Психология отношения с родителями: Как отношения с родителями влияют на нашу личную жизнь – The-Femme

Содержание

Как отношения с родителями влияют на нашу личную жизнь – The-Femme

Современные знакомства и отношения чреваты проблемами в этом быстро меняющемся мире, наполненном технологиями, но независимо от того, насколько хаотичны наши графики или какие препятствия появляются на нашем пути, мы все отбрасываем все во имя любви. Потому что, как сказал Джон Леннон: «все, что тебе нужно — это любовь». Но на то, как вы с этим работаете, сильно влияют один или два очень важных человека в вашей жизни: ваши родители. На самом деле, Ребекка Берген, доктор философии, клинический психолог и совладелец консультационного центра Бергена в Чикаго, рассказала, что наш первый опыт с этой эмоцией, случается с нашими родителями, и эти первые годы устанавливают планку того, как мы видим, дарим и получаем любовь, и то, что мы хотим от отношений позже в нашей жизни.

«Я верю, что эмоциональная доступность наших родителей влияет на тип привязанности, которую мы с ними сформировали», — говорит она. «Теория привязанности предполагает, что мы создаем внутреннюю рабочую модель наших родителей, которую мы позже усваиваем как наше собственное чувство себя. Этот стиль привязанности также влияет на то, как мы чувствуем себя, и, в свою очередь, свои отношения». Дальше Берген объясняет, как наш опыт детства служит моделью для наших взрослых отношений, что мы можем сделать, чтобы разорвать негативный цикл, и как мы можем воспитать следующее поколение.

Как наш детский опыт обеспечивает модели для наших взрослых отношений?

РЕБЕККА БЕРГЕН: Я собираюсь сосредоточиться на том, как наши романтические отношения зависят от нашего детского опыта. Отношения наших родителей — наш первый и самый влиятельный пример того, как взаимодействовать и общаться в романтических отношениях. То, как любовь проявляется между родителями, влияет на ребенка. Дети будут моделировать и подражать тому, как их родители проявляют любовь друг к другу. Также важно то, как была выражена любовь к ребенку. Например, любовь может быть выражена игривостью, объятиями, словами восхищения, вниманием к дням рождения и особым случаям, или она не проявляется вообще.

То, как гнев и конфликты решались в нашей семье, также играет важную роль в том, как мы общаемся со взрослыми романтическими партнерами. Склонен ли человек выражать свои эмоции более открыто или склонен сдерживать эмоции, особенно негативные, часто аналогично тому, как его родители общались друг с другом и с ребенком. Например, конфликт может быть разрешен в семье, если говорить открыто и настойчиво или не говорить об этом вообще. А в некоторых случаях возможен вариант выражения негативных эмоций пассивно-агрессивными способами. Или наоборот, конфликт может быть выражен прямым, но словесно агрессивным способом (например, криками или оскорблениями). Стили общения часто формируются путем наблюдения и непосредственного опыта наших основных примеров для подражания в детстве. Джон Готтман, доктор философии, обнаружил, что плохое управление конфликтами является главным фактором, способствующим разводу в парах.

Есть ли один родитель, который влияет на этот опыт больше, чем другой? Например, говорят, что ваши взаимоотношения с родителем противоположного пола предсказывают, какие отношения мы будем иметь с парнями или девушками в зрелом возрасте. Можете ли вы объяснить/развить эту идею?

РБ: Я считаю, что они влияют на нас по-разному. Родители одного с нами пола служат моделью для нашего собственного поведения, а отношения с родителями противоположного пола проецируются на потенциальных партнеров. Это также работает в обратном направлении, в том смысле, что мы можем искать противоположность отцу, который был далеким и не вовлеченным в отношения. Другой пример: человек может быть очень бдителен в отношении критики и часто спорить с партнерами, потому что его родители его пола с трудом отстаивали свои интересы и позволяли подавлять себя в отношениях. Мы склонны подражать отношениям наших родителей, когда они воспринимаются как здоровые и позитивные.

Есть ли у вас какие-либо советы о том, как мы можем воспитывать наших детей, чтобы улучшить их будущие отношения?

РБ: Честно говоря, есть целые разделы книжных магазинов, посвященных этой теме, поэтому ответа на этот вопрос во многих отношениях будет не хватать. Дети учатся путем наблюдения, обучения и опыта. Итак, нам нужно …

1. Будьте примером того, как вы хотите, чтобы они выражали любовь, гнев, обиду, радость и т. д. Как по отношению к ним, так и по отношению к вашему партнеру.

2. Научите их выражать свои чувства, начиная с раннего возраста. Поощряйте детей «использовать свои слова», а не свое поведение для выражения своих чувств. Предоставьте детские книги, которые учат выражению чувств и установлению границ в отношениях. Они могут быть простыми, когда дети еще очень малы, и становятся более сложными с возрастом. Также научите их заранее устанавливать границы в своих отношениях. Помогите им проявить сочувствие к другим, но также знать, когда и как сообщить кому-то, что они обидели их чувства, и попросить, чтобы они больше не совершали подобное поведение.

3. Покажите им безусловную любовь с границами. Это так важно! Любите своих детей безоговорочно и выражайте любовь разными способами. Помогите им понять, что существуют приемлемые и неприемлемые формы поведения и что определенные формы поведения имеют положительные или отрицательные последствия, но независимо от того, какое поведение они демонстрируют, они все еще любимы, и всегда есть возможность для исправления ошибок, которые они совершают. Научите их учиться на своих ошибках и расти.

Рекомендуемая книга: Эмоциональный интеллект ребенка, Джон Готтман, Джоан Деклер

Как мы можем изменить или улучшить наши нынешние отношения, чтобы избавиться от вредной привычки, с которой мы воспитывались и которую моделировали наши родители?

РБ: Изменения начинаются с самосознания! Начните определять, откуда возникают шаблоны общения, мыслей и чувств. Подумайте о своем детстве и постарайтесь вспомнить, как вы общались с родителями. Как выражалась любовь? Как решался конфликт? Как выражались или не выражались отрицательные эмоции? Терапия является отличным инструментом для этого процесса. Проблемные реакции и поведение часто можно отнести к нездоровым родительским взаимоотношениям. Внешние сообщения от наших семей об общении, самооценке и множестве других проблем становятся внутренними и ассимилируются в наших собственных мыслях.

Многим из своих клиентов я задаю вопрос: чей это голос? Ваш взрослый голос о том, что вы думаете и верите, или это кто-то еще? Если чьи-то родители все еще живут, мы можем также начать замечать, как мы сейчас общаемся с нашими родителями, а затем посмотреть, как эти паттерны могут проявляться в наших романтических отношениях. После того, как мы узнаем о наших шаблонах, изучение других способов взаимодействия становится ключевым, а затем необходимо применять эти новые способы на практике. Эта часть сложная! Здесь может помочь работа с психотерапевтом в парной, либо в индивидуальной терапии. Я рекомендую всем своим клиентам прочитать книгу Джона Готтмана «Семь принципов для счастливого брака».

Считается, что дети, которые растут с функциональной связью, будут иметь безопасный стиль привязанности, будучи взрослыми. Можете ли вы объяснить или уточнить, что это значит, и как мы, родители, можем поощрять или способствовать этому?

Инновационные исследования, проведенные Джоном Боулби и Мэри Эйнсворт в 1960-х и 1970-х годах, помогли нам понять теорию привязанности. Начиная с их работы, многие психологические исследователи изучали различные способы, как различные формы небезопасных привязанностей с нашими родителями влияют на наши стили привязанности во взрослой жизни. Если родители проявляли любовь, отвечали на наши потребности и подтверждали наши чувства, то у нас больше шансов выработать безопасный стиль привязанности. Затем мы ищем и желаем того же стиля привязанности во взрослой жизни.

Если у нас возникла небезопасная привязанность к родителям, то у нас может быть фрагментарное чувство собственного достоинства, которое может привести к снижению самооценки, беспокойству в отношениях, сомнению в том, что мы можем доверять другим, а иногда и к поиску отношений, имитирующих ту же привязанность. Не потому, что она кажется нам хорошей, а потому, что она нам знакома. Я советую книгу Сью Джонсон «Обними меня крепче», чтобы лучше понять, как стили привязанности влияют на наши романтические отношения. Она является автором эмоционально фокусированной терапии и опирается на исследования привязанности, чтобы помочь парам укрепить свои отношения. В теории привязанности можно многое исследовать

Какой совет вы дадите тем из нас, кто продолжает отражать «семейную культуру», с которой мы воспитывались, и которая продолжает негативно влиять на нашу любовную жизнь?

1. Прочитайте книги Джона Готмана. Узнайте о различных моделях, которые приводят к положительным и отрицательным результатам отношений. Особенно начните узнавать о здоровых способах управления конфликтами и о лучших способах эмоциональной связи с вашим партнером.

2. Записывайте и повышайте самосознание своих мыслей, чувств и поведения в ваших отношениях. Сравните то, что вы заметили в своих отношениях, с тем, как ваши родители взаимодействовали с вами и друг с другом. Также, если вы заметили, что чего-то не хватало в ваших отношениях с родителями, подумайте, хотите ли вы найти это в ваших нынешних отношениях.

3. Работайте над поиском новых способов быть в ваших нынешних отношениях. Готтман обрисовывает в общих чертах особенности поведения, с которыми вы можете работать в своих отношениях, например, задавать более глубокие вопросы вашему партнеру, идти на встречу к своему партнеру, когда он или она пытается связаться с вами, и уверенно выражать себя, когда ваш партнер причиняет вам боль.

4. Если вам по-прежнему трудно нарушать эти схемы, может потребоваться терапия. Обученный терапевт может помочь вам определить эти паттерны и изучить препятствия на пути внедрения новых паттернов.

Подписывайтесь на наш профиль в Инстаграм:

https://www.instagram.com/thefemmecom/

Сью Джонсон, Обними меня крепче

Джон Готтман, Джоан Деклер, Эмоциональный интеллект ребенка

Ицхак Адизес, Иехезкель Маданес, Рут Маданес, Союз непохожих

Джон Миллер, Карен Миллер, Правила счастливых семей

Харвилл Хендрикс, Хелен Хант, Любовь на всю жизнь

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

8 книг, которые помогут разобраться в отношениях с родителями — Нож

Стефани Шталь

«Ребенок в тебе должен обрести дом. Вернуться в детство, чтобы исправить взрослые ошибки»

Немецкий психолог Стефани Шталь простыми словами рассказывает о двойной структуре личности человека. С ее подачи мы снова стали говорить о «внутреннем ребенке» — бессознательной части психики, которая хранит отпечаток жизненного опыта и вызванные им чувства. А «внутренний взрослый» — это та часть личности, которая рефлексирует, анализирует, принимает решения и регулирует проявления «детской» части.

Иллюстрируя свои теории понятными образами, Шталь объясняет, как формируется и почему остается с нами «детская» часть и как она влияет на жизнь взрослого человека. Читатель научится отслеживать в себе детские установки, находить незакрытые базовые потребности и менять восприятие самого себя, других людей и мира вокруг.

«Опытным пользователям» книга может показаться слишком простой, но подойдет тем, кто мало знаком с психологическими теориями. Смело беритесь за «Ребенка в тебе», если у вас нет опыта долгосрочной терапии, но вы хотели бы лучше понимать истоки своих проблем с самооценкой и отношениями. Ее можно смело дарить знакомому или родственнику, который настороженно относится к психологии, но готов дать ей шанс.

Линдси Гибсон

«Взрослые дети эмоционально незрелых родителей. Как научиться ценить себя и наладить отношения с родителями»

Американский психолог Линдси Гибсон подробно рассказывает, как деструктивно влияют на своих детей родители, которые не умеют управлять своими переживаниями и нести полную ответственность за свою жизнь, в том числе эмоциональную. Эту книгу стоит прочитать тем, кого не покидает фоновое чувство брошенности, кто постоянно стремится быть удобным для других людей или берет на себя ответственность за них. В общем, если вы постоянно чувствуете, что жить тяжело, вы наверняка найдете что-то полезное у Гибсон.

Книга «Взрослые дети» поможет понять, как незрелость родителей повлияла на ваше поведение в отношениях. В ней есть диагностические практики и упражнения, поэтому ее можно использовать для самостоятельной работы или для обсуждения на сессии с терапевтом.

Сьюзан Форвард, Крейг Бак

«Вредные родители»

Принято считать, что насилие в семье — это избиения, унижения и сексуальное использование. Но иногда абьюз многолик и проявляется менее очевидно. Форвард объясняет, какой долгосрочный вред наносят родительские манипуляции: игнорирование, лишение заботы или перекладывание на ребенка ответственности взрослого.

Книга разрушает миф о том, что нужно обязательно простить своих родителей, чтобы жить счастливо без груза прошлого. Ее стоит читать не только для того, чтобы распознать уже нанесенный родителями ущерб, но и увидеть, где и как человек, выросший в абьюзивной семье, продолжает вредить себе.

Читайте также:

Почему мы не обязаны любить родителей несмотря ни на что

Кэрил Макбрайд

«Достаточно хорошая. Путь исцеления для женщин, выросших рядом с нарциссическими матерями»

Книга Кэрил Макбрайд основана на двадцатилетнем опыте психотерапевтической работы. У ее пациенток и читательниц есть общие черты: они ощущают свою неполноценность, постоянно критикуют себя, не могут почувствовать себя хорошими, несмотря на все жизненные достижения, или, наоборот, постоянно саботируют свои действия, и это мешает им чего-то достигать. Макбрайд показывает, как дочь усваивает материнские требования и ожидания — и со временем уже не нужно присутствие мамы в жизни, чтобы продолжалось их разрушительное действие. Автор помогает признать: «Дело было не во мне», чтобы отделить, наконец, материнское влияние и вернуть контроль над собственной жизнью. Книга адресована женщинам, но может быть полезна и мужчинам — как минимум тем, что в ней есть главы о мужьях и сыновьях в семьях с нарциссическими матерями.

Дональд Винникотт

«Разговор с родителями»

Эта книга — пример «нестрашного» психоанализа с человеческим лицом. Автор, известный британский психоаналитик, подарил миру термин «достаточно хорошая мать», который помогает женщинам преодолевать вину и стыд за свое «плохое родительство».

Книга адресована именно родителям, но ее стоит читать всем, чтобы узнать об изнанке родительства. Оказывается, стремление быть идеальной матерью наносит вред, а несовершенство взрослого, наоборот, оказывается нужным ребенку; чувства между родителями и детьми иногда бывают далеки от радужных — и это нормально.

Вместо того чтобы разделять родительство на «черное» и «белое», Винникотт пишет о любви и способности ее давать и принимать. Книга будет особенно полезна, если вы уже прошли по пути признания своего болезненного детского опыта и недопрожитых обид и хотите что-то изменить в отношениях с родителями, чтобы оставаться с ними в контакте.

Дагмар Нойброннер

«Понимать детей: путеводитель по теории привязанности Гордона Ньюфелда»

Еще одна книга, которая адресована родителям, но полезна не только им.

Дагмар Нойброннер — ученица Гордона Ньюфелда, автора теории привязанности. Это он назвал привязанность основной человеческой потребностью, выделил шесть уровней, по которым проходит ребенок по мере взросления, и описал, зачем они нужны и что будет, если привязанность будет нарушена на этих этапах.

Книгу Нойброннер стоит читать тем, кто проходит непростой путь «выращивания внутреннего взрослого» вместо привычного внутреннего критикующего родителя. Она рассказывает, как можно наладить контакт со своей «детской» частью и оставаться на ее стороне. Рекомендации для родителей можно применять в отношении самого себя, чтобы учиться давать себе необходимую заботу и поддержку.

Светлана Адоньева

«Комплекс Чебурашки, или Общество послушания»

Эта книга не о детско-родительских отношениях и не о семейной психологии. Но ее стоит прочитать, чтобы узнать о том, в какой социокультурной среде росли наши родители, бабушки и дедушки и как это на них повлияло.

Личность человека формируется под влиянием не только семьи, но и социума — его требований, заветов и одобряемых им сценариев. Фольклорист и антрополог Светлана Адоньева исследует символические практики социального контроля, которые присутствовали в жизни советского человека с детского сада и на протяжении всей жизни. Ее книга поможет лучше понять поведение родителей, которое с точки зрения культуры и ценностей 2020 года кажется ненужным и нелогичным. Например, почему советским и постсоветским родителям было так важно, чтобы их ребенок был хорошим, послушным и социально одобряемым? Возможно, «Комплекс Чебурашки» поможет смириться с тем, что наших родителей во многом сформировало время, в которое они росли.

Эми Чуа

«Боевой гимн матери-тигрицы»

Эта скандальная автобиографическая история американки китайского происхождения. Эми Чуа откровенно рассказывает о своем материнском опыте: желая лучшего для своих детей, она пыталась подготовить их к жизни в непростом мире с помощью жесткого традиционного воспитания.

Немного фантазии, и можно представить похожую историю в отечественных декорациях. Детали могут отличаться, но суть та же: родитель принимает решения и воспитывает детей, руководствуясь собственными понятиями о благе, но это только отдаляет их друг от друга. При этом такому родителю может многое сойти с рук именно потому, что культура поддерживает его методы.

Книга вызвала противоречивые отклики от обвинений автора в жестокости по отношению к детям до поддержки и попыток повторить опыт Чуа. «Боевой гимн матери-тигрицы» стоит читать как минимум для того, чтобы составить собственное мнение: стремление родителей, озабоченных успешностью ребенка, воспитать его «как следует» — это помощь и подарок или вред? Правда, скорее всего, окажется где-то посередине.

Как наладить отношения с родителями

О том, что люди разных поколений не всегда понимают друг друга, известно испокон веков. На самом деле отцы и матери способны понять многое, если им грамотно объяснить свои предпочтения и взгляды.
Давайте вместе отыщем нужные ходы, тропы и перевалы, через которые вы сможете проникнуть в психологию родителей и наладить полноценное общение с ними.


Как наладить отношения с родителями
Если у тебя нет проблем с родителями, можешь считать себя счастливчиком. Вы поняли друг друга. Но чаще всего они есть и очень серьезные.

Пойми своих родителей!
Когда ты был маленьким, то наверняка гордился, что твой отец делает для тебя лучшие кораблики, а мама печет самые вкусные пирожки. Теперь родители смущают тебя: они либо слишком «модные», либо совершенно не «модные», и ты боишься, что друзья посмеются над тобой. Ты повзрослел, а они забыли или не хотят вспоминать, какими подростками были сами. А если и помнят, то доносят до тебя только свои подвиги. А если бы они были искренними, то рассказали бы, как всю ночь напролет танцевали на дискотеке, болтались с друзьями по улице и ни во что не ставили своих «предков».
Не веришь, порасспроси своих дядю или тетю.
Родители просто не хотят, чтобы ты увидел их не в идеальном виде.

Сами расспросите их о юности и попросите быть искренними и честными. Пусть вспомнят, как сами восставали против своих родителей, искали свое «я», вспомнят свои глупости. Может они поймут, что если даже и доставляли своим «предкам» хлопоты и беспокойство, сейчас у них все хорошо. Может быть, они дадут тебе право на сомнения, ошибки и неудачи (в пределах разумного, неопасного для жизни и здоровья, пойми и их…). И вы сможете вместе обсудить возникшие проблемы. 
Доверьтесь их опыту, они такое уже переживали!
В нашем бурном мире существует только одна надежная гавань – ваши родители!


Как мирно сосуществовать с родителями

Родители набросились на тебя из-за какой-нибудь мелочи…
Это вовсе не значит, что они плохие родители и тебя не любят. Может быть, у них проблемы на работе, или они устали. Так что если мама приходит домой и говорит, что на работе дела идут неважно, или отец появился с мрачной физиономией, старайся держаться от них подальше. И не стоит в такой момент клянчить деньги на кино или концерт и жаловаться на младшую сестренку, которая взяла твою любимую майку… Лучше вырази готовность помочь в чем-нибудь, посочувствуй: «Все образуется, мама!»
Покажи им, что ты переживаешь за них!

Изучай своих родителей…
Мы подчиняемся своим родителям. Любим их, ссоримся с ними, но очень редко пытаемся узнать их, их прошлое, их надежды и принципы. Попроси рассказать о прошлом – многое поймешь в их поведении.
Когда у тебя появится возможность, спроси родителей об их юности.

Общение – вот что важно…
Основа любых хороших взаимоотношений – между родителями и детьми, между влюбленными и друзьями – это общение. Если твои отношения с родителями складываются неудачно, ты должен сам попытаться найти ключ к общению. Постарайся быть немного терпимее и ни в коем случае не веди себя заносчиво и нагло. Требовать, скулить, визжать – значит, вести себя по-детски. Ты ведь хочешь убедить родителей в том, что с тобой надо обращаться, как с взрослым. Это очень нелегко, но попробуй справиться!
Когда родители начинают понимать, что ты уклоняешься от общения с ними, они начинают активно расспрашивать о твоих делах. 
Имеют ли они право знать о твоих проблемах? Да! 
А не станет ли им плохо от такого знания? Возможно! 
Но лучше рассказать все без утайки, пока ты не увяз в проблеме необратимо.  
У родителей свои представления о добре и зле, у тебя – свои. И прежде чем издеваться над их необоснованными подозрениями или бессмысленно врать, попробуй их успокоить или объяснить.
Попытайся сам найти ключ к общению!

Родители недовольны твоими успехами в учебе…
Родители так нервничают и переживают по поводу твоей учебы, что становится непонятно, кто же учится на самом деле. Они по нескольку раз в день напоминают об уроках, ведут назидательные беседы о том, как важно получить хорошее образование. Они так и норовят оказаться у твоего стола в тот момент, когда ты делаешь уроки.
Что же делать?
Не жди, когда родители наткнутся на твой дневник или учитель позвонит им из школы. Лучше всех опередить и начать разговор самому. Объясни, почему оценки оставляют желать лучшего, и подробно распиши, как ты собираешься исправлять ситуацию. Самое сложное убедить их, что ты сам справишься с проблемами в учебе. Если тебе удастся еще и выполнить обещание, родители начнут тебе доверять. Только не дерзи и не груби, отстаивая свои права на самостоятельность. 
Если ты не выполнишь обещание, они имеют право не доверять тебе.

Родители не поощряют твоего интереса к противоположному полу…
Мало кто из родителей спокойно воспринимает известие о том, что у дочери или сына появился друг или подружка. Родители потребуют подробной информации о них и могут вынести вердикт: «Он (она) тебе не пара». И найдут какое-нибудь важное занятие именно в то время, когда назначено свидание.
Не вздумай сказать: «Не ваше дело» либо «Или вы его (ее) принимаете, или я с вами не разговариваю» Только выведешь их из себя. Лучше расскажи родителям о достоинствах своего избранника (избранницы) и обязательно познакомь их поближе. К встрече подготовь и друга (подружку): опиши как можно подробнее своих родителей: что им нравится, а что раздражает, подскажи, как лучше одеться.
Произведите благоприятное впечатление и пользуйтесь свободой общения.

Родителям не нравится твоя одежда…
Чаще всего родителей не приводит в восторг твой «прикид»: драные джинсы, открытые маячки и коротенькие шорты. Им так хочется, чтобы ты оделся «прилично», и они, без твоего ведома и согласия, покупают вещи на свой вкус. И очень обижаются, если ты их не носишь.
Не в коем случае не заявляйте категорично: «Как хочу, так и одеваюсь!». Ты дашь понять родителям, что не интересуешься их мнением и можешь остаться без одежды. Ведь деньги на модные «шмотки» дают все же родители.
Терпеливо объясни им, что все, что ты носишь, сейчас модно, и ты не хочешь выглядеть в своей компании белой вороной. Постарайся убедить их, что ищешь свой стиль, а для этого экспериментируешь, пробуешь выглядеть по-разному. 
И хоть иногда одевайся «прилично», порадуй родителей

Родителям не нравятся твои друзья…
Если родителям не нравится твой друг, они постоянно будут говорить о том, что он тебя испортит. А если он (она) позвонит, скажут, что тебя нет дома или ты очень занят. 
Неприязнь родителей только подогреют твои фразы типа «Мне лучше знать, с кем дружить!». Ты просто настроишь родителей против себя и друга.
Убеди их в том, что твои друзья – это люди, с которыми тебе интересно, что общение с ними дает новую информацию, статус в классе, ощущение собственной значимости, возможность отдохнуть и т. д. Познакомь родителей поближе с друзьями, организуй дома вечеринку по поводу важного для тебя события или приводи друзей по одному.
Родителям важно убедиться, что ребенок находится в порядочной компании


Коротко о главном

1. Жизнь дома
У каждого должны быть свои обязанности. Выполняй свои и живи спокойно. Не выполнил – объясни почему.

2. Комендантский час, или поздние прогулки
Комендантский час – это мера безопасности, а не способ пытки. Объясняй родителям причину задержки, и ты добьешься послабления режима. В любом случае, предупреди родителей о своей задержке.

3. Наказание
Родителям сложно определить, какое наказание будет эффективным и достаточно серьезным. Договорись о способах наказания и не сердись, если сам лично его заслужил.

4. Иди на риск
Будь честным. Не копи чувства в себе, пока не взорвешься. Научись честно высказывать то, что чувствуешь и попробуй договориться.

5. Не бойся показать свою уязвимость
Расскажи родителям, на что ты сердишься и почему обижен. Только не впадай в гнев или истерику. Скажи, что нужно тебе. Вы обязательно договоритесь!

6. Не хватает смелости в открытую вести диалог с родителями? Напиши им письмо!

Родители, возможно, не знают всего на свете, но, тем не менее, они знают все-таки больше, чем ты. Иметь родителей-друзей гораздо выгоднее.
Попробуй стать их другом!


Список литературы

  1. Веркин, Э. Для мальчиков и девочек : книга советов по выживанию в школе / Э. Веркин. – Москва : ЭКСМО, 2007. – 317 с.
  2. Латта, Н. Пока ваш подросток не свел вас с ума / Н. Латта; пер. М. М. Яблоков. – Москва : РИПОЛ Классик, 2012. – 352 с.
  3. Ле Шан, Э. Когда дети и взрослые сводят друг друга с ума : советы детского психолога с мировым именем / Э. Ле Шан. – Санкт- Петербург. : Прайм-ЕВРОЗНАК, 2008. – 415 с.
  4. Родителей нужно воспитывать : Тестик // Ромео и Джульетта. – 2014. — № 6. – С. 10 – 11.
  5. Знайкина. К. Жизнь в стране непослушания / К. Знайкина // Маруся. – 2009. — № 3. – С. 46-48.
  6. Ромашкова, А. Папа, мама, я : какая мы семья ? : Тест / А. Ромашкова // Маруся. – 2002. — № 3. – С. 46-47.
  7. Дубровина, М. Мамы разные нужны, мамы разные важны / М. Дубровина // Маруся. – 2012. — № 3. – С. 46-47.
  8. Мазуркина, Д. «Моя твоя не понимай», или как объясниться с родителями? / Д. Мазуркина // Маруся. – 2011. — № 11. – С. 44-46.
  9. Капризон, Т. Услышь меня, дочка ! / Т. Капризон // Маруся. – 2011. — № 3. – С. 47-49.
  10. Полчок С. Какие у тебя отношения с мамой ? : Тест / С. Полчок // Маруся. – 2011. — № 3. – С 50-51.
  11. Матлен, К. Как выжить в семье. Руководство для детей / К. Матлен , Б. Коста-Пред // Семья и школа. – 2011. — № 7. – С. 32-35.

 

Составитель: Архипенко М.В., ведущий библиотекарь абонемента «Подросток» Центральной детской библиотеки

Дата последнего изменения: 17 сентября 2018 года

 

 

 

 

Как выглядят идеальные отношения с родителями

Где разница между независимостью от родителей и отрицанием их опыта, их наследия? И в чем разница между доверием в отношениях с ними и включенностью родителей в жизнь молодого человека (девушки), когда они в курсе всех событий его жизни и активно участвуют в ней? Можно ли сказать, что человек сепарировался, если он давно уже живет отдельно, и у него есть своя семья и дети? А если он советуется с родителями по важным вопросам – это доверие или зависимость от их мнения? А если он, наоборот, никого не слушает и всегда делает по-своему, можно ли сказать, что он уже отделился?

В идеале отношения между взрослым человеком и родителями выглядят так:
1.

С каждым из родителей есть своя система отношений, свои темы для разговоров и обсуждения, свои, может быть, секреты

«Родители» – не единая субстанция, а два отдельных человека. Есть мама, и есть папа. С кем-то из них легче, например, общаться, с кем-то сложнее, но с каждым из них выстроено отдельное общение.

2. Взаимное уважение друг к другу

То есть каждый родитель уважает решения своего ребенка, его выборы, его мнение, даже если не согласны с ними. (Допустимы советы, но только если человек их просит.) И взрослый ребенок также не навязывает своим родителям новое видение мира, даже если родители безнадежно устарели и не хотят меняться. Тут действует правило: о мнениях не спорят, а только высказывают свою точку зрения, не переубеждают друг друга и не обвиняют в легкомыслии, глупости, заумности, старомодности, мракобесии, заскоках, косности, аморальности и т.д. Взаимное уважение позволяет советоваться, запрашивать мнение по разным вопросам, но выбирать самому с учетом или без мнения другой стороны. Советы при этом воспринимаются не как руководство к действиям и не как то, что надо отметать сразу и бесповоротно, а как еще один взгляд на поставленную задачу.

3. Все члены семьи решают свои проблемы сами. Никто не заставляет других обслуживать себя

Это касается как финансовых вопросов, помощи в решении житейских задач, так и таких не сразу определяемых вопросов, как эмоциональная включенность и ответственность за принятие решений.

Взрослый сепарированный человек сам себя обеспечивает и рассчитывает на свои силы. Например, если он взял кредит, он должен сам его выплачивать. Если попросил денег у своих родителей, должен их отдать. Если завел ребенка, должен сам за ним ухаживать и справляться со всеми трудностями.

Конечно, это не так однозначно, как звучит, и не так категорично. Так, скажем, помощь в приобретении квартиры – обычное дело у нас, если есть возможность, конечно. Хорошие родители всегда заранее думают о том, чтобы обеспечить своих детей жильем, потому что это залог стабильности и безопасности. Если не получается в полной мере, то стараются хотя бы частично помочь оплатить расходы. Но это целевые траты, в четко оговоренных ситуациях и сроках. Сепарированный взрослый человек благодарен за помощь, но готов принять на себя риск, если вдруг родители не смогут выполнить взятые на себя обязательства в полном объеме, например, в случае болезни или потери работы.

То же самое касается и воспитания детей. Взрослый самостоятельный человек сам рассчитывает свои возможности и силы, не надеясь на помощь родителей. Требовать от них, чтобы они сидели с ребенком, бросив для этого свою работу или отказавшись от своих занятий, путешествий, увлечений – это значит обрекать себя на постоянный контроль и критику со стороны того родителя, который занимается ребенком. Странно, согласитесь, не платить за работу. А это работа, которая должна вознаграждаться либо деньгами, либо подчинением, либо какой-то формой обслуживания. Например, эмоциональным обслуживанием. Придется выслушивать все стенания и жалобы на жизнь, глотать агрессию и недовольство, выслушивать истории, которые совсем не хочется слушать и т. д. Это не значит, что не стоит просить родителей о помощи, они и сами могут предложить ее, но с обеих сторон это добровольное сотрудничество. За такую помощь не надо платить. Но ее нужно уметь попросить, нужно уметь отказать, если нет потребности в помощи, и в свою очередь спокойно принять отказ, не обижаясь, если родители не хотят помочь. И да, не надо объяснять, почему кто-то что-то не хочет сделать.

К сожалению, такой вариант отношений между родителями и детьми встречается не так часто. Почему – я расскажу в следующей колонке.

Отношения с родителями — Психологос

У некоторых людей, бывает, не вяжутся отношения с родителями. Причин на то много, и не о них сейчас речь. Что делать, чтобы наладить отношения с родителями?

  • Самое главное условие: родителей нужно любить и о родителях нужно заботиться. Относиться также, как вы бы относились к своим детям: с заботой, пониманием, иногда с требовательностью, но мягкой.

Заботиться о родителях, о том, чтобы им хватало вашего внимания. Это — не так уж и трудно: позвонить, узнать как дела, поговорить, скинуть смс-ку, подарить цветы — все это мелочи и все это приятно и вам, и им. Предлагать помощь и помогать там, где родителям без вас будет трудно.

Маме тяжело тащить из магазина сумки с картошкой и гречкой. Лучше это сделать вам.

  • Проработать свои личные верования. Родители нам ничего не должны. Они дали нам главное: возможность жить. Все остальное зависит от нас самих. Безусловно, родители могут, если хотят, нам помогать. Мы можем просить их о помощи. Но требовать помощь и поддержки — это лишнее.
  • Устанавливать телесный контакт. В некоторых семьях не принято обнимать друг друга. А отношения с телесным контактом всегда теплее отношений без него. Соответственно, нужно потихоньку дополнять отношения касаниями. Вначале — это должны быть простые как бы случайные касания. Мама стоит, скажем, в узком коридоре, вам вдруг понадобилось пройти мимо нее. И чтобы не столкнуться, вы рукой ее как бы отстраняете, при этом говорите «Пропусти, пожалуйста» и улыбаетесь. Так несколько недель, потом — уже просто в разговоре коснуться рукой, когда благодарите или говорите что-то хорошее. Потом, после допустим, небольшой разлуки — обнять и так далее, пока контактировать телесно не станет нормой.
  • Разговоры вести в веселом ключе: с задором, бодростью и юмором (только юмором не на родителя, а на ситуацию или на себя). В таком веселом ключе вставлять нужные внушения.

Скажи мне, дорогой родитель, это я в тебя такой умный? Мама, ты воспитываешь во мне лентяя: нельзя же быть таким воплощением заботы! Вот так всегда: я набросаю — ты уберешь. Категорически не понимаю, что бы ты без меня делала! У нас в доме только один человек знает все: расскажи мне мама, где мой телефон…

  • Заводить разговоры на интересные для родителей темы: как на работе? что интересного? Поддерживать разговор, даже если вам он не слишком интересен. Если это речь о телевизионной передаче — поспрашивайте, кто больше нравится, о чем передача, кто ее ведет, как часто она идет и так далее. Если о работе — то как дела, чем занималась и проч. Главное — просто вести разговор, не давать советы, не оценивать, а просто интересоваться. Сводить разговор на позитивные темы: а что тебе нравится? А кто понравился больше? и так далее. Жалобы и негатив сводить на нет: либо физически прерывать беседу (только вежливо, вспомнить, что надо кому-то позвонить, отвлечься написать смс и так далее), а потом возвращать ее на другое русло (да, о чем бишь мы. Так как ты в санатория съездила?), либо сразу переводить на новую тему.
  • Если случаются ссоры — ссоры как можно скорее свести на нет. А разбираться — позже, когда все остынут. Уточнить, что не нравится маме, извиниться за это. Даже если вам кажется, что вы категорически не виноваты, извиняясь, вы как бы даете вариант поведения для ваших родителей: извиняться — это нормально. Когда вы извинились сами, уточните, приняты ли извинения. Скорее всего вы в ответ услышите да. Вот тогда можно добавить, что в конфликте виноваты всегда двое. Вы были не правы здесь и здесь (уточнить еще раз), а вам кажется, что родитель был неправ здесь (важно сказать что-то, что будет понятно для родителя: например не нужно повышать голос на вас. Или не нужно кидать трубку при разговоре. И так далее. Предложите извиниться за это. Напомните, что вы тоже не правы, но вы извинились. Дождавшись извинения в любой форме, помиритесь. В идеале дальше лучше ненадолго разойтись по разным комнатам, а потом заняться совместным делом: перекусить, попить чаю и так далее.
  • Занимать родителей какой-то активностью. Пусть съездит в новый магазин, посмотрит, какая там продается одежда и купит себе что-то новое (а вы помогите организовать эту поездку). Предложите заняться йогой (только предварительно сами убедитесь, что это правда хороший фитнесс-клуб, чтобы не отбить всякое желание). Разузнайте про санаторий. Только не делайте все сами: пусть все делает самостоятельно родители, а вы им только помогайте везде, где это нужно. Найдите адрес, объясните, как пройти и так далее. Дарите книги, которые помогут вашим родителям формировать позитивное мировосприятие, заботиться о своем здоровье, сеансы SPA, массажа и так далее.

Психология, родители и взрослые дети — Реальное время

Родители против детей. Вечный бой вокруг традиционных семейных ценностей

В статье, написанной для «Реального времени», психолог и психоаналитик Анастасия Рубцова демонстрирует, как попытки опекать взрослого человека неизбежно превращаются в акт агрессии и только вредят ему.

Совы иногда не то, чем кажутся.

У меня есть подруга, а у подруги есть работа, одновременно любимая и хорошо оплачиваемая, что, как мы знаем, редкое и счастливое совпадение. Еще у нее есть дочь-подросток и любовник-испанец с ресницами до ушей. Еще она занимается йогой, гоняет на мотобайке и где-то бесконечно путешествует. С любовником, без любовника, с друзьями, с дочерью.

Я, допустим, не большой любитель путешествий и испанцев, но иногда ей завидую даже я. Потому что к каким-то проблемам она относится преступно легко, уборку и покупку еды — вещи для многих невероятно интимные — легко передоверяет помощнице по дому, а сама может уехать на весь день на какую-нибудь дружественную дачу и читать там книгу.

Но у подруги есть родители. Так вот, родители сообщают ей, что:

— Она эгоистка.

— Она эгоистка, потому что не хочет снова выйти замуж.

— Она эгоистка, потому что больше не хочет детей.

— Она ошибается, считая, что работа ее прокормит. Это неправильно. Кормить женщину должен муж.

— Она ошибается, полагая, что не хочет замуж. На самом деле она хочет, должна хотеть. Потому что скоро она станет старой, дряхлой и никому не нужной, тогда уже и хотеть будет бесполезно (с точки зрения логики это абсолютно бредовая конструкция, где первоначальный тезис ложный, а все остальное — даже не следствия из него, а нагромождение абсурда).

Фото gra-al.ru

— Она ошибается, считая, что не хочет больше детей. Должна хотеть. Дети — счастье. Все дело в том, что она, во-первых, не понимает, что скоро останется одна (смотри предыдущий пункт), во-вторых, эгоистка (смотри первый пункт), в-третьих, просто глупа, а свои дипломы пусть засунет себе туда, откуда она не хочет рожать детей.

— Она ошибается, считая, что ей сейчас хорошо. На самом деле ей нехорошо. На самом деле ее жизнь катится в бездну, набирая обороты, а ведь они ее предупреждали!

Дальше все возвращается к первому пункту, хорошенько взбалтывается и повторяется. До бесконечности.

Надо ли говорить, что подруга в такие моменты очень страдает.

И особенно страдает потому, что оказывается в воронке раздирающего ее конфликта. С одной стороны, родителей она любит, они объективно сделали ей немало хорошего. С другой стороны, поведение родителей выглядит как агрессия, пахнет как агрессия, вообще говоря, оно и является агрессией. Когда нас мучают те, кто любит, это сильно связывает нам руки, даже если очень хочется дать им в нос. С третьей стороны, понятно, что идеи родителей, вместе и по отдельности, не выдерживают проверки реальностью, опытом и здравым смыслом.

Как и все шаткое сооружение «традиционных семейных ценностей», которое трещит по швам, и из которого то тут, то там лезут клочья ваты и ослиные уши.

У подруги, честно говоря, и опыта гораздо больше — опыта впечатлений, событий, опыта отношений, в конце концов, сексуального — чем было и будет у родителей.

Зачем, спрашивает подруга в отчаянии, зачем они так?..

Почему они не желают порадоваться, черт возьми, за меня?..

Фото medgenesis.ru

Тут можно попробовать — это почти всегда помогает — отделить то, что родители говорят, от того, что они чувствуют.

Самая большая ловушка — цепляться за формальный смысл слов и претензий. Доказывать, что слово «эгоизм» не имеет ничего общего с тем, как родители его понимают. Что эгоизм и дети никак не связаны. Что работа надежнее мужчины. И так далее. Спорить с бредовыми конструкциями всегда очень сложно, иной шизофреник в клинике всех врачей переспорит. Браться за это следует, только если у вас десяток запасных жизней или вы блестящий адвокат-полемист (с десятком запасных жизней).

Если нет, то смыслы можно отодвинуть в сторонку, а прислушаться к чувствам.

Правда чувств состоит в том, что родители в ярости и страшно напуганы. Потому что из их рук ускользает контроль (в этом месте у многих есть соблазн обвинить родителей и не идти дальше). Родители, между тем, отнюдь не чудовища. Просто мы завязаны в единую систему с близкими людьми, будь то родители, дети или партнеры. В системе все части взаимозависимы, все до какой-то степени друг в друга прорастают и используют другого как подпорку. И это нормально.

Но ребенок, вырастая, отделяется от родительской системы, и это тоже нормально. Это называется сепарация, про нее все знают и слышали, и проходит она с большей или меньшей кровью. Некоторые системы сопротивляются этому особенно яростно, потому что, например, они очень хрупкие и черт знает на чем держатся, любой кирпичик убери — страшно! Некоторые зубами вцепляются в подрастающих детей именно потому, что дети — та главная подпорка, на которой система построена. Без них все теряет смысл, как завод по производству подков без лошадей. И дать детям право идти своей дорогой — это не вопрос великодушия родительского, а вопрос, извините, буквально выживания.

Да просто представьте, вот есть у вас нога. Вы с утра проснулись, а она парализована и ходить отказывается. Как минимум вы страшно испугаетесь. Побежите по врачам. Пойдете на процедуры. Можете даже на операцию решиться. Вы, черт возьми, привязаны к этой ноге! Она ваша нога, ваша неотъемлемая часть! И вы сделаете все, чтобы ее вернуть!

Фото rawanonline.com

Примерно это испытывают родители, чей ребенок, иногда взрослый, иногда даже очень взрослый, наконец отделяется и пытается отползти в кусты. Далеко не все родители реагируют так: некоторые отпускают легко, по необходимости перестраивая отношения «мама — дочь» или «папа — дочь» на «человек — человек». А некоторые, будь их воля, не отпустили бы вообще никогда. И обычно у этих родителей буквально руки тянутся разыграть карту «традиционных семейных ценностей», пусть даже явно во вред ребенку. Почему? Не знаю. Подозреваю, потому, что в «традиционной семье» женщина, накрепко связанная мужем, детьми (особенно маленькими), бытом, огородом, долгами, объективно зависима и уязвима.

Нога на месте, иногда она болит, иногда ноет, но далеко не убежит. Физически и мировоззренчески.

Колоссально трудно сделать над собой усилие, взглянуть на ногу под другим углом и допустить саму мысль, что это НЕ НОГА.

Вот посмотрите сейчас на свою ногу. И оцените масштаб усилий.

Некоторым родителям это вообще никогда не удается. Тогда противостояние затягивается. И в этом противостоянии тоже есть своя выгода для родительской стороны, потому что конфликт — это хоть что-то живое, это еще не разрыв. Лучше уж нагромождение бреда, чем молчание телефона. Лучше наслаждение битвой жизни, чем ходить по руинам в одиночку.

Так что «замуж» — очень часто только ширмочка для тех невидимых миру драм, которые разворачиваются в темной чаще леса.

А совы — про сов вы уже поняли.

Фото novodiagroup.com

Анастасия Рубцова

Психолог рассказал, как родители благими намерениями превращают жизнь своих детей в ад

И посоветовал, как свести к минимуму извечный конфликт «отцов» и «детей»

Казалось бы, родители — самые близкие нам люди, и любовь между детьми и родителями должна быть безусловна. В детстве часто так оно и есть, однако с взрослением отпрысков нередко отношения портятся: вырастает стена непонимания, начинаются взаимные упреки, претензии, попытки манипуляций. В конце концов, общение либо сводится к формальным поздравлениям с памятными датами, либо прекращается вовсе…

Проблема «отцов» и «детей» стара, как мир, но от этого не стала менее актуальной. О том, почему со временем могут испортиться отношения с родителями и как этого избежать, мы беседуем с клиническим психологом, основателем школы психологического боя «Валаал» Валерием Ивановским.

— Валерий Валерьевич, почему нередко любовь между родителями и детьми перерастает в полную противоположность? Оговоримся сразу: речь не идет о так называемых асоциальных семьях, разговор о гражданах, считающихся вполне нормальными…

— Это действительно большая проблема: и социальная, и нравственная, и философская. На тему взаимоотношений «отцов» и «детей» на протяжении веков творили великие поэты и писатели, ей посвящено внушительное число трудов психологов (в основном фрейдистского толка). Однако проблема до сих пор не решена, несмотря на обилие рекомендаций по ее решению. Выходит, либо качество советов оставляет желать лучшего, либо эти советы не смогли пробить себе дорогу к массовому слушателю.

Я считаю, что основная причина ненормальных отношений между повзрослевшими детьми и родителями — грубые ошибки в воспитании. В психологии давно существует понятие привязанности — этим термином описывается важность первых 8 – 12 лет совместного проживания родителей и детей. И нарушение этой привязанности может вызвать серьезные проблемы в жизни ребенка — причем не только в отношениях с родителями, но и во многих других аспектах. Я бы даже сказал, нарушение привязанности в данном случае может предопределить некую трагичность его судьбы.

— Что конкретно имеется в виду под нарушением привязанности?

— Все просто: дефицит тепла и любви, который ребенок чувствует в первые годы жизни. Его причины могут быть разными. Одна история – когда ребенок нежеланный, либо мать и отец имеют какие-либо психологические нарушения (или даже психиатрические диагнозы), вследствие чего могут компенсироваться за счет подавления ребенка, через физическое или моральное насилие над ним. Не обязательно бить – достаточно регулярных уничижительных характеристик, и ребенок вырастет с глубокими психическими травмами.

Другая история – равнодушие: когда близкие по разным причинам не занимаются ребенком, объясняя это тяжелой работой, желанием устроить личную жизнь – и так далее.

— Позиция «сыт, одет, обут – и ладно»?

— Абсолютно верно. Это для ребенка так же страшно и разрушительно, как и прямые побои. Бывают и более завуалированные нарушения привязанности с очень серьезными последствиями: когда, например, ребенка отдают на воспитание няням или в детский сад, мотивируя это необходимостью выходить на работу. Я не хочу сейчас говорить об уместности и справедливости подобных оправданий, просто констатирую факт: когда столь рано разрывается психологическая пуповина между матерью и ребенком (неважно, по каким причинам), это всегда приводит к его страданиям и определенной психической деформации. И это тем более страшно, что в нашем обществе доминирует мнение, будто бы ребенок обязательно должен идти в детский сад.

— Да, и это объясняется тем, что маленький человек должен приучаться жить в коллективе, что это способствует обретению социальных навыков…

— Тезис о пользе столь раннего отрыва ребенка от семьи уже много раз опровергнут. И, наоборот, доказано, что такие эксперименты очень сильно травмируют психику ребенка, и с большой вероятностью приводят в дальнейшем к определенным проблемам. Иными словами, на начальном этапе своего развития ребенок должен получить максимум любви и заботы, все остальное он получит потом.

— А как же социализация?

— Социализация человека происходит всю его сознательную жизнь: от первого ее мгновения до последнего. Это, если можно так выразиться, базовая опция, поэтому тут не может быть недостатка навыка, который не будет восполнен потом. При этом существует понятие сензитивных периодов — наиболее благоприятных периодов для развития тех или иных качеств. И если ребенок до шести лет не получает необходимую порцию любви, заботы и ласки от родителей, благодаря чему формируется уверенность к себе и уверенное отношение к жизни – это впоследствии не восполнится ничем. Поэтому, лишая ребенка этих необходимых вещей, мы сами закладываем в его жизнь определенный конфликт, который может «прорваться» потом, в том числе, и в отношениях с родителями.

— Боюсь, ваш взгляд на детские сады будет неоднозначно воспринят современными родителями…

— Исследования говорят о том, что детишки, до школы воспитывавшиеся в своих семьях, психологически крепче, устойчивей и гармоничней тех, кто ходил в детский сад, а возможные пробелы в знаниях, как правило, быстро восполняются. Вообще детсады получили мощный толчок к развитию после революции и гражданской войны – когда каждый трудоспособный гражданин должен был работать, чтобы способствовать восстановлению страны. Такая же ситуация сложилась и после Великой Отечественной – необходимо было заново отстраивать разрушенные города и предприятия. Сейчас дела обстоят иначе и, как мне кажется, можно обойтись без чрезвычайщины. Ну а вопрос, почему большинство матерей в современной России вынуждены отдавать детей в детсады, чтобы идти зарабатывать, наверное, следует адресовать не психологу.

— Наряду с недостатком внимания и перекладыванием ответственности за воспитание своих детей на других, встречаются и прямо противоположные ситуации: когда ребенок в буквальном смысле загружен и, если можно так сказать, завоспитан. Что предпочтительнее? Или, как говорят в народе, хрен редьки не слаще?

— Еще в народе говорят, что благими намерениями вымощена дорога в ад. И нередко родители, как они думают, из самых лучших побуждений, навязчиво пристраивают своих детей во все кружки и секции, которые найдут: игра на гитаре, фотокружок, музыкальная школа, танцы, коньки… В реальности же это больше всего похоже на попытку компенсировать какие-то свои внутренние потребности и желания за счет детей. Вроде того: я не стал великим пианистом — так пусть мой сын станет. А что у сына к этому нет ни способностей, ни, самое главное, желания — это уже никого не волнует. И чем раньше это начинается, тем больший ущерб наносится ребенку.

Предвижу, как и в случае с детскими садами, гневные филиппики в свой адрес: мол, как же так, ребенок должен развиваться! Но прежде, чем громко возмутиться, вспомните себя, знакомых, родственников: наверняка отыщете хоть один похожий пример. Подумайте: что из знаний, полученных ребенком в этих кружках, пригодилось ему во взрослой жизни? Думаю, в 99 процентах случаев — ничего. Насильственно вдолбленные бесполезные знания и навыки в подростковом возрасте, как правило, забываются, но при этом перегруженный всем этим в детстве ребенок не получает должной любви и заботы, которая нужна ему более всяких кружков, ведь это в дальнейшем определит его характер и отношение к миру. Понимаете? Кататься на коньках или играть на гитаре ребенок научится позже, если захочет, конечно. А недостаток родительской любви и тепла невосполним.

— Но ведь в шесть-семь лет дети в любом случае идут в школу.

— К этому возрасту малыши «дозревают» до обучения в коллективе. Это уже следующий сензитивный период, когда начинается развитие мышления на основании научных, а не житейских понятий, когда развиваются высшие психические функции: произвольное внимание, произвольная память, осознанное использование речи – и другие. Но первые шесть-семь лет, подчеркиваю, ребенку более всего нужны любовь, внимание и забота.

— Чаще всего проблемы в отношениях с родителями начинаются в так называемом переходном возрасте. Однако у одних эти проблемы впоследствии нивелируются, а у других перерастают в трагедию. Почему?

— Есть так называемый этап сепарации – когда, взрослея, ребенок должен сепарироваться, отделяться от родителей. Очень многим родителям, особенно если в их отношениях с детьми присутствовали описанные выше проблемы, очень тяжело нормально воспринимать процесс сепарации. В ответ на «взрослые» потуги своего ребенка они постоянно говорят ему, что он еще мал, что он ничего не понимает. А подросток 14-16 лет очень раним, он крайне чувствителен к тому, что близкие не воспринимают его как взрослого.

«Огня» ситуации добавляет и то, что родители нередко разговаривают со своими выросшими детьми с позиции двойных стандартов. Когда он делает что-то, что не укладывается в некие рамки, его упрекают: «Ты уже взрослый, ты должен…» Это всегда связано с каким-то долженствованием. Но когда подросток пытается быть взрослым с точки зрения его восприятия – пойти на дискотеку, в клуб, попробовать что-то – ему заявляют, что он для этого еще мал.

У молодого человека или девушки в такой ситуации, говоря по-простому, взрывается мозг: так маленький он или взрослый? Пиетета и уважения к родителям это, конечно же, не добавляет.

Еще одна возможная причина нарушения процесса сепарации – отставание родителей от своих детей в своем внутреннем развитии и восприятии современного мира. Ребенок приходит в мир и «запечатлевает» его таким, какой он есть сейчас, а у его родителей этот процесс проходил в среднем на 20 лет раньше. Забота о хлебе насущном, бытовая рутина, а подчас и банальная лень не позволяют старшему поколению следить за изменениями в мире, и это тоже порождает коммуникационные проблемы.

— Получается, что повзрослевший ребенок, по сути, возвращает родителям сторицей то, что он получил от них в детстве?

— Безусловно, да. И, как бы неприятно для людей старшего поколения это ни звучало, многие вопросы о недостойном (по их мнению) поведении их детей в первую очередь стоило бы адресовать себе.

— Подытожим. Что делать родителям, чтобы максимально избежать возникновения проблем в отношениях с повзрослевшими детьми – понятно. А как быть взрослым детям, когда отношения с родителями, казалось бы, испорчены попытками манипуляций, упреками и претензиями?

— В практиках очень многих психотерапевтических школ осознание проблемы – само по себе очень важный инструмент лечения. Факт осознания говорит о том, что человек видит и понимает проблему не искривленно, не через призму своих комплексов, а так, как она есть. В данном случае мы просто должны сказать себе: «Да, родители, возможно, допускали вольные и невольные ошибки в отношениях с нами в раннем детстве. Но то, что они сделали, в любом случае находится в прошлом. А сейчас я самостоятельный человек, который в состоянии отвечать за все, что со мной происходит на основе своих осознанных мыслей и эмоциональных реакций, на формирование которых уже не влияют ошибки моих родителей. И если меня что-то в моей жизни не устраивает, я могу начать менять это к лучшему уже сегодня. Каковы бы ни были мои отношения с родителями в прошлом, я благодарен им за то, что они подарили мне жизнь, и за все их прощаю». На этом успокоиться, и дальше подходить к решению вопроса с исключительной любовью и уважением к тем, кто дал нам жизнь.

Любовь и уважение к родителям в данном случае отнюдь не означают, что вы должны действовать во вред себе, своей семье. Нельзя позволять им решать свои проблемы за ваш счет, также нужно пресекать попытки манипулировать вами. Постарайтесь, понимая их мотивы, помочь им преодолеть свои комплексы, но исключительно через дружеское участие, симпатию и, самое главное, с любовью.

Отношения родитель-ребенок — Почему это важно

Воспитание — самая интересная работа, которая у нас когда-либо будет, но она не лишена проблем. Современная семейная жизнь может быть стрессовой, и при различных давлениях на семью это не всегда легко. В конечном счете, родители хотят лучшего для своего ребенка, и прочные отношения между родителями и детьми могут помочь улучшить результаты для детей.

Почему важны позитивные отношения между родителями и детьми?

Отношения родитель-ребенок — это те отношения, которые способствуют физическому, эмоциональному и социальному развитию ребенка.Это уникальная связь, которую каждый ребенок и родитель сможет развить и воспитать. Эти отношения закладывают основу личности ребенка, жизненного выбора и поведения в целом. Это также может повлиять на силу их социального, физического, психического и эмоционального здоровья.

Некоторые из преимуществ включают:

  • Маленькие дети, которые растут с надежной и здоровой привязанностью к своим родителям, имеют больше шансов на развитие счастливых и довольных отношений с другими в своей жизни.
  • Ребенок, у которого есть надежные отношения с родителями, учится управлять эмоциями в стрессовых ситуациях и в сложных ситуациях.
  • Способствует умственному, языковому и эмоциональному развитию ребенка.
  • Помогает ребенку проявлять оптимистичное и уверенное поведение в обществе.
  • Вовлечение здоровых родителей и вмешательство в повседневную жизнь ребенка закладывают основу для улучшения социальных и академических навыков.
  • Надежная привязанность ведет к здоровому социальному, эмоциональному, когнитивному и мотивационному развитию.Дети также приобретают сильные навыки решения проблем, когда у них хорошие отношения с родителями.

Стиль воспитания — Позитивное воспитание

Когда дело доходит до воспитания детей, существует универсальный подход: мы меняемся и адаптируемся по мере роста наших детей. Однако следование некоторым простым позитивным советам по воспитанию может помочь, когда дело касается ваших отношений с ребенком.

Теплое, любящее общение
Относитесь к каждому взаимодействию как к возможности наладить контакт со своим ребенком.Будьте теплыми в своих выражениях, смотрите в глаза, улыбайтесь и поощряйте общение.

Имейте границы, правила и последствия
Детям нужна структура и руководство. Поговорите со своими детьми о том, чего вы от них ожидаете, и убедитесь, что они понимают.

Слушайте и сопереживайте своему ребенку
Признавайте чувства своего ребенка, покажите ему, что вы понимаете, и заверьте, что вы всегда рядом, чтобы помочь ему, когда у него возникнут проблемы.

Решение проблем
Помогите ребенку решить проблему.Будьте хорошим примером для подражания и покажите им, как себя вести своими действиями. Когда вы работаете со своими детьми над поиском решений, они учатся справляться с трудностями соответствующим образом.

Укрепление отношений между родителями и детьми

Установление связи с вашим ребенком важно для развития прочных родительско-детских отношений. Вот несколько советов, которые помогут укрепить ваши отношения с детьми.

Скажите ребенку, что вы его любите.
Конечно, вы любите своих детей, но говорите им каждый день, независимо от возраста.Даже в трудные дни дайте ребенку понять, что вам не нравится такое поведение, но вы его безоговорочно любите. Простое «я люблю тебя» может многое сделать для укрепления отношений.

Играйте вместе
Игра очень важна для развития детей. Маленькие дети могут развить многие навыки с помощью игры. Это не только развлечение и помощь в развитии отношений с ребенком, но и улучшение языковых навыков, эмоций, творческих и социальных навыков детей.

Департамент образования и Playboard NI разработал ряд ресурсов по игре для родителей в рамках кампании #PlayMatters.

Будьте на связи
Найдите время, чтобы поговорить с ребенком, не отвлекая его, даже 10 минут в день могут иметь большое значение в формировании хороших навыков общения. Выключите телевизор, уберите технику и проведите время вместе.

Ешьте вместе
Еда вместе в семье создает основу для разговора. Не поощряйте использование технологий за столом и наслаждайтесь обществом друг друга.

Слушайте и сопереживайте
Соединение начинается с прослушивания.Постарайтесь взглянуть на вещи с точки зрения вашего ребенка и воспитывайте взаимное уважение.

Проводите время один на один с детьми
Если у вас более одного ребенка, постарайтесь проводить индивидуальное время с каждым из них. Качественное и индивидуальное времяпрепровождение с ребенком может укрепить вашу связь, повысить его самооценку и дать им понять, что их ценят.

10 вещей, которые нужно знать об отношениях между родителями и детьми

«… воссоединение матери и ребенка — это всего лишь движение.»- Пол Саймон

Источник: GraphicStock, используется с разрешения

Пол Саймон был прав в том, что воссоединение матери и ребенка было очень тесной связью. Отношения между родителями и детьми качественно отличаются от всех наших других отношений. Доктор Кейт Крник, профессор и заведующий кафедрой психологии Университета штата Аризона, на протяжении большей части своей карьеры тщательно изучал эти отношения. Его лаборатория изучила, как характер стресса в родительско-детских отношениях влияет на функции ребенка и семьи.Он также использовал лонгитюдные исследования, чтобы изучить связь между стилями воспитания и детскими эмоциями и поведением, которые могут способствовать ранним проблемам с психическим здоровьем у детей.

Отношения между родителями и детьми развиваются с течением времени под влиянием характеристик ребенка, характеристик родителей и условий, в которых действуют семьи. Эти факторы уникальным образом смешиваются друг с другом, создавая невероятное разнообразие качеств этих отношений.

Источник: GraphicStock, используется с разрешения

Мы знаем, что наша роль родителей очень важна с точки зрения развития ребенка.Но что именно мы можем и должны делать, чтобы вырастить психически здоровых детей или, по крайней мере, минимизировать влияние психических расстройств? Очевидно, ответ сложен. Вот несколько советов из исследования доктора Крника.

1) Эффективное воспитание дает большие преимущества для развития ребенка при нормальных обстоятельствах и даже большие преимущества перед лицом риска. Есть определенные факторы риска, которые уникальны для отношений между родителями и детьми. Вовлеченные процессы взаимоотношений могут зависеть от того, где находится риск … в ребенке (например.грамм. нарушение развития, недоношенность, проблемы с поведением), родитель (например, психопатология) или семейный контекст (например, экономические трудности, статус меньшинства). Задержка в развитии ребенка, детский диагноз СДВГ / ODD и низкий семейный доход связаны с более низкими положительными оценками родителей, что является показателем «жизнестойкости родителя». Материнское образование действует как защитный буфер для повышения устойчивости воспитания детей младшего возраста (в возрасте 3-5 лет), в то время как материнское здоровье защищает 5-летних. Одним из важнейших защитных факторов является материнский оптимизм, который эффективен для детей в возрасте от 3 до 8 лет.

2) Дети с задержкой в ​​развитии чаще имеют проблемы с поведением. Степень проблем с поведением ребенка является сильным фактором родительского стресса, в большей степени, чем задержка когнитивных функций ребенка.

3) Родительское тепло и контроль в позитивном смысле — два наиболее важных родительских качества, которые помогают создавать позитивные эффекты. С точки зрения исследований, это родительский аффект и чувствительность. Положительная эмоциональная реактивность и саморегуляция являются важными родительскими факторами в развитии у детей здорового темперамента.

4) У матерей и отцов есть некоторые общие черты и эффекты воспитания детей, но они также различаются важными способами, которые создают уникальные качества взаимоотношений. И матери, и отцы детей с пограничным интеллектуальным функционированием имеют более негативное контролирующее воспитание (возраст детей 5-6 лет), чем родители типично развивающихся детей. В свою очередь, дети с пограничным интеллектуальным функционированием показали более сложное поведение. Интересно, что отрицательное отцовское поведение предсказывается более ранним поведением ребенка, в то время как отрицательное материнское поведение предсказывает детские трудности.

Источник: GraphicStock, используется с разрешения

5) Эмоции во всех их аспектах играют важную роль в развитии и траектории отношений между родителями и детьми. Это улица с двусторонним движением; эмоции детей, влияющие на поведение родителей, и эмоции родителей, влияющие на развитие и поведение детей. Регулирование эмоций особенно важно в отношениях между родителями и детьми, для родителей как моделей и для детей как основной компетенции развития.

6) Настройка — важный фактор в отношениях между родителями и детьми.Это включает в себя динамические и сложные модели чувствительного взаимопонимания и взаимодействия между детьми и их родителями. Настройка характеризуется соответствиями в биологической, аффективной, когнитивной и поведенческой областях. Как отмечает д-р Борнштейн, «когда взаимодействие с опекунами выходит из строя из-за несоответствия времени или несоответствия, дети и родители испытывают стресс».

7) Враждебность одного из родителей может нарушить способность другого родителя поддерживать хорошие отношения со своими детьми.Отношения отца и ребенка особенно уязвимы для враждебности родителей.

8) Стресс повсеместен и отражается во многих различных контекстах, которые могут повлиять на качество родительско-дочерних отношений. В частности, эффекты стресса, связанные с воспитанием детей (сложное поведение ребенка и родительские задачи), могут быть сильнее, чем влияние общего жизненного стресса на семьи.

9) Социальные факторы матери и темперамент младенца могут существенно повлиять на развитие детской нейробиологии.Социальные факторы матери со временем могут либо способствовать, либо затруднять адаптацию родителей к ребенку. Пренатальные психосоциальные стрессоры существенно влияют на здоровье и развитие ребенка. Пренатальная материнская депрессия и отсутствие социальной поддержки предсказывали более высокий уровень кортизола у младенцев с большим негативным темпераментом. Кроме того, матери с младенцами с отрицательным темпераментом с большей вероятностью будут демонстрировать материнский дистресс и меньшую социальную поддержку от пренатального до 12 недель послеродового периода.

10) Отношения отца и сына наиболее подвержены перекрестным эффектам родительской враждебности (на которую влияет враждебность со стороны другого родителя), в то время как отношения отца и дочери кажутся более защищенными в первые годы.

Вот пять советов Уитни Хьюстон по воспитанию детей — «Величайшая любовь для всех».

1) Я верю, что дети — наше будущее.

2) Научи их хорошо и позволь им указывать путь.

3) Покажи им всю красоту, которой они обладают внутри.

4) Дайте им чувство гордости, чтобы облегчить задачу.

5) Пусть детский смех напомнит нам, какими мы были раньше.

Источник: GraphicStock, используется с разрешения

Доктор.Обширная работа Крника легла в основу этого направления исследований родителей и детей. Он уйдет с поста председателя факультета психологии Университета штата Аризона в конце этого года и, скорее всего, выйдет на пенсию вскоре после этого. Когда его спросили, как он будет себя чувствовать, не участвуя в психологических исследованиях, доктор Крник сказал мне, что даже после выхода на пенсию он будет продолжать играть определенную роль и участвовать в исследовательской деятельности в качестве почетного профессора.

Почему он посвятил свою карьеру изучению взаимоотношений родителей и детей? «Попытка понять природу и ход взаимоотношений родителей и детей бесконечно увлекательна и бесконечно трудна.Это тем более верно, когда ситуации создают непредвиденные риски в семьях, которые требуют совершенно новых подходов к процессам воспитания детей. В нашей работе все сводится к пониманию механизма воздействия или процессов, посредством которых развиваются отношения ».

За дополнительной информацией обращайтесь на факультет психологии Университета штата Аризона.

Подписывайтесь на меня в Twitter и Instagram @ Neil.Farber, или ставьте лайк моей странице в Facebook «Ключ к достижению». Посетите мой сайт здесь.

Как родители влияют на ваши будущие отношения

Мы лично убеждены, что очень немногие люди (независимо от того, к какому поколению они принадлежат) скажут, что свидания — это легкий подвиг. Однако свидания в цифровую эпоху кажутся особенно сложными: приложения для свиданий значительно усложняют удержание чьего-либо внимания (потому что каждый разговаривает с множеством других романтических интересов) и намного легче кого-то призрак. Тем не менее, как только мы найдем себе пару, мы с радостью согласимся с точкой зрения Джона Леннона: «Все, что вам нужно, — это любовь.»

Но то, как вы ее отдаете и получаете, в значительной степени зависит и формируется одним или двумя критически важными людьми в вашей жизни: вашими родителями. На самом деле, Ребекка Берген, доктор философии, сказала нам, что наш первый опыт с этой эмоцией связан с нашими родителями, и те ранние годы установили планку того, как мы видим, даем и получаем любовь и что мы хотим от отношений позже. в наших жизнях.

Знакомьтесь, эксперт

Ребекка Берген, доктор философии, лицензированный клинический психолог и совладелец консультационного центра Бергена в Чикаго.

«Я верю, что то, насколько эмоционально доступными были наши родители, повлиял на тип привязанности, которую мы с ними установили», — объясняет она. «Теория привязанности предполагает, что мы создаем внутреннюю рабочую модель наших родителей, которую мы позже интернализируем как наше собственное самоощущение. Этот стиль привязанности также влияет на то, как мы воспринимаем себя, и, в свою очередь, на то, как мы находимся в отношениях».

Впереди Берген объясняет, как наш детский опыт общения с родителями служит моделью для наших взрослых отношений, что мы можем сделать, чтобы разорвать отрицательный цикл, и как мы можем воспитать следующее поколение.

Как разорвать цикл

Чтобы создать новые модели поведения во взрослом возрасте, Берген предлагает четыре совета: читать, вести дневник, взглянуть на свои текущие отношения с другой точки зрения и попробовать терапию.

Прочтите книги психолога и клинициста Джона Готтмана, чтобы узнать о различных моделях, которые приводят к положительным результатам отношений, и о тех, которые приводят к отрицательным результатам отношений «. Ключевой момент, который следует помнить, — это узнать о здоровых способах управления конфликтами и более эффективных способах установления контактов эмоционально с партнером.Никто не любит драки, но вы можете меньше бояться их, если сможете спорить более конструктивно.

Что касается ведения дневника, Берген советует: «Записывайте и повышайте самоосознание своих мыслей, чувств и поведения в отношениях. Сравните то, что вы замечаете, с тем, как ваши родители взаимодействовали с вами и взаимодействовали друг с другом». Если вы заметили, что в ваших отношениях с родителями чего-то не хватает, подумайте, пытаетесь ли вы найти это в ваших нынешних отношениях.

В-третьих, «Работайте над опробованием новых способов нахождения в ваших текущих отношениях. Готтман обрисовывает в общих чертах конкретные формы поведения, над которыми вы можете работать в ваших отношениях, например, задавая более глубокие вопросы, обращаясь к партнеру, когда он пытается установить с вами контакт, и уверенно выражать свои мысли, когда тебе больно », — говорит Берген. В конце концов, пробовать что-то новое никогда не бывает плохой идеей, особенно если вы какое-то время вместе.

И последнее, но не менее важное: «Если вам по-прежнему трудно сломать эти шаблоны, может потребоваться терапия», — добавляет она.Квалифицированный терапевт может помочь вам определить эти шаблоны и изучить препятствия на пути к реализации новых, позитивных.

Отношения с родителями, самооценка и психологическое благополучие в молодом возрасте по JSTOR

Abstract

Каковы психологические преимущества близких родительско-детских отношений для сыновей и дочерей, достигших совершеннолетия? Мы применяем теорию идентичности для формулирования гипотез о потенциальном вкладе привязанности родителей и детей к сыновней самооценке и благополучию в юном возрасте.Мы ожидаем, что непосредственные психологические преимущества такой привязанности будут зависеть от психологической значимости сыновней идентичности. Конкурирующая «взрослая» работа, супружеская и родительская ролевые идентичности должны уменьшить значимость сыновней идентичности, тем самым уменьшая вклад привязанности родителей и детей к сыновней самооценке в юном взрослом возрасте. Группа из 293 диад родитель-ребенок предоставила лонгитюдные данные (за 14 лет) о качестве взаимоотношений и сыновнем благополучии сыновей и дочерей в возрасте от позднего подросткового возраста до тридцати лет.Основные выводы заключаются в следующем: 1) привязанность родителей к ребенку внесла скромный вклад в повышение сыновней самооценки в позднем подростковом и раннем взрослом возрасте; 2) негативные психологические последствия низкой привязанности родителей к ребенку были меньше для молодых людей, которые имели работу и, в меньшей степени, семейную и родительскую идентичность; и 3) ранний вклад привязанности к сыновней самооценке обеспечил умеренную долгосрочную психологическую пользу сыновьям и дочерям в зрелом возрасте.

Информация журнала

Social Psychology Quarterly (SPQ) публикует теоретические
и эмпирические статьи о связи между человеком и обществом, в том числе
изучение отношений людей друг с другом, а также с группами,
коллективы и учреждения.Он также включает изучение внутриличностных
процессы, поскольку они существенно влияют или находятся под влиянием социальных
структура и процесс. SPQ действительно междисциплинарный, издательский
работы как социологов, так и психологов. Публикуется ежеквартально в марте,
Июнь, сентябрь и декабрь.

Информация об издателе

Заявление о миссии Американской социологической ассоциации:

Служить социологам в их работе
Развитие социологии как науки и профессии
Содействие вкладу социологии в общество и ее использованию

Американская социологическая ассоциация (ASA), основанная в 1905 году, является некоммерческой организацией.
членская ассоциация, посвященная развитию социологии как научной дисциплины
и профессия, служащая общественному благу.ASA насчитывает более 13 200 членов.
социологи, преподаватели колледжей и университетов, исследователи,
практикующие и студенты. Около 20 процентов членов работают в правительстве,
бизнес или некоммерческие организации.
Как национальная организация социологов Американская социологическая ассоциация,
через свой исполнительный офис, имеет все возможности для предоставления уникального набора
услуги своим членам, а также продвижение жизнеспособности, заметности и разнообразия
дисциплины.Работая на национальном и международном уровнях, Ассоциация
стремится сформулировать политику и реализовать программы, которые, вероятно, будут иметь самые широкие
возможное влияние на социологию сейчас и в будущем.

Отношения между родителями и детьми — младенчество, младенчество, дошкольное учреждение, школьный возраст, подростковый возраст, взрослые — экспериментальная группа, эмоциональное развитие, родители и дети

Отношения между родителем и ребенком на протяжении всего развития ребенка.

Из множества различных отношений, которые мы формируем в течение жизни, отношения между родителем и ребенком являются одними из самых важных. Неудивительно, что студенты детского развития уделили значительное внимание отношениям между родителями и детьми, чтобы понять, как они развиваются и функционируют на протяжении всей жизни. Среди множества вопросов, которые исследуют исследователи, есть вопросы, касающиеся нормативных изменений в отношениях между родителями и детьми в процессе развития (например,g., Как изменяются отношения между родителями и детьми в подростковом возрасте?), влияние изменений в отношениях между родителями и детьми на поведение и функционирование ребенка (например, какие виды дисциплины наиболее эффективны в дошкольном возрасте?) и влияние родительско-дочерних отношений на родителя (например, как на взрослых влияет отцовство?).

Младенчество

Ребенок плачет, родитель его кормит; ребенок прижимается к груди, родитель обнимает ее. День за днем, ночь за ночью матери и папы кормят, отрыгивают, моют, переодеваются, одевают и держат своих младенцев.Из этих взаимодействий растут чувства и ожидания. Младенец чувствует себя расстроенным и голодным, затем удовлетворен; родитель чувствует нежность, радость, досаду, истощение, удовольствие. Постепенно ребенок начинает ожидать, что родители будут заботиться о нем, когда она плачет. Постепенно родители реагируют на потребности своего ребенка и даже предвосхищают их. Эти элементы формируют основу для развивающихся отношений, комбинации поведения, взаимодействия, чувств и ожиданий, уникальных для конкретного родителя и конкретного ребенка.

К концу первого года у большинства младенцев, находящихся на попечении в семьях, развиваются отношения привязанности , обычно с основным опекуном. Эти отношения имеют ключевое значение для развития ребенка.

Психологи, занимающиеся развитием, изучали привязанность в младенчестве , в основном наблюдая, как младенцы реагируют, когда они разлучены, а затем воссоединены с опекуном (обычно с одним из родителей младенца). Наиболее распространенной является экспериментальная лабораторная процедура под названием Strange Situation .Исследователи были особенно заинтересованы в понимании индивидуальных различий в качестве привязанности, вытекающих из поведения в странной ситуации. У большинства детей развивается надежная привязанность : воссоединившись со своим опекуном после временного отсутствия в течение нескольких минут, они приветствуют ее двумя разными способами. Если они огорчены, они хотят, чтобы их подняли и утешили ее объятия; если они довольны, они улыбаются, разговаривают с ней или показывают игрушку. Напротив, некоторые дети с ненадежной привязанностью хотят, чтобы их взяли на руки, но их не утешают; они пинают или отталкивают.Другие кажутся безразличными к возвращению опекуна и игнорируют ее, когда она возвращается.

Качество привязанности младенца, по-видимому, позволяет прогнозировать аспекты его дальнейшего развития. Молодые люди, которые выходят из младенчества с надежной привязанностью, имеют больше шансов на развитие счастливых и компетентных отношений с другими людьми. Отношения привязанности не только формируют эмоциональную основу для непрерывного развития отношений между родителями и детьми, но могут служить фундаментом, на котором строятся последующие социальные отношения.

Исследователи расходятся во мнениях относительно происхождения безопасных отношений привязанности. Одна из статей посвящена тому, как воспитатели ведут себя по отношению к своим младенцам. Согласно этой точке зрения, ключевым элементом является чувствительность воспитателя в ответ на сигналы младенца. У безопасных младенцев есть матери, которые чутко читают сигналы своего ребенка и соответствующим образом реагируют на их потребности.

Другая перспектива подчеркивает темперамент младенцев. Надежная привязанность легче формируется между опекуном и младенцем с более легким характером или темпераментом, чем между опекуном и младенцем, который обычно негативен, напуган или не особенно общителен.В этом отношении надежность привязанности может отражать то, каков ребенок, а не то, как ведет себя воспитатель. Скорее всего, ранние отношения между родителями и детьми являются результатом того, что привносят в них младенец и опекун .

Дети дошкольного возраста

Когда дети переходят из младенчества в дошкольное, отношения между родителями и детьми начинают менять свою направленность. В младенчестве основной функцией родительско-детских отношений является забота и предсказуемость, и большая часть отношений вращается вокруг повседневных требований ухода: кормление, сон, пользование туалетом, купание.Отношения привязанности развиваются из этих повседневных взаимодействий.

Однако по мере того как подростки начинают говорить и становятся более мобильными в течение второго и третьего года жизни, родители обычно пытаются формировать социальное поведение своего ребенка. По сути, родители становятся учителями, а также воспитателями, наставниками и заботятся. Процесс социализации — подготовка ребенка к функционированию в качестве члена социальной группы — подразумеваемый в течение большей части первых двух лет жизни, становится явным по мере того, как ребенок приближается к своему третьему дню рождения.

Социализация уже более 60 лет является важным центром исследований в области развития детей. Первоначально исследователи сосредоточили свое внимание на конкретных методах воспитания детей, включая типы дисциплины и подходы к приучению к туалету и отлучению от груди, в попытке связать конкретные методы воспитания с аспектами развития ребенка. Результаты этого исследования были противоречивыми и не особенно информативными. Со временем такие усилия уступили место исследованиям, в которых подчеркивался общий эмоциональный климат в отношениях между родителями и детьми, а не отдельные практики воспитания.

Ряд исследований, проведенных за последние 30 лет, указали на два всеобъемлющих аспекта отношений между родителями и детьми, которые, как представляется, систематически связаны с психологическим развитием ребенка: насколько отзывчивы родители и насколько они требовательны. Отзывчивые родители тепло и приветливо относятся к своим детям, наслаждаются ими и пытаются смотреть на вещи с их точки зрения. Напротив, родители с низкой отзывчивостью склонны быть отчужденными, отвергающими или критичными.Они не доставляют удовольствия своим детям и часто нечувствительны к их эмоциональным потребностям. Требовательные родители придерживаются постоянных стандартов поведения своего ребенка. Напротив, недостаточно требовательные родители слишком снисходительны; они осуществляют минимальный контроль, мало руководят и часто уступают требованиям своего ребенка. Здоровое психологическое развитие детей обеспечивается, когда родители одновременно отзывчивы и умеренно требовательны.

В раннем детстве дети часто начинают отстаивать свое стремление к автономии, бросая вызов своим родителям.Иногда вновь обретенная напористость ребенка во время «ужасных двоек» может усложнить отношения между родителями и детьми. Важно, чтобы родители осознавали, что такое поведение является нормальным для малыша и что здоровому развитию независимости способствуют отношения между родителями и детьми, которые обеспечивают поддержку и структуру для развивающегося у ребенка чувства автономии. Во многих отношениях безопасность первоначальной привязанности между младенцем

Вовлечение детей в досуг, например, на рыбалку, может укрепить отношения между родителями и детьми. (Фото Susan D. Rock. Воспроизведено с разрешения)

и родитель предоставляет ребенку эмоциональные средства, позволяющие начать исследовать мир за пределами родительско-детских отношений.

Дошкольное учреждение

Многие исследователи изучают способы взаимодействия отзывчивости и требовательности, формируя общий тон или климат в семье. Используя такого рода подход, эксперты определили четыре основных стиля воспитания, которые обычно возникают в дошкольном возрасте: авторитарный, авторитарный, снисходительный и отстраненный.Хотя ни один из родителей не является абсолютно последовательным в разных ситуациях и во времени, родители, похоже, следуют некоторым общим тенденциям в своем подходе к воспитанию детей, и можно описать отношения между родителями и детьми с точки зрения преобладающего стиля воспитания. Эти описания могут быть использованы как рекомендации как для специалистов, так и для родителей, заинтересованных в понимании того, как вариации в отношениях между родителями и детьми влияют на развитие ребенка.

Авторитетные родители отзывчивы и требовательны; они тверды, но дисциплинируют с любовью и привязанностью, а не с силой , и они, скорее всего, будут объяснять своим детям правила и ожидания, а не просто их утверждать. Авторитарные родители тоже очень требовательны, но не менее отзывчивы; Авторитарные родители, как правило, строго придерживаются дисциплины, часто полагаясь на физическое наказание и отказ от привязанности, чтобы сформировать поведение своего ребенка. Снисходительность родители отзывчивы, но не особенно требовательны; они мало чего ждут от своих детей и мало дисциплинируют. Отстраненные родителей не отзывчивы и не требовательны. Они могут пренебрегать или не осознавать потребности ребенка в ласке и дисциплине.

Почему родители с большей вероятностью будут использовать один стиль, а не другой? В конечном итоге стиль воспитания, который использует родитель, определяется многими факторами: историей развития, образованием и личностью родителя , поведением ребенка и непосредственным и более широким контекстом жизни родителя. Таким образом, на поведение родителей по отношению к ребенку влияют такие факторы, как работа, брак, семейные финансы и другие факторы, которые могут повлиять на поведение и психологическое благополучие родителей.Кроме того, систематические сравнения родительских практик в семьях, живущих в разных обстоятельствах, учит нас тому, что родители из разных культур, из разных социальных классов и из разных этнических групп по-разному воспитывают своих детей.

Тем не менее, исследования показали, что аспекты поведения и психологического развития детей связаны со стилем воспитания, с которым они выросли. Вообще говоря, дошкольники с авторитетными родителями, как правило, проявляют любопытство к новым ситуациям, сосредоточены и обладают навыками играть , самостоятельными, сдержанными и веселыми.Дети, с которыми обычно обращаются авторитарно, обычно капризны, несчастны, напуганы, замкнуты, непредсказуемы и раздражительны. Дети снисходительных родителей, как правило, не обладают социальной ответственностью и независимостью, но обычно они более жизнерадостны, чем конфликтные и раздражительные дети авторитарных родителей. Наконец, дети, чьи родители не вовлечены в процесс, обычно имеют более высокую долю психологических трудностей, чем другие молодые люди.

Школьный возраст

В младшие школьные годы ребенок все больше проявляет интерес к сверстникам, но это не следует воспринимать как признак незаинтересованности в отношениях между родителями и детьми.Скорее, с естественным расширением психосоциальных и когнитивных способностей, социальный мир ребенка расширяется и включает в себя больше людей и окружение за пределами домашнего окружения . Отношения между родителями и детьми продолжают оставаться самым важным фактором, влияющим на развитие ребенка. Вообще говоря, дети, чьи родители одновременно отзывчивы и требовательны, продолжают процветать в психологическом и социальном плане в течение середины детства лет.

Стили воспитания, которые впервые проявляются в дошкольном возрасте, продолжают влиять на развитие в среднем детстве.В детстве стили родителей не меняются, и их влияние на ребенка очень похоже. Дети авторитетных родителей, как правило, социально компетентны, ответственны, успешны в школе и имеют высокую самооценку . Авторитарный стиль с его перфекционизмом , жесткостью и суровой дисциплиной продолжает отрицательно влиять на детей, причем эти молодые люди обычно оцениваются ниже, чем их сверстники в соответствующей социальной уверенности, когнитивных способностях, компетентности и самооценке, но выше в Агрессия .Дети снисходительных родителей также, как правило, более агрессивны, чем их сверстники, но также более импульсивны, менее самоуверенны и менее ответственны. Дети, выросшие в домах с ограниченными возможностями, по-прежнему испытывают наибольшие трудности и проявляют больше проблем с поведением.

Естественная тенденция — думать об отношениях между родителями и детьми как об улице с односторонним движением, когда родитель влияет на ребенка. Но на самом деле отношения взаимные и двунаправленные. Особенно в школьные годы на отношения между родителями и детьми влияют не только родители ребенка, но и сам ребенок.В большинстве семей модели взаимодействия между родителем и ребенком четко устанавливаются еще в начальной школе. Например, чрезмерно суровое воспитание часто приводит к агрессивному поведению детей, побуждая детей присоединяться к антисоциальным группам сверстников, что еще больше усиливает их агрессивность. Это, в свою очередь, может спровоцировать более жесткое воспитание, что приведет к еще большей агрессивности ребенка и т. Д. Авторитетное воспитание, напротив, помогает детям развивать уверенность в себе и социальную компетентность , что, конечно же, облегчает родителям авторитетное и аргументированное воспитание своего ребенка.Постоянная авторитетность со стороны родителей способствует повышению компетентности ребенка и так далее. Вместо того, чтобы пытаться решить загадку «кто пришел первым» — воспитание или характеристики ребенка, — более полезно думать о воспитании детей как о процессе, а о родительско-дочерних отношениях как об одной части сложной социальной системы.

Во многих исследованиях изучается, как на развитие ребенка влияют такие факторы, как развод , повторный брак и родительская (особенно материнская) занятость.Как правило, эти исследования показывают, что качество родительско-детских отношений имеет более важное влияние на психологическое развитие ребенка, чем изменения в структуре или составе домохозяйства. Вообще говоря, отзывчивое и требовательное воспитание связано с более здоровым развитием ребенка независимо от семейного положения или занятости родителей. Однако, если изменения в семейном положении или трудовой жизни родителей нарушают отношения между родителями и детьми, скорее всего, будут заметны краткосрочные последствия для поведения ребенка.Одна из целей профессионалов, которые работают с семьями, находящимися в состоянии стресса , — помочь им восстановить здоровые модели взаимодействия родителей и детей.

Подростковый возраст

Начало подростковый возраст знаменует собой важный поворотный момент в отношениях между родителями и детьми. По мере того, как ребенок вступает в подростковый возраст, биологические, когнитивные и эмоциональные изменения этого периода вызывают преобразования в отношениях между родителями и детьми. Во многих семьях переход в подростковый возраст совпадает с переходом родителей в средний возраст, и это тоже может внести дополнительные проблемы в семейную систему, которые перерастут в отношения между родителями и детьми.

Ранний отрочество — это время, в течение которого стремление ребенка к независимости может бросить вызов авторитету родителей, поскольку молодой подросток стремится установить чувство эмоциональной автономии или индивидуализации. Как и в раннем детстве, многие родители считают ранний отрочество трудным периодом, требующим значительного количества адаптации . Но, как и в случае с малышом, исследования показывают, что большинство семей способны успешно справляться с этими адаптационными требованиями.Подростки чувствуют себя лучше всего, и их семейные отношения наиболее счастливы в семьях, где родители поддерживают и принимают потребности ребенка в большей психологической независимости.

Хотя значение отношений со сверстниками возрастает в подростковом возрасте, отношения между родителями и детьми сохраняют свое значение для психологического развития ребенка. Как и в предыдущие эпохи, авторитетное воспитание — воспитание, сочетающее в себе теплоту и твердость, — кажется, оказывает наиболее положительное влияние на развитие ребенка.Исследования показывают, что со временем авторитетно воспитанные подростки продолжают демонстрировать более высокие успехи в школе, лучшее психологическое развитие и меньше проблем с поведением, чем их сверстники из других типов домов. Молодые люди, родители которых не заняты, по-прежнему испытывают наибольшие трудности.

Широко распространено мнение, что конфликт между родителями и детьми является неотъемлемой чертой семейной жизни в подростковом возрасте, но систематические исследования так называемого «разрыва между поколениями» показывают, что это явление преувеличивается в популярных средствах массовой информации.Ранний отрочество может быть временем усиленных ссор и несколько ослабленной близости в отношениях между родителями и детьми, но большинство разногласий между родителями и молодыми подростками связаны с довольно обыденными вопросами, и большинство подростков и родителей соглашаются в главном. Тем не менее, учащение этих ссор может сказаться на психическом здоровье родителей , особенно на матери. Однако этот период кажется временным, и большинство родителей и подростков могут установить комфортные рабочие отношения к началу старшей школы.Действительно, к позднему подростковому возрасту большинство детей сообщают, что чувствуют себя так же близкими к своим родителям, как и в начальной школе.

Взрослые

Многие взрослые поддерживают активные отношения со своими родителями. Став взрослыми, они теперь могут относиться друг к другу на равных, хотя ощущение того, что один из них является родителем, а другой — «ребенком» (даже если ребенок теперь взрослый), сохраняется в некоторых отношениях. Взрослые дети все чаще оказываются зажаты между требованиями заботы о своих собственных детях и их стареющими родителями, которым может потребоваться дополнительная помощь по мере того, как они становятся старше и физически слабее.В некоторых семьях взрослые дети заботятся о своих родителях почти так же, как их родители заботились о них, когда они были моложе. Эта ситуация принесла как стресс, так и радость, поскольку родители и взрослые дети изо всех сил пытаются изменить свои отношения.

границ | Стили воспитания и отношения между родителями и подростками: посредническая роль поведенческой автономии и родительского авторитета

Введение

Различия в стилях воспитания и качествах взаимоотношений между родителями и детьми — давние темы исследований в области психологии развития и семейной психологии.Предыдущие исследования показали, что стили воспитания являются критическими факторами семейного контекста, которые тесно связаны с отношениями между родителями и подростками (Shek, 2002). Несмотря на большое количество исследований связи между стилями воспитания и отношениями между родителями и подростками, существующие исследования в основном сосредоточены на прямом влиянии стилей воспитания на отношения между родителями и подростками, в то время как основные механизмы, посредством которых стили воспитания связаны с отношениями родитель-подросток. отношения редко исследуются.В настоящем исследовании изучались возможные опосредствующие эффекты ожиданий подростков в отношении поведенческой автономии и убеждений в законности родительской власти, на связь между различиями в стилях воспитания и вариабельностью конфликтов и сплоченности в отношениях на выборке молодежи из материкового Китая. Мы также проверили, различались ли прямые и опосредованные эффекты для девочек и мальчиков.

Стили воспитания и отношения между родителями и подростками

Стиль воспитания определяется как совокупность отношения и поведения родителей к детям и эмоционального климата, в котором проявляется поведение родителей (Дарлинг и Стейнберг, 1993).В области воспитания огромное влияние оказали типологический подход Маккоби и Мартина (1983) и Баумринда (1991) к концептуализации воспитания. Они классифицировали воспитание детей на четыре типа в зависимости от отзывчивости и требовательности (Maccoby, Martin, 1983; Baumrind, 1991). Авторитарный стиль воспитания отличается отзывчивостью и требовательностью. Авторитетные родители обеспечивают не только поддержку и тепло, но также четко определенные правила и последовательную дисциплину (Baumrind, 1991).Авторитарный стиль воспитания характеризуется низкой отзывчивостью, но высокой требовательностью. Родители этого стиля склонны произвольно использовать враждебный контроль или суровое наказание, чтобы добиться согласия, но они редко дают объяснения или позволяют словесные компромиссы. Снисходительный стиль воспитания характеризуется низкой требовательностью, но высокой отзывчивостью. Снисходительные родители отзывчивы к своим детям и удовлетворяют их потребности, но им не удается установить надлежащую дисциплину, контролировать поведение или требовать зрелого поведения.Наконец, небрежный стиль воспитания характеризуется низкой отзывчивостью и требовательностью. Небрежные родители ориентированы на родителей и редко занимаются воспитанием детей. Они не заботятся о своих детях и не устанавливают правил.

Подростковый возраст — это критический период развития, который требует от родителей и молодежи пересмотра своих отношений (Laursen and Collins, 2009). Существующие исследования показали, что различия в стилях воспитания связаны с различиями в особенностях взаимоотношений родителей и подростков.В целом, большинство исследований с западными выборками неизменно показывают, что авторитетный стиль воспитания связан с более высоким уровнем сплоченности родителей и подростков (Nelson et al., 2011) и более низким уровнем частоты конфликтов (Smetana, 1995), интенсивностью конфликта (Smetana, 1995). ) и тотальный конфликт (McKinney, Renk, 2011). Напротив, авторитарный стиль воспитания связан с более низкой сплоченностью (McKinney and Renk, 2011) и более высокой частотой конфликтов (Smetana, 1995; Sorkhabi and Middaugh, 2014), интенсивностью (Smetana, 1995) и полным конфликтом (McKinney and Renk, 2011).Например, на выборке американских подростков Сметана (1995) обнаружил, что более частые и интенсивные конфликты были предсказаны более авторитарным воспитанием и менее авторитарным воспитанием. Аналогичным образом Соркхаби и Миддо (2014) проанализировали данные американских подростков азиатского, латиноамериканского, арабского, европейского или другого этнического происхождения. Они обнаружили, что подростки авторитарных родителей сообщали о меньших конфликтах, чем подростки с авторитарными родителями.

Большинство предыдущих исследований связи между стилями воспитания и конфликтом и сплоченностью родителей и подростков было сосредоточено на одном или другом (например,г., Сметана, 1995; Нельсон и др., 2011; Соркхаби и Миддо, 2014). Однако конфликт не является противоположностью сплоченности, и рост одного из них со временем не обязательно связан с ослаблением другого (Zhang et al., 2006). Чтобы всесторонне понять связь между стилями воспитания и этими двумя аспектами взаимоотношений родителей и подростков, необходимо изучить оба этих аспекта. Кроме того, в большинстве предыдущих исследований редко выделяли частоту и интенсивность конфликтов или не изучали их одновременно. Частота конфликта относится к тому, как часто происходит конфликт, тогда как интенсивность конфликта относится к величине эмоционального возбуждения, которое происходит во время конфликта.Предыдущие исследования этих двух аспектов конфликта дали неоднозначные результаты. Например, Сметана (1995) обнаружил, что связи стилей воспитания с частотой и интенсивностью конфликтов очень похожи. Напротив, Assadi et al. (2011) сообщили, что частота была ниже для авторитарных родителей и выше для авторитарных родителей, но только авторитетное воспитание было связано с интенсивностью. Таким образом, следует изучить как интенсивность, так и частоту конфликтов.

Еще один серьезный пробел в литературе заключается в том, что в нескольких предшествующих исследованиях рассматривались все четыре стиля воспитания.Нам известно только одно американское исследование (подростков, злоупотребляющих психоактивными веществами), в котором изучались конфликты, сплоченность и все четыре стиля воспитания (Smith and Hall, 2008). На самом деле, также важно изучить взаимосвязь между снисходительным и небрежным стилем воспитания и конфликтами и сплоченностью между родителями и подростками. В частности, небрежный стиль воспитания, который характеризуется как отстранение от процесса воспитания детей, может быть разрушительным для отношений между родителями и подростками. Таким образом, в свете пробелов в литературе, указанных выше, нашей первой основной целью было изучить связи между всеми четырьмя стилями воспитания и конфликтом между родителями и подростками (частотой и интенсивностью) и сплоченностью.Основываясь на предварительных данных, мы предположили, что конфликт (частота и интенсивность) будет самым высоким, а сплоченность — самой низкой для молодежи с авторитарными родителями, а конфликт — самым низким, а сплоченность — самым высоким для подростков с авторитарными родителями.

Подростковая автономия и представления о родительской власти

Несмотря на многочисленные предыдущие исследования связи между стилем воспитания и особенностями взаимоотношений между родителями и подростками, на удивление немногие исследовали механизмы, которые могли бы объяснить эту связь.Мы также устранили этот пробел в текущем исследовании. Согласно интегративной модели Дарлинга и Стейнберга (1993), стили воспитания влияют на результаты подростков, изменяя степень, в которой подростки принимают попытки своих родителей социализировать их. Когда родители используют определенные стили для воспитания детей, подростки становятся не просто пассивными социальными существами, но и играют активную роль в формировании отношений между родителями и подростками и в интерпретации родительского поведения таким образом, чтобы это влияло на их собственные результаты.Особенно важным для этого психологического процесса является отношение подростков к поведенческой автономии и законности родительского авторитета (Darling et al., 2007).

Ожидания подростков относительно поведенческой автономии

Автономия, в отличие от принудительного поведения, отражает действия, которые возникают в результате действия самого себя, а не других (Chen et al., 2013). Вариации стиля воспитания связаны с индивидуальными различиями в убеждениях подростков о независимости. Было показано, что авторитетное воспитание является наиболее полезным для молодежи в плане содействия здоровому нормативному развитию автономии (Baumrind, 1991).Напротив, авторитарные родители обеспечивали слишком много строгости и надзора за своими детьми, в то время как снисходительные и пренебрежительные родители обеспечивали недостаточный контроль и руководство. Подростки с неавторитетными родителями с большей вероятностью будут стремиться к большей поведенческой автономии, которая не удовлетворяется надлежащим образом (Bush and Peterson, 2013). Однако важно отметить, что не все исследования находят, что авторитетное воспитание является оптимальным для автономии молодежи — различия в выводах могут быть связаны с характеристиками выборки или используемыми показателями (например,г., Дарлинг и др., 2005; Чан и Чан, 2009).

Развитие автономии подростков, в свою очередь, может повлиять на особенности взаимоотношений родителей и подростков. Родители и подростки ожидают увеличения автономии с возрастом, но подростки обычно требуют автономии раньше, чем их родители готовы ее предоставить (Jensen and Dost-Gözkan, 2015; Pérez et al., 2016). Стремление подростков к большей автономии, чем их родители хотят предоставить им, побуждает молодежь больше контролировать свои собственные дела и более критически относиться к контролируемому поведению своих родителей — модель, которая вызывает конфликт и снижает сплоченность (Fuligni, 1998; Zhang и Fuligni, 2006).

Убеждения подростков о родительской власти

В дополнение к изменениям в развитии автономии, подростковый возраст также является периодом изменения отношения молодежи к родительской власти — в частности, степени, в которой родительский контроль рассматривается как надлежащее расширение их роли (Darling et al., 2008). ). По сравнению с другими стилями воспитания, у авторитетных родителей есть дети и подростки, которые с большей вероятностью одобряют законность родительского авторитета (Smetana, 1995; Darling et al., 2005; Trinkner et al., 2012). Напротив, авторитарные родители склонны определять проблемы как слишком жестко подпадающие под родительскую юрисдикцию, а снисходительные и пренебрежительные родители определяют их слишком снисходительно (Smetana, 1995; Baumrind, 2005). В таких случаях подростки и родители могут быть лишены возможности обсуждать и согласовывать соответствующие границы, что, в свою очередь, может заставить молодежь сомневаться в законности родительского авторитета.

Отношение к легитимности власти также связано с особенностями взаимоотношений родителей и подростков.Подтверждение подростками родительского авторитета связано с большей сплоченностью и меньшим количеством конфликтов с родителями (Zhang et al., 2006; Jensen and Dost-Gözkan, 2015) — в одном исследовании эта закономерность обнаружена в Мексике, Китае, Филиппинах и Европе. семьи (Fuligni, 1998).

В целом, существуют четко установленные связи между стилем воспитания, убеждениями подростков (в частности, об автономии и родительском авторитете) и качествами взаимоотношений между родителями и подростками. Однако эти различные конструкции не были изучены все вместе в одном исследовании.Кроме того, хотя в предыдущих исследованиях изучались связи между стилями воспитания и отношениями между родителями и подростками, не было исследований, которые бы проверяли, опосредуют ли эти ассоциации ожидания подростков в отношении поведенческой автономии и поддержки родительского авторитета. Таким образом, наша вторая цель состояла в том, чтобы проверить гипотезу о том, что ожидания поведенческой автономии и вера в законность родительского авторитета будут опосредовать связь между стилями воспитания и конфликтом и сплоченностью между родителями и подростками.

Роль подросткового пола

Третья и последняя цель настоящего исследования заключалась в изучении потенциальных гендерных различий в отношениях между стилями воспитания, конфликтом и сплоченностью родителей и подростков, ожиданиями подростков в отношении поведенческой автономии и одобрения родительского авторитета. Есть основания ожидать, что различия будут обнаружены, хотя результаты могут отличаться в зависимости от стилей воспитания и рассматриваемых особенностей взаимоотношений родителей и подростков. Например, Шек (2002) сообщил о связи между родительским негативом и более серьезным конфликтом между родителями и подростками, только для девочек.Эти различия могут отражать различные цели социализации для мальчиков и девочек, при этом девочки ориентированы больше на семейные отношения и подчинение, а мальчики ориентированы на автономию и самостоятельность (Shek, 2002; Zhang et al., 2006). Основываясь на предыдущих исследованиях, мы ожидали найти более сильную связь между стилем воспитания и особенностями взаимоотношений родителей и подростков у девочек по сравнению с мальчиками. Однако, учитывая отсутствие предшествующих исследований убеждений об автономии и родительской власти как посредниках, у нас не было гипотез относительно пола как модератора этих опосредующих эффектов.

Китайский культурный контекст

В заключение, еще одним обоснованием для текущего исследования было рассмотрение нехватки исследований семей материкового Китая, опубликованных в международной литературе. Существующие данные почти полностью основаны на исследованиях семей из западных промышленно развитых стран, хотя в материковом Китае проживает самое большое количество детей и подростков в мире — в 2016 году 13% или почти каждый восьмой из 0–14-летнего населения земного шара. летние (Всемирный банк, 2017).Нам известно только об одном актуальном опубликованном исследовании стилей воспитания и отношений между родителями и подростками, которое показало, что авторитетные матери демонстрируют самый высокий уровень, а авторитарные матери — самый низкий уровень сплоченности матери и подростка (Zhang et al., 2017). Добавление к литературной базе данных из незападных стран, таких как Китай, способствует расширению и углублению знаний о процессах взаимоотношений родителей и подростков.

Изучение семей материкового Китая также дает уникальную возможность изучить семейные процессы, потому что его культура сильно отличается от западных контекстов.Особо выделяются две особенности. Во-первых, Китай был уникальным в мире своей «политикой одного ребенка», проводившейся правительством с 1979 по 2016 год. Это привело к значительным изменениям в семье, которые часто называют семейной структурой «4-2-1» (четыре бабушка и дедушка, двое родителей и один ребенок). В этом контексте отношения между стилями воспитания и конфликтами и сплоченностью родителей и подростков в Китае могут отличаться от таковых в западных культурах. Во-вторых, китайская культура уходит корнями в конфуцианство, которое подчеркивает коллективистские ценности, такие как соответствие социальным нормам, подчинение власти, установление прочных отношений с другими и избегание конфронтации (Peterson et al., 2005). В этой строгой иерархической структуре запросы отдельных лиц на автономию и любое поведение, потенциально угрожающее групповой гармонии, не приветствуются, в то время как большое уважение к родительскому авторитету высоко ценится (Fuligni, 1998). Более того, некоторые исследования показали, что убеждения подростков в автономии и авторитете по-разному зависят от особенностей семейных отношений в зависимости от культурного контекста. Например, в одном исследовании сообщалось, что интенсивность конфликтов с матерями была выше для подростков с меньшим уважением к родительской власти в семьях афроамериканцев и латинян, но не европейцев американцев (Dixon et al., 2008). Таким образом, существует потребность в расширении разнообразия выборок в этой литературе, чтобы лучше понять, какие аспекты соответствующих семейных процессов действуют сходно или по-разному в различных культурных контекстах.

В целом, настоящее исследование направлено на три цели в выборке семей из материкового Китая: (1) изучить связи между четырьмя стилями воспитания и конфликтом в отношениях между родителями и подростками (частота и интенсивность) и сплоченностью, включая проверку гипотезы о том, что конфликт будет быть наивысшим, а сплоченность низшей для авторитарных родителей, наименьшей конфликтностью и высшей сплоченностью для авторитарных родителей; (2) проверить гипотезу о том, что связи между стилем воспитания и особенностями отношений между родителями и подростками будут статистически опосредованы ожиданиями подростков и их убеждениями относительно родительского авторитета; и (3) проверить гипотезу о том, что связь между стилем воспитания и особенностями взаимоотношений (рассмотренная в Цели 1) будет сильнее для девочек, чем для мальчиков, а также изучить гендерные различия в опосредующих эффектах (гипотеза в Цели 2).

Материалы и методы

Участники и процедура

Всего 633 студента (48,5% женщин, что соответствует доле в китайском населении) в 7-м ( M , возраст = 13,50 ± 0,62 года), 9-м ( M возраст = 15,45 ± 0,67 года) и 11-м ( M возраст = 17,30 ± 0,75 года) классы четырех школ в Цзинане, столице провинции Шаньдун на Ближнем Востоке Китая, заполнили анкеты самоотчетов.Из-за реализации политики одного ребенка в материковом Китае 90 процентов из них были только детьми.

Опросы проводились в классе посредством группового администрирования; студентов попросили не общаться друг с другом при заполнении анкеты. Члены исследовательского персонала проводили опросы в классе, рассказывая о цели этого исследования и добровольном характере участия, читая инструкции и отвечая на любые вопросы, возникшие в период сбора данных.Все участники дали письменное информированное согласие. Кроме того, все родители участников были уведомлены об исследовании и получили возможность отозвать своих детей от участия в исследовании. Все родители дали письменное информированное согласие на участие своих детей в этом исследовании. Институциональный наблюдательный совет Шаньдунского педагогического университета одобрил эти процедуры исследования.

Меры

Стили воспитания

Стили воспитания оценивались с использованием китайской версии Steinberg et al.Анкета по стилям воспитания (1994) (Long et al., 2012). Две подшкалы включают меру воспитания: принятие / участие и строгость / надзор. Подшкала принятия / участия (α = 0,84) представляла собой среднее значение из 15 пунктов, которые использовались для оценки отзывчивого, любящего и вовлеченного воспитания (например, «Я могу рассчитывать на своих родителей, которые помогут мне, если у меня возникнут какие-то проблемы». ). Подшкала строгости / надзора (α = 0,78) представляла собой среднее значение из 12 пунктов, которые использовались для оценки мониторинга и надзора (например,g., «Как сильно ваши родители пытаются узнать, где вы выходите ночью»). Подростки должны были указать силу поддержки с использованием 5-балльной шкалы в диапазоне от 1 ( полностью не согласен, ) до 5 ( полностью согласны, ) по каждому пункту. Подтверждающий факторный анализ показал, что измерение стилей воспитания (а также одобрение родительского авторитета, ожиданий в отношении поведенческой автономии и конфликта и сплоченности между родителями и подростками) имело приемлемую конструктивную валидность и сильную измерительную инвариантность в зависимости от пола (см. Дополнительные материалы в Интернете и дополнительную таблицу S1. ).

Подтверждение полномочий родителей

Убеждения подростков о законности родительской власти были оценены с использованием китайской версии анкеты Сметаны (1988) (Zhang and Fuligni, 2006). Студентам был представлен список из 13 тем в виде отдельных пунктов, таких как комендантский час, выбор одежды и выбор друзей, и их спросили, могут ли отец или мать сформулировать правило по каждой теме. Ответы на каждую тему / вопрос были закодированы по 4-балльной шкале от 1 ( Это не нормально, ) до 4 ( Это совершенно нормально, ).Они были усреднены отдельно для матери (α = 0,84) и отца (α = 0,86).

Ожидания поведенческой автономии

Ожидание подростками поведенческой автономии было измерено на основе анкеты Fuligni (1998). Студентам был предложен список из 12 моделей поведения (например, «смотрите телевизор столько, сколько хотите»). Затем подростки указали степень ожидания по каждому пункту, используя 4-балльную шкалу, варьирующуюся от 1 (, очень сильно, ) и 4 (, совсем не ожидаю, ) (α = 0.86). Чтобы достичь согласованности по всем инструментам, чтобы высокий балл отражал высокий уровень измеряемой переменной, эти записи были перевернуты, так что 1 был перекодирован как 4, 2 как 3, 3 как 2 и 4 как 1.

Конфликт родителей и подростков

Восприятие подростками частоты и интенсивности конфликтов со своими матерями и отцами было измерено с помощью китайской версии Контрольного списка проблем (Prinz et al., 1979; Zhang and Fuligni, 2006). Студенты указали, были ли 16 конкретных тем (e.g., работа по дому, ругательства) обсуждались или нет с их родителями в течение последних 2 недель (с использованием бинарной шкалы, да или нет ). Затем для каждой одобренной темы обсуждения подростки сообщали об интенсивности конфликта при обсуждении каждой темы, используя 5-балльную шкалу, которая варьировалась от 1 ( очень спокойный, ) до 5 ( очень сердитый, ). Чтобы соответствовать предыдущим исследованиям (например, Fuligni, 1998), частота конфликтов вычислялась путем суммирования количества дискуссий, оцененных как содержащие гнев (2 или больше по 5-балльной шкале).Интенсивность конфликта определялась путем усреднения оценок подростков по тем вопросам, которые обсуждались (мать: α = 0,72, отец: α = 0,73).

Сплоченность родителей и подростков

Подростки заполнили подшкалу сплоченности китайской версии шкалы оценки семейной адаптации и сплоченности (FACES) II отдельно для каждого родителя (Olson et al., 1979; Zhang and Fuligni, 2006). Эта шкала включала 10 пунктов (например, «Мы с мамой [отцом] очень близки»).Восприятие учащимися сплоченности с родителями оценивалось по 5-балльной шкале от 1 ( почти всегда ) до 5 ( почти всегда ) отдельно для матери (α = 0,82) и отца (α = 0,79).

Управляемые переменные

Оценка и социально-экономический статус (SES) контролировались в этом исследовании. Оценка SES была рассчитана путем усреднения стандартизированного образования и профессии обоих родителей. Образование родителей кодировалось следующим образом: 1 = уровень начальной школы или ниже, 2 = неполная средняя школа, 3 = средняя школа, 4 = колледж или выше.Род занятий кодировался как 1 = крестьянин или безработный, 2 = рабочий, 3 = профессиональный или полупрофессиональный. Что касается уровня образования родителей, то примерно 0,8% матерей и 0,3% отцов имели законченное начальное образование или меньше, а 38,5% матерей и 57,1% отцов имели высшее или высшее образование. Остальные имели среднее образование (7,6% матерей и 5,5% отцов) или старшее среднее образование (48,2% матерей и 31,5% отцов). Профессиональный статус матери и отца соответственно был следующим: 6.2 и 2,7% были крестьянами или безработными, 28,4 и 23,4% имели рабочие должности, а 64,9 и 73,6% имели профессиональную или полупрофессиональную деятельность.

Результаты

Описательная статистика

Мы использовали однофакторный тест Хармана, чтобы проверить систематическую ошибку обычного метода. Результаты показали, что возникло 30 факторов с собственными значениями больше 1,0, а на первый фактор приходилось только 16,53% общей дисперсии. Поскольку появилось более одного фактора, и первый фактор не учитывал большую часть дисперсии (Podsakoff and Organ, 1986), систематическая ошибка метода не вызывала серьезного беспокойства в настоящем исследовании.

Кластерный анализ с методом K-средних был использован для определения четырех стилей воспитания. Вместо определения стилей воспитания a priori на основе субъективных отсеченных оценок (Steinberg et al., 1994), в кластерном анализе семьи группируются в соответствии с их оценками по различным характеристикам воспитания (Henry et al., 2005). Чтобы проверить кластерное решение, мы повторно проанализировали данные с помощью другого кластерного метода — иерархического кластерного анализа (Henry et al., 2005; Hoeve et al., 2007). Мы повторили иерархический кластерный анализ десять раз, применяя стандартизированный метод евклидова расстояния в качестве меры расстояния и используя алгоритм Уорда. Процедура перекрестной проверки (Mandara, 2003) приводит к умеренным соглашениям ( k = 0,71, диапазон: 0,67–0,75).

Чтобы обозначить четыре группы, мы исследовали стили воспитания, вычислив односторонний дисперсионный анализ стандартизированных оценок параметров воспитания с кластерами, выступающими в качестве факторов. Результат показал, что переменные кластеризации значительно различались между параметрами воспитания [принятие / участие: F (3608) = 472.58, p <0,001, η 2 = 0,70; строгость / надзор: F (3,608) = 280,35, p <0,001, η 2 = 0,58]. Авторитетными родителями были те, кто получил высокие баллы по обоим параметрам (принятие / участие: z = 0,95, строгость / надзор: z = 0,76), тогда как пренебрежительные родители получили низкие баллы по обоим параметрам (принятие / участие: z = — 1,45, строгость / надзор: z = -1,06). Авторитарные родители получили низкий балл по принятию / вовлечению ( z = -0.61), но высокие по параметру строгость / надзор ( z = 0,50), тогда как снисходительные родители получили высокие баллы по принятию / вовлечению ( z = 0,15), но низкие по параметру строгость / надзор ( z = -0,77).

Описательная статистика для переменных исследования представлена ​​в Таблице 1, а двумерные корреляции представлены в Таблице 2. Что касается описательных характеристик, для четырех стилей воспитания были обнаружены следующие частоты: 152 (24,0% от общей выборки) авторитарный; 200 (31.6%) авторитетные; 83 (13,1%) нерадивые; и 177 (28,0%) снисходительных. Средний балл веры в авторитет родителей и ожиданий поведенческой автономии варьировался от 2 до 3, что означает, что подростки сообщили о среднем уровне поддержки родительского авторитета и ожиданий автономии. Средние баллы частоты конфликтов варьировались от 2 до 4, а средние баллы интенсивности конфликтов — от 1 до 2, что позволяет предположить, что подростки сообщили о низком уровне частоты и интенсивности конфликтов.Поскольку сплоченность составила более 3 баллов (за исключением девочек с пренебрежительными родителями), подростки сообщили о среднем или высоком уровне сплоченности с родителями.

ТАБЛИЦА 1. Средние значения и стандартные отклонения всех переменных исследования, кроме стилей воспитания.

ТАБЛИЦА 2. Корреляции для всех переменных исследования, кроме стилей воспитания.

Обращаясь к корреляциям, хотя за некоторыми исключениями, в целом более высокие ожидания подростков в отношении поведенческой автономии были связаны с большей частотой и интенсивностью конфликтов и меньшей сплоченностью.Более сильное одобрение подростками законности родительской власти было связано с большей сплоченностью, но менее частыми и интенсивными конфликтами.

Ссылки со стилями воспитания

Для изучения связей между четырьмя стилями воспитания и отношениями между родителями и подростками была проведена серия анализов ковариантности 4 (стили воспитания) × 2 (пол ребенка). В то же время мы также исследовали, различается ли ожидание подростков автономного поведения и одобрения родительского авторитета в зависимости от пола и стиля воспитания подростков.SES и оценка служили в качестве переменных.

Для ожидания подростками автономного поведения главный эффект стилей воспитания был значительным [ F (3,597) = 8,74, p <0,001]. Бонферрони post hoc t -тесты показали, что подростки авторитетных родителей сообщили о более низком уровне ожидания поведенческой автономии ( M = 2,18, SD = 0,60), чем подростки из группы пренебрежения [ M = 2,70, SD = 0.64, t (278) = 4,66, p <0,001], снисходительный [ M = 2,48, SD = 0,62, t (371) = 3,75, p <0,01] и авторитарные родители [ M = 2,43, SD = 0,66, t (344) = 2,79, p <0,05].

Для легитимности родительской власти главное влияние стилей воспитания было значительным [мать: F (3,597) = 30,26, отец: F (3,597) = 29,62, p s <0.001]. Подростки авторитетных родителей сообщили о самой высокой поддержке родительского авторитета (мать: M = 2,73, SD = 0,53; отец: M = 2,71, SD = 0,56), в то время как подростки безнадзорных родителей сообщили о самой низкой поддержке. родительских полномочий (мать: M = 2,06, SD = 0,47; отец: M = 1,98, SD = 0,54). Подростки, воспитанные авторитарными методами (мать: M = 2,42, SD = 0.59; отец: M = 2,38, SD = 0,62) и снисходительные родители (мать: M = 2,26, SD = 0,51; отец: M = 2,25, SD = 0,55) сообщили о поддержке родителей. между двумя другими группами (мать: t > 2,86, p <0,05; отец: t > 3,52, p <0,01). Взаимодействие между полом и стилями воспитания также было значительным [мать: F (3,597) = 2.53, p = 0,056; отец: F (3,597) = 3,03, p <0,05]. Post hoc зондирование не выявило гендерных различий для молодежи с авторитарными, авторитарными и пренебрежительными родителями. Напротив, для молодежи с снисходительными родителями мальчики сообщали о большей поддержке родительского авторитета (мать: M = 2,37, SD = 0,56; отец: M = 2,39, SD = 0,60), чем девочки [мать : M = 2,16, SD = 0.44, t (171) = 2,62, p <0,01; отец: M = 2,12, SD = 0,46, t (171) = 3,52, p <0,01].

Что касается интенсивности конфликта с родителями, то основной эффект стилей воспитания был значительным [мать: F (3,595) = 7,49, p <0,001; отец: F (3,583) = 3,90, p <0,01]. Подростки безнадзорных [мать: M = 1,74, SD = 0.62, t (253) = 3,99, p <0,001; отец: M = 1,73, SD = 0,81, t (245) = 2,58, p = 0,06] и авторитарные родители [мать: M = 1,63, SD = 0,54, t (320) = 3,01, p <0,05; отец: M = 1,63, SD = 0,75, t (313) = 2,49, p = 0,08] сообщил о более интенсивном конфликте, чем у снисходительных родителей (мать: M = 1.46, SD = 0,43; отец: M = 1,45, SD = 0,46). Кроме того, подростки с пренебрежительным воспитанием также сообщили о более интенсивном конфликте с матерями, чем при авторитетном воспитании [ M = 1,49, SD = 0,47, t (276) = 3,61, p <0,01]. Что касается частоты конфликтов с родителями, то ни один из эффектов не был значительным.

Что касается сплоченности, пол в значительной степени связан со сплоченностью матери и ребенка [ F (1,597) = 9.07, p <0,01], с большей сплоченностью, обнаруженной для дочерей, чем для сыновей (девочки: M = 3,70, SD = 0,66; мальчики: M = 3,42, SD = 0,59). И для матерей, и для отцов основное влияние оказали стили воспитания [мать: F (3,597) = 37,53, отец: F (3,597) = 26,49, p s <0,001]. Подростки авторитетных родителей сообщили о самом высоком уровне сплоченности (мать: M = 3,85, SD = 0.58; отец: M = 3,77, SD = 0,63), затем снисходительный [мать: M = 3,59, SD = 0,52, t (371) = 4,20, p <0,001; отец: M = 3,55, SD = 0,63, t (371) = 3,15, p <0,05], авторитарный [мать: M = 3,41, SD = 0,60, t ( 320) = 2,62, p = 0,05; отец: M = 3,29, SD = 0,72, t (320) = 3.33, p <0,01] и нерадивые родители [мать: M = 3,05, SD = 0,67, t (227) = 4,78, p <0,001; отец: M = 3,02, SD = 0,75, t (227) = 2,94, p <0,05]. Наконец, основной эффект стиля воспитания для матерей был обусловлен полом ребенка [ F (3,597) = 1,34, p <0,01]. Сплоченность была выше у девочек, чем у мальчиков, только у авторитетных [девочки: M = 4.03, SD = 0,55; мальчики: M = 3,64, SD = 0,56, t (195) = 4,77, p <0,001] и дома отдыха [девочки: M = 3,70, SD = 0,50; мальчики: M = 3,48, SD = 0,50, t (171) = 2,61, p <0,01].

Посреднические эффекты

Чтобы проверить нашу вторую гипотезу о том, что ожидания поведенческой автономии и убеждения в законности родительской власти будут опосредовать связи между стилем воспитания и конфликтом и сплоченностью между родителями и подростками, мы использовали моделирование структурных уравнений в Mplus 7.4 (Рисунки 1–3 для анализа частоты конфликтов, интенсивности конфликтов и сплоченности, соответственно). SES и оценка были включены в качестве переменных. Переменная категориального стиля воспитания была представлена ​​в виде трех фиктивных переменных с авторитетным родителем в качестве эталонной категории. Поскольку в шкале ожиданий автономии было много пунктов, мы использовали общую технику разделения, чтобы оценить высоконадежную скрытую конструкцию для этой переменной путем случайного распределения пунктов по четырем почти одинаковым наборам показателей (Little et al., 2002). Наконец, латентные переменные были сконструированы (с использованием шкал матери и отца в качестве индикаторов) для переменных конфликта и сплоченности, а также отношения к законной переменной родительского авторитета. Все модели показали хорошее соответствие данным [частота конфликтов: χ 2 = 160,99, df = 56, CFI = 0,96, TLI = 0,95, RMSEA = 0,055; интенсивность конфликта: χ 2 = 167,23, df = 56, CFI = 0,96, TLI = 0,94, RMSEA = 0,058; сплоченность: χ 2 = 192.55, df = 56, CFI = 0,95, TLI = 0,93, RMSEA = 0,063).

РИСУНОК 1. Ожидание подростками автономии и убеждения о родительской власти как посредниках между стилями воспитания и частотой конфликтов между родителями и подростками. В модели представлены стандартизованные путевые коэффициенты. p <0,05; ∗∗ p <0,01; ∗∗∗ p <0,001.

Во всех трех моделях подростки, выросшие в небрежных, снисходительных и авторитарных семьях (по сравнению с авторитарными), сообщили о более низком уровне убеждений в отношении родительского авторитета и более высоких ожиданиях относительно автономии поведения.Что касается частоты (Рисунок 1) и интенсивности (Рисунок 2) конфликта, большее ожидание автономии было связано с более частым и интенсивным конфликтом, тогда как в отношении сплоченности родителей и подростков (Рисунок 3) большее одобрение власти было связано с большей сплоченностью отношений. Кроме того, интенсивность конфликта была ниже для молодежи с снисходительными родителями, а сплоченность была ниже для молодежи с пренебрежительными, снисходительными или авторитарными (по сравнению с авторитарными) родителями.

РИСУНОК 2. Ожидание подростками автономии и убеждения об авторитете родителей как посредниках между стилями воспитания и интенсивностью конфликта между родителями и подростками. В модели представлены стандартизованные путевые коэффициенты. p <0,05; ∗∗ p <0,01; ∗∗∗ p <0,001.

РИСУНОК 3. Ожидание подростками автономии и убеждения о родительской власти как посредниках между стилями воспитания и сплоченностью родителей и подростков.В модели представлены стандартизованные путевые коэффициенты. p <0,05; ∗∗ p <0,01; ∗∗∗ p <0,001.

Значимость косвенных эффектов была рассчитана с использованием бутстрэппинга с 1000 повторных выборок. 95% -ный доверительный интервал (ДИ), скорректированный на предвзятость, показал значительные косвенные эффекты от небрежного, снисходительного и авторитарного стиля воспитания до частоты и интенсивности конфликта между родителями и подростками через ожидание подростками автономного поведения.Для частоты конфликта 95% доверительные интервалы составили [0,033,0,126], [0,022,0,102] и [0,014,092] для пренебрежительных, снисходительных и авторитарных родителей соответственно. Для интенсивности конфликта 95% доверительных интервалов составили [0,042,0,131] [0,027,0,105] и [0,019,0,097] для пренебрежительных, снисходительных и авторитарных родителей соответственно. Также имелись значительные косвенные последствия для сплоченности через веру подростков в законность родительской власти. 95% доверительных интервалов составили [-0,202, -0,081], [-0,185, -0,071] и [-0,128, -0,0341] для пренебрежительных, снисходительных и авторитарных родителей соответственно.

Сдерживающее влияние на пол подростков

Учитывая возможные гендерные различия в путях, мы провели анализ в нескольких группах. Мы предположили, что связь между стилем воспитания и конфликтом и сплоченностью родителей и подростков будет сильнее у девочек, чем у мальчиков; однако у нас не было гипотез относительно посредников. Статистические данные разности хи-квадрат (Δχ 2 ) использовались для сравнения соответствия между моделями. Все структурные пути были ограничены, чтобы быть равными для мальчиков и девочек, и общая подгонка модели сравнивалась с моделью без каких-либо ограничений.Что касается частоты и интенсивности конфликта, модели без ограничений и с полным ограничением существенно не различались, что свидетельствует об отсутствии гендерной модерации [Δχ 2 (11) = 14,88, Δχ 2 (11) = 14,96, p s > 0,05 ]. Напротив, для сплоченности модель без ограничений обеспечила значительно лучшее соответствие, чем модель с ограничениями [Δχ 2 (11) = 23,45, p <0,05]. Чтобы интерпретировать это, мы сравнили коэффициенты пути для мальчиков и девочек один за другим (см. Рисунок 4).Негативный прогноз сплоченности от пренебрежительного и авторитарного воспитания (по сравнению с авторитарным воспитанием) был сильнее для девочек, чем для мальчиков; это соответствовало нашей гипотезе. Что касается исследования гендерных различий в путях медиации, мы обнаружили, что отрицательная связь между снисходительным стилем воспитания и родительским авторитетом была сильнее для девочек, чем для мальчиков, тогда как положительная связь между одобрением родительского авторитета и сплоченностью была сильнее для мальчиков, чем для девочек.

РИСУНОК 4. Результаты модели структурного уравнения с несколькими группами, оценивающей отношения ожиданий подростков в отношении поведенческой автономии, их одобрения родительского авторитета и сплоченности родителей и подростков по полу. В модели представлены стандартизованные путевые коэффициенты. Ковариации, корреляции и остатки не показаны. Сплошные линии показывают, что параметры пути различаются в мужской и женской выборках. Пунктирные линии показывают, что параметры пути сходны для мужской и женской выборок. p <0,05; ∗∗ p <0,01; ∗∗∗ p <0,001.

Обсуждение

В данном исследовании мы проверили связи между стилями воспитания и отношениями между родителями и подростками (цель 1), изучили опосредующие эффекты ожидания подростками автономного поведения и их одобрения родительского авторитета в отношении этих ассоциаций (цель 2), а также исследовали сдерживающий эффект пола подростков (цель 3) на выборке подростков из материкового Китая.

Стиль воспитания и отношения с подростками

В исследованиях западных семей, стили воспитания признаны имеющими предсказуемые ассоциации с конфликтом и сплоченностью родителей и подростков. Предыдущие исследования показали, что подростки авторитарных родителей имеют меньшую частоту и интенсивность конфликтов и более высокую сплоченность, чем у авторитарных родителей (Smetana, 1995; Assadi et al., 2011; Nelson et al., 2011; Sorkhabi and Middaugh, 2014). В отличие от предыдущих исследований, настоящее исследование показало, что подростки сообщали об аналогичных уровнях конфликта между родителями и подростками частота независимо от стиля воспитания.Этот результат можно отнести к традиционной китайской культуре, которая делает упор на поддержание гармоничных отношений и избегание конфронтации (Peterson et al., 2005). Этот уникальный культурный контекст может смягчить любую связь между воспитанием детей и частотой конфликтов, поскольку китайские подростки могут избегать конфликтов со своими родителями.

Однако интенсивность конфликта действительно показала ассоциации со стилем воспитания. По сравнению с снисходительным стилем воспитания подростки из пренебрежительных и авторитарных родителей испытывали большую интенсивность конфликта.Снисходительные родители предъявляют относительно мало требований к поведению подростков, давая им высокую степень свободы действовать так, как они хотят. Напротив, пренебрежительные родители характеризуются отсутствием тепла и руководства, в то время как авторитарные родители высоко ценят послушание и подчинение и допускают меньше словесных уступок и уступок. Конфликт может быть более интенсивным при небрежном родительском стиле, потому что подросток предъявляет требования к родителю, который в противном случае замкнут, и минимизирует потребности молодежи.Кроме того, подростки могут быть недовольны тем, что авторитарные родители устанавливают общие правила без эмоциональной поддержки, что приводит к более интенсивному конфликту, когда он возникает. Другие переменные также могут объяснить эффект. Например, подростки с пренебрежительными родителями более склонны к преступному поведению (You and Lim, 2015), что само по себе может привести к более интенсивному конфликту.

Кроме того, текущее исследование показало, что подростки, воспитанные в авторитарном и авторитарном стиле воспитания, сообщали об аналогичном уровне интенсивности конфликта с родителями.Это не согласуется с предыдущими выводами, которые показали, что западные подростки, выросшие в авторитарных родительских домах, сообщали о более интенсивных конфликтах между родителями и подростками, чем те, кто вырос в авторитетных родительских домах (Smetana, 1995). Одно из объяснений этой разницы в результатах может заключаться в том, что в китайской культуре, подобно обучению и воспитанию тигров, мотивация и намерение авторитарного воспитания состоит в том, чтобы присматривать за детьми и способствовать их оптимальному развитию, а не просто контролировать их (Chao, 1994; Kim et al. ., 2013). Китайские подростки могут положительно воспринимать намерение родителей контролировать их развитие, что не приводит к прямой связи между уровнем родительского контроля и интенсивностью конфликта.

Что касается сплоченности отношений между родителями и подростками, текущее исследование показало, что подростки с авторитетными родителями сообщили о самом высоком уровне сплоченности. Этот результат расширяет ранее опубликованные работы в различных культурных группах, демонстрируя большую сплоченность для авторитетного воспитания (например,г., Нельсон и др., 2011). Авторитетное воспитание характеризуется высокой степенью теплоты и принятия, а также надзором, но также включает предоставление подросткам автономии (Baumrind, 2005). Сегодня в китайской и западной культурах подростки стремятся к большей независимости и поддержке (по сравнению с детьми) — балансу молодежных и родительских целей, который лучше всего достигается в авторитетных семьях, способствующих установлению близких отношений. Напротив, отсутствие теплоты и надзора у небрежных родителей, что может быть истолковано как безответственность, может препятствовать установлению сплоченных отношений.Снисходительные и авторитарные родители предоставляли своим детям либо ограниченные инструкции, либо ограниченную поддержку. Все эти характеристики, вероятно, снижали сплоченность родителей и подростков.

Ожидание поведенческой автономии

Нашей второй целью было, отчасти, выявить потенциальные опосредующие эффекты ожиданий подростков в отношении автономии. Результаты показали, что ожидания подростков в отношении автономии опосредуют связи между стилями воспитания, а также частотой и интенсивностью конфликтов между родителями и подростками.В частности, по сравнению с подростками в авторитетных семьях, те, кто в безнадзорных, снисходительных и авторитарных семьях, сообщали о более сильных ожиданиях автономии, что, в свою очередь, было связано с более частыми и интенсивными конфликтами между родителями и подростками. Этот результат согласуется с другими исследованиями, в которых изучалась взаимосвязь между стилями воспитания, ожиданием подростков в отношении поведенческой автономии и конфликтом между родителями и подростками (Baumrind, 1991; Bush and Peterson, 2013).

Подростки из авторитетных семей сообщили о самом низком ожидании поведенческой автономии.Такой результат может быть связан с тем, что подростки с авторитетными родителями достигли соответствующей автономии, следовательно, их желание обрести большую автономию не так сильно. Благотворное влияние авторитарного стиля воспитания на поведенческую автономию подростков, вероятно, отражает успешное достижение авторитетными родителями цели социализации: способствовать автономии и способствовать самостоятельности. Эта цель социализации достигается за счет уважения потребностей их детей и признания того, что подростки законно имеют право контролировать некоторые аспекты своей жизни (Bush and Peterson, 2013).

По сравнению с авторитетным стилем воспитания, неавторитарный стиль воспитания имеет некоторые характеристики, которые, как считается, препятствуют развитию поведенческой автономии подростков. Авторитарные родители характеризуются тем, что они произвольно используют враждебный контроль или суровое наказание, чтобы добиться послушания и подчинения (Буш и Петерсон, 2013). В то же время авторитарные родители проявляют ограниченную теплоту и отзывчивость. В этом контексте подростки с большей вероятностью будут стремиться к большей поведенческой автономии, потому что она им недоступна.Кроме того, снисходительные и пренебрежительные родители практически не предусматривают правил или дисциплины. Без достаточного жесткого контроля в виде родительского контроля и руководства подростки, воспитанные в снисходительных семьях, где родители пренебрегают, с большей вероятностью испытают высокий уровень независимости, прежде чем смогут справиться с ней самостоятельно (Bush and Peterson, 2013). Кроме того, подростки из неблагополучных семей лишены родительской поддержки, а те, кто живет в неблагополучных семьях, просто испорчены. Такие подростки могут иметь высокий уровень автономии, но вряд ли они были развиты в процессе здорового развития вместе с родителями таким образом, чтобы уравновешивать их растущее самоопределение и связь с родителями.

В соответствии с предыдущим исследованием (Laursen and Collins, 2009), текущие результаты показали, что ожидание подростками поведенческой автономии статистически предсказывало усиление конфликта между родителями и подростками — возможно, потому, что родители предпочитают меньшую автономию, чем их дети-подростки. Это несоответствие между родителями и молодежью было обнаружено в индивидуалистических и коллективистских культурных группах в Соединенных Штатах и ​​в других странах (Smetana, 1988; Pérez et al., 2016). Исследователи интерпретировали это несоответствие как феномен развития, при котором потребность подростков в автономии превышает родительские заботы о поддержании порядка и защите своих детей от вреда (Jensen and Dost-Gözkan, 2015).

Легитимность родительской власти

Второй опосредованный эффект, который был протестирован, касался веры подростков в законность родительской власти; результаты предложили некоторые доказательства этого эффекта. По сравнению с авторитетным воспитанием, неавторитетное воспитание отрицательно ассоциировалось с убеждениями подростков в законности родительского авторитета, что, в свою очередь, положительно относилось к сплоченности родителей и подростков. Этот вывод согласуется с предыдущими исследованиями (Fuligni, 1998; Darling et al., 2005; Ассади и др., 2011; Trinkner et al., 2012). Наша интерпретация состоит в том, что с ростом социального познания и отношений, которые становятся все более взрослыми, подростки все чаще подвергают сомнению родительский авторитет, переходя от беспрекословного подчинения к рациональной оценке с условным подчинением. По сравнению с другими типами родителей авторитетные родители более успешны в постоянном пересмотре родительского авторитета по мере «взросления» их детей, потому что они используют рассуждения и объяснения и реагируют на точку зрения подростков.Эти продолжающиеся переговоры предоставляют родителям и детям контекст, в котором они могут сформулировать и обсудить различные точки зрения, что помогает узаконить авторитет родителей путем рационального обоснования границ личной юрисдикции подростков.

Напротив, авторитарные родители применяют строгое, а иногда и произвольное наказание без объяснения причин. Кроме того, они строят границы родительского авторитета гораздо шире, чем авторитетные родители, что способствует сопротивлению в подростковом возрасте (Smetana, 1995; Baumrind, 2005).В этом контексте подростки пытаются усвоить легитимность родительской власти. Кроме того, в отличие от авторитетных родителей, снисходительные и пренебрежительные родители предоставляют мало информации о границах или надлежащем поведении. Такой слабый контроль может подорвать родительский авторитет, поэтому молодежь все чаще считает родителей не играющими авторитетную роль.

Родители, пользующиеся своим авторитетом, довольны, когда их дети-подростки уважают их, что помогает поддерживать гармоничные отношения в семье (Zhang et al., 2006; Йенсен и Дост-Гёзкан, 2015). Как агенты по воспитанию детей, поставщики информации и правил, а также основные источники поддержки для своих детей, родители должны утвердить свой авторитет, чтобы лучше играть свои родительские роли. Однако это происходит в контексте отношений с подростком, и одобрение подростком авторитета родителей помогает взрослым удовлетворить и их психологические потребности. В таких семьях родители и молодежь рассматривают границы и сферы контроля друг друга посредством переговоров и взаимного уважения, что способствует построению более сплоченных отношений.

В настоящем исследовании, хотя ожидания подростков в отношении поведенческой автономии и убеждения в законности родительской власти являются областями критического отношения, их опосредующие эффекты были разными: ожидания автономии опосредовали влияние стиля воспитания на конфликт между родителями и подростками, но легитимность власти опосредовано влияние стиля воспитания на сплоченность родителей и подростков. Конечно, несмотря на то, что они взаимосвязаны, конфликт и сплоченность определяют различные аспекты отношений между родителями и подростками (Zhang et al., 2006), и на каждый из них по-разному влияют уровни родительского авторитета и подростковой автономии. Это различие может быть особенно сильным в китайской культуре, которая подчеркивает соответствие и послушание (Peterson et al., 2005). Конфликты между родителями и подростками с большей вероятностью были связаны с более высокими ожиданиями подростков в отношении поведенческой автономии, что противоречит культурным нормам, но сплоченность с большей вероятностью была связана с большей поддержкой подростками родительского авторитета, что согласуется с культурными нормами.

Пол подростка

Нашей конечной целью было проверить гипотезу о том, что прямая связь между стилем воспитания и качествами взаимоотношений будет более сильной для девочек, чем для мальчиков, а также изучить, существуют ли гендерные различия в опосредующих эффектах через подростковая автономия и авторитетное отношение. Результаты показали лишь несколько таких эффектов. Вкратце, девочки в авторитетных и снисходительных семьях сообщали о большей сплоченности с матерями, чем мальчики, а девочки, оставшиеся без внимания и авторитарное воспитание, сообщали о более низком уровне сплоченности родителей и подростков, чем мальчики.Это может быть связано с тем, что девочки более отзывчивы и чувствительны к социальным связям, чем мальчики, и что сплоченность и стиль воспитания отражают эмоциональную атмосферу. Таким образом, связь между стилями воспитания и сплоченностью у девочек была сильнее. Кроме того, девочки снисходительных родителей реже поддерживали родительский авторитет, чем мальчики, в то время как поддержка родительского авторитета оказывала большее влияние на сплоченность родителей и подростков для мальчиков, чем для девочек. В той степени, в которой родители обычно устанавливают больше правил и ожидают большего подчинения родительской власти для девочек, чем для мальчиков (Darling et al., 2005; Zhang and Fuligni, 2006), и, следовательно, девочки снисходительных родителей могут с большей вероятностью почувствовать, что их родители не взяли на себя ответственность за их воспитание или установление власти, учитывая, что снисходительные родители не обеспечивали достаточного контроля и правил. Поэтому девушки снисходительных родителей одобряли более низкий уровень родительского авторитета. В то же время, поскольку родители ожидали меньшего подчинения и послушания от мальчиков, их поддержка родительского авторитета с большей вероятностью оправдала ожидания родителей, что может улучшить отношения с родителями.

Хотя гендер модерировал несколько путей в прямой и опосредующей моделях, в целом большинство путей не различались существенно для мальчиков и девочек во всех протестированных моделях. Это может быть связано с тем, что с реализацией политики одного ребенка китайские стили воспитания и практики социализации становятся все более похожими для их единственных детей (Lu and Chang, 2013), что приводит к более схожим ассоциациям между стилями воспитания и родительско-подростковым отношения, а также опосредующие эффекты автономии и авторитета для этих отношений для мальчиков и девочек.

Ограничения и выводы

Следует отметить несколько ограничений этого исследования. Во-первых, участниками были городские подростки из материкового Китая, который характеризуется как коллективистская культура, поэтому обобщение результатов на другие культуры или группы следует проводить с осторожностью. Во-вторых, корреляционный дизайн не допускает причинных выводов. Для определения причинно-следственных связей между переменными необходимы продольные экспериментальные данные. Наконец, мы полагались на самооценки подростков.Предыдущее исследование показало, что существуют расхождения между восприятием этих переменных родителями и молодежью (например, Jensen and Dost-Gözkan, 2015), поэтому наши результаты могут не отражать то, что было бы обнаружено с использованием отчетов родителей или оценок наблюдателей.

Несмотря на эти ограничения, текущее исследование имеет важные последствия. Насколько нам известно, это первое исследование, в котором изучаются опосредующие эффекты ожиданий подростков в отношении поведенческой автономии и убеждений в законности родительской власти, связи между стилями воспитания и конфликтами и сплоченностью между родителями и подростками.Результаты этого исследования расширяют существующие исследования и предполагают, что усилия по профилактике и вмешательству необходимы, прежде всего, для сокращения неавторитетных стилей воспитания, а также для содействия достижению соответствующего уровня ожиданий автономии и поддержки родительского авторитета. В будущих исследованиях следует изучить другие возможные пути посредничества и выбрать более широкий диапазон культурных контекстов для изучения развития подростков и функционирования семьи.

Заявление об этике

Это исследование было проведено в соответствии с рекомендациями Институционального наблюдательного совета Шаньдунского педагогического университета.Все субъекты дали письменное информированное согласие в соответствии с Хельсинкской декларацией. Протокол был одобрен институциональным наблюдательным советом Шаньдунского педагогического университета.

Авторские взносы

XB провел анализ и подготовил рукопись. YY и HL помогли провести статистический анализ. MW координировал сбор данных и помогал в статистическом анализе. WZ задумал и координировал исследование и помог написать рукопись. KD-D помог составить рукопись.Все авторы прочитали и утвердили окончательную рукопись и список авторов.

Финансирование

Это исследование было поддержано Национальным фондом естественных наук Китая (31671156).

Заявление о конфликте интересов

Авторы заявляют, что исследование проводилось при отсутствии каких-либо коммерческих или финансовых отношений, которые могут быть истолкованы как потенциальный конфликт интересов.

Дополнительные материалы

Дополнительные материалы к этой статье можно найти в Интернете по адресу: https: // www.frontiersin.org/articles/10.3389/fpsyg.2018.02187/full#supplementary-material

Список литературы

Ассади, С. М., Сметана, Дж., Шахмансури, Н., и Мохаммади, М. (2011). Убеждения об авторитете родителей, стилях воспитания и конфликте между родителями и подростками среди иранских матерей среднего подросткового возраста. Внутр. J. Behav. Dev. 35, 424–431. DOI: 10.1177 / 0165025411409121

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Баумринд Д. (1991). Влияние стиля воспитания на компетентность подростков и употребление психоактивных веществ. J. Early Adolesc. 11, 56–95. DOI: 10.1177 / 02724316

004

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Баумринд, Д. (2005). Паттерны родительского авторитета и подростковой автономии. Новый Реж. Ребенок-подростокc. Dev. 2005, 61–69. DOI: 10.1002 / cd.128

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Буш, К. Р., Петерсон, Г. У. (2013). «Отношения между родителями и детьми в различных контекстах», в Справочник по браку и семье , 3-е изд.Редакторы Г. В. Петерсон и К. Р. Буш (Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: Springer), 275–302. DOI: 10.1007 / 978-1-4614-3987-5_13

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Чан, К. В., и Чан, С. М. (2009). Эмоциональная автономия и воспринимаемые стили воспитания: анализ отношений в культурном контексте Гонконга. Asia Pac. Educ. Ред. 10, 433–443. DOI: 10.1007 / s12564-009-9050-z

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Чао, Р. К. (1994). За пределами родительского контроля и авторитарного стиля воспитания: понимание китайского воспитания через культурное понятие обучения. Child Dev. 65, 1111–1119. DOI: 10.1111 / j.1467-8624.1994.tb00806.x

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Чен Б., Ванстенкисте М., Бейерс В., Соененс Б. и Петегем С. В. (2013). Автономия в принятии семейных решений для китайских подростков: распутывание двойного значения автономии. J. Cross Cult. Psychol. 44, 1184–1209. DOI: 10.1177 / 0022022113480038

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Дарлинг, Н., Камсилль П. и Мартинес М. Л. (2007). Подростки как активные участники процесса социализации: легитимность родительского авторитета и обязанность подчиняться как предикторы послушания. J. Adolesc. 30, 297–311. DOI: 10.1016 / j.adolescence.2006.03.003

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Дарлинг, Н., Камсилль, П., и Мартинес, М. Л. (2008). Индивидуальные различия во взглядах подростков на законность родительской власти и их собственное обязательство подчиняться: продольное исследование. Child Dev. 79, 1103–1118. DOI: 10.1111 / j.1467-8624.2008.01178.x

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Дарлинг, Н., Камсилль, П., и Пенья-Алампай, Л. (2005). Правила, законность родительской власти и обязанность подчиняться в Чили, на Филиппинах и в США. Новый Реж. Ребенок-подростокc. Dev. 2005, 47–60. DOI: 10.1002 / cd.127

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Дарлинг, Н., и Стейнберг, Л. (1993). Стиль воспитания как контекст: интегративная модель. Psychol. Бык. 113, 487–496. DOI: 10.1037 / 0033-2909.113.3.487

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Диксон, С. В., Грабер, Дж. А., и Брукс-Ганн, Дж. (2008). Роли уважения к родительскому авторитету и родительской практике в конфликте между родителями и детьми среди афроамериканских, латиноамериканских и европейско-американских семей. J. Fam. Psychol. 22, 1–10. DOI: 10.1037 / 0893-3200.22.1,1

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Фулиньи, А. Дж. (1998). Авторитет, автономия, конфликт между родителями и подростками и сплоченность: исследование подростков из Мексики, Китая, Филиппин и Европы. Dev. Psychol. 34, 782–792. DOI: 10.1037 / 0012-1649.34.4.782

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Hoeve, M., Blokland, A. A. J., Semon-Dubas, J., Loeber, R., Gerris, J. R. M., and Van der Laan, P.(2007). Траектории правонарушений и стили воспитания. J. Abnorm. Child Psychol. 36, 223–235. DOI: 10.1007 / s10802-007-9172-x

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Йенсен, Л. А., Дост-Гёзкан, А. (2015). Отношения между подростками и родителями в семьях иммигрантов из Азии, Индии и Сальвадора: анализ культурного развития автономии, власти, конфликта и сплоченности. J. Res. Adolesc. 25, 340–351. DOI: 10.1111 / jora.12116

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Ким, С.Ю., Ван, Ю., Ороско-Лапрей, Д., Шен, Ю., и Муртуза, М. (2013). Существует ли «тигриное воспитание»? Профили воспитания американцев китайского происхождения и результаты развития подростков. Asian Am. J. Psychol. 4, 7–18. DOI: 10.1037 / a0030612

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Лаурсен Б. и Коллинз В. А. (2009). «Отношения между родителями и детьми в подростковом возрасте», в справочнике по психологии подростков , ред. Р. М. Лернер и Л. Стейнберг (Хобокен, штат Нью-Джерси: Wiley).

Google Scholar

Литтл Т. Д., Каннингем В. А., Шахар Г. и Видаман К. Ф. (2002). В посылку или не в посылку: разбираемся в вопросе, взвешиваем по существу. Struct. Equ. Модель. 9, 151–173. DOI: 10.1207 / S15328007SEM0902-1

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Лонг Р. Х., Хуанг Д. и Чжан. Дж. Х. (2012). Оценка надежности и достоверности шкалы Штейнберга, китайская версия. Подбородок. J. Public Health 28, 439–441.

Лу, Х. Дж., И Чанг, Л. (2013). Воспитание и социализация только детей в городах Китая: пример авторитетного воспитания. J. Genet. Psychol. 174, 335–343. DOI: 10.1080 / 00221325.2012.681325

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Маккоби Э. и Мартин Дж. (1983). «Социализация в контексте семьи: взаимодействие родителей и детей», в Справочник по детской психологии «Социализация, личность и социальное развитие» , Vol.4, ред. Э. М. Хетерингтон и П. Х. Массен (Нью-Йорк, Нью-Йорк: Wiley), 1–101

Мандара, Дж. (2003). Типологический подход в детской и семейной психологии: обзор теории, методов и исследований. Clin. Детский Fam. Psychol. Ред. 6, 129–146. DOI: 10.1023 / A: 1023734627624

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

МакКинни, К., Ренк, К. (2011). Многомерная модель переменных родительско-подростковых отношений в раннем подростковом возрасте. Детский психиатр. Гм. Dev. 42, 442–462. DOI: 10.1007 / s10578-011-0228-3

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Нельсон, Л. Дж., Падилла-Уокер, Л. М., Кристенсен, К. Дж., Эванс, К. А., и Кэрролл, Дж. С. (2011). Воспитание в зарождающейся взрослой жизни: изучение родительских кластеров и коррелятов. J. Youth Adolesc. 40, 730–743. DOI: 10.1007 / s10964-010-9584-8

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Олсон, Д.Х., Спренкл Д. Х. и Рассел С. С. (1979). Комплексная модель брачно-семейной системы: i. Размеры сплоченности и адаптируемости, типы семей и клинические применения. Fam. Процесс 18, 3–28. DOI: 10.1111 / j.1545-5300.1979.00003.x

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Перес, Дж. К., Камсилль, П., и Мартинес, М. Л. (2016). Краткий отчет: согласие между ожиданиями родителей и подростков в отношении автономии и его связь с адаптацией подростков. J. Adolesc. 53, 10–15. DOI: 10.1016 / j.adolescence.2016.08.010

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Петерсон, Г. В., Стейнмец, С. К., и Уилсон, С. М. (ред.). (2005). Отношения между родителями и молодежью: культурные и межкультурные перспективы . Нью-Йорк, Нью-Йорк: Hawthorn Press.

Google Scholar

Принц Р. Дж., Фостер С., Кент Р. Н. и О’Лири К. Д. (1979). Многовариантная оценка конфликта в проблемных и не страдающих диадах мать-подросток. J. Appl. Behav. Анальный. 12, 691–700. DOI: 10.1901 / jaba.1979.12-691

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Шек, Д. Т. (2002). Характеристики воспитания и конфликт между родителями и подростками: лонгитюдное исследование в китайской культуре. J. Fam. Выпуски 23, 189–208. DOI: 10.1177 / 0192513X02023002002

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Сметана, Дж. Г. (1988). Представления подростков и родителей о родительской власти. Child Dev. 59, 321–335. DOI: 10.2307 / 1130313

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Смит, Д. К., и Холл, Дж. А. (2008). Стиль воспитания и клиническая тяжесть подростков: результаты двух исследований по лечению злоупотребления психоактивными веществами. J. Soc. Практик. Наркоман. 8, 440–463. DOI: 10.1080 / 15332560802341073

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Сорхаби, Н., Миддо, Э. (2014). Как вариации в использовании родителями конфронтационного и принудительного контроля соотносятся с вариациями в конфликте родителей и подростков, раскрытием подростками и родительскими знаниями: точка зрения подростков. J. Child Fam. Stud. 23, 1227–1241. DOI: 10.1007 / s10826-013-9783-5

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Стейнберг, Л., Ламборн, С. Д., Дарлинг, Н., Маунтс, Н. С., и Дорнбуш, С. М. (1994). Со временем изменения в адаптации и компетентности подростков из авторитарных, авторитарных, снисходительных и пренебрежительных семей. Child Dev. 65, 754–770.

PubMed Аннотация | Google Scholar

Тринкнер, Р., Кон, Э.С., Ребеллон, К.Дж., И Ван Ганди, К. (2012). Не доверяйте никому старше 30 лет: легитимность родителей как посредник между стилем воспитания и изменениями в преступном поведении с течением времени. J. Adolesc. 35, 119–132. DOI: 10.1016 / j.adolescence.2011.05.003

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Ю, С., Лим, С. А. (2015). Пути развития от жестокого воспитания к правонарушению: опосредующая роль депрессии и агрессии. Жестокое обращение с детьми Negl. 46, 152–162.DOI: 10.1016 / j.chiabu.2015.05.009

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Чжан В. X., Фулиньи А. Дж. (2006). Авторитет, автономия и семейные отношения среди подростков в городских и сельских районах Китая. J. Res. Adolesc. 16, 527–537. DOI: 10.1111 / j.1532-7795.2006.00506.x

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Чжан В. X., Ван М. П. и Фулиньи А. Дж. (2006). Ожидания автономии, убеждения о родительском авторитете, конфликт и сплоченность между родителями и подростками. Acta Psychol. Грех. 38, 868–876.

PubMed Аннотация | Google Scholar

Чжан В., Вэй, X., Цзи, Л., Чен, Л., и Дитер-Декард, К. (2017). Пересмотр воспитания в китайской культуре: подтипы, стабильность и изменение материнского стиля воспитания в раннем подростковом возрасте. J. Youth Adolesc. 46, 1117–1136. DOI: 10.1007 / s10964-017-0664-x

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Важность крепких родительских отношений при переходе в колледж — Психология в действии

Написано Марго Станицас и Гвендолин Прайс

В детстве и юности отношения с нашими родителями остаются одними из самых важных и важных для адаптации к взрослой жизни. .Когда мы переходим в колледж, мы начинаем новый этап автономии, самостоятельности и решения критических проблем. Эти новые приключения во взрослой жизни подвергают испытанию наши отношения с родителями. Основы общения и поддержки, созданные благодаря прочным родительским связям, могут быть чрезвычайно полезными в этой новой среде колледжа. Близость и безопасность позволяют сформировать успешное саморегулирующее поведение, воспитывать установку на рост и даже могут быть факторами, влияющими на успеваемость, пьянство и частоту деструктивного и дезадаптирующего поведения в условиях колледжа.

Способы, которыми родители поддерживают автономию своих детей, и то, насколько они вовлечены в жизнь своих взрослых детей, по-видимому, предсказывают многие академические, психосоциальные и поведенческие результаты. Отношения с родителями сильно связаны со средним баллом (GPA), то есть чем лучше отношения с одним из родителей, тем выше, вероятно, будет средний балл учащегося. Кроме того, качественные родительские отношения связаны с меньшим количеством негативных академических проблем, таких как испытательный срок и отстранение от занятий (Schwanz, Palm, Davis & Hill-Chapman, 2014).Однако, хотя корреляция между этими факторами невелика, результаты согласуются с другими исследованиями, изучающими родительские отношения и их влияние на психосоциальные факторы и успеваемость (Schwanz, et al., 2014). Данные также свидетельствуют о том, что влияние родительских отношений, по-видимому, сильнее для женщин, чем для мужчин, но в целом родительские отношения могут быть очень важны для студентов колледжей в отношении их учебы и, возможно, особенно важны для девочек во время перехода в колледж.

Более того, участие родителей и их поддержка автономии их детей кажутся особенно важными для академического и внутриличностного успеха учащихся колледжей. Академическая успеваемость положительно связана с предполагаемым участием родителей и поддержкой автономии (Wong, 2008). Эта тенденция предполагает, что чем более благосклонно относились родители и чем больше они участвовали в жизни своего ребенка, тем лучше его дети успевали в учебе. Кроме того, это родительское поведение также влияет на способность учащихся управлять своими эмоциями и поведением в академической и социальной среде, которую ученые называют принудительным контролем (Wong, 2008).Согласно исследованию, учащиеся, у которых есть более заинтересованные и поддерживающие родители, проявляют более тщательный контроль. Что наиболее важно, воспринимаемая поддержка и участие родителей кажутся «защитными факторами» для учащихся из группы высокого риска. У этих учащихся обычно есть родители с низким уровнем образования или родители-иммигранты, что влияет на образовательный опыт учащегося. Например, у студента из группы высокого риска могут быть родители, которые очень мало знают о навигации в системе высшего образования, что влияет на их способность получать доступ к образовательным ресурсам.Эти прочные отношения, поддерживаемые посредством общения и поддержки, увеличивают шансы на успех в учебе, особенно в этих конкретных группах населения.

Родительское воспитание или участие, поддержка, участие и безопасность также могут повлиять на академическую успеваемость учащихся, влияя на образ мышления традиционных и нетрадиционных учащихся. Учащиеся, которые чувствуют себя более заботливыми и заботливыми со стороны родителей, сообщают о более высоком уровне удовлетворенности жизнью (Waithaka et al., 2017). Результаты также показали, что заботливые родители, будь то мать или отец, связаны со способностью принимать вызовы и упорно преодолевать препятствия, или то, что исследователи называют установкой на рост (Вайтхака и др.2017). Даже одни прочные родительские отношения могут положительно повлиять на способность ученика активно принимать жизненные вызовы и преодолевать трудности с целью учиться и совершенствоваться. Установка на рост полезна в академической среде, потому что она позволяет преодолевать трудные времена, чтобы учиться и преуспевать. Исследователи сравнивают этот тип мышления с установкой на данность, определяемую как нежелание учиться на неудачах и легко сдаваться в трудные времена. Данные показывают, что установка на данность, отчасти обусловленная родительскими отношениями, одинаково вредна как для нетрадиционных, так и для традиционных учеников.Сильная связь с родителями в обеих группах учащихся, по-видимому, способствует их успехам в учебе, поскольку влияет на образ мышления учащихся.

Родительская привязанность также может повлиять на адаптацию учащегося к колледжу. (Маттанах и др. 2011). Чем ближе студенты чувствуют себя к своим родителям, тем лучше они адаптируются к среде колледжа. Например, если ученик чувствует, что его родители всегда доступны для поддержки и руководства, они с большей вероятностью будут чувствовать себя комфортно и безопасно при переходе в колледж.Однако исследователи отмечают, что эта взаимосвязь в данных невелика, но предполагают, что привязанность к родителям, по крайней мере, косвенно участвует в адаптации к колледжу. Mattanah et al. (2011) утверждают, что чувство защищенности и заботы со стороны родителей даже на расстоянии, называемое стилем воспитания «безопасной привязанности», обеспечивает наилучшие результаты в адаптации учащихся к колледжу.

Благодаря прочным и тесным родительским связям и общению, которые были созданы еще до поступления в колледж, студенты могут успешно адаптироваться и развиваться в социальной и академической сферах в этой новой среде.Несмотря на то, что семейные отношения и внешнее давление в среде колледжа оказывают множество влияний, влияние тесного общения с родителями, а также чувства безопасности и заботы, эти отношения, по-видимому, оказывают в целом положительное влияние на переходящего молодого взрослого.

Ссылки

Маттана, Дж. Ф., Лопес, Ф. Г., и Говер, Дж. М. (2011). Вклад связей родительской привязанности в развитие и приспособление студентов колледжа: метааналитический обзор.Журнал консультативной психологии, 58 (4), 565-596 DOI: 10.1037 / a0024635

Шванц, К. А., Палм, Л. Дж., Дэвис, Дж. Л., и Хилл-Чепмен, К. Р. (2014). Восприятие студентами колледжа отношений с родителями и успеваемости. Американский журнал исследований в области образования , 2 (1), 3–17. DOI: 10.1037 / e627552009-001

Вайтхака, А. Г., Фернисс, Т. М., и Гитиму, П. Н. (2017). Образ мышления студента: влияют ли отношения между учеником и родителями на образ мышления студента? . Журнал исследований в области высшего образования , 31 .

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.