Успокаивающие препараты для детей: Успокоительные средства для детей купить, заказать онлайн с низкой ценой на все лекарства и медикаменты. Всегда лучшие цены на Успокоительные средства для детей в интернет

Содержание

Как не кричать на детей

  • Катерина Городничая
  • Для ВВС Украина

Автор фото, Kateryna Gorodnycha

Підпис до фото,

Со своим сыном я с пеленок разговаривала, как с равным себе по возрасту и интеллекту

Когда я была маленькой, очень любила рассказы мамы о ее детстве. Мне нравился, пожалуй, сам процесс, потому что, став взрослее, я вспоминаю, о чем она рассказывала, и становится жутко.

Основными темами ее историй были преступления и наказания. То есть какой-то детский проступок, и как бабушка Федора за это отшлёпала маленькую Галю. При этом мама рассказывала о бабушке с любовью, без обиды. Но меня не отпускает ощущение, что именно эти болезненные и шокирующие моменты и являются единственными воспоминаниями моей мамы о бабушке после того, как ее не стало.

Меня уже не били, но, как и на многих детей, кричали и пресекали словами «потому, что я так сказала».

Со своим сыном я с пеленок разговаривала, как с равным себе по возрасту и интеллекту. Даже когда он не различал «дай» и «на». У меня нет категорических запретов, я всегда стараюсь объяснить, почему «нет». Так было даже тогда, когда подобные «диалоги» были игрой в одни ворота, и я производила впечатление сумасшедшей, которая разговаривает сама с собой. Впрочем, я не пытаюсь хвастаться: способность не кричать на ребенка не является встроенной опцией.

Если вы мама обычного здорового ребенка, вы точно воспринимаете фразу «я благодарна вселенной за особенного ребенка», как ерунду, как что-то, с помощью чего мамы детей с отклонениями от нормы пытаются поддержать себя морально, как некий аутотренинг.

Я вам так скажу: на начальном этапе борьбы за «обычность» такие мамы вообще воспринимают эту конструкцию как издевательство. И я так же воспринимала. И только со временем, анализируя все произошедшие со мной метаморфозы, могу честно сказать: если бы мне не довелось сражаться с ветряными мельницами, Дон-Кихот из меня не получился бы.

Автор фото, Kateryna Gorodnycha

Підпис до фото,

Я — неуравновешенная и нервная, я — тщеславная и авторитарная. Мой сын мог «получить» доминирующую маму, которой не хватает времени на долгие беседы, зато есть внутреннее желание контролировать и опекать

Я — неуравновешенная и нервная, я — тщеславная и авторитарная. Мой сын мог «получить» доминирующую маму, которой не хватает времени на долгие беседы, зато есть внутреннее желание контролировать и опекать. Итак, если представить эту схему несколько художественно, то ребенок нашел способ, как нейтрализовать опасную маму: не понимать ее и не разговаривать с ней, придумать свой режим и завести свои правила существования.

С раннего детства он пользовался моим уважением за то, что никогда не плакал без дела. То есть, если слезы, то уж точно очень больно, или что-то очень надо. Была единственная манипуляция слезами: стоило повысить голос, у ребенка начинал трястись подбородок, он готов был организовать «плач Ярославны».

Учитывая то, что особенный ребенок всегда и при любых обстоятельствах вызывает более сильное чувство жалости, уже на первых секундах такой реакции ты ненавидишь себя за это. Кроме того, ты представляешь, сколько вреда его нервным клеткам ты сейчас наносишь. Ты считаешь, сколько занятий пойдет прахом из-за твоего минутного крика, сколько денег на специалистов и лекарства ты потратишь вместе с децибелами.

У одной моей подруги две замечательные дочери. У них нет неврологических проблем, они обычные жизнерадостные дети, и родители их очень любят. Но мама — издерганная работой и жизнью. На днях она рассказала мне, что у старшей началось заикание. Срочный поход к специалистам завершился долгим и подробным рецептом лечения. Там был целый список для аптеки. Для мамы. Успокоительных. Потому что не надо кричать на детей.

В моей ситуации я пришла к этому выводу сама. Да. Для того, чтобы у моего сына не дергались глаза и был постоянный прогресс, я пью настоящие успокоительные. Курсами. Да, без лекарств я не справляюсь. Если бы я умела не кричать и не срываться без успокоительных, то я была бы другим человеком. Это и есть мой секрет «ответственного родителя».

Когда-то в одной женской компании, обсуждая свое детство и детство наших мам и бабушек, мы вывели некую отнюдь не научную, но теорию. Она основана на очень малой выборке, но в нашем кругу была стопроцентным фактом. В наших семьях с каждым поколением назад к детям относились все хуже. Мой сын наверняка сможет мне предъявить что-то наподобие «не заметила», «не уделила внимания». Я могу вспомнить много эпизодов неконтролируемого родительского гнева и криков. А уже моя мама — побоев. Во времена детства моей бабушки, кажется, детей даже не считали.

Возможности применения успокаивающих средств в педиатрической практике | Русая В.В., Воробьева О.В.

Рассмотрены возможности применения успокаивающих средств в педиатрической практике

    Волнение, тревога – состояния, хорошо знакомые каждому человеку с детства. Физиологическая тревога – это сигнал об угрожающих изменениях в организме или внешнем мире. Ее предназначение – адаптация, мобилизация всех сил организма для быстрого изменения поведения и приспособления к изменившимся условиям существования. Это важная охранительная система, которая учит ребенка осторожности. Иногда сознание ребенка не замечает признаков опасности, но подсознательно организм сигналы опасности ловит и запускает физиологическую перестройку. Если ребенок это замечает и делает нужные выводы, переживание тревоги оказывается уместным и полезным. Физиологическая тревога – универсальный поведенческий паттерн, имеющий эволюционно-адаптивные функции.
    В отличие от физиологической тревоги патологическая тревога не несет в себе адаптивного ресурса, а напротив, чрезвычайно нарушает обыденное функционирование. Мальадаптивный тревожный поведенческий паттерн широко варьирует по интенсивности, длительности персистирования, ситуационным триггерам, тяжести последствий. Каким образом формируется патологическое тревожное расстройство? Генетические исследования показали, бесспорно, высокую семейную представленность тревожных расстройств. Наиболее устоявшийся взгляд следующий – патологическая тревога имеет биологическую генетическую основу, но при этом жестко связана с внешними факторами (уровень, новизна, значимость стресса; социальная поддержка; социокультуральные аспекты; стиль воспитания и др.) [1]. Данные о влиянии средовых факторов в детстве позволяют предположить важность опыта, приобретаемого внутри семьи, поскольку именно этот опыт во многом определяет стиль поведения в будущем. Детские психогении и/или особенности воспитания могут формировать патологический (тревожный) стиль реагирования на ситуации, угрожающие разлукой. Например, почти каждый пятый взрослый пациент, имеющий очерченное тревожное расстройство, в детстве имел плохую адаптацию к школе, испытывал страх посещения школы, отказывался от посещения школы (разновидность тревоги разлучения). Тревога раннего разлучения рассматривается в числе важных факторов формирования тревожных расстройств в зрелом возрасте. Таким образом, патологическая тревога формируется как мультифакториальное заболевание, обусловленное полигенной генетической компонентой и средовыми воздействиями. Следовательно, зная о наибольшей уязвимости ребенка на определенных этапах развития и умело корректируя реакцию на биологические и психосоциальные стрессоры, можно предотвратить формирование дезадаптирующих психопатологических синдромов в будущем. 
    Согласно классическим работам Л.С. Выготского по когнитивному развитию ребенка, выделяют следующую возрастную периодизацию: кризис новорожденности – младенческий возраст (2 месяца – 1 год) – кризис 1 года – раннее детство (1–3 года) – кризис 3 лет – дошкольный возраст (3–7 лет) – кризис 7 лет – школьный возраст (8–12 лет) – кризис 13 лет – пубертатный возраст (14–17 лет) – кризис 17 лет. Эти переломные моменты рассматриваются как движущие силы психического развития ребенка. В разные возрастные периоды ребенок реагирует различным поведением на стрессоры. Принято выделять так называемые «возрастные» формы или уровни реагирования детей на стресс или заболевание, специфические для определенного возрастного этапа, потому что они напрямую связаны с онтогенетическим уровнем развития. В возрасте от 0 до 3 лет происходит формирование вегетативной нервной системы, поэтому главной реакцией ребенка на раздражители будут нарушения сна, аппетита, желудочно-кишечные расстройства. В возрасте 4–10 лет происходит интенсивное развитие моторной зоны коры головного мозга, поэтому проявлениями патологического воздействия будут гиперактивность, тики, заикание, повышенная возбудимость. В 7–12 лет особое место занимает развитие самосознания, формируются элементы социальных чувств, страхи, негативизм, агрессия, эти дети очень легко возбудимы. В 12–16 лет заканчивается созревание всех сенсорных систем, и вместе с тем большая эмоциональность, слабость самоконтроля, неумение сдерживать себя, резкость в поведении могут проявляться ипохондрией, дисморфофобией, нервной анорексией, реакциями протеста. Психическое развитие ребенка характеризуется сменой стабильных и кризисных стадий развития, и резкое изменение в поведении – так называемые аффективные вспышки (капризы, негативные переживания, конфликты с окружающими) являются типичной картиной кризисного периода.
    Возникновение нарушений поведения у детей часто совпадает с началом посещения организованных детских коллективов (детские сады, школы), когда дети испытывают существенные нагрузки на две значимые регуляторные системы организма – нервную и иммунную. Первая отвечает за социально-психическую адаптацию ребенка в коллективе, а вторая – за устойчивость детского организма к большому числу инфекций, с возбудителями которых ребенок сталкивается, попадая в группу детского сада или школьный класс. Известно, что тяжелые стрессовые воздействия так же, как и длительно протекающий стресс, вызывают подавление иммунной системы, что снижает резистентность организма и увеличивает частоту острых респираторных вирусных инфекций (ОРВИ) [2]. У ребенка, начинающего посещать организованный детский коллектив, нередко развивается психологический стресс, а постоянное отсутствие по причине частых ОРВИ, возможное отставание в школьной программе серьезно затрудняют адаптацию ребенка в коллективе. У школьников в этот момент падает работоспособность, ослабляется интерес к занятиям, снижается успеваемость. Несомненно, в большей степени это касается тех детей, которые впервые переступают порог детских учреждений, однако следует признать, что и для остальных детей начало учебного года в школе (особенно в младших классах) или возобновление посещения детского сада связано с определенной нагрузкой на регуляторные системы организма. Очень важным с методологической точки зрения является и тот факт, что срыв адаптации в одной из систем оказывает непосредственное отрицательное влияние на функционирование второй, замыкая патологический круг. Данные состояния чаще всего не требуют специфического лечения, достаточно наладить спокойную психологическую обстановку в семье, направленную на поддержку эмоционального состояния ребенка, но в некоторых случаях может потребоваться назначение успокаивающих препаратов короткими курсами. Таким образом, раннее выявление и своевременная коррекция эмоционально-поведенческих расстройств у детей будут способствовать предотвращению истощения двух значимых, как уже упоминалось, регуляторных систем организма – нервной и иммунной. При этом, если невозможно избежать избыточного повышения нагрузок на эти системы, необходимо обеспечить их фармакологическую поддержку.
    Наличие отягощающих факторов в пери- и постнатальные периоды (тяжело протекающая беременность, сильные токсикозы, тяжелые родовые травмы, инфекционные болезни ребенка в первые недели жизни) способствует возникновению поведенческих и эмоциональных расстройств в сочетании с выраженной вегетативной симптоматикой. Вегетативный дисбаланс, свидетельствующий о нарушении в работе центральных и периферических звеньев нервной системы, характеризуется сопутствующими функциональными расстройствами со стороны сердечно-сосудистой системы (функциональные нарушения ритма сердца, лабильная артериальная гипертензия), желудочно-кишечного тракта (диспепсия, запоры, диарея), органов дыхания (одышка) и других систем организма. Несмотря на то, что функциональные расстройства представляют собой нарушение регуляторной функции ЦНС и относятся к неврологической проблеме, роль педиатра в сопровождении таких детей чрезвычайно важна. Нужно помнить о том, что появление выраженной соматической симптоматики свидетельствует о поздней диагностике заболевания. Зачастую к неврологу обращаются дети уже с запущенными формами – длительно страдающие головными болями, а также дети с выраженными нарушениями поведения. Такие яркие манифестные клинические проявления трудно поддаются лечению. Поэтому на плечи педиатра ложится бремя распознавания функциональных расстройств и формирования нейросоматического диагноза. В таких случаях оправданно назначение препаратов, обладающих успокаивающим, вегетотропным и нейрометаболическим действием. 
    Успокаивающие средства, которые могут использоваться в педиатрической практике, представлены препаратами растительного и синтетического происхождения. Большинство из них имеют такие неприятные побочные эффекты, как заторможенность, расслабленность, сонливость, различные аллергические реакции. У препаратов ноотропного действия обратный эффект – возбуждение, повышенная активность, нарушение сна. В педиатрической практике следует отдавать предпочтение средствам без нежелательных побочных действий. С точки зрения баланса эффективности и безопасности интересен препарат Тенотен детский, который можно охарактеризовать как корректор поведения, регулирующий работу ЦНС и сочетающий в себе успокаивающее и адаптогенное действие. Препарат нормализует поведение ребенка: успокаивает, уменьшает расторможенность, раздражительность, плаксивость. В отличие от большинства успокаивающих препаратов Тенотен детский не вызывает седации, заторможенности и мышечной релаксации. Он безопасен даже при длительном приеме из-за отсутствия побочных эффектов и случайной передозировки. Тенотен детский может назначаться детям с сочетанной соматической патологией. Исследования подтверждают, что прием Тенотена детского способствует снижению повышенной гиперактивности у детей, подвижности и импульсивности, уменьшает проявления оппозиционного поведения.
    Изучение поведенческих реакций у детей в периоде адаптации к началу посещения детских образовательных учреждений проводилось Г.Я. Захаровой (Тюмень) [3]. Автором наблюдались дети, находящиеся в периодах возрастных кризисов (2,5–3,5 года и 7–8 лет), которые совпадают с изменением жизненного стереотипа: поступление в детский сад/школу, т. е. дети, наиболее уязвимые к расстройствам адаптации. У всех обследуемых выявлялись признаки гиперактивности, повышенной нервной возбудимости, раздражительности, плаксивости, сниженной способности к обучению и вегетативной дисфункции разной степени выраженности. На рисунках 1 и 2 представлена динамика основных поведенческих реакций у детей, получавших Тенотен детский и не получавших медикаментозную терапию (контрольная группа). 1-месячный курс Тенотена детского (по 1 таблетке 2 р./сут) способствовал улучшению настроения и сна, уменьшению раздражительности, страхов и расторможенности у детей, а также положительно повлиял на способность к обучению. В контрольной группе детей, не получавших лечения, положительная динамика практически не отмечалась или была выражена незначительно. 

    При различных инфекционных заболеваниях может страдать нервная система ребенка. Истощение функциональных возможностей органов и систем в результате перенесенного заболевания, утомление в течение длительного времени, которое не компенсируется восстановлением, могут привести к развитию астеновегетативного или психовегетативного синдрома. Данное состояние может возникнуть после перенесенных респираторных вирусных инфекций, гриппа, тяжелых форм бронхитов и пневмоний, острых средних отитов, тяжелых и осложненных форм инфекционного мононуклеоза, висцеральной формы ветряной оспы, протекающих с нейротоксикозом и везикулезными высыпаниями на внутренних органах. При этом у детей отмечаются психоэмоциональные расстройства, такие как повышенная раздражительность, капризность, тревожность, утомляемость, отвлекаемость, снижение памяти, нарушения сна; а также соматические проявления в виде головных болей, снижения аппетита, тошноты, рвоты, вздутия живота и др. Подобные астеновегетативные нарушения отрицательно влияют на процесс реконвалесценции у детей после перенесенных тяжелых инфекционных заболеваний, удлиняя этот период и ухудшая качество жизни пациентов. Применение Тенотена детского в течение 1 мес. (по 1 таблетке 3 р./сут) стабилизирует психоэмоциональное состояние детей: улучшает настроение, успокаивает, способствует снижению раздражительности и капризности, облегчает процессы обучения (запоминание, концентрацию внимания, усидчивость) и способствует более быстрому завершению периода восстановления (рис. 3) [4].

    Одним из крайних случаев проявлений нарушений поведения у детей является синдром гиперактивности и/или дефицита внимания (СДВГ), который в последнее время активно обсуждается в медицинских кругах. СДВГ у детей проявляется несвойственными для нормальных возрастных показателей двигательной гиперактивностью, дефектами концентрации внимания, отвлекаемостью, импульсивностью. Часто эти симптомы сопровождаются трудностями обучения, нарушениями поведения и сложностями во взаимоотношениях с окружающими. В основе формирования СДВГ лежат генетические механизмы и раннее органическое повреждение ЦНС, которые могут сочетаться друг с другом. Именно эти факторы определяют изменения со стороны ЦНС, приводя к нарушениям высших психических функций и поведения, соответствующим картине СДВГ. Как нейробиологическое расстройство СДВГ рассматривается с позиций задержки формирования связанных между собой мозговых структур, регулирующих процессы поведенческого торможения и самоконтроля. Механизмы патогенеза СДВГ полностью не раскрыты, но общепризнанным является представление о том, что они связаны с дисфункцией нейромедиаторных систем мозга, в частности дофаминергической и норадренергической, при этом основные нарушения происходят на уровне процессов синаптической передачи [5]. 
    Применение Тенотена детского при СДВГ у детей изучалось Н.Н. Заваденко [6]. Назначение Тенотена детского в дозировке 2 таблетки 2 р./сут в течение 12 нед. приводило к существенному уменьшению выраженности симптомов СДВГ по сравнению с таковой в группе плацебо. Было отмечено снижение гиперактивности на 41,9%, проявлений оппозиционного поведения – на 28,6% от исходных значений (результаты двойного слепого плацебо-контролируемого рандомизированного исследования) (рис. 4). Статистически значимая редукция симптомов по общему баллу шкалы оценки симптомов СДВГ у пациентов, получавших Тенотен детский, отмечалась уже через 4 нед. после начала лечения. В течение всего периода наблюдения отмечалась хорошая переносимость препарата, сравнимая с таковой при приеме плацебо. Тенотен детский безопасен при применении у пациентов с СДВГ, не вызывает нежелательных явлений, не влияет на показатели общего и биохимического анализов крови и мочи, что обеспечивает возможность длительного применения.  

    В ходе 2-месячного сравнительного исследования было отмечено преимущество Тенотена детского перед стандартной ноотропной терапией (пирацетам). Эффективность Тенотена детского оказалась выше, чем в группе контроля, по всем изучаемым параметрам (нарушение внимания, гиперактивность и импульсивность), что подтверждалось динамикой психометрических (шкала SNAP-IV) и психофизиологических показателей (TOVA-тест) (рис. 5). 

    Кроме того, в процессе монотерапии Тенотеном детским не было выявлено побочных эффектов или осложнений в виде заторможенности, дневной сонливости и вялости. Безусловно, Тенотен детский нельзя рассматривать как специфический препарат для лечения СДВГ, но он с успехом может использоваться для облегчения симптомов СДВГ. 
    Отдельно следует отметить возможность применения Тенотена детского в качестве успокаивающего средства для подготовки ребенка к проведению операционного вмешательства или стоматологических манипуляций. Состояние тревоги ожидания и страх у ребенка перед посещением врача – одна из значимых проблем, которая ухудшает контакт между врачом и пациентом и способствует снижению эффективности проводимой терапии. Наблюдаемая под влиянием Тенотена детского надежная корреляция эмоционального статуса пациентов помогает создать обстановку психологического комфорта для пациента-ребенка и врача, избежать осложнений в процессе лечения и после него. По балльной шкале MCDAS оценивалось поведение до лечения и после премедикации через 30 мин: 1 балл – позитивное поведение; 2 балла – нейтральное поведение; 3 балла – легкие признаки негативного поведения; 4 балла – средние признаки негативного поведения; 5 баллов – сильные признаки негативного поведения. Поведение ребенка оценивалось по выражению лица, речевой активности, скорости подхода и расположению в кресле, наличию двигательных реакций [7].
    Анализ показателей по шкале MCDAS выявил, что 80% детей испытывали напряжение, боязнь, страх, из них 15,6% имели легкую, 23,9% – умеренную, 60,4% – выраженную степень негативного поведения. Результаты исследования показали, что Тенотен детский и диазепам обладают выраженным анксиолитическим эффектом, и позволили сделать следующие практические рекомендации при лечении старших школьников в охранительном режиме. Детям старшей возрастной группы с высокой степенью боязни рекомендуется принимать Тенотен детский в дозе 2 табл. + 2 табл. (для рассасывания под язык) за 20–30 мин до начала лечения, а детям с умеренным уровнем страха рекомендуемая доза – 1 табл. + 1 табл. Тенотена детского. Комплексное обезболивание позволяет уменьшить дозу местного анестетика в 2 раза и может быть рекомендовано для широкого применения на детском амбулаторном стоматологическом приеме. 
    Применение препарата Тенотен детский у детей перед эндоскопической аденотомией и радиоволновой тимпаностомией уменьшает количество жалоб и улучшает психоэмоциональный статус. Тенотен детский, оказывая успокаивающее, противотревожное, стресс-протекторное действие, способствует более благоприятному течению послеоперационного периода и сокращает сроки пребывания детей в стационаре на 3–5 дней. Тенотен детский хорошо переносится и является препаратом выбора в предоперационной подготовке детей при хирургических вмешательствах [8].
    Таким образом, успокаивающий препарат Тенотен детский может применяться в педиатрической практике при:
    –  нарушениях поведения у детей и подростков с проявлениями чрезмерной подвижности, импульсивности, повышенной нервной возбудимости, вызванных особенностями темперамента или типами реагирования ЦНС;
    –  психоэмоциональных нарушениях, возникающих в кризисные возрастные периоды; 
    –  нарушениях адаптации у детей, вызванных привыканием к новому коллективу, повышенными школьными нагрузками;
    –  проявлениях астеновегетативного синдрома после перенесенных инфекционных заболеваний;
    –  с СДВГ для облегчения симптомов;
    –  с целью премедикации перед стоматологическим вмешательством или в предоперационной подготовке детей при хирургических вмешательствах.

.

Сонное царство | Remedium.ru

Крепкий сон – лучшее средство для укрепления здоровья и защиты нервной системы  малыша. Что может мешать ребенку заснуть и какие средства аптечного ассортимента можно рекомендовать родителям в таких случаях?

Нехватка сна вредна для всех детей: от новорожденных до старших школьников. Плохое самочувствие, общая утомляемость, нервозность, снижение работоспособности – самые распространенные последствия несоблюдения режима.

Мало или много?

Конечно, количество сна напрямую зависит от возраста. Новорожденные спят в среднем 18 часов в сутки, полугодовалые приблизительно 16 часов, дети в возрасте от года до трех лет – около 14 часов в сутки. Разумеется, это не значит, что ребенок должен проспать столько времени подряд: в это число входят и ночной сон, и дневной отдых.

Чем старше становится ребенок, тем меньше времени ему требуется: к 7 годам норма составляет 10 часов, в подростковом возрасте – 9 часов в сутки. Меняются и другие показатели. Например, для новорожденного ребенка просыпаться четыре раза за ночь – это нормально, при условии, что днем он «добирает» необходимые часы сна. Для маленьких детей, особенно находящихся на грудном вскармливании, частое пробуждение на «перекус» вполне естественно. Но когда так же часто, и особенно с плачем,  просыпается трехлетка – это уже повод обратиться к невропатологу-сомнологу.

Почему же он не спит?

Все колыбельные спеты, пожелания доброй ночи сказаны не один раз, а ребенок все не спит? Причин может быть много:


— Органические патологии нервной системы: в этом случае необходима консультация невролога.


— Дерматит, кожные раздражения или укусы насекомых (летом). В этом случае малыш может ерзать, теребить подгузник, чесать место, которое беспокоит, тереться им о подушку. В таком случае могут помочь успокаивающие кремы или антигистаминные средства, в зависимости от масштабов и характера раздражения.


— Головная боль. В силу особенностей строения сосудов во время изменения атмосферного давления у маленьких детей часто болит голова, и поэтому они, как кажется, беспричинно плачут и не могут уснуть. Не стоит злиться на ребенка: малыши очень хорошо чувствуют мамино настроение и нервничают еще больше.


— Прорезывание зубов – нелегкий период для детишек и родителей. Помогут охлаждающие прорезыватели, массаж десен и специальные обезболивающие гели.


— Чувство голода. В большей степени это касается малышей до полутора лет. Им просто необходимо «подкрепиться» перед тем как уснуть. Детей от полутора до двух лучше кормить примерно за 2 часа до сна: это поможет избежать нарушений пищеварения и избыточного набора веса.


— Простуда. Если нос совсем не дышит, и это мешает спать, можно закапать на ночь сосудосуживающее средство. При кашле необходимо обеспечить максимально влажный (увлажнитель или просто мокрые полотенца на батарее) и прохладный (18–20 оС) воздух в комнате: ребенку будет легче дышать и комфортней спать.


— Перевозбуждение, особенно характерное для  детей постарше. Причиной могут стать шумные игры, страшный или слишком смешной мультфильм, компьютерные игры (особенно агрессивные «стрелялки»), ссора с родителями. Чтобы этого не произошло, нужно соблюдать режим дня и вторую его половину посвящать спокойному времяпрепровождению, настольным играм, чтению книг. Хорошо, если в семье будут определенные вечерние ритуалы, проводимые в одно и то же время: убираем игрушки, читаем главу из любимой  книги, поем песенку, укладываем спать мишку (куклу, машинки) и ложимся в постель.

Комната, где спит ребенок, должна быть полутемная, хорошо проветренная и не жаркая. Если в ней слишком холодно, наденьте на малыша теплую пижаму: когда он ночью сбросит одеяло, то все равно не проснется. А вот гнаться за идеальной тишиной, шикая на всех домашних, не нужно: ребенок должен научиться спать в тех условиях, в которых живет. К тому же, если он привыкнет к абсолютной тишине, в дальнейшем будет просыпаться от малейшего шума.

Только спокойствие!

При серьезных проблемах со сном необходимо обратиться к врачу: самолечение в данной ситуации – плохая идея.  Особенно, если проблемам сопутствуют другие расстройства: судороги, обмороки, головные боли, головокружения, энурез, шум в ушах и т.п. Если проблемы связаны со сложными ситуациями в жизни ребенка – ссоры между родителями, плохие отношения в детском коллективе, стрессы и т.д., стоит обратиться к детскому психологу.

На случай не столь серьезных нарушений в аптечном ассортименте всегда можно найти правильные средства. Детские напитки на основе трав: мелиссы, мяты, липового цвета, фенхеля и ромашки успокаивают и улучшают пищеварение. Принимать их стоит соответственно указаниям на упаковке, не превышая дозу. Сахар – по вкусу, но если ребенок с удовольствием пьет неподслащенный напиток, не стоит делать из него сладкоежку.

Гранулированные быстрорастворимые чаи, в отличие от пакетированных, уже содержат сахар или другие подсластители (фруктоза, декстроза и пр.), обратите на это внимание родителей.

Средства для ванны: успокаивающие детские сборы с пустырником, ромашкой и мелиссой можно применять перед сном. А вот с хвойными вариантами лучше быть осторожнее: они бодрят и возбуждают.

Глицин способствует регуляции процессов обмена веществ в центральной нервной системе, улучшает координацию процессов возбуждения и торможения. Его можно рекомендовать при расстройствах сна или при нервно-эмоциональных перегрузках в школе.

Препараты на растительной основе (например, «Персен» таблетки – для детей старше трех лет), экстракт валерианы оказывают мягкое успокаивающее действие и помогают ребенку легче пережить проблемы: адаптацию к новому коллективу, повышенные нагрузки и наладить сон.




Анна Минина

Седативные препараты для детей

Достаточно распространенной проблемой для родителей являются повышенная возбудимость детей, их нервозность и раздражительность, плаксивость и капризы, быстрая утомляемость и депрессия, нарушение сна.  Не всегда эти проявления являются симптомами нарушения нервной системы.

В современных условиях  не только взрослые, но и дети часто подвергаются стрессовым ситуациям. Уже сам процесс рождения является для младенца стрессом.  В последующие годы провоцирующих факторов и причин для нервозного, беспокойного поведения множество: адаптация в детском саду и школе; повышенные нагрузки в связи с освоением школьной программы и перед экзаменами; скандалы в семье или отсутствие контакта с родителями. Часто педиатрам и неврологам приходится назначать детям успокоительные (седативные) средства. В данной статье рассмотрим различные препараты седативного действия для детей.

Седативные (успокаивающие) препараты помогают снять не только нервное возбуждение, но и ощущение дискомфорта из-за перемены погоды или спазмов  в животе, нормализовать засыпание и сам сон.

Методов и средств воздействия на нервную систему и нормализацию процессов возбуждения и торможения в головном мозгу достаточно много:

  • фитотерапия: травяные чаи и отвары;
  • медикаментозные седативные препараты;
  • гомеопатические средства;
  • средства народной медицины;
  • педагогические методы коррекции поведения. 

Фитотерапия

Успокоить нервную систему ребенка, подготовить его ко сну поможет травяной чай из растений, обладающих седативным действием.

Родители чаще отдают предпочтение препаратам, имеющим растительное происхождение, считая их безопасными для детского организма. Эти препараты оказывают более мягкое действие, имеют меньше побочных действий, могут использоваться и для детей до года.

Но они также имеют противопоказания и побочные действия, дозировку препаратов назначают в зависимости от  возраста ребенка. Поэтому их применение у детей также надо согласовать с педиатром.

Ассортимент препаратов из лечебных растений достаточно большой. Традиционно и чаще всего для изготовления успокаивающих препаратов применяются такие растения, как мята перечная, пустырник, валериана лекарственная, мелисса лекарственная и другие.

Препараты валерианы не только снижают возбудимость нервной системы, но и оказывают антиспастическое действие (то есть снимают спазмы), благодаря наличию в ней комплекса действующих веществ (эфирных масел и алкалоидов). Они применяются при повышенной нервной возбудимости, нарушении сна у детей, начиная с грудничкового периода.

Вытяжки из мяты перечной оказывают успокаивающий и болеутоляющий эффект, а также снимают спазмы и рефлекторно расширяют сосуды в головном мозгу и сердце. Используются листья и стебли мяты. Они содержат эфирное масло, микроэлементы (марганец, медь и др.), дубильные вещества,  другие активно действующие компоненты. Благодаря своему составу мята снимает нервное напряжение, оказывает антидепрессивное и антистрессовое действие. Это неприхотливое растение используют в лечении неврозов и бессонницы.

Сходным фармакологическим действием обладает и мята лимонная, или мелисса лекарственная. Помимо эфирного масла мелиссы, благоприятное действие на нервную систему оказывают содержащиеся в ней витамины (рибофлавин, тиамин, аскорбиновая кислота) и микроэлементы. Биологически активные вещества мелиссы оказывают и выраженный антигипоксический эффект, и даже противосудорожное действие.

При двигательном и эмоциональном беспокойстве у детей широко применяется и такой препарат растительного происхождения, как Персен (в капсулах и таблетках). Препарат состоит из растительных компонентов: мелиссы, валерианы и мяты перечной. Показаниями для назначения Персена служат бессонница, раздражительность и повышенная возбудимость. В виде таблеток препарат используется для детей с 3-летнего, а в капсулах – с 12-летнего возраста.

Наиболее распространенной формой применения успокоительных трав являются чаи, которые можно приобрести в любой аптеке. Они могут иметь вид гранул для растворения или быть расфасованными в фильтр-пакетики для заваривания. Такие чаи выпускают многие фирмы детского питания или фармацевтические компании.

Действие таких чаев может быть выражено в разной степени: от незначительного до парадоксального в зависимости от состава трав, входящих в чай.  Чаще всего в чаях используют мяту, ромашку, мелиссу, валериану, фенхель, пустырник, липовый цвет.  В гранулированных чаях могут содержаться сахар, мальтодекстроза или фруктоза.

Некоторые чаи могут применяться даже на первом году жизни.  Со второй недели после рождения младенца разрешен к применению гранулированный чай «Сладкие сны» фирмы Humana. В его состав входят мелисса, липовый цвет, мальва и чабрец. С полугодовалого возраста можно применять чаи: в виде гранул – HIPP,  в пакетиках «Bebivita»  и  «Бабушкино Лукошко». Они не содержат красителей и консервантов.

Повышенная возбудимость ребенка перед сном, беспокойный сон являются показаниями для назначения успокоительного чая. Но подобрать вид чая для малыша должен педиатр. Каким бы безобидным ни казался родителям чай, превышать его дозировку для малыша не следует.  Многие средства оказывают  индивидуальное действие: помогая одному маленькому пациенту, могут не помочь другому, или даже вызывать противоположный эффект.

Многие БАДы тоже содержат лечебные растения и могут влиять на настроение и психомоторные реакции ребенка. Поэтому, прежде чем использовать их для малыша, нужно посоветоваться с педиатром. 

Медикаментозные седативные препараты

 

Современные условия жизни, огромный поток информации, раннее увлечение детей компьютерными играми и телепередачами оказывают отрицательное действие на эмоциональное состояние ребенка и недостаточно сформировавшуюся нервную систему.  Поэтому для некоторых детей назначение седативных медикаментозных средств является необходимостью.

Одним из широко применяемых седативных препаратов является Глицин.  Он представляет собой аминокислоту, способствующую эмоциональной разгрузке, снижению процессов возбуждения, нормализации сна и улучшению работы головного мозга.  Назначаются также Пантогам, Магне В6, Цитраль, Фенибут, обладающие седативным действием.

В особых случаях чрезмерного возбуждения ребенка врачи-неврологи могут назначить Феназепам, Сибазон, Тазепам, Элениум.  Перечисленные препараты  (транквилизаторы) эффективно устраняют чувство страха, нервное перевозбуждение. Эти препараты могут вызвать привыкание организма, поэтому их используют в исключительных случаях, в течение непродолжительного времени, под наблюдением врача.

Некоторые врачи – неврологи и педиатры – применяют в детской практике микстуру «Цитраль», в состав которой входят настойка пустырника, экстракт корня валерианы, сульфат магния и натрия бромид. Однако следует знать, что у ребенка, длительно принимающего препараты с  бромом, могут появиться признаки накопления ионов брома в организме. В результате нервная возбудимость подавляется, но развивается апатия, сонливость, ухудшение памяти;  возникает кашель и кожная сыпь на теле.

Для лечения у детей после 6 лет и подростков синдрома дефицита внимания и гиперактивности (СДВГ) европейскими и международными стандартами рекомендован  единственный препарат Страттера – Атомоксетин. Он не является психостимулятором и не вызывает привыкания.

Самостоятельно назначать успокоительные препараты ребенку нельзя. При всех нарушениях поведения или сна у детей, независимо от их возраста, следует обращаться к педиатру.

Гомеопатические средства

Нередко в качестве успокаивающих препаратов детям назначают гомеопатические средства.

Следует помнить, что гомеопатические средства не являются аналогами препаратов растительного происхождения. На сегодняшний день в педиатрии достаточно часто используются в качестве успокоительных средств гомеопатические препараты: «Нотта», «Беби-Сед» («Капризуля»), «Валерианахель»,  «Нервохель», «Зайчонок», «Шалун», «Леовит», «Эдас», «Дормикинд»  и др. Эти препараты применяют при стрессах (переезды, адаптационный период в детском саду, развод родителей и другие).

Нервозность малыша и боли во время прорезывания зубов могут снять свечи «Вибуркол».  При нарушении сна применяют препараты «Дормикинд»  и «Нотту». «Дормикинд» и «Валерианахель» могут применяться и в возрасте до года. А препарат «Зайчонок» предлагается в виде сиропа на основе фруктозы,  поэтому он не дает побочной аллергической реакции.

Поднять настроение и улучшить сон, снять раздражительность может успокоительный препарат в виде капель «Баю-Бай», но его можно принимать только детям с 5 лет. В составе капель: экстракт пиона, экстракт душицы, экстракт мяты, экстракт пустырника, экстракт плодов боярышника, глютаминовая кислота и лимонная кислота. Препарат оказывает также общеукрепляющее и легкое противовоспалительное действие, болеутоляющий эффект. У школьников повышается работоспособность и переносимость нагрузок. Нормализуются все фазы сна и утренняя активность детей.

При депрессивных состояниях у подростка, при агрессивном поведении, психологических стрессах хороший эффект дают капли «Эпам 1000». В состав капель входят прополис и экстракты трав (пустырника, валерианы, родиолы розовой). Действие препарата способствует восстановлению структуры нервных клеток.

Средства народной медицины

Хорошим успокаивающим средством может стать для ребенка ароматическая подушка. Ее может мама сшить сама и наполнить высушенными травами (мятой, ромашкой, мелиссой).  Но перед этим надо проверить, как действуют используемые травы именно на вашего ребенка, и убедиться в отсутствии аллергии на эти травы. Травы можно приобрести в аптеке или заготовить самим.

Благотворно влияют на сон малыша и вечерние ванны с добавлением трав.  Используют лавандовые, хвойные, пустырниковые, валериановые, крапивные отвары для добавления в ванну.  Отвар для ванны готовят так: 3 ст.л. сбора трав с 500 мл воды кипятят на водяной бане 20-30 мин. и настаивают несколько часов, процеживают и добавляют на 10 л воды в ванночке.

Существуют и готовые аптечные сборы для ванн «Успокоительный», «Фитоседан», «Детский успокоительный». Такие ванны можно применять с самого рождения, но до года младенца рекомендуется использовать отвар только из одной травы.  Длительность ванны 15 мин., курс лечения 10 дней.

Можно применять для ванн и отвар подмаренника настоящего: 5 ст.л.  травы заварить 1 л кипятка, настоять 30 минут и процедить.

Перед сном можно применять  ванну в течение 10 минут из сбора мяты, душицы и цветов календулы.  50 г сухой смеси трав залить 3 л кипятка, настоять  30 минут, процедить и добавить  в ванну на 10 л воды.  Рекомендуется проводить по 3 ванны в неделю (всего до 7 процедур).

Не имеет противопоказаний для применения в любом возрасте ванна с морской солью. Такая ванна оказывает не только успокоительное действие, а и общеукрепляющий, тонизирующий эффект.  Через кожу  в организм проникают из раствора йод и другие микроэлементы. Такие ванны рекомендуют детям с родовыми травмами, рахитом, нарушением сна.

В зависимости от показаний можно менять концентрацию соли  в ванне от 5 до 30 г на 1 л воды. Температура воды 38˚С, длительность процедуры – 15 минут. После ванны ребенка нужно ополоснуть теплой водой (смыть соль).

В аптеках можно купить морскую соль с натуральными эфирными маслами (мятным, лавандовым).

Педагогическая коррекция поведения

Незрелость нервной системы ребенка в раннем детском возрасте часто является причиной негативного поведения. В некоторых случаях такое поведение не нуждается в применении лекарственных препаратов, а подлежит педагогической коррекции и помощи родителей в вопросах адаптации малыша к окружающим условиям и приобретении навыков вербального общения.

Часто проблемы возникают в связи со стремлением родителей применять новомодные методики раннего развития своего чада.  Эти методики могут оказаться чрезмерной нагрузкой для ребенка, с которой он не справляется.

В некоторых случаях проблемы беспокойства и повышенной возбудимости у ребенка, коррекцию поведения можно решать с помощью достаточно простых мероприятий:

  • соблюдение режима дня;
  • достаточная продолжительность сна;
  • контроль времяпрепровождения за компьютером и у телевизора;
  • обязательное пребывание на свежем воздухе;
  • постепенное закаливание малыша;
  • рациональное питание;
  • нормальная психоэмоциональная обстановка в семье;
  • посещение ребенком детского сада;
  • работа в кружках детского творчества.

У детей тоже существуют биоритмы, то есть одни из них –  так называемые «жаворонки», другие – «совы».  В зависимости от биоритма следует планировать режим дня ребенка. Внимательно наблюдая за ребенком и его активностью, можно определить тип его биоритма и правильно построить режим для него, что позволит избежать истерик и неадекватного поведения.

Следует избегать и чрезмерной опеки ребенка, не делать из него «центр Вселенной» в семье или предмет поклонения. Поведенческие отклонения, начавшись в детском возрасте, могут сказаться на психическом состоянии в будущем.

Это не значит, что ребенку и его интересам не следует уделять внимание: отклонения в поведении могут быть обусловлены и недостатком родительского участия, когда ребенок шокирующими поступками пытается привлечь к себе внимание и восполнить его дефицит.

Иногда, чтобы обеспечить спокойный сон малыша, надо всего лишь исключить шумные игры перед сном, дать выпить стакан теплого молока или чая с ложкой меда (если нет аллергии), рассказать сказку. Существуют и музыкальные диски, способствующие засыпанию. Не следует родителям устраивать увеселительные мероприятия вечером, если в семье есть маленький ребенок, ходить с ним в гости по вечерам и задерживаться там допоздна.

Психическое состояние ребенка зачастую зависит от поведения родителей.  В отношениях со своим чадом следует быть размеренным и спокойным. Раздражительность и усталость родителей не должны отражаться на детях. Не стоит забывать об этом.  Возможно, успокоительные средства нужны прежде всего родителям, чтобы в семейных отношениях царили взаимопонимание и мир.  Тогда и детям лечение не понадобится.

Резюме для родителей

Активный образ жизни, частое пребывание на свежем воздухе укрепляют нервную систему ребенка.

Современные дети развиваются активно и быстро.  Но такое развитие имеет и оборотную сторону медали. Ребенок может не справиться с потоком информации и эмоциональных нагрузок, что повлечет за собой нарушение сна, изменение поведения, капризы и истерики.  Прежде,  чем самостоятельно пытаться искать выход из создавшейся ситуации,  пользоваться советами соседей и знакомых, проконсультируйтесь с педиатром. Врач разберется с причиной появления поведенческих отклонений,  подберет необходимое малышу средство и поможет устранить повышенную возбудимость ребенка в любом возрасте.

К какому врачу обратиться

При повышенной возбудимости ребенка, нарушении сна следует обратиться к педиатру и посоветоваться с врачом относительно режима ребенка, немедикаментозных средств, успокаивающих нервную систему. При необходимости педиатр направляет маленького пациента к неврологу, который назначает лекарственные препараты. В случаях нарушения поведения у подростков бывает полезна консультация психолога, психотерапевта, а в тяжелых случаях (например, при депрессии) — психиатра.

Загрузка…

БАД в педиатрии могут запретить

Лекарств, изготовленных специально для детей, на фармрынке ощутимо не хватает. Как указала член Комитета Совета Федерации по социальной политике Татьяна Кусайко, более чем для 70 заболеваний педиатрического профиля лекарственных форм до сих пор нет вообще. Медики просят парламентариев найти законодательное решение этого вопроса. А заодно — запретить применять в указанной сфере БАД, которыми недальновидные родители пытаются заменить микстуры и сиропы.

«Четвертинки» и «половинки» — не выход

В списке Всемирной организации здравоохранения всего 206 препаратов, признанных безопасными для детей, признала Татьяна Кусайко. «Столь короткий перечень обусловлен тем, что исследования педиатрических препаратов — дорогостоящая процедура, — отметила сенатор. — Затраты на клинические исследования в этой сфере гораздо выше, чем в области лекарств для взрослого населения». И это ещё полбеды. По словам директора Научно-практического центра детской психоневрологии Департамента здравоохранения города Москвы, депутата Мосгордумы Татьяны Батышевой, количество препаратов, официально разрешённых в детском возрасте, в России прогрессивно сокращается.

Выходить из этой непростой ситуации педиатрам приходится нетрадиционными методами, назначая маленьким пациентами «четвертинки» и «половинки» от «взрослых» таблеток. Не менее расхожий совет: обычную пилюлю растолочь и дать ребёнку какую-то часть из полученного порошка, растворённого в воде.

«Необходимо ужесточить контроль за безопасностью препаратов, назначаемых офф-лейбл (не по инструкции. — Прим. ред.), — призвала заместитель начальника отдела медицинского обеспечения стандартизации ФГБУ «Центр экспертизы и контроля качества медицинской помощи» Минздрава России Жанна Галеева. — Если в инструкции не указано, какая доза может использоваться для детей — как врачу этот препарат назначать? Как определить, какая доза подходит для ребёнка одного года, а какая — для ребёнка 12 лет?»

По словам эксперта, отсутствие подобной информации в инструкции — повод задуматься: а проводились ли соответствующие исследования вообще. «Почему фармкомпания не внесла эту информацию в инструкцию? Потому что ей это по каким-то причинам невыгодно или потому что исследования не проводились вообще? — поинтересовалась она. — Если же исследования не проводились, то мы не знаем ни о токсических дозах этого препарата, ни о его терапевтических дозах».

Как «приготовить» микстуру и не нарушить закон

Со схожими проблемами сталкиваются и производители лекарственных препаратов. Так, аптеки вынуждены на свой страх и риск, понимая реальную необходимость для детей, брать таблетки, измельчать их и расфасовывать в нужной, детской дозировке. А это, по законодательству, неприемлемо: при дроблении таблеток и расфасовке полученного порошка невозможно точно определить пропорции действующего и вспомогательного вещества. Среди возможных последствий — искажение схемы лечения и передозировка действующего вещества.

Если же исследования не проводились, то мы не знаем ни о токсических дозах этого препарата, ни о его терапевтических дозах.

«Подобная проблема типична для всех субъектов Федерации и не может быть решена на региональном уровне, — отметил член Комитета Совета Федерации по бюджету и финансовым рынкам Андрей Епишин. — Для её решения необходимо внести соответствующие изменения в федеральное законодательство и подзаконные нормативные акты. Нам нужно законодательно урегулировать вопрос выпуска лекарственных средств в детской дозировке в форме порошка или иных удобных для приёма детьми формах, в частности таких, как суспензия, сироп».

По словам сенатора, все родители так или иначе сталкивались с тем, что нужное ребёнку лекарство присутствует в аптеках только в таблетках и только во «взрослой» дозировке. «В ходе моей работы в регионе мы неоднократно обсуждали эту проблему с уполномоченным по правам ребёнка в Тверской области. Кстати, в аппарат уполномоченного поступает немало обращений по этому вопросу от родителей маленьких детей», — подчеркнул он. 

«Альтернатива» близка и заманчива

Проблемами педиатров и родителей с размахом пользуются продавцы БАД — «чудодейственных» микстур и сиропов, которые телевизионная реклама выдаёт за детские лекарства от кашля, простуды, всевозможные успокоительные.

«Родители видят рекламу, обмениваются информацией между собой и начинают давать эти препараты детям, — отметила Татьяна Батышева. — И в дальнейшем мы получаем массу проблем. К примеру, успокаивающие препараты, которые рекомендуют для детей, не прошли никаких клинических испытаний, у них нет рекомендаций профессионального сообщества».

Жанна Галеева при этом указала, что производители БАД вообще очень часто «забывают» указать информацию о побочных эффектах препаратов.

По словам Татьяны Кусайко, парламентарии готовы рассмотреть вопрос о законодательном запрете применения БАД в педиатрии. Также сенатор призвала предпринять «значимые шаги на государственном уровне», чтобы решить проблемы с выпуском детских лекарств. В частности, по мнению Татьяны Кусайко, целесообразно рассмотреть возможность бюджетного софинансирования клинических исследований лекарств для педиатрии, либо возложить обязанности проведения исследований на государственные научно-практические центры.

Седация в стоматологии | Стоматология SILK

Здоровье полости рта зависит не только от качественного ухода за зубами и деснами, но и от регулярного посещения стоматологической клиники. Визиты к врачу позволяют выявить на ранней стадии патологии или дефекты и своевременно провести лечение.

Но очень часто походы к стоматологу откладываются. И связано это с психологическим, эмоциональным дискомфортом, страхом перед острыми инструментами, бормашиной. Да и само пребывание в кресле может стать причиной стрессовой ситуации. Когда пациент нервничает, и врачу становится сложно проводить необходимые манипуляции. Исправить эту ситуацию позволяет лечение зубов под седацией.

Что такое седация

Седация в стоматологии представляет собой погружение пациента в состояние физического и эмоционального расслабления или даже сна.

По уровню влияния метод бывает глубоким и поверхностным. В первом случае посетитель клиники погружается в сон. Процедура проходит под контролем анестезиолога и применяется в стоматологии нечасто. Второй способ – поверхностная седация – оказывает минимальное влияние на сознание. Человек находится в полусонном состоянии, легко возвращается в фазу бодрствования после лечения.

По способу введения седативных препаратов метод бывает ингаляционным или внутривенным. Ингаляционная седация предусматривает вдыхание пациентом кислородно-азотной смеси, благодаря чему пациент расслабляется и успокаивается. Пациент вдыхает успокаивающий газ и остается в сознании, но при этом он совершенно спокоен.

Внутривенная седация в стоматологии применяется гораздо реже, например, при необходимости сложного и продолжительного лечения. Седативный препарат вводится посредством инъекции. Метод не подходит людям, которые боятся уколов. Действие вещества рассчитано на 30-60 минут, за которые доктор успевает провести лечение. После этого пациент достаточно легко просыпается и отлично себя чувствует, не испытывая, в большинстве случаев, головной боли или других неприятных проявлений. Медикаментозная седация переносится легче, чем наркоз. Ее применяют, если нельзя применить газовую смесь из-за заболеваний органов дыхания у пациента, аллергии, астмы.

В чем отличие наркоза от седации

Седация в стоматологии и наркоз – это совершенно разные методы. Что касается седации, то под ней пациенты находятся в легкой дреме или в сознании. У них не нарушена дыхательная функция, они спокойно переносят любые манипуляции. Сохраняется нормальная частота сердечного ритма.

Наркоз в стоматологии практически не применяется. Под ним наблюдается другой эффект. Сознание человека полностью отключается. Он не способен реагировать на внешние раздражители. В таком состоянии может быть затрудненным дыхание, обязательно нужно контролировать сердечный ритм. Выход из наркоза бывает непростым для многих пациентов с хроническими болезнями. Пробуждение в этом случае, как и пребывание в состоянии глубокого медикаментозного сна, требует контроль врача-анестезиолога.

Когда рекомендуются успокаивающие средства?

В стоматологии практикуется удаление зубов под седацией, лечение осложненного кариеса. Если требуется вмешательство на многих элементах зубного ряда, рекомендуется использовать успокаивающий газ. В этом случае можно выполнить лечение всех зубов за один визит к стоматологу.

Распространено лечение молочных зубов под седацией. Применяется этот метод при посещении стоматологического кабинета:

· детьми младшего возраста, чтобы избежать стресса для них;

· слишком активными малышами, для которых проблематично оставаться в кресле неподвижно более 5 минут;

· детьми с ограничениями в развитии, которые не позволяют им спокойно находиться в кресле, например, при ДЦП или аутизме.

Если малыш имел негативный опыт посещения стоматологического кабинета, и в очередной визит плачет, нервничает, рекомендовано лечение под седацией. Она позволяет сгладить эти проявления – ребенок успокаивается или даже засыпает, а врач получает возможность спокойно проводить терапию.

Преимущества лечения под действием успокаивающего газа

К плюсам использования такого приема как седация при лечении зубов можно отнести следующие факторы:

· врач может сконцентрироваться на лечении, удалять больные зубы, не отвлекаясь на возбужденное эмоциональное состояние пациента;

· высокая скорость лечения, так как сразу несколько зубов полечить, не переживая о том, что пациент устал;

· во сне уменьшается выделение слюны при проведении манипуляций в ротовой полости;

· пациент не «ожидает» боли, он спокоен, что способствует формированию позитивного восприятия лечения;

· малое число противопоказаний и минимум побочных эффектов;

· доступная стоимость услуги.

Анестезия и седация

Лечение зубов с седацией не отменяет анестезию. Применение газовой смеси имеет успокоительную направленность, а анестезия – обезболивает. Только если визит к стоматологу предусматривает профилактический осмотр и несложные манипуляции, тогда можно обойтись лишь закисью азота, которая действует как легкое обезболивающее. В других случаях (удаление, лечение зубов) применяется локальная анестезия. Это нужно, чтобы свести к минимуму неприятные ощущения и дискомфорт.

Современные седативные препараты

Как уже упоминалось, лечение под седацией применяется и во взрослой, и в детской стоматологии. Этот метод позволяет предупредить перевозбуждение и стресс. Удаление, лечение зубов и десен проходит без напряжения и боли – посещение стоматологического кабинета прекращает быть пыткой.

Для взрослых седация – способ избавиться от приобретенных страхов перед острыми инструментами и бормашиной. Достаточно часто люди старшего возраста, которые нуждаются в серьезной стоматологической помощи, слишком нервничают перед визитом к доктору, у них поднимается артериальное давление. Любые манипуляции в таком состоянии невозможны.

Для детей – седация помогает «усидеть» на одном месте, чтобы врач мог выполнить все необходимые манипуляции. Комфортное лечение предупреждает возникновение страхов перед врачами, помогает сформировать культуру ухода за полостью рта, прививая привычку посещать стоматологический кабинет.

Какие последствия седации?

При правильной дозировке препаратов их просто нет. И взрослые пациенты, и дети отлично себя чувствуют, сразу возвращаются к обычной жизни. Это тот плюс метода, который дает возможность проводить лечение зубов без переноса планов, существенной корректировки рабочего графика.

Противопоказания

Их немного. Ограничениями являются серьезные нарушения работы дыхательной и сердечной системы, беременность, психические заболевания, острая фаза простуды. Решение о возможности применения седативных веществ остается за врачом.

Узнать больше о методе, а также уточнить цену на седацию в стоматологии «SILK» вы можете по контактному телефону. Будем рады ответить на любые профильные вопросы.

УСПОКОИТЕЛЬНЫЕ СРЕДСТВА ДЛЯ ДЕТЕЙ | Хорошие успокоительные препараты и успокаивающие средства на натуральной основе

Очень часто бывает,что в определенный возрастной период у маленького ребенка ухудшается сон,малыш становится более возбудимым и его сложно успокоить. Причин для таких изменений в поведении ребенка может быть множество (малыш подолгу смотрит телевизор,неправильный режим питания,у него начинают резаться зубки). Чтобы уменьшить нервозность и возбудимость у ребенка,применяют специальные успокоительные средства для детей. В любом случае важно обратиться за консультацией к детскому врачу,чтобы выявить причину неадекватного поведения малыша,заняться её устранением и, чтобы уменьшить проявление симптомов,доктор может назначить хорошее успокоительное средство,которое может быть эффективно в зависимости от результатов обследования и анализов.
Успокоительные средства для детей оказывают седативное воздействие на детскую нервную систему. Они являются психотропными медикаментами, которые подавляют эмоциональное, психическое возбуждение. Длительное применение подобных успокаивающих препаратов может вызвать нежелательные побочные эффекты и повлиять на психическое состояние ребёнка.
Ребенку нужно принимать успокоительные препараты, если слишком часто у него проявляются нервозность, истерики, плохой нерегулярный сон. Но чем успокаивать малыша, специальными чаями и сиропами, или медикаментами в форме таблеток?
Сейчас производится масса успокаивающих средств, которые подходят деткам. Они состоят из настоев лекарственных трав и желательно выбирать успокоительные средства не вызывающие сонливость.

Перед тем, как давать ребёнку любые детские успокоительные средства, ознакомьтесь с инструкцией. Дозу рассчитывайте, ориентируясь на возраст и состояние ребенка. Малышам разрешается употреблять сиропы и чаи из пустырника, валерианы, мяты, мелиссы, других трав. Таблетки применяются по назначению невролога.

Показания для приема подобных успокоительных средств для детей: чрезмерные нагрузки в школе и сильная возбудимость перед экзаменами; проблемы с адаптацией в садике, школе; стрессовое состояние, что сопровождается частыми истериками; нарушения сна; переходной возраст; капризность и резкие перепады настроения.

Нередко педиатры назначают детям хорошее успокоительное средство Глицин. Его можно заменить иными средствами: Баю-Бай, Централь, Пантогам, Магне В6.

Если вы предпочитаете использовать лекарственные растения, возьмите отвары мяты, ромашки, настойки пустырника, пиона, хмеля, валерианы. Полезно под вечер принимать хвойные ванны.
В большинстве случаев родители предлагают ребенку успокоительный чай, ведь он не должен навредить здоровью крохи (так получается далеко не всегда). Это средство — одно из самых дешевых, оно есть в аптеках и магазинах. Еще мамы дают чай с липовым цветом и мелиссой, который сами сделали. Медики чаще рекомендуют принимать лекарства.

Можно ли самостоятельно сделать относительно безвредные успокоительные средства для детей в домашних условиях ?
Настойку валерьянки вы сможете сделать в домашних условиях, если запаслись высушенными корнями валерианы.
Корни (2 ложки чайные) залейте чуть теплой водой (200 миллилитров), 5 минут прокипятите, затем процедите.
Можно купить в аптеке валериану в брикетах, поделенных на 10 элементов. Чтобы сделать отвар, необходимо 2 доли брикета залить тем же количеством прохладной воды, 10 минут прокипятить, затем процедить.

Бывает, что ребенок вздрагивает во сне, либо капризничает, когда у него режутся зубки. В таком случае крохе нужны гомеопатические успокоительные препараты: НОТТА, Дормикинд и тому подобные.

Прежде чем давать своему ребенку те или иные успокоительные средства для детей,обязательно проконсультируйтесь с педиатром,который наблюдает вашего малыша ! Даже относительно безвредные успокаивающие средства для детей могут вызвать серьезную аллергическую реакцию или другие приступы,причиняющие вред здоровью ребёнка. Ниже вы найдете информацию о том,какие детские успокоительные средства на натуральной основе наиболее популярны в последнее время. Регулярное применение успокоительных препаратов по возможности следует избегать и давать детям только после обследования у детского врача.

Теперь вы знаете,какие успокоительные средства для детей в виде медицинских препаратов и на натуральной основе наиболее эффективные сегодня. Сложно сказать,какое хорошее успокоительное средство подходит вашему ребенку. Надо обязательно сводить малыша на обследование к доктору и выявить причину повышенной нервной возбудимости или постоянных болевых ощущений у ребенка. Мы рекомендуем выбирать детские успокоительные средства без сильнодействующих веществ и не вызывающие сонливость.

 СЛЕДУЮЩАЯ СТАТЬЯ :
Помощь при укусах насекомых

вернуться на Главную страницу

ТАКЖЕ УЗНАЙТЕ…


Следующие материалы:

Предыдущие материалы:


Седация для детей, нуждающихся в заживлении ран: рандомизированное контролируемое двойное слепое сравнение перорального мидазолама и перорального кетамина

Беспокойство у детей до и во время наложения швов на рваные раны является серьезной проблемой в отделении неотложной помощи (ED). Помогает использование игровой терапии и менее болезненных методов местной анестезии 1 . По нашему опыту, местный анестетик может заменить инъекционный местный анестетик в более чем 80% ран у детей. Он имеет ограничения по размеру раны, применению на конечностях и близости к слизистым оболочкам.Однако зачастую этих приемов бывает недостаточно. Применялось ограничение, и хотя нет доказательств того, что такой опыт имеет долгосрочные последствия, изменения в поведении, предполагающие травматический опыт, были зарегистрированы после госпитализации в хирургическую больницу 2 , 3 и были уменьшены за счет премедикации. 4

Нет единого мнения о лучшем седативном препарате для этой цели, его дозе или способе введения. Возможности в этой области хорошо изучены. 5

Возможно, наиболее часто используется пероральный мидазолам, который оказался более эффективным, чем плацебо в дозе 0,2 мг / кг. 6 , 7 Имеются данные о том, что седативный анксиолитический эффект увеличивается до 0,5 мг / кг, но доза 0,75 мг / кг приводит к усилению дисфории и атаксии без увеличения седативного эффекта. 8 , 9

Кетамин широко и безопасно, возможно, наиболее часто используется внутримышечно (в / м). 10 , 11 Оральный кетамин в дозе 10 мг / кг оказался более эффективным, чем плацебо в ED. 12 Обладает сильным обезболивающим, но есть опасения по поводу рвоты и явлений появления. 13

Эти два агента сравнивались в ED с использованием рандомизированного контролируемого исследования. McGlone 14 продемонстрировал, что имкетамин обеспечивает лучшую переносимость болезненных процедур и лучшее принятие родителями, чем интраназальный мидазолам.

Использование орального пути позволило нам провести двойное слепое исследование. Мы решили сравнить нашу обычную дозу мидазолама 0,7 мг / кг с кетамином 10 мг / кг, используемым Куреши. 12

Методы

Это исследование было одобрено нашим местным комитетом по этике больниц.

Дети в возрасте от 1 до 7 лет с разрывами, которым требовалась инъекция местного анестетика (ЛА) перед наложением швов, рассматривались в исследовании. Если использовался местный LA, их рассматривали, если их оценка тревожности была больше единицы (см. Таблицу 1).Мы исключили детей, нуждающихся в госпитализации или опиоидной анальгезии, детей с известной аллергией, активным респираторным заболеванием, недавней травмой головы, детей, принимающих эритромицин и отказавшихся от согласия. Набор был последовательным. Дети были включены в испытание после согласия родителей, а затем получили следующий испытательный раствор лекарственного средства: мидазолам 0,7 мг / кг или кетамин 10 мг / кг.

Таблица 1

Оценка тревожности / толерантности

Растворы лекарств были приготовлены в больничной аптеке и пронумерованы последовательно, случайным образом содержащие то или иное лекарство в таких концентрациях, как 0.2 мл / кг раствора дали правильную дозу. Они были приготовлены с добавлением ликера со вкусом черной смородины до 20 мл. Родители оценили простоту применения: «нет проблем», «требуется некоторое убеждение» или «сложно». LA вводили, когда оценка седативного эффекта, регистрируемая каждые пять минут, была меньше 4 (таблица 2) или не позднее, чем через 45 минут после введения дозы.

Родители использовались в качестве наблюдателей для выявления тревожности и толерантности, а медсестер и регистраторов — для выявления побочных эффектов. Основными критериями исхода были:

  1. Оценка тревожности и толерантности (см. Таблицу 1) перед процедурой, во время инфильтрации или применения ЛП и во время процедуры.

  2. Новое поведенческое расстройство (см. Таблицу 2) в течение первых двух недель, зарегистрированное родителями и возвращенное по почте, при необходимости выясняется по телефону.

Вторичные критерии оценки были:

  1. Время достижения уровня седативного эффекта менее 4 и время до выздоровления.

  2. Возникновение нежелательных побочных эффектов во время пребывания в отделении неотложной помощи и регистрируется родителями в течение первых 24 часов. Наблюдателям был предоставлен список конкретных известных побочных эффектов.Родители и дети наблюдались через пять дней.

  3. Принятие родителями оценивается качественно через пять дней наблюдения.

Операции выполнялись регистраторами в отделении реанимации с использованием пульсоксиметрического мониторинга с постоянно присутствующей медсестрой, обученной педиатрической поддержке жизнеобеспечения. Аппликация ЛП и шовные материалы стандартизированы. Мы использовали 1% лигнокаин (лидокаин) для инъекций и гель, содержащий адреналин (адреналин) (1: 2000) и кокаин (4.7%) использовалась для местной анестезии. Местный LA не применялся при ранах конечностей, поражающих слизистые оболочки или рваных ранах длиной более четырех сантиметров.

Критериями для отчисления были возвращение к исходным вербальным и моторным навыкам. Родителям были даны инструкции по выписке.

Результаты были проанализированы нашим отделом поддержки исследований и разработок. Показатели и сроки переносимости, беспокойства и седативного эффекта сравнивались с использованием U-критерия Манна-Уитни, а профили побочных эффектов — с использованием точного критерия Фишера, если не указано иное.

Результаты

Было набрано 59 детей. Один пациент, принимавший мидазолам, отказался от лечения, продолжая заживлять раны только местным LA. Один пациент из группы кетамина получил неправильную дозу. Таблица 3 показывает, что группы статистически не различались при представлении, что свидетельствует об успешной рандомизации.

Таблица 3

Демографические данные пациента

Не было никакой разницы в простоте введения любого седативного средства при анализе намерения лечить всех 59 субъектов.

Анализ эффективности, за исключением двух вышеупомянутых пациентов, показал лучшую переносимость применения LA с кетамином, чем мидазолам (p = 0,036). Субанализ показал, что инъекция LA лучше переносилась кетамином (средний балл толерантности 2 против 3, p = 0,029, см. Рисунок 1), но не отличался при использовании местного LA (средний балл толерантности 2 и 2, p = 0,10). В группе кетамина наблюдалась тенденция иметь более низкий балл переносимости во время наложения швов, не достигающий уровня значимости p = 0,05 (средний балл переносимости 2 против 1, p = 0.098). Когда группы инъецированного ЛА и местного ЛА анализировали отдельно, эта тенденция усилилась, но не достигла уровня p = 0,05 (p = 0,069). Намерение лечить анализ, включающий всех пациентов, не повлиял на результаты.

Рисунок 1

Толерантность к инъекции LA; лучше в кетаминовой группе. Более высокая оценка переносимости указывает на более низкую переносимость инъекции.

Показатели седативного эффекта были ниже при приеме кетамина (медиана 2 против 3, p = 0.039) и время до оценки менее 4, и, таким образом, дозирование инъекции LA было быстрее (медианы, кетамин 20 минут, диапазон 14–55, мидазолам 43 минуты, диапазон 5–50, p = 0,001). Время от приема седативного средства до выписки было одинаковым (105 и 110 минут, диапазон 60–265).

Не сообщалось о дисфорических реакциях с кетамином, но в группе мидазолама было шесть сообщений о безутешном возбуждении, два во время процедуры, два в фазе восстановления и два через несколько часов дома (p = 0.01). Рвота произошла в шести случаях в группе кетамина (три в ED, три дома) и в двух в группе мидазолама в ED, эта разница не была значимой (p = 0,14). В группе кетамина отмечалось значительно больше нистагма, но не сообщалось о гиперсаливации или ларингоспазме. Несмотря на строгие критерии выписки, родители сообщили о двух случаях атаксии в каждой группе, а сонливость чаще наблюдалась при приеме кетамина (4 против 0, p = 0,025). Нарушение сна в первую ночь наблюдалось у трех человек в группе кетамина и у двоих в группе мидазолама (p = 0.36).

Насыщение кислородом ниже 94% произошло у двух пациентов в группе мидазолама (90 и 91%) и у одного пациента кетамина (93%). В целом самые низкие зарегистрированные значения сатурации кислорода показали тенденцию к снижению при приеме мидазолама (p = 0,058). Различий в частоте дыхания и пульса не было.

Девяносто один процент пациентов и родителей вернулись к пятидневному наблюдению. Из этих 23 групп родителей эта процедура была приемлемой и не вызывающей стресс, 22 — приемлемой и слегка стрессовой, семь — просто приемлемой и очень напряженной, а две (по одному в каждой группе) — неприемлемыми.Существенных различий между группами не было (p = 0,146).

Последующее наблюдение за поведенческими изменениями от 24 часов до двух недель было достигнуто в 92% случаев. Трое родителей в группе мидазолама и один в группе кетамина сообщили, что их ребенок помнил процедуру (p = 0,14). Тридцать шесть процентов родителей сообщили об одном или нескольких новых поведенческих изменениях. Об этом чаще сообщалось в группе мидазолама (48% против 25%, Mann-Whitney U p = 0,0487, χ 2 тест p = 0,097, см. Таблицу 4).

Таблица 4

Поведенческие изменения в течение первых двух недель; больше с мидазоламом. Родители спрашивали о возбуждении, нарушении сна, кошмарах, ночном недержании мочи, приступах гнева, плохом аппетите, непослушании, тревоге разлуки

Обсуждение

Наше исследование продемонстрировало лучшую переносимость инъекции LA с кетамином, измеренную с помощью обычно используемой четырехбалльной поведенческой шкалы. 6 Мы не обнаружили разницы в переносимости при местном применении LA, предполагая, что кетамин полезен только при использовании инъекции LA. Анализ эффективности был сочтен более подходящим в этом исследовании. Когда анализ намерения лечить был проведен с двумя другими пациентами, разницы в результатах не было обнаружено. Для этого исследования была предложена контрольная группа без седативного действия. Мы думали, что это может быть сложно с этической точки зрения, и существенно отличались от нашей нынешней практики, так что это было бы неприемлемо для персонала.

В этом пилотном исследовании мы не выполняли расчет мощности. Этот расчет не может быть выполнен при оценке различий между видами лечения с использованием прерывистой порядковой шкалы. Возможно, произошла ошибка типа II в допуске к результату процедуры. Мы могли бы измерить тревожность и толерантность, используя непрерывную визуальную аналоговую шкалу, которая позволила бы вычислить мощность, избежать возможности ошибки типа II и, возможно, повысить достоверность результата. Чтобы обнаружить разницу в 20% при мощности 90% при 0.05 потребует 105 пациентов в каждой группе. Мы признаем, что более подробное исследование могло бы более адекватно ответить на этот вопрос.

Кетамин вызывает уникальное диссоциированное состояние, затрудняющее оценку. Привлекая родителей в качестве наблюдателей, мы надеялись добиться действительно слепого результата. В идеале нам бы понравилась роскошь дополнительного слепого наблюдателя.

Дети могут сообщать о своих переживаниях после травмирующего опыта, только демонстрируя изменения в поведении.Мы спросили о различных аспектах поведения и обнаружили разницу в количестве детей, демонстрирующих изменение поведения в пользу кетамина. При анализе по количеству случаев на ребенка, таким образом, принимая во внимание тяжесть реакции, это было значимым (критерий Манна-Уитни, p = 0,048), и общая тенденция была обнаружена с помощью анализа χ 2 (p = 0,097). Хотя это и не является конкретными доказательствами, это предполагает, что у тех, кто получал мидазолам, был более тяжелый опыт. 2 McGlone 14 обнаружил, что имкетамин лучше переносит инъекции и процедуры, чем мидазолам для интраназального введения.Последующее наблюдение длилось до 72 часов, и хотя ни один ребенок не помнил, изменение поведения процедуры не оценивалось. Куреши не сообщает об этом районе. 12

Среднее время до адекватной седации мидазоламом, составляющее 43 минуты, было больше, чем в других исследованиях, 8 , 9 , 15 , 16 , хотя в этих исследованиях не использовалась 5-балльная шкала . Время начала при приеме кетамина согласовывалось с Gutstein 17 и было короче, чем медианное значение 35 минут, указанное Qureshi 12 с использованием оценки седативного эффекта.Мы отметили широкий диапазон времени начала седативного эффекта, например от 5 до 50 минут для мидазолама. Время до выписки было аналогичным, что свидетельствует о более длительном восстановлении после приема кетамина и согласуется с другими сообщениями.

Возникновение эмерджентного делирия у детей встречается реже, но его истинная частота неизвестна. 13 Наряду с Куреши 12 мы не нашли свидетельств этого явления в период восстановления. В группе мидазолама было шесть случаев безутешного возбуждения, имевшего место в первые 24 часа.Эта реакция описана в большинстве исследований мидазолама. 6 11 , 14 , 15 Заболеваемость зависит от дозы и, как было показано, чаще встречается при пероральной дозе 0,75 мг / кг по сравнению с 0,5 мг / кг. 9 Оглядываясь назад, мы обеспокоены тем, что использование дозы 0,7 мг / кг могло увеличить частоту этой реакции, что повлияло на наши результаты. Хотя эти реакции возникли после инъекции ЛА, мы не можем исключить такую ​​возможность.Мы также считаем, что наша система отчетности о поведении при восстановлении была слабой и что можно было использовать описательную порядковую шкалу или визуальную аналоговую шкалу.

Рвота наблюдалась у 20% пациентов из группы кетамина и появлялась чаще, чем в других отчетах. 11 , 12 , 14 Сообщенная атаксия после разрядки подчеркивает необходимость строгих критериев снятия обвинений и письменных и устных советов для родителей.

Только одно испытание сообщило о тревожной десатурации 8 мидазоламом.Мы обнаружили два случая с насыщением кислородом 90% и 91%, зарегистрированные с помощью пульсоксиметрии, восстановление с помощью стимуляции и кислорода. Имеются сообщения о значительном снижении насыщения при приеме имкетамина 11 , но частота при пероральном применении неизвестна. В исследовании Qureshi 12 не было сообщений о десатурации. В нашем исследовании насыщение одного пациента снизилось до 93%, что соответствовало стимуляции и кислороду. Мы отмечаем, что непрерывный медсестринский и пульсоксиметрический мониторинг не всегда рекомендуется для перорального приема мидазолама в Великобритании 18 , но мы настоятельно рекомендуем его в первый час при использовании любого из препаратов.

Выводы

Когда перед заживлением ран детям в возрасте от 1 до 7 лет требуется инъекция LA, пероральный кетамин (10 мг / кг) обеспечивает лучшее седативное действие, чем пероральный мидазолам (0,7 мг / кг). Этот вывод подтверждается свидетельствами меньшего изменения поведения после приема кетамина в течение первых двух недель. При пероральном приеме кетамина в этой дозе седативный эффект наступает быстрее, но время выхода из него такое же. Мы можем подтвердить и другие сообщения о парадоксальном возбуждении при использовании мидазолама. Используя дозу более 0.5 мг / кг, эти явления могли быть более частыми и повлияли на наши результаты. Оба препарата могут вызывать десатурацию кислорода, и мы рекомендуем медсестру и пульсоксиметрический мониторинг в течение одного часа после приема седативного средства. Необходимы дальнейшие исследования для определения оптимальных доз обоих агентов и более точного сравнения их влияния на переносимость процедур.

Благодарности

Авторы

Пол Юнг и Джейсон Кендалл придумали идею гипотезы исследования и детали дизайна исследования.Повседневное проведение этого исследования и сбор данных были организованы и контролировались Полом Юнгом. Больничная аптека больницы Френчай подготовила материалы исследования, и все данные были проанализированы отделом поддержки исследований в больнице Френчай. Бумажная рукопись была подготовлена ​​Полом Юнгом и отредактирована Джейсоном Кендаллом.

Артикулы

  1. Kendall JM, Charters A, Mccabe SE. Местная анестезия при детских рваных ранах: приемлемый подход. J Accid Emerg Med 1996; 13: 119–22.

  2. Вернон, ДТА, Шульман Дж. Л., Фоли Дж. М.. Изменения в поведении детей после госпитализации. Am J Dis Child 1966; 111: 581–93.

  3. Eckenhoff JE. Связь анестезии с послеоперационными изменениями личности у детей. Am J Dis Child 1953; 86: 587–91.

  4. МакКласки А., Микин Г.Х.Пероральный прием мидазолама в качестве премедикации при дневной педиатрической анестезии. Анестезия 1994; 49: 782–5.

  5. Педиатрический комитет Американского колледжа врачей скорой помощи. Детская анальгезия и седация. Ann Emerg Med 1994; 23: 237–50.

  6. Хеннес Х.М., Вагнер В., Бонадио В., и др. . Влияние перорального мидазолама на тревожность дошкольников во время заживления ран. Ann Emerg Med 1990; 19: 1006–9.

  7. Тайво Б., Флауэрс М., Золти Н. Снижение детского страха перед болезненными процедурами. Arch Emerg Med 1992; 9: 306–9.

  8. Davies FC, Waters M. Мидазолам для перорального применения для успокаивающего воздействия на детей во время незначительных процедур. J Accid Emerg Med 1998; 15: 244–8.

  9. McMillian CO, Sparth-Schopfer IA, и др. .Премедикация детей мидазоламом внутрь. Кан Дж. Анаэст 1992; 39: 545–50.

  10. White PF, Way WL, Trevor AJ. Кетамин — его фармакология и терапевтическое применение. Анестезиология 1982; 56: 119–36.

  11. Green SM, Rothrock SG, Lynch EL, и др. . Внутримышечный кетамин для педиатрической седации в отделении неотложной помощи: профиль безопасности в 1022 случаях. Ann Emerg Med 1998; 31: 688–97.

  12. Куреши Ф.А., Меллис П.Т., Макфадден Массачусетс. Эффективность перорального кетамина для обеспечения седативного эффекта и обезболивания у детей, которым требуется заживление ран. Педиатр неотложной помощи 1995; 11: 93–7.

  13. Sussman DR. Сравнительная оценка анестезии кетамином у детей и взрослых. Анаэтезиология 1974; 40: 459–64.

  14. McGlone RG, Ranasinghe S, Durham S.Альтернатива брутакаину: сравнение низких доз внутримышечного кетамина с интраназальным мидазоламом перед наложением швов. J Accid Emerg Med 1998; 15: 231–6.

  15. Weldon CB, Watcha MF, белый PF. Пероральный мидазолам у детей: эффект времени и дополнительная терапия. Anesth Analg 1992; 75: 51–5.

  16. Малиновский JM, Populaire C, Cozian A, и др. .Премедикация мидазоалмом у детей. Влияние интраназального, ректального и перорального путей введения на концентрацию мидазолама в плазме. Анестезия 1995; 50: 351–4.

  17. Gutstein HB, Johnson KL, Heard MB, и др. . Пероральные преанестезирующие препараты кетамина у детей. Анестезиология 1992; 76: 28–33.

  18. Уокер Дж. Использование перорального мидазолама при несчастных случаях и в чрезвычайных ситуациях для снижения тревожности у детей. Медсестра скорой помощи 1996; 4: 110–13.

Границы | Седация у детей в критическом состоянии с дыхательной недостаточностью

Введение

Детям в критическом состоянии, находящимся на искусственной вентиляции легких, часто требуются седативные и / или обезболивающие, чтобы уменьшить беспокойство или боль и обеспечить комфорт. Кроме того, адекватная седация облегчает синхронизацию с механической вентиляцией легких и позволяет выполнять инвазивные процедуры. Адекватная седация описывается как уровень седации, при котором пациенты спят, но легко пробуждаются (1).В педиатрических отделениях интенсивной терапии (PICU) это означает, что ребенок находится в сознании, дышит синхронно с аппаратом ИВЛ и терпимо относится к другим терапевтическим процедурам или согласен с ними. Однако оптимальный уровень седации варьируется для каждого пациента в зависимости от типа и тяжести основного заболевания и необходимости проведения определенных терапевтических инвазивных процедур.

Для достижения оптимального уровня седативного эффекта у отдельных пациентов, дозы седативных средств предпочтительно титруются для достижения эффекта на основе наблюдательных шкал седативного эффекта, утвержденных для данной популяции.Тем не менее, может быть трудно достичь оптимального седативного эффекта из-за вариабельности уровней лекарств в плазме и реакции, а также клинического состояния пациента. Как недостаточная, так и чрезмерная седация нежелательны, так как эти условия могут отрицательно повлиять на результаты лечения пациентов. Чрезмерная седация задерживает выздоровление, поскольку большее потребление седативных средств связано с более продолжительной вентиляцией, а также с неудачей экстубации (2). Частично этот эффект может быть вызван мышечной слабостью, вызванной неподвижностью (3). Чрезмерная седация также вызывает толерантность и абстинентный синдром (4, 5).С другой стороны, недостаточная седация может вызвать дистресс и побочные эффекты, такие как непреднамеренная экстубация или смещение катетеров, может привести к неблагоприятным воспоминаниям (синдром посттравматического стресса) и увеличению потребности в уходе. Все это может привести к более длительному пребыванию в отделении интенсивной терапии.

В этой статье рассматривается, как оценить потребность в седации, включая соответствующие шкалы седации, фармакокинетические (PK) и фармакодинамические (PD) соображения анальгоседативных препаратов, стратегии седации и долгосрочные побочные эффекты седации, чтобы направлять клиницистов к оптимальной практике седации. при дыхательной недостаточности у детей.Более того, мы стремимся выявить информационные пробелы в текущих знаниях и предложить направления будущих исследований.

Оценка седативного эффекта

Для обеспечения адекватной седации уровень седации у детей в критическом состоянии следует регулярно оценивать и документировать. Кроме того, оценка седативного действия необходима как для определения эффективности седативных препаратов и связанных с ними вмешательств, так и для облегчения межведомственных сравнений. Таким образом, рекомендуется использовать формальную оценку седативного эффекта с использованием валидированной шкалы оценки седативного эффекта.Описаны несколько инструментов оценки поведения. Шкала Рэмзи и Ричмондская шкала ажитации и седации (RASS) часто используются для лечения детей в критическом состоянии, но валидированы только для взрослых пациентов в отделении интенсивной терапии (6–8). Шкала КОМФОРТ (9, 10), шкала КОМФОРТНОГО поведения (11, 12) и Государственная поведенческая шкала (SBS) (13) являются валидированными баллами для пациентов ОИТН. Характеристики и психометрические свойства этих шкал представлены в таблице 1.

Таблица 1. Характеристики шкалы КОМФОРТА (поведения) и шкалы поведения состояния .

Шкала COMFORT была первоначально описана и утверждена для измерения дискомфорта у детей, находящихся на ИВЛ. Эта шкала наблюдения состоит из двух физиологических показателей — частоты сердечных сокращений и артериального давления — и шести поведенческих показателей — настороженности, спокойствия / волнения, респираторной реакции, физического движения, мышечного напряжения и лицевого напряжения. Поскольку на физиологические параметры влияют инотропные и другие препараты, часто используемые в педиатрической интенсивной терапии, был поставлен вопрос о том, влияет ли их использование на общую оценку седативного эффекта у отдельного пациента.Поэтому шкала КОМФОРТА была адаптирована к шкале поведения КОМФОРТ, которая не включает два физиологических элемента. Многие психометрические свойства этой шкалы были протестированы (14–16). Поскольку хорошо под действием седативных препаратов дети не всегда демонстрируют однозначное поведение, было более реалистично определять диапазоны баллов, а не пороговые значения. Диапазон баллов 6–10 был определен как чрезмерная седация; диапазон оценок 23–30 как недостаточный. Диапазон оценок 11–22 был определен как серая зона, в которой для клинических целей рекомендуется вторая оценка, например Интерпретация оценки седативного действия медсестрой (NISS) (12, 17).

SBS оценивает семь поведенческих измерений; «Респираторный импульс / реакция на вентиляцию», «Кашель», «Лучший ответ на стимуляцию», «Внимательность к врачу», «Терпимость к уходу», «Утешение» и «Движение после утешения». Диапазон оценок от -3 до +3, а оценка 0 характеризует пациента, который бдителен и спокоен. Психометрические свойства этой шкалы хорошие.

Общие положения фармакокинетики и фармакодинамики у детей в критическом состоянии

Фармакокинетические (PK) свойства лекарственного средства включают процессы абсорбции, распределения, метаболизма и выведения, в то время как фармакодинамические (PD) свойства включают фактические реакции на введенное лекарство и, следовательно, могут представлять как эффективность, так и безопасность.Помимо возрастных вариаций ПК, критическое заболевание и методы его лечения влияют на ПК и PD. Эти факторы суммированы на рисунке 1. Внутренние факторы, связанные с клиническим состоянием пациента, включают сдвиги жидкости в организме (изменение объема распределения), воспаление (изменение транспорта и метаболизма лекарств, клиренс), а также печеночную, почечную и сердечную недостаточность (изменение абсорбции). , распределение, метаболизм и выведение лекарств). К внешним факторам относятся такие методы лечения, как экстракорпоральная мембранная оксигенация (ЭКМО), гипотермия и постоянная заместительная почечная терапия (18).У пациентов с ЭКМО объем распределения часто увеличивается, а клиренс изменяется в любом случае (19). Гипотермия приводит к изменению объема распределения из-за перераспределения кровотока и снижению клиренса из-за снижения активности ферментов, метаболизирующих лекарства (20, 21).

Рис. 1. Иллюстрация влияния критического состояния на фармакокинетику анальгоседативных препаратов . При внутривенном введении (вверху слева) препараты вводятся непосредственно в центральный отсек: биодоступность полная.При пероральном введении (внизу слева) абсорбция в кишечнике и первый обходной метаболизм ограничивают биодоступность. Анальгоседативные препараты метаболизируются в печени до более водорастворимых метаболитов, которые выводятся почками. Некоторые анальгоседанты содержат активные метаболиты (например, морфин и мидазолам), которые могут накапливаться при снижении функции почек. Графическое представление концентрации лекарственного средства с течением времени отображает изменения фармакокинетики, вызванные критическим заболеванием: пунктирная линия представляет собой кривую для здорового человека, а сплошная линия показывает изменение, вызванное критическим заболеванием.* Поток печени влияет на клиренс препаратов с высокой степенью извлечения из печени (например, пропофола).

Более того, критическое заболевание само по себе может влиять на эффект седативного эффекта. Например, ребенок в критическом состоянии, который менее реактивен из-за основного заболевания (например, сепсиса), будет иначе реагировать на седативный препарат, чем относительно здоровый ребенок, который получает седативный эффект в связи с введением трубки после реконструкции дыхательных путей.

Хотя влияние отдельных аспектов критического заболевания на распределение лекарств признается все шире, в текущем дозировании фактически принимается во внимание лишь несколько факторов, таких как корректировка дозировки при почечной недостаточности.Для седативных препаратов это подчеркивает важность дозирования и титрования препаратов для достижения эффекта.

Обычно используемые агенты

Идеальный седативный препарат проявляет свойства анксиолиза, амнезии и анальгезии, должен легко титроваться для достижения эффекта и без каких-либо побочных эффектов. Однако ни один из существующих препаратов не соответствует всем этим качествам. Поэтому лекарства обычно назначают вместе, чтобы компенсировать любые недостатки и достичь оптимального эффекта.

В PICU часто используются бензодиазепины и опиоиды.Несмотря на широкое использование седативных средств в отделениях интенсивной терапии интенсивной терапии, отсутствуют качественные данные, подтверждающие правильное дозирование и безопасность (22). Многие обычно применяемые седативные и анальгетические средства в отделениях интенсивной терапии интенсивной терапии (например, лоразепам, дексмедетомидин и фентанил) по-прежнему используются не по назначению, что означает, что их эффективность и безопасность недостаточно доказаны (23). Рациональный выбор конкретного агента основан на желаемом эффекте лекарства, взаимодействии болезни пациента и побочных эффектах лекарства (таблица 2).Эти системные эффекты могут быть побочными [например, пропофол следует избегать пациентам с нестабильной гемодинамикой из-за его кардиодепрессивных свойств (24)] или желаемыми эффектами [кетамин является бронхолитическим средством, используемым при астме (25)]. В идеале выбор конкретного агента должен включать его долгосрочное влияние на развитие нервной системы. Наиболее часто используемые седативные и анальгетические средства являются нейротоксичными для животных (26–28), что вызывает сомнения в отношении их долгосрочной безопасности для людей. Обнадеживает то, что эти данные на животных не были подтверждены исследованиями на людях.О неблагоприятных долгосрочных эффектах введения морфина в неонатальном возрасте не сообщалось (29, 30). Более того, краткосрочная анестезия севофлураном в младенчестве, по-видимому, не увеличивает риск неблагоприятных исходов для нервного развития в возрасте 2 лет по сравнению с регионарной анестезией в состоянии бодрствования (31).

Таблица 2. Препараты, применяемые для седативного эффекта у тяжелобольных детей, и их PKPD соображения .

Бензодиазепины

Бензодиазепины (мидазолам и, в меньшей степени, лоразепам) являются наиболее часто используемыми седативными и седативными средствами выбора во многих педиатрических отделениях интенсивной терапии (32).Мидазолам является депрессантом центральной нервной системы, который проявляет свой клинический эффект путем связывания с рецепторным комплексом, который облегчает действие тормозного нейромедиатора гамма-аминомасляной кислоты (ГАМК) в головном мозге. Благодаря этому эффекту мидазолам обладает седативными, анксиолитическими, противосудорожными, миорелаксирующими и амнестическими свойствами (33). Амнестические эффекты мидазолама, вероятно, играют важную роль в низких уровнях неприятных переживаний, которые вспоминают выжившие в ОИТН, получавшие это средство (34).

Мидазолам метаболизируется до основного гидроксилированного активного метаболита (1-ОН мидазолам) с помощью CYP3A4 / 5, а затем метаболизируется до 1-ОН-мидазолам-глюкуронида с помощью УГТ и выводится почками (35). Снижение активности CYP3A в результате воспаления, органной недостаточности (36) или одновременного приема других терапевтических препаратов (лекарственные взаимодействия) (37) может объяснить неспособность тяжелобольных детей метаболизировать мидазолам. У пациентов с почечной недостаточностью пролонгированные седативные эффекты могут быть вызваны накоплением активного метаболита 1-ОН мидазолама – глюкуронида (38).

Хотя мидазолам используется чаще всего, он определенно не является идеальным седативным средством. Побочные эффекты, связанные с его использованием, включают не только толерантность, зависимость и абстинентность, но и парадоксальную гиперактивность (4, 5). У взрослых постоянное употребление бензодиазепинов связано с длительной ИВЛ и длительностью пребывания в ОИТ (39). Кроме того, может возникнуть гипотензия, которая наиболее вероятна при болюсном введении, особенно у новорожденных, в условиях гиповолемии или одновременного приема морфина (40).

Лоразепам — бензодиазепин длительного действия, применяемый перорально и внутривенно. Использование внутривенного лоразепама ограничено тем фактом, что он растворен в пропиленгликоле, который может накапливаться, вызывая метаболический ацидоз и почечную дисфункцию (41, 42). Для отлучения от груди пероральный лоразепам является хорошей альтернативой мидазоламу из-за его длительного периода полураспада.

Опиоиды

Хотя опиоиды являются обезболивающими, они обладают седативным действием. Некоторые ОИТ используют морфин в качестве седативного средства первой линии, в то время как другие предпочитают седативные препараты (в основном бензодиазепин) при отсутствии подозрения на боль (43).Морфин обеспечивает седативный эффект, а также анальгезию и может использоваться в качестве единственного средства для обезболивания и седативного эффекта.

Поскольку клиренс морфина существенно снижается у новорожденных в возрасте до 10 дней, детям старшего возраста требуется 1 / 3–1 / 2 дозы для достижения тех же уровней в плазме, что и у детей старшего возраста. Для обезболивания такое снижение дозы связано с адекватной анальгезией, но данные о седации отсутствуют (44). Морфин имеет относительно длительную продолжительность действия — около 2 часов при однократном внутривенном введении (максимальный обезболивающий эффект — через 20 минут).Морфин характеризуется метаболизмом в печени (глюкуронизация) и почечной экскрецией с промежуточным объемом распределения. Следовательно, его эффекты могут быть продлены у пациентов с почечной недостаточностью. Влияние печеночной недостаточности в лучшем случае кажется слабым или умеренным (45). Морфин стимулирует высвобождение гистамина и подавляет компенсаторные симпатические реакции, что приводит к расширению сосудов и, как следствие, гипотонии, особенно после болюсного введения (46). Опиоидный фентанил обладает мощными анальгетическими свойствами и оказывает некоторое седативное действие, что продемонстрировано в рандомизированном контролируемом исследовании, сравнивающем непрерывный прием фентанила и ремифентанила у детей-ортопедов в послеоперационном периоде (47).Нет данных об использовании фентанила для длительного седативного эффекта в отделениях интенсивной терапии интенсивной терапии. Важным, но редким побочным эффектом является индуцированная фентанилом ригидность грудной стенки, вызывающая респираторные нарушения, обычно возникающие после введения большого болюса фентанила (48).

Альфа-агонисты

Клонидин и дексмедетомидин являются центральными агонистами α-2 с седативными и обезболивающими свойствами (49), которые все чаще используются в качестве седативных средств первой линии или в качестве дополнения к другим седативным средствам. Энтузиазм по поводу этих препаратов вызван отсутствием клинически значимого угнетения дыхания (49, 50), что является преимуществом у пациентов со спонтанным дыханием или при планировании экстубации (51).Кроме того, они не проявляют нейротоксичности у животных (52), обладают опиоидными и бензодиазепинсохраняющими свойствами (53, 54) и могут снижать частоту синдрома отмены и делирия (55). РКИ, сравнивающее непрерывное внутривенное введение клонидина и мидазолама у 129 детей, находящихся на ИВЛ (от 30 дней до 15 лет), показало аналогичный седативный эффект (56). Седативный эффект при приеме дексмедетомидина может больше напоминать естественный сон, чем седативный эффект при приеме бензодиазепинов, хотя эти теоретические преимущества еще не продемонстрированы для улучшения восприятия сна пациентами в отделениях интенсивной терапии взрослых (57, 58).Для детей использование дексмедетомидина по-прежнему не по назначению; он одобрен для непрерывной седативной инфузии у взрослых в течение 24 часов.

Основным побочным эффектом альфа-агонистов является брадикардия / аритмия и гипотензия (49, 59), но эти эффекты редко имеют клиническое значение (54, 56). Данных о детях с тяжелым нарушением гемодинамики недостаточно, чтобы рекомендовать их использование в этой конкретной популяции. На сегодняшний день ни одно исследование не сравнивало дексмедетомидин с клонидином в отделениях интенсивной терапии интенсивной терапии.

Пропофол

Пропофол обладает седативными и снотворными свойствами.Он включает активацию рецептора ГАМК (60), хотя механизм его действия полностью не изучен. Из-за его сильного кардиодепрессивного эффекта (24) его следует избегать у гемодинамически нестабильных пациентов. Длительные инфузии в ОИТ противопоказаны в официальной этикетке лекарств для детей младше 16 лет из-за риска смертельного синдрома инфузии пропофола (PRIS). Любое подозрение на PRIS (клинические и биологические признаки: метаболический ацидоз, повышение уровня печеночных ферментов, липемия, рабдомиолиз, почечная и сердечная недостаточность) должно приводить к немедленному прекращению инфузии пропофола, но, несмотря на прекращение, может наступить смерть (61).Скорость и продолжительность инфузии пропофола, наличие черепно-мозговой травмы и лихорадка являются факторами, связанными со смертностью в PRIS (62). Следует ограничить применение пропофола; при использовании максимальная скорость инфузии не должна превышать 4 мг / кг / ч с максимальной продолжительностью 24 ч (62).

Очень короткий период полураспада пропофола

дает преимущество во время экстубации (в основном у возбужденных пациентов): он позволяет отказаться от седативного средства длительного действия, вызывающего угнетение дыхания, контролировать седативный эффект во время экстубации и обеспечивать быстрое восстановление после нее.Поэтому в этом частном случае можно рассмотреть кратковременное введение пропофола.

Кетамин

Кетамин является антагонистом рецепторов NMDA (63) с каталептическими, амнестическими и анальгетическими свойствами. Он поддерживает гемодинамику (64, 65), вызывая высвобождение эндогенного катехоламина (65). Однако у пациентов с нарушением гемодинамики и хроническим заболеванием или стрессом, у которых истощены запасы катехоламинов, это может снизить сократимость миокарда и даже вызвать коллапс (66, 67).Кетамин используется в отделениях интенсивной терапии интенсивной терапии в качестве коанальгетика с опиоидами для снятия боли (низкая доза, около 0,1 мг / кг / ч) (68) и иногда, когда обычные седативные средства не обеспечивают адекватного седативного эффекта (высокая доза, 1-3 мг. / кг / ч). Благодаря своим бронхолитическим свойствам он является анальгоседативом первой линии при астматическом статусе (25, 69). Очень частым побочным эффектом кетамина является появление галлюцинаций, поэтому следует назначать одновременно низкие дозы бензодиазепинов. Ранние исследования намекают на его потенциал для повышения внутричерепного давления (70), и многие врачи до сих пор избегают его использования при черепно-мозговой травме, несмотря на то, что более поздние исследования не показали этого эффекта (71).

Антигистаминные препараты

Прометазин, алимемазин и дифенгидрамин — антигистаминные препараты первого поколения с антидофаминергическим и холинолитическим действием. Эти препараты могут вызывать значительный седативный эффект, а также вызывать покой. Комбинация перорального хлоралгидрата и прометазина была более эффективной, чем инфузия мидазолама для поддерживающей седации у тяжелобольных детей, но менее половины пациентов в каждой группе исследования достигли целевой седации в течение периода исследования (72).Других исследований нет, поэтому доказательств использования антигистаминных препаратов для (долгосрочной) седации в ОИТН мало.

Барбитураты

Пентобарбитал и тиопентал в основном используются при резистентном к терапии эпилептическом статусе, но также сообщалось о его применении в качестве седативного средства при резистентном к терапии возбуждении (73, 74). Барбитураты хорошо растворимы в жирах. Полученный путем инфузии, он накапливается в жировой ткани, откуда он медленно диффундирует обратно в кровь после прекращения инфузии. Это, в сочетании с длительным периодом полувыведения (5–10 ч), отвечает за сохранение седативного эффекта после прекращения инфузии.Барбитураты также связаны с высокой частотой нежелательных явлений, включая гипотензию, снижение сократимости сердца, тяжелые кожные и слизистые реакции (синдром Стивенса-Джонсона и токсический эпидермальный некролиз) и неврологические последствия (73). Опасная для жизни гипокалиемия и рикошетная гиперкалиемия наблюдались после прекращения тиопентоновой комы по поводу внутричерепной гипертензии. Поскольку это не наблюдалось с другими основными заболеваниями или с пентобарбиталом, его причина, вероятно, связана с ассоциацией между основными клиническими симптомами и тиопентоном (75).

Нейромышечные блокаторы

Перед началом нервно-мышечной блокады необходимо обеспечить анальгезию и глубокий седативный эффект. Нервно-мышечные блокаторы связаны с полинейропатией и миопатией в критических состояниях, поэтому их следует ограничивать особыми обстоятельствами, прекращать как можно скорее и использовать в минимально возможных дозах (76, 77). Уровень доказательств, подтверждающих их длительное использование по определенным показаниям, оставляет желать лучшего (76, 78). Их рекомендуют, если эффективная механическая вентиляция не может быть достигнута, несмотря на сильную седацию [e.г., ОРДС (77), тяжелая астма (25, 79)]. Их часто используют в случае тяжелой сердечно-сосудистой нестабильности, но их польза может быть ограничена, поскольку достигается лишь незначительное снижение энергопотребления по сравнению с сильной седацией (80, 81). Другие распространенные применения — рефрактерная легочная и внутричерепная гипертензия (82).

Стратегии седации

Оптимизация седативного эффекта у тяжелобольных имеет большое значение. В целом, в настоящее время наблюдается тенденция к снижению седации в отделениях интенсивной терапии, чтобы избежать отсроченного восстановления с большей продолжительностью вентиляции (2), переносимости и отмены (5, 83).Несмотря на осведомленность о побочных эффектах чрезмерной седации, это остается обычной практикой в ​​отделениях интенсивной терапии интенсивной терапии (84). Стратегии седации играют ключевую роль в достижении адекватной седации (вставка 1).


Вставка 1. Практические рекомендации для врачей.

Шаг 1. Оценка

— Используйте утвержденную шкалу седативного эффекта и обучите всех медсестер правильно пользоваться этой шкалой.

— Регулярно оценивайте уровень седации у тяжелобольных детей (например, по шкале COMFORT-b каждые 8 ​​часов и дополнительно в случае дистресса и после вмешательств).

— Определите желаемый уровень седации для отдельного пациента и действуйте при чрезмерной или недостаточной седации.

Шаг 2. Немедикаментозное лечение

— Уменьшите стресс за счет вмешательства медсестер и родителей.

Шаг 3. Фармакологическое лечение

— Титруйте седативные средства для достижения оптимального уровня седативного эффекта для конкретного пациента.

— Начните с одного препарата, желательно протоколированного выбора: например, мидазолама, лоразепама, морпина или фентанила, и увеличивайте дозу.

— В случае дистресса добавьте одно лекарство из другого класса, например, опиоид, если он уже бензодиазепин.

— Если седативный эффект этих двух препаратов все еще недостаточен, добавьте клонидин, дексмедетомидин или кетамин, рассмотрите возможность замены бензодиазепина или опиоида.

— Всегда вводите болюсную дозу с увеличением инфузии, чтобы быстро достичь стабильного состояния, если только пациент не является гемодинамически слишком нестабильным, чем рассмотрите болюсную дозу через 30 мин.

— Если все седативные средства неэффективны, рассмотрите возможность применения пентобарбитала и прекратите прием других препаратов.Будьте осторожны при резком прекращении приема α2-агонистов (рикошетная гипертензия) и опиоидов.

Шаг 4. Отлучение и делирий

— Уменьшение седативных средств на основе оценки седативного эффекта.

— Регулярно добавляйте оценку синдрома отмены и делирия.

— Если пациент получал седативные средства> 5 дней, рассмотрите возможность медленного снижения дозы или переходите на пероральные препараты длительного действия.

— Если результаты указывают на делирий, обратитесь к психиатру для постановки диагноза.

— Когда антипсихотические препараты считаются необходимыми: начните с малого, продолжайте медленно, отслеживайте побочные эффекты.


Протоколированная седация

Чтобы оптимизировать седативный эффект у детей в критическом состоянии, рекомендуется оценивать уровни седативного действия и титровать седативные и анальгетические средства в соответствии с протоколами или алгоритмами седации. Внедрение протокола седации позволяет ориентироваться на цели седации, специфичные для пациента. В отделениях интенсивной терапии для взрослых выполнение протокола сокращает количество дней ИВЛ и пребывания в ОИТ (85). Но совсем недавно исследования взрослых не смогли показать эти положительные эффекты (86).Эти изменения результатов с течением времени можно объяснить растущим осознанием пагубного эффекта чрезмерной седации и общей тенденцией избегать этого. В PICU эффект протоколирования седации менее очевиден, но исследования проводятся недавно, и предотвращение чрезмерной седации, возможно, уже вошло в практику. В нескольких нерандомизированных исследованиях сообщалось о противоречивых результатах о влиянии протоколированной седации на такие исходы, как продолжительность пребывания в ОИТН, продолжительность искусственной вентиляции легких или необходимость обезболивания и седации (87).Недавно в крупном кластерном рандомизированном исследовании с участием детей, подвергающихся искусственной вентиляции легких по поводу острой дыхательной недостаточности, использование протокола седации по сравнению с обычной практикой седации не улучшило клинический исход (88).

Ежедневное прерывание седации

Другой подход, позволяющий избежать негативных последствий чрезмерной седации, и особенно неблагоприятных последствий постоянного приема бензодиазепинов, — это ежедневное прерывание седативного эффекта (DSI). Клинические испытания у взрослых показали, что DSI может сократить продолжительность искусственной вентиляции легких, пребывание в больнице и количество вводимых седативных средств без ущерба для комфорта или безопасности пациента (89).Несколько более поздних исследований подтвердили этот положительный эффект (90), тогда как другие исследования, проведенные в других условиях, не показали положительного эффекта (91, 92).

У детей в критическом состоянии два пилотных исследования показали, что DSI осуществима и безопасна даже у пациентов с ЭКМО, но оба исследования не были разработаны для выявления различий в клинических исходах (93, 94). В другом исследовании, сравнивающем DSI с непрерывной седацией у детей, DSI привело к улучшению клинических результатов, включая более короткую продолжительность ИВЛ и пребывание в ОИТН (95).В недавнем исследовании, сравнивающем протоколируемую седацию DSI + с протоколированной седацией, не было обнаружено положительного эффекта DSI (96). DSI не уменьшал продолжительность ИВЛ, продолжительность пребывания в стационаре или количество вводимых седативных препаратов. Существуют важные различия между этими исследованиями в дизайне (группа DSI и Standard of Care по сравнению с DSI + протоколированная седация и протоколированная группа седации), условиях (Индия против Европы), популяции пациентов (например, высокая частота нейротравм по сравнению с группой пациентов).респираторная инфекция) и практики интенсивной терапии (например, более длительная средняя продолжительность ИВЛ, большее количество седативных средств и нейромышечных блокаторов, вводимых в первом исследовании) (97). В последнем исследовании (DSI + PS по сравнению с PS) влияние протоколированной седации на клинические конечные точки могло перевесить эффект DSI, что также было продемонстрировано у взрослых (91).

Цикл наркотиков

Некоторые отделения интенсивной терапии интенсивной терапии используют лекарственный «цикл» или «ротацию» как метод уменьшения побочных эффектов непрерывной седации (98).Эта стратегия направлена ​​на предотвращение тахифилаксии и толерантности за счет «циклического изменения» комбинаций лекарств. Например, режим приема опиоидов и бензодиазепинов можно изменить на кетамин и прометазин, а затем на клонидин и хлоралгидрат, все на еженедельной основе. Однако, насколько нам известно, данных, подтверждающих благотворное влияние «езды на велосипеде», недостаточно.

Побочные эффекты

Вывод

Длительный прием анальгетиков и седативных средств у детей в критическом состоянии может вызвать толерантность к лекарствам и физическую зависимость.Резкое прекращение или слишком быстрое прекращение приема этих препаратов у детей с физической зависимостью может вызвать синдром отмены. Симптомы отмены бензодиазепинов и опиатов можно в общих чертах разделить на три группы: (1) чрезмерная стимуляция центральной нервной системы (например, возбуждение, тремор, беспокойство и галлюцинации), (2) автономная дисрегуляция (например, потливость, лихорадка, тахикардия, и тахипноэ) и (3) желудочно-кишечные симптомы, которые были описаны только при отмене опиатов (99).О синдроме отмены особенно сообщалось после приема опиоидов и бензодиазепинов. Возникновение синдрома отмены зависит от периода полувыведения препарата и может наступить через 1 час или до нескольких дней после отмены этих препаратов (100). Как более длительная продолжительность приема, так и высокие общие дозы опиоидов и / или бензодиазепинов явно связаны с возникновением абстинентного синдрома у детей в критическом состоянии и поэтому могут считаться факторами риска (83, 99).Более того, точные биохимические механизмы, ответственные за развитие абстинентного синдрома, остаются неясными. Сообщаемая распространенность синдрома отмены у детей в критическом состоянии, получавших бензодиазепины и / или опиоиды в течение 5 и более дней, колеблется от 17 до 57% (99, 101).

Разработка педиатрических инструментов для оценки абстинентного синдрома — огромный шаг вперед. Описаны два проверенных инструмента оценки для наблюдения и определения синдрома отмены после длительного приема бензодиазепинов и опиоидов у пациентов с ОИТ.Это Инструмент оценки отмены версии 1 (WAT-1) и шкала симптомов отмены при наблюдении за Софией (SOS) (102–105). В таблице 3 представлены подробные сведения о симптомах и психометрических свойствах WAT-1 и SOS. WAT-1 представляет собой шкалу из 11 пунктов и баллов от трех или выше (по шкале от 0 до 12), что указывает на то, что у ребенка есть подозрение на абстинентный синдром. SOS состоит из 15 пунктов и основан на лежащей в основе эмпирической структуре сопутствующих проявлений абстинентного синдрома, которые эксперты сочли актуальными.Оценка SOS 4 или выше отражает высокую вероятность отказа.

Таблица 3. Симптомы и психометрические свойства WAT-1 и SOS .

Стратегии снижения распространенности синдрома отмены должны начинаться с принятия активных мер по снижению доз бензодиазепинов и / или опиоидов в течение всего курса интенсивной терапии и, таким образом, предотвращения чрезмерной седации. Как обсуждалось выше, DSI, по-видимому, не добавляет к протоколируемой седации для достижения этой цели. В настоящее время наилучшим доступным подходом является протоколированное нацеливание седативного эффекта на седативный эффект в сознании.

Стратегия прекращения приема пищи для постепенного снижения дозировок опиоидов и / или бензодиазепинов после выздоровления пациента может быть эффективной для предотвращения синдрома отмены. Стратегии включают медленное снижение скорости внутривенной инфузии с течением времени, использование альтернативного пути, например энтерального или подкожного, или переход на препараты длительного действия, такие как метадон, вместо морфина / фентанила или лоразепам из мидазолама. К сожалению, имеется мало доказательств эффективности или безопасности различных стратегий отлучения.Стратегии отлучения от 10 дней до нескольких месяцев оценивались в наблюдательных (ретроспективных и проспективных) исследованиях (132–136). Два отрицательных РКИ оценивали отлучение от приема метадона через 5 дней против 10 (137) и схему приема высоких и низких доз метадона у детей (138). И хотя для взрослых установлены целевые уровни лекарств от седативных средств и опиоидной зависимости, для детей они отсутствуют, как и данные PK. Следовательно, мы не можем посоветовать оптимальную стратегию отлучения или предпочтительные препараты при отмене педиатрического отделения интенсивной терапии.

Тем не менее, можно сделать некоторые предложения по уменьшению синдрома отмены, избегая при этом ненужного длительного употребления наркотиков. Во-первых, осведомленность врачей о факторах риска абстинентного синдрома может помочь предотвратить слишком быстрое снижение доз лекарств. Более того, это может привести к более быстрому переходу с внутривенных препаратов с коротким периодом полураспада на пероральные или подкожные препараты с длительным периодом полураспада. Это также может способствовать более быстрой выписке из интенсивной терапии. Во-вторых, регулярный мониторинг абстинентного синдрома с помощью проверенных шкал также поможет быстрее диагностировать и лечить абстинентный синдром, а также мониторинг эффекта от вмешательств.

Детский делирий

Персонал педиатрической интенсивной терапии стал более внимательным к возникновению делирия у своих пациентов — не в последнюю очередь, поскольку исследования показали, что его частота составляет 4–29% (139–141). Основными диагностическими критериями делирия являются (а) нарушение сознания с пониженной способностью фокусировать, переключать или удерживать внимание; (б) изменение познания (например, дефицит памяти, дезориентация, нарушение речи) или развитие нарушения восприятия; (c) нарушение развивается в течение короткого периода времени и имеет тенденцию колебаться в течение дня.Патогенез делирия в значительной степени неизвестен. Больные могут быть гиперактивными, гипоактивными или проявлять признаки обоих состояний. Типичными для гипоактивного делирия являются замедленная или разреженная речь, гипоактивная или замедленная двигательная активность, а также летаргия или также описываемые как снижение осознанности или апатия. Некоторые симптомы делирия совпадают с симптомами, наблюдаемыми при других состояниях, таких как боль и абстинентный синдром (99).

Взрослые и дети в основном демонстрируют одни и те же симптомы, хотя галлюцинации, когнитивные изменения и гипоактивный делирий трудно диагностировать в очень молодой довербальной популяции ОИТН.По этой причине в этой возрастной группе диагноз БП недооценивается (139, 141). Другая причина заключается в том, что медсестры и врачи могут не уделять особого внимания симптомам болезни Паркинсона. Тем не менее, можно также оценить PD в этой уязвимой возрастной группе, внимательно наблюдая за поведением (139, 142, 143). Для диагностики БП в условиях PICU требуется надежный, проверенный и клинически полезный прикроватный инструмент, который также может служить для скрининга и руководства лечением. Эта область находится в стадии полной разработки, но уже доступны несколько подходящих инструментов: метод оценки путаницы у детей в ОИТ (pCAM-ICU) (141), инструмент оценки делирия у детей Корнуэлл (CAP-D) (140, 144) и София Наблюдение за симптомами отмены — Шкала детского делирия (SOS-PD) (145).Галоперидол и рисперидон — нейролептики, применяемые при делирии у детей в критическом состоянии, а также у взрослых. На сегодняшний день исследований, показывающих пользу антипсихотических средств для профилактики или лечения делирия в ОИТ, нет. Более того, в ретроспективной когорте критически больных детей почти у 10% детей наблюдались тяжелые побочные эффекты, связанные с лечением галоперидолом, включая экстрапирамидный синдром (146). Следовательно, хотя делирий в ОИТ ассоциируется с повышенным риском смертности, неясно, перевешивают ли преимущества антипсихотического лечения риски.В Нидерландах «Справочник по педиатрическим лекарствам» (www.kinderformularium.nl) рекомендует тщательно титровать низкую начальную дозу галоперидола до достижения эффекта, при этом тщательно отслеживая возможные побочные эффекты.

Немедикаментозный подход

Медикаментозная терапия — наиболее очевидный метод лечения дистресса, абстинентного синдрома и делирия у детей в критическом состоянии. Все чаще признается важность немедикаментозных вмешательств. Такие вмешательства используют многокомпонентный подход, который включает повторную переориентацию, раннюю мобилизацию, снижение шума (использование берушей) и немедикаментозное управление сном.Мы предполагаем, что эти вмешательства могут уменьшить дистресс и делирий, но доказательства ограничены. Однако здравый смысл подсказывает, что эти вмешательства (например, поощрение ориентации и ритма дня и ночи, а также предотвращение чрезмерной стимуляции светом и звуками) могут быть эффективными и для детей.

Другая стратегия — это адаптация к окружающей среде, например, снижение шума. Шум является одним из основных факторов окружающей среды, вызывающих беспокойство и нарушение сна у пациентов в критическом состоянии (32). В каком-то смысле снижение шума вполне может быть эффективным в уменьшении беспокойства.Поэтому было бы целесообразно максимально снизить уровень шума в отделении интенсивной терапии. В целом, основываясь на ограниченных доказательствах, трудно экстраполировать эффективность со взрослых на детей. Однако здравый смысл подсказывает, что большинство вмешательств, например, содействие ориентации и ритму дня и ночи и предотвращение чрезмерной стимуляции светом и звуками, также могут быть подходящими для детей, чтобы создать комфортно спокойную обстановку для ребенка и родителей. Данные взрослых показывают снижение частоты делирия с помощью многостороннего подхода, включающего не только более легкую седацию, но и немедикаментозные изменения, такие как снижение шума и помощь пациентам в лучшей ориентации (147).

Исследования будущего

Несмотря на широкое использование седативных средств для облегчения искусственной вентиляции легких в педиатрической реанимации, данных, которыми можно руководствоваться в клинической практике, крайне мало. Было проведено лишь несколько хорошо продуманных РКИ с адекватной мощностью и тщательностью для изучения эффективности и безопасности отдельных препаратов или их комбинаций. Было выявлено несколько препятствий для прохождения этих троп, которые следует принять во внимание при планировании будущих исследований. Следовательно, надежный дизайн исследования, включающий адекватный расчет мощности, процедуры рандомизации и слепой анализ.(Международный) многоцентровый дизайн, скорее всего, необходим для достижения адекватного размера выборки и высокой вероятности обобщения. Это усложняет испытание и требует огромных усилий для обучения местных медсестер, врачей и другого исследовательского персонала. Для оценки уровня седации у детей необходимо использовать валидированные шкалы седации для конкретной группы населения, например, также учитывающие возраст пациента и контролируемые пациентом или медсестрой.

Кроме того, особенно у тяжелобольных детей, «охрана ворот», i.е., не считая самых больных пациентов из-за боязни перегрузить пациентов и родителей, представляет собой серьезную проблему для адекватного набора. Но предыдущие исследования показали, что эти проблемы можно преодолеть, и, принимая их во внимание, будущие исследования могут быть сосредоточены на следующих аспектах педиатрической седации в отделениях интенсивной терапии:

— Действительно ли протоколированная седация улучшает клинический результат? Предпочтительно оценивать краткосрочные исходы, такие как дни без вентилятора, готовность к экстубации, синдром отмены и долгосрочные исходы, такие как исходы развития нервной системы, возникновение посттравматического стрессового расстройства и качество жизни.Это также следует оценить в РКИ, направленных на изучение нефармакологических и фармакологических вмешательств.

— Какие оптимальные дозы лекарств следует использовать в фармакологических исследованиях? Можем ли мы достичь одинаковых концентраций лекарств у всех пациентов, или разным пациентам нужны разные целевые концентрации, например, в зависимости от тяжести заболевания, основного заболевания? Перед началом РКИ должны быть доступны данные PK из литературы или проспективных наблюдательных исследований для изучения PK и PD будущих исследуемых препаратов.В частности, отсутствуют данные для определения дозировки во время критического заболевания и связанных с ним методов лечения (например, CVVH и ЭКМО).

— Используя хорошее понимание PK препарата и, желательно, целевой концентрации, эти данные следует использовать для разработки РКИ, сравнивающих режимы седации. В идеале, PK седативных препаратов также изучаются в этих испытаниях, чтобы подтвердить предположения о дозировке и лучше понять вариабельность реакции.

— Еще одним недооцененным аспектом испытаний лекарственных средств является регистрация побочных эффектов.Перспективный, хорошо продуманный подход к документированию нежелательных явлений также может помочь сбалансировать эффективность и безопасность различных подходов к седации и направить будущие решения о лечении.

— Испытания, инициированные отраслью, следуют строгим нормативным требованиям к проведению клинических испытаний, включая адекватную документацию о нежелательных явлениях, в соответствии с руководящими принципами надлежащей клинической практики с тщательным мониторингом. Традиционно они были слабее в исследованиях, инициированных исследователями, из-за отсутствия надзора и финансирования.Следовательно, консультации со специалистами по регулирующим испытаниям лекарственных средств важны для обеспечения качества и, следовательно, безопасности участников, а также обобщения результатов.

Авторские взносы

Все авторы внесли свой вклад в черновой вариант и критическую редакцию рукописи. Исследование проводилось под руководством де Вильдта.

Заявление о конфликте интересов

Авторы заявляют, что исследование проводилось при отсутствии каких-либо коммерческих или финансовых отношений, которые могут быть истолкованы как потенциальный конфликт интересов.

Рецензент GH и ведущий редактор заявили о своей общей принадлежности, а ведущий редактор заявляет, что процесс, тем не менее, соответствовал стандартам справедливой и объективной проверки.

Ссылки

1. Якоби Дж., Фрейзер Г.Л., Курсин Д.Б., Райкер Р.Р., Фонтейн Д., Виттбродт Е.Т. и др. Руководство по клинической практике длительного использования седативных и анальгетических средств у взрослых в критическом состоянии. Crit Care Med (2002) 30 (1): 119–41. DOI: 10.1097 / 00003246-200201000-00020

CrossRef Полный текст | Google Scholar

2.Randolph AG, Wypij D, Venkataraman ST, Hanson JH, Gedeit RG, Meert KL и др. Влияние протоколов отлучения от аппарата ИВЛ на респираторные исходы у младенцев и детей: рандомизированное контролируемое исследование. JAMA (2002) 288 (20): 2561–8. DOI: 10.1001 / jama.288.20.2561

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

3. Салиски М., Кудчадкар СР. Оптимизация использования седативных препаратов для ранней мобилизации детей в критическом состоянии. J Педиатр интенсивной терапии (2015) 4 (4): 188–93.DOI: 10.1055 / с-0035-1563543

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

5. Иста Э, ван Дейк М., Гамель С., Тиббуль Д., де Хуг М. Абстинентный синдром у тяжелобольных детей после длительного приема седативных и / или анальгетических средств: первая оценка. Crit Care Med (2008) 36 (8): 2427–32. DOI: 10.1097 / CCM.0b013e318181600d

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

7. Эли Э. У., Трумэн Б., Шинтани А., Томасон Дж. У., Уилер А. П., Гордон С. и др.Мониторинг седативного статуса с течением времени у пациентов интенсивной терапии: надежность и валидность шкалы агитации-седации Ричмонда (RASS). JAMA (2003) 289 (22): 2983–91. DOI: 10.1001 / jama.289.22.2983

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

8. Сесслер С.Н., Госнелл М.С., Грап М.Дж., Брофи Г.М., О’Нил П.В., Кин К.А. и др. Шкала агитации-седации Ричмонда: достоверность и надежность у взрослых пациентов отделения интенсивной терапии. Am J Respir Crit Care Med (2002) 166 (10): 1338–44.DOI: 10.1164 / rccm.2107138

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

9. Ambuel B, Hamlett KW, Marx CM, Blumer JL. Оценка дистресса в педиатрической реанимации: шкала КОМФОРТА. J Pediatr Psychol (1992) 17 (1): 95–109. DOI: 10.1093 / jpepsy / 17.1.95

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

10. Маркс К.М., Смит П.Г., Лоури Л.Х., Гамлет К.В., Амбуэль Б., Ямасита Т.С. и др. Оптимальная седация для педиатрических пациентов с интенсивной терапией с механической вентиляцией легких. Crit Care Med (1994) 22 (1): 163–70. DOI: 10.1097 / 00003246-199401000-00029

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

11. Карневале Ф.А., Разак С. Анализ пунктов шкалы КОМФОРТА в педиатрическом отделении интенсивной терапии. Pediatr Crit Care Med (2002) 3 (2): 177–80. DOI: 10.1097 / 00130478-200204000-00016

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

12. Иста Э, ван Дейк М., Тиббул Д., де Хуг М. Оценка уровня седативного действия у педиатрических пациентов интенсивной терапии может быть улучшена с помощью шкалы «Поведение» КОМФОРТ. Pediatr Crit Care Med (2005) 6 (1): 58–63. DOI: 10.1097 / 01.PCC.0000149318.40279.1A

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

13. Керли М.А., Харрис С.К., Фрейзер К.А., Джонсон Р.А., Арнольд Дж. Х. Государственная поведенческая шкала: инструмент для оценки седативного эффекта у младенцев и детей раннего возраста, поддерживающих искусственную вентиляцию легких. Pediatr Crit Care Med (2006) 7 (2): 107–14. DOI: 10.1097 / 00130478-200603000-00031

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

14.Валкенбург AJ, Boerlage AA, Ista E, Duivenvoorden HJ, Tibboel D, van Dijk M. Шкала КОМФОРТНОГО поведения полезна для оценки боли и дистресса у детей от 0 до 3 лет с синдромом Дауна. Боль (2011) 152 (9): 2059–64. DOI: 10.1016 / j.pain.2011.05.001

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

15. Бурлаге А.А., Иста Э., де Йонг М., Тиббуль Д., ван Дейк М. Поведенческая шкала КОМФОРТ: возможен ли более короткий период наблюдения? Pediatr Crit Care Med (2012) 13 (2): e124–5.DOI: 10.1097 / PCC.0b013e3182192d92

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

16. Boerlage AA, Ista E, Duivenvoorden HJ, de Wildt SN, Tibboel D, van Dijk M. Поведенческая шкала КОМФОРТ выявляет клинически значимые эффекты обезболивающего и седативного лечения. Eur J Pain (2015) 19 (4): 473–9. DOI: 10.1002 / ejp.569

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

17. Франкенберг-Швагер М., Франкенберг Д., Харбич Р. Различные коэффициенты увеличения кислорода для индуцированных и несоединенных двухцепочечных разрывов ДНК в эукариотических клетках. Radiat Res (1991) 128 (3): 243–50. DOI: 10.2307 / 3578046

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

19. Wildschut ED, Ahsman MJ, Houmes RJ, Pokorna P, de Wildt SN, Mathot RA, et al. Фармакотерапия при экстракорпоральной мембранной оксигенации новорожденных и детей (ЭКМО). Curr Drug Metab (2012) 13 (6): 767–77. DOI: 10.2174 / 1382800840383

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

20. Pokorna P, Wildschut ED, Vobruba V, van den Anker JN, Tibboel D.Влияние переохлаждения на фармакокинетику лекарственных средств, применяемых у новорожденных и детей раннего возраста. Curr Pharm Des (2015) 21 (39): 5705–24. DOI: 10.2174/1381612821666150

0929

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

21. Ван ден Брук МП, Грюнендал Ф., Эгбертс А.С., Радемейкер СМ. Влияние гипотермии на фармакокинетику и фармакодинамику: систематический обзор доклинических и клинических исследований. Clin Pharmacokinet (2010) 49 (5): 277–94.DOI: 10.2165 / 11319360-000000000-00000

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

22. Хартман М.Э., МакКрори, округ Колумбия, Шульман SR. Эффективность режимов седации для облегчения механической вентиляции в педиатрическом отделении интенсивной терапии: систематический обзор. Pediatr Crit Care Med (2009) 10 (2): 246–55. DOI: 10.1097 / PCC.0b013e31819a3bb9

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

23. Czaja AS, Reiter PD, Schultz ML, Valuck RJ.Модели назначения лекарств не по назначению в педиатрическом отделении интенсивной терапии и приоритезация будущих исследований. J Pediatr Pharmacol Ther (2015) 20 (3): 186–96. DOI: 10.5863 / 1551-6776-20.3.186

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

24. Брюссель Т., Тайссен Дж. Л., Вигфуссон Дж., Лункенхаймер П. П., Ван Акен Х., Лавин П. Гемодинамические и кардиодинамические эффекты пропофола и этомидата: отрицательные инотропные свойства пропофола. Anesth Analg (1989) 69 (1): 35–40.

PubMed Аннотация | Google Scholar

25. Ниевас И.Ф., Ананд К.Дж. Тяжелое обострение астмы у детей: пошаговый подход к эскалации терапии в педиатрическом отделении интенсивной терапии. J Pediatr Pharmacol Ther (2013) 18 (2): 88–104. DOI: 10.5863 / 1551-6776-18.2.88

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

26. Янг С., Евтович-Тодорович В., Цинь Ю.К., Тенкова Т., Ван Х., Лабрюйер Дж. И др. Способность кетамина и мидазолама, по отдельности или в комбинации, вызывать апоптотическую нейродегенерацию в мозге новорожденных мышей. Br J Pharmacol (2005) 146 (2): 189–97. DOI: 10.1038 / sj.bjp.0706301

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

27. Крили К., Дикраниан К., Диссен Г., Мартин Л., Олни Дж., Брамбринк А. Индуцированный пропофолом апоптоз нейронов и олигодендроцитов в мозге плода и новорожденного макака-резус. Br J Anaesth (2013) 110 (Приложение 1): i29–38. DOI: 10.1093 / bja / aet173

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

28. Брамбринк А.М., Эверс А.С., Авидан М.С., Фарбер Н.Б., Смит Д.Д., Мартин Л.Д. и др.Кетамин-индуцированный нейроапоптоз в мозге плода и новорожденного макака-резус. Анестезиология (2012) 116 (2): 372–84. DOI: 10.1097 / ALN.0b013e318242b2cd

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

29. Валкенбург А.Дж., ван ден Бош Г.Е., де Грааф Дж., Ван Линген Р.А., Вайсглас-Куперус Н., ван Росмален Дж. И др. Долгосрочные эффекты неонатальной инфузии морфина на болевую чувствительность: наблюдение за рандомизированным контролируемым исследованием. J Pain (2015) 16 (9): 926–33.DOI: 10.1016 / j.jpain.2015.06.007

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

30. van den Bosch GE, IJsselstijn H, van der Lugt A, Tibboel D, van Dijk M, White T. Нейровизуализация, болевая чувствительность и нейропсихологическое функционирование у новорожденных школьного возраста, переживших оксигенацию экстракорпоральной мембранной оксигенации, подвергшихся воздействию опиоидов и седативных средств. Pediatr Crit Care Med (2015) 16 (7): 652–62. DOI: 10.1097 / PCC.0000000000000474

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

31.Дэвидсон AJ, Disma N, de Graaff JC, Withington DE, Dorris L, Bell G и др. Исходы нервного развития в возрасте 2 лет после общей анестезии и регионарной анестезии бодрствования в младенчестве (ГАЗ): международное многоцентровое рандомизированное контролируемое исследование. Ланцет (2016) 387 (10015): 239–50. DOI: 10.1016 / S0140-6736 (15) 00608-X

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

32. Кудчадкар С.Р., Ястер М., Пенджаби Н.М. Седация, стимуляция засыпания и скрининг делирия при лечении детей с искусственной вентиляцией легких: тревожный сигнал для педиатрического сообщества интенсивной терапии *. Crit Care Med (2014) 42 (7): 1592–600. DOI: 10.1097 / CCM.0000000000000326

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

33. Блюмер JL. Клиническая фармакология мидазолама у младенцев и детей. Clin Pharmacokinet (1998) 35 (1): 37–47. DOI: 10.2165 / 00003088-199835010-00003

CrossRef Полный текст | Google Scholar

34. Playfor SD, Thomas DA, Choonara II. Вспомните следующую педиатрическую реанимацию. Педиатр Анаест (2000) 10 (6): 703–4.DOI: 10.1046 / j.1460-9592.2000.ab01ad.x

CrossRef Полный текст | Google Scholar

35. Горски Дж. С., Холл С. Д., Джонс Д. Р., Ванден Бранден М., Райтон С. А.. Региоселективная биотрансформация мидазолама членами подсемейства человеческого цитохрома P450 3A (CYP3A). Biochem Pharmacol (1994) 47 (9): 1643–53. DOI: 10.1016 / 0006-2952 (94)

-6

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

36. Вет. Нью-Джерси, Брюсси Дж. М., де Хуг М., Моидж М. Г., Верлаат К. В., Джерчел И. С. и др.Воспаление и органная недостаточность серьезно влияют на клиренс мидазолама у детей в критическом состоянии. Am J Respir Crit Care Med (2016) 194 (1): 58–66. DOI: 10.1164 / rccm.201510-2114OC

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

38. Bauer TM, Ritz R, Haberthur C, Ha HR, Hunkeler W., Sleight AJ, et al. Длительный седативный эффект из-за накопления конъюгированных метаболитов мидазолама. Ланцет (1995) 346 (8968): 145–7. DOI: 10.1016 / S0140-6736 (95)

-6

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

39.Kollef MH, Levy NT, Ahrens TS, Schaiff R, Prentice D, Sherman G. седация связана с продлением искусственной вентиляции легких. Сундук (1998) 114 (2): 541–8. DOI: 10.1378 / сундук.114.2.541

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

40. Ананд К.Дж., Холл Р.В., Десаи Н., Шепард Б., Бергквист Л.Л., Янг Т.Э. и др. Эффекты морфиновой анальгезии у недоношенных новорожденных, находящихся на ИВЛ: основные исходы рандомизированного исследования NEOPAIN. Ланцет (2004) 363 (9422): 1673–82. DOI: 10.1016 / S0140-6736 (04) 16251-X

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

41. Яхвак Дж. А., Райкер Р. Р., Фрейзер Г. Л., Субак-Шарп С. Определение пороговой дозы лоразепама для использования осмольного разрыва для мониторинга токсичности пропиленгликоля. Фармакотерапия (2008) 28 (8): 984–91. DOI: 10.1592 / phco.28.8.984

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

42. Чикелла М., Янсен П., Партибан А., Марлоу К.Ф., Бенксат Ф.А., Крюгер К.П. и др.Накопление пропиленгликоля, связанное с продолжительной инфузией лоразепама у педиатрических пациентов интенсивной терапии. Crit Care Med (2002) 30 (12): 2752–6. DOI: 10.1097 / 00003246-200212000-00021

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

43. Сильваси Д.Л., Розен Д.А., Розен К.Р. Непрерывное внутривенное вливание мидазолама для седативного эффекта в педиатрическом отделении интенсивной терапии. Anesth Analg (1988) 67 (3): 286–8. DOI: 10.1213 / 00000539-198803000-00015

CrossRef Полный текст | Google Scholar

44.Krekels EH, Tibboel D, de Wildt SN, Ceelie I, Dahan A, van Dijk M, et al. Дозирование морфина для послеоперационных новорожденных и младенцев, основанное на фактических данных. Clin Pharmacokinet (2014) 53 (6): 553–63. DOI: 10.1007 / s40262-014-0135-4

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

47. Акинджи С.Б., Канбак М., Гулер А., Айпар У. Ремифентанил против фентанила для кратковременной седации на основе обезболивания у детей после операции на механической вентиляции легких. Педиатр Анаест (2005) 15 (10): 870–8.DOI: 10.1111 / j.1460-9592.2005.01574.x

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

49. Эберт Т.Дж., Холл Дж. Э., Барни Дж. А., Урих Т. Д., Колинко, доктор медицины. Эффекты повышения концентрации дексмедетомидина в плазме крови человека. Анестезиология (2000) 93 (2): 382–94. DOI: 10.1097 / 00000542-200008000-00016

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

50. Pichot C, Ghignone M, Quintin L. Дексмедетомидин и клонидин: от седативных средств второй линии к первой линии в условиях интенсивной терапии? J Intensive Care Med (2012) 27 (4): 219–37.DOI: 10.1177 / 0885066610396815

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

51. Уокер Дж., Маккаллум М., Фишер С., Копча Р., Сэйлорс Р., МакКолл Дж. Седация с использованием дексмедетомидина у педиатрических ожоговых пациентов. J Burn Care Res (2006) 27 (2): 206–10. DOI: 10.1097 / 01.BCR.0000200910.76019.CF

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

52. Zhang Y. Предварительное кондиционирование клонидином уменьшает размер инфаркта и улучшает неврологический исход от временной ишемии переднего мозга у крыс. Неврология (2004) 125 (3): 625–31. DOI: 10.1016 / j.neuroscience.2004.02.011

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

53. Гупта П., Уайтсайд В., Сабати А., Тесоро TM, Госсет Дж. М., Тобиас Дж. Д. и др. Безопасность и эффективность длительного применения дексмедетомидина у детей в критическом состоянии с сердечными заболеваниями *. Pediatr Crit Care Med (2012) 13 (6): 660–6. DOI: 10.1097 / PCC.0b013e318253c7f1

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

54.Hunseler C, Balling G, Rohlig C, Blickheuser R, Trieschmann U, Lieser U и др. Непрерывная инфузия клонидина новорожденным и младенцам на ИВЛ: рандомизированное контролируемое исследование. Pediatr Crit Care Med (2014) 15 (6): 511–22. DOI: 10.1097 / PCC.0000000000000151

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

55. Айдоган М.С., Коркмаз М.Ф., Озгуль У., Эрдоган М.А., Юджел А., Караман А. и др. Боль, потребление фентанила и делирий у подростков после хирургического лечения сколиоза: дексмедетомидин против мидазолама. Педиатр Анаест (2013) 23 (5): 446–52. DOI: 10.1111 / pan.12128

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

56. Вольф А., Маккей А., Споварт С., Гранвилл Х., Боланд А., Петру С. и др. Проспективное многоцентровое рандомизированное двойное слепое исследование эквивалентности, в котором сравнивают клонидин и мидазолам в качестве внутривенных седативных средств у детей в критическом состоянии: исследование SLEEPS (профиль безопасности, эффективность и эквивалентность седативных средств в детской интенсивной терапии). Health Technol Assess (2014) 18 (71): 1–212.DOI: 10.3310 / hta18710

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

58. Корбетт С.М., Ребак Дж. А., Грин С. М., Каллас П. У., Нил Б. В., Хили М. А. и др. Дексмедетомидин не улучшает удовлетворенность пациентов по сравнению с пропофолом при ИВЛ. Crit Care Med (2005) 33 (5): 940–5. DOI: 10.1097 / 01.CCM.0000162565.18193.E5

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

59. Тобиас Дж. Д., Гупта П., Нагиб А., Йетс А. Р..Дексмедетомидин: применение для детей с врожденными пороками сердца. Pediatr Cardiol (2011) 32 (8): 1075–87. DOI: 10.1007 / s00246-011-0092-8

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

60. Alkire MT, Haier RJ. Корреляция анестезирующих эффектов in vivo с данными о плотности рецепторов ex vivo подтверждает ГАМКергический механизм действия пропофола, но не изофлурана. Br J Anaesth (2001) 86 (5): 618–26. DOI: 10,1093 / bja / 86,5.618

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

61. Велдхоэн Э.С., Хартман Б.Дж., ван Гестель Дж. П.. Мониторинг биохимических показателей как ранний признак синдрома инфузии пропофола: ложное чувство безопасности. Pediatr Crit Care Med (2009) 10 (2): e19–21. DOI: 10.1097 / PCC.0b013e3181956bda

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

62. Krajcova A, Waldauf P, Andel M, Duska F. Синдром инфузии пропофола: структурированный обзор экспериментальных исследований и 153 опубликованных клинических случая. Crit Care (2015) 19: 398. DOI: 10.1186 / s13054-015-1112-5

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

64. Audenaert SM, Wagner Y, Montgomery CL, Lock RL, Colclough G, Kuhn RJ, et al. Кардиореспираторные эффекты премедикации у детей. Anesth Analg (1995) 80 (3): 506–10. DOI: 10.1213 / 00000539-199503000-00012

CrossRef Полный текст | Google Scholar

65. Хаас Д.А., Харпер Д.Г. Кетамин: обзор его фармакологических свойств и использования в амбулаторной анестезии. Anesth Prog (1992) 39 (3): 61–8.

PubMed Аннотация | Google Scholar

66. Dewhirst E, Frazier WJ, Leder M, Fraser DD, Tobias JD. Остановка сердца после введения кетамина для быстрой интубации. J Intensive Care Med (2013) 28 (6): 375–9. DOI: 10.1177 / 0885066612448732

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

68. Dahmani S, Michelet D, Abback PS, Wood C, Brasher C., Nivoche Y, et al. Кетамин для периоперационного обезболивания у детей: метаанализ опубликованных исследований. Педиатр Анаест (2011) 21 (6): 636–52. DOI: 10.1111 / j.1460-9592.2011.03566.x

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

70. Такешита Х., Окуда Й., Сари А. Влияние кетамина на мозговое кровообращение и метаболизм у человека. Анестезиология (1972) 36 (1): 69–75. DOI: 10.1097 / 00000542-197201000-00013

CrossRef Полный текст | Google Scholar

71. Бар-Жозеф Дж., Гилбурд Y, Тамир А., Гилбурд Дж. Эффективность кетамина в снижении внутричерепного давления у детей с внутричерепной гипертензией. J Neurosurg Pediatr (2009) 4 (1): 40–6. DOI: 10.3171 / 2009.1.PEDS08319

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

72. Паркинсон Л., Хьюз Дж., Гилл А., Биллингем И., Рэтклифф Дж., Чунара И. Рандомизированное контролируемое испытание седативных средств у тяжелобольных. Педиатр Анаест (1997) 7 (5): 405–10. DOI: 10.1046 / j.1460-9592.1997.d01-109.x

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

73. Янай О., Броган Т.В., Мартин ЛД.Непрерывная инфузия пентобарбитала детям связана с высоким уровнем осложнений. J Crit Care (2004) 19 (3): 174–8. DOI: 10.1016 / j.jcrc.2004.07.008

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

74. Тобиас Дж. Д., Дешпанде Дж. К., Питч Дж. Б., Уилер Т. Дж., Грегори Д. Ф. Пентобарбитальная седация для пациентов детского отделения интенсивной терапии. South Med J (1995) 88 (3): 290–4. DOI: 10.1097 / 00007611-199503000-00008

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

75.Бауке Дж. [Последующие цитогенетические исследования при хроническом миелоцитарном лейкозе]. Verh Dtsch Ges Inn Med (1971) 77: 80–3.

Google Scholar

76. Playfor S, Jenkins I, Boyles C, Choonara I, Davies G, Haywood T и др. Консенсусные рекомендации по стойкой нервно-мышечной блокаде у детей в критическом состоянии. Педиатр Анаест (2007) 17 (9): 881–7. DOI: 10.1111 / j.1460-9592.2007.02313.x

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

77.Валентин С.Л., Надкарни В.М., Керли М.А. Педиатрическая консенсусная конференция по острому повреждению легких G. Нелегочные методы лечения педиатрического острого респираторного дистресс-синдрома: материалы конференции по педиатрическому консенсусу по острому повреждению легких. Pediatr Crit Care Med (2015) 16 (5 Suppl 1): S73–85. DOI: 10.1097 / PCC.0000000000000435

CrossRef Полный текст | Google Scholar

78. Honsel M, Giugni C, Brierley J. Ограниченное профессиональное руководство и литература доступны для руководства по безопасному использованию нервно-мышечной блокады у младенцев. Acta Paediatr (2014) 103 (9): e370–3. DOI: 10.1111 / apa.12682

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

79. Newth CJ, Meert KL, Clark AE, Moler FW, Zuppa AF, Berg RA, et al. Смертельная и почти смертельная астма у детей: перспективы интенсивной терапии. J Pediatr (2012) 161 (2): 214.e – 21.e. DOI: 10.1016 / j.jpeds.2012.02.041

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

80. Lemson J, Driessen JJ, van der Hoeven JG.Влияние нервно-мышечной блокады на потребление кислорода у педиатрических пациентов с седативной и механической вентиляцией легких после кардиохирургических вмешательств. Intensive Care Med (2008) 34 (12): 2268–72. DOI: 10.1007 / s00134-008-1252-z

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

81. Вернон Д.Д., Витте М.К. Влияние нервно-мышечной блокады на потребление кислорода и расход энергии у детей с седацией и механической вентиляцией легких. Crit Care Med (2000) 28 (5): 1569–71.DOI: 10.1097 / 00003246-200005000-00051

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

82. Кочанек П.М., Карни Н., Адельсон П.Д., Эшвал С., Белл М.Дж., Браттон С. и др. Руководство по неотложной медицинской помощи тяжелой черепно-мозговой травмы у младенцев, детей и подростков — второе издание. Pediatr Crit Care Med (2012) 13 (Приложение 1): S1–82. DOI: 10.1097 / PCC.0b013e318259ee85

CrossRef Полный текст | Google Scholar

83. Best KM, Boullata JI, Curley MA.Факторы риска, связанные с отменой ятрогенных опиоидов и бензодиазепинов у детей в критическом состоянии: систематический обзор и концептуальная модель. Pediatr Crit Care Med (2015) 16 (2): 175–83. DOI: 10.1097 / PCC.0000000000000306

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

84. Ветеринар Нью-Джерси, Иста Э, де Вильд С.Н., ван Дейк М., Тиббель Д., де Хуг М. Оптимальная седация у педиатрических пациентов интенсивной терапии: систематический обзор. Intensive Care Med (2013) 39 (9): 1524–34.DOI: 10.1007 / s00134-013-2971-3

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

85. Брук А.Д., Аренс Т.С., Шейфф Р., Прентис Д., Шерман Г., Шеннон В. и др. Влияние протокола седативной терапии на продолжительность ИВЛ. Crit Care Med (1999) 27 (12): 2609–15. DOI: 10.1097 / 00003246-199

0-00001

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

86. Бакнэлл Т.К., Маниас Э., Преснейл Дж.Дж. Рандомизированное исследование применения седативных препаратов по протоколу для ИВЛ в австралийском отделении интенсивной терапии. Crit Care Med (2008) 36 (5): 1444–50. DOI: 10.1097 / CCM.0b013e318168f82d

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

87. Пох Ю.Н., Пох П.Ф., Буанг С.Н., Ли Дж. Х. Рекомендации, протоколы и алгоритмы седации в отделениях интенсивной терапии интенсивной терапии: систематический обзор. Pediatr Crit Care Med (2014) 15 (9): 885–92. DOI: 10.1097 / PCC.0000000000000255

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

88. Curley MA, Wypij D, Watson RS, Grant MJ, Asaro LA, Cheifetz IM, et al.Протоколизированная седация по сравнению с обычным уходом у педиатрических пациентов с механической вентиляцией легких по поводу острой дыхательной недостаточности: рандомизированное клиническое исследование. JAMA (2015) 313 (4): 379–89. DOI: 10.1001 / jama.2014.18399

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

89. Kress JP, Pohlman AS, O’Connor MF, Hall JB. Ежедневный перерыв в введении седативных препаратов у пациентов в критическом состоянии, находящихся на ИВЛ. N Engl J Med (2000) 342 (20): 1471–7. DOI: 10.1056 / NEJM200005183422002

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

90. Жирар Т.Д., Кресс Дж. П., Фукс Б. Д., Томасон Дж. В., Швейкерт В. Д., Пун Б. Т. и др. Эффективность и безопасность парного протокола седации и отлучения от аппарата ИВЛ для пациентов с ИВЛ в отделениях интенсивной терапии (пробуждение и контролируемое дыхание): рандомизированное контролируемое исследование. Ланцет (2008) 371 (9607): 126–34. DOI: 10.1016 / S0140-6736 (08) 60105-1

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

91.Мехта С., Берри Л., Кук Д., Фергюссон Д., Стейнберг М., Грантон Дж. И др. Ежедневное прерывание седативной терапии у пациентов в критическом состоянии с механической вентиляцией легких, находящихся на лечении по протоколу седации: рандомизированное контролируемое исследование. JAMA (2012) 308 (19): 1985–92. DOI: 10.1001 / jama.2012.13872

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

92. Анифантаки С., Принианакис Г., Вицаксаки Э., Кацули В., Мари С., Симианакис А. и др. Ежедневные перерывы в введении седативных препаратов в отделении медико-хирургической интенсивной терапии для взрослых: рандомизированное контролируемое исследование. J Adv Nurs (2009) 65 (5): 1054–60. DOI: 10.1111 / j.1365-2648.2009.04967.x

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

93. Verlaat CW, Heesen GP, ​​Vet NJ, de Hoog M, van der Hoeven JG, Kox M, et al. Рандомизированное контролируемое исследование ежедневного прерывания приема седативных препаратов у детей в критическом состоянии. Педиатр Анаест (2014) 24 (2): 151–6. DOI: 10.1111 / pan.12245

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

94. Wildschut ED, Hanekamp MN, Vet NJ, Houmes RJ, Ahsman MJ, Mathot RA, et al.Возможность прекращения седации и обезболивания после канюляции у новорожденных при экстракорпоральной мембранной оксигенации. Intensive Care Med (2010) 36 (9): 1587–91. DOI: 10.1007 / s00134-010-1931-4

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

95. Гупта К., Гупта В.К., Джаяшри М., Сингхи С. Рандомизированное контролируемое испытание прерывистой и непрерывной инфузии седативных средств у детей, находящихся на ИВЛ. Pediatr Crit Care Med (2012) 13 (2): 131–5. DOI: 10.1097 / PCC.0b013e31820aba48

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

96. Вет, Нью-Джерси, де Вильд С.Н., Верлаат К.В., Книббе, Калифорния, Муидж М.Г., ван Венсель Дж. Б. и др. Рандомизированное контролируемое исследование ежедневного прерывания седации у детей в критическом состоянии. Intensive Care Med (2016) 42 (2): 233–44. DOI: 10.1007 / s00134-015-4136-z

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

97. Vet NJ, Verlaat CW, de Wildt SN, Tibboel D, de Hoog M.Ежедневное прерывание седации у тяжелобольных детей. Pediatr Crit Care Med (2012) 13 (1): 122. DOI: 10.1097 / PCC.0b013e31822f1109

CrossRef Полный текст | Google Scholar

98. Playfor SD, Thomas DA, Choonara I. Седация и нервно-мышечная блокада в педиатрической интенсивной терапии: обзор современной практики в Великобритании. Педиатр Анаест (2003) 13 (2): 147–51. DOI: 10.1046 / j.1460-9592.2003.00989.x

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

99.Иста Э, ван Дейк М., Гамель С., Тиббуль Д., де Хуг М. Симптомы отмены у детей после длительного приема седативных средств и / или анальгетиков: обзор литературы. «Оценка остается сложной задачей». Intensive Care Med (2007) 33 (8): 1396–406. DOI: 10.1007 / s00134-007-0696-x

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

100. Tobias JD. Переносимость, абстиненция и физическая зависимость после длительной седации и обезболивания детей в педиатрическом отделении интенсивной терапии. Crit Care Med (2000) 28 (6): 2122–32. DOI: 10.1097 / 00003246-200006000-00079

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

101. Ананд К.Дж., Уилсон Д.Ф., Бергер Дж., Харрисон Р., Мерт К.Л., Циммерман Дж. И др. Толерантность и отказ от длительного употребления опиоидов у детей в критическом состоянии. Педиатрия (2010) 125 (5): e1208–25. DOI: 10.1542 / peds.2009-0489

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

102. Франк Л.С., Харрис С.К., Соетенга Д.Д., Амлинг Дж.К., Керли Массачусетс.Инструмент оценки отмены-1 (WAT-1): инструмент оценки для мониторинга симптомов отмены опиоидов и бензодиазепинов у педиатрических пациентов. Pediatr Crit Care Med (2008) 9 (6): 573–80. DOI: 10.1097 / PCC.0b013e31818c8328

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

103. Franck LS, Scoppettuolo LA, Wypij D, Curley MA. Валидность и возможность обобщения инструмента оценки отмены-1 (WAT-1) для мониторинга ятрогенного синдрома отмены у педиатрических пациентов. Боль (2012) 153 (1): 142–8. DOI: 10.1016 / j.pain.2011.10.003

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

104. Иста Э, де Хуг М., Тиббоэль Д., Дуйвенвоорден Х. Дж., Ван Дейк М. Психометрическая оценка шкалы абстинентного синдрома Софии у тяжелобольных детей. Pediatr Crit Care Med (2013) 14 (8): 761–9. DOI: 10.1097 / PCC.0b013e31829f5be1

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

105. Иста Э, ван Дейк М., де Хуг М., Тиббель Д., Дуйвенвоорден Х. Дж.Построение шкалы симптомов отмены (SOS) наблюдения за Софией для детей в критическом состоянии. Intensive Care Med (2009) 35 (6): 1075–81. DOI: 10.1007 / s00134-009-1487-3

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

106. Ince I, Knibbe CA, Danhof M, de Wildt SN. Изменения в развитии экспрессии и функции изоформ цитохрома P450 3A: данные исследований in vitro и in vivo. Clin Pharmacokinet (2013) 52 (5): 333–45.DOI: 10.1007 / s40262-013-0041-1

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

107. Pentikainen PJ, Valisalmi L, Himberg JJ, Crevoisier C. Фармакокинетика мидазолама после внутривенного и перорального введения пациентам с хроническим заболеванием печени и здоровым предметам. J Clin Pharmacol (1989) 29 (3): 272-7. DOI: 10.1002 / j.1552-4604.1989.tb03327.x

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

109. Кернс Г.Л., Абдель-Рахман С.М., Аландер С.В., Блоуи Д.Л., Лидер Дж.С., Кауфман Р.Э.Фармакология развития — расположение, действие и терапия лекарств у младенцев и детей. N Engl J Med (2003) 349 (12): 1157–67. DOI: 10.1056 / NEJMra035092

CrossRef Полный текст | Google Scholar

110. Краус Дж. У., Десмонд П. В., Маршалл Дж. П., Джонсон Р. Ф., Шенкер С., Уилкинсон Г. Р.. Влияние старения и заболеваний печени на утилизацию лоразепама. Clin Pharmacol Ther (1978) 24 (4): 411–9. DOI: 10.1002 / cpt1978244411

CrossRef Полный текст | Google Scholar

111.Поттс А.Л., Андерсон Б.Дж., Уорман Г.Р., Лерман Дж., Диаз С.М., Вило С. Фармакокинетика дексмедетомидина в педиатрической интенсивной терапии — объединенный анализ. Педиатр Анаест (2009) 19 (11): 1119–29. DOI: 10.1111 / j.1460-9592.2009.03133.x

CrossRef Полный текст | Google Scholar

112. Аллегерт К., Пеэтерс М.Ю., Вербесселт Р., Тиббуль Д., Наулаерс Г., де Хун Дж. Н. и др. Индивидуальная вариабельность фармакокинетики пропофола у недоношенных и доношенных новорожденных. Br J Anaesth (2007) 99 (6): 864–70.DOI: 10.1093 / bja / aem294

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

113. Танака Н., Хориучи А., Накаяма Ю., Кацуяма Ю., Исобе М., Аояма Т. и др. Безопасность и эффективность седации низких доз пропофола во время и после эзофагогастродуоденоскопии у детей с циррозом печени A и B. Dig Dis Sci (2013) 58 (5): 1383–9. DOI: 10.1007 / s10620-012-2483-y

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

114. Сервин Ф., Кокшотт И.Д., Фаринотти Р., Хаберер Дж. П., Винклер С., Десмонтс Дж. М..Фармакокинетика инфузий пропофола у больных циррозом печени. Br J Anaesth (1990) 65 (2): 177–83. DOI: 10.1093 / bja / 65.2.177

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

115. Hartvig P, Larsson E, Joachimsson PO. Послеоперационная анальгезия и седация после кардиохирургических вмешательств у детей с использованием постоянной инфузии кетамина. J Cardiothorac Vasc Anesth (1993) 7 (2): 148–53. DOI: 10.1016 / 1053-0770 (93) -2

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

117.Pitlick W, Painter M, Pippenger C. Фармакокинетика фенобарбитала у новорожденных. Clin Pharmacol Ther (1978) 23 (3): 346–50. DOI: 10.1002 / cpt1978233346

CrossRef Полный текст | Google Scholar

118. Фон Ольдершаузен Х. Ф., Хельд Х., Реммер Х. [Распад пентобарбитала при заболеваниях печени]. Klin Wochenschr (1970) 48 (9): 565–7.

Google Scholar

119. Рейденберг М.М., Ловенталь Д.Т., Бриггс В., Гаспаро М. Удаление пентобарбитала у пациентов с плохой функцией почек. Clin Pharmacol Ther (1976) 20 (1): 67–71. DOI: 10.1002 / cpt197620167

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

120. Mazoit JX, Sandouk P, Zetlaoui P, Scherrmann JM. Фармакокинетика неизмененного морфина у здоровых и больных циррозом печени. Anesth Analg (1987) 66 (4): 293–8. DOI: 10.1213 / 00000539-198704000-00001

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

121. Болл М., МакКуэй Х.Дж., Мур Р.А., Аллен М.К., Фишер А., Сир Дж.Почечная недостаточность и применение морфина в реанимации. Ланцет (1985) 1 (8432): 784–6. DOI: 10.1016 / S0140-6736 (85)

-5

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

122. Ахсман MJ, Ханекамп M, Wildschut ED, Tibboel D, Mathot RA. Популяционная фармакокинетика мидазолама и его метаболитов при оксигенации веноартериальной экстракорпоральной мембраны у новорожденных. Clin Pharmacokinet (2010) 49 (6): 407–19. DOI: 10.2165 / 11319970-000000000-00000

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

123.Хартан А.А., Бакли К.В., Хегер М.Л., Фортуна Р.С., Мэйс К. Адсорбция лекарств в современных контурах экстракорпоральных мембранных оксигенаторов. J Pediatr Pharmacol Ther (2014) 19 (4): 288–95. DOI: 10.5863 / 1551-6776-19.4.288

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

124. Jacqz-Aigrain E, Daoud P, Burtin P, Maherzi S, Beaufils F. Фармакокинетика мидазолама во время непрерывной инфузии у тяжелобольных новорожденных. Eur J Clin Pharmacol (1992) 42 (3): 329–32.DOI: 10.1007 / BF00266357

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

127. Whalen LD, Di Gennaro JL, Irby GA, Yanay O, Zimmerman JJ. Долгосрочное использование дексмедетомидина и профиль безопасности у тяжелобольных детей и новорожденных. Pediatr Crit Care Med (2014) 15 (8): 706–14. DOI: 10.1097 / PCC.0000000000000200

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

128. Wildschut ED, van Saet A, Pokorna P, Ahsman MJ, Van den Anker JN, Tibboel D.Влияние экстракорпорального жизнеобеспечения и переохлаждения на распределение лекарств у тяжелобольных младенцев и детей. Pediatr Clin North Am (2012) 59 (5): 1183–204. DOI: 10.1016 / j.pcl.2012.07.013

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

129. Эллиотт Э.С., Бак М.Л. Дозирование и фармакокинетика фенобарбитала у новорожденных, получающих экстракорпоральную мембранную оксигенацию. Ann Pharmacother (1999) 33 (4): 419–22. DOI: 10.1345 / APH.18248

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

130.Wildschut ED, Ahsman MJ, Allegaert K, Mathot RA, Tibboel D. Детерминанты абсорбции лекарств в различных схемах ЭКМО. Intensive Care Med (2010) 36 (12): 2109–16. DOI: 10.1007 / s00134-010-2041-z

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

131. Peters JW, Anderson BJ, Simons SH, Uges DR, Tibboel D. Фармакокинетика морфина во время оксигенации веноартериальной экстракорпоральной мембраны у новорожденных. Intensive Care Med (2005) 31 (2): 257–63. DOI: 10.1007 / s00134-004-2545-5

CrossRef Полный текст | Google Scholar

132. Мейер М.М., Беренс Р.Дж. Эффективность 10-дневного энтерального прекращения приема метадона для предотвращения отмены опиоидов у пациентов педиатрических отделений интенсивной терапии с толерантностью к фентанилу. Pediatr Crit Care Med (2001) 2 (4): 329–33. DOI: 10.1097 / 00130478-200110000-00009

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

133. Робертсон Р.К., Дарси Э., Фортенберри Д.Д., Петтиньяно Р., Хартли Г. Оценка протокола отлучения от опиатов с использованием метадона у пациентов педиатрического отделения интенсивной терапии. Pediatr Crit Care Med (2000) 1 (2): 119–23. DOI: 10.1097 / 00130478-200010000-00005

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

134. Ястер М., Кост-Байерли С., Берде С., Билле С. Управление опиоидной и бензодиазепиновой зависимостью у младенцев, детей и подростков. Педиатрия (1996) 98 (1): 135–40.

Google Scholar

135. Домингес К.Д., Кроули М.Р., Коулман Д.М., Кац Р.В., Уилкинс Д.Г., Келли Х.В. Отмена лоразепама у детей в критическом состоянии. Ann Pharmacother (2006) 40 (6): 1035–9. DOI: 10.1345 / aph.1G701

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

136. Берковиц Г.С., Мехалек К.Е., Читкара Ю., Розенберг Дж., Когсуэлл С., Берковиц Р.Л. Допплеровская пупочная велосиметрия в прогнозировании неблагоприятных исходов беременностей с риском задержки внутриутробного развития. Obstet Gynecol (1988) 71 (5): 742–6.

PubMed Аннотация | Google Scholar

137. Беренс Р.Дж., Мейер М.Т., Михайлов Т.А., Колпарт К.Д., Чарнецкий М.Л., Ганаем Н.С. и др.Проспективная оценка отлучения от опиоидов у педиатрических пациентов с опиоидной зависимостью. Anesth Analg (2006) 102 (4): 1045–50. DOI: 10.1213 / 01.ane.0000202395.94542.3e

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

138. Bowens CD, Thompson JA, Thompson MT, Breitzka RL, Thompson DG, Sheeran PW. Испытание схем постепенного снижения метадона у пациентов педиатрического отделения интенсивной терапии, получавших длительные седативные инфузии. Pediatr Crit Care Med (2011) 12 (5): 504–11.DOI: 10.1097 / PCC.0b013e3181fe38f5

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

139. Schieveld JN, Leroy PL, van Os J, Nicolai J, Vos GD, Leentjens AF. Детский делирий при критических состояниях: феноменология, клинические корреляты и ответ на лечение в 40 случаях в педиатрическом отделении интенсивной терапии. Intensive Care Med (2007) 33 (6): 1033–40. DOI: 10.1007 / s00134-007-0637-8

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

140.Сильвер Джи, Траубе С., Кирни Дж., Келли Д., Юн М.Дж., Нэш Мойал В. и др. Выявление делирия у детей: разработка инструмента быстрой оценки с помощью наблюдений. Intensive Care Med (2012) 38 (6): 1025–31. DOI: 10.1007 / s00134-012-2518-z

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

141. Смит Х.А., Бойд Дж., Фукс Д.К., Мелвин К., Берри П., Шинтани А. и др. Диагностика делирия у детей в критическом состоянии: валидность и надежность метода оценки детской путаницы для отделения интенсивной терапии. Crit Care Med (2011) 39 (1): 150–7. DOI: 10.1097 / CCM.0b013e3181feb489

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

142. Мэдден К., Тюркель С., Якобсон Дж., Эпштейн Д., Моромисато Д.Ю. Рецидивирующий делирий после операции по поводу врожденного порока сердца у грудного ребенка. Pediatr Crit Care Med (2011) 12 (6): e413–5. DOI: 10.1097 / PCC.0b013e31820ac2bf

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

143. Сильвер Г. Х., Кирни Дж. А., Кутко М. С., Бартелл А.С.Младенческий делирий в педиатрических отделениях интенсивной терапии. Am J Psychiatry (2010) 167 (10): 1172–7. DOI: 10.1176 / appi.ajp.2010.0

06

CrossRef Полный текст | Google Scholar

144. Траубе С., Сильвер Дж., Кирни Дж., Патель А., Аткинсон Т.М., Юн М.Дж. и др. Корнелльская оценка делирия у детей: действенный, быстрый инструмент наблюдения для скрининга делирия в отделениях интенсивной терапии интенсивной терапии *. Crit Care Med (2014) 42 (3): 656–63. DOI: 10.1097 / CCM.0b013e3182a66b76

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

145.van Dijk M, Knoester H, van Beusekom BS, Ista E. Скрининг педиатрического делирия с помощью адаптированной версии шкалы абстинентного синдрома наблюдения Софии (SOS). Intensive Care Med (2012) 38 (3): 531–2. DOI: 10.1007 / s00134-011-2434-7

CrossRef Полный текст | Google Scholar

146. Slooff VD, Spaans E, van Puijenbroek E, Jessurun N, van Beusekom BS, de Hoog M, et al. Побочные эффекты галоперидола для лечения делирия у детей в критическом состоянии. Intensive Care Med (2014) 40 (10): 1602–3.DOI: 10.1007 / s00134-014-3446-x

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Процедурная седация у детей | Учебные больницы Университета Халла NHS Trust

  • Номер ссылки: HEY-826/2019
  • Отделения: Отделение неотложной помощи

Вы можете перевести эту страницу с помощью кнопки наушников (внизу слева), а затем выберите глобус, чтобы изменить язык страницы. Нужна помощь в выборе языка? См. Раздел «Поддерживаемые голоса и языки Browsealoud».


Введение

Этот буклет создан для того, чтобы дать вам общую информацию о лечении вашего ребенка. Этот буклет должен дать ответы на большинство ваших вопросов. Он не предназначен для замены разговора между вами и врачом вашего ребенка, но может служить отправной точкой для обсуждения. Если после прочтения у вас возникнут какие-либо опасения или вам потребуется дополнительное объяснение, обсудите это с членом медицинской бригады, ухаживающей за вашим ребенком.

Почему моему ребенку нужна седация?

Некоторые тесты или методы лечения могут вызывать боль или страдания, особенно у детей.Седация направлена ​​на уменьшение боли и беспокойства вашего ребенка. Седация может вызвать у вашего ребенка сонливость и расслабление, а это означает, что процедура может быть выполнена легче и с меньшими страданиями для вашего ребенка и вас. Ваш ребенок может вообще не помнить процедуру или запоминать только небольшие количества. Это нормально.

Что включает в себя седативный эффект?

Во время седации за вашим ребенком будут ухаживать врач и медсестра. Они будут получать кислород через маску для лица и будут находиться под пристальным наблюдением.Большинство видов седативных средств требуют инъекции в вену. Ваш ребенок может стать очень сонным или бодрствовать. Они могут дезориентироваться или сбиться с толку. Иногда у детей возникает рвота под действием седативных препаратов. Редко могут возникнуть проблемы с дыханием, что очень редко (0,02%) означает, что вашему ребенку может потребоваться общая анестезия с помощью дыхательной трубки, вставленной в его трахею.

Если вашему ребенку дают лекарство под названием Кетамин , которое обычно используется в больницах для успокоения детей, имейте в виду, что:

  • Ваш ребенок может немного двигаться без очевидной причины.Это нормально.
  • Глаза вашего ребенка могут подергиваться. Это нормально.
  • Ваш ребенок может сообщать о странных сновидениях при пробуждении и может стать немного возбужденным (это испытывают менее 20% детей). Это имеет тенденцию улучшаться, если вы успокаиваете своего ребенка в тихом месте, пока он полностью не проснется.
  • У каждого десятого ребенка появляется сыпь.
  • У каждого десятого ребенка слезятся глаза или могут течь слюни.
  • У каждого двадцатого ребенка есть подергивания.
  • Редко (0.3%) может быть ларингоспазм (смыкаются голосовые связки).

Как я могу помочь своему ребенку?

Перед процедурой

  • Попросите врача / медсестру объяснить процедуру вашему ребенку и вам. Если вы не понимаете, сообщите нам.
  • Поговорите с ребенком о том, как справиться (например, посмотреть книгу, надуть мыльные пузыри, поговорить о чем-то хорошем).
  • Постарайтесь не слишком расстраиваться и не нервничать, так как ваш ребенок это заметит.

Во время процедуры

  • Родитель (или другой взрослый, который знает вашего ребенка) может остаться с ними, так как это может быть полезно.
  • В зависимости от того, насколько глубоко ваш ребенок успевает успокоиться, ему могут потребоваться напоминания о методах выживания, которые вы выбрали ранее.
  • Бесполезно позволять ребенку решать, когда именно будет проводиться процедура.

После процедуры

  • Оставайся с ребенком. Они могут не помнить, где находятся и почему в больнице.
  • Сосредоточьтесь на хороших вещах, которые делал ваш ребенок.

После возвращения домой

Иногда отсроченное действие лекарств может вызвать у ребенка замешательство, сонливость или неуклюжесть.Вам необходимо проявлять особую осторожность при уходе за ребенком и присмотре за ним в течение следующих 24 часов.

  • Большинство детей выздоравливают в течение 90 минут. Ваш ребенок сможет безопасно пойти домой, когда он полностью проснется, сможет ходить без посторонней помощи и пить без рвоты. По возвращении домой за ними следует внимательно наблюдать в течение первых 8 часов и избегать напряженных игр или занятий спортом в течение 24 часов.
  • Наблюдайте за всеми играми и купанием в течение следующих 8 часов после возвращения домой. НЕ позволяйте ребенку плавать или использовать игровое оборудование (велосипеды, обезьяны и т. Д.), что может привести к аварии в течение следующих 24 часов.
  • Иногда дети могут почувствовать тошноту или рвоту, если они съедят обильный прием пищи слишком скоро после приема седативных препаратов. Давайте ребенку небольшое количество прозрачной жидкости, такой как разбавленный фруктовый сок, леденцы, желе, прозрачный суп и т. Д., И подождите 2 часа, прежде чем давать ему еду.
  • Дайте ребенку поспать. Иногда дети спят больше из-за седативных препаратов. Это нормально.
Если у вас есть какие-либо опасения, что ваш ребенок может испытывать проблемы, связанные с полученным седативным средством, обратитесь в отделение неотложной помощи педиатрии

по телефону (01482) 482108

Процедура для вашего ребенка

Ваш ребенок получил успокоительное средство: ________________________

Выполнялась процедура: _____________________________

Общие рекомендации и согласие

Этот буклет должен был дать ответ на большинство ваших вопросов, но помните, что это только отправная точка для обсуждения с медицинским персоналом.

Согласие на лечение

Прежде чем любой врач, медсестра или терапевт осмотрит или лечит вашего ребенка, они должны получить ваше согласие или разрешение. Чтобы принять решение, вам необходимо получить от медицинских работников информацию о лечении или обследовании, которое предлагается вашему ребенку. Вы всегда должны задавать им больше вопросов, если вы чего-то не понимаете или хотите получить дополнительную информацию.

Информация, которую вы получаете, должна касаться состояния вашего ребенка, доступных для него альтернатив, а также связанных с этим рисков и преимуществ.Важно то, что ваше согласие является подлинным или действительным . Это означает:

  • вы должны иметь возможность дать свое согласие
  • вам должно быть предоставлено достаточно информации, чтобы вы могли принять решение
  • вы должны действовать по собственной воле, а не под сильным влиянием другого человека

Информация о вашем ребенке

Мы собираем и используем информацию о вашем ребенке, чтобы обеспечить вашему ребенку уход и лечение. В рамках ухода за вашим ребенком информация о вашем ребенке будет передана членам медицинской бригады, с некоторыми из которых вы можете не встретиться.Информация о вашем ребенке также может использоваться для помощи в обучении персонала, для проверки качества нашего ухода, для управления и планирования медицинских услуг, а также для помощи в исследованиях. По возможности мы используем анонимные данные.

Мы можем передавать соответствующую информацию другим организациям здравоохранения, которые обеспечивают уход за вашим ребенком. Вся информация считается строго конфиденциальной и не передается никому, кому она не нужна. Если у вас есть какие-либо проблемы, обратитесь к врачу вашего ребенка или к лицу, ухаживающему за вашим ребенком.

В соответствии с Общим регламентом защиты данных и Законом о защите данных 2018 года мы несем ответственность за сохранение конфиденциальности любой имеющейся у нас информации о вашем ребенке. Для получения дополнительной информации посетите следующую страницу: Конфиденциальная информация о вас.

Если вам нужна информация о здоровье и благополучии вашего ребенка (или ребенка, о котором вы заботитесь), а также об уходе за ним и лечении в другом формате, например, крупным шрифтом, шрифтом Брайля или аудио, из-за инвалидности, нарушения или сенсорной потери, пожалуйста, сообщите сотрудник, и это может быть организовано.

Оценка безопасности использования пропофола для педиатрической процедурной седации: систематический обзор и метаанализ

Характеристики исследований

Тридцать исследований соответствовали критериям включения (см. Дополнительный рисунок S1) 12,13,14,15,16, 17,18,19,20,21,22,23,24,25,26,27,28,29,30,31,32,33,34,35,36,37,38,39,40,41 . Хотя в 2 исследования 19,28 была включена небольшая часть молодых взрослых пациентов, мы не исключили эти исследования из нашего анализа, так как мы определили, что доля участников старше 19 лет была менее 5% на основании заявленного возраста. распределение со средним значением и стандартным отклонением в каждом исследовании.В дополнительной таблице S1 показаны характеристики включенных исследований.

Типы процедур, выполненных во включенных исследованиях, включали радиологические процедуры, включающие магнитно-резонансную томографию (МРТ) (6 исследований), кардиологические процедуры (6 исследований), стоматологические процедуры (4 исследования), желудочно-кишечные процедуры (4 исследования), интубацию (2 исследования). исследования), ортопедические процедуры (4 исследования) и другие процедуры (4 исследования). Пропофол использовался отдельно в большинстве исследований МРТ, в то время как он также часто использовался в сочетании с кетамином, мидазоламом или опиоидами для других процедур.Дексмедетомидин, кетамин или мидазолам чаще всего сравнивали с седативным эффектом пропофола в качестве единственного средства, в комбинации или вместе с другими препаратами, такими как опиоиды.

Провайдеры, ответственные за введение седативных средств, были описаны как анестезиологи (10 исследований), седативные врачи или медсестры (2 исследования), врачи (4 исследования) и реаниматологи (1 исследование), но в других исследованиях не указывалось провайдеры (13 исследований).

Риск систематической ошибки во включенных исследованиях

Двенадцать из 30 исследований (40%) использовали адекватные методы рандомизации, такие как компьютерное генерирование случайных чисел (дополнительный рис.S2). Три исследования были оценены как «неадекватные», потому что использовалось подбрасывание монеты 25 или распределение ко дню зачисления 39 или ко дню зачисления 19 . В одиннадцати исследованиях (37%) сообщалось об адекватных методах сокрытия распределения, таких как централизованное распределение или запечатанные конверты. Два исследования 19,39 , в которых использовался метод квази-рандомизации, были сочтены недостаточными для сокрытия распределения. В двенадцати исследованиях (40%) сообщалось об ослеплении или использовались только объективные результаты.В семи исследованиях не использовался метод ослепления 19,22,23,30,34,39 или использовались некоторые субъективные результаты без ослепления 27 .

В двадцати пяти исследованиях (83%) использовался подход, основанный на намерении лечить, или сообщалось о том, что процент выбывших составляет менее 5%. В трех исследованиях не была ясна полнота данных. В 8 исследованиях 15,19,25,27,33,34,37,40 некоторые результаты отсутствовали для исходов, упомянутых в разделе о методах, и поэтому мы определили, что присутствует риск избирательной систематической ошибки в отчетности.Пять исследований, сообщающих о результатах небольшого предварительного исследования 13,29 и / или размер выборки менее 25 детей 27,29,31,35 , были сочтены потенциально подверженными риску воздействия других источников систематической ошибки.

Время восстановления

Девятнадцать исследований с 20 сравнениями предоставили информацию о времени восстановления (рис. 1), из которых 10 оценивали пропофол как единственный агент, в то время как другие использовали его в комбинации с другими седативными средствами или опиоидами. Хотя определения времени восстановления несколько различались в разных исследованиях, время восстановления можно приблизительно рассматривать как временной интервал от завершения процедуры до достижения критериев выписки.Картина относительного сокращения времени под действием пропофола наблюдалась последовательно и четко, когда пропофол использовался отдельно (средневзвешенная разница, WMD = -10,38 [-14,34, -6,41], I 2 = 90,7%). Хотя статистическая неоднородность внутри этой подгруппы все еще оставалась большой, это было связано с величиной эффекта, а не его направлением. Когда пропофол сочетался с опиоидами или когда пропофол и контрольное седативное средство использовались в сочетании с тем же сопутствующим лекарственным средством, гетерогенность становилась больше с точки зрения величины эффекта, но с явной тенденцией к сокращению времени.Однако, когда пропофол в сочетании с другим седативным средством сравнивали с другим единственным седативным средством, результаты показали иную тенденцию. Таким образом, общий размер объединенного эффекта не был получен.

Рисунок 1

Лесной участок для времени восстановления. Сокращения: ДИ — доверительный интервал; КОН, контроль; D, дексмедетомидин; F, фентанил; К, кетамин; М, мидазолам; МРТ, магнитно-резонансная томография; Р, пропофол; Пе, пентобарбитал; R, ремифентанил; SD, стандартное отклонение; Т, тиопентал; ЗТТ, лечение; WMD, средневзвешенная разница (в минутах).

Гемодинамические реакции

Наблюдалась общая тенденция увеличения частоты сердечных сокращений (ЧСС) и снижения среднего артериального давления (МВД) в ответ на применение пропофола отдельно или в комбинации с другим седативным или опиоидным средством, хотя также наблюдалась значительная статистическая неоднородность. наблюдается (дополнительный рис. S3).

Незначительные побочные эффекты

В двух РКИ были представлены данные о кашле (дополнительный рисунок S4). В небольшом РКИ частота кашля наблюдалась у 7 из 10 детей в группе пропофола, в то время как у 20 детей из групп мидазолама или кетамина кашель не наблюдался (разница рисков, RD = 0.80 [0,43, 1,00] и 0,60 [0,19, 1,00]) соответственно. Однако не было статистически значимой разницы между пациентами, получавшими пропофол в сочетании с опиоидом, и пациентами, получавшими комбинации других седативных средств (RD = -0,02 [-0,05, 0,02]). Эти результаты не были объединены из-за неоднородности.

Не было существенной общей разницы в частоте тошноты или рвоты между схемами, в которых использовался пропофол, и группами сравнения (RD = -0,02 [-0,06, 0,02], I 2 = 46.4%) из 10 РКИ с 12 сравнениями (дополнительный рисунок S4). Пропофол был связан со значительным снижением частоты тошноты или рвоты в некоторых исследованиях 33,37 , но эти результаты не были четко охарактеризованы. Одно исследование 12 имело значительно более высокий уровень тошноты и рвоты, чем другие исследования, но не вызывало статистически значимой неоднородности с точки зрения различий в лечении.

В девяти исследованиях оценивалась частота появления всходов в различные моменты времени.Незначительное снижение риска наблюдалось в целом при использовании пропофола (RD = -0,03 [-0,06, 0,01], I 2 = 55,3%) (дополнительный рисунок S4).

Умеренные нежелательные явления

Восемнадцать исследований с 19 сравнениями сообщили о сердечно-сосудистых проблемах. Риск гипотензии не отличался между схемами, в которых использовался пропофол, и другими седативными или опиоидными группами (RD = 0,00 [-0,01, 0,01], I 2 = 3,8%) в 15 исследованиях. Брадикардия и тахикардия различались лишь минимально между схемами, в которых использовался пропофол, и другими группами седативных средств, без статистической значимости (RD = 0.01 [-0,02, 0,03], I 2 = 34,1% из 10 исследований брадикардии; RD = -0,02 [-0,07, 0,03], I 2 = 0,0% из 3 исследований с 4 сравнениями для тахикардии) (дополнительный рисунок S5).

Двадцать два исследования с 27 сравнениями предоставили информацию о респираторных осложнениях, и наблюдалась общая тенденция к повышенному риску респираторных нежелательных явлений при использовании пропофола (дополнительный рисунок S6). Однако тенденция к увеличению риска не была статистически значимой с точки зрения частоты снижения частоты дыхания (RD = 0.03 [-0,01, 0,08], I 2 = 56,4% из 8 исследований с 10 сравнениями). Хотя наблюдалась значительная разница в частоте десатурации кислорода между схемами с использованием пропофола и группами сравнения, с преувеличенным наблюдением в небольшом исследовании 35 , RD и 95% ДИ были на самом деле небольшими (RD = 0,04 [0,01, 0,06], I 2 = 37,4% из 19 исследований). О случаях гиперкапнии сообщалось только в 2 исследованиях с 5 сравнениями. Более высокая частота гиперкапнии была обнаружена у пациентов, получавших только пропофол (13/25), по сравнению с другими 4 препаратами сравнения на основе мидазолама (0/25) или кетамина (0/26) в качестве моноседативных средств в комбинации (2 / 25) или вводили вместе с опиоидом (7/25) в 1 исследовании 38 , в то время как в другом исследовании не наблюдалось значительной разницы между пациентами, получавшими пропофол и мидазолам, и теми, кто получал дексмедетомидин с мидазоламом (1/22 vs 2/22) 15 .Общая оценка этого исхода не рассчитывалась.

Основные нежелательные явления

И ларингоспазм, и апноэ возникали редко (менее чем у 5% пациентов), независимо от того, получали они пропофол или нет (рис. 2 и 3). Таким образом, между схемами, в которых использовался пропофол, и группами сравнения не наблюдалось значимого RD (RD = 0,00 [-0,01, 0,01], I 2 = 0,0% из 6 исследований ларингоспазма; 0,01 [-0,01, 0,02] ], I 2 = 8,2% из 10 исследований с 13 сравнениями по апноэ).Одно исследование показало относительно высокий процент апноэ по сравнению с другими исследованиями, но результирующий RD был все еще небольшим, даже когда этот результат был включен 19 . Потребность в поддержке дыхательных путей также редко наблюдалась во многих исследованиях, независимо от того, использовался ли пропофол или нет, без RD между группами (RD = 0,00 [-0,01, 0,02], I 2 = 0% из 14 исследований с 17 сравнениями) ( Рис.4). В одном исследовании также сообщалось о необходимости поддержки проходимости дыхательных путей, но мы не включили эти результаты в метаанализ, поскольку резко отличающийся масштаб заболеваемости (30/88 против 47/87) на самом деле не был связан с режимом седации; событие было более широко определено в исследовании 36 .

Рисунок 2

Лесной участок при ларингоспазме. Сокращения: ДИ — доверительный интервал; КОН, контроль; D, дексмедетомидин; F, фентанил; К, кетамин; М, мидазолам; NR, не сообщается; Р, пропофол; RD — разница рисков; ТЗТ, лечение.

Рисунок 3

Лесной участок для апноэ. Сокращения: А, альфентанил; ДИ — доверительный интервал; КОН, контроль; D, дексмедетомидин; F, фентанил; К, кетамин; М, мидазолам; МРТ, магнитно-резонансная томография; NR, не сообщается; Р, пропофол; RD — разница рисков; ТЗТ, лечение.

Рис. 4

Лесной участок для поддержки дыхательных путей. Сокращения: ДИ — доверительный интервал; КОН, контроль; D, дексмедетомидин; F, фентанил; К, кетамин; М, мидазолам; МРТ, магнитно-резонансная томография; Я, Меперидин; Mt, метогекситал; NR, не сообщается; Р, пропофол; Пе, пентобарбитал; R, ремифентанил; RD — разница рисков; Т, тиопентал; ТЗТ, лечение.

Исследование эффектов небольших исследований и систематической ошибки публикации

Асимметрии воронкообразных кривых были исследованы для результатов брадикардии, потребности в поддержке дыхательных путей, гипотензии, снижения частоты дыхания, десатурации и апноэ.Графики воронки с усиленным контуром не были асимметричными, а значения P для теста Эггера составили 0,995 и 0,435 для частоты брадикардии и частоты потребности в поддержке дыхательных путей, соответственно (дополнительные рисунки S8 и S12). Однако статистически значимые небольшие эффекты исследования наблюдались для всех других нежелательных явлений (значение P для теста Эггера: 0,036, 0,043, 0,011 и 0,029 соответственно). В некоторых небольших исследованиях, в которых использовались неадекватные или неясные методы рандомизации и ослепления 19,21,25,35 , на самом деле было обнаружено, что частота этих нежелательных явлений в группах, использующих пропофол, была значительно выше, чем в группах сравнения (дополнительные рисунки S7 , S9 – S11).Визуальный осмотр графиков воронок с усиленными контурами показывает, что некоторые аналогичные небольшие исследования могли отсутствовать. После добавления потенциально отсутствующих исследований с использованием метода отсечения и заполнения объединенная RD этих нежелательных явлений сместилась к нулю. В частности, результирующий RD в частоте десатурации снизился с 0,04 (95% ДИ = [0,01, 0,06]) до 0,02 (95% ДИ = [-0,01, 0,04]) и больше не был значимым.

Седативная стоматология для детей | Педиатрическая больница Lahair & Gallagher

В отличие от общей анестезии (при которой ребенок теряет сознание), стоматологическая седация предназначена только для уменьшения беспокойства и дискомфорта ребенка во время посещения стоматолога.В некоторых случаях ребенок может стать сонным или менее активным во время приема седативных препаратов, но это быстро исчезнет после завершения процедуры.

Когда применяется седативный эффект?

Седация применяется в нескольких случаях. Во-первых, очень маленькие дети часто не могут оставаться неподвижными достаточно долго, чтобы детский стоматолог мог безопасно выполнять высокоточные процедуры. Седация делает посещение менее стрессовым как для детей, так и для взрослых и значительно снижает риск травм. Во-вторых, некоторым детям трудно справиться с тревогой во время посещения стоматолога.Седация помогает им расслабиться, справиться с ситуацией и почувствовать себя счастливее после лечения. В-третьих, седация особенно полезна детям с особыми потребностями. Он предотвращает спонтанные движения и направляет совместное поведение.

Какие виды седативных средств наиболее распространены?

Большинство детских стоматологов предлагает несколько вариантов седации, и каждый из них имеет свои особые преимущества. Дантист оценит историю болезни ребенка, ожидаемую продолжительность процедуры и уровень комфорта ребенка, прежде чем рекомендовать метод седации.

Сознательная седация позволяет детям постоянно общаться, следовать инструкциям и сотрудничать на протяжении всей процедуры. Основные методы сознательной седации описаны ниже:

Закись азота — Детский стоматолог может порекомендовать закись азота (более известную как «веселящий газ») детям, проявляющим особые признаки нервозности или беспокойства. Закись азота доставляется через маску, которую надевают ребенку на нос. Закись азота всегда сочетается с кислородом — это означает, что ребенок может комфортно дышать через нос и выдыхать через рот.

Веселящий газ очень быстро расслабляет детей и может вызвать счастливое, эйфорическое поведение. Это также быстро действует, безболезненно доставляется и проходит в течение нескольких минут. Перед тем, как полностью снять маску, детский стоматолог в течение нескольких минут регулярно подает кислород, чтобы убедиться, что закись азота выводится из организма ребенка. В редких случаях закись азота может вызвать тошноту. По этой причине большинство детских стоматологов рекомендуют минимальный прием пищи перед посещением врача.

Устные седативные препараты — Детям, которые отказываются сотрудничать, особенно тревожны или не могут контролировать свои мышцы в течение длительного времени, могут быть предложены пероральные успокаивающие средства. Оральные седативные средства бывают разных форм (обычно таблетки, пилюли и жидкости) и могут вызывать у ребенка сонливость. Если предполагается использование пероральных седативных средств, детский стоматолог может потребовать от родителей подготовить ребенка к приему. Некоторые распространенные подготовительные меры могут включать: ограничение приема пищи и жидкости перед приемом, предоставление ребенку удобной одежды на прием и подготовка к тому, чтобы оставаться с ребенком в течение нескольких часов после приема.Оральные седативные средства редко вызывают серьезные побочные эффекты — среди них наиболее часто встречается тошнота.

Другие формы седативного действия в сознании — Другие менее распространенные способы введения седативных средств включают внутривенное (внутривенное седативное действие), использование суппозиториев и даже использование назального спрея. В большинстве случаев способ доставки может измениться, но химическая природа седативного средства остается прежней.

А как насчет общего наркоза?

Общая анестезия (погружающая ребенка в глубокий сон), редко используется в стоматологической работе, за исключением:

  • В противном случае процедура не может быть выполнена безопасно.

  • У ребенка состояние, ограничивающее сотрудничество или способность следовать инструкциям.

  • Ребенку необходимо длительное лечение.

  • Ребенку требуется более сложное стоматологическое лечение или операция на полости рта.

Общий наркоз требует более интенсивной подготовки перед лечением и более длительного периода восстановления после лечения.Сознательная седация обычно предпочтительна везде, где это возможно.

Если у вас есть вопросы или опасения по поводу методов седации, свяжитесь с нашим детским стоматологом или назначьте встречу для консультации сегодня.

Следует ли родителям давать детям лекарства, которые помогут им уснуть во время дальних перелетов?

Мысль о путешествии с маленькими детьми на дальние расстояния может напугать даже самых непринужденных родителей.

Будет ли мой ребенок спать? Будут ли они бегать взад и вперед по проходу или ногами сидеть перед ними?

А есть другие пассажиры.Получу ли я узнающие улыбки или испуганные косые взгляды бездетных, беззаботных молодых пар?

Это путешествие в неизведанное заставит родителей задать еще один вопрос: можно ли дать моему ребенку что-нибудь, чтобы помочь ему уснуть во время полета?

Это неоднозначная тема, и быстрый поиск в родительских блогах и форумах найдет такие сообщения, как:

«Я серьезно подумываю о Phenergan для нашего следующего полета. Я имею в виду, что я буду делать это на благо общества. другие пассажиры.Это похоже на общественные работы. Разве это делает меня плохой матерью? »

Или это:

« Лично я бы не стал давать детям наркотики, чтобы они летали. У меня есть два активных мальчика, и я много раз летала в одиночку, и это обходится без лекарств ».

Некоторые родители клянутся, что антигистаминные препараты заставляют детей уснуть. Антигистаминные препараты — это лекарства, используемые для лечения аллергии, а некоторые вызывают сонливость. Но доктор Джоан Гинг, педиатр Детской больницы в Вестмиде в Сиднее, предостерегает от такой практики.

«К сожалению, вы, скорее всего, захотите отдать его [детям младше двух лет], потому что это те, с кем вы не можете рассуждать, но риск осложнений слишком высок», — говорит она.

Профессор Лиза Ниссен, фармацевт и руководитель Школы клинических наук Технологического университета Квинсленда, говорит, что спокойные дебаты разделяют родителей и специалистов, но недавние исследования показывают, что давать седативные антигистаминные препараты детям до шести лет не рекомендуется.

«Эти лекарства могут вызывать осложнения для детей младшего возраста. Они могут влиять на дыхание, а поскольку они обладают сильным успокаивающим действием, они могут вызывать некоторые проблемы у совсем маленьких детей, особенно у детей младше двух лет», — говорит она.

«Мы всегда осторожно давали их маленьким детям, но теперь появляется все больше свидетельств того, что нам, вероятно, не следует давать их детям до пяти или шести лет без особо веской причины или оценки».

Итак, каковы риски?

Путешествовать с детьми сложно, но небольшое планирование может помочь уменьшить родительский стресс. (Flickr: Peng Zhang, C.C 2.0)

Есть много побочных эффектов.

Наибольшее беспокойство вызывает необычно медленное или поверхностное дыхание, которое потенциально может быть фатальным.

Другие побочные эффекты включают головокружение, невнятную речь, сухость во рту, нечеткость зрения и парадоксальную стимуляцию (другими словами, ваш ребенок становится гиперактивным).

«У них тремор, галлюцинации, они выглядят так, как будто они принимали другие лекарства, потому что вместо седативного эффекта они имеют совершенно противоположный эффект», — говорит д-р Гинг.

«Проблема с этим на дальнемагистральном рейсе в том, что вы ничего не можете с этим поделать. Если произошло что-то действительно ужасное, например, передозировка, нет никакого способа оказать помощь этому ребенку».

Но мой врач сказал, что все в порядке?

Мать Брисбена Кэтрин поговорила со своим терапевтом о том, какие лекарства могут быть доступны, чтобы помочь ей пережить свой первый дальний перелет в качестве родителя — изнурительные 18 часов (не включая пересадку) до Среднего Запада Америки.

Молодая мама, которая попросила не называть ее имени полностью из-за страха негативной реакции, говорит, что ее врач предложил антигистаминный препарат с седативным эффектом в качестве варианта, если ее девятимесячный сын расстроится из-за того, что не может спать во время беременности. полет.

Принадлежности, которые стоит иметь в вашем бортовом дорожном комплекте

  • Парацетамол
  • Ибупрофен
  • Любые обычные лекарства
  • Пластыри
  • Влажные салфетки
  • Подгузники
  • Кремы от сыпи
  • Пластиковые пакеты
  • Дезинфицирующий гель для рук
  • Ткани
  • Термометр

«Мне показалось интересным, что она не прописывала его. Она записала это на листе бумаги и сказала:« Отнесите это в аптеку », — говорит Кэтрин.

«Она сказала:« Не говорите в аптеке, что это для вашего ребенка, скажите, что это для вас, потому что они могут не продать его вам, если это для вашего ребенка »».

Доцент Майк Старр, педиатр Королевской детской больницы Мельбурна и руководитель клиники путешествий RCH, говорит, что ему известно, что некоторые терапевты прописывают или рекомендуют антигистаминные препараты для седативного эффекта, но он также не советует этого.

«Антигистаминные препараты — это лекарства, которые используются с определенной целью для лечения аллергии, и некоторые из них обладают побочным эффектом седативного действия, поэтому люди дают лекарства, которые имеют другие эффекты, чтобы попытаться успокоить своего ребенка, и что для меня это нехорошо », — говорит он.

Он говорит, что лучше использовать настоящее успокаивающее средство, потому что «оно предназначено для этого».

Для Кэтрин и ее мужа одним из побочных эффектов приема антигистаминных препаратов для ее ребенка был «испражнения» в воздухе.

«Мы дали его ему на полпути во время первого полета, и это было нормально. Это сделало полет из Брисбена в Лос-Анджелес более терпимым», — говорит она.

«Но я забыл, что это может иметь слабительный эффект, поэтому во время полета в Миннесоту нам пришлось выбросить комбинезон.

«И бортпроводники не очень помогли … У меня какают на руке, и это было что-то вроде:« Вы мешаете нам подавать еду »».

Есть ли риск при употреблении седативных средств?

Профессор Старр говорит, что, хотя всегда лучше использовать немедицинские средства, чтобы ребенок был счастлив, в некоторых случаях он порекомендует седативное средство, которое является прописанным лекарством.

«Я думаю, что в определенных возрастных группах и определенных дальних перелетах, в зависимости от их здоровья и других факторов, разумно, чтобы родители давали своим детям какие-либо успокоительные средства, чтобы уменьшить их возбуждение или волнение, чтобы они могли успокойтесь и переберитесь на другой конец, не создавая беспорядка », — говорит он.

«Перелет на дальние расстояния может быть действительно неприятным для ребенка и для родителей, и для окружающих ребенка людей, и, возможно, даже в большей степени для родителей, потому что они пытаются заставить своего ребенка молчать и не беспокоить. все вокруг них «.

Профессор Старр говорит, что седативное средство следует использовать только в крайнем случае, и если родители решают использовать лекарство, они должны протестировать его дома перед поездкой.

«Я назначаю дозу на ночь дома перед поездкой.И это не для того, чтобы увидеть, работает ли это, а для того, чтобы увидеть, есть ли побочный эффект », — говорит он.

« Последнее, что вам нужно, — это сделать это впервые в полете, и чтобы это имело противоположный эффект. . »

Профессор Старр говорит, что седативное средство, которое он прописывает, может вызывать парадоксальное возбуждение в очень редких случаях, и это гораздо более вероятно при приеме антигистаминных препаратов.

Что подумают другие пассажиры?

Детский психолог Кимберли О’Брайен из Quirky Kid Clinic говорит, что мысль о том, что их осудят другие пассажиры, может вызвать у родителей беспокойство, которое заставляет их задуматься о лекарствах.

Loading

«Вы не хотите беспокоить других пассажиров, но я думаю, что лечение ваших детей — это довольно экстремальный подход».

Доктор О’Брайен говорит, что родители иногда принимают решения, основываясь на опыте друзей и семьи, но им следует провести собственное исследование, прежде чем давать детям лекарства.

«Я не думаю, что мы должны нормализовать это. Я думаю, мы должны сказать, что это недопустимый подход — допинг ваших детей, зачем вы это делаете?»

Что могут сделать родители, если лекарство невозможно?

Радуйтесь, что вы растите ребенка в эпоху технологий.

Большинство авиакомпаний предоставляют развлечения по запросу, но разумно взять с собой собственное устройство с предварительно загруженными любимыми фильмами, играми, музыкой и книгами вашего ребенка.

Советы и уловки для родителей:

  • iPad и планшеты — без них не выходите из дома
  • Соберите свои специальные игрушки или удобные одеяла
  • Вооружитесь закусками
  • Избавьтесь от скуки с помощью книг, карандашей, пазлов
  • Поиграйте в «удачное погружение» — заверните маленькие игрушки и раздавайте их на протяжении всей поездки
  • Если дети достаточно взрослые, попросите их собрать свои дорожные сумки
  • Кормить грудью или кормить детей из бутылочки при взлете и посадке, чтобы снизить давление в ушах; детям постарше сосание леденцов поможет маленьким ушкам лопнуть
  • Привяжите игрушки к ленточкам и прикрепите к сиденью или кроватке, чтобы они не катились под сиденьями или по проходу

Но разве чрезмерное время просмотра экрана не плохо?

Родители должны отдохнуть на этом фронте, — говорит д-р О’Брайен.

«В качестве альтернативы лекарствам время перед экраном — хороший вариант для длительных перелетов. Конечно, будут некоторые симптомы абстиненции или реакции на чрезмерное время перед экраном, более эмоциональные реакции и желание большего времени перед экраном, когда [дети] покидают самолет … но я думаю [последствия], вероятно, меньше для здоровья ребенка, чем использование лекарств ».

Детский психолог доктор Фиона Мартин говорит, что дети будут детьми независимо от того, находятся ли они в самолете или в парке, но хорошая подготовка может помочь облегчить стресс от путешествия с малышами и младенцами.

«Спланируйте заранее, подготовьте для них мероприятия, соответствующие возрасту, и приготовьте хорошие закуски. Будьте организованы и держите все в перспективе», — говорит она.

Этому совету вторила мать Брисбена Кэтрин.

«Это как бразильский воск — это не будет весело, но это то, чем вы хотите заниматься, так что вы скрипите зубами, и тогда все кончено».

И старайтесь сохранять хладнокровие, люди. «Дети похожи на животных, они чувствуют запах страха», — говорит профессор Ниссен, недавно побывавшая в Европе со своими двумя детьми трех и пяти лет.

«Они могут сказать, когда вы беспокоитесь, и если вы более расслаблены в отношении процесса и того, на что он будет похож, тогда, я думаю, это поможет им меньше беспокоиться о поездке и процессе».

Как родители могут успокоить других пассажиров?

«Разбейте лед», — говорит доктор О’Брайен, — и дайте им понять, что вы беспокоитесь о полете и надеетесь, что все пойдет хорошо.

И если им интересно, добавьте к инструктажу по безопасности детский инструктаж.

«Дайте им набросок того, чего можно ожидать», — говорит д-р О’Брайен.

Итак, расскажите своему соседу по самолету о режиме сна вашего ребенка и объясните, что вам нужно время от времени вставать, чтобы уладить их.

Жизнь имеет значение: животрепещущий вопрос

Послушайте интервью Аманды Смит с Кэти Франклин о том, следует ли давать своим детям лекарства, которые помогут пережить длительный перелет.

Подробнее

Как пассажиры могут помочь родителям?

Не ждите слишком многого от путешествующих малышей, — говорит доктор Мартин.

«У них нет возможности всегда регулировать свое поведение, потому что они не все время понимают.Они будут вести себя в соответствии с их возрастом, поэтому уважайте их право быть детьми ».

Профессор Ниссен говорит, что иногда то, что выглядит как плохо себя ведет ребенок, на самом деле оказывается ребенком, страдающим от боли.

Маленькие дети могут бороться с болью в ушах в самолетах. . (Flickr: Ellie Nakazawa)

«У маленьких людей уши, нос и горло сильно отличаются от взрослых, и у них действительно сильно меняется давление в барабанных перепонках, связанное с полетом, что доставляет им неудобство.Это делает их крысами, и они могут быть не в состоянии сформулировать, что это [неправильно] ».

Итак, если ваш малыш находится на грани истерики или ваш новорожденный просто не успокаивается, главное помнить — РАССЛАБЛЯТЬСЯ. Не все будут вас осуждать.

«В большинстве случаев я думаю, что другие родители и люди в самолете понимают, что дети иногда плачут, и обычно вы обнаруживаете, что люди смотрят на вас понимающе и сочувствуют», — говорит доктор О’Брайен.

«Если вы видите, как родитель изо всех сил пытается успокоить ребенка, я думаю, что иногда просто поговорить с ним и дать им уверенность — это ключ к успеху, когда родители действительно переживают стресс, и, как правило, никакого осуждения.»

Здоровье в вашем почтовом ящике

Получайте последние новости о здоровье и информацию со всего ABC.

Типы седации | Ортодонтия и детская стоматология South Hills

Оксид азота / осознанная седация / внутривенная седация в кабинете врача / общая анестезия / стоматологическая больница

ОКИСЬ АЗОТА

Закись азота, или веселящий газ, является наиболее распространенной и наименее инвазивной формой седативного эффекта, используемой для снижения легкого или умеренного беспокойства у детей.Закись азота вдыхается через носовой капюшон / маску, которую надевают на нос ребенка. Это ЧРЕЗВЫЧАЙНО эффективный способ успокоить легкое или умеренное беспокойство у детей.

Вашему ребенку будет предложено дышать через нос, а не через рот. Когда газ начнет работать, ваш ребенок сможет легче расслабиться. Некоторые дети описывают этот опыт как ощущение, будто они «плывут / летают» или «медленно опускаются в гигантскую подушку». Следует отметить, что закись азота НЕ усыпляет ребенка, а снижает беспокойство и помогает ему расслабиться.Некоторые дети могут заснуть, но их легко разбудить. Большинство детей бодрствуют и могут общаться со стоматологом.

По окончании визита ваш ребенок получит 100% кислород, чтобы полностью удалить закись азота из организма. Обычно это занимает 3-5 минут. В этот период исчезнут все эффекты закиси азота.

Мы рекомендуем закись азота детям, которые относятся к одной из следующих категорий:

  • Дети с легкой или средней степенью стоматологической тревожности
  • Дети, страдавшие от плохого поведения в стоматологической клинике
  • Совместные дети, находящиеся на длительном приеме
  • Совместно работающие дети, перенесшие более инвазивные процедуры (например, удаление)
  • Маленькие дети (использование закиси азота гарантирует, что ваш ребенок сохранит положительное впечатление о стоматологическом кабинете)

Когда ваш сын или дочь станут старше и чувствуют себя более комфортно во время визитов к стоматологу, в закиси азота может отпасть необходимость.

СЕДАЦИЯ СОЗНАНИЯ

В некоторых случаях стоматологическое лечение необходимо предоперационному или сильно тревожному ребенку, который не может справиться с процедурой, будучи бдительным и бодрствующим. Мы рады предложить вашему ребенку вариант комфортной, безопасной и эффективной седации. К педиатрическим стоматологическим пациентам, которым может пригодиться седация, относятся:

  • Младенцы и дети ясельного возраста
  • Дети с непреодолимым страхом или тревогой в стоматологическом кабинете
  • Дети, которым трудно сидеть на месте в течение длительного времени
  • Дети, у которых есть обширные планы лечения, которые в противном случае потребовали бы многократных посещений
  • Дети, которые с трудом страдают онемением или онемением от анестетиков

Что такое седация при сознании?

Сознательная седация позволяет докторуСлоуна, чтобы обеспечить необходимое лечение, пока ваш ребенок находится в ослабленном сознании, но при необходимости все еще реагирует. Лекарство можно вводить перорально или через нос, в зависимости от уровня сотрудничества вашего ребенка. У седативной стоматологии есть несколько преимуществ, в том числе:

  • Нет памяти о прохождении процедуры
  • Отсутствие чувства времени под седативным действием
  • Отсутствие страха или беспокойства во время лечения

Как вводятся седативные препараты?

  • Вдыхание. Закись азота, или веселящий газ, — наиболее часто используемый метод облегчения легкой или умеренной тревоги.Восстановление происходит быстро, поэтому ваш ребенок может немедленно вернуться к нормальной деятельности.
  • Оральный — Чрезвычайно распространенным методом стоматологической седации является оральная седация. Это легко и не требует использования игл. Вашему ребенку будут выданы рецептурные таблетки, которые будут приняты примерно за час до приема, чтобы ваш ребенок полностью расслабился к тому времени, когда вы приедете в наш офис; или лекарство будет введено в стоматологическом кабинете, что займет около 20 минут.
  • Интраназально — Многие дети в предоперационном периоде не могут или не хотят принимать пероральные препараты.Для этих детей мы рекомендуем интраназальный спрей, похожий на спрей от гриппа, который назначают педиатры. Туман с лекарством распыляется в каждую ноздрю вашего ребенка. Преимущество интраназального введения заключается в более быстром начале и более коротком периоде восстановления.

Пожалуйста, свяжитесь с нашей клиникой, чтобы назначить консультацию, узнать больше о седативной стоматологии и узнать, какой метод седативной стоматологии может подойти вашему ребенку.

ВНУТРЕННЯЯ СЕДАЦИЯ ИЛИ ОБЩАЯ АНЕСТЕЗИЯ В ОФИСЕ

Мы понимаем, что некоторым нашим пациентам могут потребоваться более сложные варианты лечения из-за кажущейся непреодолимой стоматологической тревожности или предрасположенного поведения из-за молодого возраста.Плохой опыт работы в стоматологическом кабинете в молодом возрасте может повлиять на восприятие ребенком посещений стоматолога, что повлияет на продолжительность их лечения. Чтобы этого избежать, наши врачи и персонал прилагают все усилия, чтобы ваш ребенок чувствовал себя комфортно и хорошо. Вот почему мы предлагаем стоматологическую седативную терапию для пациентов, которым необходим дополнительный комфорт во время лечения.

South Hills Pediatric Dentistry с гордостью предлагает индивидуальную внутривенную седацию или общую анестезию, которые безопасны и эффективны.

Как действуют внутривенная седация и общая анестезия в офисе

Перед посещением вашего ребенка он должен пройти медицинское освидетельствование для прохождения процедуры. Для здоровых детей это может быть так же просто, как заполнить и отправить медицинскую / хирургическую историю нашей анестезиологической бригады. Некоторым детям требуется письмо от педиатра, в котором говорится, что ваш ребенок достаточно здоров, чтобы пройти курс седации.

Мы вручную выбрали сертифицированного стоматолога-анестезиолога, который прекрасно работает с детьми, чтобы предложить вашему ребенку самый лучший и безопасный уход.Доктор Дакворт аккуратно накроет маску на рот и нос вашего ребенка. Маска с фруктовым ароматом доставит удовольствие вашему ребенку. Когда он заснет, он поместит капельницу в лодыжку или руку вашего ребенка. Затем через капельницу вводят лекарства, чтобы они могли спокойно спать на протяжении всего приема. После установки внутривенного вливания он обычно вставляет трубку, защищающую дыхательные пути вашего ребенка. Это обеспечивает самый безопасный уход за вашим ребенком. После завершения лечения ваш сын или дочь проснутся отдохнувшими, не помнящими о приеме, и со здоровой улыбкой.

Различия между внутривенной седацией и общей анестезией

  • Уровень сознания: При внутривенной седации дети находятся в подавленном состоянии сознания, не реагируют на словесные стимулы, но все еще могут реагировать на болезненные стимулы. При общей анестезии дети не реагируют на словесные или болевые раздражители.
  • Лекарства: При внутривенной седации часто используются бензодиазепины короткого действия внутривенно. В то время как для общей анестезии можно использовать широкий спектр лекарств для достижения желаемого результата.
  • Интубация: для общей анестезии обычно используется трубка, через нос ребенка в его дыхательные пути, чтобы обеспечить безопасность дыхательных путей.

Чтобы подготовить ребенка к общей анестезии, следуйте инструкциям врача относительно приема пищи и жидкости до и после процедуры. Обсудите процедуру с вашим ребенком, используя простые понятные ему термины. После процедуры дайте ребенку спокойно отдохнуть дома. Он или она, вероятно, будут готовы вернуться к нормальной деятельности на следующий день.

Если вы чувствуете, что вашему ребенку может помочь внутривенная седация или общая анестезия в офисе, свяжитесь с нами и сообщите, как мы можем наилучшим образом удовлетворить потребности вашей семьи.

ПЕДИАТРИЧЕСКАЯ БОЛЬНИЦА СТОМАТОЛОГИЯ

Некоторым детям не рекомендуется лечение в стоматологическом кабинете. Обычно это происходит из-за условий, которые потенциально могут потребовать от вашего ребенка оставаться в контролируемой среде на ночь, чтобы следить за своим выздоровлением.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.