Б скиннер бихевиоризм: Радикальный бихевиоризм Б. Скиннера

Содержание

Радикальный бихевиоризм Б. Скиннера

Виднейший теоретик строгого бихевиоризма Б.Ф. Скиннер (1904—1990) настаивал на том, что научными методами можно познать все поведение человека, поскольку оно детерминировано объективно (окружающей средой). Скиннер отвергал понятия скрытых психических процессов, таких, как мотивы, цели, чувства, бессознательные тенденции и пр. Он утверждал, что поведение человека почти всецело формируется его внешним окружением. Такую позицию называют иногда инвайронментализмом (от англ. environment — среда, окружение). «Черный ящик человеческой психики» должен быть, по мнению Скиннера, исключен из эмпирического исследования, усилия должны быть направлены на изучение открытого, доступного непосредственному наблюдению, поведения человека, на установление тех факторов среды, которые, в конечном счете, определяют и контролируют действия человека. Скиннер считал, что экспериментальный анализ поведения животных (крыс, голубей) позволит открыть принципы поведения, общие для животных и человека. С опорой на всеобщие закономерности поведения важнейшая практическая психолого-педагогическая задача обучения и воспитания становится решаемой. Манипулируя переменными окружающей среды (т.е. независимыми переменными), можно прогнозировать и контролировать поведенческие реакции индивида (зависимые переменные). Скиннер признавал существование двух основных типов поведения: респондентного и оперантного. Однако он полагал, что главное — оперантное поведение, т.е. спонтанные действия, для которых не существует первоначального стимула, поддающегося распознаванию. Для животных и человека важны последствия — события, наступающие в результате поведения. В зависимости от последствий складывается определенная тенденция в отношении такого поведения в будущем. Оперантные реакции постепенно приобретают характер произвольных. По оперантному типу научения происходит формирование множества форм человеческого поведения (умение одеваться, привычка читать книги, сдерживать проявления агрессии, преодолевать застенчивость и т.п.). Реакция, за которой следует позитивный результат, стремится повториться. Так, в большинстве семей можно наблюдать оперантное научение плачу. Крик и плач как безусловные реакции ребенка на физический дискомфорт вызывают у родителей стремление подойти к ребенку, успокоить его, оказать помощь и внимание. Такая забота оказывается мощным позитивным подкреплением для плача ребенка; и плач становится оперантно обусловленным средством контроля за поведением родителей. В то же время вероятность повторения реакции, за которой следует негативный результат или наказание, уменьшается. Если знакомый в ответ на приветствие поджимает губы и делает вид, что нас не замечает, мы скоро перестанем здороваться с ним.

Подкрепление — ключевое понятие концепции Скиннера. Подкрепление усиливает реакцию, увеличивает вероятность ее появления. В бихевиоральном научении признавали два типа подкрепления: первичное (или безусловное — вода, еда, секс) и вторичное (или условное — деньги, внимание со стороны значимого другого, одобрение родителей, сверстников, учителей). По Скиннеру, вторичные подкрепляющие стимулы становятся подкреплением в результате прошлого опыта, они общие для большинства людей и оказывают сильное влияние на их поведение. Скиннер выделял также подкрепление позитивное и негативное. Позитивное подкрепление усиливает реакцию, сопровождая ее приятными последствиями (пища, внимание). Негативное подкрепление тоже усиливает поведенческую реакцию, но за счет устранения раздражающих стимулов (подросток начинает употреблять ругательные слова и выражения, стремясь избежать насмешек приятелей типа «маменькин сынок, малыш»).

Поведение может контролироваться также с помощью наказания (мать подростка может ударить его по губам за ругательства или лишить карманных денег). Такое последствие призвано прекратить, изжить поведенческую реакцию. Техника наказания в современном обществе применяется чаще всего, но Скиннер стремился доказать, что подобный контроль поведения неэффективен (лишь временно откладывает нежелательное поведение) и, что еще хуже, вызывает негативные побочные эффекты (страх, тревогу, падение самооценки, грубые формы асоциального поведения). Он настаивал на том, что позитивное подкрепление (поощрение желательных образцов) гораздо более надежный метод формирования поведения и у детей, и у взрослых. В случае научения сложному поведению (такому, как навыки письма или межличностного общения или выработка аккуратности) используется метод последовательного приближения, или формирования. Шаг за шагом, ступенька за ступенькой, подкрепление многократно включается при изменении поведения в направлении желаемого. Другой принцип научения — незамедлительность подкрепления. При обучении самостоятельной аккуратной еде ребенка последовательно подкрепляют: хвалят за попытку взять ложку в руку, направить ее в рот, восхищаются его усилиями, подбадривают малыша, хотя на первых порах он и теряет по дороге почти все содержимое. И только в результате постепенного приближения к нужному результату добиваются от ребенка аккуратности и чистоты одежды и стола.

Скиннер утверждал, что даже вербальное поведение, или устная речь, приобретается через процесс успешного последовательного приближения. Однако многие психологи совершенно не согласны с тем, что язык может быть усвоен таким способом, подчеркивая тем самым столь высокую скорость речевого развития в раннем детстве, которую невозможно объяснить, исходя из принципов оперантного обусловливания. Проблема социализации человека рассмотрена Скиннером в книгах «По ту сторону свободы и достоинства» (1971), «Размышления о бихевиоризме и обществе» (1978). В концепции Скиннера развитие ребенка — это обучение его нормативному поведению в соответствии с направлениями подкрепления. На ранних этапах агентами социализации и источниками подкрепления выступают родители, позже число источников подкрепления расширяется — это и соседи, и школа, и мнение сверстников. Скиннер придерживался мнения, что поведение человека в течение жизни изменяется, и периодически возникают кризисы. Кризисные явления вызываются такими изменениями среды, к которым индивид не имеет адекватного набора поведенческих реакций. В бихевиоризме не стоит проблема возрастной периодизации развития, так как считается, что среда формирует поведение ребенка постоянно, непрерывно и постепенно. Периодизация развития зависит от среды. Не существует единых для всех детей закономерностей развития в данный возрастной период: какова среда, таковы и закономерности развития данного ребенка. Речь может идти только о создании функциональной периодизации, которая позволила бы наметить этапы научения, формирования определенного навык (этапы развития игры, обучения письму или игре в теннис).

Постоянный опыт научения создает то, что в других психологических школах называют личностью. Личность — это тот опыт, который человек приобрел в течение жизни. Уникальность человека задается своеобразным сочетанием генетических характеристик и индивидуальным репертуаром научения. Психическое развитие, таким образом, отождествляется с научением, т.е. с любым приобретением знаний, умений, навыков — и в условиях специального обучения, и возникающих стихийно. Человек таков, каким он научился быть.

Теория оперантного обусловливания Б.Ф. Скиннера

Основной предмет исследования. Внешне наблюдаемое, доступное наблюдению и измерению поведение человека

Методы исследования. Наблюдение, экспериментальное научение в проблемном ящике, экспериментальный анализ поведения
                                                      
Основные понятия. Поведение, респондентное и оперантное научение, принципы обусловливания, подкрепление, поощрение и наказание, режим подкрепления, модификация поведения

Основные идеи. Основное внимание — влиянию внешнего окружения. Велико значение в жизни людей оперантного научения, при котором поведенческие модели определяются их последствиями (характером подкрепления), т.е. поведение объясняется в терминах стимулов и подкрепляющих последствий. Поведенческие реакции складываются постепенно и постоянно

Факторы развития. Социальный фактор, научение.

Ценное                                     

  • Раздвигание рамок теории научения до более сложных моделей оперантного поведения
  • Привлечение внимания к условиям социальной среды, к характеристикам подкрепления поведения индивида
  • Широкое практическое применение (модификация поведения, оперантные техники для коррекции поведенческих проблем, программированное обучение)

Направления критики            

  • Приписывание решающей роли в развитии человека воздействиям окружающей среды
  • Принципиальный отказ от анализа внутренних (психологических) факторов поведения, когнитивных составляющих

Идеи Скиннера нашли достаточно широкое практическое применение. Стратегия успешного последовательного приближения и техники позитивного подкрепления составили основу методов модификации поведения индивида, бихевиоралъного тренинга. Среди конкретных областей их приложения — преодоление разнообразных страхов, тревожных и навязчивых состояний, перестройка деструктивного поведения, обучение навыкам общения, тренировка уверенности в себе, тренинг с биологической обратной связью в лечении тревоги, мигрени, мышечного напряжения и гипертензии. Применяются оперантные методики и к детям дошкольного возраста, и к пациентам психиатрических клиник, и к заключенным в тюрьмах. Широкую известность получили методики «жетонного вознаграждения», сенсибилизации и десенсибилизации, «выключенного времени», или «тайм-аута». Программированное обучение с использованием компьютера строится во многом на принципах, разработанных Скиннером. Многие специалисты признают эффективность «технологии строительства поведения», но подчеркивают при этом механистичность метода, авторитарные тенденции руководителя и игнорирование внутренних факторов развития (интересов, чувств, мыслей человека) и предостерегают от чрезмерно широкого применения этого метода.

Оперантный бихевиоризм Б. Скиннера — Pro-Psixology.ru

Отдельную линию в развитии бихевиоризма представляет система взглядов Б. Скиннера. Беррес Фредерик Скиннер (1904-1990) выдвинул теорию оперантного бихевиоризма.

Основываясь на экспериментальных исследованиях и теоретическом анализе поведения животных, он сформулировал положение о трех видах поведения: безусловно-рефлекторном, условно-рефлекторном и оперантном. Последнее и составляет специфику учения Б. Скиннера.

Первые два вида вызываются стимулами (S) и называются респондентным, отвечающим поведением. Это реакции обусловливания типа S. Они составляют определенную часть репертуара поведения, но ими одними не обеспечивается адаптация к реальной среде обитания. Реально процесс приспособления строится на основе активных проб — воздействий организма на окружающий мир. Некоторые из них случайно могут приводить к полезному результату, который в силу этого закрепляется. Часть из таких реакций (R), не вызываемых стимулом, а выделяемых («испускаемых») организмом, оказывается правильными и подкрепляются. Их Скиннер и назвал оперантными. Это реакции типа R.

Оперантное поведение предполагает, что организм активно воздействует на окружение и в зависимости от результатов этих активных действий они закрепляются или отвергаются. По Скиннеру, именно эти реакции — преобладающие в адаптации животного: они являются формой произвольного поведения. Катание на роликовой доске, игра на фортепиано, обучение письму — это все примеры оперантных действий человека, контролируемых их последствиями. Если последние благоприятны для организма, тогда вероятность повторения оперантной реакции усиливается.

Проанализировав поведение, Скиннер сформулировал свою теорию научения. Главным средством формирования нового поведения выступает подкрепление. Вся процедура научения у животных получила название «последовательного наведения на нужную реакцию».

Скиннер выделяет четыре режима подкрепления:

  1. Режим подкрепления с постоянным соотношением, когда уровень положительного подкрепления зависит от количества правильно выполненных действий. (Например, работнику платят пропорционально количеству произведенной продукции, т. е. чем чаще возникает правильная реакция организма, тем больше подкреплений он получает.)
  2. Режим подкрепления с постоянным интервалом, когда организм получает подкрепление после того, как пройдет строго фиксированное время с момента предыдущего подкрепления. (Например, работнику платят зарплату через каждый месяц или у студента сессия через каждые четыре месяца, при этом скорость реагирования ухудшается сразу после получения подкрепления — ведь следующая зарплата или сессия будет еще не скоро.)
  3. Режим подкрепления с вариативным соотношением. (Например, выигрыш-подкрепление в азартной игре бывает непредсказуем, непостоянен, человек не знает, когда и каким будет следующее подкрепление, но всякий раз надеется на выигрыш — такой режим значимо воздействует на поведение человека.)
  4. Режим подкрепления с вариативным интервалом. (Через неопределенные интервалы времени человек получает подкрепления или знания студента контролируют с помощью «неожиданных контрольных» через случайные промежутки времени, что побуждает соблюдать более высокий уровень прилежания и реагирования в отличие от подкрепления с «постоянным интервалом».)

Скиннер выделял «первичные подкрепления» (пища, вода, физический комфорт, секс) и вторичные, или условные (деньги, внимание, хорошие оценки, привязанность и т. п.). Вторичные подкрепления генерализуются, объединяются со многими первичными: например, деньги являются средством для получения множества удовольствий. Еще более сильным генерализованным условным подкреплением является социальное одобрение: ради его получения со стороны родителей, окружающих человек стремится хорошо себя вести, соблюдать социальные нормы, прилежно учиться, делать карьеру, красиво выглядеть и т. п.

Ученый полагал, что условные подкрепляющие стимулы очень важны в контроле поведения человека, а аверсивные (болевые или неприятные) стимулы, наказание — это наиболее общий метод контроля над поведением. Скиннер выделял позитивные и негативные подкрепления, а также позитивные и негативные наказания (табл. 5.2).

Таблица 5.2.

Теория Б. Скиннера
  Позитивное Негативное
Подкрепление Предъявление положительного подкрепления (удовольствие) Удаление аверсивного (болевого) стимула
Наказание Предъявление аверсивного стимула (ругают, бьют, исключают из школы, сажают в тюрьму и т. п.) Удаление положительного стимула (запрещают смотреть телевизор, гулять и т. п.)

Скиннер боролся против того, чтобы использовать наказание для контроля над поведением, потому что это вызывает отрицательные эмоциональные и социальные побочные эффекты (страх, тревогу, антисоциальные действия, ложь, потерю самоуважения и уверенности). Кроме того, оно всего лишь на время подавляет нежелательное поведение, которое вновь проявится, если уменьшится вероятность наказания.

Вместо аверсивного контроля Скиннер рекомендует позитивное подкрепление как наиболее эффективный метод для устранения нежелательных и поощрения желательных реакций. «Метод успешного приближения или формирования поведения» заключается в положительном подкреплении тех действий, которые наиболее близки к ожидаемому оперантному поведению. К этому приближаются шаг за шагом: одна реакция закрепляется, а затем заменяется другой, более близкой к предпочтительной (так формируют речь, трудовые навыки и т. п.).

Данные, полученные при изучении поведения животных, Скиннер перенес на поведение людей, что привело к биологизаторской трактовке. Так, возник скиннеровский вариант программированного обучения. Его принципиальная ограниченность состоит в сведении обучения к набору внешних актов поведения и подкреплению правильных из них. При этом игнорируется внутренняя познавательная деятельность человека, следовательно, нет обучения как сознательного процесса. Вслед за установкой уотсоновского бихевиоризма Скиннер исключает внутренний мир человека, его сознание из поведения и производит бихевиоризацию психики. Мышление, память, мотивы и тому подобные психические процессы он описывает в терминах реакции и подкрепления, а человека — как реактивное существо, подвергающееся воздействиям внешних обстоятельств.

Биологизация мира людей, характерная для бихевиоризма в целом, принципиально не проводящего различий между человеком и животным, достигает у Скиннера своих пределов. Культурные явления оказываются в его трактовке «хитроумно придуманными подкреплениями».

Для разрешения социальных проблем современного общества Б. Скиннер выдвинул задачу создания технологии поведения, которая призвана осуществлять контроль одних людей над другими. Поскольку намерения, желания, самосознание человека не принимаются во внимание, управление поведением не связано с сознанием. Таким средством выступает контроль за режимом подкреплений, позволяющий манипулировать людьми. Для наибольшей эффективности необходимо учитывать, какое подкрепление наиболее важно, значимо, ценно в данный момент (закон субъективной ценности подкрепления), а затем предоставлять такое субъективно ценное подкрепление в случае правильного поведения человека или угрожать его лишением в случае неправильного поведения. Подобный механизм и позволит управлять поведением.

Скиннер сформулировал закон оперантного обусловливания:

«поведение живых существ полностью определяется последствиями, к которым оно приводит. В зависимости от того, будут ли эти последствия приятными, безразличными или неприятными, живой организм проявит тенденцию повторять данный поведенческий акт, не придавать ему никакого значения или же избегать его повторения в дальнейшем».

Человек способен предвидеть возможные последствия своего поведения и избегать тех действий и ситуаций, которые приведут к негативным для него последствиям. Он субъективно оценивает вероятность их наступления: чем больше возможность негативных последствий, тем сильнее это влияет на поведение человека (закон субъективной оценки вероятности последствий). Эта субъективная оценка может не совпадать с объективной вероятностью последствий, но на поведение влияет именно она. Поэтому один из способов воздействовать на поведение человека — «нагнетание обстановки», «запугивание», «преувеличение вероятности негативных последствий». Если человеку кажется, что последняя, вытекающая из какой-либо его реакции, незначительна, он готов «рискнуть» и прибегнуть к данному действию.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Беррес Фредерик Скиннер — Психологос

Беррес Фридерик Скиннер — (1904-1990), американский психолог, лидер современного бихевиоризма.

Родился 20 марта 1904 в Саскуэханне (шт. Пенсильвания). Окончив колледж Гамильтона, пытался писать прозаические и поэтические сочинения, но вскоре пришел к заключению, что его таланты лежат в другой области. Тем не менее в 1948 издал роман Уолден-два (Walden Two), описывающий утопическую общину. Окончил Гарвардский университет, получив диплом психолога. Существенное влияние на молодого ученого оказал биолог У.Дж.Крозье, привлекший его к экспериментам на животных. Скиннер преподавал в Миннесотском и Индианском университетах, в 1948 стал профессором Гарвардского университета.

Основной труд Скиннера — Поведение организмов (The Behavior of Organisms, 1938), где он излагает принципы «оперантного обусловливания». Их легче всего понять, рассмотрев типичный эксперимент Скиннера. Крыса, вес которой доведен до 80-90% от нормального, помещается в устройство, названное «скиннеровским ящиком». Это тесная клетка, предоставляющая возможность только для тех действий крысы, которые экспериментатор может контролировать или наблюдать. Ящик имеет отверстие, через которое подается пища, и рычаг. Крыса должна несколько раз нажать на рычаг, чтобы получить порцию пищи. Это нажимание называется оперантной реакцией. Каким образом крыса нажимает на рычаг — лапой, носом, хвостом, не имеет значения — оперантная реакция остается той же самой, поскольку вызывает одно и то же следствие — появление пищи. Поощряя (выдавая пищу) за определенное число нажиманий или за нажимание с определенным интервалом, можно получить устойчивые способы реагирования.

Операторную реакцию в скиннеровском понимании следует отличать от автоматических, чисто рефлекторных реакций, связанных с безусловными и условными рефлексами. Операторная реакция — действие произвольное и целенаправленное. Однако Скиннер определяет целенаправленность в терминах обратной связи (т.е. воздействия на поведение его последствий), а не в терминах целей, намерений или других внутренних состояний — психических или физиологических. По его мнению, использование в психологии этих «внутренних параметров» предполагает введение сомнительных предположений, ничего не добавляющих к эмпирическим законам, которые связывают наблюдаемое поведение с наблюдаемыми воздействиями среды. Именно эти законы являются реальным средством предсказания и контроля поведения человека и животных. Скиннер подчеркивал, что «возражение против внутренних состояний заключается не в том, что они не существуют, а в том, что они не имеют значения для функционального анализа». В этом анализе вероятность операторной реакции выступает как функция внешних воздействий — как прошлых, так и настоящих.

Скиннер явился инициатором обучения с помощью специальных машин, созданных им и его сотрудниками. Обучающие машины оценивают ответы учащегося на предлагаемый вопрос. Таким образом, желательное поведение учащегося получает непосредственное подкрепление.

Согласно Скиннеру, оперантное обусловливание может применяться не только для контроля поведения других людей, но и для контроля собственного поведения. Самоконтроля можно добиться, создав условия для того, чтобы желательное поведение получало подкрепление.

Кроме Поведения организмов, среди основных трудов Скиннера — Наука и поведение (Science and Behavior, 1953), Вербальное поведение (Verbal Behavior, 1957), По ту сторону свободы и достоинства (Beyond Freedom and Dignity, 1971) и О бихевиоризме (About Behaviorism, 1974).

Умер Скиннер в Кембридже (шт. Массачусетс) 18 августа 1990.

8. Бихевиоризм и необихевиоризм (Дж.Уотсон, э.Толмен, б.Скиннер и др.)

Бихевиоризм,
определивший облик американской
психологии в XX столетии, радикально пре
образовал всю систему представлений о
психике. Его кредо выражала формула,
согласно которой предметом психологии
является поведение, а не со знание.
(Отсюда и название – от англ. behavior,
поведение.) Поскольку тогда было принято
ставить знак равенства между психикой
и сознанием (психическими считались
процессы, которые начинаются и кончаются
в сознании), возникла версия, будто,
устраняя сознание, бихевиоризм тем
самым ликвидирует психику.

Одним из пионеров
бихевиористского движения был Эдвард
Торндайк

(1874-1949). Сам он называл себя не бихевиористом,
а «коннексионистом» (от англ.
«коннексия» – связь).

Свои выводы Торндайк
изложил в 1898 году в докторской диссертации
«Интеллект животных. Экспериментальное
исследование ассоциативных процессов
у животных».* Термины Торндайк
употреблял традиционные – «интеллект»,
«ассоциативные процессы», но
содержанием они наполнялись новым.

* Эту работу
И.П.Павлов считал пионерской в объективных
исследованиях поведения. После защиты
диссертации Торндайк на протяжении 50
лет работал преподавателем учительского
колледжа. Он опубликовал 507 работ по
различным проблемам психологии.

То, что интеллект
имеет ассоциативную природу, было
известно со времен Гоббса. То, что
интеллект обеспечивает успешное
приспособление животного к среде, стало
общепринятым после Спенсера. Но впервые
именно опытами Торндайка было показано,
что природа
интеллекта и его функция могут быть
изучены и оценены без обращения к идеям
или другим явлениям сознания
.
Ассоциация означала уже связь не между
идеями или между идеями и движениями,
как в предшествующих ассоциативных
теориях, а между
движениями и ситуациями.

Весь процесс
научения описывался в объективных
терминах. Торндайк использовал идею
Вена о «пробах
и ошибках»

как регулирующем начале по ведения.
Выбор этого начала имел глубокие
методологические основания. Он ознаменовал
переориентацию психологической мысли
на новый способ детерминистского
объяснения своих объектов.

Принцип «проб,
ошибок и случайного успеха» объясняет,
согласно Торндайку, приобретение живыми
существами новых форм поведения на всех
уровнях развития. Преимущество этого
принципа достаточно очевидно при его
сопоставлении с традиционной (механической)
рефлекторной схемой. Рефлекс (в его
досеченовском понимании) означал
фиксированное действие, ход которого
определяется так же строго фиксированными
в нервной системе путями. Невозможно
было объяснить этим понятием адаптивность
реакций организма и его обучаемость.

Торндайк
принимал за исходный момент двигательного
акта
не
внешний импульс, запускающий в ход
телесную машину с предуготованными
способами реагирования, а проблемную
ситуацию
,
т.е. такие внешние условия, для
приспособления к которым организм не
имеет готовой формулы двигательного
ответа, а вынужден ее построить
собственными усилиями. Итак, связь
«ситуация – реакция» в отличие от
рефлекса (в его единственно известной
Торндайку механистической трактовке)
характеризовалась следующими признаками:
1) исходный пункт – проблемная ситуация;
2) организм противостоит ей как целое;
3) он активно действует в поисках выбора
и 4) выучивается путем упражнения

Прогрессивность
подхода Торндайка по сравнению с подходом
Дьюи и других чикагцев очевидна, ибо
сознательное стремление к цели принималось
ими не за феномен, который нуждается в
объяснении, а за причинное начало. Но
Торндайк, устранив сознательное
стремление к цели, удержал идею об
активных действиях организма, смысл
которых состоит в решении проблемы с
целью адаптации к среде.

По Торндайку,
коннексия – связь между реакцией и
ситуацией. Очевидно, что это новый
элемент. Говоря языком последующей
психологии, коннексия – элемент
поведения. Правда, термином «поведение»
Торндайк не пользовался.

Он говорил об интеллекте, о научении.

Торндайк больше
чем кто бы то ни было подготовил
возникновение бихевиоризма. Вместе с
тем, как отмечалось, он себя бихевиористом
не считал; в своих объяснениях процессов
научения он пользовался понятиями,
которые возникший позднее бихевиоризм
потребовал изгнать из психологии. Это
были понятия, относящиеся, во-первых, к
сфере психического в ее традиционном
понимании (в частности, понятия об
испытываемых организмом состояниях
удовлетворенности и дискомфорта при
образовании связей между двигательными
реакциями и внешними ситуациями),
во-вторых, к нейрофизиологии (в частности,
«закон готовности», который, согласно
Торндайку, предполагает изменение
способности проводить импульсы).
Бихевиористская
теория запретила исследователю поведения
обращаться и к тому, что испытывает
субъект, и к физиологическим факторам.

Теоретическим
лидером бихевиоризма стал Джон
Браадус Уотсон

(1878-1958). Его научная биография поучительна
в том плане, что показывает, как в
становлении отдельного исследователя
отражаются влияния, определившие
развитие основных идей направления в
целом.

После защиты
диссертации по психологии в университете
Чикаго Уотсон стал профессором
университета Джона Гопкинса в Балтиморе
(с 1908 года), где заведовал кафедрой и
лабораторией экспериментальной
психологии. В 1913 году он публикует статью
«Психология
с точки зрения бихевиориста»
,
оцениваемую как манифест нового
направления. Вслед за тем он публикует
книгу «Поведение:
введение в сравнительную психологию»
,
в которой впервые в истории психологии
был решительно опровергнут постулат о
том, что предметом этой науки является
сознание.

Девизом
бихевиоризма стало понятие о поведении
как объективно наблюдаемой системе
реакций организма на внешние и внутренние
стимулы
.

Это принципиально
новое воззрение отвечало потребностям
времени. Старая субъективная психология
повсеместно обнажала свою несостоятельность.
Это ярко продемонстрировали опыты над
животными, которые были главным объектом
исследований психологов США. Рассуждения
о том, что происходит в сознании животных
при исполнении ими раз личных
экспериментальных заданий, оказывались
бесплодными. Уотсон пришел к убеждению,
что наблюдения за состояниями сознания
так же мало нужны психологу, как физику.
Только
отказавшись от этих внутренних наблюдений,
настаивал он, психология станет точной
и объективной наукой
.

Общая тенденция
перехода от сознания к поведению, от
субъективного метода анализа психики
к объективному наблюдалась на различных
участках научного фронта. Прочитав (в
немецком и французском переводе) книгу
Бехтерева «Объективная психология»,
Уотсон
окончательно утвердился во мнении, что
условный рефлекс (Бехтерев называл его
сочетательным) должен стать главной
единицей анализа поведения.

Знакомство с учением Павлова вселило
в Уотсона уверенность, что именно
условный
рефлекс является ключом к выработке
навыков, по строению сложных движений
из простых, а также к любым формам
научения, в том числе носящим аффективный
характер
.

Находясь под
влиянием позитивизма, Уотсон доказывал,
будто реально лишь то, что можно
непосредственно наблюдать. Поэтому, по
его плану, все поведение должно быть
объяснено из отношений между непосредственно
наблюдаемыми воздействиями физических
раздражителей на организм и его так же
непосредственно наблюдаемыми ответами
(реакциями). Отсюда
и главная формула Уотсона, воспринятая
бихевиоризмом: «стимул – реакция»
(S-R).
Из
этого явствовало, что процессы, которые
происходят между членами этой формулы
– будь то физиологические (нервные),
будь то психические, психология должна
устранить из своих гипотез и объяснений.
Поскольку единственно реальными
в поведении признавались различные
формы телесных реакций
,
Уотсон заменил все традиционные
представления о психических явлениях
их двигательными эквивалентами.

Зависимость
различных психических функций от
двигательной активности была в те годы
прочно установлена экспериментальной
психоло
гией.
Это касалось, например, зависимости
зрительного восприятия от движений
глазных мышц, эмоций – от телесных
изменений, мышления – от речевого
аппарата и т. д.

Эти факты Уотсон
использовал в качестве доказательства
того, что объективные мышечные процессы
могут быть достойной заменой субъективных
психических актов. Исходя из такой
посылки, он объяснял развитие умственной
активности. Утверждалось, что человек
мыслит мышцами. Речь у ребенка возникает
из неупорядоченных звуков. Когда взрослые
соединяют с каким-нибудь звуком
определенный объект, этот объект
становится значением слова. Постепенно
у ребенка внешняя речь переходит в
шепот, а за тем он начинает произносить
слово про себя. Такая внутренняя речь
(неслышная вокализация) есть не что
иное, как мышление.

Всеми реакциями,
как интеллектуальными, так и эмоциональными,
можно, по мнению Уотсона, управлять.
Психическое развитие сводится к учению,
т. е. к любому приобретению знаний,
умений, навыков – не только специально
формируемых, но и возникающих стихийно.
С этой точки зрения, научение – более
широкое понятие, чем обучение, так как
включает в себя и целенаправленно
сформированные при обучении знания.
Таким образом,
исследования развития психики сводятся
к исследованию формирования поведения,
связей между стимулами и возникающими
на их основе реакциями (S-R).

Исходя из такого
взгляда на психику, бихевиористы делали
вывод, что ее развитие происходит при
жизни ребенка и зависит в основном от
социального окружения, от условий жизни,
т.е. от стимулов, поставляемых средой.
Поэтому они отвергали идею возрастной
периодизации, так как считали, что не
существует единых для всех детей
закономерностей развития в данный
возрастной период. Доказательством
служили и их исследования научения у
детей разного возраста, когда при
целенаправленном обучении уже
двух-трехлетние дети научались не только
читать, но и писать, и даже печатать на
машинке. Таким образом, бихевиористы
делали вывод, что какова среда, таковы
и закономерности развития ребенка.

Однако невозможность
возрастной периодизации не исключала,
с их точки зрения, необходимости со
здания функциональной периодизации,
которая позволила бы установить этапы
научения, формирования определенного
навыка. С этой точки зрения, этапы
развития игры, обучения чтению или
плаванью являются функциональной
периодизацией. (Точно так же функциональной
периодизацией являются и этапы
формирования умственных действий,
разработанные в России П.Я.Гальпериным.)

Доказательства
прижизненного формирования основных
психических процессов были даны Уотсоном
в его экспериментах по формированию
эмоций.

Казалось бы,
гипотеза Джемса о первичности те лесных
изменений, вторичности эмоциональных
со стояний должна была устроить Уотсона.
Но он решительно ее отверг на том
основании, что само представление о
субъективном, переживаемом должно быть
изъято из научной психологии. В эмоции,
по Уотсону, нет ничего, кроме внутрителесных
(висцеральных) изменений и внешних
выражений. Но главное он усматривал в
другом – в возможности управлять по
заданной программе эмоциональным
поведением.

Уотсон экспериментально
доказывал, что можно сформировать
реакцию страха на нейтральный стимул.
В его опытах детям показывали кролика,
которого они брали в руки и хотели
погладить, но в этот момент получали
разряд электрического тока. Принцип
управления поведением получил в
американской психологии после работ
Уотсона широкую популярность. Концепцию
Уотсона (как и весь бихевиоризм) стали
называть «психологией без психики».

Эта оценка базировалась на мнении, будто
к психическим явлениям относятся только
свидетельства самого субъекта о том,
что он считает происходящим в его
сознании при «внутреннем наблюдении».
Однако область психики значительно
шире и глубже непосредственно
осознаваемого. Она включает также и
действия человека, его поведенческие
акты, его поступки. Заслуга
Уотсона в том, что он расширил сферу
психического, включив в него те лесные
действия животных и человека.

Но он добился этого дорогой ценой,
отвергнув как предмет науки огромные
богатства психики, несводимые к внешне
наблюдаемому поведению.

Уотсон стал наиболее
популярным лидером бихевиористского
движения. Но один исследователь, сколь
бы ярким он ни был, бессилен создать
научное направление.

Среди сподвижников
Уотсона по крестовому походу против
сознания выделялись крупные экспериментаторы
У.Хантер
(1886-1954) и К.Лешли (1890-1958).

Первый изобрел в 1914 году экспериментальную
схему для изучения реакции, которую он
назвал отсроченной.

Обезьяне, например, давали возможность
увидеть, в какой из двух ящиков положен
банан. Затем между ней и ящиками ставили
ширму, которую через несколько секунд
убирали. Она успешно решала эту задачу,
доказав, что уже животные способны к
отсроченной, а не только непосредственной
реакции на стимул.

Учеником Уотсона
был Карл Лешли, работавший в Чикагском
и Гарвардском университетах, а затем в
лаборатории Иеркса по изучению приматов.
Он, как и другие бихевиористы, считал,
что сознание безостаточно сводится к
телесной деятельности организма.
Известные опыты Лешли по изучению
мозговых механизмов поведения строились
по следующей схеме: у животного
вырабатывался какой-либо навык, а за
тем удалялись различные части мозга с
целью выяснить, зависит ли от них этот
навык. В итоге Лешли
пришел к выводу, что мозг функционирует
как целое и его различные участки
эквипотенциальны, т. е. равноценны, и
потому с успехом могут заменять друг
друга.

Фактор мотивации
либо вообще отвергался, либо выступал
в виде нескольких примитивных аффектов
(типа страха), к которым Уотсон вынужден
был обращаться, чтобы объяснить
условно-рефлекторную регуляцию
эмоционального поведения. Попытки
включить категории образа, мотива и
психосоциального отношения в исходную
бихевиористскую программу привели к
ее новому варианту – необихевиоризму.

Необихевиоризм.

Возглавили это
движение американские психологи Э.Толмен
и К.Халд.

Эдвард Толмен
(1886-1959)
свои
основные идеи изложил в книге «Целевое
поведение у животных и человека»
(1932).
Как и
другие бихевиористы, экспериментальную
работу он вел в основном на животных
(белых крысах), считая, что законы
поведения являются общими для всех
живых существ, а наиболее четко и
досконально могут быть прослежены на
более элементарных уровнях поведения.

Подобно своим
предшественникам, «классическим
бихевиористам», Толмен отстаивал
положение, что исследование поведения
должно вестись строго объективным
методом, без всяких произвольных
допущений о недоступном этому методу
внутреннем ми ре сознания. Однако Толмен
возражал против того, чтобы ограничиваться
в анализе поведения только формулой
«стимул – реакция» и игнорировать
фак торы, которые играют незаменимую
роль в промежутке между ними. Эти факторы
он назвал «промежуточными переменными».

Раньше считалось,
что эти факторы являются чисто внутренними,
открытыми только для индивидуального
субъекта, способного наблюдать за своим
сознанием. Толмен
доказывал, что и внутренние процессы
можно «вывести наружу» и придать
их исследованию такую же точность, как
исследованию любых физических вещей
.
Для этого поведение
следует рассматривать не как цепочку
отдельных реакций, а с точки зрения его
целостной организации
.
Такое целостное поведение Толмен
описывал как систему, связанную со своим
окружением сетью
познавательных отношений
.
Организм ориентируется в ситуациях, к
которым приспосабливается, благодаря
тому, что выделяет определенные признаки,
позволяющие различать «что ведет к
чему». Он не просто сталкивается со
средой, а как бы идет навстречу ей со
своими ожиданиями, строя гипотезы и
даже проявляя изобретательность в
поисках оптимального выхода из проблемной
ситуации.

В отличие от других
бихевиористов, Толмен
настаивал на том, что поведение не
сводится к выработке двигательных
навыков.
По
его экспериментальным данным, организм,
постепенно осваивая обстановку, строит
познавательную
(«когнитивную
«)
карту того пути, которому нужно следовать
для решения задачи. (В качестве главной
задачи испытуемые животные в опытах
Толмена должны были найти выход из
лабиринта, чтобы получить подкормку и
тем самым удовлетворить потребность в
пище.) Уделяя большое внимание вопросам
научения, Толмен
выделил особый тип научения, которое
было названо латентным (скрытым).

Это скрытое, ненаблюдаемое научение
играет роль, когда подкрепление
отсутствует. И тем не менее оно способно
изменять поведение.

Теория Толмена
побудила пересмотреть прежние взгляды
бихевиористов на факторы, которые
регулируют адаптацию организма к среде.
Среди этих факторов особо следует
выделить целевую
регуляцию действий живых существ, их
способность к активной познавательной
работе даже в тех случаях, когда речь
идет о выработке двигательных навыков.

Кларк Халд
(1884-1953)

стремился придать психологической
теории стройность и точность, свойственные
физико-математическим
наукам
.
Исходя из этого, он считал, что в
психологии следует выдвинуть несколько
общих теорем
(подобно
геометрии Эвклида или механике Ньютона),
подвергнуть их экспериментальной
проверке и в случае, если они опытом не
подтвердятся, преобразовать их в более
адекватные положения. Такой подход
получил название гипотетико-дедуктивного
метода
.

Халд опирался в
основном на учение И.Л.Павлова об условных
рефлексах, считая, что важнейшую роль
при использовании этого понятия следует
придать силе
навыка
. Для
того чтобы эта сила проявилась, необходимы
определенные физиологические потребности.
Из всех факторов решающее влияние на
силу навыка оказывает редукция
потребности
.
Чем чаще она редуцируется, тем больше
сила навыка. Величина редукции потребности
определяется количеством и качеством
подкреплений. Кроме того, сила навыка
зависит от интервала между реакцией и
ее подкреплением, а также от интервала
между условным раздражителем и реакцией.
Халд разделил
первичное и вторичное подкрепление
.
Первичным подкреплением является,
например, пища для голодного организма
или удар электрическим током, вызывающий
прыжок у крысы. Потребность соединена
с раздражителями, реакция на которые,
в свою очередь, играет роль подкрепления,
но уже вторичного.

Халд полагал, что
можно строго научно объяснить поведение
организма без обращения к психическим
образам, понятиям и другим интеллектуальным
компонентам. По его мнению, для различения
объектов достаточно такого образования,
как потребность.
Если в одном из коридоров лабиринта
животное может найти пищу, а в другом –
воду, то характер его движений однозначно
определяется потребностью и больше
ничем.

Халд создал большую
школу, стимулировавшую разработку
применительно к теории поведения
физико-математических методов,
использование аппарата математической
логики и построение моделей, на которых
проверялись гипотезы о различных
способах приобретения навыков.

Новый импульс
развитию этого направления дала теория
Б.Ф.Скиннера, разработавшего концепцию
«оперантного
бихевиоризма».

Берхауз Фредерик
Скиннер (1904-1990)

окончил Гарвардский университет, защитив
в 1931 году докторскую диссертацию. В
течение последующих пяти лет Скиннер
работал в Гарвардской медицинской
школе, занимаясь исследованием нервной
системы животных. Большое влияние на
его научные интересы оказали исследования
Уотсона и работы Павлова по формированию
и изучению условных рефлексов. После
нескольких лет работы в Миннесотском
университете и в университете Индианы
Скиннер становится профессором
Гарвардского университета, где оставался
до конца жизни. Он становится членом
национальной академии наук, его работы
приобретают всемирную известность.
Однако первоначальное стремление стать
писателем приводит Скиннера к идее
связать две его основные потребности
– в науке и в искусстве, что реализуется
в написанном им в 1949 году романе
«Уолден-2». Здесь он описывал
утопическое общество, основанное на
разработанных им принципах обучения.

Стремясь переработать
классический бихевиоризм, Скиннер
исходил прежде всего из необходимости
систематического
подхода к пониманию человеческого
поведения
.

От констатации
Скиннер переходит
к разработке методов целенаправленного
обучения и управления поведением
.
А потому в психологию он вошел в первую
очередь как теоретик обучения,
разработавший различные программы
обучения и коррекции поведения.

Исходя из
представления о том, что не только
умения, но и знания представляют собой
вариации по ведения, Скиннер разрабатывает
его особый вид оперантное
поведение
.
В принципе он исходил из того, что психика
человека основана на рефлексах разного
рода и разной степени сложности.

В противовес этому
подходу, при оперантном обучении
подкрепляется
только поведение, операции, которые
совершает субъект в данный момент
.
Большое значение имеет и тот факт, что
сложная
реакция разбивается на ряд простых,
следующих друг за другом и приводящих
к нужной цели
.
Так, при обучении голубя сложной реакции
– выходу из клетки с помощью нажатия
клювом на рычаг Скиннер подкреплял
каждое движение голубя в нужном
направлении, добиваясь того, что в конце
концов он безошибочно выполнял эту
сложную операцию. Такой подход к
формированию нужной реакции имел большие
преимущества по сравнению с традиционным.
Прежде всего, это поведение было намного
устойчивее, оно очень медленно угасало
даже при отсутствии подкрепления.
Скиннер обратил внимание на то, что даже
одноразовое подкрепление может иметь
значительный эффект, так как устанавливается
хотя бы случайная связь между реакцией
и появлением стимула. Если
стимул был значимым для индивида, он
будет пытаться повторить реакцию,
которая принесла ему успех
.
Такое поведение Скиннер называл
«суеверным», указывая на его большую
распространенность.

Не меньшее
значение имеет и тот факт, что обучение
при оперантном обусловливании идет
быстрее и проще
.
Это связано с тем, что экспериментатор
имеет возможность наблюдать не только
за конечным результатом (продуктом), но
и за процессом выполнения действия
(ведь оно разложено на составляющие,
реализуемые в заданной последовательности).
Фактически происходит экстериоризация,
«вынесение вовне» не только
исполнения, но и ориентировки и контроля
за действием. Что особенно важно, такой
подход возможен при обучении не только
определенным навыкам, но и знаниям.

Разработанный
Скиннером метод программированного
обучения давал возможность оптимизировать
учебный процесс, разработать корректирующие
программы для неуспевающих и умственно
отсталых детей.

Если программы
обучения детей, разработанные Скиннером,
были встречены с энтузиазмом и получили
повсеместное распространение, то его
под ход к программированию поведения
и так называемые программы, которые
были разработаны с целью коррекции
отклоняющегося поведения (у малолетних
преступников, психически больных людей),
подверглись обоснованной критике.
Прежде всего речь шла о недопустимости
тотального контроля за поведением (без
которого невозможно применение этих
программ), так как речь идет о постоянном
положительном подкреплении желательного
поведения и отрицательном подкреплении
нежелательного
.
Кроме того, возникал вопрос и о
правомерности награды за определенное
количество набранных жетонов, и о
наказании за их недостаточное количество,
ибо при этом не должны быть нарушены
основные права детей.

Несмотря на эти
недостатки подход Скиннера дал реальную
возможность корректировать и направлять
процесс обучения, процесс формирования
новых форм проведения. Он оказал огромное
влияние на психологию. В современной
американской науке Скиннер является
одним из наиболее влиятельных авторитетов,
превзойдя по количеству цитирования и
сторонников даже Фрейда. При этом
наибольшее влияние его теория оперантного
поведения оказала на практику, дав
возможность пересмотреть процесс
научения и разработать новые подходы
к обучению и новые программы.

Социальный
бихевиоризм.

Кроме процесса
обучения, бихевиористы изучали и
социализацию детей, приобретение ими
социального опыта и норм поведения того
круга, к которому они принадлежат.

Американский
ученый Джордж
Мид (1863-1931),

работавший в Чикагском университете,
попытался учесть своеобразие
обусловленности человеческого поведения
в своей концепции
,
названной социальным бихевиоризмом.

Исследования
этапов вхождения ребенка в мир взрослых
привели Д. Мида к мысли о том, что личность
ребенка формируется в процессе его
взаимодействия с другими. При этом в
общении с разными людьми ребенок играет
разные «роли».

Таким образом, его личность является
как бы объединением раз личных ролей,
которые он на себя принимает. Большое
значение как в формировании, так и в
осознании этих ролей имеет игра, в
которой дети впервые учатся принимать
на себя различные роли и соблюдать
определенные правила.

Теория Мида
называется также и теорией
ожидания
,
так как, по его мнению, дети проигрывают
свои роли в зависимости от ожиданий
взрослого. Именно в зависимости от
ожиданий и от прошлого опыта (наблюдения
за родителями, знакомыми) дети по-разному
играют одни и те же роли. Так, роль ученика
ребенок, от которого родители ожидают
только отличных отметок, играет
по-другому, чем ребенок, которого «сдали»
в школу только по тому, что это надо и
чтобы он хотя бы полдня не путался дома
под ногами.

Мид различает игры
сюжетные и игры с правилами.

Большой интерес
представляют и исследования асоциального
(агрессивного) и просоциального поведения,
предпринятые психологами этого
направления. Так, Д.Доллард
разработал
теорию фрустрации

(фрустрация – дезорганизация поведения,
вызванная невозможностью справиться
с трудностями). Теория Долларда утверждает,
что сдерживание
слабых проявлений агрессивности (которые
явились результатом прошедших фрустраций)
может привести к их сложению и создать
очень мощную агрессивность
.
Согласно этому мнению, возможно, что
все фрустрации, которые переживаются
в детском возрасте, могут привести к
агрессивности в зрелом возрасте.

Большое значение
имеют и работы Ф.Петермана,
А.Бандуры
и
других ученых, посвященные коррекции
отклоняющегося поведения.

Исследования
процесса социализации детей привели
бихевиористов и к открытию таких важных
феноменов, как конформизм
и
негативизм
.
Необходимо отметить, что исследования
ученых этой школы открыли многие законы
и механизмы обучения и тем самым
способствовали оптимизации процесса
обучения и воспитания детей.

Кого считают основателем бихевиоризма? Б.Ф. Скиннер | Психология

Б. Ф. Скиннер родился в маленьком городке в штате Пенсильвания. Он получил степень бакалавра по английской литературе и хотел стать писателем. Но его попытки писать и публиковать свои сочинения оказались безуспешными. Однажды, работая в книжной лавке, он увидел книги Павлова и Уотсона, которые перевернули его представление о будущих занятиях. Он поступил в Гарвардский Университет на отделение психологии.

Во время учебы он начал заниматься научными исследованиями. В лаборатории, которая впоследствии получила название «коробка Скиннера», он проводил эксперименты над крысами. Суть эксперимента состояла в том, что за определенные действия крыса получала или награду в виде еды, или наказание с помощью электрического тока. В результате он создал теорию оперантного обуславливания, которая дала толчок дальнейшим исследованиям ученых во многих странах.

Его теория положила начало большому направлению в психологии — бихевиоризму (от англ. слова behavior — поведение). Оно изучает взаимодействие между поведением человека и полученными результатами. Впоследствии основные положения теории Скиннера легли в основу поведенческой (бихевиоральной) психотерапии. Это направление начало активно разрабатываться в противовес психоанализу, потому что тот был слишком дорогим для пациентов и не давал подтвержденных эмпирических результатов.

Основная идея бихевиоральной психотерапиии состоит в том, что некоторые проявления нашего поведения и характера являются неправильно сформированными навыками. И если изменить определенные навыки и привычки, то изменится характер и жизнь человека. Например, человека считают неаккуратным, потому что у него беспорядок в доме и на рабочем столе. Но если он изменит свои привычки и всегда будет класть вещи на свое место, то у него изменятся бытовые условия. Соответственно, могут наладиться отношения с домочадцами, которых раздражает вечный хаос в квартире.

Скиннер считал, что самый лучший способ понять поведение человека — это посмотреть на то, по какой причине человек выполняет определенное действие, и на результат, к которому приводит выполнение этого действия. Поведенческую психотерапию используют как самостоятельно, так и в комплексе с когнитивной. Направление когнитивно-поведенческой терапии официально признано во многих странах как научно доказанный метод психологической помощи.

Скиннер всегда выступал против принудительных методов в воспитании и обучении. Он доказывал, что поощрение за хороший результат приводит к значительно большим успехам в обучении школьников, чем наказание и критика. Например, если ученик будет получать какую-либо награду за хорошо выполненное задание, то его стремление к обучению значительно повысится. Его методы сейчас широко используются в бизнесе для мотивации сотрудников, в специальном школьном обучении, философии и других сферах.

Все его работы были посвящены главной миссии — сделать мир лучше. В своих книгах он писал о том, что в основе любых социальных явлений, в том числе и войн, истощения природных ресурсов, загрязнения окружающей среды, лежит поведение человека. В книге «За пределами свободы и достоинства» (Beyond Freedom and Dignity) он высказывал идею, что изменив свое поведение, мы можем изменить мир. Всего он опубликовал более 200 научных статей и 20 книг.

Многие психологи впоследствии критиковали Скиннера за то, что он считал, что поведение человека зависит от внешней среды. Постулат о жестком детерминизме отрицал свободу выбора. После выхода его романа-утопии «Уолден-2» многие критиковали его за идею построения счастливого общества с помощью применения бихевиористских методик изменения поведения, основанных на тотальном контроле.

Еще при жизни Скиннер заслужил славу, уважение и почет. До сих пор его работы издают многомиллионными тиражами во всем мире. Несмотря на критику, у него также осталось много последователей, цель которых такая же — сделать мир лучше.

1. Предмет психологии. Структура психологической науки. Практическая психология и ее задачи. Роль психологии в системе наук о человеке


1. Предмет психологии. Структура психологической науки. Практическая психология и ее задачи. Роль психологии в системе наук о человеке.

Психология — наука о закономерностях развития и функционирования психики как особой формы жизнедеятельности. Психология – наука о психике, ее свойствах, состоянии, явлениях, развитии. Предметом психологии как науки является психическая деятельность, психика, сознание человека. Предмет психологии указывает и раскрывает специфику психических явлений. Психология изучает психику в закономерностях ее развития. Она изучает общие закономерности психических процессов и своеобразие их протекания в зависимости от условий деятельности и от индивидуально-типологических особенностей человека. Психика – это свойство мозга, и это свойство – отражение действительности. Психика – отражение объективного мира, необходимое субъекту для жизни и деятельности в нем, для управления своим поведением. Платонов выделил 2 основания для дифференциации психологических наук: 1. Внутренние – разнообразие проявлений психики 2. Внешние – связь психологии с другими наукам}и. Соответственно этим основаниям психологию можно разделить на: 1. Теоретическую: общая, история, философия, методология 2. Отраслевая: развития, зоопсихология, психогенетика, нейропсихология, психофармакология, педагогическая, обучения, воспитания, медицинская, детская, клиническая, труда, спорта, военная, космическая, авиационная, юридическая, общественная. Ананьев – схема основных проблем и наук о человеке: 1. Индивид и его онтогенез – общая, дифференциальная, возрастная, психофизиология, онтопсихология 2. Личность и ее жизненный путь — общая, дифференциальная, сравнительная, психолингвистика, отношений, психологическое учение о мотивации 3. Субъект деятельности – познания, творчества, труда, общая, генетическая. Практическая психология – интеграция знаний и методов из различных областей психологии с целью решения проблем, возникающих у человека в различных сферах его жизнедеятельности. В целом появление практической психологии можно связать с формированием социального заказа на обоснованное воздействие на человека и группы людей. Это вызвано тем, что по мере развития общества резко возросла зависимость больших групп людей от действий одного человека. Решения и действия одного человека или группы людей ведут к последствиям, измеряемым в пределах не только одной страны, но и в масштабе всей планеты. Исторически первой развитой формой психологической помощи людям был психоанализ. Практическая психология может быть разделена на: 1. индивидуальности 2. взаимоотношений и взаимодействий в группе 3. профессиональной деятельности 4. личной и обыденной жизни. Каждая часть практической психологии имеет свой набор методов и способствует достижению определенных результатов. Психология объединяет биологические и социальные науки: 1. По понятийному аппарату происходит из философии 2. Методы использует из естественных наук 3. Задачи решает социально-педагогические Психология – наука о закономерностях развития и функционирования психики как особой формы жизнедеятельности. В общественных науках: потребность в психологии возникает при решении конкретных задач. Любая практическая рекомендация реализуется в конкретных действиях конкретных людей, и то, как она будет реализовываться зависит от психологических особенностей этих людей. Исследование процессов и явлений, изучаемых историей, экономикой, этнографией, социологией, политической и юридической науками приводят к постановке психологических проблем. Особое значение приобретают психологические факторы когда от общих законов исследователь переходит к специальным, от глобальных проблем — к частным. В естественных науках: изучение процесса биологической эволюции требует изучения не только строения и функций живых организмов, но также их поведения и психики. В медицинских науках: многие заболевания могут возникать и протекать по-разному в зависимости от психологических особенностей больного. Психологические свойства могут выступать и в качестве фактора сопротивления болезни, фактора, обеспечивающего устойчивость к ней. Некоторые психические состояния сами могут быть причиной болезней – психосоматических. Необходимо также изучать воздействие фармакологических веществ на психику как больного, в том числе и психического, и здорового человека. В педагогических науках: цель воспитания – наиболее полное раскрытие способностей человека и формирование личности, соответствующей требованиям общества. Необходимо изучение процесса формирования личности: ее направленности, способностей, мировоззрения, творческого потенциала. Для оптимизации обучение необходимо знание о закономерностях психических процессов: восприятия, памяти, мышления. В технических науках: потребность в психологии испытывают те науки, которые связаны с разработкой систем управления, созданием роботов, систем коммуникации.

Поделитесь с Вашими друзьями:

Глава 11. Б. Ф. Скиннер и радикальный бихевиоризм

Читайте также








Глава 9 Бихевиоризм: предшествующее влияние



Глава 9 Бихевиоризм: предшествующее влияние

Наука о поведении
Во втором десятилетии XX века, менее чем через 40 лет после того, как Вильгельм Вундт формально основал психологию, наука пережила момент коренного пересмотра своих основ. Психологи больше не превозносили






Глава 11 Бихевиоризм: после основания



Глава 11 Бихевиоризм: после основания

Необихевиоризм
Целенаправленная революция Уотсона не совершила, как он надеялся, переворота в психологии. Для этого требовалось время. И все же в 1924 году, всего лишь через десять лет после того, как Уотсон выступил с манифестом






Б. Ф. Скиннер (1904–1990)



Б. Ф. Скиннер (1904–1990)

Самой влиятельной фигурой в психологии в течение нескольких десятилетий являлся Б. Ф. Скиннер. Один из историков психологии назвал его «без сомнения, наиболее знаменитым американским психологом в мире» (Gilgen. 1982. P. 97). Опрос историков психологии и






Фредерик Скиннер (1904–1990) Все дело в последствиях



Фредерик Скиннер
(1904–1990)
Все дело в последствиях
Фредерик Скиннер родился 20 марта 1904 года в Саскуэханне, в семье адвоката и домохозяйки. Его детство прошло в теплой, стабильной атмосфере; мальчик много занимался творчеством и постоянно что-то изобретал, что оказало






57 БИХЕВИОРИЗМ



57 БИХЕВИОРИЗМ
Основателем бихевиоризма (от англ. behaviour – «поведение») является Джон Уотсон (1878–1958), опубликовавший статью «Психология с точки зрения бихевиориста». По его мнению, достойно исследования не сознание, а поведение. Дж. Уотсон в отличие от ученых, полагающих






Глава 7. Научающе — бихевиоральное направление в теории личности: Б. Ф. Скиннер



Глава 7. Научающе — бихевиоральное направление в теории личности: Б. Ф. Скиннер
Все теоретики, чьи точки зрения мы уже рассмотрели, интересовались тем, что происходит внутри человека, внутренними структурами и процессами, лежащими в основе наблюдаемых форм поведения. Будь






Б. Ф. Скиннер: теория оперантного научения Биографический очерк



Б. Ф. Скиннер: теория оперантного научения
Биографический очерк
Беррес Фредерик Скиннер (Burrhus Frederic Skinner) родился в 1904 году в Саскуэханне, штат Пенсильвания. Атмосфера в его семье была теплой и непринужденной, учение уважалось, дисциплина была строгой, а награды давались,






Релиз-техника Скиннер



Релиз-техника Скиннер
Это терапевтическая техника танца, разработанная в 1960-х годах Джоан Скиннер, чтобы восстановить нашу связь с грацией животных, присущие им чувство равновесия, координацию и ловкость, с которыми мы все родились, но которые утратили с возрастом,






ЛЕКЦИЯ 6. Поведенческая психотерапия: Б. Ф. Скиннер



ЛЕКЦИЯ 6. Поведенческая психотерапия: Б. Ф. Скиннер
Методы психотерапии основаны на теориях научения. На начальной стадии развития поведенческой психотерапии основной теоретической моделью явилось учение И.П.Павлова об условных рефлексах. Бихевиористы рассматривают















Обработка оперантов

(Б.Ф. Скиннер) — InstructionalDesign.org

Теория Б.Ф. Скиннера основана на идее, что обучение — это функция изменения открытого поведения. Изменения в поведении являются результатом реакции человека на события (стимулы), происходящие в окружающей среде. Ответ приводит к таким последствиям, как определение слова, удар по мячу или решение математической задачи. Когда конкретный паттерн «стимул-реакция» (S-R) усиливается (вознаграждается), индивид настраивается на ответ.Отличительная характеристика оперантного обусловливания по сравнению с предыдущими формами бихевиоризма (например, коннекционизм, снижение влечения) состоит в том, что организм может испускать ответы, а не только вызывать реакцию из-за внешнего стимула.

Усиление — ключевой элемент в теории Скиннера. Подкрепление — это все, что усиливает желаемую реакцию. Это может быть словесная похвала, хорошая оценка или чувство больших достижений или удовлетворения. Теория также охватывает негативные подкрепления — любые стимулы, которые приводят к увеличению частоты реакции при их снятии (в отличие от неблагоприятных стимулов — наказания, которые приводят к снижению ответов).Большое внимание уделялось режимам подкрепления (например, интервал в сравнении с соотношением) и их влиянию на формирование и поддержание поведения.

Одним из отличительных аспектов теории Скиннера является попытка дать поведенческие объяснения широкому кругу когнитивных явлений. Например, Скиннер объяснил драйв (мотивацию) графиками депривации и подкрепления. Скиннер (1957) попытался объяснить вербальное обучение и язык в рамках парадигмы оперантного обусловливания, хотя лингвисты и психолингвисты категорически отвергли эту попытку.Скиннер (1971) занимается проблемой свободы воли и социального контроля.

Заявка

Оперантное кондиционирование широко применяется в клинических условиях (например, модификация поведения), а также в обучении (например, управление классом) и при разработке учебных программ (например, запрограммированное обучение). В качестве скобок следует отметить, что Скиннер отверг идею теорий обучения (см. Скиннер, 1950).

Пример

В качестве примера рассмотрим значение теории подкрепления применительно к разработке программного обучения (Маркл, 1969; Скиннер, 1968).

  1. Практика должна принимать форму вопросов (стимулов) — ответов (ответов), которые постепенно знакомят учащегося с предметом
  2. Требовать, чтобы учащийся отвечал на каждый кадр и получал немедленную обратную связь
  3. Постарайтесь упорядочить сложность вопросов так, чтобы ответы всегда были правильными и, следовательно, вызывали положительное подкрепление.
  4. Убедитесь, что хорошая успеваемость на уроке сочетается с дополнительными подкреплениями, такими как словесная похвала, призы и хорошие оценки.

Принципы

  1. Положительно подкрепленное поведение повторится; периодическое армирование особенно эффективно
  2. Информация должна быть представлена ​​небольшими объемами, чтобы ответы могли быть подкреплены («сформированы»).
  3. Подкрепления будут обобщаться на похожие стимулы («обобщение стимулов»), вызывая вторичное кондиционирование

Ссылки

  • Маркл, С. (1969). Хорошие кадры и плохие (2-е изд.) . Нью-Йорк: Вили.
  • Скиннер, Б.Ф. (1950). Нужны ли теории обучения? Психологический обзор , 57 (4), 193-216.
  • Скиннер, Б.Ф. (1953). Наука и поведение человека. Нью-Йорк: Макмиллан.
  • Скиннер, Б.Ф. (1954). Наука обучения и искусство преподавания. Harvard Educational Review , 24 (2), 86-97.
  • Скиннер, Б.Ф. (1957). Устное обучение. Нью-Йорк: Appleton-Century-Crofts.
  • Скиннер, Б.Ф. (1968). Технология обучения. Нью-Йорк: Appleton-Century-Crofts.
  • Скиннер, Б.Ф. (1971). За пределами свободы и достоинства. Нью-Йорк: Кнопф.

Сайты по теме

Есть два журнала, которые содержат текущие бихевиористские исследования: Журнал экспериментального анализа поведения (JEAB) и Журнал прикладного анализа поведения. Хотя работы, опубликованные в этих журналах, не обязательно являются Скиннеровскими, многие из них продолжают наследие идей Скиннера.Библиография и доступ к работам Скиннера предоставлены Фондом Б.Ф. Скиннера. Дополнительную информацию об оперантной обусловленности можно найти на http://www.simplypsychology.org/operant-conditioning.html

.

Б. Ф. Скиннер | Кафедра психологии

«Сказать, что подкрепление зависит от ответа, может означать не что иное, как то, что оно следует за ответом. Это может происходить из-за какой-то механической связи или из-за посредничества другого организма; но обусловливание происходит предположительно только из-за временного отношения, выраженного в терминах порядка и близости реакции и подкрепления.Всякий раз, когда мы представляем состояние дел, которое, как известно, усиливает данное влечение, мы должны предполагать, что имеет место обусловливание, даже если мы не обращали внимания на поведение организма при представлении ».

— Б.Ф. Скиннер, «Суеверие голубя» (стр. 168).

В 20-м веке многие образы, которые приходили на ум при размышлениях об экспериментальной психологии, были связаны с работами Бурхуса Фредерика Скиннера. Стереотип экспериментатора в очках в белом лабораторном халате, занятого формированием поведения посредством оперантного кондиционирования лабораторных крыс или голубей в приспособлениях, известных как ящики Скиннера, напрямую связан с неизмеримо влиятельными исследованиями Скиннера.

Хотя изначально он намеревался сделать карьеру писателя, Скиннер получил докторскую степень. Он получил степень доктора психологии в Гарварде в 1931 году и оставался исследователем до 1936 года, когда он ушел, чтобы занять академические должности в Университете Миннесоты и Университета Индианы. Он вернулся в Гарвард в 1948 году в качестве профессора и был профессором психологии Эдгара Пирса с 1958 года до выхода на пенсию в 1974 году.

Скиннер находился под влиянием философии психологии Джона Б. Ватсона, называемой бихевиоризмом, которая отвергала не только интроспективный метод и сложные психоаналитические теории Фрейда и Юнга, но и любое психологическое объяснение, основанное на ментальных состояниях или внутренних репрезентациях, таких как убеждения, желания, воспоминания и т. Д. и планы.Сама идея «разума» была отвергнута как донаучное суеверие, не поддающееся эмпирическому исследованию. Скиннер утверждал, что цель психологии состоит в том, чтобы предсказать и контролировать поведение организма на основе его текущей ситуации стимула и его истории подкрепления. В утопическом романе «Уолден-Два» и бестселлере 1971 года «По ту сторону свободы и достоинства» он утверждал, что человеческое поведение всегда контролируется окружающей средой. Согласно Скиннеру, будущее человечества зависело от отказа от концепций индивидуальной свободы и достоинства и создания среды обитания человека таким образом, чтобы поведение контролировалось систематически и для достижения желаемых целей, а не случайным образом.

В лаборатории Скиннер уточнил концепцию оперантного обусловливания и закона следствия. Среди его вкладов было систематическое исследование периодических графиков подкрепления, формирование нового поведения с помощью последовательных приближений, связывание сложных поведенческих последовательностей с помощью вторичных (усвоенных) подкреплений и «суеверное» (случайно подкрепленное) поведение.

Скиннер также был заядлым изобретателем. Среди его устройств были «ящик Скиннера» для формирования и подсчета нажатий на рычаги у крыс и клевания клавиш у голубей; накопительный регистратор, механизм для записи показателей поведения в виде отслеживания пера; система наведения ракет времен Второй мировой войны (никогда не использовавшаяся), в которой обученный голубь в прозрачном носовом обтекателе ракеты непрерывно клевал цель; и «обучающие машины» для «запрограммированного обучения», в которых учащимся предлагалось по одному предложению, а затем заполнялись пробелы в аналогичном предложении, показанном в небольшом окне.Он получил известность благодаря статье в журнале Life в середине 1950-х годов, в которой была продемонстрирована его «детская кроватка», стеклянный ящик с регулируемой температурой, в котором будет играть его маленькая дочь. Это привело к городской легенде, которую иногда можно услышать и по сей день, о том, что Скиннер «экспериментировал со своей дочерью» или «вырастил ее в ящике», и что она росла озлобленной и дезадаптированной, — все это неправда.

Б.Ф. Скиннер был признан Американской психологической ассоциацией самым выдающимся психологом ХХ века.

Источники

Б.Ф. Скиннер. (1998). Служба общественного вещания. Получено 12 декабря 2007 г. с: http://www.pbs.org/wgbh/aso/databank/entries/bhskin.html.

Выдающиеся психологи ХХ века. (Июль / август 2002 г.). Монитор по психологии, 33 (7), с.29.

Скиннер, Б. Ф. (1947). «Суеверие» у голубя. Журнал экспериментальной психологии, 38, 168–172.

Скиннер, Б. Ф. (1959) Совокупный рекорд. Нью-Йорк: Appleton Century Crofts.

Бьорк, Д.W. (1991). Burrhus Фредерик Скиннер: Случайности жизни. В: Kimble, G. A. & Wertheimer, M. [Eds.] Портреты пионеров в психологии.

Бихевиоризм (Стэнфордская энциклопедия философии)

1. Что такое бихевиоризм?

Нужно быть осторожным со словами «изм». У них часто есть как свободные, так и
строгие значения. А иногда несколько значений каждого
тип. «Бихевиоризм» не исключение. Грубо говоря,
бихевиоризм — это установка — способ представления эмпирических
ограничения на атрибуцию психологического состояния.Строго говоря,
бихевиоризм — это доктрина — способ психологической или психологической
сама поведенческая наука.

Уилфред Селларс (1912–89), выдающийся философ, отмечал
что человек может квалифицироваться как бихевиорист, свободно или по отношению к поведению
говоря, если они настаивают на подтверждении «гипотез о
психологические события с точки зрения поведенческих критериев »(1963,
п. 22). В таком понимании бихевиорист — это тот, кто требует
поведенческие доказательства любой психологической гипотезы. Для такого
человек, нет ощутимой разницы между двумя состояниями ума
(убеждения, желания и т. д.) если нет очевидной разницы в
поведение, связанное с каждым состоянием. Рассмотрим текущее убеждение
человека, что идет дождь. Если нет разницы в его или
ее поведение между верой в то, что идет дождь, и верой в то, что
не идет дождь, нет оснований приписывать одно убеждение
а не другой. Атрибуция эмпирически пуста или
непринужденный.

Возможно, в бихевиоризме нет ничего по-настоящему захватывающего.
понял. Он возводит на трон поведенческие свидетельства, что, пожалуй, неизбежно.
предпосылка не только в психологической науке, но и в обычном дискурсе
о разуме и поведении.Каким должно быть поведенческое свидетельство
«На троне» (особенно в науке) можно обсуждать. Но интронизация
само по себе не подлежит сомнению.

Не совсем бихевиоризм учение. Это широко и энергично
обсуждается. Эта статья о доктрине, а не об отношении.
Бихевиоризм, доктрина, вызвала большое волнение среди
как защитники, так и критики. В некотором смысле это
доктрина или семейство доктрин о том, как возвести на престол поведение, а не
просто в науке психологии, но в метафизике человека и
поведение животных.

Бихевиоризм, доктрина, исповедуется во всей полноте и
полное понимание истинности следующих трех наборов утверждений.

  1. Психология — это наука о поведении. Психология — это
    не наука о внутреннем разуме — как о чем-то другом или отличном от поведения.
  2. Поведение можно описать и объяснить без дополнительных ссылок
    к ментальным событиям или внутренним психологическим процессам. Источники
    поведения являются внешними (в среде), а не внутренними (в
    в уме, в голове).
  3. В ходе развития теории в психологии, если так или иначе
    ментальные термины или концепции используются при описании или объяснении
    поведение, то либо (а) эти термины или понятия следует исключить
    и заменены поведенческими терминами или (б) они могут и должны быть
    переведены или перефразированы в поведенческие концепции.

Эти три группы требований логически различны. Причем взятые
самостоятельно каждый помогает сформировать тип
бихевиоризм. «Методологический» бихевиоризм стремится к
истинность (1).Совершается «психологический» бихевиоризм.
к истине (2). «Аналитический» бихевиоризм (также известный
как «философский» или «логический» бихевиоризм)
привержен истинности подутверждения в (3), что ментальный
термины или концепции могут и должны быть переведены на поведенческие
концепции.

Другая номенклатура иногда используется для классификации бихевиоризма.
Жорж Рей (1997, с. 96), например, классифицирует бихевиоризм как
методологический, аналитический и радикальный, где «радикальный»
это термин Рей для обозначения того, что я классифицирую как психологические
бихевиоризм.Я оставляю за собой термин «радикальный» для
психологический бихевиоризм Б. Ф. Скиннера. Скиннер использует
выражение «радикальный бихевиоризм», чтобы описать его бренд
бихевиоризм или его философия бихевиоризма (см. Skinner 1974,
п. 18). В схеме классификации, использованной в этой записи, радикальный
бихевиоризм — это подвид психологического бихевиоризма, в первую очередь,
хотя он сочетает в себе все три типа бихевиоризма (методологический,
аналитический и психологический).

2. Три типа поведения

Методологический бихевиоризм — нормативная теория научного
ведение психологии.Он утверждает, что психология должна заботиться о себе.
с поведением организмов (человеческих и нечеловеческих
животные). Психология не должна заниматься психическими состояниями или
событий или с построением внутренних счетов обработки информации
поведения. Согласно методологическому бихевиоризму, ссылка на
психические состояния, такие как убеждения или желания животного, ничего не добавляют к
что психология может и должна понимать об источниках
поведение. Психические состояния — это частные сущности, которые, учитывая
необходимой гласности науки, не образуют должных объектов
эмпирическое исследование.Методологический бихевиоризм — доминирующая тема в
труды Джона Ватсона (1878–1958).

Психологический бихевиоризм — это исследовательская программа в психологии. Это
призваны объяснить поведение людей и животных с точки зрения внешних
физические стимулы, реакции, истории обучения и (наверняка
типы поведения) подкрепления. Психологический бихевиоризм — это
присутствует в работах Ивана Павлова (1849–1936), Эдварда Торндайка.
(1874–1949), а также Ватсон. Его самый полный и самый влиятельный
выражение — B.Работа Ф. Скиннера над расписаниями
армирование.

Для иллюстрации рассмотрим голодную крысу в экспериментальном
камера. Если определенное движение, например нажатие на рычаг, когда
горит свет, затем следует презентация еды, затем
вероятность того, что крыса снова нажмет на рычаг, когда голодна, и
свет горит, увеличивается. Такие презентации — подкрепления, такие
огни являются (различительными) стимулами, такие нажатия на рычаг
ответы, и такие испытания или ассоциации являются историями обучения.

Аналитический или логический бихевиоризм — это философская теория о
значение или семантика ментальных терминов или концепций. В нем говорится, что
сама идея психического состояния или состояния — это идея поведенческого
предрасположенность или семейство поведенческих тенденций, очевидных в том, как
человек ведет себя скорее в одной ситуации, чем в другой. Когда мы приписываем
убеждение, например, кому-то, мы не говорим, что он или она
в определенном внутреннем состоянии или состоянии. Вместо этого мы
характеризуя человека с точки зрения того, что он или она может сделать в
конкретные ситуации или взаимодействия с окружающей средой.Аналитический
бихевиоризм можно найти в работах Гилберта Райла (1900–76) и
более поздняя работа Людвига Витгенштейна (1889–1851) (если, возможно, не без
противоречия в интерпретации, в случае Витгенштейна). Более
недавно философ-психолог У. Т. Плейс (1924-2000)
выступал за марку аналитического бихевиоризма, ограниченного преднамеренными
или репрезентативные состояния ума, такие как убеждения, которые Место занимало
составлять тип, хотя и не единственный тип ментальности (см.
Грэхем и Валентайн 2004).Возможно, вариант аналитического или
логический бихевиоризм можно также найти в работе Дэниела Деннета о
приписывание состояний сознания с помощью метода, который он называет
«Гетерофеноменология» (Dennett 2005, стр. 25–56). (Смотрите также
Мельсер 2004.)

3. Корни бихевиоризма

Каждый методологический, психологический и аналитический бихевиоризм имеет
исторические основы. Аналитический бихевиоризм прослеживает свою историческую
корнями к философскому движению, известному как логический позитивизм (см.
Смит 1986).Логический позитивизм предполагает, что значение
утверждения, используемые в науке, следует понимать с точки зрения экспериментальных
условия или наблюдения, подтверждающие их истинность. Этот позитивист
доктрина известна как «верификационизм». В психологии
верификационизм лежит в основе или обосновывает аналитический бихевиоризм, а именно:
утверждение, что ментальные концепции относятся к поведенческим тенденциям и так
должны быть переведены в поведенческие термины.

Аналитический бихевиоризм помогает избежать метафизической позиции, известной как субстанциальный дуализм.Вещество
дуализм — это учение о том, что ментальные состояния происходят в особом,
нефизическая ментальная субстанция (нематериальный разум). Напротив, для
аналитический бихевиоризм, вера, которая у меня есть, когда я прихожу вовремя для
визит к стоматологу в 14:00, а именно, что я назначен на прием в 14:00, — это
не свойство ментальной субстанции. Вера — это семья
тенденции моего тела. Кроме того, для аналитического бихевиориста мы
не может определить убеждение в моем прибытии независимо от этого
прибытия или других членов этой семьи тенденций.Итак, мы также
не может рассматривать это как причину прибытия. Причина и следствие, поскольку
Юм учил, концептуально отличному существованию. Полагая, что у меня есть
встреча в 14:00 не отличается от моего прибытия и поэтому не может быть частью
причинных основ прихода.

Исторические корни психологического бихевиоризма частично заключаются в
классический ассоцианизм британских эмпириков, в первую очередь Джона
Локк (1632–1704) и Дэвид Хьюм (1711–76). Согласно классической
ассоциативность, разумное поведение — продукт ассоциативного
обучение.В результате ассоциаций или пар между перцептивными
опыты или стимулы, с одной стороны, и идеи или мысли о
другой, люди и животные приобретают знания об окружающей их среде.
и как действовать. Ассоциации позволяют существам открывать причинно-следственные связи.
устройство мира. Ассоциацию лучше всего рассматривать как
получение знаний об отношениях между событиями. Интеллект
в поведении — признак такого знания.

Классический ассоцианизм опирался на интроспективные сущности, такие как
перцептивные переживания или стимуляции в качестве первых звеньев в
ассоциации и мысли или идеи в качестве вторых ссылок.Психологические
бихевиоризм, мотивированный экспериментальными интересами, утверждает, что
понять происхождение поведения, ссылка на стимуляцию
(переживания) следует заменить ссылкой на стимулы (физические
события в окружающей среде), и это ссылка на мысли или идеи
следует исключить или заменить ссылкой на ответы
(открытое поведение, двигательное движение). Психологический бихевиоризм — это ассоцианизм без
обращение к внутренним душевным событиям.

Люди не говорят об интроспективных сущностях, мыслях,
чувства и т. д., даже если они не признаются бихевиоризмом.
или лучше всего понимать как поведенческие тенденции? Психологические
бихевиористы рассматривают практику разговоров о своих собственных состояниях
ум, и интроспективно сообщать об этих состояниях, как потенциально
полезные данные в психологических экспериментах, но не предполагающие
метафизическая субъективность или нефизическое присутствие тех
состояния.Есть разные причины, стоящие за интроспективным
отчеты, и психологи-бихевиористы принимают эти и другие элементы
интроспекции, поддающейся поведенческому анализу. (Для
дополнительное обсуждение, см. Раздел 5 этой записи). (См. Для
сравнение, метод гетерофеноменологии Деннета; Деннет 1991,
стр. 72–81)

Задача психологического бихевиоризма — указать типы
ассоциации, понять, как экологические события управляют поведением,
обнаруживать и выяснять причинные закономерности или законы или функциональные
отношения, которые управляют формированием ассоциаций, и предсказывают, как
поведение будет меняться по мере изменения окружающей среды.Слово
«Кондиционирование» обычно используется для определения процесса.
участвует в приобретении новых ассоциаций. Животные в т.н.
Эксперименты с «оперантным» обусловливанием не учатся,
например, нажимайте на рычаги. Вместо этого они узнают о
отношения между событиями в их среде, например, что
определенное поведение, нажатие на рычаг в присутствии света, вызывает появление пищи.

По своим историческим основам методологический бихевиоризм разделяет
аналитический бихевиоризм влияние позитивизма.Один из главных
Целями позитивизма было объединение психологии с естествознанием.
Уотсон писал, что «психология как бихевиорист считает, что это
чисто объективная экспериментальная отрасль естествознания. Его
теоретическая цель -… предсказание и контроль »(1913 г.,
п. 158). Уотсон также писал о цели психологии следующим образом:
«Предсказать, на данный стимул, какая реакция произойдет;
или, учитывая реакцию, укажите, какая ситуация или стимул
вызвало реакцию »(1930, с. 11).

Хотя логически разные, методологические, психологические и
аналитический бихевиоризм иногда встречается в одном бихевиоризме.Скиннера
радикальный бихевиоризм сочетает в себе все три формы бихевиоризма. Это
следует аналитической критике (по крайней мере, в общих чертах) в перефразировании
ментальные термины поведенчески, когда или если они не могут быть исключены из
объяснительный дискурс. В Verbal Behavior (1957) и др.
Скиннер пытается показать, как ментальные термины можно дать поведенческим
интерпретации. В книге «О бихевиоризме» (1974) он говорит, что когда психическое
терминологию нельзя исключить, ее можно «перевести на
поведение »(стр. 18, Скиннер связывает выражение со своими собственными
двойные кавычки).

Радикальный бихевиоризм занимается поведением организмов, а не
с внутренней обработкой (если трактовать или описывать иначе, чем явное поведение). Итак, это форма методологического
бихевиоризм. Наконец, радикальный бихевиоризм понимает поведение как
отражение частотных эффектов среди стимулов, что означает, что это
форма психологического бихевиоризма.

4. Популярность бихевиоризма

Бихевиоризм того или иного рода был чрезвычайно популярным исследованием.
программа или методологическая приверженность студентов поведению из
примерно с третьего десятилетия двадцатого века до середины его
десятилетия, по крайней мере, до зарождения когнитивной науки
революция.Когнитивная наука начала развиваться примерно с 1960 по 1985 год (см. Bechtel, Abrahamsen, and Graham, 1998, стр. 15–17). В
Помимо Райла и Витгенштейна, философов, симпатизирующих
бихевиоризм включал Карнапа (1932–33), Хемпеля (1949) и Куайна.
(1960). Куайн, например, придерживался бихевиористского подхода к исследованию.
языка. Куайн утверждал, что понятие психологического или ментального
деятельности нет места в научном отчете ни о происхождении, ни о
смысл речи. Говорить научно дисциплинированно
о значении высказывания — говорить о стимулах для
высказывание, его так называемое «стимульное значение».Хемпель (1949)
утверждал, что «все психологические утверждения, которые имеют смысл
… Могут быть переведены в утверждения, которые не включают
психологические концепции », но только концепции физического поведения.
(стр.18).

Среди психологов бихевиоризм был даже более популярен, чем среди психологов.
философы. Помимо Павлова, Скиннера, Торндайка и Ватсона,
список бихевиористов среди психологов включал, среди прочего,
Э. К. Толмен (1886–1959), К. Л. Халл (1884–52) и
Э. Р. Гатри (1886–1959).Толмен, например, писал, что
«Все, что важно в психологии… можно исследовать
по сути, благодаря постоянному экспериментальному и теоретическому анализу
детерминантов поведения крысы в ​​точке выбора в лабиринте »
(1938, с. 34).

Бихевиористы создали журналы, организовали общества и основали
программы аспирантуры по психологии, отражающие бихевиоризм. Бихевиористы
организовались в различные типы исследовательских кластеров, чьи
различия проистекают из таких факторов, как разные подходы к
кондиционирование и экспериментирование.Некоторые кластеры получили следующие названия:
«Экспериментальный анализ поведения», «поведение
анализ »,« функциональный анализ »и, конечно же,
«Радикальный бихевиоризм». Эти ярлыки иногда были
отвечает за звания ведущих обществ бихевиоризма и
журналы, в том числе Общество по улучшению поведения
Анализ (SABA) и Журнал
Экспериментальный анализ поведения (начат в 1958 г.), а также
Журнал прикладного анализа поведения (начат в 1968 году).

Бихевиоризм породил тип терапии, известный как поведенческая терапия.
(см. Римм и Мастерс 1974; Эрвин 1978).Это развитое поведение
методы лечения аутичных детей (см. Ловаас и Ньюсом
1976) и символическая экономика для лечения хронических шизофреников.
(см. Stahl and Leitenberg 1976). Это вызвало дискуссии о том, как лучше всего
понять поведение нечеловеческих животных и важность
лабораторные исследования естественных экологических проявлений поведения животных (см.
Шварц и Лейси 1982).

Бихевиоризм наткнулся на различные критические трудности с некоторыми из
свои обязательства.Одна из трудностей — заблуждение относительно эффектов
подкрепление поведением (см. Gallistel 1990). В первоначальном смысле
стимул, такой как еда, является подкреплением только в том случае, если его предъявление
увеличивает частоту ответа в виде ассоциативных
обусловливание, известное как оперантное обусловливание. Проблема с этим
определение состоит в том, что он определяет подкрепления как стимулы, которые изменяют
поведение. Однако презентация еды может не иметь видимых признаков.
влияние на частоту отклика по отношению к еде даже в случаях
какое животное лишено пищи или голодно.Скорее, частота отклика может быть
связаны со способностью животного определять и запоминать временные
или пространственные свойства обстоятельств, в которых раздражитель (скажем,
еда). Эта и другие трудности вызвали изменения в
приверженности бихевиоризма и новые направления исследований. Один
альтернативным направлением было изучение роли краткосрочных
память в содействии эффектам подкрепления так называемых
траектория поведения (см. Killeen 1994).

Еще одним камнем преткновения в случае аналитического бихевиоризма является
тот факт, что поведенческие предложения, которые предназначены для
поведенческие пересказы ментальных терминов почти всегда используют ментальные термины
сами (см. Chisholm 1957).На примере моей веры в то, что я
записаться на прием к стоматологу в 14:00, нужно также сказать о моем желании
прибыть в 14:00, иначе поведение прибытия в 14:00 не могло быть
Считайте, что я верю, что у меня назначена встреча на 14:00. Срок
«Желание» — это мысленный термин. Критики аналитического бихевиоризма обвиняют нас в том, что мы
никогда не избежать использования ментальных терминов при характеристике
значение мысленных терминов. Это говорит о том, что мысленный дискурс
не может быть вытеснен поведенческим дискурсом. По крайней мере, этого не может быть
смещен посменно.Возможно, аналитическим бихевиористам нужно
перефразировать сразу целый рой мысленных терминов, чтобы распознать
презумпция того, что присвоение любого такого мысленного термина
предполагает применение других (см. Rey 1997, p. 154–5).

5. Почему нужно быть бихевиористом

Зачем кому-то быть бихевиористом? Есть три основных причины
(см. также Zuriff 1985).

Первая причина носит эпистемологический или очевидный характер. Ордер или доказательства для
говоря, по крайней мере, в случае третьего лица, что животное или человек
в определенном психическом состоянии, например, обладает определенной верой, является
основано на поведении, понимаемом как наблюдаемое поведение.Более того,
концептуальное пространство или шаг между утверждениями о том, что поведение оправдывает
приписывание веры и утверждение, что вера состоит в
само поведение — короткий и в некотором смысле привлекательный шаг. Если мы
посмотрите, например, на то, как людей учат использовать ментальные концепции и
термины — такие термины, как «верить», «желать»,
и так далее — условия использования оказываются неразрывно связанными с
поведенческие тенденции при определенных обстоятельствах. Если психическое состояние
атрибуция имеет особую связь с поведением, это заманчиво
сказать, что менталитет состоит только из поведенческих тенденций.

Вторую причину можно выразить следующим образом: одно важное отличие
между менталистическим (психические состояния в голове) и ассоциативным или
обуславливающих объяснений поведения заключается в том, что менталистские описания имеют тенденцию
имеют сильные нативистские наклонности. Это правда, даже если может быть
нет ничего изначально нативистского в менталистских объяснениях (см. Cowie
1998).

Менталистические учения склонны предполагать, а иногда даже прямо
объятия (см. Fodor 1981), гипотезу о том, что разум обладает
рождение или врожденный набор процедур или внутренне представленный
правила обработки, которые используются при изучении или приобретении новых
ответы.Бихевиоризм, напротив, антинативистский. Бихевиоризм,
поэтому обращается к теоретикам, которые отрицают наличие врожденных правил
с помощью которых организмы учатся. Организмам Скиннера и Ватсона учиться
без врожденного или предварительного опыта неявных
процедуры, с помощью которых учиться. Обучение не состоит, по крайней мере,
изначально в поведении, управляемом правилами. Обучение — это то, что организмы делают в
реакция на раздражители. Для бихевиориста организм учится,
были, от ее успехов и ошибок. «Правила», — говорит
Скиннер (1984a), «получены из непредвиденных обстоятельств, которые определяют
различительные стимулы, реакции и последствия »
(п.583). (См. Также Dennett 1978).

Много современных работ в когнитивной науке на множестве известных моделей
как модели коннекционистов или параллельной распределенной обработки (PDP) кажутся
разделить антинативизм бихевиоризма в отношении обучения. Построение модели PDP требует
подход к обучению, ориентированный на реакцию, а не
управляется правилами, и это потому, что, как и бихевиоризм, он имеет корни в
ассоцианизм (см. Bechtel 1985; сравните Graham 1991 с Maloney
1991). Являются ли модели PDP в конечном итоге или должны быть антинативистскими?
зависит от того, что считается естественными или врожденными правилами (Bechtel и
Абрахамсен 1991, стр.103–105).

Третья причина привлекательности бихевиоризма, по крайней мере, популярная
исторически связано с его пренебрежением к внутреннему психическому
или менталистическая обработка информации как объяснительные причины поведения. В
пренебрежение наиболее ярко проявляется в работе
Скиннер. Скиннер скептически относится к объяснительным ссылкам на ментальные
внутренность можно описать следующим образом.

Предположим, мы пытаемся объяснить публичное поведение человека с помощью
описание того, как они представляют, концептуализируют или думают о своей ситуации.Предполагать
они представляют или думают о своей ситуации в определенном
кстати, не как голые, как заполненные предметами без атрибутов, а как вещи, как
деревья, как люди, как моржи, стены и кошельки. Предположим, мы также говорим, что
человек никогда не просто взаимодействует со своим окружением; скорее
взаимодействует с окружающей средой, как они воспринимают, видят или представляют
Это. Так, например, думая о чем-то как о кошельке, человек
тянется к нему. Воспринимая что-то за моржа, они отступают от
Это. Считая что-то стеной, они не врезаются в нее.Так понял,
поведение — это эндогенно произведенное движение, а именно. поведение, имеющее свое
причинное происхождение внутри человека, который думает или представляет свою ситуацию в
определенным образом.

Скиннер возражал бы против таких утверждений. Он возражал бы не потому, что
считает, что глаз невиновен или что внутренняя или эндогенная активность
не происходит. Он будет возражать, потому что считает, что поведение
должны быть объяснены в терминах, которые сами по себе не предполагают
вещь, которая объясняется. Внешний (общественный)
поведение человека не объясняется обращением к внутреннему
(внутренняя обработка, познавательная деятельность) поведение человека (скажем,
его или ее классифицируя или анализируя окружающую их среду), если в этом случае
поведение человека совершенно необъяснимо.«В
возражение, — писал Скиннер, — внутренним состояниям не в том, что
их не существует, но они не актуальны в функционале
анализ »(Скиннер, 1953, стр. 35). ‘Не имеет значения’
для Скиннера означает круговой или регрессивный.

Скиннер утверждает, что, поскольку умственная деятельность — это форма поведения,
(хотя и внутренний), единственный нерегрессивный, некруговой способ объяснить
поведение — это апелляция к чему-то не поведенческому. Это не-поведенческое
что-то — стимулы окружающей среды и взаимодействия организма
с окружающей средой и подкреплением из нее.

Итак, третья причина привлекательности бихевиоризма заключается в том, что он пытается
Избегайте (как утверждается) циклических, регрессивных объяснений поведения. Он направлен на
воздерживаться от учета одного типа поведения (явного) с точки зрения
другой тип поведения (скрытый), при этом в каком-то смысле
оставление поведения необъяснимым.

Следует отметить, что взгляды Скиннера на объяснение и
предполагаемая цикличность объяснения со ссылкой на внутреннюю обработку
являются одновременно крайними и научно спорными, и многие из тех, кто
идентифицировали себя как бихевиористы, включая Гатри, Толмена и
Халл, или продолжать работать в рамках широко понимаемых традиций,
включая Киллина (1987) и Рескорла (1990), возражают против многих
что Скиннер сказал об объяснительных ссылках на внутренность.Кроме того, сам Скиннер не всегда ясно понимает свое отвращение к внутреннему миру. Насмешливое отношение Скиннера к объяснительным ссылкам на внутреннюю психику отчасти связано не только с
из опасений объяснительной замкнутости, но из его убежденности в том, что если
на языке психологии разрешено относиться к внутренним
обработки, это в некоторой степени позволяет говорить о несущественных
психические субстанции, агенты, наделенные контрпричинной свободной волей, и
маленькие человечки (гомункулы) внутри тел. Каждый из этих Скиннер берет
быть несовместимым с научным мировоззрением (см. Скиннер 1971; см.
также День 1976 г.).Наконец, необходимо отметить, что отвращение Скиннера к
объяснительные ссылки на внутреннюю сущность — это не отвращение к внутреннему ментальному
состояния или процессы как таковые. Он с готовностью признает, что существуют личные мысли и прочее.
Лица Скиннера говорят о внутренних событиях, но только при условии, что их внутреннее
рассматриваются так же, как публичное поведение или открытые ответы. Адекватный
он утверждает, что наука о поведении должна описывать происходящие события
внутри кожи организма как часть самого поведения (см.
Скиннер 1976 г.).«Насколько я понимаю, — написал он в
1984 г. в специальном выпуске журнала Behavioral and Brain Sciences, посвященном
его работа, «все, что происходит, когда мы исследуем общественный стимул,
во всех отношениях аналогично тому, что происходит, когда мы исследуем частную
один »(Скиннер 1984b, стр. 575; сравните Graham 1984,
С. 558–9).

Скиннеру нечего сказать о том, насколько внутреннее (скрытое, личное)
поведение (например, мышление, классификация и анализ) можно описать
так же, как публичное или открытое поведение.Но его идея
примерно следующим образом. Так же, как мы можем описать явное поведение или моторную
движение с точки зрения таких понятий, как стимул, реакция, обусловливание,
подкрепление и т. д., поэтому мы можем использовать те же термины в
описание внутреннего или скрытого поведения. Одна мысль или линия мысли могут укрепить
другая мысль. Акт анализа может служить стимулом для
усилие при классификации. И так далее. Чисто «менталистическая» деятельность
можно хотя бы примерно проанализировать с точки зрения поведенческих концепций —
тема, к которой мы вернемся позже в записи (в 7-м разделе).

6. Социальное мировоззрение Скиннера

Скиннер — единственная крупная фигура в истории бихевиоризма, которая
предложить социально-политическое мировоззрение, основанное на его приверженности
бихевиоризм. Скиннер построил теорию, а также повествование
картина в Walden Two (1948) того, каким было бы идеальное человеческое общество
как если бы они были разработаны в соответствии с принципами бихевиоризма (см. также Скиннер
1971). Социальное мировоззрение Скиннера иллюстрирует его отвращение к
свободе воли, гомункулам и дуализму, а также его положительным причинам
утверждая, что история взаимодействия человека с окружающей средой
контролирует свое поведение.

Одна из возможных черт человеческого поведения, которую Скиннер намеренно
отвергает, заключается в том, что люди свободно или творчески создают свою собственную среду (см.
Хомский 1971, Черный 1973). Скиннер возражает, что «это в природе
экспериментальный анализ человеческого поведения, который следует исключить
функции, ранее возложенные на свободное или автономное лицо, и передать их
один за другим к контролирующей среде »(1971, стр. 198).

Критики выдвинули несколько возражений против социальной теории Скиннера.
рисунок.Один из самых убедительных и, безусловно, один из самых
часто рекламируют видение Скиннера идеального человеческого общества. Это
— вопрос, который задают вымышленному основателю Walden Two, Фрейзеру,
философом Замком. Вопрос в том, что лучше
социальный или общинный способ существования человека. Frazier’s, и в нем
Скиннера, ответ на этот вопрос слишком общий и
неполный. Фрейзер / Скиннер превозносит ценности здоровья,
дружба, расслабление, отдых и так далее.Однако эти значения
вряд ли детальная основа социальной системы.

В социальной теории существует печально известная трудность определения
соответствующий уровень детализации, на котором создается план нового и идеального
общество должно быть представлено (см. Арнольд 1990, стр. 4–10). Скиннер
определяет бихевиористские принципы и стимулы к обучению, которые
он надеется уменьшить систематическую несправедливость в социальных системах. Он также
описывает несколько практик (касающихся воспитания детей и т.п.), которые
призваны способствовать человеческому счастью.Однако он предлагает только
самые туманные описания повседневной жизни Уолдена Два гражданина и
нет предложений, как лучше разрешить споры об альтернативных способах
жизни, которые на первый взгляд согласуются с принципами бихевиоризма
(см. Kane 1996, p. 203). Он мало или совсем не уделяет серьезного внимания
важнейшая общая проблема разрешения межличностных конфликтов и
к роли институциональных механизмов в разрешении конфликтов.

В эссе, опубликованном в The Behavior Analyst (1985), почти
через сорок лет после публикации Уолдена Два, Скиннер в образе
Фрейзера, попытался прояснить свою характеристику идеального человеческого
обстоятельства.Он писал, что в идеальном человеческом обществе «люди
просто естественно делать то, что им нужно делать, чтобы поддерживать себя
… И хорошо относятся друг к другу, и они, естественно, делают
сто других вещей, которые им нравится делать, потому что им не нужно делать
их »(стр. 9). Однако, конечно, сотню вещей, которые люди совершают,
«получать удовольствие от занятий» означает лишь то, что Уолден Два неопределенно определен, а не то, что
его культурно установленные привычки и характер институтов
заслуга подражания.

Неполнота описания Скиннера идеального человеческого общества
или жизнь настолько широко признана, что можно задаться вопросом, действительно ли
эксперименты в жизни Уолдена Два могут дать полезные детали его
план.Был проведен не один такой социальный эксперимент.
проведенный. Пожалуй, самое интересное (отчасти потому, что сообщество
эволюционировал от своих скиннеровских корней) — это Twin Oaks
Сообщество в Вирджинии в США, которое можно исследовать косвенно
через Интернет (см. Другие Интернет-ресурсы).

7. Зачем быть противником поведения

Бихевиоризм отклоняется
когнитивные ученые, разрабатывающие сложную внутреннюю информацию
модели обработки познания. Его лабораторные или экспериментальные режимы игнорируются когнитивными этологами и экологическими психологами, убежденными, что
его методы не имеют отношения к изучению поведения животных и людей
в их естественной и социальной среде.Его традиционный родственник
безразличие к нейробиологии и уважение к окружающей среде
непредвиденных обстоятельств отвергается нейробиологами, уверенными, что прямое изучение
мозг — единственный способ понять истинно ближайшие причины поведения.

Но бихевиоризм никоим образом не исчез. Прочные элементы
бихевиоризм выживает как в поведенческой терапии, так и в лабораторных условиях.
теория обучения животных (о которой подробнее ниже). В метафизике
разум тоже бихевиористские темы выживают в подходе к разуму, известному
как функционализм.Функционализм определяет состояния ума как состояния, которые
играют причинно-функциональные роли у животных или систем, в которых
они случаются. Пол Черчленд пишет о функционализме следующим образом:
«Существенная или определяющая черта любого типа психических состояний.
это набор причинно-следственных связей, которые он имеет с… телесным
поведение »(1984, с. 36). Это функционалистское понятие аналогично
к бихевиористской идее, которая относится к поведению и
отношения стимул / реакция входят централизованно и, по сути, в любую
объяснение того, что значит для существа вести себя или подчиняться, в
схема аналитического или логического бихевиоризма, к атрибуции
психические состояния.

Поклонники так называемого и широко обсуждаемого сейчас расширенного разума
Гипотеза (EMH) также имеет родство с бихевиоризмом или, по крайней мере,
со Скиннером. Определяющая гипотеза EMH заключается в том, что «психическое»
представление — это вопрос, который выходит из мозга или головы в
мир и культурная среда (Levy 2007). Представления
вещи, внешние по отношению к голове или которые имеют особую индивидуализацию
отношения с внешними устройствами или формами культурной деятельности.
Опасения Скиннера об изображении силы ментального
представление как что-то ограниченное головой (мозг, внутренний разум)
по крайней мере, в некоторой степени сродни переходу EMH к изображению репрезентативности
как экологически расширенный.

Однако элементы есть элементы. Бихевиоризм больше не
доминирующая исследовательская программа.

Почему снизилось влияние бихевиоризма? Самый глубокий и
Самая сложная причина снижения влияния бихевиоризма — это его
приверженность тезису о том, что поведение можно объяснить без
ссылка на неповеденческие и внутренние психические (когнитивные,
репрезентативная, или интерпретативная) деятельность. Поведение для Скиннера,
можно объяснить просто ссылкой на его «функционал»
(Термин Скиннера) отношение к окружающей среде или ее вариации.
к истории взаимодействия животного с окружающей средой.Нейрофизиологические и нейробиологические состояния, по Скиннеру,
поддерживать или реализовывать эти функциональные или причинно-следственные связи. Но они
не служат окончательными или независимыми источниками или объяснениями
поведение. Поведение, как писал Скиннер (1953), не может быть объяснено
«Находясь полностью внутри [животного]; в конце концов мы должны
обратиться к силам, действующим на организм извне ».
«Если в нашей причинно-следственной цепочке нет слабого места, так что
второе [неврологическое] звено не определяется по закону первым
[стимулы окружающей среды], или третий [поведение] вторым,
первая и третья ссылки должны быть связаны на законных основаниях.»(Стр. 35)
«Правильная информация о второй ссылке может пролить свет на это
отношения, но никоим образом не может их изменить ». (там же) Это
«Внешние переменные, поведение которых является функцией».
(там же)

Скиннер не был триумфатором нейробиологии. Неврология, для
он более или менее просто определяет физические процессы в организме, которые
лежат в основе взаимодействия животных и окружающей среды. В нем он едет
доказательная или эпистемическая комбинация предшествующего радикального бихевиоризма
описание этих взаимодействий.«Организм», он
говорит: «не пусто, и его нельзя адекватно лечить, просто
как черный ящик »(1976, с. 233). «Что-то сделано сегодня
что влияет на поведение организма завтра »(с. 233).
Неврология описывает внутренние механизмы, которые позволяют сегодняшним
усиливающий стимул повлиять на завтрашнее поведение. Нейронный ящик
не пустой, но он не может, кроме случаев неисправности или
расстройство, чтобы отвлечь животное от прошлых моделей поведения, которые
были усилены.Он не может действовать независимо или
власть над поведением, не являющаяся экологической компенсацией.

Многим критикам бихевиоризма кажется очевидным, что как минимум
возникновение и характер поведения (особенно поведения человека)
не зависит в первую очередь от индивидуальной истории подкреплений,
хотя это фактор, но на том факте, что окружающая среда или
история обучения представлена ​​индивидуумом и тем, как (способ
в котором) он изображен. Тот факт, что окружающая среда
представленный мной ограничивает или сообщает функциональные или причинно-следственные связи, которые
держаться между моим поведением и окружающей средой и, возможно, из-за
анти-бихевиористской точки зрения, частично отвлечь мое поведение от его
история кондиционирования или подкрепления.Неважно, например, как
без устали и неоднократно меня подкрепляли за то, что я указывал на
есть мороженое, такая история бессильна, если я просто не вижу
потенциальный стимул как мороженое или представить себе как мороженое
или если я хочу скрыть от
другие. Моя история кондиционирования, в узком понимании, как непредставленная
для меня поведенчески менее важен, чем окружающая среда или мои
изучение истории в том виде, в каком я ее представляю или интерпретирую.

Точно так же для многих критиков бихевиоризма, если репрезентативность
находится между средой и поведением, это означает, что Скиннер
слишком ограниченно или ограниченно в своем отношении к роли
механизмы мозга в производстве или контроле поведения.Мозг — это не просто пассивный банк памяти поведения / окружающей среды.
взаимодействия (см. Roediger and Goff 1998). Центральная нервная
система, которая в остальном поддерживает мою историю подкреплений, содержит
системы или нейровычислительные подсистемы, которые реализуют или кодируют
независимо от того, какое репрезентативное содержание или значение имеет для меня окружающая среда. это
также активный интерпретатор или семантический механизм, часто
критически действующий экологически непривязанный и поведение
контрольные задачи. Такие разговоры о представлении или толковании,
однако это точка зрения, с которой бихевиоризм — безусловно
у Скиннера — желает и пытается уйти.

Одно из определяющих стремлений традиционного бихевиоризма состоит в том, что он пытался
освободить психологию от теоретических рассуждений о том, как животные и люди
представляют (внутренне, в голове) свое окружение. Это усилие на
свобода была важна исторически, потому что казалось, что
Связи между поведением и средой намного яснее и управляемее
экспериментально, чем внутренние представления. К сожалению, для
бихевиоризм, трудно представить более ограничительное правило для
психологии, чем та, которая запрещает гипотезы о репрезентативных
хранение и переработка.Стивен Стич, например, жалуется на
Скиннера, что «теперь у нас есть огромная коллекция экспериментальных
данные, которые, казалось бы, просто невозможно понять, если мы
постулируйте что-то вроде «механизмов обработки информации в
головы организмов (1998, с. 649).

Вторая причина отказа от бихевиоризма заключается в том, что некоторые особенности
менталитет — некоторые элементы, в частности, сознательной душевной жизни
люди — имеют характеристику «qualia» или
презентабельно-непосредственные или феноменальные качества.Быть в боли, для
пример, заключается не только в том, чтобы вызвать уместное болевое поведение под
правильные экологические обстоятельства, но это должно испытать
«Подобие» боли (как что-то тупое или острое,
возможно). Существо чисто бихевиористское, «зомби», как оно
были, могут проявлять болевое поведение, в том числе под кожной болью
ответы, но полностью лишены качественно отличительных
боли и свойственны боли (ее болезненности). (См. Также Graham 1998,
С. 47–51 и Грэм и Хорган 2000.О масштабах феноменального
в человеческом менталитете, см. Graham, Horgan, and Tienson 2009).

Философ-психолог У. Т. Плейс, хотя в остальном
сочувствует применению бихевиористских идей к вопросам разума,
утверждал, что феноменальные квалиа не могут быть проанализированы с точки зрения бихевиоризма. Он утверждал
что квалиа не являются ни поведением, ни предрасположенностью к
вести себя. «Они дают о себе знать, — сказал он, — от
тот самый момент, когда опыт, чьим квалиа они являются »
появляется (2000, с.191; перепечатано в Graham and Valentine
2004 г.). Это мгновенные характеристики процессов или событий, скорее
чем предрасположенности, проявляющиеся с течением времени. Качественные мысленные события
(например, ощущения, перцептивные переживания и т. д.) для Place,
склонность к поведению, а не считаться
диспозиции. Действительно, есть соблазн постулировать, что качественные
аспекты ментальности влияют на некачественные элементы внутреннего
обработки, и что они, например, способствуют возбуждению,
внимание и восприимчивость к ассоциативной обусловленности.

Третья причина отказа от бихевиоризма связана с Ноамом.
Хомский. Хомский был одним из самых успешных и успешных представителей бихевиоризма.
разрушительные критики. В обзоре книги Скиннера о вербальном поведении
(см. выше), Хомский (1959) утверждал, что бихевиористские модели
изучение языка не может объяснить различные факты о языке
приобретение, такое как быстрое овладение языком молодыми
детей, что иногда называют феноменом
«Лексический взрыв». У ребенка проявляются лингвистические способности
быть радикально недоопределенным свидетельствами вербального поведения
предложены ребенку в течение короткого периода, в течение которого он или она выражает
эти способности.К четырем-пяти годам (нормальным) у детей есть
почти безграничная способность понимать и составлять предложения, которые
они никогда не слышали раньше. Хомский также утверждал, что кажется
явно неверно, что изучение языка зависит от применения
детальное армирование. Ребенок этого не делает, поскольку он говорит по-английски в
наличие дома, многократно произносить «дом» в
присутствие усиливающих старейшин. Язык как таковой кажется изученным
без, в некотором смысле, явного обучения или обучения в деталях, и
бихевиоризм не предлагает объяснения того, как это могло быть так.Собственные рассуждения Хомского о психологических реалиях
лежащая в основе языкового развития гипотеза о том, что правила
или принципы, лежащие в основе языкового поведения, абстрактны (применительно к
все человеческие языки) и врожденные (часть нашей родной психологической
одаренность как человеческие существа). При проверке произнесения
грамматическое предложение, человек, по Хомскому, имеет практически бесконечное
количество возможных ответов и единственный способ
понять эту практически бесконечную порождающую способность — значит предположить
что человек обладает мощной и абстрактной врожденной грамматикой
(лежащая в основе любой компетенции, которой он или она может обладать в одном или нескольких
отдельные естественные языки).

Проблема, о которой говорит Хомский, — это проблема
поведенческая компетентность и, следовательно, производительность, превосходящая индивидуальную
истории изучения, выходит за рамки простой лингвистической
поведение у маленьких детей. Похоже, это фундаментальный факт о
люди, которых наше поведение и поведенческие способности часто превосходят
ограничения индивидуальных историй подкрепления. Наша история
арматуры часто слишком мало, чтобы однозначно определить, что
мы делаем или как мы это делаем.Поэтому, кажется, требуется много учиться.
ранее существовавшие или врожденные репрезентативные структуры или принципиальные
ограничения, в которых происходит обучение. (См. Также Brewer 1974, но
сравните с Bates et al. 1998 и Коуи 1998).

Являются ли доводы против бихевиоризма окончательными? Решающий? Пол Миль отметил
десятилетия назад, что теории в психологии, казалось, исчезают не при
силу решительного опровержения, а скорее потому, что исследователи теряют
интерес к их теоретической ориентации (Meehl 1978).Один
Смысл тезиса Миля состоит в том, что когда-то популярный
«Изм», не будучи решительно опровергнутым, может восстановить
некоторую часть своего прежнего значения, если он мутирует или трансформируется так, чтобы
включить ответы на критику. Что это может значить для
бихевиоризм? Это может означать, что какая-то версия доктрины может
отскок.

Скиннер утверждал, что нейронная активность подчиняет или лежит в основе
отношения между поведением и окружающей средой и вклад организма в
эти отношения не сводятся к нейрофизиологическим свойствам.Но
это не означает, что бихевиоризм не может найти полезного союза с
нейробиология. Ссылка на структуры мозга (нейробиология,
нейрохимия и т. д.) может помочь в объяснении поведения, даже если
такие ссылки в конечном итоге не заменяют ссылки на экологические
непредвиденные обстоятельства в бихевиористском учете.

Таков урок моделирования животных, в котором бихевиористские темы все еще
пользоваться валютой. Животные модели зависимости, привычки и инструментальные
обучения особенно примечательны, потому что они приносят поведенческие
исследование более тесного контакта, чем традиционные психологические
бихевиоризм с исследованиями механизмов мозга, лежащих в основе
подкрепление, особенно положительное подкрепление (West 2006,
стр.91–108). Одним из результатов этого контакта стало открытие, что
сенсибилизированные нейронные системы, отвечающие за усиление подкрепления
ценность или сила могут быть отделены от гедонистической полезности или
приятное качество подкрепления (см. Робинсон и Берридж
2003). Сила стимула для подкрепления поведения может быть
независимо от того, является ли это источником или причиной удовольствия. Сосредоточьтесь на мозге
механизмы, лежащие в основе усиления, также составляют центральную часть одного
из наиболее активных исследовательских программ в современной нейробиологии,
так называемая нейроэкономика, которая объединяет изучение вознаграждения мозга
системы с моделями оценки и принятия экономических решений (см.
Монтегю и Бернс 2002; Нестлер и Маленка 2004; Росс и др.
2008 г.).Бихевиоризм может помочь приобрести некоторые из нейроэкономических
концептуальная валюта, тем более что некоторые сторонники программы
считают себя бихевиористами по духу, если не по стереотипной букве
и высоко оцениваем работы ряда теоретиков бихевиористской
традиции экспериментального анализа поведения, такие как Джордж
Эйнсли, Ричард Хернштейн и Говард Рахлин о том, как
поведение связано с паттернами вознаграждения или подкрепления (см. Ross et al.
al. 2008 г., особенно стр. 10). Одно из важных предположений нейроэкономики состоит в том, что
полные объяснения взаимодействий организм / окружающая среда будут объединены
факты о таких вещах, как графики подкрепления с обращением к
нейрокомпьютерное моделирование и нейрохимия и нейробиология
армирования.

Другие потенциальные источники обновления? Продолжающаяся популярность
поведенческая терапия заслуживает внимания, потому что она предлагает потенциальную область
приложение для тестирования режима бихевиоризма.
Ранние версии поведенческой терапии стремились применить ограниченные результаты
Скиннеровские или павловские парадигмы обусловливания человеческого поведения
проблемы. Не следует говорить ни о каком уме; просто поведение — стимулы,
ответы и подкрепление. Терапия формирует поведение, а не
подумал. Последовательные поколения поведенческой терапии ослабили те
концептуальные ограничения.Защитники называют себя когнитивными
поведенческие терапевты (например, Mahoney, 1974; Meichenbaum, 1977). Клиентов
проблемы поведения описываются со ссылкой на их убеждения,
желания, намерения, воспоминания и так далее. Даже язык
саморефлексивное мышление и вера (так называемые
«Мета-познание») фигурирует в некоторых описаниях поведенческих
трудности и вмешательства (Wells 2000). Одна цель таких
язык призван побуждать клиентов следить за своими
собственное поведение. Самоусиление — важная черта поведенческого
самоконтроль (Rachlin 2000; Ainslie 2001).

Можно задаться вопросом, последовательна ли когнитивно-поведенческая терапия
с бихевиористской доктриной. Многое зависит от того, насколько веры и желания
понятны. Если убеждения и желания понимаются как положения,
каким-то образом выплескиваются в окружающую среду и индивидуализированы в терминах
об их нементалистической, поведенческой роли во взаимодействиях организм / среда,
это соответствовало бы традиционной бихевиористской доктрине. Это
будет отражать принцип логического или аналитического бихевиоризма, который
если мысленные термины должны использоваться в описании и объяснении
поведения, они должны быть определены или перефразированы в нементальном поведенческом
термины.Перспективы индивидуализации убеждений / желаний в нементальном,
экологически экстерналистские термины могут выглядеть сомнительными, особенно в
случаи сознательного отношения (см. Horgan, Tienson and Graham 2006). Но
тема форм и ограничений поведенческой терапии и диапазона
его правдоподобное применение открыто для дальнейшего продолжения
исследование.

8. Заключение

В 1977 году Уиллард Дэй, поведенческий психолог и редактор-учредитель журнала
журнал Behaviorism (который теперь известен как Behavior and
Философия), опубликовал книгу Скиннера «Почему я не когнитивный
психолог »(Скиннер, 1977).Скиннер начал статью с заявления
что «переменные, функцией которых является человеческое поведение, лежат в
окружающая среда »(стр. 1). Скиннер закончил, отметив, что
«Когнитивные конструкции дают … вводящее в заблуждение
что »находится внутри человека (стр. 10)

Более десяти лет назад, в 1966 году, Карл Хемпель объявил о своем бегстве.
от бихевиоризма:

Чтобы охарактеризовать… поведенческие модели, склонности,
или способности … нам нужен не только подходящий бихевиористский
словарный запас, но также и психологические термины.(стр.110)

Хемпель пришел к выводу, что ошибочно полагать, что человеческий
поведение можно понять исключительно в нементальном, бихевиористском
термины.

Современная психология и философия во многом разделяют взгляды Хемпеля.
убежденность в том, что объяснение поведения не может не указывать на
представление существом своего мира. Психология должна использовать
психологические термины. Поведение без познания слепо.
Психологическое теоретизирование без ссылки на внутренние когнитивные
обработка по понятным причинам затруднена.Сказать это, конечно, не значит
априори исключить, что бихевиоризм восстановит некоторые из своих
известность. Как представить когнитивную обработку (даже если
найти его) остается предметом жарких споров (см. Melser 2004; см.
также Леви 2007, стр. 29–64). Но если бихевиоризм хочет восстановить некоторые из
его известность, это восстановление может потребовать переформулирования его
доктрины, соответствующие изменениям (например, нейроэкономика)
в нейробиологии, а также в новых терапевтических направлениях.

Точка зрения Скиннера на бихевиоризм или его особый вклад сочетаются с наукой о поведении.
с языком взаимодействия организм / среда. Но мы, люди, не
просто бегайте, спаривайтесь, гуляйте и ешьте в той или иной среде. Мы думаем, классифицируем, анализируем, воображаем и
теоретизировать. В дополнение к нашему внешнему поведению у нас есть очень сложные
внутренняя жизнь, в которой мы активны, часто творчески, в наших головах,
при этом часто оставаясь застрявшими, как столбы, неподвижными, как камни.Назовите нашу внутреннюю жизнь «поведением», если хотите, но этот кусок лингвистического
оговорка не означает, что вероятность или возникновение внутреннего
события формируются теми же непредвиденными обстоятельствами окружающей среды, что и явные
поведение или телодвижения. Это не означает, что понимание
предложение или составление статьи для этой энциклопедии состоят из тех же общих способов дискриминационных ответов, что и
научиться двигаться в поисках источника пищи. Как внутренний
Репрезентативный мир мыслей отображается в Страну бихевиоризма.
территория «измов» все еще не нанесена на карту.

Б.Ф. Скиннер — теория, психология и факты

Американский психолог Б.Ф. Скиннер наиболее известен разработкой теории бихевиоризма и своим утопическим романом «Уолден-два».

Кем был Б.Ф. Скиннер?

Психолог Б.Ф. Скиннер начал работать над идеями человеческого поведения после получения докторской степени в Гарварде. Работы Скиннера включают Поведение организмов (1938) и роман, основанный на его теориях Уолден-Два (1948). Он исследовал бихевиоризм по отношению к обществу в более поздних книгах, в том числе За пределами свободы и человеческого достоинства (1971).

Ранняя жизнь

Бурхус Фредерик Скиннер родился 20 марта 1904 года в небольшом городке Саскуэханна, штат Пенсильвания, где он также вырос. Его отец был юристом, а мать осталась дома, чтобы ухаживать за Скиннером и его младшим братом. В раннем возрасте Скиннер проявил интерес к созданию различных устройств и приспособлений.

Будучи студентом Гамильтон-колледжа, Б.Ф. Скиннер увлекся писательством. Он пытался стать профессиональным писателем после окончания университета в 1926 году, но без особого успеха.Два года спустя Скиннер решил пойти по новому пути в своей жизни. Он поступил в Гарвардский университет, чтобы изучать психологию.

Коробка Скиннера

В Гарварде Б.Ф. Скиннер искал более объективный и взвешенный способ изучения поведения. Для этого он разработал то, что он назвал аппаратом оперантного кондиционирования, который стал более известен как ящик Скиннера. С помощью этого устройства Скиннер мог изучать животных, взаимодействующих с окружающей средой. Сначала он изучал крыс в своих экспериментах, наблюдая, как грызуны открывали и использовали уровень в ящике, который раздавал пищу через различные промежутки времени.

Позже Скиннер исследовал, какие модели поведения развиваются у голубей при использовании ящика. Голуби клюнули диск, чтобы получить доступ к пище. Из этих исследований Скиннер пришел к выводу, что некоторая форма подкрепления имеет решающее значение в обучении новому поведению.

После получения докторской степени и работы исследователем в Гарварде Скиннер опубликовал результаты своих экспериментов по оперантному обусловливанию в книге Поведение организмов (1938). Его работу сравнивали с Иваном Павловым, но работа Скиннера включала выученные реакции на окружающую среду, а не непроизвольные реакции на стимулы.

Более поздняя работа

Во время преподавания в Университете Миннесоты Скиннер пытался научить голубей служить проводниками при бомбардировках во время Второй мировой войны. Этот проект был отменен, но он смог научить их играть в пинг-понг. Во время войны Скиннер занялся домашним делом. В 1943 году по просьбе жены он построил кроватку нового типа для своей второй дочери Деборы. У пары уже родилась дочь по имени Джули. Этот прозрачный ящик, называемый «детским тендером», был нагрет, чтобы ребенку не понадобились одеяла.По бокам также не было планок, что также предотвратило возможные травмы.

В 1945 году Скиннер стал заведующим кафедрой психологии Университета Индианы. Но через два года он уехал, чтобы вернуться в Гарвард в качестве лектора. Скиннер получил там профессуру в 1948 году, где и оставался до конца своей карьеры. Когда его дети выросли, он заинтересовался образованием. Скиннер разработал обучающую машину для изучения обучения детей. Позже он написал Технология обучения (1968).

Скиннер представил вымышленную интерпретацию некоторых своих взглядов в романе 1948 года « Уолден Два », в котором предлагался тип утопического общества. Людей в обществе привели к тому, чтобы стать хорошими гражданами через изменение поведения — систему поощрений и наказаний. Роман, казалось, подорвал доверие к Скиннеру со стороны некоторых его академических коллег. Другие ставили под сомнение его сосредоточенность на научных подходах к исключению менее осязаемых аспектов человеческого существования.

В конце 1960-х — начале 1970-х Скиннер написал несколько работ, применяющих свои поведенческие теории к обществу, в том числе Beyond Freedom and Dignity (1971).Он привлек огонь для того, чтобы предположить, что у людей нет свободы воли или индивидуального сознания. Ноам Хомский был среди критиков Скиннера. В 1974 году Скиннер попытался исправить положение в отношении любых неверных интерпретаций его работы с About Behaviorism .

Последние годы и смерть

В более поздние годы Скиннер начал вести хронику своей жизни и исследований в серии автобиографий. Он также продолжал активно работать в области поведенческой психологии — области, которую он помог популяризировать.В 1989 году Скиннеру поставили диагноз лейкемия. В следующем году он скончался от этой болезни, скончавшись в своем доме в Кембридже, штат Массачусетс, 18 августа 1990 года.

Скиннер осознал важность подкрепления по-прежнему важным открытием. Он считал, что положительное подкрепление — отличный инструмент для формирования поведения, идея, которая до сих пор ценится во многих местах, в том числе в школах. Убеждения Скиннера все еще продвигаются Фондом Б.Ф. Скиннера, который возглавляет его дочь Джули С.Варгас.

Б.Ф. Скиннер и его идея радикального бихевиоризма

Б.Ф. Скиннер на факультете психологии Гарварда, ок. 1950

20 марта 1904 года родился американский психолог, бихевиорист, писатель, изобретатель и социальный философ Бурхус Фредерик (Б.Ф.) Скиннер . Его новаторская работа в экспериментальной психологии пропагандировала бихевиоризм, формирование поведения посредством положительного и отрицательного подкрепления и демонстрировала оперантное обусловливание. «Шкатулка Скиннера», которую он использовал в экспериментах с 1930 года, остается известной.

«Настоящий вопрос не в том, думают ли машины, а в том, думают ли люди. Тайна, которая окружает мыслящую машину, уже окружает мыслящего человека ».
— Б. Ф. Скиннер, Непредвиденные обстоятельства усиления: теоретический анализ (1969)

Б. Ф. Скиннер — Ранние годы

Буррхус Фредерик Скиннер родился 20 марта 1904 года. Скиннер вырос в маленьком городке в Пенсильвании в семье юриста. Скиннер получил степень бакалавра искусств и лингвистики в колледже Гамильтон в северной части штата Нью-Йорк в 1926 году.Молодой человек очень хотел стать писателем. Он хотел стать писателем, но успел разместить в газетах всего дюжину статей, поэтому начал работать ассистентом в книжном магазине в Нью-Йорке. Согласно биографии его дочери Джули С. Варгас, только там он узнал о трудах Ивана Петровича Павлова [4] и Джона Б. Уотсона и поэтому с 1928 года поступил на факультет психологии в Гарвардский университет, где и получил ученую степень. докторскую степень в 1931 году. В течение пяти лет Скиннер продолжал свои исследования в Гарварде.В течение следующих десяти лет Скиннер преподавал и исследовал в нескольких университетах Соединенных Штатов, прежде чем вернуться в Гарвард в 1948 году, где он оставался до конца своей жизни.

Оперантное кондиционирование

«Наказанный человек не просто менее склонен вести себя определенным образом; в лучшем случае он узнает, как избежать наказания ».
— Б. Ф. Скиннер, За пределами свободы и достоинства (1971)

Во время своего исследования Скиннер заметил, что классическая обусловленность не учитывает поведение, которое интересует большинство из нас, например, езда на велосипеде или написание книги.Его наблюдения привели его к выдвижению теории о том, как возникают эти и подобные виды поведения, называемые оперантами. В оперантном обусловливании оперант активно испускается и производит изменения в мире, которые изменяют вероятность того, что поведение повторится снова. Оперантное кондиционирование преследует две основные цели: увеличение или уменьшение вероятности того, что определенное поведение произойдет в будущем. Они достигаются путем добавления или удаления одного из двух основных типов стимулов: положительно-приятного или отрицательно-отталкивающего.Это означает, что если вероятность поведения увеличивается в результате предъявления стимула, этот стимул является положительным подкреплением, и наоборот, если вероятность поведения увеличивается в результате отмены стимула, то это стимул — это отрицательное подкрепление.

Коробка Скиннера

У знаменитого ящика Скиннера есть стержень или педаль на одной стене, которые при нажатии (например, крысами) заставляют небольшой механизм высвобождать гранулы еды в клетку.Поэтому, когда крысу помещают в клетку и она (вероятно, случайно) впервые нажимает на планку, в клетку падает кормовой шарик. Оперант в этом сценарии — это поведение непосредственно перед подкреплением, которым, конечно же, являются пищевые гранулы. Крыса теперь яростно тянется прочь к стойке, припрятав свою кучу гранул в углу клетки. Поведение, за которым следует подкрепляющий стимул, увеличивает вероятность того, что такое поведение произойдет в будущем. Если крысе больше не давать гранул при нажатии на планку, она перестанет это делать, что называется исчезновением оперантного поведения.Однако, если затем снова включить гранулятор, крыса научится этому поведению намного быстрее, чем в первый раз. Контролируя это подкрепление вместе с различительными стимулами, такими как свет и звуки, или наказаниями, такими как удары током, экспериментаторы использовали оперантную коробку для изучения широкого спектра тем, включая графики подкрепления, дискриминационный контроль, отложенный ответ, наказание и т. Д. на.

Ракеты управляемые «Голубь»

«Образование — это то, что выживает, когда то, что было изучено, было забыто.”
— Б. Ф. Скиннер, (1964) [7]

Благодаря своей успешной работе в области поведенческой биологии, он смог проводить независимые исследования в течение пяти лет после его докторской диссертации в Гарварде в 1931 году, но в 1936 году он перешел в Миннесотский университет в Миннеаполисе в качестве лектора (а затем профессора) в психология, где он больше не продолжал свои экспериментальные занятия. Только в 1944 году, когда Германия уже использовала дистанционно управляемые бомбы против целей в Англии во время Второй мировой войны (ракеты V2, которые все еще можно было направлять в полете [5]), Скиннер возобновил свое рвение к экспериментам: он отправился на поиски. финансовой поддержки (ныне гротескного) сверхсекретного военного проекта.Скиннер тренировал голубей, чьи клевания следовало использовать для удержания ракеты дальнего действия на курсе; очевидно, он планировал добавить голубя к каждой ракете, но все же были выбраны радиолокационные системы наведения. Тем не менее голуби оставались наиболее важными модельными организмами для поведенческих исследований Скиннера в последующие годы; во всяком случае, он никогда больше не проводил экспериментов с крысами.

Уолден Два

В 1948 году Скиннер вернулся в Гарвард в качестве профессора психологии и оставался в Гарварде до выхода на пенсию в 1974 году, когда он написал свой роман Walden Two , также под влиянием сотен тысяч людей, вернувшихся домой с войны, но это было не так. Потребовалось более десяти лет, чтобы она стала широко обсуждаемой книгой.Роман изображает жизнь сообщества, сформированного оперантной обусловленностью и до сих пор пользующегося международным признанием.

Наука и поведение человека

В 1953 г. была опубликована книга «Наука и поведение человека» , в которой Скиннер передал людям знания, полученные на модели животных. В дальнейшем, в 1950-е годы, Скиннер разработал так называемые обучающие машины и метод программного обучения, основываясь на своих соображениях теории обучения, уже описанных в Уолдене-2.Этот метод основан на разбиении всего учебного материала на небольшие части, правильное воспроизведение которых «вознаграждается» разрешением на следующий шаг обучения, так что при самостоятельном изучении можно постепенно приобретать знания для себя, а также контролировать учиться успеху самому.

Вербальное поведение

В 1957 году Скиннер завершил более 20 лет работы над Verbal Behavior , своей теорией языкового поведения. Скиннер интерпретировал человеческий язык как поведение, подчиняющееся тем же законам, что и любое другое поведение.Сам Скиннер считал вербальное поведение своей основной работой. Однако в то же время вербальное поведение знаменует начало так называемого когнитивного поворота. Многие психологи в последующие годы и десятилетия отвернулись от бихевиоризма в целом и поведенческого анализа Скиннера в частности и обратились к когнитивной психологии.

Спустя годы

В свои более поздние годы Скиннер был очень пессимистичен в отношении способности людей предотвращать будущие угрозы глобального масштаба, такие как ухудшение состояния окружающей среды, истощение ресурсов и перенаселение.В эссе он дал психологическое объяснение отсутствия эффективных мер предосторожности, несмотря на существующие технические и научные знания. Скиннер, чья основная работа Наука и поведение человека была опубликована в 1953 году, писал книги и эссе до старости, даже после того, как в 1989 году ему поставили диагноз лейкемия. За десять дней до смерти он прочитал свою последнюю лекцию в Американской психологической ассоциации. Его дочь написала: « Он закончил статью, из которой была сделана речь, 18 августа 1990 года, в день своей смерти.

В поиске академических видео yovisto вас может заинтересовать видеолекция Какая позитивная психология может помочь вам стать Мартина Селигмана.

Ссылки и дополнительная литература:

  • [1] М. Корен, Б. Ф. Скиннер: Человек, который научил голубей играть в пинг-понг и крыс, чтобы тянуть за рычаги, в журнале Smithsonian
  • [2] Сол МакЛеод: Скиннер — оперантное обусловливание, в Simply Psychology
  • [3] Б. Ф. Скиннер в Викиданных
  • [4] Павлов и условный рефлекс, блог SciHi, 27 декабря 2014 г.
  • [5] A4 — Первое судно, построенное людьми, коснувшееся открытого космоса, SciHi Blog
  • [6] Работы Б. Ф. Скиннера или о нем в Интернет-архиве
  • [7] Б. Ф. Скиннер, « Новые методы и новые цели в обучении », в New Scientist, 22 (392) (21 мая 1964 г.), стр. 483-4
  • [8] Хронология Б. Ф. Скиннера, через Викиданные

теорий развития ребенка: Б. Ф. Скиннер

Развитие ребенка

Дэвид Уильямс |

Б.Ф. Скиннер был поведенческим психологом, убежденным, что классическая обусловленность слишком упрощена, чтобы дать исчерпывающее объяснение сложного человеческого поведения. Он считал, что изучение причин действия и его последствий — лучший способ понять поведение. Он назвал этот подход, который рассматривает эффекты поведения, оперантным условием.

Рассматривая пределы классической обусловленности, Б. Ф. Скиннер различал два типа поведения:

  • Поведение респондента — вещи, которые происходят автоматически и рефлексивно, e.грамм. отрывая руку от раскаленной плиты. Это не усвоенное поведение, они просто возникают автоматически и непроизвольно.
  • Оперантное поведение — вещи, которые требуют нашего сознательного контроля. Хотя некоторые из них могут происходить спонтанно или намеренно, именно последствия таких действий определяют, повторится ли эти действия в будущем. Наши действия в отношении окружающей среды и их последствия играют важную роль в процессе обучения.

Оперантное кондиционирование Б. Ф. Скиннера

Хотя классическая обусловленность легко объясняет поведение респондентов, Скиннер понял, что она не может объяснить многие другие виды обучения.Таким образом, он считал, что оперантное обусловливание имеет гораздо большее значение.

Условие операнта имеет несколько ключевых понятий:

Подкрепление — это любое непосредственно последующее событие, которое усиливает или усиливает поведение. Есть два типа армирования:

  • Положительные подкрепления — благоприятные исходы, представленные после поведения. Положительное подкрепление происходит, когда поведение подкрепляется похвалой или наградой.
  • Отрицательные подкрепления — устраняют неприятный результат как прямое следствие поведения.Отрицательное подкрепление усиливается, когда сразу же удаляется что-то неприятное.

Поведение усиливается в ответ на каждый вид подкрепления.

Наказание — это применение или удаление результата, который приводит к снижению целевого поведения:

  • Положительное наказание, или наказание по применению, приводит к неблагоприятному исходу, чтобы ослабить поведенческую реакцию.
  • Отрицательное наказание или наказание удалением отменяет благоприятный исход после совершения поведения.

Поведение ухудшается в ответ на каждый вид наказания.

Значение для учителей:

Скиннер предполагает, что любому соответствующему возрасту навыку можно научить, выполнив следующие шаги:

  • Четко определите целевое действие или представление, которому ребенок должен научиться.
  • Разбейте эту задачу на простые, достижимые шаги возрастающей сложности.
  • Позвольте ребенку выполнять каждый шаг, всегда хваля и подкрепляя правильные действия.
  • Отрегулируйте каждый шаг, чтобы ребенок постоянно добивался успеха, пока не будет достигнута конечная цель.
  • Переключитесь на периодическое подкрепление, чтобы поддерживать работоспособность ребенка.

Основные этапы развития EYFS — Скачать бесплатную электронную книгу


Встреча с Н. Хомским

Abstract

Обзор Хомского (1959) книги Verbal Behavior (Скиннер, 1957) был признан самым влиятельным документом в истории психологии.Хотя было опубликовано много ответов на обзор Хомского, их влияние было минимальным. Более того, Хомский подробно на них не ответил. Чтобы предложить Хомскому вернуться к рассмотрению ряда вопросов, касающихся обзора, у него было взято интервью. Основными темами, затронутыми Хомским, были: (а) исторические факторы, связанные с бихевиоризмом после Второй мировой войны; (б) обстоятельства подготовки обзора; (c) вероятная совместимость формального и функционального анализа языка; и (г) текущая точка зрения Хомского на аспекты содержания его обзора и на эволюцию анализа поведения.

Ключевые слова: бихевиоризм, когнитивизм, Хомский, Скиннер, Вербальное поведение

Обзор лингвиста Ноама Хомского (1959), проведенный лингвистом Ноамом Хомским (1959), оказал глубокое влияние на исследовательские тенденции в психологии. и отношение к бихевиоризму у нескольких поколений психологов. Лихи (1987) заявил, что «обзор Хомского, пожалуй, самая влиятельная статья, опубликованная после манифеста Бихевиориста Уотсона» (стр.347). По словам Артура В. Стаца, это затронуло психологов, изучающих язык с разных точек зрения: «Была группа под названием« Группа по изучению вербального поведения ». О. Х. Моурер, К. Э. Осгуд, Дж. Диз, Л. Постман и я, среди прочих, были все люди, изучающие словесное обучение. Номинально они были поведенческими, но не были радикальными бихевиористами. В то время их не было. Они были поведенческими, но без специфического поведенческого аналитического фона. Статья Хомского их сильно повлияла.Это имело большое влияние »(A.W. Staats, личное сообщение, 18 января 2004 г.). Кнапп (1992) сообщил, что с 1972 по 1990 год обзор Хомского «цитировался по одному разу на каждые две цитаты самого словесного поведения … возможно, это уникальная взаимосвязь [между книгой и ее рецензией] в истории социальных наук» (стр. 87 ). По словам Марка Ришеля, европейского комментатора обзора Хомского, это «может просто отражать тот факт, что многие ученые удовлетворяются вторичными источниками» (М.Richelle, личное сообщение, 2 марта 2004 г.).

За пределами области бихевиоризма работа Хомского считается классической и цитируется как окончательное доказательство неадекватности бихевиоризма как общей основы поведения животных и человеческих дел. «Статья Хомского демонстрирует [курсив добавлен], что вербальное поведение не может быть объяснено с помощью функционального анализа Скиннера» (Fodor & Katz, 1964, p. 546). Смит (1999) заявил, что «обзор [Хомского] главной книги Скиннера… [является], пожалуй, самым разрушительным из когда-либо написанных.… [Это] стало похоронным звоном для бихевиоризма »(стр. 97). Вероятно, тысячи студентов в классах когнитивной психологии по всему миру столкнулись с обзором Хомского как неопровержимым доказательством аргументации против бихевиоризма. Этот последний пример не может быть наивным, поскольку ряд авторов считали обзор не только критикой книги Скиннера, но и основополагающим текстом когнитивной психологии. Смит утверждал, что обзор «заложил основу современной менталистской лингвистики и когнитивной науки в целом» (1999, стр.97). Мехлер пришел к выводу, что «упадок бихевиоризма, по-видимому, связан с рождением современной психолингвистики» (Mehler, 1969, цит. По Richelle, 1973/1976, стр. 209). Тот факт, что первый выпуск Cognition начался с длинной статьи Хомского, в которой повторяется его обзор Beyond Freedom and Dignity (Skinner, 1971), опубликованный в The New York Review of Books (Chomsky, 1971), может предполагают, что оба факта связаны. Также следует отметить, что ограниченное влияние Verbal Behavior на исследования может быть связано с другими причинами (например,г., Hayes, Blackledge, & Barnes-Holmes, 2001; Макферсон, Бонем, Грин и Осборн, 1984).

Поначалу бихевиористы мало интересовались Хомским (1959). Сам Скиннер затруднился ответить на этот обзор. Он считал тон Хомского эмоционально заряженным, а содержание — отсутствием базовых знаний о поведенческом анализе: «Хомский просто не понимает, о чем я говорю, и я не вижу причин его слушать» (цит. По Андресен, 1991, стр.57). Джули С. Варгас заявила, что «Скиннер почувствовал, что, отвечая критикам: (а) вы показали, что их критика повлияла на вас; и (б) вы обратили на них внимание, тем самым повысив их репутацию.Поэтому он оставил ответы другим »(Дж. С. Варгас, личное сообщение, 7 июля 2003 г.). Тем не менее, на ответ потребовалось не менее 8 лет (Андресен, 1991; Маккоркодейл, 1970; Ришель, 1973/1976; Уист, 1967). Скиннер в «Лекции о« наличии »стихотворения» (1972), наконец, упомянул рецензию, хотя и кратко. Ни один из возражений не подвергался систематическому пересмотру Хомским, который неоднократно упоминал этот предмет без каких-либо фактических изменений его более ранних позиций (например, Chomsky, Place, & Schoneberger, 2000; Rondal, 1994).

Далее следует интервью с Ноамом Хомским. Ему было предложено еще раз рассмотреть ряд аспектов, связанных с публикацией обзора, и, кроме того, исправить некоторые из его вероятных недостатков. Интервью состоялось в Массачусетском технологическом институте (Кембридж, Массачусетс) 23 марта 2004 года в его офисе в Центре Рэя и Марии Стата. Заключительная часть интервью проводилась путем обмена электронной корреспонденцией с июня 2004 г. по январь 2005 г. Хомский отредактировал рукопись интервью перед ее отправкой для публикации.При необходимости автор добавил ссылки на связанные ссылки в квадратных скобках и сносках для более сбалансированного понимания утверждений в тексте.

Эта тема по-прежнему вызывает большой интерес у читателей, склонных к поведению и не связанных с поведением. Об этом интересе можно судить по количеству ссылок и статей, посвященных этой теме. Поиск в PsycInfo по терминам «Хомский» и «Скиннер» выявил 340 результатов за период с 1996 по 2005 год и 72 за период с 1966 по 1995 год.Эти данные свидетельствуют о неразрешенном характере этой полемики и о достоинствах дальнейшей проработки этой темы. Это интервью ясно отображает текущие взгляды Хомского на бихевиоризм в сравнении с последними достижениями в области анализа поведения. В нем освещаются и представлены важные детали изложения Хомским обстоятельств, связанных с публикацией его редакции. Это интервью является результатом двухлетнего контакта с Хомским, и это первое в своей предметной области интервью, проведенное поведенческим интервьюером.

Какие интеллектуальные или политические события способствовали развитию бихевиоризма в начале 1950-х годов?

Хомский: Это имеет традицию в Соединенных Штатах, которая восходит к до 1920-х годов; и в других местах. В 1950-е годы, после Второй мировой войны, в Соединенных Штатах был довольно необычный период. США были самой богатой страной в мире до войны, и так было долгое время, но в интеллектуальном и культурном плане они были отсталыми. Если вы хотели изучать физику, вы поехали в Германию, если вы хотели изучать философию, вы отправились в Англию, если вы хотели быть писателем или художником, во Францию.Быть в Соединенных Штатах было похоже на пребывание в центре Айдахо сегодня. Это ни в коем случае не было интеллектуальным и культурным центром. Это также не была главная политическая сила; он был в своем собственном регионе, но не был глобальным игроком, как, скажем, Великобритания. Но все изменилось с началом Второй мировой войны; он закончился тем, что любое другое индустриальное общество серьезно пострадало или разрушилось. Соединенные Штаты стали намного богаче, чем были раньше. В итоге он получил буквально половину богатства мира и огромное господство в других отношениях.И был период триумфа в отношении того, что эти плохие старые европейцы не делали должным образом, и мы должны были сказать им: теперь мы, , будем управлять миром интеллектуально, также и культурно. Это одна из причин, по которым мы так не осведомлены о более ранней истории, которая просто отбрасывается как не имеющая отношения к делу, и пытаемся делать все с самого начала.

И наука и технология были очень престижными, отчасти потому, что мы работали над технологическими разработками.Каким образом биология может быть связана с общей биохимией, сразу же дошло до таких биологов, как Уотсон, Крик и их предшественники. Незадолго до войны химия и физика не были объединены, поэтому впервые это выглядело как единая наука, включающая базовую физику, химию, центральные части биологии и так далее. И следующий вопрос был хорошо, давайте рассмотрим разум и поведение, следующий рубеж единой науки. Мы сделаем это по-американски, а не по-старому европейскому. В этом контексте легко вписывается радикальный бихевиоризм.Фактически, изучение человеческих дел было названо наукой о поведении. Это было очень странное представление. Поведение — это свидетельство. Это не то, что вы изучаете; то, что вы изучаете, — это компетентность, способности. Если вы изучаете интуицию человека, вы хотите знать, что происходит в его мозгу; поведение свидетельствует об этом. Но изучение поведения — все равно что называть физику «наукой о показаниях счетчиков», потому что показания счетчиков — это данные. Но в серьезной области вы бы не отождествили предмет с изучением данных.Наука о поведении была настолько поверхностной, что историю, социологию и психологию называли науками о поведении, что означает изучение данных. Конечно, это ни к чему не приведет. Но у него была репутация, ощущение, что твердые части американской науки не будут смешиваться с этой старой европейской чепухой. И это просто охватило интеллектуальную сферу в 1950-х годах (то есть психологию, конечно, философию, историю и другие области). И именно в этом общем контексте радикальный бихевиоризм быстро стал пользоваться огромным авторитетом.Прямо здесь, в Кембридже, все это было центром. Когда я приехал сюда, к 1950 году, это было сутью всего этого.

По каким причинам вы написали обзор «Вербального поведения Скиннера »?

Хомский: Было несколько человек, немного, небольшая группа аспирантов — я мог бы их назвать, — которые просто не верили в ортодоксальность. И работа Скиннера походила на основной текст, который читали повсюду. Его изучали в психологии, философии и других областях.Это в основном решило проблему: больше не было серьезных проблем, просто нужно было добавить больше деталей о подкреплении, стимуле-ответе и так далее. Лично это выглядело безумно [для меня]… и то же самое с некоторыми другими людьми. Его книга была распространена примерно в 1950 году. До этого это были его лекции Уильяма Джеймса, и все читали их до того, как появилась книга. Итак, в начале 1950-х годов это то, что аспиранты Гарварда считали философией ортодоксией. Я считаю, что это было чрезвычайно разрушительно для поля; это подрывало возможности научной работы в любой из этих областей.Так что я написал рецензию до того, как книга была опубликована.

Хотя о книге Скиннера было опубликовано много обзоров (например, Broadbent, 1959, ; Jenkins, 1959, ; Osgood, 1958, ), ваш отзыв оказал большее влияние, на самом деле, влияние без прецедент в истории психологии. Что вы считаете причинами, благодаря которым газета приобрела такое влияние?

Хомский: Я подозреваю, что причина в основном во времени.Я имею в виду, что к моменту появления обзора в 1959 году основы поведенческой психологии уже начали расшатываться, и она все еще считалась ортодоксией. Если вы читаете Куайна, вероятно, самого влиятельного англо-американского философа в конце 20-го века, его книга «Слово и объект » [1960], по сути, представляет собой некую Скиннеровскую ортодоксию 1 , фактически 1960-х годов. Он по-прежнему был доминирующим, но не бесспорным. В течение нескольких лет приходили всевозможные доказательства, показывающие, что это не может быть правдой.В обзоре я обсудил некоторые работы, которые только начинают поступать из европейской сравнительной психологии и этологии. Тимберген и другие [Hinde & Timbergen, 1958] показали, что эта картина животных не может быть правильной. Начались работы по лингвистике, и они показали, что язык не может так работать. Когнитивная психология только начиналась; это было похоже на интерактивную амальгаму, в которой участвовало очень мало людей. Это начало приносить результаты. К началу 1960-х, через пару лет после выхода обзора, возникла внутренняя критика, которая разрушила то, что осталось от основ предмета.Двое из основных учеников Скиннера, Келлер и Мэриан Бреланд, начали дрессировать животных. Они были главными дрессировщиками животных, они хотели дрессировать все, цирковых животных и так далее. Они обнаружили, что это просто не работает [Breland & Breland, 1961]. 2 Я имею в виду, дрессировщики, психологи, они фактически использовали инстинктивное поведение животного и слегка изменили его с помощью программы обучения. Но потом животные просто возвращались к своим нормальным инстинктам, к своему поведению, опровергая все теории.Это то, что называется инстинктивным дрейфом. Я помню, как в начале 1960-х выступал на кафедрах бихевиористской психологии. Я помню один случай, когда кто-то, молодой, хорошо известный, уважаемый и очень хороший поведенческий психолог сказал: «Мы очень убеждены, что эти вещи не работают для людей, но вы, кажется, считаете само собой разумеющимся, что они работают для животных, почему вы так думаете? » Это был провокационный вопрос. Я полагал, это сработало для голубей. Позже он начал изучать это, как и другие, и оказалось, что это не работает для голубей.В течение нескольких лет не было возможности что-либо отстоять. Когнитивная наука по существу овладела этой областью и двинулась в новых направлениях. 3

Ряд авторов предположили, что упадок бихевиоризма и начало современной психолингвистики не являются независимыми фактами. Как повлияли ваши обзоры работ Скиннера ( Хомский, 1959 , 1971 , 1972 ) на распространение модели когнитивной психологии?

Это действительно для других.К 1971 году влияние радикального бихевиоризма или любого другого варианта серьезно снизилось (возможно, вне философии, в частности, влияния Куайна). Факторов было много, и работа над языком была одним из них. Но даже изнутри бихевиористских кругов основные принципы подвергались сомнению. Например, в работе Бреландов об инстинктивном дрейфе, Дулани и других об обусловливании и осознании [Dulany, 1961, 1968], , 4, и многих других.

Скиннер заявил, что «[Хомский] упустил суть» (1972, стр.345). Несколько авторов указали, что некоторые из концепций, приписываемых Скиннеру в обзоре, не принадлежали Скиннеру (например, Hineline & Wanchisen, 1989; Luzoro, 1992 ; MacCorquodale, 1970 ; Wiest , 1967 ). Например, (а) усиление за счет уменьшения побуждения ( Хомский, 1959, стр. 39–44 ), (б) критерий угасания для силы отклика ( Хомский, 1959, стр. 29 ) и (c) пренебрежение грамматикой в ​​счете Скиннера 5 ( Хомский, 1959, стр.56–58 , см. Также MacCorquodale, 1970 ). Как вы относитесь к этим заявлениям?

Хомский: Я уже ответил 30 лет назад в сноске к обзору книги Скиннера Beyond Freedom and Dignity [Chomsky, 1971]. Большинство из них просто неточно. Конечно, я обсуждал снижение драйва, но не приписывал это Скиннеру. Обзор вышел далеко за рамки Скиннера. В остальном авторы упустили суть обзора: есть интерпретация Скиннера, в которой он понимается буквально, и она ложна; есть интерпретация, в которой он воспринимается метафорически, и это плохой перевод обычной менталистической терминологии в терминологию, заимствованную из лаборатории и лишенную смысла.Их критика ограничивается указанием на то, что последняя интерпретация возможна.

Может возникнуть концептуальная пустота, связанная с переносом теоретических элементов, используемых в лаборатории, в нормальную человеческую жизнь. В 1950-е годы были доступны скудные эмпирические данные, и большинство идей Скиннера о человеческом поведении можно было рассматривать как любопытство. Прошло пятьдесят лет, и было опубликовано несколько сотен хорошо продуманных исследований на эту тему. Многие эмпирические отчеты предполагают, что эти концепции и полученные из них прикладные методы имеют некоторую полезность за пределами лаборатории (например,ж., прикладной поведенческий анализ общих нарушений развития, клинический анализ поведения, оперантные методы овладения языком). Принимая во внимание все, что было опубликовано, могли бы вы сказать, что в определенных областях человеческого языка оперантный анализ мог бы иметь некоторую эвристическую ценность для человеческих дел согласно имеющимся эмпирическим данным? 6

Хомский: Есть некоторая полезность в модификации поведения, терапии, обучении при особых обстоятельствах, включая случаи, которые вы упомянули.Экспериментальные методы широко используются в промышленности (например, при проверке действия наркотиков на животных) и в серьезной психологии. Но это никогда не было проблемой и до сих пор не является проблемой. В тех областях, о которых он делал замечательные заявления, ровно ноль. Если бы претензии были предъявлены сейчас, приговор был бы точно таким же. 7

Несколько авторов указали, что оба анализа, хомскианский и скиннеровский, не обязательно исключают друг друга и могут даже обогащать друг друга ( Moerk, 1992, ; Segal, 1977, ).Обе теоретические организации, похоже, имеют свой собственный набор успешных прогнозов и свои собственные развивающиеся исследовательские программы. Соответственно, было высказано предположение, что «выбор теории [среди предложений Хомского и Скиннера] связан с оценочными суждениями» ( Лейси, 1978, стр. 131 ) .

Хомский: Я не знаю, как понимать такие комментарии. Причина в том, что мне ничего не известно о теоретической базе работ Скиннера, а несколько оставшихся исследовательских программ имеют отношение к совершенно другим темам.Насколько мне известно, то, что осталось от работы Скиннера, — это набор очень полезных экспериментальных методик. Я не вижу выбора теории. А если бы это было так, это не было бы вопросом оценочного суждения. Если две исследовательские программы и теории, которые они дают, совместимы, тогда нет проблемы выбора; мы принимаем их обоих и пытаемся их объединить. Нет оценочного суждения.

Обязательно ли исключительный формальный и функциональный анализ языка? 8

Хомский: Конечно, нет.Их обоих постоянно преследуют одни и те же люди. Я приведу один пример.

«В своих рассуждениях о человеческом поведении, которые следует четко отличать от его экспериментальных исследований обусловливающего поведения, Б. Ф. Скиннер предлагает конкретную версию теории человеческой податливости» ( Хомский, 1972, стр. 12 ). ). Из этих слов легко сделать вывод, что работа Скиннера ценна в рамках обусловленности и поведения животных.Тем не менее критика, содержащаяся в Хомского (1959) , довольно глубока и относится к базовым концепциям (например, подкрепление, контроль стимулов, различение), которые называются «пустыми». Должны ли мы учитывать, что обоснованность этих концепций зависит от класса или сложности поведения, к которому они относятся?

Хомский: Вывод выходит далеко за рамки того, что я сказал. «Экспериментальные исследования обусловливающего поведения» Скиннера оставили полезные экспериментальные методы, которые широко используются: например, в фармацевтической промышленности; а иногда и в серьезной экспериментальной психологии.Но они очень мало рассказали о том, как развивается или осуществляется поведение животных. Фактически, даже существование обусловливания как психологического феномена было серьезно поставлено под сомнение некоторыми из самых выдающихся когнитивных нейробиологов, Рэнди Галлистел, чтобы взять самый известный случай. 9

Оставшиеся концепции являются экспериментальными методами. Есть несколько, если вообще есть тезисы более чем ограниченного значения, будь то для голубей, мышей или любого другого организма.

Некоторые авторы утверждали, что обзор, хотя и содержит ценные замечания, был написан в «гневном» тоне.Например, MacCorquodale заявляет, что «почти невозможно ответить на любые существенные моменты, которые могли быть сделаны в обзоре, не прозвучав одновременно защитным и извиняющимся» (стр. 84). По словам Скиннера: «Я никогда не мог понять, почему Хомский… рассердился, когда писал обо мне» (личное сообщение С. Мюррею в 1977 г., цитата: Андресен, 1991, стр. 57 ). Рассматривая в качестве примера эпиграф о концепции подкрепления, можно сказать, что используемый язык, вероятно, может выходить за рамки того, что потребовалось бы для методологической критики (т.е., « экспериментов по прессованию стержней », « совершенно бесполезно, », « тавтология », « пусто, », « бессмысленно, », « совершенно бессмысленно, », « пусто »,« нет объяснительной силы »,« перефразировать »,« серьезное заблуждение »,« полная неясность »,« нет мыслимых процентов »,« совершенно пусто »,« понятие , »« нет четкого содержания »,« охватывает термин »,« бессмысленно »,« совершенно неверно »,« ничего не говорит о каком-либо значении »,« играет в науке » из Хомский, 1959, стр.36–39 ). Приемлема ли такая точка зрения?

Хомский: Я проверил, чтобы найти контекст. Вот оно: «Это совершенно подходящее определение для изучения графиков подкрепления. Однако это совершенно бесполезно при обсуждении поведения в реальной жизни, если мы не сможем как-то охарактеризовать »[Хомский, 1959, с. 36] и так далее. Это простое фактическое утверждение, вежливо описывающее, где понятие «совершенно уместное», и точно указывающее, что оно «совершенно бесполезно», если изложенные условия не могут быть выполнены.Правильный ответ — не сказать «он зол», поэтому я не могу ответить. Это показать, насколько это понятие полезно, если эти условия не выполняются. Я проверил еще раз. Вот что в нем говорится: «По определению подкрепления этот закон становится тавтологией» (сноска, в которой говорится: «Это часто отмечалось», Хомский, 1959, стр. 36). Опять же, нет ничего гневного в повторении часто упоминаемого фактического утверждения. Понятие «тавтология» носит описательный характер. Это не четырехбуквенное слово. Если обычное наблюдение неточно, давайте послушаем, почему.Правильный ответ — не дуться из-за того, что он «зол».

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.