Интроспекция и самонаблюдение: Интроспекция — Психологос

Содержание

Интроспекция — Психологос

Интроспекция (от лат. — смотрю внутрь) — метод психологического исследования, который заключается в наблюдении собственных психических процессов без использования каких-либо инструментов или эталонов.

Интроспекция — метод углубленного исследования и познания человеком актов собственной активности: отдельных мыслей, образов, чувств, переживаний, актов мышления как деятельности разума, структурирующего сознание.

История метода

В качестве особого метода интроспекция была обоснована в работах Рене Декарта, который указывал о непосредственном характере познания собственной душевной жизни. Джон Локк разделил человеческий опыт на внутренний, касающийся деятельности нашего разума, и внешний, ориентированный на внешний мир.

После того, как Вильгельм Вундт соединил метод интроспекции с лабораторными и аппаратными методиками, интроспекция стала главным методом исследования психических состояний и содержания сознания человека в зарождающейся экспериментальной психологии конца XIX века. Однако в начале ХХ века, в связи с изменением и расширением объекта и предмета психологии, появлением новых направлений в психологии интроспекцию объявили методом идеалистическим, субъективным и ненаучным.

Тем не менее, интроспекция всегда присутствовала в исследованиях психологов в форме самонаблюдения, рефлексивного анализа и других приемов изучения внутренней духовной жизни человека.

Варианты метода

  • аналитическая интроспекция
  • систематическая интроспекция
  • феноменологическое самонаблюдение
  • интроспективная психология

Аналитическая интроспекция разработана в школе Э. Титченера. Характеризуется стремлением полного расчленения чувственного образа на составные „элементы“, не редуцирующиеся к параметрам раздражителя.

Систематическая интроспекция разработана в Вюрцбургской школе. Характеризуется ориентацией на отслеживание основных стадий процесса мышления на основе ретроспективного отчета.

Феноменологическая интроспекция разработана в гештальтпсихологии. Характеризуется ориентацией на описание психических феноменов в их непосредственности и целостности „наивным испытуемым“. Этот метод, находящий свои истоки в методе „внутреннего восприятия“, разработанном Ф. Брентано, продуктивно применялся в описательной психологии В. Дильтея, а затем в рамках гуманистической психологии.

Плюс метода в том, что никто не знает человека лучше, чем он сам. В этой связи, интроспекция связана с рефлексией. Никто другой не может залезть к нему в душу и вывернуть ее наизнанку. Однако, главным недостатком метода интроспекции является его необъективность, субъективизм.

к онтологии и методологии рефлексивной психологии индивидуальности – тема научной статьи по психологическим наукам читайте бесплатно текст научно-исследовательской работы в электронной библиотеке КиберЛенинка

ВЕСТН. МОСК. УН-ТА. СЕР. 14. ПСИХОЛОГИЯ. 2015. № 3

И. Н. Семенов

РЕФЛЕКСИВНОСТЬ САМОНАБЛЮДЕНИЯ И ПЕРСОНОЛОГИЯ ИНТРОСПЕКЦИИ: К ОНТОЛОГИИ

и методологии рефлексивной психологии индивидуальности

В первой части статьи анализируются историко-научные, этимологические и методологические проблемы психолого-персонологического изучения рефлексивности самовосприятия и самонаблюдения (интроспекции) человеком собственного Я как целостной индивидуальности и социальной личности. Рассматривается оппозиция внешней, социальнопредметной детерминации психической деятельности человека и его внутренней, рефлексивно-смысловой жизни, источником которой является самодеятельное индивидуальное Я. С этих позиций эксплицируется логика развития психологии восприятия: от изучения перцепции объектности через интроспекцию субъектности к рефлексии саморазвивающегося Я. Предлагается рефлексивная онтология психологической реальности внутренней жизни, где инкорпорированы такие ее компоненты, как самоактуализация, самовосприятие, самопознание, самопонимание, самосознание, самоопределение, самореализация индивидуальности Я. В контексте рефлексивной психологии, акмеологии, персонологии рассматривается рефлексивная сущность интроспекции в проблемно-конфликтных ситуациях саморазвития индивидуальности в сфере художественного и научного творчества.

Во второй части статьи предложенные теоретические положения реализуются на эмпирическом материале рефлексивно-психологического анализа интроспективного саморазвития жизнетворчества выдающегося писателя и мыслителя М.М. Зощенко. В течение сознательной жизни он рефлексировал ее перипетии и корректировал смысловое поле своего самосознания, что выражалось в интроспективном развитии стилей его художественного творчества и социального поведения. В заключение характеризуется роль рефлексивного диалога как интроспективного средства активизации самовосприятия и саморазвития индивидуальности.

Ключевые слова: психология, методология, онтология, персонология, акмеология, личность, поведение, деятельность, сознание, интроспекция, рефлексия, познание, восприятие, самовосприятие, самонаблюдение, смысл, понимание, саморазвитие, Я-концепция, индивидуальность, субъ-ектность, жизнетворчество.

Семенов Игорь Никитович — академик РАЕ, директор Института рефлексивной психологии творчества и гуманизации образования, докт. психол. наук, профессор НИУ ВШЭ. E-mail: [email protected]

22

Введение: актуальность проблемы интроспекции

в контексте рефлексивной психологии

Традиционно в экспериментальной психологии ХХ в. интроспекция рассматривается в основном гносеологически — как один из дополнительных методов познания психики. При этом самонаблюдение обычно трактуется как интроспективный аккомпанемент психических явлений, который включается либо непосредственно установкой или вниманием в ходе когнитивных, эмоциональных и личностных процессов, либо опосредованно — в виде самоотчета после их осуществления в том или ином опыте. Поскольку самоотчет есть не что иное, как явная форма рефлексии в виде осознания феноменологии свершившегося психического процесса, то лежащая в основе этого интроспекция феноменологически приобретает реальный онтологический статус. В историко-философском аспекте это соответствует исходной дифференциации внутреннего и внешнего планов психики. Эта дифференциация была введена еще в конце XVII в. Дж. Локком в виде различения интроспекции (рефлексии человеком своих душевных процессов) и перцепции (восприятия им окружающей среды). В связи с интенсивным развитием на рубеже ХХ—ХХ! вв. экзистенциальногуманитарной психологии актуальным становится изучение именно «внутренней жизни» человека, ведущей онтологемой которой выступает рефлексивно-смысловой план человеческого Я как субъективный источник психического поведения и деятельности, опосредованный мотивацией, производной от социальных контекстов существования. Рассмотрим возникающие методологические проблемы психологического изучения соотношения интроспекции и рефлексии и их онтологического статуса в современной психологии внутренней жизни человека.

1. предметная детерминация психической деятельности и проблема опосредованности ее развития интроспекцией

С начала ХХ в. в человекознании нарастал интерес к внутренней жизни (Косман, 1917) и рефлексивно-смысловой сфере психики (Семенов, 2014): от философии жизни (Г. Риккерт), феноменологии до понимающей психологии (В. Дильтей) и изучения самонаблюдения и рефлексии (А. Буземан, Д. Дьюи). Однако после Первой мировой войны, приведшей к бихевиористской революции в западной психологи и к революции реактологической — в советской, доминирующим стал интерес к внешней детерминации поведения и к его рефлекторным механизмам. К онтологеме внутренней жизни вновь обратились на рубеже XX и XXI вв. (Полани, 1985; Семенов, 1970; Чудновскиий, 1995; Шадриков, 2006; и др. ).

23

В советское время ведущей онтологемой научного изучения психологической реальности был принцип тождества внутреннего плана деятельности ее внешнему строению. Этот важнейший для школы Л.С. Выготского (А.В. Запорожец, А.Н. Леонтьев, А.Р. Лу-рия, Д.Б. Эльконин) постулат наиболее рельефно и конструктивно проявился в теории П.Я. Гальперина о планомерном формировании умственных действий и понятий посредством организации их усвоения — от этапа манипулирования вещами через этапы оперирования ими в материализованной и в громкоречевой форме до их выполнения в плане внутренней речи. В процессе такого поэтапного формирования в заданных условиях и с заданными показателями психическое действие становится умственным (Гальперин, 1966), приобретая контролируемые качества сокращенного, обобщенного, автоматизированного и уходящего таким образом в «чистую мысль». Тем самым в теоретическом и технологическом аспектах П. Я. Гальперин дал свое конструктивное решение важной для И. Канта проблемы онтогенеза «чистого разума».

В эффективности подхода П.Я. Гальперина мы убедились на личном опыте разработки приемов решения творческих задач (Семенов, 2012а), а также при формировании элементов медицинского знания и способов решения проблемно-врачебных задач в инновационном процессе модернизации высшего профессионального образования (Семенов, 2013, c. 148—156). До нас многие последователи П.Я. Гальперина (в особенности его ученики В.В. Давыдов и Н.Ф. Талызина) реализовали в прикладном плане его общепсихологическую концепцию в серии психолого-педагогических исследований, в частности, при формировании таких умственных действий или компонентов теоретического мышления, как анализ, моделирование, планирование, рефлексия (Развитие…, 1995). В трудах А.З. Зака (1984) — ведущего в школе В.В. Давыдова специалиста по рефлексии — рефлексия рассматривалась лишь в интеллектуальном аспекте как компонент теоретического мышления, что соответствует рационалистической философской традиции немецкой классической философии и ее развитию в трудах крупного неомарксиста Э. В. Ильенкова.

Однако наши экспериментальные исследования показали, что рефлексия неоднородна и продуктивность творческого мышления определяется не только интеллектуальной рефлексией, но и ее взаимодействием с личностной рефлексией. В онтологическом плане эта дифференциация интеллектуальной и личностной рефлексии означала ограниченность ее рационалистической трактовки как однородного и сугубо интеллектуального процесса. Отсюда возникла проблема многообразия видов рефлексии, поиск решения

24

которой потребовал обращения к философским истокам психологической проблематики рефлексивности психики.

В связи с этим для историко-научного обоснования рефлексивной психологии мышления (Семенов, 1990) нам пришлось в ее анализе отойти на полтора века в глубь истории философии и перейти от рационализма И. Канта и панлогизма Г. Гегеля как онтологического базиса сугубо интеллектуалистической трактовки рефлексии ведущими специалистами по ее изучению (Н.Г. Алексеев, В.В. Давыдов, А.З. Зак, В.А. Лефевр, В.И. Слободчиков, Г.П. Щедровицкий) к эмпиризму Дж. Локка. Ратуя за гносеологию интроспекции как метода познания психики, Локк ввел в психологию философское понятие рефлексии, но при изучении не мышления, а восприятия.

Однако при этом все познавательные процессы (ощущение, восприятие, внимание, память, мышление, воображение) характеризовались в классической психологии через анализ их содержания, производного от отражаемого психикой внешнего мира. Как известно, к Дж. Локку восходит не только онтологизация самонаблюдения в виде рефлексии (как наблюдения душой за своими собственными состояниями), но и ее методологизация (в качестве важного метода самопознания). Однако именно учение Локка о первичных и вторичных качествах стало одним из главных источников трехвекового концептуального «овнешнивания» психологии (и соответственно редуцирования ее «овнутривания» до одного лишь отражения внешнего мира), доминировавшего в большинстве ее направлений: от ассоцианизма и бихевиоризма через гештальтизм и пиажизм вплоть до зарубежного когнитивизма (Ж. Пиаже, У Найссер, К. Эстес и др.) и советских теорий деятельности (В.Я. Басов, С.Л. Рубинштейн, А.Н. Леонтьев, П.Я. Гальперин, В.В. Давыдов). Лишь в начале ХХ в. основанная О. Кюльпе Вюрцбургская школа (см.: Семенов, 1973) попыталась «овнутрить» психологию и, отталкиваясь от изучения экспериментально открытого в ней феномена «безобразности» мышления, постулировала наличие в нем таких по сути рефлексивных регуляторов, как «смысловые отношения», «установки сознания» и т.п. При этом была осуществлена процедура «объективации» интроспекции посредством «категоризации» метода самонаблюдения как источника самопознания (говоря словами О. Кюльпе, «монархически устроенного Я»). Различные формы самонаблюдения подробно анализировались психологами в начале ХХ в. (Кравков, 1922). Подобная онтологическая связь самонаблюдения с Я в гносеологических актах его самопознания предвосхищает гуманитарно-экзистенциальную психологию. С нашей точки зрения (Семенов, 2009), ее предметом должно стать рефлексивное постижение эманации индивидуального Я в окружающий мир по-

25

средством познания человеком себя (своей субъектности) в мире и мира (т. е. объектности бытия) в себе, в своем сознании.

Если естественно-научно ориентированная когнитивная психология (Алексеев и др., 1979) интересовалась объектным миром и его представленностью в сознании посредством психического отражения окружающей действительности, то гуманитарно ориентированная психология должна стремиться постигнуть внутренний мир субъекта, в сознании которого презентировано как самосознание его Я, так и субъектно окрашенное, рефлексивно осмысленное, действенно реализованное деятельностное отношение Я к преобразуемому им бытию. Рассмотренная переакцентировка предмета психологии с его естественно-научной трактовки на гуманитарную ведет и к переоценке роли интроспекции в психологическом познании — из частного метода она становится методом общепсихологическим и базовым. При этом происходит методологическая трансформация интроспекции: из эмпирического самонаблюдения за потоком сознания она превращается в онтологическую реальность психологического существования личности в виде рефлексии экзистенциально значимых событий и переживаний. Тем самым обеспечивается их смысловая соотнесенность с «Я-концепцией» человека и продуктивная перестройка как его внутренне устремленного самопонимания и самосознания на основе экзистенциального бытия, так и внешне целеустремленного поведения и деятельности на основе адекватной ориентировки психического отражения окружающего мира.

Этимологически интроспекция означает «внутреннее восприятие» или, образно говоря, «внутреннее видение». В онтологическом плане важно выяснить жизненные функции интроспекции. Если она означает «заглядывание внутрь» («погружение в себя», «обращение к своему Я»), то возникает вопрос: зачем это необходимо человеку? Напрашивается экзистенциальный ответ: затем, чтобы обратиться к целостному образу собственного Я (как к своему самому доступному жизненному ресурсу) и извлечь внутреннюю смысловую опору в себе в различных внешних сложных жизненных обстоятельствах, таких, как неопределенность, противоречивость, стресс, конфликт, кризис, ответственный выбор, принятие решения, риск творчества и т. п. Результатом подобного обращения должно быть развитие своего Я-образа: от осознания актуализировавшейся в этих обстоятельствах Я-позиции через коррекцию Я-образа до его смысловой перестройки и изменения самоотношения к содержанию и персонажам.

Важно подчеркнуть рефлексивный характер этих актов интроспекции и саморазвития. Ибо рефлексия обычно трактуется как «взгляд назад» для реконструкции прошлого, осознание его

26

существенных моментов путем размышления для понимания происходящего. В современной философии и психологии постоянно подчеркивается связь рефлексии с целеполаганием и смыслообразованием личности. С нашей точки зрения, рефлексия есть не что иное, как смысловое обращение к свершившемуся и содеянному в контексте предстоящего (Семенов, 2009) для понимания человеком ситуации и себя в ней, для смыслового извлечения из этого уроков в целях перестройки поведения и деятельности, а также для проектирования своего будущего. В этом заключается продуктивность экзистенциальной рефлексии как смыслового бытия человека. Рефлексия обеспечивает «рефлексивный выход» (Г.П. Щедровицкий) человека из «поглощенности жизнедеятельностью» (Рубинштейн, 1986). Это обеспечение осуществляется в результате постоянной работы рефлексии как с индивидуальными смыслами человеческого Я, так и с ценностями культуры. Продуктивность рефлексии состоит в актуализации, порождении, перестройке и развитии смыслов как регуляторов поведения и деятельности, сознания и мышления, эмоций и переживаний, чувств и волевых актов.

Необходимость рефлексии возникает в проблемно-конфликтных ситуациях разрыва в ценностно-смысловом поле сознания Я. Поскольку при этом обнаруживается исчерпанность или несостоятельность актуальных смыслов, то требуется не только их коррекция, но и перестройка или даже генерация новых смыслов путем замыкания презентирующих их элементов сознания человека на более высокие (т. е. значимые, перспективные, масштабные) экзистенциальные ценности — прогресс науки, развитие культуры, эволюция жизни, бытие космоса, эманация духа, промысел Бога.

В современной философии проблематике смысла придается большое значение (Семенов, 2014а, б). В рефлексивнопсихологическом аспекте смысл трактуется нами как рефлексивное достраивание Я до целостности своего существования в окружающем мире путем актуальной или потенциальной интеграции Я в систему социокультурных и индивидуально-экзистенциальных ценностей бытия в обществе. Именно в процессе этой интеграции человека в социум возникает производная от потребностей его Я мотивация как канал настройки активности смыслового поля Я на самореализацию посредством поведения и деятельности в мире.

Социокультурным фоном для этой самореализации является адаптация человека к социуму и функционирование в нем личности посредством социализации как процесса усвоения норм социальной жизнедеятельности и следования им на основе ее конвенциональнообщественной (вспомним «общественный договор» Ж. -Ж. Руссо) нормировки и этико-правового (по Г. Гегелю) регулирования. В конкретно-исторических условиях подобной системодеятельност-

27

ной нормировки (она обстоятельно изучена в системодеятельностной методологии; см.: Щедровицкий, 1996; Семенов, 2014б), образующей социокультурные контексты внешнего бытия человека, внутренней доминантой его развития является, c нашей точки зрения, эманация активности Я в процессе жизнедеятельности. Эта эманация Я осуществляется в широком биосоциальном и культурно-духовном диапазоне: от изначального для организма физического и биологического роста через его физиологическое и психофизиологическое развитие к нормативно-деятельностной адаптации к социуму и функционально-ролевой интеграции в социальные системы. Эти системы образуют социокультурный контекст, в пространстве которого происходят профессиональнодеятельностная самореализация Я, его рефлексивно-личностное саморазвитие как уникальной индивидуальности (Семенов, 2009) и экзистенциально-духовное самоосуществление как микрокосма бытия, включенного природно в поток жизни и рефлексивно в творческую эволюцию духа.

С этих позиций способы социализации человека, определяя социально нормированные деятельностью содержания его сознания, служат лишь условиями развития личности, а ее индивидуализация является продуктом рефлексивно-экзистенциального саморазвития Я, инициируемого эманацией его активности и опосредуемого самонаблюдением (Кравков, 1922) в актах самоощущения, самовосприятия, самопознания, самоактуализации, cамодеятельности (Рубинштейн, 1986), самосознания, самореализации (Ковшуро, Семенов, 2005), самоопределения (Савенкова, Семенов, 2005).

2. Логика развития психологии восприятия: от перцепции объектности через интроспекцию субъектности к рефлексии Я

Парадоксальность психологической проблемы рефлексивности самовосприятия состоит в том, что изначально восприятие (отражение, перцепция) и рефлексия (самовосприятие, самонаблюдение) являли собой две стороны одной медали, а именно созерцание (восприятие) как внешнего, так и внутреннего мира человека. Отмечающаяся в современной психологии важность роли рефлексии в продуктивности восприятия (А.И. Миракян…, 2010; Гусев, 2007; Зинченко, 2010; и др.) создает предпосылки для конструктивного изучения их взаимодействия при самовосприятии индивидуальности Я человека.

Фундаментальность классической психологии (в том числе в изучении восприятия и рефлексии) определяется ее изначальной связью не только с естествознанием, но и с философией, онтологи-

28

ческое и методологическое влияние которой ныне порой утрачивается и редко дотягивает до гносеологической завершенности в виде философски значимых теоретических обобщений. Проведенный нами методологический анализ эксплицирует общую логику развития психологии восприятия и ее связи с изучением рефлексии. Так, в классической российской психологии восприятия начала ХХ в. учитывалось разделение «познания на форму и материю, которое мы находим у Канта: именно все, что дается нам ощущением, есть материя; все, что в познании не есть материя, есть форма, привносимая нашим сознанием к ощущению» (Челпанов, 2011, с. 64). При этом отмечалось, что еще Гербарт «поставил в зависимость порядок воспроизведения представлений от способа их воздействия на сознание» (там же, с. 77), а «Фолькельт считает доказанным только то, что мы в себе воспринимаем непосредственно, путем чистого самонаблюдения» (там же, с. 122). Тем самым в классической психологии восприятия Х1Х в. все еще учитывалась его гносеологическая связь с рефлексией. Она была утрачена в ХХ в., но в ХХ! в. ее все же следует учитывать ввиду сложности изучения феноменологии самовосприятия. Для исследования этой феноменологии явно недостаточно одного лишь классического различения физиологической автохтонности и поведенческой стимульности восприятия как сенсорно-познавательного процесса.

Поскольку отмеченная Кантом «привносимость формы» во многом обеспечивается рефлексией как активностью сознания (Семенов, 2012а), то важной методологической проблемой является изучение взаимодействия ощущения, восприятия и рефлексии (сознания) как соответственно элементарных, базовых и производных, интегративных познавательных процессов. Онтогенетическое развитие (опосредованное природно-эволюционной и культурно-исторической детерминацией) этих процессов приводит к их системной перестройке и интеграции в структуру целостного самосознания личности как индивидуального Я. Поэтому актуальным становится философско-психологическое изучение фундаментальной проблемы взаимосвязи самовосприятия и рефлексии, поскольку эта связь во многом определяет индивидуальность и целостность Я человека.

Предпосылки для постановки этой проблемы имеются как в психологии рефлексии, восходящей к различению Дж. Локка внешней перцепции и внутреннего восприятия посредством самонаблюдения (т.е. собственно рефлексии), так и в логике развития самой психологии восприятия, восходящей к гносеологически-онтологической трактовке И. Кантом трансцендентальности пространства и времени как форм созерцания чистого разума. Здесь важно подчеркнуть методологическую необходимость общепсихо-

29

логического подхода к изучению восприятия с учетом достижений психологии внимания, мышления и сознания (напомним, что активностью сознания является рефлексия).

Классическая психология трактует восприятие как психическое отражение целостности объектов окружающей среды посредством познавательных процессов, использующих в основном данные зрения. В психологии познание восприятия внешнего мира объектов преобладает над изучением восприятия человеком себя и своего внутреннего мира. Так, в экспериментальной психологии восприятия доминирует исследование перцепции внешних объектов и изучение психологических механизмов построения образа окружающего субъекта предметного мира, что важно для адекватной ориентировки и эффективного поведения в нем.

Однако в истории философско-психологической мысли Нового времени познание внешнего и внутреннего восприятия первоначально считалось равновеликими по значимости гносеологическими проблемами постижения бытия посредством сознания его целостности во всей многогранности. Онтологическим основанием для постановки этой проблемы явилось категориальное различение в XVII в. Дж. Локком внешней и внутренней перцепции как разнонаправленных процессов восприятия, ориентированных на постижение внешнего мира объектов и внутреннего мира сознания, т.е. самовосприятия человеком самого себя посредством рефлексии как интроспекции или самонаблюдения Я. При этом рефлексия трактовалась как самонаблюдение душой человека своих собственных состояний. В развитие этого философского подхода позднее в начале ХХ в. было обосновано различие между объяснительной, естественно-научной психологией, исследующей экспериментально «внешнее» в психике, и описательной, культурно-гуманитарной психологией, призванной обеспечить понимание феноменологии «внутреннего» в человеке (Дильтей, 1924). Взаимодействие внутреннего и внешнего в психике изучалось в различных научных школах (Чудновский, 1995). Так, полемизируя с бихевиоризмом и необихевиоризмом, С.Л. Рубинштейн сформулировал принцип детерминизма «внешние причины действуют через внутренние условия», а в культурно-исторической психологии Л. С. Выготского изучались механизмы интериоризации психических действий (и определяющих их знаковых средств) как «вращивания» социальных норм «извне внутрь» посредством предметной деятельности (по А.Н. Леонтьеву) и поэтапного формирования умственных действий (по П.Я. Гальперину), что сопровождается сознанием и рефлексией содеянного (Семенов, 2000).

Эта онтологическая дихотомия внешнего восприятия и внутреннего самовосприятия послужила основанием для методоло-

30

гической дифференциации объективных и субъективных методов психологического познания. Так, еще в XIX в. Вебер и Фехнер открыли эру экспериментального изучения внешней перцепции, а в начале ХХ в. Кюльпе в созданной им Вюрцбургской школе (см. о ней: Семенов, 1972—1973) предпринял конструктивную попытку объективировать внутреннюю перцепцию как самовосприятие субъектом мышления интеллектуально-познавательных процессов и состояний, открывающихся человеку посредством самонаблюдения. Действительно, феноменология восприятия весьма разнообразна и включает в себя процессы не только собственно перцептивные (отражающие внешние объекты среды), но также и личностные (смысловые, мотивационные, эмоциональные и т.п.), открывающиеся в сознании посредством самовосприятия и самонаблюдения человека. Рефлексия этих процессов углубляет самопознание и самопонимание человеком самого себя, что ведет к построению его внутреннего мира и Я-концепции.

Новый взгляд на психологию восприятия, возникший в 1960-х гг., выделил для изучения такие его аспекты, как роль установок, влияние мотивации, потребностей и ценностей субъекта на когнитивные структуры зрительного образа (Брунер, 1977). Анализ герменевтики понятия образа и его изучения европейской наукой показывает (Ссорин, Семенов, 1995), что восприятие поставляет психике сенсорные данные об объектах внешнего мира, образы которых осознаются посредством речи, презентирующей также самовосприятие как рефлексивно-смысловой процесс сознания личности.

Инкорпорирование рефлексивно-личностных и мотивационносмысловых аспектов в структуру познавательных процессов мышления (Семенов, 2000) и восприятия (Зинченко, 2010) ведет к их изучению в рамках таких новых по сравнению с классической психологией парадигм психологического познания, как феноменологическая (по Э. Гуссерлю и М. Мерло-Понти), системная (по Ж. Пиаже, В.А. Барабанщикову, Д.Н. Завалишиной, Я.А. Пономареву и И.Н. Семенову), трансцендентальная (по Г.В. Акопову и А.И. Миракяну). Так, Г.В. Акопов, обсуждая проблематику взаимосвязи сознания и созерцания с восприятием, подчеркивает: «Связь сознания (осознания) с восприятием, познанием, интерпретацией, коммуникацией, действием и рефлексией представляется фундирующей в сопоставлении с другими связями (отношениями)» (цит. по: А.И. Миракян…, 2010, с. 359).

С позиций культурной психологи отношений личности применительно к анализу форм ее интеллектуальной жизни справедливо говорится об «уровнях возведения восприятия субъекта к реф-лексируемому процессу и перцептивному самопознанию» (Старо-

31

войтенко, 2004, с. 73). При этом подчеркивается, что «Сознание может особо акцентировать роль «я» в восприятии и становиться при этом либо причиной субъективных искажений перцепции, либо условием авторских преобразований воспринимаемого. <.. .> Через я-присвоение перцепции сознание начинает способствовать совершенствованию личного восприятия мира, эстетизации жизни, развиваться в утонченную самоперцепцию» (там же, с. 87—88).

Если взаимодействие внешней перцепции с мотивационной сферой личности и ее сознанием уже показано современной психологией (А.И. Миракян…, 2010; Барабанщиков, Носуленко, 2002; Брунер, 1977), то связь внутреннего самовосприятия с рефлексией и самопониманием индивидуальности нуждается в специальном изучении. Его актуальность обусловлена необходимостью развития не только перцептивно-визуальной культуры (Зинченко, 2010) современного человека, но также рефлексивной культуры (Деркач и др., 1998) его самовосприятия, самопознания, самопонимания, самосознания и саморазвития (Семенов, 2000). В психологии познавательных процессов уже исследуется рефлексивный аспект восприятия: «В работах Дж. Кагана изучен когнитивный стиль, называемый импульсивность/рефлексивность, описывающий субъективную склонность принимать решения быстро или медленно. .рефлексивные испытуемые используют более продуктивные стратегии при решении пороговых задач» (Гусев, 2007, с. 348). Отталкиваясь от этого экспериментального факта и наших данных о продуктивной роли рефлексии в творческом мышлении (Семенов, 2000), обратимся к изучению проблемы взаимодействия саомвосприятия и рефлексии как важных аспектов психологии саморазвития индивидуальности и самосознания Я. Актуальность этого изучения связана с логикой развития как рефлексивной психологии (Семенов, 1990), так и современной культуры в целом, ибо: «Невнимание к человеку как таковому, к облику его и образу, к его месту в мире и роли в нем, к самоощущению, самопредставлению, самосознанию — главная причина кризиса, переживаемого в последнее время» (Вдовин, 2005, с. 10).

3. Методологические проблемы рефлексивной психологии

восприятия объектов и самовосприятия субъектов

Классическая когнитивная психология включает восприятие в систему познавательных процессов наряду с ощущениями, представлениями, памятью, мышлением, вниманием, воображением (Алексеев и др., 1979). В этой традиционно рационалистической онтологии психики рефлексия обычно не выделяется среди познавательных процессов в особую и самостоятельную психическую

32

функцию, хотя интеллектуальная рефлексия специально изучалась в научных школах Ж. Пиаже, Н.Г. Алексеева, В.В. Давыдова, Г.П. Щедровицкого. Однако в результате теоретико-экспериментального изучения рефлексии в последней трети ХХ в. был не только выделен ее личностный аспект, но и установлена типология, согласно которой дифференцируются такие основные виды рефлексии, как эмоциональная, интуитивная, интеллектуальная, личностная, диалогическая, коммуникативная, кооперативная, социальная, экзистенциальная и духовная (Семенов, 1992), что существенно обогатило онтологию психической жизни индивидуальности человека. В этом рефлексивном контексте целесообразно глубже рассмотреть интроспективные функции как восприятия индивида, так и самовосприятия человеческого Я.

Этимологически термин «восприятие» означает «принять в себя нечто». Иначе говоря, субъект перцепции «принимает в себя (т.е. в свое Я)» сенсорную информацию об окружающих объектах, продуцируя в своем сознании их образы для адекватной ориентировки во внешнем мире и адаптации в нем. Поскольку по данным внешнего восприятия индивид выстраивает образ окружающего мира, то при этом в гносеологическом отношении речь идет о его созерцании и познании как объективной, рационально постигаемой субъектом реальности. В этом суть гносеологической онтологии и рационалистической методологии традиционного психологического изучения внешнего восприятия как познавательного процесса, отражающего окружающий предметный мир.

В случае же интроспективного самовосприятия человеком самого себя материалом для внутренней перцепции служит самоданность самоощущений, самочувствия, самопереживаний и самопредставлений, на основе рефлексии которой субъект строит динамичный образ своего Я, социально функционирующего и индивидуально развивающегося не только в природном, но и в культурном мире. Поскольку здесь человек выступает многомерным и целостным (а не только гносеологически одномерным) субъектом жизнедеятельности в социокультурном мире, то самовосприятие им своего Я относится к персонологической онтологии психической жизни, а изучение процессов самовосприятия определяется рефлексивно-экзистенциальной методологией, которая присуща современной инновационной рефлексивно-гуманитарной психологии, акмеологии, персонологии и педагогике (Семенов, 2013б). Прежде чем обратиться к анализу интроспективной специфики феноменов самовосприятия, необходимо эксплицировать онтологию бытия психики и методологически выяснить в ее рамках концептуальное соотношение понятий личности и индивидуальности с позиций рефлексивно-гуманитарной психологии (Семенов, 1992).

33

Онтологическую основу многосложного соотношения этих понятий составляет то, что личность представляет собой биосоциальное единство организма и психики человека с доминированием обращенности его сознания к общественным взаимодействиям и отчужденно-остраненным отношениям, реализующимся деятельностно-ролевым образом. Напротив, индивидуальность являет собой психофизиологическое, эмоционально-волевое, темпераментно-деятельностное и экзистенциально-смысловое единство целостного человека как уникального субъекта, рефлексивно углубленного в себя, свое Я и непосредственно обращенного в процессе общения к другому конкретному человеку как к «ближнему» и одновременно рефлексивно-диалогическому ресурсу самоактуализации, самовосприятия, самопознания, самопонимания, саморазвития, самореализации и самосовершенствования.

В рассмотренных трактовках личность понимается как социально обусловленный субъект, носитель различных социальных норм, ролей, представлений, установок и т.п. Тем самым личность выступает социокультурным полюсом в человеке, тогда как индивидуальность презентирует его обособление (в пределе — отчуждение) от социальной общности посредством полагания себя как самости, реализующей свое собственное Я. Отсюда следует, что Я генерирует индивидуальность, которая осуществляется в своей собственной рефлексивно-смысловой субстанции, не сводимой ни к социальному (личностно-ролевому) плану бытия, ни к его биологическому (организмически-рефлекторному) плану. Хотя, безусловно, индивидуальность взаимодействует с обоими планами как в онтогенезе (Шмальгаузен, 1942) своего формирования и развития, так и в актуалгенезе ситуативного поведения в общении и целеустремленной деятельности в процессе социально значимой самореализации и экономически эффективного труда.

Рефлексивно-психологическая трактовка индивидуальности как смыслового поля Я человека (Семенов, 2009) ориентирует на субстанциональную стратегию ее изучения в отличие от параметрической стратегии, восходящей к Ф. Гальтону, Б.М. Теплову, В.Д. Небылицыну и др. Реализация новой стратегии предполагает теоретико-методологическую разработку концептуальных моделей и методических средств исследования индивидуальности, производных от ее онтологического определения как специфической психологической реальности, существующей в виде рефлексивносмыслового содержания Я-концепции субъекта жизнедеятельности. Необходимой методологической предпосылкой разработки этих моделей и средств является концептуальная проработка самой онтологии индивидуальности как психологической реальности с позиций рефлексивно-гуманитарной психологии.

34

4. Рефлексивная онтология индивидуальности Я человека

Отношение Я к своему внутреннему миру как к самовосприни-маемой, переживаемой, понимаемой самоданности и к ощущаемому собственному организму (т.е. телу) осуществляется в субстанции психики и выражается в виде интроспективного самопереживания и интуитивного самопонимания человеком своего бытия. Субстанция психики есть единство двух модусов индивидуального бытия и сознания человека, а именно его реального пребывания во внешнем мире (в теле, в среде) и его трансцендентно-деятельностного взаимодействия с этим миром посредством движения, действия на основе информационно-смыслового обмена с окружающей средой в процессе восприятия, отражения и осмысления, рефлексии.

В связи с этим возникает ряд феноменологических, гносеологических и онтологических проблем: что же обеспечивает единство двух базовых субстанций — психики и сознания — индивидуального бытия человека; что задает его самовосприятие, самопознание, целостность; что определяет неделимость и непрерывность потока сознания; в чем, собственно, проявляется и как характеризуется рефлексивность самосознания и уникальность индивидуальности? С позиций развиваемой нами рефлексивно-гуманитарной психологии (Семенов, 1992) неделимость индивидуальности определяется самоданностью самовоспринимаемого и самопостигаемого в интроспекции человеческого Я. При этом целостность индивидуальности задается самопониманием, самосознанием, образом, концепцией этого Я, которая формируется у человека в процессе его жизнедеятельности и развивается посредством самоопределения относительно культурных норм и самореализации в соотнесении с ними. Причем онтогенез Я-концепции осуществляется как осознанно, произвольно, так и спонтанно, неосознанно. Единство рационального и неосознанного аспектов бытия субъекта обеспечивает рефлексия как системообразующий фактор индивидуальности человека, проявляющийся в интенсивной активности его сознания.

Поскольку рефлексия — это прежде всего процесс переосмысления субъектом содержания своего сознания и переживания данностей своих психических состояний, то субстанциальным единством индивидуальности человека является смысловое поле его индивидуального существования. Это смысловое поле Я является источником самовосприятия и отношения человека к внешнему миру (природе, социуму) и выражения себя в нем в актах реагирования (т. е. в ощущениях, эмоциях) и активности (перцепции, внимания), поведения (движениях, поступках) и деятельности (действиях, кооперациях), общения (коммуникации, взаимодействия) и труда (выполнения технологий, применения знаний), сознания

35

(переживаний, мыслей) и творчества (субъектных инноваций и их реализации в культуре).

Психологическое бытие человека далеко не исчерпывается ни его природным психогенетическим и психофизиологическим базисом, ни даже его социально-психологической и информационно-ноосферной надстройкой с реализующими их видами или подсистемами индивидуальности. Ведь они образуют лишь естественные (природные) и искусственные (социальные) рамки бытия человека как самовоспринимаемой, переживаемой, рефлексируемой и осуществляемой им в конкретно-значимом для него жизненном пространстве экзистенции. С течением транспонируемого в сознании внутреннего времени человека происходят значимые для него события и актуализируются, развиваются присущие ему процессы и характерные для его индивидуальности состояния и отношения сознания как рефлексивные компоненты его «личностного знания» (Полани, 1985).

Субстанцией мира внутренних состояний и переживаний человека является его сознание, а движущей силой происходящих в нем изменений — рефлексия. Ее роль состоит в переосмыслении и трансформации содержаний сознания, изменение которых определяется взаимодействием субъектного и объектного мира внутренней жизни человека, детерминируемой в свою очередь его взаимодействием с воспринимаемым им окружением — с природой и социумом. В совокупности природа и социум выступают той средой, в которой человек самореализуется как индивидуальность посредством спонтанных движений и произвольных действий, а главное — целенаправленных поступков, активной деятельности, социально значимых деяний.

Внешний объектно-воспринимаемый мир интроспективно представлен в сознании субъекта индивидуальным строением его внутреннего пространственно-временного континуума, который, как и все психические образования, формируется в онтогенезе и трансформируется в течение всей жизни человека.

Наличие этих отношений в сознании субъекта фиксируется посредством актуализации и развития смыслов и их сопряженности с Я как центром внутреннего смыслового пространства индивидуальности человека. При этом внешние воспринимаемые объекты благодаря рефлексии ранжируются субъектом по степени их актуальной значимости и по мере необходимости рефлексивного соотнесения с ними посредством чувства, переживания, мысли, поступка, деяния. Рефлексия является активностью сознания, обеспечивая переосмысление и трансформацию содержаний сознания (от их перестройки до продуцирования) в зависимости от воспринимаемых индивидом объектов и обстоятельств, от происходящих

36

с субъектом и рефлексивно переживаемых и осмысляемых событий, а также от совершаемых и осознаваемых им поступков и деяний.

Рефлексия, регулируя динамику экзистенциальной индивидуальности человека, представляет собой ее системообразующий фактор, обеспечивающий в конечном счете ее единство и целостность в динамике внутренней жизни сознания человека. Эпицентром экзистенциальной индивидуальности является спонтанное переживание и рефлексирующее осознание человеком состояния и развития своего Я как источника индивидуальности во всей ее неповторимой, уникальной и неделимой целостности. Эта целостность достигается посредством рефлексивной экспликации значимости какого-либо события или поступка, определения своего пристрастного отношения к нему, замыкания возникающих в связи с этим своих переживаний на собственное Я и их переосмысление с точки зрения степени и характера удовлетворенности в этом контексте потребностей, желаний, склонностей, интересов, запросов и т.п. субъекта.

Актуализируемая в сознании и эксплицируемая рефлексией самоданность Я обладает в качестве своей психофизиологической основы «чувственной тканью» (термин А.Н. Леонтьева) индивидуальности как эмоционально мобильным переживанием субъектом своего самоощущения и самочувствия, которые имеют свои формально-динамические корреляты, измеряемые традиционными психофизиологическими методами. Вместе с тем Я (интроспективно чувствующее свои состояния и переживающее их, равно как свои деяния и происходящие с собой события) порождает благодаря рефлексии собственные образы. Динамика их содержания, выражая саморазвитие субъекта, строится и обобщается Я в процессе соотнесения как с миром своей внутренней жизни, так и с внешним, объективным миром, который воспринимается индивидом и с которым он постоянно взаимодействует как субъект жизнедеятельности. Конституируя обобщенный образ Я, рефлексия представляет собой интегральную внутреннюю характеристику индивидуальности человека, источник его смыслообразования и точку отсчета для актуализации и осознания им своих отношений ко всему, что происходит с ним как в его внутреннем смысловом пространственно-временном континууме, так и во внешнем, окружающем его природно-социальном мире, который отражается в процессе его восприятия.

Возникающий в результате рефлексирующего самовосприятия образ Я у каждого человека полимодален, конкретен, дифференцирован, множественен, динамичен, целостен. При этом самовос-принимаемый образ Я, с одной стороны, относительно устойчив и достаточно определен для субъекта в тех или иных ролевых

37

рамках самоопределения и на соответствующих фазах развития индивидуальности в онтогенезе. С другой же стороны, этот само-выстраиваемый образ Я весьма пластичен, разворачиваясь теми или иными своими гранями и ипостасями в различных ситуациях, актуализируясь и перестраиваясь в зависимости от вызывающих их обстоятельств. И если в психологии личности имеется достаточно методик, позволяющих эксплицировать стабильный образ Я конкретного человека, то необходима разработка методических средств, позволяющих характеризовать пластичность образов Я, в частности, в зависимости от различных проблемно-конфликтных ситуаций (Аникина и др., 2002; Давыдова, Семенов, 2009; Семенов, 1990) жизнедеятельности.

Одна из основных трудностей связана здесь с тем, что Я живущего человека представляет собой принципиально открытую сложно организованную систему, функционирование и саморазвитие которой происходит как синхронически (т. е. непосредственно в конкретных ситуациях и поступках «здесь и теперь»), так и диахронически (т.е. в смысловых «сетях» динамики этих ситуаций, длящихся и организованных во времени). При этом система Я динамично функционирует как в своем внутреннем рефлексивно-смысловом мире индивидуального сознания человека, так и в процессе его поведения и деятельности во внешнем объективированном мире материальных предметов, знаковой информации, произведений культуры, а также в мире других людей — партнеров по непосредственному общению или по деловой, семейной и т.п. кооперации.

Важная роль в развитии внутреннего, рефлексивно-смыслового мира индивидуальности принадлежит дискурсивному диалогу человека с самим собой. Этот рефлексивный самодиалог опосредован самовосприятием и самообщением человека как индивидуальности, что приводит его в процессе саморазвития к самопознанию, самопониманию, самореализации и самосознанию.

Если в современной перцептивной психологии процессы восприятия изучаются в парадигме анализа события (Барабанщиков, Носуленко, 2002), то в рефлексивной психологии аналогом события является экзистенциально значимая для человека проблемноконфликтная ситуация (Семенов, 1990) поведения, деятельности, развития личности. Ярким примером саморазвития креативной индивидуальности, опосредованного эволюцией самовосприятия и саморефлексии в процессе интроспективного рефледиалога в проблемно-конфликтных ситуациях экзистенциального развития творчества, является трагичная жизнедеятельность известного писателя-сатирика М.М. Зощенко.

(Окончание статьи и список литературы см. в следующем номере журнала)

38

THE REFLEXIVITY OF SELF-OBSERVATION AND PERSONOLOGY OF INTROSPECTION:

TO ONTOLOGY AND METHODOLOGY of reflexive PSYCHOLOGY OF PERSONALITY

I. N. Semenov1 2 3

1 Russian Academy of Natural History, Moscow, Russia

2 Institute of Reflexive Psychology of Creativity and Humanization of Education, Moscow, Russia

3 Higher School of Economics — National Research University, Moscow, Russia

Abstract. First part of the article analyzes the historical and scientific, etymological and methodological problems of psycho-reflexivity personology study self-perception and self-observation — through introspection — a man’s own Self as an integrated personality and social personality. Considered external opposition, socio-objective determination of human mental activity and its internal, reflexive sense of life, the source of which is the individual amateur I. From these positions explicated logic of perceptual psychology: the study of perception through introspection objectivity to subjectivity reflection reflexive self-perpetuating I proposed ontology of psychological reality of the inner life, where its components are incorporated such as: self-actualization, self-perception, self-knowledge, self-understanding, self-awareness, self-determination, selfactualization personality I. In the context of reflexive psychology, personology considered reflexive nature of introspection problem-conflict situations in the self-identity sphere of artistic and scientific creativity.

In the second part of the article the proposed theoretical propositions are realized on empirical material reflexive psychological analysis of introspective self-life-creativity outstanding writer and thinker M.M. Zoshchenko. Given held them all his life a dramatic existential introspection M.M. Zoshchenko and corrected to reflect the semantic field of their identity, which was reflected in the development of introspective style as his artistic creativity, and social behavior of the individual. In conclusion, characterized the role of reflective dialogue as a means of enhancing introspective self-perception and self-identity I am human.

Key words: psychology, methodology, ontology, personology, personality, behavior, activity, consciousness, introspection, reflection, cognition, perception, self-perception, self-observation, sense, understanding, self-development, self-concept, personality, subjectivity, life-creativity.

5. Метод интроспекции. Правила аналитической интроспекции. Интроспекция и самонаблюдение.

На
протяжении длительного времени метод
интроспекции был не просто глав­ным,
а единственным методом психологии. Он
основан на двух утверждениях, развиваемых
представителями интроспективной
психологии: во-первых, процес­сы
сознания «закрыты» для внешнего
наблюдения, но, во-вторых, процессы
со­знания способны открываться
(репрезентироваться) субъекту. Все
рассуждение заключено в немногих
коротких предложениях: предмет психологии
— факты сознания; последние непосредственно
открыты мне — и никому больше; следовательно,
изучать их можно методом интроспекции
— и никак иначе.

Идеологом
метода интроспекции был философ Дж.
Локк, утверждал, что существует два
источника всех знаний: объекты
внешнего мира

и деятельность
нашего собственного ума
.
На объекты внешнего мира человек
на­правляет свои внешние чувства и в
результате получает впечатления о
внешних вещах, а в основе деятельности
ума лежит особое внутреннее чувство —
рефлексия.
Локк
заявлял, что рефлексия предполагает
особое направление внимания на
деятельность собственной души. Психические
процессы протекают на двух уровнях. 1
восприятие, мысли, желания, 2 наблюдение
этих мыслей и образов восприятия.

Процессы
сознания открываются только самому
субъекту, ученый мо­жет проводить
психологические исследования только
над самим собой. Для того чтобы овладеть
этим методом, надо долго упражняться.

Преимущества метода интроспекции:

1 в сознании
непосредственно отражается причинная
связь психических явлений.

2интроспекция
поставляет психологические факты без
искажений.

Интроспекция того времени — лабораторные
опыты, которые проводились «в строго
контролируемых условиях», чтобы
получить совпадение результатов у
разных испытуемых. Испытуемым предъявлялись
отдельные зрительные или слуховые
раздражители, изображения предметов,
слова, фразы; они должны были воспринимать
их, сравнивать между собой, сообщать об
ассоциациях.

По мере расширения этого рода исследований
стали обнаруживаться крупные проблемы
и трудности: бессмысленность такой
«экспериментальной психологии» и
противоречия в результатах. Результаты
не совпадали не только у различных
авторов, но даже иногда у одного и того
же автора при работе с разными испытуемыми.
Вывод — интроспекцию настоящего акта
сознания можно осуществить, только
прервав его, интроспекция превращалась
в «дробную» ретроспекцию.

Разделение позиции по отношению к
интроспекции — ту, которую занимала
психология сознания, и нашу, современную.
Эти позиции следует прежде всего развести
терминологически. Хотя «самонаблюдение»
есть почти буквальный перевод слова
«интроспекция», за этими двумя
терминами, по крайней мере в нашей
литературе, закрепились разные позиции.
Первую мы озаглавим как метод интроспекции.
Вторую — как использование данных
самонаблюдения. Метод интроспекции:
Рефлексия, или наблюдение (как вторая
деятельность) за деятельность своего
ума. Основной способ получения научных
знаний.Самонаблюдение: Непосредственное
постижение фактов сознания ( «моноспекция»
). Факты сознания рассматриваются как
«сырой материал» для дальнейшего
научного анализа.Позиция
современной психологии на использование
данных самонаблюдения заключается в
том, что самонаблюдение рассматривается
как «моноспекция», как метод постижения
фактов сознания, а факты сознания, в
свою очередь, выступа­ют в качестве
«сырого материала», для дальнейшего
понимания психических яв­лений. Термин
«моноспекция» говорит о том, что сознание
— это единый процесс. Однако интроспекция
как самонаблюдение за своим внутренним
состоянием су­ществует, но при этом
она неотделима от «экстраспекции» —
наблюдения за внеш­ними объектами и
поведением людей. Таким образом,
самонаблюдение является одним из методов
современной психологической науки,
который позволяет полу­чить сведения,
являющиеся основанием для последующего
психологического ана­лиза.

ИНТРОСПЕКТИВНАЯ ПСИХОЛОГИЯ • Большая российская энциклопедия

  • В книжной версии

    Том 11. Москва, 2008, стр. 471

  • Скопировать библиографическую ссылку:


Авторы: А. А. Пузырей

ИНТРОСПЕКТИ́ВНАЯ ПСИХОЛО́ГИЯ (от лат. introspecto – смот­реть внутрь), од­но из ве­ду­щих на­прав­ле­ний в пси­хо­ло­гии кон. 19 – нач. 20 вв., по­ло­жив­шее в ос­но­ву пси­хо­ло­гич. ис­сле­до­ва­ния ме­тод ин­трос­пек­ции. В. Вундт в сво­ей кон­цеп­ции «ана­ли­тич. ин­трос­пек­ции» об­ра­тил­ся к ана­ли­зу сфе­ры «не­по­сред­ст­вен­но­го опы­та» соз­на­ния, про­ти­во­пос­тав­ляя его опы­ту «опо­сред­ст­во­ван­но­му» – ми­ру пред­ме­тов и иде­аль­ных зна­че­ний, ко­то­рые хо­тя и от­кры­ва­ют­ся че­ло­ве­ку «по­сред­ст­вом» его пе­ре­жи­ва­ний, но са­ми уже пе­ре­жи­ва­ния­ми не яв­ля­ют­ся и не мо­гут быть объ­ек­том изу­че­ния пси­холо­гии. Дос­туп к сфе­ре не­по­сред­ст­вен­но­го опы­та соз­на­ния, к «пе­ре­жи­ва­нию как та­ко­во­му» долж­на да­вать, по Вунд­ту, ин­трос­пек­ция – «пра­виль­но по­став­лен­ное» са­мо­на­блю­де­ние. Что­бы стать ме­то­дом на­уч. пси­хо­ло­гии, са­мо­на­блю­де­ние долж­но про­те­кать не в ес­теств. ус­ло­ви­ях, но в рам­ках экс­пе­ри­мен­та, а так­же, в от­ли­чие от на­ив­ной ус­та­нов­ки обы­ден­но­го соз­на­ния, при осо­бой «пси­хо­ло­ги­че­ской» ус­та­нов­ке на­блю­да­те­ля – не на пред­ме­ты опы­та, но на са­мо пе­ре­жи­ва­ние в его пси­хо­ло­гич. ре­аль­но­сти. При этом в си­лу сен­суа­лиз­ма и ато­миз­ма этой кон­цеп­ции пси­хо­ло­ги­че­ски ре­аль­ным при­зна­ва­лось толь­ко то, что мог­ло быть опи­са­но в тер­ми­нах осн. эле­мен­тов соз­на­ния (ощу­ще­ния, пред­став­ле­ния, чув­ст­ва) и их ат­ри­бу­тов (ка­че­ст­ва, ин­тен­сив­но­сти, дли­тель­но­сти и т. д.). Всё, что не ук­ла­ды­ва­лось в эту жё­ст­кую схе­му, долж­но бы­ло уст­ра­нять­ся из ин­тро­спек­тив­но­го опи­са­ния как «ошиб­ка сти­му­ла» (Э. Б. Тит­че­нер).

Кри­зис «ана­ли­тич. ин­трос­пек­ции» на­ме­тил­ся уже по­сле ра­бот вюрц­бург­ской шко­лы. Но ко­рен­но­му пе­ре­смот­ру её по­ло­же­ния под­верг­лись в геш­тальт­пси­хо­ло­гии, в ко­то­рой рас­чле­няю­щая «ана­ли­ти­че­ская» ус­та­нов­ка на­блю­да­те­ля бы­ла за­ме­не­на на «ес­те­ст­вен­ную», фе­но­ме­но­ло­ги­че­скую, пред­по­ла­гаю­щую сво­бод­ное и не­пред­взя­тое опи­са­ние ха­рак­те­ра пе­ре­жи­вае­мо­го во всей пол­но­те и кон­крет­но­сти спо­со­бов, ко­то­ры­ми оно об­на­ру­жи­вает се­бя на­блю­да­те­лю. Бур­ное раз­ви­тие в на­ча­ле 20 в. ря­да но­вых на­прав­ле­ний и от­рас­лей пси­хо­ло­гии (пре­ж­де все­го пси­хо­ана­ли­за) об­на­ру­жи­ло не­со­стоя­тель­ность фун­да­мен­таль­но­го для И.  п. ото­жде­ст­в­ле­ния пси­хи­че­ско­го с не­по­сред­ст­вен­ны­ми дан­ны­ми соз­на­ния. Как са­мо­сто­ят. на­прав­ле­ние И. п. пе­ре­ста­ла су­ще­ст­во­вать к нач. 1920-х гг.

Метод самонаблюдения в исследовании языковой личности медиатора / Self-observation method in study of mediator’s linguistic personality

Baltic Humanitarian Journal. 2019. Т. 8. № (27)

254

philological sciences —

linguistics

оказывается здесь вполне оправданным.

При изучении языковой личности медиатора и при

сборе материала в сфере, которая не является полностью

открытой для общественности, допустимо лишь иссле-

дование «изнутри», когда исследователь становится од-

ним лицом с испытуемым. Идеальным вариантом здесь

может выступать ситуация тренинга, когда исследова-

тель (наблюдающий субъект) для изучения медиатора

(наблюдаемого объекта) сам обучается данной профес-

сиональной области. Самонаблюдение в таком случае

позволяет получить необходимую информацию о функ-

ционировании языка в закрытой профессиональной сфе-

ре, недоступную из других источников.

Отдельным способом сбора информации для иссле-

дования является внутрипрофессиональное общение

с медиаторами-информантами, однако для этого так-

же необходима сопричастность к дискурсу медиации.

Материалом для анализа здесь будет не непосредствен-

но наблюдаемые языковые явления и коммуникативная

практика медиатора, а ретроспективная рефлексия са-

мих медиаторов, анализируемая исследователем, про-

водящим опрос, что по сути представляет собой то же

наблюдение за своей собственной речевой практикой

в рамках профессии, интроспекцию своего коммуника-

тивного поведения, нередко ретроспективную.

Необходимо отметить, что в сфере медиации метод

интроспекции будет отличаться от метода «включения

в языковое существование говорящего», используемого

диалектологами при изучении языка отдельных лич-

ностей [27, с. 25]. Отличие заключается, прежде всего,

в условиях включенности, которые предполагают дли-

тельное наблюдение и установление психологического

контакта между исследователем и информантом. В ис-

следовании дискурса медиации такие условия практи-

чески недостижимы при изучении группы информан-

тов-медиаторов. Ограничением метода включенного

наблюдения является к тому же конфиденциальность

процедуры медиации, в связи с чем невозможна любого

рода запись материалов цельных фрагментов коммуни-

кации для последующего их анализа и интерпретации,

не разрешается также присутствие исследователя в ходе

проведения медиативных переговоров. Источником ак-

туальной информации могут выступать лишь записи

обучающегося медиатора, самонаблюдение за речевы-

ми действиями в квазиреальных ситуациях тренинга и

интроспекция профессионального медиатора, эпизоди-

чески опрашиваемого лингвистом-исследователем. В

последнем случае самонаблюдение позволяет анализи-

ровать собственное коммуникативное поведение с точки

зрения его приемлемости/неприемлемости в процедуре

медиации и отслеживать соответствующие и недопусти-

мые для целей медиативной коммуникации слова, кон-

струкции, формулы, фразы.

К самонаблюдению как методу сбора и анализа по

сути уникального материала близок прием самореги-

страции медиатора. «Саморегистрация подразумевает

наличие лингвистических знаний» [27, с. 26], что как

раз соответствует совмещенной роли субъекта и объек-

та исследования в наблюдении за языковыми фактами.

Самонаблюдение является здесь валидным методом с

точки зрения отслеживания языковой самокоррекции

при формировании специфической языковой компе-

тентности медиатора. Ведение записей тренинга, не-

обходимое медиатору для дальнейшего самообучения,

включает также запись ошибок в речи медиатора для

предотвращения конфликтогенных ситуаций в ходе про-

цедуры медиации, исходящих от самого медиатора.

Итак, изучение языковой личности медиатора, за-

трудненное в непосредственном наблюдении в процес-

се медиации, может заменяться самонаблюдением как

методом, применение которого обосновано присущи-

ми профессиональной сфере медиатора ограничения-

ми, касающимися сбора материала для исследования.

Самонаблюдение может вестись в рамках собственной

медиативной практики и в рамках тренинга по форми-

рованию медиативных речевых компетенций в ситу-

ациях, близких к реальным, но не являющихся конфи-

денциальными. Применение метода самонаблюдения

представляется адекватным для анализа собственного

речевого поведения в контексте саморазвития медиато-

ра. Самонаблюдение может также выступать в качестве

валидного метода в саморефлексии профессионального

медиатора, отслеживающего особенности, характерные

для речевого взаимодействия медиатора со сторонами

для достижения цели медиации – урегулирования воз-

никшего спора/конфликта. Самонаблюдение в исследо-

вании языковой личности медиатора, как видим, стано-

вится возможным средством сбора информации для по-

следующего лингвистического исследования. Метод са-

монаблюдения позволяет собрать фактические данные,

касающиеся речевой культуры в конкретной професси-

ональной области, закрытой для широкой обществен-

ности и недоступной для изучения с помощью других

методов исследования.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ:

1. КузнецоваО.А.Методынаучногоисследованиявцивилистиче-

скихдиссертациях//ВестникПермскогоуниверситета.Юридические

науки.2014.№4(26).С.254-270.

2. ПономаревА.Б.,ПикулеваЭ.А.Методологиянаучныхисследо-

ваний:учебноепособие.Пермь:Изд-воПерм.нац.исслед.политехн.

ун-та,2014.186с.

3. Большой толковый словарь русского языка / Гл. ред.

С.А.Кузнецов.СПб.:«Норинт»,2000.1536с.

4. Большая советская энциклопедия [Электронный ресурс].

URL: https://gufo.me/dict/bse/Самонаблюдение (дата обращения:

13.02.2019).

5. Новейшийфилософский словарь [Электронныйресурс].URL:

https://gufo.me/dict/philosophy?letter=с(датаобращения:02.01.2019).

6. Семенов И.Н. Рефлексивность самонаблюдения и персоноло-

гияинтроспекции:контологиииметодологиирефлексивнойпсихоло-

гиииндивидуальности//Вестник Московского университета.  Серия

14:Психология.2015.№3.С.22-39.

7. Левченко Е.В. История интроспекции в России (конец XIX –

началоXXвв.)//Методология иисторияпсихологии.2007.Т.2.№2.

С.54-67.

8. ГиппенрейтерЮ.Б.Методинтроспекцииипроблемасамона-

блюдения.В кн.: Гиппенрейтер Ю.Б.Введение в общую психологию.

М.:Изд-воМГУ,1988.С.34-47.

9. Березина Т.Н. Интроспективный эксперимент: новые воз-

можности старого метода // Вестник Московского государствен-

ногогуманитарногоуниверситетаим.М.А.Шолохова.Педагогикаи

психология.2010.№4.С.21-26.

10.ВалееваЗ.Р.Методологическиеоснованиясовременнойпсихо-

логии//ВестникБашкирскогоуниверситета.2015.Т.20.№2.С.704-

708.11.Яновский М.И. Самонаблюдение как метод психологии //

Вестник Московского университета. Серия 14: Психология. 2015.

№ 3.С. 3-21.

12.Словарь практического психолога [Электронный ресурс].

URL: http://www.cyclopedia.ru/88/209/2655736.html (дата обращения:

22.02.2019).

13.Вайнштейн С.В. Самонаблюдение между феноменологией и

повествованием: обзор коллективной монографии. Clegg J.W. (ed.)

Self-observation in the social sciences (N.J.: Transaction Publishers,

2013, 380 p.+XIII)//ВестникПермскогоуниверситета.Философия.

Психология.Социология.2016.№4(28).С.128-130.

14.МарковаЛ.А. Субъект как наблюдатель // Вопросы филосо-

фии.2011.№4.С.84-94.

15.Бескова И.А. Естественный интеллект, междисциплинар-

ность и феномен интегрального постижения // Философия науки.

2014.Т.19.№1.С.164-182.

16.КодуховВ.И.Методыязыкознания.Вкн.:КодуховВ.Н.Общее

языкознание:учебник для студентов филол.специальностейу-тови

пед.ин-тов.М.:Высш.шк.,1974.С.202-281.

17.ШумаковаО.А.Самонаблюдениевосвоениипрофессионально-

гоопытабудущимипедагогами-психологами//ИзвестияРоссийского

государственного педагогического университета им.  А.И. Герцена.

2008.№62.С.332-339.

18.ВеселовскаяТ.С.Возможностипримененияинтроспекциипри

созданиимежкультурныхтренингов//Гуманитарные,социально-эко-

номическиеиобщественныенауки.2014.№9.С.370-373.

19.ПивкинС.Д.Самомониторингстудентовэлектротехнических

специальностей // Известия высших учебных заведений. Проблемы

энергетики.2007.№11-12.С.123-128.

20.ФедотоваО.С.Истоки представления об интроспекциипер-

сонажа // Вестник Челябинского государственного университета.

2009.№34(171).С.131-135.

21.Копытов О.Н. Метод лингвистического автопортрета (на

примереисследованиямодусатекста)//ВестникВоенногоуниверси-

тета.2011.№3(27).С.89-93.

22.Дебренн М. Лингвистическая интроспекция плюрилингва //

Kinderknekht Anna Sergeevna

SELF-OBSERVATION METHOD …

Философско-социологический факультет ПГНИУ — САМОНАБЛЮДЕНИЕ МЕЖДУ ФЕНОМЕНОЛОГИЕЙ И ПОВЕСТВОВАНИЕМ: ОБЗОР КОЛЛЕКТИВНОЙ МОНОГРАФИИ

DOI: 10. 17072/2078-7898/2016-4-128-130

САМОНАБЛЮДЕНИЕ МЕЖДУ ФЕНОМЕНОЛОГИЕЙ
И ПОВЕСТВОВАНИЕМ: ОБЗОР КОЛЛЕКТИВНОЙ МОНОГРАФИИ
CLEGG J.W. (ED.)
SELF-OBSEVATION IN THE SOCIAL SCIENCES
(N.J.: TRANSACTION PUBLISHERS, 2013. 308 P. + XIII)

Вайнштейн Сергей Викторович
старший преподаватель кафедры общей и клинической психологии

Пермский государственный национальный исследовательский университет,
614990, Пермь, ул.Букирева, 15;
e-mail: [email protected]ail.com

Сегодня сообщения о «возрождении интроспекции» уже не являются поводом для восклицательных знаков на научных форумах и в информационных лентах. Несмотря на обилие публикаций, современное научное состояние проблемы было «рассыпано» по различным журналам, в лучшем случае — тематическим выпускам. Было, так как перед нами труд, целостно, последовательно, критично и глубоко освещающий как «генетический код», так и актуальные «формы жизни» самонаблюдения в социальных науках.

Для достижения цели разработки адекватной теории самонаблюдения коллектив из 13 авторов последовательно решает три задачи: 1) различные аспекты научного самонаблюдения анализируются в исторической перспективе; 2) обсуждаются теоретические вопросы, характерные для современных концепций самонаблюдения; 3) разрабатываются технические и прикладные аспекты самонаблюдения как элемента феноменологической традиции и нарративного подхода в психологии. В тексте сбалансированно представлены история (p.57) и современное состояние (p.63) интроспекции как метода психологии (20 % и 22 % текста работы соответственно). Феноменологические аспекты самонаблюдения (p.75, 26 %) описаны более развернуто, чем повествовательные (p.53, 19 %). Содержание четко структурировано: каждая из четырех основных частей монографии содержит по три главы, в которых освящаются с различных авторских позиций обозначенные темы. Издание содержит предметный указатель.

В предисловии делается акцент на значении качественной методологии для решения глубоких, сущностных проблем современного человека. Так, по мнению автора (JaanVaalsiner, p. vii–xiii), фиксированные, негибкие рамки современных теоретических конструкций превращают социальное знание в потребительский продукт — имеющую срок годности упаковку эмпирических данных, собранных стандартизированными методами. Это, безусловно, удобно для разработки дидактических схем, но такие схемы упускают сам процесс научного открытия как работу на границе уже знаемого и еще непознанного и игнорируют способность человеческой души к формированию самой себя как иерархического порядка смыслов в ситуации социального конструирования знания. Предисловие подготавливает читателя к восприятию работы в целом как феноменологической критики — исследования по конституции разворачивающегося в социальных науках повествования о самонаблюдении.

Во введении (JoshuaW. Clegg, p.3–24) формулируются требования к современной теории самонаблюдения. Разработка проблемы взаимодействия между различными агентами социального познания (исследователем, участником исследования, научным сообществом) выступает способом и критерием достижения адекватности теории наблюдаемым феноменам. При этом имеет значение различие между интерсубъективной и интрасубъективной согласованностью результатов как вовлеченного, актуального (experience-near), так и отвлеченного, ретроспективного (experience-distant) самонаблюдения. Иными словами, речь идет о развитии специфических критериев валидности и надежности интроспективных данных. В связи с этим хочется отметить, что книга может быть интересна не только сторонникам качественной методологии психологических исследований, но и ее оппонентам, т.к. приглашает к критическому осмыслению альтернативных форм установления научных фактов.

Пересматривая историю интроспекции, авторы обосновывают ее специфическую методологическую роль в психологии (AdrianC. Brock, p.25–44). Интроспекция как исследовательская программа никогда не доминировала ни в американской, ни в европейской психологии. Ее противостояние с бихевиоризмом во многом надуманно и мотивировано политической привлекательностью исследований, поддерживающих иллюзию достижения полного внешнего научного контроля человеческого поведения. Более того, мы можем проследить вклад метода самонаблюдения в историю становления стандартизированных опросников. Свободные самоотчеты и открытые вопросы играли существенную роль в исследовании как общих, так и специфических психологических феноменов до начала Л.Терстоуном активной работы по шкалированию самоотчетных данных в психологии (JacyL. Young, p.45–66). Исторический обзор завершается деконструкцией способа рассказывать историю психологической науки как историю процесса объективации познания психического в движении от стадии интроспекции через этап бихевиоризма к когнитивной парадигме. Такой взгляд на историю конституирован мифологией субъект-объектного дуализма в методологии психологии (AllanCostall, p. 67–82). В целом раздел в несколько иной перспективе, но также на основании тщательного анализа исторических источников воспроизводит давнее наблюдение Э.Боринга − интроспекция никогда не покидала методологического строя психологии.

Следующая часть монографии, посвященная современной теории и практике самонаблюдения, начинается с исследования роли языка (BradyWagoner, p. 83–102). Опираясь на американский прагматический функционализм, автор обосновывает самонаблюдение как социальный процесс, выражающийся в языковой коммуникации. Прослеживается роль языка в различных психологических традициях сбора данных. Разрабатывается модель цикла, состоящая из внутренне направляемой (inner-directed) фазы наблюдения и внешне направляемой (outer-directed) коммуникативной фазы. Эта модель применяется к анализу использования самоотчетных шкал. Исследовательская ситуация рассматривается как диалогический процесс совместного языкового порождения смыслов. Далее (ChristopherL. Heavy, p.103–120) описывается выборочный метод описательного опыта (DescriptiveExperienceSampling). Задача сбора психологической информации о внутреннем опыте в естественных социальных ситуациях здесь реализуется при помощи наушника, через который исследователь периодически инструктирует участника записывать свои актуальные переживания. Раздел завершается (StephenGould, p.121–145) систематизацией различных методов самонаблюдения как научных подходов, так и культурных практик. Особое значение придается медитативной интроспекции. Предложенная классификация и медиативные упражнения обозначаются как теория мультимодальной интроспекции (MultimodalIntrospectionTheory).

Осмысление проблемы в связи с феноменологической традицией открывает анализ исторической динамики идеи самонаблюдения от Ф.Брентано через Э.Гуссерля к М.Хайдеггеру: от наблюдения самого себя, через самоотвлеченное наблюдение опыта, к осмысленной само-вовлеченности проживаемого опыта (EdwinE. Gantt, JeffreyL. Thayne, p.147–172). Далее реконструируется традиционная феноменологическая критика субъект-объектного различения, опирающаяся на идеи интенциональности и здесь-бытия. Внутренний взгляд рассматривается как герменевтическая редукция Я (SamuelD. Downs, p.173–194). Следующий автор (SvendBrinkmann, p.195–221) обобщает вклад феноменологической традиции и описывает три типа самонаблюдающего Я: феноменологическое Я — чувственное и переживаемое; нарративное Я — проговариваемое о себе; дискурсивное Я — конституированное Другим и взаимодействующее с другими.

Феноменологическое самонаблюдение разрабатывается в направлении анализа художественного творчества как повествования (AndrewMcCarron, p.223–238). Описанная в предыдущем разделе модель трех типов самонаблюдения совмещается с психодинамической традицией и применяется к интерпретации американской поэзии с целью выявления срытой мотивации поэта. Проблематизируется возможность самонаблюдения в нарративном подходе (MarkFreeman, p.239–258). Если речь идет о самопознании, открываемом в повествовании, то мы имеем дело скорее с ретроспективной интерпретацией себя, чем с прямым самонаблюдением. Интерпретативный аспект самонаблюдения также акцентируется в сопоставлении метода с этнографией (AlessandraFasulo, p.259–275). Личность исследователя при этом является основным инструментом, а автоэтнография представлена как рефлексивный метод создания интерпретаций и описаний культурных артефактов от первого лица.

Наиболее обобщенно итог проделанной работы формулируется в четырех тезисах: 1)необходимо отказаться от дуализма эпохи Просвещения, т. к. он мешает адекватной теории самонаблюдения; 2)требуется специальная эпистемология, учитывающая сложность самонаблюдения, его погруженность в изменяющиеся социокультурные отношения и практики; 3)понятия Я, душа, сознание применимы и необходимы, но вне дихотомии внешнего-внутреннего возникает новый понятийный аппарат: самонаблюдающий оказывается предустановлен, встроен, диалогически конструирован и согласован; 4)фундаментальным ограничением психологической традиции самопознания является не столько «субъективность» источника познания, сколько трансцендентность другого сознания (p.277). Последний вывод требует несколько более развернутого пояснения. Сознание уже растворено в повествовательных и дискурсивных практиках, предполагающих сознание Другого либо других носителей сознания. Погрешность самонаблюдения основывается на том же, на чем и погрешность всего знания: «язык всегда выражает выражающееся (expressexcess), олицетворяет трансцендентное, не сворачивая его до имманентного» (p. 283). Границы Я и Другого настолько переплетаются в строе языка, что достоверно знать о другом сознании можно лишь то, что оно до конца не познаваемо.

Чтение монографии может стать увлекательным теоретическим путешествием среди соприкасающихся, пересекающихся и взаимопроникающих традиций самонаблюдения. Методологическое разнообразие авторских позиций, структурированное главами монографии, разворачивает перед читателем историческую перспективу методологического ландшафта самонаблюдения в философском горизонте.

Удается ли сегодня построить адекватную, достаточную теорию самонаблюдения? Этот вопрос лучше оставить открытым, т.к. любая попытка окончательно на него ответить прерывает психологический дискурс о самонаблюдении. Можно ли дать строгое сциентистское определение валидности и надежности метода самонаблюдения? Нет, так как при такой постановке вопроса мы ищем достоверность интроспекции там, где нам виднее, а не там, где мы ее потеряли. Можно ли искать истину о душе при помощи самонаблюдения, оставаясь при этом ученым? Да, и рассмотренная монография является яркой иллюстрацией этого утверждения.

Благодарность

Автор признателен Михаилу Ивановичу Янковскому за предоставление текста монографии и ценные рекомендации, а также за полученный благодаря его усилиям отклик научного редактора рассмотренной монографии на данную рецензию.

References

  1. Self-obsevation in the social sciences / ed. by Clegg J.W. N.J.: Transaction Publishers, 2013. 308 p. (In English).

Получено 22.04.2016

Просьба ссылаться на эту статью в русскоязычных источниках следующим образом:

Вайнштейн С.В. Самонаблюдение между феноменологией и повествованием: обзор коллективной монографии. Clegg J.W. (ed.) Self-obsevation in the social sciences (N.J.: Transaction Publishers, 2013, 308 p. + XIII)// Вестник Пермского университета. Философия. Психология. Социология. 2016. Вып.4(28). С. 128–130.
doi: 10. 17072/2078-7898/2016-4-128-130

Тема 3 | coglab

Тема 3. Становление психологии как науки. Психология сознания и бихевиоризм

Проблема изучения сознания в философии нового времени (Р. Декарт, Дж. Локк). Соз­на­ние как пред­мет пси­хо­ло­гии. Яв­ле­ния и свой­ст­ва соз­на­ния. Объем сознания и объем внимания. Элементы сознания (В. Вундт). Развитие классических представлений о сознании: «по­ток соз­на­ния» и его ха­рак­те­ри­сти­ки (У. Джемс). Понятие рефлексии. Ме­тод ин­трос­пек­ции и про­бле­ма са­мо­на­блю­де­ния. Раз­но­вид­но­сти ме­то­да ин­трос­пек­ции. Роль субъ­ек­тив­ного от­чета в психологических ис­сле­до­ва­ни­ях.

По­ве­де­ние как пред­мет пси­хо­ло­гии. Ос­нов­ные по­ня­тия и ме­то­ды клас­си­че­ско­го би­хе­вио­риз­ма (Дж. Уотсон). Не­оби­хе­вио­ризм: по­ня­тие про­межуточ­ной пе­ре­мен­ной, ак­тив­ность и це­ло­ст­ность по­ве­де­ния (Э. Толмен). Основные формы научения: классическое и оперантное обуславливание (Б. Ф. Скиннер). Принципы объективности в бихевиоризме и необихевиоризме.

 

Вопросы для обсуждения

  1. Представление о сознании в философии Нового времени. Соз­на­ние как пред­мет пси­хо­ло­гии. Яв­ле­ния и свой­ст­ва соз­на­ния. Элементы сознания (В. Вундт). Развитие представлений о сознании: по­ток соз­на­ния и его ха­рак­те­ри­сти­ки (У. Джемс).

  2. Ме­тод ин­трос­пек­ции и про­бле­ма са­мо­на­блю­де­ния. Возможности и недостатки ме­то­да ин­трос­пек­ции.

  3. Ос­нов­ные по­ня­тия и ме­то­ды клас­си­че­ско­го би­хе­вио­риз­ма (Дж. Уотсон). Критика метода интроспекции. Классическое обуславливание.

  4. Не­оби­хе­вио­ризм: по­ня­тие про­межуточ­ной пе­ре­мен­ной, целенаправленность и це­ло­ст­ность по­ве­де­ния (Э. Толмен). Оперантное обуславливание (Б. Скиннер). Принципы объективности в бихевиоризме и необихевиоризме.

 

Список литературы

  1. Ан­то­ло­гия ми­ро­вой фи­ло­со­фии. В 4 т. Т.2. М., 1970. Дж. Локк «Опыт о человеческом разуме» кн. 2, гл. 1, пп. 1-4, гл. 2, п. 1, гл. 6 пп. 1,2 с. 412-413, 417-420. (3,4)

  2. Декарт Р. Начала философии. Ч. 1. параграфы 1-15. // Ан­то­ло­гия ми­ро­вой фи­ло­со­фии. В 4 т. Т.2. М., 1970. ИЛИ Декарт Р. Избранные произведения в 2 Т. М., 1994. (3)

  3. Вундт В. Сознание и внимание // Хрестоматия по курсу Введение в психологию / под ред. Е.Е. Соколовой. М., 1999. с. 95-105. (3,4)

  4. Гип­пен­рей­тер Ю.Б. Вве­де­ние в об­щую пси­хо­ло­гию. М., 2000. С. 22-27 (1,2), 28-50 (3,4), 51-66 (5, 6), 67-98 (8), 99-134 (9, 10).

  5. Джемс У. Пси­хо­ло­гия. М., 1991. С. 56-72 (3). ИЛИ У. Джемс «Поток сознания» // Хрестоматия по курсу Введение в психологию / под ред. Е.Е. Соколовой. М., 1999. с.106-118. (3)

  6. Ис­то­рия пси­хо­ло­гии. Тек­сты / под ред. П.Я. Галь­пе­ри­на, А.Н. Ждан. Изд. 2. М., 1992. С. 19-44 (Бо­ринг) (4,5).

  7. Теплов Б.М. Об интроспекции и самонаблюдении // Хрестоматия по курсу Введение в психологию / под ред. Е.Е. Соколовой. М., 1999. с. 126-132. (4)

  8. Уот­сон Дж. Бихевиоризм // Хре­сто­ма­тия по исто­рии пси­хо­ло­гии. / под ред. Гальперина П.Я., Ждан А.Н. М., 1980. с. 34-44 (5) ИЛИ Уотсон Дж. «Бихевиоризм» // Хрестоматия по курсу Введение в психологию / под ред. Е.Е. Соколовой. М., 1999. с. 193-199. (5)

  9. Э. Тол­мен Поведение как молярный феномен // Хре­сто­ма­тия по исто­рии пси­хо­ло­гии. / под ред. Гальперина П.Я., Ждан А.Н. М., 1980. с. 46-82 ИЛИ Толмен Э. Поведение как молярный феномен // Хрестоматия по курсу Введение в психологию / под ред. Е.Е. Соколовой. М., 1999. с. 200-204. (6)

  10. Э. Толмен Когнитивные карты у крыс и у человека // Хре­сто­ма­тия по исто­рии пси­хо­ло­гии / под ред. Гальперина П.Я., Ждан А.Н. М., 1980, с. 46-82 (6)

  11. Скиннер Б.Ф. Оперантное поведение // Ис­то­рия зарубежной пси­хо­ло­гии. Тек­сты. 30-е – 60-е годы 20 века / Под ред. П.Я. Галь­пе­ри­на, А.Н. Ждан. М., 1986. с. 59-79. (6)

Как работал метод самонаблюдения Вильгельма Вундта по сравнению с самоанализом?

Вопрос:

Как сработал метод самонаблюдения Вильгельма Вундта и самоанализ?

Самоанализ и самонаблюдение

Самоанализ можно определить как исследование психических процессов индивида. Самонаблюдение — это форма самоанализа, которая позволяет нам обратиться к психологическому феномену, который нельзя наблюдать с помощью более традиционных методов наблюдения от третьего лица.Целью интроспекции является хорошо структурированное наблюдение за когнитивными процессами ума.

Ответ и объяснение:

Вундт, пионер научной психологии, разработал эмпирический метод изучения сознательных ощущений и элементарных чувств. Метод самоанализа Вундта был формой самонаблюдения, при которой участники должны были сообщать о своих субъективных мыслях и чувствах. Вундт считал, что единственная цель интроспекции — определить самые основные элементы сознательного опыта.Однако различные критики утверждали, что интроспекция может получить доступ только к сознательным мыслям и, следовательно, ненадежна и неточна. Вундт, опасаясь этой критики, различал две формы интроспекции: внутреннее восприятие и самонаблюдение.

Вундт считал, что внутреннее восприятие включает в себя непосредственные переживания, имеющие отношение к психологической науке. В то время как самонаблюдение было ненадежным и недостоверным, поскольку сознательные процессы не могли одновременно выполняться и наблюдаться.

Вундт настаивал на введении строгих ограничений на свои эксперименты. Пытаясь сделать психологию научной дисциплиной, Вундт добился того, чтобы все эксперименты проводились в строго стандартизированных условиях и могли быть воспроизведены в одних и тех же условиях.

Все об интроспекции в психологии

Самоанализ — это процесс, который включает в себя взгляд внутрь для изучения собственных мыслей и эмоций. Этот термин часто используется в повседневном языке для обозначения неформального процесса исследования своей внутренней жизни, но этот термин также применяется к более формализованному процессу, который когда-то использовался в качестве экспериментальной техники в психологии.

Экспериментальное использование интроспекции похоже на то, что вы могли бы делать, когда анализируете свои собственные мысли и чувства, но гораздо более структурированно и строго.

Что такое интроспекция?

Термин интроспекция может использоваться для описания как неформального процесса рефлексии, так и более формализованного экспериментального подхода, который использовался на ранних этапах истории психологии.

В повседневной жизни самоанализ — это способ заглянуть внутрь и исследовать свои внутренние мысли и чувства.Однако как инструмент исследования процесс был гораздо более контролируемым и структурированным.

Отражение

Первое значение, вероятно, наиболее знакомо большинству людей, и оно включает неформальное изучение наших собственных внутренних мыслей и чувств. Когда мы размышляем над своими мыслями, эмоциями и воспоминаниями и исследуем их значение, мы занимаемся самоанализом.

Методика исследований

Термин интроспекция также используется для описания исследовательской техники, впервые разработанной психологом Вильгельмом Вундтом.Методика Вундта, также известная как экспериментальное самонаблюдение , предполагала обучение людей тщательному и объективному анализу содержания собственных мыслей.

Некоторые историки предполагают, что интроспекция — не самый точный термин для обозначения методов, которые использовал Вундт. Самоанализ подразумевает некоторый уровень самоанализа в кресле, но методы, которые использовал Вундт, были гораздо более контролируемыми и жесткими экспериментальными методами.

Психологические исследования Вундта

Процесс, который использовал Вундт, отличает его методы от случайного самоанализа.В лаборатории Вундта высококвалифицированным наблюдателям были представлены тщательно контролируемые сенсорные события. Вундт считал, что наблюдатели должны быть в состоянии повышенного внимания к стимулу и контролировать ситуацию. Наблюдения также повторялись многократно.

Какова была цель этих наблюдений? Вундт считал, что содержание человеческого разума состоит из двух ключевых компонентов: ощущений и чувств.

Вундт полагал, что для того, чтобы понять разум, исследователям нужно сделать больше, чем просто определить структуру или элементы разума. Вместо этого было важно посмотреть на процессы и действия, которые происходят, когда люди воспринимают окружающий мир.

Вундт сосредоточился на том, чтобы сделать процесс самоанализа как можно более структурированным и точным. Наблюдатели были хорошо обучены, а сам процесс был жестким и строго контролируемым.

Во многих случаях респондентов просили просто ответить «да» или «нет». В некоторых случаях наблюдатели нажимали кнопку телеграфа, чтобы дать свой ответ. Целью этого процесса было сделать самоанализ как можно более научным.

Эдвард Титченер, ученик Вундта, также использовал эту технику, хотя его обвиняли в искажении многих оригинальных идей Вундта. Вундт был заинтересован в рассмотрении сознательного опыта в целом, а Титченер вместо этого сосредоточился на разбиении мысленных переживаний на отдельные компоненты и попросил людей описать свои мысленные переживания событий.

Преимущества самоанализа

Хотя интроспекция потеряла популярность как метод исследования, у такого рода саморефлексии и самоанализа есть много потенциальных преимуществ.

  • Самоанализ может быть отличным источником личных знаний
  • Процесс дает знания, которые невозможно получить никаким другим способом
  • Он может помочь людям установить связь между различными переживаниями и ответами

Критика интроспекции

Хотя экспериментальные методы Вундта во многом способствовали превращению психологии в более научную дисциплину, интроспективный метод имел ряд заметных ограничений.

Использование интроспекции как экспериментальной техники часто подвергалось критике, особенно использование метода Титченером. Школы мысли, включая функционализм и бихевиоризм, полагали, что интроспекции недостает научной надежности и объективности. Поскольку процесс настолько субъективен, невозможно изучить или повторить результаты.

Еще несколько проблем с интроспекцией:

  • Различные наблюдатели часто давали существенно разные ответы на одни и те же стимулы.
  • Даже самые высококвалифицированные наблюдатели не были последовательны в своих ответах.
  • Самоанализ ограничен в использовании; сложные предметы, такие как обучение, личность, психические расстройства и развитие, трудно или даже невозможно изучить с помощью этой методики
  • Технику трудно использовать с детьми и невозможно использовать с животными
  • Сам процесс анализа собственных мыслей играет роль в изменении опыта

Кроме того, поскольку исследователи должны сначала обучить наблюдателей, всегда существует вероятность того, что это обучение внесет предвзятость в результаты.Те, кто занимается интроспекцией, могут думать или чувствовать вещи из-за того, как на них повлияли и обучили экспериментаторы.

Исследования также показали, что люди по большей части не осознают многие из того, что происходит в их собственном сознании, но удивительно не осознают этого неосознавания.

Когнитивные предубеждения — хороший пример того, как люди часто не осознают свои собственные мысли и предубеждения. Несмотря на это, люди, как правило, очень уверены в своем самоанализе.

Оценивая себя и других, люди придают большее значение самоанализу, оценивая других по их внешнему поведению. Проблема в том, что даже когда интроспекция не дает полезной или точной информации, люди остаются уверенными в правильности своих интерпретаций — феномен, известный как иллюзия интроспекции.

Слово от Verywell

Использование интроспекции как инструмента для того, чтобы заглянуть внутрь себя, является важной частью самосознания и даже используется в психотерапии как способ помочь клиентам понять свои собственные чувства и поведение.

Хотя усилия Вундта во многом способствовали развитию и продвижению экспериментальной психологии, теперь исследователи признают многочисленные ограничения и подводные камни использования интроспекции в качестве экспериментальной техники.

Самоанализ | Психология вики | Фэндом

Оценка |
Биопсихология |
Сравнительный |
Познавательный |
Развитие |
Язык |
Индивидуальные различия |
Личность |
Философия |
Социальные |
Методы |
Статистика |
Клиническая |
Образовательная |
Промышленное |
Профессиональные товары |
Мировая психология |


Клинический:
Подходы ·
Групповая терапия ·
Техники ·
Типы проблем ·
Области специализации ·
Таксономии ·
Терапевтические вопросы ·
Способы доставки ·
Проект перевода модели ·
Личный опыт ·


Файл: DSCF0003. jpg

Самоанализ предполагает внутреннее самонаблюдение за сознательными мыслями.

Самоанализ — это самонаблюдение и отчет о сознательных внутренних мыслях, желаниях и ощущениях. Это сознательный умственный и обычно целенаправленный процесс, основанный на мышлении, рассуждении и исследовании собственных мыслей, чувств и, в более духовных случаях, своей души. Его также можно назвать созерцанием самого себя, и в отличие от экстроспекции, наблюдения за вещами, внешними по отношению к самому себе.Самоанализ может использоваться как синоним саморефлексии и использоваться аналогичным образом.

Бихевиористы утверждали, что интроспекция ненадежна и что предмет научной психологии должен быть строго операционализирован, объективен и измерим. Это привело к тому, что психология сосредоточилась на измеримом поведении, а не на сознании или ощущении. [1] Когнитивная психология принимает использование научного метода, но часто отвергает интроспекцию как действенный метод исследования по этой причине, особенно в отношении причин поведения и выбора. Герберт Саймон и Аллен Ньюэлл определили протокол «мышления вслух», в котором исследователи видят, что субъект занят выполнением задачи и который излагает свои мысли вслух, что позволяет изучать свой мыслительный процесс, не заставляя субъекта комментировать свое мышление.

С другой стороны, интроспекцию можно рассматривать как действенный инструмент для разработки научных гипотез и теоретических моделей, в частности, в когнитивных науках и инженерии. На практике функциональное (целенаправленное) компьютерное моделирование и компьютерное моделирование мета-рассуждений и метапознания тесно связаны с интроспективным опытом исследователей и инженеров.

Интроспекцию использовал немецкий физиолог Вильгельм Вундт в лаборатории экспериментальной психологии, которую он основал в Лейпциге в 1879 году. Вундт полагал, что, используя интроспекцию в своих экспериментах, он будет собирать информацию о том, как работает разум испытуемых, поэтому он хотел исследовать разум на его основные элементы. Вундт не изобретал этот способ заглядывать в сознание человека через его опыт; скорее, это может относиться к Сократу. Отличительный вклад Вундта заключался в том, чтобы вывести этот метод на экспериментальную арену и, таким образом, во вновь сформированную область психологии.

Недоступные мыслительные процессы и конфабуляция [править | править источник]

Основная статья: Иллюзия самоанализа

Психологическое исследование познания и атрибуции попросило людей рассказать о своих умственных процессах, например, почему они сделали тот или иной выбор или как пришли к суждению. В некоторых ситуациях эти отчеты явно конфабулируются. [2] Например, люди оправдывают выбор, который они на самом деле не сделали. [3] Такие результаты подрывают идею о том, что эти устные сообщения основаны на прямом интроспективном доступе к ментальному содержанию. Вместо этого суждения о собственном сознании кажутся выводами из открытого поведения, подобными суждениям о другом человеке. [2] Однако трудно оценить, применимы ли эти результаты только к необычным экспериментальным ситуациям или они раскрывают что-то о повседневном самоанализе. [4] Теория адаптивного бессознательного предполагает, что очень большая часть психических процессов, даже процессов «высокого уровня», таких как постановка целей и принятие решений, недоступны для самоанализа. [5]

Даже когда их самоанализ неинформативен, люди по-прежнему уверенно описывают свои психические процессы, «не осознавая своей неосознаваемости». [6] Этот феномен был назван иллюзией самоанализа и использовался для объяснения некоторых когнитивных искажений [7] и веры в некоторые паранормальные явления. [8] Делая суждения о себе, испытуемые считают свои интроспекции надежными, тогда как они судят других людей на основании их поведения. [9] Это может привести к иллюзиям превосходства. Например, люди обычно считают себя менее конформистами, чем другие, и это, по-видимому, потому, что они не анализируют какое-либо побуждение подчиняться. [10] Еще один надежный результат заключается в том, что люди обычно считают себя менее предвзятыми, чем все остальные, потому что они не анализируют предвзятые мыслительные процессы. [9] Однако эти интроспекции вводят в заблуждение, потому что предубеждения действуют подсознательно.
В одном из экспериментов испытуемым пытались дать доступ к интроспекции других.Они сделали аудиозаписи испытуемых, которым было сказано говорить все, что пришло им в голову, когда они отвечали на вопрос о своей предвзятости. [9] Хотя испытуемые убедили себя, что они вряд ли будут предвзяты, их интроспективные отчеты не повлияли на оценки наблюдателей. Когда испытуемым было прямо сказано не полагаться на самоанализ, их оценки собственных предубеждений стали более реалистичными. [9]

книг [править | править источник]

  • Адам Вигнер, Изабелла Новакова (редакторы), Катаржина Папжицка (транс) (2002) Наблюдение, гипотеза, самоанализ.Издания Rodopi B. V.ISBN

    17260

  • (2003) Энтони Джек, Андреас Рёпсторфф Доверять предмету?: Использование интроспективных данных в когнитивной науке , Imprint Academic.
  • Уилсон, Тимоти (2002). Незнакомцы себе: открытие адаптивного бессознательного , Кембридж: Belknap Press.
  • Wilson, Timothy D. Wilson; Сара Д. Ходжес (1992). «Отношения как временные конструкции» Леонард Л. Мартин, Авраам Тессер Построение социальных суждений , Lawrence Erlbaum Associates.

Статьи [редактировать | править источник]

  • Скучно, Эдвин Г. (1953). История самоанализа. Психологический бюллетень 50 (3): 169–189.
  • Knight Dunlap (1912) Дело против самоанализа. Психологическое обозрение, 19, 404-413 Полный текст
  • Титченер, Э. Б. (1912) Схема интроспекции, Американский журнал психологии, 23, 485-508 Полный текст

книг [править | править источник]

  • Шульц Д. П. и Шульц, С. Э. (2004). История современной психологии (8-е изд.). Бельмонт, Калифорния: Wadsworth / Thomson Learning.
  • Дегроот, А. Д. (1978) Мысль и выбор в шахматах. Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: Уолтер де Грюйтер. (оригинал на голландском языке: 1946)

Документы [редактировать | править источник]

  1. Уилсон, Роберт Эндрю; Кейл, Фрэнк С. (ред.) (2001). Энциклопедия когнитивных наук Массачусетского технологического института (MITECS) , Кембридж, Массачусетс: MIT Press. Ср. p.xx
  2. 2.0 2,1 Нисбетт, Ричард Э., Тимоти Д. Уилсон (1977). Рассказывать больше, чем мы можем знать: устные отчеты о психических процессах. Психологический обзор 8 : 231–259. , перепечатано в (2005) Дэвид Льюис Хэмилтон Социальное познание: ключевые чтения , Psychology Press.
  3. Йоханссон, Петтер, Ларс Холл, Сверкер Сикстрём, Бетти Тэрнинг, Андреас Линд (2006). Как что-то можно сказать о том, чтобы сказать больше, чем мы можем знать: о слепоте выбора и самоанализе. Сознание и познание 15 (4): 673–692.
  4. Уайт, Питер А. (1988). Узнать больше о том, что мы можем сказать: «интроспективный доступ» и точность отчета о причинно-следственных связях 10 лет спустя. Британский журнал психологии 79 (1): 13–45.
  5. Уилсон, Тимоти Д., Элизабет В. Данн (2004). Самопознание: его пределы, ценность и потенциал для улучшения. Ежегодный обзор психологии 55 : 493–518.
  6. Уилсон, Тимоти Д., Йоав Бар-Анан (22 августа 2008 г.). Невидимый разум. Наука 321 (5892): 1046–1047.
  7. Пронин Эмили (январь 2007 г.). Восприятие и неправильное восприятие предвзятости в человеческих суждениях. Тенденции в когнитивных науках 11 (1): 37–43.
  8. Вегнер, Дэниел М. (2008). «Я — это магия» Джон Бэр, Джеймс К. Кауфман, Рой Ф. Баумейстер Мы свободны ?: психология и свобода воли , Нью-Йорк: Oxford University Press.URL-адрес, дата обращения 2 июля 2008 г.
  9. 9,0 9,1 9,2 9,3 Пронин, Эмили, Мэтью Б. Куглер (июль 2007 г.). Ценить мысли, игнорировать поведение: иллюзия самоанализа как источник слепого пятна предвзятости. Журнал экспериментальной социальной психологии 43 (4): 565–578.
  10. Пронин, Эмили, Джона Бергер, Сара Молуки (2007). Один в толпе овец: асимметричные представления о соответствии и их корни в иллюзии самоанализа. Журнал личности и социальной психологии 92 (4): 585–595.

Вундт о самонаблюдении и внутреннем восприятии

Вильгельм Вундт был отцом-основателем лабораторной психологии и великим провидцем психологии как дисциплины — ее соответствия между науками, структуры ее объекта (разума), ее методов, в первую очередь самоанализа — и также автор настолько плодовитый, что большая часть его работ остается непереведенной, несмотря на его важность. Среди этих непереведенных работ — его эссе «Selbstbeobachtung und innere Wahrnehmung» [Самонаблюдение и внутреннее восприятие «] (1888 г.), с которым я боролся. Это эссе является ключом к взгляду Вундта на» самоанализ «- обычному английскому перевод немецкого Selbstbeobachtung — поскольку здесь он противопоставляет его, казалось бы, связанному процессу «внутреннего восприятия». И, к сожалению, вторичные источники здесь разбросаны по всей карте. Я не могу найти хороших трактовок.

Чтобы понять Вундта помогает узнать две части исторического контекста.Один из них — влиятельная критика интроспективного метода психологии Августом Контом:

Но что касается наблюдения таким же образом интеллектуальных явлений во время их реального присутствия, то это очевидная невозможность. Мыслитель не может разделить себя на двоих, из которых один рассуждает, а другой наблюдает за ним. Если наблюдаемый и наблюдающий орган в данном случае идентичны, как могло происходить наблюдение? В таком случае предполагаемый метод полностью недействителен (1830, используя перевод Джеймса 1890/1981, стр. 188).

Другой — это различие Франца Брентано (1874/1973) между «внутренним наблюдением» [innere Beobachtung] и «внутренним восприятием» [innere Wahrnehmung]. Брентано утверждает, что внутреннее наблюдение включает в себя внимание к сознательным психологическим процессам по мере их возникновения. Это, как он говорит вместе с Контом, невозможно или, по крайней мере, как психологический метод не удается, потому что акт внимания к процессу неизбежно разрушает или, по крайней мере, нежелательно изменяет целевой процесс. Напротив, во «внутреннем восприятии» замечаются психологические процессы, а внимание направлено на что-то другое.Их замечают только «случайно» [nebenbei], и поэтому их никто не беспокоит.

Вундт соглашается с Брентано и Контом в том, что наблюдение обязательно требует внимания и, следовательно, обычно мешает наблюдаемому процессу, если этот процесс является внутренним, психологическим. Однако, в отличие от Брентано, Вундт не предполагает научного знания о психических процессах, возникающих без какого-либо внимания, включая плановые и контролируемые вариации — внимательное плановое исследование, если не процесса в том виде, в каком он происходит, то, по крайней мере, воспроизведения этого процесса как «образ памяти» [Erinnerungsbild]. Для Вундта нет науки искоса. Психологический метод «внутреннего восприятия» для Вундта — это метод удержания в памяти образа психологического процесса и внимательного манипулирования им. Он считает, что у этого метода есть два существенных недостатка: во-первых, можно работать только с тем, что помнит рассматриваемого процесса — манипуляции с образом-памятью не могут обнаружить новые элементы. Во-вторых, новые элементы могут быть непреднамеренно введены через ассоциацию — можно спутать память о процессе с памятью о другом связанном процессе или объекте.

Следовательно, считает Вундт, наука о психологии должна зависеть от внимательного наблюдения за психическими процессами по мере их возникновения. Он утверждает, что те, кто считает, что внимание обязательно искажает целевой умственный процесс, слишком пессимистичны. Подкласс психических процессов относительно не нарушен внимательным наблюдением — в частности, базовыми психическими процессами, особенно восприятием. Вундт предполагает, что переживание красного более или менее одинаково, независимо от того, осознает ли человек психологический факт, что он испытывает покраснение.Вундт также считает, что интроспективное внимание в значительной степени не нарушает основные процессы памяти, эмоций и воли. Он считает, что только эти можно изучать с помощью интроспективной психологии. Более сложные процессы, напротив, необходимо изучать не интроспективно — например, через изучение языка, истории, культуры, развития человека и животных.

Ученики Вундта были склонны игнорировать его увещевания ограничить интроспективное наблюдение такими основными процессами.Э. Титченер, например, считал, что практикующие интроспекторы могут наблюдать даже свои «высшие» когнитивные процессы, не беспокоя их. Возможно, окончательное падение интроспективной психологии в пользу бихевиоризма (сосредоточение внимания только на внешних стимулах и поведенческих реакциях, отсутствие чего-либо «внутреннего» вообще) было ускорено амбициозными попытками учеников Вундта распространить интроспективный метод на такие высшие когнитивные процессы, о которых методологические и существенные споры оказались неразрешимыми.

Одержимость собой, но не самоанализ? Как это работает?

Самоанализ: исследование или наблюдение за собственными умственными и эмоциональными процессами.

Трамп весь день говорит о Трампе. Он рассказывает вам, что решил Трамп, во что верит Трамп и что Трамп сделает. Он описывает особенности и качества Трампа. Он последнее слово о Трампе, единственный человек, на которого вы можете рассчитывать в получении настоящих новостей.

Несмотря на его бесконечное самоанализ, самонаблюдение и самоотчетность, очень немногие люди могут описать его как интроспективного.В самом деле, большинство скажет, что он лучше всех умеет не размышлять. Никто не занимается самоанализом так ужасно, как Дональд Трамп.

Многие из его сторонников любят это о нем, человеке пристального действия и ясности, ни второго, ни гадания неуверенности в себе.

Большинство американцев считают, что это вызывает глубокую озабоченность.

Так что же дает? Как он может заниматься самоанализом и не заниматься самоанализом?

Наблюдать за собой — все равно что пытаться съесть свой собственный рот. «Я» наблюдает за собой; рот ест рот. Каждый последний кусочек рта? Нет, потому что кусочек рта, который ест, не может есть сам.

То же самое и с интроспекцией. Та часть «я», которая занимается наблюдением, не может наблюдать себя. Для этого вам понадобится другое «я» наблюдателя, которое, увы, не может наблюдать себя. Здесь все усложняется, поэтому давайте назовем самих себя:

I 0 : Твоя неизученная жизнь; например, личность, которая ходит на работу каждый день.
I 1 : Ваш неисследованный рассказ о той жизни; например, сказать: «Я работяга!»
I 2 : Ваш рассказ о сказочнике I1; например, сказать: «Я люблю говорить, что я работяга».
И-онов (снова, и снова, и снова …) : Признание того, что каждая история, которую вы рассказываете, может быть рассказана о ее рассказчике. Нет финальной истории.

Источник: Создано автором

Если вы расширите это до обмена мнениями между несколькими людьми, это будет полностью интуитивно понятно.

I 0 : Поведение Трампа.
I 1 : «Трамп делает Америку великой!»
I 2 : «Я 1 , вам просто нравится думать, что он делает Америку великой».
I-on: «I 2 , вам нравится психологизировать I 1 не так ли ? »

Трамп в значительной степени шовинист I 1 . Для него это лучший уровень. Он всегда последнее слово о том, кто он такой. Он бы вписался прямо в движение самоутверждения.Его секрет? Секрет: то, чем вы себя называете, — это то, чем вы становитесь.

Это своего рода самонаблюдение, последнее слово — I 1 . Но это не то, что большинство людей подразумевает под самоанализом.

Самоанализ начинается с I 2 , когда вы можете увидеть, как вы рассказываете историю о своем поведении. Возможность сказать: «Мне нравится думать, что я работяга» подчеркивает, что это история, которая ослабляет сюжет, делая ее открытой для переосмысления.

Есть люди, которые проводят кампании за каждый из четырех уровней, как будто он правильный:

I 0 : «Хватит думать.Просто будь. Не стесняйтесь. Не сомневайтесь. Вернитесь к своей животной природе! » Это было бы определением некоторых людей осознанности или цели медитации, возвращение к «уму новичка».

I 1 : «Уважайте себя. Не позволяйте ненавистникам унижать вас. Увидьте себя таким, каким вы хотите быть, и вы станете таким. Подтвердите себя, несмотря ни на что ». Думай и богатей, или любая из кампаний по мега-церквям за деньги для I 1 . Республиканская партия глубоко посвящена I 1 в наши дни.Так было не всегда.

I 2 : «Не верьте всему, что думаете. Ставьте под сомнение свои предположения. Испытай себя. Не успокаивайтесь, не останавливайтесь на достигнутом. Самоанализ ». Научный метод в значительной степени основан на перспективе I 2 . Вот почему ученых поощряют бросать вызов интуиции друг друга. о том, что вы есть, так что откажитесь от поиска.Вы не можете познать себя и, следовательно, действительно ничего не можете знать. Это неправда. Постмодернизм и Дзен могут склоняться к И-онам. И-оны могут порождать цинизм или нигилизм, который мы видим в Республиканской партии в наши дни — Роджер Стоун, или эта знаменитая цитата Карла Роува, говорящего с либеральным репортером о Республиканской партии:

«Теперь мы империя, и когда мы действуем, мы создаем свою собственную реальность. И пока вы изучаете эту реальность — как бы рассудительно — мы будем действовать снова, создавая другие новые реальности, которые вы тоже можете изучать, и вот как все будет разрешено.Мы актеры истории. . . и вам, всем вам, останется просто изучить то, что мы делаем ».

Есть известная поговорка : «Это моя история, и я ее придерживаюсь». Это прекрасное выражение тяги к нашей неизученной истории, когда мы познали себя прочно, твердо, наконец, раз и навсегда. Кто-то предлагает вам понаблюдать за своей историей, и вы делаете это достаточно долго, чтобы сказать «это моя история», а затем снова погружаетесь в нее.

А я, за что мне агитировать? Мне нравится многоуровневая направленность, я нахожусь на каждом из этих уровней самосознания в нужное время — иногда просто нахожусь, иногда копаюсь в пятках в нашей самоутверждающей истории, иногда самоанализируя наши умственные и эмоциональные процессы, а иногда вспоминая что нет окончательной истории, нет способа узнать свое истинное «я», просто разные интерпретации того, кто мы есть.

Я думаю об этих четырех «Я» как о клюшках в сумке для гольфа. Выберите правильную клюшку для удара, в чем Трамп должен признать игрока в гольф. Но в его сумке, кажется, только одна дубинка, я 1 всю дорогу. Гордые, неизученные истории о том, кто он такой, были ему очень хороши.

Он далеко продвинулся в своем непроверенном самооценке, и у него есть меньшинство американцев, падающих в обморок из-за его способности придерживаться своего позитивного настроения. так тяжело копаться в наших исцелениях.

Или отсутствие самодисциплины, необходимой для посещения менее комфортного уровня I 2 , где происходит настоящее самоанализ.

Самоанализ — Энциклопедия Нового Мира

Самоанализ подразумевает внутреннее самонаблюдение за сознательными мыслями.

Самоанализ — это внутреннее сосредоточение на умственных переживаниях, таких как ощущения или чувства. Это сознательный умственный и целенаправленный процесс, основанный на мышлении, рассуждениях и исследовании собственных мыслей и восприятий.Самоанализ — это процесс непосредственного изучения собственных сознательных психических состояний и процессов. Буквально «самоанализ» означает «смотреть внутрь». Это уникальная человеческая способность.

Самоанализ обеспечивает доступ к содержанию сознания. Психологи, в частности Вильгельм Вундт и Э. Титченер, а также те, кто в последнее время занимался когнитивной наукой, использовали интроспекцию, чтобы попытаться раскрыть процессы человеческого разума, прося людей описать свое мышление, восприятие, чувства и т. Д. ситуации.В этой парадигме предполагалось, что самоанализ не может лгать. Для философов осознание собственных мыслительных процессов было предложено как способ получения людьми знания о мире и как доказательство дуализма разума и тела.

Самоанализ позволяет людям рефлексировать, оценивать свое душевное состояние, понимание ситуации и запланированный курс действий. Это саморефлексия позволяет людям не только проверять достоверность своих психических процессов с точки зрения их точности, но также их морального или этического статуса.Таким образом, способность к интроспекции является важным балансом нашей свободной воли, позволяя нам проверять свои мысли и планы и, таким образом, нести за них ответственность.

Понимание самоанализа

Если кто-то хочет знать, что происходит в уме другого, он должен наблюдать за поведением субъекта; на основании наблюдений иногда можно сделать разумный вывод о психическом состоянии человека. Так, например, увидев улыбку человека, можно сделать вывод, что он счастлив; Видя, как кто-то хмурится, можно сделать вывод, что он расстроен. Но, по крайней мере, обычно, это не тот способ познания собственных душевных состояний. Людям не нужно проверять свое «поведение», чтобы знать, что они чувствуют, во что верят, чего хотят и так далее. Кажется, понимание этих вещей более прямое, чем понимание психических состояний других. Термин, используемый для описания этого особого способа доступа, который люди, по-видимому, имеют к своим собственным психическим состояниям, — это интроспекция .

История

Начиная с семнадцатого века, существуют значительные разногласия по поводу масштабов, природы и эпистемологического статуса интроспекции.Декарт считал, что все ментальные состояния подлежат самоанализу; что достаточно иметь психическое состояние, чтобы осознавать это; и что, когда человек размышляет, он не может ошибаться в том, что он видит. С этой точки зрения интроспекция обеспечивает основу для познания физического мира, и человек приходит к познанию физического мира, сначала приходя к познанию и / или распознаванию определенных черт своего разума, а именно ощущений, которые вызывают физические объекты, а затем рисования. выводы о вероятном источнике этих психических состояний.Таким образом, знание физического мира является косвенным; оно основано на непосредственном знании людей собственного разума. Декарт отстаивал дуализм на основе интроспективных свидетельств. Однако точка зрения, согласно которой интроспекция дает безошибочное и полное представление о разуме, больше не является общепринятой.

Эпистемология

Самоанализ использовался для подтверждения различных метафизических выводов. Дэвид Хьюм отметил, что интроспекция не обнаруживает наличия стойкого «я», а только серию мимолетных восприятий.На основе философии Юма некоторые более поздние философы пришли к выводу, что не существует постоянного «я».

Утверждалось, что когда люди пытаются сообщить о процессах, опосредующих воздействие стимула на реакцию, они делают это не на основе самоанализа, а, скорее, на основе неявного здравого смысла индивида. Эрикссон и Саймон (1980) разработали модель механизмов, с помощью которых создаются интроспективные отчеты. Они использовали эту модель для определения условий, при которых такие отчеты являются надежными.

Считалось, что интроспекция помогает в формировании убеждений на основе адекватных доказательств, и она использовалась в качестве инструмента самозащиты для тех, кого это касается, для понимания и уточнения их мотивов и характеров. Философы, озабоченные самосовершенствованием, эпистемологическим или моральным, часто прибегали к самоанализу.

Самоанализ как психологический метод

В психологии интроспекция — это метод исследования, при котором субъекты пытаются исследовать содержание и процессы своего сознания.Самоанализ использовался при изучении ряда психологических процессов, включая память, обучение, мышление, решение проблем, анализ сновидений и восприятие.

Психология девятнадцатого века во многом полагалась на самоанализ. В качестве метода исследования интроспекция использовалась немецким физиологом, философом и психологом Вильгельмом Вундтом в лаборатории экспериментальной психологии, которую он основал в Лейпциге в 1879 году. Вундт полагал, что, используя интроспекцию в своих экспериментах, он сможет собрать информацию о том, как умы испытуемых работали.Таким образом, он хотел исследовать разум на его основные элементы. Вундт не изобретал этот способ заглядывать в сознание человека через его опыт; скорее, его можно датировать Платоном и Августином. Отличительный вклад Вундта заключался в том, чтобы вывести этот метод на экспериментальную арену и, таким образом, во вновь сформированную область психологии.

Вильгельм Вундт интересовался изучением душевных переживаний людей. Его интроспективный метод включал тщательное самоанализ и отчет о своем сознательном опыте — о том, что человек воспринимает, чувствует, думает или ощущает в каждый конкретный момент времени.Например, он подвергал людей воздействию визуального или слухового стимула, света или звука и просил их сообщить о своих сознательных реакциях на стимул (как он звучал, как долго длился, как ощущался).

Метод интроспекции не был простым отражением опыта. Субъекты были тщательно обучены процессу изучения, описания и сообщения непосредственного сенсорного опыта в ответ на систематические вопросы. Эдвард Б. Титченер определил условия для оптимального интроспективного наблюдения: испытуемые должны быть непредвзятыми и не допускать, чтобы другие ассоциации влияли на отчет о непосредственном опыте.Кроме того, испытуемые должны быть бдительными, не отвлекаться, здоровыми, бодрыми и свободными от усталости и быть заинтересованы в изучаемом опыте.

Самоанализ был основным методом школы структуралистов, возглавляемой Вильгельмом Вундтом в Германии и Эдвардом Б. Титченером в Америке. Структуралисты или интроспекционисты стремились разбить опыт на составные части или элементарные ощущения. Ощущение считалось первичным, а процессы восприятия рассматривались как вторичная организованная деятельность.Субъективное понимание сознания и содержания разума было целью структурной или интроспективной психологии.

Против этого метода выступили психологи гештальт-школы. Они отвергли предположение о первичных элементах опыта в пользу врожденных организационных склонностей и целостного взгляда на восприятие. Они утверждали, что интроспективный анализ ничего не показал, потому что явления воспринимались как закономерности, а не просто сумма их частей. Школа функционализма, представленная Джоном Дьюи, также выступала против субъективного интроспективного подхода, подчеркивая вместо этого важность систематической, объективной демонстрации и теории экспериментального тестирования.Бихевиористы, такие как Джон Б. Уотсон, осуждали интроспекцию как качественную и ненадежную и выступали против рассмотрения всех понятий субъективного опыта и вопросов сознания, подчеркивая только наблюдаемое поведение, анализируемое с точки зрения измеримых стимулов и реакций.

Когнитивный подход

Когнитивная психология принимает использование научного метода, но отвергает интроспекцию как действенный метод исследования. Герберт Саймон и Аллен Ньюэлл определили протокол «Разговор вслух» (и протокол «Думай вслух»), в котором исследователи наблюдают за субъектом, занятым самоанализом, и который излагает свои мысли вслух, что позволяет изучить его самоанализ.

Протоколы «Мысли вслух» предполагают, что участники думают вслух при выполнении набора определенных задач. Пользователей просят говорить все, на что они смотрят, думают, делают и чувствуют, когда они выполняют свою задачу. Это позволяет наблюдателям воочию увидеть процесс выполнения задачи (а не только ее конечный продукт). Наблюдателей на таком тесте просят объективно записывать все, что говорят пользователи, не пытаясь интерпретировать их действия и слова. Сеансы тестирования часто записываются на аудио- и видеозаписи, чтобы разработчики могли вернуться и сослаться на то, что сделали участники и как они отреагировали.Цель этого метода — сделать явным то, что неявно присутствует в субъектах, которые могут выполнять конкретную задачу.

Связанный, но немного другой метод сбора данных — это протокол громкой связи. При этом участники только описывают свои действия, но не дают объяснений. Этот метод считается более объективным в том смысле, что участники просто сообщают о том, как они выполняют задачу, а не интерпретируют или оправдывают свои действия (см. Работы Эрикссона и Саймона).

Самоанализ можно рассматривать как действенный инструмент для разработки научных гипотез и теоретических моделей, в частности, в когнитивных науках и инженерии. На практике функциональное (целенаправленное) компьютерное моделирование и компьютерное моделирование мета-рассуждений и метапознания тесно связаны с интроспективным опытом исследователей и инженеров. Самоанализ когда-то был приемлемым средством проникновения в суть психологических явлений. Совсем недавно Фил Робертс утверждал, что трудности, возникающие при использовании интроспекции, связаны не столько с изучением человеческого разума, сколько с изучением людей:

В отличие от кислородных, медоносных пчел и кабриолетов «Мустанг», у людей существует значительная индивидуализация, , несомненно, возникающая из-за того, что природа все больше полагается на индивидуальное воображение и суждения («рассуждение»).Но поскольку это проблема порядка, а не проблема конфиденциальности, решение состоит не в том, чтобы изгнать интроспекцию, а в том, чтобы дифференцировать (стратифицировать) между более развитыми индивидуализированными характеристиками и более механическими, изоморфными процессами, находящимися ниже в эволюционной схеме вещей. . После этого с индивидуализацией можно справиться, применив соответствующее количество абстракции и обобщения к тем характеристикам, где индивидуализация, по-видимому, наиболее распространена.

Самоотражение

Интроспекция может использоваться как синоним человеческого саморефлексии. Самоанализ выглядит как деятельность, описанная Платоном: «… почему бы нам спокойно и терпеливо не пересмотреть наши собственные мысли, а также тщательно изучить и увидеть, что на самом деле представляют собой эти проявления в нас» ( Theaetetus, 155).

Саморефлексия человека — это способность людей к самоанализу и готовность узнать больше о своей фундаментальной природе, цели и сущности.Самые ранние исторические записи демонстрируют огромный интерес, который человечество проявляло к себе. Саморефлексия человека неизменно ведет к исследованию состояния человека и сущности человечества в целом. Саморефлексия человека связана с философией сознания, темой осознания, сознания в целом и философией разума.

Самоанализ также можно назвать созерцанием самого себя, в отличие от «экстроспекции», наблюдения за вещами, внешними по отношению к самому себе.Люди часто считают себя доминирующим видом на Земле, обладающим наиболее развитым интеллектом и способностями управлять окружающей средой. Эта вера в западную культуру частично проистекает из библейской истории творения, в которой Адам благословлен править и владычествовать над Землей и всеми ее созданиями (Бытие 1:26).

Карен Хорни и Теодор Рейк использовали так называемый интроспективный анализ как метод, эквивалентный или превосходящий традиционный психоанализ.Интроспективный анализ — это тщательное систематическое самонаблюдение с намерением узнать больше о себе.

Феноменологический подход

Феноменологическое движение было инициировано в начале двадцатого века немецким философом Эдмундом Гуссерлем. Феноменология — это систематическое изучение непосредственного опыта или мира, каким он кажется наблюдателю. Согласно феноменологическим принципам, наблюдение должно предшествовать анализу и интерпретации.Он контрастирует с аналитическим подходом Вильгельма Вундта и сильно повлиял на гештальтпсихологию и экзистенциализм.

Список литературы

  • Андерсон, С. Дж. 1975. Непереведенное содержание книги Вундта Grundzüge der Physiologischen Psychologie. Journal of History of the Behavioral Sciences, 10, 381-386.
  • Скучно, Э. Г. 1950. История экспериментальной психологии . Энглвуд Клиффс, Нью-Джерси: Prentice Hall. ISBN 978-0133

    2

  • Бреннан, Дж.F. 2002. История и системы психологии . Энглвуд Клиффс, Нью-Джерси: Prentice-Hall, Inc. ISBN 978-0130481191
  • Кларк, Х. М. 1911. Сознательные установки. Американский журнал психологии . 22, 214-249.
  • Конт, А. 1930. Введение в позитивную философию. Пер. и изд. Ф. Ферре, Индианаполис: Hackett Publishing Company, 1988. ISBN 978-0872200500
  • Декарт Р. [1641] 1985. Размышления о первой философии. В Философские сочинения Декарта Том 2. Пер. Дж. Коттингем, Р. Стоутхофф и Д. Мердок. Издательство Кембриджского университета. ISBN 978-0521288088
  • Эрикссон К. и Саймон Х. (май 1980 г.). Устные отчеты как данные. Психологический обзор 87 (3): 215–251.
  • Эрикссон К. и Саймон Х. (1987). «Устные отчеты о мышлении», в In C. Faerch & G. Kasper (ред.): Самоанализ в исследовании второго языка . Клеведон, Avon: Multilingual Matters, 24–54.
  • Эрикссон, К., И Саймон, Х. (1993). Анализ протокола: устные отчеты как данные , 2-е изд., Бостон: MIT Press.
  • Фартинг, Г. У. 1992. Психология сознания. Englewood Cliffs, NJ: Prentice Hall. ISBN 978-0137286683
  • Хорни, Карен. 1999. Терапевтический процесс: очерки и лекции . Нью-Хейвен, Коннектикут: Издательство Йельского университета. ISBN 0300075278
  • ———. 1950. Собрание сочинений Карен Хорни (2 тома) . Нортон.ISBN 1199366358
  • ———. 1946. Думаете ли вы о психоанализе? Нортон. ISBN 0393001318
  • ———. 1942. Самоанализ . Нортон. ISBN 0393001342
  • ———. 1939. Новые пути в психоанализе . Нортон. ISBN 0393001326
  • Хьюм, Д. 1740. Трактат о человеческой природе . Публикации NuVision. ISBN 978-1595478597
  • ———. 1777. Исследование о человеческом понимании. Под редакцией П. Н. Ниддича.Издательство Оксфордского университета. ISBN 978-0198245360
  • Гуссерль, Э. 1970. Кризис европейских наук и трансцендентальной феноменологии. Д. Карр (перевод) Эванстон, Иллинойс: издательство Северо-Западного университета. ISBN 978-0810104587
  • Leahey, Th. H. 2000. История современной психологии. Englewood Cliffs, NJ: Prentice Hall. ISBN 978-0130175731
  • ———. 1979. Вундт и после: изменение отношений психологии с естественными, социальными науками и философией. Journal of History of the Behavioral Sciences, 15, 231-241.
  • Lehrer, K. 1990. Metamind . Оксфорд: Издательство Оксфордского университета. ISBN 978-0198248507
  • Робертс, Фил. нет данных Размышления рационолога. Проверено 24 декабря 2007.
  • .

  • Шульц, Д. П. и С. Э. Шульц. 2007. История современной психологии. Белмонт, Калифорния: Уодсворт. ISBN 978-0495097990
  • Титченер, Э. Б. [1910] 2007. Учебник психологии .Kessinger Publishing, 2007. ISBN 978-0548155110
  • ———. [1929] 1972. Систематическая психология: Пролегомены . Итика, Нью-Йорк: Издательство Корнельского университета. ISBN 978-0801491320
  • Вудворт Р. С. 1906. Безобразная мысль. Журнал философии, психологии и научных методов . №3.-701-708.
  • Вундт, В. М. [1896] 2007. Лекции по психологии человека и животных . Kessinger Publishing. ISBN 978-0548155165
  • ———. [1912] 2007. Введение в психологию . Muller Press. ISBN 978-1406719086

Кредиты

Энциклопедия Нового Света Писатели и редакторы переписали и завершили статью Википедия
в соответствии со стандартами New World Encyclopedia . Эта статья соответствует условиям лицензии Creative Commons CC-by-sa 3.0 (CC-by-sa), которая может использоваться и распространяться с указанием авторства. Кредит предоставляется в соответствии с условиями этой лицензии, которая может ссылаться как на участников Энциклопедии Нового Света, участников, так и на самоотверженных добровольцев Фонда Викимедиа.Чтобы процитировать эту статью, щелкните здесь, чтобы просмотреть список допустимых форматов цитирования. История более ранних публикаций википедистов доступна исследователям здесь:

История этой статьи с момента ее импорта в энциклопедию Нового Света :

Примечание. Некоторые ограничения могут применяться к использованию отдельных изображений, на которые распространяется отдельная лицензия.

Наблюдение против интроспекции — в чем разница?

наблюдение | самоанализ |

Как существительные, разница между наблюдением

и интроспекцией

состоит в том, что наблюдение , — это акт наблюдения и факт наблюдения, а интроспекция — (программирование | объектно-ориентированное).

Другие сравнения: в чем разница?

Английский

Существительное

( en имя существительное )

  • Акт наблюдения и факт наблюдения.
  • *
  • , title = ( Знаменитость ), chapter = 5
    , пассаж = Но мисс Торн облегчила ситуацию громким смехом,

  • * {{quote-magazine, год = 2012, месяц = ​​март-апрель, автор = ( Jeremy Bernstein )
  • , объем = 100, выпуск = 2, страница = 146, журнал = ( American Scientist )
    , title = Палитра частиц
    , пассаж = Физика элементарных частиц в 20-м веке отличилась наблюдениями частиц, существование которых предсказывалось теоретиками иногда десятилетиями ранее.}}

  • Акт записи и записи какого-либо события; или запись о таком замечании.
  • Замечание или комментарий.
  • * Шекспир
  • Глупое наблюдение .
  • * Поуп Александр
  • К наблюдениям которые мы сами делаем / Мы становимся более пристрастными к наблюдателю.
  • Суждение, основанное на наблюдении.
  • Выполнение предписаний; соблюдение на практике; соблюдение.
  • * Джереми Тейлор
  • Мы должны добиться разрешения или разрешения пропустить наблюдение в таких обстоятельствах.

    Производные условия

    * наблюдательная машина

    Связанные термины

    * соблюдение
    * наблюдательный
    * обсерватория
    * наблюдать
    * наблюдатель

    Posted in Разное

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *