Личность и ее формирование в детском возрасте: Божович Л. И. Личность и ее формирование в детском возрасте. — 2008 — Электронная библиотека ГНПБУ

Содержание

«Личность и ее формирование в детском возрасте» читать онлайн книгу 📙 автора Лидии Ильиничны Божовича на MyBook.ru

конфликта с самим собой. Если в этом конфликте побеждают непосредственно более сильные, но рационально отвергаемые мотивы, у человека возникают тяжелые переживания. Если же непосредственные желания побеждают нравственные стремления, то эти переживания выражаются в чувстве стыда, раскаяния и пр., которые человек стремится смягчить при помощи разного рода защитных механизмов, вытеснения или при помощи «приемов нейтрализации совести», на которые указывают некоторые американские криминологи. Отсюда ясно, что человек, постоянно сталкивающийся с внутренними конфликтами, будет отличаться нерешительностью, неустойчивостью поведения, неспособностью добиваться сознательно поставленных целей, то есть у него будут отсутствовать как раз те черты, которые как основополагающие входят в характеристику психологически зрелой личности.Следовательно, формирование целостной, непротиворечивой личности не может характеризоваться развитием лишь ее способности к сознательному самоуправлению. Это очень важная линия развития, но не единственная. Не менее, а может быть, и еще более важным является формирование у человека тех мотивирующих систем, о которых мы говорили выше, обладающих такой принудительной силой, которая обеспечивает требуемое поведение без мучительной борьбы человека с самим собой. А для этого формирование личности должно идти таким образом, чтобы познавательные и аффективные процессы, а тем самым и процессы, контролируемые и не контролируемые сознанием, выступали бы в некотором гармоническом отношении друг к другу. Итак, есть основания считать, что формирование личности не может характеризоваться независимым развитием какой-либо одной ее стороны – рациональной, волевой или эмоциональной. Личность – это действительно высшая интегративная система, некоторая нерасторжимая целостность. И можно считать, что существуют какие-то последовательно возникающие новообразования, характеризующие этапы центральной линии ее онтогенетического развития.

Книга Личность и ее формирование в детском возрасте

Следует отметить, что для отечественной психологии советского периода была характерна недооценка значимости указанных феноменов в жизни человека. Это во многом было обусловлено идеологическими установками социума на абсолютизацию роли социального внешнего за счет индивидуального, личностного и его значимости в психическом развитии.

В отечественной психологии экспериментальное изучение потребностей началось Л. И. Божович и А. В. Запорожцем под руководством А. Н. Леонтьева в «харьковский период» их исследовательской деятельности. С тех пор на протяжении многих десятилетий проблема потребностей была центральной в исследовательском поиске Лидии Ильиничны. Исходным в этой работе был тезис о том, что именно потребности являются основой развития побудительных сил жизни и деятельности человека. Л. И. Божович создала оригинальную концепцию развития потребностно-мотивационной сферы человека, чрезвычайно актуальную для современной науки и практики. Построение концепции было результатом органической взаимосвязи теоретических изысканий автора и повседневной конкретно-психологической эмпирической и экспериментальной деятельности руководимого им научного коллектива.

Критикуя К. Левина за то, что создаваемые им в эксперименте потребности лишены жизненного содержания, в результате чего он не смог «перебросить мост» между потребностями и квазипотребностями, Л. И. Божович наметила свой путь экспериментального изучения потребностей.

«Надо изучать, – писала она, – реальные, формирующиеся в процессе жизни и деятельности человека потребности и мотивы. Моделировать их в эксперименте, а затем снова возвращаться к анализу их роли в поведении и деятельности индивида, и устанавливать их функцию в формировании его личности».[8 — Божович Л. И. Проблема развития мотивационной сферы ребенка // Изучение мотивации поведения детей и подростков. – М., 1972. – С. 18.]

Именно этот путь позволил существенно продвинуться в понимании сущности побудительных сил психического развития человека.

Традиционно потребность характеризуется как нужда человека в чем-либо, без чего он не может существовать. То есть потребность является выражением зависимости человека от окружающей среды. И это несомненно. Но при этом остается в тени другая функция потребности: именно нужда человека в чем-либо побуждает его к преобразующей деятельности, направленной на постепенную эмансипацию от непосредственных воздействий окружающей среды. Имея в виду эту двуединую функцию потребностей, исследователь подчеркивает значимость изучения закономерностей становления системы потребностей в ходе психического развития. Таким образом, сама логика исследования привела к необходимости сделать акцент на рассмотрении мотивационно-потребностной сферы ребенка. Экспериментальные исследования сотрудников лаборатории Л. И. Божович подтвердили положение об исключительной значимости потребностей в воспитании ребенка, в его интеллектуальном и нравственном развитии.

«Полноценное формирование человеческой личности, – писала Лидия Ильинична, – решающим образом зависит от того, какие именно потребности приобретут форму самодвижения».[9 — Божович Л. И. Проблема развития мотивационной сферы ребенка // Изучение мотивации поведения детей и подростков. – М., 1972. – С. 34.]

Несомненной заслугой Л. И. Божович является выяснение и конкретно-психологическая характеристика ведущей роли сознания в психическом развитии ребенка.

В отечественной психологии прошлых десятилетий, хотя в общетеоретическом плане подчеркивалась значимость сознания в жизни и психическом развитии, вместе с тем делался акцент на «отражательной» характеристике сознания, его вторичности, производности от бытия. Недостаточно внимания уделялось тому факту, что не только бытие определяет сознание, но и сознание определяет бытие. Очень выразительно заметил по этому поводу В. П. Зинченко: «сознание не отпускалось с короткого поводка деятельности».[10 — Зинченко В. П. Проблемы психологии развития // Вопросы психологии, 1991. – № 6. – С. 122.]

Выражаясь метафорически, Лидия Ильинична отчетливо показала конкретно-психологическую «работу» сознания в преобразовании потребностей, становлении возрастных этапов и создании предпосылок для перехода на новый этап возрастного развития.

Известно положение Выготского о том, что элементарные психические функции – восприятие, память, мышление и другие – имеют свою логику развития, преобразуясь в высшие психические функции – логическую память, категориальное восприятие, речевое мышление. Иначе говоря, суть формирования высших психических функций заключается в том, что элементарные функции опосредствуются сознанием.

Л. И. Божович применила эту логику к анализу процесса развития потребностно-мотивационной сферы, обусловливающей психическое развитие в онтогенезе.

Традиционно в психологии существует резкое разделение и даже противопоставление двух категорий потребностей: низших, врожденных, и высших, духовных.

Думается, что большая научная заслуга Лидии Ильиничны заключается в том, что она показала несостоятельность такого противопоставления. На основе теоретического анализа, подкрепленного обобщением экспериментальных данных, полученных сотрудниками руководимого ею коллектива, было обосновано положение о тесной связи указанных категорий потребностей и показано, что психическое развитие представляет собой последовательное преобразование потребностей. Звенья и перипетии этого процесса были обстоятельно проанализированы Л. И. Божович на примере формирования познавательной потребности, которая берет свое начало и побудительную «энергетику» у врожденной потребности в новых впечатлениях.

Младенец – «раб» актуально действующей на него ситуации. Но уже на втором году жизни формируется первое личностное образование – мотивирующие представления, которые являются результатом первого синтеза интеллектуальных и аффективных компонентов (а иначе говоря – потребностей и сознания) и обеспечивают ребенку возможность в определенной мере выйти за пределы непосредственной ситуации. Мотивирующее представление порождает у него стремление поступать согласно своим внутренним побуждениям и вызывает «бунт» ребенка, если реализация его активности встречает сопротивление среды.

На следующем этапе (кризис трех лет) происходит новый шаг в развитии сознания – первичное осознание «Я» как субъекта, что рождает стремление, потребность активно воздействовать на ситуацию.

Депривация этой потребности и порождает кризис. Следующий этап (кризис 7 лет) имеет в своей основе возникновение социального «Я», что порождает стремление занять новое место в жизни и вызывает протест ребенка, если обстоятельства мешают проявлению его активности.

Кризис подросткового возраста связан с новым уровнем развития сознания, появлением самосознания в собственном смысле этого слова, появлением способности познать себя как личность, что рождает стремление (потребность) в самоутверждении, самовыражении. Ее депривация составляет основу подросткового кризиса.

Следующее новообразование в психическом развитии – способность к самоопределению, рождающаяся потребность понять самого себя, свои возможности, свое место в настоящей и будущей жизни.

Таким образом, мы имеем здесь логически, убедительно и аргументированно выстроенную единую линию развития, «переломы» и «повороты» которой существенно обусловлены последовательно появляющимся «тандемом» – взаимодействием потребности и сознания.

Следующий шаг в построении единой линии психического развития в концепции Л. И. Божович связан с организацией систематического изучения мотивации и мотивационной сферы личности. Прежде всего это касается самого понятия мотива, его этимологии, понимания психологической сути данного феномена, его соотношения с другими психологическими образованиями.

Известно, что согласно «топологической психологии» Курта Левина, мотивы – это объекты «жизненного пространства» индивида, являющиеся для него потребностно-значимыми или побуждающими к формированию намерения (квазипотребности). Индивид, в соответствии с этим представлением, находится во власти «психологического поля», обусловленного влиянием внешней среды.

Лидия Ильинична, отнюдь не отрицая роли внешней, в первую очередь социальной, среды в жизни человека, сделала акцент на характеристике мотивов как внутренних побудителей поведения. При этом, в отличие от Фрейда, утверждавшего, что подлинные властители человеческого поведения – врожденные глубинные силы организма, Л. И. Божович, пожалуй, впервые в отечественной психологии с достаточной четкостью и полнотой обосновала значимость сформированных и формирующихся при жизни человека психологических образований в его дальнейшем развитии и становлении личности.

Известна ее полемика по поводу психологической сущности мотива с А. Н. Леонтьевым, который понимал под мотивом объект или предмет, побуждающий к деятельности. Л. И. Божович делала главный акцент не на объектах, побуждающих к действию, ее интересовала прежде всего субъективная сторона мотивации. Она относила к мотивам и чувство долга, и сознательно принятое намерение, и непосредственные желания ребенка. Разумеется, психологическая природа этих феноменов различна. Но это лишь подчеркивает необходимость понять сущность таких различий, выявить основные тенденции взаимодействия разных побудителей. Мотив, согласно концепции Л. И. Божович, – феномен, отражающий взаимосвязь потребностей и сознания, – это тот самый «мост» между элементарными и высшими потребностями, который, по словам Лидии Ильиничны, не смог перебросить К. Левин.

Начало циклу работ по экспериментальному изучению мотивации положили исследования учебной деятельности школьников, проведенные в 1945–1949 годах. Учебная деятельность в качестве предмета изучения была выбрана не случайно: имелось в виду, что для школьника она является ведущей деятельностью. Последнюю Лидия Ильинична вслед за А. Н. Леонтьевым понимала как деятельность, в процессе которой осуществляются основные приобретения в психическом развитии ребенка. Это была новаторская работа, в которой, как отмечает Л. И. Божович, «была поставлена задача сделать предметом изучения сами мотивы, их изменение и расширение по возрастам, в то время как в предшествующих работах изучалось лишь влияние “готового” мотива на деятельность детей».[11 — Божович Л. И. Проблема развития мотивационной сферы ребенка // Изучение мотивации поведения детей и подростков. – М., 1972. – С. 23.]

Прежде изучалось влияние отдельных мотивов, но не сама мотивационная сфера, ее психологическая характеристика, ее генезис, строение и развитие. В данной работе были изучены возрастные различия по побудительной силе мотивов, особенности соподчинения мотивов, выделены две большие категории мотивов, одна из которых связана с содержанием самой учебной деятельности и процессом ее выполнения, другая обусловлена особенностями взаимоотношения ребенка с окружающей социальной средой. Было установлено, что обе категории мотивов необходимы для полноценной учебной деятельности. Экспериментально-практическая работа по изучению мотивации школьника дает адекватное представление о характере и основной направленности исследовательской деятельности научного коллектива, которым руководила Л. И. Божович. Исследование обычно начиналось с анализа конкретной психологической реальности, что давало возможность выявить особенности поведения и учебной деятельности школьников, причину его поступков, сформулировать гипотезу и наметить способы воздействия на ребенка. Но это было лишь начало работы. Ее существенную часть составляло создание специальной воспитательной ситуации. И если исследователю удавалось существенно изменить поведение ребенка, разрешить конфликт, снять остроту проблемы, мешающей ему жить и учиться, общаться со сверстниками, это служило подтверждением правильности выдвинутой гипотезы. Были обстоятельно проанализированы недостатки в организации учебной деятельности и воспитательных воздействий на школьника. Было показано также, что в школьной практике часто имеет место лишь поверхностный анализ недисциплинированности и неуспеваемости: учитель нередко реагирует на результат, на внешние проявления поступков, не учитывая и не анализируя ни причин, их вызвавших, ни мотивов переживаний, скрывающихся за ними.

В 1951 году вышла в свет книга Л. С. Славиной «Индивидуальный подход к неуспевающим и недисциплинированным ученикам». В книге было введено понятие смыслового барьера – феномена, получившего «путевку в жизнь» в лаборатории Божович и впоследствии ставшего прочным достоянием педагогической психологии. Суть данного феномена в том, что ребенок становится невосприимчивым к воздействию воспитателя, а основная причина – неучет или неправильный учет мотивов поступков школьника, что, в свою очередь, является следствием ориентации педагога на внешние проявления поведения школьника, но не на подлинную причину его поступка.[12 — Славина Л. С. Трудные дети. – М. – Воронеж, 1998. – С.10.]

В лаборатории Лидии Ильиничны была разработана конкретная методика, помогающая учителю добиться устранения смыслового барьера. В период, когда процветали процентомания и формально-бюрократические способы борьбы с неуспеваемостью, в исследованиях лаборатории был раскрыт психолого-педагогический механизм неуспеваемости. Показано, что проблема неуспеваемости не может быть решена как глобальная, что нужен поиск и дифференциация причин, анализ и формирование мотивов учения. Большая теоретическая и экспериментальная работа была направлена на повышение интеллектуальной активности учащихся, которых считали малоспособными к интеллектуальной деятельности и учению. Результатом этой работы было создание методики, направленной на изменение учебной мотивации этих детей. Экспериментальное обоснование и проверка данной методики в школьной практике показали ее эффективность, возможность активно «строить» интеллектуальное действие ребенка. В лаборатории Л. И. Божович фактически впервые был научно обоснован и широко применен в школьной практике формирующий эксперимент, впоследствии получивший большое распространение в педагогической психологии. В «Этапах формирования личности в онтогенезе» Лидия Ильинична на основе накопленных в прошлые десятилетия научных фактов дает обстоятельный анализ роли «высшей мотивации» в психическом развитии вообще и в жизни взрослеющего человека в особенности. Делая акцент на мотивирующей работе сознания, исследователь выстраивает своеобразную «мотивационную вертикаль» – единую линию развития от более простых к высшим мотивирующим системам. Была поставлена задача показать, как цели, намерения, решения приобретают побудительную силу, становятся мотивами. Чрезвычайно значимым для теории и практики воспитания (в том числе сегодняшней практики) стало исследование психологической сущности намерения.

«Намерение, – пишет Л. И. Божович, – представляет собой сложный, опосредствованный по своей внутренней структуре акт поведения, побуждающий человека к цели, не имеющей собственной побудительной силы. Намерение является результатом опосредствования потребностей человека его сознанием».[13 — Божович Л. И. Проблема развития мотивационной сферы ребенка // Изучение мотивации поведения детей и подростков. – М., 1972. – С. 35–36.]

В научном коллективе, руководимом Лидией Ильиничной, были изучены условия принятия и реализации намерения детьми разного возраста, выявлены различия в реализации намерения у младших школьников и подростков. Показано, что в первом случае борьба мотивов при реализации намерения обычно происходит стихийно, во втором – в большей мере связана с сознательным выбором. Показана роль в формировании и реализации намерения определенных форм поведения, ставших чертами характера. Одним из значимых выводов этой работы было определение психологической сущности сформированного качества личности, как соединения и «сплава» определенного способа поведения и соответствующего ему мотива.

Высшую ступень «мотивационной вертикали», согласно данной концепции, занимают чувства, возникающие в процессе развития человеческих потребностей (нравственные, эстетические, интеллектуальные).

Они «представляют собой новые по своей психологической природе системные образования. По сравнению с элементарными (натуральными) эмоциями, они имеют качественно иное, опосредствованное строение, занимают иное место в структуре личности и выполняют иную функцию в поведении, деятельности и психическом развитии человека».[14 — Божович Л. И. О культурно-исторической концепции Л. С. Выготского и ее значении для современных исследований психологии личности // Л. И. Божович. Проблемы формирования личности. – М.; Воронеж, 1995. – С. 298.]

Лидия Ильинична сформулировала некоторые особенности «высших переживаний»: «Они могут приобретать самостоятельную ценность и стать предметом потребности, мотивирующей деятельность человека (потребность в любви, переживания, проявляющиеся в нравственных, эстетических, гуманистических чувствах).

Такие переживания сами по себе становятся ценными для человека, превращаются в «ненасыщаемую потребность».[15 — Божович Л. И. О культурно-исторической концепции Л. С. Выготского и ее значении для современных исследований психологии личности // Л. И. Божович. Проблемы формирования личности. – М.; Воронеж, 1995. – С. 298–299.]

Следует заметить, что эта характеристика высших переживаний, сформулированная на основе научных фактов, полученных в лаборатории Л. И. Божович, очень близка взглядам А. Маслоу на функцию высших чувств в жизни человека и процессе обучения: «высшие переживания служат не только запускающим механизмом для процесса обучения, но их стоит рассматривать и как конечную цель его, награду за него».[16 — Маслоу А. Г. Дальние пределы человеческой психики. – М., 1997. – С. 201–202.]

В исследовании психологической сущности мотива Лидию Ильиничну интересовала не только «мотивационная вертикаль» – взаимосвязь между элементарными и высшими мотивами, – но целостная система мотивов, мотивационная сфера человека, особенности соотношения мотивов внутри этой сферы, закономерности возникновения мотивационных иерархий. То есть, если можно так сказать, – мотивация не в «плоскостном», а в «объемном» ракурсе. Логика изучения потребностей и мотивов человека поставила исследователей перед необходимостью понять психологическую сущность личности – феномена, обусловливающего формирование этой целостности. Приступая к исследованию проблемы личности, Л. И. Божович обстоятельно проанализировала теории личности в зарубежной и отечественной психологии. Нужно отметить ее основательность и объективность в этой работе. Лидия Ильинична не пошла по пути модной в то время огульной критики взглядов зарубежных психологов, главным образом на том основании, что они «буржуазные». Рассматривая психоаналитическую теорию личности, подходы к данной проблеме К. Роджерса, К. Левина, представителей «теории социализации», она наряду с тем, что ее не удовлетворяло в этих концепциях, показывает то ценное, что можно и нужно использовать в дальнейших исследованиях психологии личности. Излагая позицию А. Фрейд, она выделяет положение данного автора о значимости собственной активности детей при решении воспитательных задач, у Курта Левина она подчеркивает стремление понять личность как некоторое целостное образование, находящееся в единстве с окружающей средой, у представителей теории «роли» – попытку представить личность как некую структуру, социальную по своему происхождению. Характеризуя точку зрения С. Л. Рубинштейна на проблему личности и отмечая ее позитивные стороны, она вместе с тем возражает против понимания личности как совокупности внутренних условий, опосредствующих воздействия среды: «Это определение настолько расширяет понятие личности, что последнее теряет свою психологическую определенность».[17 — Божович Л. И. Личность и ее формирование в детском возрасте. – М., 1968. – С. 140.]

Анализируя исследования по психологии личности, Лидия Ильинична писала о том, что у нас пока еще отсутствует сколь-нибудь законченная целостная концепция личности. Следует подчеркнуть, что ее собственные исследования, ее подход к рассмотрению личности внесли существенный вклад в создание такой концепции.

В изучении личности Л. И. Божович исходила из двух кардинальных для ее научной позиции идей – целостного подхода к рассмотрению психики и наличию внутренней логики психического развития. В работах тех лет психологи уделяли много внимания рассмотрению личности в общефилософском, социологическом, методологическом аспектах. (Личность как совокупность общественных отношений – высшая ступень развития психики.) Усилия Божович были направлены на то, чтобы раскрыть личность в конкретно-психологическом плане. Согласно ее представлениям, личность – особое психическое образование, которое выполняет следующие функции: обеспечивает целостность психической жизни и деятельности человека, формирует его внутреннюю позицию, освобождает человека от непосредственного влияния окружающей среды и позволяет ему не только приспосабливаться к ней, но и сознательно преобразовывать и ее и самого себя.

«Человек как личность характеризуется наличием у него собственных взглядов, собственных моральных требований, определенностью жизненных целей, к достижению которых он стремится. Все это делает его относительно устойчивым и независимым от чуждых ему влияний окружающей среды. Его характеризует активная, а не реактивная форма поведения».[18 — Божович Л. И. О культурно-исторической концепции Л. С. Выготского и ее значении для современных исследований психологии личности // Л. И. Божович. Проблемы формирования личности. – М. – Воронеж, 1995. – С. 299–300.]

Такое понимание личности противоречило идеологическим установкам тоталитарного общества. Кардинальное расхождение с жизненной практикой тоталитаризма – характерная черта внутренней позиции Л. И. Божович, что, как уже отмечалось, создавало немалые трудности в ее жизни и научной деятельности.

В ходе исследования проблемы личности возникла необходимость дать более конкретный анализ того соотношения внешнего и внутреннего, объективного и субъективного, которое и обусловливает психическое развитие ребенка как процесс образования собственной личности: «именно соотношение внешних требований с возможностями и потребностями самого ребенка составляет центральное звено, определяющее его дальнейшее развитие».[19 — Божович Л. И. Личность и ее формирование в детском возрасте. – М., 1968. – С. 174.]

В этой связи она вводит понятие «внутренняя позиция», которое отражает новый уровень самосознания. Внутренняя позиция – особое центральное личностное новообразование, характеризующее личность ребенка в целом. Именно оно и определяет поведение и деятельность ребенка и всю систему его отношений к действительности и самому себе. Полемизируя с А. Н. Леонтьевым, вначале подчеркивавшим значимость жизненной позиции ребенка в его развитии, а затем несколько изменившим этот тезис на утверждение о том, что развитие определяется самой жизнью, реальной деятельностью ребенка, она писала: «Нам кажется, что А. Н. Леонтьев грешит против самого себя, когда в своих дальнейших рассуждениях и исследованиях отбрасывает понятие “позиция” и возвращается к гораздо более общим и психологически неопределенным понятиям “сама жизнь”, “реальные процессы жизни”, “деятельность ребенка”».[20 — Божович Л. И. Личность и ее формирование в детском возрасте. – М., 1968. – С. 179.]

«Внутренняя позиция, – пишет она, – то есть система потребностей и стремлений ребенка, которая преломляет и опосредствует воздействие внешней среды, становится непосредственной движущей силой развития у него новых психических качеств».[21 — Божович Л. И. Личность и ее формирование в детском возрасте. – М., 1968. – С. 176.]

Сформировавшись в рамках данного возрастного периода, внутренняя позиция становится фактором, обусловливающим переход на новый этап личностного развития. Именно здесь главное отличие личностной концепции Л. И. Божович от теории развития личности как усвоения (присвоения) социального опыта.

Внутренняя позиция, по мысли Лидии Ильиничны, раз возникнув, становится присущей человеку на всех этапах его жизненного пути. В этой связи исследователь характеризует различные «ипостаси» внутренней позиции в онтогенезе: у ребенка и подростка она выражается в стремлении к более взрослому положению в жизни, в период зрелости – к положению, более соответствующему запросам и возможностям субъекта (как это ему представляется), в период старости – в желании сохранить то положение в жизни, которое он занимал раньше.

Личность, подчеркивает Л. И. Божович, – это целостная психологическая структура. Дискутируя с расхожим в то время представлением о личности как о совокупности определенных свойств и качеств и о ее гармоничности как наборе различных свойств она писала: «Будут обречены на неудачу те исследования, которые рассматривают личность как совокупность отдельных свойств и качеств. Нужно как раз обратное: рассмотрение каждого отдельного качества в аспекте личности в целом».[22 — Божович Л. И. Личность и ее формирование в детском возрасте. – М., 1968. – С. 44.]

Здесь мы видим конкретизацию и дальнейшее развитие обоснованного в свое время Б. М. Тепловым тезиса о том, что личность это целое, которое больше, чем сумма составляющих его частей.

Лидия Ильинична так формулировала стратегическую задачу исследовательского поиска – понять возрастные психологические закономерности формирования личности ребенка. Только такой – генетический – подход, утверждала она, позволит нам изучить личность как определенную возникающую в процессе жизни и деятельности ребенка структуру, а следовательно, раскрыть ее психологическую сущность.[23 — Божович Л. И. Личность и ее формирование в детском возрасте. – М., 1968. – С. 142.]

Существенным для позиции Божович было положение о том, что каждый возрастной этап детского развития характеризуется не простой совокупностью психических особенностей, а своеобразием целостной структуры личности ребенка наличием специфических для данного типа тенденций развития. В этой связи она критикует появившиеся в это время публикации – сборники «Психология младшего школьника» под редакцией Е. И. Игнатьева (1960) и «Психология личности и деятельности дошкольника» под редакцией А. В. Запорожца и Д. Б. Эльконина (1964). В них излагались возрастные особенности отдельных психических процессов, но полностью отсутствовала попытка характеризовать их специфическую структуру и связь с особенностями личности детей соответствующего возраста (заметим, что этот недостаток присущ и многим современным пособиям по возрастной психологии: развитие познавательных процессов, интеллектуальное и личностное развитие личности на данном возрастном этапе фактически рассматриваются как изолированные или, во всяком случае, мало связанные между собой проблемы).

В научном коллективе Л. И. Божович была обстоятельно изучена психологическая сущность отдельных личностных образований и качеств личности: организованности, дисциплинированности, аффекта неадекватности – и разработаны конкретные практические рекомендации для учителя и воспитателя.

Психология личности — МФТИ

АРХИВ КУРСОВ

Кожарина Л.А., кандидат психологических наук

Курс посвящен изучению основополагающих проблем психологической науки, связанных с личностью человека. Студенты знакомятся с теоретическими основами психологии личности, учатся самостоятельному анализу существующих психологических теорий.

Значительное внимание в курсе уделено методологическим проблемам, а также конкретным подходам теориям и методам исследовательской и практической работы. В курсе рассматриваются как общетеоретические и методологические проблемы, психологии личности, так и конкретные вопросы становления личности в историческом и онтогенетическом аспектах, а также известные концепции в области психологии личности.

В результате изучения данного курса студенты должны:
— знать сущностные особенности проблемы определения понятия личности;
— понимать действительные возможности научного подхода при исследовании проблем психологии личности;
— знать конкретные психологические методики изучения личности человека;
— знать основные теории, концепции и подходы в современной психологии личности;
— ориентироваться в логике и закономерностях становления личности в онто- и филогенезе.

Данный курс читается в двух семестрах в количестве 66 часов, из них 33 часа лекций, 33 часа семинарских занятий. По окончании курса предусмотрен диф. зачет.

РАЗДЕЛ 1. ПРОБЛЕМА ЛИЧНОСТИ В ПСИХОЛОГИЧЕСКОЙ НАУКЕ

Тема 1. Проблема определения понятия личности
Философские основы теоретического подхода к личности. Проблема сущностного определения человека. Личность как единство всеобщего и универсального. Возможность и невозможность однозначного определения понятия личности. Редукционизм в психологии личности. Множественность трактовок понятия личности в современной психологии.

Тема 2. Категория развития в психологии личности
Проблема определения понятия развития. Отличие развития от изменения, роста, движения, созревания. Развитие как саморазвитие. Основные признаки развития: появление нового качества, прогрессивность изменений, внутренняя обусловленность. Тотальность личности и способности к саморазвитию. Совпадение и различие процессов развития психики и личности. Соотношение понятий личности и нравственности, внутренней свободы и ответственности, инициативности и осмысленности действия. Отличие понятия личности от понятий — индивид, субъект, индивидуальность. Предпосылки, условия, источники и движущие силы психического развития.

Тема 3. Биологическое и социальное в психике и личности человека
Исходные посылки и логика натуралистического подхода. Принцип естественного отбора и надъестественность человеческой культуры. Противопоставление биологического и социального. Биологизаторские и социологизаторские учения в психологической науке. Теория конвергенции двух факторов. Роль наследственности и социальной среды в становлении личности. Социо-культурные основы организмы человека. Проблемы психосоматики. Отличительные особенности личностного подхода в свете проблем биологического и социального.

РАЗДЕЛ 2. ИСТОРИОГЕНЕЗ ЛИЧНОСТИ

Тема 1. Принцип историзма в психологии личности
Личностность человеческого бытия как явление западной культуры. Различное понимание сущности и предназначения человека на Востоке и Западе. Проявления общинного и феодального сознания в современном мире. Безличностность и личностность мышления и бытия как результат своеобразного исторического развития психики человека в различных мировых культурах. Утверждение индивидуализированного бытия как существенное условие становления личности человека.

Тема 2. Историческое становление личностного сознания
Безличностность мышления и самосознания древних греков. Внутренние психологические качества (индивидуальная неповторимость, мотивы и побуждения, совесть и стыд) и гражданские доблести в Древней Греции. Субстанциональная и атрибутивная личность в работах А. Ф. Лосева. Роль христианства в становлении личностного бытия человека. Своеобразие средневекового мышления. Религиозное сознание и его влияние на формирование человека как личности. Перспективы развития исторической психологии.

Тема 3. Параметры личностного бытия в современном мире
Характеристика понятий: индивидуальность, творчество, свобода, инициативность, осмысленность. Юридическая и нравственная ответственность личности. Психологические основания вменения вины. Понятие о девиантном поведении и о личности преступника. Предвидение общественно значимых последствий своих действий и поступков. Осмысленная инициатива как характеристика волевого действия. Воля как психологический инструмент свободного действия. Противоположность и взаимодополнительность общинного и личностного сознания в современном мире.

РАЗДЕЛ 3. ОНТОГЕНЕЗ ЛИЧНОСТИ

Тема 1. Понятие психологического возраста в психологии личности
Физическое, историческое и психологическое время в жизни человека. Проблема единицы измерения психологического времени на оси онтогенеза. Несовпадение биологического созревания, психологического развития и личностного становления в онтогенезе. Теоретическое и эмпирическое обоснование кризисов развития. Стабильные и критические периоды. Ведущая деятельность и ее значение в формировании личности ребенка. Понятие о возрастных психологических новообразованиях и их роли в становлении личности. Основные периодизации психического и личностного развития.

Тема 2. Особенности развития личности в раннем возрасте
Движущие силы психического развития в раннем возрасте. Роль общения в личностном развитии ребенка младенческого и раннего возраста. Последствия депривации общения. Условия возникновения «бескорыстно-исследовательской», предметно-манипулятивной деятельности. Психологические новообразования критических и литических периодов данного возраста. Личностные особенности детей раннего возраста с трудностями в развитии.

Тема 3. Становление личности в дошкольном и младшем школьном возрасте
Основные виды детской игры. Их вклад в развитие личности ребенка. Психологическая и личностная готовность детей к обучению в школе. Особенности самосознания ребенка-дошкольника и младшего школьника. Ведущая учебная деятельность и ее значение в плане формирование личности. Формирование произвольности и этических инстанций. Воображение и рефлексия как новообразования дошкольного и младшего школьного периодов развития. Нарушения в эмоционально-мотивационной и волевой сфере у детей с трудностями развития. Психологическая диагностика и коррекция «трудных детей».

Тема 4. Личность подростка
Психологическое содержание развития личности в младшем и старшем подростковом возрасте. Проблема определения ведущей деятельности подростков. Особенности самосознания подростков. Чувство взрослости как возрастное психологическое новообразование. Соотношение общения и учебной деятельности в подростковом периоде развития. Особенности мотивационно-потребностной сферы личности и причины девиантного поведения в подростковом возрасте.

РАЗДЕЛ 4. ОСНОВНОЕ ПОДХОДЫ И ТЕОРИИ В ПСИХОЛОГИИ ЛИЧНОСТИ

Тема 1. Психоаналитический подход к изучению личности
Основополагающие понятия классического психоанализа (З. Фрейд). Либидозная энергия влечений. Представление о трех инстанциях в структуре личности: Я, Оно, Сверх-Я. Методы психоаналитического исследования личности. Роль комплексов в развитии личности. Психотерапевтические подходы и техники в психоанализе. Развитие психоаналитического направления (К. Юнг). Личное и коллективное бессознательное. Понятие архетипа. Персона как фрагмент коллективной психики.

Тема 2. Теория личности К. Левина
Топология и основные понятия динамической теории поля. Движущие силы поведения в учении К. Левина. Экспериментальные исследования личности в работах учеников и последователей К. Левина: Хоппе, Т. Дембо, А. Карстен, Р. Биренбаум, Б. В. Зейгарник.

Тема 3. Проблема личности в гуманистической психологии
Теория и практика в подходе Карла Р. Роджерса. Основные принципы гуманистической психологии. Представления о свободе, внутреннем психическом опыте, осознании бытия «здесь-и-теперь», самоактуализация, целостности личности, ответственности. Психологические механизмы защиты «Я — концепции» в теории К. Роджерса. Его психотерапевтические идеи и опыт работы как психотерапевта. Преодоление потребительской психологии «вещизма» в работах Э. Фромма. Понятия отчуждения. Концепция человеческой природы и положение о личности в обществе в трактовке Э. Фромма. Представление о Новом Человеке и Новой науке.

Тема 4. Культурно-историческая концепция развития личности
Идея развития как центральная проблема в исследованиях Л. С. Выготского. Методологическое значение учения о высших психических функциях для построения теории личности. Опосредствование как психологический механизм развития. Понятия социальной ситуации развития, центральной психической функции, возрастных новообразованиях и ведущей деятельности. Критерии личностного характера действий. Понятие о системном и смысловом строении сознания. Экспериментально-генетический метод.

Тема 5. Деятельностный подход в психологии личности
Деятельность как предельный объяснительный принцип и как предмет исследования. Проблема определения понятия личности в деятельностном подходе. Критика А. Н. Леонтьевым ролевых теорий личности. Точки «рождения личности в концепции А. Н. Леонтьева. Мотивационно-потребностная сфера как сущностное ядро личности. Значение установления иерархии мотивов. Основной показатель личностного становления в подростковом возрасте. Проблема смысла и значения в деятельностном подходе и в культурно-исторической концепции. Совпадения и различия в трактовках понятия личности в теории А. Н. Леонтьева и в исследованиях Л. И. Божович. Перспективы развития деятельностной теории личности.

ВОПРОСЫ К ДИФ. ЗАЧЕТУ

1. Проблема определения понятия личности.
2. Научный подход к проблеме личности.
3. Категория развития в психологии личности.
4. Биологическое и социальное в личности человека.
5. Соотношение понятий: психика, личность, индивид, субъект, индивидуальность.
6. Периодизация психического и личностного развития.
7. Основные психологические понятия и характеристики онтогенеза личности.
8. Критические и литические периоды развития.
9. Предпосылки, условия, движущие силы и источники психического развития.
10. Становление личности в младенческом возрасте.
11. Движущие силы психического развития в раннем возрасте.
12. Развитие личности в дошкольном возрасте.
13. Понятие ведущей деятельности.
14. Роль учебной деятельности в становлении личности младшего школьника.
15. Личность подростка.
16. Самосознание и самооценка на разных этапах онтогенеза.
17. Общая характеристика исторического становления личностного сознания.
18. Принцип историзма в психологии.
19. Мироотношение и самосознание в Древней Греции.
20. Роль христианства в становлении личностного сознания.
21. Особенности восточных и западных трактовок в учениях о личности человека.
22. Основные теории личности в современной психологической науке.
23. Психоаналитический подход к проблеме личности.
24. Исследования К. Левина и его учеников в области проблем психологии личности.
25. Трактовка личности в культурно-исторической концепции.
26. Деятельностный подход в психологии личности.
27. Основные методы изучения личности в различных психологических школах.
28. Подход к проблеме личности в гуманистической психологии.


СПИСОК ОБЯЗАТЕЛЬНОЙ ЛИТЕРАТУРЫ
1. Библер В. С. Мышление как творчество. — М.: Политиздат, 1975. — 397с.
2. Божович Л. И. Личность и ее формирование в детском возрасте. — М.: Просвещение, 1968. — 464 с.
3. Божович Л. И. Избранные психологические труды. Проблемы формирования личности // Под ред. Фельдштейна Д. И. — М.: Международная педагогическая академия. — 209 с.
4. Выготский Л. С. Исторический смысл психологического кризиса. Методологическое исследование. — Собр. соч.: В 6 т., т. 1. — М.: Педагогика, 1982. — с. 291-436.
5. Выготский Л. С. История развития высших психических функций. — Собр. соч.: В 6 т., Т.3. — М.: Педагогика, 1983. — С.6-114.
6. Выготский Л. С. Вопросы детской (возрастной) психологии. — Собр. соч.: В 6 т., Т.4 — М.: Педагогика, 1984. — С. 243-385.
7. Ильенков Э. В. Что же такое личность? // С чего начинается личность. — М.: Политиздат, 1984.- С. 321-358.
8. Кравцова Е. Е. Психологические проблемы готовности детей к обучению в школе. — М., Педагогика, 1991.- 152 с.
9. Леонтьев А. Н. Деятельность, сознание, личность. — М.: Политиздат, 1975. — 304 с.
10. Лосев А. Ф. Философия. Мифология. Культура. — М.: Политиздат, 1991. — С. 427-438.
11. Психология индивидуальных различий. Тексты // Под ред. Гиппенрейтер Ю. Б., Романова В. Я. — М.: Изд-во Моск. ун-та, 1982. — с. 15-21, 199-219.
12. Психология личности. Тексты // Под ред. Гиппенрейтер Ю. Б., Пузырея А. А.- М.: изд-во Моск. ун-та, 1982.- 288 с.
13. Роджерс К. Р. Взгляд на психотерапию. Становление человека: Пер. с англ. //Общ. ред. и предисл. Исениной Е. И. — М.: Издательская группа «Прогресс», «Универс», 1994. — 480 с.
14. Фромм Э. Иметь или быть? — М.: Прогресс, 1986. — 238 с.
15. Хрестоматия по истории психологии. Период открытого кризиса // Под ред. Гальперина П. Я., Ждан А. Н. — М.: Изд-во МГУ, 1980. — С. 146-210, 257-300.
16. Эльконин Д. Б. К проблеме периодизации психического развития в детском возрасте // Вопросы психологии, 1971, № 4. — С.6-21.
17. Юнг К. Г. Собрание сочинений. Психология бессознательного // Пер. с нем. — М.: Канон, 1994. — 320 с.

СПИСОК ДОПОЛНИТЕЛЬНОЙ ЛИТЕРАТУРЫ
1. Арсеньев А. С. Наука и человек (философский аспект) // Наука и нравственность — М., 1971. С. 114-159.
2. Асмолов А. Г., Братусь Б. С., Зейгарник Б. В., Петровский В. А., Субботский Е. В., Хараш А. У., Цветкова Л. С. О некоторых перспективах исследования смысловых образований личности // Вопросы психологии. — 1979. № 4. С. 35-45.
3. Возрастные и индивидуальные особенности младших подростков / Под. ред. Д. Б. Эльконина, Т. В. Драгуновой. — М.: Просвещение, 1967. — 360 с.
4. Запорожец А. В. Избранные психологические труды: в 2х т. — Т. 1. — М., 1986. — 316 с.
5. Зинченко В. П., Смирнов С. Д. Методологические вопросы психологии. — МГУ, 1983. — 164 с.
6. Кравцов Г. Г. Психологические проблемы начального образования. — Изд-во Красноярского ун-та, 1994. — 141 с.
7. Леонтьев А. Н. Об историческом подходе в изучении психики человека / Проблемы развития психики. — М., Изд-во МГУ, 1972. С. 341-399.
8. Лейтес Н. С. Умственные способности и возраст. — М., 1971. — 277 с.
9. Лисина Н. И. Формирование личности ребенка в общении // Психолого-педагогические проблемы становления личности в детском возрасте / Под. ред. В. В. Давыдова, И. В. Дубровиной. — М., 1980. С. 36-40.
10. Михайлов Ф. Т. Общественное сознание и самосознание индивида. — М., Наука, 1990. — 222 с.
11. Петровский А. В. Личность. Деятельность. Коллектив. — М., Политиздат, 1982. — 255 с.
12. Фельдштейн Д. И. Психология развития личности в онтогенезе. — М., 1989.
13. Юдин Э. Г. Системный подход и принцип деятельности. — М., Наука, 1978. — 391 с.

ПИ РАО | Публикации 50-80-х гг.

Высокая профессиональная продуктивность

/не для отчета, а по совести/

Сотрудниками института на основе проводившихся масштабных научных практико-ориентированных исследований подготовлено много психолого-педагогических, психолого-методических работ разного жанра – монографии, сборники научных работ, брошюры, рекомендации, не говоря уже о статьях в журналах, наиболее авторитетных в психологии и педагогике, и пр. Привожу для примера лишь некоторые из публикаций того времени (50-80-е г.г. прошлого века – преддверия создания психологической службы в стране):

  1. Бардин К.В. Если Ваш ребенок не хочет учиться. – М.,1980.
  2. Богоявленский Д.Н., Менчинская Н.А. Психология усвоения знаний в шкорле. – М., 1959.
  3. Божович Л.И. Личность и ее формирование в детском возрасте. М.,1968.
  4. Бочкарева Г.Г. Психологическая характеристика мотивационной сферы подростков-правонарушителей / изучение мотивации детей и подростков. – М.,1972.
  5. В мире подростка /Под ред. А.А. Бодалева. – М., 1980.
  6. Возрастные и индивидуальные особенности младших подростков /Под ред. Д.Б. Эльконина, Т.В. Драгуновой. – М., 1967.
  7. Возрастные особенности психического развития детей /Под ред. И.В. Дубровиной, М.И. Лисиной. – М., 1982.
  8. Вопросы психологии личности школьника /Под ред. Л.И. Божович, Л.В. Благонадежиной. – М.,1961.
  9. Гоноболин Ф.Н. Книга об учителе. – М., 1965.
  10. Граник Г.Г. Учитель, учебник и школьники. – М.,1977.
  11. Давыдов В.В. Виды обобщения в обучении. – М., 1972.
  12. Деятельность и взаимоотношения дошкольников /Под ред. Т.А. Репиной. – М., 1978.
  13. Диагностика учебной деятельности и интеллектуального развития детей /Под ред. Д.Б. Эльконина, А.Л. Венгера. – М., 1981.
  14. Драгунова Т.В. Подросток – М..1976.
  15. Дубровина И.В. Об индивидуальных особенностях школьника. – М., 1975.
  16. Жинкин Н. И. Развитие письменной речи учащихся /Известия АПН РСФСР, 1956.  Вып. 78.
  17. Захарова А.В. Воспитание подростка в семье. – М., 1973.
  18. Захарова А.В. Психология обучения старшеклассников. М., 1976.
  19. Изучение мотивации поведения детей и подростков /Под ред Л.И. Божович.  – М., 1972.
  20. Истомина З.М. Развитие памяти. – М., 1978.
  21. Кабанова-Меллер.Е.Н. Формирование приемов умственной деятельности и умственное развитие учащихся. – М., 19 68.
  22. Калмыова З.И. Продуктивное мышление как основа обучаемости. – М., 1981.
  23. Коломинский Я.Л., Березовин Н.А. Некоторые педагогические проблемы социальной психологии. – М., 1977.
  24. Крутецкий В.А. Психология математических способностей. – М., 1968.
  25. Левитов Н.Д. О психических состояниях человека. – М., 1964.
  26. Лейтес Н.С. Умственные способности и возраст . – М., 1971.
  27. Линькова Н.П. Игры, игрушки и воспитание способностей. – М., 1969.
  28. Липкина А.И. Развитие мышления на уроках объяснительного чтения. –М., 1961.
  29. Липкина А.И. Самооценка школьника. – М., 1976.
  30. Маркова А.К. Психология обучения подростков. – М., 1975.
  31. Маркова А.К., Орлов А.Б., Фридман Л.М. Мотивация учения и ее воспитание у школьников. – М., 1983.
  32. Матюшкин А.М. Проблемные ситуации в мышлении и обучении. – М., 1972.
  33. Менчинская Н.А. Психология обучения арифметике.- М, 1955.
  34. Некоторые актуальные психолого-педагогические проблемы воспитания и воспитывающего обучения. – М., 1976.
  35. Никитин Б.П. Развивающие игры. М., 1981.
  36. Новлянская З.Н. Почему дети фантазируют. – М., 1978.
  37. Ольшанникова А.Е. Эмоции и воспитание.- М., 1982.
  38. Орлов А.Б. Склонность и профессия. – М., 1981.
  39. Петровский А.В. Личность. Деятельность. Коллектив. – М.. 1982.
  40. Прихожан А.М. О возрастном подходе в нравственном воспитании детей /Вопросы психологии, 1981, № 2.
  41. Психологическая диагностика: проблемы и исследования /Под ред. К.М. Гуревича. – М., 1981.
  42. Психологическая теория коллектива /Под ред. А.В. Петровского. – М.,1979.
  43. Психологические основы формирования личности в условиях общественного воспитания. – М., 1979.
  44. Психологические проблемы построения школьных учебников /Под ред Г.Г. Граник. – М., 1979. 
  45. Психологические проблемы неуспеваемости школьников /Под ред. Н.А. Менчинской. – М., 1971.
  46. Психолого-педагогические проблемы воспитания детей в семье и подготовки молодежи к семейной жизни /Под ред. И.В. Дубровиной. – М.,1980.
  47. Психолого-педагогические проблемы становления личности и индивидуальности  в детском возрасте /Под ред. И.В. Дубровиной, — М.,1980.
  48. Психология формирования личности и проблемы обучения  /Под ред. Д.Б. Эльконина, И.В. Дубровиной/- М., 1980.
  49. Рубцов В.В., Мульдаров В.К. Метод нормативной диагностики учебно-познавательных  действий у школьников. – М., 1987.
  50. Рубцов В.В. Организация и развитие совместных действий у детей в процессе обучения. – М., 1987.
  51. Славина Л.С. Дети с аффективным поведением. – М., 1966.
  52. Славина Л.С. Индивидуальный подход к неуспевающим и  недисциплинированным школьникам. – М., 1958.
  53. Славина Л.С. Знать ребенка, чтобы воспитывать. — М., 1976.
  54. Смирнов А.А. психология ребенка и подростка. – М..1926.
  55. Смирнов А.А., Костюк Г.С., Менчинская Н.А. Актуальные задачи школы и проблемы психологии обучения. – 1963.
  56. Смирнов А.А. Проблемы психологии памяти. М.,1966.
  57. Теплов Б.М. Проблемы индивидуальных различий. — М.,1961.
  58. Фельдштейн Д.И. Психология воспитания подростка. – М., 1979.
  59. Чудновский В.Э.  О нравственной устойчивости личности и ее формировании у подростков.  – М.,1979.
  60. Эльконин Д.Б. Детская психология.  – М., 1960.
  61. Эльконин Д.Б. Психология игры. М., 1978.
  62. Эльконин Д.Б. Психолого-педагогическая диагностика: проблемы и задачи /Психодиагностика и школа. – Таллин, 1980.
  63. Якиманская И.С. Развитие пространственного мышления школьников. — М.,1980.
  64. Якобсон П.М. Изучение чувств у детей и подростков. – М.,1961.
  65. Якобсон С.Г., Прокина Н.Ф. Организованность и условия ее формирования у младших школьников. – М., 1967.

Этот список можно продолжать бесконечно.

И.В. Дубровина

К вопросу о формировании личности ребенка дошкольного возраста Текст научной статьи по специальности «Психологические науки»

Dzhioeva Galina Khazbievna, Dzhioeva Aina Rufinovna TO THE QUESTION OF THE FORMATION …

pedagogical sciences

УДК 378

К ВОПРОСУ О ФОРМИРОВАНИИ ЛИЧНОСТИ РЕБЕНКА ДОШКОЛЬНОГО ВОЗРАСТА

© 2018

Джиоева Галина Хазбиевна, кандидат педагогических наук,

доцент кафедры педагогики и психологии Джиоева Айна Руфиновна, кандидат педагогических наук, доцент кафедры педагогики и психологии Северо-Осетинский государственный университет им. К.Л. Хетагурова (362025, Россия, Владикавказ, улица Ватутина, 46, e-mail: [email protected])

Аннотация. Формирование личности ребенка происходит в результате ее активного взаимодействия с окружающим миром, в процессе получения социального опыта, овладения общественными нормами и правилами поведения, общения, в результате коллективных и межличностных отношений, в совместной деятельности с окружающими, в том числе и с членами семьи. Статья посвящена проблеме формирования личности ребенка дошкольного возраста. Она содержит анализ основных этапов личностного развития дошкольника: укрепления эмоциональной саморегуляции, развития нравственной саморегуляции, формирования индивидуальных качеств ребенка. У детей дошкольного возраста происходит трансформация желаний, обращенных на предметы воспринимаемой ситуации, в желания, связанные с воображаемыми предметами. Действия детей уже не зависимы от привлекательности предметов, а осуществляются на основе суждений о предмете, о желательных последствиях, о возможности достижения предполагаемого результата в ближайшее время. Для развивающегося маленького человека не только окружающий ее мир, но и она сама являются объектом внимания и деятельности. Внутренний мир ребенка во взаимодействии с окружающей действительностью является целеустремленной и самоорганизующейся системой. Появление чувства «Я» проявляется во внимании к самому себе, в способности к самонаблюдению, самоанализу, оценивания своего поведения, поступков и действий, умения регулировать процессы самосовершенствования. В статье доказывается, что вся деятельность ребенка дошкольного возраста является эмоционально пропитанной. Все то, что делает дошкольник — играет, лепит, рисует, конструирует, готовится к школе, помогает маме в домашних делах и т.д., — должно иметь эмоционально насыщенной, иначе деятельность не состоится или быстро развалится. В силу специфики данного возраста, ребенок просто не способен заниматься тем, что ему не доставляет удовольствие.

Ключевые слова: развитие ребенка, дошкольный возраст, формирование личности ребенка, семья, семейное воспитание.

TO THE QUESTION OF THE FORMATION OF THE PERSONALITY OF A CHILD

OF A PRESCHOOL AGE

© 2018

Dzhioeva Galina Khazbievna, Candidate of Pedagogical Sciences, Associate Professor of the Chair of Pedagogy and Psychology Dzhioeva Aina Rufinovna, Candidate of Pedagogical Sciences, Associate Professor of the Chair of Pedagogy and Psychology North Ossetian State University Named K.L. Khetagurov (362025, Russia, Vladikavkaz, Vatutin Street, 46, e-mail: [email protected])

Abstract. Formation of the child’s personality is the result of her active interaction with the surrounding world, in the process of obtaining social experience, mastering social norms and rules of behavior, communication, as a result of collective and interpersonal relationships, in joint activities with others, including family members. The article is devoted to the problem of the formation of the personality of a preschool child. It contains an analysis of the main stages of the personal development of the preschooler: strengthening emotional self-regulation, the development of moral self-regulation, the formation of the individual qualities of the child. In pre-school children, there is a transformation of desires, addressed to objects of the perceived situation, into desires associated with imaginary objects. The actions of children are no longer dependent on the attractiveness of objects, but are carried out on the basis of judgments about the subject, the desired consequences, the possibility of achieving the expected result in the near future. For a developing young person, not only the world around her, but she herself is the object of attention and activity. The inner world of the child in interaction with the surrounding reality is a purposeful and self-organizing system. The appearance of the sense of «I» manifests itself in attention to oneself, in the ability to self-observation, self-analysis, evaluation of one’s behavior, actions and actions, the ability to regulate the processes of self-improvement. The article proves that all the activity of a preschool child is emotionally impregnated. Everything that a preschooler does — plays, molds, draws, designs, prepares for school, helps the mother in household chores, etc., — must be emotionally saturated, otherwise the activity will not take place or quickly fall apart. Due to the specifics of this age, the child simply is not able to do what he does not enjoy.

Keywords: child development, preschool age, child’s personality formation, family, family education.

Постановка проблемы в общем виде и ее связь с важными научными и практическими задачами. Появление ребенка в семье — это настоящее счастье. Родители, близкое окружение мечтают о том, чтобы он рос физически и психически здоровым человеком. В процессе жизнедеятельности, в результате взаимодействия с окружающими он усваивает основные формы общения и общественного поведения. Под их влиянием и с их помощью постепенно овладевает и различными видами человеческой деятельности, развивается как индивидуальность. Характер межличностных отношений родителей, родителей и детей, положительные взаимоотношения в семье, как отмечает Н.А. Бухалова, играют большую роль в становлении растущего человека [1]. Для полноценного развития ребенку необходимо доброе отношение к нему родителей и окружающих людей. Его стремление заслужить признание взрослых, получить их похвалу,

положительную оценку своих поступков, поведения, достижений — значительные потребности личности и создание благоприятных условий для их удовлетворения способствует ее совершенствованию.

Анализ последних исследований и публикаций, в которых рассматривались аспекты этой проблемы и на которых обосновывается автор; выделение неразрешенных раньше частей общей проблемы. Вопросами развития личности ребенка дошкольного возраста занимались и занимаются многие выдающиеся исследователи — Л.И. Божович [2], Л.С. Выготский [3], О.Ю. Зайцева, В.В. Карих [4], В.С. Мухина [5], А.В. Орлова [6], В.Н. Шебеко [7] и др. В частности В.С. Мухина отмечает, что основным психологическим новообразованием, проявившим к концу дошкольного возраста, является соподчинение мотивов. Развивая дальше эту мысль, В.Н. Шебеко приходит к выводу, что у ребенка

228

Baltic Humanitarian Journal. 2018. Т. 7. № 1(22)

педагогические науки

Джиоева Галина Хазбиевна, Джиоева Айна Руфиновна К ВОПРОСУ О ФОРМИРОВАНИИ ЛИЧНОСТИ РЕБЕНКА …

дошкольного возраста появляется не просто соподчинение мотивов, а развивается относительно стабильное, внеситуативное их соподчинение. При этом во главе образовавшейся иерархии располагаются опосредованные человеческие мотивы [7, с. 42-47]. А по мнению У.Н. Масленниковой, в дошкольном возрасте вырабатываются начальные этические инстанции и моральные качества [8].

Формирование целей статьи (постановка задания). Наблюдение за процессом развития и совершенствования мотивационной системы дошкольника дает возможность понимать, что на поведение ребенка, формирование его целенаправленной деятельности значительное воздействие оказывает создание позитивных взаимоотношений с взрослыми в семье и дошкольной образовательной организации. Это делает детей дошкольного возраста более чувствительными к оценкам родителей, педагогов, сверстников и других окружающих. Мотивами деятельности ребенка в этом возрасте может выступать и желание заслужить доброжелательное расположение детей, которые пользуются высоким авторитетом в коллективе. Мотивами же поведения в деятельности, взаимодействии детей могут выступать и амбициозные проявления, и желание самоутвердиться, и соревновательные признаки. Очень часто ведущими мотивами поведения данной категории детей выступают нравственные, эстетические, познавательные и творческие мотивы.

Изложение основного материала исследования с полным обоснованием полученных научных результатов. Формирование нравственных оценок и представлений происходит в форме дифференцирования диффузного отношения, в котором взаимодействуют непосредственное экспансивное отношение и моральная оценка. «Постепенно, в результате усвоения содержания моральных оценок, последние все более отделяются от непосредственного эмоционального отношения и начинают определять его. Моральная оценка насыщается общественным содержанием (Я.Л. Коломинский, Е.А. Панько, А.Н. Белоус), включая в себя моральное содержание поступков героев, их отношения к другим людям» [9]. В современных условиях в качестве основного подхода к гармоничному развитию личности, как отмечают некоторые исследователи (Л.К. Гетоева, А.Х. Кадиев), выступает личностно-ориентированная парадигма [10, с. 46-50]. В соответствии с данным подходом ключ к активности ребенка усматривается в личностном потенциале его саморазвития.

При достижении 3 лет ребенок владеет уже достаточным знанием о себе. Ряд таких новообразований как: осознание себя в социальном пространстве и времени (А.К. Самойличенко, И.И. Черемискина) [11], осознание своей половой принадлежности (Г.Х. Джиоева), стремление к признанию окружающих позволяют называть его личностью [12]. В этом возрасте формируется чувство собственного достоинства ребенка, у него появляется интерес к собственным достижениям, и он может гордиться ими. В этом смысле большое значение имеет и наличие положительного примера перед ним. Осознавая свою похожесть на предмет восхищения, ребенок старается совершать подобные поступки, у него появляется желание соответствовать требованиям взрослых. Стремление ребенка сегодня и в будущем становиться лучше и быть признанным окружающими растет (Е.А. Савина, Е.О. Смирнова), вместе с этим растет и его уверенность в себе [13]. Ребенку в этом его стремлении необходима поддержка семьи, только она может формировать в нем уверенность в овладении необходимыми умениями и навыками [14]. Только она может формировать положительную самооценку растущего человека, уверенность в том, что он честный, добрый и добросовестный ребенок. Родители должны знать, пишет И.К. Фридман, что только вера в него и любовь рождают у него оптимизм и желание быть лучше [15]._

5 — 6 летний ребенок может уже сознательно управлять своим поведением, своими действиями, отмечают некоторые ученые (В.А. Петровский, М.В. Полевая) [16, с. 19]. Родители, поддерживая его во всех его начинаниях, помогают ему в приобретении жизненного опыта, формирования правильных мотивов поведения и деятельности. Регуляторами направленности личности являются характер, способности, мировоззрение. Благодаря систематическому контролю взрослых, использованию в воспитании диагностических методов, ребенок старшего дошкольного возраста пока начинает замечать ошибки в поведении и деятельности других детей, затем он переносит эти знания на себя — оценивает свою деятельность, поведение, выделяет образцы для подражания [17].

Переход на следующую возрастную стадию, по мнению Г.А. Широковой, зависит от особенностей развития общества, что активизирует формирование у дошкольников соответствующих мотиваций. Успешность развития человека во многом зависит от его самоопределения, от типа и способов разрешения противоречий с социальной реальностью, окружающими его людьми, собственной жизнедеятельностью [18, с. 25].

Дошкольный этап жизни человека является началом субъекта практической и познавательной деятельности. Этот возрастной период наиболее благоприятен для формирования нравственного поведения и социальных форм психики. В процессе взаимодействия дошкольника с окружающим миром, природой, социумом, путем освоения им моральных норм, корректирующих его поведение, происходит формирование личности. Процессом управления поведением и деятельностью ребенка руководят взрослые. Происходит это в результате знакомства ребенка с материальными и духовными ценностями общества. Путем систематических тренировок формируются знания об окружающем мире, формируются умения и навыки, необходимые ему в жизни. В этом возрасте складывается самосознание личности. Самооценка относится к фундаментальным образованиям личности, определяющим ее активность, отношение к себе и другим людям.

В этом возрасте ребенок занимает определенную позицию в коллективе своих сверстников. Предпочтения, которые он отдает своим сверстникам в игровой деятельности, при выполнении поручений, на занятиях, отличаются относительной стабильностью. Удовлетворение от совместной игровой деятельности, совместно проведенного времени, игр является основным мотивом такого отношения к сверстникам. Причинами объединения детей для общения могут быть и положительные качества: честный, веселый, щедрый и т.д.

Для общения 6-7 летний ребенок предпочитает партнеров, имеющих способности к определенной деятельности. Ориентация на индивидуальные особенности, формируемые помимо игры, в общении с взрослыми в процессе выполнения трудового поручения, на различных занятиях, во время танцев, пения, рисования, лепки и т. д. говорит о различных источниках формирования мотивов, определяющих взаимоотношениях детей в группах.

Каждый человек по своему оценивает свои возможности, способности, успехи. Исследователи А.Н. Белоус, Я.Л. Коломинский и Е.А. Панько называют это «оценивать себя адекватно и неадекватно» [9, с. 54]. Самооценка бывает разной: высокой и низкой. Она различается и по степени устойчивости, самостоятельности, критичности, рефлексивности и аргументированности. Самооценка ребенка формируется в общении и во взаимоотношениях с окружающими людьми, при помощи активной деятельности, при получении оценок от окружающих. К концу раннего возраста появляются новообразования, связанные с зарождением самооценки ребенка, развитием его самосознания. Он начинает четко осознавать свои желания. Рассказывая о себе, использу-

Dzhioeva Galina Khazbievna, Dzhioeva Aina Rufinovna pedagogical

TO THE QUESTION OF THE FORMATION … sciences

ет уже не третье лицо, а личное местоимение «Я». Таким образом, у ребенка появляется потребность действовать от своего имени, самостоятельно, появляется также способность оценивать свои достижения в различных видах деятельности, своего поведения и своих успехов.

К концу дошкольного возраста самооценка ребенка становится все более осознанной, аргументированной, критичной, объективной. От оценки своего поведения, внешнего вида дошкольник все чаще переходит к оценке своих личностных качеств, внутреннего состояния, отношений с окружающими. Ребенок способен уже осознавать свое место среди людей, свое социальное «Я». Развитие познавательной и мотивационной сферы ребенка, его деятельности, формирование интереса к внутреннему миру окружающих людей в значительной степени связаны с развитием его самооценки.

В перечне основных компонентов личности наиболее значимым является направленность личности, выражающая совокупность ведущих мотивов деятельности личности и ее поведения. Побуждения к действиям, направленные на стремление индивида к исполнению чего-либо, удовлетворение индивидуальных потребностей в психологической науке называется побуждением. Внутреннее побуждение к деятельности через обращение к чувствам называется мотивацией. Критериями определения мотивов являются содержание, сознательность, динамичность. Даже в основе одних и тех же действий и поступков могут лежать различные по содержанию мотивы, то есть то есть внутренние причины, которые обуславливают выбор конкретных действий и поступков.. Внутренние и внешние интересы, чувства и убеждения ребенка, его установки, мировоззрение лежат в основе мотивов.

В дошкольном возрасте происходит активное развитие мотивационной сферы ребенка. Трехлетний малыш все делает неосознанно, его поступки и действия в этот период тесно связаны с его желаниями и ситуативными переживаниями. По мере накопления им информации об окружающем мире, освоения новых видов деятельности (сюжетно-ролевая игра, рисование, лепка, конструирование), в результате наблюдений за миром взрослых, стремления быть похожими на них про- исходит совершенствование его мотивационной системы.

Важным новообразованием в развитии мотивацион-ной сферы ребенка ученые считают соподчинение мотивов, когда одни мотивы главенствуют над другими. Мотивы, выступающие в качестве основных определяют направленность его поведения.

Становление эмоционально-волевой сферы ребенка в дошкольный период рассматривается в исследованиях Л.И. Божович. Ею отмечается, что эмоциональные состояния человека далеко не всегда носят однозначный характер, некоторые из них — амбивалентны, двойственны [2, с. 113]. Они одновременно вмещают в себя два противоположных чувства. Объясняется это тем, что у ребенка уже в раннем детстве может проявляться интерес к взаимодействию со взрослыми и своими сверстниками. Но в то же время он может быть неуверенным в себе, испытывать страх перед вступлением в непосредственный контакт с ними. Такое состояние детей объясняется отсутствием у них достаточного опыта общения, что ведет к негативным последствиям в личностном развитии ребенка.

В дошкольном возрасте дети существенно различаются своей эмоциональностью. Они находятся в плену у своих эмоций и чувств, отличаются эмоциональной впечатлительностью, что чаще всего связано с особенностями темперамента. В этот период чувства ребенка становятся более осознанными (З.Л. Венкова), глубокими и обобщенными [18, с. 31-35]. Дети учатся контролировать свои эмоции, у них формируются новые — высшие чувства — нравственные, эстетические, познавательные. Ребенок оказывается способным не только к проявлению сочувствия или симпатии (антипатии) к окружаю-230

щим, но и быть добрым, любить близких, быть нежным, испытывать чувство гордости и ответственности.

Развитие интереса к получению знаний, формирования практических умений и навыков, стремление ребенка понять истину связано с развитием его познавательных чувств. В этом возрасте повышается уровень интеллектуализации детских чувств, развиваются способности к эмоциональному предвосхищению, меняются формы выражения его эмоций и ощущений.

В процессе взаимодействия с окружающим миром в процессе общения и деятельности формируется и видоизменяется эмоциональная сфера личности. На этом основании развивается специфическая психическая деятельность — эмоциональное воображение. Это — сплав познавательных и аффективных процессов, т. е. единство эмоционального и интеллектуального составляющего, которое, по мнению Л.С. Выготского, считается характерным для высших, специфичных человеческих эмоций [3, с. 56]. Началом формирования оценочных представлений об окружающих людях является возрастной этап до 2 лет. В этот период у детей появляются свои симпатии и антипатии, чувство гордости и огорчения. При совершении одобряемых окружающими поступков ребенок радуется, неблаговидные поступки огорчают его, у него появляется чувство стыда.

Под воздействием коллективных игр и занятий в дошкольном образовательном учреждении у ребенка в возрасте 2-3 лет начинают формироваться различные чувства. В это время дети привязываются к домашним животным и птицам, если они имеются. Особенно их радуют собачки и кошки, они мечтают иметь их у себя. Детей забавляет их поведение. Однако, семьям, у которых они есть, нужно помнить о том, что для братьев наших меньших необходимо создавать нормальные условия, при этом соблюдать гигиену, уметь ухаживать за ними правильно, бережно относиться к ним. В дошкольном возрасте ребенок интересуется почти всем. Доказательством активизации их интеллектуальных чувств является изобилие задаваемых ими вопросов. Особый интерес вызывают у них явления природы, под влиянием красоты окружающего мира развиваются у детей эстетические чувства.

Началом формирования чувства привязанности к сверстникам является 4-5 летний возраст. Чувство юмора, понимание и осмысление забавного — это те новообразования, которые проявляются в осознании детьми дошкольного возраста шуток и умении самим шутить. Ребенок уже может сдерживать свои чувства и эмоции. Мимику и жесты он применяет для того, чтобы выразить внешние проявления своих эмоций. Однако у ребенка эмоции в целом остаются импульсивными, что с физиологической точки зрения объясняется доминированием взволнованности над торможением.

У 5-6 летних детей разное отношение к поступлению в школу. Одни из них со страхом и тревогой думают об этом, другие — с радостью готовятся к нему и активно выражают это в игре с другими детьми, пробуя себя в роли учителя или ученика.

Воля ребенка является сложным образованием, сложившимся из относительно независимых личностных качеств: целенаправленности, упрямства, самообладания, решительности, независимости, активности. В возрасте 1,5-2 лет зарождается новообразование, связанное с развитием постоянной инициативы ребенка, что проявляется в активном употреблении в его речи формулировки «Я сам». В этом возрасте детей чаще интересует сам процесс деятельности. На третьем году жизни произвольные действия детей содержат все показатели осознанных волевых действий: формулировку цели и ее реализации. Осмысливать предварительно результаты своих поступков, преднамеренно прекращать действия, мешающие достижению цели, дает возможность сформировавшийся опыт.

Выводы исследования и перспективы дальнейших Baltic Humanitarian Journal. 2018. Т. 7. № 1(22)

педагогические науки

Джиоева Галина Хазбиевна, Джиоева Айна Руфиновна К ВОПРОСУ О ФОРМИРОВАНИИ ЛИЧНОСТИ РЕБЕНКА …

изысканий данного направления. Анализ трудов ученых, занимающихся изучением вопросов развития воли ребенка, а также собственные наблюдения и исследования привели к выводу, что на момент завершения дошкольного возраста происходит формирование важнейших элементов волевых действий — ребенок способен не только ставить цели, но и принимать решения, составлять определенный план действий и выполнять их. Необходимо учитывать и тот факт, что отличительной чертой волевой регуляции поведения дошкольников является характерное для ребенка отношение к трудностям и типичные для него способы их преодоления. При появлении препятствий на пути решения цели ребенок может приложить необходимые усилия, суметь объективно оценить результаты своего действия. В психологической готовности ребенка к школе одним из основных компонентов является воля. Родителям необходимо помнить о том, что к концу дошкольного возраста еще не все компоненты волевого действия достаточно развиты и опора на потребности, возможности и интересы ребенка поможет им соблюдать требования принципа постепенности в предъявлении требований к детям.

Таким образом, дошкольный возраст является периодом «первоначального склада личности». Это время формирования основных личностных механизмов и образований, определяющих дальнейший личностный рост ребенка: укрепления эмоциональной саморегуляции, развития нравственной саморегуляции, формирования деловых личностных качеств ребенка. Большую роль в формировании дисциплинированности, организованности, других качеств, помогающих дошкольнику управлять своим поведением, играет степень его восприимчивости к требованиям взрослого как носителя социальных норм поведения. Важное место здесь занимает характер взаимоотношений ребенка и взрослого, овладение содержанием требований взрослых посредством словесных инструкций, знаковых средств.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ:

1. Бухалова Н.А. Социально-философский анализ семьи: синергетический аспект //Азимут научных исследований: педагогика и психология. Т. 6. №2 (19). 2017. С. 308-312.

2. Божович Л.И. Личность и ее формирование в детском возрасте. СПб.: Питер. 2008. 398 с.

3. Выготский Л.С. Педагогическая психология. М. Юраайт. 2016. 496 с.

4. Зайцева О.Ю., Карих В.В. Креативность воспитателя как условие развития креативности детей старшего дошкольного возраста //Азимут научных исследований: педагогика и психология. Т. 6. №3 (20). 2017. С. 96-100.

5. Мухина В.С. Возрастная психология: феноменология развития, детство, отрочество: Учебник для студ. вузов 4-е изд. М.: Академия. 2015. 456 с.

6. Орлова А.В. Стиль семейного воспитания как фактор, влияющий на развитие уверенности у детей школьного возраста //Азимут научных исследований: педагогика и психология. Т. 6. №3 (20). 2017. С. 316-319.

7. Шебеко В.Н. Дошкольный возраст: психомоторная одаренность //Дошкольное воспитание. 2017. № 7. С. 42-47.

8. Масленникова У.Н. Развитие личности у детей дошкольного возраста //Личность, семья и общество: вопросы педагогики и психологии: сб. ст. по матер. XX междунар. науч.-практ. конф. — Новосибирск: СибАК, 2012.

9. Коломинский Я.Л., Панько Е.А., Белоус А.Н. Диагностика и коррекция психического развития дошкольника: учебное пособие: Минск: Изд-во «Университетское». 1997. 237с.

10. Гетоева Л.К., Кадиев А.Х. Нравственно-эстетическое воспитание школьников средствами художественного медиатворчества //Азимут научных исследований: педагогика и психология. Т. 6. №4 (21). 2017. С. 46-50.

11. Самойличенко А.К., Черемискина И.И. Родительское отношение как фактор самораскрытия способностей школьниками //Азимут научных исследований: педагогика и психология. Т. 6. .№4 (21). 2017. С. 368-372.

12. Джиоева Г.Х. Интеллектуальное развитие дошкольников в процессе подготовки к школе // Вектор науки Тольяттинского государственного университета. Серия: Педагогика, психология. 2015. № 3 (22). С. 74-78.

13. Родители и дети: психология взаимоотношений / Под ред. Е.А. Савиной и Е.О. Смирновой. М.: «Когито-Центр», 2003. 230 с.

14. Джиоева А.Р. О путях реализации педагогического потенциала народных сказок в воспитании личности /В сборнике: WORLD SCIENCE: PROBLEMS AND INNOVATIONS сборник статей XII международной научно-практической конференции. 2017. С. 291-293.

15. Фридман И.К. О контакте родителей с детьми // Вопросы психологии.- 1990.- №1.- с.93-99.

16. Петровский В.А., Полевая М.В. Отчуждение как феномен детско-родительских отношений // Вопросы психологии.- 2001.- №1.- с.19-26.

17. Широкова Г.А. Справочник дошкольного психолога. Ростов н/Д: Феникс, 2003. 384с.

18. Венкова З.Л. Структурно-функциональная модель реализации социально-педагогического процесса ДОУ и семьи (в аспекте гендерного воспитания) // Азимут научных исследований: педагогика и психология. Т. 6. №2 (19). 2017. С. 31-35.

Статья поступила в редакцию 06.01.2018

Статья принята к публикации 27.03.2018

Журнал «Психология образования в поликультурном пространстве»

Мокринская Н. В.

КРИЗИС РАЗВИТИЯ КАК ПРЕДМЕТ РЕФЛЕКСИИ БУДУЩЕГО ПЕДАГОГА

  • Бизяева, А.А. Психология думающего учителя: педагогическая рефлексия [Текст] / А.А. Бизяева. — Псков: ПГПИ им. С.М Кирова, 2004.

  • Божович, Л.И. Личность и ее формирование в детском возрасте [Текст] / Л.И. Божович. — М., 1968.

  • Божович, Л.И. Избранные психологические труды: Проблемы формирования личности [Текст] / Л.И. Божович. — М., 1995.

  • Выготский, Л.С. Собрание сочинений [Текст] / Л.С. Выготский. — М., 1984. т.4.

  • Выготский, Л. С. Проблемы возрастной периодизации детского развития [Текст] / Л.С. Выготский // Вопросы психологии. — 1972. — № 2.

  • Даль, В.И. Толковый словарь живого великорусского языка [Текст] / В.И. Даль. — М., 1979. — Т.2.

  • Драгунова, Т.В. Проблема конфликта в подростковом возрасте [Текст] / Т.В. Драгунова // Вопросы психологии. — 1972, №2.

  • Нежнова, Т. А. Динамика «внутренней позиции» при переходе от дошкольного к младшему школьному возрасту [Текст] / Т.А. Нежнова // Вестн. МГУ. Сер. 14. Психология. — 1988. — № 1.

  • Поливанова, К.Н. Психологический анализ кризисов возрастного развития [Текст] / К.Н. Поливанова // Вопросы психологии. — 1994. — №1.

  • Поливанова, К.Н. Возрастные кризисы глазами психолога и педагога [Текст] / К.Н. Поливанова // Психологическая наука и образование. — 1997. — № 2.

  • Слободчиков, В.И. Интегральная периодизация общего психического развития [Текст] / В.И. Слободчиков, Г.А. Цукерсан // Вопросы психологии. -1996. — № 5.

  • Фрейд, З. Психология бессознательного [Текст] / З. Фрейд. — СПб., 2007;

  • Худоян, С. С. Переходные и критические возрасты в жизни человека [Текст] / С.С. Худоян // Наука и техника. — № 1-3. — 1999.

  • Цукерман, Г.А. Психология саморазвития [Текст] / Г.А. Цукерсан. — М., 1994.

  • Эльконин, Д.Б. Психологический анализ кризисов. Послесловие [Текст] // В кн. Выготский Л.С. Собр. соч. В 6 т. — Т.4. — М., 1984.

  • Эльконин, Д.Б. Введение в психологию развития [Текст] / Д.Б. Эльконин. — М., 1994.

  • Эльконин, Д.Б. Выдержки из научных дневников [Текст] / Д.Б. Эльконин // Избр. психол. тр. — М., 1989.

  • Эриксон, Э. Детство и общество [Текст] / Э. Эриксон. — СПб., 2002.

  • Offer, D. Tree developmental routes through normal male adolesense / D. Offer, J. Offer // Adolescent Psychiatry, 1976. — V.47.

  • Valverde, 1982. The self-evolving supervisor // Supervision of teaching. Alexandria, V.A.

  • Божович Лидия Ильинична — Психологическая газета


    В 1930 г. окончила педагогический факультет 2-ого МГУ.


    В 1939 г. защитила кандидатскую по вопросам усвоения орфографии, в 1966 г. — докторскую диссертацию на тему «Возрастные закономерности формирования личности ребенка».


    После окончания университета работала в психоневрологической школе-санатории дер. Анкудиновка Горьковской области воспитателем, затем завучем.


    В 1931-1932 гг. — ассистент кафедры психологии Академии коммунистического воспитания им. Н.К. Крупской.


    С 1932 г. — старший научный сотрудник сектора психологии Всеукраинской психоневрологической академии (Харьков).


    В 1932-1934 гг. преподавала в харьковском Медико-педологическом институте.


    С 1935 г. — старший научный сотрудник лаборатории педагогической психологии Высшего коммунистического института просвещения (Москва)


    В 1938-1940 гг. — доцент кафедры психологии полтавского Государственного педагогического института.


    В 1940-1941 гг. — доцент кафедры психологии харьковского Государственного педагогического института.


    В 1941-1942 гг. — старший преподаватель психологии и педагогики Нижне-Ломовского учительского института.


    В 1942-1943 гг. — начальник отделения трудовой терапии эвакогоспиталя № 3880 в г. Кыштыме Челябинской области.


    Преподавала в Ленинградском государственном педагогическом институте им. А.И. Герцена, находившемся в эвакуации в г. Кыштыме.


    С 1944 г. — старший научный сотрудник отдела детской психологии НИИ общей и педагогической психологии АПН СССР (сейчас Психологический институт РАО), в 1945-1975 г. руководила созданной ею лабораторией воспитания детей школьного возраста (затем лаборатория формирования личности), с 1976 г. — профессор-консультант.


    В 1945-1949 г. преподавала в различных вузах.


    Область профессиональных интересов: психология развития, педагогическая психология.


    В 1920-30-е гг. входила в состав пятёрки ближайших московских учеников Выготского (Запорожец, Божович, Морозова, Левина, Славина).


    В начале 30-х гг. занималась изучением развития детского восприятия, мышления, воображения, экспериментальным исследованием потребностей и мотивов, интересовалась вопросами общей и генетической психологии. С 1933 г. интересы Л.И. Божович начали сосредоточиваться на проблемах педагогической психологии, связаных с обучением ребенка в школе. Вела исследование процесса усвоения знаний учащимися, роли в этом процессе жизненного опыта, активной мыслительной деятельности и отношения к знаниям.


    С 1945 г. исследовала мотивацию учения и проблемы, связанных с отношением детей к школе и учению.


    С середины 50-х гг. Л.И. Божович вместе с сотрудниками своей лаборатории занимается общими проблемами и возрастными закономерностями формирования личности ребенка. Изучение формирования личности велось в контексте проблем воспитания детей. Экспериментальные исследования, проводившиеся в лаборатории Л.И. Божович, применялись на практике в суворовских училищах, школах-интернатах, школах для трудных подростков.


    Работы Л.И. Божович и ее лаборатории легли в основу отечественной детской практической психологии, значительным вкладом школы Божович в психологию является ее метод по использованию экспериментального пути.


    Л.И. Божович — автор оригинальной концепции личности, основанной на культурно-исторической концепции Выготского и представлениях об активности, противопоставляемой реактивности, устойчивости и свободе личности.


    Под руководством Л.И. Божович было защищено более 20 кандидатских диссертаций.


    Основные публикации:


    • Психологическое изучение детей в школе-интернате: Сборник / Под ред. Л.И. Божович. — М.: Изд-во АПН РСФСР, 1960. — 207 с.

    • Возрастной подход в работе пионерской организации / Л.И. Божович, Т.Е. Конникова. — М.: Молодая гвардия, 1967. — 84 с.; М.: Просвещение, 1969. — 96 с.

    • Вопросы психологии личности школьника: Сборник статей / Под ред. Л.И. Божович и Л.А. Благонадежиной. — М.: Изд-во АПН РСФСР, 1961. — 407 с.

    • Изучение мотивации поведения детей и подростков: Сборник статей / Под ред. Л.И. Божович и Л.В. Благонадеждиной. — М.: Педагогика, 1972. — 351 с.

    • Психическое развитие школьника и его воспитание. — М.: Знание, 1979. — 96 с.

    • Познавательные интересы и условия их формирования в детском возрасте: Труды Ин-та психологии / Отв. ред. Л.И. Божович. — М.: АПН РСФСР, 1955. — 260 с.

    • Личность и ее формирование в детском возрасте: психологическое исследование / Л.И. Божович. — М.: Просвещение, 1968. — 464 с.; Проблемы формирования личности: Избранные психологические труды / Л.И. Божович. — М. — Воронеж: Ин-т практ. психологии, 1995. — 348 с.; М., 2001.

    • Вопросы психологии школьника: Сборник статей / Отв. ред. Л.И. Божович. — М.: Изд-во АПН РСФСР, 1951. — 224 с.

    • Божович, Лидия Ильинична.

    • Речь и практическая интеллектуальная деятельность ребёнка (экспериментально теоретическое исследование) / Божович Л.И. // Культурно-историческая психология. 2006. №№ 1–3.

    • Психология детского подражания (экспериментально-психологическое исследование) / Божович Л.И., Славина Л.С. // Культурно-историческая психология. 2007. №№ 2–4. 2008. №1.


    Награды:


    • благодарность с занесением в личное дело за работу в эвакгоспитале № 3880

    • медаль «За победу над Германией»

    • медаль «За доблестный труд в годы Великой Отечественной войны»

    • медаль «В память 800-летия Москвы»

    • нагрудный знак Министерства просвещения «Отличник просвещения»

    Психология формирования личности

    Личность — это то, о чем люди склонны много думать. Когда мы знакомимся с новыми людьми, будь то на работе, в школе или на общественных мероприятиях, мы часто сразу же сосредотачиваемся на их личности. Хорошие они, отзывчивые, общительные или застенчивые — вот лишь некоторые из вещей, которые мы оцениваем, когда оцениваем людей вокруг нас.

    Что такое развитие личности?

    Именно наша личность делает нас теми, кто мы есть, но как именно формируются наши личности? Развитие личности было главной темой, интересующей некоторых из самых выдающихся мыслителей психологии.С момента зарождения психологии как отдельной науки исследователи предлагали множество идей для объяснения того, как и почему развивается личность.

    Развитие личности относится к тому, как организованные модели поведения, составляющие уникальную личность каждого человека, возникают с течением времени. На личность влияют многие факторы, включая генетику, окружающую среду, воспитание детей и социальные переменные. Возможно, самое главное, это постоянное взаимодействие всех этих влияний, которые продолжают формировать личность с течением времени.

    Ключевые теории

    Наши личности делают нас уникальными, но как они развиваются? Как именно мы становимся такими, какие мы есть сегодня? Какие факторы играют наиболее важную роль в формировании личности? Может ли когда-нибудь измениться личность?

    Чтобы ответить на этот вопрос, многие выдающиеся теоретики разработали теории, описывающие различные шаги и стадии, которые происходят на пути развития личности. Следующие теории сосредоточены на различных аспектах развития личности, включая когнитивное, социальное и нравственное развитие.

    Стадии психосексуального развития Фрейда

    Зигмунд Фрейд — не только один из самых известных мыслителей в области развития личности, но и один из самых противоречивых. В своей хорошо известной теории стадий психосексуального развития Фрейд предположил, что личность развивается поэтапно, связанными с конкретными эрогенными зонами. Он предположил, что невыполнение этих этапов приведет к личностным проблемам во взрослом возрасте.

    Структурная модель личности Фрейда

    Фрейд не только теоретизировал о том, как личность развивалась в детстве, но и разработал структуру общей структуры личности.Согласно Фрейду, основная движущая сила личности и поведения известна как либидо. Эта либидинальная энергия питает три компонента, составляющие личность: Ид, эго и суперэго.

    • id — аспект личности, присутствующий при рождении. Это самая примитивная часть личности, которая побуждает людей удовлетворять свои самые основные потребности и побуждения.
    • Эго — это аспект личности, которому поручено контролировать побуждения Ид и заставлять его вести себя реалистично.
    • Суперэго — это последний аспект личности, который нужно развивать, и он содержит в себе все идеалы, мораль и ценности, заложенные нашими родителями и культурой. Эта часть личности пытается заставить эго вести себя в соответствии с этими идеалами. Тогда эго должно умереть между первичными потребностями Оно, идеалистическими стандартами Супер-Эго и реальностью.

    Концепция Фрейда об ид, эго и суперэго получила известность в популярной культуре, несмотря на отсутствие поддержки и значительный скептицизм со стороны многих исследователей.Согласно Фрейду, это три элемента личности, которые работают вместе, чтобы создать сложное поведение человека.

    Этапы психосоциального развития Эриксона

    Восьмиступенчатая теория человеческого развития Эрика Эриксона — одна из самых известных теорий в психологии. В то время как теория основывается на стадиях психосексуального развития Фрейда, Эриксон решил сосредоточиться на том, как социальные отношения влияют на развитие личности. Теория также выходит за рамки детства и рассматривает развитие на протяжении всей жизни.

    На каждом этапе психосоциального развития люди сталкиваются с кризисом, в котором необходимо справиться с задачей. Те, кто успешно завершил каждый этап, выходят с чувством мастерства и благополучия. Те, кому не удается разрешить кризис на каждом этапе, могут бороться с этими навыками до конца своей жизни.

    Этапы когнитивного развития Пиаже

    Теория когнитивного развития Жана Пиаже остается одной из наиболее часто цитируемых в психологии, несмотря на серьезную критику.Хотя многие аспекты его теории не выдержали проверки временем, центральная идея остается важной и сегодня: дети думают иначе, чем взрослые.

    Согласно Пиаже, дети проходят через серию из четырех этапов, которые отмечены отчетливыми изменениями в их мышлении. То, как дети думают о себе, других и окружающем мире, играет важную роль в формировании личности.

    Этапы нравственного развития Кольберга

    Лоуренс Колберг разработал теорию развития личности, в которой основное внимание уделялось развитию нравственного мышления.Основываясь на двухэтапном процессе, предложенном Пиаже, Кольберг расширил теорию, включив в нее шесть различных стадий.

    Теория подвергалась критике по ряду различных причин. Одна из основных критических замечаний заключается в том, что она не учитывает в равной степени разные полы и культуры. Теория Колберга остается важной для нашего понимания того, как развивается личность.

    Слово от Verywell

    Личность включает в себя не только врожденные черты, но и развитие когнитивных и поведенческих моделей, которые влияют на то, как люди думают и действуют.Темперамент — ключевая часть личности, определяемая унаследованными чертами.

    Характер — это аспект личности, на который влияет опыт, который продолжает расти и меняться на протяжении всей жизни. В то время как личность продолжает развиваться с течением времени и реагировать на влияния и жизненный опыт, большая часть личности определяется врожденными чертами и опытом раннего детства.

    механизмов, с помощью которых детские черты личности влияют на благополучие взрослых

    Curr Dir Psychol Sci.Авторская рукопись; доступно в PMC 5 октября 2009 г.

    Опубликован в окончательной редакции как:

    PMCID: PMC2757085

    NIHMSID: NIHMS131094

    Сара Э. Хэмпсон

    Университет Суррея, Гилфорд, Великобритания и Исследовательский институт Орегона, Юджин, Орегон

    Сара Э. Хэмпсон, Университет Суррея, Гилфорд, Великобритания, и Исследовательский институт Орегона, Юджин, Орегон;

    1 Адрес для переписки, Сара Э. Хэмпсон, Исследовательский институт Орегона, 1715 Franklin Boulevard, Eugene, OR 97403, Телефон: (541) 484-2123; Факс (541) 484-1108, гр.iro @ haras См. другие статьи в PMC, в которых цитируется опубликованная статья.

    Abstract

    Детские черты характера оказывают стойкое влияние на благополучие взрослых. В частности, сознательность в детстве влияет на основные аспекты благополучия взрослых: здоровье, дружбу и мастерство. В настоящее время исследования изучают механизмы, с помощью которых ранние черты личности инициируют и поддерживают определенные жизненные пути. К ним относятся механизмы посредничества и сдерживания, которые могут работать в критические периоды развития или могут накапливаться со временем.Дальнейшие исследования выиграют от тестирования теоретически выведенных механизмов для различных признаков и изучения переменных по мере их изменения с течением времени, используя как краткосрочные, так и долгосрочные продольные планы на разных этапах жизни.

    Ключевые слова: детская личность, механизмы, здоровое поведение, саморегуляция, стресс

    По своей сути благополучие взрослых состоит из хорошего физического и эмоционального здоровья, удовлетворительных межличностных отношений и мастерства в выбранных областях.Детские черты личности были вовлечены в достижение всех трех компонентов благополучия, и был достигнут определенный прогресс в выявлении механизмов, с помощью которых они это делают. Благополучие взрослых является результатом сложной сети биологических, социальных и психологических влияний, разворачивающихся на протяжении всей жизни, что затрудняет отслеживание причинно-следственных связей, связывающих черты личности в раннем детстве с результатами для взрослых. Следовательно, хотя доказательства связи между детскими чертами и исходами во взрослом возрасте растут, исследования механизмов, объясняющих эти связи, остаются относительно скудными.В этой статье описаны механизмы, которые были наиболее изучены на сегодняшний день, и проиллюстрированы некоторые предварительные выводы.

    Два недавних обзора документально подтвердили способность личности предсказывать последующие результаты (Ozer & Benet-Martínez, 2006; Roberts, Kuncel, Shiner, Caspi, & Goldberg, 2007). Существенные аспекты благополучия взрослых, предсказываемые детскими личностными чертами, включают смертность, семейные исходы, уровень образования, успех в карьере, качество взаимоотношений со сверстниками и в семье, а также антисоциальное поведение.Одна детская черта, которая проявляется в качестве удивительно последовательного предсказателя, — это сознательность и ее близкие. Под сознательностью понимается широкий набор качеств, отражающих трудолюбие, упорядоченность и самоконтроль. Взрослые, у которых в детстве была низкая сознательность, с меньшей вероятностью добьются успехов в учебе и карьере, останутся в браке или будут работать и с большей вероятностью будут подвергать себя и других опасности нездоровым, рискованным или даже преступным поведением.

    Глубокое влияние детских черт не зависит от предположения, что черты личности остаются стабильными с детства до взрослой жизни.Фактически, появляется все больше свидетельств умеренного изменения личности с течением времени: люди, как правило, становятся менее склонными к риску, более социально доминирующими и более сознательными на протяжении всей жизни, и есть индивидуальные различия в скорости изменения черт характера (Робертс, Вуд, & Каспи, в печати). Ранние эффекты черт могут позже стать самоподдерживающимися и сохраняться долгое время после того, как первоначальное влияние черты изменилось. Более того, для тех черт, которые остаются относительно стабильными на протяжении всей жизни, их значение для благополучия может меняться на протяжении всей жизни, как и их механизмы воздействия.

    Ниже описаны три механизма, с помощью которых детские черты влияют на благополучие взрослых: поведение, связанное со здоровьем, саморегуляция и механизмы стресса. Каждый из этих механизмов также включает один или несколько из следующих процессов развития на протяжении всей жизни: посредничество , модерация , критические периоды и накопление . Кратко описывается иллюстративное исследование, демонстрирующее эти механизмы и процессы детской сознательности, поиска ощущений и враждебности.Статья завершается рекомендациями для будущих исследований.

    МЕХАНИЗМЫ ЗДОРОВЬЯ-ПОВЕДЕНИЯ

    Хорошее самочувствие и хорошее здоровье идут рука об руку. Большая часть исследований механизмов, с помощью которых черты личности в детстве влияют на благополучие в будущем, изучаются последствиями для здоровья, а значительная часть этих исследований посвящена оценке механизмов поведения в отношении здоровья. В важном исследовании влияния детских черт на исходы здоровья взрослых Friedman et al. (1995) обнаружили, что дети в исследовании жизненного цикла Термана, которые были очень сознательными в возрасте 11 лет, имели примерно на 30% меньше шансов умереть в любой конкретный год взрослой жизни, чем те, у которых была заметно низкая сознательность.Это сногсшибательное открытие послужило толчком к поиску механизмов, объясняющих, почему сознательность в детстве связана со смертностью. Основываясь на идее о том, что детские черты могут влиять на здоровье взрослых посредством моделей поведения, укрепляющего здоровье и наносящего вред здоровью, на протяжении всей жизни, были предложены механизмы, в которых поведение, связанное со здоровьем, служило медиаторами влияния детских черт (Friedman, 2000).

    Механизмы-посредники — это наиболее изученные процессы, с помощью которых ранние черты влияют на долгосрочные результаты.Посредник образует мост на пути от детских черт к благополучию взрослых. Например, если низкий уровень сознательности в детстве предсказывает склонность к риску, а принятие риска увеличивает шансы смерти в результате несчастного случая, то принятие риска является потенциальным посредником влияния детской сознательности на долголетие. Если статистические тесты показывают, что прямая связь между сознательностью в детстве и долголетием уменьшается или исчезает, когда в анализ включается промежуточная переменная, то медиация была продемонстрирована (см.).

    Проиллюстрированы концепции посредничества и модерации. (1a) Показаны три пути, относящиеся к посредничеству. Все три пути должны быть значимыми до тестирования на посредничество. Косвенный (опосредованный) путь состоит из пути A (связь между признаком и промежуточной переменной, например, сознательность и курение) и пути B (связь между промежуточной переменной и результатом, например, курением и смертностью). Сила прямого пути C (связь между признаком и результатом, e.g., добросовестность и смертность) следует уменьшить, если в модель включен косвенный путь. Например, рост смертности среди лиц с более низким уровнем сознательности в детстве частично опосредован их более высоким уровнем курения на протяжении всей жизни. (1b) Сила связи между прогностическим фактором (например, родительским контролем) и результатом (например, академической успеваемостью) зависит от уровня сознательности ребенка (например, низкий, средний или высокий). В этом примере дети с высокой сознательностью лучше всего защищены от воздействия родительского контроля на успеваемость.

    В соответствии с одним этапом модели посредничества (см. Путь A в), существует множество доказательств того, что менее сознательные люди с большей вероятностью будут заниматься нездоровой деятельностью, такой как употребление табака и других психоактивных веществ, рискованный секс, рискованное вождение автомобиля и насилие. , которые увеличивают риск опасных для жизни заболеваний и несчастных случаев (Bogg & Roberts, 2004). Эти результаты убедительно свидетельствуют о том, что поведение, связанное со здоровьем, может опосредовать влияние сознательности в детстве на результаты в отношении здоровья, но для идеальной демонстрации необходимо изучить все пути, указанные в том же исследовании.Чтобы проиллюстрировать, в последующем 40-летнем исследовании влияние детской сознательности, оцененной в начальной школе, на самооценку здоровья в среднем возрасте было частично опосредовано курением: менее сознательные дети курили больше во взрослом возрасте, и прогнозировался более высокий уровень курения. более слабая самооценка здоровья взрослых (Hampson, Goldberg, Vogt, & Dubanoski, 2006). Исследование Термана представляет собой еще более убедительную иллюстрацию того, что результатом для здоровья стала смертность. Friedman et al. (1995) обнаружили, что связь между сознательностью в детстве и долголетием частично опосредована образцами употребления сигарет на протяжении всей жизни и другими видами поведения, связанными со здоровьем (косвенные пути A и B in).

    Добросовестность может влиять на поведение, связанное со здоровьем, через несколько более общих процессов, посредством которых личностные черты имеют последующие эффекты. Сознательные люди, вероятно, более восприимчивы к внешнему социальному контролю над своим поведением, а также имеют больший внутренний контроль над импульсами, что позволяет им откладывать удовлетворение и выполнять планы. Они, вероятно, будут тяготеть к нишам, совместимым с их атрибутами, включая относительно безопасные условия для работы и отдыха, и будут искать единомышленников.Сознательные люди могут вызывать положительные реакции, которые со временем будут способствовать сохранению этих черт и связанных с ними моделей поведения.

    Не вся связь между сознательностью в детстве и долголетием в исследовании Термана объяснялась механизмами поведения и здоровья, что указывает на необходимость изучения других механизмов. Сознательность в детстве является одним из факторов, определяющих уровень образования (Noftle & Robins, 2007), и Hampson, Goldberg, Vogt, & Dubanoski (2007) обнаружили, что предыдущий уровень образования имел как прямое, так и косвенное (опосредованное) влияние на состояние здоровья в среднем возрасте. эффекты через такое поведение, как диета, упражнения и курение.Такие результаты показывают, что для любой данной связи между детской чертой и исходом взрослого может быть более одного объяснительного пути, и эти пути могут включать несколько медиаторов.

    МЕХАНИЗМЫ САМОРЕГУЛИРОВАНИЯ

    Обретение способности проявлять самоконтроль над своим поведением является ключевой задачей развития в детстве и подростковом возрасте, которая дает многочисленные преимущества на протяжении всей жизни и улучшает благополучие взрослых (Block & Block, 2006 г.). Помимо успеваемости в школе, механизмы саморегуляции влияют на многие другие виды поведения подростков, которые могут иметь долгосрочные последствия для благополучия взрослых, например, употребление психоактивных веществ и межличностные отношения.Исследования, объединяющие концепции личности и социальной психологии, выявили довольно специфические посреднические механизмы, с помощью которых детские черты влияют на употребление подростками психоактивных веществ. К ним относятся познания (убеждения) подростков, повышающие их склонность к употреблению сигарет, алкоголя и других веществ (Gerrard, Gibbons, Stock, Houlihan, & Dykstra, 2006). Чтобы проиллюстрировать это, дети, которых учителя оценивали как более враждебные, в течение следующих четырех лет все больше верили, что их друзья и сверстники пьют алкоголь, и эти убеждения предсказывали последующие намерения пить (Hampson, Andrews, Barckley, & Severson, 2006). ).

    Подростковый возраст — критический период в развитии человека. Критический период — это точка развития, когда воздействие фактора риска имеет более выраженные последствия, чем воздействие в другие моменты продолжительности жизни. Подростковый возраст — это время экспериментов, и выбор, сделанный в этом возрасте, может иметь долгосрочные последствия. Например, обещание незаконных острых ощущений и приключений может подтолкнуть подростков, стремящихся к сенсациям, присоединиться к девиантным группам сверстников, члены которых участвуют в деятельности с высоким риском, например, употребляют психоактивные вещества.Одна из причин, по которой употребление психоактивных веществ может быть особенно рискованным в этом возрасте, заключается в том, что мозг подростка недостаточно развит, чтобы оказывать сдерживающее влияние (Spear, 2000). Хотя уровни поиска ощущений имеют тенденцию снижаться с возрастом, ранние эксперименты в этот критический период могут иметь длительное влияние на неврологические структуры, а также на другие процессы психологической зависимости, которые могут поддерживать употребление психоактивных веществ после того, как мозг достигнет зрелости и поиск ощущений будет отклоненный.В более общем плане привычки, сформированные в подростковом возрасте, могут направить человека на жизненный путь, который трудно изменить.

    Дети, которые заводят друзей и принимаются их сверстниками, подвергаются меньшему риску последующих угроз благополучию, таких как депрессия и низкая успеваемость. Саморегуляция важна для успешных взаимоотношений со сверстниками, поскольку она позволяет сдерживать агрессивные и эгоистичные импульсы и поощрять социально приемлемое поведение. Такие качества личности, как сознательность, влияют на саморегуляцию.Дженсен-Кэмпбелл и Малкольм (2007) обнаружили, что у более сознательных детей были лучшие отношения со сверстниками, и что эта ассоциация была опосредована тем, что у этих детей было меньше проблем экстернализации и внимания. Посредничество теоретически отличается от модерации , которая, хотя и менее изучена, является еще одним возможным механизмом, с помощью которого детская личность может влиять на последующее благополучие. Механизмы смягчения оказывают защитное или обостряющее действие на связь между этиологической переменной и результатом и обычно оцениваются путем изучения статистических взаимодействий (см.).Например, Дженсен-Кэмпбелл и Малкольм (2007) исследовали, смягчаются ли негативные эффекты тревоги и страха на отношения со сверстниками за счет совести. Они обнаружили, что тревога и страх меньше влияют на дружбу подростков с более высоким уровнем сознательности. То есть сознательность служила для смягчения (смягчения) вредных последствий тревоги. Это было перекрестное исследование подростков, но выявленные здесь механизмы саморегуляции могут оказывать длительное влияние на благополучие.

    Подводя итог, можно сказать, что механизмы здорового поведения и саморегуляции изучались путем изучения переменных, которые охватывают длительные периоды (например, уровень образования, продолжительность курения на протяжении всей жизни) или имеют более узкую направленность (например, восприимчивые когнитивные способности подростков). и межличностные отношения). Эти исследования предоставляют доказательства вмешательства в поведение, посредством которого предшествующие черты личности влияют на последующее благополучие. Напротив, механизмы стресса включают физиологические процессы, а также поведенческие процессы.

    МЕХАНИЗМЫ СТРЕССА

    Становится все более очевидным, что постоянный стресс имеет кумулятивные негативные последствия для благополучия взрослых через физиологические процессы. Продолжительный стресс вовлечен в развитие воспаления, которое лежит в основе основных угроз здоровью и благополучию, таких как ожирение, сердечно-сосудистые заболевания, депрессия и диабет (Schneiderman, Ironson, & Siegel, 2005). Транзакционные поведенческие процессы могут быть задействованы в механизмах стресса, которые объясняют далеко идущие последствия детских черт.То есть черты личности ребенка влияют на то, как другие реагируют на него или на нее: враждебный ребенок вызовет враждебность со стороны других, а умного ребенка более полезно учить. Реакция окружающих еще больше формирует черты характера ребенка. В более общем плане развитие продолжительности жизни включает в себя множество транзакционных процессов между переменными индивидуального уровня, такими как черты характера, и переменными на более широких уровнях, таких как семья, школа, район и культура в целом (Lerner, 1991).

    Одним из таких транзакционных процессов является накопление , которое относится к постепенному нарастанию эффектов от воздействия таких влияний, как черты личности или факторы окружающей среды. Сама стабильность черт может быть частично объяснена кумулятивными процессами: детские черты направляют человека в определенную среду и вызывают определенные реакции в других, и эти среды и реакции поддерживают непрерывность этих черт (Робертс, Вуд и Каспи, в печати).Накопленный стресс может привести к опасным для здоровья изменениям в физиологии. Например, гипотетически враждебный ребенок может попасть в порочный круг взаимной враждебности, которая, если ее не остановить, приведет к переживанию хронического стресса в детстве и подростковом возрасте и, возможно, во взрослой жизни.

    Считается, что кумулятивный физиологический стресс имеет разрушительные последствия для здоровья. Термин «аллостатическая нагрузка» был придуман для обозначения накопления износа, вызванного физиологическими реакциями за пределами оптимальных диапазонов, и связан с повышенным риском смертности (McEwen, 1998).В трехлетнем проспективном исследовании детей и подростков Райкконен, Мэтьюз и Саломон (2003) продемонстрировали, что враждебность на исходном уровне предсказывала ухудшение состояния факторов риска метаболического синдрома (предшественника диабета и сердечных заболеваний, который оценивается многими из них). те же факторы риска, что и аллостатическая нагрузка). Хотя это исследование продемонстрировало предполагаемую связь между враждебностью и плохим здоровьем, промежуточные шаги остаются гипотетическими (то есть, взаимная враждебность со временем приводит к кумулятивному стрессу, который имеет физиологические последствия, такие как усиление воспаления).В более общем плане было высказано предположение, что воспалительные процессы как вызваны депрессией, так и вызывают ее взаимно, и та же модель может распространяться на гнев и тревогу (Miller & Blackwell, 2006). Подобные механизмы взаимодействия между физиологическими процессами и другими личностными качествами ждут открытия.

    НАПРАВЛЕНИЯ НА БУДУЩЕЕ

    Хотя было установлено, что черты личности детей предопределяют различные аспекты благополучия взрослых, сложные причинно-следственные связи, с помощью которых они это делают, только начинают изучаться.Изучение этих механизмов по мере их развития на протяжении жизни ставит множество новых задач и обещает увлекательные и новаторские исследования, характеризующиеся интеграцией в различных областях психологии, а также дисциплинах.

    Будущие исследования выиграют от теоретических и статистических разработок. Что касается теории, то выявленные механизмы могут отражать двойственные процессы, преобладающие в некоторых других областях психологии (Gerrard et al., 2006).Некоторые механизмы могут быть в первую очередь рациональными, преднамеренными и рефлексивными, тогда как другие могут быть в первую очередь эмоциональными и автоматическими. Дальнейшие исследования с точки зрения такого двойного процесса могут быть лучше всего использованы путем оценки детских личностных черт, связанных с понятиями более высокого порядка, такими как импульс и принуждение, вместо более традиционной пятифакторной модели. Однако маловероятно, что различные эффекты любой данной детской черты или теоретически связанной группы черт ограничиваются одним механизмом.Например, сознательность, вероятно, влияет на благополучие через несколько механизмов, от преднамеренного выбора поведения до автоматических процессов, которые могут быть связаны с уровнями нейротрансмиттеров, таких как серотонин.

    Методологически будущие исследования механизмов должны использовать преимущества развития статистических методов, позволяющих анализировать изменения во времени (Duncan, Duncan, & Strycker, 2006). Механизмы влияния личности обычно оцениваются как снимки, сделанные в определенный момент времени, тогда как на самом деле они являются движущимися целями (больше похожими на видео, чем на фотографии).К счастью, когда лонгитюдные данные состоят из множественных оценок с течением времени, такие методы, как моделирование скрытого роста, позволяют изучить развитие (то есть «рост») таких переменных, как личностные черты или компоненты благополучия взрослых. Более того, траектории роста могут служить медиаторами влияний черт, или влияния черт могут смягчать связь между факторами риска и результатами, моделируемыми как траектории роста.

    ВЫВОДЫ

    Теперь, когда долгосрочное значение личностных черт было убедительно продемонстрировано, пришло время сосредоточиться на исследованиях, лежащих в основе механизмов, объясняющих, почему детские черты имеют долгосрочное влияние на благополучие взрослых.В частности, необходимо более глубокое понимание качеств сознательности, импульсивности и сдержанности, а также многочисленных механизмов, с помощью которых они могут действовать. Путем объединения результатов исследований на различных этапах жизни в конечном итоге станет возможным собрать воедино целые пути и лежащие в их основе механизмы, от черт детства до результатов для взрослых.

    БЛАГОДАРНОСТИ

    Подготовка этой рукописи была поддержана грантом AG20048 из Национального института старения и грантом DA10767 из Национального института злоупотребления наркотиками.

    Ссылки

    • Блок J, Блок JH. Проведение 30-летнего лонгитюдного исследования. Американский психолог. 2006. 61 (4): 315–327. [PubMed] [Google Scholar]
    • Богг Т., Робертс Б.В. Добросовестность и поведение, связанное со здоровьем: метаанализ основных поведенческих факторов смертности. Психологический бюллетень. 2004. 130: 887–919. [PubMed] [Google Scholar]
    • Дункан Т.Э., Дункан С.К., Страйкер Л.А. Введение в моделирование кривой роста скрытых переменных: концепции, проблемы и приложения.2-е издание. Махва, Нью-Джерси: Эрлбаум; 2006. [Google Scholar]
    • Friedman HS. Долговременные отношения личности и здоровья: динамизмы, механизмы и тропизмы. Журнал личности. 2000. 68 (6): 1089–1107. [PubMed] [Google Scholar]
    • Фридман Х.С., Такер Дж. С., Шварц Дж. Э., Томлинсон-Кизи К., Мартин Л. Р., Вингард Д. Л., Крики М. Х. Психосоциальные и поведенческие предикторы долголетия. Американский психолог. 1995; 50: 69–78. [PubMed] [Google Scholar]
    • Джеррард М., Гиббонс FX, Stock ML, Houlihan AE, Dykstra JL.Темперамент, саморегуляция и прототип готовности поведения подростков, связанных с риском для здоровья. В: de Ridder DTM, de Wit JBF, редакторы. Саморегуляция здорового поведения. Чичестер, Англия: Wiley & Sons; 2006. [Google Scholar]
    • Hampson SE, Andrews JA, Barckley M, Severson HH. Личностные предикторы развития намерений детей младшего школьного возраста употреблять алкоголь: опосредующие эффекты отношения и субъективных норм. Психология аддиктивного поведения. 2006. 20: 288–297.[Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]
    • Hampson SE, Goldberg LR, Vogt TM, Dubanoski JP. Механизмы, с помощью которых детские черты личности влияют на состояние здоровья взрослых: уровень образования, привычки здорового питания и курение. Психология здоровья. 2007. 26: 121–125. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]
    • Hampson SE, Goldberg LR, Vogt TM, Dubanoski JP. Сорок лет спустя: оценка учителями личностных качеств детей позволяет прогнозировать самооценку поведения и результатов в отношении здоровья в среднем возрасте.Психология здоровья. 2006; 25: 57–64. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]
    • Jensen-Campbell LA, Malcolm KT. Важность добросовестности в межличностных отношениях подростков. Вестник личности и социальной психологии. 2007. 33 (3): 368–383. [PubMed] [Google Scholar]
    • Лернер Р.М. Изменение отношений организм-контекст как основной процесс развития: контекстуальная перспектива развития. Психология развития. 1991; 27: 27–32. [Google Scholar]
    • McEwen BS.Защитное и повреждающее действие медиаторов стресса. Медицинский журнал Новой Англии. 1998. 338 (3): 171–179. [PubMed] [Google Scholar]
    • Miller GE, Blackwell E. Повышение температуры: воспаление как механизм, связывающий хронический стресс, депрессию и сердечные заболевания. Современные направления психологической науки. 2006. 15 (6): 269–272. [Google Scholar]
    • Noftle EE, Robins RW. Личностные предикторы академических результатов: Большая пятерка коррелятов GPA и SAT. Журнал личности и социальной психологии.2007. 93: 116–130. [PubMed] [Google Scholar]
    • Озер Д., Бенет-Мартинес В. Личность и прогнозирование последующих результатов. Ежегодный обзор психологии. 2006; 57 401-1-421. [PubMed] [Google Scholar]
    • Райкконен К., Мэтьюз К.А., Саломон К. Враждебность позволяет прогнозировать факторы риска метаболического синдрома у детей и подростков. Психология здоровья. 2003. 22: 279–286. [PubMed] [Google Scholar]
    • Робертс Б.В., Вуд Д., Каспи А. Развитие личностных качеств в зрелом возрасте. В: Джон О.П., Робинс Р.В., Первин Л.А., редакторы.Справочник личности: теория и исследования. 3-е изд. Нью-Йорк: Guilford Press; (в печати) [Google Scholar]
    • Робертс Б.В., Кунсел Н.Р., Шайнер Р., Каспи А., Голдберг Л.Р. Сравнительная прогностическая достоверность личностных черт, СЭС и когнитивных способностей для важных жизненных результатов. Перспективы психологической науки. 2007; 2: 313–345. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]
    • Schneiderman N, Ironson G, Siegel SD. Стресс и здоровье: психологические, поведенческие и биологические детерминанты.Ежегодный обзор клинической психологии. 2005; 1: 607–628. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]
    • Spear LP. Мозг подростка и возрастные поведенческие проявления. Неврология и биоповеденческие обзоры. 2000. 24: 417–463. [PubMed] [Google Scholar]

    РЕКОМЕНДУЕМЫЕ ЧТЕНИЯ

    • Карвер CS. Импульс и ограничение: точки зрения психологии личности, сближение с теорией в других областях и потенциал для интеграции. Обзор личности и социальной психологии.2005. 9 (4): 312–333. [PubMed] [Google Scholar]
      Всесторонний обзор различных подходов к импульсивности и ограничению, а также теорий двойной обработки.

    • Хэмпсон С.Е., Фридман Х.С. Личность и здоровье: перспектива продолжительности жизни. В: Джон О.П., Робинс Р.В., Первин Л.А., редакторы. Справочник личности: теория и исследования. 3-е изд. Нью-Йорк: Guilford Press; (в печати) [Google Scholar]
      Выборочный обзор исследований, касающихся личностных качеств, оцениваемых на разных этапах жизни, с последующими результатами для здоровья с акцентом на механизмы воздействия.

    • Маккиннон Д.П., Фэирчайлд А.Дж., Фриц М.С. Анализ посредничества. Ежегодный обзор психологии. 2007. 58: 593–614. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]
      Технический обзор последних разработок в области статистического тестирования для посредничества.

    Механизмы, с помощью которых детские черты личности влияют на благополучие взрослых

    Curr Dir Psychol Sci. Авторская рукопись; доступно в PMC 5 октября 2009 г.

    Опубликован в окончательной редакции как:

    PMCID: PMC2757085

    NIHMSID: NIHMS131094

    Sarah E.Хэмпсон

    Университет Суррея, Гилфорд, Великобритания, и Исследовательский институт Орегона, Юджин, Орегон

    Сара Э. Хэмпсон, Университет Суррея, Гилфорд, Великобритания, и Исследовательский институт Орегона, Юджин, Орегон;

    1 Адрес для переписки, Сара Э. Хэмпсон, Исследовательский институт Орегона, 1715 Franklin Boulevard, Eugene, OR 97403, Телефон: (541) 484-2123; Факс (541) 484-1108, [email protected] См. Другие статьи в PMC, в которых цитируется опубликованная статья.

    Abstract

    Детские черты характера оказывают стойкое влияние на благополучие взрослых.В частности, сознательность в детстве влияет на основные аспекты благополучия взрослых: здоровье, дружбу и мастерство. В настоящее время исследования изучают механизмы, с помощью которых ранние черты личности инициируют и поддерживают определенные жизненные пути. К ним относятся механизмы посредничества и сдерживания, которые могут работать в критические периоды развития или могут накапливаться со временем. Дальнейшие исследования выиграют от тестирования теоретически выведенных механизмов для различных признаков и изучения переменных по мере их изменения с течением времени, используя как краткосрочные, так и долгосрочные продольные планы на разных этапах жизни.

    Ключевые слова: детская личность, механизмы, здоровое поведение, саморегуляция, стресс

    По своей сути благополучие взрослых состоит из хорошего физического и эмоционального здоровья, удовлетворительных межличностных отношений и мастерства в выбранных областях. Детские черты личности были вовлечены в достижение всех трех компонентов благополучия, и был достигнут определенный прогресс в выявлении механизмов, с помощью которых они это делают. Благополучие взрослых является результатом сложной сети биологических, социальных и психологических влияний, разворачивающихся на протяжении всей жизни, что затрудняет отслеживание причинно-следственных связей, связывающих черты личности в раннем детстве с результатами для взрослых.Следовательно, хотя доказательства связи между детскими чертами и исходами во взрослом возрасте растут, исследования механизмов, объясняющих эти связи, остаются относительно скудными. В этой статье описаны механизмы, которые были наиболее изучены на сегодняшний день, и проиллюстрированы некоторые предварительные выводы.

    Два недавних обзора документально подтвердили способность личности предсказывать последующие результаты (Ozer & Benet-Martínez, 2006; Roberts, Kuncel, Shiner, Caspi, & Goldberg, 2007).Существенные аспекты благополучия взрослых, предсказываемые детскими личностными чертами, включают смертность, семейные исходы, уровень образования, успех в карьере, качество взаимоотношений со сверстниками и в семье, а также антисоциальное поведение. Одна детская черта, которая проявляется в качестве удивительно последовательного предсказателя, — это сознательность и ее близкие. Под сознательностью понимается широкий набор качеств, отражающих трудолюбие, упорядоченность и самоконтроль. Взрослые, у которых в детстве была низкая сознательность, с меньшей вероятностью добьются успехов в учебе и карьере, останутся в браке или будут работать и с большей вероятностью будут подвергать себя и других опасности нездоровым, рискованным или даже преступным поведением.

    Глубокое влияние детских черт не зависит от предположения, что черты личности остаются стабильными с детства до взрослой жизни. Фактически, появляется все больше свидетельств умеренного изменения личности с течением времени: люди, как правило, становятся менее склонными к риску, более социально доминирующими и более сознательными на протяжении всей жизни, и есть индивидуальные различия в скорости изменения черт характера (Робертс, Вуд, & Каспи, в печати). Ранние эффекты черт могут позже стать самоподдерживающимися и сохраняться долгое время после того, как первоначальное влияние черты изменилось.Более того, для тех черт, которые остаются относительно стабильными на протяжении всей жизни, их значение для благополучия может меняться на протяжении всей жизни, как и их механизмы воздействия.

    Ниже описаны три механизма, с помощью которых детские черты влияют на благополучие взрослых: поведение, связанное со здоровьем, саморегуляция и механизмы стресса. Каждый из этих механизмов также включает один или несколько из следующих процессов развития на протяжении всей жизни: посредничество , модерация , критические периоды и накопление .Кратко описывается иллюстративное исследование, демонстрирующее эти механизмы и процессы детской сознательности, поиска ощущений и враждебности. Статья завершается рекомендациями для будущих исследований.

    МЕХАНИЗМЫ ЗДОРОВЬЯ-ПОВЕДЕНИЯ

    Хорошее самочувствие и хорошее здоровье идут рука об руку. Большая часть исследований механизмов, с помощью которых черты личности в детстве влияют на благополучие в будущем, изучаются последствиями для здоровья, а значительная часть этих исследований посвящена оценке механизмов поведения в отношении здоровья.В важном исследовании влияния детских черт на исходы здоровья взрослых Friedman et al. (1995) обнаружили, что дети в исследовании жизненного цикла Термана, которые были очень сознательными в возрасте 11 лет, имели примерно на 30% меньше шансов умереть в любой конкретный год взрослой жизни, чем те, у которых была заметно низкая сознательность. Это сногсшибательное открытие послужило толчком к поиску механизмов, объясняющих, почему сознательность в детстве связана со смертностью. Основываясь на идее о том, что детские черты могут влиять на здоровье взрослых посредством моделей поведения, укрепляющего здоровье и наносящего вред здоровью, на протяжении всей жизни, были предложены механизмы, в которых поведение, связанное со здоровьем, служило медиаторами влияния детских черт (Friedman, 2000).

    Механизмы-посредники — это наиболее изученные процессы, с помощью которых ранние черты влияют на долгосрочные результаты. Посредник образует мост на пути от детских черт к благополучию взрослых. Например, если низкий уровень сознательности в детстве предсказывает склонность к риску, а принятие риска увеличивает шансы смерти в результате несчастного случая, то принятие риска является потенциальным посредником влияния детской сознательности на долголетие. Если статистические тесты показывают, что прямая связь между сознательностью в детстве и долголетием уменьшается или исчезает, когда в анализ включается промежуточная переменная, то медиация была продемонстрирована (см.).

    Проиллюстрированы концепции посредничества и модерации. (1a) Показаны три пути, относящиеся к посредничеству. Все три пути должны быть значимыми до тестирования на посредничество. Косвенный (опосредованный) путь состоит из пути A (связь между признаком и промежуточной переменной, например, сознательность и курение) и пути B (связь между промежуточной переменной и результатом, например, курением и смертностью). Сила прямого пути C (связь между признаком и результатом, e.g., добросовестность и смертность) следует уменьшить, если в модель включен косвенный путь. Например, рост смертности среди лиц с более низким уровнем сознательности в детстве частично опосредован их более высоким уровнем курения на протяжении всей жизни. (1b) Сила связи между прогностическим фактором (например, родительским контролем) и результатом (например, академической успеваемостью) зависит от уровня сознательности ребенка (например, низкий, средний или высокий). В этом примере дети с высокой сознательностью лучше всего защищены от воздействия родительского контроля на успеваемость.

    В соответствии с одним этапом модели посредничества (см. Путь A в), существует множество доказательств того, что менее сознательные люди с большей вероятностью будут заниматься нездоровой деятельностью, такой как употребление табака и других психоактивных веществ, рискованный секс, рискованное вождение автомобиля и насилие. , которые увеличивают риск опасных для жизни заболеваний и несчастных случаев (Bogg & Roberts, 2004). Эти результаты убедительно свидетельствуют о том, что поведение, связанное со здоровьем, может опосредовать влияние сознательности в детстве на результаты в отношении здоровья, но для идеальной демонстрации необходимо изучить все пути, указанные в том же исследовании.Чтобы проиллюстрировать, в последующем 40-летнем исследовании влияние детской сознательности, оцененной в начальной школе, на самооценку здоровья в среднем возрасте было частично опосредовано курением: менее сознательные дети курили больше во взрослом возрасте, и прогнозировался более высокий уровень курения. более слабая самооценка здоровья взрослых (Hampson, Goldberg, Vogt, & Dubanoski, 2006). Исследование Термана представляет собой еще более убедительную иллюстрацию того, что результатом для здоровья стала смертность. Friedman et al. (1995) обнаружили, что связь между сознательностью в детстве и долголетием частично опосредована образцами употребления сигарет на протяжении всей жизни и другими видами поведения, связанными со здоровьем (косвенные пути A и B in).

    Добросовестность может влиять на поведение, связанное со здоровьем, через несколько более общих процессов, посредством которых личностные черты имеют последующие эффекты. Сознательные люди, вероятно, более восприимчивы к внешнему социальному контролю над своим поведением, а также имеют больший внутренний контроль над импульсами, что позволяет им откладывать удовлетворение и выполнять планы. Они, вероятно, будут тяготеть к нишам, совместимым с их атрибутами, включая относительно безопасные условия для работы и отдыха, и будут искать единомышленников.Сознательные люди могут вызывать положительные реакции, которые со временем будут способствовать сохранению этих черт и связанных с ними моделей поведения.

    Не вся связь между сознательностью в детстве и долголетием в исследовании Термана объяснялась механизмами поведения и здоровья, что указывает на необходимость изучения других механизмов. Сознательность в детстве является одним из факторов, определяющих уровень образования (Noftle & Robins, 2007), и Hampson, Goldberg, Vogt, & Dubanoski (2007) обнаружили, что предыдущий уровень образования имел как прямое, так и косвенное (опосредованное) влияние на состояние здоровья в среднем возрасте. эффекты через такое поведение, как диета, упражнения и курение.Такие результаты показывают, что для любой данной связи между детской чертой и исходом взрослого может быть более одного объяснительного пути, и эти пути могут включать несколько медиаторов.

    МЕХАНИЗМЫ САМОРЕГУЛИРОВАНИЯ

    Обретение способности проявлять самоконтроль над своим поведением является ключевой задачей развития в детстве и подростковом возрасте, которая дает многочисленные преимущества на протяжении всей жизни и улучшает благополучие взрослых (Block & Block, 2006 г.). Помимо успеваемости в школе, механизмы саморегуляции влияют на многие другие виды поведения подростков, которые могут иметь долгосрочные последствия для благополучия взрослых, например, употребление психоактивных веществ и межличностные отношения.Исследования, объединяющие концепции личности и социальной психологии, выявили довольно специфические посреднические механизмы, с помощью которых детские черты влияют на употребление подростками психоактивных веществ. К ним относятся познания (убеждения) подростков, повышающие их склонность к употреблению сигарет, алкоголя и других веществ (Gerrard, Gibbons, Stock, Houlihan, & Dykstra, 2006). Чтобы проиллюстрировать это, дети, которых учителя оценивали как более враждебные, в течение следующих четырех лет все больше верили, что их друзья и сверстники пьют алкоголь, и эти убеждения предсказывали последующие намерения пить (Hampson, Andrews, Barckley, & Severson, 2006). ).

    Подростковый возраст — критический период в развитии человека. Критический период — это точка развития, когда воздействие фактора риска имеет более выраженные последствия, чем воздействие в другие моменты продолжительности жизни. Подростковый возраст — это время экспериментов, и выбор, сделанный в этом возрасте, может иметь долгосрочные последствия. Например, обещание незаконных острых ощущений и приключений может подтолкнуть подростков, стремящихся к сенсациям, присоединиться к девиантным группам сверстников, члены которых участвуют в деятельности с высоким риском, например, употребляют психоактивные вещества.Одна из причин, по которой употребление психоактивных веществ может быть особенно рискованным в этом возрасте, заключается в том, что мозг подростка недостаточно развит, чтобы оказывать сдерживающее влияние (Spear, 2000). Хотя уровни поиска ощущений имеют тенденцию снижаться с возрастом, ранние эксперименты в этот критический период могут иметь длительное влияние на неврологические структуры, а также на другие процессы психологической зависимости, которые могут поддерживать употребление психоактивных веществ после того, как мозг достигнет зрелости и поиск ощущений будет отклоненный.В более общем плане привычки, сформированные в подростковом возрасте, могут направить человека на жизненный путь, который трудно изменить.

    Дети, которые заводят друзей и принимаются их сверстниками, подвергаются меньшему риску последующих угроз благополучию, таких как депрессия и низкая успеваемость. Саморегуляция важна для успешных взаимоотношений со сверстниками, поскольку она позволяет сдерживать агрессивные и эгоистичные импульсы и поощрять социально приемлемое поведение. Такие качества личности, как сознательность, влияют на саморегуляцию.Дженсен-Кэмпбелл и Малкольм (2007) обнаружили, что у более сознательных детей были лучшие отношения со сверстниками, и что эта ассоциация была опосредована тем, что у этих детей было меньше проблем экстернализации и внимания. Посредничество теоретически отличается от модерации , которая, хотя и менее изучена, является еще одним возможным механизмом, с помощью которого детская личность может влиять на последующее благополучие. Механизмы смягчения оказывают защитное или обостряющее действие на связь между этиологической переменной и результатом и обычно оцениваются путем изучения статистических взаимодействий (см.).Например, Дженсен-Кэмпбелл и Малкольм (2007) исследовали, смягчаются ли негативные эффекты тревоги и страха на отношения со сверстниками за счет совести. Они обнаружили, что тревога и страх меньше влияют на дружбу подростков с более высоким уровнем сознательности. То есть сознательность служила для смягчения (смягчения) вредных последствий тревоги. Это было перекрестное исследование подростков, но выявленные здесь механизмы саморегуляции могут оказывать длительное влияние на благополучие.

    Подводя итог, можно сказать, что механизмы здорового поведения и саморегуляции изучались путем изучения переменных, которые охватывают длительные периоды (например, уровень образования, продолжительность курения на протяжении всей жизни) или имеют более узкую направленность (например, восприимчивые когнитивные способности подростков). и межличностные отношения). Эти исследования предоставляют доказательства вмешательства в поведение, посредством которого предшествующие черты личности влияют на последующее благополучие. Напротив, механизмы стресса включают физиологические процессы, а также поведенческие процессы.

    МЕХАНИЗМЫ СТРЕССА

    Становится все более очевидным, что постоянный стресс имеет кумулятивные негативные последствия для благополучия взрослых через физиологические процессы. Продолжительный стресс вовлечен в развитие воспаления, которое лежит в основе основных угроз здоровью и благополучию, таких как ожирение, сердечно-сосудистые заболевания, депрессия и диабет (Schneiderman, Ironson, & Siegel, 2005). Транзакционные поведенческие процессы могут быть задействованы в механизмах стресса, которые объясняют далеко идущие последствия детских черт.То есть черты личности ребенка влияют на то, как другие реагируют на него или на нее: враждебный ребенок вызовет враждебность со стороны других, а умного ребенка более полезно учить. Реакция окружающих еще больше формирует черты характера ребенка. В более общем плане развитие продолжительности жизни включает в себя множество транзакционных процессов между переменными индивидуального уровня, такими как черты характера, и переменными на более широких уровнях, таких как семья, школа, район и культура в целом (Lerner, 1991).

    Одним из таких транзакционных процессов является накопление , которое относится к постепенному нарастанию эффектов от воздействия таких влияний, как черты личности или факторы окружающей среды. Сама стабильность черт может быть частично объяснена кумулятивными процессами: детские черты направляют человека в определенную среду и вызывают определенные реакции в других, и эти среды и реакции поддерживают непрерывность этих черт (Робертс, Вуд и Каспи, в печати).Накопленный стресс может привести к опасным для здоровья изменениям в физиологии. Например, гипотетически враждебный ребенок может попасть в порочный круг взаимной враждебности, которая, если ее не остановить, приведет к переживанию хронического стресса в детстве и подростковом возрасте и, возможно, во взрослой жизни.

    Считается, что кумулятивный физиологический стресс имеет разрушительные последствия для здоровья. Термин «аллостатическая нагрузка» был придуман для обозначения накопления износа, вызванного физиологическими реакциями за пределами оптимальных диапазонов, и связан с повышенным риском смертности (McEwen, 1998).В трехлетнем проспективном исследовании детей и подростков Райкконен, Мэтьюз и Саломон (2003) продемонстрировали, что враждебность на исходном уровне предсказывала ухудшение состояния факторов риска метаболического синдрома (предшественника диабета и сердечных заболеваний, который оценивается многими из них). те же факторы риска, что и аллостатическая нагрузка). Хотя это исследование продемонстрировало предполагаемую связь между враждебностью и плохим здоровьем, промежуточные шаги остаются гипотетическими (то есть, взаимная враждебность со временем приводит к кумулятивному стрессу, который имеет физиологические последствия, такие как усиление воспаления).В более общем плане было высказано предположение, что воспалительные процессы как вызваны депрессией, так и вызывают ее взаимно, и та же модель может распространяться на гнев и тревогу (Miller & Blackwell, 2006). Подобные механизмы взаимодействия между физиологическими процессами и другими личностными качествами ждут открытия.

    НАПРАВЛЕНИЯ НА БУДУЩЕЕ

    Хотя было установлено, что черты личности детей предопределяют различные аспекты благополучия взрослых, сложные причинно-следственные связи, с помощью которых они это делают, только начинают изучаться.Изучение этих механизмов по мере их развития на протяжении жизни ставит множество новых задач и обещает увлекательные и новаторские исследования, характеризующиеся интеграцией в различных областях психологии, а также дисциплинах.

    Будущие исследования выиграют от теоретических и статистических разработок. Что касается теории, то выявленные механизмы могут отражать двойственные процессы, преобладающие в некоторых других областях психологии (Gerrard et al., 2006).Некоторые механизмы могут быть в первую очередь рациональными, преднамеренными и рефлексивными, тогда как другие могут быть в первую очередь эмоциональными и автоматическими. Дальнейшие исследования с точки зрения такого двойного процесса могут быть лучше всего использованы путем оценки детских личностных черт, связанных с понятиями более высокого порядка, такими как импульс и принуждение, вместо более традиционной пятифакторной модели. Однако маловероятно, что различные эффекты любой данной детской черты или теоретически связанной группы черт ограничиваются одним механизмом.Например, сознательность, вероятно, влияет на благополучие через несколько механизмов, от преднамеренного выбора поведения до автоматических процессов, которые могут быть связаны с уровнями нейротрансмиттеров, таких как серотонин.

    Методологически будущие исследования механизмов должны использовать преимущества развития статистических методов, позволяющих анализировать изменения во времени (Duncan, Duncan, & Strycker, 2006). Механизмы влияния личности обычно оцениваются как снимки, сделанные в определенный момент времени, тогда как на самом деле они являются движущимися целями (больше похожими на видео, чем на фотографии).К счастью, когда лонгитюдные данные состоят из множественных оценок с течением времени, такие методы, как моделирование скрытого роста, позволяют изучить развитие (то есть «рост») таких переменных, как личностные черты или компоненты благополучия взрослых. Более того, траектории роста могут служить медиаторами влияний черт, или влияния черт могут смягчать связь между факторами риска и результатами, моделируемыми как траектории роста.

    ВЫВОДЫ

    Теперь, когда долгосрочное значение личностных черт было убедительно продемонстрировано, пришло время сосредоточиться на исследованиях, лежащих в основе механизмов, объясняющих, почему детские черты имеют долгосрочное влияние на благополучие взрослых.В частности, необходимо более глубокое понимание качеств сознательности, импульсивности и сдержанности, а также многочисленных механизмов, с помощью которых они могут действовать. Путем объединения результатов исследований на различных этапах жизни в конечном итоге станет возможным собрать воедино целые пути и лежащие в их основе механизмы, от черт детства до результатов для взрослых.

    БЛАГОДАРНОСТИ

    Подготовка этой рукописи была поддержана грантом AG20048 из Национального института старения и грантом DA10767 из Национального института злоупотребления наркотиками.

    Ссылки

    • Блок J, Блок JH. Проведение 30-летнего лонгитюдного исследования. Американский психолог. 2006. 61 (4): 315–327. [PubMed] [Google Scholar]
    • Богг Т., Робертс Б.В. Добросовестность и поведение, связанное со здоровьем: метаанализ основных поведенческих факторов смертности. Психологический бюллетень. 2004. 130: 887–919. [PubMed] [Google Scholar]
    • Дункан Т.Э., Дункан С.К., Страйкер Л.А. Введение в моделирование кривой роста скрытых переменных: концепции, проблемы и приложения.2-е издание. Махва, Нью-Джерси: Эрлбаум; 2006. [Google Scholar]
    • Friedman HS. Долговременные отношения личности и здоровья: динамизмы, механизмы и тропизмы. Журнал личности. 2000. 68 (6): 1089–1107. [PubMed] [Google Scholar]
    • Фридман Х.С., Такер Дж. С., Шварц Дж. Э., Томлинсон-Кизи К., Мартин Л. Р., Вингард Д. Л., Крики М. Х. Психосоциальные и поведенческие предикторы долголетия. Американский психолог. 1995; 50: 69–78. [PubMed] [Google Scholar]
    • Джеррард М., Гиббонс FX, Stock ML, Houlihan AE, Dykstra JL.Темперамент, саморегуляция и прототип готовности поведения подростков, связанных с риском для здоровья. В: de Ridder DTM, de Wit JBF, редакторы. Саморегуляция здорового поведения. Чичестер, Англия: Wiley & Sons; 2006. [Google Scholar]
    • Hampson SE, Andrews JA, Barckley M, Severson HH. Личностные предикторы развития намерений детей младшего школьного возраста употреблять алкоголь: опосредующие эффекты отношения и субъективных норм. Психология аддиктивного поведения. 2006. 20: 288–297.[Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]
    • Hampson SE, Goldberg LR, Vogt TM, Dubanoski JP. Механизмы, с помощью которых детские черты личности влияют на состояние здоровья взрослых: уровень образования, привычки здорового питания и курение. Психология здоровья. 2007. 26: 121–125. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]
    • Hampson SE, Goldberg LR, Vogt TM, Dubanoski JP. Сорок лет спустя: оценка учителями личностных качеств детей позволяет прогнозировать самооценку поведения и результатов в отношении здоровья в среднем возрасте.Психология здоровья. 2006; 25: 57–64. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]
    • Jensen-Campbell LA, Malcolm KT. Важность добросовестности в межличностных отношениях подростков. Вестник личности и социальной психологии. 2007. 33 (3): 368–383. [PubMed] [Google Scholar]
    • Лернер Р.М. Изменение отношений организм-контекст как основной процесс развития: контекстуальная перспектива развития. Психология развития. 1991; 27: 27–32. [Google Scholar]
    • McEwen BS.Защитное и повреждающее действие медиаторов стресса. Медицинский журнал Новой Англии. 1998. 338 (3): 171–179. [PubMed] [Google Scholar]
    • Miller GE, Blackwell E. Повышение температуры: воспаление как механизм, связывающий хронический стресс, депрессию и сердечные заболевания. Современные направления психологической науки. 2006. 15 (6): 269–272. [Google Scholar]
    • Noftle EE, Robins RW. Личностные предикторы академических результатов: Большая пятерка коррелятов GPA и SAT. Журнал личности и социальной психологии.2007. 93: 116–130. [PubMed] [Google Scholar]
    • Озер Д., Бенет-Мартинес В. Личность и прогнозирование последующих результатов. Ежегодный обзор психологии. 2006; 57 401-1-421. [PubMed] [Google Scholar]
    • Райкконен К., Мэтьюз К.А., Саломон К. Враждебность позволяет прогнозировать факторы риска метаболического синдрома у детей и подростков. Психология здоровья. 2003. 22: 279–286. [PubMed] [Google Scholar]
    • Робертс Б.В., Вуд Д., Каспи А. Развитие личностных качеств в зрелом возрасте. В: Джон О.П., Робинс Р.В., Первин Л.А., редакторы.Справочник личности: теория и исследования. 3-е изд. Нью-Йорк: Guilford Press; (в печати) [Google Scholar]
    • Робертс Б.В., Кунсел Н.Р., Шайнер Р., Каспи А., Голдберг Л.Р. Сравнительная прогностическая достоверность личностных черт, СЭС и когнитивных способностей для важных жизненных результатов. Перспективы психологической науки. 2007; 2: 313–345. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]
    • Schneiderman N, Ironson G, Siegel SD. Стресс и здоровье: психологические, поведенческие и биологические детерминанты.Ежегодный обзор клинической психологии. 2005; 1: 607–628. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]
    • Spear LP. Мозг подростка и возрастные поведенческие проявления. Неврология и биоповеденческие обзоры. 2000. 24: 417–463. [PubMed] [Google Scholar]

    РЕКОМЕНДУЕМЫЕ ЧТЕНИЯ

    • Карвер CS. Импульс и ограничение: точки зрения психологии личности, сближение с теорией в других областях и потенциал для интеграции. Обзор личности и социальной психологии.2005. 9 (4): 312–333. [PubMed] [Google Scholar]
      Всесторонний обзор различных подходов к импульсивности и ограничению, а также теорий двойной обработки.

    • Хэмпсон С.Е., Фридман Х.С. Личность и здоровье: перспектива продолжительности жизни. В: Джон О.П., Робинс Р.В., Первин Л.А., редакторы. Справочник личности: теория и исследования. 3-е изд. Нью-Йорк: Guilford Press; (в печати) [Google Scholar]
      Выборочный обзор исследований, касающихся личностных качеств, оцениваемых на разных этапах жизни, с последующими результатами для здоровья с акцентом на механизмы воздействия.

    • Маккиннон Д.П., Фэирчайлд А.Дж., Фриц М.С. Анализ посредничества. Ежегодный обзор психологии. 2007. 58: 593–614. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]
      Технический обзор последних разработок в области статистического тестирования для посредничества.

    Развитие личности: 2–6 лет

    Развитие личности: 2–6 лет

    Дошкольные годы связаны с большим развитием социализации маленьких детей.Не будучи полностью зависимыми от родителей, дошкольники начинают долгий путь к тому, чтобы научиться самостоятельно действовать в этом мире. В течение раннего детства (возраст 2–6 лет) дети обретают некоторое ощущение того, что они отделены и независимы от своих родителей. По словам Эриксона, задача дошкольников — развить автономии, или самостоятельности, (возраст 1–3 года), а также инициативу , или предприимчивость, (возраст 3–6 лет).

    Личность включает те устойчивые психологические характеристики, которые определяют уникальность каждого человека.И дети, и взрослые обладают чертами личности, (долгосрочные характеристики, такие как темперамент) и состояниями (изменчивые характеристики, такие как капризность). Хотя возможны различные объяснения, большинство экспертов сходятся во мнении, что независимо от причин личность человека прочно устанавливается к концу раннего детства.

    Согласно Фрейду, второй год детства — это анальная стадия психосексуального развития, когда родители сталкиваются с множеством новых проблем, приучая своих детей к туалету.Фиксации на этой стадии могут привести к появлению характерных черт личности, которые полностью проявляются во взрослом возрасте. Эти черты личности включают анальное удержание (чрезмерная аккуратность, организованность и сдержанность) или анальное изгнание (беспорядок и альтруизм).

    Теоретики личности после Фрейда попытались объяснить развитие личности в раннем детстве. Теоретики обучения утверждают, что личность развивается в результате классической обусловленности (обучение Ивана Павлова по ассоциации), оперантной обусловленности (Б.Обучение Ф. Скиннера посредством подкрепления и наказания) и обучение через наблюдение, (обучение Альберта Бандуры посредством имитации). Эта последняя категория включает идентификацию , или интернализацию, при которой дети наблюдают и принимают ценности, идеи и стандарты своих близких. Когнитивные психологи предполагают, что личность отчасти возникает из-за отношения и предубеждений, выражаемых окружающими их взрослыми. Теоретики гендера утверждают, что личность развивается из «гендерной идентификации» и «гендерной социализации».Генетики предполагают, что личность возникает из «встроенных» генетических и биохимических влияний, а не психосоциальных.

    В конечном счете, никакая перспектива сама по себе не может адекватно объяснить сложные процессы развития личности. Сочетание психосоциальных, родительских и биологических влияний, вероятно, отвечает за окончательное определение человеческих качеств и состояний.

    границ | Стрессоры в раннем возрасте, развитие личности и стратегии быстрой жизни: эволюционный взгляд на черты злобной личности

    Существует изобилие знаний о личности, но исследования личности по-прежнему процветают.Однако подавляющее большинство таких исследований направлено на описание определенных непосредственных механизмов, связанных с человеческой личностью, а не на изучение возможных эволюционных истоков или адаптивной ценности личностных черт. Некоторые области личности хорошо изучены или, по крайней мере, хорошо изучены, например, структура личности (например, Markon et al., 2005; Bohane et al., 2017) и влияние опыта ранней жизни на развитие личностных качеств (например, Beaver et al., 2015; Ogle et al., 2015). Существуют хорошо известные результаты о влиянии негативного опыта ранней жизни на характеристики продольного развития личности (например, Briley and Tucker-Drob, 2014; Newton-Howes et al., 2015) и на нейробиологические процессы, лежащие в основе функций личности (например, , Kennis et al., 2013; Kundakovic, Champagne, 2015). Точно так же большое количество исследований проверяли различные области теории истории жизни (ЛЖ). Теория LH — это эволюционная структура, объясняющая и описывающая различные стратегии, которые люди разрабатывают для распределения своих ограниченных ресурсов (например,ж., энергия, время и т. д.) адаптивно, чтобы максимально увеличить выживаемость и воспроизводство. Соответственно, теория LH дает прогнозы о психосоциальных процессах и их ценности с точки зрения выживания или воспроизводства (обзор см. В Buss, 2015). Непосредственные механизмы, лежащие в основе этих психосоциальных процессов, включают реакции на стресс, различные формы совокупления и воспитания детей, а также приспособление к условиям окружающей среды (Buss, 2015). Предположительно, психология личности и теория LH, две основные области различных областей психологии, могут способствовать более всестороннему пониманию психобиологических явлений, например, путем выяснения долгосрочных эффектов стресса в раннем возрасте и лежащих в основе конечных и ближайших механизмов.В этом обзоре мы приводим краткое изложение доказательств соответствия между реакциями на ранний стресс, обнаруженными в исследованиях личности и ЛГ.

    Характеристики личности в некоторой степени сформированы опытом ранней жизни таким же образом, как и стратегии LH, которые меняются в зависимости от обстоятельств человека. Черты личности, сформированные ранними невзгодами, могут способствовать поведению или когнитивно-эмоциональным функциям, которые улучшают воспроизводство и / или выживание человека в менее благоприятных условиях.На наш взгляд, злобные или эгоцентричные черты личности могут рассматриваться как общий представитель как невзгод раннего возраста, так и стратегии ЛГ. Эти злобные черты личности частично представлены Темной триадой, личностным конструктом, состоящим из трех взаимосвязанных черт: макиавеллизма, субклинической психопатии и субклинического нарциссизма (Paulhus and Williams, 2002). В соответствии с недавними открытиями, мы предполагаем, что концепция Темной триады предоставляет возможную модель для демонстрации того, как непредсказуемые и суровые переживания направляют развитие личности, приводя к чертам, связанным с более быстрыми стратегиями ЛГ.

    Черты характера жизни и стратегии истории жизни

    Редкость вынуждает людей идти на компромисс между фактическим и будущим воспроизводством или между поддержкой существующего потомства и производством другого (Kaplan and Gangestad, 2005). Характеристики, определяющие исход этих компромиссов, являются центральными элементами теории ЛГ и иногда называются чертами ЛГ. Черты LH определяют время развития в целом и развитие функций, связанных со стратегиями выживания и воспроизводства, таких как брачное поведение, родительские инвестиции и старение (Kaplan and Gangestad, 2005; Ellis et al., 2009; Бьорклунд и Эллис, 2014). Ограничения ресурсов ставят под угрозу способность людей максимизировать все компоненты своего развития, выживания и воспроизводства. Следовательно, они должны расставить приоритеты в распределении ресурсов посредством ряда компромиссов. Таким образом, теория ЛГ связывает черты ЛГ со стратегиями расходования ресурсов (Chisholm et al., 1993; Chisholm, 1999; Kaplan and Gangestad, 2005).

    Природа наиболее адаптивной стратегии распределения зависит от обстоятельств. Например, оптимальные стратегии распределения энергии для детей и взрослых различаются: дети должны больше инвестировать в свой рост и развитие, чтобы достичь зрелости, в то время как взрослые должны поддерживать своих детей и тратить энергию на собственное выживание.Следовательно, существуют индивидуальные обстоятельства и особенности, формирующие оптимальные стратегии распределения, которые могут меняться на протяжении жизни и, следовательно, могут объяснять различия во времени жизненных событий (например, развития, воспроизводства и т. Д.) (Chisholm et al., 1993; Chisholm, 1999; Каплан и Гангестад, 2005; Бьорклунд и Эллис, 2014). Конфигурация индивидуума черт ЛГ определяет его или ее общую стратегию ЛГ (Ellis et al., 2009). Таким образом, стратегии ЛХ адаптированы к местным условиям, но из-за различий в индивидуальных характеристиках они являются гибкими и разнообразными в пределах ограничений окружающей среды.Другими словами, стратегии ЛГ зависят от состояния в том смысле, что поведение можно адаптировать к условиям и обстоятельствам окружающей среды, с которыми сталкивается организм.

    Медленно-быстрый континуум

    Было высказано предположение, что все признаки ЛГ изменяются в медленном-быстром континууме (Del Giudice et al., 2015). Более конкретные быстрые и медленные стратегии ЛГ можно рассматривать как скоординированные и интегрированные паттерны метаболических, когнитивных, поведенческих и личностных черт (подробнее см. Brumbach et al., 2009; Эллис и др., 2009; Фигередо и др., 2013; Del Giudice et al., 2015; de Baca et al., 2016). Стратегии медленного ЛГ могут характеризоваться установками, ориентированными на будущее, относительно долгосрочным акцентом в поведенческих стратегиях; например, способность откладывать удовлетворение. Эти стратегии также предполагают более высокие родительские вложения (т. Е. Вложения времени и усилий в уход за потомством) относительно небольшого числа потомков. Напротив, быстрые LH-стратегии характеризуются относительно краткосрочной направленностью и ориентированным на настоящее отношение к риску или агрессивным поведением, чтобы максимизировать немедленное вознаграждение и уделять приоритетное внимание усилиям по спариванию (Griskevicius et al., 2013; Чен и Чанг, 2016). Кроме того, ядро ​​более быстрых стратегий — это ранняя репродуктивная зрелость, частые спаривания и небольшие инвестиции в социальные отношения или потомство (Belsky et al., 1991; Nettle, 2010). Многие виды демонстрируют множество медленных и быстрых черт (Kraus et al., 2005; Bielby et al., 2007). Люди приближаются к медленному концу континуума, но также демонстрируют набор быстрых черт ЛГ (Heylighen, Bernheim, 2004; Hawkes, 2006; Ellis et al., 2009).

    Существует несколько критических факторов окружающей среды, определяющих медленное или медленное поведение людей.быстрые компромиссы стратегии LH. Наиболее значимыми факторами являются непредсказуемость, жесткость и нехватка ресурсов (Brumbach et al., 2009; Ellis et al., 2009; Griskevicius et al., 2011; Chang and Lu, 2018). Непредсказуемость — это предсказуемость изменений в окружающей среде, тогда как суровость представлена ​​коэффициентами заболеваемости и смертности. Однако нет соответствия в определении приблизительных мер непредсказуемости и резкости. Тем не менее, в целом резкость описывается как индикатор того, в какой степени факторы окружающей среды вызывают инвалидность или смерть на каждой стадии развития в популяции, в то время как непредсказуемость можно рассматривать как пространственную и / или временную изменчивость резкости (Brumbach et al., 2009; Эллис и др., 2009). Наконец, нехватка ресурсов описывает доступность ресурсов и уровень конкуренции за ресурсы (Ellis et al., 2009). При более высоких показателях заболеваемости и смертности и более высокой вариабельности условий (т. Е. Более высоких уровнях непредсказуемости и суровости) высок риск смерти до рождения потомства, поэтому отбор способствует более быстрым стратегиям ЛГ, побуждая людей начать спаривание относительно рано. Напротив, суровые, но предсказуемые условия благоприятствуют более медленным стратегиям ЛГ, которые увеличивают инвестиции в соматические усилия и задерживают репродукцию, чтобы увеличить вероятность выживания и созревания человека (Ellis et al., 2009; Фигередо и др., 2013; Del Giudice et al., 2015). В более общем плане, экологические индикаторы раннего периода жизни с высоким уровнем непредсказуемости и суровости вместе с скудными ресурсами способствуют более быстрым стратегиям ЛГ, включающим ускорение физиологического развития и полового созревания (Wilson and Daly, 1997; Ellis, 2004; Belsky et al., 2010). Более быстрые стратегии более эффективны, когда будущее неопределенно, продолжительность жизни непредсказуема или показатели смертности и заболеваемости кажутся высокими (Bereczkei and Csanaky, 2001).В этих условиях стремление к немедленному вознаграждению может быть адаптивным из-за улучшения соотношения затрат и выгод при распределении ресурсов за счет сокращения неэффективных с точки зрения затрат усилий, направленных на будущие выплаты по фитнесу, которые могут не принести достаточных будущих выгод (Chen and Chang, 2016). Однако менее суровые или более предсказуемые обстоятельства или доступ к подходящему количеству ресурсов могут изменить стратегии ЛХ в сторону более медленной формы, подчеркивая важность процесса оценки и то, как эти экологические сигналы отслеживаются и интерпретируются.Условия окружающей среды в детстве однозначно формируют обработку информации, таким образом, косвенные факторы в раннем возрасте формируют то, как человек реагирует на непредсказуемость и резкость на более поздних этапах жизни.

    Негативный опыт раннего периода жизни и стратегии быстрой истории жизни

    Ранний жизненный опыт не только влияет на личную стратегию ЛГ; они также могут повышать чувствительность людей к невзгодам, влияя на то, как они реагируют на невзгоды в дальнейшей жизни. Другими словами, реакция взрослых на факторы стресса окружающей среды, такие как суровые или непредсказуемые условия окружающей среды, различается в зависимости от их опыта невзгод в детстве (Griskevicius et al., 2013; White et al., 2013; Чанг и Лу, 2018). Более ранние исследования показали, что социально-экономический статус детства (СЭП) является надежным индикатором суровости окружающей среды в раннем детстве (Griskevicius et al., 2011; Belsky et al., 2012). Низкое СЭС связано с большим количеством стрессовых факторов в семье (например, многократная смена работы родителей; нестабильная или нестабильная занятость и т. Д.), Которые представляют собой более суровую окружающую среду. Соответственно, было обнаружено, что низкий SES связан с чертами, связанными с быстрыми стратегиями ЛГ, такими как импульсивность, принятие риска и неограниченная социосексуальная ориентация (Brumbach et al., 2009; Бельский и др., 2010; Крапива, 2010; Грискявичюс и др., 2011; de Baca et al., 2016.). Однако, согласно более поздним выводам, применение SES для обозначения жесткости является спорным: некоторые исследования показали низкий SES как индикатор нехватки ресурсов, тогда как другие исследования поддержали SES как указание на угрозы смертности и заболеваемости (см. Griskevicius et al. , 2011; Belsky et al., 2012; Chang, Lu, 2018 — подробнее).

    Помимо SES, люди чувствительны к сигналам непредсказуемости окружающей среды (Brumbach et al., 2009; Эллис и др., 2009; Чанг и Лу, 2018). Например, было обнаружено, что раннее половое созревание, однозначный индикатор быстрой стратегии ЛГ, связано с неблагоприятным семейным функционированием (т. Е. Показателями непредсказуемости окружающей среды), такими как отсутствие отцов, высокий уровень конфликтов в семье и отсутствие родительской заботы (Belsky, 2012; Эллис, 2013; Чанг и Лу, 2018). Кроме того, семьи с этими неблагоприятными особенностями часто испытывают экологические стрессоры, связанные с непредсказуемостью и суровостью (например,g., низкий доход, небезопасность жилья, незащищенность занятости и т. д.). Несколько исследований показали, что наличие экологических стрессоров в раннем периоде жизни способствует более быстрым стратегиям ЛГ, ведущим к определенным биодемографическим особенностям, таким как более раннее половое созревание. Более того, в результате этих стрессоров могут возникать другие близкие поведенческие индикаторы быстрой стратегии ЛГ, такие как оппортунистическое или эксплуататорское поведение, враждебное отношение и плохие социальные навыки (Belsky et al., 1991; Brumbach et al., 2009; Gladden и другие., 2013; де Бака и др., 2016; Чанг и Лу, 2018).

    Стрессоры в раннем возрасте и развитие личности

    Ранний опыт формирует созревание человека, влияя на последующее приспособление к реальной среде, регулируя развитие личностных качеств. Было показано, что невзгоды в детстве приводят к дисфункциям и расстройствам личности из-за негативного влияния, которое они оказывают на межличностные компетенции, социально-когнитивное и эмоциональное функционирование (Bowlby, 1980; Brumbach et al., 2009; Бьорклунд, 2015; де Бака и др., 2016; Jonason et al., 2017). Влияют суровые и случайные условия. Существует множество доказательств того, что негативные семейные переживания, такие как отсутствие родителей или конфликт между родителями и потомками, влияют на поведенческие и нейроэндокринные реакции на стресс (обзор см. В Ellis, 2013; Anacker et al., 2014). Таким образом, было обнаружено, что раннее воздействие нестабильной или непредсказуемой эмоциональной среды меняет реакции на негативные переживания.Более ранние исследования показали, что факторы стресса в раннем возрасте (например, конфликт родителей и потомков) положительно связаны с развитием быстрых стратегий ЛГ (Chisholm et al., 2005; McFarlane et al., 2005; Nettle, 2010; Simpson et al. , 2011; Young et al., 2017).

    В соответствии с приведенными выше выводами, также было высказано предположение, что воздействие непредсказуемой среды в детстве связано с повышенным восприятием риска, более низким уровнем исполнительной функции и более гедонистическим отношением (Brumbach et al., 2009; Фигередо и др., 2012; де Бака и др., 2016; Херст и Кавана, 2017). Взросление в суровых условиях влияет на социально-эмоциональное развитие детей, способствуя развитию враждебных и антагонистических стилей межличностного общения, относительно плохих социальных навыков и более низкого социального и эмоционального интеллекта (Brumbach et al., 2009; de Baca et al., 2016; Hurst и Kavanagh, 2017; Jonason et al., 2017).

    Личностные особенности, связанные с этими оппортунистическими, импульсивными и краткосрочно ориентированными поведенческими стратегиями (например,ж., низкая покладистость, низкая сознательность и высокий невротизм) также связаны с показателями быстрых стратегий ЛГ (McFarlane et al., 2005; Young et al., 2017). Кроме того, импульсивность, определенные аспекты экстраверсии и открытости опыту (например, стремление к ощущениям или доминирование) связаны с быстрыми чертами ЛГ, такими как высокий уровень смертности, повышенная нестабильность в романтических отношениях, неограниченная социосексуальная ориентация, распущенность и различные эгоистичные формы поведения ( например, эксплуатация, манипулирование) (обзор см. в Del Giudice, 2012, 2014).Некоторые более ранние исследования обнаружили более прямую связь между стратегиями ЛГ и развитием личности (Rushton, 1985; Belsky et al., 1991; Gladden et al., 2009), и в соответствии с этими выводами недавние исследования предполагают, что определенные черты личности связаны с быстрым Черты ЛГ, такие как низкий самоконтроль, краткосрочная стратегия спаривания и эгоистичное межличностное поведение. Эти характеристики являются общими для макиавеллизма, субклинической психопатии и субклинического нарциссизма, также называемого Темной триадой (DT) (Paulhus and Williams, 2002).Для черт DT свойственны несколько социально-отрицательных характеристик: черствость, манипулятивность (Jones and Paulhus, 2011), снижение самоконтроля (Jonason and Tost, 2010), эгоизм, более ориентированная на настоящее временная перспектива (Birkás and Csathó, 2015). ), неспособность откладывать удовлетворение (Brumbach et al., 2009; Birkás et al., 2015a) и эксплуататорскую деятельность (McDonald et al., 2012). Было показано, что эти характеристики связаны в первую очередь с быстрой стратегией ЛГ (Jonason et al., 2010; McDonald et al., 2012).

    Темная триада: превращение невзгод раннего возраста в стратегию быстрой истории жизни

    В соответствии с вышеупомянутыми выводами, в некоторой степени черты DT можно рассматривать как совокупность личностных индикаторов для быстрых стратегий ЛГ (Фигередо и др., 2005; Джонасон и др., 2010, 2012; Макдональд и др., 2012). ). Следовательно, Темная триада представляет собой определенный кластер ближайших механизмов, связанных с более быстрыми стратегиями ЛГ.

    Еще одно обширное исследование показало, что негативный детский опыт (например,g., плохие отношения между родителями и детьми, плохое функционирование семьи) связаны с чертами DT (Jonason et al., 2014; Láng and Birkás, 2014, 2015; Birkás et al., 2015b; Láng and Lénárd, 2015; Láng and Abell) , 2018). Более того, недавние исследования показали, что некоторые характеристики, связанные с чертами DT, также являются приблизительными индикаторами быстрых стратегий ЛГ (обзор см. В Furnham et al., 2013; Vize et al., 2016; Muris et al., 2017). Например, было обнаружено, что несколько социально-экономических условий и результатов психосоциального здоровья, представляющие собой компромиссы, связанные с быстрыми стратегиями ЛГ, связаны с DT (Jonason et al., 2013, 2015, 2016). Более того, в соответствии с более ранними выводами о влиянии ранних стрессоров на развитие личности и функции личности (см. Выше), есть некоторые свидетельства того, что черты DT связаны с субоптимальными стратегиями совладания (Rim, 1992; Ng et al., 2014; Birkás et al., 2016), опора на незрелые стратегии защиты эго (Richardson and Boag, 2016), реактивную аффективность (Noser et al., 2014) и специфические эндокринологические реакции (Pfattheicher, 2016). Эти находки предоставляют некоторую поддержку представлению о том, что черты DT можно рассматривать как основу для быстрых компромиссов LH на ближайшем уровне.Личность направляет когнитивно-эмоциональные реакции, социально-эмоциональные реакции и поведенческую адаптацию к текущей среде. Соответственно, предыдущие исследования показали, что несколько сигналов, связанных с быстрыми стратегиями ЛГ (например, неограниченная социосексуальность, эгоизм, импульсивность и т. Д.), Могут быть связаны с характеристиками DT. Более того, как и в случае со стратегиями ЛГ, было показано, что развитие черт DT связано с негативными событиями в раннем возрасте.

    Заключение и дальнейшие направления

    Результаты, рассмотренные в этой статье, показывают, что стрессовые переживания в раннем возрасте формируют стратегии ЛГ вместе с развитием личности.Кроме того, мы стремились показать, что эгоцентричные или злонамеренные черты личности можно рассматривать как примерный уровень быстрых стратегий ЛГ. В то же время эти личностные характеристики могут позволить изучить влияние детских невзгод на развитие личности. В более общем плане мы предполагаем, что черты личности являются не только результатом условий окружающей среды, опыта и генетических факторов, но они также заставляют эволюционировать компромиссы, чтобы адаптироваться к реальным условиям.

    Существует некоторое соответствие между развитием быстрых LH-стратегий и DT-черт, и приблизительное представление этих стратегий — паттерны и определяющие факторы (т.е. непредсказуемость и резкость) схожи. Кроме того, черты DT связаны с несколькими поведенческими, социально-когнитивными и социально-эмоциональными формами поведения, аналогичными тем, которые связаны с быстрыми компромиссами с ЛГ, такими как стремление к немедленному удовлетворению, эгоистичное поведение (эксплуатация и манипуляция) и дезадаптивные реакции на стресс.Таким образом, DT является полезной моделью личности для рассмотрения в связи с быстрыми стратегиями LH. Ранние невзгоды не обязательно приводят к патологическому развитию или психопатологии, но они увеличивают вероятность отрицательных результатов развития. Стратегии быстрого ЛГ представляют собой адаптацию к неблагоприятным условиям окружающей среды. Чтобы лучше понять эволюцию структуры человеческой личности, необходимо объединить результаты исследований теории ЛГ и исследований развития личности.Таким образом, разработка модели личности, включающей идеи теории ЛГ, может открыть новые возможности для исследований.

    Авторские взносы

    ÁC: написал разделы рукописи; BB: разработал концепцию и написал разделы рукописи.

    Финансирование

    Работа поддержана Венгерским фондом научных исследований — ОТКА (K 125437).

    Заявление о конфликте интересов

    Авторы заявляют, что исследование проводилось при отсутствии каких-либо коммерческих или финансовых отношений, которые могут быть истолкованы как потенциальный конфликт интересов.

    Список литературы

    Анакер, К., О’Доннелл, К. Дж., И Мини, М. Дж. (2014). Неблагоприятные факторы в молодости и эпигенетическое программирование гипоталамо-гипофизарно-надпочечниковой функции. Dialogues Clin. Neurosci. 16, 321.

    PubMed Аннотация | Google Scholar

    Бивер К. М., Хартман С., Бельски Дж. (2015). Дифференциальная восприимчивость к родительской чувствительности на основе раннего темперамента в прогнозировании аффективных психопатических черт личности подростка. Crim. Правосудие поведение. 42, 546–565. DOI: 10.1177 / 0093854814553620

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Бельский Дж. (2012). Развитие репродуктивных стратегий человека: успехи и перспективы. Curr. Реж. Psychol. Sci. 21, 310–316. DOI: 10.1177 / 0963721412453588

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Бельский Дж., Хаутс Р. М. и Фирон Р. М. (2010). Безопасность младенческой привязанности и время полового созревания: проверка эволюционной гипотезы. Psychol. Sci. 21, 1195–1201. DOI: 10.1177 / 0956797610379867

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Бельский Дж., Шломер Г. Л., Эллис Б. Дж. (2012). Помимо совокупного риска: определение резкости и непредсказуемости как детерминант родительской стратегии и стратегии раннего детства. Dev. Psychol. 48, 662. DOI: 10.1037 / a0024454

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Бельский, Дж., Стейнберг, Л., и Дрейпер, П. (1991). Детский опыт, межличностное развитие и репродуктивная стратегия: эволюционная теория социализации. Child Dev. 62, 647–670. DOI: 10.2307 / 1131166

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Bereczkei, T., and Csanaky, A. (2001). Стрессовое семейное окружение, смертность и социализация детей: стратегии жизненного цикла подростков и взрослых из неблагоприятных социальных обстоятельств. Внутр. J. Behav.Dev. 25, 501–508. DOI: 10.1080 / 01650250042000573

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Билби, Дж., Мейс, Г. М., Бининда-Эмондс, О. Р., Кардилло, М., Гиттлман, Дж. Л., Джонс, К. Е. и др. (2007). Быстрый-медленный континуум в истории жизни млекопитающих: эмпирическая переоценка. Am. Nat. 169, 748–757 DOI: 10.1086 / 516847

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Биркас, Б., и Чато, Á. (2015). Оцените день: временные перспективы Темной триады. чел. Индивидуальный. Dif. 86, 318–320. DOI: 10.1016 / j.paid.2015.06.035

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Биркас, Б., Чатхо, Б., Гач, Б., и Берецкей, Т. (2015a). Ничто не рисковало ничего не выиграло: сильная ассоциация между чувствительностью к вознаграждению и двумя мерами макиавеллизма. чел. Индивидуальный. Dif. 74, 112–115. DOI: 10.1016 / j.paid.2014.09.046

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Биркас, Б., Гач, Б., и Чато, Á.(2016). Сохраняйте спокойствие и не волнуйтесь: разные черты Темной триады предсказывают разные предпочтения в преодолении трудностей. чел. Индивидуальный. Dif. 88, 134–138. DOI: 10.1016 / j.paid.2015.09.007

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Биркас, Б., Ланг, А., и Берецкей, Т. (2015b). Макиавеллизм и предполагаемая родительская связь: разные пути социализации для мужчин и женщин. Am. J. Appl. Psychol. 3, 109–112. DOI: 10.12691 / ajap-3-4-5

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Бьорклунд, Д.Ф., Эллис Б. Дж. (2014). Дети, детство и развитие в эволюционной перспективе. Dev. Rev. 34, 225–264. DOI: 10.1016 / j.dr.2014.05.005

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Бохан, Л., Магуайр, Н., Ричардсон, Т. (2017). Устойчивые, сверхконтроллеры и недоконтроллеры: систематический обзор полезности метода типологии личности в понимании проблем психического здоровья взрослых. Clin. Psychol. Ред. 57, 75–92. DOI: 10.1016 / j.cpr.2017.07.005

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Боулби, Дж. (1980). Приложение и потеря: Vol. 3. Утрата: печаль и депрессия. Нью-Йорк, Нью-Йорк: Основные книги.

    Брайли, Д. А., Такер-Дроб, Э. М. (2014). Генетическая и экологическая преемственность в развитии личности: метаанализ. Psychol. Бык. 140, 1303–1331. DOI: 10.1037 / a0037091

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Брумбах, Б.Х., Фигередо А. Дж. И Эллис Б. Дж. (2009). Влияние суровых и непредсказуемых условий в подростковом возрасте на развитие стратегии жизненного цикла. Hum. Nat. 20, 25–51. DOI: 10.1007 / s12110-009-9059-3

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Бусс Д. (2015). Эволюционная психология: новая наука о разуме . Нью-Йорк, Нью-Йорк: Психология Пресс.

    Google Scholar

    Чанг, Л., и Лу, Х. Дж. (2018). Ресурсный и внешний риск в определении кратких историй жизни китайских детей, оставшихся без родителей. Evol. Гм. Behav. 39, 59–66. DOI: 10.1016 / j.evolhumbehav.2017.10.003

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Чен Б. Б. и Чанг Л. (2016). Прокрастинация как стратегия быстрой жизненной истории. Evol. Psychol. 14, 1–5. DOI: 10.1177 / 1474704916630314

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Чисхолм, Дж. С. (1999). Смерть, надежда и секс: шаги к эволюционной экологии разума и нравственности . Кембридж: Издательство Кембриджского университета.

    Google Scholar

    Чисхолм, Дж. С., Эллисон, П. Т., Эванс, Дж., Ли, П. К., Либерман, Л. С., Павлик, З. и др. (1993). Смерть, надежда и секс: теория истории жизни и разработка репродуктивных стратегий [и комментарии и ответы]. Curr. Антрополь. 34, 1–24. DOI: 10.2307 / 2743728

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Чисхолм, Дж. С., Куинливан, Дж. А., Петерсен, Р. В., и Коолл, Д. А. (2005). Ранний стресс определяет возраст начала менархе и первых родов, привязанность к взрослым и ожидаемую продолжительность жизни. Hum. Nat. 16, 233–265. DOI: 10.1007 / s12110-005-1009-0

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    де Бака, Т. К., Валь, Р. А., Барнетт, М. А., Фигередо, А. Дж., И Эллис, Б. Дж. (2016). Неблагоприятные условия, адаптивная калибровка и здоровье: на примере неблагополучных семей. Адапт. Гм. Behav. Physiol. 2, 93–115. DOI: 10.1007 / s40750-016-0042-z

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Дель Джудиче, М.(2014). Рамки эволюционной истории жизни для психопатологии. Psychol. Inq. 25, 261–300. DOI: 10.1080 / 1047840X.2014.884918

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Дель Джудиче, М., Гангестад, С. В., и Каплан, Х. С. (2015). «Теория истории жизни и эволюционная психология», в Справочник по эволюционной психологии . Vol. 1. Фонды, 2-е изд., Изд. Д. М. Басс (Нью-Йорк, Нью-Йорк: Wiley), 88–114.

    Google Scholar

    Эллис, Б.J. (2013). Гипоталамо-гипофизарно-гонадная ось: управляемая переключателем, чувствительная к состоянию система в регуляции стратегий жизненного цикла. Horm. Behav. 64, 215–225. DOI: 10.1016 / j.yhbeh.2013.02.012

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Фигередо А. Дж., Катбертсон А. М., Кауфман И. А., Вейл Е. и Гладден П. Р. (2012). Взаимодействие поведенческих диспозиций и когнитивных способностей: социосексуальная ориентация, эмоциональный интеллект, исполнительные функции и стратегия жизненного цикла. Temas Psicol. 20, 87–100.

    Google Scholar

    Фигередо, А. Дж., Де Бака, Т. К., и Вудли, М. А. (2013). Стратегия измерения истории человеческой жизни. чел. Индивидуальный. Dif. 55, 251–255. DOI: 10.1016 / j.paid.2012.04.033

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Фигередо, А. Дж., Васкес, Г., Брумбах, Б. Х., Сефчек, Дж. А., Кирснер, Б. Р. и Якобс, В. Дж. (2005). K-фактор: индивидуальные различия в стратегии жизненного цикла. чел. Индивидуальный. Dif. 39, 1349–1360. DOI: 10.1016 / j.paid.2005.06.009

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Фернхэм А., Ричардс С. К. и Полхус Д. Л. (2013). Темная триада личности: обзор за 10 лет. Soc. Личное. Psychol. Компас 7, 199–216. DOI: 10.1111 / spc3.12018

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Гладден, П. Р., Фигередо, А. Дж., Андрейзак, Д. Дж., Джонс, Д. Н., и Смит-Кастро, В. (2013). Репродуктивная стратегия и сексуальный конфликт: стратегия медленного жизненного цикла подавляет негативный андроцентризм. J. Methods Meas. Soc. Sci. 4, 48–71. DOI: 10.2458 / jmm.v4i1.17774

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Гладден, П. Р., Фигередо, А. Дж., И Джейкобс, В. Дж. (2009). Стратегия жизненного цикла, психопатические установки, личность и общий интеллект. чел. Индив. Diff. 46, 270–275. DOI: 10.1016 / j.paid.2008.10.010

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Грискявичюс, В., Акерман, Дж. А., Канту, С. М., Делтон, А. В., Робертсон, Т.Е., Симпсон, Дж. А. и др. (2013). Когда экономика дает сбой, люди тратят или откладывают? Реагирование на нехватку ресурсов зависит от детской среды. Psychol. Sci. 24, 197–205. DOI: 10.1177 / 0956797612451471

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Грискявичус В., Делтон А. В., Робертсон Т. Э. и Тайбур Дж. М. (2011). Экологические непредвиденные обстоятельства стратегий жизненного цикла: влияние смертности и СЭС на репродуктивное время. Дж.Чел. Soc. Psychol. 100, 241–254. DOI: 10.1037 / a0021082

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Хоукс, К. (2006). «Медленные истории жизни и эволюция человека», в The Evolution of Human Life History , ред. К. Хоукс и Р. Р. Пейн (Санта-Фе, Нью-Мексико: Школа американской исследовательской прессы), 95–126.

    Херст, Дж. Э., и Кавана, П. С. (2017). Стратегии жизненного анамнеза и психопатология: чем быстрее жизненные стратегии, тем больше симптомов психопатологии. Evol. Гм. Behav. 38, 1–8. DOI: 10.1016 / j.evolhumbehav.2016.06.001

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Джонасон, П. К., и Тост, Дж. (2010). Я просто не могу себя контролировать: Темная триада и самоконтроль. чел. Индивидуальный. Dif. 49, 611–615. DOI: 10.1016 / j.paid.2010.05.031

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Джонасон, П. К., Баумэн, Х. М., Картер, Г. Л., и Паркер, П. (2015). Дориан Грей без своего портрета: психологические, социальные и физические затраты на здоровье, связанные с Темной триадой. чел. Индивидуальный. Dif. 78, 5–13. DOI: 10.1016 / j.paid.2015.01.008

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Джонасон, П. К., Ичо, А., и Ирландия, К. (2016). Ресурсы, резкость и непредсказуемость: социально-экономические условия, связанные с чертами Темной триады. Evol. Психол . 14, 1–11. DOI: 10.1177 / 1474704915623699

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Джонасон, П. К., Кениг, Б. Л., и Тост, Дж. (2010). Жить быстрой жизнью. Hum. Nat. 21, 428–442. DOI: 10.1007 / s12110-010-9102-4

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Джонасон П. К., Ли Н. П. и Чарна А. З. (2013). Быстро и грязно: некоторые психосоциальные издержки, связанные с Темной триадой в трех странах. Evol. Psychol. 11. DOI: 10.1177 / 147470491301100116

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Джонасон, П. К., Лайонс, М., Бетелл, Э. (2014). Создание Дарта Вейдера: забота о родителях и детях и Темная триада. чел. Индивидуальный. Dif. 67, 30–34. DOI: 10.1016 / j.paid.2013.10.006

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Джонасон П. К., Вебстер Г. Д., Шмитт Д. П., Ли Н. П. и Крайсел Л. (2012). Антигерой в массовой культуре: теория истории жизни и черты личности темной триады. Rev. Gen. Psychol. 16, 192. DOI: 10.1037 / a0027914

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Джонасон, П. К., Зейглер-Хилл, В., и Балдаччино, Дж.(2017). До и после: патология личности, условия детства и результаты жизненного опыта. чел. Индивидуальный. Dif. 116, 38–43. DOI: 10.1016 / j.paid.2017.04.027

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Джонс, Д. Н., Полхус, Д. Л. (2011). Роль импульсивности в Темной триаде личности. чел. Индивидуальный. Dif. 51, 679–682. DOI: 10.1016 / j.paid.2011.04.011

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Каплан, Х. С., и Гангестад, С.W. (2005). «Теория истории жизни и эволюционная психология», в Справочник по эволюционной психологии , изд Д. М. Басс (Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: Wiley), 68–95.

    Google Scholar

    Кеннис, М., Радемейкер, А. Р., и Гейз, Э. (2013). Нейронные корреляты личности: интегративный обзор. Neurosci. Biobehav. Ред. 37, 73–95. DOI: 10.1016 / j.neubiorev.2012.10.012

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Краус, К., Томсон, Д.Л., Кункеле, Дж., И Триллмич, Ф. (2005). Жить медленно и умирать молодым? Стратегия жизненного цикла и возрастные коэффициенты выживаемости у преждевременных мелких млекопитающих. J. Anim. Ecol. 74, 171–180. DOI: 10.1111 / j.1365-2656.2004.00910.x

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Ланг, А., Абель, Л. (2018). Взаимосвязь межродительского функционирования и подросткового уровня макиавеллизма: многоплановый подход. чел. Индивидуальный. Dif. 120, 213–221.DOI: 10.1016 / j.paid.2017.08.043

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Ланг, А., и Биркас, Б. (2014). Макиавеллизм и восприятие функционирования семьи в подростковом возрасте. чел. Индивидуальный. Dif. 63, 69–74. DOI: 10.1016 / j.paid.2014.01.065

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Ланг, А., и Биркас, Б. (2015). Макиавеллизм и родительская привязанность в подростковом возрасте: влияние отношений с однополыми родителями. SAGE Открыть 5, 1–7.DOI: 10.1177 / 2158244015571639

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Ланг, А., Ленард, К. (2015). Связь между воспоминаниями о жестоком психологическом обращении в детстве и макиавеллизмом. чел. Индивидуальный. Dif. 77, 81–85. DOI: 10.1016 / j.paid.2014.12.054

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Маркон К. Э., Крюгер Р. Ф. и Уотсон Д. (2005). Определение структуры нормальной и ненормальной личности: интегративный иерархический подход. J. Pers. Soc. Psychol. 88, 139–157. DOI: 10.1037 / 0022-3514.88.1.139

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Макдональд М. М., Доннеллан М. Б. и Наваррете К. Д. (2012). Жизненный подход к пониманию Темной триады. чел. Индивидуальный. Dif. 52, 601–605. DOI: 10.1016 / j.paid.2011.12.003

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Макфарлейн, А., Кларк, К. Р., Брайант, Р. А., Уильямс, Л. М., Ниаура, Р., Пол, Р. Х. и др. (2005). Влияние стресса в раннем возрасте на психофизиологические, личностные и поведенческие показатели у 740 доклинических субъектов. J. Integr. Neurosci. 4, 27–40. DOI: 10.1142 / S0219635205000689

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Muris, P., Merckelbach, H., Otgaar, H., and Meijer, E. (2017). Злобная сторона человеческой натуры: метаанализ и критический обзор литературы о Темной триаде (нарциссизм, макиавеллизм и психопатия). Перспектива. Psychol. Sci. 12, 183–204. DOI: 10.1177 / 1745691616666070

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Крапива, Д. (2010). Умереть молодым и жить быстро: различия в истории жизни в английских кварталах. Behav. Ecol. 21, 387–395. DOI: 10.1093 / beheco / arp202

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Нг, Х. К., Чунг, Р. Ю. Х. и Там, К. П. (2014). Разоблачение связи между нарциссизмом и психологическим здоровьем: новые доказательства гибкости преодоления трудностей. чел. Индивидуальный. Dif. 70, 7–10. DOI: 10.1016 / j.paid.2014.06.006

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Нозер, А. Э., Цейглер-Хилл, В., Бессер, А. (2014). Стресс и аффективные переживания: важность темных черт личности. J. Res. Чел. 53, 158–164. DOI: 10.1016 / j.jrp.2014.10.007

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Огл, К. М., Рубин, Д. К., Сиглер, И. С. (2015). Связь между небезопасной привязанностью и посттравматическим стрессом: травмы ранней жизни и взрослые. Psychol. Травма 7, 324. doi: 10.1037 / tra0000015

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Полхус, Д. Л., и Уильямс, К. М. (2002). Темная триада личности: нарциссизм, макиавеллизм и психопатия. J. Res. Чел. 36, 556–563. DOI: 10.1016 / S0092-6566 (02) 00505-6

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Pfattheicher, S. (2016). Тестостерон, кортизол и Темная триада: нарциссизм (но не макиавеллизм или психопатия) положительно связан с базальным тестостероном и кортизолом. чел. Индивидуальный. Dif. 97, 115–119. DOI: 10.1016 / j.paid.2016.03.015

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Ричардсон, Э. Н., Боаг, С. (2016). Наступательная защита: разум под маской черт темной триады. чел. Индивидуальный. Dif. 92, 148–152. DOI: 10.1016 / j.paid.2015.12.039

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Раштон, Дж. П. (1985). Дифференциальная теория K и расовые различия в E и N. Pers. Индивидуальный.Dif. 6, 769–770. DOI: 10.1016 / 0191-8869 (85)

    -1

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Симпсон, Дж. А., Грискявичюс, В., и Ким, Дж. С. (2011). «Эволюция, теория истории жизни и личность», в Справочник по межличностной психологии: теория, исследования, оценка и терапевтические вмешательства , ред. Л. М. Хоровиц и С. Страк (Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: Wiley), 75–89.

    Google Scholar

    Визе, К. Э., Линам, Д. Р., Коллисон, К. Л., и Миллер, Дж.Д. (2016). Различия между компонентами темной триады: метааналитическое исследование. чел. Disord. DOI: 10.1037 / per0000222. [Epub перед печатью].

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Уайт, А. Э., Ли, Ю. Дж., Грискявичюс, В., Нойберг, С. Л., и Кенрик, Д. Т. (2013). Сложить все яйца в одну корзину: жизненные стратегии, хеджирование ставок и диверсификация. Psychol. Sci. 24, 715–722. DOI: 10.1177 / 0956797612461919

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Уилсон, М.и Дейли М. (1997). Ожидаемая продолжительность жизни, экономическое неравенство, убийства и время воспроизводства в окрестностях Чикаго. BMJ Br. Med. J. 314, 1271. DOI: 10.1136 / bmj.314.7089.1271

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Янг, Э. С., Симпсон, Дж. А., Грискявичюс, В., Хелсниц, К. О., и Флек, К. (2017). Привязанность в детстве и взрослая личность: взгляд на историю жизни. Идентификационный номер. 17, 1–17. DOI: 10.1080 / 15298868.2017.1353540

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Индивидуальный набор для жизни к 1-му классу, исследование предполагает

    Согласно новому исследованию, наши личности остаются практически неизменными на протяжении всей нашей жизни, с раннего детства до того, как мы перебрались через холм.

    Результаты показывают, что личностные черты, наблюдаемые у детей в первом классе, являются сильным предиктором поведения взрослых.

    «Мы остаемся узнаваемо одними и теми же людьми», — сказал автор исследования Кристофер Нэйв, докторант Калифорнийского университета в Риверсайде.«Это говорит о важности понимания личности, потому что она сопровождает нас, куда бы мы ни пошли, через время и контекст».

    Исследование будет опубликовано в следующем номере журнала Social Psychological and Personality Science.

    Отслеживание личностей

    Используя данные исследования 1960-х годов примерно 2400 этнически разнородных школьников (1-6 классы) на Гавайях, исследователи сравнили личностные оценки учителей учеников с записанными на видео интервью 144 из этих людей 40 лет спустя.

    Они исследовали четыре личностных свойства — разговорчивость (так называемая беглость речи), адаптивность (хорошо справляться с новыми ситуациями), импульсивность и самоуменьшение поведения (по сути, скромность до минимума).

    Среди результатов:

    Разговорчивые молодые люди, как правило, проявляли интерес к интеллектуальным вопросам, бегло разговаривали, пытались контролировать ситуации и демонстрировали высокий уровень интеллекта во взрослом возрасте. Дети, у которых была низкая беглость речи, наблюдались, когда взрослые обращались за советом, сдались, сталкиваясь с препятствиями, и демонстрировали неловкий стиль межличностного общения.

    Дети, оцененные как хорошо адаптирующиеся, как и взрослые среднего возраста, склонны к веселому поведению, беглой речи и интересу к интеллектуальным вопросам. Те, у кого в детстве была низкая адаптивность, как взрослые, говорили о себе негативно, обращались за советом и демонстрировали неловкий стиль межличностного общения.

    Учащиеся, отнесенные к категории импульсивных, были склонны громко говорить, проявлять широкий круг интересов и быть разговорчивыми, как взрослые. Менее импульсивные дети, как правило, были пугливыми или робкими, держали других на расстоянии и выражали незащищенность во взрослом возрасте.

    Дети, охарактеризованные как самоуменьшение, склонны выражать вину, искать утешения, говорить о себе негативные вещи и выражать незащищенность во взрослом возрасте. Те, кто получил низкую оценку по шкале самооценки, как правило, громко говорили, проявляли интерес к интеллектуальным вопросам и проявляли снисходительное поведение во взрослом возрасте.

    Изменение личности

    Предыдущее исследование показало, что, хотя наша личность может измениться, это нелегкое дело.

    Личность — это «часть нас, часть нашей биологии», — сказал Нейв.«Жизненные события по-прежнему влияют на наше поведение, но мы также должны признать силу личности в понимании будущего поведения».

    Будущие исследования «помогут нам понять, как личность связана с поведением, а также изучить степень, в которой мы можем изменить нашу личность», — сказал Нейв.

    Когда впервые появляется личность ребенка?

    Еще в младенчестве мы приписываем детям определенные черты характера. Мы можем сказать: «он счастливый ребенок», «она легкомысленный» или сказать, что ребенок «упрямый».»Но хотя эти характеристики могут указывать на то, что должно произойти, личность вашего ребенка по-настоящему начинает формироваться лишь позже.

    У родителей есть веские причины хотеть знать, какой будет личность их ребенка. Воспитание интроверта может включать в себя другие наборы навыков и техник, чем воспитание экстраверта, и дети с разными личностными качествами будут лучше реагировать на разные мотивации и стратегии дисциплины.

    Эти черты личности начинают проявляться в начальной школе.Вот как вы можете определить, когда проявляется личность вашего ребенка, и что эта личность может означать.

    Темперамент не свойственен вашему ребенку

    Есть намёки на личность ребенка с самого раннего возраста. Например, некоторые младенцы жаждут распорядка, а другие предпочитают большую гибкость. Психологи называют эти первые признаки «темпераментом».

    Темперамент врожденный. Другими словами, младенцы от природы обладают определенным темпераментом, но темперамент не является их «личностью».»

    Личность — это сумма эмоциональных, установочных и поведенческих реакций человека. В прямом смысле слова он проявляется только по мере приближения подросткового возраста.

    По словам психолога Дэна Макадамса, личность человека можно охарактеризовать, наблюдая за его конкретными личностными чертами на протяжении многих лет.

    Эти черты не проявляются четко и последовательно до подросткового возраста. До этого вы можете рассматривать поведение детей как реакцию на окружающих их людей, тогда как поведенческие реакции возникают в возрасте от 11 до 12 лет.

    Большая пятерка личностных качеств

    Как и темперамент, разные исследователи по-разному охарактеризовали черты личности.

    Возможно, одна из самых известных теорий личности фокусируется на пяти ключевых чертах личности. Это:

    • Добросовестность: Это относится к тому, кто склонен приходить вовремя или раньше на встречи, очень ответственен и работает над достижением долгосрочных целей при минимальном контроле или без него.
    • Приятный: Также называемый просоциальным, человек, который соглашается, обычно имеет позитивное социальное взаимодействие, приятен в общении, работает, чтобы помочь другим, и хорошо сотрудничает в групповых ситуациях. Также он часто и охотно проявляет привязанность.
    • Открытость опыту: Человек с высокой открытостью опыту творческий, гибкий, любопытный и предприимчивый. Ему нравится, когда его разум и чувства стимулируются, например, просмотром произведений искусства, прослушиванием новой музыки, дегустацией экзотических блюд и чтением литературы и стихов.Открытый человек любит разнообразие в повседневной жизни и жаждет новизны.
    • Невротизм: Человек, который имеет тенденцию регулярно испытывать негативные эмоциональные состояния, такие как тревога, гнев, вина и депрессия. Люди с высоким уровнем невротизма чаще, чем в среднем, плохо реагируют на стресс и интерпретируют ситуации как угрожающие или безнадежно трудные.
    • Экстраверсия: Экстраверт — это человек, который получает энергию от того, что находится рядом с другими людьми.Это противоположность интроверту, который получает энергию от одиночества.

    Личность вашего ребенка кристаллизуется в подростковом возрасте

    Эти пять черт сначала кристаллизуются у детей в подростковом возрасте, и в результате комбинация этих черт в конечном итоге формирует личность вашего ребенка.

    В частности, исследователи начинают находить различия от одного ребенка к другому по каждой из этих так называемых черт Большой пятерки в подростковом возрасте. Они также находят общие тенденции в уровнях черт «большой пятерки», присущие всем подросткам.Например, добросовестность возрастает в подростковом возрасте.

    Сочетание легко наблюдаемых индивидуальных различий в сочетании с общими общими тенденциями указывает на то, что черты характера — и, следовательно, «детская личность» — наиболее полно проявляются в дошкольном возрасте.

    Когда личность проявляется, она практически не меняется: исследование 2010 года показало, что черты личности, впервые обнаруженные учителями начальной школы, могут предсказать поведение взрослых.

    В этом исследовании, проведенном исследователями из Калифорнийского университета в Риверсайде, Исследовательского института Орегона и Университета Орегона, использовались оценки личности учителей начальной школы в этнически разнородной группе детей на Гавайях еще в 1960-х годах, сравнивая эти оценки личности с записанными на видео. интервью 144 из этих людей 40 лет спустя.Исследователи обнаружили, что черты, отмеченные учителями, все еще сохранялись четыре десятилетия спустя и что эти черты предсказывали реакцию на социальные ситуации.

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *