Старообрядцы и староверы в чем разница: В чем принципиальная разница между староверами, старообрядцами и православными?

Содержание

Чем староверы отличаются от старообрядцев

Любопытный вопрос, на который можно было бы ответить коротко – ничем. Староверы и старообрядцы – два названия религиозного течения, образовавшегося после церковного раскола, случившегося в результате религиозной реформы середины XVII века.

Можно сказать даже более – они почитают себя истинно православными в отличие от тех, кто принял реформу Никона, то есть – паству Русской православной церкви. Старообрядцы считают их отступниками от истинной веры, которой придерживались все русские святые от времен Крещения Руси.

Нельзя сказать, что отличия старообрядцев от никонианцев, то есть большинства современных российских православных, так уж велики. И те, и другие христиане, признают установленные первыми семью вселенскими церковными соборами догмы.

Различия упираются в основном в формальные стороны религиозной деятельности: в обрядовую систему, особенности богослужения, церковной одежды. Известные всем двоеперстие, хождение по солнцу на крестном ходе, произнесение прославления «аллилуйя» дважды, а не трижды, земные поклоны, а не поясные – отличают старообрядцев от никониан.

Более серьезные отличия (с богословской точки зрения) содержатся в духовной литературе, которую никониане подвергли исправлениям в соответствии с традициями греческих православных церквей XVII века. В рамках исправлений производилась замена написания ряда слов: «Исус» был заменен на «Иисуса», «вечное» на «бесконечное» и т.п.

Смысл здесь не менялся, но глубокое возмущение несогласных с реформой вызвало внесения изменений в текст Символа Веры, закрепленный решениями двух первых вселенских соборов. Из предложения, где Сын Божий рожден, а не сотворен, убран союз «а», то есть ликвидировано важнейшее противопоставление в определении сущности Иисуса.

В старом варианте о Царстве Божием говорилось, что ему нет конца, а в новом, что ему не будет конца. И наконец, из определения Святого Духа убран эпитет «истинный», что многими воспринималось как кощунство.

Однако данные разногласия носили поверхностный характер, и их вполне можно было бы преодолеть при наличии желания вести дискуссию. Но вот его-то как раз не было ни у одной из сторон. Впрочем, несогласные, хоть и непримиримые старообрядцы, готовы были доказывать свою правоту, но Никон и царь Алексей Михайлович, проводившие реформу, спорить не собирались, утверждая ее в качестве безусловного закона.

Решением церковного собора 1666 года реформа была принята к обязательному исполнению, а противники объявлялись еретиками-раскольниками. Именно гонения, обрушившиеся на старообрядцев после этого и продолжавшиеся больше ста лет, сделали старообрядцев непримиримыми по отношению к официальной Русской православной церкви.

Длительное обособленное существование при отсутствии единой церковной организации привело к разделению старообрядцев на множество течений и учений. По наличию или отсутствию духовенства они разделились на поповцев и беспоповцев, которые, в свою очередь составили много внутренних направлений. Первые имеют церковные организации, а вот вторые обходятся без нее.

Время противостояния с РПЦ не прошло бесследно, и потому никакого воссоединения не произошло и после прекращения преследования старообрядцев. Хотя прежней вражды нет, каждая из сторон по-прежнему считает другую заблуждающейся.

Правда есть точка зрения, что термин «староверы» относится к совершенно иному религиозному направлению, к христианству отношения не имеющему, что в корне неправильно. Тем не менее, термин употребляется в отношении верования, которое также называют неоязычеством или родноверием.

Современные его апологеты утверждают, что оно непрерывной линией идет от древнеславянского язычества и сохраняет веру в силы природы, древнеславянские божества Перуна, Макошь, Велеса и т.д. Однако на самом деле никакой преемственности с древним славянским язычеством здесь нет.

Это псевдоязычество возникает сравнительно недавно – в XIX веке, причем у западных славян – поляков. В России ее последователи появились чуть ли ни вчера – в конце существования СССР, сначала в виде псевдоязыческих общин последователей «родной веры» во главе с такими же псевдоволхвами. Их количество составляло в конце 1980-х уже несколько десятков. Можно вспомнить, что в то время каких только религиозных течений не появлялось.

Главные идеи родноверов заключали в себе мысль, что принятое князем Владимиром христианство разрушило высокую языческую духовную культуру, разорвало связь славян с природой. В начале 90-х гг. образуются уже более крупные родноверческие организации, вроде Московской славянской языческой общины.

Они устраивают языческие богослужения, проповедуют возрождение языческих обрядов и праздников. Эти псевдоязычники отмечают день Купалы вместо христианского праздника Иоанна Предтечи, языческую Масленницу вместо христианского начала Великого поста и т.п.

Одной из крупнейших организаций этого направления становится учрежденный в 1997 году «Союз славянских общин родной веры», включивший в свой состав целый ряд общин. Периодически созываются слеты подобных организаций.

Это движение с самого начала имело ярко националистическую окраску, пропагандируя идею о культурно-религиозной связи славян с Ариями. Попутно присутствует и антисемитская окраска, поскольку христианская религия трактуется как созданная и чуть ли не навязанная Руси евреями. Не имея настоящих знаний о славянском язычестве, родноверы по большей части фантазируют на эту тему, создавая, по сути, секты.

Родноверы как достижения дохристианской славянской культуры подают откровенные, давно определенные как подделки, текстовые произведения типа «Велесовой книги».

Встречаются разновидности родноверов, которые пытаются связать языческие традиции с христианскими, указывая на ранний период христианизации Руси, когда для русских было характерно двоеверие – вера в духов предков и силы природы сочетались с идеологией православия.

Подобные течения как правило воспринимаются как разновидность реконструкторских объединений, характерных и для Западной и Северной Европы, где отдельные персонажи устраивают почитание Одина и Тора. Правда в основном к высшей и наиболее духовной расе они себя не относят.

Хотя в России официально зарегистрировано около десятка родноверских организаций, общее число их сознательных участников невелико и на религиозную жизнь в стране они никакого влияния не оказывают.

Староверы и старообрядцы: кто это и в чем разница

Старообрядцы и староверы — как часто эти понятия путают. Их путали раньше во время бесед, путают и сегодня, даже в средствах массовой информации. Каждый образованный, и уважающий культуру своего народа человек просто обязан понимать, в чем отличие двух эти разных категорий людей.

Старообрядцы

К старообрядцам относятся люди, придерживающиеся старых христианских обрядов. Во времена правления А.М. Романова под руководством патриарха Никона была проведена религиозная реформа. Те кто отказался подчиняться новым правилам объединялись и их сразу же стали называть раскольниками, так как они как бы раскололи христианскую веру на старую и новую.  В 1905 году их стали называть старообрядцами. Широкое распространение старообрядчество получило в Сибири.

К основным отличиям новых и старых обрядов относятся:

  • Имя Иисуса старообрядцы пишут, как и прежде с маленькой буквой и одной «и» (исус).
  • Введенное Никоном троеперстное знамение не признается ими и потому они по-прежнему крестятся двуперстно.
  • Крещение происходит по традиции старой Церкви – погружательно, ведь именно так и крестили на Руси.
  • Во время прочтения молитвы по старым обрядам используется специально предназначенная для этого одежда.

Староверы

Староверы люди не христианской веры, они те, кто придерживаются той, что была на Руси до нее. Они являются настоящими хранителями веры предков.

Их мировоззрение это Родноверие. Славянская  Родная Вера существует с тех самых пор, когда начали появляться первые племена славян. Именно ее и хранят старообрядцы. Староверы считают, что никто не обладает монополией на истину, а именно на нее претендуют все религии. У каждого народа своя вера и каждый волен общаться с богом, так как считает нужным и на том языке, который посчитает правильным.

По Родной Вере человек через свое мироощущение сам создает свое собственное понимание мира. Человек не обязан принимать как веру чье-то представление о мире. К примеру, скажи кто: все мы грешны, имя бога именно такое и обращаться к нему нужно вот так вот.

Отличия

Староверам и старообрядцам действительно часто пытаются приписать одно мировоззрение, при том, что между ними есть огромные отличия. Путаницы эти создают люди, не владеющие русской терминологией и трактующие определения на свой лад.

Староверы исконно верят в свой собственный Род, и при этом не относятся ни к какой религии. Старообрядцы же придерживаются христианской религии, но той что была до реформы. С какой-то стороны их даже можно назвать разновидностью христиан.

Отличить их друг от друга просто:

  1. У староверов нет молитв. Они считают что молитва унижает и того к кому она обращена и того кто ее совершает. Существуют свои собственные обряды среди рода, но они известно только конкретному роду. Старообрядцы молятся, молитвы их похожи на те, что можно услышать в православных церквях, но совершаются они в специальном одеянии и завершаются тем, что они крестятся по старым обрядам двумя пальцами.
  2. Обряды староверов и их представления о добре, зле, укладе жизни нигде не писаны. Они передаются по наследству из уст в уста. Могут быть записаны, но записи эти каждый род держит в тайне. Старообрядческие религиозные писания составляют первые христианские книги. 10 заповедей, библия, старый завет. Они находятся в общем доступе и знания передаются свободно, не основываясь на родовых связях.
  3. У староверов нет икон. Вместо них дом их полон фотографий предков, писем их, наград. Они почитают свой род, помнят его и гордятся им. У старообрядцев тоже нет икон. Хотя они придерживаются христианской веры, церкви их не заполнены внушительными иконостасами, икон нет даже в традиционном «красном углу». Вместо этого в церквях они делают отверстия в виде дырок, так как считают что бог не в иконах, а на небе.
  4. У староверов нет идолопоклонничества. Традиционно в религии есть главный живой элемент, которому покланяются и которого называют Богом, сыном его или пророком. К примеру, Иисус Христос, пророк Мухаммед. Родноверие восхваляет только окружающую природу, но не считая ее божеством, а считая себя ее частью. Старообрядцы возносят исуса, библейского героя.
  5. В Родной Вере староверов нет определенных правил, которым нужно придерживаться. Каждый человек волен сам жить в ладу со своей совестью. Не обязательно участвовать в каких-то обрядах, носить одеяния и следовать одному единому мнению. Иначе дела обстоят у старообрядцев, ведь у них есть четко определенная иерархия, свод правил и одежда.

А есть ли общее?

Старообрядцы и староверы, несмотря на различную Веру свою имеют и кое-что общее. Во-первых, их соединила сама история. Когда на старообрядцев, или как тогда говорили раскольников русской православной церкви, начались гонения, а было это как раз во времена Никона, те направились на Сибирское Беловодье и Поморье. Там жили староверы, давшие им приют. Безусловно, вер у них была разная, но тем не менее, по крови все они были русичи и старались не дать отнять у них это.

Во-вторых, объединяет их общая народность, национальные корни. Вмести, они верят в высокие идеалы жизни человеческой. Они не боялись гнева государственных деятелей, духовных лидеров и просто мнения толпы, они хранили то во что верили, не отрекаясь от этого даже под страхом смерти. Некогда принявшие разные веры они, тем не менее, сумели сохранить них, и потому им есть за что друг друга уважать.




























Православие и старообрядчество

Яков Кротов: Наша сегодняшняя программа будет посвящена старообрядчеству, староверию, расколу, древнему православию.

Дело в том, что в Православной Церкви в этом году 8 марта совпадает с неделей торжества православия. Праздник, установленный в память о том, как в восьмом столетии после Рождества Христова были побеждены иконоборцы и восстановление почитание святых икон. Вот такой праздник, торжество православия, совпал заодно и с торжеством прекрасной половины человечества. И, конечно, когда речь идет о торжестве православия, у среднего российского обывателя встает такой идеальный образ православия – это патриарх, это величественные крестные ходы, это софринское самоварное золото, которое сейчас просто заполонило храмы, это стройные ряды катехизаторов и преподавателей основ православной культуры, это зал поместных соборов в Храме Христа Спасителя. Вот что такое торжество православия. И дьякон таким басом низким анафематствует всех, от тех, кто не почитает святые иконы, до Емельки Пугачева и Льва Николаевича Толстого, царствие ему небесное. Но ведь в России по крайней мере уже четыреста лет почти есть и совершенно другое православие и здесь начинается некоторая двойственность. Как относится опять же средний российский обыватель к старообрядчеству? Во-первых, как он его называет? Я говорю, старообрядчество. До 1917 года законодательство Российской империи предусматривало только термин «раскольник» и, в общем, это было почти уголовное преступление, притом, что из 140 миллионов населения империи как минимум 20 миллионов были именно старообрядцы. Потом коллективизация большевистская уничтожила эти миллионы, просто многих физически, и сегодня старообрядчество, конечно, не то, что сто лет назад.

Так вот, наверное, мой первый вопрос к нашим сегодняшним гостям. Гостей у нас трое. Юлия Валерьевна Маслова, старший научный сотрудник одного из подмосковных музеев, фотохудожник Дмитрий Александрович Устинов и историк, известный журналист, литератор Дмитрий Александрович Урушев.

Наверное, тогда мой первый вопрос о том, как, собственно, называть. Понятно, что слово «раскольник» нежелательно. На выбор дальше. Мне всегда казалось, что слово «старовер» является бранным, потому что подразумевает, что вера какая-то другая, не христианская. Слово «старообрядчество», «старообрядец», слово «древлеправославный», какой из всех троих предпочтительнее? Наверное, я сперва попрошу ответить Юлию Маслову.

Юлия Маслова: Добрый вечер. Я бы хотела сказать такую маленькую поправку, что не до 1917 года был термин «раскольник», а до 1906-го. В 1906 году был манифест Николая Второго и официально получил термин «старообрядчество» хождение, хотя в самой среде староверов именно «староверие» предпочтительнее, «древлеправославие» в официальных документах старообрядческой церкви.

Яков Кротов: Тогда вопрос Дмитрию Александровичу Урушеву. На Ваш взгляд, как историка, староверие… Для среднего, опять же, российского обывателя староверие – это, прежде всего, обрядоверие. То есть старообрядец, я прошу прощения, мне привычнее так говорить, старовер, древлеправославный христианин – это, прежде всего, человек, который уперся на том, что креститься надо, вытянув два перста, а не три. «Боярыне Морозова», Третьяковка, «Мишка на Севере», в общем, обычный джентльменский набор. Тогда Вы вообще не в Бога веруете, а в пальцы веруете, рассуждает, опять же, средний российский обыватель, который сам может быть никогда к церкви ближе, чем на сто метров не приближался. Что скажете?

Дмитрий Урушев: Добрый вечер. Мне бы хотелось заметить, что термин «раскольники» был еще запрещен Екатериной Второй, когда еще в самом начале своего царствования, приглашая вернуться в Россию бежавших в Польшу и в Литву старообрядцев, выпустила особый закон, в котором было написано, что им разрешается носить русское платье, не брить бороды, не платить налог за бороду, снимается с них также двойной подушный налог и запрещается называть их раскольниками. Так что, в общем-то, термин этот уже давно исторической действительностью осужден и отвергнут. А что касается предпочтительнейшего названия, то все-таки смысл старообрядчества, староверия сводится не к одним обрядам, это нечто большее. Это русская национальная идея, если угодно, XVII века, XVI века, которая была сформирована еще старцем Филофеем в его знаменитых мыслях о Москве — Третьем Риме, о Москве, как последнем православном царствии. В связи с этим хотелось бы еще заметить один любопытный факт, что вера и обряды настолько между собой тесно переплетены, что не представляется возможным как бы отделить веру от обряда. Тут хочется вспомнить Василия Великого, который в своей книге о Святом Духе писал о том, что многое мы приняли от святых апостолов в неписьменном придании, в том числе и научение перстосложению. То есть апостольское предание о перстосложении, соответственно, в этом есть некий такой не только обрядовый, но и вероучительный и некий такой преемственности апостольской, преемственности вере как раз в этот момент, мне так кажется.

Яков Кротов: Фотохудожник Дмитрий Устинов. Я прошу прощения, Вы представились как фотохудожник, у меня сразу представление такое, что для Вас может быть легче сказать о древлеправославии именно как об эстетическом явлении, а может быть — и нет, это уж как Вы скажете. На Ваш взгляд, означает ли то (как выразился Ваш тезка), что древлеправославие — это, прежде всего, русская национальная идея? Означает ли это, что это и определенная эстетика, определенная красота или вполне можно быть старообрядцем, быть старовером и при этом, скажем, не жить в России (ведь многие старообрядцы не вернулись, уехали и так живут за пределами России), не ходить, условно говоря, в русском народном платье и так далее?

Дмитрий Устинов: Правильно, что с эстетической точки зрения могу это лучше сказать и представить для современных слушателей. Потому что староверие подобно Китеж граду, закрытому от современного нынешнего взора. Людям, чтобы как-то добраться до него, надо пройти через леса, болота умственные своего разума и тогда, когда они попадут в этот Китеж град, они увидят там очень ценные и дивные сокровища. Очень много есть сейчас научных работ исследовательских по староверию, где ученые люди доказывают, что в староверии очень многое сохранилось от древней Византии, от самого даже Христа, в частности, древнее византийское пение сохранилось у староверов.

Яков Кротов: А все-таки… Юлия, Вы работаете в музее. Николай Федоров, мыслитель начала XX века, говорил о музее, как о средстве возможного будущего научного воскрешения мертвых. Смотрите, Вы же не говорите, древнее православие. Древлее. Значит, буква «л» появляется. И она сразу маркирует какую-то замкнутость и изолированность. Почему это может вызывать сопротивление. Мне кажется, что вообще духовная жизнь, жизнь верующего человека межу двумя полюсами. Один полюс – я в Бога верую, но это глубоко в душе и никак это внешне не проявляю. Второй полюс – я внешне проявляю все признаки набожности, религиозности, хожу в церковь каждое воскресенье, как Вольтер ходил, а что у меня в душе, это совершенно другой вопрос, религия для меня – это социальное средство поддержания мира в обществе, гармонии и так далее. Где, на Ваш взгляд, здесь древлеправославный? Потому что вот это «л», древлеправославие, оно сразу создает, мне кажется, какую-то границу, действительно как Китеж град, кто-то там, на берегу, а Вы в такой дымке.

Юлия Маслова: Я немножко не согласно с Дмитрием Устиновым, потому что, на мой взгляд, все-таки староверие не закрыто и не закрыто даже от внешних людей. Главное – желание на самом деле изучить, докопаться. Сейчас очень много публикуется исторических материалов, документов, с помощью которых можно, собственно, проникнуть в суть староверия, старообрядчества, как его принято называть все-таки более широко. На мой взгляд, в общем-то, мы свободны в Иисусе, у нас нет какой-то жесткой меры, скажем, обрядоверие, два полюса.

Яков Кротов: Просто разболтанность.

Юлия Маслова: Да, разболтанность духовная. В принципе каждый человек для себя выбирает меру, сколько он понесет. Потому что не каждый человек может, скажем, при соблюдении обрядов давать чисто духовные какие-то плоды, это очень сложно, это дается временем. Поэтому это соотношение каждый человек для себя, в общем-то, решает, а церковь и священство помогают регулировать нашу духовную жизнь.

Яков Кротов: Церковь и священство помогают, но дело в том, что старообрядчество часто ассоциируется с отсутствием священства. Это была большая проблема в XVIII веке, да и по сей день многие направления древлеправославия не имеют священства. Я бы сказал, опять же, средний российский обыватель представляет себе старообрядцев, ну вот, кто символ, о ком «Комсомолка» писала даже в годы застоя, Агафья Лыкова. То есть сижу в келье под елью и все. Дмитрий Урушев, как бы Вы сказали? Я не спрашиваю, потомственные ли Вы старообрядцы, к каким направлениям относитесь, мне кажется, это не так важно, как Ваше представление в целом о том, откуда пришло и куда движется старообрядчество. Представляете ли Вы себе движение старообрядчества в том же направлении, что и господствующей церкви?

Дмитрий Урушев: Вы, отче, затронули весьма сложную и интересную тему, даже начиная с того, что есть разделение старообрядчества на поповство и беспоповство, мы с Вами как бы отсылаемся к концу XVIII века, к разным историческим коллизиям. Что же касается современных коллизий, современных исторических условий, то, мне кажется, что путь старообрядчества все-таки иной, он не совпадает с путем официальной церкви Московского Патриархата. Это несовпадение заключается в том, что, будучи всегда преданное родине, всегда стоящее на патриотических позициях, всегда поддерживающее здоровый консерватизм и традиционализм, в то же время старообрядчество никогда не претендовало на власть, на то, чтобы идти рука об руку с царями и президентами. Все-таки старообрядчество – это некая такая, как мне кажется, духовная заповедная зона, где как раз православная вера очень гармонично и четко, и точно вместе с таким неким дистанцированием от господ у власти сочетается и как раз приносит те духовные плоды, которые должно приносить истинное христианство.

Яков Кротов: Я вспоминаю повесть Лескова, этюды из «Киевских антиков», где он описывает киевлянина старообрядца. В Киев должен приехать государь император, кажется, Александр Николаевич, и старообрядец, уже почтенный очень годами, смотрит, как государь император идет по мосту, и вот он надеется, что, увидев, купола Лавры, подымет десницу с двумя перстами и все переменится. Тогда вопрос. Допустим, если завтра президент России, дай Бог ему здоровья, примет старообрядчество, Вы будете возражать?

Дмитрий Урушев: Во-первых, что касается Лескова, то тут хорошо еще заметить один такой исторический момент, как император, по-моему, Александр Третий отказался принять подарки, преподнесенные старообрядческими купцами ко дню коронации или к Пасхе, точно не помню, на основании того, что они раскольники, а он в подарках раскольников не нуждается. Это были какие-то ювелирные изделия, серебряное блюдо…

Яков Кротов: Дмитрий Александрович, нынче уже другие правители, он от Вас примут и на коронацию, и на инаугурацию, и на годовщину, это Вы не стесняйтесь, приносите. А если они еще примут старообрядчество, станут древлеправославными? И все те деньги, которые сейчас идут на восстановление того собора, другого, пойдут на рогожское, преображенское и так далее. Вы перебежите в Московскую Патриархию, которая станет гонимой и может быть уйдет в катакомбы, или останетесь верны?

Дмитрий Урушев: Все-таки истинность веры, как и торжество православия, которое мы будем с Вами завтра в церковных молитвословиях вспоминать, уже сегодня вечером на вечерних службах начали, оно все-таки не зависит от денег, от того, кто поддерживает это православие, президент ли, император, царь. Все-таки истинность веры заключается именно в следовании точным и как можно более неукоснительным заветам старины, заветам апостолов и святых отцов. Поэтому, мне кажется, перебегать куда-то из-за того, что церковь лишается своей позиции, церкви такой гонимой и удаленной от власти, конечно, никто никогда не будет. Но принятие кем-то или непринятие древлего православия, старообрядчества – это дело, конечно, сугубо личное и, как известно, каждый о своей душе, о спасении печется так, как он считает возможным и насколько у него хватает духа.

Яков Кротов: Дмитрий Александрович Устинов, фотохудожник. Может быть благодаря статьям Пескова о старообрядцах такое представление, что они от фотоаппарата шарахаются. Как Вы с этим работаете?

Дмитрий Устинов: Нормально, все хорошо. Правда, на севере такое поверье есть у тамошних староверов, что если сфотографируют, значит, на том свете человек будет без лица ходить.

Яков Кротов: Так они дали Вам себя фотографировать?

Дмитрий Устинов: Дали.

Яков Кротов: Как Вы победили поверье?

Дмитрий Устинов: Очень просто, свои же люди.

Яков Кротов: «Свои же люди»… Тогда скажите мне, Ваш тезка говорил о том, что старообрядцы большие патриоты. Но ведь казаки-некрасовцы ушли в Персию в 1703 году, если я не ошибаюсь. Собственно, белокриницкая иерархия сформировалась на территории Австро-Венгерской империи, куда опять же ушли старообрядцы в большом количестве. Одна из самых мощных старообрядческих колоний, если можно так выразиться, латышское старообрядчество, рижское прежде всего, там еще реституцию произвели, все 90-е годы был большой скандал на этой почве и так далее. Где же тут патриотизм, когда в поисках града Китежа Вы готовы уйти за пределы Святой Руси?

Дмитрий Устинов: Старообрядцы не покидали пределы Святой Руси. Те же самые казаки-некрасовцы, которые живут в дельте Дуная, нынешняя Румыния, они патриоты России и очень даже печалуются, что не хватает им русской литературы, даже так.

Дмитрий Урушев: Я бы так заметил, старообрядцы никогда не уходили от Святой Руси, они всегда уносили ее с собой.

Яков Кротов: Это хорошо. Но тогда позвольте Вам заметить к вопросу о том, что Вы говорили про то, что принять древлеправославие, не принять — это личное дело каждого человека. Вот Вы говорили об идее древлеправославия XVI-XVII век. Но ведь XVII век это что? Это становление Российского царства многонационального, то есть в сущности империи, которая завоевывает и завоевывает, причем из всех империй, которые начали тогда формироваться, кажется, Российская единственная существующая до сих пор и, в общем, остановившаяся в распаде. Не собирается, как Британская, уменьшаться до первоначального состояния.

Все-таки Россия XVI-XVII веков – это и опричнина, это и смутное время, это и гонения, скажем, на архимандрита Дионисия Зобниновского. Это гонения вообще на белорусов, поляков, литовцев, как тогда называли русских, живущих в Речи Посполитой. То есть это очень бурная и насыщенная эпоха. Это, кстати, и домострой, не при Юлии Валерьевне будет сказано. Это Ваш национальный идеал или как? Что Вы тогда вкладываете в понятие XVI-XVII века?

Дмитрий Урушев: Все-таки, мне кажется, национальный идеал, то, о чем как раз писал старец Филофей, о том, что Москва суть Третий Рим, как мы помним, Первый Рим пал от латынской ереси, Второй пал от насилия безбожного Махмета, Третий Рим – Москва, Четвертому не бывать. Я не настаиваю на том, что это национальная идея, как она была озвучена в начале XVI века, являясь исключительно правильной, единственной приемлемой, но в XVII веке, когда произошел раскол при царе Алексее Михайловиче и патриархе Никоне, как раз произошло предательство этой национальной идеи. Потому что приехали греки, приехали те же белорусы, которых, как Вы сказали, не очень жаловали на Москве, и привезли другую с собой идею, что на самом деле православие — истинная вера и правильные обряды, они в Киеве, например, в Киево-Могилянской академии, в Вильне, в Вильнюсском православном братстве. То есть они пришли и москвичам, московитам, даже скажем так, открыли глаза на нечто большее и московиты поверили. И при царе Алексее Михайловиче Ключевский интересно об этом пишет: стали носить при дворе польское платье, появился полушахмат, которого никогда не было, такими плитками выложено, как шахматы, тоже из польских домов заимствованный. И получилось так, что при царе Алексее Михайловиче ради какой-то моды, ради гротескного пения, сладкозвучного и прочего, вот это старая национальная идея была просто забыта.

Яков Кротов: Говорил Дмитрий Урушев, который (я имею дурную привычку задавать вопросы пакетами) никак не отреагировал на слово «домострой». Юлия, как бы Вы отреагировали? Каково в старообрядчестве, в древлем православии женщине? Вы же там угнетены, наверное, ходите по струнке. Или как?

Юлия Маслова: Отец Яков, Вы провокатор. На самом деле «Домострой», как он писался попом Сильвестром, конечно же, не соблюдается настолько жестко, чтобы вычитывали каждой женщине ее обязанности. Есть какие-то для христианки стереотипы поведения, которые все приемлют, в том числе я, но, надо признаться, что женщина меняется вместе со всем этим миром. На самом деле то, что касается благочестия, женщина держит. Если это касается, например, внешности, тут могут быть какие-то вариации. У нас в старообрядческой церкви, староверской, есть женщины, которые ходят и дома, что называется, в сарафанах и в повойнике, есть женщины, которые достаточно по-светски выглядят просто потому, что им приходиться работать, чего раньше древнерусская женщина не делала, не ходила она ни в офис, ни в какую-то фирму работать, не сидела за компьютером. Поэтому Домострой, да, это очень хороший памятник культуры, который очень помогает структурироваться в христианство.

Яков Кротов: Но это не то, что исламский какой-нибудь шариат. Или как?

Юлия Маслова: Нет, это совсем другое.

Яков Кротов: Совсем другое и о другом. Пришло сообщение на пейджер: «Я очень хочу перейти в старообрядчество, но сильно опасаюсь обрезания». Справка. Это Вы путаете с чем-то, там этого нет, не опасайтесь, переходите смело.

У нас есть звонок из Москвы. Вера Ивановна, добрый вечер, прошу Вас.

Слушатель: Добрый вечер всем. Отец Яков, Лев Николаевич Толстой, мною любимый и мною хорошо изученный, не был предан анафеме, он просто был отлучен от церкви после того, как он сам перестал в нее ходить. И он был глубоко верующим. Я читала все его дневники, он каждый день каялся: «сегодня не дал 20 копеек мужику, просил, «сегодня чуть не ударил мужика», «посмотрел с прелюбодеянием на женщину». В книге, которая вышла несколько лет назад, церковники такую хулу на него изрыгали, что мне просто неприятно было и стыдно.

Яков Кротов: Спасибо, Вера Ивановна. Видите, Вы начинаете со здравия, что он не анафематствовал, а кончаете за упокой – «и хулу на него изрыгают». Давайте так: анафема по прямому смыслу слова встречается оно уже в Священном Писании Нового Завета, означает, как сказать, по-русски «выйди вон», да будет извне. То есть когда Синод по инициативе епископа Сергия Старгородского подготовил бумагу о том, что когда Лев Николаевич умрет, без покаяния ежели, то его не отпевать. Всех беспокоило только это. Эпоха была казенная, вот будут отпевать или не будут. Конечно, никто не вкладывал в это большого смысла. Но, тем не менее, если быть последовательными и нормальными людьми, коли церковь отказывает человеку в панихиде, в отпевании, значит, она уже не считает его христианином. Так, конечно, это отлучение. Другое дело, что это не запечатали печатью и в воскресенье Торжества Православия анафему Толстому, действительно, не провозглашали, не успели. Это неплохо. Тогда кто из присутствующих мне тихо и нежно ответит на вопрос, считаете ли Вы новообрядцев, членов Московской Патриархии, Катакомбной, Автономной Православной Церкви, Вы их считаете христианами или как?

Дмитрий Урушев: Слово «христианин» в широком понимании означает всякого человека, верующего в нашего Господа Бога Иисуса Христа, поэтому в таком названии, конечно же, нельзя отказать никому. Вопрос заключается не в том, как называть людей, а вопрос в том, где находятся эти люди, является ли та церковь, та община, в которой они состоят, естественной церковью, той церковью, о которой мы читаем в «Символе веры» святой апостольской. Это уже другой разговор. А в термине, конечно, никто никому не отказывает.

Яков Кротов: А православными?

Дмитрий Урушев: Православные, вот это уже как раз более интересный вопрос. С точки зрения Старообрядческой церкви, православие, именно правое верие, как это подразумевается, ортодоксия, она сохранилась, конечно, только в Старообрядческой Церкви. Поэтому, допустим, не отказывая в христианском имени, как некоем общем термине, в слове «православный» возникают некоторые вопросы.

Яков Кротов: У нас звонок из Москвы. Николай, добрый вечер, прошу Вас.

Слушатель: Добрый вечер. Самый великий, наверное, человек, старообрядец, я знаю, Ломоносов Михайло, он чуть не сгорел. Первый вопрос. Почему же из-за того, чтобы не креститься щепотью, хотя они тоже тремя перстами, но только мизинец, крестились, все-таки они считали лучше сжечь себя в геенне огненной на земле, чем переходить из веры в веру. И еще один момент. Скажите, все-таки, почему старообрядцев Бог как бы не оградил от вирусов, ведь Лыковы погибли от того, что люди новые приехали и наградили, видимо, вирусами другими? И еще момент. Скажите, молокане, вербовцы, дырники, много-много еще мы знаем названий, они являются старообрядцами?

Дмитрий Устинов: Молокане не являются старообрядцами, это совершенно новое течение, возникшее на волне новообрядчества. Потом по поводу Агафьи Лыковой, что наградили вирусами геологи. Они же жили замкнутой, отшельнической жизнью и у них совершенно другой иммунитет выработался. Там в принципе было еще как бы такое знамение, что пришел миссия, они с ним вступили в контакт и, если почитать Пескова, то там это видно, как геологи их потихоньку развращали от их пустынного жительства. Вирус, естественно, это был закономерный итог.

Яков Кротов: Самосожжение.

Дмитрий Устинов: Да, но самосожжение…

Яков Кротов: Почему Вы вообще еще сидите в студии вместо того, чтобы идти…

Дмитрий Устинов: Да, Ломоносов, есть сведения, что он приходил из поморцев.

Яков Кротов: Это не сведения, это факт.

Дмитрий Устинов: Да, из федосеевцев, даже вот так.

Насчет самосожжения, скорее всего это была война Романовых против основного народонаселения, которых обозвали старообрядцами, и поэтому самосожжение в своем большинстве это, наверное, карательная акция.

Яков Кротов: Действительно Ломоносов был старообрядец, но это никак не проявлялось, кажется.

Юлия Маслова: Почему? До сих пор староверы поют духовные стихи и, в общем-то, есть гимны, написанные Ломоносовым, которые староверы поют.

Яков Кротов: А про бороду кто писал?

Юлия Маслова: Про бороду?

Яков Кротов: Разве не Ломоносов?

Юлия Маслова: Ломоносов писал. Но Ломоносов тоже был все-таки человеком новой культуры, он стремился к образованию. Тут у него, видимо, произошел некоторый конфликт между верой предков и образованием. Он же почитателем был Петра Первого, а известно, что староверы Петра Первого, мягко говоря, не любили.

Яков Кротов: У нас звонок из Москвы. Олег, добрый вечер, прошу Вас.

Слушатель: Добрый вечер. С праздниками Вас. Вы, отец Яков, начали с того, что царская власть не считала старообрядцев раскольниками. Но я так понимаю, что это все-таки не до самого конца. Потому что еще до конституционного манифеста 1905 года в том же году, насколько я знаю, был принят отдельный закон о веротерпимости и как раз он относился к старообрядцам. В связи с этим есть какая-то то ли легенда, то ли историческое уголовное дело о том, что старообрядцы говорили, что пока какая-то икона находится в храме, пока они ею не завладеют, не будет царь обращен к старообрядцам. Действительно в 1904 году ее похитили и якобы сожгли.

В связи с этим у меня два вопроса. Во-первых, правильно ли я понимаю, что наше государство в думский период в отношении старообрядцев вело себя как обычное светское государство. Во-вторых, где остатки этой якобы сожженной иконы, потому что современными методами можно было бы легко установить, древняя эта икона или практически современная, радиоуглеродный анализ?

Яков Кротов: Понятно. Олег, спасибо. Речь идет о Казанской иконе Божьей Матери, которая действительно была похищена в Казани и действительно была сожжена, к величайшему сожалению. Я боюсь, что остатки, этот пепел, хранились, наверное, при уголовном деле, но тоже сгорели вместе со всей дореволюционной Россией. Что же до первого вопроса, отвечает Дмитрий Урушев.

Дмитрий Урушев: Мне кажется, что легенда, во-первых, несколько надуманная, исключительно фольклорная. Это все-таки даже такой необыкновенный факт, который мне никогда не приходилось слышать.

Яков Кротов: А старообрядчеству свойственно мыслить в таких категориях? Потому что в народном православии (термин Панченко) подобные магические представления, что есть некоторый предмет, как в квесте, в компьютерной игре, вот пока он у тебя или у противника, счастье на его стороне. Я, почему спрашиваю? Потому что действительно старообрядчество ассоциируется с обрядоверием, то есть с поклонением предмету, а не Творцу. Или это все карикатурное представление?

Дмитрий Урушев: Это как раз из серии карикатурных представлений, из серии каких-то лубочных штампов о старообрядцев как раз то, что Вы говорили, то, что и нам говорили по телефону о несчастной семье Лыковых, эти все штампы, которые были сформированы и современной информационной средой, и современной прессой, газетами, телевидением. И то, что было до этого сформировано еще при царской власти, соответственно, властями, которые создавали определенный имидж. Это все-таки штампы, от действительности весьма далекие и к действительности никакого отношения не имеющие.

Юлия Маслова: Я бы хотела дополнить Дмитрия. Это на самом деле черные мифы. Мы разговаривали когда, вместе обсуждали перед программой, что черные мифы настолько плотно в обществе нашем циркулируют, если что-то странное, если какие-то эсхатологические, апокалипсические какие-то настроения, то непременно приписывают староверам, вот староверы сказали. Мне кажется, на самом деле староверие не страдает мифотворчеством, скорее общество, которое не знает и не понимает, даже боится староверия, оно сочиняет мифы о нас.

Яков Кротов: У нас звонок из Москвы. Леонид Касаткин, добрый вечер, прошу Вас.

Слушатель: Добрый вечер. Отец Яков, Вы сказали о том, что старообрядцы говорят о своем патриотизме, между тем живут за границей и не приезжают в Россию. Я хочу Вам напомнить, старообрядцы в 1708 году, это донские казаки, которых вывел Игнат Некрасов, вывел на Кубань. Но почему это произошло? Ведь тогда восстание Кондратия Булавина было, которое было жестоко подавлено, два его атамана были уничтожены, много казаков. А вот Игнату Некрасову удалось вывести часть. А потом там они жили на Кубани, а в 1740 году туда подошли тоже царские войска, и они вынуждены были бежать дальше. И тогда они попросили разрешения у турецкого султана на его земли переселиться и часть из них жила на территории современной Турции, а другая часть в устье Дуная. Так вот те, которые жили в Турции, их после Второй мировой войны начали соблазнять советские эмиссары вернуться в Россию, в Советский Союз тогда еще. Им обещали многое очень и некоторые из них, большая часть их переехала в Советский Союз, это тысяча человек, но те обещания, которые были им даны, не были выполнены. Им не разрешили сохранять свою веру, хотя в конце концов открыли церковь там.

Яков Кротов: Если можно, вопрос.

Слушатель: Но все-таки детей в школе, срывали с них кресты, учителя преследовали их. Так что старообрядцы, которые живут сейчас за границей, они во многих странах, они знают о том, что их вера до сих пор преследовалась в России.

Дмитрий Устинов: Да, старообрядцы знают, что их вера преследовалась в России, которые живут за границей. Но надо заметить, что и некрасовцы, которые живут в дельте Дуная, при режиме Чаушеску тоже преследовались и весьма жестко притеснялись, их даже пытались перевести на новый стиль богослужения. Это да, в 1940 году у них там даже собирался Собор по этому вопросу, но они устояли.

Яков Кротов: У нас звонок из Московской области. Валерий Борисович, добрый вечер, прошу Вас.

Слушатель: Добрый вечер. Спасибо за передачу. Просветите меня, пожалуйста, мне очень хочется узнать, почему выбрали слово «православие», откуда возникло? Я понимаю, что разница между католической верой и православием, а вот именно, почему называется православие. Это первое. И второе. Слово «староверы», «старая вера», оно как-то звучит, а ведь в эту веру князь Владимир крестил нашу Русь. Поэтому слово «старая вера», «новая вера» как-то не звучит.

Яков Кротов: Я замечу, что слово «православие», «ортодоксия», исторически «доксия» это название греческих философских школ, но это совсем в глубокой древности. А дальше слово Дмитрию Урушеву.

Дмитрий Урушев: Мне кажется, отца Якова насчет православия добавить нечего, действительно православие – это просто правая вера, в противоположность ереси, в противоположность какому-то иному богомыслию, иному какому-то отколовшемуся от церкви движению. Что же касается термина «староверие», то он появился сразу же после раскола, тотчас же и уже протопоп Аввакум и другие ранние старообрядческие писатели этот термин используют и говорят о том, что ты бы царь, Алексей Михайлович, пожаловал бы нас, вернулся бы к старой вере. Имеется в виду старая вера, вера отцовская, вера, которая была при отце Алексее Михайловиче, при первых московских патриархах. То есть термин этот уже устоявшийся, исторический и, как мне кажется, наиболее корректный и полно отражающий смысл старообрядчества древлего православия, если подбирать какие-то наиболее известные и общепринятые термины.

Яков Кротов: У нас звонок из Москвы. Феклиса, добрый вечер, прошу Вас.

Слушатель: Добрый вечер. Тема, которую Вы сегодня подняли, старой веры, она актуальна и в настоящее время. Например, сейчас наблюдаются предпосылки как бы раскола в нашем церковном обществе в связи с тем, что, делая удобным восприятие церковно-славянского текста для новоначалия, молодежи, на мой взгляд, попираются при этом интересы воцерковленного большинства. В частности осуществляется постепенный переход на современный язык богослужения, что является как бы вызовом традициям и церковным устоям.

Яков Кротов: Спасибо, Феклиса, вопрос Ваш ясен. Кто, что скажет? Потому что ведь спор между новообрядцами и старообрядцами… Один из самых ярких примеров для церковных людей это, например, спор о количестве поклонов, когда читается молитва Ефрема Сирина великопостная, даже не столько о количестве, сколько о том, класть ли земные поклоны или поясные, соответственно, о количестве земных поклонов. Но это и спор о языке, потому что справо, которое осуществлял Арсений Суханов, другие деятели, это была прежде всего сверка славянских текстов с греческими изданиями, которые, как потом выяснилось, были далеки совершенно от идеала, и все это осуществлялось, в общем, ненаучным образом.

Но ведь вопрос, Вы понимаете, чего боюсь? Пока мы тут с Вами спорим о том, одна буква в слове «Иисус» или две должна писаться, а уже появляются люди, которые вообще привычно Jesus говорить, потому что у них информация о Христе в основном из англоязычных источников. Не получается ли так, что пока мы спорим о том, какой извод, какой вариант церковнославянского языка использовать, идут люди, которые вообще и на русском-то с трудом говорят, они говорят языком sms уже.

Дмитрий Устинов: Справа, которая была произведена романово-никоновской реформой, да, она затронула язык, там было очень сильное надругание, хотя, надо заметить, что были и порча и все-таки кое-где перевод соответствовал очень хорошо оригиналу. Есть такие места в никоновских богослужебных книгах. Но есть там и кощунственные. Если взять Евангелие от Иоанна Богослова, которое читается на Пасху, в староверском варианте звучит «и слово было у Бога», когда как в никоновском «и слово было к Богу», замена «у» на «к» дает очень большое различие смысловое.

Яков Кротов: Я понял. Но я продолжаю гнуть свою линию, что современному опять же человеку, вот он зайдет в храм, он услышит «слово было к Богу» или «слово было у Бога», он не поймет ни того, ни другого, ему надо говорить иначе. Или, я думаю, что большинство людей приходят не потому, что они поняли Евангелие от Иоанна, это таинственное Евангелие, его так и называют, он пришел, потому что его коснулся Дух Божий. И тогда он уже потом сам будет искать, что в греческом означает вот это загадочное выражение «слово было у Бога». Но сперва вот это прикосновение, а потом… Тогда можно я так спрошу. По Вашему личному наблюдению, по Вашему опыту, все-таки, староверие до революции, ну до коллективизации — это прежде всего передающееся в семье, через семью. Современное староверие, мы видим некоторых довольно популярных каких-то деятелей, которые вдруг оказываются староверами. И мы видим сейчас довольно много старообрядческих публицистов, пошли люди с высшим университетским образованием, замечательно образованные. На Ваш взгляд, изменилось сейчас староверие в связи с тем, что ушло в прошлое аграрное общество и появляется уже совершенно новое?

Юлия Маслова: Конечно, староверие изменилось, я говорю это еще в связи с домостроем. Дело в том, что действительно раньше подавляющее большинство староверов были крестьяне. И действительно традиция в семье, когда родители учили детей по псалтыри, естественно, передавалась традиция церковно-славянского языка, его понимание, понимание богослужения. Но сейчас староверие пополняется за счет действительно интеллигенции, то есть люди, которые возвращаются к традиции, которые возвращаются к истокам, то есть они считают, что церковно-славянский язык можно выучить и нужно выучить, что это язык божественный, которым действительно совершается богослужение. То есть это люди, которые на самом деле, на мой взгляд, современная элита церковная.

Яков Кротов: У нас звонок из Саратовской области. Людмила, добрый вечер, прошу Вас.

Слушатель: Добрый вечер. Святой Иоанн Златоуст пишет, истинная церковь не та, что гонит, а та, которая терпит гонения. Никон и его последователи совершили безумные проклятия хулы на все древнее вселенское православие и насильно привлекли к этому греху большую часть русского народа и нераскаянно скончались, они еретики, попадающие под грозную анафему Вселенской Соборной и Апостольской Церкви. Кто унижает какое предание церковное, писаное то или не писаное, тому анафема.

Яков Кротов: Спасибо, Людмила. Это замечательная иллюстрация того, как праздник торжества православия преломляется в сознании у многих людей, что торжество православия – это торжество, когда человек, который поднял язык, и вот он скончался. Маленькая справка из ЗАГСа. Протопоп Аввакум не то, чтобы скончался, а его, извините, сожгли. Скажем так, сожгла светская власть, лично патриарх (кто там, патриарх Андриан уже был?), не подкладывал дровишек, но, тем не менее, его сожгли, а не то, чтобы он умер. Так что видеть в этом некоторую волю Божью довольно странно.

А все-таки, Дмитрий Урушев, что бы Вы сказали людям, которые так просто и однозначно видят в старообрядчестве возмущение людей, крушение устоев? Ведь действительно в истории России раскол старообрядства, как было принято говорить еще полтораста лет назад, это было первое и может быть самое даже крупное, если не считать гражданской войны и большевизма, социальное потрясение, которое не случайно историки сопоставляют с появлением протестантизма, скажем, в Католической Церкви.

Дмитрий Урушев: Я бы согласился с этими людьми, потому что действительно та трагедия, которая произошла в XVII веке, нам сейчас уже даже и непонятно, когда в один день, можно сказать, каким-то властным решением, мановением руки были переименованы церковные книги, когда на приходы пришли новые служебники, новые октоихи и когда людям, которые считали свою веру, именно то, о чем я говорю, московскую веру, сохраненную в Третьем Риме, правой и истинной, сказали, что их вера не права и не истина, а надо бы поучиться ехать Вам куда-то в заморские академии. О чем, кстати говоря, говорили Аввакуму на Соборе 1666 года, что глупы были де наши отцы, глянуте не разумели. И потому вера их тоже была, соответственно, глупа. И легко понять возмущение, даже не возмущение, а переживание, надлом и такую духовную катастрофу людей той эпохи и, конечно же, и казнь Аввакума, и костры, и преследования властей – это все отразилось в русской истории очень многими катаклизмами и отражается до сих пор. То есть это незаживающая рана на теле России.

Яков Кротов: У нас звонок из Москвы. Татьяна, добрый вечер, прошу Вас.

Слушатель: Добрый вечер. Яков Гаврилович, объясните мне, пожалуйста, как агностик, я, как и граф Толстой, некоторые вещи не понимаю. С одной стороны Вы говорите об интеллигентности, о современном обществе и так алее, с другой стороны, разногласие в том, какие поклоны класть и сколькими перстами креститься. Если Бог действительно существует, как высшее существо, Вы серьезно думаете, что для него это важно?

Юлия Маслова: Важно не для Бога, а важно для самого верующего человека. Потому что, если человек не будет делать усилий, если мы говорим о поклонах земных физических, то и духовного плода можно не получить. Потому что человек состоит из души и тела, они очень связаны. Поэтому поклон земной – это как и духовный поклон, они вместе, душа и тело. Нельзя здесь разделять. Конечно, Бог видит сердце человеческое. Можно сделать и земной поклон совершенно равнодушно, а можно, сделав этот поклон, получить покаяние, которого христиане в течение поста и добиваются.

Яков Кротов: Протопоп Аввакум. Вот Дмитрий Александрович Устинов, Вы же, небось, и в Пустозерске бывали, или нет?

Дмитрий Устинов: Нет, не доводилось.

Яков Кротов: Не доехали… Скажите мне, ведь Аввакум, когда он сидел в этом срубе, в этой вонючей, грязной яме, какие уж там земные поклоны, поясные поклоны. Вообще, в принципе, ведь старообрядцы тоже прошли и через ГУЛаг, и через все. Когда человек сидит в карцере, на лесоповале, по сравнению с этим жизнь Агафьи Лыковой просто царствие небесное, никто тебе не мешает. И вот человек попадает в ежовские рукавицы, как новообрядцы, некоторые даже служили литургию на соке, служили Пасху в таких обрывках, много об этом спорили. На ваш взгляд, эти крайние условия испытания веры, когда просто человек не имеет возможности выполнить обряд, они что-то староверу приносят новое в его понимание того, чему он верен.

Дмитрий Устинов: Аввакум был очень высокого духа человек, он был фактически учеником святителя Григория Паламы, даже это отмечают научные исследователи. Хотя бы даже такое выражение, что во время молитвы у него дух слышит невыразимые слова Божьи.

Яков Кротов: «Дух слышит невыразимые слова Божии»… И в староверии так же, как и всюду человек обращается к Богу от всего сердца.

Матушка Марина Захарчук объяснила разницу между язычниками и староверами

Вопрос о различиях между язычниками и староверами говорит о том, что человек, задавший его на страничке сетевого издания в ОК , знаком с религией очень мало. Но, тем не менее, вопрос этот интересен, и матушка Марина Захарчук попыталась на него ответить.

О различиях этих верований говорить трудно или вообще невозможно, потому что единственное, что связывает язычников и староверов, – это присутствие религиозного начала. Все остальное – сплошное различие! Сравнивать их так же нелепо, как, например, бабочку и ягуара (оба – животные) или полынь и баобаб (оба – растения).

Язычество – общее название для всех религиозных верований, не имеющих корней в Священном Писании (Библии) – книгах Ветхого и Нового Заветов. В Псалтири царя Давида (одна из книг Ветхого Завета), в одном из псалмов есть строчка (на церковнославянском языке): «…всибози – язык бесове». Говоря по‑русски, все боги — на самом деле бесы. Так что, по твердому убеждению христианства, а еще до него – религии иудеев, язычество в любой его форме – это лжеверование, вера в богов, за которых выдают себя темные силы.

Первая заповедь, данная Богом (Богом с большой буквы – именно так и только так писалось это слово в нашей стране до октябрьского переворота 1917 года, в отличие от богов с буквы маленькой) Своему избранному народу, иудеям, гласит: «Я Господь Бог твой. Да не будет у тебя иных богов, кроме Меня».

Из той же Библии – книг Ветхого Завета – мы можем узнать, как развивалась история избранного Божьего народа и многочисленных языческих народов до нашей эры (кстати, до революции в нашей стране, а в большинстве стран и до сих пор принято другое обозначение этой эры – до Рождества Христова). Практически все эти народы-страны, в том числе и великие, например, Вавилонское царство, исчезли с лица земли. В то время как малочисленный вначале народ иудейский, по обетованию Господа и за верность Ему, побеждал могущественных врагов, умножался числом и креп физически и духовно. Хотя и многократно отступал от заповедей и даже поклонялся языческим богах. Но вновь и вновь каялся в грехах, и Господь как любящий Отец так же многократно прощал Своих неразумных сыновей. До тех пор, пока иудеи не совершили страшного, непростительного (а главное – непризнаваемого ими до сих пор!) греха. Сына Божьего, Иисуса Христа, воплотившегося в земного Человека и одновременно оставшегося Богом, пришедшего на землю, чтобы спасти человечество от вечной смерти, чтобы искупить грех человечества, совершённый первыми людьми Адамом и Евой, в результате чего они сами и все их потомки осуждены на вечную смерть, — иудеи не признали, отвергли и распяли на кресте как самозванца и разбойника. Даже истинный язычник – римский прокуратор Понтий Пилат, бывший в то время наместником римского императора в Иудее, который утверждал вынесенные иудеями смертные приговоры, «не нашел никакой вины», как говорит Евангелие, в Иисусе и предлагал иудеям отпустить Его. Но бесчинствующая толпа осталась непреклонной: «Кровь Его на нас и детях наших!» — вопил богоизбранный народ. И Пилат умывает руки.

С этого момента иудеи, сами себе подписавшие приговор, утрачивают свою богоизбранность. Теперь богоизбранным становится любой человек, искренне, всем сердцем поверивший евангельской вести (само слово «Евангелие» переводится с греческого как «благовестие») и крестившийся, по заповеди Христа, во имя Отца, Сына и Святого Духа.

Рождеством Христовым началась новая эра – эра избавления христиан от вечной смерти. Мы, христиане, твердо верим и знаем: смерть – это только переход в вечную жизнь. Правда, какой она окажется для человека, зависит от его земной жизни, от того, насколько стремился он исполнить заповеди Божии.

До 10-го века по Рождестве Христовом Русь была языческой и жила по законам древних языческих народов: разобщённость отдельных групп людей (княжества), междоусобные войны, вера во всемогущество духов (богов), жертвоприношения, в том числе и человеческие… Христианство приходило на Русь постепенно – еще апостол Андрей Первозванный на киевских горах предрек месту сему великое будущее. Так и случилось. В 988 году киевский князь Владимир крестил Русь. Не будем сейчас вдаваться в подробности этого великого события – наверняка все помнят его суть из школьных уроков истории. Скажем только, что язычество, конечно, не вмиг прекратило на Руси свое существование, а отдельные его проявления всплывают в нашей стране и сегодня: это явление названо неоязычеством. Но все же постепенно Русь обретала новую силу и к 20-му веку стала самой могущественной державой в мире – и духовно (в первую очередь), и экономически, и территориально. И только с революциями 1917-го года началась внутренняя война, разруха, экономический спад, голод. Все сразу обрушилось на великую державу. И нет иного объяснения этому «всему сразу», кроме того, что за отступничество от Христа Бог Сам отступился от России…

А что же староверы? В размышлениях о роли истинного Бога в истории государств мы чуть не забыли о вопросе нашего читателя.

Староверы – это те же христиане, только верующие во Христа немного по‑иному, живущие «по старой вере».

В 988 году князь Владимир крестил Русь. Но не сам, конечно, а руками греческих священников, которые по его просьбе приехали в нашу страну. Они привезли с собой греческие церковные книги, с которых был сделан перевод на старославянский, а затем и церковнославянский язык. Постепенно появились священники русские, служащие по этим книгам. Но беда в том, что книгопечатания еще не было и книги переписывались вручную. За несколько веков в них вкралось множество ошибок – что‑то по невнимательности, а что‑то – и по своеволию переписчиков. Образованные священнослужители, живущие в столице, видели эти ошибки (уже не только в книгах, но и в самом порядке богослужения) и стремились своими силами их исправить. А малограмотные служители алтаря противились этому и настраивали народ против «новой веры» (которая на самом деле просто оставалась неискажённой временем).

Так возник старообрядческий раскол, который староверы (они же – старообрядцы) прочно связали с именем патриарха Никона, называя нас, обычных христиан, никонианами. Хотя исправление богослужебных книг началось еще до Никона, с начала 16-го века, когда в Москву для этих целей был приглашен из Афонского монастыря ученый инок по имени Максим Грек (прозвище, данное ему на Руси). Выправлению церковных книг он посвятил жизнь, претерпел много гонений от противников такого исправления, скончался в ссылке и был погребен на территории Троице-Сергиевой лавры, а впоследствии причислен к лику святых.

Царь Иван Грозный за время своего правления созывал, с целью исправления ошибок в богослужении, несколько соборов (собраний авторитетного духовенства), наиболее известный из которых – Стоглавый (1551 год). Продолжил нелегкое дело исправления книг и служб патриарх Иосиф (1642–1652 гг.). Среди приставленных к этому делу были протопопы Стефан Вонифатьев, Иоанн Неронов, Аввакум, Даниил, ставшие впоследствии организаторами раскола. При патриархе Никоне (1652–1666) исправление книг и богослужений было завершено. Собор 1656 года, на котором, кроме русских архиереев, присутствовали два патриарха – Антиохийский Макарий и Сербский Гавриил, одобрил все новоисправленные книги, а старые повелел по церквам собирать и сжигать. Несогласные с этим постановлением собора ушли в раскол.

Само старообрядчество вскоре раскололось на несколько различных течений (и это подтверждает неправоту раскольников – ведь, по словам Христа, «дом, разделившийся сам в себе, не устоит»!). Две главные ветви старообрядчества – поповцы и беспоповцы. Поповцы признают Церковь, священноначалие, священников, которые одни могут совершать церковные таинства – крещение, венчание, исповедь и другие. Беспоповцы же, как видно из названия, не признают Церковь в том виде, к которому привыкли мы. Церковь для них – только собрание верующих людей, без здания-храма, без священнослужителей, а таинства совершаются мирянами. Эта часть старообрядцев близка к сектантам (в любой секте не признается священство), хотя от сектантов они отличаются тем, что почитают иконы «дониконовского» письма и совершают богослужение по старым, но все же церковным книгам.

В настоящее время в России мирно сосуществуют Русская православная церковь (РПЦ) и Старообрядческая церковь. Мы, православные, хорошо видим заблуждения староверов, но, поскольку они не касаются догматов – то есть основ веры, а затрагивают лишь обрядовую сторону, Старообрядческая церковь не считается еретической. В 1853 году была основана Московская старообрядческая архиепископия. Сейчас она официально называется Русской православной старообрядческой церковью. Часть старообрядцев не признает эту церковь и с 1923 года организовала свою церковь с центром в Новозыбкове; ныне глава этого течения носит титул архиепископа Новозыбковского и всея Руси.

Московские соборы 1666 и 1667 годов наложили на старообрядцев анафему. Вопрос о ее снятии поднимался еще в 1783 году. В то время часть старообрядцев предложила перечень условий, на которых приверженцы старого обряда могли бы переходить под управление РПЦ, не поступаясь своими обычаями. Эти правила с поправками митрополита РПЦ Платона (Левшина) были приняты в 1800 году. Так было положено начало Единоверческой церкви.

В 1906 году при подготовке Поместного собора РПЦ также поднимался вопрос о необходимости снятия клятв со старообрядцев, а на Соборе 1917–1918 гг. даже подготовлен проект соответствующего постановления. В 1929 году патриарший Священный синод принял определение, практически отменивший все старые клятвы. Однако окончательное утверждение этого решения было в компетенции только Собора Церкви. В 1971 году анафематствование староверов было прекращено официально. Отмена клятв не является «признанием ошибок» РПЦ, но была выражением братской любви «ради мира и пользы Церкви» (по выражению 79-го правила Карфагенского Собора), ради единения русских людей.

Что же касается Единоверческой (старообрядческой) церкви, то ее священники имеют право сослужить нашим пастырям во время общих богослужений. Наш правящий архиерей, епископ Софроний Губкинский и Грайворонский (сам, кстати, рожденный в семье старообрядцев) периодически проводит богослужения по старообрядческому чину в нашей епархии – с целью разъяснения своей пастве сути старого чина богослужения и отсутствия в нем еретической составляющей.

 

Марина Захарчук

что общего, в чём отличие

Многие люди, не имеющие профессионального образования в области исторических наук, частенько путают старообрядцев и староверов, случайно подменяя один термин другим и тем самым допуская искажение достоверности информации. Эта статья призвана расставить точки над i в данном вопросе, дать определение обоих понятий, сопоставить их между собой и выявить разницу. Начнём с ключевых определений.

Кто такие староверы

Староверы, как можно догадаться по названию – это приверженцы так называемой старой веры, то есть верований, которые существовали ещё до прихода христианства на территорию Руси. Эти люди верили, что всё живое на земле контролируется духами, а в центре верования была мать-природа, считающаяся живым организмом, имеющим разум и волю. Человек в этой религии должен был стремиться к гармонии с силами природы.

Интересно! Староверы-язычники поклонялись Солнцу, Земле и всем земным стихиям. Они верили, что работая с землёй и «кланяясь» ей, человек получает от неё силы, а солнце считалось в их веровании символом всепобеждающего добра.

Знаменитое «огненное колесо», которое многие почему-то принимают за свастику, у язычников почитался как священный символ победы добра над злом. Многие языческие обряды (например, прыжки через костёр, сжигание чучела на Масленицу) сохранились и до наших дней.

Кто такие старообрядцы

История старообрядцев – это целый пласт аутентичной русской культуры, представляющий огромный интерес для историков. В представлениях рядового обывателя старообрядец – живущий в лесу бородатый старец в косоворотке, не пользующийся никакими благами современной медицины или техники, и лечащий все болезни при помощи поста и молитвы. Насколько верны эти представления?

На самом деле, ответить на это вопрос достаточно сложно: информацию о ежедневной жизни этих людей не найти в блогах и соцсетях, не прочесть интервью в журнале, поскольку большинство представителей старообрядческой общины старается вовсе не контактировать с людьми вне её пределов. Однако никто не запрещает обратиться к историческим фактам…

Старообрядческие общины вряд ли существовали бы, не реши русский патриарх Никон в середине XVII века провести церковную реформу, предназначенную, по большому счёту, для того чтобы сделать каноничное русское православие более похожим на западные верования. Реформа затронула многие аспекты церковной жизни, вплоть до особенностей пощения и способов крещения. С приведением проекта реформы в действие православных на Руси стали приучать креститься тремя перстами вместо двух.

Интересно! Два перста в жесте, который применяли при перекрещивании старообрядцы, обозначали распятие и воскрешение Иисуса. Три же складываемых в этом жесте пальца обозначают Святую Троицу: Отца, Сына и Святого Духа.

Тех же, кто не соглашался принимать новые каноны, отправляли в ссылки и подвергали всяческим гонениям, а поскольку православная вера подразумевает терпимость к испытаниям судьбы, будущие старообрядцы приняли реформу, как одно из самых тяжких испытаний и оставались тверды в своих верованиях, наотрез отказываясь подчиняться «никоновским» законам. Современные историки и сейчас признают некоторую нелогичность реформы Никона, ведь она подвергла расколу всё русское религиозное общество (как известно, в те времена атеистов не было).

Интересно! Отношение к старообрядцам со стороны власти и общества удалось изменить в лучшую сторону лишь при Екатерине II. И только в 1905 году, во время правления Николая II слово «раскольник» в официальных документах было решено заменить на «старообрядец».

Что общего

Между двумя этими культурами на самом деле нет фактически ничего общего, кроме, разве что, общих этнических корней и территорий расселения. К слову, представители двух культур активно контактировали друг с другом во времена гонений старообрядцев: последние в это время зачастую находили приют в домах староверов, объединяемые общей неприязнью со стороны «нового» православного общества.

Справка! Термин «православный» также ввёл в русский лексикон уже не раз упомянутый патриарх Никон. Слово «православный», согласно его реформе, пришло на замену слову «правоверный».

В чём отличие

Как понятно из вышесказанного, различий между старообрядцами и староверами предостаточно: если к числу первых принадлежали православные люди, подвергаемые гонениям со стороны «обновлённого» православного общества, то ко вторым историки относят приверженцев язычества, поклонявшихся не Святой Троице, но духам природы, огню и воде.

Многие семьи старообрядцев из-за интенсивных гонений были вынуждены скрываться за границей, в то время как большинство староверов старались быть «поближе к земле», находясь на родной территории, и в случае гонений, уходя жить в глубокие леса или другие не заселённые человеком места.

кто такие старообрядцы, в чем отличие и суть?

Автор Полина Шишкина На чтение 6 мин Опубликовано
Обновлено

Старообрядчество – религиозные течения, отвергающие церковную реформу XVII века, которая вызвала раскол в Русской церкви. Так возникли «новообрядцы» и «раскольники» (старообрядцы), речь о которых пойдет ниже.

История старообрядчества

Это история русского народа, принявшего святое крещение в 988 году. Великий князь Владимир Святославович крестил Киевскую Русь, провозгласив государство православным и дав начало истории Русской церкви.

Вместе с постепенным устранением языческих верований, крещение дало укрепление власти в стране, улучшило международные отношения (в особенности с Константинополем) и способствовало объединению этносов на Руси.

С самого начала официального распространения христианства начали учреждаться монастыри: в 1051 году преподобный Антоний Печерский принёс в Киев традиции афонского монашества, основав знаменитый Киево-Печерский монастырь, ставший средоточием духовной жизни древнерусского государства в домонгольский период.

Монастыри играли роль религиозно-культурных центров. В них, в частности, велись летописи, донёсшие до наших дней сведения о знаменательных исторических событиях; процветали иконопись и искусство книжного писания.

Появляются свои святые (Сергий Радонежский, Пётр и Феврония Муромские, Борис и Глеб и др.), их иконы, жития, каноны, появляются переводы священных текстов, древнейшие литературные памятники, апокрифы и летописи.

В общем, крещение, как выяснилось, это полезное для становления государства мероприятие.

Однако в этой замечательной исторической религиозной картине Руси в XVII веке происходит раскол церкви: патриарх Никон решает издать свою реформу, направленную на изменение действующих обрядов в печатных книгах ради унификации с греческими обрядами (поскольку с греческого многое не переводилось, а потому печаталось на свой манер, то многое в старообрядчестве патриарх считал неточным).

При участии царя Алексея Михайловича и ещё некоторых православных патриархов в 1650-1680 годы происходил процесс реформации.

Никон лично влиял на церковную литературу, а прежние исправители только обозлились, став его противниками. Конечно же, нашлись и те, кому не понравилось решение Никона. Их на Московских соборах 1656 и 1666 года и на Большом Московском соборе, состоявшемся в 1667 году, предали анафеме.

Это и были старообрядцы.

Яркий пример вражды старообрядцев и новообрядцев заключается в отношениях протопопа Аввакума и патриарха Никона. 

Аввакум и Никон
(Источник: https://zen.yandex.ru/media/thedailyplanet)

Кто такой Аввакум? 

Всё просто: это идейный вдохновитель старообрядцев и их фактический лидер. Протопоп Аввакум был известен своей строгостью и трепетным отношением к православию, благодаря чему стал самым яростным противником реформы Никона.

Стоит отметить, что существует даже литературный памятник – «Житие протопопа Аввакума, им самим написанное», из которого можно узнать очень много о жизни, семье, деятельности и смерти протопопа.

Известно, что, как и многих протестующих старообрядцев, Аввакума отправили в Сибирь, а в 1666 году, после низложения Никона до сана монаха, царь Алексей Михайлович пригласил протопопа в Москву, уговаривая принять новые обряды.

Аввакум был непреклонен. Даже более: при царе Фёдоре Алексеевиче протопоп в письме выразился об его отце Алексее Михайловиче следующим образом: «Зри умо зверя летописнаго: крестящейся тремя перстами поклоняются. Се зверь двоерогой — бес!».

За это Аввакум поплатился жизнью – в 1682 году протопопа сожгли.

Картина Г.Мясоедова «Сожжение протопопа Аввакума» (1897г.)
(Источник: https://news.myseldon.com)

Суть Никоновской реформы: отличия старых и новых обрядов

Хотя реформа касалась печатных церковных книг, отличия были существенными.

  • Во-первых, по старому обряду креститься следовало двумя перстами, олицетворявшими «Исуса и Бога». Теперь же креститься нужно тремя перстами – Отец, Сын и Святой Дух.
  • Во-вторых, кланяться обязательно требуется по пояс, а не в пол, как ранее.
  • В-третьих, изменилось написание имени Иисуса, т.к. ранее писалось с одной буквой «И».
  • В-четвёртых, вводилось в принципе слово и понятие «православия».
  • В-пятых, крест стал четырёхконечным, а не восьмиконечным.

Это только основные моменты. В литературе действительно изменился манер обрядов, а также изменилось написание икон.

Разница в написании икон: слева новобрядческая, справа – старообрядческая, на примере иконы Спаса Нерукотворного
(Источник: https://ruvera.ru)

Различие церквей

Первое, что бросается в глаза при виде абсолютно любого здания – его архитектура. Так вот, визуально никоновская и старообрядческая церкви практически ничем не отличаются.

Это может быть здание, построенное в новгородском или новорусском стилях с использованием элементов классицизма, а может быть и вовсе небольшой домик или даже импровизированный храм в деревянном вагончике.

В беспоповских храмах старообрядческих церквей может и не быть алтарной апсиды (это полукруглый или многогранный выступ в восточной части храма, обычно это место наполнено мозаиками, росписями и имеет три окна).

Казанская старообрядческая церковь Иконы Божией Матери
(Источник: http://images.esosedi.org)

Но самое главное, по чему вы можете определить принадлежность храма, находится наверху.

У старообрядцев обычный восьмиконечный крест без каких либо украшений, в то время как в современных церквях он лишь четырехконечный, со всевозможными украшающими модификациями.

  • Крест на новообрядческом храме
  • Крест на старообрядческом храме

Источник: https://ruvera.ru

Свечи и паникадила: внутри старообрядческих храмов, в основном, используются настоящие свечи, а не электрическое освещение. Иконы только медолитные и рукописные, написанные в канонической стилистике.

Далее отличительной чертой является наличие подручников. Поскольку старообрядцы кланяются в пол, то для удобства используются специальные коврики. Также во многих беспоповских храмах есть сидения (хотя есть расхожее мнение, что их попросту нет).

Беспоповские храмы староверов

В XVII веке был убит последний епископ старообрядцев, в связи с этим появилась проблема назначения санов. Священников назначают епископы, для того, чтобы было кому проводить религиозные обряды и таинства.

Со временем старообрядцы решили, что в крайних случаях будут сами назначаться. Это позволено для обрядов крещения и исповеди. Поэтому-то и существуют беспоповские храмы.

(P.S. если вам интересно посмотреть на беспоповские храмы – https://navigator.starove.ru/cat/hrami-belief-bezpopovskie-current/)

Современные старообрядцы

Источник: https://azbyka.ru

На сегодняшний день российское старообрядчество разделено на несколько конфессий, имеющих два основных направления: поповское и беспоповское, а также четыре согласия.

К поповскому направлению относятся Русская Православная старообрядческая Церковь, являющаяся крупнейшим старообрядческим объединением, и Русская Древлеправославная Церковь.

К беспоповцам принадлежат Древлеправославная Поморская Церковь и Древлеправославная Старопоморская Церковь федосеевского согласия.

Можно понять, что на сегодняшний день старообрядцы не имеют никакого централизованного сообщества. Но это на первый взгляд. Неформально очень многие прихожане знакомы друг с другом, часто поддерживая контакты. Собираются для молитв и «добрых дел».

Живут эти люди согласно Евангелию. Утром и вечером традиционно молятся. Занимаются своей работой, ведь она не запрещена священными книгами. Едят что хотят, если, конечно же, не наступил Великий Пост.

Всё-таки староверы – это обычные люди со своим укладом жизни и ценностями.

В статье использованы материалы сайтов: Русской Православной Старообрядческой Церкви, Яндекс.Кью, studopedia.ru, switki.ru, РИА Новости, Русская вера

Заглавное фото: https://sandra-rimskaya.livejournal.com

Бог и деньги: как относились к богатству протестанты и староверы

Тезису, что современный капитализм во многом порождение религиозных традиций протестантизма, много лет. Об этом еще в 1905 году писал в книге «Протестантская этика и дух капитализма» немецкий социолог Макс Вебер. Сегодня некоторые исследователи утверждают, что протестантизм не только повлиял на капитализм, но и привел к экономическому расцвету всего западного общества.

Но как же в таком случае быть с российской историей, ее дореволюционным периодом? Обращаясь к нему, мы можем увидеть немало примеров успешного предпринимательства, построенного на совсем иной религиозной идеологии — старообрядчестве. В чем сходство и различия русского старообрядческого предпринимательства и западного протестантского?

Богатство как призвание

Возникшее в Европе начала XVI века движение за реформы и обновление церкви стало ответом на злоупотребления в католицизме. Реформаторы, получившие наименование протестантов, тем не менее в первые десятилетия проповедовали традиционные христианские взгляды на богатство, присущие католической церкви, которая формально осуждала стяжательство. Однозначным поначалу было и отношение к предпринимательству. По словам первого идеолога реформации Мартина Лютера, если кто-либо «хочет быть богатым, то пусть берет в руки плуг и добывает от земли».

Реклама на Forbes

«Я не замечаю того, — писал Лютер, — чтобы купцы приносили в страну множество хороших обычаев. И Бог по этой причине в старину повелел народу Израиля жить вдали от моря и не увлекаться торговлей».

Но со временем взгляды изменились — благодаря учению о предопределении и концепции призвания. Эти взгляды были присущи второму поколению реформаторов, наиболее известным из которых был Жан Кальвин, признававший все профессии равными в призвании, к которому человек «поставлен Богом» и через которое им «действует» Святой Дух. Кальвин фактически не отвергал и торговлю, подчеркивая, что «нет дела нечистого и презренного, которое не засияло бы перед Богом и не стало бы драгоценным, если, выполняя его, мы служим нашему призванию».

Это учение стало получать распространение во второй половине XVI века. Вышедшие из кальвинизма идеологи (пуритан, квакеров, баптистов и пр.) подчеркивали, что прибыль как результат успешного предпринимательства является следствием благочестия и добродетели. Получение предпринимательской прибыли было не только оправдано, но и предписано — как проявление Божьего благословения. А бедность и нищенство, наоборот, стали восприниматься как следствие неизбранности и греха.

Кроме того, на основе тезиса о божественном происхождении всех земных благ, в кальвинизме уточнялась концепция собственности. Кальвин, ссылаясь на апостолов Луку и Павла, утверждал, что «все наши дары суть имущество Бога», а мы — «распорядители всего, что Господь дал нам». Эта мысль позже развивалась духовными руководителями пуританизма: «…Человек — лишь управляющий благами, доверенными ему милостью Божией, он подобно рабу в библейской притче, обязан отчитываться в каждом доверенном ему пфенниге». В отличие от дореформенном христианства, Кальвин из тезиса о Божьей собственности фактически вывел принцип священной частной собственности. «Бог велел нам прилагать все свои усилия к сохранению достояния каждого человека, — писал Кальвин. — Мы должны усвоить, что имущество человека достается ему не случайно, но по воле Того, кто является полновластным хозяином и Господином всего, и поэтому никто не вправе красть у кого бы то ни было его богатство, дабы не нарушить установленное Богом распределение».

При этом в новой концепции сохранялись социальные аспекты. Обязательным условием подтверждения избранности и благодатного происхождения богатства считалось правильное использование результатов профессиональной деятельности. Осуждая стяжательство католической церкви, Кальвин подчеркивал, что «постановления и каноны часто говорят о том, что все, чем владеет Церковь — будь то земля или деньги, — есть достояние бедных». В неменьшей степени это относится и к богатствам, получаемым избранными. Они должны были проявлять свою подверженность Благодати любовью к ближнему, а значит и к Богу. Поначалу в протестантизме допускалось осуществлять любовь к ближнему посредством милостыни, на что прямо указывал Кальвин. Но позже, в ходе дальнейшей рационализации вероучения, милостыня была строго запрещена. Уже в XVII веке лозунгом стали слова «Подаяние — не милосердие» (как назвал одну из своих работ выпускник пуританской духовной академии Даниэль Дефо, более известный нам как автор книги «Робинзон Крузо»). Богу стало «угодно рациональное и утилитарное использование богатства на благо каждого человека и общества в целом. Аскеза требовала от богатых людей <…> такого употребления богатства, которое служило бы необходимым и практически полезным целям».

Таким образом, в протестантизме произошло переосмысление положений раннего христианства о частной собственности и богатстве. Богатство для протестантов стало следствием сакрализованной профессиональной деятельности. Важнейшим результатом стало и то, что, по словам Макса Вебера, вера протестантов освобождала «приобретательство от психологического гнета традиционалистской этики, разрывала оковы, ограничивавшие стремление к наживе, превращая его не только в законное, но и в угодное Богу <…> занятие».

Богатство как труд

А что же в России? Первое время после церковного раскола XVII века в старообрядчестве были распространены традиционные взгляды на нестяжание и богатство. Как и в синодальной церкви, в староверии были приняты тезисы о том, что спасти душу могут и богатые, «если помыслят, что видимое богатство есть тленное и скоропреходящее и что оно не заменяет недостатка благ духовных». Но в XVIII-XIX веках в ходе широкой предпринимательской практики произошла эволюция этих взглядов. С начала XVIII века староверами развивалась идея богоданности богатства. Интересные рассуждения о предпринимательстве и вере ходили в среде купцов-беспоповцев Владимирской губернии в начале XVIII века. Они считали, что соблюдение религиозных норм своего согласия служит залогом богатства. А на некоторых старообрядческих иконах Николы Угодника встречаются клейма не только о спасении от бед, но и об обретении богатства.

Окончательно оправдание богатства вербализовалось на рубеже XIX-XX веков в работах и проповедях выдающихся начетчиков. Один из самых влиятельных старообрядческих архиереев епископ Арсений Уральский указывал, что спасение души зависит от благочестия, исполняемого каждым «противу его состояния». Соответственно, для некоторых «истинно верующих» управление собственностью — это путь к спасению.

Владыка Арсений, полностью оправдывая обладание собственностью, отмечал: подвиг «богатого» — «миловать нищих», а вот нищие должны помнить, что собственность на небо не унесешь, исполнение Христовых заповедей ими заключается в том, «чтобы с благодарением переносить судьбу свою».

В итоге, по свидетельству самих старообрядческих предпринимателей, купцу из староверов «и в голову не приходило считать себя за свое богатство в чем-то виноватым перед людьми», лишь перед Богом, но не за некую греховность обладания, а за то, «что из посланных средств недостаточно уделяется бедным» и обществу. Традиционный тезис о возвращении Богом данного богатства ближнему не просто сохранялся в старообрядчестве. В староверии сложился культ милостыни.

Тезис об оправдании богатства милосердием ярко проявился в старообрядческих сборниках, где содержится множество упоминаний о том, что для душевного спасения «расточи имение нищим». Ни один сборник поучений не обходился без текстов, убеждавших в необходимости подачи милостыни. Без этого хозяйственная деятельность не имеет смысла, она, как утверждал один из сборников, «лютое стяжание и пагубное богоненавистное немилосердие». Милостыней, в ряде случаев, богатство не просто оправдывалось, но и даже мотивировалась его необходимость для служения другим людям, особенно неимущим. Староверы считали, что щедрость в милостыне соответствует тезису о Божественном подобии тварного человека — «добродетель сия подражает Бога». Неважно, по какой причине человек подает милостыню: один «творит милостыню яко да спасется корабль его, и Бог спасает корабль его, другой творит за чад своих, и Бог спасает чад своих, другой творит за еже прославитися, и Бог прославляет его и не отметает Бог никого».

Другим условием спасительности имения и важнейшим условием оправдания стяжательства являлся трудовой характер нажитого.

Даже милостыня должна была подаваться от богатства, заработанного праведным трудом.

Для староверов в большей степени, чем в синодальной церкви, собственность «была, в первую очередь, правом труда, а не капитала». Как и в крестьянской среде вообще, у староверов было распространено представление о том, что праведная собственность не может сложиться без приложения личного труда собственника. Исследователи в старообрядческой духовной и хозяйственной культуре уже конца XVII- XVIII веков обнаруживают дальнейшее сплетение «трудовых и собственнических начал». «Никто не может стяжать что благо аще со многим трудом», — многократно повторяли старообрядческие нравоучительные сборники.

Такие положения во многом снимали нравственный конфликт при ведении предпринимательской деятельности. Если собственность уже не была губительной в любом случае, то милостыня в различных ее формах представлялась не выкупом, а обязанностью Божьего управляющего. Требовалось максимизировать «возврат» средств общине и единоверцам, прежде всего сирым и убогим, сохранить предпринимательство именно как материальную базу гонимого и преследуемого старообрядчества. Собирание капитала, стяжание только ради наживы, только для обеспечения своих личных потребностей находились вне системы ценностей староверов.

Таким образом, в старообрядчестве сложилась новая концепция собственности с ориентацией на функцию обеспечения сообщества. Наиболее важным в системе представлений старообрядцев различных согласий о собственности стало, то, что предприниматели-староверы, как и протестанты, были уверены: они не являются полными и безраздельными собственниками. Но российские «Божьи доверенные по управлению собственности», в отличие от протестантов, не получали имение непосредственно от Господа, но зарабатывали его своим праведным трудом, и право на собственность фиксировалось благочестивым распоряжением ею в интересах общества, малоимущих и церкви.

Старообрядцы v Православие нового стиля

Вопреки мнению многих, на самом деле между старообрядцами и постниконианскими русскими православными верующими существует множество различий. Это то, что я хочу вкратце изучить сегодня, и для этого я просто хочу указать на некоторые небольшие, но явные различия между двумя типами верующих. С годами все изменилось, и это некоторые из ключевых отличий.

Знак Креста

Старообрядцы используют два пальца при крестном знамении (указательный палец прямой, средний палец слегка согнут, два пальца соединены с большим пальцем, удерживаются в острие, три сложены), в то время как православие нового стиля использует три пальца для знамения креста. (три пальца (включая большой) соединены вместе, два пальца сложены).Вы также найдете этот старинный обряд произнесения молитвы Иисуса крестным знамением.

Отказы

Старые верующие отвергают изменения и правки, которые вносятся в литургические тексты с целью их модернизации или исправления. Оригинальный славянский перевод греческих текстов — это версия, которую они всегда будут использовать, и все, что отклоняется от нее, игнорируется.

Приближение к крещению

Староверы признают крещение только через процесс тройного погружения.Первоначальная греческая практика заключалась в том, что для крещения требовалось трехкратное погружение в воду, и они не сдвинулись с места ни в одном процессе, который не включает этого, считая, что человек не был крещен, если это было совершено таким образом.

Литургия

Старообрядцы совершают литургию с семью просфорами вместо пяти, как в новом обряде русского православия, или с одной большой просфорой, как это иногда делают греки и арабы.

Практика пения

И, наконец, старообрядцы не используют полифоническое пение (русский язык нового стиля) и вместо этого предпочитают практиковать различные традиционные песнопения, такие как Поморский пение, Знаменный пение и другие.В этом отношении он представляет собой традицию, которая параллельна использованию византийского песнопения и невматической нотации.

Это лишь некоторые из фундаментальных различий между двумя системами верований здесь, в России.

Александр Долицкий: Старообрядцы сохраняют веру в новом мире

Автор ДОЛИЦКИЙ АЛЕКСАНДР

(Иллюстрация: «Боярыня Морозова» Василия Сурикова (1887), изображает дерзкую Феодосию Морозову во время ее ареста. Два поднятых пальца указывают на спор о том, как правильно креститься.)

Глубоко религиозный, русский народ был потрясен литургическими реформами Русской Православной Церкви, введенными Патриархом Никоном (1666–1667), посмевшим исправить ошибки в рукописях Священных Книг.

Многие набожные верующие отказались отречься от ошибок своих отцов, освященных традицией. Впоследствии многочисленные сельские поселения русских старообрядцев были основаны практически повсеместно в России, а со временем и за рубежом.

Несогласные не хотели основывать свою веру ни на чем новом, кроме старых текстов, написанных много веков назад; и они будут соблюдать только старые традиционные обычаи и религиозные обычаи, осуждаемые нынешней Русской Православной Церковью.

В конце концов, преследования со стороны царского правительства и агрессивное обращение со стороны их враждебных соседей и государственной православной церкви вынудили православных старообрядцев в отдаленные и неосвоенные сельские районы, где они спокойно продолжали практиковать свои старые ритуалы, периодически перемещаясь при угрозе преследования со стороны враждебный режим и вторжение посторонних, принадлежащих к разным вероисповеданиям и убеждениям, снова настигли их.

Некоторые из этих групп мигрировали в Соединенные Штаты в 1960-х годах, поселившись в сельских районах Орегона и Аляски.

История русских старообрядцев является наиболее ярким и ярким примером того, как большая часть людей выступала против новых литургических и богослужебных изменений и сумела сохранить свои религиозные обычаи, национальные традиции и основные культурные ценности 17-го века, несмотря на постоянное воздействие различные географические, религиозные, идеологические, экономические и социальные вызовы, которым они подвергаются на протяжении последних 355 лет.

Опираясь на исторические отчеты и этнографические исследования с 1983 года, я утверждаю, что культурная стойкость, о которой свидетельствуют поселения старообрядцев на Аляске, обусловлена ​​когнитивно-консервативным рациональным предварительным отбором и / или отказом от культурных черт и адаптивных стратегий, которые продемонстрировали свою ценность для выживания, культурную ценность. преемственность и «живая память» в течение длительных периодов религиозных преследований и географических перемещений.

С середины 17 века основные культурные ценности и древние православные институты старообрядцев практически не изменились, несмотря на воздействие множества различных социально-физических сред в течение 355 лет.Таким образом, русская старообрядческая культура на Аляске мало что изменилась по сравнению с ее более ранним наследием.

Конечно, старообрядческая культура несколько изменилась за последние 355 лет. Жизнь в тесном контакте с коренным населением Китая, Бразилии, США, Канады и бывшего Советского Союза, а также влияние современных технологий и культурных ценностей Соединенных Штатов привели к неповиновению традиционным укладам среди молодежи старообрядцев. Несмотря на структуру ценностей, в значительной степени поддерживающую культурную устойчивость и стабильность, они постепенно институционализировали практические идеи и элементы современных технологий (например,(например, телефоны, автомобили, бытовая техника и даже телевидение в некоторых семьях) в их социальную структуру.

Безусловно, старообрядцы на Аляске в некотором роде изменились с 1960-х годов. Наибольшие изменения произошли в вопросах материальной, технологической и светской культуры и общественной жизни, и они отражают скорее адаптацию к обстоятельствам, чем фундаментальное изменение их культурной самобытности.

Религиозные вопросы и ценности были наиболее стабильными элементами их культуры.Для старообрядцев религия — это не институт, параллельный экономике, политике или родству, но это душа их общества; он более фундаментален, чем другие элементы, и пронизывает их все. Для старообрядцев Аляски религия не ограничивается какой-то определенной сферой жизни; это все вездесущее и доминирует над всем. Религия определяет их моральные ценности, внешний вид, пищевые привычки, роли детей, женщин и других взрослых в их обществе; он формирует их социальное поведение и методы существования.

Их настойчивое стремление к сохранению дореформенных обрядов Русской Православной Церкви XVII века привело к гонениям и постоянным беспорядкам в течение последних 355 лет. На Аляске они обрели религиозную и традиционную свободу, экономическое выживание, чувство принадлежности и государственную защиту своих культурных ценностей.

В июне 1975 года пятьдесят девять старообрядцев села Николаевск на полуострове Кенай стали гражданами США.

Церемония натурализации прошла в школе Anchor Point недалеко от их домов.После церемонии Кирилл Мартушев обратился ко всем сельчанам: «Мы долгое время искали место в мире, где мы могли бы жить своей жизнью и быть свободными в своей вере в Бога. Мы нашли здесь то, что искали, и поэтому решили стать гражданами этих великих Соединенных Штатов ». Когда Кирил сел, в поле зрения не было ни единого сухого глаза.

Однако соблазны современного и светского мира представляют собой постоянную угрозу дисциплине и религиозной лояльности молодежи.В ответ в начале 1980-х некоторые члены переехали в более отдаленные места штата — село Вознесенка в районе залива Качемак и село Березовка на юге центральной Аляски. Старообрядцы считают, что, пока они могут оставаться сплоченным сообществом, они смогут защищать свою религиозную свободу, свою религиозную и этническую идентичность, укреплять свою экономическую безопасность и продолжать контролировать направление своей жизни.

Следовательно, старообрядческая система общения друг с другом и с посторонними, а также их стратегия консервативного рационального предварительного отбора и поддержания границ могут преподнести уроки и альтернативы другим этническим меньшинствам или изолированным общинам на Аляске, в Соединенных Штатах и ​​во всем мире. все больше поглощается посягательством урбанизации, быстрой модернизации и глобальной левизны.

Александр Борисович Долицкий родился и вырос в Киеве, на территории бывшего Советского Союза. В 1977 году получил степень магистра истории Киевского педагогического института, Украина; степень магистра антропологии и археологии Университета Брауна в 1983 году; и был зачислен в докторантуру. программа по антропологии в колледже Брин-Маур с 1983 по 1985 год, где он также был лектором в Русском центре. В СССР он три года был учителем обществознания и пять лет археологом в Украинской академии наук.В 1978 году он поселился в США. Долицкий впервые посетил Аляску в 1981 году, когда проводил полевые исследования для аспирантуры в Брауне. Сначала он жил в Ситке в 1985 году, а затем поселился в Джуно в 1986 году. С 1985 по 1987 год он был археологом и социологом Лесной службы США. Он был адъюнкт-профессором русских исследований в Университете Юго-Восточной Аляски с 1985 по 1999 год; Инструктор по общественным наукам в Центральной школе Алеска Департамента образования Аляски с 1988 по 2006 год; и был директором Исследовательского центра Аляски-Сибирь (см. www.aksrc.homestead.com) с 1990 г. по настоящее время. Он провел около 30 полевых исследований в различных регионах бывшего Советского Союза (включая Сибирь), Центральной Азии, Южной Америке, Восточной Европе и США (включая Аляску). Долицкий читал лекции по судам World Discoverer, Spirit of Oceanus и Clipper Odyssey в арктических и субарктических регионах. Он был руководителем проекта Мемориала ленд-лиза Аляска-Сибирь времен Второй мировой войны, который был возведен в Фэрбенксе в 2006 году. Он опубликовал множество публикаций в области антропологии, истории, археологии и этнографии.Среди его последних публикаций — «Сказки и мифы чукчей Берингова пролива», «Древние сказки Камчатки»; Сказки и легенды эскимосов Юпиков Сибири; Старая Русь в современной Америке: русские старообрядцы на Аляске; Союзники в военное время: авиалиния Аляска-Сибирь во время Второй мировой войны; Дух амурского тигра: сказки Дальнего Востока России; Живая мудрость Крайнего Севера: сказки и легенды Чукотки и Аляски; Трубопровод в Россию; Воздушный путь Аляска-Сибирь во время Великой Отечественной войны; и Старая Русь в современной Америке: живые традиции русских старообрядцев; Древние сказки Чукотки и древние сказки Камчатки.

Нравится:

Нравится Загрузка …

Возвращение к религии :: об этом классе

Новое
Старообрядцы


русские
препятствуют ассимиляции, церковь США принимает

Автор SARA LEITCH


купола старообрядческой Русской православной церкви Рождества Христова
в Эри, Пенсильвания.поразительно похожи на колокольни Рогожского
Монастырь в Москве.
ФОТО:
Предоставлено церковью Рождества Христова

P alm
Воскресенье, в память о возвращении Иисуса в Иерусалим за неделю до этого.
его распятие на кресте известно в Русской православной церкви как «Ивовое воскресенье».
На богослужении Willow Sunday прихожане несут небольшие связки вербы.
ветки и горящие свечи.

«Единственное, что на Руси так рано цветет, — ивы киски»,
сказал преподобный Пимен Симон, священник старообрядческой Русской Православной Церкви.
Рождества Христова в Эри, штат Пенсильвания. «Но в Америке можно получить пальмы
в любое время года. Итак, теперь некоторые люди несут пальмы и другие цветы
а также ивы ».

Там же
способ, которым букеты его прихожан из ив были адаптированы, чтобы включать цветы
доступный в Соединенных Штатах, Саймон помог своей церкви адаптироваться к жизни
здесь.Церковные службы почти полностью проходят на английском, а не на английском языке.
традиционный старославянский язык, обращенные из других религий приветствуются и
молодые люди посещают уроки воскресной школы и участвуют во многих аспектах
церковной жизни.

Но приспособления
имеют цену, говорят русские старообрядцы. Молодое поколение в
США теряют большую часть старообрядческого наследия, которое Церковь в России
так дорого.Многие старообрядцы в России не одобряют
ассимиляции за границу.

»
старое поколение, наверное, хранит традиции даже сильнее, чем в России »,
сказал Михаил Рощин, старообрядец, профессор религиоведения
в Восточном университете в Москве. «Молодое поколение в некоторых
путь потерян. Они не смогли передать знания подрастающему поколению. В
дети учатся в американских школах, учатся в разных местах.»

Новизна
церкви Саймона в некотором роде кажется нелогичным, поскольку она является членом
старообрядцев, секты русского православия, появившейся более чем
300 лет назад, когда царь модернизировал церковные книги и практику.

старообрядцев
отказались изменить свою литургию, придерживаясь своих традиций в
лицо преследования со стороны правительства. Внутри группы произошел раскол, так как
некоторые общины принимали священников, рукоположенных основной церковью,
в то время как другие считали, что любой человек, посвященный с использованием новых ритуалов, не был
поистине священник.

иммигрантов
из Сувалки, небольшого городка, который был частью Российской империи, но
теперь в Польше, основал конгрегацию Эри в 1880-х годах после того, как они приехали
в Эри для работы в доках озера Эри. Их церковь, окрашенная в коричневый цвет
стены и сверкающий золотой купол, сидит на холме с видом на воду.

Иммигранты
были староверами без священников, служением которых руководил новостник.
которые не могли совершать таинства, но уделяли внимание другим духовным
потребности собрания.Преподобный Саймон служил новостником в
Церковь Эри в 1970-х и 80-х годах, прежде чем решить, что единственный путь вперед
было для него стать священником и выполнять службы на английском языке.

Не все
в Эри согласился.

«О компании
20 процентов прихода яростно выступили против этого движения «, — сказал Саймон
сказал. «Но у нас почти не было молодежи, да и будущего действительно не было».

Как солнце
установлен во время богослужений в субботу вечером перед Вербным воскресеньем, церковь
наполнены ароматами ладана, свечного воска и цветов, а молодые люди
были видными членами общины.Подростки вели декламацию
литургии и малышей стояли в первых рядах членов церкви
ожидание поклонения иконе Вербного воскресенья, одно из требований, которые они
необходимо выполнить, если они хотят причаститься в воскресенье утром.

Во время
Вечерняя утреня в субботу, от самых маленьких до
старухи терпеливо стояли в две шеренги поклониться иконе.Когда они
дойдя до фронта, они вручили свои ивовые букеты молодому дьякону.
Затем они участвовали в синхронизированном ритуале перехода и
простираться ниц перед иконой и Библией, сидящей на столе
покрыт черным бархатом. После того, как священник нарисовал кресты на лбу
святым маслом они кланялись друг другу, собирали свои букеты из
молодой дьякон и отошел в сторону.

Акт
поклонение было настолько скоординированным, что потребовалось чуть больше 30 минут
чтобы священник прошел через каждого из 200 прихожан.В конце,
сами священники также выполнили ритуал, затем продолжили
обслуживание. Все это время пели мужские и женские хоры.

Это традиционный
акцент на богослужении в сочетании с новыми англоязычными службами
привлечение новых старообрядцев.

Стивен Мейнард,
26, присоединился к церкви два года назад после нескольких свиданий с Иеговой.
Свидетель пробудил в нем интерес к религии.Мейнард, воспитанный католиком
в подростковом возрасте служил прислужником, начал посещать разные церкви
в Эри, пытаясь решить, к кому присоединиться.

«Мост
места, все будут болтаться, пока кто-нибудь разговаривает с вами «,
он сказал. «Что-то меня привлекло в старообрядчестве.
больше ориентированы на поклонение. Священник начал службу с того, что
он главный грешник и хуже всех.«

Мейнард говорит
он наслаждается семейной атмосферой собрания, как во время службы, так и во время службы.
и вне церкви.

»
церковь очень сплоченная, все знают всех, это как семья »,
он сказал. «И я, вероятно, больше никогда в жизни не буду голодать.
старушки приносят мне еду, и они всегда пытаются меня поправить
их внучки ».

Хотя
церковь Эри преобразовала большую часть своей службы со старославянского языка в
Английский, он по-прежнему привлекает некоторых русскоязычных иммигрантов, желающих
посещать службы Старого обряда в Соединенных Штатах.Один из этих новых участников
Елена Спектор из Питтсбурга, переехавшая в США из России.
три года назад.

»
причина, по которой она приехала в Америку, — это просто брак, но она пытается сохранить
ее старая религия, религия ее родителей «, — сказал ее муж.
Деннис Спектор, переводящий для своей жены. Отец Елены Спектор, Михаил
Задворнов, священник старообрядческой церкви в Новосибирске.
Сибири.

«Он
ходит в церковь каждый день, он очень трудолюбивый «, — Деннис Спектор.
сказал. «Он построил новую церковь».

Он сказал, что
жена спросила его о старообрядческих церквях, когда они впервые встретились
через сайт знакомств. Когда родственники на Лонг-Айленде сказали ей
о церкви Рождества Христова Деннис Спектор поклялся отвезти жену
два часа, чтобы добраться до церкви.

«Это
почему моя жена всегда ходит в Эри, это именно та церковь, в которой она когда-то ходила
поехать в Россию, — сказал Деннис Спектор. — Многие люди идут в
Русская Православная Церковь, но, насколько я понимаю, есть разница
между старообрядцами и русскими православными. Это особый вид
люди, точно так же, как еврейские ортодоксальные люди «.

верх

РПЦ и старообрядцев — Реальное время.com

Новая жизнь старой веры? Колонна протоиерея Всеволода Чаплина о старообрядцах и стремительных реформах Никона

Недавно Президент России Владимир Путин посетил епископа Русской Православной Старообрядческой Церкви митрополита Корнилия. В СМИ эта, казалось бы, обычная встреча с представителем традиционной конфессии получила невероятное освещение.Случай с голубем в резиденции священника стал интернет-мемом. Обозреватель «Реального времени» протоиерей Всеволод Чаплин заявил, что старообрядцы для представителей либеральной интеллигенции, которые уделяют этому исповеданию пристальное внимание, не являются союзниками. В рубрике, написанной для нашей газеты, он делится своими мыслями о том, как в современных условиях Московский Патриархат и общество должны выстраивать отношения с православными братьями, с которыми они расстались несколько веков назад.

Новые Единоверцы

Недавний визит президентом Путиным старообрядческого центра в Рогожской слободе на несколько дней привлек внимание СМИ к старообрядцам, вызвав разговоры о расширении перспектив этой религиозной общины, кстати, весьма многочисленной. . В стране около миллиона номинальных верующих разных убеждений и согласий, за пределами страны — четверть. Активных членов старообрядческих общин вряд ли будет больше нескольких десятков тысяч, но резервы роста, несомненно, есть.Тем более, что среди нынешних старообрядцев, особенно в городах, по крайней мере треть относится не к потомственным членам этой общины, а к молодым новообращенным. Среди старообрядческой интеллигенции их, я думаю, большинство.

В Русской Православной Церкви также много приходов, использующих «старый» обряд, и их появление стало постсоветским явлением, в котором участвует почти исключительно городская интеллигенция. Да, Единоверие — молитва по дониконианскому обряду в Никонской церкви — существовало даже в 18-19 веках, когда часть старообрядцев воссоединилась с господствующей церковью.Однако к последним годам Советской власти он почти полностью исчез: я помню, как в единственной на всю Москву единоверческой церкви в Рогожской слободе применялся тот же обряд, что и в остальных «Никоновских» приходах.

«Старообрядцы могут очаровывать, и я думаю, они очаровали и президента. Точно так же в моих глазах были очарованы атеисты, евреи и протестанты. Потому что строгость нравов и стойкость в вере всегда привлекательнее либерального релятивизма.Фото: kremlin.ru

Сегодняшние единоверцы — совершенно новые люди, которые двадцать или тридцать лет назад были обычными никонианцами, если не атеистами или агностиками. Например, в Единоверие или даже к старообрядцам приходило много сторонников известного философа Александра Дугина; Сам он молится по старинному обряду в храме Единоверия подмосковной Михайловской слободы. Община московского храма святителя Николая на Берсеневке также использует дониконовский обряд и также не состоит из «потомственных старообрядцев».

Почему старообрядцы очаровали Путина?

В чем притягательная сила старого обряда и связанного с ним образа жизни? Неужели «протест», на который опирается либеральное общество, вдруг проявил интерес к «старообрядцам»? Нет, абсолютно нет. Люди ищут чего-то противоположного легковесным протестам, особенно левым и либеральным. Образ жизни старообрядцев крайне строг, исключающий аморальность и вредные привычки, предполагающие, что женщины носят платок (даже дома), а мужчины — бороду, отказ от технологических новшеств в храмах и, самое главное, убежденность в том, что Царство Божие может быть достигнуто только последователями истинной веры, даже если на всей планете проживает всего пара тысяч или даже пара сотен человек.Староверы умеют очаровывать, и я думаю, они очаровали и президента.

Точно так же в моих глазах были очарованы атеисты, евреи и протестанты. Потому что строгость нравов и стойкость в вере всегда более привлекательны, чем либеральный релятивизм, который на самом деле почти всегда представляет собой простую апатию, по существу исключающую истинную веру и истинного Бога. Люди видят, что за кафтанами, бусами-лестовками, знаменным пением и восковыми свечами в огромном паникадило скрывается нечто гораздо большее: это вера и готовность «не поддаваться изменчивому миру».

Таким образом, либералы вряд ли могут рассчитывать на старообрядцев как на «опору» против церкви большинства. Старообрядцы — традиционалисты и государственники. Отказавшись от царской власти, преследовавшей их два с половиной века, они не приветствуют власть глобальных центров, отождествляя их с предшественниками антихриста. Более того, старообрядцы помнят все связанные с ними исторические ошибки, например, то, что большевики при финансовой поддержке своего собрата Саввы Морозова вскоре начали их истреблять и уничтожили почти полностью.

Итак, президент встретился не с «тайной надеждой либералов», а с традиционалистской частью общества ». Фото: kremlin.ru

Не стоит полагаться на старообрядцев как на модель. скромности по отношению к «обычной» православной иерархии. У приверженцев «старого благочестия» просто не было денег. Сегодня одежда и жизнь высшего духовенства также прекрасны — как и положено в православной традиции, где все самое лучшее всегда отдавалось храму и священнику.В старинном доме на Преображенке, возвращенном старообрядцам, молельный дом примыкает к служебным помещениям, светскому телеканалу и столовой — и ничего грешного в этом не видно (хотя раньше старообрядцы не могли едят рядом с последователями другой веры, и они выбрасывают использованную посуду как «нечистую»).

Итак, президент встретился не с «тайной надеждой либералов», а с традиционалистской частью общества. Один из главных старообрядцев-интеллектуалов Александр Антонов после встречи даже объяснил: «Наша Церковь всегда молилась за власть Императора, и даже за власть в советское время.Не за коммунистические и атеистические идеи, а просто за принцип власти. Господь дал силу поддерживать стабильность и порядок в мире, иначе все развалится ».

Обратив внимание на дар президента — дониконовское издание жития святителя Николая, консервативный писатель Владимир Семенко даже пишет: «В ответ на экуменическую пропаганду, открыто привлекая в своих союзников великого святого и чудотворца, президент подчеркивает свое уважение к этому самому типичному фанатику в истории Русской Церкви (протоиерей Аввакум — прим. ред. , ) и наглядно демонстрирует, что почитание святителя Николая (на Руси его почитали больше всех святых) не является исключительной прерогативой экуменистов и церковных реформаторов.»

Признать реформы патриарха Никона поспешными и решительными

Московский Патриархат давно заметил, что в Единоверие, а иногда и в старообрядцах, ходят далеко не самые худшие. Они видят это и не препятствуют распространению в «обычных» православных приходах обрядов Знаменного песнопения и даже использования древнего устава во всей его силе, тем более что заседание Поместного Собора Русской Православной Церкви в 1971 г. Церковь признала этот ритуал приравненным к нынешнему.Иногда возникают довольно свежие идеи о большей степени признания старообрядческой церкви. Так, православный общественный деятель Леонид Севастьянов, выходец из старообрядческой среды, считает, что Московский Патриархат должен признать РПЦ «своей частью», даже если между ними нет канонического общения. Им просто нужно сказать это и построить не традиционную форму канонического общения, а искать новые формы ». Во всяком случае, в отношении некоторых других старообрядческих согласий энтузиазма меньше.

» Чтобы завоевать симпатию старообрядцев, можно было бы сделать более решительные шаги, например, отказаться от «нового обряда», признать поспешные и слишком радикальные литургические реформы Патриарха Никона и воздержаться от них. будущее от любых таких реформ ». Фото: augustborg.ru (Портрет Патриарха Никона с братством Вознесенского монастыря. Начало 1660-х гг.)

Итак, Русская Древняя Православная Церковь не особо приветствуется ввиду тот факт, что его глава называет себя Патриархом (глава Русской старообрядческой церкви митрополит Корнилий, напротив, не носит белый капюшон, аналогичный «Патриаршему», во время государственных приемов, в которых участвует Патриарх Кирилл) .В свою очередь, безпоповцы, у которых тоже нет таинств (а без них, согласно православному учению, спасение невозможно), вряд ли можно считать частью истинной Церкви.

В любом случае, чтобы завоевать симпатию старообрядцев, можно было бы сделать более решительные шаги, например, отказаться от «нового обряда», признать литургические реформы Патриарха Никона поспешными и слишком резкими и воздержаться в будущем. от любых таких реформ, для которых в православной вере по определению нет оснований (кроме такого желания полуверующих критиков упростить и модернизировать «в угоду современному человеку»)…

Однако проблема в том, что старообрядцы не стремятся ни с кем объединяться.Они тоже не занимаются миссионерством — им достаточно тех, кто пришел сам, в основном из церкви «Никон». Более того, этих людей сразу не принимают. Даже среди наименований нет согласия.

Максимум, что мы, наверное, сможем увидеть при жизни — это некий общепринятый старинный обрядовый координирующий орган по вопросам взаимоотношений с государством, общественной и культурной работы. Возможно, он появится после запланированного на 2018 год Всемирного форума старых обрядов. Но каким бы успешным ни был форум, старообрядцы обязательно проявят свою верность — богословские разногласия и идея верности единственной истине для них гораздо важнее практического использования и формальных отношений даже в старообрядческом мире.

Протоиерей Всеволод Чаплин

старообрядцев

Староверы были членами религиозного движения, возникшего в России в середине XVII века в противовес реформе церковных обрядов и текстов патриарха Никона. Реформы Никона, начатые в 1653 году, включали замену двойного «аллилуйя» тройным «аллилуйя», использование трех пальцев вместо двух при крестном знамении и поправки к русским богослужебным книгам в соответствии с греческими образцами. .

Греки веками славились своими еретическими наклонностями. Одной из возможностей для введения ересей было присоединение к греческой церкви до того, как митрополит Московский сменил патриарха Константинопольского в начале семнадцатого века. После их изгнания священные книги были пересмотрены, и многие нелепости, внесенные невежественными переписчиками, были устранены. Те, кто отверг эту ревизию, были известны как старообрядцы.

В 1652 году патриарх Никон (1605–1681), глава православной церкви при поддержке царя Алексия, провел реформы, чтобы привести русский православный ритуал и доктрину в соответствие с греческой православной церковью. Реформы были в основном направлены на приведение литургической практики Русской Православной Церкви в соответствие с практикой Греческой Православной Церкви. Возможно, наиболее заметным из них был знак благословения, сделанный священниками. Патриарх Никон предлагает использовать три пальца для обозначения Троицы, в то время как русская православная традиция предпочитает использовать только два для обозначения двойственной природы Христа.

Почтение старообрядца к букве происходило из его веры в то, что буква и дух неразрывно связаны и что формы религии так же необходимы, как и ее сущность. Религия для него, как в отношении форм, так и в отношении догм, является целым, все части которого связаны друг с другом; и никакая человеческая рука не может прикоснуться к этому шедевру Провидения, не запятнав его. В каждом слове и в каждом обряде есть оккультный смысл. Он не может поверить, что какая-либо церемония или формула Церкви лишены смысла или эффективности.В этом свете старообрядец, который прошел к столбу для крестного знамения и пожертвовал своим языком, вместо того чтобы повторять аллилуйя, становится весьма уважаемым.

Старообрядцы восстали против этих реформ, настаивая на сохранении старых традиций православной церкви. Большая часть российского общества не приняла эти реформы, что привело к расколу (расколу), породившему старообрядцев. Во время соборов русских епископов в 1666–1667 годах противников реформ объявляли ренегатами (раскольниками) и беспощадно преследовали.По меньшей мере 500 монахов были убиты царскими солдатами за отказ от реформ.

В 1685 году регент София распорядился, чтобы противники реформ Петра I были приговорены к смертной казни. В итоге это привело к образованию отдельной общины, известной как старообрядцы.

Старообрядцы не хотели поддаваться сложному механизму правления. Он не будет иметь ничего общего с переписью, паспортами или гербовыми бумагами. Он стремился уйти от новых систем налогообложения и призыва, и некоторые из Раскольников были в состоянии систематического восстания против простейших методов управления.Разумеется, для этого неподчинения были найдены религиозные основания, и у них были теологические аргументы, которые они могли выдвинуть против переписи, а также против регистрации рождений и смертей. По мнению строгого старообрядца, право исчисления народа принадлежит только Богу, о чем свидетельствует библейское повествование о наказании Давида.

Староверы пользуются юлианским календарем и ежегодно отмечают 38 святых дней. Каждый святой день состоит из обширных торжеств и особых служб, из-за которых старообрядцы проводят значительное количество времени в торжествах.Они также проводят мессу каждый будний день и воскресенье. Существует религиозная церемония, отмечающая каждое важное событие в жизни человека, и события повседневной жизни также отражают религиозные убеждения: приготовление еды и другие домашние дела благословлены, и есть ритуалы, которые необходимо выполнить при входе в чей-то дом. Для свадеб и похорон церемонии длятся несколько дней и довольно сложны. Традиционно и даже сегодня одним из ключевых идентификаторов старообрядцев является их пение.

Православная церковь считала старообрядцев еретиками, но, несмотря на это, их число росло, и нововведения Петра Великого дали немалый импульс росту секты. Вдобавок крепостные нашли прибежище в рядах старообрядцев, а после своего освобождения уцепились за старую веру.

С разрывом религиозной традиции в середине семнадцатого века прервана преемственность религиозной жизни официальной церкви.Можно было выбрать два разных пути. Одно было следствием строгих национальных традиций, столь недавно преданных официальной церковью. Другой был движением совершенно нового движения, углублявшего и расширявшего религиозное чувство и понимание. Первое полностью соответствовало прошлому русской церкви; последнее — в полном противоречии с ней. Первых выбрали так называемые «старообрядцы» или «старообрядцы». Второй был одобрен «сектантами».

Одной из привлекательных особенностей старообрядцев для русского крестьянства было то, что они очень часто предоставляли им священников и богослужения в тех местах России, где не было священников установленной церкви.Некоторые из старообрядцев приблизились к православной церкви и получили услуги православных священников, но подавляющее большинство секты неизменно оставалось в стороне от любых подобных тенденций. Кроме крещения, которое совершали старейшины, у них не было причастия, и они не могли заключать юридически обязательные браки. Военную службу, регистрацию в общине и молитву за царя они считали дьяволом.

«Старообрядцы» тоже делились на две противоположные группы: «Признающих священников» и «Бесприданников», и их значение в развитии русской народной веры было далеко не равным.Обе фракции обвинили официальную церковь в предательстве православной религии. Но «признающие священники» думали, что истинная церковь все еще продолжает существовать среди них самих. «Беспричинники» придерживались крайнего мнения, что никакой церкви не существовало и что второе пришествие приближалось. Однако этой решительной точки зрения не сразу придерживалась даже эта бескомпромиссная партия «старообрядцев».

Через некоторое время после отлучения от церкви на соборе 1667 года раскольники были неуверенны и колебались между этими двумя взглядами.В зависимости от шансов вернуть прежнее доминирующее положение старого вероучения или быть вынужденными сдаться в борьбе с установленной церковью они попеременно цеплялись за идею существования церкви или за идею правления антихриста. . Но в какой-то мере по мере того, как год шел, а надежда на восстановление уменьшалась, им приходилось выбирать между этими противоположными взглядами. Более того, выбор стал совершенно неизбежным, ведь они фактически остались без священников и законной иерархии.

В тот момент, когда «старообрядцы» были объявлены раскольниками официальной церковью, среди них не было епископов. Таким образом, их священники не могли быть должным образом рукоположены, и, соответственно, они не могли совершать таинства. Теперь стало понятно, что церковь без таинств вообще не была церковью; поэтому его дальнейшее независимое существование стало невозможным. И действительно, их богословы не преминули обнаружить, вопреки нынешней доктрине, что Священное Писание само предсказывало исчезновение христианской церкви накануне пришествия антихриста.В свою очередь, исчезновение церкви послужило, по их мнению, доказательством приближения конца времен. Поэтому крайняя фракция отдалась ожиданию Антихриста, что сделало все дальнейшие вопросы о будущем излишними.

Но умеренная фракция, хотя и верила в пришествие антихриста, не осмелилась принять смелую теорию полного исчезновения церкви. Разве не было обещано Самим Христом, возражали они, что церковь будет существовать до скончания веков? Конечно, среди них не было епископов; но это только означало, что православные епископы должны существовать где-то еще, скажем, на Дальнем Востоке.Единственной задачей было выяснить, где они спрятаны. Между тем они соглашались признать даже тех священников, которые пришли к расколу из официальной церкви.

Таким образом, умеренный набор «старообрядцев» был доведен до «признания священников». Это подразумевало, однако, непоследовательное предположение, что в официальной церкви все еще оставались по крайней мере обрывки православия. Но зачем тогда вообще его оставлять? На самом деле попытки полного примирения действительно предпринимались не раз.Если бы не бескомпромиссный дух установленной церкви, примирение было бы достигнуто давно. В противном случае «старообрядцы», которые «признали священников», продолжали искать собственных епископов. После столетия поисков им удалось основать независимую иерархию, первым руководителем которой был православный епископ с Балкан. Он согласился на «исправление» некоторых деталей обряда его хиротонии в соответствии с требованиями «старообрядцев» и в 1846 году занял свою столичную резиденцию в Байлая Криница в Австрии, недалеко от российской границы.Затем он рукоположил многих русских епископов, и в России процветала «австрийская иерархия». Однако многие «старообрядцы» не признавали австрийских епископов из-за некоторых сомнений в «поправках» первого митрополита, а также потому, что это великое изменение тоже было «нововведением», вряд ли понравившимся неграмотным консерваторам. толпа, привыкшая к своим «беглым священникам».

Несравненно богаче была религиозная жизнь крайней группы «старообрядцев» — «беспричинников».Их начало было довольно революционным. Они приготовились к пришествию антихриста; следовательно, они не желали соглашаться ни на какие компромиссы. Антихрист в их представлении был Петром Великим. Его личность, его реформы, его отвращение ко всему старому, его преследование раскола, его отношение к религии — все служило доказательством того, что Отец лжи сам правил. Как следствие, не было спасения для людей, которые должны были остаться в «мире». Таким образом, их целью было бежать от мира и, если возможно, от жизни вообще.

Старообрядцы были разделены на множество сект, одной из самых заметных из которых была секта отрицателей. Социальная догма секты соответствовала самым крайним анархическим доктринам; участники вели бродячий образ жизни и большую часть времени проводили в тюрьме. Образ жизни отрицателей, их склонность к эксцессам и их ненависть к существующему порядку сделали их близкими родственниками другой мистической секте, Бегуни. Члены этого культа избегали всех обязательств, налагаемых государством, обществом или семьей; они бродят, живя только попрошайничеством.Новые члены должны сжечь все паспорта и документы, относящиеся к их социальному положению, поскольку такие документы считаются делом дьявола. Основная доктрина секты, в которой должен признаться каждый член, состоит в том, что антихрист стоит во главе нынешней церкви, государства и общества; церковные службы и таинства только оскверняют веру; молитва должна быть наедине без каких-либо церемоний; брак — это смертный грех, и всякий, кто хочет жить с женщиной, должен делать это без брака, поскольку законы созданы не для праведников.

Малакцы считают поклонение изображениям идолопоклонством, они не приносят клятвы, чтят воскресенье, подчиняются властям, запрещают обман, воровство, насилие и ложь. Духоборы верят в Бога, но не в личность Христа; для них есть воскресение только духа, а не тела; они не приносят присяги и считают брак просто контрактом, который может быть заключен и расторгнут по желанию. Как дети Божьи они признают над собой только Бога; они отвергли императора и правительство, которому они лишь невольно подчиняются.

Члены другой секты, Христы, обнаружили, что каждый член является Богом, и они называют себя Сынами Бога. Божественность была сокрыта в каждом человеке, поэтому прочтите их основной принцип, и главной церемонией было взаимное поклонение. В России было много сект, которые считали самоубийство единственным средством избежать греха и дьявола, и в семнадцатом и восемнадцатом веках происходили эпидемии самоубийств, в результате которых гибли сотни людей. С другой стороны, скобзены очищались через нанесение увечий, а самосожжители, тоже ответвление старообрядцев, сожгли себя заживо.

Исторически старообрядческие общины были изолированы, например, в Сибири или на Аляске. Сообщества сплочены, и члены сообщества заботятся друг о друге. По состоянию на 2001 год собрания были в Беларуси, Эстонии, Латвии, Литве, Молдове и России, а также в Орегоне, Аляске и Пенсильвании в США.

Сколько существует старообрядцев, оценить сложно. Хотя в «Europa World Factbook» указано, что в 2001 году в России было зарегистрировано 278 групп, по оценке Патриархата основной православной церкви, в России проживает полмиллиона старообрядцев, и, по словам отца Ромила Хрусталева, представителя старообрядцев. , есть между 1.5 и 4 миллиона старообрядцев в России, Румынии и нескольких бывших советских республиках. Света Граудт, пишущая для Службы новостей православных христиан, сообщает, что количество оставшихся старообрядцев неясно, но известно, что их намного меньше, чем до революции 1917 года.

Борьба за поиск священников для проведения незаконных обрядов привела к расколу внутри старообрядцев. Одна группа, Поповцы (священники), использовала рукоположенных, но тайно несогласных священников. Другая группа, беспоповцы (беспоповцы), использовала мирян для проведения своих богослужений.В конце концов, обе фракции образовали несколько более мелких сообществ. Самыми крупными из них среди беспоповцев были Поморцы, Федосеевцы и Филиповцы.

Столкнувшись с преследованиями в своей стране, многие русские старообрядцы воспользовались религиозной терпимостью и относительно хорошими условиями, предлагаемыми землевладельцами в Королевстве Польском и Великом княжестве Литовском (ВКЛ). Они эмигрировали в эти страны в конце 17 века, когда Польша и Литва еще назывались Содружеством двух народов.

Члены беспоповцев селились в основном в польской Ливонии, Курляндии и ВКЛ. Большинство этих людей принадлежало к подгруппе, известной как федосеевцы. Подгруппа была основана в Новгород-Псковской области Руси вокруг учения Феодосия Васильева, но достигла полного развития в Речи Посполитой.

Массовая иммиграция из России укрепила общину федосеевцев в ВКЛ. Большинство переселенцев прибыли из южных частей Псковской губернии.Остальные эмигрировали из Тверской и Новгородской губерний. Часть переселенцев приехала из Смоленского, Галичского, Суздальского, Воротынского уездов, из городов Москвы, Устюга и Серпухова.

Во второй половине XVIII века иммиграция в северо-западную и западную части ВКЛ усилилась. Это произошло из-за продолжающихся религиозных преследований в России и противопоставления религиозной свободы и экономических возможностей в ВКЛ.

Действительно, в отличие от России, старообрядческая практика в Польше и Литве была узаконена довольно рано, якобы в конце 17 века.К 1760 году на нынешней территории Литвы насчитывалось не менее восьми старообрядческих приходов. В то же время эсхатологические взгляды старообрядцев перестали иметь решающее значение.

Вместо этого их социальный статус стал более значительным. В 1791 году с населением от 100 000 до 180 000 старообрядцев составляло примерно 1-2% от 8,79 миллиона граждан Содружества Двух Наций. Когда русские войска заняли восточные части Содружества двух народов в 1792 году, многие старообрядцы двинулись дальше на запад.Между 1760 и 1795 годами на нынешней территории Литвы было основано еще девять молитвенных домов. К концу XVIII века всего насчитывалось не менее шестнадцати старообрядческих приходов.

С 1679 по 1823 год федосеевская церковная организация развивалась параллельно с формированием в ВКЛ без священников старообрядческой общины. Одной из особенностей церковной жизни без священников-старообрядцев было постоянное участие как мирян, так и духовных настоятелей (наставников) в религиозной деятельности прихода и церковной организации, сосредоточенной на автономных приходах.Еще в конце XVII века в федосеевском движении был создан институт духовного надзора. Другой формой церковного управления в ранний период существования литовской старообрядческой общины были советы.

К концу XIX века старообрядцы Литвы практически полностью соединили свои религиозные взгляды с принципами Поморской общины. Они приняли все постановления съезда в Вильнюсе в 1906 году.

В ХХ веке сохранилась терпимость к старообрядцам как в Литве, так и в России.17 апреля и 17 октября 1905 г. были изданы императорские указы в виде двух манифестов: одного о религиозной терпимости, а другого — о свободе совести. Первый закон впервые разрешил существование старообрядческих приходов в России, а второй определил порядок их образования и права их членов и руководителей. С этого года до 1915 года Русское государство признавало старообрядческие приходы, как и независимая Литва в период с 1918 по 1940 год.

Учитывая хорошо известное стремление Советского Союза сохранять жесткий контроль над всеми аспектами религиозных убеждений, время после Второй мировой войны было особенно трудным и даже трагичным для старообрядцев.Советская власть стала регулярно и грубо вмешиваться во внутренние дела церкви. Руководство церквей подверглось сильному давлению властей и секретной полиции (КГБ). Подобно другим религиозным и этническим группам, старообрядческой церкви пришлось искать другие формы приемлемого самовыражения в контексте коммунистического государства.

После принятия Русской Православной Церковью обрядов старообрядчества в начале 1970-х годов и распада Советского Союза интерес к старообрядческой вере несколько вырос.

НОВОСТИ ПИСЬМО

Присоединяйтесь к списку рассылки GlobalSecurity.org

Секта хранит кусочек Древней Руси

ВУДБЕРН, Руда —

Старуха в крестьянской одежде и платке стоит перед русской церковью, увенчанной позолоченными куполами.

Сцена могла бы быть из прошлого века, если бы не припаркованный поблизости пикап Ford и телевизионная антенна, вырастающая из дома.

Это «деревня», ряд домов и церквей в центре общины русских старообрядцев штата Орегон, потомков христиан-диссидентов, которые отделились от Русской православной церкви в 17 веке, а затем бежали в США, чтобы спастись бегством. преследование.

Стремясь сохранить традиции, восходящие к средневековью, они придерживаются строгих правил: запрещать мясо по средам и пятницам. Одежду в крестьянском стиле необходимо носить с поясом. Последователи не могут есть те же блюда, что и неверующие, поэтому некоторые старообрядцы питаются только в ресторанах быстрого питания, где еда приходит в одноразовых контейнерах.

«Быть ​​старообрядцем никогда не было легко, — сказал брат Амвросий Мурман, старообрядческий монах и хранитель Русского музея в аббатстве Маунт-Ангел.

В понедельник секта будет отмечать Рождество по русскому православному календарю, который на две недели отстает от григорианского календаря, используемого на Западе.

В то время как большинство американцев украшают к Рождеству, старообрядцы поступают наоборот: все украшения, такие как религиозные иконы, снимаются, а дом убирается и обнажается до праздника.

Старообрядцы должны какое-то время поститься и воздерживаться от алкоголя перед Рождеством. Они отмечают всенощную мессу, завершающуюся праздничным завтраком и возвращением украшений.

«Мы ходили в церковь в канун Рождества, а мама оставалась дома и ставила украшения», — вспоминает Улита Селезнева, учительница первого класса начальной школы Heritage в Вудберне.

Старообрядцы отделились от Русской православной церкви, когда в учреждении были проведены реформы, направленные на устранение различий между русскими религиозными текстами и греческими оригиналами.Староверы предпочли придерживаться традиционных обрядов.

На первый взгляд, раскол касался таких, казалось бы, тривиальных вопросов, как сколько пальцев следует протягивать при крестном знамении: старообрядцы используют два, современные русские православные — три.

На более глубоком уровне раскол, казалось, отражал разные взгляды на будущее России. Старообрядцы, чья вера развивалась в лесах и болотах внутренних районов России, выступали против подчинения религии все более могущественному светскому правительству в России по мере того, как страна становилась империей.

Многие старообрядцы покинули страну за эти годы. Те, кто остались, остались на периферии русского общества, как правило, в отдаленных деревнях на крайнем севере или в Сибири. Сегодня в России около 3 миллионов человек старообрядцев.

10 000 старообрядцев в Орегоне — самая большая концентрация проживающих в Соединенных Штатах. Некоторые из них были направлены государству благотворительными организациями, которые помогали христианам мигрировать из коммунистических стран во время холодной войны.

Явхори Кам, основатель деревни старообрядцев, вырезал часть из зеленых сельскохозяйственных угодий примерно в 30 милях к югу от Портленда в 1960-х годах.

Во время недавней воскресной службы в Покровской церкви мужчины в темных одеждах скандировали, женщины перекрещивались и преклоняли колени перед иконами, освещенными свечами.

После службы девочки и мальчики выбежали в деревню на Вифлеем-роуд в розовых и красных вышитых одеждах, с косынками, кожаными сапогами и поясами, создавая впечатление крестьянского праздника Старого Света.

Старообрядцы при крещении обретают чувство моды. Восьмидневные младенцы носят вышитую рубашку, или рубашку, самодельный пояс, называемый поясом, и крест, и, как ожидается, будут носить такой же стиль до конца своей жизни.

Для девочек свободное платье, или платье, доходящее до щиколоток, необходимо носить с поясом.

Сохранение таких традиций по-прежнему является сложной задачей.

Старообрядцы должны соблюдать 40 ежегодных религиозных праздников, а строгие правила религии делают практически невозможным трудоустройство на предприятиях общины в целом. Около половины из них — фермеры — одна из немногих профессий, которая соответствует их образу жизни.

Многие старообрядцы не верят в образование после восьмого класса и отправляют своих детей работать на фермы или на строительные работы к друзьям и родственникам.Тем не менее, Селезнева заявила, что видит, что все больше и больше старообрядцев идут на компромиссы. Все водят машины, и большинство смотрят телевизор.

Калин Айхан, офицер полиции Вудберна и старообрядец, должен был решить, сбрить ли бороду, что секта считает оскорблением Бога, или быть уволенным с работы. Он решил побриться.

Руководители общины разрешили ему продолжать посещать церковь, но запретили ему совершать литургию с мужчинами и заставили стоять сзади с женщинами.Вскоре после этого он отделился от общества.

«Они пришли сюда и посадили нас посреди Соединенных Штатов Америки, но сказали:« Ни в чем не участвуйте », — сказал он.

Его двоюродный брат Филип Айхан пошел другим путем. Он вырос в деревне и до первого класса говорил только по-русски, затем бросил школу после седьмого класса.

Айхан начал работать художником с членами семьи или другими русскими, работающими по контракту. Он клянется, что останется и так же будет растить своих детей.

«Мы по-прежнему тесно связаны, но уже не так замкнуты, как раньше», — сказал Селезнев. «В детстве дети больше похожи на американцев, чем когда я рос».

История штата Орегон

История штата Орегон

Составлено Полом Виговским

Намного больше информации об сообществе Орегона и его
традиции можно найти на http://www.geocities.com/Athens/Agora/2827/collection.html,
из которого я скопировал следующую информацию.

СТАРАЯ ВЕРУЮЩАЯ ИСТОРИЯ

Чтобы полностью понять природу общества старовери (старообрядцев) и причины миграций группы орегонских, необходимо ознакомиться с их основной историей.Хотя Россия датирует свое обращение в христианство 988 годом нашей эры, Православие начало утвердиться как отдельная церковь лишь через несколько столетий. Примерно до 1440 года Россия получила значительный импульс для своей веры и деятельности своей церкви от византийского православия в Константинополе. В 1443 году царь объявил Российскую митрополию независимой от византийцев, и вскоре после этого началась долгая эра реформ среди духовенства.Было проведено несколько советов, чтобы уладить дела среди духовенства и мирян, наиболее влиятельным из них был Стоглав (Сто глав) 1551 года, в котором было изложено около 100 глав реформации с положением, что неповиновение приведет к нарушению прав человека. навеки проклят. К 1589 году Константинопольский патриарх сам признал факт отделения русских, заявив, что русский патриарх отделен, а престол этого патриарха находится в Москве.

Несмотря на эти усилия и признание русских в качестве третьего центра христианства, к началу семнадцатого века все еще существовала широко распространенная проблема с духовенством. (Москва как третий Рим была популярной теорией в то время.) В период правления Патриарха Иосифа (1642-1652) возникла реформистская группа духовенства, чьи цели включали восстановление чистоты служебных книг и более строгое соблюдение различных вопросы духовной дисциплины среди духовенства в целом.Возглавляли это движение священник и духовник царя Стефана Вонифатьева и архиепископа Новгородского Никона. Несмотря на то, что русская митрополия номинально была независимой от византийцев в течение двух столетий, многие из духовенства получили образование в Греции, и Никон был одним из них. Один из расколов, который развился среди реформистов, касался того, в какой степени следует придерживаться старых греческих обычаев и обрядов при проведении новых реформ.

После смерти Патриарха Иосифа в 1652 году Вонифатьев был законно избран Патриархом, но отказался от этой должности.Царь Алексей тогда поставил Никона на его место, вопреки церковным канонам, которые запрещали царю иметь такое влияние на назначение. Очевидно, никто не оспаривал это назначение, и Никон начал свое правление, приняв несколько реформаторских мер. В 1653 году он разослал церквям страны меморандум, в котором он проинструктировал их о различных исправлениях богослужений и книг. Эти реформы встретили сопротивление со стороны многих священнослужителей. Среди основных оспаривавшихся вопросов были: (1) сколько пальцев будет использовано, чтобы креститься; (2) написание имени Иисуса; (3) следует ли петь «Аллилуиа» два или три раза; (4) сохранение определенных слов и фраз в Символе веры; (5) количество хозяев, которые будут использоваться в литургии; и (6) должны ли священники ходить вокруг жертвенника с заходом солнца или против него.Эти ритуальные вопросы, казавшиеся неважными сами по себе, тем не менее были воплощением определенных теологических заповедей и идеологических союзов, и поэтому по прибытии вызвали серьезные споры. Например, консерваторы утверждали, что знак креста с двумя пальцами, а не с тремя (последний представляет собой предлагаемую реформу), означает двойную природу Христа, причем первый палец представляет божественную природу, а изогнутый второй является символом Христа. спуск на Землю для спасения человечества.В подтверждение своей позиции они цитировали множество старых икон, на которых некоторых святых и Христа можно было увидеть с помощью двуручного знака. С другой стороны, трехпалый знак означал признание Троицы. Но консервативные диссиденты сочли это олицетворением греческой ереси. Что еще хуже, многие из духовенства считали, что для спасения необходимо строгое соблюдение мельчайших деталей догм и дисциплин церкви. Это было прямым результатом реформаторских усилий группы в Москве.

Даже в этом случае споры могли бы уладиться в ходе нескольких советов, если бы Никон не пожал ему руку слишком рано и сильно. Он заставлял своих противников пороли, изгонять и даже сжигать на костре. Среди ссыльных был протоиерей Аввакум, который в дониконианские времена был одним из самых видных молодых членов реформаторского кружка и возглавил консервативную оппозицию указам Никона. В конце концов, он был сожжен на костре в 1682 году и до тех пор продолжал служить духовным лидером для многих инакомыслящих.Результатом этих мер была такая буря протестов, что Никон сам был вынужден уйти в отставку к 1658 году.

Однако его соотечественники продолжали обладать официальной властью, и преследования продолжались в его отсутствие. Царь был на стороне потенциальных реформаторов и начал открыто вести кампании против консерваторов. После Собора 1666 года, на котором Стоглав 1551 года был объявлен подделкой и еретиком, соловецкие монахи Белого моря сформировали бастион против новой волны реформ, были быстро отлучены от церкви и в конечном итоге заменены монахами из Москвы.

Из-за действий, подобных описанным выше, некоторые из несогласных полагали, что пришла эпоха Антихриста и что конец света близок. В 1666-1668 годах многие поля по всей Западной России были заброшены, в то время как верующие наряжались в погребальные одежды и ожидали конца света на своих кладбищах по ночам, распевая гимны и сидя в деревянных гробах. Другие поджигали здания там, где они ждали внутри, чтобы очиститься и погибнуть в огне, чтобы они могли присоединиться к Христу до Судного Дня.Между этими и другими, которые были сожжены преследователями, было подсчитано, что только в период с 1672 по 1691 год умерло более 20 000 старообрядцев.

Отчасти из-за того, что большинство видных консервативных священнослужителей погибло в начале движения, а отчасти из-за того, что не хватало смелости рискнуть занять их место, у консерваторов стало не хватать духовенства более высокого уровня, особенно епископов. Это создавало проблему, потому что без епископов не могло быть рукоположенного священства.Без священников нельзя было совершать большинство таинств, и верующие столкнулись с перспективой невозможности вступить в брак или причаститься. У этой проблемы было два варианта решения. Один заключался в том, чтобы принимать беглых священников из числа никонианцев, и группы, которые это делали, стали известны как «беглопоповцы». Некоторые из этих групп в различных регионах даже в конце концов получили собственных епископов в девятнадцатом веке. Другое решение заключалось в том, чтобы отвергнуть понятие истинного священства и сформировать общину вокруг мирянина.Пожалуй, самым известным примером такой общины был монашеский орден на озере Выг, возглавляемый братьями Денисовыми. Денисовы написали несколько влиятельных работ о движении инакомыслящих, и их община стала примером для многих других по всей Западной России. Эти группы стали известны как «беспоповцы» (беспоповцы).

С тех пор и до революции 1917 года секты старообрядцев подвергались различным преследованиям со стороны сторонников православия или различных царей.При Екатерине II, Павле и Александре I их терпели и процветали в некоторых областях, но при Петре Великом и Николае I им часто приходилось бежать в дальние регионы России или в другие страны, чтобы избежать смерти или заключения. Во второй половине девятнадцатого века позиция Православной церкви в отношении старообрядческого вопроса смягчилась, и Собор 1909 года провел первые официальные примирения, восстановив нескольких деканонизированных святых, которые были среди фаворитов старообрядцев. 1929 г. были официально сняты старые анафемы.Однако другая мощная социально-политическая сила проявилась в Революции 1919 года, а затем в сталинских мерах против религиозных приверженцев всех мастей.


ПРОИСХОЖДЕНИЕ И ИСТОРИЯ OREGONIAN STAROVERI

Старовери (старообрядцы) изначально были разделены на три группы: (1) одна группа, мигрировавшая в район вокруг Кубани, Турция; (2) другая группа мигрирует в район Маньчжурии недалеко от Харбина; и (3) третья группа мигрирует в район возле Кульджи и Алтая в провинции Синьцзян.Большая часть обсуждения будет сосредоточена вокруг двух групп, разбросанных по общинам в Китае: харбинцев (харбинцы) и синьцзянцы (синьцзян).

Большинство харбинцев не встречались друг с другом до тех пор, пока не пересекли границу с Китаем в двадцатые и тридцатые годы. Многие из них были родом из окрестностей Москвы и Киева, их семьи переехали на восток из-за гонений при Николае I (1825-1855). Они поселились в районах Приморска, Хабаровска, Сахалина и даже на севере Японии.Большинство из них жили в небольших деревенских общинах и либо занимались сельским хозяйством, либо управляли мелкими предприятиями, такими как производство тканей или мукомольные заводы. Некоторые из них к моменту революции стали довольно обеспеченными землевладельцами. Некоторые опрошенные мужчины вспоминают, как служили в царской армии во время Первой мировой войны.

Прошло несколько лет после начала Революции, прежде чем ее последствия стали ощутимы вплоть до южных пределов Сибири. Многие землевладельцы стали жертвами захватов собственности в результате захвата Красной Армией обширных деревень в последние годы борьбы с остатками Белой армии, которые в то время отступали в Китай, или в результате крестьянских восстаний в деревнях. самих себя.

Большинство синзианцев происходили из приграничных русско-польских территорий и мигрировали в сибирские регионы из-за преследований в середине 1700-х годов. Они поселились в районах Семипалатинска, Камчатки в Казахстане и Ташкента. Когда они решили двинуться на юг, чтобы избежать революции и последующей сталинизации регионов, провинция Синьцзян была ближайшей точкой входа. Небольшие группы переходили Горный Алтай, в основном пешком. Некоторые из них поселились недалеко от самого Алтая (очень холодный регион) или в конечном итоге двинулись дальше на юг, чтобы сформировать деревни возле Кульджи и Урумчи (на северо-западе Китая, к западу от Монголии).Постепенно они сгруппировались в различных речных долинах региона, где, по их мнению, почва была наиболее плодородной. Город Кульджа был еще одним центром русского населения-эмигранта в то время, так как многие солдаты и религиозно настроенные русские следовали за проходами в провинцию Синьцзян в двадцатые и тридцатые годы.

В течение десяти или более лет, особенно на протяжении тридцатых годов, харбинцы и синцианцы жили относительно мирной жизнью. Они занимались сельским хозяйством в основном за счет средств к существованию и продавали пшеницу и мед местным городским центрам или китайским деревням в этом районе.Они также охотились на различных животных, чьи шкуры или другие части ценились местными жителями в лечебных или других целях. В частности, харбинцы прославились в некоторой степени своей способностью охотиться и ловить живых тигров для снабжения зоопарков в Харбине и близлежащих городах. Среди других часто используемых животных были кабан, медведь, лось, белка и различные птицы.

Их основные контакты с другими людьми в это время происходили через торговлю или случайные встречи с кочевниками в этом районе.Некоторые общины синьзианци завязали дружеские отношения с кочевыми монгольскими племенами, которые путешествовали по их регионам, и в одном случае племя остановилось на зиму в деревне старообрядцев в обмен на свои шкуры животных и немного мяса. Они также нанимались к старообрядцам в качестве сельскохозяйственных рабочих для посадки ранней весной, прежде чем отправиться в свои миграции на лето. У харбинцев не было дружелюбных кочевников, но им приходилось встречаться с пресловутыми бандитскими бандами, которые в то время бродили по северному Китаю.Эти банды, часто первоначально сформированные деревенскими крестьянами для защиты их от гнета позднефеодального Китая, часто прибегали к разграблению деревень в поисках припасов и женщин.

Однако вряд ли старообрядцы могли выбрать худшее место для миграции, пытаясь избежать влияния советской власти. В тридцатые и сороковые годы регионы Харбин и Синьцзян стали основными районами советского господства в их отношениях с молодыми китайскими правительствами того периода.Вдобавок японцы захватили Маньчжурский регион и создали там свое правительство. Эти события и их последствия доставили старообрядцам массу проблем.

Советские интересы как в северном Китае, так и в регионах Синьцзян были в первую очередь экономическими. Исторические свидетельства указывают на использование Советами Порт-Артура и Дариена в качестве портов с теплой водой для востока, их заинтересованность в строительстве железных дорог по всему региону, а также их деятельность по добыче и переработке полезных ископаемых в северной части провинции Синьцзян.В Синьцзяне Советы открыли там консульства к 1924 году, а когда в 1928 году был убит местный полевой командир, Советы поспешили к его преемнику, чтобы создать там марионеточное правительство в 30-е годы. Харбин служил центром советской дипломатической деятельности и в тридцатые годы, с консульством и особым российским муниципалитетом, созданным до момента японского захвата власти. Однако до этого момента советская деятельность не часто распространялась на сельские районы, и присутствие старообрядцев в городах, похоже, не влияло на них.Двадцатые и тридцатые годы были в основном охарактеризованы как очень мирная, «свободная» эпоха, в течение которой сельские жители групп Харбина и Синьцзяна по большей части оставались одни и просто обрабатывали те участки земли, которые им нравились. Они свободно путешествовали и охотились там, где хотели. Многие из них вышли замуж за людей из других деревень и переехали туда. У большинства из них не было причин или возможности посещать близлежащие города, если только они не были мужчинами и не хотели торговать или продавать. Они шили большую часть своей одежды и других принадлежностей, за исключением металлических предметов.

Для Харбинов первые проблемы возникли с захватом Маньчжурского региона японцами, которые в 1932 году установили пресловутый режим «Маньчжоу-го». Одной из первоочередных задач нового правительства было расширение железнодорожной сети, и для этой цели были экспроприированы рабочие из разных провинций. Даже старообрядцы работали на японцев на железных дорогах. Обычно их возвращали в семьи без происшествий, когда работа в этом районе была завершена, но рассказывались истории о людях, которые были переведены в другие проекты и больше никогда их не видели.Также было несколько смертей и травм в результате несчастных случаев. Работа не была сделана добровольно; Причастные к этому люди были арестованы и отправлены японскими солдатами на принудительные работы. Японцы так и не достигли Синьцзяна, поэтому люди там практически не пострадали от вторжения и событий, приведших к Второй мировой войне.

Когда Советы начали активно помогать китайцам в борьбе с японцами, старообрядцы оказались затронутыми несколькими способами. Во-первых, их деревни время от времени подвергались набегам советских войск, проходивших через этот район.В Синьцзяне это произошло потому, что некоторые населенные пункты, очевидно, находились на пути основного советского сухопутного пути для снабжения солдат на фронте. В Харбине, где велась большая часть боевых действий, жители деревни часто оказывались прохожими на самом фронте. Набеги на деревни обычно проводились только за припасами. Войска забирали продовольственные запасы и животных, оставляя сельчанам все, что они могли достать из-под земли в период между рейдом и той зимой. Однако иногда всех мужчин старше шестнадцати или семнадцати брали и отправляли либо в солдаты, либо на работу по ремонту и расширению железнодорожной системы, что также имело решающее значение для снабжения войск.Даже те, чьи деревни не пострадали от Советов, столкнулись с трудностями, когда они отважились приблизиться к городам Харбин или Мутанкианг за припасами, только чтобы найти города в руинах из-за войны.

В Синьцзяне также было несколько сражений в конце тридцатых — начале сороковых годов, но они произошли в основном из-за монгольских и мусульманских восстаний и были сосредоточены вокруг Урумчи. Таким образом, только случайный старообрядец имел отношение к подобным конфликтам. Некоторые из них, однако, недолго служили в местной белой армии.

По мере развития войны часть харбинцев пыталась продвинуться дальше на юг в Маньчжурский регион, надеясь тем самым избежать советских набегов и разрушительных последствий самого конфликта. Однако, сделав это, они оказались посреди так называемых «освобожденных территорий» и столкнулись с другой проблемой в виде проекта аграрного закона 1947 года и его последствий. Этот закон был центром политического наступления китайских революционеров в их усилиях по достижению полного контроля над Китаем, и его основной целью было упразднение феодальной системы землевладения.Обычно закон вводился в действие или осуществлялся путем подстрекательства крестьянских восстаний против местных помещиков и дворян революционными кадрами. Эти восстания, когда они начинались всерьез, часто были довольно жестокими, и многие избиения и убийства происходили во имя земельной реформы. Таким образом, когда в их районе набирало силу движение за экспроприацию собственности, различные старообрядческие деревни подверглись нападкам из-за того, что они завладели имуществом, «превышающим свою долю». Это было несколько иронично, потому что старообрядцы вообще не участвовали в китайской помещичьей системе.Фактически, их система «Мир» распределения земли между собой в их собственных деревнях очень близка к идеалу равенства в законопроекте о равенстве как по количеству, так и по качеству земли. Тем не менее нападения 1947-1951 годов в обоих районах произошли без предупреждения, были жестокими и оставили старообрядцев без их собственности.

Еще одним событием в конце Второй мировой войны, которое затронуло старообрядцев, были послевоенные советские зачистки как в Маньчжурии, так и в Синьцзяне. В Маньчжурии это приняло форму демонтажа захваченных японских промышленных центров и отправки частей обратно в Советский Союз, чтобы помочь советским усилиям по восстановлению в их собственной стране.Советы также испытывали недостаток в людях в то время, и большинство русских-эмигрантов в городских центрах на севере Китая были либо убеждены, либо принуждены присоединиться к войскам и их техническим специалистам в марше на родину. За это время снова были совершены набеги на некоторые старообрядческие деревни как в Харбинском, так и в Кульджинском районах. Это было время, когда Советы приезжали на грузовиках с фильмами и речами о том, как прекрасна жизнь в Советском Союзе, и обещали, что им позволят поклоняться так, как они пожелают, когда вернутся.Люди, оставшиеся на Родине, поехали работать в колхоз и смотреть, как их иконы и молитвенники уничтожаются.

Те, кто остался в Китае, начали планировать побег из Китая. Они не хотели возвращаться в Россию, и условия в Китае становились для них невыносимыми. Некоторые из них слышали о Соединенных Штатах и ​​Канаде и хотели поехать туда. Однако получить документы, необходимые для такой поездки, оказалось непросто, потому что не только большинство Старовери были неграмотными, но и Москва и Владивосток держали некоторые из этих документов и не хотели отдавать их, чтобы помочь бегству религиозных изгнанников. из Советского Союза.Не помогли и консульства в Харбине и Кульдже. Фактически, некоторые старообрядцы утверждают, что они или их знакомые были заключены в тюрьму за попытку контактов с британским консульством в Гонконге по приказу местных российских консульств в Харбине или Кульдже.

В период 1957-58 годов местные чиновники и жители Гонконга внезапно уступили и получили разрешение на поездку в Гонконг, чтобы оттуда подготовиться к отъезду в другую страну.Единственное событие, которое, кажется, может объяснить это изменение в политике, — это визит Хрущева в Пекин в середине 50-х годов, который совпал с встряской в ​​советском дипломатическом корпусе, закрепленном за Китаем. Консульства в Кульдже и Харбине были заменены в 1954 году, а в 1957 году снова было заменено консульство Харбина.

В любом случае оставшиеся старообрядцы из Маньчжурии и Синьцзяна отправились в Гонконг примерно в 1958-59 годах. Некоторые из них сбежали в середине 50-х, обычно добираясь на арендованном грузовике, пешком или верхом до ближайшей железнодорожной станции, где они могли безопасно сесть на поезд до Шанхая или Гонконга.Однако большинство из них, даже когда они бежали нелегально, оказались в Гонконге примерно в то же время, что и их законные братья, в 1958-59 годах.

Здесь впервые встретились старообрядцы из Маньчжурии и Синьцзяна. Красный Крест и Объединенный всемирный совет церквей помогли обеим группам, пока они были в Гонконге, разместив их в отелях и организовав их переезд в новую страну. Большинство из них провели в городе месяцы, пока консульства обсуждали их судьбы.Им запретили работать, пока они были там, но некоторые из них все равно нашли временную работу. Большинство из них были вынуждены отказаться от всего, что у них было в виде ценностей, чтобы совершить поездку, и они, по понятным причинам, чувствовали себя неуверенно без каких-либо денег или собственного имущества, несмотря на заверения благотворительных организаций в том, что их потребности будут быть обеспеченным. В целом, из бесчисленных тысяч старообрядцев, которые, по-видимому, когда-то населяли сельские районы северного Китая и Синьцзяна, менее 1000 добрались до Гонконга.Некоторые из семей утверждают, что были единственными из своей деревни, кто покинул Китай, не вернувшись в Советский Союз.

В Гонконге им было предоставлено несколько вариантов на выбор среди стран, в которые они могли поехать: Австралия, Новая Зеландия, Бразилия, Аргентина, Парагвай и Уругвай. Самые большие группы в конечном итоге отправились в Бразилию и Австралию, а небольшие группы — в другие страны. На сегодняшний день в каждой из этих наций еще остались старообрядцы.


СТАРЫЕ ВЕРУЮЩИЕ В БРАЗИЛИИ

На этом наш рассказ сужается до тех старообрядцев, которые уехали в Бразилию. Число прибывших туда, кажется, было около 200 или даже больше. Судя по всему, их было две лодки, одна из которых плыла в Бразилию через Лос-Анджелес, а другая летела в противоположном направлении на самолете, в конце концов пересекла Рим, а затем села на лодке из Италии. Группа, остановившаяся в «Затерянном Анхелесе», обнаружила, что их прибытие объявлено американской газетой «Новое слово», и их встретили некоторые молокане, проживавшие в то время в городе.Эти молокане были членами другой консервативной секты со времен раскола 1653 года, и эта конкретная группа иммигрировала в Соединенные Штаты в начале двадцатых годов. Некоторые из их родственников переехали в центральный Орегон и занимались сельским хозяйством в долине Уилламетт около Салема и Вудберна. В ходе бесед между членами этих двух групп хозяева-молоканцы рассказали своим гостям-старообрядцам о продуктивных сельхозугодиях и мирной сельской местности, о которых их родственники писали им в «Вудберне».«Именно это имя старообрядцы впоследствии дали своим американским спонсорам, когда их спросили, в какой части страны они хотели бы поселиться.

Большинство старообрядцев прибыло в Бразилию в 1959-61 гг. Им была предоставлена ​​земля от Всемирного совета церквей, и эта организация также пообещала предоставить им средства и помощь, необходимые для того, чтобы они начали возделывать свою землю. Синцианцы и харбинцы попросили поселиться на разных участках земли, несмотря на их дружеское знакомство во время пребывания в Гонконге.Эта фракционная преданность проявилась и в семейных линиях. Внутри каждой из двух групп небольшие пузырьки были сформированы в основном на основе семейного членства или деревенских союзов, как они существовали еще в Китае. Обе группы поселились поблизости друг от друга, примерно в восьми милях от близлежащего города Понта-Гросса в штате Парана. Группа Харбина разделилась на три деревни, из них синьцианцы образовали пять.

Жизнь в Бразилии с самого начала была трудной.Почвенно-климатические условия сильно отличались от всего, что знали старообрядцы. Они использовались для плодородных отложений речных долин на севере Китая, холодной зимой и умеренным летом. Такой климат знали и в России. В Бразилии почва была бесплодной, а климат — сухим и жарким, за исключением сезонных проливных дождей, которые бесполезно омывали землю и быстро испарялись на солнце. Некоторые из них рассказали о первых урожаях, которые были полными потерями, о том, что не было еды для приближающегося сезона дождей и не было семян для посадки в следующий раз.Им пришлось занять деньги в банках Понта-Гросса на покупку техники и удобрений, без которых им сказали, что они не смогут там заниматься сельским хозяйством. Они начали выращивать рис и арбузы для товарных культур, потому что местные жители сообщили им, что в Понта-Гросса есть торговые точки для этих продуктов, и они хорошо растут на почве этого региона.

К сожалению, хотя многие из старообрядцев стали опытными фермерами в этих условиях к второму или третьему году их пребывания там, два фактора помешали почти всем, кроме немногих, зарабатывать себе на жизнь своим трудом.Одним из них было депрессивное состояние местной экономики и тот факт, что не было достаточного количества торговых точек, чтобы продавать весь рис, который будут производить русские. Таким образом, они обнаружили, что в годы хороших урожаев рынок быстро перенасыщается, а цены падают настолько резко, что лишь немногие вообще могут заработать деньги. Один из способов, которым некоторые люди пытались обойти эту трудность, заключался в том, чтобы накапливать столько риса, сколько они могли, пока рынок не разморозился, а затем стратегически выливать свои поставки на рынок, чтобы нажиться на результирующем повышении цен.Другие считали это нечестным, но боролись за покупку земли у братьев-должников, чтобы они могли покрыть свои потери из-за многократного или даже неравномерного сбора урожая. Конечным результатом этой системы «свободного предпринимательства» в условиях ограниченного рынка стала ожесточенная конкуренция между старообрядцами, которая начала подрывать солидарность общины и в некоторых случаях вызвала жестокую междоусобицу между семьями или деревенскими группами.

Вторым фактором, который мешал старообрядцам и перспективам достойной жизни, была сильно коррумпированная местная система управления и, в частности, налоговая система.Для старообрядца, везущего свою продукцию на рынок, было обычным делом останавливаться на дороге человеком, который выдавал себя за сборщика налогов. Этот человек переоценил бы количество продукции и соответственно взимал бы налоги. Затем он кладет деньги в карман и не предоставляет фермеру квитанции или документа о «сделке», таким образом оставляя его открытым для следующего человека на дороге. Сборщики налогов также часто посещали общественные рынки и улицы Понта-Гросса, так что с отдельного фермера, приезжающего в город на день продажи и торговли, могли взимать налоги в четыре или пять раз.Одной из защитных мер (помимо, возможно, обучения эффективно ругаться на португальском языке), принятой некоторыми старообрядцами, было отнести свою продукцию местному губернатору и заставить его или его заместителя подписать бумагу, указывающую, что предъявитель заплатил за это налоги. загрузить полностью. Однако на это требовалось время и не всегда было надежным, поскольку соответствующие должностные лица могли отсутствовать в то время, когда фермер приходил с просьбой.

Вновь грамотные старообрядцы стали обращаться за помощью к разным народам.Для них было очевидно, что они не могут зарабатывать себе на жизнь в Бразилии. Многие семьи уже имели большие долги перед банками, а некоторые из них были близки к голодной смерти. Даже относительно обеспеченные люди не были уверены в своем сравнительном богатстве, так как пара катастрофических урожаев могла их уничтожить.

Фонд Толстого в Нью-Йорке узнал о группе и согласился спонсировать большинство из них при переезде в США. Некоторых других старообрядцев спонсировали их знакомые, жившие в Китае, которые уже переехали в Соединенные Штаты и стали гражданами.Большинство из них начали миграцию в середине 60-х, примерно с 1964 по 1969 год. Они переехали, когда они могли позволить себе оплатить хотя бы часть стоимости билета на самолет и все еще иметь небольшие сбережения, чтобы перебраться в Америку, пока они искали работу. . Из тех, кто переехал, большинство приехало в Орегон в начале шестидесятых годов. Горстка семей поехала в Нью-Йорк, где были их спонсоры, но большинство из них в конце концов перебрались в Орегон, чтобы присоединиться к другим. Некоторые остались в Бразилии и находятся там по сей день, но переехали в другое место в Мату-Гросса.Некоторые говорят, что все оставшиеся старообрядцы в Бразилии хотели бы приехать сюда, но слишком бедны, чтобы справиться с этим, в то время как другие указали, что некоторые из них стали обеспеченными там и наслаждаются своей жизнью.

Пока Фонд Толстого договаривался с русскими в Бразилии об их миграции в Соединенные Штаты, их внимание привлекла беда другой группы в Турции. Из-за серии неудач численность этого сообщества сократилась до такой степени, что они больше не могли содержать себя и не могли обеспечить достаточного количества партнеров по браку в своей собственной группе.Фонд Толстого посоветовал им приехать в Америку и жить со старообрядцами, приехавшими из Бразилии. Это сообщество объединилось в 1963 году и состояло из 60 домашних хозяйств, в которых проживало 250 человек. Сначала они поселились в Нью-Джерси и какое-то время были рассредоточены по этому району, так что они не могли продолжать свое существование как сообщество, но через пару лет им удалось переехать в Орегон, где они поселились на большом земельный участок недалеко от Жерве, который они коллективно купили.С тех пор это стало известно широкой общественности как «Турецкая деревня». Хотя эта группа была признана единоверной бразильским старообрядцам на совместном заседании совета (соборе), проведенном между двумя группами, отношения между ними в течение нескольких лет строились медленно. По сей день среди синзианцев, харбинцев и туртианцев существуют некоторые предубеждения друг против друга, хотя к настоящему времени между этими тремя группами было много смешанных браков.

Бразильцам так и не удалось собрать ни денег, ни земли, чтобы купить большой участок, на котором можно было бы построить деревню.Когда первые семьи прибыли в Орегон, у них были большие обязанности платить авиакомпаниям и банкам Бразилии за прошлые ссуды. Кроме того, им приходилось отправлять деньги обратно малообеспеченным родственникам, которые тоже хотели поехать в Америку. Недостаточное знание английского языка и отсутствие «рыночных» навыков работы для всех, кроме очень немногих, означало, что им приходилось конкурировать с местным чикано (мексиканским) населением за рабочие места на ферме. Они сделали это успешно, но ценой любых дружеских отношений с мексиканцами.


ЖИЗНЬ В АМЕРИКЕ

По прошествии нескольких лет, когда некоторые семьи начали создавать себе прочное финансовое положение, их внимание привлекла еще одна проблема. Молодые люди в сообществе, благодаря сочетанию влияния американских школ и общества и ограниченности традиций Старовери, начали отходить от старых обычаев. Некоторые старейшины общины восприняли ситуацию с достаточной тревогой, и они начали серьезно рассматривать другие, более изолированные места для своих приходов.Один из них ухватился за информацию о наличии государственных земель в районе полуострова Кенай на Аляске, где рыбная ловля считалась отличной. После первоначального обследования, проведенного четырьмя мужчинами, пять семей переехали на совместно купленный участок земли (640 акров) и летом 1968 года начали строить там поселение.

В первое лето семьи разбили палатки на «масляном поддоне», который представляет собой слой гравия диаметром около ста ярдов, первоначально заложенный для подготовки к бурению на месте.Мужчины начали строительство подъездной дороги к своей деревне от близлежащих дорог, ведущих вглубь страны от мыса Анкор. Затем они начали разрабатывать план самой деревни и вырубили под нее участок в еловом лесу. Из вырубленного дерева они построили первые пять домиков села, к следующему лету проложили линии электропередач и смогли провести там первую зиму. Был пожар в палатке, в котором одна девочка сгорела заживо, а ее мать получила травмы на всю жизнь. Некоторые из приехавших позже семей не выдержали холодных зим и были вынуждены вернуться в Орегон.

Однако преобладало большинство, и деревня продолжала расти с каждым годом, а численность населения в некоторой степени стабилизировалась в 1974 году или около того. Большинство мужчин нашли работу коммерческими рыбаками или строителями, в то время как большинство женщин работают на консервном заводе в соседнем Гомере. Ко второму году в домах были водопровод и электричество. Некоторые из мужчин построили свои собственные рыбацкие лодки после работы в гавани Гомера, где они научились ремеслу. К 1972 году они открыли в деревне свой магазин.Когда вегетационный период летом на Аляске оказался слишком коротким для выращивания различных любимых овощей, старообрядцы построили теплицы с дровяными печами, чтобы продлить сезон. В 1974-75 гг. Совместными усилиями отставного бриг. Генерал Б. Б. Тэлли, около 59 старообрядцев подготовились и успешно получили американское гражданство. 19 июня 1975 года в гимназии школы Анкор-Пойнт прошла церемония их натурализации под председательством судьи Джеймса А. фон дер Хейдта.

Хотя некоторые русские в Орегоне были воодушевлены сообщениями о событиях на Аляске, они не хотели переезжать туда сами, хотя и хотели найти более изолированное место, чтобы жить и растить своих детей. Среди причин, которые обычно называют орегонцы, являются суровый климат, отсутствие разрешений на рыбную ловлю и неспособность жителей Аляски заниматься сельским хозяйством за деньги из-за долгих зим. Таким образом, 45 человек приобрели четверть участка земли недалеко от поселения на Аляске, но после дальнейшего рассмотрения вопроса отказались от идеи поселиться там и перепродали землю.

Еще одна колония была основана примерно в 1973 году в Канаде, недалеко от Эдмонтона, Альберта. В этой общине в настоящее время проживает около 20 семей, в основном харбинцев, хотя несколько синзианцев указали, что их родственники или друзья также купили там землю и планируют переехать в ближайшем будущем.


РЕЛИГИОЗНАЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ И ОБЗОРЫ

Очевидно, что религия занимает центральное место в старообрядческом обществе и мировоззрении.Он пронизывает практически каждую основную часть их социальной и внутренней жизни. Они основывают свои толкования Слова Божьего на ряде книг, в которых им очень подробно рассказывается, как жить практически каждый день в году. Взрослый старообрядец прежде всего осознает огромное количество правил, которые необходимо соблюдать в каждый момент бодрствования. Некоторые из наиболее важных правил будут относиться к работе, еде и одежде. Чтобы понимать книги, старообрядцы должны уметь читать церковнославянский диалект, на который Библия была переведена Кириллом и Мефодием во время их миссионерской работы в Моравии в середине 800-х годов.В эти книги включены такие всеобъемлющие системы правил, как канонические законы, сформулированные на семи Вселенских соборах с 325 по 787 годы в Никее.

Среди этих законов есть законы, регулирующие соблюдение Святых дней и четырех постов, которые должны соблюдаться каждый год. Старообрядцы используют юлианский календарь для отсчета своих дат, так что, например, их Рождество и Пасха всегда не совпадают по фазе с нашим (на тринадцать дней). Святые дни обычно отмечаются особыми службами, которые начинаются поздно ночью и продолжаются в первые утренние часы.Обычно есть вечернее богослужение каждый будний день, начиная с 5:00 и заканчивая примерно в 9:00, а затем более продолжительное служение по воскресеньям, которое может продолжаться примерно с 1:00 утра. до 8: 00-10: 00 утра. Поскольку существует около тридцати восьми Святых Дней, которые можно отмечать таким образом, старообрядцы проводят много дней в году в церкви, по крайней мере, на несколько часов каждый день.

Церкви в Орегоне часто состояли из дома старейшины (или дома его родственника), который был достаточно большим, чтобы его можно было использовать для этой цели.Только два из шести действующих церковных округов в Орегоне имеют церковные здания как таковые. По-видимому, так было и в Бразилии и Китае. Хотя здания обычно не украшены снаружи, они сильно украшены внутри. Помимо вышитых драпировок на стенах, есть различные иконы, некоторые из которых, по общему мнению, датируются семнадцатым веком. Большинство из них отлито из бронзы и затем покрыто эмалью по строгим правилам иконографии, а другие написаны краской на основе яичной темперы на специально лощеной доске.Церкви обычно имеют простую планировку, состоящую из большого стоячего места в центре пола для прихожан, которые должны стоять во время большинства служб. Спереди находится алтарь и хранилище служебных книжек и прочего необходимого для проведения богослужений. Алтарь и полки над ним, на которых находятся иконы, также загружены свечами из пчелиного воска, сделанными квалифицированными старшими членами общины. Они горят на протяжении всего служения. Рядом с передней частью комнаты находится стойка, которую при необходимости можно переместить в центр пола, и на ней находится сборник гимнов и песнопений, используемых старообрядцами.

Сама услуга состоит из четырех человек: настаять, уставник, наспевник и помошник. Настаятьел — старейшина церковного округа, которая является основной правительственной единицей над семьей в старообрядческом обществе. Нет более высокого авторитета, чем это положение, хотя оно не предполагает значительной власти над делами других. Настаять — в первую очередь председательствует на церковных службах, а также выполняет дополнительную функцию временного канонического юриста.Уставник также является своего рода хранителем закона, так как его работа заключается в отслеживании форм, которые должна принимать служба согласно книгам. Наспевник является кантором и руководит песнопениями и песнопениями. Помошник — помощник старшего. В последние годы настаятьел все чаще используется для наложения наказаний и других форм дисциплинарного воздействия на нечестивых молодых людей. Эти наказания обычно состоят из публичного объявления грехов человека собранию в конце службы, после чего преступники могут быть вынуждены совершить несколько земных поклонов перед собранием или какой-либо другой акт раскаяния и покаяния.

Следует особо отметить несколько аспектов услуг. Во-первых, прихожане стоят на протяжении всего богослужения, за исключением определенных случаев, когда они должны падать ниц на пол. Ожидается, что дети будут делать это вместе со взрослыми, хотя очень маленьким может быть разрешено пойти в туалет или выйти на улицу. Младенцев обычно укладывают в заднюю комнату, и матери могут периодически уходить, чтобы проверить их. Мужчины встают группой перед женщинами и принимают участие в богослужении гораздо активнее, чем женщины.

Большая часть службы состоит из чтения вслух соответствующих текстов в течение часа, причем чтения проводятся мужчинами, как это назначено во время службы настаятьелом. Часто молодой человек, который только овладевает славянским языком, внезапно обнаруживает, что на него указывают пальцем, и, толкнувшись со стороны отца или дяди, он упирается животом в молитвенник и должен начать читать, чтобы не прервется непрерывность обслуживания. Читатели, которые ошибаются, обычно получают подсказки или поправки от знающих прихожан.Пение или гимны Старовери поют только мужчины во время богослужений. Их исторические и музыкальные корни прочно укоренились в византийских песнопениях урожая X века. Высота звука скорее относительная, чем абсолютная, но шкала состоит из 12 нот, лежащих примерно в регистре тенора. Гимны часто содержат две близко согласованные части с интервалами, состоящими в основном из мажорной и минорной третей и пятых.

Церковные обряды и таинства отмечают различные важные части жизненного цикла человека в дополнение к разнообразию священных дней и постов.При рождении главным событием является крещение. Во-первых, рожать должен человек из числа верующих, что, по понятным причинам, заставляет многих старообрядцев сопротивляться идее рожать своих детей в больницах. Есть несколько старообрядческих акушерок, получивших образование у старших родственниц, и они обычно оказывают эту услугу будущим мамам. Еще одна причина домашних родов заключается в том, что в случае осложнений с родами ребенка можно крестить на месте, поскольку считается, что некрещеный ребенок не увидит лица Бога.

При отсутствии осложнений обычно крестят ребенка в течение восьми дней после его рождения. Церемония обычно проводится в священный день или воскресенье, в зависимости от того, что наступает в пределах восьмидневного лимита и является наиболее удобным. Имя выбирается для ребенка из списка дней Святых, и Святой есть почти на каждый день в году. Родители выбирают наиболее подходящее имя из восьми дней. Во время церемонии крещения настаять опускает голову младенца в большую емкость с водой и молится над ней, называет ее, а затем передает ребенка ожидающему крестному отцу, который затем одевает его в настаятьель.Два элемента одежды, которые имеют решающее значение в этом случае, — это тканый пояс и крест на цепочке или ремешках, которые надеваются на шею ребенка. Ремень нельзя снимать, за исключением купания, и крест не должен сниматься вообще, за исключением, возможно, случая, когда потребуется более длинная цепочка, когда особь вырастет.

Важное событие — приобретение крестных родителей. Крестным родителям предписано учить ребенка добру и злу и считать себя ответственными за ребенка на том же уровне, что и его биологические родители.Крестный отец, в частности, должен служить отцом-духовником крестнику, а ребенка учат позже исповедоваться крестному отцу во всех своих грехах, по крайней мере, в течение каждого постного периода. Многие из старообрядцев называют своих крестных родителей «родственниками» или даже заявляют, что они были «родственниками» тех семей, в которых есть крестные родители братьев и сестер. Кроме того, существует табу на брак, запрещающее ребенку вступать в брак с членом семьи крестных родителей.

День Святого, в честь которого назван ребенок, становится днем ​​имени ребенка, и он используется для ежегодного празднования дня рождения этого человека, так же, как отмечается день рождения в Америке и Европе.Утром или вечером накануне именин семья ребенка (или взрослого) раздает угощения своим друзьям в честь этого человека. Затем эти друзья произносят особую молитву за этого человека вместе с молитвами до конца своего дня.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.