Что значит совесть: СОВЕСТЬ — это… Что такое СОВЕСТЬ?

Содержание

СОВЕСТЬ — это… Что такое СОВЕСТЬ?

категория этики, обнимающая проблемы нравств. самоконтроля личности, способность человека самостоятельно формулировать для себя моральные предписания, требовать от себя их исполнения и оценивать свои действия.

В др.-греч. мифологии С. получает фантастич. изображение в виде образа эриний, богинь проклятья, мести и кары, преследующих и наказующих преступников, но выступающих как благодетельницы (эвмениды) по отношению к раскаявшимся. В этике проблему личной С. впервые поставил Сократ, к-рый считал источником нравств. суждений человека его самопознание (др.-греч. συνείδησις, как и лат. conscientia, означает и С., и осознание). В этой форме Сократ выступил за освобождение индивида от безусловной власти над ним обществ. и родовых традиций. Однако лишь в новое время категория С. приобретает большое значение в этике, что отразило процесс освобождения личности от феод.-сословных, цеховых и церк. регламентации в ходе развития бурж. отношений. Вопрос о личной С. является одним из центр. в идеологии Реформации (идея Лютера о том, что глас божий присутствует в сознании каждого верующего и руководит им независимо от церкви). Философы-материалисты 17–18 вв. (Локк, Спиноза, Гоббс., др. материалисты 18 в.), отрицая врожденный характер С., обращают внимание на ее зависимость от обществ. воспитания, условий жизни и интересов личности. Ограничиваясь лишь констатацией этой зависимости, они, как правило, приходят к релятивистскому истолкованию С. Локк, напр., говорит, что «…если мы бросим взгляд на людей, каковы они есть, то увидим, что в одном месте одни испытывают угрызения совести из-за совершения или несовершения поступков, которые другие в другом месте считают достойными» (Избр. филос. произв., т. 1, М., 1960, с. 99). Аналогичную мысль высказывает Гольбах (см. «Система природы», М., 1940, с. 140). Релятивистское истолкование С., имеющее у просветителей антифеод. и антиклерик. направленность, провозглашающее свободу личной С., тем не менее лишает в значит. мере С. ее личностного, «внутреннего» характера, делает ее объектом воздействия гос-ва и общества в целом (хотя просветители не отрицают того, что С. – прерогатива личности. Гольбах определяет С. как оценку, к-рую «… мы в своей собственной душе даем своим поступкам» – «Карманное богословие», М., 1959, с. 172).
В противоположность этому идеалистич. этика развила идею автономной личности, к-рая независимо от общества определяет нравств. закон. Так, Руссо считает, что законы добродетели «написаны в сердцах у всех» и для познания их достаточно «…углубиться в себя и в тиши страстей прислушаться к голосу своей совести» («О влиянии наук на нравы», СПБ, 1908, с. 56). Кант считает подлинно нравств. законом для разумного существа только тот, который дает оно само себе. Идея автономии личности в конечном счете вела к априористич. истолкованию С. По Канту, С. не есть нечто приобретаемое. Каждый человек как нравственное существо имеет в себе совесть от рождения. Еще более резко идея автономии личности была выражена Фихте, с т. зр. к-рого единств. критерием нравственности является С. «чистого Я», а подчинение к.-л. внешнему авторитету – бессовестностью. Впоследствии эта индивидуалистич. трактовка С. была доведена до крайности в экзистенциализме, в этич. концепции к-рого отрицается всеобщий характер нравств. закона: напр., Сартр считает единств. критерием нравственности следование «абсолютно свободному» индивидуальному замыслу, отказ человека от «дурной веры» в существование к.-л. объективных критериев.
Критику релятивистского и субъективистского понимания С. дал уже Гегель, показавший при этом противоречивый характер самой С. С т. зр. Гегеля, С. «имеет свою истину в непосредственной достоверности себя самой», «определяет, исходя из себя самой». Но эта самодостоверность С. влечет за собой «произвол отдельного лица», к-рое может «придать … свою добросовестность» любому содержанию. Поэтому свою действительность, указывает Гегель, С. приобретает лишь во «всеобщем самосознании» благодаря «всеобщей среде» (обществу), в к-рой находится человек (см. Соч., т. 4, М., 1959, с. 339–52). Однако, признав приоритет обществ. сознания над личным, Гегель трактует его объективно-идеалистически, как воплощение абс. духа, а его непосредств. выражением в сознании индивида считает религию: «Итак, совесть в величии своего превосходства над определенным законом и всяким содержанием долга …есть моральная гениальность, знающая, что внутренний голос ее непосредственного знания есть голос божественный… Это одинокое богослужение есть в то же время по существу богослужение о б щ и н ы…» (там же, с. 351–52).
Фейербах находит материалистич. объяснение тому факту, что С. представляется человеку голосом его внутреннего Я и одновременно гласом, идущим извне, вступающим с человеком в спор и осуждающим его поступки. Он называет С. «другим Я» человека, но указывает, что это alter ego не исходит от бога и не возникает «чудесным путем самозарождения». «Ибо, как принадлежащий к этой общине, как член этого племени, этого народа, этой эпохи, я не обладаю в своей совести никаким особенным и другим уголовным уставом… Я упрекаю себя только в том, в чем упрекает меня другой… или по крайней мере мог бы упрекать меня, если бы знал о моих поступках или сам стал объектом действия, заслуживающего упрека» (Избр. филос. произв., т. 1, М., 1955, с. 630).
Марксистское понимание С. раскрывает ее социальную природу и показывает ее детерминированность условиями жизнедея-тельности человека и его идейно-обществ. позицией. «У республиканца иная совесть, чем у роялиста, у имущего – иная, чем у неимущего, у мыслящего – иная, чем у того, кто неспособен мыслить» (Маркс К., см. Маркс К. и Энгельс Ф., Соч., 2 изд., т. 6, с. 140). Источники коллизий личной С. следует искать в конечном счете в социальных противоречиях, так или иначе затрагивающих личность и отражающихся в ее сознании. Противоречия между интересами различных классов, между обществ. и личными интересами, между отражением социально-историч. необходимости в воле обществ. институтов и понимании частного лица ставят перед индивидом необходимость собств. выбора, альтернативы к-рого и составляют проблему его личной С. Именно в этом смысле следует понимать указание Ленина, что «идея детерминизма, устанавливая необходимость человеческих поступков, нимало не уничтожает ни разума, ни совести человека, ни оценки его действий» (Соч., т. 1, с. 142). Марксизм не отрицает специфически личностного характера С., он лишь раскрывает ее содержание: чем выше мера обществ. развития личности, ее социальной активности и сознательности, тем большую роль играет в ее жизнедеятельности С. Условиями этого развития личности являются ликвидация классово-антагонистич. отношений в обществе и затем развитие коммунистич. отношений, по мере утверждения к-рых правовое принуждение будет постепенно уступать место нравств. воздействию, а само это воздействие будет все чаще совпадать с повелениями личной С. и поэтому в подавляющем большинстве случаев будет осуществляться через личное осознание индивидом. «…При человеческих отношениях наказание д е й с т в и т е л ь н о будет не более как приговором, который провинившийся произносит над самим собой… В д р у г и х людях он, напротив, будет встречать естественных спасителей от того наказания, которое он сам наложил на себя…» (Маркс К. и Энгельс Ф., Соч., 2 изд., т. 2, с. 197).
Лит.: Ленин В. И., О коммунистической нравственности, М., 1961; Кант И., Критика практического разума, СПБ, 1908; его же, Основоположение к метафизике нравов, М., 1912; Карринг Г., С. при свете истории, пер. с нем., СПБ, 1909; Кропоткин П. Α., Этика, ч. 1, П.–М., 1922; Гегель Г. В. Ф., Феноменология духа, Соч., т. 4, М., 1959, с. 339–61; его же, Философия права, т. 7, М.–Л., 1934; Сартр Ж.-П., Экзистенциализм – это гуманизм, М., 1953; Волченко Л. Б., Марксистско-ленинская этика о С., «ВФ», 1962, No 2; Архангельский Л. М., Категории марксистской этики, Свердл., 1963; Бербешкина З. Α., Проблема С. в марксистско-ленинской этике, М., 1963; Sartre J. P., L’être et le néant, P., 1943; Revers W. J., Charakterprägung und Gewissensbildung, Nürnberg, 1951; Hollenbach J. M., Sein und Gewissen, Baden-Baden, 1954; Das Gewissen des Kindes, Stuttg., 1956; Niebuhr R., An interpretation of Christian ethics, Ν. Υ., 1956; его же, Moral man and immoral society, N. Y.–L., 1960; Вrunner E., Gott und sein Rebell, Hamb., 1958.

О. Дробницкий. Москва.


Философская Энциклопедия. В 5-х т. — М.: Советская энциклопедия.
Под редакцией Ф. В. Константинова.
1960—1970.

Что такое совесть

Поделиться

Мы часто взываем к совести, просим человека посовеститься, укоряем кого-то в бессовестности… Но что такое совесть?

С точки зрения верующего, совесть — это то, чем мы воспринимаем истинный свет. существует праведный Бог, и, хотя наша совесть повреждена грехом и находится под влиянием нашего окружения, она все же способна воспринимать свет, который исходит от Него. Я, например, человек близорукий, и мое зрение часто меня обманывает — я могу принять собаку за ребенка и дерево — за телеграфный столб; но я все же не слепой, я могу видеть свет и те реальности, который воспринимается благодаря свету. Так и совесть — она несовершенна, повреждена, подвержена нашим собственным страстям и внешним влияниям, но она позволяет нам видеть Истинный Свет.

Если бы я был атеистом, мне пришлось бы верить, что истинного света просто нет, и моя совесть не просто находится под влиянием общества и культуры, но полностью ими определяется. Как говорил великий немецкий мыслитель Фридрих Ницше, “Голос стада будет звучать еще и в тебе! И когда ты скажешь: «у меня уже не одна совесть с вами», – это будет жалобой и страданием”. Голос совести в атеистической вселенной — не более чем голос стада. (А чей же еще?) Авторитет, стоящий за совестью — это авторитет социума. Должен ли я ему повиноваться? С чего бы? Всегда ли социум прав? Ведь есть разные социумы с разными требованиями — то, что для одних похвально, для других — мерзость. Какой из конкурирующих систем требований я должен повиноваться? И должен ли вообще какой-нибудь из них? Кто из них прав? И имеет ли смысл вообще задаваться этим вопросом? Прав по отношению к чему? По какому стандарту правоты? Во вселенной без Бога такого стандарта просто не существует.

Поэтому для того, чтобы взывать к совести, мы — и это логически неизбежно — должны признавать, что она свидетельствует нам не о человеческих мнениях и обычаях, но о некоем Истинном Свете и истинном моральном Законе, которому все мы должны повиноваться. Мы можем с уверенностью сказать, что этот Свет носит личностный характер — нравственные предпочтения могут быть только у личности, и признать, что мы имеем дело с Кем-то, Законодателем, Судией, Тем, кого мы называем словом “Бог”.

И Евангелие говорит о том, в истории был человек, который заявил, что Он и есть этот Свет: “Я свет миру; кто последует за Мною, тот не будет ходить во тьме, но будет иметь свет жизни.(Иоан.8:12)”. Уточним — Он не говорил, что указывает на свет, или помогает нам увидеть свет, или что-нибудь еще в этом роде. Он говорил, что Он и есть Свет.

Тот Судия мира, то надмирное Добро и Правда, о котором нам говорит совесть, пришел на нашу землю в лице Иисуса Христа. Мы можем обратиться к Нему напрямую — в молитве, соединиться с Ним в Таинствах Церкви, принять Его дар прощения и вечной жизни.

Совесть

[ Радио Свобода: Программы: Личное дело ]

[23-09-05]

Совесть

Автор и ведущаяТатьяна Ткачук Татьяна Ткачук: Сегодня мы будем говорить о совести — этом необъяснимом с рациональной точки зрения внутреннем барометре добра и зла в каждом из нас, который то помогает, то сильно мешает жить. У меня в гостях — обозреватель «Комсомольской правды», писатель, поэт Ольга Кучкина и руководитель молодежного отделения партии «Яблоко» Илья Яшин. Совесть — категория философская и непростая, и я предлагаю начать с определения, которое этому понятию дал Владимир Иванович Даль: «Совесть — это нравственное сознание, нравственное чутьё или чувство в человеке; внутреннее сознание добра и зла; тайник души, в котором отзывается одобрение или осуждение каждого поступка; способность распознавать качество поступка; чувство, побуждающее к истине и добру, отвращающее ото лжи и зла; невольная любовь к добру и к истине; прирождённая правда, в различной степени развития…» А теперь давайте послушаем, как на тот же вопрос — что такое, по-вашему, совесть? — отвечали москвичи и гости столицы. — Совесть должна у каждого человека присутствовать. К сожалению, в последнее время мало у кого она есть. А совесть — это все, так скажем. — Это равновесие в самом себе и возможность спать и не видеть страшных снов, кошмаров, связанных именно с тем, что ты делал в жизни. Я думаю, что совесть есть у каждого человека, просто другое дело — живем мы в ладу с совестью или нет. В какой-то части она помогает жить. А когда она мешает — значит, ты что-то неправильно в жизни делаешь. — Что для меня совесть? Это не делать людям плохо. Больше помогала. Я старалась никому не причинять зла. — Иметь совесть — это самое главное. Это нравственность, это эстетика и прочее. Люди, когда у них нет совести, в конце концов, себя обнаруживают и совершают, так или иначе, очень плохие дела. И если бы я был бессовестным, я бы, может быть, в своей карьере лез бы куда-то, подлизывался, шел какими-то неправедными путями. Но совесть мне мешала это делать. Совесть — фильтр каких-то человеческих поступков. Вот ты хочешь добиться для себя чего-то — ты можешь заложить товарища, написать донос и прочее, просто подлизываться. А совесть фильтрует и отфильтровывает: нет, это не для тебя, это не для тебя… — Для меня совесть — жить по совести, не делать плохо своему ближнему. Божеские заповеди, все десять, соблюдай — будешь жить человеком, по совести. Конечно, больше мешает совесть, потому что, к сожалению, у нас такое общество, которое по совести не воспринимает. — Это как бы внутреннее сознание, душа, она подсказывает, что не надо делать или, наоборот, что надо делать, гуманное отношение к человеку. Я считаю, что как-то подсказывает сердце, душа. У меня где-то 50 на 50: где-то она меня затормозила, где-то надо было быть немножко понахальнее, в карьере не стал идти дальше. Татьяна Ткачук: Это был материал нашего корреспондента Максима Ярошевского. И мне бы хотелось тот же вопрос сейчас задать обоим моим сегодняшним гостям: что такое совесть лично для вас? Ольга, пожалуйста. Ольга Кучкина: Таня, вы знаете, я, прежде всего хочу сказать, что я с удивлением среди ваших голосов узнала голос моего друга. Это драматург Аркадий Ставицкий. Я могу вам его расшифровать, просто удивительно, как это совпало. Очень чистый человек, и то, что он говорил, я могу все это подтвердить. Татьяна Ткачук: А что он говорил? Ольга Кучкина: Это был третий от конца, такой длинный монолог — это был Аркадий Ставицкий. Он говорил о том, что стукачи, доносчики есть и так далее — это одна категория бессовестных людей, а есть совестливые люди. Что касается меня самой, то я могу вам сказать такую вещь, что сколько-то лет назад я пережила такой душевный и духовный кризис, вообще сродни, может быть, арзамасскому ужасу Льва Толстого. Я не буду подробно рассказывать, но это была такая вещь, которая меня сильно перевернула. Я всегда жила с чувством вины, это была какая-то составляющая, а после того, что со мной произошло, у меня возникло ощущение прозрачности, как будто я прозрачная, и все, что я думаю только даже, а не делаю, это все видно другим людям. И с этим чувством прозрачности я теперь живу всегда. И даже, я должна сказать, мне стало легче жить. Я не знаю, как это объяснить и как это все сформулировать, но… Татьяна Ткачук: Вот насчет «легче» у меня, конечно, сомнения есть большие. Ольга Кучкина: Нет, вы знаете, легче. Потому что когда у тебя нечиста совесть, когда что-то ты сделал не так, ты плохо спишь, ты мучаешься и так далее. А вот если ты «прозрачный», то ты поступаешь так, чтобы тебе не мучиться. Татьяна Ткачук: Спасибо, Ольга. Илья, тот же вопрос к вам. Вы занимаетесь политикой, но сегодня я хотела бы попросить вас, чтобы мы с вами говорили об общечеловеческих, возможно, даже философских вещах. И, пожалуйста, ваш взгляд, что такое совесть? Илья Яшин: Вы знаете, монолог Ольги возродил во мне детские воспоминания. Я учился в литературной школе, и каждую неделю нас заставляли писать сочинения на очень философские темы. Я практически ни одну из этих тем уже не помню, но одну из них запомнил очень хорошо (и сейчас я объясню почему). Тема эта звучала так: «Кому проще жить на свете — совестливому или бессовестному?» И это был, наверное, класс седьмой или восьмой, и я, помню, с таким энтузиазмом написал это эссе. Конечно, я написал, что проще жить человеку, когда у него есть совесть, когда у него лады с совестью. И оказалось в итоге, что я был один во всем классе, кто высказал такую точку зрения, а все остальные написали, что проще жить бессовестному. И для меня это было таким откровением, потому что я был уверен, что моя точка зрения будет преобладать. И был очень жесткий спор, насколько он может быть жестким в восьмом классе, очень сильно на меня все давили, но я, тем не менее, остался при своем мнении. Но просто это произвело на меня достаточно сильное впечатление, потому что это был, наверное, первый случай, когда я оказался один против всех по достаточно любопытному вопросу. А что касается понимания совести, то для меня это, с одной стороны, чувство внутренней нравственной гармонии с самим собой. А с другой стороны, это такой инструмент социализации, наверное, потому что понимание добра и зла закладывается в человеке с самого раннего возраста, и вот это чувство совести помогает достичь гармонии внутри себя и достичь гармонии с окружающим миром. Татьяна Ткачук: Илья, а вот то, о чем сейчас говорила Ольга, когда ты живешь и чувствуешь себя прозрачным, — на меня это навеяло ужас. Я представила себе на самом деле прозрачного человека, каждое движение внутри которого видно окружающим… Илья Яшин: Да, я бы, наверное, не так сказал. Я бы сделал акцент именно на словах «гармония с самим собой». Собственно, как я оказался в политической деятельности (меня просили не вдаваться в эту тему, но мне кажется, что это достаточно любопытно)? Во многом из-за чувства вины и стыда. Я пришел в «Яблоко» в 1999 году, когда началась война в Чечне, и мне просто было стыдно, что все вокруг требуют «мочить в сортире» и так далее. Мне просто стало стыдно, и я решил присоединиться к партии, которая выступила против войны в Чечне. Татьяна Ткачук: Ну, о том, как совесть связана с чувством вины и стыда, мы еще сегодня поговорим. Спасибо, Илья. Я думаю, никто не станет спорить с тем, что с моральными установками человек не рождается. Что-то закладывается с младенчества. Кстати, хотим мы потом того или нет, но всю последующую жизнь мы воспринимаем через призму этих заложенных в самые первые годы нашей жизни установок. Что-то воспринимается в процессе более позднего воспитания родителями и потому уже средой (к седьмому-восьмому классу — о чем говорил Илья — уже очень сильно влияние среды). Так вот, мне кажется, что совесть — это такое совпадение и несовпадение того, каким ты себя представляешь, каким ты в своем собственном представлении должен быть, и того, каким ты реально выглядишь. Если происходит это совпадение, то тогда никакого дискомфорта внутреннего нет. А если нет, то возникает очень сильное чувство тревожности. Ольга, насколько вам близко такое восприятие? Или у вас это происходит как-то иначе? Ольга Кучкина: Вы говорите, что страшно ходить прозрачным. На самом деле если ты понимаешь, что твои чувства и твои мысли могут быть известны каким-то волшебным образом, то это и означает, что ты должен находиться постоянно в гармонии с самим собой и поступать так, чтобы тебе не было совестно, потому что иначе ты просто погибнешь. А на самом деле мне кажется, что существует очень много связей между людьми, в том числе совершенно не воспринимаемых научно, может быть. Ну, когда интуиция: вы встречаетесь с человеком, и вы как-то с ним общаетесь поверх слов, но вы чувствуете этого человека, и вы сразу чувствуете, фальшивый он или искренний. Вот о чем я говорю. Я вам расскажу историю, которая сейчас происходит, из моей профессиональной жизни. Некоторое время тому назад я писала о писателе Владимире Богомолове, который умер два года назад, и я напечатала очерк «Победитель», который он не разрешал мне напечатать при жизни. Это, естественно, писатель очень интересный, и очерк был во славу его. И пришли два письма, где говорилось, что все это — фальшь и обман, что он придумал себе военную биографию… Татьяна Ткачук: После выхода очерка уже? Ольга Кучкина: Да. Естественно, я не могла поступить иначе, потому что меня упрекали в том, что я исказила факты, и я нашла этих людей, я с ними поговорила, и я убедилась, что это нормальные люди, которые рассказывают нормальные вещи. И у нас был напечатан материал о том, кем был на самом деле писатель Владимир Богомолов. После этого на меня обрушились горы гнева. Татьяна Ткачук: То есть, эти люди рассказывали вам некие реальные факты, подтверждающие их точку зрения? Ольга Кучкина: Да-да. «Литературная газета» напечатала такое коллективное письмо, где были такие слова: «клевета», «камень в святыню», в общем, всякие такие вот вещи. И в результате был приведен военный билет, который по-другому трактовал события. Короче говоря, пришлось долго искать разные документы, эти документы были получены, и война началась иначе для Богомолова, никакого фронта не было, он был в эвакуации — все это было подтверждено. Я хочу вам сказать, что я все время шла по острию ножа, вот тогда я не спала ночами. Потому что, во-первых, с одной стороны, я очень уважаю этого человека, я очень его ценю, мы были в очень дружеских отношениях, а с другой стороны, правда оказалась такова — и чтобы было делать? Татьяна Ткачук: Раскапывать правду. Ольга Кучкина: Именно совесть моя и была тем барометром или, может быть, компасом, который, в общем, заставил, в конце концов сделать то, что я сделала. Мне надо было каждое слово выверять, чтобы это было не расследование, а исследование. Да, правда, конечно. Но остается жива жена Богомолова, которую надо было тоже учитывать, ее чувства, ее страдания, ее позицию. То есть это была очень сложная работа. Татьяна Ткачук: Ольга, в двух словах скажите, что, в конце концов, подтвердилось в этой истории? Ольга Кучкина: Мы получили письмо из Красного Креста о том, что этот мальчик (ну, он убавлял себе, прибавлял годы) был в эвакуации, он не уходил на фронт. Тот полк, к которому он был как бы приписан, был сформирован гораздо позже, мы получили данные. То есть из всех архивов мы получили массу интересных документов. Татьяна Ткачук: То есть истина оказалась на стороне тех людей, которые прислали вам эти письма? Ольга Кучкина: Да. Но мы больше раскопали — почему он это сделал. И выяснилось, что там очень сложные семейные, социальные отношения, психологические, то есть человек всю жизнь переживал если не трагедию, то драму. И это только прибавляет такой фигуре, как он, правда? Но вот нашлись люди, которые совершенно по-другому это все восприняли. И вот то, о чем я говорю, это человеческое и журналистское чутье и позиция — как поступать правильно в очень сложной ситуации. Татьяна Ткачук: Спасибо, Ольга. И мы примем первые звонки. Москва, Владимир Иванович, здравствуйте. Слушатель: Здравствуйте. Конечно, вопрос интересный вы задели. Совесть — это понятие интимное. Затрагивая сам вопрос, вы как бы стучитесь в самого меня. Татьяна Ткачук: Стараемся. Слушатель: Вы понимаете, что я имею в виду, да? Татьяна Ткачук: Да. Слушатель: Я по отношению к кому-то совершил поступок, и я анализирую данный поступок, совестливо я его сделал или несовестливо я его сделал. И когда я смотрю как совестливый человек на окружающую среду, и когда окружающая среда в виде некоего социума ведет себя по отношению ко мне и мне подобным бессовестно, и ответить совестно… как даже не поворачивается язык сказать «совестно». Татьяна Ткачук: То есть подставить вторую щеку не хочется? Слушатель: Конечно. Может быть, это будет некстати сказано, но я даже по отношению к суду к Ходорковскому могу сказать, что суд этот — как некий элемент ущемления совести. Может быть, я нехороший пример приведу, но, уж, коли мы задели социум и личность, я так пониманию, что в Древней Руси понятия «суд» и «совесть» были нераздельны, потому что через суд человек приходил к совести, это понятие возбуждало в нем совесть. Наша система не порождает ответственность, чтобы я был по отношению к этому социуму совестным. Татьяна Ткачук: Понятна, Владимир Иванович, ваша позиция. Вопрос — к Илье. Илья, может ли система порождать в человеке потребность быть совестливым или бессовестным? Илья Яшин: Мне кажется, если система порождает такую потребность в человеке, то эта система ущербна, и у нее большие проблемы. Потому что, как показывает история, когда совесть становится предметом публичной политической риторики, общество переживает какой-то кризис. Татьяна Ткачук: Но я позволю себе заметить, что российское общество постоянно переживает какой-то кризис, да? Илья Яшин: Да, и я думаю, что здесь тоже есть какие-то наши исторические корни. Известно, что на Руси, когда мужикам говорили: «Как вас судить — по закону или по совести?» — как правило, отвечали: «Ну, уж по совести, батюшка, суди». И в этом большая проблема, потому что судить по совести — это судить с точки зрения субъективизма, и здесь очень многое зависит от роли судьи, и это, как мне кажется, абсолютно неправильно. Татьяна Ткачук: И от его совести, в частности. Илья Яшин: На самом деле, я глубоко убежден, что понимание совести, понимание добра и зла, должны все-таки в большей степени даваться родителями. Даже не столько образовательными учреждениями, сколько все-таки родителями. Именно родители должны закладывать тот фундамент, который, я надеюсь, потом не разрушает ни школа, ни социум, ни все остальное. Татьяна Ткачук: В идеале — да. Спасибо, Илья. Еще звонок у нас. Петербург, Сергей, здравствуйте. Слушатель: Добрый день, господа. Мне хотелось бы кратко вам сказать три постулата моих, я ими руководствуюсь в своих действиях. Первое: о совести не говорят. Если ее нет, это бесполезно, а если она есть, то это не нужно. Второе: если человек знает социальную проблему (например, голодные дети — вот сейчас выгляните в окно, они там сидят)… Татьяна Ткачук: Сергей, а вот по поводу второго пункта, что значит — «если она есть, то это не нужно»? В смысле говорить о ней не нужно? Слушатель: Не возникает потребности. Татьяна Ткачук: Говорить не нужно именно, да? Слушатель: Если человек совестливый, говорить с ним о совести нелепо. Татьяна Ткачук: Говорить не нужно, правильно. Я просто уточнила. Продолжайте, пожалуйста. Слушатель: Второй постулат немножко сложнее. Вот выглядываю в окно, а там сидят не то наркоманы, не то беспризорники (рядом — школа). Если у человека есть план действий, как помочь, — значит, у него есть совесть. Если человек из шикарной московской квартиры говорит о нуждах школы, а сам обучает своих детей за рубежом, он не подходит под мое определение совести. Третье: совесть — это голос души. Это мистически, но это так, потому что только верующие живут в прошлом, настоящем и будущем, они знают, насколько плохо быть бессовестным. И они знают о совестливых людях, не совестливых и поступках прочих. Совесть — это голос души. И мне больше всего нравится третье определение. Татьяна Ткачук: Спасибо вам, Сергей. А я вычленю вторую часть того, о чем вы говорили, — о беспризорниках, которых мы видим в окно. Есть у нас одно письмо на сайте, Сергей Петров его автор, москвич. Он пишет: «Совесть — наверное, это чувство стыда за все это шулерство в каком-то всеобщем масштабе, за все эти праздники и торжества, за дурные книги, за просящих милостыню стариков и алкашей вместе, за памятники, устанавливаемые в Москве, и за тех, кто их торжественно открывает… Впрочем, совесть сейчас не в моде, в моде реклама, пиво, сладостное пересчитывание денег в чужих карманах». Вторую часть письма Сергея обсуждать не хочется, а первую хочется. Илья, совесть и конкретное, реальное действие, на которое она тебя толкает, — всегда ли это так взаимосвязано? Илья Яшин: Я, наверное, не соглашусь с Сергеем по поводу того, что люди, у которых нет плана, как накормить всех бедных в мире, являются бессовестными. Потому что лично у меня не поднимется рука называть бессовестным человека, у которого нет плана, как спасти этих несчастных беспризорников, но у которого есть план, как накормить, обуть, одеть собственных детей, выучить их, дать им нормальное образование и дать им дорогу в жизнь. Все-таки у меня не поднимется рука говорить, что у этого человека нет совести. У него есть совесть, и, естественно, в первую очередь он печется о своих детях. И люди, у которых гипертрофировано, что ли, чувство совести, которые готовы посвятить свою жизнь тому, чтобы помогать всем вокруг, рождаются раз в столетие. Мать Тереза — наверное, здесь ее уместно приводить. Татьяна Ткачук: И потом еще такой вопрос: иметь конкретную программу, как накормить всех беспризорников, или просто переживать и болеть сердцем за то, что… Илья Яшин: Я с трудом себе представляю, что рядовые люди должны формулировать программы, как накормить всех на свете. Все-таки это задача политиков, государственных чиновников, тех людей, которых мы, собственно, выбираем в органы государственной власти. Вот, пожалуйста, делайте правильный выбор — и будете в ладах со своей совестью. Татьяна Ткачук: Спасибо, Илья. Вот лишь несколько определений понятия совести, данных авторами писем на наш сайт. «В первую очередь это — честь», — пишет Дмитрий. «Это наше глубинное «Я» — это мнение Светланы Седых. «Это мера человеческой ценности» — Валерий, Санкт-Петербург. «Рудимент, вроде аппендикса, при случае можно и вырезать» — это реплика Виктора Коростышевского. Я вспоминаю старый фильм по Щербаковой «Вам и не снилось…» — фрагмент, когда родители отправляют мальчика к якобы заболевшей бабушке, а его юная возлюбленная, глотая слезы, говорит учительнице: «Ромка отрастил такое чувство долга, что оно ему уже ходить мешает». Дальше у них возникает диалог, и девочка продолжает свою мысль, она говорит: «Долгом только вяжут. А побуждать вправе только любовь…» Совесть приравнивают к чувству долга многие, в том числе и авторы писем на сайт Свободы. Илья, вопрос сложноватый: если в человеке живет любовь к чему-то или к кому-то (к родителям, к детям, к любимому, к работе, к стране, может быть, даже вот высокопарно скажем), может быть, совесть на самом деле не нужна в этом случае, и это действительно рудимент? Илья Яшин: Мне кажется, все-таки тупиковый путь — подходить к нравственной системе ценностей с точки зрения математики, пытаться складывать и решать, что любовь — это полторы совести, если от любви отнять совесть, то получится долг и так далее. Мне кажется, нет. Татьяна Ткачук: А может быть, не вычесть или сложить, а приравнять? Илья Яшин: Мне сложно. У меня как-то не укладывается в голове эта арифметика. Я думаю, что все-таки ассоциировать долг и совесть — это некоторая натяжка. Я бы сказал так: совесть — это такой гвоздь в ботинке, который время от времени дает о себе знать. Некоторые люди привыкают к этой боли, как это принято говорить, находят компромисс со своей совестью. А некоторым людям не удается этого сделать, и они прислушиваются к этому чувству. Татьяна Ткачук: Спасибо, Илья. Ольга, а вот такое определение, что долг — это по отношению к другим, а совесть — это по отношению к самому себе, как вы к нему относитесь? Ольга Кучкина: Не знаю, мне трудно теоретизировать на эту тему. Меня как-то больше всякие жизненные истории, связанные с совестью, волнуют. Долг или… Может, и долг. Татьяна Ткачук: Ведь когда вы стали раскапывать историю с военным прошлым писателя, наверное, в этом тоже была большая доля чувства долга все-таки — и перед читателями, и перед самой собой. Ольга Кучкина: А вот это как раз и было, между прочим, чувство совести. Потому что когда тебе рассказывают правду, ты можешь пройти мимо (ты этого не знаешь) или ты не можешь, ты должен реагировать. Вообще, живая реакция на события — это связано с совестью, мне кажется. При этом вот тут говорили о том, переживать ли, дома сидя, или выйти и помочь. Конечно, первую половину жизни, как мне кажется, мы переживаем очень тщательно, а вторую половину жизни мы — может быть, это необязательно по возрасту, а как-то иначе — помогаем (то есть когда ты просто едешь и что-то делаешь и не говоришь об этом, конечно). То есть говорить или не говорить о совести — не говорить, а делать. Татьяна Ткачук: Спасибо, Ольга. Примем звонки. Александр Васильевич, Ленинградская область, слушаем вас. Слушатель: Здравствуйте. Я не согласен с тем, когда говорят, что совесть воспитывается в течение жизни. Как я понимаю, это все заложено в нас еще до нашего рождения. И совесть отличает человека от животного, делает человека человеком. Совесть несовместима с эгоизмом, несовместима с жаждой наживы. Татьяна Ткачук: Александр Васильевич, но тогда получается, что все люди — совестливые? Слушатель: Нет. Татьяна Ткачук: А как же вы говорите, что это отличает человека от животного, заложено до рождения? Значит, мы рождаемся все уже совестливыми людьми. Ольга Кучкина: Наоборот, мы все бессовестные, потому что каждому человеку свойственен эгоизм. Слушатель: Мы рождаемся в образе человека, но мы еще не люди. То есть получается, что надо возвращаться к тому, как все это происходит. Человек рождается не один раз, а рождается сотни и тысячи раз. Проходя каждый раз определенные этапы, преодолевая препятствия, он повышает свой уровень развития. Татьяна Ткачук: Понятно, мысль ясна. Несколько писем у меня есть на сайте религиозного содержания. Андрей из США пишет: «Совесть — это свет Христа в человеке. Каждый рождается с этим светом (голосом), но потом по желанию либо обращается к нему, либо заглушает его». Иеромонах Арсений из Португалии, постоянный автор писем на сайт на вопрос, который я задаю к своей программе, пишет: «Совесть — это голос Божий в человеке. К этому голосу надо прислушиваться. Человека, заглушившего в себе этот голос, называют бессовестным». И автор, подписывающий «Пастор», пишет: «Совесть — это когда делаешь что-то не потому, что тебе это лично выгодно, а потому что чувствуешь, что именно так нужно поступать. Даже если это себе в ущерб». Илья, прошу вас, ваш комментарий на звонок, может быть, и на письма, которые я цитировала? Илья Яшин: Я предпочитаю вслух не говорить о религии, о вере в Бога, это, на мой взгляд, очень личное. Тем более, не пристало об этом рассуждать человеку, который занимается политикой. А вот что касается звонка и особенно рассказанной истории о Богомолове, я лично совсем не уверен, что смог бы до конца пройти тот путь, который прошла Ольга. И именно в том смысле, что… Помните, с чего я начал? Я говорил о том, что совесть — это в некотором смысле инструмент специализации, и вот именно поэтому, наверное, я бы не смог пройти этот путь до конца, потому что есть такая аксиома, что о мертвых либо хорошо, либо ничего. Татьяна Ткачук: То есть это задавило бы, эта формула бы задавила. Илья Яшин: Я уверен, что задавила бы. Как раз наоборот, наверное, у меня было бы чувство долга докопаться до правды, а вот этот вот нравственный гвоздик, который торчит у меня в ботинке, который я считаю совестью, он, наверное, тянул бы меня назад. Ольга Кучкина: Позвольте, я вам сразу скажу. Дело в том, с какими чувствами вы начинаете эту работу — вот что самое важное. Потому что если вы хотите обличить, пригвоздить к столбу и так далее — это одно дело; а если вы хотите понять человека, а особенно такой величины, когда он не принадлежит уже себе, не принадлежит семье, а он принадлежит истории культуры, это наша общая уже фигура, она нам принадлежит, понять, что им двигало, что с ним случилось, — это совсем другие обоснования. Татьяна Ткачук: Ольга, скажите, на ваш взгляд, вообще понятие «совесть» меняется с возрастом? Вот человек живет, ему 20 лет, ему потом 30 лет, 40, 60, 70 — его представления о том, что такое совесть, его взаимоотношения с собственной совестью меняются на протяжении жизни? Ольга Кучкина: Я думаю, насколько меняется человек, насколько он… действительно тысячи раз ли он рождается, но то, что он рождается несколько раз на протяжении жизни, — это я могу просто из собственного опыта сказать. И все время происходит какая-то притирка, пересмотр — притирка к какому-то идеалу, может быть, пересмотр чего-то. И вы все дальше и дальше погружаетесь в человеческое. Религиозное это или нерелигиозное, но вы погружаетесь в человеческое. Поэтому ваши отношения с миром и с самим собой все время углубляются, освежаются и очищаются, они меняются. Татьяна Ткачук: Спасибо, Ольга. Илья, а вам как кажется, меняются они или нет? Илья Яшин: Думаю, меняются, конечно, представления о совести с возрастом. И есть у меня такое ощущение, хотя я, в общем-то, человек достаточно молодой, что человек с возрастом проходит путь именно к поиску компромисса с этой совестью, как мне представляется, по крайней мере, значительное число людей. Ну, это понятно почему. Потому что, в моем представлении то, что мы называем совестью, закладывается именно на ранних годах жизни человека, в основном родителями, книгами, русской литературой. А потом человек уже попадает в реальный мир и начинает устраиваться в этом мире. Татьяна Ткачук: И мир начинает его корректировать. Илья Яшин: Мир начинает его корректировать. И вот тогда для того, чтобы устроиться поудобнее, человек, конечно, стремиться к тому, чтобы найти тот самый компромисс с совестью. Татьяна Ткачук: Спасибо, Илья. Мы примем звонки. Николай из Курской области, здравствуйте. Слушатель: Здравствуйте, уважаемые господа. Совесть — это определенное понятие, свобода совести записана во всех конституциях большинства стран цивилизованных. Татьяна Ткачук: Николай, а можно от себя что-нибудь? Слушатель: Меня очень интересовала совесть. Я поддерживаю то, что по совести — это жить согласно получаемых вестей от Господа. Непроявление совести интересно было наблюдать в нашей стране, 80 процентов людей в которой были православными этнически, и через секунду оказалось при Февральской революции, что у одних одна совесть, у других другая. А при Октябрьской революции вообще красные рубили по совести белых, белые рубили и топили по совести красных… Татьяна Ткачук: Все понятно Николай, вопрос понятен. И Илья готов комментировать, пожалуйста. Илья Яшин: Да я, собственно, вопрос хотел задать. Я просто хотел спросить, как часто Николай получает те самые «вести от Бога»? По-моему, все-таки не очень уместно говорить о религии применительно к совести. Впрочем, мы договорились, что я не буду проводить эти параллели. Татьяна Ткачук: Но он говорил еще немножко и о другом. Вот у нас есть письмо от Артема Смирнова, который пишет: «Мы живем в самый разгар эпохи нравственного релятивизма. Для кого-то понятие совести осталось таким же, каким его видели первые христиане, а кто-то «модернизирует» свою совесть, чуть ли не каждый день. Меняется выбор авторитетов — изменяется совесть». Илья Яшин: Вот-вот, это тот самый поиск компромисса с совестью. Да, можно красиво это назвать поиском новых авторитетов. Татьяна Ткачук: Но вот Артем задает вопрос: «В какую сторону меняется, и что является конечным и неизменным критерием?» Простенький такой вопрос… Илья Яшин: Конечным и неизменным критерием является, на мой взгляд, то самое элементарное и банальное представление о добре и зле. Что такое хорошо, и что такое плохо — как учили с самых младых ногтей. И вот из этого, собственно, и надо исходить. Татьяна Ткачук: Ольга, а можете одной фразой сказать, для вас конечный критерий — это что? Ольга Кучкина: Ну, это какой-то в душе свет — есть он или нет. Или вас раздирает что-то внутри, вам плохо, вам неудобно, вам больно, вам хочется что-то сделать, чтобы выдернуть этот «гвоздь из ботинка». И тогда надо или попросить прощения, или покаяться, или пойти и сделать что-то хорошее. Татьяна Ткачук: Спасибо, Ольга. И снова Петербург у нас на линии. Сергей, здравствуйте. Слушатель: Добрый день. Знаете, я не помню Февральскую революцию, но я расскажу о себе. Вот такая у совести интересная особенность есть. Например, если как-то подвел человека, преднамеренно или по глупости, по случайности, об этом постоянно помнишь. Причем этот эпизод никак не вытеснить, даже какими-то объяснениями, что он подвел тебя очень много раз. Я несколько дней назад вспомнил один такой случай — и целую ночь я не спал, все время об этом думал. Вообще, совесть — это страшная штука. Одного моего знакомого она физически убила. Он в войну был в частях НКВД, потом — в Смерше, и в 60-е годы был такой здоровенный детина, очень добродушный, ко мне очень хорошо относился (у него не было детей). И он ростом был 190 сантиметров, такой супермен. И он меня обучал всяческим приемам, как одним ударом человека можно убить, причем на мне это показывал (это незабываемо). И самое интересное, что в 70-е годы его буквально скрутило за какое-то время. Он начал пытаться пить, у него не получалось, потом он принял крещение, ездил в церковь — тоже не получилось. И вот в какой-то момент просто сердце не выдержало. Татьяна Ткачук: Сергей, а почему вы сделали такой однозначный вывод, что совесть его мучила? Может быть, у него какие-то личные проблемы были просто. Слушатель: Вы знаете, мы очень недалеко жили, и он меня периодически приглашал к себе домой, просил просто посидеть и поговорить. Но говорил, конечно, он, а я разговор поддерживал. И он очень много врагов и просто людей поубивал. Но он вспоминал все время под конец жизни парня молодого, которого он по ошибке застрелил, причем в лицо, в глаза смотрел ему и застрелил. Он его принял или за дезертира или за кого-то еще, и тут же выяснил, буквально через минуту, когда его потащили в канаву, у него сползла повязка, и оказалось, что у него торчит в спине здоровенный немецкий осколок от минометной мины. Татьяна Ткачук: Спасибо, Сергей. Вспомнила фрагмент из «Доктора Живаго», как в партизанском отряде рассказывает человек о том, как он застрелил по ошибке молодого солдатика, и потом он сбегает из отряда с позором. Я хочу поговорить о том, что случается гораздо реже, чем история, о котором нам рассказал Сергей, — о тех людях, которые говорят о себе: «Я — человек бессовестный». Задумалась я о том, что фразу «Я — эгоист» слышишь, как правило, от людей, которые эгоистами не являются… Если человек говорит: «Я мягкотелый, и я от этого страдаю», — как правило, это люди, которые умеют быть очень жесткими… И мне пришла в голову такая мысль: может, и фразу «У меня совести нет» произносят как раз те, у кого с порядочностью и совестливостью на самом деле все в порядке? Ольга, может ли это быть некая защитная реакция или какой-то комплекс? Ольга Кучкина: Таня, я с вами не согласна. Если человек говорит: «Я бессовестный», может быть, он и есть бессовестный. Вот сейчас Сергей рассказывал историю, а я как раз вспомнила историю Бориса Слуцкого, поэта, конец жизни которого был совершенно страшен. Он потерял всякую волю к жизни, волю к писанию стихов и медленно умирал. Причем это произошло по двум, как говорят, причинам: с одной стороны, погибла от рака его любимая жена, а с другой стороны, он выступил на собрании, где заклеймил… он мягче всех выступил, но тем не менее, это было выступление против Бориса Пастернака. А он человек был очень крепкий, очень внутренне жесткий, очень крупный и очень совестливый, поступавший всегда так, как говорил ему его внутренний нравственный голос. И он и выступил потому, что он так думал. Но после он пересмотрел всю эту историю и… Татьяна Ткачук: Ну, когда Пастернака уже исключили из Союза и предложили уехать, — видимо, тогда это произошло. Ольга Кучкина: Да. В общем, он не мог себе простить этого поступка. И это было так сильно, что это — тот случай, когда замучила совесть. А потом, я хочу вам напомнить замечательный толстовский образ Феди Протасова из пьесы «Живой труп», когда человек пьет, потому что хочет… Вообще в России это такая распространенная вещь: в России часто пьют потому, что хотят заглушить голос совести. И вот Федя Протасов все время говорит: «Мне стыдно. Мне стыдно идти в присутствие. Мне стыдно разговаривать с крестьянами, с мужиками…» То есть ему все время стыдно. Вот это чувство вины, которое совершенно непереборимо. Смотри, какая вещь, мы ее не можем ухватить — что такое совесть. Хотя в самой этимологии слова «со-весть» — это действительно «совместная весть», и это друг от друга весть, но она где-то такая внутренняя, неуловимая совсем. И в то же время это такая сильная, могучая компонента, которая может человека или убить, или, наоборот, сделать праведником. Татьяна Ткачук: Спасибо, Ольга. Вы вспомнили Федю Протасова, а я вспомнила, что у нас на сайте есть письмо от Владимира, который тоже цитирует Толстого (что неудивительно, поскольку тему такую обсуждаем): «В каждом человеке живут два человека: один — слепой, телесный, а другой — зрячий, духовный. Один — слепой человек — ест, пьет, работает, отдыхает, плодится и делает все это, как заведенные часы. Другой — зрячий, духовный человек — сам ничего не делает, а только одобряет или не одобряет то, что делает слепой, животный человек» Ольга Кучкина: Контролер такой… Татьяна Ткачук: «… Зрячую, духовную часть человека называют совестью. Эта духовная часть человека, совесть действует так же, как стрелка компаса». Я думаю, что практически любой роман Толстого можно открыть и почти в любом найти определения, которые лягут на эту нашу передачу лучше, чем что бы то ни было другое. Мы примем еще звонок. Москва, Геннадий, здравствуйте. Слушатель: Здравствуйте. Вы знаете, я хочу сказать не о совести, а просто я резонировал на такую реплику Ильи Ильича… Правильно, так зовут вашего гостя? Илья Яшин: Это Обломов Илья Ильич, а я — Валерьевич. Слушатель: Извините, бога ради. Просто я не хочу вас обидеть, но дело не в Боге, а когда послали какие-то сообщения, вы сказали: «Это личное мое дело, я об этом не могу говорить». Это неправильно, потому что вы человек публичный. И вот я сижу здесь и думаю, что мне как раз интересно ваше личное мнение. Я не говорю, что надо какие-то глубины души своей открывать, как раз наоборот, я вижу человека, который говорит сейчас по радио, его многие люди слушают, и мне как раз интересно ваше личное. А так какой смысл? Вы понимаете, что я имею в виду? Когда я буду знать, что вы любите, а что нет… Татьяна Ткачук: Геннадий, позвольте, я — как ведущая программы — здесь вмешаюсь. Илья говорит сегодня о достаточно личных вещах, и уж его упрекнуть в том, что он не раскрывает свою личность в процессе нашей передачи, по-моему, нельзя. Он не хочет говорить о своем отношении к вере, о религии, но, по-моему, это его право. Илья… Илья Яшин: Проблема в том, что, когда мои коллеги по политическому цеху начинают говорить о вере в Бога, о любви к родине, это просто приводит к политическим спекуляциям. И мне очень не хочется уподобляться им, и я не хочу превращаться ни в профессионального патриота, ни в человека, который профессионально опять же политически рассуждает о любви к родине, о любви к Богу. Ольга Кучкина: И слава богу. Илья Яшин: Поэтому это моя принципиальная позиция: я не буду об этом говорить, это мое личное дело. Татьяна Ткачук: Спасибо, Илья. Давайте о другом поговорим. Был такой один из крупнейших европейских вообще психологов, был он австрийцем, Виктор Франкл, и он писал: «К группе тех явлений, которые могут быть лишь следствием чего-либо, но не объектом устремлений, относится и совесть. Если мы хотим иметь чистую совесть, это означает нашу неуверенность в том, что она у нас такова». И Франкл приводит историю о том, как Господь предложил Соломону высказать любое свое желание. Подумав немного, Соломон сказал, что он хотел бы стать мудрым судьей своему народу. Тогда Господь сказал: «Хорошо, Соломон, я выполню твое желание и сделаю тебя мудрейшим из когда-либо живших людей. Но так как ты не думал о долгой жизни, здоровье, богатстве и власти и не просил их, я дарую их тебе в придачу». Таким образом, Соломон получил именно те дары, которые он не стремился получить специально. Вопрос мой таков: если совесть либо есть, либо ее нет, то, может быть, тогда и не стоит стремиться ее иметь? Или это какой-то стопор для внутреннего роста человека? Илья Яшин: Во-первых, я не верю, что существуют люди, у которых вообще нет совести, потому что у любого человека все равно существует какая-то система нравственных ценностей. Просто не может быть иначе! Татьяна Ткачук: А вот Чекатило, например, — как там с нравственными ценностями? Илья Яшин: Ну, Чекатило, я так понимаю, просто душевно больной человек, и это отдельный совершенно разговор. Но просто у любого адекватного, вменяемого человека есть какая-то внутренняя система нравственных ценностей, и, исходя из этого, у него есть какая-то совесть. Проблема в том, что если система ценностей искаженная, то такая же искаженная и совесть. Вот, я думаю, самый простой ответ на этот вопрос. Татьяна Ткачук: И вот еще о чем я подумала. Очень много пришло писем на сайт, и каждый из написавших мне авторов писем предложил некое свое определение совести. Они совершенно не совпадают друг с другом. У каждого человека, на самом деле, совесть — своя, и в жизни мы просто подбираем себе какую-то подходящую среду обитания, которая состоит из людей со схожими с нашими представлениями о добре и зле. То есть получается, что такой «всеобщей совести» или «совести вообще», ее в природе не существует. Ольга, так это? Ольга Кучкина: Наверное. То есть существуют какие-то идеалы или фантомы, как кто-то говорит, к которым люди стремятся, но, конечно, все абсолютно индивидуально. То есть вы живете по своим законам, я живу по своим. Но опять-таки «со-весть» — весть от меня к вам, от вас ко мне, мы выбираем себе компанию, мы выбираем себе команду, с которой мы живем. Мы говорим: «Это мой человек, а это не мой человек», потому, что он не подходит нам по тому, как он живет, чем он живет, о чем он думает и к чему стремится, или подходит. Татьяна Ткачук: Спасибо, Ольга. Очень, может быть, наивный вопрос задам Илье. Может ли наступить такой момент развития общества, любого, не обязательно нашего, когда появится некое общее понятие совести, которое люди примут? Илья Яшин: Ну, такая ноосфера… Многие мыслители об этом говорили. Я все-таки не философ и не мыслитель, мне сложно об этом говорить. Татьяна Ткачук: Но вы человек очень молодой, и, возможно, у вас есть мечты, с которыми вы еще не расстались. Илья Яшин: Я как простой человек могу здесь единственное сказать, что я, конечно, на это надеюсь. Но это, наверное, будет такое государство всеобщей справедливости и гармонии. Ольга Кучкина: Это будет либо какая-то утопия, либо антиутопия. И, в общем, с этим будет тяжеловато. Илья Яшин: Когда все будут ходить «прозрачные». Татьяна Ткачук: А вообще, хотелось ли бы вам обоим, чтобы возникло такое понятие — «всеобщей совести»? Или это и не нужно? Ольга Кучкина: Да нет, пожалуй. Нет. Татьяна Ткачук: Потому что все люди разные? Ольга Кучкина: Когда возникает что-то такое, что над вами, чему вы обязаны подчиняться кровь из носу, то мне это неприятно. Я хочу иметь выбор, я хочу иметь право выбора. Я выбираю то или это. Илья Яшин: Но самое главное, чтобы не появился человек, который определял бы, что такое эта самая всеобщая совесть. Ольга Кучкина: И который говорил бы: «Я знаю, как надо». Татьяна Ткачук: Это самые страшные слова. Спасибо, Ольга. Спасибо, Илья. Пытаясь хоть как-то подытожить наш сегодняшний разговор о совести, думала о том, что главные слова, которые возникают в моей голове рядом со словом «совесть», имеют второй корень — «само»: самоконтроль, самооценка. Юрий на нашем сайте пишет, что совестливый человек ежечасно сверяет по внутренним часам свои поступки со своими убеждениями, и потому он всегда предсказуем, а значит, кому-то из окружающих может казаться простоватым, а то и глуповатым… Может быть, Юрий и прав, но пусть лучше так…

Сочинение Что такое Совесть 9 класс ОГЭ 15.3

Совесть – это чувство, которое ощущает человек при совершении злого поступка. Мы можем ощутить это чувство, когда совершим плохой поступок. Совесть не только стыдит человека за содеянное,  она предупреждает и несовершенные злые действия. Лишь только, человек задумает подлость, как тут же начинает сомневаться, спорить с самим собой, и в конце концов, отказывается от плохого поступка.

Для того, чтобы как можно лучше понять, что такое совесть, обратимся к роману А. С. Пушкина «Евгений Онегин». Главный герой, после дуэли с Ленским начинает чувствовать душевные муки. Ему становится страшно подумать, что он собственными руками убил своего ещё молодого, легкомысленного друга. В результате, Евгений Онегин уезжает из города, потому что совесть не даёт ему покоя. Позже об этом моменте он упоминает и в письме к Татьяне: «Ещё одно нас разлучило, / Несчастной жертвой Ленский пал».

Мы также видим, что совесть могла и совсем предотвратить дуэль между главным героем и Ленским. Онегин уже тогда чувствовал, что поступает не правильно, слышал голос совести. В доказательство мы можем прочесть строки романа: «…Он обвинял себя во многом: /Во-первых, он уж был неправ, / Что над любовью робкой, нежной / Так подшутил вечор небрежно…». Тем не менее Онегин всё же выстрелил, видя настойчивость Ленского. И далее, когда он понял, что попал и убил бывшего друга, он отошёл с содроганьем. На его душу лёг тяжелый камень, его обличала совесть.

Нередко совесть спасает людей от совершения тяжких преступлений, расплату за которые они несли бы всю жизнь, если и не физическую, то точно духовную, которая иногда, гораздо более удручает человека. Совестливый человек – это всегда правильный человек. Слушая голос совести, мы можем понять, что хорошо, а что плохо. Как можно и нужно делать, а как ни в коем случае нельзя.

Таким образом, можно сделать вывод, что совесть — это чувство человека, которое способно оградить его от множества бед, заключённых в злых поступках. Она как компас у капитана корабля, помогает человеку пройти сквозь океан злых поступков и встать на правильный путь.

Вариант 2

Каждый человек наделён множеством чувств. Мы испытываем страх, счастье, огорчения, восторг и бесчисленный спектр других эмоций. Но совесть, пожалуй, занимает одно из первых по важности мест. Однако муки совести настигают не каждого человека. Кто-то плачет и раскаивается из-за незначительного пустяка, а кто-то  продолжает быть уверен в своей правоте, даже совершив серьёзный проступок. Но также есть люди «золотой середины», которые раскаиваются в такой степени, в какой заслуживает их деяние.

Особенно важно это качество для заключённых. Люди, преступившие черту закона, одна из главнейших причин того, что наш мир несовершенен. Но если они сумеют вовремя образумиться и раскаяться в своём грехе, то они становятся также одной из главных причин, почему человечество всё ещё существует. Людям нравится слышать о том, что преступники сожалеют о содеянном. Думаю, потому, что совесть в них почти всегда молчит. И, конечно, нет ничего более приятного и желанного, как услышать искреннее раскаяние тех немногих, кто осознал, что причинил себе и обществу непоправимый вред, и нет на свете достаточного наказания, чтобы за это расплатиться.

Однако стыд и раскаяние испытывают  не только те, чья вина доказана и очевидна для всех. Мы с вами, обычные люди, которые встречаются друг другу на улицах любого города, изо дня в день, тоже способны подвергаться мукам совести. На мой взгляд, в этой ситуации задача человека куда сложнее: нужно не просто признать, что обвинения в отношении тебя справедливы и содеянное требует исправления, необходимо обвинить себя самому. И самому же найти в себе решительность, чтобы рассказать об этом кому-то ещё, признать себя виноватым и исправить ошибку.

Таким образом, совесть – это незатихающее чувство справедливости в душе человека. У большинства из нас она представлена голосом, который находится где-то внутри и не устаёт повторять: «признай, извинись, исправь». Прислушиваясь к своей совести, признавая, что её наставления – единственный возможный путь к исправлению, мы будем идти по верному нравственному пути. Ведь совесть – это добрая сторона души человека,  чувство ответственности за свое поведение перед всем миром.

Сочинение на тему Совесть

Что такое совесть? Многие люди задаются этим вопросом. Но ведь ответ на него прост и не должен вызывать сложности.

Совесть — это червячок, который живет где — то в душе человека, ожидая пробуждения. А когда он, наконец, проснется, мало не покажется никому. Потому что совесть — это то качество, которое изнутри «грызет» человека, заставляя прислушиваться к ней. Она просыпается каждый раз, когда мы делаем что — то дурное. Вы забрали у одноклассника ручку и не вернули после уроков? А совесть тут как тут. Забыли про обещание другу? Не переживайте, совесть обязательно напомнит. Сказали кому — то что — то нехорошее и обидное? Совесть поможет извиниться. У нее обширные связи, она знает все. При этом она будет мучить человека до тех пор, пока он не поймет и не исправит свои ошибки. Ей нельзя просто сказать: «Хватит». От совести нельзя избавиться, если она уже живет в вашей душе. Она будет провоцировать бессонницу, голод, но все равно добьется своего. 

Так что, можно сказать, совесть — некий регулятор поведения человека. Она не дает совершить ему плохой поступок, обидеть кого — то. А если все — таки что — то нехорошее случается, совесть заставляет человека пожалеть об этом и исправить ситуацию во что бы то ни стало. 

Однако, как бы совесть ни старалась, она есть не у всех людей. Некоторые заранее договариваются с ней, подавляют ее, засовывая в самый темный и дальний уголок своей души. И помогает ведь. Таких людей совесть не грызет. И они продолжают творить нехорошие дела, не зная ни раскаяния, ни сострадания. 

Так откуда же берется совесть? Никто не знает этого. Скорее всего, она появляется в зависимости от воспитания. Если родители с детства объясняли человеку, что такое хорошо и плохо, то у него будет совесть. Если же воспитанием ребенка не занимались, он вырастет бессовестным и эгоистичным. 

Совесть может сделать жизнь человека невозможной. Однако, именно благодаря ей люди все еще поддерживают хорошие отношения между собой. Именно поэтому совесть должна быть у каждого. Иначе какой же это человек?

Подводя итог, можно сказать, что совесть — это один из основных терминов морали, определяющий что такое «плохо» и что такое «хорошо». Ее нельзя подавлять, нельзя отстранять от души. Ведь совесть может помочь человеку, она поддерживает его чистоту и свет в его сердце. 

Образец 4

В карусели событий современной жизни не всегда есть время задуматься о правильности поступков, в основном, при принятии решений люди руководствуются своими эмоциями.

Каждому человеку на протяжении всей жизни приходится сталкиваться с трудностями, преодолевать препятствия.  Методы решения проблем и преодоления препятствий могут разниться: кто-то делает вся честно и открыто, а кто-то “идет по головам”, предает друзей, обманывает.

Про человека, который, не приносит никому вреда, своими способами достижения целей, не ущемляет чужого достоинства можно сказать, что он живет по совести. Живущий по совести думает о других, а не только о себе.

Наверное, каждому человеку, поступившему некрасиво, приходится чувствовать неприятное чувство – совесть. Это чувство помогает нам проанализировать свои поступки и выбрать путь, который будет наиболее этически приемлем, не навредит другим людям, также совесть помогает нам учесть совершенные ошибки.

Совестливый человек никогда не предаст ближнего, даже если когда-нибудь он ошибется, оступится, то сделает все, чтобы этого не повторилось.

Однако не все любят это чувство, не каждому это по вкусу. Многие люди систематически его угнетают, с каждым разом чувствуя совесть все слабее и, в конце концов, перестают его ощущать. Но поступая по совести, мы получаем одобрение окружающих, делаем мир лучше. Также, лучше принимать благодарность окружающих людей, чем ощущать терзания совести. Иногда есть возможность помочь кому-то, но в то же время лень, особо не хочется затрачивать энергию.  Предстоит выбор, или отдых, собственный досуг, или помощь посторонним, или родным людям. И если выберешь эгоизм, то будешь чувствовать угрызения совести, но если будешь систематически так поступать, то чувство будет бледнеть, может совсем исчезнуть. Кажется, что не так и плохо, но живя только ради себя, невозможно получить одобрение окружающих, положительную энергию. Выбирая же путь совести, помогая другим, мы делаем мир немного лучше, у людей появляются положительные эмоции, которые передаются человеку, поступающему по совести.

Жизнь по совести не подразумевает то, что интересы других людей в любом случае ставятся выше своих, но в то же самое время, это означает, что в меру своих сил нужно помогать другим, быть отзывчивым и дружелюбным. Нужно замечать свои неправильные, эгоистичные поступки и стараться, чтобы их стало как можно меньше.

Сочинение на тему Жить по совести. Что это значит?

Каждый человек на земле наделён широким спектром чувств:  счастье, страх, любовь, отчаяние. Но особое и очень значимое место занимает совесть.

Совесть – это своего рода диалог человека с самим собой, позволяющий ему определить вектор своих действий. Никто не рождается совестливым. Это качество закладывается ещё в детстве главным образом на примере родителей и усиливается на протяжении всей жизни. Но далеко не каждый может его сохранить и преумножить. В мире множество людей, которых волнуют только собственные интересы. Они совершенно забывают о таких чувствах как забота и уважение. Жить по совести – значит уметь оглядываться по сторонам, разделять невзгоды с ближними, находить возможность вовремя подать руку помощи тому, кто в этом нуждается.

В современном мире всё чаще можно услышать мнение о том, что людям эгоистичным и безнравственным жить намного легче: они быстрее адаптируются в изменчивых условиях, быстрее добиваются своих целей. Однако всегда есть обратная сторона медали. Ради своего успеха они готовы идти по головам, продавая и предавая других. Глупо винить таких людей. Ведь по факту это простой самообман. Они не прислушиваются к тому, что пытается донести совесть и в итоге сглаживают все углы и находят с ней компромисс, ссылаясь на обстоятельства и находя оправдания, которые чаще всего кажутся нелепыми.

Я считаю, что люди должны быть более строгими по отношению к себе и учиться справляться с собственными страхами. И речь не о боязни высоты или насекомых, а о трусости признания ошибок. Многие считают, что раскаяться в своем поступке – это удел слабых людей. А на самом деле они просто не могут переступить через ступень страха, которая встаёт выше совести и сожаления.

Несмотря на все сказанное, важно понимать, что в мире нет идеальных людей, да и жизнь может подкидывать всевозможные испытания, преодолевать которые приходится, совершая разные, в том числе некрасивые и неблаговидные поступки. Нет необходимости корить себя за проступок до конца своих дней. Надо научиться с этим жить, попросив прощение не только у кого-то, но и у самого себя.

Если человек порядочен и склонен к добру, то, поступив плохо,  он постарается исправить ситуацию, обернув её во что-то хорошее. Не допускать такие моменты довольно просто. Нужно только не делать по отношению к другим того, чего не желаешь самому себе. Живя по такому правилу, становится гораздо легче и спокойнее и именно так достигается гармония с собой, обществом и окружающим миром.

9 класс ОГЭ 15.3

Другие сочинения:

Что такое совесть

Несколько интересных сочинений

  • Примеры эгоизма из жизни — сочинеие

    Эгоистичное поведение у людей встречается очень часто. Эгоистами бывают как дети, так и взрослые. Считается, что это плохо – родители говорят детям, что быть эгоистом – нехорошо, надо исправить свое поведение.

  • Сочинение Как я бы поступил, если бы моим товарищем был Костылин

    Произведение «Кавказский пленник» Л. Н. Толстого является интересным и запоминающимся. Там писатель просто и доступно описывает такие сложные вещи, как смелость и трусливость

  • Сочинение Печорин — герой или злодей (Герой нашего времени)

    Григорий Печорин — непростой персонаж, поэтому его сложно сразу отнести к положительным или отрицательным героям. Только через череду сложных размышлений можно найти ответ на этот непростой вопрос.

  • Как общество влияет на человека? Итоговое сочинение

    Большинство из нас подвержены влиянию общества, и не всегда это влияние имеет положительное значение. Есть люди, для которых общественное одобрение — один из главных жизненных элементов

  • Мой любимый предмет Литература сочинение-рассуждение 5 класс

    Литература – мой любимый школьный предмет, и тому есть несколько причин. Во-первых, я очень люблю читать и считаю это самым интересным занятием и самым полезным хобби

«Вера и совесть» Размышления после семинара профессора Владимира Варавы — Российский Православный Университет

22 февраля прошел семинар в Российском православном университете святого Иоанна Богослова на тему «Категория совести в современной философии и богословии». Это было продолжение семинара, который состоялся в декабре прошлого года и вызвал определенный интерес. Прежде всего, удивительно то, что такое, казалось бы, важное и значительное понятие как «совесть» не имеет достаточно серьезной проработки ни в философии, ни в богословии. К совести обращаются почти все, считая само собой разумеющимся ее определенное и ясное значение.
Но оказывается это не так. Имея огромную суггестивную силу, то есть силу влияния, совесть не имеет той теоретической основы, из которой проистекало бы ее однозначное понимание. Возможно, такова судьба всех самых распространенных и частотных понятий. И здесь с совестью можно было бы сравнить и жизнь, и смерть, и любовь, и свободу и т.д. То есть с теми важнейшими феноменами духового бытия, с которыми сталкиваешься порой каждый день, но по поводу которых толком ничего и не скажешь.
Как выяснилось, что у философии и богословия очень разное понимание того, что такое совесть, каков ее статус и значение в жизни человека. Науку здесь не стоит брать в расчет, поскольку она не только совесть, но и вообще человеческое выводит из нечеловеческого, тем самым, значительно все упрощая, попросту примитивизируя. И вообще, давно уже раскрыта несостоятельность позитивистской, то есть радикально научной трактовки таких феноменов как любовь, вдохновение и т.д. Все сводится здесь в конечном счете к химическому анализу, а это смехотворно. В этом плане научное понимание совести имеет право на существование, но оно не имеет отношения к философии и богословию. Речь идет именно об этих вещах, как, впрочем, и было заявлено в теме семинара.
Вся проблематичность здесь возникает тогда, когда совесть вступает в противоречие с верой. А если чуть шире взять, когда вера вступает в конфликт с нравственностью. «А вступает ли?» – последовал вопрос со стороны верующих. «Не есть ли это фарисейство?» – продолжали сомневаться православно настроенные люди. А кто-то даже сказал, что так вопрос вообще раньше не ставился. И вот здесь и пришло вдруг понимание того, что это действительно новый вопрос. Одними он всегда игнорировался, другими считался решенным.
Однако, это не так. И если обратиться вглубь философской традиции в России, то можно увидеть, что весь XIX век проходил под знаком этого вопроса. Определенная кульминация размышлений на эту тему дана в «Исповеди» Л.Н. Толстого, в таких известных словах: «По жизни человека, по делам его как теперь, так и тогда, никак нельзя узнать, верующий он или нет. Если и есть различие между явно исповедующими православие и отрицающими его, то не в пользу первых. Как теперь, так и тогда, явное признание и исповедование православия большею частию встречалось в людях тупых, жестоких и безнравственных и считающих себя очень важными. Ум же, честность, прямота, добродушие и нравственность большею частью встречались в людях, признающих себя неверующими».
В этих словах есть обидная для верующих людей прямолинейность и возможно абсолютизация. Но то, что в них есть правда, замеченная одним из наиболее гениальных людей, отрицать нельзя. Эта правда жжет, эта правда ранит, эта правда больно бьет. Но в ней раскрывается то исконное противоречие между внешним религиозным вероисповеданием человека и его нравственной сутью, которое во многом и является главным изъяном религиозного сознания. И совсем не противоречие между верой и разумом составляет главный болевой нерв религиозной культуры, но именно расхождение между совестью и верой.
Здесь можно вспомнить известные слова Владимира Соловьева о том, что «многие стремятся к святости, забывая об элементарной честности». Для высокомерно религиозного человека честность действительно не имеет никакого значения, и путь к «святости» часто оказывается вымощен грубым попранием нравственных норм. Альберт Швейцер говорил, что «чистая совесть есть изобретение дьявола». А это значит, что нравственный человек не может быть спокойным, видя страдание и несовершенство мира. Но религиозная вера часто «вымораживает» у него эту способность сострадать и видеть боль, считая это проявлением слабости и греховности.
И вообще нет непосредственной зависимости, и уж и тем более причинно-следственной связи между нравственностью и религиозностью. Как верующий, так и неверующий могут быть и мерзавцами, и людьми очень порядочными. Именно это и хотел сказать Толстой, заметив нравственный перекос не в пользу верующих. Но это не подлинно верующие, возразят нам. Но все дело в том, что если вера допускает личину обмана, если под внешним благочестием может скрываться подлость и лицемерие, то значит вера не так сильна, как о том говорят. Но и совесть не всесильна, и чаще люди поступают вопреки ее голосу, нежели повинуясь ему.
Но на то и свобода, свобода в добре и зле. И дело не в том, что человек может поступать дурно при внешнем приличии, а в том, что вера не спасет от безнравственных поступков. В конце концов, что важнее для человека – вера или совесть? Или иначе – спасти свою душу или остаться по возможности порядочным? В конце концов, человека не судят за то, верующий он или нет, а вот за безнравственные проступки осуждение следует неминуемо и немедленно.
Так или иначе, но для веры, совесть, как и прочие нравственные свойства, качества и состояния, являются лишь средством к достижению главного – личного спасения. Нравственным быть выгодно, так как за обратное грозит наказание. Но именно это и есть фарисейство, и если где оно и возможно, то лишь в религиозном сознании. А добродетель не ищет награды, так как она сама себе награда. Сенека говорил: «Ты спрашиваешь, что я желаю найти в добродетели? – Ее самое! Ведь нет ничего лучше ее, она сама служит себе наградой». И дело здесь не в гордыне, в которой часто упрекают стоиков, а в понимании бытийной сущности нравственности (добродетели), вокруг которой вращается вселенная.
С этический точки зрения понятно, что делать человеку неверующему. По возможности не нарушать нравственных законов и стремиться к нравственному совершенству. Зачем, спросит верующий, если все равно смерть. А вот как раз и стремиться к нему, вопреки смерти, показывая подлинное достоинство человека, который может быть нравственным не за награду вечной жизни, а показывая в конечной бесконечное преимущество человеческого духа.
А вот, что делать верующему? Ведь вера, как хорошо известно, без дел мертва. Каковы, и есть ли какие-то особенные «дела веры», помимо соблюдения религиозных обрядов, постов, молитв? Но их соблюдение не может быть вменено человеку в нравственную заслугу. Если человек усердно и прилежно постится, то он это делает исключительно для своих личных духовных целей. А если он при этом, как чаще всего и бывает, презрительно относится к непостящимся, то он грешит против истины, и его поведение никак не соответствует нравственному достоинству человека, и в свою очередь, вызывает уже общее презрение.
Так что же это за дела веры? Если они коренятся в нравственной сфере и заключаются в помощи ближнему и дальнему, сострадании, милосердии, заботе, жертвенности, бескорыстии и так далее, то нельзя сказать, что верующие здесь имеют явное преимущество, а неверующие явно проигрывают. Так в чем же дела веры?
Ханна Арендт выявила прямую пропорциональность между утратой религиозности и возрастанием значимости совести. В одной из своих работ она писала: «Мы – первое со времени появления христианства на западе поколение, в котором вера в «будущую жизнь» (как еще выражались отцы-основатели) отсутствует уже не только у узких элит, но и у масс. Это, похоже, обязывает нас мыслить совесть как орган, который будет функционировать даже в отсутствие надежды на награду и страха перед наказанием».
Иначе, совесть совершенно бескорыстна. А поэтому и невозможна. Но она есть, есть вопреки всему, есть как самое высшее нравственное чудо. Ее бы не должно быть, но она есть. И не значит ли это, что совесть и есть самое сильное проявление божественного, и что следовать совести значит и быть подлинно религиозным, но не в смысле внешнего благочестия и обрядоверия, а в смысле проявления подлинной человечности?
Совесть, как это ни парадоксально, принуждает к большей ответственности тогда, когда над ней не довлеет вера, нежели когда существуют внешние религиозные регулятивы. Именно совесть, взывающая к личной экзистенциальной ответственности, обнажает нравственное ядро личности, тем самым бросает вызов вере, по крайней мере, ее традиционному образу, основанному не столько на идее нравственной чистоты, сколько на «уверенности в невидимом». И такая вера больше не может являться источником морально ответственного поведения и должна быть испытана совестью.

Варава Владимир Владимирович,

доктор философских наук,

профессор кафедры философии и теологии РПУ

Ученые нашли у человека совесть — Российская газета

Об удивительных экспериментах, которые ведутся в Институте мозга человека РАН, корреспондент «РГ» беседует с его директором, членом-корреспондентом РАН Святославом Медведевым.

Российская газета: В последнее время в СМИ сообщается об очень интересных результатах исследований мозга, которые получены в ведущих лабораториях мира. Но то, что делается у вас, просто поражает. Увидеть совесть? Это из области фантастики…

Святослав Медведев: Хотя наука действительно делает сейчас огромные успехи, но мозг остается одной из главных тайн природы, может быть, самой заманчивой. Ученые всегда хотели докопаться, как он устроен, что в нем происходит, когда человек творит, ненавидит, любит и т.д. Несмотря на то, что мозг надежно хранит свои секреты, науке все же удалось понять некоторые его особенности.

Одно из фундаментальных открытий сделано в 1968 году Бехтеревой и Гречиным. Им удалось обнаружить в мозге так называемый детектор ошибок. Суть в следующем. Проснувшись утром, мы планируем поведение на предстоящий день — переговоры, важные встречи и т.п. Все это очень важные для нас вопросы, и они находятся под усиленным контролем сознания. Но одновременно мы одеваемся, застегиваем пуговицы, чистим зубы, наливаем кофе и т.д. Причем выполняем все эти рутинные дела не задумываясь. Почему при этом не ошибаемся? Дело в том, что в мозге записана матрица — «как надо».

РГ: Строчки в ней человек заполняет, исходя из своего предыдущего опыта?

Медведев: Именно так. Скажем, однажды научившись ездить на велосипеде, затем вы крутите педали на автопилоте. Теперь представим, что, убегая на работу, вы забыли выключить чайник или утюг. И где-то по дороге вдруг вас охватывает тревога — что-то не то. Это включается тот самый детектор ошибок, который сигнализирует: между вашими действиями и матрицей «как надо» возникло рассогласование. Такой универсальный механизм предохраняет человека от многих случайных неприятностей.

РГ: А что если ошибка не случайна, а обдуманна? Скажем, мы сознательно говорим неправду. Тогда детектор ошибок молчит и покрывает наши неблаговидные поступки?

Медведев: Нет, все не так. Обман или сокрытие мыслей, хотим мы или не хотим, является неотъемлемой частью нашей жизни. Представьте, если бы мы постоянно говорили только правду. Женщине, что она плохо выглядит, начальнику — что он глуп, и так далее. Мы бы не вылезали из конфликтов с окружающими. Поэтому ложь нужна и во благо, во спасение, из жалости и ради собственной выгоды.

Как же реагирует детектор ошибок, если ложь не просто не случайна, но и выгодна. С моим аспирантом Максимом Киреевым мы провели такое исследование. Регистрировали электроэнцефалограмму испытуемого, когда он играл с компьютером в аналог карточной «веришь — не веришь». Для выигрыша ложь была тактически выгодна и безусловно осознана.

Оказалось, стоило человеку соврать, как примерно через 150-200 миллисекунд на графике появлялся резкий скачок, чего не наблюдалось, если ответ был правдивым. Это результат работы детектора ошибок. Он не мешает лгать, он просто предупреждает, что ответ неправильный.

РГ: А зачем это нужно? Ведь, казалось бы, человек и так знает, что это неправда.

Медведев: А чтобы случайно сам не поверил. Например, он может кого-то убеждать, что рекламируемый товар полезен и вкусен, но самому-то его потреблять — ни боже мой.

Мы пошли дальше — а что происходит, когда человек только собирается солгать. Оказывается, и это проявляется на электроэнцефалограмме. То есть детектор ошибок не мешает человеку совершить неблаговидный поступок, но предупреждает — а вдруг это случайность. Кроме того, он запускает в нас неприятное чувство сомнения — сделано что-то не то. Это и называется муками совести. Мне очень нравится выражение: «Совесть не мешает нам совершать зло. Она мешает нам наслаждаться им».

Резюмируя, можно сказать, что совесть присуща каждому человеку — и взрослому, и ребенку, и примерному члену общества, и преступнику, так как без детектора ошибок наш мозг работать не может.

РГ: По-вашему выходит, что вообще нет бессовестных людей. Но откуда тогда берутся дурные поступки? Может, кто-то умеет подавлять голос совести, или он у него очень слабый?

Медведев: Дело не в этом. Повторяю, совесть — это понятие не абстрактное, а вполне реальный, если хотите, универсальный механизм, которым природа наделила и праведника, и грешника. Правда, есть одна особенность. Мы говорили, что в случае рутинных дел детектор ошибок срабатывает, если между матрицей «как надо» и нашими действиями возникает рассогласование.

Аналогичная матрица существует и для распознавания правды и лжи. Но эти понятия не универсальны. У каждого человека свое представление, что такое «хорошо» и что такое «плохо». Своя мораль. Она записана в его матрице.

В такой ситуации детектор ошибок лишь фиксирует рассогласование вашей конкретной морали и ваших действий. Скажем, шахид будет переживать, если уничтожит мало неверных. А представьте какого-нибудь Штирлица, вся жизнь которого в тылу врага по чьей-то морали вроде бы сплошной обман. Однако по его представлениям он поступает абсолютно верно. Его будет грызть совесть, если он плохо играет свою роль, наносит врагу мало вреда.

РГ: Если совесть — это явление, так сказать, физиологическое, происходящее в мозгу, то ею, наверное, можно управлять?

Медведев: Мы изучали, как изменится реакция человека, например, под воздействием алкоголя. Результат получился удивительным. Правда и ложь поменялись местами. Детектор ошибок молчал, когда человек врал, и срабатывал, когда говорил правду. Отсюда понятно, почему выпивка поднимает настроение. В норме вы связаны различными ограничениями. Алкоголь их снимает и делает правильным их нарушение — ври сколько душе угодно.

Эту ситуацию иллюстрирует такой анекдот. Монах-буддист поздно ночью пришел в незнакомую деревню. Стучит, дверь открывает молодая женщина. Пущу, если выполнишь одно из моих желаний. Или выпей, или проведи со мной ночь, или зарежь овцу. Монах задумался: «Пить и убивать запрещено, с женщинами — ни-ни». Решил выбрать из трех грехов меньший — выпивку. Выпил. А потом зарезал овцу и провел ночь с хозяйкой.

Кстати, вот вам и пример, почему нельзя водить автомобиль даже после малых доз алкоголя. В норме детектор ошибок отслеживает каждое ваше движение и дает вам сигнал рассогласования, который вы устраняете. После алкоголя, наоборот, вам предпочтительнее совершить ошибку. И если трезвым вы рулите «на автомате», то здесь уже только на сознательном контроле, который и более сложен, и занимает больше времени.

Кстати

 Политические предпочтения человека могут быть выявлены при сканировании его головного мозга. К такому выводу пришли американские ученые. В ходе опытов они установили, что по характеру электромагнитной активности мозга человека можно определить,

является он либералом или консерватором. Оказалось, что мозг либерала более чувствителен и восприимчив к новой информации. В свою очередь консервативно настроенные люди способны в большей степени сохранять устойчивость своих принципов.

Эти исследования подтверждают более ранние выводы о том, что политическая ориентация зависит от различий в работе мозга.

КЛАССНЫЙ ЧАС в 11-а классе МБОУ «Кутлу-Букашская СОШ» «СОВЕСТЬ – ВНУТРЕННИЙ СТОРОЖ».


КЛАССНЫЙ ЧАС в 11-а классе МБОУ «Кутлу-Букашская СОШ»


                             «СОВЕСТЬ – ВНУТРЕННИЙ СТОРОЖ».


                         Защита проектов и решение нравственных задач


                             Тема: «Совесть – внутренний сторож».


   Цель: 1. Способствовать формированию положительных качеств личности через   оценки экспертов;


             2. Развивать умения анализировать различные нравственные проблемы, умение отстаивать свою точку зрения;


             3. Содействовать воспитанию личности, способной к рефлексии.


 


                                               Ход беседы


1.      Оргмомент:


         а) учитель читает стихи


Будь беспокойным! Не считай отрадой


Благополучия собственного рай


Дерзай! Работай! Ошибайся! Падай!


И снова всё сначала начинай!


Не так легко, не так всё это просто,


Но пусть в тебе горит огонь живой


Огромного, святого недовольства самим собой!


        б) с какой целью вы пришли на эту беседу?


 


2.      Основная часть беседы.


        а) Слово учителя:


—         тема нашей встречи «Совесть – внутренний сторож». Эпиграфом послужит поговорка «Совесть – мерило нравственности». Мне хотелось бы знать, как вы понимаете смысл этих слов. (…….)


—         в ходе беседы мы ответим на вопросы: «Зачем человеку нужна совесть?» Попробуем представить – каковы будут последствия, если вдруг пропадёт совесть?» Перед нами ещё раз предстанет образ совестливого человека.


          б) защита проектов:


1.      Зачем человеку нужна совесть?


2.      «Пропала совесть».


3.      Жить с совестью в ладах.


4.      Чистая совесть.


5.      Совестливый человек.


    в) вывод:


как мы убедились, требование совести прорастают изнутри. Совесть – это моё внутреннее «Я». Во мне живёт и руководит мною мудрейший наставник, он говорит со мной голосом совести.


Слушая его, я сам могу стать не просто умным, но мудрым в своих мыслях, чувствах и делах. Советы совести могут оказаться выше моего разумения, жизнь покажет их истинность, опыт научит, что непослушание «второму – Я» вредит прежде всего мне самому. Если я буду жить с совестью в ладах, и в душе моей воцарится мир, мир с самим собой.


г) рефлексия: останутся ли эти минуты в вашей душе, в ваших мыслях или вы с лёгкостью забудете их?


д) заключительное слово учителя.


 


 


 


                            НРАВСТВЕННЫЕ ЗАДАЧИ.


 


 


1.  Совесть —        — известия


 


 


                 правильно                    неправильно


                


                      да.                                   Нет.


 


 


 


 


2.  Совесть — весы


                                                          


 


хорошо             плохо


 


         высоко-


   нравственная              ? 


    личность


 


     I.  Мой проект целиком посвящён главному вопросу человечества: «Зачем человеку нужна совесть?» Прежде всего заглянем в историю слова совесть. Это слово состоит из двух частей: приставки со — что значит – вместе, корня – весть, что значит, знать, ведать. Совесть – это совместное знание человека со своим внутренним миром.


       Вот перед нами треугольник: ты – твой поступок – окружающие тебя люди. Совершая дурной поступок, ты остаёшься  наедине со своим поступком, для окружающих тебя людей твой поступок обычно проходит незаметно.


 


                                      НАЕДИНЕ С САМИМ СОБОЙ.


1.      Ты размышляешь над тем, что совершил;


2.      Эта мысль тебя преследует;


3.      Ты понимаешь, что надо исправить свой поступок;


4.      Ты исправляешь положение


5.      Наступает мир с самим собой.


Я думаю, что совесть – это внутренний мир человека. Если в нём воцарится мир, жизнь будет счастливой. Совесть нужна человеку, чтобы жить в мире с самим собой.


 


 


                                          Твой поступок


                                                       


 


 


 


 


 


 


 


 


 


 


 


                   Люди                                                                       Ты – 1. Размышления.


                                                                                               2. Преследование.


                                                                                                               3. Понимание – исправление.


                                                                                                           4. Мир с самим собой.


 


      II. В основе моего проекта лежит сказка Салтыкова – Щедрина «Пропала совесть». Представьте себе, вдруг пропала совесть. Каковы будут последствия этой невероятной ситуации? Нормой поведения стали ложь, обман, месть, клевета и предательство. В последствии изменились моральные нормы общества: грабежи, разбои и разорения стали основой жизни. Совесть стала никому не нужной, как негодная ветошь. Бедная совесть лежит на дороге истерзанная, оплёванная, затоптанная ногами пешеходов.


       Последствия этой ситуации самые трагические: изменяется человеческая душа, она черствеет и гибне6т под тяжестью дурных мыслей и поступков.


       Оберегайте свою совесть, берегите её. Она как маяк, святящийся во мгле, поможет вам найти верную жизненную дорогу. Совесть одна из показателей нравственности. Немецкий философ Кант сказал: «Нравственный закон в душе человека, подобный звёздному небу над головой, бесконечен, таинственен и прекрасен».


       Мне хотелось бы, чтобы каждый из вас почувствовал, как необходима человеку совесть. Она не уживается с эгоизмом, пошлостью, корыстолюбием и ложью. Она либо победит и вытеснит зло, либо покинет вас незаметно, но навсегда.


       Не дайте победить злу вашу добрую душу.


 


  (зажжённая свеча передаётся из рук в руки и участники желают друг другу…)


                             ЗАДАЧА  — ПРОБЛЕМА


  СОВЕСТЬ —   —   —  ПРАВИЛЬНО    — ДА


                                  Неправильно      -нет


 


 


       Совесть внутри меня. Она подаёт известия о правильности или неправильности моих поступков. Если она соглашается со мной, говорит «да», и я обязана прислушаться к ней. Если я ошибаюсь, она говорит «нет», я должна отказаться от неправильного поступка.


      III   В моём проекте прозвучит призыв «давайте жить со своей совестью в ладах». Я написала небольшую сказку.


       «Жил – был мальчик, рос он ничего хорошего и ничего плохого не делал. А совесть в нём молчала, она боялась, что никому не нужна. «Если понадобиться, мальчик сам ко мне обратится», — думала совесть. Мальчик и не думал о совести, рос он капризным, жадным, эгоистичным. Вот и жили они бок о бок – совесть молчала, а дитя делало что хотело.


       Исполнилось ему 12 лет. Грубил родителям и учителям, обижал маленьких, убегал с уроков. И тут задумалась совесть: «Не пора ли мне проснуться и обжечь его капризное сердце?» Ночью мальчик проснулся от тихого странного голоса. Он шёл изнутри, ласково, но строго шептал: зачем обманул? Зачем грубишь? Кем ты будешь в будущем?


       И с тех пор жил мальчик с совестью в сердце. А совесть сидит в каждом из нас. ДОБРОТА, ЧЕСТНОСТЬ, СПРАВЕДЛИВОСТЬ – всё это голоса совести. Прислушайтесь к своему сердцу, пусть в нём будет честность, справедливость и доброта и пусть милым будет другая – добрая, любящая, спокойная и дарующая людям радость.


 


                                                       ГОЛОС СОВЕСТИ


 


 


 


 


                                  Справедливость                   Честность


 


 


 


 


 


                                                                         Доброта


 


 


 


                                                                            Земля             


 


      IV Свой проект я назвала «Чистая совесть». Что хочу сказать своей работой? С чистой и спокойной совестью человеку гораздо легче жить. У А.С. Пушкина есть выражение «Да, жалок тот, в ком совесть нечиста». Почему человек с нечистой совестью действительно жалок? Он жалок, потому что совершает преступление против себя, он убивает в себе жизнь. Нам остаётся лишь пожалеть его…


       Испокон веков на Руси белый цвет олицетворял чистоту. Ведь государственный флаг нашей страны прежде всего представлен белым цветом. Только с чистой совестью, чистыми помыслами мы можем в дальнейшем обустраивать нашу Россию.


       Возможно вы подумали о белой ткани. Да, в моей работе совесть представлена белой, чистой, нежной тканью. На ней нет ни пятнышка. Мы никогда не проходили, что такое совесть, но каждый из нас знает, что совесть это —  нечто внутреннее, это чувство, которое не зависит от наших желаний. Если она будет чиста от дурных поступков и мыслей, тогда вас не будет мучить и терзать ваш рулевой, ваш – советчик, ваша совесть.


       От природы всем дана способность слышать голос своей совести, но не все развивают эту способность. Не отвергайте свою совесть, не будьте глухими к её голосу, в противном случае она замолкнет. Совесть, отвергнутая человеком, проявляется в непонятных состояниях тревоги, страха, неудовлетворённости. Одним словом – болит душа. Человек ищет, чем бы заглушить эту боль души. Чаще он ищет спасение в наркотиках. Не забывайте: наркотики приносят смерть и больше ничего.


       Пусть голос совести звучит в вашей душе звонко и отчётливо. Пусть она будет вестником хорошего, доброго в ваших сердцах. Голос совести я сравнила с чистым звоном хрусталя. Только в спокойной душе зацветут мирные цветы.


       Мы делаем для памятки зарубки,


       Не доверяя собственным следам,


И не стареет вопреки годам.


Она скромна, не говорит ни слова,


Пока не взвесит помыслов и дел,


И вдруг напомнит прямо и сурово


Как раз о том, что ты забыть хотел.


Ей всё равно – шумит ли в поле вьюга,


Поют ли в перелески соловьи –


Держи ответ и ни жены, ни друга


В свидетели напрасно не зови.


 


 V. В своей совместной работе мы пытались выяснить «Кто такой совестливый человек?» Ответив на несколько вопросов, мы получим образ совестливого человека.


1.      Он работает с душой  — да.


2.      Не пройдёт мимо чужой беды  — да.


3.      Всё делает по совести  — да.


4.      Он добр, честен, правдив  —  да .


5.      Ищет оправдание своим поступкам  — нет.


6.      Ищет снисхождение к себе  — нет.


 


    Вот он какой – совестливый человек. Совесть нужна при всех обстоятельствах. Она нужна и для окружающих, и для самого человека. Рядом с совестливым человеком легче живётся.


Он, как светлячок, излучает невидимый свет, который и есть нравственное здоровье человека.


Остаться людьми и быть честным по отношению к себе и окружающим, не скупиться на доброту, учат нас наши учителя и родители. Спасибо им!


Совесть, Благородство, Достоинство


Вот оно – святое наше воинство.


Протяни ему свою ладонь,


За него не страшно и в огонь.


Лик его высок и удивителен,


Посвяти ему свой краткий век,


Может… и не станешь победителем,


Но зато будешь – совестливый человек.


 


 


 


Кл.руководитель                       Ананьева Л.С.

определение совести по The Free Dictionary

Но мы не можем брать в руки третий меч, который является мечом Магомета или подобным ему; то есть пропагандировать религию с помощью войн или кровавых преследований с целью принуждения к совести; кроме случаев явного скандала, богохульства или смешения действий против государства; тем более подпитывать крамолу; санкционировать заговоры и мятежи; вложить меч в руки людей; и тому подобное; стремление к ниспровержению всех правительств, что есть постановление Бога.Лорд Долиш, если бы он смог правильно диагностировать почти отцовское отношение, которое стало нормальным для его хозяина в наши дни, был бы столь же смущен, но менее удивлен, поскольку совесть уже время от времени подсказывала ему, что он виновен. Чувства к Елизавете более теплое, чем любое чувство, которое должно испытывать к помолвленному мужчине. Но Успокоенность уколола его приятеля, прошла мимо всех и пришла к королевскому двору, где он рассказал Совести все об этом, а Совесть рассказала Королю.И обсуждение запутанного вопроса на суде совести: это Голодный Тигр, ужас джунглей, который жаждет пожирать толстых младенцев, но совесть мешает ему сделать это. призыв к совести действовать. Знайте, господин, что во всем, что касается моих сокровенных чувств, я отчитываюсь только перед Богом и своей совестью », — заключила она, кладя руку на свою красивую, полностью распухшую грудь и глядя на нее. небеса «. Ну, человек, который разбогател на этой торговле, может быть в некотором роде очень здоровым, но он слеп в отношении того, чего хотят рабочие; Я не мог по своей совести послать его издавать законы.Да, совесть чиста, и песня чиста, и поэтому эти ручейки текут, сияя ясным рассветом золотого прошлого, к которому все будущие поэты и философы обратятся с задумчивыми глазами. Судья с впечатляющей серьезностью, которая по ходу дела переросла даже в слезливый пафос, «неужели вы не замечаете, насколько несправедливо, как недоброжелательно, как не по христиански эта постоянная, эта давняя горечь по отношению ко мне, ибо часть, которую я был вынужден действовать по долгу и совести, силой закона и на свой страх и риск? И у меня нежная совесть и развитый ум.Моя совесть никогда не была бы легкой, если бы я промолчал на эту тему «.

Какая часть нас отличает хорошее от плохого?

Если вы смотрели фильм Пиноккио , вы, вероятно, помните Джимини Крикет. Это хорошо одетое насекомое действовало как совесть Пиноккио (CON-shinss). Пиноккио нуждался в этом голосе в ухе, потому что он не отличал хорошее от плохого. Напротив, у большинства реальных людей есть совесть. У них не только общее представление о том, что правильно, а что нет, но они также понимают, как их действия влияют на других.

Совесть иногда называют голосом в вашей голове. Однако это не буквально голос. Когда совесть говорит им делать — или не делать — что-то, они переживают это через эмоции.

Учителя и родители, подпишитесь на шпаргалку

Еженедельные обновления, которые помогут вам использовать Science News для студентов в учебной среде

Спасибо за регистрацию!

При регистрации возникла проблема.

Иногда эти эмоции положительные. Сочувствие, благодарность, справедливость, сострадание и гордость — все это примеры эмоций, которые побуждают нас делать что-то для других людей. В других случаях нам нужно , а не , что-то делать. К эмоциям, которые нас останавливают, относятся чувство вины, стыда, смущения и страха, что другие будут плохо осуждены.

Ученые пытаются понять, откуда берется совесть. Почему у людей есть совесть? Как это развивается по мере взросления? А где в мозгу возникают чувства, составляющие нашу совесть? Понимание совести может помочь нам понять, что значит быть человеком.

Помощь людей

Часто, когда чья-то совесть привлекает их внимание, это потому, что этот человек знает, что он должен был помочь кому-то другому, но не помог. Или они видят, что другой человек не помогает, когда они должны.

Люди — вид кооперативный. Это означает, что мы работаем вместе, чтобы добиться цели. Однако далеко не мы единственные, кто это делает. Другие виды обезьян (шимпанзе, гориллы, бонобо и орангутаны) также живут в взаимодействующих группах.То же самое и с некоторыми птицами, которые работают вместе, чтобы вырастить птенцов или собрать пищу для своей социальной группы. Но люди работают вместе так, как не работает ни один другой вид.

Обезьяны и некоторые другие виды животных живут группами, как и люди. Но исследования показывают, что наши ближайшие родственники — шимпанзе — не поощряют сотрудничество в такой степени, как мы.

Редакционное12 / iStockphoto

Наша совесть — часть того, что позволяет нам это делать. Фактически, Чарльз Дарвин, ученый 19-го века, известный своими исследованиями эволюции, считал, что совесть — это то, что делает людей людьми.

Когда мы стали такими полезными? Антропологи — ученые, изучающие развитие человека, — считают, что это началось, когда нашим предкам пришлось работать вместе, чтобы охотиться на крупную дичь.

Если люди не работали вместе, они не получали достаточно еды. Но когда они объединились, они могли охотиться на крупных животных и получать достаточно, чтобы прокормить свою группу в течение нескольких недель. Сотрудничество означало выживание. Тот, кто не помогал, не заслуживает равной доли еды. Это означало, что люди должны были отслеживать, кто помогал, а кто нет.И у них должна была быть система вознаграждения людей, которые участвовали в проекте.

Это говорит о том, что основная часть человеческого существования — помогать другим и отслеживать, кто помогал вам. И исследования подтверждают эту идею.

Катарина Хаманн — эволюционный антрополог, изучающая эволюцию людей и наших близких родственников. Она и ее команда из Института эволюционной антропологии Макса Планка в Лейпциге, Германия, работали как с детьми, так и с шимпанзе.

Она провела одно исследование 2011 года, в ходе которого как дети (двух- или трехлетние), так и шимпанзе оказались в ситуации, когда им приходилось работать с партнером их собственного вида, чтобы получить какое-то угощение.Для детей это означало натягивать веревки на концах длинной доски. Для шимпанзе это была похожая, но немного более сложная установка.

Когда дети начали тянуть за веревки, по два куска их награды (шарики) лежали на каждом конце доски. Но пока они тянули, один шарик перекатился из одного конца в другой. Итак, один ребенок получил три шарика, а другой — только один. Когда обоим детям приходилось работать вместе, дети, получившие лишние шарики, возвращали их своим партнерам три из четырех раз.Но когда они потянули за веревку самостоятельно (без необходимости сотрудничества) и получили три шарика, эти дети делились с другим ребенком только один раз из каждых четырех.

Шимпанзе вместо этого работали за угощение. И во время испытаний они никогда активно не делились этой наградой со своими партнерами, даже когда обе обезьяны работали вместе, чтобы получить угощение.

Таким образом, даже самые маленькие дети признают сотрудничество и вознаграждают его тем, что делятся поровну, — говорит Хаманн. Эта способность, добавляет она, вероятно, проистекает из нашей давней потребности сотрудничать, чтобы выжить.

Дети развивают то, что мы называем совестью, двояко, — заключает она. Они изучают основные социальных правил и ожиданий от взрослых. И они практикуют применение этих правил со своими сверстниками. «В своей совместной игре они создают свои правила», — говорит она. Они также «понимают, что такие правила — хороший способ предотвратить вред и добиться справедливости». Такие взаимодействия, как подозревает Хаманн, могут помочь детям развить совесть.

Атака угрызений совести

Приятно делать добрые дела.Обмен и помощь часто вызывают хорошие чувства. Мы испытываем сострадание к другим, гордость за хорошо выполненную работу и чувство справедливости.

Но бесполезное поведение — или невозможность решить проблему, которую мы создали, — заставляет большинство людей чувствовать вину, смущение или даже страх за свою репутацию. И эти чувства развиваются рано, как у дошкольников.

В некоторых исследованиях изучается, как зрачки глаза расширяются в определенных ситуациях, как возможное свидетельство того, что кто-то чувствует вину или стыд, — возможные ключи к разгадке его совести на работе.

Mark_Kuiken / iStock / Getty Images Plus

Роберт Хепах работает в Лейпцигском университете в Германии. Но раньше он работал в Институте эволюционной антропологии Макса Планка. Тогда он работал с Амришей Вайш в Медицинской школе Университета Вирджинии в Шарлоттсвилле. В одном исследовании 2017 года эти двое изучали глаза детей, чтобы понять, насколько плохо они себя чувствуют в той или иной ситуации.

Они были ориентированы на учеников детей. Это черные круги в центре глаз.Зрачки расширяются или расширяются при слабом освещении. Они также могут расширяться в других ситуациях. Один из них — когда люди беспокоятся о других или хотят им помочь. Таким образом, ученые могут измерить изменения диаметра зрачка как один из признаков того, что эмоциональное состояние человека изменилось. В их случае Хепах и Вайш использовали расширение зрачков, чтобы изучить, чувствуют ли маленькие дети себя плохо (и, возможно, виноватыми), считая, что они стали причиной несчастного случая.

Они попросили двух- и трехлетних детей построить рельсы, чтобы поезд мог проехать к взрослому, находящемуся в комнате.Затем взрослые попросили детей доставить им на этом поезде чашку воды. Каждый ребенок ставит на вагон поезда чашку с цветной водой. Затем ребенок сел перед экраном компьютера, на котором были показаны железнодорожные пути. Спрятанный под монитором айтрекер измерял зрачки ребенка.

В половине испытаний ребенок нажимал кнопку, чтобы запустить поезд. В другой половине кнопку нажал второй взрослый. В каждом случае поезд опрокидывался, проливая воду еще до того, как добирался до места назначения.Похоже, что эта авария была вызвана тем, кто запустил поезд.

Исследования показывают, что даже очень маленькие дети могут чувствовать себя виноватыми из-за того, что устроили беспорядок. Они также могут почувствовать себя лучше, если помогут навести порядок.

Екатерина Морозова / iStockphoto

В некоторых испытаниях ребенку разрешили получить бумажные полотенца, чтобы убрать беспорядок. В других случаях взрослый брал полотенца первым. Затем ученики ребенка измеряли второй раз в конце каждого испытания.

У детей, которым была возможность убрать беспорядок, в конце были ученики меньшего размера, чем у детей, которым не пришлось помогать.Это было правдой независимо от того, был ли ребенок «причиной» несчастного случая. Но когда взрослый убирал беспорядок, который, как думал ребенок, он вызвал, у ребенка после этого все еще были расширенные зрачки. Это говорит о том, что эти дети, возможно, чувствовали себя виноватыми из-за того, что устроили беспорядок, говорят исследователи. Если взрослый убирал его, у ребенка не было шанса исправить эту ошибку. Это заставило их чувствовать себя плохо.

Объясняет Хепах: «Мы хотим быть теми, кто оказывает помощь. Мы остаемся разочарованными, если кто-то другой устраняет ущерб, который мы (случайно) причинили.«Одним из признаков этой вины или разочарования может быть расширение зрачков.

«С самого раннего возраста у детей есть элементарное чувство вины», — добавляет Вайш. «Они знают, когда кому-то причинили боль», — говорит она. «Они также знают, что для них важно снова все исправить».

«Вина — важная эмоция», — отмечает она. И это начинает играть роль в раннем возрасте. По ее словам, когда дети становятся старше, их чувство вины может усложняться. Они начинают чувствовать себя виноватыми из-за того, чего не сделали, но должны были сделать.Или они могут чувствовать себя виноватыми, когда просто думают о том, чтобы сделать что-то плохое.

Биология правильного и неправильного

Что происходит внутри человека, когда он испытывает угрызения совести? Ученые провели десятки исследований, чтобы понять это. Многие из них сосредоточены на морали, кодексе поведения, который мы изучаем — тот, который помогает нам отличать хорошее от плохого.

Ученые сосредоточились на поиске областей мозга, отвечающих за моральное мышление. Для этого они сканировали мозги людей, пока эти люди смотрели на сцены, показывающие разные ситуации.Например, один может показать, что кто-то причиняет боль другому. Или зрителю, возможно, придется решить, спасти ли пятерых (вымышленных) людей, позволив кому-то умереть.

В некоторых исследованиях морали участники должны решить, активировать ли выключатель, из-за которого сбежавший троллейбус убьет одного человека, но не убьет пятерых.

Вначале ученые ожидали найти «моральную область» в мозгу. Но его оказалось не так. Фактически, во время этих экспериментов включается несколько областей мозга.Работая вместе, эти области мозга, вероятно, становятся нашей совестью. Ученые называют эти области «моральной сетью».

Эта сеть на самом деле состоит из трех меньших сетей, говорит Файери Кушман из Гарвардского университета в Кембридже, штат Массачусетс. Этот психолог специализируется на морали. Одна сеть мозга помогает нам понимать других людей. Другой позволяет нам заботиться о них. Последнее помогает нам принимать решения, основанные на нашем понимании и заботе, — объясняет Кушман.

Первая из этих трех сетей состоит из группы областей мозга, которые вместе называются сетью режима по умолчанию .Это помогает нам проникнуть в головы других людей, чтобы мы могли лучше понять, кто они и что их мотивирует. Эта сеть включает в себя части мозга, которые становятся активными, когда мы мечтаем. По словам Кушмана, в большинстве сновидений участвуют другие люди. Хотя мы можем видеть только действия человека, мы можем представить, о чем они думают или почему они сделали то, что они сделали.

Моральное решение, такое как сдача крови, может быть вызвано сочувствием, чувством вины или логическими рассуждениями.

JanekWD / iStockphoto

Вторая сеть — это группа областей мозга, часто называемых матрицей боли.У большинства людей определенная часть этой сети включается, когда кто-то чувствует боль. Соседний регион загорается, когда кто-то видит, что другой страдает.

Эмпатия (ЭМ-тьфу-ты) — это способность разделять чужие чувства. Чем более чутким является человек, тем больше перекрываются первые две сети мозга. У очень чутких людей они могут почти полностью совпадать. Это показывает, что матрица боли важна для сочувствия, говорит Кушман. Это позволяет нам заботиться о других людях, связывая то, что они чувствуют, с тем, что испытываем мы сами.

Понимание и забота важны. Но наличие совести означает, что люди должны действовать в соответствии со своими чувствами, отмечает он. Вот тут-то и появляется третья сеть. Это сеть принятия решений. Именно здесь люди взвешивают затраты и выгоды от принятия мер.

Когда люди оказываются в моральной ситуации, все три сети начинают работать. «Нам не следует искать , моральную часть мозга, , — говорит Кушман. Скорее, у нас есть сеть областей, которые изначально развивались, чтобы заниматься другими делами.В течение эволюционного периода они начали работать вместе, чтобы вызвать чувство совести.

Подобно тому, как не существует единого морального мозгового центра, не существует и единого типа моральной личности. «Есть разные пути к нравственности», — говорит Кушман. Например, некоторые люди очень чуткие. Это заставляет их сотрудничать с другими. Некоторые люди вместо этого действуют по своей совести, потому что это кажется им наиболее логичным. А третьи просто оказываются в нужном месте в нужное время, чтобы изменить ситуацию к лучшему, говорит Кушман.

Чувства, лежащие в основе совести, помогают людям поддерживать социальные связи, — говорит Вайш. Эти эмоции критически важны для того, чтобы сделать наше взаимодействие с другими более плавным и согласованным. Так что, даже если эта угрызения совести может вызывать неприятные ощущения, кажется важным быть человеком.

Что означает «формирует вашу совесть»?

Если вы только посмотрите на то, как мы используем слово «совесть» в повседневных разговорах, вы можете почувствовать себя немного сбитым с толку.

Вы могли слышать, как кто-то использует его, чтобы описать свои инстинкты по моральным вопросам или защитить себя от советов или авторитетов.

Вы можете услышать, как кто-то описывает совесть так, что она звучит настолько гибко, что по сути является синонимом «данности» нашей культуры, лишенной какой-либо силы, чтобы побудить нас изменить наши привычки или критически взглянуть на общество, в котором мы живем.

И затем, услышав от ваших священников и духовных наставников, что вам нужно сформировать свою совесть, вы можете спросить, как мы можем «сформировать» то, что просто дано нам, «голос Божий» или способ описания нашего интуиция и культурные особенности?

Каким бы запутанным это ни было иногда, я постепенно пришел к пониманию, что мне нужно распознать смысл совести и научиться лучше понимать его, потому что быть человеком, который живет согласно своей совести, имеет решающее значение для ведения христианской жизни.

Блаженный Джон Генри Ньюман даже заходит так далеко, что в своем «Письме к герцогу Норфолкскому» говорит, что наша совесть является высшим моральным авторитетом. Это дает нам право следовать своей совести и обязанность формировать ее через молитву, учебу и общение.

Я признаю, что представление о моей совести как о высшем моральном авторитете меня немного пугает. Что, если я плохо поработал, формируя свою совесть, и мои моральные рассуждения ведут меня в неверном направлении?

К этой ответственности легко подойти со страхом.Но что на самом деле означает Ньюман? Он имеет в виду, что никто другой не может принимать ваши решения за вас, и единственный значимый выбор — это те, которые принимаются свободно.

Совесть — это способность людей свободно принимать волю Бога как свою собственную. Дело не только в том, чтобы отличить хорошее от плохого, но и в том, чтобы по-настоящему принять то, что хорошо и от Бога, глубоко в наших сердцах.

Итак, если совесть так важна для способности любить Бога, что мы думаем о необходимости формировать нашу совесть? Как мы можем научиться распознавать голос своей совести и отличать его от множества других конкурирующих голосов в нашем сложном сознании? И какие шаги мы можем предпринять, чтобы иметь осознанную совесть, которая помогает нам распознавать Божий призыв?

Совесть и наши чувства

Одним из моих личных путешествий по выяснению того, как следовать своей совести, был сдвиг в моем понимании взаимосвязи между совестью и моими чувствами и эмоциями.С одной стороны, чувство беспокойства часто помогало мне уйти из плохой ситуации, или чувство мира и безопасности уверяло меня в том, что я сделал правильный выбор.

Но я также понимаю, что нужно быть осторожным, приравнивая эти чувства к голосу совести.

Иногда я чувствовал себя уверенным, что принял правильное решение и шел вперед, даже не подвергая сомнению свои действия, но время и расстояние, а также моральный рост показали мне обратное.

Живя в культуре, где мы часто можем совершенно не задумываться о наших моделях потребления и о том, как мы относимся к другим, мы должны проявлять бдительность в отношении искушения предположить, что положительные чувства по поводу чего-либо означают, что это действительно лучшее .

И, с другой стороны, чувство вины или другие негативные эмоции, такие как стыд и страх, часто могут ввести нас в заблуждение и отвлечь от подлинного стремления к добру.

Мы можем предположить, что плохое отношение к чему-то определенно означает, что это плохо, но эти чувства могут исходить скорее от культурных сигналов, чем от совести, и беспокойство о них может истощить энергию, которую мы должны вкладывать в распознавание воли Бога в нашей жизни. .

Джеймс Кинан С.Дж., профессор Бостонского колледжа, пишет в Моральная мудрость , что мы должны быть осторожны, чтобы различать совесть и «суперэго», как Фрейд назвал часть нашей психики, которая поддерживает культурные нормы и «удерживает нас». в линию.»

Но в отличие от суперэго, которое порождает стыд и чувство вины, когда мы идем против культурного уклада, совесть разоблачает уродство наших грехов, одновременно показывая нам, что мы можем уповать на милость Бога и обратиться к вещам, которые помогут нам стать лучше.

Вина заставляет нас спрятаться; совесть побуждает нас бежать к Богу с уверенностью, что мы будем приняты с милосердием.

Формирование совести слушанием

Возможно, самым удивительным аспектом совести является то, что оно является наиболее истинным и достоверным, когда мы позволяем другим голосам помочь нам стать информированными. Хотя «следование своей совести» может звучать как утверждение вашей независимости и способности принимать решения самостоятельно, способность делать осознанный моральный выбор тем лучше, чем больше вы слушаете.

Первая и самая важная форма слушания — это молитва. Уделите время чтению Священного Писания и разгадыванию его, позволяя себе бросить вызов.

Узнайте, предлагает ли ближайший к вам приход поклонение, и проведите там время, спрашивая Иисуса, как нужно изменить ваше сердце. Возьмите игнатианскую практику ежедневного экзамена, анализируя события дня в своем воображении и прося Бога пролить свет на ваши действия и решения.

Чтение — еще один отличный способ открыть себя переменам и сообщить своей совести.Прочтите пастырские письма вашего епископа, энциклики и другие документы, которые Церковь предлагает нам для руководства, и найдите святого, чьи труды бросают вам вызов и ободряют вас.

Мы также информируем нашу совесть, обращаясь за советом к возможным наставникам: священникам и религиозным сестрам и братьям, мирянам в пастырском служении, учителям и членам семьи. Я считаю бесценным участие моих коллег.

Посмотрите, есть ли в вашем приходе молодежное служение, которое свяжет вас с другими людьми вашего возраста, которые могут быть хорошим примером и еще одним ресурсом, когда вы столкнетесь с трудным моральным решением.

Каждое из этих действий может служить отправной точкой для роста нравственной мудрости и выяснения того, как слышать голос своей совести. Это долгий путь для всех, но он начинается с молитвы, информирования себя с чтения и слушания и поиска надежных наставников и друзей.

Что означает хирургическая совесть для периоперационных медсестер: интерпретирующее описание

Доступно онлайн 5 августа 2021 г.

РЕФЕРАТ

Предпосылки

Хирургическая совесть — это уникальное понятие, занимающее центральное место в клинической практике периоперационных медсестер.Это абстрактное явление, объясняющее моральное обязательство медсестры обеспечивать хирургическую асептику и безопасность пациентов. Несмотря на то, что этот феномен имеет глубокие корни в периоперационной традиции, он плохо изучен и неадекватно описан.

Цель

Получить представление о феномене хирургической совести путем интерпретации опыта и восприятия периоперационных медсестер.

Методы

Полуструктурированные углубленные интервью были проведены с 15 австралийскими медсестрами, работающими в периоперационном периоде.Стенограммы интервью были просмотрены, чтобы определить темы и закономерности в опыте и восприятии участников. Затем они были синтезированы в концептуальную модель хирургической совести.

Выводы

Хирургическая совесть была определена как «моральное обязательство поддерживать и защищать хирургическую асептику и периоперационную безопасность независимо от стоимости или последствий». Концептуальная модель иллюстрирует, что Хирургическая совесть зависит от наличия трех конструктов: сознания (знания), совести (чувства) и действия (действия) и регулируется контекстными факторами, такими как образование, обучение, наставничество, окружающая среда, культура и т. Д. и поддержка.

Обсуждение

Новое понимание этого феномена делает очевидным, что воспитание Хирургической совести требует многогранного подхода, нацеленного на каждую конструкцию (знание, чувство, действие) и контекстуальные факторы.

Заключение

Чтобы оптимизировать хирургическую асептику и безопасность пациентов, периоперационные руководители должны оценить свой персонал и отделение в соответствии с концептуальной моделью и разработать программу, основанную на фактических данных, для устранения выявленных недостатков.

Ключевые слова

Хирургическая совесть

Периоперационный уход

Хирургия

Безопасность

Асепсис

Рекомендуемые статьи Цитирующие статьи (0)

Полный текст

© 2021 Австралийский колледж медсестер Ltd. Опубликовано Elsevier Ltd. 9000

Цитирование статей

Что такое христианская совесть? — Новости — Прогресс-Индекс

В. Что такое наша совесть? Отличается ли совесть христианина от совести неверующего? Латан Дженкинс, Честерфилд, Вирджиния

A.Ваша совесть — это часть вашей человеческой психики (вашего разума). Бог создал его, когда дал вам способности к самосознанию и рациональному мышлению. Обратите внимание, что он пишется с двумя словами: «мошенничество» и «наука». Наука происходит от латинского scire, означающего «знание», а con означает «с». Итак, вы думаете со знанием дела. Какие знания? Система ценностей, которой вас научили. Проще говоря, ваша совесть вспоминает, что вы считали правильным или неправильным.

Ваша совесть реагирует подсознательно, «с вашего ведома».«Вы не осознаете этого, пока не сделаете что-то, связанное с тем, чему вас учили. У вас возникают хорошие чувства, когда вы соглашаетесь с тем, что считаете правильным. Но это может вызвать у вас плохие чувства, если вы сделаете то, что считаете неправильным. Неверно, что у плохого человека «нет совести». У него есть совесть, но не у всех совесть отражает одни и те же ценности. Ваша совесть обучается тому, во что вы верите, и она меняется по мере изменения ваших знаний и ценностей.

Говоря социальным языком, нашу совесть воспитывают наши родители, наше образование, наши сверстники и наши обстоятельства.Позже мы конструируем наши собственные ценности, исходя из того, чего мы хотим достичь в жизни. Кроме того, в Послании к Римлянам 2: 14-15 Павел учит, что Бог вложил знание о Себе и основных правильных и неправильных вещах в каждого человека. Следовательно, все «без оправдания» (Римлянам 1:20). Когда люди идут против данного им Богом понимания, что оскорблять других людей — зло, Павел говорит в 1 Тимофею 4: 2, грех опаляет их совесть.

Когда человек изучает Библию и слышит, что правильно, а что нет, в его уме выстраивается система ценностей.Когда этот человек становится спасенным, Святой Дух, затем обитающий в нем, обращается к его библейским ценностям, чтобы убедить его в правильности или неправильности. В Евреям 9:14 говорится, что кровь Христа не только спасает нас, но и очищает нашу совесть, чтобы мы понимали, что прославляет Бога. Мы называем это нашей христианской совестью. Не подчиняться христианской совести — грех (Иакова 4:17).

• Преподобный доктор Том Ловорн — пастор баптистской церкви «Хранилище Бога» в Ричмонде, еженедельно ведет колонку вопросов и ответов для The Progress-Index.Колонки — это настоящие вопросы читателей со всего мира. «Доктор. Том », житель Петербурга, давний обозреватель The Progress-Index и бывший пастор петербургской общины.

Что значит иметь чистую совесть?

Чистая совесть означает, что в нашем общении с Богом или кем-либо еще нет препятствий. Это означает, что мы стараемся не грешить против Бога или других своими словами, действиями или отношением.

Это также означает, что, когда мы грешим, мы быстро раскаиваемся, признаем свою неудачу всем обиженным сторонам, просим у них прощения и возмещаем все необходимое.

Иметь чистую совесть по отношению к другим означает, что мы предприняли все необходимые шаги, чтобы справиться со всеми грехами, которые мы могли совершить против любого другого человека. Это означает, что мы можем без стыда смотреть в глаза всем, кого мы знаем, и знать, что мы с ними правы, поскольку это зависит от нас.

Ветхозаветный пророк Самуил был героем в Израиле. Он много лет был верным духовным наставником. Его жизнь была стабильной, и его руководство всегда было надежным, даже во времена национального хаоса.

В 1 Царств 12 мы находим, что весь народ собрался, чтобы послушать Самуила. Теперь он старик, и его репутация хорошо известна в народе. Он задает людям удивительный вопрос и получает столь же замечательный ответ.

Самуил сказал всему Израилю: «Вот, я послушался твоего голоса во всем, что ты мне сказал, и поставил над тобой царя. И теперь вот, царь идет перед тобой, а я стар и седой; и вот, мои сыновья с вами.Я ходил перед вами с юности до сего дня.

«Вот я; свидетельствуйте против меня перед Господом и перед Его помазанником. Чьего быка я взял? Или чьего осла я взял? Или кого я обманул? Кого я угнетал? Или из чьей руки я взял взятку, чтобы ослепить ею глаза? Дайте свидетельские показания против меня, и я верну его вам ».

Они сказали: «Вы не обманывали нас, не притесняли нас и не брали ничего из чьей-либо руки» (1 Царств 12: 1–4 ESV).

Самуил, которого часто считали последним из судей и первым из пророков, был призван Богом в детстве (1 Царств 3). Он обеспечивал руководство и стабильность в Израиле в течение многих лет и прожил достаточно долго, чтобы помазать Саула и Давида царями. Он умер около 1000 г. до н.э.

Жизнь Самуила прекрасно иллюстрирует, что значит иметь чистую совесть. Он мог стоять перед этими людьми, которые знали его и наблюдали за его жизнью, спрашивать их, что плохого он сделал с кем-либо из них, и не иметь ни одного обвинителя.Не один!

Подумайте, как Самуил мог бы сформулировать свою речь, если бы он выступал перед современной аудиторией, возможно, в контексте семейного собрания, работы или церкви.

Если бы вы стояли перед каждым знакомым и задавали вопросы Самуилу тем, кто его знал лучше всего, вы бы получили такой же ответ?

❍ Да, ответ будет таким же. Насколько мне известно, моя совесть чиста и обвинителей у меня не будет.

❍ Нет, я бы получил другой ответ. Некоторые могли справедливо обвинить меня в том, что я обидел их и никогда не пытался исправить это.

Подобно Самуилу, мы должны быть в состоянии стоять перед всеми, кого мы знаем, и чтобы никто не обвинял нас в том, что мы поступаем с ними неправильно и не исправляем.

Любое дитя Божье, серьезно относящееся к поиску Господа и переживанию личного пробуждения, должно иметь обязательство сохранять чистую совесть по отношению к другим. Здесь резина встречается с дорогой — это контекст, в котором на практике проявляются подлинное покаяние, смирение и святость.

Это один из самых действенных и практических принципов личного возрождения. Это также может быть одним из самых сложных. Если вы желаете повиноваться Богу, обретая и сохраняя чистую совесть, найдите время, чтобы помолиться этой молитвой посвящения Господу от всего сердца:

Господи, я хочу иметь чистую совесть по отношению к каждому человеку, которого я знаю. Пожалуйста, расскажите мне о любых проблемах, которые мне нужно решить с другими, и, по Твоей милости, я сделаю все, что Вы мне покажете, что мне нужно сделать, чтобы решить эти вопросы.

Выдержка из Seeking Him , © 2004, Life Action Ministries, написано Нэнси Ли ДеМосс и Тимом Гриссомом из Life Action Ministries, опубликовано Moody Publishers в Чикаго, штат Иллинойс. Используется с разрешения.

слов, которые часто путают: совесть или сознание

Что означает каждое слово?

Совесть — это моральное чувство правильного и неправильного, которое используется для определения того, как человек выбирает себе поведение.Щелкните здесь, чтобы просмотреть полное определение слова в словаре Spellzone.

Вот совесть , использованная в некоторых примерах предложений:

  • Она хотела пропустить урок правописания, но ее совесть знала, что это неправильно.
  • Он не мог отпустить свою виноватую совесть и в конце концов решил признать свое преступление.

Щелкните здесь, чтобы найти списки словаря Spellzone, относящиеся к слову совесть .

Прилагательное сознательный описывает акт осознания своего окружения и реакции на него.Это слово также может описывать действие знания о чем-либо или осознанного действия. Щелкните здесь, чтобы просмотреть полное определение слова в словаре Spellzone.

Вот в сознании , использованное в некоторых примерах предложений:

  • Он не выглядел в сознании , поэтому она проверила его пульс.
  • Завуч 9 осознавал проблему издевательств среди учеников и вмешался.
  • Она предприняла сознательных попыток улучшить свое правописание, ежедневно практикуясь в Spellzone.

Щелкните здесь, чтобы найти списки словаря Spellzone, относящиеся к слову сознательный .

Откуда взялось каждое слово?

Совесть датируется началом тринадцатого века и переведена на английский язык через старофранцузский. Слово происходит от латинского « Sovientia », которое, вероятно, было заимствованным переводом греческого слова « syneidesis », означающего « со знанием, ».

Conscious впервые начали использовать на английском языке около 1600 года.Оно происходит от латинского « совесть », что означает « знающий, знающий ».

Есть какие-нибудь уловки, которые помогут запомнить разницу между этими словами?

  • Con наука содержит слово наука . Попробуйте объединить оба слова в одно предложение, например: Она была признана виновной в нарушении science в обмане на ее science test .
  • Попытайтесь сказать себе следующее, чтобы помочь себе запомнить, как произносится сознательный : Всегда осознавайте или своих предыдущих или находок.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.