аспирант Принстонского университета, Нью-Джерси; Павел Митенко, философ, исследователь, исполнитель, куратор, аспирант Государственного академического гуманитарного университета, Москва; Анастасия Спиренкова, исследователь, куратор, аспирант Центра искусства и языков EHESS, Париж; Антонина Стебур, куратор и исследователь из Минска и Москвы; и Вера Замыслова, исследователь и искусствовед, проживающая в Москве.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.