Сосудистый делирий: Nie znaleziono strony — Внутренняя Mедицина

Содержание

Общая психопатология | Обучение | РОП

В современных классификациях болезней (в том числе МКБ-10) в рамках диагноза делирия объединяют, на основе общности патогенеза и лежащих в основе расстройств познания, две категории, которые прежде чаще рассматривали самостоятельно — делирий с яркими истинными галлюцинациями (поэтому в большинстве отечественных учебников делирий называли «галлюцинаторным помрачением сознания»), а также состояние, которое во всем мире называют описательным термином «спутанность сознания» (в этом случае, при схожести прочей клинической симптоматики и течения, истинные галлюцинации и бред обычно отсутствуют). В действительности эти два варианта являются лишь двумя противоположными полюсами одного континуума, между которыми существует множество переходных состояний.

Делирий как «галлюцинаторное помрачение сознания». Более характерен для состояний, связанных с употреблением алкоголя (алкогольный делирий, «белая горячка») и интоксикациями другими психоактивными веществами, хотя близкая картина иногда может быть и при соматических и неврологических заболеваниях (черепно-мозговой травме, остром нарушении мозгового кровообращения и пр. ).

В клинической картине помимо общих симптомов, характерных для делирия, представлены яркие иллюзии, истинные галлюцинации (чаще всего зрительные), чувственный бред (обычно преследования; конкретное содержание бреда при этом часто изменчиво, отражает содержание переживаемых галлюцинаторных образов и отдельные элементы окружающей действительности).

Обычно развитие такого делирия проходит несколько стадий:

1. На инициальном этапе появляются общая взбудораженность, беспокойство, суетливость. У пациентов выражена гиперестезия (вздрагивают от небольшого шума), внимание неустойчиво, не может надолго сосредоточиться на одном занятии, изменчиво настроение. На этом этапе нарушается сон — не могут заснуть, ночью часто просыпаются, мучают яркие кошмарные сновидения.

2. На стадии иллюзорных расстройств к картине первого этапа присоединяются зрительные иллюзии — обычно вечером в тенях на полу, стенах начинают мерещиться какие-то животные, страшные люди и пр. В узоре на обоях начинают видеть какие-то причудливые меняющиеся картины, не могут избавиться от этих видений (парейдолий), хотя могут относиться к ним с критикой. При засыпании возможно развитие отдельных галлюцинаций (гипнагогические галлюцинации).

3. На стадии истинных галлюцинаций к картине второго этапа присоединяются истинные галлюцинации, чаще всего зрительные, но также могут быть и слуховые, и тактильные. Видения, отражая утрату связности психических процессов при помрачениях сознания, также сменяют друг друга достаточно неожиданно, без ясной смысловой связи, но обычно все они имеют угрожающий или какой-либо неприятный характер. Достаточно часто галлюцинации мелкого размера (паутинки, падающие с потолка, ниточки на теле или руках, крысы в углу и т.п.). Но могут быть и обычного размера (инопланетяне, роботы, невидимки, чертики, летающие тарелки, преследователи на машинах, следующие за больным и пр.). На основе этих галлюцинаций формируется вторичный чувственный бред, также нестойкий, его содержание преимущественно определяется испытываемыми в настоящее время галлюцинациями. Эмоции и действия человека, находящегося в состоянии делирия, также непредсказуемы и соответствуют содержанию переживаемого им в данный момент (бежит, прячется, обороняется от мнимых преследователей, а иногда сам активно нападает на них). Обычно выражена аллопсихическая дезориентировка: путает дату (чаще всего в пределах нескольких дней), не понимает, где он, куда его привезли (например, поступив в приемный покой больницы, не может понять, что это за учреждение, предполагает, что баня или, возможно, мясокомбинат, где его «пустят на мясо» и т.д.).

Течение делирия, как было отмечено выше, обычно ундулирующее — т.е. возможные светлые промежутки («люцидные окна»), в которых у пациента нет продуктивной симптоматики, но затем они достаточно быстро могут смениться новым наплывом галлюцинаций. Галлюцинаторная симптоматика обычно усиливается ночью и при сенсорной депривации (отсутствии внешних стимулов, например, в случае если пациента поместили в изолятор).

В многопрофильных стационарах складывается достаточно характерная ситуация: алкогольный делирий обычно начинается спустя несколько дней после поступления в стационар как осложнение абстинентного синдрома, в этом случае первые проявления делирия замечают соседи больного по палате — ночью в темноте он становится суетлив, что-то собирает, копошится под кроватью и пр. Соседи по палате обращаются к дежурной медсестре, та включает в помещении свет, разговаривает с больным, затем вызывает дежурного врача, а когда тот приходит, больной, оглядевшись по сторонам, в большинстве случаев успевает уже правильно сориентироваться, галлюцинации у него исчезают, и он начинает их отрицать, объясняя свое галлюцинаторное поведение бытовыми факторами. В этом случае для врача будет важно использовать пробы на скрытые галлюцинации.

При устранении причины, вызвавшей делирий, сознание обычно быстро восстанавливается, завершение делирия часто критическое — после длительного медикаментозного сна.

Больной Б. 30 лет, безработный, прежде работал охранником. Алкоголизируется с юношеского возраста, после армии стал пить запоями по нескольку недель, толерантность высокая. Последний запой около месяца, прекратил пить за 4 дня до госпитализации. На фоне выраженного синдрома отмены алкоголя (абстинентного синдрома) нарушился сон, появилась тревога, ночью под окном слышал «порнографическую музыку», видел «раздетых девок на улице». По свидетельству матери, утром разговаривал без собеседника, сообщал, что будто бы к нему пришли друзья, кого-то ловил на кухне, топором разрубил всю кухонную мебель. Мать вызвала скорую помощь. При поступлении: дезориентирован во времени (называет месяц и год, но не знает число, время суток). Себя называет верно, понимает, что находится в психиатрической больнице. Взбудоражен, беспокоен, повышенно отвлекаем, много и охотно говорит, пытается шутить. Рассказывает, что сегодня у него были друзья, которые «то пропадали, то появлялись». Затем неожиданно на кухне увидел «инопланетянина в черном», который искал каких-то детей, решил что это зло, а он сам — добро, стал драться с инопланетянином, пытался разрубить его топором, но, так как тот все время исчезал, только поломал всю мебель, а существо продолжало над ним смеяться. На чистом листе, после повторной просьбы, видит пальму и «африканских животных». Выражены явления синдрома отмены алкоголя. В отделении на фоне дезинтоксикационной терапии и лечения транквилизаторами ночь спал, на второй день восстановилась правильная ориентировка, обманы восприятия не выявлялись, тревога купирована. Амнезировал многие события периода помрачения сознания, в том числе свое поступление в стационар. В дальнейшем появилось критическое отношение к перенесенному психозу.

«Спутанность» сознания — в этом случае в большей степени преобладают нарушения познавательных способностей с симптомами двигательного и эмоционального беспокойства, в том числе связанного с непониманием происходящего вокруг. Беспокойство обычно приводит к постоянным сборам, несвязным метаниям, попыткам куда-то уйти, позвать на помощь и пр. Мышление нарушено вплоть до бессвязного, речь с многочисленными персеверациями, поэтому зачастую пациенты никак не могут объяснить, что же их собственно беспокоит и куда они стремятся. Обычно дезориентированы во времени (часто ошибаются в дате достаточно существенно), месте (не понимают, где находятся, например больницу называют вокзалом, казармой, санаторием), ситуации (зачастую неправильно понимают ситуацию, что и обусловливает беспокойство — например, не понимают, что находятся в больнице на лечении, а считают, что должны куда-то срочно ехать, куда и зачем, при этом объяснить не могут), иногда в собственной личности (могут существенно путать свой возраст, иногда не в состоянии правильно назвать себя). Галлюцинации обычно если и есть, то чаще в небольшом количестве, при этом они не определяют поведения пациента (могут, например, снимать ниточки на теле, вытирать будто бы капающую с потолка воду и пр.). Спутанность характерна для соматически ослабленных больных, особенно пожилых. Часто она развивается на фоне уже имеющейся деменции. Провоцирует развитие спутанности обычно какое-либо неблагополучие в соматической сфере у этих больных (инфекции, нарушения мозгового кровообращения, интоксикации, в том числе некоторыми лекарствами), поэтому при развитии спутанности обязательно должно проводиться соматическое обследование больных.

Спутанность обычно также имеет ундулирующее течение с ухудшением в ночное время — появляется суетливость, больные начинают собирать вещи, не узнают и не слушают своих родных и медперсонал, могут со злобой реагировать на попытки их остановить.

Больная 80 лет, страдающая сосудистым заболеванием головного мозга с парциальной деменций, в течение нескольких дней дома перестала спать ночами, что-то собирала, ругалась с дочерью, которая с ней жила и обслуживала ее. Дочь пыталась давать снотворные, однако они лишь больше «будоражили» больную — ночью не понимала где она, не узнавала дочь, требовала вернуть ее домой, кричала, пыталась куда-то идти, но тут же заваливалась на бок, при падении расшибла бровь. Днями спала хорошо, понимала, где она находится, но о том, что происходило ночью, куда она собиралась идти, ничего рассказать не могла, не помнила. После нескольких бессонных ночей дочь вызвала участкового терапевта, который при осмотре пациентки отметил высокие цифры артериального давления и появление нерезкой очаговой неврологической симптоматики. Для дальнейшего лечения с диагнозом «острое нарушение мозгового кровообращения» была направлена в неврологическое отделение многопрофильного стационара, где первые дни по-прежнему ночами не спала, постоянно разговаривала без собеседника, считала, что находится дома, медсестер принимала за дочь, давала им какие-то бытовые распоряжения и т.д. Днем была ослаблена, разбита, усилились интеллектуально-мнестические расстройства — явления гипомнезии, трудности при решении интеллектуальных задач, в том числе связанных с бытовыми вопросами, и пр. Однако на фоне лечения основного заболевания, нормализации артериального давления состояние постепенно нормализовалось, стала хорошо спать ночами, беспокойства, обманов чувств не отмечалось.

Делирий предложили считать симптомом COVID-19

Hey Arnold! / Nickelodeon, 1996-2004

Британские ученые пришли к выводу, что делирий необходимо внести в официальный перечень симптомов COVID-19, потому что он часто сопровождает течение коронавирусной инфекции у пожилых людей, особенно, если у пациентов есть признаки общего ослабления здоровья. В некоторых случаях делирий и вовсе становится единственным проявлением заболевания. Эти результаты исследователи получили при наблюдении 448 стационарных и нестационарных пациентов в возрасте 65 лет и старше с установленным диагнозом COVID-19. Статья опубликована в журнале Age and Aging.

Клинические наблюдения показали, что при COVID-19 наблюдаются не только симптомы, типичные для респираторных заболеваний, но и такие нетипичные, как слабость, недомогание, анорексия, головные боли, головокружения, обмороки и делирий. Делирий — это острое психическое расстройство, протекающее с помрачением сознания, нарушением внимания, восприятия, мышления и эмоциональной дестабилизацией. Его еще называют «белой горячкой», но развитие этого состояния не обязательно связано с алкогольной интоксикацией.

Чаще атипичные симптомы, в частности, делирий, встречаются среди пожилых людей, а в некоторых случаях у пациентов не отмечаются жар или кашель, и делирий становится единственным возможным проявлением течения COVID-19. Несмотря на то, что врачи говорят о таких случаях, научных исследований о связи течения коронавирусной инфекции и делирия пока мало: в основном, они посвящены обзору литературных данных или ретроспективному анализу на основе историй болезни.

Роуз Пенфолд (Rose Penfold) из Королевского колледжа Лондона и ее коллеги оценили риски развития делириозных состояний у пожилых людей в зависимости от их общего самочувствия. Участниками исследований стали две группы пожилых людей в возрасте 65 лет и старше с установленным диагнозом COVID-19. В первую группу вошли 210 пациентов, внепланово госпитализированных в больницу Святого Томаса в Лондоне, а вторую группу составили 238 пользователей приложения COVID Symptom Study, которые лечились вне стационара. С помощью приложения люди фиксируют свои ежедневные симптомы, что позволяет ученым в режиме реального времени следить за эпидемиологической ситуацией.

В выборке из госпиталя делирий устанавливали врачи, у пациентов вне стационара это состояние регистрировали при положительном ответе на вопрос «Есть ли у вас какие-либо из следующих симптомов: замешательство, дезориентация или сонливость?». Качество общего состояния в условиях стационара также оценивали врачи, описывая сопутствующие заболевания и тяжесть синдрома хронической усталости, а вне стационара — ученые использовали опросник PRISMA-7, отражающий проблемы со здоровьем, ограничивающие деятельность, потребность в поддержке со стороны других, использование палки, ходунков или инвалидной коляски. 

По результатам оценки качества общего состояния исследователи выделили в каждой группе две подгруппы: ослабленные и нет. В выборке из стационара в группу ослабленных пациентов вошли 105 человек, вне стационара — 119. В стационаре делирий диагностировали у 38,1 процента ослабленных пациентов и у 12,4 процентов пациентов без дополнительных осложнений общего самочувствия (р = 0,013). При этом у 18,9 процента участников делирий был единственным симптомом проявления COVID-19, 26,4 процента участников поступили как с делирием, так и с лихорадкой, а 20,8 — с делирием и кашлем. Вне стационара схожие с делирием симптомы отмечали 44,5 процента ослабленных участников и 26,1 процента участников без дополнительных осложнений общего самочувствия (р = 0,04).

Авторы заключили, что риск развития делирия при COVID-19 в действительности высок у пожилых людей (р < 0,05), особенно — при общем слабом здоровье. Так как иногда у пожилых людей делирий — единственное клиническое проявление заболевания, ученые подчеркнули, что его необходимо внести в официальный перечень симптомов COVID-19, а врачи должны подозревать COVID-19 у пожилых людей с делирием.

COVID-19 по-разному проявляется у людей из разных возрастных групп. Китайские ученые показали, что у детей основными клиническими симптомами оказались лихорадка, рвота и диарея.

Екатерина Рощина

Может ли делирий, вызванный коронавирусом, привести к деменции?

Делирий (расстройство восприятия, которое обычно сопровождается помрачением сознания, галлюцинациями и бредом, — прим. Полит.ру) часто встречается у заболевших коронавирусом. Но могут ли временные приступы спутанности сознания привести к необратимому снижению когнитивных функций? Мы пересказываем статью Nature о том, как связаны делирий и деменция.

Сондра Кросби, врач из Бостонского медицинского центра, лечила первых в своем регионе пациентов с коронавирусом. Когда в апреле Кросби почувствовала, что заболевает, она не удивилась, узнав, что тоже заразилась. Сначала симптомы напоминали тяжелую простуду, но на следующий день Кросби уже не могла встать с постели. Ей было сложно есть, и приходилось полагаться на мужа, который приносил спортивные напитки и жаропонижающие. А потом Кросби потеряла счет времени.

Пять дней Кросби провела как в тумане. Она не могла вспомнить простейшие вещи — например, собственный адрес или то, как включить телефон. У Кросби начались галлюцинации — она видела ящериц на стенах и чувствовала их вонь. Уже потом Кросби осознала, что это был делирий — так в медицине называется внезапная сильная дезориентация. «На самом деле, я начала осмыслять это состояние, только когда стала из него выходить, — говорит она. — У меня не хватало умственных сил, чтобы понять: я не просто болею и обезвожена». 

По словам врачей, которые занимаются людьми с коронавирусом в больницах, от делирия страдают многие пациенты, но пожилых людей он поражает непропорционально сильно. Исследование, проведенное в апреле в Страсбурге, показало, что 65 % больных коронавирусом страдают от сильной спутанности сознания — это симптом делирия. По данным ученых из медицинского центра Вандербильтского университета, у 55 % людей, попавших в реанимацию с коронавирусом, был делирий. Всего ученые отслеживали состояние двух тысяч человек по всему миру; работу они представили в прошлом месяце на ежегодном собрании Американской Коллегии врачей, занимающихся медициной грудной клетки. В любом случае, числа намного больше привычных: обычно только около трети пациентов в критическом состоянии испытывают делирий (согласно метаанализу за 2015 год).  

Делирий настолько часто встречается при коронавирусе, что некоторые исследователи предлагают сделать его одним из критериев диагностики. Пандемия вызвала у врачей интерес к этому состоянию, утверждает Шэрон Инуэй (Sharon Inouye), гериатристка из Института старения Маркуса (Marcus Institute for Aging) и Гарвардской медицинской школы. Инуэй изучает делирий больше тридцати лет. Пока практикующие врачи сталкиваются со спутанностью сознания и возбуждением непосредственно у своих подопечных, Инуэй и другие исследователи думают о будущем. В последние десять лет долгосрочные исследования показали, что даже один приступ делирия может увеличить риск развития деменции в будущем и ускорить нарушение когнитивных функций у тех, у кого она уже есть. Верно и обратное: деменция повышает вероятность делирия. Некоторые простые вещи (например, присутствие членов семьи, которые помогут сориентироваться) снижают частоту приступов делирия на 40 %, но этому совету сложно следовать в коронавирусных палатах.

Связь между делирием и деменцией нелегко распутать: чтобы исследование дало результаты, нужно наблюдать за пациентами годами. Во время пандемии рост количества больных с делирием привлек нему внимание; у исследователей появилась уникальная возможность отслеживать состояние пациентов, чтобы понять, может ли делирий повлиять на их здоровье в долгосрочной перспективе. Ученые уже начали несколько исследований долгосрочных нейрокогнитивных последствий коронавируса, в том числе деменции. Инуэй и ее коллеги надеются, что эта работа позволит узнать о связях между двумя состояниями в режиме реального времени. Если можно сказать, что у пандемии есть светлая сторона, то это усиленный интерес к тому, как делирий приводит к деменции и наоборот,  говорит Инуэй. А еще, рассказывает Кэтрин Прайс, нейропсихолог из Флоридского университета, распространение коронавируса «показало, насколько размыты границы между делирием и деменцией».  

Запущенное состояние 

Интерес Инуэй к делирию зародился в 1985 году, когда она устроилась на свою первую работу — терапевтом в госпитале при Управлении делами ветеранов в Коннектикуте. За первый месяц у нее побывали 40 пациентов с разными заболеваниями, и у шестерых в больнице развился делирий. Ни один из пациентов с делирием не восстановил полностью физическое и ментальное здоровье. Связь между делирием и неблагоприятным прогнозом была для Инуэй очевидна.

Инуэй задумалась о том, почему пожилые люди приходят в больницу и сходят с ума. И поиск ответа на этот вопрос, говорит она, стал полем сражения всей ее карьеры.

Вскоре Инуэй начала двухлетнюю стажировку, чтобы изучить делирий лучше. Она выяснила, что делирий появляется, когда сходятся несколько факторов. Хронические заболевания или когнитивные нарушения в сочетании с триггерами (включая хирургические операции, анестезию и тяжелые инфекции) могут вызвать спутанность сознания, дезориентацию и проблемы с вниманием, особенно у пожилых людей.

«Делирий легко развивается, когда мозг не может справиться со стрессовой ситуацией», — объясняет Тино Эмануэль Полони (Tino Emanuele Poloni), невролог из Фонда Гольджи Ченчи (Golgi Cenci Foundation) неподалеку от Милана. По мнению исследователей, основные биологические причины делирия — воспаления и нарушение баланса нейромедиаторов (химических передатчиков, таких как допамин и ацетилхолин).

Согласно клиническому опыту Инуэй, около 70 % пациентов в конце концов полностью восстанавливаются после делирия. Однако остальных эпизод делирия запускает по спирали — и через несколько месяцев у пациентов проявляются глубокие когнитивные нарушения и даже симптомы деменции.

Более формальные исследования так или иначе подтвердили эту связь. Инуэй рассмотрела группу из 560 человек, недавно перенесших операции, — все от 70 лет и старше. Она обнаружила, что когнитивные функции в следующие 36 месяцев снижались в три раза быстрее у тех, кто испытывал делирий. В 2020 году метаанализ 23 исследований показал, что для людей, которые испытывали делирий во время госпитализации, вероятность развития деменции была в 2,3 раза больше. Это подтвердила и работа бразильских ученых: в группе из 309 людей возрастом до 78 лет у 32 % из тех, кто страдал от делирия в больнице, началась деменция. Среди тех, кто не страдал от делирия, таких было только 16 %.

Более того, согласно исследованию, которое в 2013 году провели психолог Джеймс Джексон из Вандербильтского университета и его коллеги, чем дольше человек испытывает делирий, тем выше риск последующих когнитивных нарушений.  А работа Инуэй, Джексона и других исследователей показала, что верно и обратное: даже с учетом возраста симптомы деменции увеличивают шансы развития делирия.

Вызывая замешательство

Ученые не знают точно, есть ли связь между делирием и деменцией только у тех, у кого деменция и так бы развилась, или делирий повышает риск когнитивных нарушений даже без предрасположенности. Как именно делирий вызывает деменцию, тоже нельзя сказать наверняка. Если бы исследователи могли обнаружить эти связи, они, возможно, могли бы и остановить делирий до того, как разовьется деменция.

«Мы не понимаем механизмов делирия — в смысле, совсем. И успешного лечения делирия с точки зрения фармацевтики не существует», — говорит Кэтрин Прайс.  

Ученые разработали три гипотезы, способных объяснить, как делирий может вызвать деменцию. Согласно одной из них, краткосрочный приступ делирия (а потом и долгосрочные повреждения) может вызвать накопление токсичных клеточных отходов в мозгу. Тело обычно выводит молекулярный мусор через кровоток и лимфатическую систему — сеть каналов, заполненных спинномозговой жидкостью. Но повреждения сосудов после резкого приступа делирия могут сохраниться и спровоцировать деменцию, а мозг, испытывающий делирий, может стать менее устойчивым к сосудистым проблемам в будущем.

Второй подозреваемый — это воспаления. Они часто беспокоят людей, госпитализированных с инфекционными болезнями, дыхательной недостаточностью и сердечно-сосудистыми заболеваниями. Операции и тяжелые инфекции могут вызвать накопление клеточного детрита (остатков клеток, — прим. Полит.ру) в мозгу, а тот, в свою очередь, усиливает воспаление — это авральная реакция, которая защищает мозг и очищает его от вредного мусора. После этого воспаление проходит. Но, по словам Инуэй, этот принцип не относится к тем, у кого развивается делирий. У них стойкое воспаление может вызвать острый приступ, который приведет к разрушению нейронов и связанных с ними клеток — астроцитов и микроглии. А это, в свою очередь, приведет к когнитивным нарушениям.

Третье предположение известно как гипотеза порога. У человека с деменцией (даже на ранних стадиях) меньше связей между нейронами и может быть повреждено белое вещество — изоляция, которая их окружает и помогает передавать сигналы. Это отбирает неврологические резервы, которые помогают человеку справляться с воспалением или инфекцией, и в итоге доводит не только до делирия, но до деменции.

Несмотря на то, что генез делирия и его молекулярные связи с деменцией всё еще неизвестны, Инуэй нашла способ уменьшить количество случаев делирия в больницах. Она создала программу простых действий, известную как HELP (Hospital Elder Life Programme, «больничная программа для пожилых людей», — прим. Полит.ру). Программа включает в себя уменьшение количества успокоительных даже во время искусственной вентиляции легких, пристальное внимание к питанию и питью и присутствие членов семьи — это поможет пациентам успокоиться и сориентироваться. Метаанализ 2015 года показал, что эти шаги уменьшили количество случаев делирия примерно на 40 %. Больницы в США даже начали вводить в использование протоколы Инуэй. Но коронавирус сделал их использование почти невозможным.

Всплеск деменции

Пока Кросби лежала в бреду в своей спальне в Бостоне, Полони лечил больных людей с делирием в Ломбардии — итальянском очаге распространения коронавируса. У многих пациентов Полони уже была деменция. Как и многие врачи, он следил за симптомами респираторной инфекции — температурой, кашлем, затрудненным дыханием. Однако некоторые из пациентов не испытывали их вовсе. Вместо этого, по словам Полони, они просто были «вялыми и сонными». Другие, напротив, возбуждались и становились беспокойными. Всё это — признаки делирия. Это было настолько заметно, что Полони настаивал: делирий нужно добавить к критериям диагностики. Инуэй тоже выдвинула это предложение, подкрепив его опубликованным в прошлом месяце исследованием: согласно ему, у 28 % пожилых людей с коронавирусом, которые обращаются за неотложной помощью, наблюдается делирий.

Большое количество пациентов с делирием заставило Инуэй, Прайс и других исследователей забеспокоиться. Пандемия может привести к волне деменции в следующие десятилетия — вдобавок к той, которая наступит вместе со старением населения. «Будет ли всплеск деменции у людей, которые перенесли коронавирус во взрослом и среднем возрасте? — спрашивает Натали Тронсон, нейропсихолог из Университета Мичигана. — Что случится в следующие десятилетия, когда популяция состарится?»

Чтобы найти ответы, институты по всему миру финансируют исследования долгосрочных когнитивных последствий коронавируса. Некоторые из исследований посвящены делирию. В США ученые уже начали отслеживать состояние людей, которые испытывали делирий, когда лечились от коронавируса в больницах. В рамках исследования ученые оценят когнитивные и психические функции людей, участвующих в испытаниях гидроксихлорохина для лечения коронавируса. Будет и международное исследование, которое измерит распространенность делирия у людей, лежащих в реанимациях с коронавирусом, и выявит факторы, по которым можно будет предсказать долгосрочные последствия. Отдельное исследование в Германии и Великобритании тоже займется нейрокогнитивными последствиями коронавируса, чтобы определить, как делирий влияет на функции мозга в последующие месяцы. Еще один исследовательский проект, который ведет команда Вандербильтского университета, ищет замену часто используемым седативам, о которых известно, что они усиливают делирий. К ним относятся, например, бензодиазепины. Исследователи испытывают новое успокоительное дексмедетомидин, чтобы понять, безопаснее ли оно для людей, больных коронавирусом.

Инуэй и Тронсон надеются, что финансирование этих долгосрочных исследований подогреет научный интерес к связи делирия и деменции и даст немного понимания. «Я думаю, это будет несколько пугающе, но познавательно — и в отношении того, как на риск деменции влияет болезнь, и в отношении того, как на него влияют стиль жизни и генетические защитные факторы, — говорит Тронсон. — Мы быстро учимся, но в этой области всё еще много неизведанного».

Лечение делирия в стационаре. Алкогольный, сосудистый, старческий делирий

Частная клиника «Спасение» уже 19 лет осуществляет эффективное лечение различных психиатрических заболеваний и расстройств. Психиатрия – сложная область медицины, требующая от врачей максимума знаний и умений. Поэтому все сотрудники нашей клиники – высокопрофессиональные, квалифицированные и опытные специалисты.

Когда обращаться за помощью?

Вы заметили, что Ваш родственник (бабушка, дедушка, мама или папа) не помнит элементарных вещей, забывает даты, названия предметов или даже не узнает людей? Это явно указывает на некое расстройство психики или психическое заболевание. Самолечение в таком случае не эффективно и даже опасно. Таблетки и лекарства, принимаемые самостоятельно, без назначения врача, в лучшем случае на время облегчат состояние больного и снимут симптомы. В худшем – нанесут здоровью человека непоправимый вред и приведут к необратимым последствиям. Народное лечение на дому также не способно принести желаемых результатов, ни одно народное средство не поможет при психических заболеваниях. Прибегнув к ним, Вы лишь потеряете драгоценное время, которое так важно, когда у человека нарушение психики.

Если у Вашего родственника плохая память, полная потеря памяти, иные признаки, явно указывающие на психическое расстройство или тяжелую болезнь – не медлите, обращайтесь в частную психиатрическую клинику «Спасение».

Почему выбирают именно нас?

В клинике «Спасение» успешно лечатся страхи, фобии, стресс, расстройство памяти, психопатия. Мы оказываем помощь при онкологии, осуществляем уход за больными после инсульта, стационарное лечение пожилых, престарелых пациентов, лечение рака. Не отказываемся от больного, даже если у него последняя стадия заболевания.

Многие государственные учреждения не желают браться за пациентов в возрасте за 50-60 лет. Мы помогаем каждому обратившемуся и охотно осуществляем лечение после 50-60-70 лет. Для этого у нас есть все необходимое:

  • пансионат;
  • дом престарелых;
  • лежачий хоспис;
  • профессиональные сиделки;
  • санаторий.

Старческий возраст – не причина пускать болезнь на самотек! Комплексная терапия и реабилитация дает все шансы на восстановление основных физических и мыслительных функций у подавляющего большинства пациентов и значительно увеличивает продолжительность жизни.

Наши специалисты применяют в работе современные способы диагностики и лечения, самые эффективные и безопасные лекарственные препараты, гипноз. При необходимости осуществляется выезд на дом, где врачами:

  • проводится первичный осмотр;
  • выясняются причины психического расстройства;
  • ставится предварительный диагноз;
  • снимается острый приступ или похмельный синдром;
  • в тяжелых случаях возможно принудительное помещение больного в стационар – реабилитационный центр закрытого типа.

Лечение в нашей клинике стоит недорого. Первая консультация проводится бесплатно. Цены на все услуги полностью открытые, в них заранее включена стоимость всех процедур.

Родственники больных часто обращаются с вопросами: «Подскажите что такое психическое расстройство?», «Посоветуйте как помочь человеку с тяжелой болезнью?», «Сколько с ней живут и как продлить отведенное время?» Подробную консультацию Вы получите в частной клинике «Спасение»!

Мы оказываем реальную помощь и успешно лечим любые психические заболевания!

Проконсультируйтесь у специалиста!

8 (495) 664-40-40

Мы будем рады ответить на все Ваши вопросы!

делирий сосудистый — это… Что такое делирий сосудистый?

делирий сосудистый
(d. vasculare) Д., возникающий при церебральных формах сосудистых заболеваний, проявляющийся гл. обр. в ночное время.

Большой медицинский словарь.
2000.

  • делирий систематизированный
  • делирий старческий

Смотреть что такое «делирий сосудистый» в других словарях:

  • Делирий сосудистый — ночные делириозные эпизоды у пациентов с церебрально сосудистой недостаточностью, вызванные ишемическими атаками, микроинсультами (атеросклероз, гипертоническая болезнь, ишемические атаки, инсульт) …   Энциклопедический словарь по психологии и педагогике

  • Делирий — (лат. delirium бред, безумие) – острый, реже протрагированный и в отдельных случаях хронический психоз токсического, экзогенно органического и/или соматогенного характера, нередко возникающий на фоне достаточно серьёзной сомато неврологической… …   Энциклопедический словарь по психологии и педагогике

  • Делирий — (лат. delirium – безумие, помешательство). Синдром помрачения сознания, характеризующийся выраженными зрительными истинными галлюцинациями, иллюзиями и парейдолиями, сопровождающимися образным бредом и психомоторным возбуждением, нарушениями… …   Толковый словарь психиатрических терминов

  • Вивитрол — Действующее вещество ›› Налтрексон* (Naltrexone*) Латинское название Vivitrol АТХ: ›› N07BB04 Налтрексон Фармакологические группы: Опиоиды, их аналоги и антагонисты ›› Средства для коррекции нарушений при алкоголизме, токсико и наркоманиях… …   Словарь медицинских препаратов

  • Атипичные антипсихотики — (атипичные нейролептики) новый класс препаратов, самое общее отличие которого от классических (типичных) антипсихотиков заключается в более низкой степени сродства к дофаминовым D2 рецепторам и наличии мультирецепторного профиля связывания… …   Википедия

  • МУ 3.4.1028-01: Организация и проведение первичных мероприятий в случаях выявления больного (трупа), подозрительного на заболевания карантинными инфекциями, контагиозными вирусными геморрагическими лихорадками, малярией и инфекционными болезнями неясной этиологии, имеющими важное международное значение — Терминология МУ 3. 4.1028 01: Организация и проведение первичных мероприятий в случаях выявления больного (трупа), подозрительного на заболевания карантинными инфекциями, контагиозными вирусными геморрагическими лихорадками, малярией и… …   Словарь-справочник терминов нормативно-технической документации

Фармакологическая профилактика делирия в кардиохирургии | Шевченко

1. Системный воспалительный ответ при экстремальной хирургической агрессии / Ю. Л. Шевченко, Ю. И. Гороховатский, О. А. Азизова, М. Н. Замятин. М: РАЕН, 2009. 273 с.

2. Hayhurst C. J., Pandharipande P. P., Cristopher G. et al. Intensive Care Unit Delirium : A Review of Diagnosis, Prevention, and Treatment // Anesthesiology. 2016. № 125 (6). Р. 1229–1241.

3. Rudolph J. L., Jones R. N., Levkoff S. E. et al. Derivation and validation of a preoperative prediction rule for delirium after cardiac surgery // Circulation. 2009. Vol. 20, № 119 (2). Р. 229–236.

4. Salluh J. I., Wang H., Schneider E. B. et al. Outcome of delirium in critically ill patients : systematic review and meta-analysis // BMJ. 2015. № 350. Р. h3538.

5. Aldecoa C., Bettelli G., Bilotta F. et al. European Society of Anaesthesiology evidence-based and consensus-based guideline on postoperative delirium // Eur. J. Anaesthesiol. 2017. № 34 (4). Р. 192–214.

6. Myles P. S., Daly D. J., Djaiani G. et al. A systematic review of the safety and effectiveness of fast-track cardiac anesthesia // Anesthesiology. 2003. Vol. 99, № 4. Р. 982–987.

7. Karaman Y., Abud B., Tekgul Z. K. et al. Effects of dexmedetomidine and propofol on sedation in patients after coronary artery bypass graft surgery in a fast-track recovery room setting // Journ. of Anesthesia. 2015. № 29 (4). Р. 522–528.

8. Vincent J. L., Shehabi Y., Walsh T. S. et al. Comfort and patient-centred care without excessive sedation : the eCASH concept // Intensive Care Med. 2016. № 42 (6). Р. 962–971.

9. Barr J., Fraser G. L., Puntillo K. et al.; American College of Critical Care Medicine. Clinical practice guidelines for the management of pain, agitation, and delirium in adult patients in the intensive care unit // Crit Care Med. 2013. № 41 (1). Р. 263–306.

10. Диагностика делирия у пациентов в отделениях реаниматологии и интенсивной терапии / Ю. Л. Шевченко, М. Н. Замятин, Ю. И. Гороховатский, А. В. Вахляев // Клин. патофизиол. 2014. № 2. С. 65–77.

11. DAS-Taskforce 2015; Baron R., Binder A., Biniek R. et al. Evidence and consensus based guideline for the management of delirium, analgesia, and sedation in intensive care medicine. Revision 2015 (DAS-Guideline 2015) – short version // Ger. Med. Sci. 2015. № 13. Р. 19.

12. Козлов И. А. Современные подходы к седации в отделениях реанимации и интенсивной терапии // Неотложная мед. 2013. № 1. С. 22–32.

13. Ji F., Li Z., Young N. et al. Perioperative dexmedetomidine improves mortality in patients undergoing coronary artery bypass surgery // J. Cardiothorac. Vasc. Anesth. 2014. № 28 (2). Р. 267–273.

14. Maldonado J. R., Wysong A., van der Starre P. J. et al. Dexmedetomidine and the reduction of postoperative delirium after cardiac surgery // Psychosomatics. 2009. № 50 (3). Р. 206–217.

15. Djaiani G., Silverton N., Fedorko L. et al. Dexmedetomidine versus Propofol Sedation Reduces Delirium after Cardiac Surgery : A Randomized Controlled Trial // Anesthesiology. 2016. № 124 (2). Р. 362–368.

16. Liu H., Ji F., Peng K. et al. Sedation After Cardiac Surgery : Is One Drug Better Than Another? // Anesth. Analg. 2017. № 124 (4). Р. 1061–1070.

17. Neurocognitive dysfunction risk alleviation with the use of dexmedetomidine in perioperative conditions or as ICU sedation : a meta-analysis / B. Li, H. Wang, H. Wu, C. Gao // Medicine (Baltimore). 2015. № 94 (14). Р. e597.

18. Еременко А. А., Чернова Е. В. Лечение делирия в раннем послеоперационном периоде у кардиохирургических пациентов // Анестезиол. и реаниматол. 2014. № 5. С. 30–34.

19. Jones J. M., Murphy C. V., Gelrach A. T. et al. High-dose dexmedetomidine for sedation in the intensive care unit : an evaluation of clinical efficacy and safety // Ann. Pharmacother. 2011. Vol. 45 (6). P. 740–747.

20. Еременко А. А., Чернова Е. В. Применение Дексмедетомидина для внутривенной седации и лечения делирия в раннем послеоперационном периоде у кардиохирургических пациентов // Анестезиол. и реаниматол. 2013. № 5. С. 4–7.

21. Jakob S. M., Ruokonen E., Grounds R. M. et al. Dexmedetomidine vs midazolam or propofol for sedation during prolonged mechanical ventilation : two randomized controlled trials // J. A.M.A. 2012. Vol. 21, № 307 (11). Р. 1151–1160.

22. Herr D. L., Sum-Ping S. T. J., England M. ICU sedation after coronary artery bypass graft surgery : dexmedetomidine-based versus propofol-based sedation regimens // J. Cardiothorac. Vasc. Anesth. 2003. № 17 (5). Р. 576–584.

23. Pandharipande P. P., Pun B. T., Herr D. L. et al. Effect of sedation with dexmedetomidine vs lorazepam on acute brain dysfunction in mechanically ventilated patients : the MENDS randomized controlled trial // J.A.M.A. 2007. № 298 (22). Р. 2644–2653.

24. Reade M. C., O’Sullivan K., Bates S. et al. Dexmedetomidine vs. haloperidol in delirious, agitated, intubated patients : a randomised open-label trial // Crit. Care. 2009. № 13 (3). Р. R75.

25. Zhang X., Zhao W., Wang Y. Dexmedetomidine : a review of applications for cardiac surgery during perioperative period // J. Anesth. 2015. Vol. 29 (1). P. 102–111.

26. Mantz J., Josserand J., Hamada S. Dexmedetomidine : new insights // Eur. J. Anesthesiol. 2011. Vol. 28 (1). P. 3–6.

27. Effects of dexmedetomidine on hippocampal focal adhesion kinase tyrosine phosphorylation in physiologic and ischemic conditions / S. Dahmani, D. Rouelle, P. Gressens, J. Mantz // Anesthesiology. 2005. № 103 (5). Р. 969–977.

Старческий делирий | Пансионат для пожилых людей

Старческий делирий

Старческий делирий – это один из часто встречающихся симптомов слабоумия. Он характеризуется тревожным состоянием, вызываемым слабыми галлюцинациями.

Делирий может наблюдаться у больных, находящихся в стационаре с любым диагнозом, он развивается в 20-30% случаях. Послеоперационный делирий (после открытых операций на сердце) патология возникает у трети пациентов, после переломов шейки бедра – у половины. Реже всего заболевание диагностируется у пациентов, находящихся в доме престарелых (1-2%).

Как развивается старческий делирий

Развивается старческий делирий преимущественно после 65 лет в связи со старением организма, изношенностью органов и сосудов. В основе развития патологического состояния лежат возрастные атрофические необратимые процессы, происходящие в головном мозгу. Спусковым механизмом к старту заболевания может быть наследственность, нейроинфекции, травмы, особенно черепно-мозговые, тяжелые соматические расстройства, алкоголизм, злоупотребление лекарственными средствами, табаком, наркотиками, плохие условия жизни, неудовлетворительная экологическая обстановка.

Нередко делирий развивается после сильного стресса. Первоначально распознать заболевание довольно сложно. Больные жалуются на ночные кошмары, и родственники стараются просто помочь пожилому человеку наладить сон. Если быть внимательнее к больному, то можно заметить и другие симптомы. Человек перестает логично мыслить, критически относиться к тому, что его тревожит.

К сожалению, старческий делирий полностью меняет жизнь в худшую сторону не только самого больного, но и его родственников. Иметь дома человека с таким диагнозом – это огромная ответственность, тяжелые заботы и немалые расходы.

Симптомы и виды заболевания

На ранней стадии заподозрить заболевания позволяет наличие предвестников. Обычно к вечеру больной становится тревожнее, он с трудом засыпает, его часто мучает бессонница. Человек начинает путать события, он может рассказывать, что к нему приходили знакомые, которые отрицают эти факты или рассказывать истории из своей молодости, которых никогда не было.

Со стороны это выглядит, как будто пожилому человеку что-то приснилось, или он просто забыл, события своей жизни, перепутал. А ведь это первые симптомы и если начать лечение, то можно отсрочить явные проявления болезни.

Старческий делирий, который является проявлением слабоумия, характеризуется также утратой приобретенных за всю жизнь навыков, знаний. Различают три формы заболевания:

  1. Гиперактивная.
  2. Гипоактивная.
  3. Смешанная.

Чаще всего (у половины пациентов) встречается смешанная форма делирия, прогноз у нее неблагоприятный. Ухудшается состояние человека к вечеру и в ночное время, в дневное время дееспособность может восстанавливаться. А в целом, течение болезни часто непредсказуемо.

Наши пансионаты:

У пациентов с гиперактивной формой (15-21%) повышена психомоторика, наблюдается дрожание рук, расширение зрачков, сердцебиение, повышенная потливость, страх, тревога, сухость во рту, галлюцинации, кошмарные сны. Часто бывает непроизвольное мочеиспускание и дефекация, отмечается непереносимость света и звука, дезориентация в пространстве. Такое поведение представляет угрозу: больной может сломать бедро, совершить суицид, может развиться сердечнососудистый коллапс. Начинается и заканчивается приступ внезапно, продолжается несколько часов или дней, помнить этот период больной будет фрагментами или почти ничего не будет помнить. Если человека не выведут из приступа, то оно может погибнуть. За такими пациентами крайне трудно ухаживать, поскольку симптоматика меняется несколько раз на протяжении суток.

Синдром делирия при гипоактивной форме характеризуется стертой клинической картиной, отмечаются депрессии, плохая концентрация внимания, неспособность мыслить критически. У таких больных часто возникает общее истощение организма и пролежни. Психомоторными расстройствами не страдает только 4-14% больных. При тяжелом течении наблюдается помрачение сознания, когда больные начинают выполнять монотонные действия, связанные с прошлой работой (шьют, набирают текст, пишут, убираются, крутят руль и так далее). В этот период никакой контакт с ними невозможен. В глубокой стадии болезни человек не реагирует на внешние раздражители, бредит, издает странные звуки, взгляд постоянно устремлен в пространство.

Лечение и диагностика

С возрастом поражения кровеносных сосудов только ухудшаются (атеросклероз, гипертония), поэтому сосудистый делирий, к сожалению, невозможно вылечить. Общеоздоровительные процедуры, диета, правильный образ жизни, отказ от вредных привычек и некоторые препараты улучшающие обменные процессы в клетках головного мозга, помогают поддерживать состояние больного.

Во время приступа применяются симптоматические препараты: транквилизаторы, снижающие возбуждение, витамины группы В, глюкоза. Главное – вывести больного из приступа. Поскольку приступ может начаться внезапно, больных с делирием оставлять одних нельзя. При возникновении галлюцинаций они могут стать агрессивны или, наоборот, впасть в депрессию. Нередко в таком состоянии больные кончали жизнь самоубийством, оказывали серьезное сопротивление людям, которые хотели им помочь.

В случае со старческим делирием основной упор делается на правильном уходе. Эта категория больных очень тяжелая и чтобы ухаживать за ними и находить контакт, нужны профессиональные навыки и практический опыт. Опасно оставлять их без присмотра и в то же время жить с ними очень сложно, особенно если в семье есть дети.

Обеспечить хороший уход могут в частном пансионате для пожилых людей. Квалифицированный персонал, который знает, как обращаться с пациентами, у которых делирий, сможет круглосуточно присматривать за больным. В случае развития приступа будет вовремя оказана помощь. Диетическое питание, размеренный спокойный ритм жизни в пансионате, благоприятно влияют на пожилого человека, и не позволяют заболеванию быстро прогрессировать.

Делириум | Общество Альцгеймера

Как диагностируется делирий?

Очень важно быстро диагностировать делирий. Делирий — это серьезное заболевание, которое связано с серьезными проблемами, если его не лечить.

Диагноз поставит медицинский работник, например врач или медсестра. Чтобы решить, есть ли у кого-то делирий или нет, они рассмотрят историю болезни человека (как развивались его симптомы) и исследуют их. Они будут использовать быстрый тест, известный как 4AT.
его тест измеряет чьи-то:

  • a озлобленность — сонливость или возбужденность человека
  • a товар — например, текущего года и где они
  • a ttention — например, насколько хорошо человек может назвать месяцы года назад, начиная с декабря
  • милое изменение или колеблющийся курс — независимо от того, начались ли симптомы внезапно или сейчас появляются и исчезают.

Врач или медсестра могут ежедневно оценивать психическое состояние человека в больнице.Или они могут сделать это, когда человек переезжает с одного места на другое, например, из больницы в дом престарелых. Если они обнаруживают, что у человека бред, они должны сообщить об этом его близким.

Медицинский или социальный персонал, оказывающий им помощь, может заподозрить, что у пациента недиагностированная деменция, но не будет оценивать это до тех пор, пока их делирий не пройдет. Если у них есть сомнения, они сначала будут лечить делирий, так как это требует более срочного лечения.
Даже в больнице бывает сложно обнаружить и диагностировать делирий.Это еще одна причина сообщить персоналу, если вы заметили перемену в человеке, который вам небезразличен.

Помимо диагностики делирия, медицинские работники проводят другие тесты, чтобы определить причину делирия. Например, они могут взять образцы крови или, возможно, сделать рентген грудной клетки. Это важно, потому что устранение причины делирия обычно помогает улучшить или исчезнуть симптомы у человека.

У кого бред и почему?

Делирий — обычное явление, особенно среди пожилых людей, находящихся в больнице.Обычно это реакция мозга на отдельную медицинскую проблему (или сразу несколько медицинских проблем). Проблемы, которые могут вызвать делирий, включают:

  • боль
  • инфекция
  • плохое питание
  • Запор (не мочеиспускание) или задержка мочи (не мочеиспускание)
  • обезвоживание
  • Низкий уровень кислорода в крови
  • замена лекарства
  • Нарушение обмена веществ (например, низкий уровень соли или сахара в крови)
  • незнакомая или дезориентирующая среда.

Любой может заболеть делирием, но следующие факторы подвергают людей более высокому риску:

  • Деменция — это самый большой фактор риска делирия
  • старше 65 лет
  • слабость
  • множественные заболевания
  • Плохой слух или зрение
  • прием нескольких лекарств (например, нейролептиков, бензодиазепинов и некоторых антидепрессантов)
  • уже имел делирий в прошлом.

Делирий часто встречается у пожилых людей в больнице, потому что они нездоровы или, возможно, перенесли операцию (например, операцию на бедре или сердце). Персонал больницы должен заранее поговорить с пациентом и его семьей о риске делирия после операции. Интенсивная терапия — еще одна очень частая причина делирия в больнице.

Делирий также довольно часто встречается у жителей домов престарелых или у пожилых людей с деменцией дома. Они более склонны к слабости, имеют несколько заболеваний и принимают несколько лекарств.

Когда кто-то попадает в больницу или дом престарелых, полезно, чтобы у него была заполненная или обновленная копия формы, например «Это я с ними».Медицинский персонал может обратиться к нему за информацией о человеке, которая будет особенно полезна, если во время пребывания у него начнется делирий.

При правильном уходе некоторые случаи делирия можно предотвратить. Вскоре после того, как человек попадает в больницу или на длительный период лечения, персонал должен проверить, не подвержен ли он риску развития делирия. Если да, то для предотвращения делирия следует применять немедикаментозные подходы, в том числе описанные ниже.

Что такое лечение и поддержка делирия?

Делирий лечится в первую очередь путем устранения медицинских проблем, вызвавших его.Например, если у человека низкий уровень кислорода в крови или низкий уровень сахара в крови, это будет быстро исправлено. Если у человека инфекция, ему могут назначить антибиотики. Если они испытывают боль, запор или не мочеиспускание, их следует лечить.

Врачи также проверят, какие лекарства принимаются пациентом, и прекратят прием любых второстепенных препаратов, которые могут быть связаны с делирием. Персонал позаботится о том, чтобы пациенту помогали регулярно есть и пить.

Делирий обычно проходит, если его причина обнаружена и лечится.

Поддерживающая и спокойная обстановка также может помочь человеку избавиться от делирия. Медперсонал, а также навещающие семью и друзей могут помочь по телефону:

.

  • спокойно разговаривать с человеком короткими четкими предложениями, убеждая его в том, где он находится и кто вы
  • поддерживает человека знакомыми предметами из дома, например фотографиями
  • убедиться, что слуховые аппараты и очки чистые и работоспособные и что человек их носит
  • настройка 24-часовых часов и календаря, которые человек может четко видеть
  • помогает человеку развить режим сна, включая снижение шума и приглушение света в ночное время
  • успокаивает человека, если он заблуждается
  • помогает человеку вести активный образ жизни — сесть или встать с постели — как только он сможет безопасно
  • помогает человеку регулярно есть и пить
  • не перемещать человека без необходимости — ни в больничных палатах и ​​между ними, ни в больницу, если делирий лечится дома.

Обычно врачи не прописывают лекарства от делирия, потому что доказательств того, что лекарства помогают, очень мало. Наркотики следует рассматривать только в том случае, если поведение человека (например, сильное возбуждение при гиперактивном делирии) создает риск причинения вреда ему или другим, или если галлюцинации или бред вызывают у человека серьезные страдания.

В любом случае врач может попробовать малую дозу седативного или антипсихотического средства в течение нескольких дней. (Врачи не назначают антипсихотические препараты пациенту с деменцией с тельцами Леви из-за риска побочных эффектов.)

После бреда

Симптомы делирия улучшаются у большинства людей в течение нескольких дней или недель после лечения основной причины. Однако делирий обычно означает, что человеку придется дольше оставаться в больнице. Когда они все же уезжают, в их медицинских записях и в плане ухода и поддержки должен быть записан их делирий и указана дальнейшая поддержка, которая им понадобится.

Хотя некоторые люди полностью выздоравливают, делирий может иметь долгосрочные последствия после лечения.Это чаще встречается у пожилых людей.

  • У человека могут быть тревожные воспоминания о делирии, иногда связанные с чувством страха или беспокойства, в течение нескольких месяцев после этого. Те, кто близок к человеку, должны поддерживать его, чтобы он открыто рассказал о своем опыте и чувствах. Если они вели дневник времени, проведенного человеком с делирием, они могут использовать его, чтобы помочь человеку осмыслить свой опыт, когда ему станет лучше.
  • Делирий связан с более быстрым ухудшением умственных способностей и функций человека.Человек с деменцией мог что-то делать (например, одеваться) до делирия, но после этого уже не может. Это изменение может быть постоянным. У некоторых людей, у которых был делирий, теперь появятся дополнительные потребности, которые лучше всего удовлетворить, отправившись в дом престарелых.
  • В некоторых случаях у человека не будет диагноза деменции, когда он попадет в больницу, но после делирия его симптомы ухудшатся, и у него позже будет диагностировано слабоумие. В этих случаях делирий, кажется, «раскрыл» деменцию человека.

Эти осложнения более вероятны после делирия, но они не являются неизбежными. Однако они означают, что важно знать о делирии и пытаться предотвратить его, где это возможно.

Деменция и делирий

Чтобы поставить диагноз деменции, необходимо исключить делирий. Однако пациенты с деменцией подвержены повышенному риску делирия и могут иметь и то, и другое. Делирий — это острое нарушение внимания и глобального познания (памяти и восприятия), которое поддается лечению.Диагноз упускается более чем в 50% случаев. Факторы риска делирия включают возраст, ранее существовавшие заболевания головного мозга и лекарства. Существует множество причин, наиболее частыми из которых являются:

D Деменция
E Электролитные нарушения
L Легкие, печень, сердце, почки, мозг
I Инфекция
R Rx Лекарства
I Травмы, боль, стресс
U Незнакомая среда
M Metobolic

Профилактика делирия включает отказ от психоактивных препаратов, тихую обстановку, дневную активность, темноту и тишину ночью, вспомогательные устройства для зрения и слуха, устройства для ориентации и избегание ограничений.

Диагноз делирия основывается на клиническом наблюдении; диагностических тестов нет. Существенные признаки делирия включают:

  • Острое начало (часы / дни) и колеблющееся течение
  • Невнимательность или отвлечение
  • Дезорганизованное мышление или измененный уровень сознания

Лечение делирия, как и деменции, осуществляется как фармакологически. и нефармакологически.

Немедикаментозное лечение

  • Оптимизация окружающей среды
  • Личная принадлежность — фотографии
  • Тихий
  • Няня

Фармакологическое лечение

  • Нейролептики могут потребоваться, если у пациента тревожные галлюцинации
    пациент очень возбужден
  • Высокая потенция с низкой антихолинергической активностью
  • Низкая доза
  • Галоперидол или риспердон
  • Бензодиазепин, если делирий вторичен по отношению к абстиненции бензо или алкоголя

(вверху страницы)

Сосудистая деменция с наложением Бред как причина убийства в сочетании с попыткой возиться с телом: отчет о болезни

Отчет о болезни

— (2018) Том 8, Выпуск 4

Сосудистая деменция с перекрывающимся делирием как причина убийства в сочетании с попыткой возиться с телом: отчет о болезни

Ивона Пташи… Â „ска-Сарошек, Агнешка Куц… ‚ак-Бейда , Наполеон Вашкевич и Анна Немкунович-Яница
Uniwersytet Medyczny w Bialymstoku, Польша

Автор для переписки:
Agnieszka Ku… ‚ak-Bejda
Uniwersytet Medyczny w Bialymstoku, Польша

Аннотация

Авторы представляют случай 79-летнего мужчины, у которого после убийства своей жены было диагностировано ваклуарное слабоумие в сочетании с делирием. Он убил жертву, нанеся ему удар в грудь и обширный разрез в левой паховой области, что привело к геморрагическому шоку. Мясник на пенсии пытался разложить тело жертвы на части, точно так же, как с телами животных обращаются на бойне. Примерно за три недели до того, как мужчина убил свою жену, он стал грустным, раздражительным и возбужденным, ему было трудно спать по ночам, он казался растерянным и дезориентированным. Более того, он сказал, что ждал «Богородицу» и видел дьявола.Эти симптомы встревожили семью мужчины, которая устала обращаться за помощью к психиатру и психологу. Со временем симптомы нарастали, и мужчина убил свою 80-летнюю жену. После убийства он был доставлен в отделение судебной психиатрии строгого режима для психиатрического наблюдения, которое показало, что в основе его поведения лежали сосудистая деменция и сопутствующий делирий. Интересным моментом когнитивных проблем, связанных с вышеупомянутым убийством, является повышенная активность процедурной памяти во время состояния делирия, которая была напрямую связана с дефрагментацией тела.

Ключевые слова

Нападение, Наступательное буйство, Защитное отступничество, Колотые раны, Резаные раны, Сосудистая деменция

Введение

Сосудистая деменция стоит на втором месте по распространенности после болезни Альцгеймера. На его долю приходится примерно 15% случаев [1,2]. Он поражает от 1 до 4% населения старше 65 лет с частотой от 1,5 до 39 случаев на 1000 человек в год и увеличивается в более старших возрастных группах [1,3-5].Было продемонстрировано, что при сосудистой деменции происходит изменение белого и серого вещества коры головного мозга [6]. Это заболевание проявляется когнитивными нарушениями, которые обычно сопровождают, а иногда и предшествуют ему, снижая контроль над эмоциональными реакциями, социальным поведением и мотивацией [7,8].

Имеются эпизоды ухудшения управляющих функций и абстрактного мышления, а также расстройства настроения и расстройства личности [9]. Несмотря на то, что депрессия и апатия особенно выражены при сосудистой деменции, такие симптомы, как бред и галлюцинации, очень редки [10].

Раздел о случаях и методах

79-летний мясник на пенсии, который был доставлен в отделение судебной психиатрии строгого режима после убийства своей жены острым предметом. Его медицинские проблемы включали гипертонию, ишемическую болезнь сердца, стойкую фибрилляцию предсердий. В течение последних пяти лет он лечился у гериатра из-за нарушений когнитивных функций, таких как дефицит памяти, и получил диагноз сосудистой деменции. Примерно за три недели до убийства он стал несколько грустным, раздражительным и возбужденным, с трудом уснул по ночам, казался растерянным и дезориентированным, ждал «Богородицу» и видел дьявола.Также наблюдались нарушения памяти и поведения, изменения личности в виде приступов гнева, ссор, нарушений мышления, планирования и трудностей в выполнении основных повседневных задач. Кроме того, не было критики и вернулся к профессиональному интересу к профессии мясника, которым он занимался более 30 лет.

Поведение мужчины вызвало беспокойство у его 80-летней жены, поэтому она обратилась за помощью к детям. Семья решила обратиться за медицинской помощью.Мужчина был осмотрен врачом общей практики, который рекомендовал психиатрические и психоневрологические консультации. Специализированные осмотры были назначены на 9 дней. В этот период симптомы усилились, мужчина каждый день готовился к выходу на работу, а дома точил кухонные ножи. Однажды в вечерние часы он напал на свою спящую жену с ножом, лишив ее жизни. Пострадавшая получила ножевое ранение в грудь и резаную рану в левой паховой области, в результате чего она умерла.Остальные многочисленные раны возникли после смерти при попытке фрагментации тела. Мужчина сознался в убийстве. После убийства его нашли блуждающим в растерянном состоянии, он был дезориентирован и оцепенел. Он не мог определить мотивы своего поведения, он повторял, что ему пришлось спутать жену с животным, над сносом которого он работал. Ему казалось, что он работает на бойне и должен разделывать туши животных. Он добавил, что очень любит свою жену, но она какое-то время нервничала, но он не хотел лишать ее жизни.

Он был доставлен в отделение судебной психиатрии для обследования. При поступлении был дезориентирован во времени и месте, у него была задержка психомоторной активности, снижение памяти и мышления. Затем наблюдали постепенное прогрессирование когнитивного дефицита, ухудшение самообслуживания, неэффективное суждение, конкретное мышление, дискалькулию, эмоциональную лабильность, раздражительность, нарушение способности выполнять двигательную активность и недержание мочи. По краткой шкале оценки психического состояния (MMSE) пациент набрал 12 баллов, что указывало на тяжелые когнитивные нарушения.Несколько раз он терялся, с трудом находил слова, ел, разговаривал сам с собой и нуждался в помощи, чтобы бриться и одеваться. Записи медсестер из поздней смены указывали на то, что пациент стал возбужденным и беспокойным, хотя временами в течение вечера у него также отмечалась дезориентация и ступор, он видел «что-то страшное». Компьютерная томография (КТ) выявила наличие корковой и подкорковой атрофии, множественных инфарктов с поражением коры и нижележащего белого вещества. Также была обнаружена почечно-клеточная карцинома с двумя метастазами в легкие (70×64 мм в правом и 63 мм в левом легком) с сопутствующим воспалительным состоянием ( Рисунок 1 ). Поэтапное прогрессирование состояния деменции, КТ и временная взаимосвязь между ухудшением общего состояния здоровья (включая обострение гипертонии, ишемической болезни сердца, фибрилляции предсердий и почечно-клеточной карциномой с метастазами) и началом поведенческих изменений заставили нас подозревать, что роль очаговых и диффузных цереброваскулярных заболеваний и ухудшения общего состояния здоровья в этиологии деменции, делириозных состояний и совершенного убийства.В конце концов ему поставили диагноз смешанной корковой и подкорковой сосудистой деменции с наложенным делирием. Делирий — это острое психоневрологическое расстройство, характеризующееся недостаточностью познания и внимания [11] (, рис. 2, ). Делирий может быть вызван инфекцией, такой как пневмония или лекарственные препараты (холинолитики, бензодиазепины и опиоиды) [12].

Рисунок 1: Компьютерная томография (КТ).

Рисунок 2: Кортикальная и подкорковая атрофия.

Обсуждение

В литературе много описаний сосудистой деменции. Однако существует лишь несколько проявлений сосудистой деменции с наложенным делирием. Считается, что наиболее важным мотивом убийства в данном случае является ранее отработанная профессия. Более того, прямой нейрокогнитивной причиной является значительная активность процедурной памяти.

Интересный момент когнитивных проблем, связанных с вышеупомянутым убийством, — это повышенная активность процедурной памяти во время состояния делирия, которая была напрямую связана с дефрагментацией тела.Процедурная память — это тип имплицитной (бессознательной) памяти, характеризуемой как долговременная память, которая помогает выполнять определенные типы задач без сознательного осознания этого предыдущего опыта, такого как езда на велосипеде, набор текста, чтение слов и т. Д. исследования показали, что процедурная память моторного типа расположена во многих областях мозга, включая базальные ганглии, мозжечок, лобную и теменную доли [13]. Изменения КТ у нашего пациента могут быть осложнены другими типами деменции или психических заболеваний, кроме сосудистой деменции.Корковая и подкорковая атрофия наблюдаются также у пациентов с болезнью Альцгеймера, болезнью Паркинсона и сосудистой деменцией типа Бинсвангера (, рис. 2, ) [14-16].

В данном случае обострение симптомов сосудистой деменции, сосуществующей с делирием, явилось основанием для ухудшения супружеских отношений и, в конечном итоге, лишения жизни одного из супругов. Корейские ученые [17] провели исследование у лиц в судебной больнице, в ходе которого выявили случаи деменции разной этиологии.Из 752 случаев только 7 были мужчинами с деменцией. Более того, только 1 случай расширения сосудов был диагностирован у человека, 2 случая деменции по причине болезни Альцгеймера и 4 случая деменции, связанной со злоупотреблением алкоголем. Все преступники употребляли алкоголь [18]. В свою очередь, агрессивное поведение у гериатрических пациентов было проблемой исследования, проведенного Somes et al. Авторы акцентировали внимание на методах сдерживания агрессии пожилых пациентов. Они доказали, что проблема не единичная и редкая.

Заключение

Наш случай показал очень важную роль активности процессуальной памяти в состоянии делирия, которая напрямую связана с видом убийства.

Список литературы

  1. Опала Г., Очудло С. Сосудистая деменция — клиника и дифференциальная диагностика. Удар. mózgu 6 (1), 7-16 (2004).
  2. O’Brien JT, Thomas A. Non-Alzheimer’s dementia 3. Lancet 386 (1), 1698-1706 (2015).
  3. Qiu C, Skoog I, Fratiglioni L.Возникновение и детерминанты сосудистых когнитивных нарушений. Сосудистые когнитивные нарушения. Мартин Дуниц, Лондон 61-83 2002.
  4. Series H, Esiri M. Сосудистая деменция: прагматический обзор. Adv. Психиатр. Лечить 18 (5), 372-380 (2012).
  5. Маквей К., Пассмор П. Сосудистая деменция: профилактика и лечение. Clin. Интерв. Старение 1 (3), 229-235 (2006).
  6. Юликоски Р., Йокинен Х., Андерсен П., и др. . и исследовательская группа LADIS.Сравнение когнитивной подшкалы шкалы оценки болезни Альцгеймера и шкалы оценки сосудистой деменции для дифференциации пожилых людей с различной степенью изменений белого вещества. Исследование LADIS. Демент. Гериатр. Cogn. Disord 24 (1), 73-81 (2007).
  7. Brakchine S, Lacombiez L, Pallison R, и др. . Связь между примитивными рефлексами, экстрапирамидным сигналом, рефлексивной апраксией и тяжестью когнитивных нарушений при деменции типа Альцгеймера. Acta. Neurol. Сканд 79 (1), 38-46 1989.
  8. Wragg RE, Jeste DV. Обзор депрессии и психоза при болезни Альцгеймера. Am. J. Psychiatry , 146 (1), 577-587 (1989).
  9. Роман ГК, Роял ДР. Исполнительная контрольная функция: рациональная основа диагностики сосудистой деменции. Alzheimer Dis. Доц. Disord. 13 (Дополнение 3): 369-380.
  10. Ликетсос К.Г., Лопес О., Джонс Б., и др. . Распространенность психоневрологических симптомов при деменции и легких когнитивных нарушениях: результаты исследования здоровья сердечно-сосудистой системы. JAMA 288 (1), 1475-1483 (2002).
  11. Фонг Т.Г., Тулебаев С.Р., Иноуе СК. Делирий у пожилых людей: диагностика, профилактика и лечение. Природа. Обзоры. Неврология 5 (4), 210-20 (2009).
  12. Клегг А., Янг Дж.Б. Каких лекарств следует избегать людям с риском развития делирия: систематический обзор. Возраст. Старение 40 (1), 23-29 (2011).
  13. Мотидзуки-Каваи Х. Нейронные основы процедурной памяти. Мозг. Нерв 60 (7), 825-832 (2008).
  14. Štěpán-Buksakowska I, Szabó N, Hořínek D, et al. Корковая и подкорковая атрофия при болезни Альцгеймера: параллельная атрофия таламуса и гиппокампа. Альцгеймера. Дис. Доц. Disord — 28 января (1), 65-72 (2014).
  15. Zhang Y, Zhang J, Xu J, et al. Снижение корковой гирификации и подкорковая атрофия при болезни Паркинсона. Mov. Disord 29 (1), 122-126 (2014).
  16. Jung WB, Mun CW, Kim YH и др. Корковая атрофия, нарушение целостности белого вещества и когнитивные нарушения в подкорковой сосудистой деменции типа Бинсвангера. Psychiatry Clin Neurosci 68 (12), 821-832 (2014).
  17. Ким Дж. М., Чу К., Юнг К. Х., и др. . Криминальные проявления у больных слабоумием: отчет из республиканской судебной больницы. Демент. Гериатр. Cogn. Дис. Экстра 1 (1), 433-438 (2011).
  18. Somes J, Donatelli NS, Kuhn S. Контроль агрессивного поведения у гериатрических пациентов. J. Emerg. НУРС 37 (3), 275-277 (2011).

Может ли делирий от COVID вызвать деменцию?

Иллюстрация Фатиньи Рамос

Работая врачом в Бостонском медицинском центре в Массачусетсе, Сондра Кросби лечила некоторых из первых людей в своем регионе, которые заразились COVID-19.Поэтому, когда в апреле ей стало плохо, Кросби не удивился, узнав, что она тоже заразилась. Сначала ее симптомы были похожи на симптомы сильной простуды, но на следующий день она была слишком больна, чтобы вставать с постели. Она изо всех сил пыталась есть и зависела от мужа, который приносил ей спортивные напитки и жаропонижающие лекарства. Затем она полностью потеряла счет времени.

Пять дней Кросби лежала в смутном тумане, не в силах вспомнить самые простые вещи, например, как включить телефон или какой у нее адрес.У нее начались галлюцинации, она увидела ящериц на своих стенах и почувствовала отвратительный запах рептилий. Лишь позже Кросби осознала, что у нее был бред — формальный медицинский термин для обозначения ее резкой, тяжелой дезориентации.

«На самом деле я не начала обрабатывать это до тех пор, пока не начала выходить из этого», — говорит она. «У меня не хватило ума думать, что я был чем-то большим, чем просто больным и обезвоженным».

Врачи, лечащие людей, госпитализированных с COVID-19, сообщают, что многие из них страдают делирием и что это заболевание непропорционально поражает пожилых людей.Исследование, проведенное в апреле 2020 года в Страсбурге, Франция, показало, что 65% людей, тяжело болевших коронавирусом, имели острую спутанность сознания — симптом делирия 1 . Данные, представленные в прошлом месяце на ежегодном собрании Американского колледжа грудных врачей учеными из Медицинского центра Университета Вандербильта в Нэшвилле, штат Теннесси, показали, что 55% из 2000 отслеживаемых ими людей лечились от COVID-19 в отделениях интенсивной терапии. (ОИТ) во всем мире развился делирий. Эти цифры намного выше, чем привыкли к врачам: обычно примерно у трети людей в критическом состоянии развивается делирий, согласно метаанализу 2015 года 2 (см. «Насколько распространен делирий?»).

Источник: исх. 2

Делирий настолько распространен при COVID-19, что некоторые исследователи предложили сделать это состояние одним из диагностических критериев заболевания. Пандемия вызвала интерес врачей к этому заболеванию, говорит Шарон Инуйе, гериатр из Института старения Маркуса и Гарвардской медицинской школы в Бостоне, изучающая делирий более 30 лет.

Пока врачи сталкиваются с непосредственной реальностью замешательства и волнения в своих подопечных, Иноуэ и другие исследователи обеспокоены будущим.В последнее десятилетие долгосрочные исследования показали, что единичный эпизод делирия может увеличить риск развития деменции спустя годы 3 и ускорить темпы снижения когнитивных функций у тех, кто уже страдает этим заболеванием 4 . Верно и обратное: деменция повышает вероятность развития делирия 3 . Набор простых шагов, таких как обеспечение присутствия члена семьи, чтобы помочь людям сориентироваться, может снизить частоту делирия на 40%, но врачи с трудом следуют этому совету в палатах COVID-19.

Но связь между делирием и деменцией было трудно распутать: исследователям необходимо годами наблюдать за пациентами, чтобы получить результаты. Всплеск числа людей с делирием, вызванный пандемией, привлек внимание к этому состоянию и предоставил ученым уникальную возможность следить за пациентами и определять, может ли делирий повлиять на долгосрочное познание и как это сделать. Исследователи начали несколько исследований для изучения долгосрочных нейрокогнитивных воздействий COVID-19, включая деменцию, и Иноуе и другие надеются, что эта работа позволит исследователям изучить связи между двумя состояниями в режиме реального времени.

Если можно сказать, что у пандемии есть луч света, — говорит Иноу, — это должно было подстегнуть интерес к тому, как делирий может привести к слабоумию — и наоборот. Более того, по словам Кэтрин Прайс, нейропсихолога из Университета Флориды в Гейнсвилле, распространение COVID-19 «высветило стирание границ между делирием и слабоумием, особенно среди пожилых людей среди нашего населения».

Заброшенное состояние

Интерес Иноуэ к делирию начался, когда она устроилась на свою первую работу терапевтом в больнице Управления по делам ветеранов в Коннектикуте в 1985 году.За первый месяц пребывания там она вылечила более 40 человек от различных заболеваний. У шести из них во время пребывания в больнице развился делирий; ни один из них не вернулся к прежнему уровню физического и психического здоровья. Для Иноуе связь между бредом ее пациентов и их плохим прогнозом была очевидна. Однако, когда она призналась начальству в своих подозрениях, они просто пожали плечами. Их позиция, по словам Иноуэ, заключалась в том, что бред был лишь одной из тех вещей, которые произошли.

«Почему пожилым людям нормально приходить в больницу и терять рассудок?» — спросила Иноуэ.По ее словам, ответ на этот вопрос будет «тяжелой битвой за всю мою карьеру».

Посещения родственников — источник комфорта для людей с делирием, распространенным симптомом COVID-19, но во многих больницах строго запрещены посещения. Фото: Morteza Nikoubazl / NurPhoto / Getty

Вскоре после этого она начала двухлетнюю стажировку для более глубокого изучения этого состояния. Ее работа показала, что делирий возникает, когда сходятся несколько факторов стресса. Существующие ранее уязвимости, такие как хронические заболевания или когнитивные нарушения, могут в сочетании с провоцирующими факторами, включая хирургическое вмешательство, анестезию или подавляющую инфекцию, вызывать внезапное замешательство, дезориентацию и проблемы с вниманием, особенно у пожилых людей 5 .

«Делирий легко возникает, когда мозг не может компенсировать стрессовую ситуацию», — объясняет Тино Эмануэле Полони, невролог из Фонда Гольджи Ченчи недалеко от Милана, Италия. Исследователи считают, что основные биологические причины — это воспаление и дисбаланс нейромедиаторов — химических посредников, таких как дофамин и ацетилхолин.

Растущий клинический опыт Иноуэ научил ее, что независимо от того, что вызывает делирий, около 70% тех, у кого есть симптомы, в конечном итоге полностью выздоравливают.Однако у 30% тех, кто этого не делает, эпизод делирия предсказывает нисходящую спираль в течение нескольких месяцев, что приводит к глубоким когнитивным нарушениям, даже к симптомам деменции.

Более формальные исследования в той или иной степени укрепили связь. Иноуе исследовал группу из 560 человек в возрасте 70 лет и старше, перенесших операцию, и обнаружил, что снижение когнитивных функций в течение последующих 36 месяцев было в три раза быстрее у тех, у кого развился делирий, чем у тех, у кого это состояние не было 6 .Метаанализ 23 исследований 2020 года показал, что делирий во время пребывания в больнице был связан с в 2,3 раза большей вероятностью развития деменции 7 . И работа 8 группы бразильских ученых показала, что в группе из 309 человек со средним возрастом 78 лет 32% тех, у кого делирий развился в больнице, развились до деменции, по сравнению с 16% тех, кто не переходил в бред (см. «Бред и снижение когнитивных функций»).

Источник: исх.8

Более того, согласно исследованию психолога Джеймса Джексона из Университета Вандербильта и его коллег, проведенного в 2013 году психологом Джеймсом Джексоном из Университета Вандербильта и его коллегами, чем дольше человек находится в бреду, тем выше риск последующего когнитивного нарушения. Работа Иноуэ, Джексона и других исследователей показала, что верно и обратное: даже после учета возраста существующие симптомы деменции увеличивают шансы развития делирия 3 .

Причина путаницы

Ученые до сих пор не пришли к единому мнению, сильна ли связь между делирием и деменцией только у тех, у кого в любом случае могла бы развиться деменция, или же делирий увеличивает риск снижения когнитивных функций даже у людей, не предрасположенных к деменции. Это.Они также не могут точно сказать, что такое делирий, который может спровоцировать деменцию. Если бы исследователи смогли определить эти связи, возможно, они смогли бы предотвратить перерастание делирия в деменцию.

«Мы вообще не понимаем механизмов делирия, на самом деле не понимаем. И нет успешного лечения делирия с фармацевтической точки зрения », — говорит Прайс.

Ученые разработали три гипотезы, объясняющие, как делирий может провоцировать деменцию.Согласно одной точке зрения, накопление токсичного клеточного мусора в головном мозге может вызвать кратковременный делирий и привести к более долгосрочным повреждениям. Организм обычно очищает этот молекулярный мусор через кровоток и лимфатическую систему, которая представляет собой сеть каналов, заполненных спинномозговой жидкостью. Повреждение сосудов в результате острого приступа делирия может сохраниться и вызвать деменцию, или мозг, который испытывает делирий, может стать более предрасположенным к сосудистым проблемам в будущем.

Второй подозреваемый — воспаление, которое часто беспокоит людей, госпитализированных из-за инфекций, респираторной недостаточности или сердечно-сосудистых заболеваний.Хирургическое вмешательство и тяжелые инфекции могут вызвать накопление клеточного детрита в головном мозге, что провоцирует усиление воспаления. Эта кратковременная, непосредственная реакция защищает мозг, потому что он очищает от вредного мусора, и воспаление в конечном итоге утихает. По словам Иноуэ, это не относится к тем, у кого развивается делирий. Стойкое воспаление может вызвать острый приступ делирия и вызвать разрушение нейронов и связанных с ними клеток, таких как астроциты и микроглия, что приводит к когнитивным нарушениям.

Третья идея — так называемая пороговая гипотеза. У кого-то с деменцией (даже на самых ранних стадиях) меньше связей между нейронами, и у него может быть повреждена изоляция, которая окружает их и помогает передавать сигналы, известную как белое вещество. Эта потеря лишает неврологические резервы, которые помогают человеку справиться с воспалением или инфекцией, бросая его не только в делирий, но и в более серьезную деменцию.

Несмотря на то, что генезис делирия и его молекулярные связи с деменцией остаются неизвестными, Иноу удалось найти способ снизить частоту делирия в больнице.Она создала программу простых стратегий, известную как HELP (Hospital Elder Life Program), которая сосредоточена на снижении седативного эффекта даже во время искусственной вентиляции легких, уделяя пристальное внимание питанию и гидратации, а также обеспечивая присутствие членов семьи, чтобы помочь успокоить и сориентировать пациентов. Метаанализ 2015 года 10 показал, что эти шаги уменьшили делирий примерно на 40%. Больницы в США начали внедрять эти простые протоколы. Затем случился COVID-19, который сделал это практически невозможным.

Всплеск деменции

Пока Кросби переживала вызванный коронавирусом бред в своей бостонской спальне, Полони лечила бредовых людей с COVID-19 в Ломбардии — эпицентре распространения коронавируса в Италии. Многие пациенты Полони уже страдали деменцией, и, как и многие врачи, он наблюдал за общими симптомами респираторных инфекций, такими как лихорадка, кашель и затрудненное дыхание. Но некоторые из его пациентов вообще не проявляли этих признаков. Вместо этого, по словам Полони, они в основном становились «вялыми и сонными».Остальные стали беспокойными и возбужденными — все признаки бреда. Это было настолько заметно, что Полони утверждал, что делирий следует добавить к диагностическим критериям вируса. Иноуе тоже выдвинула этот аргумент, и он подтверждается исследованием, которое она опубликовала в прошлом месяце, показывающим, что 28% пожилых людей с COVID-19 страдают делирием, когда они обращаются в отделение неотложной помощи 11 .

Большое число людей, у которых развился делирий, немедленно заставило Иноуе, Прайса и других исследователей обеспокоиться тем, что пандемия может привести к резкому увеличению числа случаев деменции в ближайшие десятилетия, помимо увеличения числа случаев в результате старения населения (см. «Цена бреда»).«Будет ли рост деменции у людей, переболевших COVID-19 в зрелом или среднем возрасте?» — спрашивает Натали Тронсон, нейропсихолог из Мичиганского университета в Анн-Арборе. «Что произойдет в следующие десятилетия по мере того, как население стареет?»

Источник: D. L. Leslie et al. Варенье. Гериатр. Soc . 59 , S241 – S243 (2011)

Чтобы начать поиск ответов, институты по всему миру профинансировали различные исследования долгосрочных когнитивных эффектов COVID-19, некоторые из которых будут посвящены делирию.В Соединенных Штатах уже проводится исследование, отслеживающее людей, которые лечились в больнице от COVID-19, у многих из которых развился делирий во время их пребывания в больнице. Это исследование будет измерять когнитивные и психические функции у людей, участвующих в испытании, чтобы оценить безопасность и эффективность гидроксихлорохина для лечения коронавируса. Планируется международное исследование для измерения распространенности делирия у людей с COVID-19 в отделениях интенсивной терапии, а также выявления факторов, которые предсказывают долгосрочные результаты.Отдельное исследование, проведенное в Германии и Великобритании, также отслеживает нейрокогнитивные исходы у людей с COVID-19, чтобы определить, как делирий влияет на функцию мозга через несколько месяцев. Другой исследовательский проект, возглавляемый командой из Университета Вандербильта, ищет альтернативу широко используемым седативным средствам, таким как бензодиазепины, которые, как известно, усиливают делирий. Исследователи тестируют успокаивающее средство под названием дексмедетомидин, чтобы выяснить, является ли он более безопасным вариантом для людей, госпитализированных с COVID-19.

Иноуэ и Тронсон надеются, что финансирование этих долгосрочных исследований приведет к постоянному научному интересу к связи делирия и деменции и предоставит некоторое понимание.

«Я думаю, это будет немного пугающе и немного поучительно, как о том, как болезнь влияет на риск деменции, так и о том, какие другие образ жизни и генетические защитные факторы также могут влиять на риск», — говорит Тронсон. «Мы быстро учимся, но черных ящиков по-прежнему много».

В чем разница между деменцией и делирием?

«Мне все время говорили в больнице:« Все делают это », и что его замешательство исчезнет.

В статье Washington Post описывается опыт врача и его жены, когда врач лечил делирий во время выздоровления от серьезной инфекции. У него появились ужасающие галлюцинации, и спустя много месяцев после госпитализации он все еще боролся с бредом.

По моему опыту трудотерапевта, занимающегося долгосрочным уходом и домашним здоровьем, я часто видел, как люди с деменцией возвращались из больницы и демонстрировали значительное ухудшение функций и изменения настроения.Человек мог быть вялым или казаться взволнованным и возбужденным. Часто изменение не диагностировалось, но считалось, что изменение со временем исчезнет. Иногда давали больше лекарств, чтобы справиться с изменениями настроения.

Этот опыт подчеркивает растущую потребность партнеров по медицинской помощи в способности распознавать и диагностировать делирий.

Что такое бред?

Делирий — это острое спутанное состояние.Диагноз делирия обычно основывается на клиническом наблюдении за поведением и когнитивными функциями, поскольку диагностические тесты недоступны.

К существенным признакам делирия относятся:

  • Острое начало (часы / дни) и колеблющееся течение
  • Невнимательность или отвлечение
  • Дезорганизованное мышление или измененный уровень сознания (который может включать галлюцинации или бред)

Делириум может возникнуть в результате:

  • Инфекция
  • Лекарственные взаимодействия или чувствительность
  • Обезвоживание
  • Почечная недостаточность
  • Печеночная недостаточность
  • Опухоли головного мозга или другие травмы головы
  • Другие физические проблемы

Поскольку делирий обычно является признаком того, что происходит что-то потенциально опасное, важно немедленно обратиться за медицинской помощью, если проявляются симптомы.В отличие от деменции, делирий обычно обратим, если лечить первопричину [PDF].

Делирий можно легко не заметить у людей с деменцией, потому что некоторые симптомы делирия являются общими с деменцией. Однако деменция и делирий — совершенно разные заболевания.

Различия между деменцией и делирием

Деменция развивается с течением времени с медленным прогрессированием когнитивного спада. Делирий возникает внезапно, а симптомы могут меняться в течение дня.Отличительный признак, отделяющий делирий от лежащей в основе деменции, — невнимательность. Человек просто не может сосредоточиться на одной идее или задаче.

Делирий часто не распознается медицинскими работниками, потому что изменения в поведении людей с деменцией (например, возбуждение или солнечный свет) могут быть связаны с процессом деменции, а не с острой проблемой.

Делирий может быть первым и, возможно, единственным признаком заболевания или нежелательной реакции на лекарства у человека с болезнью Альцгеймера.

Часто у людей с деменцией во время госпитализации развивается делирий.

Уход за больным бредом

Эта информация поможет вам узнать о делирии. Это также поможет вам позаботиться о друге или члене семьи, страдающем делирием.

Вернуться наверх

О бреде

Делирий — это внезапное изменение образа мыслей и действий человека. Люди с делирием не могут обращать внимания на то, что происходит вокруг них, и их мышление неорганизовано.Это может напугать человека, страдающего делирием, его семью, опекунов и друзей.

Делирий может начаться через несколько часов или через несколько дней. Симптомы могут приходить и уходить. В большинстве случаев делирий вызван болезнью или травмой.

Делирий — это не то же самое, что деменция. Деменция — это состояние растерянности, которое со временем ухудшается и не поправляется. Делирий возникает внезапно и обычно проходит после лечения.

Вернуться наверх

Признаки бреда

У человека с делирием может быть один или несколько из этих признаков.Они могут:

  • Кажется, запутались.
  • Будьте беспокойны и расстроены.
  • Быть легко раздраженным или обеспокоенным.
  • Кажется обеспокоенным.
  • Будьте параноиком (опасайтесь, что кто-то пытается вам навредить).
  • Будьте внимательнее, чем обычно.
  • Проблемы с бодрствованием.
  • Выглядите или ведите себя подавленным.
  • Не имеет смысла, когда они говорят.
  • Увидеть или услышать то, чего нет.
  • Смешивают их дни и ночи.
  • Будьте забывчивы.
  • Проблемы с фокусировкой.
  • Не знаю, где они.

Немедленно обратитесь к врачу или медсестре пациента, если они кажутся сбитыми с толку или проявляют какие-либо признаки делирия.

Вернуться наверх

Причины делирия

Бред могут вызывать разные вещи. Некоторые частые причины:

  • Инфекция
  • Побочные эффекты лекарств или смены лекарства
  • Недавняя операция под наркозом (лекарство, которое заставляет вас уснуть)
  • Хроническая болезнь, которая ухудшается.Хроническое заболевание — это болезнь, которая длится долго и часто не проходит полностью (например, хроническая болезнь почек или печени).
  • Низкий или высокий уровень натрия, калия, кальция или магния в крови
  • Обезвоживание (недостаток воды в организме)
  • Недостаточное питание или недостаточное получение питательных веществ из пищи в течение длительного периода времени
  • Низкий или высокий уровень сахара в крови
  • Запор (меньшее количество испражнений (фекалий), чем обычно)
  • Отсутствие мочеиспускания (мочиться)
  • Боль
  • Употребление слишком большого количества алкоголя или внезапное прекращение употребления алкоголя
  • Отказ от бензодиазепинов или других седативно-снотворных препаратов (лекарств, которые расслабляют вас).Например, распространенными бензодиазепинами являются лоразепам (Ativan ® ), алпразолам (Xanax ® ) и диазепам (Valium ® ). Недостаток витамина B1 (тиамин)

Вернуться наверх

Факторы риска делирия

Некоторые вещи могут подвергнуть человека более высокому риску заболеть делирием. Человек может подвергаться риску развития делирия, если он:

  • Возраст старше 70 лет.
  • Были в прошлом бред.
  • Проблемы с памятью или мышлением.
  • Находятся в больнице по поводу тяжелого заболевания.
  • Обезвожены.
  • У вас сильная рвота (рвота) или диарея (жидкий или водянистый стул).
  • Есть проблемы со зрением или слухом.
  • Примите 5 или более различных лекарств.
  • На дыхательном аппарате.

Вернуться наверх

Лечение делирия

Лучший способ вылечить делирий — это найти и лечить то, что его вызывает.Иногда требуется много тестов, чтобы найти причину. Эти тесты могут включать анализы крови, рентген, изображения головного мозга (например, МРТ и КТ) и электрокардиограммы (ЭКГ). Врач или медсестра также зададут вопросы об их истории болезни, например о прошлых заболеваниях, лечении и других вещах об их здоровье.

Как только причина делирия обнаружена, можно начинать лечение. Если человек расстроен или нервничает, ему могут дать лекарство, чтобы помочь ему расслабиться. Ненужное медицинское оборудование будет вынесено из комнаты, чтобы помочь им чувствовать себя в большей безопасности.У некоторых людей также будет кто-то в своей комнате, чтобы убедиться, что они в безопасности, например, помощник медсестры.

Вернуться наверх

Как помочь человеку с бредом

Есть много способов помочь человеку с делирием. Вы можете им помочь:

  • Поощрение их к отдыху и сну.
  • За поддержание тишины и спокойствия в своей комнате.
  • Убедитесь, что они удобны.
  • Призывая их вставать и сидеть на стуле в течение дня.
  • Поощрение их к работе с физиотерапевтом или эрготерапевтом.
    • Физиотерапевт может помочь им передвигаться и вставать с постели.
    • Эрготерапевт может помочь им выполнять повседневные задачи по уходу за собой (например, сходить в туалет) и показать умственные упражнения, которые они могут выполнять (например, судоку или кроссворды).
  • Помогаем им есть и пить.
  • Убедиться, что они пьют много жидкости.
  • Убедитесь, что у них есть очки, слуховые аппараты или и то, и другое.
  • Приглашение друзей в гости, если возможно.
  • Говорить о текущих событиях или вещах внутри или за пределами своей комнаты.
  • Объясняю, где они и почему.
  • Читая им книги или письма.
  • Воспроизведение им музыки, которая им нравится, или успокаивающей музыки.
  • Приносит им из дома знакомые вещи (например, подушки или картины).

Вернуться наверх

Восстановление из Делириума

Делирий может длиться от одного дня до нескольких месяцев.Если у человека улучшатся проблемы со здоровьем, он сможет вернуться домой до того, как пройдет делирий. У некоторых людей симптомы делирия значительно улучшаются, когда они возвращаются домой. У других людей могут продолжаться проблемы с памятью, и они могут забыть дату и свое местонахождение в течение нескольких месяцев после лечения причины их делирия.

Их врач, медсестра, социальный работник и куратор помогут вам спланировать уход за ними на дому. Если у вас возникнут вопросы или опасения, позвоните их врачу или медсестре.

Вернуться наверх

Заболевание мелких сосудов головного мозга может быть связано с апатией, утомляемостью и делирием

2 февраля 2021 г.

2 мин чтения

Источник / Раскрытие информации

Раскрытие информации:
Клэнси и трое других авторов сообщают, что у них есть академические гранты от правительства и благотворительных агентств.Другие авторы не сообщают о раскрытии соответствующей финансовой информации.


ДОБАВИТЬ ТЕМУ В ОПОВЕЩЕНИЯ ПО ЭЛЕКТРОННОЙ ПОЧТЕ

Получать электронное письмо, когда новые статьи публикуются на

Укажите свой адрес электронной почты, чтобы получать сообщения о публикации новых статей.

Подписаться

Нам не удалось обработать ваш запрос.Пожалуйста, повторите попытку позже. Если проблема не исчезнет, ​​обратитесь по адресу [email protected]

Вернуться в Healio

Согласно результатам систематического обзора и метаанализа, опубликованным в Lancet Psychiatry, тяжелое заболевание мелких сосудов головного мозга, частая причина сосудистой деменции, может быть связано с апатией, утомляемостью и делирием.

«Требуется дальнейшее исследование тонких симптомов болезни мелких сосудов, выходящих за рамки объективного когнитивного тестирования, поскольку эти симптомы могут служить доклиническими индикаторами сосудистого когнитивного снижения», Уна Клэнси, MBBCh, Центра клинических исследований мозга и U.K. Исследовательский институт деменции при Эдинбургском университете и его коллеги написали. «Чтобы определить, связаны ли эти симптомы с причинами поражения мелких сосудов или являются их следствием, требуется оценка ассоциаций как у здорового, так и у больного населения. За исключением депрессии, ни один опубликованный метаанализ не оценил связь между психоневрологическими симптомами и визуализационными особенностями болезни мелких сосудов ».

Исследователи стремились определить, влияло ли на психоневрологические и когнитивные симптомы наличие бремени болезни мелких сосудов.Они провели поиск в четырех базах данных статей, опубликованных на любом языке с момента создания базы данных до 24 января 2020 года, в частности тех, которые оценивали тревогу, апатию, бред, эмоциональную лабильность, утомляемость, изменение личности, психоз, поведенческие симптомы, связанные с деменцией, или когнитивные симптомы. а также рентгенологические особенности поражения мелких сосудов головного мозга. Они включали 81 исследование с 21 730 участниками со средним возрастом 69,2 года и 45, в которых сообщалось об оценке эффекта, с 8 120 участниками.

Результаты показали связь между более тяжелой степенью гиперинтенсивности белого вещества (WMH) и апатией (OR = 1,41; 95% CI, 1,05–1,89). Скорректированные стандартизованные средние различия в оценке апатии между степенями тяжести WMH составили 0,38 (95% ДИ, 0,15–0,61). Исследователи сообщили о связи между худшей тяжестью WMH и делирием (скорректированный OR = 2,9; 95% ДИ, 1,12-7,55) и усталостью (нескорректированный OR = 1,63; 95% ДИ, 1,2-2,22). Однако они не наблюдали устойчивой связи между WMH и субъективными жалобами на память (OR = 1.34; 95% ДИ, 0,61–2,94). Не скорректированные стандартизованные средние различия тяжести WMH между этими группами составили 0,08 (95% ДИ, от –0,31 до 0,47). Клэнси и его коллеги нарративно рассмотрели тревожность, поведение, связанное с деменцией, эмоциональную лабильность и психоз, поскольку они были слишком разнообразными или редкими для метаанализа. Они отметили разницу в общей неоднородности от 0% до 79%. Всего в пяти исследованиях был низкий риск систематической ошибки во всех областях.

«Необходимы дополнительные лонгитюдные визуализационные исследования, чтобы определить, связаны ли эти симптомы во времени с развитием или ухудшением поражений мелких сосудов в зависимости от подтипа, местоположения, общей нагрузки и других клинических факторов, включая ранее существовавшие симптомы, клинические проявления, когнитивные способности, социальные и ранние периоды жизни. факторов », — написали исследователи.«Будущие мультимодальные подходы к оценке состояния пациентов должны целостно включать как субъективные, так и объективные меры для повышения прогнозирования наличия или прогрессирования болезни мелких сосудов. Усилия по уточнению возможных поведенческих фенотипов наличия и прогрессирования заболевания мелких сосудов позволят исследователям протестировать потенциальные методы лечения на ранней стадии заболевания, до развития деменции или инсульта ».


ДОБАВИТЬ ТЕМУ В ОПОВЕЩЕНИЯ ПО ЭЛЕКТРОННОЙ ПОЧТЕ

Получать электронное письмо, когда новые статьи публикуются на

Укажите свой адрес электронной почты, чтобы получать сообщения о публикации новых статей.Подписаться

Нам не удалось обработать ваш запрос. Пожалуйста, повторите попытку позже. Если проблема не исчезнет, ​​обратитесь по адресу [email protected]

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *