Является ли эпилепсия психическим заболеванием: Какие психические нарушения встречаются у людей, страдающих эпилепсией?

Содержание

Какие психические нарушения встречаются у людей, страдающих эпилепсией?

Больные эпилепсия могут как иметь психические нарушения, изменения поведения или умственную отсталость, так и ничем не отличаются от здоровых людей в промежутках между приступами. Также больные могут иметь высокий интеллект, способности и таланты в разных сферах науки и искусства.

Перед приступом пациенты иногда описывают симптомы, такие как ощущения тревожности, напряженности, подавленного настроения или раздражительности.

В структуре самого приступа (преимущественно при фокальных приступах) могут возникать расстройства настроения и поведения, нарушение мышления, иллюзии и галлюцинации. Абсансы («замирания», как типичные, так и атипичные) могут принимать статусное течение. Статус абсансов проявляется состоянием спутанности сознания, оглушения (напоминающего «ступор»), что бывает при отсутствии судорог. Лечение психических нарушений, являющихся компонентами приступа, врачи, как правило, проводят вместе с лечением всех эпилептических приступов.11

Нередко встречаются послеприступные расстройства, проявляющиеся в виде изменения сознания и восприятия сразу после приступа. В редких случаях возможно развитие психоза с галлюцинациями и иллюзиями, часто параноидного характера, которые могут продолжаться часами, сутками и иногда даже неделями. В таком случае врачи могут принять решение об отдельном лечении методами, применяемыми для лечения психических заболеваний.

Межприступные психозы — проявления психоза, непосредственно не связанные с приступами, могут иметь рецидивирующее или хроническое течение. Иногда межприступный психоз развивается вследствие нормализации (улучшения) картины ЭЭГ на фоне приема антиэпилептических препаратов (далее АЭП) (это явление носит название «феномен насильственной нормализации Ландольта»1).

Среди расстройств настроения наиболее часто встречается депрессия.3

Болезнь с тысячью имён. 10 мифов об эпилепсии | Здоровая жизнь | Здоровье

На протяжении веков у эпилепсии было множество названий: «божественная», «демоническая», «лунная», «дурная», «чёрная немощь», «трясучка», «горестное страдание», «наказание Христа» и другие. Во всём мире от этого заболевания страдают около 50 млн человек, свидетельствуют данные Всемирной Организации здравоохранения (ВОЗ).

«Эпилепсия является хроническим расстройством мозга, проявляющимся у людей во всех странах мира. Для заболевания характерны повторяющиеся припадки. Эти припадки проявляются в виде кратковременных непроизвольных судорог в какой-либо части тела (парциальные судороги) или по всему телу (генерализованные судороги) и иногда сопровождаются потерей сознания и утратой контроля над функциями кишечника или мочевого пузыря», — говорится в справке ВОЗ, посвящённой этому заболеванию.

Интересно, что до 10% людей в мире когда-либо испытывали подобный припадок. Впрочем, по словам врачей, единственный случай ни о чём не говорит. Заболевание диагностируют, если приступы повторяются. Несмотря на то, что эпилепсия — это одно из самых старых распознаваемых состояний в мире, его по-прежнему окружает множество слухов.

«Во многих странах мира люди, страдающие эпилепсией, и их семьи могут подвергаться стигматизации и дискриминации», — подтверждают эксперты ВОЗ.

АиФ.ru поговорил с главным внештатным специалистом Минздрава РФ по детской реабилитации, президентом Национальной ассоциации экспертов по детскому церебральному параличу и сопряжённым заболеваниям, членом Президиума Всероссийского общества неврологов Татьяной Батышевой, чтобы развеять 10 самых распространённых мифов об эпилепсии.

В России стартовал новый цикл образовательных мероприятий для пациентов и их родственников «Внимание — эпилепсия!», организованный Российской Противоэпилептической Лигой (РПЭЛ) и Некоммерческим Партнерством «Объединение врачей-эпилептологов и пациентов». Основная задача проекта — улучшить состояние здоровья и повысить качество жизни пациентов, страдающих эпилепсией, а также помочь им в адаптации в обществе. Всего в России в 2015 году пройдут более 400 школ. Мероприятия для взрослых и детей будут проводиться отдельно. Это связано с тем, что разные возрастные группы отличаются друг от друга особенностями протекания болезни и социальными проблемами, с которыми им приходится сталкиваться.

Миф 1. Эпилепсия — это психическое заболевание

Ещё около 30 лет назад считалось, что людей, у которых обнаружили эпилепсию, должны лечить психиатры. Однако благодаря усилиям Всероссийского общества неврологов заболевание теперь относят к области неврологии.

«Эпилепсия не является психиатрическим заболеванием. В основе заболевания — патологическая пароксизмальная активность нейронов коры головного мозга, в результате которой периодически возникают эпилептические приступы», — отметила внештатный специалист Минздрава.

По словам эксперта, существует несколько форм эпилепсии.

«Есть множество форм заболевания, имеющих различное происхождение. Риск передачи по наследству всегда зависит от формы эпилепсии. Например, при идиопатических (наследственно обусловленных) формах риск значительно выше, чем при симптоматических формах, обусловленных приобретённым структурным дефектом ткани мозга», — сказала невролог.

Миф 2. Все больные эпилепсией имеют психические нарушения и страдают слабоумием

В перерывах между приступами, периодичность которых зависит от конкретного случая, большинство больных эпилепсией ничем не отличаются от других людей. От этого заболевания страдали Сократ, Гай Юлий Цезарь, Фёдор Достоевский, Леонардо да Винчи, лорд Байрон, Агата Кристи, Альфред Нобель и многие другие знаменитые люди, которым этот диагноз не помешал добиться больших успехов в своей отрасли.

Безусловно, есть некоторые виды деятельности, которые недоступны людям с этим диагнозом. Так, при эпилепсии нельзя водить машину, стоит избегать службы в полиции, пожарных частях, на охране важных объектов, а также профессий, где нужно управлять движущимися механизмами или работать с химикатами, вблизи водоёмов.

«Эпилепсия во многих случаях не сопровождается психическими и интеллектуальными нарушениями. В тех случаях, когда эпилепсия сочетается с умственной отсталостью или психическими нарушениями, эти изменения обусловлены, как правило, либо основным тяжёлым заболеванием мозга, либо тем, что антиэпилептические препараты (АЭП) недостаточно эффективны», — объяснила Батышева.

Миф 3. Эпилепсия — неизлечимое заболевание. Если заболел эпилепсией — это «на всю жизнь»

Еще одно распространённое заблуждение, касающееся эпилепсии, — эта болезнь не лечится.

«Примерно у 70% больных удаётся достичь полной клинико-электроэнцефалографической ремиссии. У половины из них врачам удаётся полностью отменить лечение. Однако стоит заметить, что обязательным условием для достижения ремиссии является приверженность назначенному лечению», — говорит эксперт.

Миф 4. Эпилепсия — «заразное» заболевание

Во времена Средневековья люди считали, что эпилепсией можно заразиться во время приступа больного через его дыхание. Сейчас подобные предрассудки кажутся странными, однако до сих пор есть люди, которые верят, что эпилепсия передаётся от одного человека к другому не по наследству.

«Эпилепсией нельзя «заразиться», это не инфекционное заболевание», — отметила член Президиума Всероссийского общества неврологов.

Миф 5. Эпилептический приступ — это потеря сознания, судороги, пена изо рта и прикус языка

Приступы эпилепсии часто совсем не похожи на то, что мы привыкли видеть в кино. Порой и сам человек не знает, что у него только что был приступ. При лёгких формах эпилепсии человек может просто ненадолго терять связь с окружающим миром.

«Генерализованный судорожный приступ — это только один из многих типов эпилептических приступов. Помимо него, существуют абсансы — короткие эпизоды отключения сознания с замиранием взгляда, которые не сопровождаются ни падением, ни судорогами, сам больной их не замечает, а окружающие могут принять просто за задумчивость. Парциальные приступы очень разнообразны. Это и судороги в определённой группе мышц без потери сознания, и галлюцинации в виде неприятных запахов, звуков, кругов и геометрических фигур перед глазами, вспышек света. Приступы могут выглядеть как приступы болей в животе, паники, ощущения «уже виденного», приподнятого настроения, и даже такие психомоторные приступы, когда больной совершает на вид вполне осмысленные действия, находясь в изменённом состоянии сознания. Эпилептическим приступом может оказаться любое состояние, которое повторяется несколько раз, всегда одинаково, спонтанно и кратковременно», — сказала Батышева.

Миф 6. Противоэпилептические препараты имеют множество побочных эффектов, принимать их опасно

Противоэпилептические препараты используют для того, чтобы предупреждать различные судороги. В том числе их нередко используют для лечения биполярных расстройств*.

«Действительно, препараты для лечения эпилепсии достаточно серьёзные, но приступы гораздо опаснее. К тому же больные легче переносят современные лекарства. Препараты не влияют на психические функции и не вызывают привыкания. Дозу медленно увеличивают с минимальной до эффективной, чтобы снизить вероятность нежелательных реакций», — объяснила эксперт.

Миф 7. Если ребёнок возбудим, у него частые истерики и он «закатывается» при плаче — это значит, что у него разовьётся эпилепсия

По мнению невролога, этот миф довольно распространён и среди врачей, однако не соответствует истине.

«Это заблуждение распространено даже среди педиатров, и в российских поликлиниках детям с аффективно-респираторными приступами часто назначают противосудорожные препараты. На самом деле возбудимость и потеря сознания при плаче ничего общего с эпилепсией не имеют. Вероятность развития эпилепсии у возбудимых детей такая же, как и у всех остальных. Эпилепсия — это хорошо изученное заболевание, и для борьбы с ним разработаны эффективные лекарства. Больные эпилепсией могут понять природу своего заболевания и научиться справляться с ним. В настоящее время эпилепсия уже не является препятствием к полноценной жизни», — уверена врач.

Миф 8. Эпилепсией можно заболеть только в детстве

Есть и те, кто уверен, что эпилепсия — детская болезнь и взрослые ей не подвержены. Однако это не совсем правда.

«Эпилепсия — это состояние, которое влияет на людей всех возрастов, рас и национальностей. Чаще всего оно поражает очень молодых и пожилых людей, но может развиваться в любом возрасте. У 70% пациентов эпилепсия впервые даёт знать о себе в детском и подростковом возрасте. При этом у младенцев причиной приступа эпилепсии может оказаться кислородное голодание во время беременности (гипоксия), а также врождённые (приобретённые в процессе формирования плода) пороки развития головного мозга, внутриутробные инфекции (токсоплазмоз, цитомегалия, краснуха, герпес и т. д.), реже — родовая травма. Второй пик заболеваемости эпилепсией приходится на пожилой и старческий возраст как следствие целого ряда неврологических заболеваний, и прежде всего — инсультов и опухолей», — отметила невролог.

Миф 9. Спровоцировать приступ может только ярко мерцающий свет

Мерцающий свет — не единственный раздражитель внешней среды, который может вызвать приступ эпилепсии. Более того, большинство факторов, провоцирующих судороги и другие проявления заболевания, человек может контролировать самостоятельно.

«Помимо ярко мерцающего света провокаторами приступа могут послужить стресс и тревога, злоупотребление алкоголем и похмелье, использование наркотиков, некоторые лекарственные средства, такие, как антидепрессанты, антипсихотики, анксиолитики, усталость, недосыпание, большой перерыв между приёмами пищи, ведущий к снижению уровня глюкозы в крови, подъём температуры тела, месячные», — перечислила факторы Батышева.

Миф 10. Женщинам с эпилепсией нельзя рожать

Специалисты утверждают, что женщина, которая регулярно принимает противоэпилептические препараты, с 95% вероятностью родит здорового ребёнка. При этом заболевание не влияет на то, как проходят роды, а сама беременность не ухудшает состояние будущей мамы. Более того, при некоторых формах эпилепсии беременность даже идёт на пользу организму — приступы становятся реже, утверждают эксперты.

«Большинство женщин с эпилепсией имеют нормальных, здоровых детей. Хотя для женщин с эпилепсией, по сравнению с общей популяцией, риск врождённых дефектов у детей увеличивается, но общий риск остается низким. Риски могут быть минимизированы при тесном сотрудничестве с неврологом и акушером», — объяснила врач.


*Биполярное расстройство — психическое заболевание, которое характеризуется резкой и неконтролируемой сменой настроений.

Кто должен лечить эпилепсию – психиатр или невролог?

Нередко при получении водительских прав человеку с диагнозом «эпилепсия» приходится пройти семь кругов ада, от невролога к психиатру и обратно – и так несколько раз. Почему это происходит и как «минимизировать потери» при получении заветной справки, рассказывает заведующая взрослым диспансерным отделением Ставропольской психиатрической больницы №1 Валерия Ярославцева.

– Ещё 30 лет назад считалось, что людей, у которых обнаружили эпилепсию, должны лечить психиатры. Споры идут до сих пор, но всё же ВОЗ относит заболевание к области неврологии (код по МКБ 10 – G40, психиатрические диагнозы маркируются литерой F).

Валерия Ярославцева

Согласно справке ВОЗ, эпилепсия – это хроническое расстройство мозга, в основе которого — патологическая активность нейронов коры, в результате которой возникают эпилептические приступы. Характерные для заболевания повторяющиеся припадки проявляются в виде кратковременных непроизвольных судорог в какой-либо части тела (так называемые парциальные судороги) или по всему телу (генерализованные судороги) и иногда сопровождаются потерей сознания и утратой контроля над функциями кишечника или мочевого пузыря.

Интересно, что до 10% людей в мире когда-либо испытывали подобный припадок. Впрочем, по словам врачей, единственный случай ни о чём не говорит. Заболевание диагностируют, если приступы повторяются. Несмотря на то что эпилепсия — одно из самых старых распознаваемых состояний в мире, его по-прежнему окружает множество слухов, а у 6 из 10 больных причина развития заболевания остаётся не найденной (наиболее распространенная версия – генетический фактор). В остальных случаях рецидивирующие припадки являются результатом болезни или поражения головного мозга при инфекции (такой как менингит), инсульте, опухоли головного мозга или тяжелой черепно-мозговой травме.

Чаще всего эпилепсия носит врожденный характер, поэтому первые приступы появляются в детском и подростковом возрасте. В таком случае изменена только электрическая активность нервных клеток и понижен порог возбудимости головного мозга. Эта эпилепсия называется идиоматической (первичной), течет доброкачественно и хорошо поддается лечению, с возрастом пациент может полностью отказаться от приема таблеток.

Другой тип эпилепсии – симптоматическая (вторичная) – развивается после повреждения структуры головного мозга или нарушения обмена веществ в нём. Такие формы эпилепсии могут развиваться в любом возрасте и труднее поддаются излечению.

Важно!

Если у больного эпилепсия, следует избегать всего, что может спровоцировать припадок. Провоцирующими факторами являются нехватка сна, стрессы, мигающий свет, приём алкоголя и наркотических веществ.

Если вы стали свидетелем эпилептического приступа, нужно перевернуть человека на бок и защитить от непроизвольных движений.

Во многих странах мира люди, страдающие эпилепсией, и их семьи нередко подвергаются стигматизации и дискриминации. Противостоять этому можно, повышая информированность населения о болезни, приводя данные свежих научных исследований, опровергающие распространенные мифы. В частности, что болезнь заразна или что эпилептический приступ — это всегда потеря сознания, судороги и пена изо рта. В действительности при лёгких формах эпилепсии человек может всего лишь ненадолго терять связь с окружающим миром. Современные методы лечения позволяют добиться ремиссии в 70% случаев, еще в половине из них со временам вовсе отпадает необходимость лечения.

Еще один устоявшийся миф – если ребёнок возбудим, у него частые истерики и он «закатывается» при плаче — значит, у него разовьётся эпилепсия. Этот миф довольно распространён и среди врачей, однако не соответствует истине.

– Возбудимость и потеря сознания при плаче ничего общего с эпилепсией не имеют, – утверждает эпилептолог Ирина Калина. – Вероятность развития эпилепсии у возбудимых детей такая же, как и у всех остальных.

Есть и такое распространённое заблуждение, что приём противоэпилептических препаратов вызывает привыкание и даёт множество побочных эффектов. Однако современные лекарства переносятся больными довольно легко. Препараты не влияют на психические функции и не вызывают привыкания. Дозу медленно увеличивают с минимальной до эффективной, чтобы снизить вероятность нежелательных реакций.

А вот что правда – так это то, что человек с диагнозом «эпилепсия» права на управление автомобилем не получит. Почему? Эпилептический приступ может привести к аварийной ситуации на дороге и повлечь за собой смерти ни в чем не винных людей, участников движения. Поэтому граждане с этим заболеванием не допускаются к управлению автомобилем.

Есть и некоторые другие виды деятельности, которые недоступны людям с эпилепсией. При заболевании нельзя служить в полиции, пожарных частях, на охране важных объектов, стоит избегать профессий, где нужно управлять движущимися механизмами или работать с химикатами, вблизи водоёмов.

Несмотря на то что эпилепсия – заболевание неврологическое, в лечении, как правило, принимает участие врач-психиатр. Но лишь в тех случаях, когда болезнь сопровождают психические расстройства.

– В этой связи нередко возникает путаница, к кому идти за подтверждением или опровержением диагноза – например, для получения той же справки на вождение. Терапевты и врачи общей практики зачастую отправляют пациентов сразу к психиатру, однако надо понимать, что далеко не все случаи эпилепсии сопровождаются психическим расстройствами, – поясняет Валерия Ярославцева. – Психиатр даёт справку о наличии или отсутствии именно психических заболеваний, развившихся (в том числе) вследствие эпилепсии, а заключение об отсутствии самого диагноза «эпилепсия» может дать только невролог.

ВАЖНО!

В Ставропольской психиатрической больнице №1 функционирует «Школа эпилепсии». Работа школы направлена на повышение осведомленности пациентов о причинах, клинических разновидностях заболевания, типах течения, видах лечения и психотерапии.

Родственникам пациентов школа помогает понять суть заболевания их близкого и призывает к разделению ответственности за медикаментозное лечение и осознанию его значимости в формировании ремиссии. На занятиях учат распознавать приближение приступов и контролировать их, рассказывают о юридических аспектах заболевания, помогают оставаться полноценным членом общества и эффективно взаимодействовать с близкими.

Телефон для справок: (8652) 99-17-74, доб. 321.

Скачать расписание работы Школы эпилепсии можно по этой ссылке 

Полезный фильм об эпилепсии

Иллюстрации к данной публикации взяты из общедоступной библиотеки изображений https://www.freepik.com/ и из открытых источников.
Об использовании иллюстраций из библиотеки Freepik подробно можно прочесть здесь

Официальный сайт Научного центра неврологии

Эпилепсия – хроническое неврологическое заболевание, которое характеризуется повторяющимися, возникающими внезапно, эпилептическими приступами. В зависимости от формы эпилепсии, приступы проявляются в виде двигательных, чувствительных, вегетативных, психических нарушений. Приступы могут сопровождаться нарушением сознания различной степени. Некоторые формы эпилепсии проявляются только или преимущественно нарушениями сознания – абсансами, с минимальными двигательными симптомами. Наиболее драматический характер носят генерализованные тонико-клонические приступы – утрата сознания, затем общее тоническое напряжение тела, с последующими ритмичными разгибательными движениями конечностей (клониями).

Выделяют генерализованные и фокальные (парциальные) приступы. При генерализованных приступах эпилептическая активность возникает практически одновременно в обоих полушариях головного мозга. При фокальных имеется один (иногда несколько) очаг – так называемая эпилептогенная зона. При определенных условиях активность не ограничивается ею, а распространяется на близлежащие отделы головного мозга, вызывая характерную симптоматику приступа. В некоторых случаях при фокальной эпилепсии возможно развитие вторично-генерализованных приступов.

Длительность приступа не превышает обычно 2-3 минут, бывают приступы очень короткие – всего несколько секунд. Если приступы следуют друг за другом, это следует расценивать как грозное осложнение течения заболевания – эпилептический статус. Эпилептический статус может быть также бессудорожным – когда вызванное непрерывной эпилептической активностью нарушения сознания не сопровождаются двигательными проявлениями. В такой ситуации установить точный диагноз возможно только при помощи ЭЭГ.

Эпилепсия может носить наследственный характер, или быть приобретенной. Наиболее часто причиной приобретенной эпилепсии является поражение мозга, например черепно-мозговая травма, или повреждение головного мозга при осложненных родах. Наследственные эпилепсии чаще сопровождаются генерализованными приступами, имеют характерный возраст дебюта, при некоторых из них по достижении определенного возраста приступы прекращаются. В таких случаях прием противоэпилептических препаратов прекращается. С другой стороны, есть формы эпилепсии, при которых прием противоэпилептических препаратов практически пожизненный.

Залогом правильного диагноза является тщательно собранный анамнез, обязательное проведение ЭЭГ и МРТ. По назначению врача может проводиться рутинная ЭЭГ, ЭЭГ с депривацией сна, видео-ЭЭГ мониторинг. В настоящее время в обследовании пациентов с подозрением на эпилепсию рутинной ЭЭГ обычно недостаточно, необходима длительная запись, с обязательной регистрацией ЭЭГ во сне. После постановки диагноза, исключения неэпилептической природы приступов, врач назначает лечение противоэпилептическими препаратами. Выбор препаратов зависит от формы (синдрома) эпилепсии, типа приступов. При неверно поставленном диагнозе препараты не только не помогают, но могут и ухудшить течение приступов. Следует отметить, что помимо диагноза и лекарств важное значение имеет соблюдение пациентом медикаментозного и иного режима, прописанного врачом (так называемая комплаентность). Установлено, что нередко причиной «неэффективности» является несоблюдение прописанного режима, самостоятельная замена препарата, изменение дозировки. 
 


Эпилептологический центр НЦН – команда специалистов разного профиля – эпилептологов, нейрофизиологов, радиологов, нейропсихологов, нейрохирургов. Мы принимаем как пациентов с впервые возникшим приступом утраты сознания или судорог для постановки диагноза (подтверждение или исключение эпилептической природы приступа), так и пациентов с уже установленным диагнозом эпилепсии для коррекции терапии.

Эпилептологический центр ФГБНУ НЦН…

ФОРМА записи на приём к специалисту…

Психические расстройства при эпилепсии

Калинин Владимир Вениаминович

Доктор медицинских наук, профессор,

врач высшей категории, психиатр

Введение

Эпидемиологические исследования показывают, что эпилепсия представляет одно из наиболее распространенных неврологических заболеваний с определенными психическими нарушениями. Как известно, в эпидемиологии существует два кардинальных показателя: заболеваемость и болезненность (распространенность). Под заболеваемостью принято понимать число вновь заболевших больных тем или иным заболеванием в течение года. Заболеваемость эпилепсией в Европейских странах и США составляет около 40-70 случаев на 100000 населения,(May, Pfäfflin,2000), тогда как в развивающихся странах заболеваемость гораздо выше (Sander и Shorvon, 1996, Wolf, 2003). Интересно, что заболеваемость эпилепсией у мужчин, особенно в пожилом и позднем возрасте выше таковой у женщин (Wolf, 2003). Принципиально, что заболеваемость эпилепсией демонстрирует четкую зависимость от возраста.

Так, в первые четыре года жизни заболеваемость эпилепсией в 30-40-е годы 20 века в одном из зарубежных Западных исследований составляла около 100 случаев на 100000,тогда в интервале от 15 до 40 лет наблюдалось снижение заболеваемости до 30 на 100000, а после 50 лет- возрастание заболеваемости (Hauser et al.,1993).

Распространенность (болезненность) эпилепсии составляет – 0,5-1% от общей популяции (М.Я. Киссин, 2003). В некоторых зарубежных эпидемиологических исследованиях установлено, что индекс так называемой кумулятивной распространенности эпилепсии составляет 3,1% к возрасту 80 лет. Иными словами, если бы все население доживало до возраста 80 лет, эпилепсия могла бы возникнуть на протяжении жизни у 31 человека из каждой тысячи населения (Leppik, 2001). Если принять в расчет не эпилепсию, а судорожные припадки, то показатель кумулятивной распространенности для них составляет уже 11%, т.е. эпилептические припадки могут возникнуть на протяжении жизни у 110 человек из тысячи населения. В странах СНГ эпилепсией страдает около 2,5 миллионов человек. В Европе распространенность эпилепсии составляет 1,5% и в абсолютных цифрах ею страдает 6 млн. человек (М.Я. Киссин, 2003). Все сказанное показывает актуальность изучения и своевременного выявления и, самое главное, лечения больных эпилепсией.

В нашей стране, как, впрочем, и в большинстве других стран мира диагностикой и лечением эпилепсией занимались врачи двух специальностей – невропатологи и психиатры. Четкой демаркационной линии в области задач по ведению больных эпилепсией между неврологами и психиатрами не существует. Тем не менее, в соответствии с традициями, характерными для отечественного здравоохранения, “основной удар” в плане диагностики, терапии и социореабилитационной работы с больными эпилепсией принимают на себя психиатры. Это обусловлено психическими проблемами, возникающими у больных эпилепсией. Они включают изменения личности больных, специфические для эпилепсии связанные с мнестико-интеллектуальным дефектом, аффективные расстройства и, собственно, так называемые эпилептические психозы (В.В. Калинин, 2003). Наряду с этим следует указать и на разнообразные психопатологические феномены, возникающие в рамках простых парциальных припадков при височной эпилепсии, которые также скорее представляют больший интерес для психиатров. Исходя из этого, становится ясно, насколько важную задачу для психиатров представляет своевременная диагностика психических расстройств и их адекватная терапия у больных эпилепсией.

Показания и противопоказания к применению метода.

Показания:

1. Все формы эпилепсии, согласно с Международной классификации эпилепсий и эпилептических синдромов.

2. Психические расстройства пограничного спектра у больных эпилепсией в соответствии с диагностическими критериями МКБ-10.

3. Психические расстройства психотического уровня у больных эпилепсией в соответствии с диагностическими критериями МКБ-10.

Противопоказания для применения метода:

Психические расстройства неэпилептического генеза

Материально-техническое обеспечение метода:

Для применения метода следует использовать следующие антиконвульсанты и психотропные препараты:

№.

Название препарата

Лекарств. форма

Доза

Номер регистрации

1.

Депакин-хроно

Табл.

300 мг

500 мг

П № 013004/01-2001

2.

Депакин энтерик

Табл.

300 мг

П-8-242 №007244

3.

Тегретол

Табл.

200 мг

400 мг

П №012130/01-2000

4.

Тегретол ЦР

Табл.

200 мг

400 мг

П №012082/01-2000

5.

Топамакс

Табл.

25 мг

100 мг

№ 011415/01-1999

6.

Ламиктал

Табл.

25 мг

50 мг

100 мг

№002568/27.07.92 ППР

7.

Клоназепам

Табл.

1 мг

 №2702/12.07.94

8.

Дифенин

Табл.

117 мг

 №74/331/61

9.

Суксилеп

Капсулы

250 мг

№007331/30.09.96

10.

Фенобарбитал

Табл.

50 мг

100 мг

№70/730/61

11.

Паксил

Табл.

20 мг

П-8-242 №008799

12.

Коаксил

Табл.

12,5 мг

П №011301/01-1999

13.

Флуоксетин

Капс.

20 мг

010260/19.06.98

14.

Сертралин

Табл.

50 мг

100 мг

008033/23.10.96

15.

Феварин

Табл.

50 мг

100 мг

009468/22.05.96

16.

Циталопрам

Табл.

20 мг

40 мг

009782/16.10.97

17.

Рисполепт

Табл.

1мг,2мг,

3мг,4мг

009643/31.07.97

18.

Зуклопентиксол

Табл.

2 мг, 10 мг,

25 мг, 50 мг,

100 мг

009386/18.04.97

19.

Кветиапин

Табл.

25 мг, 100 мг,

200 мг

010786/29.01.99

Описание метода

Личностные характеристики больных эпилепсией.

Известно, что между изменением личности и слабоумием при эпилепсии существует тесная взаимосвязь. При этом, чем сильнее выражены изменения личности по типу энехетичности, в понимании Mauz , тем более выраженной степени слабоумия правомерно ожидать. Характерологические изменения вообще имеют основополагающее значение для развития интеллектуального снижения. При этом патологическое изменение личности при эпилепсии вначале вовсе не затрагивает ядра характера, и эпилептический процесс вначале лишь изменяет формальное протекание психических процессов, переживаний и стремлений, способов выражения, реакций и поведения в сторону их замедления, склонности к застреванию и персеверации. В этой связи полагают, что у больных эпилепсией существует такое же разнообразие и богатство вариантов преморбидной личности, как и у здоровых лиц. Можно предположить, что изменения личности своим появлением обязаны припадкам. В то же время этому противоречат наблюдения старых французских психиатров о возможности существования подобных личностных изменений у индивидов, у которых вообще никогда не было припадков. Для подобных состояний был введен термин “epilepsia larvata”, т.е. скрытая эпилепсия. Подобное противоречие можно объяснить тем, что так называемые личностные изменения при эпилепсии не являются прерогативой этого заболевания, а могут встречаться и при других патологических состояниях и процессах органического генеза.

Замедление всех психических процессов и склонность к торпидности и вязкости у больных эпилепсией вызывает затруднения в накоплении нового опыта, снижение комбинаторных способностей и ухудшение воспроизведения ранее приобретенной информации. С другой стороны, следует указать на склонность к брутальным и агрессивным поступкам, что ранее связывалось с нарастанием раздражительности. Подобные личностные особенности, которые описывались в психиатрической литературе прошлых лет под названием “энехетической конституции”, “глишроидии”, “иксоидного характера” (В.В. Калинин, 2004), приводят к снижению продуктивности, а по мере прогрессирования заболевания – к стойким выпадениям высших психических функций, т.е. к развитию слабоумия. Как указывал Schorsch (1960) эпилептическое слабоумие заключается в прогрессирующем ослаблении познавательных способностей и запоминания, в возрастающей узости суждений. Для него также характерно неумение отличить существенное от несущественного, неспособность к синтетическим обобщениям и непонимание соли шуток. На заключительных этапах заболевания развивается монотонность речевой мелодии и разорванность речи.

Попытки по изучению особенностей личностной типологии в зависимости от формы эпилепсии предпринимались уже в середине 20 века. Так, после Janz принято противопоставлять типы изменения личности при первично генерализованной и при височной эпилепсии. При этом к первой относят так называемую “эпилепсию пробуждения” (Auchwachepilepsie), которая характеризуется изменениями личности в виде малой общительности, упрямства, лишением целеустремленности, небрежностью, равнодушием, утратой самоконтроля, нарушениями предписаний врача, анозогнозией, стремлением к употреблению алкоголя и склонностью к девиантному и делинквентному поведению. Этих же больных отличает выраженная впечатлительность, достаточно живой ум, легкая эмоциональная вспыльчивость, отсутствие самоуверенности с пониженной самооценкой. Для данного типа личностных изменений подходит обозначение “взрослый ребенок”, предложенное Tellenbach.

Существенно, что отмеченные личностные особенности совпадают с таковыми у больных с так называемой юношеской миоклонической эпилепсией. Эти наблюдения не разделяются всеми авторами, поскольку полученные закономерности можно объяснить не столько характером эпилептического процесса, сколько влиянием подросткового возраста.

Вместе с тем, в личностном отношении этот тип больных представляет собой противоположность больных с эпилепсией сна. Последняя является разновидностью височной эпилепсией (ВЭ). Для нее характерны изменения личности в виде эгоцентризма, высокомерия, ипохондричности, мелочности на фоне вязкости и тугоподвижности мышления и аффектов, обстоятельности и педантичности.

Данный синдром представляет собой картину, противоположную состоянию, возникающему при синдроме Kluver-Bucy (КБС), полученному в эксперименте при удалении височных долей мозга у животных. КБС характеризуется упорным исследовательским поведением, повышенным сексуальным влечением и снижением агрессивности.

В англо-американской эпилептологии вслед за Waxman S. и Geschwind N. принято выделять группу признаков измененного, но не патологического поведения, которое связано с ВЭ. Данная группа явлений включалет усиление эмоций, обстоятельность, повышенную религиозность, снижение сексуальной активности и гиперграфию. Эти личностные особенности получили название “интериктальный поведенческий синдром”. В последующем за данным синдромом в психиатрической литературе закрепилось название синдрома Gastaut-Geshwind (Калинин В.В. 2004).

Существенно, что в зависимости от стороны фокуса эпилептической активности в височных долях будут наблюдаться определенные отличия в личностных характеристиках больных. Так, у больных с правосторонним височным фокусом наблюдается больше эмоциональных личностных особенностей и стремление представить девиации в выгодном свете (отполировать свой образ). Напротив, у больных с левосторонним височным фокусом – больше выражены идеаторные (мыслительные) характеристики при одновременном стремлении обезличить образ своего поведения по сравнению с оценками сторонних наблюдателей. Наряду с этим имеет значение и то, что при правостороннем фокусе возникает пространственная левосторонняя агнозия, а при левостороннем фокусе – более часто депрессивная симптоматика. При этом левосторонней пространственной агнозии соответствует стремление отполировать, а депрессии – тенденция обезличить образ своего поведения.

Мнестико-интеллектуальный дефект.

Для больных эпилепсией характерен широкий диапазон интеллектуальных способностей — от задержек психического развития до высокого уровня интеллекта. Поэтому измерение IQ скорее дает самые общие представления об интеллекте, на уровень которого может влиять целый ряд факторов, таких как тип и частота припадков, возраст дебюта эпилепсии, тяжесть эпилепсии, глубина повреждения мозга, наследственность, антиэпилептические препараты (АЭП) и уровень образования.

Во внимание следует принять и то, что показатели IQ у больных эпилепсией остаются не на постоянном уровне, а подвержены колебаниям во времени.

Особый интерес представляет вопрос о различиях в показателях вербального и исполнительского подтипа IQ в связи с латерализацией мозговых функций. В данном контексте можно предполагать, что у больных эпилепсией с левосторонним очагом или повреждением следует ожидать снижения показателя вербального IQ, тогда как у больных с правосторонним фокусом – снижения показателя исполнительского IQ. С этой целью широко применяли тесты Wechsler для оценки как вербальных, так и исполнительских функций у больных с височной эпилепсией. Полученные результаты, однако, не отличаются постоянством.

Мозговые травмы, вызванные падениями во время генерализованных припадков, могут снижать уровень интеллекта. В этом плане заслуживают внимания ставшие классическими наблюдения Stauder (1938). Согласно им число перенесенных припадков решающим образом предопределяет степень слабоумия. Это становится очевидным примерно спустя 10 лет после начала болезни. Существенно, что у больных, перенесших более 100 развернутых судорожных припадков можно констатировать развитие слабоумия в 94% случаев, тогда как у больных с меньшим числом припадков в анамнезе, слабоумие формируется лишь у 17,6% лиц (Stauder, 1938).

Этому соответствуют и более современные данные. При этом в качестве основных факторов, влияющих на формирование интеллектуального дефекта и деменции, выступают показатели числа перенесенных припадков до начала терапии, числа припадков за период всей жизни, или количества лет с припадками. В целом, можно считать, что тяжесть мнестико-интеллектуального снижения коррелирует с количеством лет наличия припадков. Так, для вторично-генерализованных припадков установлена статистически значимая связь с глубиной интеллектуального дефекта. При этом дефект развивается в случае наличия не менее 100 тонико-клонических припадков в течение жизни, что подтверждает приведенные выше наблюдения Stauder (1938).

Установлено, что у больных, у которых удалось полностью подавить припадки препаратами и достичь ремиссии, наблюдается повышение уровня IQ. С другой стороны, при формах эпилепсии, резистентных к АЭП, наблюдаются более низкие показатели IQ. Из этого вытекает вывод о необходимости неотступной и продолжительной антиэпилептической терапии.

Установлено, что уровень интеллекта может снижаться не менее чем на 15% по сравнению со здоровыми лицами в случае наличия эпилептического статуса в анамнезе, что вполне согласуется с приведенными выше данными.

С другой стороны, для сложных парциальных припадков при височной эпилепсии подобной закономерности установлено не было. Применительно к ним было показано, что для возникновения дефекта и деменции имеет значение не общее их количество, а так называемый показатель “окна времени”, в течение которого можно рассчитывать на восстановление познавательных процессов. Напротив, при превышении этого показателя развиваются необратимые интеллектуально-мнестические изменения. Так, в некоторых исследованиях необратимые изменения обнаруживались через 5 лет непрерывного возникновения сложных парциальных припадков, хотя в большинстве других работ этот показатель составляет не менее 20 лет (Калинин В.В., 2004).

Однако имеются и другие наблюдения. Так, имеется пример формирования выраженного слабоумия после единственной серии припадков, а также случаи формирования деменции в результате немногочисленных и абортивно протекающих припадков. Полагают, что это особенно характерно для детского мозга, который особенно чувствителен к гипоксии и отекам, возникающим вследствие припадков. К этому примыкает другая проблема, связанная с развитием выраженной деменции в детском возрасте за счет энцефалопатии при синдроме Lennox-Gastaut.

Сравнение уровня интеллекта при генуинной и симптоматической эпилепсии показывает, что среди детей с симптоматической формой эпилепсии умственно отсталых гораздо больше (примерно в 3-4 раза), чем при идиопатической эпилепсии. Все сказанное лишний раз подчеркивает важность долгосрочной противосудорожной терапии.

Антиэпилептические препараты и мнестико-интеллектуальный дефект.

Влияние АЭП на выраженость мнестико-интеллектуального дефекта представляет большую самостоятельную проблему, которая не может быть полностью рассмотрена в настоящем пособии. При изучении традиционных АЭП установлено, что фенобарбитал приводит чаще к выраженным когнитивным нарушениям, чем другие препараты. При этом возникает психомоторная заторможенность, снижается способность к концентрации внимания, усвоению нового материала, нарушается память и уменьшается показатель IQ.

Фенитоин (дифенин), карбамазепин и вальпроаты также приводят к сходным побочным эффектам, хотя их выраженность гораздо меньше, чем в случае применения фенобарбитала. Данные о поведенческой токсичности указанных препаратов, в целом, не носят постоянного характера. Это позволяет их рассматривать как более предпочтительные по сравнению с барбитуратами, хотя не ясно, какой из трех перечисленных препаратов является самым безвредным.

Сравнительно мало известно о поведенческой токсичности новых АЭП, в частности, таких препаратов, как фельбамат, ламотриджин, габапентин, тиагабин, вигабатрин и топирамат. Установлено, что АЭП новой генерации, в целом, не оказывают отрицательного влияния на протекание познавательных процессов.

Отмечаемые в небольшом числе работ у больных когнитивные нарушения в случае применения топирамата, на наш взгляд, не могут быть объяснены исключительно влиянием этого препарата, поскольку он использовался в режиме дополнительного средства к основным АЭП. Очевидно, что в подобных случаях необходимо принимать во внимание и фармакокинетическое взаимодействие между всеми АЭП, что, несомненно, усложняет проблему изучения когнитивных нарушений в зависимости от типов используемых АЭП.

Собственный опыт длительной терапии топамаксом различных форм эпилепсии с разной степенью мнестико-интеллектуального снижения показывает, что по мере его длительного применения у больных нормализуются мнестические процессы. Это касается, в первую очередь, больных с височной эпилепсией (медиотемпоральный вариант), для которой характерны выраженные нарушения автобиографической памяти.

Здесь же следует указать на возможность некоторого замедления ассоциативных процессов (снижение речевой беглости) в самом начале применения топирамата в режиме необоснованно быстрого повышения доз. Принципиально, что указанные нарушения нивелировались по мере дальнейшего применения препарата.

Прежде, чем перейти к вопросу о собственно психических расстройствах при эпилепсии, следует подчеркнуть, что в современной эпилептологии сложилась традиция рассматривать все эти расстройства (депрессии, психозы) в зависимости от времени их появления по отношению к припадкам (Barry et al., 2001; Blumer, 2002; Schmitz, 2002; Kanemoto, 2002; Kanner, 2004). В соответствии с этим правилом выделяют перииктальные (пре- и постиктальные), иктальные и интериктальные расстройства.

Преиктальные психические расстройства возникают непосредственно перед припадком и фактически переходят в него.

Постиктальные расстройства, напротив, следуют после припадков. Они возникают, обычно, через 12-120 часов после последнего припадка и характеризуются высокой аффективной заряженностью и продолжительностью, не превышающей от нескольких часов до 3-4 недель.

Иктальные психические расстройства следует рассматривать как психический эквивалент пароксизмов, тогда как интериктальные психические расстройства возникают на фоне ясного сознания спустя длительное время после припадков и не зависят от них. Рассмотрим отдельно аффективные и психотические расстройства в соответствии с предложенной схемой.

Аффективные расстройства.

Аффективные расстройства имеют едва ли не основное значение среди всего многообразия психической патологии у больных эпилепсией. Они включают депрессивные, тревожные, панические состояния, фобические расстройства и обсессивно-компульсивные переживания. Это объясняется их высокой частотой в популяции больных эпилепсией. В частности, установлено, что доля депрессивных состояний среди больных эпилепсией составляет не менее 25-50% (Baumgartner, 2001; Barry et al., 2001; Wolf, 2003). Сравнение частоты встречаемости собственно депрессивных расстройств у больных эпилепсией и в общей популяции показывает, что у первых они встречаются примерно в 10 раз чаще (Barry et al., 2001).

Среди основных причин развития аффективных расстройств выделяют как реактивные, так и нейробиологические факторы. Ранее в эпилептологии преобладала точка зрения о преимущественном значении реактивных механизмов в генезе депрессивной симптоматики (А.И. Болдырев, 1999). Подобный подход не утратил своего значения и сегодня. В этой связи рассматривают значение психосоциальных характеристик в жизни больных эпилепсией (Kapitany et al., 2001; Wolf, 2003). Среди них, в первую очередь, выделяют факторы стигматизации и социальной дискриминации, которые часто приводят к потере работы и семьи у больных. Наряду с этим в происхождении аффективной симптоматики придают значение и механизмам “обученной беспомощности”, в основе которой лежит страх потери семьи или работы из-за болезни. Это приводит к снижению социальной активности, трудовой дезадаптации и, в конечном счете, к депрессии (Kapitany et al., 2001; Wolf, 2003).

В последние 10-15 лет полагают, что основную роль в происхождении аффективной симптоматики, играют не столько психореактивные, сколько нейробиологические механизмы. В этой связи убедительно показано, что для возникновения депрессивной симптоматики имеет значение определенные типы припадков (сложные парциальные), определенная локализация фокуса эпилептической активности (преимущественно в медиальных отделах височных долей мозга), латерализация фокуса (преимущественно слева), высокая частота приступов, длительность течения заболевания и ранний возраст начала заболевания (Kapitany et al., 2001; Schmitz, 2002).

В пользу преимущественного значения биологических факторов для возникновения аффективной симптоматики при эпилепсии говорит и то, что при других тяжелых неврологических заболеваниях депрессивные расстройства возникают гораздо реже, чем при эпилепсии (Mendez et. al.,1986; Kapitany et al., 2001).

Наконец, нельзя не учитывать и значения характера препаратов, применяемых для длительной противосудорожной терапии. В этом плане установлено, что длительное лечение барбитуратами и фенитоином (дифенином) приводит к развитию депрессивных состояний (Kapitany et al., 2001; Schmitz, 2002).

Иктальные аффективные расстройства характеризуются преимущественно аффектом тревоги, страха или паники, реже депрессии и мании. Данные феномены следует рассматривать как клиническое проявление простых парциальных припадков (аура), либо как начальный этап сложных парциальных припадков. Иктальные аффективные расстройства возникают, как правило, при медиотемпоральной (височной палеокортикальной) эпилепсии. Принципиально, что психопатологическая симптоматика составляет не менее 25% от всех аур (простых парциальных припадков), среди которых 60% приходится на симптоматику аффекта страха и паники и 20% на симптоматику депрессии (Williams, 1956; Kanner, Kusniecky, 2001; Kanner, 2004).

Точная диагностика эпилепсии, протекающей в виде простых парциальных припадков с картиной панического расстройства, представляет диагностические трудности. В практических условиях точный диагноз эпилепсии может легко быть установлен после появления генерализованных тонико-клонических припадков. Тем не менее, анализ продолжительности иктальной паники в рамках височной эпилепсии показывает, что длительность панического периода практически никогда не превышает 30 секунд, тогда как при паническом расстройстве она может достигать до получаса. Паника характеризуется стереотипной картиной и возникает вне какой-либо связи с предшествующими событиями. Наряду с этим следует указать на возможность наличия явлений спутанности различной продолжительности и автоматизмы, выраженность которых варьирует от малой интенсивности до значительной степени. Интенсивность переживаний паники редко достигает высокой интенсивности, как наблюдается при паническом расстройстве (Kanner, 2004).

Напротив, продолжительность интериктальных панических атак составляет не менее 15-20 минут и может достигать до нескольких часов. По своим феноменологическим проявлениям панические интериктальные атаки мало отличаются от панического расстройства, возникающего у больных без эпилепсии. При этом чувство страха или паники может достигать крайне высокой интенсивности, и связано с обилием вегетативной симптоматики (тахикардия, выраженная потливость, тремор, нарушения дыхания). При этом, однако, сохраняется сознание, и нет явлений спутанности, как бывает при сложных парциальных припадках.

Ошибочная диагностика панического расстройства у больных эпилепсией с иктальной паникой может отчасти быть обусловлена отсутствием специфических для эпилепсии изменений ЭЭГ во время простых парциальных припадков у больных с медиотемпоральной эпилепсией (Kanner, 2004).

Следует помнить, что у больных с иктальной паникой могут встречаться и интериктальные панические атаки, которые наблюдаются у 25% больных эпилепсией ( Pariente et al., 1991;Kanner, 2004). Более того, наличие иктального аффекта страха и паники являются предиктором развития панических атак и в интериктальном периоде (Hermann et al., 1982; Kanner, 2004).

Весьма часто интериктальная симптоматика тревоги сочетается с аффектом тоски. В этой связи можно говорить, по меньшей мере, о двух разновидностях аффективной патологии у больных эпилепсией: о расстройстве, подобном дистимии и о депрессии, достигающей глубины большого депрессивного эпизода.

При расстройстве, подобном дистимии на передний план выступает симптоматика хронической раздражительности, непереносимости фрустрации и аффективной лабильности. Некоторые авторы в этом контексте предпочитают говорить об “ интериктальном дисфорическом расстройстве” (Blumer, Altschuler, 1998), хотя симптоматика дисфорий, с нашей точки зрения, гораздо сложнее и не может быть сведена только к раздражительности и непереносимости фрустрации.

Авторы при этом ссылаются на наблюдения Kraepelin (1923). Согласно этим наблюдениям, дисфорические эпизоды включают собственно депрессивный аффект, раздражительность, тревогу, головную боль, инсомнию, реже временами эпизоды эйфории. Дисфории характеризуются быстрым началом и исчезновением, отчетливой тенденцией к повторяемости и однотипной психопатологической картиной. Существенно, что сознание при дисфориях сохраняется. Длительность эпизодов дисфорий варьирует от нескольких часов до нескольких месяцев, но чаще всего не превышает 2 дней (Blumer, 2002).

С нашей точки зрения, дисфории не следует приравнивать к депрессивному эпизоду даже глубокой степени у больных эпилепсией, поскольку между этими двумя состояниями существуют выраженные феноменологические различия, что собственно и позволяет противопоставить дисфории депрессивному аффекту.

Так, в структуре простой депрессии преобладает аффект витальной тоски с выраженной интрапунитивной направленностью (идеи самообвинения и самоуничижения) и вытекающим из них голотимным бредом. Напротив, дисфории обладают гораздо более сложной структурой. Главной особенностью дисфорического аффекта являются элементы недовольства, досады, угрюмости, раздражительности, скорби, озлобленности (на весь окружающий мир) и ожесточенности (против всех). Для дисфорий характерна экстрапунитивная направленность переживаний больного (Scharfetter, 2002).

Помимо дисфорий у больных эпилепсией в интериктальном периоде, обычно спустя много лет после прекращения припадков развиваются аффективные расстройства, которые по своим феноменологическим особенностям практически не отличаются от картины эндогенной депрессии. В данном случае правомерен диагноз органического аффективного расстройства, возникшего на основе эпилепсии (МКБ-10: F 06.3 ) (Wolf, 2003).

Происхождение подобных феноменов принято связывать с развитием тормозных процессов в мозге у больных эпилепсией в состоянии ремиссии. Полагают, что подобные тормозные процессы являются естественным следствием предшествующих многолетних процессов возбуждения и возникают в результате хорошего эффекта антиэпилептической терапии (Wolf, 2003).

Проблеме органических депрессий эндоформной структуры (не только в связи с эпилепсией) вообще уделяется много внимания на протяжении последнего десятилетия

( Kapitany et al., 2001; Lishman, 2003; Marneros, 2004; Pohlman-Eden, 2000; Wetterling 2002). В этой связи подчеркивается, что под органическим аффективным расстройством (ОАР) следует понимать не депрессивную реакцию или депрессивную оценку тяжелого соматического заболевания, а также не их последствия. Не следует под ОАР понимать и неспецифические нарушения в аффективной сфере и влечениях. Напротив, оно представляет собой расстройство, возникшее в условиях верифицированного органического (соматического) заболевания и феноменологически неотличимое от эндогенного (неорганического) аффективного расстройства. В этой связи некоторые авторы вообще говорят о “психоорганической меланхолии” или ‘психоорганической мании” (Marneros, 2004).

Картина органического аффективного расстройства (депрессии) у больных эпилепсией мало чем отличается от классической эндогенной депрессии. В этих случаях на первый план выступает довольно заметный тоскливый аффект с витальным компонентом и суточными колебаниями. На фоне депрессивного аффекта присутствуют характерные для депрессивных состояний идеи самообвинения и самоуничижения с четкой интрапунитивной направленностью. Принципиальным является то, что примерно у половины больных факт наличия эпилепсии не получает сколько-нибудь должного звучания и трактовки в структуре переживаний. Больные соглашаются с диагнозом эпилепсии, но это мало связывается ими с настоящим депрессивным эпизодом. Напротив, главное, что подчеркивается ими в беседе с врачом – это наличие настоящего депрессивного состояния. С нашей точки зрения, это лишний раз указывает на то, что связать развитие подобных тяжелых депрессий исключительно с психогенными переживаниями не будет правомерным. Очевидно, что в их основе лежат какие-то другие нейробиологические закономерности.

В рамках многогранной проблемы органических депрессий при эпилепсии нельзя не выделить более частной проблемы – суицидального поведения у больных эпилепсией.

Здесь следует подчеркнуть, что частота совершения суицидальных попыток среди больных эпилепсией примерно в 4-5 раз выше, чем в общей популяции. Если принять в расчет исключительно больных с височной эпилепсией, то в этих случаях частота суицидов будет превышать таковую в общей популяции уже в 25-30 раз (Harris & Barraclough, 1987; Blumer, 2002; Schmitz, 2002).

Прицельный анализ связей между тяжестью органического аффективного расстройства и суицидальной готовностью показал наличие корреляции между этими параметрами. Вместе с тем оказалось, что эта связь в большей мере характерна для больных эпилепсией женщин, а не мужчин (Калинин В.В., Полянский Д.А. 2002; Полянский, 2003). В этом плане установлено, что риск совершения суицидальной попытки у больных эпилепсией женщин при наличии сопутствующей органической депрессии примерно в 5 раз выше, чем у женщин с эпилепсией без депрессивной симптоматики. С другой стороны, риск развития суицидального поведения у мужчин при наличии депрессии лишь в два раза выше, чем у мужчин с эпилепсией, но без депрессии. Это свидетельствует о том, что подобный стиль поведения у больных эпилепсией, связанный с попыткой суицида вследствие сопутствующей депрессии является довольно архаичным способом решения проблем. В пользу этого говорит закон В.А. Геодакяна (1993) о тропизме старых в эволюционном отношении признаков к женскому полу и молодых – к мужскому.

Лечение депрессивных состояний в рамках органического аффективного расстройства при эпилепсии следует проводить с помощью антидепрессантов. При этом необходимо соблюдать следующие правила (Barry et al., 2001):

1. Терапию депрессии следует проводить, не отменяя АЭП;

2. Следует назначать антидепрессанты, не снижающие порог судорожной активности;

3. Предпочтение следует отдавать селективным ингибиторам обратного захвата серотонина;

4. Среди АЭП следует избегать назначения фенобарбитала, примидона (гексамидина), вигабатрина, вальпроатов, тиагабина и габапентина;

5. Среди АЭП рекомендовано применение топирамата и ламотриджина

6. Следует учитывать фармакокинетические взаимодействия АЭП и антидепрессантов.

При выборе конкретного антидепрессанта надо принять во внимание, во-первых, как влияет препарат на порог судорожной готовности и, во-вторых, как взаимодействует с АЭП.

Наибольшей судорожной готовностью (проконвульсивным эффектом) обладают антидепрессанты трициклической структуры (имипрамин, кломипрамин, мапротилин). Все перечисленные препараты вызывают судорожные припадки у 0,3-15% больных. С другой стороны, антидепрессанты из группы ингибиторов обратного захвата серотонина (СИОЗС) гораздо реже приводят к подобным побочным эффектам (за исключением циталопрама, в отношении которого существуют противоречивые данные).

Касаясь фармакокинетического взаимодействия, следует учитывать приведенные ниже рекомендации. (Barry et al., 2001):

1.Фармакокинетические взаимодействия между АЭП и антидепрессантами осуществляются в системе печеночных ферментов СР-450.

2. Фенобарбитал, фенитоитн (дифенин) и карбамазепин приводят к снижению концентрации АТС и СИОЗС за счет индукции изоэнзима 2D6.

3. СИОЗС, напротив, приводят к повышению концентрации АЭП.

4. Флуоксетин наиболее часто повышает концентрацию карбамазепина и фенитоина (дифенина).

5. Следует избегать назначения АЭП с флуоксетином.

6. Препаратами 1-го выбора среди СИОЗС являются пароксетин, сертралин , феварин и циталопрам.

В то же время нужно помнить о проконвульсивном эффекте циталопрама, что заставляет его применять с осторожностью. В целом, для лечения депрессий можно рекомендовать 20-40 мг/ сутки пароксетина, 50-100 мг сертралина, 50-100мг феварина, 100-150 мг кломипрамина. Собственные клинические данные показывают, что наличие в структуре депрессивного состояния при эпилепсии обсессивно-фобических переживаний является индикатором, в целом, благоприятного эффекта СИОЗС.

Эпилептические психозы.

Проблема эпилептических психозов, или, точнее говоря, психозов, возникающих у больных эпилепсией, не получила окончательного решения несмотря на многочисленные исследования по этой проблеме, проводимые на протяжении многих десятилетий.

Это обусловлено как отсутствием единых представлений о патогенезе этих состояний, так и отсутствием единой классификации этих психозов. Не углубляясь в столь сложную проблему, следует подчеркнуть, что к настоящему времени принято рассматривать все эпилептические психозы в зависимости от времени их появления по отношению к припадкам. Это позволяет отдельно говорить об иктальных, перииктальных и интериктальных психозах.

Так называемые иктальные психозы большинством авторов рассматриваются как клинический раритет. В отношении их отсутствуют верифицированные клинические наблюдения, точнее они носят отрывочный единичный характер, что не позволяет экстраполировать их на всю популяцию больных эпилепсией. Тем не менее, принято полагать, что картина подобных психозов характеризуются параноидной структурой с галлюцинаторными феноменами (как зрительными, так и слуховыми). Развитие подобных психозов, как полагают, связано с первично-генерализованными припадками в форме абсансов, возникших в сравнительно позднем возрасте, либо со статусом сложных парциальных припадков (Markland, et al.,1978; Trimble, 1982). Последнее положение представляется более правомерным.

Гораздо большее значение имеют постиктальные и хронические постиктальные психозы, поскольку при их появлении у больных эпилепсией возникают различные диагностические сомнения. Это, обусловлено, прежде всего, тем, что картина подобных психозов имеет выраженную шизоформную или шизофреноподобную структуру. С нашей точки зрения, при отсутствии указаний на наличие припадков в анамнезе у этой категории больных был бы правомерен диагноз шизофрении. В этой связи уместно сослаться на положение G.Huber (2004), согласно которому, не существует ни одного симптома или синдрома шизофрении, который не мог бы встречаться у больных эпилепсией. Принципиальным является то, что в обратном направлении это правило не работает. Иными словами, существует большое количество психопатологических признаков, патогномоничных только для эпилепсии, а не шизофрении.

Структура постиктальных и интериктальных эпилептических психозов включает в себя все многообразие эндоформной симптоматики. Напротив, явлений, характерных для экзогенного типа реакций в этих случаях в литературе отмечено не было.

В сравнительно недавно выполненных исследованиях было установлено, что в случае постиктальных психозов на первый план выступают явления острого чувственного бреда, доходящего до степени инсценировки с признаки иллюзорно-фантастической дереализации и деперсонализации с явлениями двойников (Kanemoto, 2002). Все эти переживания развиваются быстро (буквально в считанные часы) после прекращения припадка и обретения больными сознания на фоне измененного аффекта. Модальность аффекта, с нашей точки зрения, значения не имеет, и психоз может развиться как на фоне выраженной депрессии с растерянностью, так и на фоне маниакального аффекта. Соответственно, содержание бредовых переживаний, будет определяться характером доминирующего аффекта. В случае превалирования депрессии на первый план выступают идеи самообвинения, к которым быстро присоединяются идеи отношения, угрозы для жизни больного, преследования и воздействия. В то же время идеи преследования и воздействия не носят стойкого завершенного характера, а мимолетны, отрывочны. По мере дальнейшего развития острого постиктального психоза все большое значение приобретают бредовые синдромы ложного узнавания (синдром Фреголи, синдром интерметаморфоза) иллюзорно-фантастическая дереализация и деперсонализация, незаметно переходящая в онейроидный синдром. Иначе говоря, движение психоза в этих случаях практически полностью совпадает с таковым при шизоаффективных и циклоидных психозах (K.Leonhard,,1999), для обозначения которых K. Schneider использовал термин “Zwischenanfalle” (промежуточные случаи). Попытки отграничить эпилептический психоз на высоте развития симптоматики от сходных в феноменологическом отношении эндогенных психозов, как правило, не приводят к ощутимому результату.

При постановке диагноза в этой связи решающее значение имеет факт заболевания эпилепсией в анамнезе и характер изменения личности после окончания психоза. Собственные немногочисленные наблюдения показывают, что подобные состояния могут возникать при интенсивной противосудорожной терапии больных эпилепсией, когда в качестве основных АЭП применяются в высоких дозах препараты с выраженным ГАМК-ергическим механизмом действия (вальпроаты, барбитураты, габапентин, вигабатрин).

Подобное возникновение психозов традиционно принято связывать с развитием так называемой “форсированной нормализации”, под которой понимают нормализацию картины ЭЭГ (исчезновение эпилептических знаков, пароксизмальности и, напротив, появление признаков десинхронизации в ЭЭГ) (Landolt, 1962). Для обозначения этих состояний был предложен термин “альтернативные психозы” (Tellenbach, 1965), что подразумевает альтернирующий характер взаимоотношений между припадками и психозами.

Так называемые интериктальные психозы возникают вне какой-либо связи с припадками у больных эпилепсией. Данные психозы развиваются через несколько месяцев или лет после прекращения припадков. Клиническая картина этих психозов имеет определенные отличия от структуры постиктальных психозов (Kanemoto, 2002). В структуре интериктальных психозов на первый план выступают переживания, которые в современной западной психиатрии принято называть симптомами 1-го ранга K Schneider (1992) для шизофрении. Иными словами, для этих психозов характерны явления воздействия и открытости мыслей, слуховые (вербальные) галлюцинации, идеи преследования и воздействия, а также признаки бредового восприятия, что позволяет при отсутствии припадков диагностировать параноидную форму шизофрении.

В отличие от постиктальных интериктальные психозы могут принимать затяжное и даже почти хроническое течение.

Доминирующее в психиатрии на протяжении многих лет представление о том, что эпилептические психозы отличает от психозов при шизофрении больший удельный вес религиозных переживаний (религиозный бред, сложные панорамные галлюцинаторные феномены религиозного содержания) при незначительной выраженности симптомов 1-го ранга в последние 15-20 подверглось пересмотру (Helmchen, 1975; Diehl, 1978, 1989). В этой связи подчеркивается, что бред религиозного содержания перестал быть прерогативой больных эпилепсией, а отражает общие тенденции в обществе (окружении) больного.

С другой стороны, частота зрительных галлюцинаций при эпилептических психозах не намного превышает таковую при эндогенных психозах. Слуховые вербальные галлюцинации встречаются примерно с такой же частотой, как и при шизофрении. Более того, они имеют практически все особенности, характерные для шизофрении, вплоть до явлений “сделанности” и размытости границ собственного “Я” и отсутствии критики к психозу после его прекращения (Krцber, 1980; Diehl, 1989). Все это говорит о трудностях дифференциальной диагностики психозов у больных эпилепсией и шизофренией. Основное значение в принятии окончательного суждения о диагностической принадлежности имеет характер изменения личности.

Лечение постиктальных и интериктальных психозов проводят нейролептиками. В этой связи преимуществами обладают новые (атипичные) нейролептики (рисперидон, амисульприд,) либо традиционные классические нейролептики с хорошей переносимостью и не вызывающие снижения порога судорожной готовности и экстрапирамидных эффектов (зуклопентиксол). Для “обрыва” острого постиктального психоза, обычно, не требуется высоких доз нейролептиков. В этих случаях достаточно 2-4 мг рисполепта, 300-400 мг кветиапина, либо 20-30 мг зуклопентиксола в сутки. При этом не следует отменять АЭП.

Для лечения интериктальных психозов целесообразно также применение названных нейролептиков в несколько больших дозах и на протяжении более длительного времени.

Эффективность от использования метода

Приведенные в настоящем пособии характеристики наиболее распространенных психических расстройств при эпилепсии позволят практикующим врачам лучше ориентироваться в случаях оказания помощи этой категории больных. Наибольшие трудности при квалификации диагноза представляют, как правило, психотические расстройства, по клинической картине мало, чем отличающиеся от эндогенных психозов. В этой связи представленные дефиниции эпилептических психозов могут явиться основополагающими при дифференциальной диагностике шизофрении и эпилепсии.

Приведенные методики лечения психозов при эпилепсии, с предпочтительным выбором тех или иных нейролептиков, позволят наиболее безопасно, с наименьшим риском развития побочных эффектов, купировать острую симптоматику.

Определенный акцент, сделанный на терапии депрессивных расстройств, как одной из наиболее распространенной психической патологии при эпилепсии, позволяет выделить приоритетные антидепрессанты при лечении эпилепсии.

С целью превенции когнитивных нарушений и, в конечном счете, мнестико-интеллектуального дефекта у больных эпилепсией, даны рекомендации по применению антиэпилептических препаратов, обладающих наименьшим влиянием на психические функции.

Таким образом, указанный дифференцированный подход к терапии психических расстройств при эпилепсии позволит значительно повысить эффективность предложенного метода, что в свою очередь обеспечит стойкость ремиссий и повышение качества жизни и уровня социального функционирования у больных эпилепсией.

Библиография

Геодакян В.А. Асинхронная асимметрия (половая и латеральная дифференциация – следствие асинхронной эволюции) // ЖВНД – 1993- Т.43,№3 – С.543 – 561.

Калинин В.В. Изменения личности и мнестико-интеллектуальный дефект у больных эпилепсией // Журнал неврологии и психиатрии им. С.С. Корсакова, 2004, Том 104, №2- С.64-73.

Калинин В.В., Полянский Д.А. Факторы риска развития суицидального поведения у больных эпилепсией // Ж.Неврологии и психиатрии им. С.С. Корсакова- 2003-Том 103,№3 – С.18 – 21.

Киссин М.Я. Клиника и терапия парциальных вегетативно-висцеральных и “психических” припадков у больных эпилепсией. Учебно-методическое пособие /Под ред. Л.П. Рубиной, И.В. Макарова -СПб-2003- 53С.

Полянский Д.А. Клинико-терапевтические факторы риска суицидального поведения у больных эпилепсией // Автореферат . …канд. мед. наук –М.– 2003 – 30С.

Barraclough B. The suicide rate of epilepsy //Acta Psychiatr. Scand.- 1987 – Vol.76 – P.339 – 345.

Barry J., Lembke A., Huynh N. Affective disorders in epilepsy // Psychiatric issues in epilepsy.A practical guide to diagnosis and treatment /A. Ettinger, A. Kanner (Eds.)- LWW, Philadelphia- 2001- P.45-71.

Blumer D. Dysphoric disorders and paroxysmal affects: recognition and treatment of epilepsy-related psychiatric disorders // Harvard Rev.Psychiatry – 2000- Vol.8 – P.8 – 17.

Blumer D. Epilepsy and suicide: a neuropsychiatric analysis // The neuropsychiatry of epilepsy /M.Trimble, B.Schmitz (Eds.) –Cambridge – 2002 –P. 107 – 116.

Diehl L.W. Schizophrenic syndromes in epilepsies // Psychopathology –1989-Vol.22,32-3 – P.65-140.

Diehl L.W. Treatment of complicated epilepsies in adults // Bibliotheca Psychiatrica,, ¹158- Karger, Basel- 1978- 135 P.

Helmchen H. Reversible psychic disorders in epileptic patients //Epileptic seizures- behavior-pain (Ed.Birkmayer)-Huber, Bern-1976 – P.175-193.

Hermann B. Wyler A., Richey E. et al. Memory function and verbal learning ability in patients with complex partial seizures of temporal lobe origin //Epilepsia – 1987 – Vol.28 – P.547-554.

Huber G. Psychiatrie. Lehrbuch für Studium und Weiterbildung –Schattauer, 2004-780 S.

Kanemoto K. Postictal psychoses, revised // The neuropsychiatry of epilepsy /M.Trimble, B.Schmitz (Eds.) –Cambridge – 2002 –P. 117 – 131.

Kanner A. Recognition of the various expressions of anxiety, psychosis, and aggression in epilepsy // Epilepsia, 2004, Vol.45(Suppl.2)- P.22-27.

Kanner A., Nieto J. Depressive disorders in epilepsy // Neurology – 1999- Vol.53 (Suppl.2) – S26 – S32.

Kapitany T., Glauninger G., Schimka B. Psychiatrische Aspekte // Handbuch der Epilepsien/ C.Baumgartner (Hrsg.)- Springer, Wien-2001- S. 246-256.

Kröber H.-L. Schizophrenie-ahnliche Psychosen bei Epilepsie. Retrospektive kasuistische Untersuchung anhand der epilepsiekranken Patienten der Bethelr Kliniken (Kleine, Bielefeld, 1980).

Landolt H. Psychische Störungen bei Epilepsie. Klinische und elektroencephalographische Untersuchungen // Deutsche med.Wochenschrift-1962- Bd.87- S.446-452.

Leppik I. Contemporary diagnosis and management of the patient with epilepsy – Newtown, Pennsylvania, USA –2001- 224 P.

Markland O., Wheeler G., Pollak S. Complex partial status epilepticus //Neurology 1978, Vol.28 – P.189-196.

Marneros A. Das Neue Handbuch der Bipolaren und Depressiven Erkrankungen – Thieme, Stuttgart -2004- 781S.

May T., Pfäfflin M. Epidemiologie von Epilepsien // Modelle zu Versorgung schwerbehandelbarer Epilepsien. Schriftenreihe des Bundesministeriums für Gesundheit –2000-Bd.123- S.13-22.

Pohlmann-Eden B. Epilerpsie // Klinische Neuro-Psychiatrie / H.Föstl (Hrsg.)-Thieme, Stuttgart- 2000 – S.270-296.

Scharfetter C. Allgemeine Psychopathologie. Eine Einführung- Thieme, Stuttgart –2002-363S.

Schmitz B. Depressive disorders in epilepsy //Seizures, affective disorders and anticonvulsant drugs /M.Trimble, B. Schmitz (Eds.-Clarius Press-2002 –P.19-34.

Tellenbach H. Epilepsie als Anfallsleiden und als Psychose. Ûber alternative Psychosen paranoider Prägung bei “forcierter Normalisierung” (Landolt) des Elektroencephalogramms Epileptischer // Nervenarzt-1965- Bd.36 – S.190-202.

Trimble M. Phenomenology of epileptic psychosis: a historical introduction to changing concepts // Advances in biological psychiatry-¹8- Karger, Basel- 1982- P.1-11.

Wetterling T. Organische psychische Störungen. Hirnorganische Psychosyndrome-Steinkopff, Darmstadt -2002- 573 S.

Wolf P. Praxisbuch Epilepsien. Diagnostik, Behandlung, Rehabilitation – Kohlhammer, Stuttgart-2003- 394 S.

Эпилепсия | клиника «Евромед»

Эпилепсия — это нарушения функции головного мозга, проявляющиеся периодическими кратковременными и обычно внезапными приступами. Эти приступы носят очень разнообразный характер — от кратковременного (на 5-10 секунд) замирания с внезапным прерыванием речи и движений, которое обычно не замечают, до приступов с внезапным падением, криком, напряжением и вытягиванием рук и ног с последующим симметричным подергиванием. Появляется эпилепсия преимущественно в детском возрасте, около 0,7% детей страдает эпилепсией. Среди всего населения эпилепсия встречается примерно в 1% случаев, при этом согласно некоторым данным примерно у 5% людей эпилептический приступ случался хотя бы раз в жизни. Практически у каждого человека при определенных условиях может случиться эпилептический приступ, например, при высокой температуре (особенно у маленьких детей), отравлении и т.д.

В зависимости от причин заболевания выделяют симптоматическую, идиопатическую и криптогенную эпилепсию. Симптоматическая эпилепсия возникает из-за органических поражений головного мозга (травмы, опухоли, кисты и т.д.). Идиопатическая эпилепсия у детей — это эпилепсия, причина которой не выявлена, обычно объясняется только наследственной предрасположенностью. Криптогенная эпилепсия считается эпилепсией, возникшей по неустановленной, но имеющейся причине.

Эпилепсия не является психическим заболеванием, люди с эпилепсией — обычные люди, которые ничем не отличаются от остальных, особенно в период между приступами.

Как диагностируется заболевание?

Основным методом диагностики эпилепсии является электроэнцефалография (ЭЭГ) — исследование, позволяющее зарегистрировать электрическую активность мозга. При эпилепсии на ЭЭГ появляются изменения в виде острых волн и пиков более высокой амплитуды, чем обычно. Анализируя характер этих изменений, невролог—эпилептолог (детский) может установить тип приступов и выбрать стратегию лечения.

Часто при проведении ЭЭГ осуществляются провокационные нагрузки на мозг, например, с помощью светового мелькания, которое у некоторых пациентов вызывает приступы. Если во время ЭЭГ начинается приступ, качество исследования намного возрастает, так как удается точно установить область нарушенной электрической активности мозга.

Поскольку при засыпании и во сне резко увеличивается вероятность регистрации патологической электрической активности головного мозга, а при определенных видах эпилепсии изменения на ЭЭГ в дневное время совсем не уловимы даже при проведении провокационных проб, запись ЭЭГ в период сна становится очень важной для постановки правильного диагноза. Для проведения такого исследования необходимы специальные условия и подготовленный медицинский персонал.

В специализированных медицинских центрах с хорошим оснащением проводится также сложное исследование — видео—ЭЭГ, то есть одновременное проведение видеозаписи пациента и электроэнцефалографии, часто во время сна. Метод видео—ЭЭГ—мониторинга широко распространен в экономически развитых странах и является единственным на сегодняшний день достоверным методом в диагностике эпилепсии, ее форм, а также других пароксизмальных состояний, не имеющих отношения к эпилепсии.

Эпилепсия излечима?

Главное, что следует знать родителям, задающим вопросы, можно ли и как вылечить эпилепсию у ребенка: при современном уровне медицины до 80 % пациентов с эпилепсией полностью выздоравливают или, получая правильное лечение, живут полноценной жизнью. Большинство форм эпилепсии может быть полностью излечимо при правильном диагностировании и своевременно начатом лечении, причем чем раньше будет начато лечение, тем выше вероятность полного излечения.

Жизнь людей с эпилепсией может практически не отличаться от жизни людей без этого заболевания. 90% детей с эпилепсией могут посещать обычные школы и детские сады, дополнительно заниматься изучением иностранных языков, музыкой и т. д. При этом умственная деятельность способствует снижению эпилептической активности: как говорил крупнейший американский эпилептолог В. Леннокс, «активность – это антагонизм припадков». Дети и взрослые с эпилепсией обязательно должны заниматься спортом, так как было установлено, что активная физическая деятельность положительно сказывается на течении эпилепсии. Кроме того, занятия спортом благотворно влияют на самооценку и снижают уровень изолированности от общества.

Безусловно, есть и определенные ограничения:

  • противопоказаны виды деятельности, в ходе которых возникновения приступа может привести к несчастному случаю, например, плавание, вождение автомобиля и т.п.;
  • следует избегать провоцирующих факторов — ритмического мелькания света (просмотр телепередач, компьютерные игры в течение длительного времени), приема алкоголя, сильного переутомления, недосыпания, стресса и т.д.;
  • запрещены электро— и тепловые физиопроцедуры (например, УВЧ).

То, как лечить эпилепсию у детей, зависит от многих факторов — причины эпилепсии, формы заболевания, возраста ребенка и т.д. Нужно помнить что эпилепсия у ребёнка 2 лет и эпилепсия у ребёнка 5 лет может проявляться совершенно по разному. Успех лечения также зависит от многих причин — своевременности начала лечения, формы заболевания и пр. Например, в большинстве случаев при детской абсансной эпилепсии лечение оказывается успешным и приводит к полному исчезновению приступов.

Эпилепсия — это не приговор и не повод для отчаяния. Но при эпилепсии у детей помощь врача и родителей — обязательна. Правильное лечение вместе с позитивным настроем и поддержкой близких способны победить болезнь.

(PDF) Психические расстройства при эпилепсии в современных классификациях

Российский психиатрический журнал. 2019. № 1

66

ВОПРОСЫ ДИАГНОСТИКИ

10. Patel R.S., Elmaadawi A ., Mansuri Z. et al. Psychia tric Comorbidities and

Outcomes in Epilepsy Patients: An Insight from a Nationwide Inpatient

Analysis in the United States // Cureus. 2017. Vol. 9, № 9. P. e1686.

11. Bosaka M., Cyrankab K., Dudekb D. et al. Psychiatric comedication

in patients with epilepsy // Epilepsy Behav. 2018. Vol. 83. P. 207–211.

12. Helmstaedter C., Witt J.A. Epilepsy and cognition – A bidirectional

relationship? // Seizure. 2017. Vol. 49. P. 83–89.

13. Yang W., Chen C., Wu B. et al. Comprehensive analysis of presurgical

factors predicting psychiatric disorders in patients with refractor y

temporal lobe epilepsy and mesial temporal sclerosis under went

cortico-amygdalohippocampectomy // J. Clin. Lab. Anal. 2018. Vol. 32,

№ 10. P. e22724.

14. Sundar U., Honrao S.T., Shah N. Psychiatric Co-morbidities in Women

with Epilepsy // J. Assoc. of Physicians India. 2017. Vol. 65, № 12.

P. 3 0 – 32 .

15. Xu Y., Hackett M.L., Glozier N. et al. Frequency and predictors of

psychological distress after a diagnosis of epilepsy: A community-

based study // Epilepsy Behav. 2017. Vol. 75. P. 190 –195.

16. Рид М.Дж., Краснов В.Н., Кулыгина М.А. Подготовка МКБ-11:

основные задачи, принципы и этапы пересмотра классификации

психических и поведенческих расстройств // Социальная и клини-

ческая психиат рия. 2013. № 4. С. 56–61.

17. Keeley J.W., Reed G.M., Rober ts М.С. et al. Developing a Science

of Clinic al Utility in Diagnostic Classification Systems Field Study

Strategies for ICD-11 Mental and Behavioral Disorders // Am. Psychol.

2016. Vol. 71, № 1. P. 3 –16.

18. Westen D. Prototype diagnosis of psychiatric syndromes // World

Psychiatry. 2012. Vol. 11, № 1. P. 16–21.

19. Jablensky A . Prototypes, syndromes and dimensions of

psychopathology: an open agenda for research // World Psychiatry.

2012. Vol. 11, № 1. P. 22–23.

20. Firs t M.B. A practical prototypic system for psychiatric diagnosis:

the ICD-11 Clinical Descriptions and Diagnostic Guidelines // World

Psychiatry. 2012. Vol. 11, № 1. P. 24–25.

21. Or tigo K.M., Bradley B., Westen D. An empirically based protot ype

diagnostic system for DSM-V and ICD-11 // Contemporar y directions

in psychopathology: scientific foundations of the DSM-V and ICD-11

/ Eds T. Millon, R.F. Krueger, E. Simonsen. New York: Guilford, 2010.

P. 374 –39 0 .

22. Luciano M. Proposals for ICD-11: a report for WPA membership //

World Psychiatry. 2014. Vol. 13, № 2. P. 206–208.

23. Ayuso -Mateos J.L. Prototype diagnosis of psychiatric syndromes and

the ICD-11 // World Psychiatr y. 2012. Vol. 11, № 1. P. 30–31.

24. Кулыгина М.А., Краснов В.Н. О проведении полевых испытаний

новой версии Международной статистической классификации

болезней и проблем, связанных со здоровьем // Российский пси-

хиатрический журна л. 2018. № 3. C. 4–9.

25. Jette N., Beghi E., Hesdorf fer D. et al. ICD coding for epilepsy: Past,

present, and future –A report by the International League Against

Epilepsy Task Force on ICD codes in epilepsy // Epilepsia. 2015. Vol. 56,

№ 3. P. 348–355.

26. Shakir R., Rajakulendran S. The 11th revision of the International

Classification of Diseases (ICD): the neurological perspective // JAMA

Neurology. 2013. Vol. 70, № 11. P. 1353–1354.

27. Berg A.T., Berkovic S.F., Brodie M.J. et al. Revised terminology and

concepts for organization of seizures and epilepsies: report of the

ILAE Commission on Classification and Terminology // Epilepsia. 2010.

Vol. 51, № 4. P. 676–685.

28. Fisher R.S., Acevedo C., Arzimanoglou A. et al. ILAE official report: a

practical clinical definition of epilepsy // Epilepsia. 2014. Vol. 55, № 4.

P. 475 – 48 2.

29. French J. New definition of epilepsy – Who has epilepsy now that

didn’t have it before? // J. Neurol. Sci. 2017. Vol. 381. P. 2.

30. Falco-Walter J., F isher R.S. et al. The new definition and classification

of seizures and epilepsy // Epilepsy Res. 2018. Vol. 139. P. 73–79.

31. Schef fer I.E. A new classification and class 1 evidence transform

clinic al practice in epilepsy // Lancet Neurol. 2018. Vol. 17, № 1. P. 7–8.

32. Белоусова Е.Д., Заваденко Н.Н., Холин А.А., Шарков А.А. Новые

Международные классификации эпилепсий и эпилептических

приступов Международной лиги по борьбе с эпилепсией // Жур-

нал неврологии и психиатрии им. С.С. Корсакова. 2017. Т. 117, № 7.

С. 99–106.

33. Авакян Г.Н., Блинов Д.В., Лебе дева А.В. и др. Классификация

эпилепсии Международной противоэпилептической лиги: пере-

смотр и обновление 2017 года // Эпилепсия и пароксизмальные

состояния. 2017. Т. 9, № 1. С. 6–25.

34. Josephson C.B., Jett N. Psychiatric comorbidities in epilepsy // Int. Rev.

Psychiatry. 2017. Vol. 29, № 5. P. 409–424.

35. Kopelman M.D. Disorders of memory // Brain. 2002. Vol. 125, № 10.

P. 215 2– 2 1 9 0 .

36. Hategan A., Bourgeois J.A., Cheng T., Young J. Common Major and

Mild Neurocognitive Disorders: Alzheimer Disease, Frontotemporal,

Lewy Body, and Vascular Types // Geriatric Psychiatr y Study Guide /

Eds A. Hategan et al. Swit zerland, 2018. P. 203–242.

37. Sachdev S., Andrews G., Hobbs M.J. et al. Neurocognitive disorders:

Cluster 1 of the proposed meta-structure for DSM-V and ICD-11 //

Psychol. Med. 2009. Vol. 39, № 12. P. 2001–2012.

38. Sachdev S., Blacker D., Bla zer D.G. et al. Classifying neurocognitive

disorders: the DSM-5 // Nat. Rev. Neurol. 2014. Vol. 10, № 11. P. 634–642.

39. Gaebel W., Zielasek J., Reed G.M. Mental and behavioural disorders in

the ICD-11: concepts, methodologies, and current status // Psychiatria

Polska. 2017. Vol. 51, № 2. P. 169–195.

40. Gaebel W., Jessen F., Kanba S. Neurocognitive disorders in ICD-11:

the debate and it s outcome // World Psychiatry. 2018. Vol. 17, № 2.

P. 2 2 9 –2 3 0.

41. Possin K.L., Moskowitz T., Erlhof f S.J. et al. The Brain Health

Assessment for Detec ting and Diagnosing Neurocognitive Disorders //

J. Am. Geriatr. Soc. 2018. Vol. 66, № 1. P. 150–156.

42. Petersen R., Roberts R.O. et al. Mild cognitive impairment: ten years

later // Arch. Neurol. 2009. Vol. 66, № 12. P. 1447–1455.

43. Simpson J.R. DSM-5 and Neurocognitive Disorders // J. Am. Acad.

Psychiatry L aw. 2014. Vol. 42, № 2. P. 159–164.

44. Taragano F.E., Allegri R.F., Krupitzki H. Mild behavioral impairment and

risk of dementia: a prospective cohor t study of 358 patients // J. Clin.

Psychiatry. 2009. Vol. 70, № 4. P. 584–592.

45. Gallagher D., Fischer C.E., Iaboni A. Neuropsychiatric Symptoms in Mild

Cognitive Impairment An Update on Prevalence, Mechanisms, and Clinical

Significance // Can. J. Psychiatr y. 2017. Vol. 62, № 3. P. 161–169.

Литература

1. Clark LA, Cuthbert B, Lewis-Fern

á

ndez R, Reed GM. Three Approaches

to Understanding and Classif ying Mental Disorder: ICD-11, DSM-5,

and the National Institute of Mental Health’s Research Domain Criteria.

Psychol Sci Public Interest. 2017;18(2):72–145. PMID: 29211974;

DOI:10.1177/1529100 617 727266

2. Gureje O. ICD-11 chapter on mental and behavioural disorders:

heralding new ways of seeing old problems. Epidemiol. Psychiatr.

Sci. 2018;27(3):209–11. PMID: 29697046; DOI: 10.1017/

S2045796018000033

3. Dr

ö

sler SE, Kostanjsek NF. [Qualit y of care analyses using ICD

11: Detailed capture of treatment events]. Bundesgesundheitsblatt

Gesundheitsforschung Gesundheitsschutz. 2018;61(7):821–7.

Germany. PMID: 298 08284; DOI: 10.1007/s00103-018-2749-4

4. Angalakuditi M, Angalakuditi N. A comprehensive review of the

literature on epilepsy in selected countries in emerging markets.

Neuropsychiatr Dis Treat. 2011;7:585 –97. PMID: 220 03298; DOI:

10.2 147/N DT.S24966

References

Эпилепсия и психологические расстройства | Фонд эпилепсии

Эпилепсия — это не психическое заболевание. Фактически, подавляющее большинство людей, живущих с эпилепсией, не имеют когнитивных или психологических проблем. По большей части психологические проблемы при эпилепсии ограничиваются людьми с тяжелой и неконтролируемой эпилепсией.

Эпилепсия и умственная отсталость

Сама по себе эпилепсия не вызывает серьезных интеллектуальных проблем, но они могут возникать вместе и быть вызваны одним и тем же.Например, недостаток кислорода, травма или инфекция при рождении могут вызвать умственную отсталость, эпилепсию и церебральный паралич.

Степень когнитивных или интеллектуальных проблем связана с

  • Ранняя эпилепсия
  • с множеством изъятий
  • с поражением головного мозга
  • плохой контроль заедания
  • Сколько времени нужно, чтобы контролировать приступы

У маленьких детей развитие может задерживаться из-за неконтролируемых судорог.

Люди с серьезными интеллектуальными проблемами имеют более высокий уровень аномалий мозга (или изменений в структуре мозга). Они могут привести к разного рода припадкам. Они также обычно начинаются в раннем детстве.

Эпилепсия и депрессия

Депрессия у людей, страдающих эпилепсией, очень распространена и важна для детей и взрослых. Симптомы депрессии могут быть постоянными или изменяться со временем. Они могут варьироваться от легких до тяжелых и могут сильно влиять на повседневную деятельность и качество жизни.Депрессивные люди могут потерять интерес к хобби; есть изменения аппетита; чувствовать грусть, злость или страх; и у вас проблемы со сном.

Выявлено множество возможных причин депрессии у людей, живущих с эпилепсией.

  • Самая частая причина — повреждение части мозга, которая контролирует настроение.
  • Уровень гормонов, особенно низкий уровень эстрогена, также может вызывать депрессию и влиять на частоту приступов.
  • Противосудорожные препараты, такие как фенобарбитал, могут влиять на центры настроения и повышать риск депрессии.

Депрессия с эпилепсией или без нее поддается лечению.

  • Лечение депрессии и эпилепсии включает определение наилучшей комбинации и минимальной возможной дозы противосудорожных препаратов и антидепрессантов для поддержания контроля над приступами и облегчения депрессии.
  • Психотерапия, образование и семейная терапия также могут быть очень полезны.

Эпилепсия и когнитивные расстройства

  • Самые частые когнитивные жалобы у взрослых — это снижение умственной активности, ухудшение памяти и проблемы с вниманием.
  • Проблемы с памятью — важная особенность судорог, возникающих в одной части мозга, называемой височной долей. Чаще всего наблюдаются проблемы с кратковременной памятью.
  • Деменция также диагностирована у некоторых людей с плохо контролируемой эпилепсией.
  • Лекарства также могут влиять на память.

Эпилепсия и тревога

Тревога по-разному связана с эпилепсией.

  • Беспокойство может возникать как реакция на диагноз, симптом судорог или даже побочный эффект некоторых противосудорожных препаратов.
  • Чаще всего тревога появляется после постановки диагноза эпилепсии или после первого припадка и может включать страх перед другим событием.
  • Чувство социальной изоляции или отвержения из-за эпилепсии может повлиять на симптомы тревоги.
  • Причины эпилепсии также могут играть роль в развитии тревоги.

Лучший способ решить эти проблемы — это психотерапия, консультирование, поведенческая терапия и, в некоторых случаях, лекарства от тревожности. Узнайте больше о тревоге и эпилепсии.

Эпилепсия и поведенческие проблемы

  • Эпилепсия влияет на жизнь людей с припадками и членов их семей, поскольку она ограничивает деятельность и вынуждает определенные формы поведения. Прием лекарств, отказ от вождения, поддержание регулярных циклов сна, ограничение употребления алкоголя и другие изменения образа жизни могут привести к потере независимости.
  • Факторы, связанные с поведенческими проблемами, включают страх, стресс, разочарование и смущение в связи с приступами.
  • Области мозга, которые контролируют эмоции и поведение, могут работать неправильно из-за эпилепсии.
  • Наконец, противосудорожные препараты могут изменить баланс химических веществ в мозгу, которые могут повлиять на поведение человека.

Побочные эффекты лекарств

Многие противосудорожные препараты могут вызывать психологические изменения.

  • Старые лекарства, такие как фенитоин, карбамазепин и фенобарбитал, связаны с проблемами памяти.
  • Топирамат был связан с трудностями при поиске слов; однако это, как правило, связано с высокими дозами. Более новые лекарства реже вызывают этот тип побочных эффектов.
  • Леветирацетам связан с изменениями настроения или поведения и может ухудшить другие психические состояния.
  • Некоторые противосудорожные препараты могут быть полезны и использоваться в качестве стабилизаторов настроения (например, ламотриджин, карбамазепин, вальпроевая кислота). Они, как правило, положительно влияют на память, поведение и беспокойство.
  • Пожилые люди, страдающие эпилепсией, более уязвимы к побочным эффектам противосудорожных препаратов.
  • Узнайте больше о побочных эффектах лекарств от судорог и эпилепсии.

Немедикаментозное лечение

  • Операция по лечению эпилепсии обычно не вызывает психологических проблем и, благодаря улучшению контроля над приступами, может даже улучшить память.
  • Нейростимуляция — еще один метод, который со временем может улучшить настроение и качество жизни.

Получение помощи

  • Обо всех психологических и когнитивных симптомах следует сообщать лечащему врачу и неврологу.
  • Специалисты в области неврологии, психиатрии и психологии, как команда, могут лучше позаботиться об этих проблемах.
  • Людям, страдающим эпилепсией, у которых наблюдаются значительные когнитивные изменения, может помочь реабилитация памяти.
  • Образование и поддержка могут помочь людям с судорогами и семьям узнать об этом заболевании, понять его и справиться с диагнозом.
  • Изучите раздел «Управление эпилепсией» на сайте epilepsy.com, чтобы найти информацию и инструменты, которые могут помочь.

Думайте, что эпилепсия — это психическое заболевание? Подумай еще раз

5 декабря 2018 г.

Получить необходимую помощь легко.

Обратитесь к ближайшему к вам поставщику услуг Premier Physician Network.

Это правда, что эпилептические припадки возникают из-за аномальной мозговой деятельности. Но неправильно думать об эпилепсии как о психическом заболевании.

Майкл Кентрис, врач-невролог из Института клинической неврологии, специализируется на лечении пациентов с эпилепсией. Более половины его пациентов страдают эпилепсией. Он считает, что путаница между эпилепсией и психическим заболеванием может быть вызвана двумя причинами.

«Судороги у разных людей разные», — говорит д-р.Кентрис, и это может беспокоить зрителей, которые не знают, что происходит.

Побочные эффекты лекарств

Большинство людей, страдающих эпилепсией, контролируют свое заболевание с помощью лекарств. К сожалению, два десятка лекарств, доступных для лечения эпилепсии, обычно имеют побочные эффекты, — говорит доктор Кентрис. «Медленное мышление, проблемы с настроением, раздражительность, депрессия и увеличение веса — все это возможно», — говорит он. Для неподготовленного глаза эти побочные эффекты могут быть ошибочно приняты за психическое заболевание.

Изъятия

Когда у вас припадок, другим может показаться, что вы психически неполноценны. Это потому, что припадки, которые длятся в среднем две минуты, часто сопровождаются замешательством, пристальным взглядом, агрессивным поведением или невнятной речью. Во время припадка некоторые люди синеют, рвут, теряют подвижность, кусают язык или кричат. «Приступы у разных людей разные», — говорит доктор Кентрис, и это может беспокоить наблюдателей, которые не знают, что происходит. Нет ничего необычного в том, что вы не помните о припадке в течение часа после того, как он произошел.

Поскольку вы, вероятно, не можете контролировать свои действия во время припадка, рекомендуется носить браслет, чтобы предупреждать других о своем состоянии, — говорит доктор Кентрис. Он знает пациентов, которые были арестованы неизвестными правоохранительными органами из-за их необычного поведения во время или после припадка. «Как правило, чем больше людей знают и могут помочь вам благополучно пережить припадок, тем лучше», — говорит он.

Связь эпилепсии с психическим здоровьем

Хотя причины неясны, похоже, что эпилепсия связана с различными проблемами психического здоровья.Люди с эпилепсией чаще страдают аутизмом, симптомами синдрома дефицита внимания и гиперактивности (СДВГ) или депрессией, чем взрослые без эпилепсии. В то же время люди с СДВГ, аутизмом или депрессией также имеют более высокий риск эпилептических припадков. Хотя причины сходства четко не выяснены, каждое из этих состояний, включая эпилепсию, связано с изменениями в функционировании мозга.

Получить необходимую помощь легко.

Обратитесь к ближайшему к вам поставщику услуг Premier Physician Network.

Источник: Майкл Кентрис DO, Институт клинической неврологии; Фонд эпилепсии; Медицинский центр Университета Питтсбурга

Распространенное психическое заболевание среди пациентов с эпилепсией в городе Бахир Дар, Эфиопия: перекрестное исследование

PLoS One.2020; 15 (1): e0227854.

, Концептуализация, курирование данных, формальный анализ, получение финансирования, исследование, методология, администрирование проекта, ресурсы, программное обеспечение, надзор, проверка, визуализация, написание — первоначальный черновик, написание — просмотр и редактирование, 1, * , формальный анализ, Написание — первоначальный черновик, Написание — просмотр и редактирование, 2 , Формальный анализ, Написание — оригинальный черновик, Написание — просмотр и редактирование, 2 и, Формальный анализ, Написание — оригинальный черновик, Написание — просмотр и редактирование 2

Минале Тареке

1
Кафедра психиатрии, Колледж медицины и медицинских наук, Университет Бахир Дар, Бахир Дар, Эфиопия

Миничил Бирехану

2
Отделение медсестер, Медицинский колледж и медицинские науки, Университет Бахир Дар, Бахир Дар, Эфиопия

Desalegne Amare

2
Отделение сестринского дела, Колледж медицины и медицинских наук, Университет Бахир Дар, Бахир Дар, Эфиопия

Андарджи Абате

2
Кафедра медсестер, Колледж медицины и медицинских наук, Университет Бахир Дар, Бахир Дар, Эфиопия

Джеймс Кертис Уэст, редактор

1
Кафедра психиатрии, Колледж медицины и медицинских наук, Университет Бахир-Дар, Бахир-Дар, Эфиопия

2
Кафедра медсестер, Колледж медицины и медицинских наук, Университет Бахир-Дар, Бахир-Дар, Эфиопия

Университет медицинских наук, США

Конкурирующие интересы: Авторы заявляют, что у них нет конкурирующих интересов Получено

Получено 2019 12 июня; Принята в печать 31 декабря 2019 г.

Это статья в открытом доступе, распространяемая в соответствии с условиями лицензии Creative Commons Attribution License, которая разрешает неограниченное использование, распространение и воспроизведение на любом носителе при условии указания автора и источника. Эта статья цитируется другими статьями в PMC. .

Abstract

Предпосылки

Распространенное психическое заболевание оказывает существенное влияние на контроль над приступами и отрицательно влияет на общее качество жизни людей, страдающих эпилепсией. Однако существует нехватка исследований, в которых изучались бы факторы, связанные с распространенными психическими заболеваниями среди пациентов с эпилепсией в Эфиопии, особенно в исследуемой области.Это исследование было направлено на оценку степени и факторов, связанных с распространенными психическими расстройствами у пациентов с эпилепсией, которые посещали государственные учреждения здравоохранения в городе Бахир Дар, Эфиопия.

Метод

Поперечное исследование на базе медицинских учреждений было проведено с использованием методики систематической выборки среди людей, страдающих эпилепсией, в администрации города Бахир-Дар. Распространенные психические заболевания оценивались с использованием анкеты для самооценки, а полуструктурированная анкета использовалась для сбора данных о социально-демографических и клинических характеристиках.Данные были проанализированы с использованием описательной статистики, одномерной логистической регрессии и многомерной логистической регрессии.

Результаты

Распространенность коморбидных распространенных психических заболеваний среди людей, страдающих эпилепсией, составила 35,4%. Сообщалось о высокой степени распространенности психических заболеваний среди женщин (39,9%) по сравнению с мужчинами (32,3%). Наиболее распространенные симптомы психических расстройств включают беспокойство, несчастье, проблемы с ясным мышлением и трудности с повседневной деятельностью.Семейный анамнез эпилепсии, частые приступы судорог, побочные эффекты противоэпилептических препаратов, отсутствие социальной поддержки и несоблюдение режима приема противоэпилептических препаратов были факторами, связанными с распространенными психическими заболеваниями.

Выводы

Было обнаружено, что среди людей, страдающих эпилепсией, распространены общие психические заболевания. Поэтому рекомендуется уделять большое внимание психическим заболеваниям, помимо борьбы с приступами судорог.

Введение

Эпилепсия — это неврологическое заболевание, проявляющееся эпизодическим нарушением электрической активности мозга, связанным с аномальными движениями тела, потерей сознания и сенсорными нарушениями.По оценкам Всемирной организации здравоохранения (ВОЗ), пятьдесят миллионов человек во всем мире страдают от эпилепсии, причем более 80% из них живут в развивающихся странах, где человеческие и технологические ресурсы для оказания помощи крайне ограничены [1, 2]. Это чаще встречается в сельской местности, возможно, из-за более высоких показателей нелеченой эпилепсии у детей, инфекционных заболеваний и низкого уровня дородового и послеродового ухода [3]. Хотя эпилепсия чаще встречается среди молодых людей и людей старше 60 лет, она не ограничивается какой-либо возрастной группой, полом, географическим регионом, социальным статусом или расой [2].

Психическое здоровье — важнейшая составляющая здоровья, которая тесно связана с физической и физиологической динамикой человеческого тела [4]. Пятое издание Диагностического и статистического руководства по психическим расстройствам Американской психиатрической ассоциации (DSM-5) определяет «Психическое расстройство как синдром, характеризующийся клинически значимым нарушением когнитивных функций, регуляции эмоций или поведения, которое отражает дисфункцию в психологических, биологических и психологических расстройствах. или процессы развития, лежащие в основе психического функционирования ».Психическое расстройство обычно связано со значительным стрессом или нарушением социальной, профессиональной или другой жизненно важной деятельности [5].

Психическое заболевание включает общие состояния, такие как депрессивное расстройство, тревожное расстройство, психотическое и биполярное расстройство. Из общего бремени болезней инвалидность, вызванная психическим расстройством, составляет 25,3% и 33,5% всех лет, прожитых в странах с низким и средним уровнем доходов, соответственно [6].

Психиатрические заболевания, проявляющиеся в общих медицинских учреждениях среди пациентов с эпилепсией, могут быть распространенными психическими заболеваниями, такими как депрессия, тревога, соматоформные расстройства и тяжелые психические заболевания, которые относятся к группе психических заболеваний, вызывающих заметные нарушения в социально-профессиональной жизни i.е. шизофрения и биполярное расстройство. Сопутствующие психические заболевания встречаются примерно у одной трети людей с эпилепсией в течение всей жизни, а частота этих сопутствующих заболеваний намного выше в группах высокого риска, таких как устойчивые к лечению приступы [7, 8].

Наиболее распространенные психиатрические диагнозы эпилепсии включают расстройства настроения, тревожные расстройства и психотические расстройства. Депрессия является основным психическим заболеванием среди пациентов с эпилепсией, распространенность которой в течение жизни составляет от 20 до 60%, что постоянно выше, чем в общей популяции с показателями распространенности в течение жизни 16-20%.Согласно прогнозу ВОЗ, к 2030 году это будет самой распространенной причиной бремени болезней в мире. Считается, что тревожные расстройства являются вторым по распространенности психическим расстройством при эпилепсии с уровнем распространенности от 11 до 40%. Известно, что депрессия отрицательно влияет на различные сферы жизни, например, нарушает отношения с семьей и друзьями, снижает продуктивность на работе и снижает успеваемость в школе [6, 9, 10].

Распространенное психическое заболевание в целом оказывает существенное влияние и отрицательно влияет на общее психосоциальное функционирование, качество жизни, занятость, борьбу с приступами, использование системы здравоохранения и способствует побочным эффектам противоэпилептических препаратов и другим психосоциальным проблемам у лиц с эпилепсия.Несмотря на высокую распространенность распространенных психических заболеваний среди эпилепсии, они остаются недооцененными и получают неправильное лечение [11].

С другой стороны, эффективное распознавание и лечение распространенных психических заболеваний может улучшить контроль над приступами у людей, страдающих эпилепсией. Однако распространенность и факторы, которые могут способствовать увеличению распространенных психических заболеваний у пациентов с эпилепсией, недостаточно хорошо определены в развивающихся странах, в том числе в Эфиопии. Это исследование было направлено на оценку коморбидности распространенного психического заболевания среди пациентов с эпилепсией и связи этого заболевания с психическими припадками и социально-демографическими переменными.

Методы

Дизайн и период исследования

Поперечное исследование на базе учреждения проводилось с мая по апрель 2016 г. в администрации города Бахир-Дар, Северо-Западная Эфиопия.

Район исследования и население

Исследование проводилось в администрации города Бахир Дар, который является столицей регионального штата Амхара. Город Бахир Дар расположен на северо-западе Эфиопии, примерно в 565 километрах от Аддис-Абебы, столицы Эфиопии. В городе проживает 180 174 человек; из них 93 014 женщин.Город разделен на 9 подгородов и 17 кебелей. В настоящее время существует четыре больницы (две государственные и две частные), десять медицинских центров (ЦП) и множество других частных медицинских учреждений (клиники, аптеки и аптеки). Исследование проводилось во всех учреждениях здравоохранения города. Исследуемую популяцию составляли пациенты с эпилепсией (≥ 18 лет), которые находились в амбулаторном отделении в течение периода исследования.

Критерии включения и исключения

Все люди в возрасте 18 лет и старше, прошедшие курс лечения и добровольно участвовавшие в интервью, были включены в период исследования.Те, кто не смог пройти интервью из-за умственной отсталости или коммуникативных трудностей, были исключены из исследования.

Определение размера выборки и процедура

Размер выборки был определен с использованием формулы (n = (Z α / 2 ) 2 p (1-p) / d 2 ) для оценки одной доли населения . Принимая во внимание 95% доверительный интервал (ДИ) (Z α / 2 = 1,96), предел погрешности 5% и из-за отсутствия данных в стране, была принята доля населения, живущего с эпилепсией и страдающего обычным психическим заболеванием, 50 %, сгенерировал минимальный размер выборки 384 для исследования.Путем добавления 10% непредвиденных обстоятельств в случае отсутствия ответов в общей сложности было задействовано 423 исследуемых группы.

Метод систематической случайной выборки использовался для отбора субъектов исследования в каждом медицинском учреждении. В зависимости от количества пациентов с эпилепсией, которые посетили каждое медицинское учреждение, было произведено пропорциональное распределение общего размера выборки для достижения требуемого размера выборки в каждом медицинском учреждении.

Процедуры сбора данных и контроль качества

Данные были собраны с помощью полуструктурированного вопросника, который был переведен на местный язык амхарский, а затем переведен обратно на английский.Анкета включала социально-демографические характеристики, клинические факторы, психосоциальные переменные и переменные, связанные с употреблением психоактивных веществ. Дозу противоэпилептических препаратов, принимающих один или комбинацию противоэпилептических препаратов, собирали, просматривая карту пациента.

Распространенные психические расстройства оценивались с помощью опросника самооценки 20 (SRQ-20). SRQ-20 был разработан Всемирной организацией здравоохранения в качестве инструмента для выявления проблем психического здоровья у лечащих врачей в развивающихся странах [12].Он был ранее подтвержден [13] и использовался в нескольких исследованиях в Эфиопии [14–18]. SRQ-20 отражает симптомы депрессии, тревожные симптомы и психосоматические жалобы, и было обнаружено, что он позволяет с достаточной точностью выявлять вероятные случаи распространенных психических заболеваний. Каждому из 20 пунктов присваивается оценка 0 или 1. Оценка 1 означает, что симптомы присутствовали в течение последнего месяца, оценка 0 означает, что симптомы отсутствовали, с максимальной оценкой 20 [12].

Участники, ответившие на восемь или более вопросов положительно, были расценены как страдающие обычным психическим заболеванием, как предполагалось в других исследованиях [18–22].В текущем исследовании внутренняя согласованность шкалы SQR-20 была высокой (альфа Кронбаха = 0,91).

Социальная поддержка оценивалась по трехпозиционной шкале социальной поддержки Осло [23]. Сумма оценок социальной поддержки по 3 пунктам Осло находится в диапазоне от 3 до 14. Оценка от 3 до 8 классифицируется как плохая поддержка, оценка от 9 до 11 как умеренная поддержка и оценка от 12 до 14 как сильная поддержка. Наконец, мы оценили текущее употребление веществ, спросив респондента, употребляли ли они хотя бы одно из указанных веществ за последние три месяца (алкоголь, курение сигарет, жевание в чате).

Три клинических медсестры и одна медсестра бакалавриата отвечали за сбор данных и наблюдение, соответственно, в течение примерно одного месяца. Был подготовлен двухдневный тренинг, чтобы ознакомить сборщиков данных и руководителя с вопросником, который будет использоваться, с целью исследования и с тем, как подойти к респондентам и получить согласие. Анкета была предварительно протестирована на 5% случайно выбранных выборках пациентов близлежащего медицинского центра. Респонденты были опрошены на их языке (амхарский). Куратор ежедневно проверялся на полноту анкет.

Обработка и анализ данных

Собранные данные были введены в компьютеры с помощью Epi-Info версии 7 и переданы в компьютерную программу SPSS версии 20. Процент, частота и среднее значение использовались для описания участников исследования в отношении соответствующих переменных. Логистическая регрессия была проведена для оценки связи между двоичными результатами и различными независимыми переменными. Сначала для каждого потенциально объясняющего фактора риска был проведен двумерный анализ.Переменные, удовлетворяющие значению p <0,2, были выбраны для дальнейшего анализа с использованием моделей множественной логистической регрессии. Сила ассоциации была интерпретирована с использованием отношения шансов и доверительного интервала. В этом исследовании статистически значимым считалось P <0,05.

Этические соображения

Этическое разрешение было получено от Комитета по этическому анализу исследований Медицинского и медико-санитарного колледжа Университета Бахир-Дар, а также разрешение и подтверждающее письмо от регионального бюро здравоохранения штата Амхара.Письмо было отправлено в каждое медицинское учреждение до сбора данных. Письменное информированное согласие от каждого участника исследования было получено после четкого объяснения цели исследования во время сбора данных. Респондентам было предоставлено право отказаться от участия в исследовании, а также отказаться от участия в любое время в ходе исследования. Отказ от участия не привел к потере предоставленной медицинской помощи или каких-либо других льгот. Конфиденциальность и конфиденциальность поддерживались на протяжении всего исследования за счет индивидуального опроса пациента и использования кода вместо имени.

Результаты

Социально-демографические характеристики

В исследовании приняли участие триста девяносто восемь (398) человек, страдающих эпилепсией, с уровнем ответа 94%. Средний возраст (стандартное отклонение) респондентов составил 28,6 (± 10,5) лет. Около пятидесяти девяти процентов (59,0%) респондентов составляли мужчины. Почти половина респондентов не замужем (50,5%) ().

Таблица 1

Распределение участников по социально-демографическим характеристикам в государственном учреждении здравоохранения города Бахир-Дар, 2017 г. (n = 398).

903 903 39.9

.9

Переменная Число В процентах (%)
Пол Мужской 235 59,0 9034 9034 9034 9034 9034 9034 9034 9034 9034 9034 9034 9034 9034 18–24 172 43,2
25–34 136 34,2
35+ 90 22,6
Одинокий 201 50,5
В разводе / вдове 38 9,5
Жилой дом 2201
Образовательный статус Не умеет писать и читать 134 33,7
Из 1–8 классов 129 32.4
Из 9–12 классов 84 21,1
Диплом и выше 51 12,8
Профессия Государственный служащий 30347 30

29 7,3
Фермер 94 23,6
Дневной труд 53 13,3
Домашние жены 23 5.8
Частный служащий 76 14,6
Без работы 47 11,8
Прочие 64 16,1
500 мес. 94 23,6
500–799 86 21,6
800–1408 119 29,9
> 1408
Условия жизни Одинокий 67 16,8
С семьей 314 78,9
С другом / бездомным / другим 17

характеристики респондентов

Из 398 респондентов почти пятая часть (18,6%) респондентов имеет семейный анамнез эпилепсии. Среди пациентов, в семейном анамнезе которых была эпилепсия, более половины (51.2%) из них имели сопутствующие психические заболевания. На основании обзора карты четыре противоэпилептических препарата были прописаны в амбулаторных условиях. Большинство респондентов употребляли один препарат (78,1%). Почти все (89,9%) пациенты с эпилепсией принимали фенобарбитон, и меньше всего назначали фенитоин (4,0%). Фенобарбитон и карбамазепин представляют собой наибольшее количество комбинаций (13,3%) после фенобарбитона и вальпроата натрия (4,8%) в этом исследовании.

Почти пятая часть (19,3%) респондентов страдает частыми приступами судорог (один и более приступов в месяц), среди них 54.5% имели сопутствующие психические заболевания ().

Таблица 2

Распределение людей, живущих с эпилепсией, по их клиническому статусу в государственных медицинских учреждениях города Бахир-Дар, 2017 г. (n = 398).

4

лет

9

Имя переменной Частота Процент
Семейный анамнез эпилепсии Да 74 18,6

Продолжительность болезни ≤ 5 лет 159 39,9
6-10 лет 121 30,4
9034 9034

в начале болезни <10 лет 58 14,6
10–19 лет 188 47,2
20–29 лет 99 24.9
Частота приступов ≥ 30 лет 53 13,3
Часто (≥1 / мес) 77 19,3 15332

1–3 39,5
Без изъятий в течение 1 года 164 41,2
Тип препаратов один 311 78,1
≥ два
Продолжительность приема противоэпилептических препаратов ≤5 лет 257 64,6
6–10 лет 105 26,4
> 10 лет
Побочные эффекты лекарств Да 153 38,4
Нет 245 61,6
Цена лекарства Бесплатно 9034 9034.7
Покупка 244 61,3
Сопутствующее хроническое заболевание Да 19 4,8
Нет 9034 9034 9034 9034 9034 9034 9034 9034 9034 хорошее 307 77,1
плохое 91 22,9
Текущее употребление психоактивных веществ (алкоголь, болтовня, сигареты) Да 8 2.0
390 98,0

Масштабы коморбидного распространенного психического заболевания среди людей, живущих с эпилепсией

Масштаб коморбидного общего психического заболевания среди людей, живущих с эпилепсией, которые проходят последующее наблюдение в Бахир-Дар-Сити введение составило 35,4% (95% ДИ: 30,9, 40,2%). В текущем исследовании была обнаружена высокая распространенность распространенных психических заболеваний среди женщин (39,9%) по сравнению с мужчинами (32,3%). Распределение SRQ-20 показало средний балл 5.4 (± 5,3) с диапазоном от 0 до 19. Наиболее распространенными симптомами коморбидного распространенного психического заболевания были напряжение или беспокойство (47,5%), головная боль (41,2%), чувство несчастья (35,7%) и проблемы с ясным мышлением (34,4%). ), а наименее распространенными симптомами респонденты назвали плохой сон (12,1%) и дрожание рук (13,6%) (см.).

Таблица 3

Распределение симптомов SRQ-20 среди людей, живущих с эпилепсией, посещающих государственные учреждения здравоохранения в городе Бахир-Дар, 2017 г. (n = 398).

SRQ-20 Элементы Да ответов Частота (%) Нет ответов Частота (%)
Часто ли у вас болит голова? 164 (41,2) 234 (58,8)
У вас плохой аппетит? 82 (20,6) 316 (79,4)
Вы плохо спите? 48 (12,1) 350 (87,9)
Вас легко пугают? 110 (27.6) 288 (72,4)
Руки дрожат? 54 (13,6) 344 (86,4)
Чувствуете ли вы нервозность, напряжение или беспокойство? 189 (47,5) 209 (52,5)
Плохое пищеварение? 81 (20,4) 317 (79,6)
Есть ли у вас проблемы с ясным мышлением? 137 (34,4) 261 (65,6)
Вы чувствуете себя несчастным? 142 (35.7) 256 (64,3)
Вы плачете больше обычного? 99 (24,9) 299 (75,1)
Вам трудно получать удовольствие от повседневной деятельности? 127 (31,9) 271 (68,1)
Считаете ли вы, что вам трудно принимать решения? 104 (26,1) 294 (73,9)
Страдает ли ваша повседневная работа? 93 (23,4) 305 (76,6)
Не можете ли вы сыграть полезную роль в жизни? 102 (25.6) 296 (74,4)
Вы потеряли интерес к вещам? 85 (21,4) 313 (78,6)
Считаете ли вы себя никчемным человеком? 103 (25,9) 295 (74,1)
Была ли у вас в голове мысль о прекращении жизни? 105 (26,4) 293 (73,6)
Вы все время чувствуете усталость? 95 (23,9) 303 (76,1)
Есть ли у вас неприятные ощущения в желудке? 113 (28.4) 285 (71,6)
Вы быстро устаете? 123 (30,9) 275 (69,1)
Распространенные случаи психических расстройств (критическая точка ≥8) 141 (35,4) 257 (64,6)

41

Факторы, связанные с сопутствующим общим психическим заболеванием

В анализе множественной логистической регрессии наличие в семейном анамнезе эпилепсии, частые приступы судорог, побочные эффекты противоэпилептических препаратов, отсутствие социальной поддержки и несоблюдение режима приема противоэпилептических препаратов были в значительной степени связанными факторами: сопутствующие распространенные психические заболевания среди респондентов ().

Таблица 4

Двумерный и множественный анализ переменных, связанных с распространенными психическими заболеваниями среди людей, страдающих эпилепсией, в государственных медицинских учреждениях города Бахир-Дар, 2017 г. (n = 398).

года Скорректированный

Возраст

6

Состояние жизни 903 семья

9034

*

79

1

Переменная Распространенное психическое заболевание ОШ с 95% доверительным интервалом
Да Нет Сырая
59 113 1 1
25–34 года 42 94 0.85 (0,52,1,38) 1,00 (0,55,1,83)
35 лет и старше 40 50 1,53 (0,91,2,58) 1,34 (0,69,2,59)
Пол

Мужской 76 159 1 1
Женский 65 98 1,38 (0,91,2,10) 1,60 (0,95,2,70)
109 205 1 1
Один 22 45 0.92 (0,52,1,61) 1,84 (0,91,3,72)
С другом / бездомным 10 7 2,68 (0,99,7,25) 1,58 (0,40,6,18)
Семейная история эпилепсии Да 38 36 2,26 (1,35,3,78) 2,57 (1,35,4,91) *
Нет 103 221 1 Социальная поддержка Бедные 87 73 7.69 (3,79,15,60) 2,94 (1,29,6,65) *
Средний 43 113 2,45 (1,18,5,07) 9,05 (4,03,20,31) * Сильный 11 71 1 1
Частота припадков ≥ одного припадка в месяц 42 35 4,58 (2,55,8,24)
1–3 изъятия в год 65 92 2.70 (1,64,4,42) 2,47 (1,37,4,43)
Без изъятий в год 34 130 1 1
Побочный эффект от приема лекарств Да 74 Да 2,48 (1,62,3,80) 2,12 (1,26,3,55) *
Нет 67 178 1 1
90 Co- morb 12 7 3.32 (1,27,8,64) 2,10 (0,65,6,78)
Нет 129 250 1 1
Типы наркотиков Один препарат 9034 1
≥два препарата 37 50 0,67 (0,41,1,10) 0,99 (0,52,1,87)
Приверженность к лекарствам 77 1 1
Плохое 64 27 7.08 (4,21,11,89) 6,99 (3,83,12,78) *

Обсуждение

Масштабы распространенных психических заболеваний среди людей, страдающих эпилепсией, которые проходят лечение в государственных медицинских учреждениях администрации города Бахир-Дар было установлено, что оно составляет 35,4% (с использованием порогового значения SRQ-20 ≥8). Множественный анализ показал, что наличие в семейном анамнезе эпилепсии, частых приступов судорог, побочных эффектов противоэпилептических препаратов, отсутствия социальной поддержки и несоблюдения режима приема противоэпилептических препаратов были факторами, связанными с распространенными психическими заболеваниями.

Масштаб распространенных психических расстройств в текущем исследовании соответствует результатам, сделанным в Мексике [24] (36,4%) и в Индии (32,5%) [25, 26]. Однако это исследование выявило гораздо меньшую степень коморбидности распространенных психических заболеваний, чем результат, полученный в Замбии (53,7%) [27], Бразилии (54,1%) [28], Индии (50,0%) [29] и Турции ( 40,5%) [30]. Более высокая распространенность в Замбии и Бразилии может быть связана с различиями в критериях включения и вариациями инструментов для скрининга психических заболеваний.Например, в Бразилии исследуемой группой были пациенты с височной эпилепсией, но наша популяция включает все типы эпилепсии. Больше психических расстройств обнаруживается у пациентов с височной эпилепсией [31], что свидетельствует о лимбической дисфункции, а не о психологической адаптации к хроническому эпилептическому состоянию. Лимбическая система расположена в медиальных отделах височных долей и участвует в регуляции эмоционального поведения [32]. Большая часть исследуемой популяции была из больницы, которая могла бы иметь лучший доступ для выявления симптомов своего психического заболевания и лечиться на раннем этапе профессиональным специалистом-психиатром.Однако исследование Замбии проводилось в клиниках первичной медико-санитарной помощи.

Но это исследование было несколько выше, чем исследования, проведенные в Австралии (24%) [33], Норвегии (26%) [34] и Сьерра-Леоне (27,5%) [35]. Люди, живущие с эпилепсией в странах с высоким уровнем доходов. может быть раннее выявлено и одновременно вылечено сопутствующее психическое заболевание, одновременно контролируя приступы припадков. Другое различие может заключаться в критериях включения, дизайне исследования и разнице в размере выборки. Наше исследование также показало, что сопутствующие психические заболевания были выше, чем в исследовании, проведенном среди населения в целом в Эфиопии (27.9%) [36]. Это подтверждается другим исследованием, согласно которому сопутствующие психические заболевания являются обычным явлением при эпилепсии, часто в два-три раза или выше, чем в общей популяции без эпилепсии [37]. Другая причина может быть связана с коморбидным психическим заболеванием, которое часто недооценивается и не лечится у пациентов с эпилепсией [38]. Наконец, у больных эпилепсией с обычными психическими расстройствами, вероятно, будет хуже качество жизни [39].

Настоящее исследование показало, что семейный анамнез эпилепсии был связан с психическим заболеванием, что согласуется с данными других исследований [40, 41].Наиболее частыми (27%) факторами риска, выявленными в ходе ретроспективного исследования в больницах в Саудовской Аравии, было наличие в семейном анамнезе эпилепсии [42]. Это может способствовать восприятию людьми болезни, полученной от семьи. Другая причина может быть связана с тем, что люди с семейным анамнезом эпилепсии могут быть свидетелями приступов эпилепсии, которые увеличивают психическое расстройство, так как мышление вскоре развивает такой тип приступов. Более того, эпилепсия и психические заболевания могут иметь общую генетическую предрасположенность.Это подтверждается масштабами расстройств настроения, которые были высоки среди людей, живущих с эпилепсией, у которых был родственник с фокальной эпилепсией [41]. Распространенные психические расстройства чаще встречаются у пациентов с эпилепсией, а люди с обычными психическими расстройствами чаще страдают от эпилепсии [39].

Это исследование также показало, что плохая социальная поддержка имеет значительную связь с увеличением шансов развития психического заболевания, что подтверждается другим исследованием [43]. Участники, у которых была плохая социальная поддержка, усугубляли стресс и депрессию.Они также проходят через стрессовые состояния и не могут легко с этим справиться [44]. Исследования показали, что предоставление хорошей социальной поддержки может защитить людей от чувства суицидальных мыслей и попыток, чувства собственного достоинства во время нестабильной ситуации и уменьшает чувство отчаяния [ 45, 46]. Об этом свидетельствует предыдущее исследование на уровне местных сообществ в Эфиопии, которое показало, что предоставление высокого уровня психологической поддержки защищает людей от развития общих психических заболеваний на 50% [47].

Частые судорожные припадки были связаны с обычным психическим заболеванием, что согласуется с данными других исследований [48–51]. Многие пациенты с эпилепсией начинают бояться, когда у них случаются приступы эпилепсии в общественных местах: одна из самых ужасных вещей для пациентов с эпилепсией, когда они стыдятся своих непредсказуемых приступов, могут быть связаны с социально неприемлемыми признаками, такими как недержание кала, мочи, подергивания, укусы язык или щека, а изо рта может выделяться кровавая слюна. Возможно, это отношение общества к пациентам с эпилепсией, которое поддержало исследование, проведенное на юго-западе Эфиопии.Большинство (85,3%) населения отметили, что эпилепсия — это психическое заболевание, и около половины из них считают, что причина эпилепсии заразна и проклята Богом [52]. Это, в свою очередь, приводит к высокому уровню воспринимаемой стигмы (71,6%) среди пациентов с эпилепсией с сильными предикторами последующих частых приступов [53]. Сопутствующие психические заболевания были обнаружены более чем у двух третей пациентов, у которых часто бывают приступы судорог. Это было также более распространено среди генерализованных припадков, в отличие от парциальных припадков [54], и было связано с плохим течением судорожного расстройства [55].Частые приступы судорог усиливают суицидальные мысли и попытки у людей, живущих с эпилепсией [46]. Коморбидное психическое заболевание отрицательно влияет на качество жизни, связанное со здоровьем, и клиническое течение эпилепсии [56].

Плохая приверженность эпилептическим препаратам была сильным предиктором распространенных психических заболеваний, что подтверждается другими исследованиями [50, 57, 58]. Возможная причина может заключаться в том, что пациенты с эпилепсией с плохой приверженностью к своим лекарствам могут приводить к неконтролируемым приступам судорог, которые могут способствовать развитию у пациентов общего психического заболевания.Это подтверждается, что частые приступы судорог связаны с более серьезным психическим заболеванием по сравнению с пациентами с контролируемыми приступами [59]. Пациенты с эпилепсией могут не принимать прописанные им лекарства из-за уже имеющегося психического заболевания. Это подтверждают пациенты, у которых в анамнезе было психическое заболевание до того, как было обнаружено, что лечение прекращает прием новых противоэпилептических препаратов из-за последствий психического заболевания, по сравнению с пациентами, у которых ранее не было диагноза психического заболевания [60].

В целом значение текущего результата исследования показывает, что в неврологических клиниках следует включить проактивный скрининг, выявление и раннее лечение психических заболеваний, чтобы контролировать частые приступы судорожных припадков и соблюдать режим приема лекарств.В рамках различных заинтересованных сторон требуются междисциплинарные усилия для обеспечения общего управления этими сложными сопутствующими заболеваниями. В ходе исследования были получены базовые данные в эфиопском контексте о бремени коморбидных психических заболеваний у пациентов с эпилепсией. Считается, что это одна из важных сведений для обеспечения надлежащего лечения и предотвращения нежелательного неправильного восприятия, связанного с болезнью.

Несмотря на вышеупомянутую силу, наши ограничения включают некоторые переменные, о которых сообщили респонденты, такие как семейный анамнез эпилепсии, продолжительность заболевания и возраст начала болезни, которые могут столкнуться с предвзятостью воспоминаний.Нам сложно определить степень психического заболевания в зависимости от типа приступа, поскольку конкретный диагноз эпилепсии не был записан при просмотре карты пациента. Кроме того, было сложно определить, сколько людей в нашем исследовании были положительными по результатам скрининга на распространенные психические заболевания и получали психиатрическую помощь до начала периода сбора данных. Наконец, мы столкнулись с трудностями при определении того, что произошло первым из-за психического заболевания и эпилепсии, потому что дизайн исследования, который мы использовали, был перекрестным.

Заключение

По сравнению с населением в целом, пациенты с эпилепсией имеют высокое бремя сопутствующих психических заболеваний. Семейный анамнез эпилепсии, частые приступы судорог, побочные эффекты противоэпилептических препаратов, отсутствие социальной поддержки и несоблюдение режима приема противоэпилептических препаратов были факторами, связанными с распространенными психическими заболеваниями. Было обнаружено, что среди людей, страдающих эпилепсией, широко распространены психические заболевания. Поэтому в неврологических клиниках рекомендуется уделять большое внимание сопутствующим психическим заболеваниям, чтобы контролировать частые приступы судорог и заставлять пациента более строго придерживаться своего лечения.Также рекомендуется последующее исследование, чтобы выяснить, влияет ли бремя психического заболевания до или после постановки диагноза эпилепсии психическим заболеванием в неврологических клиниках на общее качество жизни.

Благодарности

Мы хотели бы выразить мою благодарность и благодарность Колледжу медицины и медицинских наук Университета Бахир Дар за предоставление исследовательских помещений. Я благодарен всем сборщикам данных, руководителям и участникам исследования за их важный вклад в это исследование.

Заявление о финансировании

Авторы не получили специального финансирования для принятия решения о публикации или подготовке рукописи

Доступность данных

Все соответствующие данные находятся в рукописи и ее вспомогательных информационных файлах и были загружены на figshare (DOI: 10.6084 / m9 .figshare.10304606)

Список литературы

1. ВОЗ. Эпилепсия в регионе Восточного Средиземноморья ВОЗ: преодоление разрыва. 2010. [Google Scholar] 2. Мула М. Психоневрологические симптомы эпилепсии.Швейцария:
Springer International Publishing; 2016. 387 с. [Google Scholar] 3. MF BEAR, CONNORS BW, PARADISO MA. НЕЙРОНАУКА: ИЗУЧЕНИЕ МОЗГА. ИЗДАНИЕ ЧЕТВЕРТОЕ: Вольтерс Клувер; 2016 г.
650–60 с. [Google Scholar] 5. Ассоциация AP. Диагностическое и Статистическое Руководство по Психическим Расстройствам. Издание пятое, изд. Вашингтон, округ Колумбия: Американская психиатрическая ассоциация; 2013. [Google Scholar] 6. ВОЗ. Глобальное бремя психических расстройств и необходимость комплексных и скоординированных ответных действий со стороны здравоохранения и социального сектора на страновом уровне.2011: 1–6. [Google Scholar] 7. Кизер М.Р., Сисодия С.М., Сандер Дж.В. Сопутствующие заболевания эпилепсии: современные концепции и перспективы на будущее. Lancet Neurol. 2015: 1–10. [Google Scholar] 8. Мула М. Вопросы лечения сопутствующих психических заболеваний эпилепсии. Clin Pract. 2013; 10 (3): 293–9. [Google Scholar] 9. Сезибера В., Ниирасафари Д. Заболеваемость депрессией у пациентов с эпилепсией. Журнал Руанды, Серия F: Науки о здоровье. 2013; 1 (1): 67–77. [Google Scholar] 10. Барр В.Б., Моррисон С. Клинические справочники по нейропсихологии эпилепсии.New York Springer Science + Business Media; 2015 г.
224–35 с. [Google Scholar] 11. Фиест К.М., Паттен С.Б., Джетте Н. Скрининг депрессии и тревоги при эпилепсии. Neurol Clin
2015: 1–11. 10.1016 / j.ncl.2014.09.010 [CrossRef] [Google Scholar]

12. ВОЗ. Руководство пользователя Анкеты для самоотчетов (SRQ). Женева, Швейцария. 1994.

13. Хэнлон С., Медхин Г., Алем А., Арайя М., Абдулахи А., Хьюз М. и др.
Выявление распространенных перинатальных психических расстройств в Эфиопии: проверка анкеты самооценки и Эдинбургской шкалы послеродовой депрессии.Журнал аффективных расстройств. 2008. 108: 251–62. 10.1016 / j.jad.2007.10.023
[PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 14. МОГГА С., ПРИНЦ М., АЛЕМ А., КЕБЕДЕ Д., СТЮАРТ Р., ГЛОЦИЕР Н. и др.
Результат большой депрессии в Эфиопии. B R I T IS H J O UR N A L O F P SYC HIAT RY
2006; 189: 2 4 1–2 4 6 [Google Scholar] 15. Хэнлон С., Медхин Г., Алем А., Арайя М., Абдулахи А., Томлинсон М. и др.
Социокультурные практики в Эфиопии: связь с началом и сохранением постнатальных распространенных психических расстройств. Британский журнал психиатрии
2010; 197: 468–75.10.1192 / bjp.bp.109.076497
[Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 16. Gelaye B, Lemma S, Deyassa N, Bahretibeb Y, Tesfaye M, Berhane Y, et al.
Распространенность и корреляты психических расстройств среди работающих взрослых в Эфиопии. Клиническая практика и эпидемиология психического здоровья. 2012; 8: 126–33. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 17. Десси Й., Эбрахим Дж., Пробудившийся Т. Психические расстройства среди студентов университетов в Эфиопии: перекрестное исследование. Панафриканский медицинский журнал. 2013; 15 (95).[Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 18. Zeleke W, Minaye A, Kanyongo GY. Психическое здоровье и соматические расстройства среди эфиопских мигрантов, вернувшихся с Ближнего Востока. Int J Ment Health Psychiatry
2015; 1 (2): 1–6. [Google Scholar] 19. АЛЕМ А. Распространенность психических расстройств в поликлинике специализированной лепрологической больницы. Аддис-Абеба, Эфиопия, 2002. Lepr Rev. 2004; 75: 367–75. [PubMed] [Google Scholar] 20. Селамавит З., Нурилин А. Распространенное психическое расстройство среди ВИЧ-инфицированных в Клинике комплексного ухода и лечения ВИЧ при специализированной больнице Дебре Маркос, Эфиопия.Журнал СПИДа и клинических исследований. 2015; 6 (2). [Google Scholar] 21. Мелезе Б., Баю Б., Вондвоссен Ф., Тилахун К., Лема С., Айеху М. и др.
Распространенность психических расстройств и связанных с ними факторов среди студентов-медиков Университета Хавасса, Южная Эфиопия: кросс-секционное исследование. Примечания к исследованиям BMC. 2016; 9 (1): 485
10.1186 / s13104-016-2289-7
[Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 22. Гетинет Алему В., Дессалегн Малефия Ю., Бору Биффту Б. Психические расстройства среди пациентов, поступивших в университетскую больницу Гондэр: межсекторное исследование на базе учреждения.Журнал науки о здоровье. 2016; 10 (6). [Google Scholar] 23. Баскинд Р., Бирбек Г.Л. Стигма, связанная с эпилепсией, в Африке к югу от Сахары: социальный ландшафт болезни. Эпилепсия
2005; 7: 68–73. 10.1016 / j.yebeh.2005.04.009
[PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 24. Домингес-Агилера MC, Мунис-Ландерос ˜ CE. Распространенность психических расстройств у пациентов с эпилепсией в стационаре третичного уровня: выявление с помощью международного структурированного интервью MINI PLUS. Medicina Universitaria;
2017 г.[Google Scholar] 25. Амрут Г., Правин-кумар С., Натараджу Б., Кастури П. Изучение сопутствующих психических заболеваний при эпилепсии с использованием мини-международного нейропсихиатрического интервью. Эпилепсия и поведение
2014; 33: 94–100. [PubMed] [Google Scholar] 26. Алсаади Т., Эль-Хаммаси К., Шахрур Т.М., Шакра М., Туркави Л., Алмаскари Б. и др.
Распространенность депрессии и тревоги среди пациентов с эпилепсией, посещающих эпилептическую клинику в Медицинском городке шейха Халифа, ОАЭ: перекрестное исследование. Эпилепсия и поведение.2015; 52: 194–9. [PubMed] [Google Scholar] 27. Мбеве Е.К., Уйс Л.Р., Нкваньяна Н.М., Бирбек Г.Л. Инструмент первичной медицинской помощи для выявления депрессии и тревожных расстройств у людей с эпилепсией в Замбии. Эпилепсия и поведение. 2013. 27 (2): 296–300. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 28. Bragatti JA, Torres CM, Londero RG, Assmann JB, Fontana V, Martin KC и др.
Распространенность сопутствующих психических заболеваний при височной эпилепсии: ценность структурированных психиатрических интервью. Эпилептические расстройства.2010. 12 (4): 283–91. 10.1684 / epd.2010.0345
[PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 29. Рани Р., Арора Р., Дасс Гарг П., Бала Н., Неки Н.С. Распространенность сопутствующих психических заболеваний среди больных эпилепсией, находящихся в психиатрическом отделении больницы общего профиля. Int J Curr Res Med Sci
2018; 4 (5): 90–6. [Google Scholar] 30. Алтыноз А.Е., Мерич О.Т., Алтыноз ŞT, Эшизоглу А., Кошар Б. Психиатрические расстройства, коморбидные с эпилепсией, в тюремной выборке. Захват. 2016; 40: 133–5. 10.1016 / j.seizure.2016.06.016
[PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 31.Хеннинг О., Наккен К. Психиатрическая коморбидность и использование психотропных препаратов у пациентов с эпилепсией. Acta Neurologica Scandinavica. 2010; 122: 18–22. [PubMed] [Google Scholar] 32. Свинкельс В.А., Куйк СП, Ван Дайк Р., Спинховен PH. Психиатрическая коморбидность при эпилепсии. Эпилепсия и поведение. 2005. 7 (1): 37–50. [PubMed] [Google Scholar] 33. Лейси С.Дж., Зальцберг М.Р., Робертс Х., Трауэр Т., Д’Суза В.Дж. Коморбидность психиатрии и влияние на использование услуг здравоохранения в выборке пациентов с эпилепсией. Эпилепсия.2009. 50 (8): 1991–4. 10.1111 / j.1528-1167.2009.02165.x
[PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 34. Хеннинг О., Наккен К. Психиатрическая коморбидность и использование психотропных препаратов у пациентов с эпилепсией. Acta Neurologica Scandinavica. 2010; 122 (s190): 18–22. [PubMed] [Google Scholar] 35. Мбайо Т., Томек М., Камара С., Рэдклифф Лиск Д. Психиатрическая коморбидность у африканских пациентов с эпилепсией — опыт Сьерра-Леоне. Int J Epilepsy. 2017; 61: 1–5. 10.1016 / j.ijep.2016.12.002 [CrossRef] [Google Scholar] 36. Фекаду А., Медхин Г., Селаму М., Хайлемариам М., Алем А., Джорджис Т.В. и др.Психические расстройства на уровне населения в сельских районах Эфиопии. BMC психиатрия. 2014; 14 (1): 194. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 37. Джозефсон CB, Джетте Н. Психиатрические сопутствующие заболевания при эпилепсии. Международный обзор психиатрии. 2017. [PubMed] [Google Scholar] 38. Верротти А., Карроццино Д., Милиони М., Минна М., Фулчери М. Эпилепсия и ее основные психиатрические сопутствующие заболевания у взрослых и детей. Журнал неврологических наук. 2014; 343 (1–2): 23–9. 10.1016 / j.jns.2014.05.043
[PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 39.Kwon OY, Park SP. Депрессия и тревога у людей с эпилепсией. Журнал клинической неврологии. Журнал клинической неврологии. 2014. 10 (3): 175–88. 10.3988 / jcn.2014.10.3.175
[Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 40. Hesdorffer DC, Caplan R, Berg AT. Семейная кластеризация эпилепсии и поведенческих расстройств: доказательства общей генетической основы. Эпилепсия. 2012; 53 (2): 301–7. 10.1111 / j.1528-1167.2011.03351.x
[Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 42. Бабтен Ф.А. Влияние семейного анамнеза эпилепсии на диагноз эпилепсии в южной Саудовской Аравии.Захват
2013; 22: 542–7. 10.1016 / j.seizure.2013.04.002
[PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 43. Ван Дж., Манн Ф., Ллойд-Эванс Б., Ма Р., Джонсон С. Связи между одиночеством и воспринимаемой социальной поддержкой и результатами проблем психического здоровья: систематический обзор. BMC психиатрия. 2018; 18 (1): 156
10.1186 / s12888-018-1736-5
[Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 44. Mama SK, Li Y, Basen-Engquist K, Lee RE, Thompson D, Wetter DW и др.
Психосоциальные механизмы, связывающие социальную среду с психическим здоровьем афроамериканцев.ПлоС один. 2016; 11 (4): e0154035
10.1371 / journal.pone.0154035
[Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 45. Летвак С. Важность социальной поддержки психического здоровья села. Проблемы ухода за психическим здоровьем. 2002. 23 (3): 249–61. [PubMed] [Google Scholar] 46. Хайле К., Пробудившийся Т., Аяно Дж., Тареке М., Абате А., Нега М. Суицидальные идеи и попытки людей с эпилепсией в Аддис-Абебе, Эфиопия. Анналы общей психиатрии. 2018; 17 (1): 4. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 47. Йимам К., Кебеде Ю., Азале Т.Распространенность общих психических расстройств и связанных с ними факторов среди взрослых в городе Комболча, Северо-Восточная Эфиопия. Journal of Depression and Anxiety S. 2014; 1: 2167–1044. [Google Scholar] 48. Цегабрхан Х., Негаш А., Тесфай К., Абера М. Сопутствующие заболевания депрессии и эпилепсии в специализированной больнице Университета Джиммы, Юго-Западная Эфиопия. Неврология Индии. 2014; 62 (6): 649.
10.4103 / 0028-3886.149391
[PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 49. Тегегне М.Т., Мосси ТБ, Пробудившийся А.А., Ассай А.М., Гебри Б.Т., Эшету Д.А. Депрессия и тревожное расстройство у эпилептиков в специализированной психиатрической больнице Амануэль, Аддис-Абеба, Эфиопия.BMC Psychiatry
2015; 15 (210). 10.1186 / s12888-015-0589-4
[Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 50. Bifftu BB, Dachew BA, Tiruneh BT, Tebeje NB. Депрессия среди людей с эпилепсией на северо-западе Эфиопии: поперечное исследование на базе учреждений. Примечания к исследованиям BMC. 2015; 8 (1): 585. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 51. Чандрасекхаран СК, Менон В., Вадвекар В., Наир П.П. Высокая частота депрессивных симптомов среди взрослых с эпилепсией: результаты исследования на базе больницы. Журнал неврологии в сельской практике.2017; 8 (Приложение 1): S13
10.4103 / jnrp.jnrp_21_17
[Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 52. Хенок А., Ламаро Т. Знания об эпилепсии и отношение к ней среди сообщества Menit, Юго-Западная Эфиопия. Эфиопский журнал медицинских наук. 2017; 27 (1): 47–58. 10.4314 / ejhs.v27i1.7
[Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 53. Bifftu BB, Dachew BA, Tiruneh BT. Воспринимаемая стигма и связанные с ней факторы среди людей с эпилепсией в больнице Гондарского университета, Северо-Западная Эфиопия: перекрестное исследование на базе учреждения.Африканские науки о здоровье. 2015; 15 (4): 1211–9. 10.4314 / ahs.v15i4.21
[Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 54. Чарфи Н., Дауд С., Фархат Н., Буали М.М., Зуари Л., Зуари Н. и др.
Распространенность сопутствующих психических заболеваний при эпилепсии. Европейская психиатрия. 2017; 41: S470. [Google Scholar] 55. Каннер AM. Лечение сопутствующих психических и неврологических заболеваний при эпилепсии. Обзоры природы Неврология. 2016; 12 (2): 106
10.1038 / nrneurol.2015.243
[PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 56. Ли Т. Эпилепсия и сопутствующие заболевания.Нейропсихиатрия (Лондон). 2017; 1 (1): 1–3. [Google Scholar] 57. О’Рурк Дж., О’Брайен Дж. Дж. Выявление барьеров на пути к приверженности противоэпилептическим препаратам среди взрослых, страдающих эпилепсией. Захват. 2017; 45: 160–8. 10.1016 / j.seizure.2016.12.006
[PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 58. Чака А., Пробудившийся Т., Йоханнис З., Аяно Дж., Тареке М., Абате А. и др.
Детерминанты депрессии у людей с эпилепсией в Центральной Эфиопии. Анналы общей психиатрии. 2018; 17 (1): 27. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 59. Джексон М., Теркингтон Д.Депрессия и тревога при эпилепсии. Журнал неврологии, нейрохирургии и психиатрии. 2005; 76 (приложение 1): i45 – i7. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 60. Стивен LJ, Wishart A, Brodie MJ. Психиатрические побочные эффекты и противоэпилептические препараты: наблюдения проспективных аудитов. Эпилепсия и поведение. 2017; 71: 73–8. [PubMed] [Google Scholar]

Детская эпилепсия: психическое здоровье и поведение

Психическое здоровье и поведенческие проблемы относятся к числу многих проблем, которые могут повлиять на детей, страдающих эпилепсией.Как и в случае с другими проявлениями, психологические эффекты эпилепсии сильно различаются. В то время как некоторые люди с эпилепсией практически не испытывают проблем с психическим здоровьем, другие могут страдать от изнуряющих проблем невнимательности, беспокойства или расстройств настроения. Важно решить эти проблемы на раннем этапе и с соответствующими формами вмешательства, чтобы уменьшить последствия, которые они могут иметь для качества жизни человека в долгосрочной перспективе.

Причины психического здоровья и поведенческих проблем

Хотя многие проблемы психического здоровья и поведения, связанные с эпилепсией, также наблюдаются у людей без эпилепсии, они чаще возникают у тех, кто страдает этим расстройством.Люди, страдающие эпилепсией, в пять раз чаще имеют проблемы с психическим здоровьем и поведением, с частотой от 30 до 50 процентов, по сравнению с 8,5 процентами среди населения в целом.

Дети, страдающие эпилепсией, будут говорить о том, что у них есть бу-бу, но никто не может их увидеть. И это в конечном итоге оказывает негативное влияние на самоощущение ребенка.

Николь Данфорт, MD

Факторы, которые могут вызвать проблемы с психическим здоровьем у детей с эпилепсией, почти так же многочисленны и разнообразны, как и множество причин эпилепсии.В целом эти факторы делятся на две большие категории: внутренние и внешние. Внутренние факторы являются результатом проблем в структуре или функции мозга, в то время как внешние факторы не имеют биологической основы и вместо этого являются результатом, например, реакции других людей на эпилепсию человека или собственной реакции ребенка на чувство тревоги или депрессия. Часто как внутренние, так и внешние факторы играют роль в проблемах психического здоровья.

Внутренние факторы

Внутренние факторы также называют биологическими или внутренними факторами, потому что они являются частью биологической структуры человека, а не факторами окружающей среды.Поскольку мозг отвечает за поведение, а также за моторный контроль и восприятие, неудивительно, что нарушение нормальной функции мозга, такое как при эпилепсии, также может влиять на поведение. Однако знания о том, почему и как такое нарушение может вызвать психическое здоровье или изменения поведения, ограничены.

Тип приступа, по-видимому, играет важную роль в степени и типе изменения поведения, которое происходит в результате. Например, дети с генерализованными припадками более склонны к проблемам с невнимательностью и гиперактивностью, чем дети с парциальными припадками.Однако некоторые сложные парциальные припадки могут иметь еще более серьезные последствия. Когда, например, судороги затрагивают лимбическую систему, группу структур, ответственных за формирование и контроль эмоциональной реакции, они представляют особенно высокий риск поведенческих и личностных расстройств.

Внешние факторы

Проблемы с психическим здоровьем и поведением также могут быть результатом внешних факторов, которые не имеют прямого отношения к основным механизмам эпилепсии. Например, они могут возникать из-за условий окружающей среды, таких как реакция других людей на судороги и эпилепсию.Эпилепсия и судороги несут в себе клеймо, которое может пугать или тревожить тех, кто не полностью понимает это заболевание. Реакции, основанные на незнании и неправильном восприятии, могут создать серьезные психологические проблемы для человека, испытывающего приступы.

Одна из причин, по которой мы так стремимся побудить детей с эпилепсией научиться управлять своим миром и делать то, что делают все дети, заключается в том, что мы должны хорошо понять себя и сказать: «Эй, я тоже могу это сделать … Я такой же, как и все.’

Николь Данфорт, MD

Обычно первоначальной причиной проблемы является собственная реакция человека на свое состояние — например, когда страх и неуверенность вызывают более глубокое и хроническое состояние тревоги или когда низкая самооценка приводит к плохой успеваемости. Однако такие личностные проблемы могут усугубляться социальным контекстом, в котором существует стигма в отношении эпилепсии и низкие ожидания человека, страдающего эпилепсией.

Самоуважение и самооценка в детстве могут иметь решающее значение для успеха и счастья на протяжении всей жизни.Как судороги и эпилепсия влияют на самооценку, зависит от многих факторов. Самый важный фактор — это реакция, которую ребенок получает от своей семьи.

Чтобы узнать больше о влиянии семьи на психическое здоровье и благополучие ребенка, см. Раздел «Семейная жизнь».

Побочные эффекты противосудорожных препаратов

Еще один внешний фактор, который может повлиять на поведение человека, страдающего эпилепсией, — это использование определенных лекарств для контроля припадков. Противосудорожные препараты направлены на подавление чрезмерной электрической активности мозга.Это сдерживает аномальные скачки напряжения, характерные для судорог. Однако этот эффект может также изменить поведенческую и когнитивную функцию.

Не так давно было доступно настолько мало методов лечения эпилепсии, что побочные эффекты на поведение и когнитивные способности считались небольшой платой за преимущества контроля над приступами. Однако фармакологические методы лечения значительно продвинулись вместе с нашим нынешним пониманием причин судорог и того, как они распространяются через мозг. Сегодня лекарство, которое значительно ухудшает способность ребенка к обучению или нормальному поведению, несмотря на то, что обеспечивает контроль над припадками, может считаться столь же безуспешным, как и лекарство, которое не может контролировать припадки у ребенка.Однако, в зависимости от того, насколько сложно добиться контроля над припадками у ребенка, принятие некоторых когнитивных и поведенческих побочных эффектов может быть необходимо даже сегодня.

Типы психического здоровья и поведенческих проблем

Наиболее распространенными типами проблем психического здоровья, связанных с эпилепсией, являются депрессия, синдром дефицита внимания (с гиперактивностью или без нее), тревожные расстройства и агрессия.

Депрессия

Депрессия — это расстройство настроения, чаще всего связанное с эпилепсией.Однако у людей, страдающих этим расстройством, он часто может остаться незамеченным и не лечиться, особенно у детей. Связанная с эпилепсией депрессия может возникать до, во время или после приступов, но чаще всего связана с периодами между приступами.

Симптомы депрессии сильно различаются от человека к человеку. Чаще всего у детей с эпилепсией наблюдаются нарушения сна, утомляемость или вялость, отсутствие энтузиазма и частые эмоциональные всплески. Другие поведенческие проблемы, такие как тревога, возбуждение, разочарование или импульсивное поведение, часто сопровождают депрессию.

Хотя причина депрессии у людей с эпилепсией неизвестна, считается, что она является результатом как внутренних, так и внешних факторов.

Расстройство дефицита внимания

Синдром дефицита внимания с гиперактивностью или без нее считается распространенной поведенческой проблемой у детей с эпилепсией. По оценкам, почти 8 процентов детей, страдающих эпилепсией, имеют проблемы с вниманием. В целом, синдром дефицита внимания / гиперактивности (СДВГ) — это нейроповеденческое расстройство, которое заставляет людей легко отвлекаться, разочаровываться, нервничать, импульсивно и забывчиво.Расстройство затрудняет обучение и социальное взаимодействие, независимо от когнитивных способностей человека. Хотя СДВГ — это клинический диагноз, поставленный на основании наблюдений и истории болезни, эксперты и ученые в области психического здоровья соглашаются, что есть идентифицируемые характеристики расстройства. Такие показатели, как оценочные шкалы и отчеты учителей и родителей, могут помочь в постановке диагноза.

Тревожные расстройства

Тревожные расстройства, связанные с эпилепсией, могут принимать форму хронического генерализованного беспокойства; острые, всепоглощающие панические атаки; или обсессивно-компульсивные наклонности.Расстройства часто возникают в результате непредсказуемости и отсутствия контроля, связанных с припадками. У некоторых людей, страдающих эпилепсией, тревога может заставить их переоценить угрозу, которую представляют будущие припадки, или недооценить свою способность справиться с ситуацией. Такие мысли могут вызвать физические симптомы, усиливающие ощущение отсутствия контроля.

Напор

Проблемы с импульсивным контролем часто встречаются у детей с эпилепсией. Одна из самых распространенных форм импульсивности — агрессия.Хотя причины агрессии у людей с эпилепсией различаются, непредсказуемость припадков и отсутствие контроля над ними у человека могут способствовать разочарованию и раздражительности. Кроме того, дети, которые страдают более серьезно и не имеют хороших коммуникативных навыков, могут выражать свое разочарование агрессивными или даже вспышками насилия. В целом, агрессивное поведение становится менее частым и уменьшается с возрастом. Однако затем агрессивные наклонности могут смениться депрессией и тревогой.

Аутизм

Аутизм — это расстройство спектра или сочетание симптомов, характеризующееся дефицитом вербальных и невербальных коммуникативных навыков, серьезной социальной дисфункцией и повторяющимся поведением. Такие поведенческие проблемы иногда наблюдаются у детей с синдромом Леннокса-Гасто, комплексом туберозного склероза, синдромом Ангельмана и другими генетическими нарушениями. Несмотря на десятилетия исследований, пытающихся связать аутизм с широким спектром потенциальных причин, до сих пор нет единого мнения, и еще не найдено эффективных медицинских методов лечения.Однако существуют поведенческие и образовательные вмешательства, разработанные специально для людей с аутизмом.

Диагностика и лечение

Специалисты подчеркивают, что из-за серьезных последствий проблем психического здоровья, связанных с эпилепсией, раннее выявление и вмешательство имеют решающее значение для улучшения качества жизни и общего результата. Эксперты рекомендуют, чтобы люди с диагнозом эпилепсия проходили обследование у психиатра, психолога или социального работника на предмет проблем с психическим здоровьем и поведением.Эти специалисты могут помочь разработать план лечения и / или управления этими проблемами, чтобы минимизировать их последствия.

Дети, страдающие эпилепсией, могут также нуждаться в помощи и поддержке в поиске способов решения социальных аспектов судорожного расстройства, например, как разговаривать со сверстниками об эпилепсии и их страхе перед приступами. Знания — это сила для молодого человека, и предложение информации, а также эмоциональная поддержка могут помочь ребенку начать управлять своей болезнью.Родительское руководство и поддержка — важная часть этой цели. Если помочь ребенку понять, что такое эпилепсия, как работает его мозг и что происходит во время припадка, это поможет ему почувствовать силу и уверенность.

Для получения дополнительной информации о том, как помочь своему ребенку и другим людям в его или ее мире понять эпилепсию, см. Раздел «Говоря об эпилепсии».

Наиболее эффективные методы лечения проблем психического здоровья и поведения, обычно связанных с эпилепсией, часто включают комбинацию лекарств и когнитивных и поведенческих вмешательств.Беседа играет важную роль в этих методах лечения. Иногда с тревогой и депрессией можно эффективно справиться с помощью успокаивающих и антидепрессантов, таких как препараты класса селективных ингибиторов обратного захвата серотонина или СИОЗС. Доказано, что для лечения дефицита внимания эффективны определенные виды стимулирующих препаратов.

Однако важно понимать, что лекарства могут взаимодействовать, если их принимать в комбинации. Это вызывает особую озабоченность у людей, которые принимают противосудорожные препараты для контроля приступов.Добавление нового лекарства может привести к снижению эффективности противосудорожного средства или вызвать токсический уровень в крови. Было обнаружено, что лекарства, используемые для лечения определенных психических расстройств, снижают судорожный порог у некоторых детей. По этой причине важно проконсультироваться с психиатром и / или лечащим врачом перед началом курса лечения проблем с психическим здоровьем или любой другой медицинской проблемы. Также важно сообщить всем специалистам полный список лекарств, которые может принимать ребенок.Этот список должен включать альтернативные методы лечения и витаминные добавки.

Важные моменты, которые следует запомнить

  • Эпилепсия увеличивает риск развития психических и поведенческих проблем у ребенка в пять раз.
  • От 30 до 50 процентов детей, страдающих эпилепсией, разовьются поведенческими или психическими расстройствами.
  • Типы поведенческих проблем, связанных с эпилепсией, включают дефицит внимания, гиперактивность, тревогу, депрессию, агрессию и расстройство аутистического спектра.
  • Раннее выявление и лечение поведенческих проблем обеспечивает наилучший результат.
  • Эксперты рекомендуют обследовать всех людей с диагнозом эпилепсия на предмет выявления психических и поведенческих проблем.
  • Наиболее эффективные методы лечения поведенческих расстройств, связанных с эпилепсией, часто включают комбинацию лекарств и когнитивного и поведенческого вмешательства, в том числе разговорной терапии.
  • Лекарства могут взаимодействовать друг с другом. В связи с этим важно сообщить своему врачу обо всех лекарствах и методах лечения, которые принимает ваш ребенок.

Соответствующие специалисты

Невролог

Невролог и детский невролог — это врачи, которые заботятся о людях, страдающих расстройствами нервной системы. Эпилептолог — это невролог или детский невролог, специализирующийся на лечении эпилепсии.

Психиатр

Психиатр — это врач, специализирующийся на диагностике и лечении психических и поведенческих расстройств. Психиатр, который занимается лечением людей с эпилепсией, знаком с когнитивными и поведенческими проблемами, которые являются общими для этого расстройства, и знает, какие варианты лечения наиболее эффективны для этих проблем, включая варианты лекарств.

Психолог

Психолог — это лицензированный специалист, который специализируется на диагностике и лечении психических и эмоциональных проблем и может участвовать в оценке, тестировании, консультировании и / или психотерапии.

Социальный работник

Социальный работник — это лицензированный специалист, который оказывает поддержку семьям и детям с медицинскими или психологическими проблемами.

Общие психические расстройства и их детерминанты среди пациентов с эпилепсией в амбулаторной эпилептической клинике в больнице Felegehiwot Referral Hospital, Бахирдар, Эфиопия: перекрестное исследование | Международный журнал систем психического здоровья

  • 1.

    Fisher RS, Acevedo C, Arzimanoglou A, Bogacz A, Cross JH, Elger CE, et al. Официальный отчет ILAE: практическое клиническое определение эпилепсии. Эпилепсия. 2014; 55 (4): 475–82.

    PubMed
    Статья

    Google Scholar

  • 2.

    Организация WH. Инвестирование в преодоление глобального воздействия забытых тропических болезней: третий доклад ВОЗ о забытых тропических болезнях, 2015 г. Женева: Всемирная организация здравоохранения; 2015.

    Google Scholar

  • 3.

    Banerjee PN, Filippi D, Hauser WA. Описательная эпидемиология эпилепсии — обзор. Epilepsy Res. 2009. 85 (1): 31–45.

    PubMed
    PubMed Central
    Статья

    Google Scholar

  • 4.

    Пол А., Аделой Д., Джордж-Кэри Р., Колчич И., Грант Л., Чан К.Ю. Оценка распространенности эпилепсии в Африке к югу от Сахары: систематический анализ. J Glob Health. 2012; 2 (2): 020405.

    PubMed
    PubMed Central
    Статья

    Google Scholar

  • 5.

    Нгуги А.К., Кариуки С., Боттомли С., Кляйншмидт И., Сандер Дж., Ньютон С. Заболеваемость эпилепсией: систематический обзор и метаанализ. Неврология. 2011; 77 (10): 1005–12.

    PubMed
    PubMed Central
    Статья

    Google Scholar

  • 6.

    Нгуги А.К., Боттомли С., Кляйншмидт И., Сандер Дж. У., Ньютон С. Р.. Оценка бремени активной и пожизненной эпилепсии: метааналитический подход. Эпилепсия. 2010. 51 (5): 883–90.

    PubMed
    PubMed Central
    Статья

    Google Scholar

  • 7.

    Ньютон CR, Гарсия HH. Эпилепсия в бедных регионах мира. Ланцет. 2012. 380 (9848): 1193–201.

    PubMed
    Статья
    PubMed Central

    Google Scholar

  • 8.

    Превотс Д., Берр Р., Саттер Р., Мерфи Т., Консультативный комитет по иммунизации П. Профилактика полиомиелита в США. Обновленные рекомендации Консультативного комитета по практике иммунизации (ACIP). MMWR Recomm Rep. 2000; 49: 1–22.

    PubMed
    CAS
    PubMed Central

    Google Scholar

  • 9.

    Форсгрен Л., Беги Е., Оун А., Силланпяя М. Эпидемиология эпилепсии в Европе — систематический обзор. Eur J Neurol. 2005. 12 (4): 245–53.

    PubMed
    Статья
    CAS
    PubMed Central

    Google Scholar

  • 10.

    Организация WH. Доклад о состоянии здравоохранения в мире, 2001 г .: психическое здоровье: новое понимание, новая надежда. Женева: Всемирная организация здравоохранения; 2001.

    Google Scholar

  • 11.

    Организация WH. Инвестиции в психическое здоровье: доказательства в пользу действий. Женева: Всемирная организация здравоохранения; 2013.

    Google Scholar

  • 12.

    Eaton WW, Martins SS, Nestadt G, Bienvenu OJ, Clarke D, Alexandre P. Бремя психических расстройств. Epidemiol Rev.2008; 30 (1): 1–14.

    PubMed
    PubMed Central
    Статья

    Google Scholar

  • 13.

    Организация WH.Депрессия и другие распространенные психические расстройства: оценки состояния здоровья во всем мире. Женева: Всемирная организация здравоохранения; 2017.

    Google Scholar

  • 14.

    Теллез-Зентено Дж. Ф., Паттен С. Б., Джетте Н., Уильямс Дж., Вибе С. Психиатрическая коморбидность при эпилепсии: популяционный анализ. Эпилепсия. 2007. 48 (12): 2336–44.

    PubMed
    PubMed Central

    Google Scholar

  • 15.

    Reynolds EH, Kinnier Wilson JV.Психозы эпилепсии в Вавилоне: старейшее описание расстройства. Эпилепсия. 2008. 49 (9): 1488–90.

    PubMed
    Статья
    PubMed Central

    Google Scholar

  • 16.

    Адамс SJ, O’brien TJ, Lloyd J, Kilpatrick CJ, Salzberg MR, Velakoulis D. Нейропсихиатрическая заболеваемость при фокальной эпилепсии. Br J Psychiatry. 2008. 192 (6): 464–9.

    PubMed
    Статья
    PubMed Central

    Google Scholar

  • 17.

    Торта Р., Келлер Р. Поведенческие, психотические и тревожные расстройства при эпилепсии: этиология, клинические особенности и терапевтические последствия. Эпилепсия. 1999; 40: s2–20.

    PubMed
    Статья
    PubMed Central

    Google Scholar

  • 18.

    Каннер А.М., Сото А., Гросс-Каннер Х. Распространенность и клинические характеристики постиктальных психических симптомов при парциальной эпилепсии. Неврология. 2004. 62 (5): 708–13.

    PubMed
    Статья
    PubMed Central

    Google Scholar

  • 19.

    de Oliveira GNM, Kummer A., ​​Salgado JV, Portela EJ, Sousa-Pereira SR, David AS, et al. Психиатрические расстройства при височной эпилепсии: обзор третичной службы в Бразилии. Захват. 2010. 19 (8): 479–84.

    PubMed
    Статья
    PubMed Central

    Google Scholar

  • 20.

    Свинкельс В., Куик Дж., Де Грааф Е., Ван Дайк Р., Спинховен П. Распространенность психопатологии у голландских стационарных больных эпилепсией: сравнительное исследование. Эпилепсия.2001. 2 (5): 441–7.

    PubMed
    Статья
    PubMed Central

    Google Scholar

  • 21.

    Альтшулер Л., Рауш Р., Дельрахим С., Кей Дж., Крэндалл П. Эпилепсия височной доли, височная лобэктомия и большая депрессия. J Neuropsychiatry Clin Neurosci. 1999. 11 (4): 436–43.

    PubMed
    Статья
    CAS
    PubMed Central

    Google Scholar

  • 22.

    Гудмундсон Г. Эпилепсия в Исландии: клиническое и эпидемиологическое исследование.Acta Neurol Scand Suppl. 1966; 25: 1–124.

    Google Scholar

  • 23.

    LaFrance WC Jr, Kanner AM, Hermann B. Психиатрические сопутствующие заболевания при эпилепсии. Int Rev Neurobiol. 2008; 83: 347–83.

    PubMed
    Статья
    PubMed Central

    Google Scholar

  • 24.

    Шмитц Е.Б., Робертсон М.М., Trimble MR. Депрессия и шизофрения при эпилепсии: социальные и биологические факторы риска.Epilepsy Res. 1999. 35 (1): 59–68.

    PubMed
    Статья
    CAS
    PubMed Central

    Google Scholar

  • 25.

    Тейлор, округ Колумбия. Факторы, влияющие на возникновение шизофреноподобного психоза у пациентов с височной эпилепсией. Psychol Med. 1975. 5 (3): 249–54.

    PubMed
    Статья
    CAS
    PubMed Central

    Google Scholar

  • 26.

    Эттингер А., Рид М., Крамер Дж.Депрессия и коморбидность у местных пациентов с эпилепсией или астмой. Неврология. 2004. 63 (6): 1008–14.

    PubMed
    Статья
    PubMed Central

    Google Scholar

  • 27.

    Цегабрхан Х., Негаш А., Тесфай К., Абера М. Сопутствующие заболевания депрессии и эпилепсии в специализированной больнице Университета Джимма, Юго-Западная Эфиопия. Neurol India. 2014; 62 (6): 649.

    PubMed
    Статья
    PubMed Central

    Google Scholar

  • 28.

    Bifftu BB, Dachew BA, Tiruneh BT, Tebeje NB. Депрессия среди людей с эпилепсией на северо-западе Эфиопии: поперечное исследование на базе учреждений. BMC Res Notes. 2015; 8 (1): 585.

    PubMed
    PubMed Central
    Статья
    CAS

    Google Scholar

  • 29.

    Choi-Kwon S, Chung C, Kim H, Lee S, Yoon S, Kho H, et al. Факторы, влияющие на качество жизни пациентов с эпилепсией в Сеуле, Южная Корея. Acta Neurol Scand. 2003. 108 (6): 428–34.

    PubMed
    Статья
    CAS
    PubMed Central

    Google Scholar

  • 30.

    Джонсон Е.К., Джонс Дж.Э., Зайденберг М., Херманн Б.П. Относительное влияние тревожности, депрессии и клинических приступов на качество жизни при эпилепсии, связанное со здоровьем. Эпилепсия. 2004. 45 (5): 544–50.

    PubMed
    Статья

    Google Scholar

  • 31.

    Hitiris N, Mohanraj R, Norrie J, Sills GJ, Brodie MJ.Предикторы фармакорезистентной эпилепсии. Epilepsy Res. 2007. 75 (2–3): 192–6.

    PubMed
    Статья
    CAS

    Google Scholar

  • 32.

    Джонс Дж. Э., Герман Б. П., Барри Дж. Дж., Гиллиам Ф. Г., Каннер А. М., Мидор К. Дж.. Частота и факторы риска суицида, суицидальных мыслей и попыток самоубийства при хронической эпилепсии. Эпилепсия. 2003; 4: 31–8.

    Артикул

    Google Scholar

  • 33.

    Paradiso S, Hermann B, Blumer D, Davies K, Robinson R. Влияние депрессивного настроения на нейропсихологический статус при височной эпилепсии. J Neurol Neurosurg Psychiatry. 2001. 70 (2): 180–5.

    PubMed
    PubMed Central
    Статья
    CAS

    Google Scholar

  • 34.

    Каннер А.М., Барри Дж. Дж., Гиллиам Ф, Германн Б., Мидор К. Дж.. Депрессивные и тревожные расстройства при эпилепсии: различаются ли они по своей способности усугублять общие нежелательные явления, связанные с противоэпилептическими препаратами? Эпилепсия.2012. 53 (6): 1104–8.

    PubMed
    Статья

    Google Scholar

  • 35.

    Надкарни С., Девинский О. Психотропные эффекты противоэпилептических препаратов. Epilepsy Curr. 2005. 5 (5): 176–81.

    PubMed
    PubMed Central
    Статья

    Google Scholar

  • 36.

    Каннер А.М., Балабанов А. Депрессия и эпилепсия: насколько они связаны? Неврология. 2002; 58 (8 доп. 5): S27–39.

    PubMed
    Статья

    Google Scholar

  • 37.

    Belayneh M. Удовлетворенность стационарным лечением и связанные с этим факторы ухода в специализированной больнице Felegehiwot, региональный штат Амхара, Северо-Западная Эфиопия. Global J Med Public Health. 2016; 5 (3): 1–13.

    Google Scholar

  • 38.

    Бейеро Т., Алем А., Кебеде Д., Шибире Т., Деста М., Дейесса Н. Психические расстройства среди полукочевой общины Борана в Южной Эфиопии.Мировая психиатрия. 2004; 3 (2): 110.

    PubMed
    PubMed Central

    Google Scholar

  • 39.

    Бойзенберг М., Орлей Дж. Х., Организация WH. Руководство пользователя по анкете для самооценки (SRQ. Женева: Всемирная организация здравоохранения; 1994.

    )
    Google Scholar

  • 40.

    Dhalla S, Kopec JA. Анкета CAGE для злоупотребления алкоголем: обзор исследований надежности и валидности.Clin Invest Med. 2007. 30 (1): 33–41.

    PubMed
    Статья
    PubMed Central

    Google Scholar

  • 41.

    Heatherton TF, Kozlowski LT, Frecker RC, Fagerstrom KO. Тест Fagerstrom на никотиновую зависимость: пересмотренный вариант опросника Fagerstrom Tolerance Questionnaire. Br J Addic. 1991. 86 (9): 1119–27.

    Артикул
    CAS

    Google Scholar

  • 42.

    Al-Qazaz HK, Hassali MA, Shafie AA, Sulaiman SA, Sundram S, Morisky DE.Шкала приверженности к лечению Мориски MMAS из восьми пунктов: перевод и проверка малазийской версии. Диабет Res Clin Pract. 2010. 90 (2): 216–21.

    PubMed
    PubMed Central
    Статья

    Google Scholar

  • 43.

    Абебе С.М., Берхан Ю., Ворку А. Барьеры на пути к приверженности лечению диабета в Северо-Западной Эфиопии. SpringerPlus. 2014; 3 (1): 195.

    PubMed
    PubMed Central
    Статья

    Google Scholar

  • 44.

    Abebe SM, Berhane Y, Worku A, Alemu S, Mesfin N. Уровень устойчивого гликемического контроля и связанные с ним факторы среди пациентов с сахарным диабетом в Эфиопии: поперечное исследование на базе больниц. Синдр диабета, метаболизма, ожирения, нацелен на Ther. 2015; 8: 65.

    Артикул

    Google Scholar

  • 45.

    de Oliveira-Filho AD, Morisky DE, Neves SJF, Costa FA, de Lyra DP. Шкала приверженности к лечению Мориски из 8 пунктов: проверка бразильско-португальской версии для взрослых с гипертонией.Res Soc Admin Pharm. 2014. 10 (3): 554–61.

    Артикул

    Google Scholar

  • 46.

    Абиола Т., Удофия О., Закари М. Психометрические свойства 3-пунктовой шкалы социальной поддержки Осло среди студентов-клинических студентов Университета Байеро в Кано, Нигерия. Malays J Psychiatry. 2013. 22 (2): 32–41.

    Google Scholar

  • 47.

    Хэнлон С., Медхин Г., Алем А., Арая М., Абдулахи А., Хьюз М. и др.Выявление распространенных перинатальных психических расстройств в Эфиопии: проверка анкеты самоотчета и Эдинбургской шкалы послеродовой депрессии. J влияет на Disord. 2008. 108 (3): 251–62.

    PubMed
    Статья
    PubMed Central

    Google Scholar

  • 48.

    Алем А. Распространенность психических расстройств в поликлинике специализированной лепрологической больницы. Аддис-Абеба, Эфиопия, 2002. Lepr Rev. 2004; 75: 367–75.

    PubMed
    PubMed Central

    Google Scholar

  • 49.

    Hanlon C, Medhin G, Selamu M, Breuer E, Worku B, Hailemariam M, et al. Действительность кратких скрининговых анкет для выявления депрессии в первичной медико-санитарной помощи в Эфиопии. J влияет на Disord. 2015; 186: 32–9.

    PubMed
    Статья
    PubMed Central

    Google Scholar

  • 50.

    Бедассо К., Бедасо А., Фейера Ф, Гебейеху А., Йоханнис З. Распространенность общих психических расстройств и связанных с ними факторов среди людей с глаукомой, посещающих амбулаторную клинику при специализированной больнице Менелик II, Аддис-Абеба, Эфиопия.PLoS One. 2016; 11 (9): e0161442.

    PubMed
    PubMed Central
    Статья
    CAS

    Google Scholar

  • 51.

    Амбав Ф., Мейстон Р., Хэнлон С., Алем А. Депрессия среди больных туберкулезом: детерминанты, течение и влияние на пути к уходу и результаты лечения в учреждениях первичной медико-санитарной помощи в южной Эфиопии — протокол исследования. BMJ Open. 2015; 5 (7): e007653 (Epub 2015/07/15) .

    PubMed
    PubMed Central
    Статья

    Google Scholar

  • 52.

    Керебих Х., Собока М. Распространенность общих психических расстройств и связанных с ними факторов среди жителей города Джимма, юго-запад Эфиопии. Население. 2016; 8: 6–8.

    Google Scholar

  • 53.

    Хундума Г., Гирма М., Дигаффе Т., Велдегебреал Ф., Тола А. Распространенность и детерминанты распространенных психических заболеваний среди взрослых жителей регионального штата Харари, Восточная Эфиопия. Пан Афр Мед Дж. 2017; 28: 262 Epub 2018/06/09 .

    PubMed
    PubMed Central
    Статья

    Google Scholar

  • 54.

    Habtamu K, Minaye A, Zeleke WA. Распространенность и связанные с этим факторы общих психических расстройств среди эфиопских мигрантов, возвращающихся с Ближнего Востока и Южной Африки. BMC Psychiatry. 2017; 17 (1): 144 (Epub 2017/04/20) .

    PubMed
    PubMed Central
    Статья

    Google Scholar

  • 55.

    Ewing JA. Выявление алкоголизма: опросник CAGE. ДЖАМА. 1984. 252 (14): 1905–1907.

    PubMed
    Статья
    CAS
    PubMed Central

    Google Scholar

  • 56.

    Собока М., Гудина Е.К., Тесфай М. Психологическая заболеваемость и употребление психоактивных веществ среди пациентов с артериальной гипертензией: поперечное исследование на базе больниц в Юго-Западной Эфиопии. Int J Mental Health Syst. 2017; 11 (1): 5.

    Артикул

    Google Scholar

  • 57.

    Салелью Э., Дубе Л., Абер М. Суицидальное поведение среди людей с психическими заболеваниями в психиатрической клинике педагогической больницы Университета Джиммы, Юго-Западная Эфиопия. Качественная первичная помощь.2016; 24 (6): 246–55.

    Google Scholar

  • 58.

    Алем А., Кебеде Д., Каллгрен Г. Эпидемиология проблемного употребления алкоголя в Бутаджире, Эфиопия. Acta Psychiatrica Scand. 1999; 100 (S397): 77–83.

    Артикул

    Google Scholar

  • 59.

    Кебеде Д., Алем А. Эпидемиология алкогольной зависимости и проблемного употребления алкоголя в Аддис-Абебе, Эфиопия. Acta Psychiatrica Scand. 1999; 100 (S397): 30–4.

    Артикул

    Google Scholar

  • 60.

    Дэвис С., Хейман И., Гудман Р. Исследование проблем психического здоровья у детей с эпилепсией. Dev Med Child Neurol. 2003. 45 (5): 292–5.

    PubMed
    Статья
    PubMed Central

    Google Scholar

  • 61.

    Грэм П., Раттер М. Органическая дисфункция мозга и детское психическое расстройство. Br Med J. 1968; 3 (5620): 695–700.

    PubMed
    PubMed Central
    Статья
    CAS

    Google Scholar

  • 62.

    Stefansson SB, Olafsson E, Hauser WA. Психиатрическая заболеваемость при эпилепсии: случай-контролируемое исследование взрослых, получающих пособия по инвалидности. J Neurol Neurosurg Psychiatry. 1998. 64 (2): 238–41.

    PubMed
    PubMed Central
    Статья
    CAS

    Google Scholar

  • 63.

    Тегегне М.Т., Мосси ТБ, Пробудившийся А.А., Ассай А.М., Гебри Б.Т., Эшету Д.А.Депрессия и тревожное расстройство у эпилептиков в специализированной психиатрической больнице Амануэль, Аддис-Абеба, Эфиопия. BMC психиатрия. 2015; 15 (1): 210.

    PubMed
    PubMed Central
    Статья
    CAS

    Google Scholar

  • 64.

    Bragatti JA, Torres CM, Londero RG, Assmann JB, Fontana V, Martin KC, et al. Распространенность сопутствующих психических заболеваний при височной эпилепсии: ценность структурированных психиатрических интервью. Эпилептические расстройства.2010. 12 (4): 283–91.

    PubMed
    PubMed Central

    Google Scholar

  • 65.

    Victoroff JI, Benson DF, Grafton ST, Engel J, Mazziotta JC. Депрессия при сложных парциальных припадках, электроэнцефалография и церебральные метаболические корреляты. Arch Neurol. 1994. 51 (2): 155–63.

    PubMed
    Статья
    CAS
    PubMed Central

    Google Scholar

  • 66.

    Strine TW, Kobau R, Chapman DP, Thurman DJ, Price P, Balluz LS.Психологические расстройства, сопутствующие заболевания и поведение в отношении здоровья среди взрослых в США, страдающих судорогами: результаты национального опроса по вопросам здоровья в 2002 году. Эпилепсия. 2005. 46 (7): 1133–113.

    PubMed
    Статья
    PubMed Central

    Google Scholar

  • 67.

    Кобау Р., Гиллиам Ф., Турман Д. Распространенность самооценки эпилепсии или судорожного расстройства и ее связи с самооценкой депрессии и тревожности: результаты исследования Healthstyles Survey 2004 года.Эпилепсия. 2006. 47 (11): 1915–21.

    PubMed
    Статья
    PubMed Central

    Google Scholar

  • 68.

    Эдех Дж., Тоун Б. Взаимосвязь между интериктальной психопатологией и типом эпилепсии: результаты опроса в общей практике. Br J Psychiatry. 1987. 151 (1): 95–101.

    PubMed
    Статья
    CAS
    PubMed Central

    Google Scholar

  • 69.

    Perini G, Tosin C, Carraro C, Bernasconi G, Canevini M, Canger R, et al.Межприступные расстройства настроения и личности при височной эпилепсии и ювенильной миоклонической эпилепсии. J Neurol Neurosurg Psychiatry. 1996. 61 (6): 601–5.

    PubMed
    PubMed Central
    Статья
    CAS

    Google Scholar

  • 70.

    Гольдштейн М.А., Харден КЛ. Эпилепсия и беспокойство. Эпилепсия. 2000. 1 (4): 228–34.

    PubMed
    Статья

    Google Scholar

  • 71.

    Васкес Б., Девинский О.Эпилепсия и беспокойство. Эпилепсия. 2003; 4: 20–5.

    Артикул

    Google Scholar

  • 72.

    Марш Л., Рао В. Психиатрические осложнения у пациентов с эпилепсией: обзор. Epilepsy Res. 2002. 49 (1): 11–33.

    PubMed
    Статья

    Google Scholar

  • 73.

    Forsgren L. Распространенность эпилепсии у взрослых в северной Швеции. Эпилепсия. 1992. 33 (3): 450–8.

    PubMed
    Статья
    CAS

    Google Scholar

  • 74.

    Mensah SA, Beavis JM, Thapar AK, Kerr M. Наличие и клинические последствия депрессии в популяции взрослых с эпилепсией. Эпилепсия. 2006; 8 (1): 213–9.

    PubMed
    Статья

    Google Scholar

  • 75.

    Понд Д., Бидуэлл Б. Обзор эпилепсии в четырнадцати общих практиках: социальные и психологические аспекты. Эпилепсия. 1959; 1 (1–5): 285–99.

    Артикул

    Google Scholar

  • 76.

    Адевуя АО, Ола Б.А. Распространенность и факторы риска тревожных и депрессивных расстройств у нигерийских подростков с эпилепсией. Эпилепсия. 2005. 6 (3): 342–7.

    PubMed
    Статья

    Google Scholar

  • 77.

    Pulsipher DT, Seidenberg M, Jones J, Hermann B. Качество жизни и сопутствующие медицинские и психиатрические состояния при височной эпилепсии. Эпилепсия. 2006; 9 (3): 510–4.

    PubMed
    Статья

    Google Scholar

  • 78.

    Briones TL, Woods J. Хроническое запойное употребление алкоголя в подростковом возрасте вызывает симптомы депрессии, возможно, опосредованные влиянием BDNF на нейрогенез. Неврология. 2013; 254: 324–34.

    PubMed
    PubMed Central
    Статья
    CAS

    Google Scholar

  • 79.

    Кендлер К.С., Хит А.С., Нил М.К., Кесслер Р.К., Ивз Л.Дж. Алкоголизм и большая депрессия у женщин: двойное исследование причин коморбидности. Arch Gen Psychiatry.1993. 50 (9): 690–8.

    PubMed
    Статья
    CAS

    Google Scholar

  • 80.

    Boden JM, Fergusson DM. Алкоголь и депрессия. Зависимость. 2011; 106 (5): 906–14.

    PubMed
    Статья
    PubMed Central

    Google Scholar

  • 81.

    Браиловски С., Гарсия О. Этанол, ГАМК и эпилепсия. Arch Med Res. 1999; 30 (1): 3–9.

    PubMed
    Статья
    CAS
    PubMed Central

    Google Scholar

  • 82.

    Hillbom M, Pieninkeroinen I, Leone M. Судорожные припадки у пациентов с алкогольной зависимостью. Препараты ЦНС. 2003. 17 (14): 1013–30.

    PubMed
    Статья
    CAS
    PubMed Central

    Google Scholar

  • 83.

    Шафларски М. Социальные детерминанты здоровья при эпилепсии. Эпилепсия. 2014; 41: 283–9.

    PubMed
    Статья
    PubMed Central

    Google Scholar

  • 84.

    Ховинга КА, Асато М.Р., Манджунатх Р., Велес Дж. У., Фелпс С. Дж., Шет Р. Д. и др.Связь несоблюдения режима приема противоэпилептических препаратов и судорог, качество жизни и продуктивность: обследование больных эпилепсией и врачей. Эпилепсия. 2008. 13 (2): 316–22.

    PubMed
    Статья
    PubMed Central

    Google Scholar

  • 85.

    Джексон М., Теркингтон Д. Депрессия и тревога при эпилепсии. J Neurol Neurosurg Psychiatry. 2005; 76 (приложение 1): i45–7.

    PubMed
    PubMed Central
    Статья

    Google Scholar

  • 86.

    Редди П. Распространенность депрессии среди больных эпилепсией. Indian J Appl Res. 2012; 4 (1): 424–7.

    Google Scholar

  • 87.

    Grabowska-Grzyb A, Jędrzejczak J, Nagańska E, Fiszer U. Факторы риска депрессии у пациентов с эпилепсией. Эпилепсия. 2006; 8 (2): 411–7.

    PubMed
    Статья
    PubMed Central

    Google Scholar

  • 88.

    Кендлер К.С., Нил М.К., Маклин К.Дж., Хит А.С., Ивз Л.Дж., Кесслер Р.К.Курение и большая депрессия: причинно-следственный анализ. Arch Gen Psychiatry. 1993. 50 (1): 36–43.

    PubMed
    Статья
    CAS
    PubMed Central

    Google Scholar

  • 89.

    Лассер К., Бойд Дж. У., Вулхандлер С., Гиммельштейн Д. Ю., Маккормик Д., Бор Д. Курение и психические заболевания: исследование распространенности среди населения. ДЖАМА. 2000. 284 (20): 2606–10.

    PubMed
    Статья
    CAS
    PubMed Central

    Google Scholar

  • 90.

    Dworetzky BA, Bromfield EB, Townsend MK, Kang JH. Проспективное исследование курения, кофеина и алкоголя как факторов риска судорог или эпилепсии у молодых взрослых женщин: данные исследования здоровья медсестер II. Эпилепсия. 2010. 51 (2): 198–205.

    PubMed
    Статья
    CAS
    PubMed Central

    Google Scholar

  • Эпилепсия — симптомы и причины

    Обзор

    Эпилепсия — это заболевание центральной нервной системы (неврологическое), при котором активность мозга становится ненормальной, вызывая судороги или периоды необычного поведения, ощущений, а иногда и потери сознания.

    Эпилепсия может развиться у любого. Эпилепсия поражает как мужчин, так и женщин всех рас, этнических групп и возрастов.

    Симптомы припадка могут сильно различаться. Некоторые люди с эпилепсией просто тупо смотрят в течение нескольких секунд во время припадка, в то время как другие постоянно подергивают руками или ногами. Единственный припадок не означает, что у вас эпилепсия. Для постановки диагноза эпилепсии обычно требуется не менее двух неспровоцированных припадков.

    Лечение с помощью лекарств или иногда хирургическое вмешательство может контролировать приступы у большинства людей с эпилепсией.Некоторым людям требуется пожизненное лечение для контроля приступов, но у других приступы со временем проходят. Некоторые дети, страдающие эпилепсией, с возрастом могут перерасти это заболевание.

    Лечение эпилепсии в клинике Mayo

    Продукты и услуги

    Показать другие товары от Mayo Clinic

    Симптомы

    Поскольку эпилепсия вызвана аномальной активностью мозга, судороги могут повлиять на любой процесс, координируемый вашим мозгом.Признаки и симптомы припадка могут включать:

    • Временное замешательство
    • Заклинание пристального взгляда
    • Неконтролируемые подергивания рук и ног
    • Потеря сознания или осознания
    • Психические симптомы, такие как страх, тревога или дежавю

    Симптомы зависят от типа припадка. В большинстве случаев у человека, страдающего эпилепсией, каждый раз будет один и тот же тип приступа, поэтому симптомы будут одинаковыми от эпизода к эпизоду.

    Врачи обычно классифицируют приступы как фокальные или генерализованные в зависимости от того, как начинается аномальная мозговая активность.

    Фокальные припадки

    Когда судороги возникают в результате аномальной активности только в одной области мозга, они называются фокальными (частичными) припадками. Эти изъятия делятся на две категории:

    • Очаговые приступы без потери сознания. Эти припадки, которые когда-то назывались простыми парциальными припадками, не вызывают потери сознания.Они могут изменить эмоции или изменить внешний вид, запах, ощущение, вкус или звук вещей. Они также могут привести к непроизвольному подергиванию части тела, например, руки или ноги, и спонтанным сенсорным симптомам, таким как покалывание, головокружение и мигание света.
    • Фокусные припадки с нарушением сознания. Эти припадки, которые называются комплексными парциальными припадками, включают изменение или потерю сознания или осведомленности. Во время сложного парциального припадка вы можете смотреть в пространство и не реагировать нормально на окружающую среду или выполнять повторяющиеся движения, такие как потирание рук, жевание, глотание или хождение по кругу.

    Симптомы фокальных припадков можно спутать с другими неврологическими расстройствами, такими как мигрень, нарколепсия или психические заболевания. Чтобы отличить эпилепсию от других заболеваний, необходимо тщательное обследование и тестирование.

    Генерализованные припадки

    Припадки, поражающие все области мозга, называются генерализованными припадками. Существует шесть типов генерализованных приступов.

    • Приступы при отсутствии. Абсансные припадки, ранее известные как малые припадки, часто возникают у детей и характеризуются взглядом в пространство или легкими движениями тела, такими как моргание глаз или чмокание губами.Эти приступы могут происходить группами и вызывать кратковременную потерю сознания.
    • Приступы тонические. Тонические приступы вызывают скованность мышц. Эти припадки обычно поражают мышцы спины, рук и ног и могут привести к падению на землю.
    • Атонические припадки. Атонические припадки, также известные как приступы падения, вызывают потерю мышечного контроля, что может привести к внезапному обмороку или падению.
    • Клонические припадки. Клонические приступы связаны с повторяющимися или ритмичными подергивающими мышечными движениями.Эти припадки обычно поражают шею, лицо и руки.
    • Миоклонические припадки. Миоклонические припадки обычно проявляются в виде внезапных коротких рывков или подергиваний рук и ног.
    • Тонико-клонические приступы. Тонико-клонические припадки, ранее известные как grand mal припадки, являются наиболее драматическим типом эпилептических припадков и могут вызвать резкую потерю сознания, окоченение и тряску тела, а иногда и потерю контроля над мочевым пузырем или прикусывание языка.

    Когда обращаться к врачу

    Немедленно обратитесь за медицинской помощью в следующих случаях:

    • Захват длится более пяти минут.
    • Дыхание или сознание не возвращаются после прекращения припадка.
    • Сразу следует второй захват.
    • У вас высокая температура.
    • Вы испытываете тепловое истощение.
    • Вы беременны.
    • У вас диабет.
    • Вы получили травму во время припадка.

    Если у вас впервые случился припадок, обратитесь за медицинской помощью.

    Получите самую свежую помощь и советы по эпилепсии от клиники Мэйо, доставленные на ваш почтовый ящик.

    Подпишитесь бесплатно и получайте самую свежую информацию о лечении, уходе и лечении эпилепсии.

    Я бы хотел узнать больше о:

    Подписаться

    Узнайте больше об использовании данных Mayo Clinic.

    Чтобы предоставить вам наиболее актуальную и полезную информацию и понять, какая информация полезна, мы можем объединить вашу электронную почту и информацию об использовании веб-сайта с другой имеющейся у нас информацией о вас. Если вы являетесь пациентом клиники Майо, это может включать защищенную медицинскую информацию.Если мы объединим эту информацию с вашей защищенной медицинской информацией, мы будем рассматривать всю эту информацию как защищенную медицинскую информацию и будем использовать или раскрывать эту информацию только в соответствии с нашим уведомлением о политике конфиденциальности. Вы можете отказаться от рассылки по электронной почте в любое время, щелкнув ссылку для отказа от подписки в электронном письме.

    Спасибо за подписку

    Вскоре вы получите первое электронное сообщение об эпилепсии. Это сообщение будет включать в себя последние варианты лечения, инновации и другую информацию от наших экспертов по эпилепсии.

    Вы можете отказаться от получения этих писем в любое время, щелкнув ссылку для отказа от подписки в письме.

    Извините, что-то пошло не так с вашей подпиской

    Повторите попытку через пару минут

    Повторить

    Причины

    Причина эпилепсии не может быть идентифицирована примерно у половины людей с этим заболеванием.В другой половине состояние может быть связано с различными факторами, в том числе:

    • Генетическое влияние. Некоторые типы эпилепсии, которые классифицируются по типу припадка, который вы испытываете, или пораженной части мозга, передаются по наследству. В этих случаях вполне вероятно генетическое влияние.

      Исследователи связали некоторые типы эпилепсии с определенными генами, но для большинства людей гены являются лишь частью причины эпилепсии. Определенные гены могут сделать человека более чувствительным к условиям окружающей среды, вызывающим судороги.

    • Травма головы. Травма головы в результате автомобильной аварии или другой травмы может вызвать эпилепсию.
    • Заболевания мозга. Заболевания головного мозга, вызывающие его повреждение, например опухоли мозга или инсульты, могут вызывать эпилепсию. Инсульт является основной причиной эпилепсии у взрослых старше 35 лет.
    • Инфекционные болезни. Инфекционные заболевания, такие как менингит, СПИД и вирусный энцефалит, могут вызывать эпилепсию.
    • Пренатальная травма. До рождения младенцы чувствительны к повреждению головного мозга, которое может быть вызвано несколькими факторами, такими как инфекция матери, плохое питание или недостаток кислорода. Это повреждение головного мозга может привести к эпилепсии или церебральному параличу.
    • Расстройства развития. Эпилепсия иногда может быть связана с нарушениями развития, такими как аутизм и нейрофиброматоз.

    Факторы риска

    Определенные факторы могут увеличить риск эпилепсии:

    • Возраст. Начало эпилепсии чаще всего встречается у детей и пожилых людей, но это состояние может возникнуть в любом возрасте.
    • Семейная история. Если у вас есть семейная история эпилепсии, у вас может быть повышенный риск развития судорожного расстройства.
    • Травмы головы. Травмы головы являются причиной некоторых случаев эпилепсии. Вы можете снизить риск, пристегнув ремень безопасности во время езды в автомобиле и надев шлем во время езды на велосипеде, лыжах, мотоцикле или других видов деятельности с высоким риском травмы головы.
    • Инсульт и другие сосудистые заболевания. Инсульт и другие заболевания кровеносных сосудов (сосудов) могут привести к повреждению головного мозга, которое может вызвать эпилепсию. Вы можете предпринять ряд шагов, чтобы снизить риск этих заболеваний, включая ограничение употребления алкоголя и отказ от сигарет, здоровое питание и регулярные физические упражнения.
    • Деменция. Деменция может увеличить риск эпилепсии у пожилых людей.
    • Инфекции головного мозга. Инфекции, такие как менингит, вызывающий воспаление в головном или спинном мозге, могут повысить ваш риск.
    • Судороги в детском возрасте. Высокая температура в детстве иногда может быть связана с судорогами. У детей, страдающих судорогами из-за высокой температуры, обычно не развивается эпилепсия. Риск эпилепсии увеличивается, если у ребенка длительный приступ, другое заболевание нервной системы или семейная история эпилепсии.

    Осложнения

    Судорожный припадок в определенное время может привести к опасным для вас или окружающих обстоятельствах.

    • Падение. Если вы упадете во время припадка, вы можете поранить голову или сломать кость.
    • Утопление. Если у вас эпилепсия, у вас в 15-19 раз больше шансов утонуть во время плавания или купания, чем у остального населения, из-за возможности приступа в воде.
    • Автомобильные аварии. Припадок, который вызывает потерю сознания или контроля, может быть опасным, если вы ведете машину или используете другое оборудование.

      Во многих штатах есть ограничения на водительские права, связанные со способностью водителя контролировать припадки, и устанавливают минимальный период времени, в течение которого у водителя не должно быть припадков, от месяцев до лет, прежде чем ему будет разрешено управлять автомобилем.

    • Осложнения беременности. Судороги во время беременности представляют опасность как для матери, так и для ребенка, а некоторые противоэпилептические препараты повышают риск врожденных дефектов. Если у вас эпилепсия и вы собираетесь забеременеть, проконсультируйтесь с врачом при планировании беременности.

      Большинство женщин, страдающих эпилепсией, могут забеременеть и иметь здоровых детей. Вам нужно будет тщательно наблюдать на протяжении всей беременности, и, возможно, потребуется скорректировать прием лекарств.Очень важно, чтобы вы вместе с врачом спланировали беременность.

    • Проблемы эмоционального здоровья. Люди с эпилепсией чаще имеют психологические проблемы, особенно депрессию, тревогу и суицидальные мысли и поведение. Проблемы могут быть результатом трудностей, связанных с самим заболеванием, а также побочных эффектов лекарств.

    Другие опасные для жизни осложнения эпилепсии встречаются редко, но могут случиться, например:

    • Эпилептический статус. Это состояние возникает, если вы находитесь в состоянии непрерывных припадков, продолжающихся более пяти минут, или если у вас частые повторяющиеся припадки, не приходящие в полное сознание в промежутках между ними. Люди с эпилептическим статусом имеют повышенный риск необратимого повреждения мозга и смерти.

    • Внезапная неожиданная смерть при эпилепсии (SUDEP). Люди с эпилепсией также имеют небольшой риск внезапной неожиданной смерти. Причина неизвестна, но некоторые исследования показывают, что это может быть связано с сердечными или респираторными заболеваниями.

      Люди с частыми тонико-клоническими припадками или люди, у которых припадки не контролируются лекарствами, могут иметь более высокий риск SUDEP . В целом, около 1 процента людей с эпилепсией умирают от SUDEP .

    Пациенты с шизофренией и эпилепсией умирают очень рано — ScienceDaily

    Пациенты, страдающие шизофренией и эпилепсией, особенно уязвимы.В ходе исследования исследователи наблюдали за более чем 1,5 млн. людей и классифицировали их в зависимости от того, были ли у них диагностированы эпилепсия, шизофрения или сочетание эпилепсии и шизофрении в их двадцать пять лет.

    «Был чрезвычайно высокий уровень смертности среди людей с этими расстройствами, особенно среди тех, кто страдает сочетанием эпилепсии и шизофрении. Более 25 процентов из них умирают в возрасте от 25 до 50 лет», — говорит Якоб Кристенсен, один из исследователей, стоящих за исследованием.

    Он является доцентом и доктором медицинских наук кафедры клинической медицины Орхусского университета и консультантом кафедры неврологии больницы Орхусского университета. Он также является участником национального психиатрического проекта iPSYCH и эпилептического проекта EpiPsych, который проводит исследования взаимосвязи между эпилепсией и психическими расстройствами.

    Пациенты падают между двумя стульями

    Исследователи надеются, что эти результаты повысят осведомленность о трудностях жизни с эпилепсией и шизофренией.

    «Результаты действительно предназначены для того, чтобы помочь специалистам в области здравоохранения разработать новые рабочие процессы, чтобы эта группа пациентов могла получить правильное лечение. Из предыдущих исследований мы уже знаем, что эта группа пациентов умирает от широкого спектра заболеваний, связанных с образом жизни, и что некоторые из них можно предотвратить », — говорит Якоб Кристенсен и продолжает:

    «При нынешних обстоятельствах эта группа пациентов может легко упасть между двух стульев и в конечном итоге будет отправлена ​​туда и обратно между разными медицинскими специалистами или между больницами и их терапевтом.Похоже, что люди, страдающие эпилепсией и шизофренией, особенно уязвимы — и, безусловно, есть возможности для улучшения того, как система здравоохранения обращается с ними и их лечением ».

    Исследования выявили четкую связь между эпилепсией и психическими расстройствами, включая депрессию, тревогу, шизофрению и психоз. Датское исследование, например, показали, что у людей с эпилепсией риск развития шизофрении в два с половиной раза выше, чем у людей без эпилепсии.

    Исследование

    Среди участников исследования 18 943 человека были диагностированы с эпилепсией, 10 208 — с шизофренией и 471 — с эпилепсией и шизофренией до того, как им исполнилось двадцать пять лет. Смертность для этих субъектов в возрасте пятидесяти лет составила 3,1% для людей, не страдающих эпилепсией и шизофренией; 10,7% для людей с эпилепсией; 17,4% для больных шизофренией; и 27,2% для людей с эпилепсией и шизофренией.

    Справочная информация о результатах:

    Исследование представляет собой общенациональное популяционное когортное исследование людей, родившихся в Дании в период с 1960 по 1987 год, которые проживали в Дании в день своего 25-летия.

    Исследование является результатом сотрудничества Национального центра исследований на основе регистров, Департамента экономики и экономики бизнеса Орхусского университета, Исследовательского отдела общей практики и Департамента клинической медицины Орхусского университета, а также Департамента неврологии Орхусского университета. Университетская больница.

    Исследование финансировалось Фондом Лундбек, Фондом Ново Нордиск, Орхусским университетом и Центральным регионом Дании.

    Конфликт интересов: Якоб Кристенсен получил вознаграждение за работу в качестве научного советника в UCB Nordic и Eisai AB, а также гонорары за лекции от UCB Nordic и Eisai AB, а также финансирование поездок от UCB Nordic. Якоб Кристенсен также участвует в других исследованиях с участием компаний: Pfizer, Novartis, Eisai AB и Sage Therapeutics.Inc.

    История Источник:

    Материалы предоставлены Орхусским университетом . Примечание. Содержимое можно редактировать по стилю и длине.

    .

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *