Сайт маргинал: Кто такой маргинал? Значение простыми словами

Содержание

Сражение вируса с государством. «Антитела» Кирилла Куталова

«Я думала, что выхода нет и выбора нет, а есть только ты и такие, как ты. Автозаки, дубинки, асфальт. Сила, против которой любое сопротивление бесполезно. А потом раз – и вирус. И всё закончилось за два года. И не осталось ничего», – говорит молодая революционерка офицеру Стальной фаланги, охраняющей режим в стране, чрезвычайно похожей на путинскую Россию. Именуется эта страна Распределенной метрополией, управляет ею президент-бот, обновляющийся на каждых выборах, и полицейский режим при помощи изощренных средств наблюдения за обывателями вычисляет недовольных и ликвидирует малейшие очаги свободомыслия. Но приходит безжалостный вирус, границы закрываются, прежние правила отменены, и эпидемия наносит безжалостный удар по тоталитарному государству.

Роман вырос из чувства безысходности и бессилия человека перед карательной государственной машиной

Все эти события происходят в романе Кирилла Куталова «Антитела», вышедшем в московском издательстве «Новая жизнь». «В тексте сквозит завороженность эротической тотальностью власти. Она проявляется в том числе на уровне цепкого языка, которым ведется повествование, – сухое и динамичное, словно боксер-легковес. Кажется, именно таким – злым, собранным, с полицейскими дронами над Текстильщиками – должен быть русский киберпанк в 2021 году», – пишет Иван Напреенко в опубликованной порталом «Горький» рецензии на книгу.

Интервью с Кириллом Куталовым записано для программы «Культурный дневник» Радио Свобода.

– Кирилл, познакомим наших слушателей с героями романа, представителями четырех социальных групп. Во-первых, это силовики, и с явления силовика по имени Охр книга начинается. Во-вторых, нувориши, которые обслуживают власть, и у вас есть персонаж Сергей, бессовестный предприниматель. В-третьих, это офисный планктон – обыватель по фамилии Лишнев. И, наконец, пассионарные маргиналы, враги системы – это девушка по имени А. и ее друг Росомаха. Есть, конечно, и другие персонажи, есть нищие, гастарбайтеры, но, наверное, эти четыре типа самые важные.

Да, это главные герои. У каждого из них в романе своя линия, я писал их по отдельности, уже после совмещая и выстраивая общее повествование. И, конечно, неслучайно именно эти персонажи там собрались. Роман вырос во многом из чувства безысходности и бессилия человека перед карательной государственной машиной. Думаю, это чувство стало по-настоящему массовым летом 2019 года, когда эти персонажи оказались в центре общественной и политической жизни, встретились на протестных акциях. С одной стороны были маргиналы-оппозиционеры, с другой стороны силовики, которые их давили и утюжили, с третьей стороны – случайные люди, как Лишнев, точно так же массово попадавшие под раздачу, и с четвертой – такие ребята, как Серёжа, находившие в происходящем какой-то свой профит. Я думаю, что и по сей день это основные группы, которые в России представлены. Ничего пятого в массовом проявлении не существует.

– Нужно еще упомянуть верховное существо – президента-бота, который существует на телеэкранах. Он в книге безымянный, но мы, пожалуй, знаем, как его зовут.

Да, в книге это виртуальное существо, бесконечно далекое от реальной жизни, и, по сути дела, к нему бесполезно взывать. Президент-бот живет в своем пузыре абсолютной власти, и по большому счёту, ему никто для этого уже не нужен.

– Теперь место действия. Это страна, которая называется – Распределенная Метрополия. Почему Москва – это Москва, город все с теми же районами, а Россия сменила название?

люди приходят и отмечают галочками, какие черты президента-бота они хотели бы поменять

А это как раз и есть свойство абсолютной власти, исходящей от Президента-бота. Это Россия альтернативного будущего, где многое уже доведено до абсолюта, например, нет выборов, а есть некие выборные игры вроде компьютерных, когда люди приходят и отмечают галочками, какие черты президента-бота они хотели бы поменять: уменьшить морщинки в уголках глаз, чтобы он стал помоложе, посвежее. Эта абсолютная власть распределяется из центра, из метрополии, смысл этой власти – в ней самой, всё остальное для неё – фантом, симулякр. Реально только распределение этого властного ресурса.

– И наконец, время действия. Это будущее, но отчасти и прошлое. Начало колоссальной эпидемии, которая разрушает Распределенную Метрополию. Коронавирус, но во много раз сильнее и страшнее. Вы начали писать во время первого локдауна?

Да, сперва был мой личный дневник локдауна, я начал вести его в марте прошлого года. Тогда казалось, что этот смертельный вирус настолько же мощный, как и государственная машина. В этом было мое главное ощущение от начала эпидемии в Москве: есть эта машина, абсолютно бесчеловечная, которая идет чугунным валом на людей, и вдруг появляется новое существо, тоже нечеловеческое, но по-другому, которое может противостоять этой машине и даже, возможно, разрушить её. В итоге этот дневник стал частью линии оппозиционерки А. В одном из эпизодов она смотрит в окно и грезит наяву, видит этих двух монстров вроде Кинг-Конга и Годзиллы, и они друг с другом борются на её глазах, и она должна найти своё место в этой схватке, выбрать сторону, потому что если она не выберет, то ее перемелет просто. Мне кажется, сейчас любой рассказ о будущем – это все равно рассказ о настоящем. Потому что человек не в состоянии поспеть за скоростью изменений, и если мы как художники, как авторы пытаемся нащупать это будущее, оно все равно нас обгоняет, и все равно получается рассказ о настоящем. Как, собственно, получилось и с романом.

Кирилл Куталов

– Не хочу выдавать тайны сюжета, но есть такой важный момент, когда бунтарка А. спасает ценой своей жизни силовика. Почему она так поступает?

сейчас любой рассказ о будущем – это все равно рассказ о настоящем

– По логике романа это единственное возможное разрешение всей ситуации: каратель должен переродиться. Он не может оставаться таким, каким был всегда. Он должен прочитать своё собственное сообщение, обрести свободу от своих жутких призраков. С другой стороны, и маргиналы, за которых в романе отвечает А., тоже должны измениться, выйти на новый уровень, на новый виток. И вот после того, как А. проходит через жестокость и убийства и разочаровывается в них, у неё не остаётся никакого другого способа воздействовать на реальность, кроме как совершить своего рода жертвоприношение, осмысленное и действенное. Не хочу раскрывать главную интригу этого текста, но она буквально становится частью своего врага и гонителя.

– Весной прошлого года вам казалось, что эпидемия может уничтожить эту систему, но сейчас мы видим, что система прекрасно справляется и с этим монстром, точно так же, как она справляется с человеком, который выходит на запрещенную демонстрацию со своим плакатиком. На столкновение двух чудовищ нет уже никакой надежды.

– Да, к сожалению, надежда, которая была заложена в ядре этого текста, не сбылась. Но помимо неё в тексте есть важное сообщение – о том, что критическая ситуация может быть губительной, а может стать и неожиданным выходом. В этом второй слой этой истории, потому что каждый персонаж в ней ищет свой баланс силы и слабости и в изменившихся условиях начинает жить новой жизнью.

– Энергия авторской ненависти к обществу, которое вы описываете, – назовем его путинизмом – впечатлит читателя. Это полицейское государство в самом его отвратительном воплощении.

– Да, это абсолютно верно. Я впервые зафиксировал это чувство в документальном тексте про события в Москве 2019 года. Это три рассказа, они были опубликованы в журнале «Вестник Европы«. Тогда, возможно, впервые за все время, прошедшее с установления путинизма, мы увидели избыточную жестокость. Сегодня она уже не кажется избыточной, но в 2019 году это было первое явление непостижимо беспощадной силы, под которую попали буквально все, не только непосредственные участники, но и те, кто находился рядом. И это явление, конечно, вызвало у меня, да и у многих людей очень сильный эмоциональный отклик. И я сумел сохранить и передать его в «Антителах».

– Вы были участником или наблюдателем?

– Я видел эти события в непосредственной близости, так скажем.

Митинг оппозиции, август 2019 года, Москва

– В вашем романе всё видит «большой брат», существуют устройства, которые наблюдают за каждым человеком и даже смотрят сквозь стены. Почти как в романе Оруэлла.

системы наблюдения не справлялись с правильно надетой маской и не могли вычислить, кто под ней

А это уже наша реальность! Уже в 2019 году людей вычисляли по камерам наблюдения, а сегодня, в 2021-м, записи с камер стали служить доказательством вины в судах. Есть такой тонкий момент, который только в этом году сработал, – маски на лицах. Раньше – как в мире романа, так и в реальной Российской Федерации – приходить на общественные акции с закрытыми лицами было запрещено. Этот запрет отступил в тень, когда началась пандемия, что и спасло многих людей во время последних массовых выступлений, когда системы наблюдения просто не справлялись с правильно надетой маской и не могли вычислить, кто под ней. Но у тех, кто был без маски, начались неприятности, их вызывали на допросы, кто-то получил сутки, штрафы. Это то, как мы в России сейчас живем.

– То есть все-таки парадоксальным образом эпидемия нечаянно помогла оппозиции.

Да, какой-то части оппозиции помогла. Я думаю, много людей могут быть благодарны масочному режиму за то, что могут спокойно просыпаться у себя в квартирах и не бояться, что к ним придут.

Митинг оппозиции, апрель 2021 года, Москва

– Меня недавно спрашивал филолог из Скандинавии, есть ли в России оппозиционная литература, и я не знал, что ответить, потому что известных писателей, которые без всякого почтения относятся к путинской власти и не скрывают этого, немало – Борис Акунин, Михаил Шишкин, Людмила Улицкая и многие другие, – но вряд ли их романы можно называть «оппозиционными». Тогда я еще не читал вашей книги, и если бы я отвечал на его вопрос сейчас, я бы рекомендовал ваш роман. Не знаю, согласитесь ли вы с таким определением.

Да, я согласен с таким определением. Я наблюдаю за оппозиционной жизнью 20 лет и написал довольно много текстов именно в таком ключе. Это уже упомянутые три рассказа про московские протесты в «Вестнике Европы», это повесть «Обол», и вот роман. Меня эта тема глубоко трогает, и я хотел бы продолжать писать о таких вещах. Мне кажется, это важно.

– Я вспомнил Оруэлла, когда говорил про систему наблюдения. Наверное, можно сказать и о других ваших далеких литературных родственниках – это, безусловно, Сорокин, и у вас в финале появляется прямая отсылка к нему – «жидкая Марина», и Илья Масодов. Может, вы еще кого-нибудь назовете?

Действительно, Сорокин и Масодов незримо присутствовали за моим плечом, когда я писал этот текст. Пожалуй, наверное, и все из современных. Ещё я часто слышу, что «Антитела» – это типа Глуховского. Думаю, дело в том, что аудитория, которая читает Глуховского и читает меня, сильно пересекается, но этим наше сходство исчерпывается.

Август 2019 года, Москва

– А не современных? Может быть, Пильняк, «Серапионовы братья»?

хорошо бы скрестить американский кинематограф и Достоевского

Сложно сказать, я об этом совершенно не думал. У меня была такая хулиганская мысль, что хорошо бы скрестить современный американский кинематограф и Федора Достоевского. Фильм Содерберга «Заражение» и роман «Преступление и наказание». В результате появился Лишнев, который в какой-то момент достает из-за спины топор.

– Безусловно, книга кинематографична, легко представить ваших героев и всю эту историю на экране. А может быть, еще и в графическом романе. Вы бы хотели, чтобы из романа получилось кино или комикс?

Конечно, я осознанно писал предметным и иногда сценарным языком, и часто – в настоящем времени. В итоге некоторые куски можно просто ставить в сценарный шаблон. Более того, работа над романом не закончена, я сейчас пишу сценарную заявку, и у меня с ней связаны большие планы. Графический роман вообще идеальная история, но, честно говоря, мне сложно представить человека в России, кто бы за это взялся. Мне кажется, это огромная работа – нарисовать роман. Это было бы круто, это было бы что-то совершенно другое, не характерное для российского книжного рынка, но я не очень понимаю, есть ли такие люди в России. С кино проще, мне кажется.

Накат страстей: молодчики на самокатах издевались над людьми | Статьи

В Санкт-Петербурге разгорается скандал: группа молодых людей на самокатах умышленно совершала наезды на пешеходов и провоцировала конфликтные ситуации. Среди потерпевших от выходок юных маргиналов оказались и известные в городе люди. Несколько участников шайки уже задержаны. Подробности шокирующих происшествий и причины моды на подобные «развлечения» — в материале «Известий».

Сыграли в городки горожанами

С немотивированной агрессией молодых людей столкнулся петербургский врач и писатель Валерий Айрапетян, спешивший ночью в прошлую пятницу, 14 мая, домой по Невскому проспекту. Один из ехавших на электросамокатах юнцов столкнулся с Айрапетяном. В ответ на его замечание молодчики принялись избивать врача руками и ногами, а один из нападавших бросил Айрапетяна борцовским приемом через себя. В этот момент к месту событий подъехал наряд полиции, спугнувший подростков. Пострадавший был доставлен в НИИ скорой помощи им. И.И. Джанелидзе, где у него диагностировали переломы ребер, а также ушиб легкого.

Автор цитаты

Валерий Айрапетян по образованию врач, также закончил факультет туризма ЛГУ имени Пушкина. Член Союза писателей Санкт-Петербурга, автор книг «Врай», «В свободном падении», «Школа. Дело Дятлова».

Вскоре в соцсети попала видеозапись происшествия. Судя по ней, не менее шести подростков на электросамокатах попросту развлекались, наезжая на прохожих. Камера зафиксировала еще несколько эпизодов, когда пешеходы едва успевали увернуться от несущихся на них машин. Одного потерпевшего юнцы буквально припечатали к мусорному баку.

Фото: 78 канал

После появления видео в СМИ на возмутительную ситуацию обратил внимание глава Следственного комитета РФ Александр Бастрыкин.

«Председатель… поручил в кратчайшие сроки установить лиц, причастных к противоправным деяниям в отношении граждан. <…> Было возбуждено уголовное дело по признакам преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 213 УК РФ («Хулиганство»). В результате проведения следственных действий и оперативно-розыскных мероприятий по подозрению в совершении преступления следователями совместно с сотрудниками полиции задержаны молодые люди в возрасте 21 года и 20 лет. Один из фигурантов является студентом вуза», — говорится в сообщении ведомства.

Позже в полицию добровольно явился еще один предполагаемый соучастник.

Юридические тонкости

Сам по себе самокат не является транспортным средством, а лицо, использующее для передвижения самокат или аналогичное ему средство, — это такой же пешеход, пояснила адвокат Виктория Данильченко.

— Но с учетом мощности двигателя, а следовательно, и скорости, которую он может развивать, электросамокат может быть признан средством повышенной опасности. Чтобы установить указанные характеристики, следствием должна быть проведена экспертиза. Степень наказания за наезд на пешехода будет зависеть от определенных экспертизой характеристик электросамоката: чем они выше, тем больше вероятность заведения административного дела; от травм, полученных вторым пешеходом; поведения лица, находящегося за рулем самоката. Большой плюс — наличие записей с камер видеонаблюдения.

Фото: ИЗВЕСТИЯ/Павел Бедняков

Что касается хулиганских побуждений при совершении наезда на пешехода, то здесь следует руководствоваться постановлением Пленума Верховного суда от 15 ноября 2007 г. № 45 «О судебной практике по уголовным делам о хулиганстве и иным преступлениям, совершенным из хулиганских побуждений», которое указывает, что явное неуважение лица к обществу выражается в умышленном нарушении общепризнанных норм и правил поведения, продиктованном желанием виновного противопоставить себя окружающим, продемонстрировать пренебрежительное отношение к ним.

— Также хулиганские побуждения могут быть усмотрены в умышленных действий, направленных против личности человека или его имущества, которые совершены без какого-либо повода или с использованием незначительного повода, — говорит адвокат Данильченко. — Применение при хулиганстве оружия или предметов, используемых в качестве оружия, означает использование их в процессе хулиганских действий для фактического причинения телесных повреждений или создания угрозы для жизни и здоровья. Поэтому и самокат, как предмет, способный нанести серьезные травмы потерпевшему, может быть рассмотрен в качестве орудия преступления.

Самокатчиков приструнят

По данным проведенного недавно исследования, именно в Санкт-Петербурге электросамокаты пользуются особой популярностью. Стоит отметить, что с недавнего времени в Северной столице после многочисленных жалоб граждан введен ряд ограничений для проката этих устройств. В частности, скорость не должна превышать 15 км/ч.

Фото: РИА Новости/Александр Гальперин

«Здесь очень важна масса человека: она влияет на скорость. Сам электросамокат не тяжелый, а вот тот, кто на нем едет, может быть и весом 100 кг. В таком случае даже 15 км/ч может привести к очень неприятным последствиям для окружающих», — рассказал профессор кафедры транспортных систем Санкт-Петербургского государственного архитектурно-строительного университета (СПб ГАСУ) Андрей Горев. Также администрация города запретила парковку самокатов ближе 15 м от станций метрополитена. Депутат законодательного собрания Санкт-Петербурга Алексей Цивилев добивается запрета для подростков на управление самокатами.

Антисамокатные настроения, увы, вполне оправданы. Это устройство всё чаще становится средством совершения преступлений — его скорость, маневренность, небольшие габариты и отсутствие номерного знака позволяют быстро скрыться. Так, в Екатеринбурге в конце прошлого года полиция искала офисного вора, «работавшего» на электросамокате. Другой преступник на скутере обчищал продуктовые магазины Твери. После очередной кражи нескольких банок икры его вычислили полицейские — мужчина ранее был судим.

Не пришелся ко двору

При всех своих плюсах (демократичность, экологичность, удобство и т.п.) самокаты снискали не самую хорошую репутацию за границей. Так, Великобритания переживает новую волну преступности на колесах. Расследование издания на основе запросов, собранных из полицейских участков, говорит о том, что самокаты используют в грабежах, нападениях, при торговле наркотиками. Часто электросамокаты становятся и причиной опасных ДТП. В Великобритании электроскутеры не могут использоваться на дорогах общего пользования, но продаются в огромных количествах. Популярности способствует и взятый правительством курс на «транспортную революцию». В странах Северной Европы недовольство пользователями электросамокатов временами выливается в насильственные формы. За последние два года зафиксированы случаи вандализма в отношении техники: самокаты топят в реках, поджигают, закидывают на деревья, разбивают об асфальт.

Я и сегодня маргинал — Российская газета

В Крыму завершились съемки российского фильма «Орлеан» (сценарий Юрия Арабова, режиссер Андрей Прошкин). Подготовка к съемочному процессу началась под Феодосией еще прошлой осенью, но из-за политических событий на Украине работа постоянно откладывалась.

Теперь наконец картина снята. Ее действие происходит в вымышленном городке Орлеане. Туда возвращается странный господин по профессии экзекутор и сообщает жителям, что рано или поздно им придется расплатиться за свои «скелеты в шкафах». После этого в жизни красотки-парикмахерши Лидки, хирурга местной больницы Рудольфа и следователя Неволина многое кардинально меняется. Картина задумана авторами как гротескная комедия с элементами черного юмора. Роль экзекутора, объясняющего обитателям городка, что существуют не только законы государства, но и высший закон, играет Виктор Сухоруков. «Я влетел в эту историю под названием «Орлеан», будто прыгнул в последний вагон уходящего поезда, — говорит артист. — У меня еще ноги болтаются, а я уже чай заказываю у проводника… Я даже не понял, что у меня большая роль. Ну, понимаю, что есть парикмахерша, есть оперативник и есть врач, вот они — три героя. А я какой-то экзекутор — ну, давайте подыграю с удовольствием. Даже читая сценарий, я не сразу вник, что вся история закручивается моим персонажем и что он-то и есть главный герой».

Несколько лет назад я спрашивал Сухорукова, есть ли у него актерские табу. Он тогда ответили: «Есть. Не играть покойников. Я в кадре в гроб не лягу. Когда меня спрашивают, почему, я стараюсь отшучиваться: мол, успеем еще належаться».

В «Орлеане», насколько я понимаю, вы изменили своему правилу и легли-таки в гроб.

Виктор Сухоруков: Я не знал, что на съемках будет гроб. И поэтому, когда во время репетиции режиссер маниакально повторял: «Поставьте гроб, верните гроб», я его все время также маниакально поправлял: «Ящик, ящик, ящик!» И еще один секрет: если бы я знал, что будет гроб, я б отказался от роли. Откровенно отказался бы, хотя ролище для меня суперинтересная. Они придумали ящик фокусника в виде гроба, и я на съемках относился к этому сооружению как к ящику фокусника, а не как к ритуальному предмету. Надеюсь, мне это простится, тем более что голова в гробу не лежала, а торчала из него.

Сейчас вы один из самых востребованных актеров. Как думаете, почему в советские годы вы были не нужны?

Виктор Сухоруков: Наверное, я маргинал. А тогда маргиналы были не в моде.

Вы ощущали себя маргиналом?

Виктор Сухоруков: Да я и сегодня маргинал. Маргинальность ведь не уходит. Она лишь может обряжаться в какие-то другие одежды.

А вот Питер Гринуэй, очевидно, маргиналом вас не считал. Он ведь, кажется, приглашал вас попробоваться на роль. Был такой случай?

Виктор Сухоруков: Ну, тут мне похвастаться нечем. Я безобразно себя повел. Меня пригласили на встречу с ним в центр «Ролан». Он там беседовал с нашими артистами. Я не знаю, кто составлял ему этот список, но я в него тоже попал.

Он собирался что-то снимать с участием русских актеров?

Виктор Сухоруков: Не знаю. Наверное. Я пришел к двенадцати часам, а там очередь как в стоматологический кабинет. Сидят актеры, актрисы. К нему на прием. Я тоже сел. Сижу пять минут, десять… И вдруг выходит девушка и говорит: «Господин Гринуэй сейчас пойдет обедать. Но прежде чем отправиться на обед, он хотел бы побеседовать с Сухоруковым. Господин Гринуэй просит пропустить Сухорукова без очереди. А после обеда он примет остальных». И я так обиделся за своих коллег. Говорю: «Что это вы такое выдумали? Люди сидят, раньше меня пришли. Гринуэй захотел кушать? Ну пусть идет и кушает без нас». И я тихонько-тихонько встал и ушел, сообщив своим коллегам, которые сидели передо мной, что ухожу. И все, больше не вернулся.

У вас был счастливый шанс сняться у Гринуэя, а вы…

Виктор Сухоруков: Будь я ему очень нужен, он бы свой обед отложил.

Теперь не жалеете?

Виктор Сухоруков: Я никогда ни о чем не жалею. Слишком многое пережито и многое потеряно. Надо уметь чем-то жертвовать.

Вы в Орехово-Зуеве выросли, в Москве ГИТИС закончили. Как вас в Питер-то сначала занесло?

Виктор Сухоруков: Очень просто. По приглашению Петра Наумовича Фоменко. Он тогда был главным режиссером ленинградского Театра комедии. А я институт заканчивал. Петр Наумович увидел меня в дипломном спектакле «Прикосновение» по Рустаму Ибрагимбекову, где я играл главную роль. И пригласил меня, 26-летнего, в свой театр на главную роль — 72-летнего старика в спектакле по произведениям Василия Белова. Первые шаги, которые я сделал на профессиональной сцене, были шаги у Петра Фоменко. Пройдут годы, он исчезнет с моего горизонта, а потом вновь появится со своим знаменитым Театром-мастерской. И я вернусь в Москву, буду стучаться в его двери и хитро напрашиваться.

Вы просились в Москве к Фоменко?

Виктор Сухоруков: Напрямую — нет. Но я говорил его супруге: «Поговори, Майя Андреевна, может, он мне подносик какой доверит вынести».

Не хотел Фоменко взять вас в свой театр?

Виктор Сухоруков: Да он и не мог. Потому что вырастил своих театральных детей. Ему было не до меня.

Это он выгонял вас из Театра комедии?

Виктор Сухоруков: Нет, он к тому времени оттуда ушел. Меня выгнали во времена безвластия. Делами тогда заправляла коллегия, в которую входили авторитетные люди театра. И возглавлял эту коллегию директор.

Вы срывали спектакли?

Виктор Сухоруков: Ни разу. Но, бывало, напьюсь и рявкну что-нибудь. Начнут меня стыдить, ругать, позорить… А я вместо того чтобы каяться-маяться… У меня был случай, когда завтруппой бегала за мной по всему театру. Кто-то сказал, что якобы я пьяный. И она бегала за мной со стаканом нашатырного спирта: «Выпей, выпей, Сухоруков!» Я ей: «Отстань, не нужен мне твой нашатырный спирт». — «Выпей, тебе говорят!» — «Отстань». — «Ах ты, алкоголик!» — «Ах ты, сука!» В общем, что там говорить, я выпивал. Но я не сорвал ни одного спектакля. Там много было смешного и забавного. Я ведь пил вместе со всеми. То есть пили почти все. А попадался я один. Короче, выгнали меня. Был безработным, тунеядствовал. И в ларьке торчал овощном у товарищей. Потом работал и грузчиком, и в булочной хлеборезом. Посудомойщиком был — и то лишь потому, что даже грузчиком уже не мог работать. Почти два года вот так. Но все это время я не терял надежды и стучался во многие театры.

Не брали?

Виктор Сухоруков: Не брали. Меня же уволили как бы по «волчьей» статье, без права устройства. Вообще-то на эту статью в театральной среде не очень-то внимание обращают. Но у меня была репутация пьющего человека. Поэтому нигде не брали. Товстоногов не принял меня в БДТ под каким-то, сейчас уж не помню, каким предлогом. А Корогодский (в ту пору главный режиссер Ленинградского ТЮЗа. — В.В.) так прямо и сказал: «У вас репутация пьющего человека. Возвращайтесь обратно в Театр комедии, а после поговорим». Я ему дерзко ответил: «Если б я вновь оказался в Театре комедии, то к вам бы не пришел». Тем не менее в театр меня все-таки взяли.

В какой?

Виктор Сухоруков: В ленинградский Театр ленинского комсомола (ныне «Балтийский дом». — В.В.). Там Ира Стручкова работала, моя хорошая знакомая. Она сказала главному режиссеру — им был тогда Геннадий Егоров, — что есть, мол, хороший актер, он сейчас грузчиком подвизается… Вот Егоров-то меня от мешков и освободил. Хотя в отношении к моей кандидатуре художественный совет раскололся, как мне рассказывали. Кто-то был против, кто-то за. Меня поддержали солидные актеры — Роман Громадский, Лева Лемке… Благодаря их участию я оказался в этом театре, и жизнь у меня немножко заладилась.

Вы потом ведь в Театр комедии вернулись?

Виктор Сухоруков: Да. Но я пожалел, что вернулся. Мне никогда не везло в Театре комедии. Наверное, это в принципе был неверный выбор.

А выбор города был верным?

Виктор Сухоруков: Питер меня, прямо скажем, не баловал. Хотя я его обожаю, он прекрасен. Но он для меня нежилой.

А где вы там жили?

Виктор Сухоруков: Я жил в неплохих местах. Сначала на Сенной площади. Потом переехал на Васильевский остров, а с Малого проспекта на Васильевском — на Лиговский проспект. Теперь живу в Москве на проспекте Мира. Все по проспектам…

Вам сегодня завидуют?

Виктор Сухоруков: Завидуют, да, и я это чувствую. Но многие забывают, что я стал успешным слишком поздно в рамках человеческой жизни — после сорока лет. И зависть тут неуместна. Но что делать, человеческая природа такова. Одни говорят: «Боже мой, ну почему ему везет, а мне не везет?! Я ведь лучше его или по крайней мере не хуже!» Другие: «Господи, я знал Сухорукова таким-сяким-разэтаким, а теперь поглядите-ка на него — просто облако в штанах!»

А когда вы почувствовали, что выкарабкиваетесь? После фильма «Бакенбарды»? Это был первый ваш успех?

Виктор Сухоруков: Да какой-то там успех. Это же конец 80-х. Не до успехов было. Ни кинематографу, ни стране. Люди тогда смотрели «кино», которое им показывали на баррикадах, на митингах… Юрий Мамин снимал «Бакенбарды», можно сказать, с листа. С газетного. Сегодня читал газету, завтра снимал. Фильм «Бакенбарды» — это срез тогдашней жизни. А фильмы Балабанова «Брат» и «Брат-2» — срез жизни, наступившей после. Считается, что с ними ко мне популярность пришла.

Хотя у того же Балабанова я к тому времени уже сыграл и в «Счастливых днях» по мотивам произведений Беккета, и в «Замке» по Кафке. После «Замка» Балабанов предложил новый сценарий. Но советская власть еще существовала, и какая-то комиссия встала на дыбы: «Это порнография, это садомазохизм, это не наша эстетика!» Фильм по этому сценарию Балабанов снял позже. Он вышел под названием «Про уродов и людей», и я там играю омерзительного персонажа. Его зовут Виктор Иванович. Так же, как и меня.

В «Бакенбардах» вы тоже — Виктор. И в «Брате» — Виктор. И в «Богине» — Виктор. Это случайные совпадения?

Виктор Сухоруков: Не совсем. В «Богине» Ренаты Литвиновой мой персонаж сначала назывался Михаил Елизарович. Я попросил Ренату: «Пусть его зовут Виктор Елизарович». Она говорит: «Да ради бога».

А зачем вам это — присваивать вашим персонажам свое имя?

Виктор Сухоруков: Виктор в переводе с латыни — Победитель. Так вот, многие мои персонажи вроде бы победоносно шествовали по земле, а оказались, в сущности, трусами или просто слабыми людьми. И вот эта ломка, это слово «вдруг» меня очень греют в искусстве. Когда происходит трансформация, обнаруживается изнанка. В образе. В сюжете.

Когда вы почувствовали, что пришел успех, вы задумались, как им распорядиться? Какие-то соблазны испытали?

Виктор Сухоруков: Да нет, конечно. Я ведь успех не планировал. Актерам это вообще, по-моему, несвойственно — планировать успех. За желанием самовыражаться, демонстрировать себя на публике обычно стоит желание спрятать что-то личное, отвлечь игрой внимание от собственных внутренних проблем. К популярности в примитивном ее понимании, мне кажется, мало кто стремится. Этого нет.

А что есть?

Виктор Сухоруков: Есть желание стать сначала заметным, затем — востребованным, наконец — оцененным. Вот я думал, что проснусь знаменитым после «Бакенбардов». Картина получила приз в Сан-Себастьяне. Но все говорили о «фильме Юрия Мамина», и никто не заметил дебют Виктора Сухорукова. Я думал, что стану царем кинематографа после «Комедии строгого режима» по Довлатову. Но это тоже был постперестроечный фильм, и тогда больше говорили о Довлатове, говорили о жанре кинопамфлета. Но не о Сухорукове. Так вот и шло. Думал ли я о популярности? Да нет, не думал. Потому что слишком поздно начал. И я многие вещи понимал, глядя на судьбы своих кумиров. Потому-то сказал себе: «Не обольщайся, Сухоруков. Не претендуй». Да, это был тот главный глагол, который однажды превратился в девиз моей жизни: не претендуй! И когда меня спрашивают: а вот если бы популярность пришла к тебе сразу, настигла, накрыла, как одеялом, как бы ты к этому отнесся? — я отвечаю: превосходно отнесся бы. Потому что, стало быть, ты замечен, ты вошел в поле зрения публики, и это заставляет тебя быть более собранным, более ответственным.

Почему в телесериалах так редко снимаетесь?

Виктор Сухоруков: Я во многих сериалах снимался, но у меня там роли небольшие. Я сознательно выбираю такие роли. Стараюсь находиться на экране максимум полторы серии. Чтобы не надоедать. Не раздражать. Я же не красавец, я не какая-то конфетка, не сладкий продукт, который можно есть, есть и никогда не наесться. Я живой человек с определенными данными, которые, наверное, кого-то раздражают, может быть, даже вызывают неприятие, отвращение. Но я хочу, чтобы зритель испытывал ко мне как минимум любопытство.

По канонам кино вы чисто типажный актер. Бандиты, киллеры, всякие отморозки — это все «ваше». Кстати, вот один из ответов, а, может, и главный ответ на вопрос, почему вы были не нужны советскому кинематографу, а теперь, наоборот, только успевай сниматься. Но вы уже сыграли и Павла Первого, и графа Палена, и монаха Филарета… Как вам удалось преодолеть типажность?

Виктор Сухоруков: Я счастлив, что вы об этом спросили. Вы себе даже представить не можете, насколько я благодарен режиссеру Виталию Мельникову, утвердившему меня на главную роль в фильме «Бедный, бедный Павел». Я опасаюсь роли, которая меня закабалит. Как, например, закабалил Ихтиандр Владимира Коренева. Как Анатолия Кузнецова закабалил Сухов. Или как Петра Глебова закабалил Григорий Мелехов. Я этого очень не хотел бы. Но теперь у меня, слава богу, побольше прав. Я не буду сниматься в чем попало. Произошел перелом. Я обнаружил, что могу быть интересен не только своей бритоголовой образностью. Из рук мэтра я получил роль, позволившую дать бой типажу, актерскому штампу. А потом и Лунгин подоспел с фильмом «Остров». Я сделал многое, чтобы мои желания осуществились. А все, что я получил сверх того, я называю подарками судьбы, или премией Бога. Самое главное — я пить бросил, курить бросил. Пожив на темной стороне, я переселился на светлую. И, оказалось, на светлой-то мне интереснее.

Бог, значит, вас уберег? Это ему вы обязаны своим спасением?

Виктор Сухоруков: Меня стыд спас. Я пить-то завязал именно от стыда. Тут никакая химия не помогла бы, никакая Бехтеревка, куда я ложился. Мне вдруг стало стыдно перед человечеством. Бог пришел ко мне в обличии стыда, и я услышал его голос: «Заканчивай все это, бросай!» У этого голоса не было плоти. Не было партийных собраний, не было никаких вытрезвителей, не было ни карающих, ни милосердствующих органов. Была пустая комната. И я один в этой комнате. С нулевым человеческим багажом. С нулевым финансовым запасом. С нулевыми надеждами.

Но ведь и тогда вам выпадал актерский успех. Или успех несовместим с нищетой, потерей нормального облика?

Виктор Сухоруков: Совершенно несовместим. Успех подразумевает и хороший внешний вид. И румяные щеки. И хорошее настроение. Успешный человек не имеет права носить складку меж бровей. Успешный человек не имеет права носить во рту гнилые зубы. Успех обязывает человека быть в форме. Быть демонстратором этого успеха. А как же? Успешный человек всем своим видом должен внушать соседу, товарищу: «У тебя тоже все может получиться». Если человек, имеющий успех, не хочет им делиться, он его потеряет. Я не хочу терять успех. Поэтому им делюсь.

Александра Генералова — «Уродство и маргинальность: дизайн и contemporary art»


2 августа, 19:30


Мода на «уродство» — от ugly sneakers до скандальных логотипов известной студии — часть современной культуры. Дизайн, где уродство осознанное и продуманное иногда называют pretty ugly, явлению посвящены серьезные книги, бесчисленные статьи и, возможно, кандидатские диссертации. Непреднамеренное уродство часто рождается из желания дизайнера-любителя сделать «красиво». Это мы называем «маргинальным дизайном», который часто выступает источником вдохновения для профессионалов.


В начале 90-х в нашумевшей статье Cult of Ugly Стивен Хеллер, арт-директор и журналист, писал: «Уродство как инструмент, оружие, даже код — не проблема, когда оно является результатом принципа „форма определяет функцию“». Но уродство само по себе или как бездумная реакция на существующее положение дискредитирует дизайн». На лекции предлагаем поразмышлять, где проходит грань между уродством и просто плохим дизайном, почему уродство как прием до сих пор работает, а также почему грань между pretty ugly дизайном и современным искусством тонка как никогда.


Лекция будет сопровождаться выставкой «АГЛИ IS PROGRESS». Выставка открыта 2 августа, 12:00–21:00 и 3 августа, 12:00–18:00.


Сейчас риторика вокруг «ugly» дизайна комплиментарнее, появился даже термин «pretty ugly» — далекий от канонов модернизма, но притягательный. Можно ли говорить об уродстве всерьез, когда за дело берутся дизайнеры с безупречным вкусом,чувством композиции и трендов? Отобранные для выставки «АГЛИ is progress» плакаты неоднородны по стилистике, но в каждом из них использован популярный прием (даже штамп), которые вы наверняка видели в сотнях дизайн-аккаунтах в инстаграме. Набивший оскомину растянутый ариал и цепи, тамблер-сюрреализм и китч, хаотичное нагромождение шрифтов и 3D-объектов, ирония на грани фола. Мы предлагаем вам расслабиться и не воспринимать происходящее всерьез — все-таки это выставка очень хороших плакатов, а не современного искусства.


Александра Генералова — создатель выставочного проекта «Маргинальный дизайн», сотрудник Молодежного центра Государственного Эрмитажа.


Кураторы направления: Иван Герц, Юрий Кузнецов, Валентина Щапова (дизайн-департамент Новой Голландии)


Вход свободный. Количество мест ограничено. Пожалуйста, зарегистрируйтесь. 18+



Программа Дизайн-лектория познакомит слушателей с различными проявлениями дизайна, делая упор на ведущие независимые студии, социальные проекты и смежные дисциплины. Главная идея лектория — культура и искусство, а не товары и услуги. Авангард и брутализм против украшательства и конформизма. Цикл лекций начнется с общей темы «Сделано в Санкт-Петербурге» — о студиях, борющихся за гармоничную визуальную среду. Логическим завершением лектория станет цикл лекций «Побег от дизайна» — встречи с людьми, ушедшими от дизайна к современному искусству и другим смежным областям.

МАРГИНАЛЫ НАЕХАЛИ | Петербургский театральный журнал (Официальный сайт)

…следует разлагать мыслию всякое явление,

чтобы сперва рассмотреть, простое оно или

сложное, потом, если простое — наблюдать

его силу, а если сложное — исчислять его

образы…

Платон. Федр

— Вы анкету как читали?

— Обыкновенно. Глазами.

— А вы почитайте жо.ой.

В. Сорокин. Копейка

Сложилось так, что я не увидела ни одного спектакля
Новой драмы — 2004. И потому, прочтя подряд
с десяток пьес русской афиши фестиваля, я попыталась
визуализировать собирательный образ нового
драматического героя. Мне явился иногородний
дядька с маленькой головой, писькой до небес
и c пистолетом в руках. С. М. Эйзенштейн в редкие
минуты досуга рисовал подобные типы. Вытряхнув
из головы мерзкого дядьку, я решила не прибегать
более к деконструкции, а спокойно прогуляться по
текстам Новой драмы проторенной дорогой структурного
анализа.

Оговорюсь заранее, что выношу за скобки проблему
художественности того или иного драматургического
текста, это не моя, да и вообще бессмысленная
задача, ибо сцена сама произведет бескомпромиссный
отбор, назначив авторов «на сезон»,
«на время», «на столетие» и «на вечность». Хотя, не
скрою, существует тревога, что золотовалютного
запаса Сбербанка РФ не хватит, чтобы проплатить
«вечность» для кого-то из фигурантов этой статьи.

Моя же задача скромная: из сложения «новая драма» я попытаюсь сосредоточиться на первом, а затем
на втором понятии, применив их по очереди
к текстам русской афиши НД-2004, чтобы выяснить,
в чем, собственно, новизна феномена и в каких отношениях
состоят эти тексты с жанром драматического
письма.

Третья позиция, которую хотелось бы обсудить, —
столь часто упоминаемая в риторике маргинальность
художественного течения, которая, как подразумевается,
только лишь и способна сегодня закачать
кислород в вялые легкие профессионального
театра.

* * *

И на первый и на второй взгляд новостью явилась
для меня «половая асимметрия» (термин Г. Брандт)
феномена. Совпадение или нет, что в эпоху женского
письма в русской афише НД-2004 не возникло практически
ни одного женского имени? Что женщина
оказалась «на обочине философского внимания» не
только как автор, но и как персонаж? Что явлению
героя предшествовал, как говорят, весьма агрессивный,
слегка военизированный мужской пиар? Что
большинство юношей, мужчин, парней, мальчиков
и дядек — драматических героев пьес — весьма затруднительно
отнести к носителям перипетии, воли
или же трагической вины (о чем речь ниже), но что
все они, вне сомнения, являются носителями мужского
достоинства, кстати и некстати обнажая его на
страницах пьес. Героям НД то необходимо «теребить
ручонками свой орган» («Кислород»), то они «дрочат
и шарфиком себя душат…» («Изображая жертву»), то в лучших традициях пьесы-дискуссии бьются
над вопросом: «как, сколько, с кем и почему е…тся
герой» («Водка, е…я, телевизор»). Герой «переживает
оргазм под классическую музыку», а то попросту
кончает «на картинках», или же он готов отдать «зарплату
за одну по…бку», однако с тем условием, чтобы
«только за это, сама знаешь… поцеловать меня должна.
В одно место». И это еще малая толика примеров
того, как «новодрамцы» изображают череду «увлеченно
исповедующихся животных».

Словом, перед нами тот «архаичный мир», где
опыт жизни переживаний и смыслов описывается
в мужских категориях. Да и то, что Мишель Фуко
когда-то называл «суровой монархией пола», у наших
авторов и теоретиков-методистов переросло в
какой-то «тоталитаризм маскулинности». И если
принять во внимание, что петербургская сцена —
существо скорее женского рода, то яркая картинка,
как группа агрессивных, разнузданных, возбужденных
мужиков в полосатых майках с гиканьем и обнажая
свои мужские достоинства запрыгивает на
нее… Но стоп — вот снова, опять, словно какой-то
покойный бес деконструкции вновь уводит в сторону,
заставляя меня тыкать пальцами вовсе не по тем
клавишам, по которым хочу. Начнем все сначала.

* * *

Безусловно, практически во всем материале присутствует
новая фактура и вся эта, честно говоря,
в меру поднадоевшая атрибутика настоящего:
эти японские суси — пятнадцать разновидностей,
молдавские бомжи, киллеры, которые тоже люди,
желтая пресса, дядьки кавказской национальности,
икейские сундуки, навороченные тачки, аргентинское
вино, менты-козлы и менты душевные,
все эти риэлторы, продажные бюрократы, винтовки
с лазерным прицелом, льняные сарафаны из бутиков,
живые и мертвые солдатики, замысловатые
сексуальные акты и т. д. и т. п. Совершив внезапный
демарш с телеэкрана, элементы новой фактуры прочно и с нескрываемым кайфом осели на страницах
пьес.

Однако фактура в отношении к новаторству — дело
вторичное. Ни пьеса «Гамлет», ни пьеса «Кукольный
дом», ни пьеса «Вишневый сад» не осваивали новую,
а использовали весьма обыкновенную для своего времени
фактуру (королевский двор, мещанская семья,
дворянская усадьба), в этом смысле никак не выделяясь
из общего ряда ранее написанных произведений.

К тому же философия учит нас, что сочинительство
есть «удел человека или одаренного, или бесноватого
(одержимого), первые способны подражать
многим, вторые — заражать пафосом» (Аристотель).
От этого-то различия, из глубины веков
идущего, происходит деление драматических сочинений
на низкие и высокие жанры. И в целом деление
справедливо и по сей день, конечно, если понимать
его не слишком буквально. И сегодня существуют
среди создателей драмы, скажем языком Павича,
ловцы фактуры и ловцы времени. Первые призваны
забавлять, вторые потрясать или хотя бы волновать.
К первым относимся снисходительно, ко вторым
всерьез. Первых в когорте НД, как уже говорилось,
предостаточно, но нас-то, разумеется, больше всего
на свете интересуют последние, ибо все мы давно уж
ждем драматическое произведение, в котором отражаются
и живут «горячие точки» времени.

Что ж, говоря о проблематике, нетрудно заметить,
что традиционные кризис идентичности, кьеркегоровские
«духовные роды», самопознание и самоопределение
с позиции Я и Другой — лежат на поверхности
большинства пьес («Культурный слой»,
«Дембельский поезд», «Клаустрофобия», «Водка,
е…я, телевизор», «Мертвые уши», «Кислород», «Война
молдаван за картонную коробку»), здесь нет новизны,
а есть, во-первых, смена фактуры применения.
Во-вторых, эти традиционные коллизии авторы,
как правило, пропускают через «характерный»
фильтр, вывернув наизнанку, насильственно играя
«на понижение». Вообще, насколько я понимаю, наибольшим
успехом у представителей новой когорты
НД пользуются авторы, которые способны придумать т. н. «фишку», обозначив традиционную проблематику
иными словами («Кислород»). Странно и
то, что практически во всех текстах коллизия исследуется
и разрешается не в действии, а посредством
декларации или рассказа, хотя в декларациях НД как
течение отвергает театр как кафедру.

И все же в конце туннеля из вывернутых традиционных
смыслов брезжит свет. Ряд пьес афиши с
разных сторон и различными способами исследует
тему насильственной смерти. Опыт убийства, угрожающий
каждому: как жертве или как палачу, — эта
проблематика так или иначе присутствует в пьесах
«Изображая жертву», «Дембельский поезд», «Люди
древнейших профессий», «Война молдаван…», «Клаустрофобия» и даже «Кислород».

Да, угроза насильственной смерти, так же как и угроза
необходимости отнимать чьи-то жизни, непонятным
образом врастает в нашу социальную реальность
и образует проблему. «Любой, даже не верующий
в приметы человек может ожидать взрыв в людном
месте любого еврейского городка» — «Кислород».
Эта угроза образует проблему, потому что, во-первых,
нам трудно ее понять, а во-вторых, нам не очень
хочется ломать над ней голову, а хочется захлопнуть
перед этой проблемой дверь. И вот здесь драма чутко
улавливает новую социальную реальность.

История о том, как готовится стать и становится
убийцей сын отравленного отца, профессия которого — жертва в следственном эксперименте; история
о том, как ехали на стрелку и поубивали друг друга
киллеры, люди бизнеса и менты; как убитые на чеченской
войне отыскивают цену потерянной жизни;
убийство как первый глоток свободы и самоидентификации;
самоубийство как обретение прописки;
убийство как защита автономии, — идущие вместе,
эти тексты предъявляют горячую точку времени
внятно и цепко. Но вот идущие врозь, они предъявляют
проблему или вяло, или мутно и не являя, к сожалению,
ни платоновской силы, ни аристотелевской
бесноватости.

Нет, нащупывание проблемной конфигурации —
не есть автоматический пропуск в высокий жанр,
не есть повод для зрителя или читателя воспринять
коллизию и героев всерьез. Хотя это уже очень много.
Для возможности идентификации нам необходимо
драматическое прорабатывание, а в этом отношении
происходит какая-то чепуха. Почему же авторы,
как будто стесняясь высказаться до конца, комкают
действие («Изображая жертву»), рвут и не доигрывают
внутренние связи с другими персонажами и средой
(«Дембельский поезд»), прячутся за декларацию
«так было всегда» в ремарке («Люди древнейших профессий») — делают все, чтобы наша оптика автоматически
переводила персонажей из статуса героя в статус
телепузика, а пьесу из драматического сочинения
в жанр какой-то, блин, театральной анимации? Тому,
как мне кажется, есть несколько причин.

Часто приходилось слышать, что содержательная
новизна авторов НД базируется на отрицании
проблемности там, где она заявлялась и исследовалась
авторами прошлого. И в этом-де и заключена
эта новация оптики. В старину — убил и 200 страниц
мучился, а наш-то убил да танцевать отправился
(«Кислород») или вот отравил и наблюдал, как дохнут
(«Изображая жертву»). «Не обращаешь внимания,
и тебя ничто не коснется!» («Изображая жертву») — вот она, наша содержательная сила и новизна.
«Смерть становится НЕпроблемой», «убийство становится
НЕпроблемой» — повторяю, эту позицию
можно, при достаточно сильной оптике, принять за
смутное ощущение проблемной конфигурации времени,
но для драмы подобная формулировка, с моей
точки зрения, губительна. «Проблема в том, что НЕпроблема» — этот негативизм определяет и формат
большинства произведений, который «неформатен»
для драмы, попросту говоря, все эти пьесы слишком
короткие, чтобы разработать свою коллизию и разобраться
со своей перипетией.

Все правильно, если проблема — не проблема, то
герою в принципе не нужно пространство-время для реакции на перипетию, достаточно одной акции и
декларации. «Целое, имеющее объем», — характеризует
Аристотель хорошее драматическое сочинение,
отмечая в скобках, что существует целое и без объема.
Для высказывания «НЕпроблема» автору нужна
плоскость, а не объем: выкидывается либо серединная
часть Аристотеля («Изображая жертву», «Война
молдаван…», «Люди древнейших профессий»),
либо третья часть тезиса-антитезиса-синтеза Гегеля
(«Дембельский поезд», «Кислород»). Вообще же, замечу
в скобках, что длина-ширина большинства драматургических
опытов русской афиши НД подозрительно
соответствует 52-й части 8-серийного формата
ТВ. А подчас авторам и тех страниц, которые у них
есть, многовато, поскольку им не требуется, выражаясь
языком персонажа «Изображая жертву», «копнуть
вглубь, чтобы понять твой истинный мотив…».
Герой либо вообще не меняется, либо меняется враз,
как в сказке царевна-лягушка. Лично меня это бесит.
Во всех без исключения пьесах отсутствует процесс
драматический реакции героя на перипетию.

Не знаю, не знаю… В старину позитивная формулировка
того, что вызывает в герое драматическую
перемену, то есть в нашем случае — необходимость
совершения убийства, была категорическим императивом.
Тогда эту тему разрабатывали бы, к примеру,
так: предчувствие, попытка избегнуть, проверка
необратимости наказания, внешнего, внутреннего
(тест Раскольникова), угроза, отказ, рефлексия, петля
фабулы — нечаянный необратимый поступок
и итоговый выбор — вот такой был бы набор, называйте
как хотите, — ключей ли, отмычек, то «техно», которое позволяло читателю или зрителю наблюдать
силу произведения и причислить его к высокому
жанру. И именно такая архаика помогала
произвести в итоге «изображение лиц действующих
и действенных», а методика «НЕпроблемы» производит
пока что лишь эффект «вот ты сейчас так красиво
нам всё объяснял про твои страхи…», а мы позабавились
и тут же из головы — вон. И, по-моему,
«Проблема-НЕпроблема» — это первый методологический
нонсенс теоретиков НД.

* * *

«Никому не посвящается, потому что дурь» —
эпиграф пьесы «Люди древнейших профессий» высвечивает
отношение большинства авторов к пойманной
проблематике. И это второй казус НД, ведущий
к кризису высокого жанра.

«…сентиментальные заявления Диккенса оказываются
в противоречии с его наблюдениями, а пессимизм
Шекспира — это всего лишь уязвленность
его гуманной души. Авторам есть что показать, но
нечему учить», — так в конце XIX века драматургноватор
в лице Бернарда Шоу, «скинув с корабля
современности» предшественников, запросился на
сцену лично, чтобы, так или иначе, выразить свое
отношение к событиям и лицам. С той поры драма
изобрела множество ликов для автора: отстранение, многослойность, театр в театре, открытая декларация,
встреча автора и героев, сцена письма, ремарка,
атмосфера, интонация и, естественно, композиция
пьесы. Подобное явление автора вот уж
больше ста лет дает дополнительный интерес для
анализа пьесы. И естественно, хочется понять, а являются
ли вообще авторы НД на страницах своих
пьес, и если да — то каким образом и чему учат меня
и персонажей?

В ряде произведений («Культурный слой», «Овощи», «Изображая жертву») автора так и не удается
идентифицировать, он скрыт за гладкописью и объективизмом
ремарок, за документалистикой, за
verbatim, и невозможно установить его дыхание за
спиною киллера, риэлтора или братка. Порою, как
в «Мертвых ушах», автор выявляется в своем ироническом
отношении к персонажам, он попросту «прикалывается» над героиней: «Но, как обычно случается,
промашка с генами вышла: умственные способности
не в пример телесным чудесам оказались ничтожно
малы. И от этого Эра Николаевна пострадала
в жизни. Организм требовал много пищи — грех на
еде экономить такому человеку».

Наиболее характерная же позиция автора — отречение,
выраженное в реплике или ремарке.

«Автор не является Героем. <…> Автор никогда
не испытывает творческих кризисов, пишет легко,
вдохновенно, выполняет в срок все взятые на себя
обязательства», — из первой ремарки пьесы «Водка,
е…я, телевизор».

«…ты будешь со слезами на глазах рассказывать
историю чужой для тебя жизни. Будешь страдать
над проблемой, которой для тебя просто нет. Потому
что после таких выступлений ты идешь в „Пропаганду“,
а Санек (герой „Кислорода“. — Н. С.), о котором
ты рассказывал, наверное, идет в ж…у или куда
подальше», — из обращения героини к персонажу-автору
«Кислорода».

«ЗАНАВЕС (хотя, конечно, его может и не
быть…)» — заключительная ремарка пьесы «Люди
древнейших профессий».

То есть авторы в подавляющем большинстве
предпочитают либо не появиться вовсе, или пройтись
по собственному тексту эдакими скучающими
денди, подчеркнув как свое личное благополучие,
так и равнодушие к персонажам, превосходство
над последними или же собственную неискренность.
И техника verbatim, с моей точки зрения, как нельзя
лучше подходит для того, чтобы никто не заподозрил
тебя в «наполнении» образов собою, в этом тенесси-уильямском «ни единого слова — вне автобиографии». Интересное исключение составляет автор
«Дембельского поезда», который все же рискует показаться
и «высказаться по общим вопросам» в финале
своей пьесы: «В воздухе повисает гудок далекого
поезда. Летят самолетами, едут вагонами, спешат
мальчики домой: мертвые и живые. Тела первых
надежно упакованы в цинк снаружи, сердца вторых
намертво закованы в цинк изнутри. Мчится дембельский поезд, торопится, стучат вагоны, бегут по
рельсам, размалывая колесами судьбы и жизни».

Здесь будто бы он выходит и лично следит за тем,
чтобы читателю было не так-то просто чувствовать
себя обладателем чистой совести. И этот момент искренности
драматурга вызывает едва ли не восхищение,
поскольку искренность человека, шагающего
(пуcть даже и временно) в общей колонне, на знамени
которой начертано: «Душа — г…о. Высокая
душа… Тем более г…о» («Водка, е…я, телевизор»), —
выглядит чуть ли не актом гражданского мужества.

Мне могут возразить, что авторы пьес и в 20-м столетии
отнюдь не всегда бродили по своим страницам
с открытым забралом. Да, прошедший век предлагает
самые изысканные способы проявления концептуализма.
И чем дальше — тем большее значение приобретала
композиция произведения. Этому есть простое
объяснение: и кинематограф, и телевидение рождали
жанры, гораздо лучше, чем сцена, приспособленные
к нарративному изложению фабулы, тем самым как
бы освобождая театр и драму от «бремени» чистого
нарратива. (Этот термин, как мне кажется, в его современном
употреблении произошел от двух понятий:
narrative (англ.) — повесть, рассказ и narrow (англ.) —
узкий, ограниченный, суживаться — и означает сегодня
строго последовательный способ изложения истории,
когда автор ни разу не выходит за пределы этого
жанра, ни разу не дает мне понять, что происходящее
— не реальный случай, а, например, предмет
сочинительства. В этом смысле «Евгения Онегина» Пушкина нарративным не назовешь, А. С. все время
то отвлекается, то заявляет, что этот роман он только
начал сочинять и не знает, чем он окончится, и т. д.,
а к середине романа становится даже и неясно, а что
же важнее — кто кого любил и убил или как живет
и о чем подумывает автор этой истории.) Так вот, некоммерческая
драма в значительной части использовала
свой шанс эмансипации от узко-последовательного
пересказа событий, стремясь к более изысканной,
чем простое повествование, форме высказывания. Театр
научился буквально соединять, например, внутренний
мир героя с цепью внешних событий, строить
отношения мертвых с живущими, комбинировать
пространства и временные пласты в рамках одной
сцены, сам переход из жизни в смерть теперь мог
быть решен не только при помощи «погуляли и разлеглись», но в драматическом диалоге, и мертвые обрели
голос и плоть, и, наконец, само время стало предметом
многочисленных вариаций и экспериментов — от
простой инверсии до изысканного прослаивания, ускорения,
замедления и т. п. За примерами далеко ходить
не надо: в зарубежной афише НД-2004 значится
«Кровать для троих» — это не самое глубокое произведение
Милорада Павича, однако, являет собой прекрасный
пример соединения по крайней мере трех типов
современного драматургического монтажа: слоистость,
вариативность+метадрама.

Но наши российские авторы в этом отношении
как будто упали с неба. Композиции пьес удивили меня своей архаичностью: единство места-времени,
причино-следственное соединение эпизодов — вот,
пожалуй, и все. Но не странно ли, что практически
все пьесы русской Новой драмы используют нарративный
способ соединения сцен, а сами драматические
эпизоды, эти единицы композиции — сцена или
акт — это же сплошной нарратив! Метод, ей-богу,
не так уж плох, Шекспир и Шиллер пользовались —
и ничего, настораживает лишь, что его применяют
ВСЕ отечественные авторы (исключение из прочитанного
— «Водка, е…я, телевизор»). И даже мой отличник
— автор «Дембельского поезда» — по-ученически
отделяет сцены сна от яви, хотя в законе содержательности
(между смертью и жизнью) вполне
напрашиваются более изысканные приемы внедрения
и монтажа.

И здесь что-то заставляет меня насторожиться.
Ведь именно этот нарративный способ сочинения
и соединения эпизодов использует как основной
индустрия телесериала, коммерческого жанрового
кино, коммерческой пьесы. Как будто в момент сочинительства
за спиною у ВСЕХ авторов летал один
и тот же незримый Аполлон — редактор художественных
программ НТВ, нашептывая, что зритель не
должен напрягаться и долго жевать, заглатывая историю.
Ну и где ж тут маргинальность, неудобоваримость,
скажите на милость?

* * *

С маргинальностью вообще возникает наибольшее
количество вопросов. Чем заслужили все эти авторы
высокое звание маргиналов? Тем, что их персонажи
— преступники, заключенные и менты? Но эти
герои уже много лет, что называется, натурализовались
и ходят «на первых ролях» в отечественном телевизионном
мэйнстриме, обретя статус «социальной
маски», прыгают с канала на канал. На российской
сцене маргинальные граждане отмечают столетний
юбилей прописки в пьесе Горького «На дне»,
да и за последние десять лет натрудились и в современной
драме у Шипенко и Коляды. Язык? Ненормативная
лексика? Но нашу сцену, повторяю, уже,
выражаясь языком новодрамцев, «за.. али» этим самым
с начала перестройки Шипенко, Коляда и (забыла
фамилию). Ненормативная лексика, конечно,
до сих пор персона нон грата на телеэкране, но на
сцене, в литературе давно уже приобрела статус общедоступного
языка. В чем же тогда эта особенная
маргинальность феномена НД по отношению к авторам
прошлого? В непрофессионализме? В неумении
проработать действие? В невладении законами драматического
письма?

А пожалуй, что и так. Да. Маргинал имеет право
не владеть приемами профессии. Его работа —
пренебрегая законами жанра, создать простой мир
и убедить меня, что этот мир есть. Маргинал извлекает
смысл не из общего, а из частного, и его личность
и биография, как правило, основное горючее
в топке творениями. Маргинал — лирик наизнанку, его задача — утопить меня в своем внутреннем
мире, он мажет на мой хлеб свое личное и запихивает
в меня кусок за куском. Настоящий маргинал
— явление очень сильное, энергетичное и поэтому
своим невнятным мычанием, этой «мощью
варвара» (определение М. Шемякина), резонирующее
напрямую с Духом, минуя душу. А потому плоды
маргинала доступны не многим, а лишь духовной
элите. Профессионал владеет приемами, чтобы
извлечь и поддеть духовную субстанцию в каждом
из нас. А маргинал о таких приемах не желает знать.
И такой маргинал предчувствует, что его не услышат,
и он вопит искренне, и он мычит изо всех своих
сил, и эта искренность определяет силу его творения.
И еще. В силу своей неосведомленности маргинал
нередко избирает столь медвежий способ повествования,
столь немыслимую форму, что она-то
и становится вдруг его личным профессиональным
достижением, внезапно бросая вчерашнего маргинала
в мэйнстрим.

Но вот этой-то варварской искренности и силы,
этой апелляции к Духу, равно как и невероятных,
медвежьих способов изложения, у наших фигурантов
и в помине нет. Вместо этого они готовы предоставить
нам умеренный драматизм, декларацию неискренности,
фишки, приколы и нарративное гладкописание
в традиционном формате.

Не скрою, возникает ощущение, что маргинальность
для наших авторов — лишь маска, слегка позолоченная
Сбербанком, маргинальность — очередная
ловкая «фишка», очередной проект Золотой маски,
и кабы не она — мы никогда не сложили бы эти
разрозненные тексты для театра разного качества и
формата в «явление» новой русской маргинальной
драматургии.

* * *

Своими же декларациями и пиаровскими акциями
«новодрамцы» воспроизводят логику и приемы
вовсе не маргиналов, но левого искусства первых
лет советской власти. Все эти милые матросики-братишки, «сбрасывание с корабля современности» «тетей Мань и дядей Вань» современного театра,
пропаганда документалистики на театре и на экране
типа «вчера — музеи, храмы, библиотеки, сегодня
— крики газетчиков, скандалы, шум, кулаки, топот,
бег…» — все это уже проходила русская сцена.
Справедливости ради надо заметить, что с таких деклараций
начинали художники талантливые и даже
гениальные, хотя и никакие не маргиналы, а яркие
отличники мэйнстрима. Да и само многоликое явление
левых от Пролеткульта до Лефа представляло собой,
по крайней мере сначала, рупор правящей идеологии
на первом этапе становления молодой республики
Советов.

Нет, я ни в коем случае не утверждаю, что мышление
и мотивы к творчеству у авторов поголовно —
проектны и творческая задача, которую они решают
всем коллективом маргиналов, конъюнктурна и не обусловлена художественной внутренней задачей.
И что выполняется заказ. И всякая афиша — явление,
прежде всего, отбора, а не письма. Просто мне кажется,
что большинство этих прочитанных мною текстов
обречены сегодня в театре именно на коммерческий
успех. И их потребитель — тот же телезритель, которому,
выражаясь по-новодрамски уже «о…ел» телевизор
и он в принципе уже давно готов передвинуться
в театральное кресло, где потребует того же, что
и раньше, только «погорячее»: с ненормативом, с нетрадиционным
сексом открытым планом и т. п.

Но, как сказал Френсис Бэкон, если философ превращается
в фокусника или балаганного зазывалу —
это еще не свидетельство, что у него хороший вкус.

А вообще-то жизнь богаче наших концепций.
И возможно, через несколько лет телепузики обрастут
драматургической плотью и кровью и заставят
и нас быстро и по-простому содрогаться от ужаса
и размягчаться от сострадания в связи с их НЕпроблемой
и к тому же воспринимать как действие декларацию
или рассказ об оном. И тогда из поросли
многоликих драматургических опусов поднимется
сильное и простое дерево Новой российской драмы.
Возможно, это лишь вопрос времени. Что ж… Люди
мы местные, суетиться нам незачем, торопиться нам
некуда. Подождем.

P. S. А если честно, то думаю, что ту самую новую
драму в булгаковском ее смысле мы все же проглядели.
И что пылится теперь эта рукопись где-нибудь
в колченогом шкафу дальневосточного завлита,
а неизвестный автор спился или поменял профессию,
переехал в Квебек. И отроют ее лет через
сто или двести и пожмут плечами потомки: что ж это
вы, граждане, а?
Нет, точно, за всей этой суетой Булгакова проморгали.
Олешу подождем или как?

Тайно или явно в статье цитируются
следующие издания:

Аристотель. Поэтика // Аристотель. Соч.: В 4 т. М.: Мысль,
1984.

Платон. Федр // Платон. Диалоги. СПб.: Азбука, 2000.

Мишель Фуко и Россия: Сборник статей / Под ред. О. Хархордина.
СПб., 2001.

Брандт Г. Природа женщины. Екатеринбург, 2000.

Лоуренс Дж. Г. Теория и практика создания пьесы и киносценария.
М.: Искусство, 1960.

Шоу Б. Посвятительное послание А. Б. Уокли // Шоу Б. Полн.
собр. пьес: В 6 т. Л.: Искусство, 1979. Т. 2.
«Копейка» В. Сорокина цитируется по ротапринтному изданию,
предпринятому во время съемок картины на Мосфильме.

Цитируются также первый манифест ФЭКСов (общий псевдоним
Л. Трауберга и Г. Козинцева) «Эксцентризм» и первый манифест
русских футуристов, строки же «сидят на диване тети
Мани и дяди Вани» принадлежат В. Маяковскому.

Октябрь 2004 г.

Определение маргинальной земли

Что такое маргинальная земля

Маргинальная земля — ​​это земля, не имеющая или не имеющая сельскохозяйственной или промышленной ценности. Маргинальные земли имеют небольшой потенциал для получения прибыли и часто имеют плохую почву или другие нежелательные характеристики. Этот тип земель часто находится на краю пустынь или других безлюдных мест. Земля, удаленная от дорог и других транспортных средств, часто считается маргинальной. В Соединенных Штатах его можно найти в юго-западных штатах, таких как Невада и Аризона.

Ключевые выводы

  • Маргинальная земля — ​​это земля, практически не имеющая сельскохозяйственной или коммерческой ценности.
  • Маргинальные земли могут страдать от физической изоляции (например, от любой доступной дороги), отсутствия воды, крутого уклона. или промышленное загрязнение.
  • Маргинальные земли могут быть использованы для производства биотоплива, поскольку они могут использоваться для производства биомассы без вытеснения традиционных культур.
  • Отведенные земли, как и государственные и национальные парки, не подпадают под категорию маргинальных земель.

Понимание маргинальных земель

Маржинальные земли имеют низкую стоимость. Иногда называемая «деградированной», «пустой» или «избыточной» землей, она отличается своей неспособностью производить урожай любого вида или иным образом приносить прибыль. В частности, урожай, выращенный на маргинальных землях, будет стоить меньше, чем стоимость аренды. На маргинальных землях часто негативно сказывается деятельность человека, например, промышленное загрязнение. Также он может страдать от недостаточного водоснабжения или крутого уклона.

Один из распространенных типов маргинальных земель — это земля, которая когда-то использовалась для сельскохозяйственных или других человеческих целей и с тех пор была заброшена. Такие участки часто отмечены эрозией, засолением и / или низким содержанием органического углерода. Примерами маргинальных земель этого типа являются заброшенные фермы и пастбища, а также заброшенные шахты.

Как видно из приведенного выше примера, земля, которая когда-то была продуктивной, может стать маргинальной, и наоборот. Эти переходы зависят не только от самой земли, но и от рыночной стоимости продуктов, которые она может приносить.Например, если рыночная стоимость урожая резко возрастет, земля, которая когда-то была маргинальной, может снова стать продуктивной.

Кроме того, земля, обозначенная как маргинальная в одном месте, не может считаться маргинальной, если она находится в другом регионе. Например, в продуктивном сельскохозяйственном регионе, таком как Средний Запад Америки, земли, которые не подходят для выращивания кукурузы и сои, могут быть обозначены как маргинальные, даже если земли с такими же характеристиками почвы могут подходить для выращивания других, менее прибыльных культур.

Возможные варианты использования маргинальных земель

Маргинальные земли не всегда непригодны для использования людьми. Например, он может служить пастбищем для определенного свободно гуляющего скота. Некоторые предлагали использовать маргинальные земли для производства биотоплива, поскольку его можно использовать для производства биомассы, не вытесняя традиционные культуры и не конкурируя с сельскохозяйственными угодьями. К растениям, которые можно использовать для этой цели, относятся просо, кустарниковая ива и гигантский мискантус.

Земля, отложенная по причинам, не связанным с продуктивностью, обычно не попадает в категорию маргинальных земель.Примеры такого рода земель включают государственные и национальные парки.

Что составляет маргинальные земли и как их определить и классифицировать?

Абстрактные

Определения маргинальных земель часто нечеткие. Термин «маргинальные» не поддерживается ни точным определением, ни исследованиями, чтобы определить, какие земли попадают в эту категорию. Для определения маргинальных земель используется терминология / методология, которая варьируется в зависимости от физических характеристик и текущего землепользования участка в качестве основной точки зрения.За термином «маргинальные» чаще всего следуют «деградированные» земли и другие широко используемые термины, такие как «заброшенные», «незанятые», «пастбища», «излишки сельскохозяйственных земель», «Программа сохранения резервов» (CRP), «бесплодная и бедная углеродом земля» и т. д. Некоторые термины используются как синонимы. В категорию «маргинальных» земель преимущественно включаются земли, которые исключены из возделывания из-за экономической невозможности или физических ограничений для выращивания традиционных культур. Такие участки все еще могут быть использованы для альтернативной сельскохозяйственной практики, например.грамм. производство биоэнергетического сырья. Существующая категоризация маргинальных земель не позволяет оценить потенциал плодородия почвы или определить тип и уровень ограничений для выращивания сельскохозяйственных культур как причину низкой практической ценности с точки зрения планирования землепользования. Необходимо разработать и разработать новую классификацию маргинальных земель. Эта классификация должна быть основана на критериях биофизических свойств почвы, экологических, экологических и климатических недостатков для выращивания сельскохозяйственных культур, быть простой в использовании и иметь высокую практическую ценность.Консорциум SEEMLA предпринял шаги для создания такой маргинальной классификации земель, которая основана на прямых критериях, отражающих свойства и ограничения почв и определяющих их потенциал продуктивности. По этой классификации маргинальные земли делятся на одиннадцать категорий: неглубокие корни, низкое плодородие, каменистая текстура, песчаная текстура, текстура глины, солевые, натриевые, кислые, переувлажненные, эродированные и загрязненные. За основу данной классификации были взяты критерии, модифицированные после и адаптированные из Регламента ЕС (1305) 2013.Для определения площади маргинальных земель с климатическими и экономическими ограничениями SEEMLA ввела и ввела в действие термин «площадь маргинальных земель» с более широким термином «маргинальные земли». Этот термин включает сами маргинальные земли, оценку ограничений климата и экономическую эффективность выращивания сельскохозяйственных культур. Этот подход позволяет определять, категоризировать и классифицировать маргинальные земли по прямым показателям биофизических свойств почвы, экологических и экологических ограничений, а также обеспечивает дополнительную оценку маргинальности земель с точки зрения пригодности для выращивания сельскохозяйственных культур на основе климатических критериев.

Преобразование малоплодородных земель в просо условно увеличивает почвенный углерод, но снижает потребление метана.

  • 1.

    Шуберт С.Д., Суарес М.Дж., Пегион П.Дж., Костер Р.Д., Бакмайстер Дж.Т. По делу Пыльной чаши 1930-х годов. Наука. 2004; 303: 1855–9.

  • 2.

    Уорстер Д. Пыльная чаша: Южные равнины в 1930-е годы (Оклахома и Канзас). Пыльная чаша Саут-Плейнс 1930-х годов (Оклахома, Канзас). Издательство Оксфордского университета; 1982; п. 15–50.

  • 3.

    Baumhardt LR. Эпоха Пыльной чаши. В кн .: Энциклопедия наук о воде. Нью-Йорк: Марсель Деккер; 2003.

  • 4.

    Гельфанд I, Сахаджпал Р., Чжан Х, Изурральде Р.К., Гросс К.Л., Робертсон Г.П. Устойчивое производство биоэнергии из маргинальных земель на Среднем Западе США. Природа. 2013: 493; 514–7.

  • 5.

    Bouton JH. Молекулярная селекция проса проса для использования в качестве биотопливной культуры. Curr Opin Genet Dev. 2007; 6: 553–8.

  • 6.

    Бутон Дж. Генетическое улучшение биоэнергетических культур.В: Редакторы Vermerris W. Springer Science and Business Media; 2008. с. 295–308.

  • 7.

    Милбрандт А.Р., Хеймиллер Д.М., Перри А.Д., Филд CB. Потенциал возобновляемых источников энергии на маргинальных землях в США. Renew Sustain Energy Rev.2014; 29: 473–81.

  • 8.

    Stoof CR, Richards BK, Woodbury PB, Fabio ES, Brumbach AR, Cherney J, et al. Неиспользованный потенциал: возможности и проблемы для устойчивого производства биоэнергии из маргинальных земель на северо-востоке США. Bioenergy Res.2015; 8: 482–501.

  • 9.

    McLaughlin SB, Kszos LA. Развитие проса проса ( Panicum virgatum ) в качестве сырья для биоэнергетики в США. Биомасса Биоэнергетика. 2005. 28: 515–35.

  • 10.

    Дитомазо Дж. М., Барни Дж. Н., Манн Дж. Дж., Кайзер Г. Для проса проса, выращиваемого в качестве биотоплива в Калифорнии, инвазивность ограничена несколькими этапами. Калифорния, Сельское хозяйство. 2013; 67: 96–103.

  • 11.

    Тилман Д., Хилл Дж., Леман С. Углеродно-отрицательное биотопливо из биомассы пастбищ с низким потреблением и высоким разнообразием.Наука. 2006; 314: 1598–1600.

  • 12.

    Ma Z, Wood CW, Bransby DI. Обработка почвы влияет на связывание углерода в почве просо. Биомасса Биоэнергетика. 2000; 18: 469–77.

  • 13.

    Слессарев Е.В., Нуччио Е.Е., Макфарлейн К.Дж., Рамон С.Е., Саха М., Файерстоун М.К. и др. Количественная оценка воздействия проса проса ( Panicum virgatum ) на запасы глубокого органического углерода с использованием естественного содержания 14C в трех маргинальных почвах. GCB Bioenergy. 2020; 12: 834–47.

  • 14.

    Андерсон-Тейксерия К.Дж., Дэвис СК, магистр медицины, Делусия Э. Изменения органического углерода почвы под биотопливными культурами. GCB Bioenergy. 2009; 1: 75–96.

  • 15.

    Барни Дж. Н., Манн Дж. Дж., Кайзер Дж. Б., Блюмвальд Э., Ван Дейнз А., ДиТомазо Дж. М. Устойчивость проса к экстремальному стрессу от влажности почвы: Экологические последствия. Plant Sci. 2009; 177: 724–32.

  • 16.

    Тиманн Л.К., Гранди А.С. Механизмы накопления и хранения углерода в почве в системах возделывания биоэнергетики. GCB Bioenergy. 2015; 7: 161–74.

  • 17.

    Шер Й, Бейкер Н.Р., Герман Д., Фоссум С., Хейл Л., Чжан Х и др. Производство микробных внеклеточных полисахаридов и агрегативная стабильность контролируются корневой биомассой проса ( Panicum virgatum ) и водным потенциалом почвы. Почва Биол Биохим. 2020; 143: 107907.

  • 18.

    Либих М.А., Шмер М.Р., Фогель К.П., Митчелл РБ. Хранение углерода в почве с помощью проса, выращиваемого для производства биоэнергетики. Bioenergy Res. 2008; 1: 215–22.

  • 19.

    Зан С.С., Файлс Дж. У., Жируар П., Самсон Р. А..Связывание углерода в многолетней биоэнергетике, однолетней кукурузе и невозделываемых системах на юге Квебека. Сельское хозяйство Ecosyst Environ. 2001; 86: 135–44.

  • 20.

    Франк А.Б., Бердал Д.Д., Хансон Д.Д., Либих М.А., Джонсон HA. Разделение биомассы и углерода в просо. Crop Sci. 2004; 44: 1391–6.

  • 21.

    Дэбни С.М., Шилдс Ф.Д., Темпл Д.М., Лангендоэн Э.Дж. Изменения эрозионных процессов в оврагах путем создания живых изгородей из травы. Trans Am Soc Agric Eng. 2004; 47: 1561–71.

  • 22.

    Ченг В., Партон В.Дж., Гонсалес-Мелер М.А., Филлипс Р., Асао С., Макникл Г.Г. и др. Синтез и моделирование перспектив прайминга ризосферы. Новый Фитол. 2014; 201: 31–44.

  • 23.

    Ashiq MW, Bazrgar AB, Fei H, Coleman B, Vessey K, Gordon A, et al. Основанная на питательных веществах оценка устойчивости систем производства биомассы из специально выращиваемого тополя и проса, созданных на маргинальных землях в Канаде. Может J Plant Sci. 2017; 98: 255–66.

  • 24.

    Фонтэн С., Баро С., Барре П., Бдиуи Н., Мэри Б., Румпель К.Стабильность органического углерода в глубоких слоях почвы контролируется поступлением свежего углерода. Природа. 2007; 450: 277–80.

  • 25.

    Шахзад Т., Рашид М.И., Майре В., Барот С., Первен Н., Альварес Г. и др. Проникновение корней в глубокие слои почвы стимулирует минерализацию тысячелетнего органического углерода. Почва Биол Биохим. 2018; 124: 150–60.

  • 26.

    Торн М.С., Трумбор С.Е., Чедвик О.А., Витаусек П.М., Хендрикс Д.М. Минеральный контроль за хранением и оборотом органического углерода в почве. Природа. 1997. 389: 170–3.

  • 27.

    Poeplau C, Helfrich M, Dechow R, Szoboszlay M, Tebbe CC, Don A, et al. Повышенный микробный анаболизм способствует связыванию углерода в почве с помощью минеральных удобрений на пастбищах с умеренным климатом. Почва Биол Биохим. 2019; 130: 167–76.

  • 28.

    Хестрин Р., Ли М.Р., Уитакер Б.К., Петт-Ридж Дж. Микробиом проса просо: обзор структуры, функции и таксономического распределения. Phytobiomes J. 2020; 5: e-ISSN: 2471-2906.

  • 29.

    Lange M, Eisenhauer N, Sierra CA, Bessler H, Engels C, Griffiths RI, et al.Разнообразие растений увеличивает микробную активность почвы и увеличивает запасы углерода в почве. Nat Commun. 2015: 6; 6707.

  • 30.

    Кер К., Сегуин П., Дрисколл Б.Т., Файлс Дж. У., Смит Д.Л. Доказательства повышенной доступности азота во время укоренения проса и производства посевного материала после инокуляции эндофитами ризосферы. Arch Agron Soil Sci. 2014; 60: 1553–63.

  • 31.

    Clark RB, Baligar VC, Zobel RW. Ответ микоризного проса на фракции фосфора в кислой почве.Коммунальные почвенные растения Анал. 2005; 36: 1337–59.

  • 32.

    Bahulikar RA, Torres-Jerez I, Worley E, Craven K, Udvardi MK. Разнообразие азотфиксирующих бактерий, связанных с просо в высокотравной прерии Северной Оклахомы. Appl Environ Microbiol. 2014; 80: 5636–43

  • 33.

    Гимире С.Р., Чарльтон Н.Д., Крейвен К.Д. Микоризный гриб sebacina vermifera усиливает прорастание семян и производство биомассы проса проса ( Panicum virgatum l ).Bioenergy Res. 2009; 2: 51–8.

  • 34.

    Ким С., Лоуман С., Хоу Дж., Новак Дж., Флинн Б., Мей К. Стимуляция роста и заселение проса просо ( Panicum virgatum ) cv. alamo бактериальным эндофитом burkholderia phytofirmans штаммом PsJN. Биотехнология Биотопливо. 2012; 5: 37.

  • 35.

    Ghimire SR, Craven KD. Увеличение производства биомассы проса проса ( Panicum virgatum L. ) в условиях засухи эктомикоризным грибом Sebacina vermifera .Appl Environ Microbiol. 2011; 77: 19.

  • 36.

    Малки В.Р., Оуэнс В.Н., Ли Д.К. Управление землями заповедника с преобладанием проса проса для производства биомассы в Южной Дакоте. Crop Sci. 2006; 46: 712–20.

  • 37.

    Ли Д.К., Дулитл Дж. Дж., Оуэнс В.Н. Потоки углекислого газа в почве на заселенных просеях просеивания, используемых для производства биомассы. Почва Биол Биохим. 2007; 39: 178–86.

  • 38.

    Монти А., Барбанти Л., Затта А., Зегада-Лизаразу В. Вклад проса в сокращение выбросов парниковых газов.GCB Bioenergy. 2012; 4: 420–34.

  • 39.

    Robertson GP, ​​Grace PR. Потоки парниковых газов в сельском хозяйстве тропических и умеренных широт: необходимость полного учета потенциалов глобального потепления. Environ Dev Sustain. 2004; 6: 51–63.

  • 40.

    Fritsche UR, Sims REH, Monti A. Проблемы прямой и косвенной конкуренции в землепользовании за энергетические культуры и их устойчивое производство — обзор. Биотопливо Bioprod Biorefining. 2010; 4: 692–704.

  • 41.

    Lange M, Habekost M, Eisenhauer N, Roscher C, Bessler H, Engels C, et al.Биотические и абиотические свойства, опосредующие влияние разнообразия растений на микробные сообщества почвы на экспериментальных пастбищах. PLOS ONE. 2014; 9: e96182.

  • 42.

    Такур М.П., ​​Милку А., Мэннинг П., Никлаус П.А., Рошер С., Пауэр С. и др. Разнообразие растений определяет углерод микробной биомассы почвы на пастбищах независимо от глобальных факторов изменения окружающей среды. Glob Chang Biol. 2015; 21: 4076–85.

  • 43.

    Chen C, Chen HYH, Chen X, Huang Z. Мета-анализ показывает положительное влияние разнообразия растений на микробную биомассу и дыхание.Nat Commun. 2019; 10: 1332.

  • 44.

    Пробер С.М., Лефф Дж. В., Бейтс С. Т., Борер Е. Т., Фирн Дж., Харпол В. С. и др. Разнообразие растений предсказывает бета, но не альфа-разнообразие почвенных микробов на пастбищах по всему миру. Ecol Lett. 2015; 18: 85–95.

  • 45.

    Мао Й., Яннарелл А.С., Дэвис СК, Маки Р.И. Влияние различных биоэнергетических культур на сообщества бактерий и архей, циклирующих азот, в почве. Environ Microbiol. 2013; 15: 928–42.

  • 46.

    Лян Т., Ян Г, Ма Й, Яо Кью, Ма Й, Ма Х и др.Сезонная динамика микробного разнообразия ризосферы Ulmus pumila L. var. sabulosa в степной пустынной зоне Северного Китая. PeerJ. 2019; 7: e7526.

  • 47.

    Хесус Эда Ц., Лян Ц., Квенсен Дж. Ф., Сусилавати Э., Джексон Р. Д. и др. Влияние систем возделывания кукурузы, проса и прерий на микробные сообщества почвы в верхней части Среднего Запада США. GCB Bioenergy. 2016; 8: 481–94.

  • 48.

    Frasier I, Noellemeyer E, Fernández R, Quiroga A.Метод прямого поля для количественной оценки корневой биомассы в агроэкосистемах. МетодыX. 2016; 3: 513–9.

  • 49.

    Картер М.Р., Грегорих Э.Г. (ред.) Отбор проб почвы и методы анализа. CRC Press; 2007.

  • 50.

    Шелдрик Б.Х., Ван С. Распределение частиц по размерам. В: Картер, редактор MR. Отбор проб почвы и методы анализа, Канадское общество почвоведения; 1993. стр. 499–511.

  • 51.

    Маклин, Э. pH почвы и потребность в извести. Методы анализа почвы.Часть 2. Химические и микробиологические свойства, Американское агрономическое общество, Американское почвенное общество. 1982;

  • 52.

    Официальный метод AOAC 972.43, Микрохимическое определение углерода, водорода и азота, автоматический метод, в официальных методах анализа AOAC International, 16-е изд. Глава 12, стр. 5–6, AOAC International, Арлингтон, Вирджиния; 1997.

  • 53.

    Nelson DW, Sommers LE. Общий углерод, органический углерод и органические вещества. Глава 34, стр. 1001-6.JM Bigham et al. редакторы. Американское общество почвоведов и Американское агрономическое общество. Методы анализа почв. Часть 3. Химические методы — Серия книг SSA, No. 5. Мэдисон, Висконсин. 1996.

  • 54.

    Сах Р.Н., Миллер РО. Самопроизвольная реакция кислотного растворения биологических тканей в закрытых сосудах. Anal Chem. 1996. 64: 230–3.

    Артикул

    Google ученый

  • 55.

    Даймонд Д. Фосфор в почвенных экстрактах. Метод QuikChem 10-115-01-1-A.Lachat Instruments, Милуоки, Висконсин. 1995.

  • 56.

    Olsen SR, Sommers LE. Фосфор. В: AL Page, et al. (ред.) Методы анализа почвы: Часть 2. Химические и микробиологические свойства с. 403–30. Агрон. Монгр. 9. 2-е издание. ASA и SSA, Мэдисон, Висконсин; 1982.

  • 57.

    Prokopy WR. Phopshorus в 0,5 М экстрактах почвы гидрокарбоната натрия. Милуоки, Висконсин: Метод QuikChem 12-115-01-1-B. Lachat Instruments; 1995.

    Google ученый

  • 58.

    Bowman RA, Moir JO. Основы ЭДТА в качестве экстрагента почвенного органического фосфора. Soil Sci Soc Am J. 1993; 57: 1516–8.

    CAS
    Статья

    Google ученый

  • 59.

    МакКиг Дж., Дэй Дж. Дитионит- и оксалат-экстрагируемые Fe и AL как вспомогательные вещества в 577 различиях различных классов почв. Жестяная банка. J. Почвоведение. 1966;

  • 60.

    Мехра О.П. и Джексон М.Л. Оксид железа удаляется из почв и глин с помощью дитионит-цитратной системы, забуференной бикарбонатом натрия.В глинах и глиняных материалах (стр. 317–27). Пергамон; 2013.

  • 61.

    Кристиансен Дж. Р., Аутуэйт Дж., Смуклер С. М.. Сравнение обмена CO2, Ch5 и N2O почва-атмосфера, измеренного в статических камерах с помощью кольцевой спектроскопии резонатора и газовой хроматографии. Agric для Meteorol. 2015;

  • 62.

    Zhou J, Bruns MA, Tiedje JM. Извлечение ДНК из почв различного состава. Appl Environ Microbiol. 1996; 62: 316–22.

  • 63.

    Wu L, Wen C, Qin Y, Yin H, Tu Q, Van Nostrand JD, et al.Фазовое секвенирование ампликонов на Illumina Miseq для надежного анализа микробного сообщества окружающей среды. BMC Microbiol. 2015; 15: 125.

  • 64.

    Чжан Дж., Коберт К., Флури Т., Стаматакис А. PEAR: быстрое и точное слияние парно-концевых соединений Illumina. Биоинформатика. 2014; 30: 614–20.

  • 65.

    Kuczynski J, Stombaugh J, Walters WA, González A, Caporaso JG, Knight R. Использование QIIME для анализа последовательностей гена 16s рРНК из микробных сообществ. Curr Protoc Microbiol. 2012, Глава 10: Раздел 10.7.

  • 66.

    Эдгар Р.С. Поиск и кластеризация на порядки быстрее, чем BLAST. Биоинформатика. 2010; 26: 2460–1.

  • 67.

    Эдгар Р.С. UPARSE: высокоточные последовательности OTU, полученные при считывании микробного ампликона. Нат методы. 2013; 10: 996–8.

  • 68.

    Ван К., Гэррити ГМ, Тьедже Дж. М., Коул-младший. Наивный байесовский классификатор для быстрого отнесения последовательностей рРНК к новой бактериальной таксономии. Appl Environ Microbiol. 2007. 73: 5261–7.

  • 69.

    Katoh K. MAFFT: новый метод быстрого совмещения множественных последовательностей, основанный на быстром преобразовании Фурье. Nucleic Acids Res. 2002; 30: 3059–66.

  • 70.

    Castresana J. Выбор консервативных блоков из нескольких выравниваний для их использования в филогенетическом анализе. Mol Biol Evol. 2000; 17: 540–52.

  • 71.

    Цена МН, Дехал П.С., Аркин А.П. Fasttree: вычисление больших деревьев минимальной эволюции с профилями вместо матрицы расстояний. Mol Biol Evol. 2009; 26: 1641–50.

  • 72.

    Caporaso JG, Kuczynski J, Stombaugh J, Bittinger K, Bushman FD, Costello EK, et al. QIIME позволяет анализировать данные секвенирования сообщества с высокой пропускной способностью. Нат методы. 2010; 7: 335–6.

  • 73.

    R Основная команда. R Core Team (2014). R: язык и среда для статистических вычислений. R Found Stat Comput, Вена, Австрия, 2014 г. http://wwwR-project.org/.

  • 74.

    Wickham H. ggplot2: элегантная графика для анализа данных. Нью-Йорк: Спрингер; 2009.

    Книга.

    Google ученый

  • 75.

    Бейтс Д., Мехлер М, Болкер Б.М., Уокер С.К. Подгонка линейных моделей смешанных эффектов с использованием lme4. J Stat Softw. 2015; 67: 1–48.

  • 76.

    Андерсон MJ. Дистанционные тесты на однородность многомерных дисперсий. Биометрия. 2006; 62: 245–53.

  • 77.

    Rosseel Y. Lavaan: пакет R для моделирования структурных уравнений. J Stat Softw. 2012; 48: 1–36.

  • 78.

    Dise NB. Выбросы метана из торфяников Миннесоты: пространственная и сезонная изменчивость.Glob Biogeochem Cycles. 1993; 7: 123–42.

  • 79.

    Бартлетт KB, Harriss RC. Обзор и оценка выбросов метана от водно-болотных угодий. Chemosphere. 1993; 26: 261–20.

  • 80.

    Абраха М., Гельфанд И., Гамильтон СК, Чен Дж., Робертсон Г.П. Углеродный долг лугопастбищных угодий в рамках программы природоохранных заповедников, преобразованных в однолетние и многолетние биоэнергетические культуры. Environ Res Lett. 2019; 14: 024019.

  • 81.

    Роли СС, Сюэ С., Гамильтон СК, Тьедже Дж. М., Робертсон ГП.Изотопные данные об эпизодической азотфиксации просо проса ( Panicum virgatum L. ). Почва Биол Биохим. 2019; 129: 90–8.

  • 82.

    Cline LC, Zak DR. Сообщества почвенных микробов формируются под воздействием растительных изменений в доступности ресурсов во время вторичной сукцессии. Экология. 2015; 96: 3374–85.

  • 83.

    Лефф Дж. У., Джонс С. Е., Пробер С. М., Барберан А., Борер Е. Т., Фирн Дж. Л. и др. Последовательная реакция почвенных микробных сообществ на повышенное поступление питательных веществ на пастбищах по всему миру.Proc Natl Acad Sci U S. A. 2015; 112: 10967–72.

  • 84.

    Канг Х., Фэхи Т.Дж., Бэ К., Фиск М., Шерман Р.Э., Янаи Р.Д. и др. Реакция дыхания лесной почвы на добавление питательных веществ зависит от плодородия участка. Биогеохимия. 2016; 127: 113–24.

  • 85.

    Wagai R, Brye KR, Gower ST, Norman JM, Bundy LG. Землепользование и факторы окружающей среды, влияющие на поверхность почвы Поток CO 2 и микробная биомасса в естественных и управляемых экосистемах на юге Висконсина. Почва Биол Биохим.1998; 30: 1501–9.

  • 86.

    Saunois M, Stavert AR, Poulter B, Bousquet P, Canadell JG, Jackson RB, et al. Глобальный бюджет метана на 2000–2017 гг. Обсуждение данных Earth Syst Sci. 2019; 12: 1561–23.

  • 87.

    Джексон Р. Б., Саунуа М., Буске П., Канаделл Дж. Г., Поултер Б., Ставерт А. Р. и др. Возрастающие антропогенные выбросы метана в равной степени связаны с сельскохозяйственными и ископаемыми источниками топлива. Environ Res Lett. 2020; 15: 071002.

  • 88.

    Stocker TF, Qin D, Plattner GK, Tignor MMB, Allen SK, Boschung J, et al.Изменение климата, 2013 г., основа физических наук: вклад Рабочей группы I в пятый оценочный доклад межправительственной группы экспертов по изменению климата. Изменение климата, 2013 г., основа физических наук: вклад рабочей группы i в пятый оценочный доклад межправительственной группы экспертов по изменению климата. 2013.

  • Границы | Кривая предельных затрат на сокращение выбросов при промышленном улавливании и хранении CO2 — пример из Швеции

    Введение

    Чтобы ограничить глобальное потепление в соответствии с Парижским соглашением — ограничить потепление значительно ниже 2 ° C — требует, чтобы глобальные выбросы стали равными нулю примерно к середине века.Также вероятно, что выбросы должны быть отрицательными во второй половине века, поскольку мировое сообщество, скорее всего, превысит углеродный бюджет, необходимый для стабилизации климата при температуре значительно ниже 2 ° C [например, (IEA, 2013; Rogelj et al., 2018)]. Базовые отрасли промышленности, такие как целлюлозно-бумажная, цементная, (нефтехимическая) промышленность, а также заводы по производству черных и цветных металлов, являются крупными точечными источниками выбросов CO2, и поэтому в ближайшие десятилетия необходимо значительно сократить их выбросы. Это сложная задача, поскольку этого будет недостаточно с дополнительными мерами, такими как повышение эффективности и внедрение наилучших доступных производственных технологий.Вместо этого требуются преобразующие изменения в процессах. Существует всего несколько таких вариантов, одним из которых является улавливание и хранение углерода (УХУ) (De Pee et al., 2018). Поскольку CCS может снизить до 80–95% выбросов CO 2 из дымовых газов, он предлагает многообещающий вариант смягчения, если применяется в базовой отрасли. Поскольку CCS требует значительного количества энергии, важно найти способы интеграции процесса захвата с остальной частью процесса для достижения максимально эффективного захвата.

    В этой работе мы фокусируемся на улавливании углерода на основе амина в качестве эталонной технологии улавливания. Улавливание после сжигания — это отработанная технология улавливания, и соответствующие процессы (очистка амином CO 2 ) применялись в промышленности в течение многих лет. Дожигание применяется в схемах CCS в ряде относительно крупномасштабных проектов по всему миру (Global CCS Institute, 2019), в основном на электростанциях, и поэтому может рассматриваться как проверенная технология с уровнем TRL 8–9, хотя применительно к источникам промышленных выбросов он должен быть испытан и продемонстрирован перед полномасштабным внедрением.Другие технологии улавливания углерода также перспективны для конкретных промышленных применений. Например, кислородное сжигание, хотя и менее зрелое, было оценено как наименее затратный вариант для цементного завода (Garðarsdóttir et al., 2019), и кислородное сжигание и химическое циклическое сжигание кажутся многообещающими с точки зрения экономии энергии, когда CO 2 улавливается установками каталитического крекинга на нефтеперерабатывающих заводах (Güleç et al., 2020). Однако дожигание на основе амина в настоящее время является единственной технологией, которая потенциально может быть более жизнеспособной, особенно при модернизации существующих заводов.Таким образом, другие технологии захвата либо менее развиты, либо не тестировались в масштабе, либо потребуют замены или перепроектирования существующих отраслевых процессов, что затрудняет оценку не только производительности технологии, но и стоимости захвата.

    Тем не менее, удельная стоимость улавливания (евро / т CO 2 ) при использовании дожигания будет зависеть от того, в каком процессе оно применяется, например, есть ли доступ к внутреннему избыточному теплу для питания части процесса улавливания и от концентрация CO 2 в дымовых газах и размер потока дымовых газов.Стоимость улавливания обычно снижается с увеличением концентрации в дымовом газе и увеличением размера потока дымового газа (Garðarsdóttir et al., 2018), хотя это не обязательно верно в тех случаях, когда есть доступ к избыточному теплу в процессе, к которому CCS применяется. Два недавних примера из черной металлургии приведены Sundqvist et al. (2018), которые исследуют альтернативы частичному улавливанию CO 2 в сталелитейной промышленности путем использования избыточного тепла для обеспечения процесса улавливания, и Mandova et al.(2019), которые изучают потенциал сокращения выбросов CO 2 био-CCS в европейской сталелитейной промышленности. Примером из цементной промышленности является оценка технико-экономического тематического исследования, представленная Jakobsen et al. (2017), которые, среди прочего, пришли к выводу, что экономия от масштаба при полномасштабном улавливании (с точки зрения удельной стоимости улавливания) почти перевешивается более высокой стоимостью пара по сравнению с частичным улавливанием, и в этом случае потребность в паре может быть покрыта за счет избыток тепла.

    Литература по улавливанию углерода на нефтеперерабатывающих заводах включает, например, исследование Andersson et al.(2016), которые провели технико-экономическое исследование на основе оценки улавливания избыточного тепла за счет улавливания углерода и показали, как удельные затраты на улавливание углерода возрастают с увеличением количества улавливаемого углерода из-за уменьшения доступности избыточного тепла достаточно высокой температуры. . Другой пример — исследование Berghout et al. (2019), которые оценили пути развертывания для сокращения выбросов на нефтеперерабатывающих заводах, рассматривая улавливание углерода в сочетании с другими вариантами смягчения. В нескольких исследованиях изучалась возможность улавливания углерода в целлюлозно-бумажной промышленности [см. E.г., Onarheim et al. (2017) и ссылки в ней]. На основании таких исследований можно сделать вывод, что потенциал технологии дожигания более перспективен для целлюлозных заводов на химическом рынке, чем для целлюлозно-бумажных комбинатов, из-за потенциально большего количества избыточного тепла, доступного на целлюлозных заводах на химическом рынке, которое можно использовать для покрывают потребность в тепле в процессе улавливания. Систематические обзоры академической литературы по промышленным CCS, включая его стоимость, см. В Kuramochi et al. (2012) и Leeson et al.(2017). В своем обзоре они пришли к выводу, что заявленные затраты на УХУ варьируются в широком диапазоне и что неопределенность будущих затрат на УХУ является значительной.

    Onarheim et al. (2015) составили карту потенциала CCS в странах Северной Европы и выделили источники с наибольшим потенциалом. Следуя их работе, в нашем недавнем исследовании (Garðarsdóttir et al., 2018) были нанесены на карту инвестиции, необходимые для установки улавливания углерода (абсорбция амина) на всех промышленных объектах в Швеции с ежегодными выбросами 500 кт CO 2 или более (ископаемые и biogenic), что соответствует более 80% выбросов CO 2 от основной промышленности.Хотя для оценки капитальных затрат учитывались условия, характерные для конкретного участка, предполагалось, что стоимость пара одинакова для всех участков в этом исследовании. В исследовании делается вывод о том, что существуют большие различия в инвестициях, требуемых между промышленными секторами и даже между промышленными объектами в одном секторе, где, как упоминалось выше, важными факторами являются размер источника CO 2 и концентрация CO 2 . В случае Швеции сталелитейные и цементные заводы и котлы-утилизаторы крупных целлюлозных заводов требуют относительно небольших удельных инвестиций.Хотя инвестиции составляют значительную долю от общих затрат на улавливание CO 2 , стоимость пара, как правило, является доминирующей статьей затрат. Как обсуждалось Biermann et al. (2018), стоимость пара зависит от текущей энергетической системы станции, например, количества доступного избыточного тепла, доступа к паровому циклу и мощности существующего паропроизводящего оборудования. Стоимость пара также будет зависеть от условий энергетического рынка, и различные варианты производства пара могут быть предпочтительными с течением времени или в зависимости от времени года или дня.Следовательно, и это также подтверждается несколькими из упомянутых выше статей, стоимость пара будет сильно зависеть от конкретной площадки, и в случаях, когда имеется избыточное тепло, доступное для генерации пара, необходимого для процесса улавливания, это может значительно снизить стоимость улавливания углерода.

    Эта работа следует за нашей предыдущей работой (Garðarsdóttir et al., 2018) на примере Швеции. Швеция является сильно промышленно развитым регионом, и помимо того, что она является репрезентативной для региона с крупными источниками промышленных выбросов, существуют также крупные источники биогенных выбросов, в то время как производство электроэнергии и тепла имеет низкие выбросы углерода на основе ископаемого топлива (23 г CO 2 / кВт · ч. произведено), с планами по поэтапному отказу от топлива или замене топлива на оставшихся заводах, работающих на ископаемом топливе.

    Долгосрочная цель в области климата, установленная правительством Швеции, заключается в том, чтобы к 2045 году в Швеции были чистые нулевые выбросы парниковых газов, что соответствует сокращению выбросов на 85% от внутренних выбросов, а оставшиеся 15% могут быть достигнуты с помощью мер за рубежом, так называемых отрицательных выбросы в результате био-CCS (BECCS) или мер по изменению землепользования (Министерство окружающей среды Швеции, 2017). В 2017 году общие выбросы ископаемых парниковых газов в Швеции составили примерно 53 Мт CO 2 эквивалентов в год, из которых 43 Мт составляют выбросы CO 2 .Более одной трети выбросов CO 2 от ископаемого топлива происходит от основной отрасли (нефтеперерабатывающие заводы 3 млн т / год, минералы / цемент 3 млн т / год, железо и сталь 6 млн т / год, химикаты 1,5 млн т / год) [ Naturvårdsverket (Шведское агентство по охране окружающей среды), 2018]. Крупными точечными источниками биогенных выбросов CO 2 являются целлюлозные и целлюлозно-бумажные комбинаты. Это добавляет еще 20 Мт / год CO 2 к общим выбросам (Шведское агентство по охране окружающей среды [SEPA], 2016b).В Швеции можно предположить, что в обозримом будущем будет построено очень мало новых промышленных предприятий, а это означает, что CCS следует рассматривать как вариант модернизации существующих площадок. Из-за масштабов выбросов от целлюлозно-бумажной промышленности существует значительный потенциал отрицательных выбросов с помощью BECCS. Потенциально значительный вклад BECCS в сокращение выбросов парниковых газов на национальном уровне аналогичен такой стране, как Бразилия, для которой был сделан вывод, что улавливание углерода из биогенных источников при производстве этанола может сыграть важную роль в сокращении выбросов углерода при условии проведения достаточно жесткой климатической политики. место (Rochedo et al., 2016). Однако важное различие между шведскими источниками биогенных выбросов, исследованных в этой работе, и бразильскими примерами состоит в том, что шведские источники выбросов представлены целлюлозно-бумажными заводами, которые намного больше, чем заводы по производству этанола в Rochedo et al. (2016). Это, вместе с их прибрежным расположением, делает транспортировку (морским транспортом) намного менее затратной, чем затраты на большую (внутреннюю) сеть трубопроводов, которые необходимо создать для завода по улавливанию этанола в Бразилии.

    Как и в нашей предыдущей работе (Garðarsdóttir et al., 2018) мы исследуем промышленные источники выбросов в Швеции не менее 500 кт CO 2 / год. В этом исследовании мы расширяем наше предыдущее исследование, также рассматривая различия между потенциалом площадки для использования избыточного тепла для покрытия потребности в тепле в процессе улавливания на основе амина. Это достигается путем ориентировочного картирования энергетических систем промышленных предприятий для оценки стоимости пара на отдельных участках. В результате общие затраты на улавливание CO 2 представлены в виде кривой предельных затрат на сокращение выбросов (MACC) для всех промышленных предприятий Швеции с выбросами CO 2 , превышающими 500 кт / год.Также создается кривая, показывающая стоимость системы транспортировки и хранения, последовательно соединяющей все больше источников выбросов. Таким образом, эта работа определяет общественные затраты на улавливание углерода на основе аминов на основе конкретных условий для существующих промышленных площадок в основной отрасли.

    Материалы и методы

    Чтобы оценить доступность промышленного недорогого тепла для улавливания CO 2 , была проведена инвентаризация шведских промышленных предприятий и их избыточных уровней тепла с использованием портфеля промышленных примеров Chalmers (ChICaSP) (Svensson et al., 2019).

    Портфолио промышленных примеров Chalmers

    Подробное описание ChICaSP можно найти в Svensson et al. (2019). Короче говоря, он включает 65 промышленных объектов в Швеции с общим объемом (ископаемых + биогенных) CO 2 выбросов> 50 кт / год в 2016 году в секторах добычи полезных ископаемых и обрабатывающей промышленности, а также данные с акцентом на использование технологического тепла и выбросы углекислого газа. . Тип данных, включенных в CHICaSP, ежегодно и открыто предоставляется государственными учреждениями, отраслевыми организациями и т. Д., Как показано в таблице 1.Кроме того, база данных также содержит информацию по конкретным участкам, полученную в результате различных исследовательских проектов, как показано в таблице 2, предоставляя более подробную информацию об энергетической системе отдельных участков, хотя охват и согласованность между участками ниже.

    Таблица 1. Категории общедоступных данных, обобщенные для всех отраслевых сайтов в базе данных ChICaSP.

    Таблица 2. Категории данных для конкретных случаев, обобщенные в базе данных ChICaSP, если она доступна для конкретного отраслевого сайта.

    В этом исследовании ChICaSP использовался для определения промышленных площадок с общими выбросами ископаемых и биогенных CO 2 более 500 кт в год или более, предел, который был выбран произвольно, чтобы включить большую часть выбросов и сосредоточить внимание на единицах. для которых ожидается, что удельная стоимость улавливания будет самой низкой. Пороговое значение 500 кт дает в общей сложности 28 промышленных предприятий, исследованных в этой работе, на которые приходится более 80% выбросов CO 2 от основной отрасли, а распределение выбросов CO 2 между площадками приведено в таблице. 3.Оценка доступности дешевого тепла для улавливания углерода на исследуемых участках с помощью портфеля тематических исследований, как описано в следующем разделе.

    Таблица 3. Промышленные предприятия, рассматриваемые в исследовании, т. Е. Все шведские промышленные предприятия с годовыми выбросами CO 2 500 кт или более (данные за 2016 год).

    Картирование уровней избыточного тепла в промышленности для конкретных площадок

    В этой работе мы определяем термин «избыточное тепло» как все тепло, которое есть или может быть предоставлено на объекте по более низкой цене, чем затраты, необходимые для создания новых паропроизводящих мощностей.Это означает, что тепло, которое потребует определенных инвестиций, например, в котлы-утилизаторы или модернизация сетей теплообменников, также рассматривается как потенциальный избыточный источник тепла. Следовательно, избыточное тепло может относиться к теплу, генерируемому при охлаждении технологических потоков, а также к теплу от котлов-утилизаторов из неиспользуемых в настоящее время отходящих газов или от использования резервных мощностей в существующей системе инженерных коммуникаций на объекте. Мы также включаем пар, который в настоящее время используется для производства энергии конденсацией низкого давления.Однако предполагается, что тепло для улавливания углерода не должно конкурировать с текущими поставками централизованного теплоснабжения.

    Температура пара, необходимая для регенерации амина, была принята равной 130 ° C (3 бара), что также устанавливает требования к температуре для избыточного тепла. Потребность в тепле для улавливания углерода зависит от ряда факторов, связанных с растворителем, технологическим процессом и условиями площадки, но обычно находится в диапазоне 2,5–3,5 МДж / кг улавливаемого CO 2 . Количество избыточного тепла на объекте, выраженное в МДж на кг выделенного углерода, можно сравнить с потребностью в тепле для улавливания углерода, чтобы указать на возможность использования избыточного тепла для процесса улавливания.

    Поскольку данные о потребностях в технологическом обогреве и охлаждении не были доступны с одинаковым уровнем детализации для всех промышленных объектов, и, кроме того, они могут измениться с модернизацией завода для увеличения рекуперации тепла, для оценок избыточного тепла были запрошены только ориентировочные оценки. В этой работе улавливание углерода за счет избыточного тепла рассматривалось, если количество избыточного тепла при достаточной температуре оценивалось как минимум около 1 МДж на кг выделенного CO 2 , т. Е. Если около одной трети тепла, необходимого для улавливания из всего выделенного CO 2 могло быть обеспечено за счет избыточного тепла.Выбранное значение считается разумным допущением для представления компромисса, который не исключает слишком много участков, представляющих интерес для улавливания избыточного тепла (что было бы в случае более высокого порогового значения), а также гарантирует, что установки с частичным улавливанием, размер которых зависит от наличия избыточного тепла, получают приемлемую экономию на масштабе или что объекты с улавливанием 90% достигают значительного снижения капитальных затрат на производство нового тепла, если учитывать избыточное тепло.

    Оценка избыточного тепла произведена на основании данных, имеющихся в ChICaSP.Из 28 промышленных объектов, включенных в анализ, данные об энергетической системе завода достаточно подробны для количественного (МДж / кг CO 2 ) или описательного (выше или ниже примерно 1 МДж / кг CO 2 ) оценка была доступна для 12 сайтов (43%). Для остальных 16 объектов избыточный тепловой потенциал был оценен на основе результатов и опыта исследований аналогичных технологических установок и модельных заводов. В частности, 14 из этих оставшихся предприятий относятся к типу целлюлозно-бумажных комбинатов, для которых доступны подробные модели (целлюлозно-бумажные комбинаты на рынке Kraft, комбинаты TMP, интегрированные и неинтегрированные комбинаты), разработанные в основном в рамках шведской исследовательской программы FRAM (Future Мельница, адаптированная к ресурсам) (Delin et al., 2005). Оценка избыточного тепла, доступного для улавливания, была сделана с использованием моделей процесса для стандартной мельницы и информации о типе мельницы, доступной от ChICaSP. Энергетическая система оставшихся двух объектов (цементный завод и нефтеперерабатывающий завод) была оценена путем экстраполяции с аналогичных участков в ChICaSP. Таким образом, следует отметить, что качество данных предполагаемого избыточного теплового потенциала варьируется от данных фактических измерений на объекте до данных, полученных при моделировании объекта на основе статистики для данного типа отрасли.

    Смета

    Мы оцениваем затраты на CCS, предполагая, что стандартный процесс абсорбции CO 2 на основе MEA принят для всех промышленных процессов. Следовательно, мы не принимаем во внимание потенциальное развитие технологий в будущем, такое как новые абсорбенты или внедрение более подходящих технологий улавливания для конкретных промышленных процессов. Таким образом, полученная кривая предельных затрат на борьбу с выбросами может рассматриваться как консервативная оценка CCS в промышленном секторе Швеции с учетом его ориентации на варианты с высоким TRL.

    Инвестиционные затраты на улавливание CO 2 , использованные в этом исследовании, взяты из нашей предыдущей работы (Garðarsdóttir et al., 2018). В этой работе капитальные затраты (CAPEX) были оценены с помощью детального метода оценки индивидуальных факторов и учитывали очищенный объемный поток газов и концентрацию CO 2 дымовых газов в отдельных дымовых трубах на каждом участке. Затраты были рассчитаны для коэффициента захвата 90%. В годовом исчислении капитальные затраты рассчитаны исходя из 25-летнего срока службы (из которых 3 года — на строительство) и 7 лет.Доходность 5%.

    Стоимость транспортировки и хранения рассчитана на основе работы Kjärstad et al. (2016) и адаптированы к настоящему анализу Garðarsdóttir et al. (2018). Решение по транспортировке и хранению включает хранение в норвежском Северном или Балтийском море и транспортировку морским транспортом из пяти узлов, расположенных у побережья Швеции в непосредственной близости от крупных источников выбросов. В качестве приближения предполагается, что они соответствуют Hub 1-2 и 4-6 в Kjärstad et al. (2016), [см. Также рисунок 1 Kjärstad et al.(2016)], где показаны эти транспортные узлы на карте). Обратите внимание, однако, что затраты на транспортные узлы не включают затраты на береговую систему сбора от источников до узла. При оценке стоимости предполагается, что вся инвестиционная стоимость транспортного узла, который соединяет все соответствующие источники выбросов с местом хранения, берется после того, как первый источник подключен к этому узлу. Таким образом, удельные инвестиционные затраты на работу в конкретном узле снижаются по мере того, как на каждом узле обрабатывается больше источников и большие потоки CO 2 соответственно.Предполагается, что источники подключаются в порядке удельной стоимости улавливания, то есть первым подключается источник с наименьшей удельной стоимостью улавливания. Каждый хаб также связан с фиксированными удельными эксплуатационными расходами, которые в данной работе установлены на уровне 9 евро / т CO 2 перевозимых. Предположение о том, что транспортные расходы не зависят от расстояния, является разумным для морских перевозок, как, например, Kjärstad et al. (2016) показали, что существует лишь слабая зависимость стоимости судового транспорта от расстояния. Стоимость хранения различается в зависимости от того, какое место хранения подключено к каждому концентратору, и составляет 7 или 15 евро / т CO 2 (Garðarsdóttir et al., 2018). Для получения более подробной информации о том, что входит в стоимость транспортной и складской инфраструктуры, см. Kjärstad et al. (2016).

    В операционных расходах (OPEX) преобладают затраты на теплоснабжение для регенерации растворителя, но они также включают другие коммунальные услуги, техническое обслуживание и рабочую силу. Операционные расходы делятся на постоянные и переменные OPEX. Постоянные затраты включают затраты на техническое обслуживание и рабочую силу и не зависят от загрузки завода. Стоимость годового обслуживания оценивается в 4% от инвестиций.Стоимость рабочей силы для операторов и инженеров установлена ​​в размере 820 тыс. Евро в год независимо от размера завода. Считается, что все коммунальные услуги поставляются внешними системами и, таким образом, рассматриваются как чистые эксплуатационные расходы (т.е.вложения не требуются). Коммунальные услуги включают стоимость пара, электричества и охлаждающей воды, необходимых для запуска процесса, и напрямую связаны с количеством уловленного CO 2 . Удельная потребность в паре (D пар ; тонна пара / кг захваченного CO 2 ) зависит от начальной концентрации CO 2 и скорости улавливания, поскольку энергия для отделения CO 2 из газового потока равна чем выше, тем ниже концентрация CO 2 .Конкретная потребность в паре также будет зависеть от конструкции процесса абсорбции и используемого растворителя; однако в данной работе рассматривается только простой цикл с MEA. Цена на пар (P , пар ; € / т) зависит от места и условий энергетического рынка. Удельная стоимость пара (C пар ; евро / кг CO 2 захваченного) определяется следующей корреляцией с потребностью в паре, полученной из оценок в Garðarsdóttir et al. (2018).

    Cs⁢t⁢e⁢a⁢m = Ps⁢t⁢e⁢a⁢m⁢Ds⁢t⁢e⁢a⁢m

    Ds⁢t⁢e⁢a⁢m = 1.1⁢XC⁢O2-0,13

    , где X CO_2 — объемная доля в процентах CO 2 во входящем потоке. Расходы на электричество и охлаждение не так зависят от концентрации CO 2 во входящем потоке и конкретных условий объекта, как потребность в паре, и, следовательно, их удельные затраты остаются постоянными при оценке затрат.

    Цена на пар (P пар ) была оценена на основе ориентировочной оценки наличия избыточного тепла для объектов.Стоимость установки нового котла и парового цикла на месте приводит к стоимости пара в размере 20 евро / МВтч с допущениями, использованными в Али и др. (2018). Однако, если можно использовать избыточное тепло для выработки части необходимого пара, стоимость, очевидно, будет ниже. В таблице 4 приведен один пример для каждого типа промышленности того, как стоимость пара может быть затронута в зависимости от потребности в паре. Целлюлозный завод, а также сталелитейный завод имеют относительно большие паровые циклы на месте, из которых можно удалить пар. Для этих станций стоимость связана с потерями в производстве электроэнергии из-за паровых циклов.Цементный завод и нефтеперерабатывающий завод имеют избыток тепла в виде теплых отходящих газов, которые можно использовать для производства пара низкого давления. В этих случаях затраты на пар связаны со стоимостью котлов-утилизаторов. Сталелитейный завод также имеет избыточное тепло в процессе, которое может быть рекуперировано, например, за счет рекуперации тепла дымовых газов, сухого тушения кокса и сухой грануляции шлака. Таким образом, для сталелитейного завода источники избыточного тепла более разнообразны, чем для других заводов.

    Таблица 4. Пример для одного конкретного участка каждого промышленного сектора предполагаемой стоимости пара для улавливания углерода посредством абсорбции амина для установок с избыточным теплом выше 1 МДж / кг CO. 2 генерируется в зависимости от типа отрасли и степени улавливания.

    Уровни затрат, указанные в Таблице 4, были применены для оценки затрат на пар для конкретной площадки в соответствии с выявленной классификацией избыточного тепла. Обратите внимание, однако, что таблица 4 основана только на примере одного конкретного объекта в промышленном секторе.Если избыточный тепловой потенциал оценивался как низкий, стоимость пара принималась на уровне 20 евро / МВтч, что соответствует затратам на новый котел и мощность парового цикла.

    Если избыточный тепловой потенциал для конкретного объекта был оценен как высокий (т. Е. Выше упомянутого выше порогового значения в 1 МДж / кг выбрасываемого CO 2 ), стоимость пара для улавливания до 1/3 выбросов объекта была принята на уровне затрат, соответствующем средней стоимости пара до 1 МДж / кг, в то время как стоимость пара для остальной части улавливаемых выбросов CO 2 была принята как стоимость, принятая для 90% улавливания со всей площадки (20 € / МВтч).Предполагалось, что нефтехимический завод будет придерживаться того же профиля затрат на пар, что и нефтеперерабатывающие заводы. В случае частичного улавливания 1/3 CO 2 на участке с наименьшими удельными затратами улавливания улавливается с использованием доступного избыточного тепла. Стоит отметить, что модель затрат на пар не учитывает тот факт, что конкретные инвестиционные затраты зависят от необходимой мощности, и вместо этого следует предположению, что затраты на пар включаются как затраты на коммунальные услуги.

    Результаты

    На рисунке 1 представлена ​​кривая предельных затрат на борьбу с выбросами (MACC) для улавливания для 28 заводов в таблице 3 (с коэффициентом улавливания 90%) вместе с соответствующей кривой для транспортировки и хранения с этих площадок.Причина того, что количество источников выбросов (ступеней на рисунке) намного превышает 28, заключается в том, что некоторые из участков содержат несколько источников выбросов.

    Рис. 1. Кривая предельных затрат на сокращение выбросов для улавливания углерода и соответствующие затраты на систему транспортировки и хранения (включая капитальные и эксплуатационные затраты) из шведских источников выбросов> 500 кт CO 2 / год. Следует отметить, что стоимость транспортировки и хранения на судне в определенной точке кривой не может быть напрямую добавлена ​​к стоимости улавливания для любого конкретного источника выбросов, поскольку стоимость транспортировки и хранения для одного завода будет зависеть от объемов CO 2 обрабатывается всей системой.

    Применение улавливания к 28 промышленным предприятиям, исследованным в данной работе, соответствует сокращению выбросов примерно на 23 Мт CO 2 / год, что составляет более 50% от общих выбросов CO 2 в Швеции (от всех секторов). Другой способ увидеть это заключается в том, что, поскольку шведское управление лесным хозяйством в настоящее время дает увеличение накопления углерода в лесах, выбросы ископаемого топлива в Швеции более чем компенсируются за счет улавливания на 28 заводах. Из рисунка 1 видно, что стоимость применения улавливания, транспортировки и хранения CO 2 (сложение двух кривых) на 28 промышленных установках составляет примерно 80–135 евро / т CO 2 .Тем не менее, из-за того, что транспортная инфраструктура, состоящая из узловых станций и судового транспорта, может быть организована по-разному — во время наращивания CCS — добавление кривых таким образом даст только приблизительную стоимость при определенном количестве CO 2 захваченных (значение абсциссы). Подробная информация о затратах на отлов представлена ​​в Таблице 5.

    Таблица 5. Картирование потенциала для реализации улавливания и хранения углерода в шведских источниках выбросов> 500 кт / год.

    Разница в стоимости улавливания 40–110 евро / т CO 2 значительна, хотя и не удивительна, учитывая неоднородность источников выбросов.Недорогие источники обычно имеют высокие концентрации CO 2 , большие объемные потоки и наличие избыточного тепла и встречаются, например, в черной металлургии и цементной промышленности (такие как IS-1, IS-2 и Mi-1 в таблице 5). Источники с самой высокой стоимостью соответствуют источникам небольшого объема, у которых нет избыточного тепла для улавливания. В данном исследовании это, в основном, печи для обжига извести на целлюлозно-бумажных комбинатах, на которые приходится лишь небольшая доля общих выбросов предприятия и поэтому они страдают от низкой экономии на масштабе.Как видно, значительная часть общих улавливаемых выбросов может быть уловлена ​​при затратах на улавливание ниже 70 евро / т CO 2 . Следует отметить, что 15 Мт из 23 Мт СО 2 захвачены биогенного происхождения.

    Как показано на Рисунке 1, затраты на транспортировку и хранение колеблются от примерно 40 евро / т CO 2 для небольшой системы до примерно 25 евро / т CO 2 для большой системы. Эти оценки затрат основаны на предположениях, описанных в разделе «Материалы и методы».Для дальнейшего пояснения следует отметить, что стоимость транспортировки и хранения на судне не может быть напрямую добавлена ​​к стоимости улавливания — поскольку конкретная стоимость для конкретной установки будет зависеть от объемов CO 2 , обрабатываемых всей системой. Стоимость транспортировки и хранения должна соответствовать объему, обрабатываемому системой, а не объему конкретной установки. Эти затраты также предполагают, что источники реализованы в порядке, представленном в MACC.

    Рисунок 2 иллюстрирует влияние избыточного использования тепла на стоимость улавливания для источников выбросов.Учет наличия избыточного тепла (черная пунктирная линия) в оценках затрат дает только умеренное снижение затрат на общий улавливание углерода на объекте (красная пунктирная линия) Причина этого в том, что невозможно обеспечить улавливание 90% общих выбросов объекта. только за счет избыточного тепла, но требуются инвестиции в новые возможности производства пара для покрытия оставшейся потребности в тепле, и этот пар будет поставляться по полной стоимости. В этой оценке затрат учитывается 1 МДж избыточного тепла на 1 кг CO 2 , выделяемого для всех станций с избыточным теплом, даже если для некоторых объектов может быть доступно значительно больше тепла.Однако тот факт, что избыточное тепло не способно обеспечить улавливание 90% выбросов объекта, справедлив для всех рассматриваемых объектов.

    Рис. 2. Влияние избыточного тепла на затраты на улавливание для шведских источников выбросов> 500 кт CO 2 / a. Черная пунктирная линия такая же, как на Рисунке 1. Красная пунктирная линия представляет 90% улавливания общих выбросов объекта с использованием только пара с полной стоимостью. Синяя линия представляет частичный захват CO 2 , который может быть уловлен с помощью 1 МДж избыточного тепла на кг CO 2 , выделяемого на данном участке.

    Влияние на стоимость улавливания за счет возможности полностью исключить новые мощности по выработке пара иллюстрируется стоимостью частичного улавливания, которая представляет собой количество CO 2 , которое можно уловить за счет использования избыточного тепла (Biermann et al., 2018) . Это позволяет значительно снизить затраты на захват, как также показано на рисунке 2 (см. Синюю линию). Для получения результатов, показанных на Рисунке 2, улавливание учитывалось только для участков, на которых, по оценкам, имеется более 1 МДж избыточного тепла на 1 кг выброшенного CO 2 .Этот уровень доступности избыточного тепла использовался для определения количества CO 2 , захваченного этими объектами, также в том случае, если может быть доступно больше избыточного тепла. Обратите внимание, что учитывались отраслевые, а не конкретные затраты на избыточное тепло. Потенциал предотвращения естественным образом снижается только за счет учета избыточного улавливания углерода за счет тепла, что приводит к улавливанию около 4,5 млн т / год (синяя сплошная кривая на Рисунке 2) при затратах на улавливание ниже 30 евро / т CO 2 , как видно из сплошная синяя кривая на рисунке 2.Частичное улавливание следует рассматривать как один из первых вариантов, который может развиваться со временем или сочетаться с другими низкоуглеродными технологиями. Следует отметить, что общие затраты на систему могут быть увеличены, если позднее будет принято решение улавливать оставшиеся выбросы.

    Обсуждение

    Было обнаружено, что для нефтеперерабатывающих заводов и нефтехимического кластера в Стенунгсунде потенциал использования избыточного тепла сильно зависит от температуры. Например, учитывая технологические потоки, которые в настоящее время охлаждаются в воздухоохладителях в Стенунгсунде, доступно около 10 МВт тепла> 130 ° C (используется в этой работе), в то время как 20 МВт и 60 МВт доступны при температурах> 110 ° C. и> 95 ° C соответственно.Таким образом, считается, что при температуре> 130 ° C Stenungsund не имеет потенциала для недорогого производства пара выше 1 МДж на кг выбрасываемого CO 2 . Однако при> 110 ° C или> 95 ° C есть потенциал. Для этих типов промышленных процессов новые растворители, которые допускают более низкие температуры регенерации, могут значительно увеличить потенциал улавливания избыточного тепла за счет углерода.

    Использование избыточного тепла для улавливания углерода конкурирует с другими видами использования тепла. В частности, в Швеции сегодня тепло часто поставляется в сети централизованного теплоснабжения.Однако следует отметить, что CCS и централизованное теплоснабжение не обязательно конкурируют за тепло с одних и тех же уровней температуры. Производство централизованного теплоснабжения не изменяется по фазе и может обеспечиваться низкотемпературным явным теплом, в то время как ребойлер процесса улавливания требует тепла при постоянной температуре для испарения. Следовательно, тепло может оставаться доступным для централизованного теплоснабжения после того, как будет использован весь потенциал улавливания углерода за счет избыточного тепла. Более прямая конкуренция за тепло наблюдается между улавливанием углерода и выработкой электроэнергии в паровых турбинах низкого давления.В этом аспекте развитие декарбонизации рынка электроэнергии важно учитывать при принятии решения между использованием избыточного тепла для производства электроэнергии или для улавливания углерода. В декарбонизированной электроэнергетической системе можно избежать большего количества выбросов за счет использования тепла для процесса улавливания.

    В этом исследовании мы рассмотрели специфические условия участка, такие как географическое положение, характеристики отдельных источников выбросов и наличие избыточного тепла. Однако влияние других критериев, таких как наличие площадей на промышленных площадках и сезонные колебания доступности тепла и / или выбросов, еще предстоит изучить.В регионах с нехваткой воды это может быть решающим фактором, который следует учитывать [см., Например, (Merschmann et al., 2013)], но это не критично в контексте Швеции.

    Кроме того, влияние частичного улавливания на транспортные расходы CO 2 в данной работе подробно не исследовалось. Предполагалось, что вся стоимость транспортного узла была взята, как только первый источник выбросов был подключен к этому узлу. Это приводит к высоким удельным инвестиционным затратам на транспортировку CO 2 , если только небольшие объемы CO 2 (например.g., мало источников, частичный захват) транспортируются в хранилище. Это предположение хорошо согласуется с тем фактом, что транспортные расходы значительно выше при частичном улавливании CO 2 из-за низкой экономии на масштабе транспортной инфраструктуры (особенно от источников выбросов до транспортных узлов).

    Преобразование, необходимое в промышленном секторе для достижения не только необходимых сокращений выбросов, но и целей энергоэффективности и возобновляемых источников энергии, вероятно, повлечет за собой серьезные изменения в существующих промышленных процессах и связанной с ними инфраструктуре, включая закрытие некоторых заводов.Помимо этих изменений, можно ожидать появления новых продуктов, процессов и технологий. Это включает, например, интеграцию новых процессов на биологической основе в (нефте) химических перерабатывающих заводах (вызывающих переход от ископаемых к более биогенным источникам CO 2 ), повышение энергоэффективности (уменьшение количества избыточного тепла) и электрификация процесса (сокращение или устранение выбросов CO 2 процесса, а также влияние на доступность избыточного тепла). Анализ, проведенный в этом исследовании, дает картину затрат на улавливание и хранение углерода не для будущей отрасли с нулевым выбросом, а для нынешней отрасли.Это изображение должно служить индикатором потенциальных уровней затрат и того, как на них влияют различные условия, характерные для объекта, для начальной точки, а не для конечной игры. Результаты показывают, что для достижения рентабельного улавливания углерода необходимо учитывать УХУ при трансформации промышленного сектора. Кроме того, решающее значение для его реализации имеют эффективные инструменты политики, позволяющие применять УХУ; достаточно высокая стоимость разрешений на выбросы в системе EU-ETS для выбросов на основе ископаемого топлива и что политические инструменты (EU-ETS или другой инструмент) должны учитывать отрицательные выбросы, чтобы обеспечить улавливание и хранение биогенных выбросов.

    Заключение

    В этой работе оцениваются общие затраты на улавливание аминового CO 2 на всех (28) шведских промышленных предприятиях, которые выбрасывают 500 кт CO 2 или более в год. Затраты и потенциальные улавливаемые выбросы представлены в форме кривой предельных затрат на сокращение выбросов (MACC) для промышленного улавливания после сжигания в Швеции. В ходе работы составляются схемы энергетических систем электростанций и оценивается стоимость пара, необходимого для улавливания углерода на каждом конкретном участке. Карта рассматривает потенциал недорогостоящего производства пара за счет использования избыточного тепла от технологического охлаждения и доступную мощность существующей местной энергетической системы.

    MACC показывает, что улавливание CO 2 , примененное к 28 промышленным объектам, улавливает выбросы CO 2 , соответствующие более чем 50% общих выбросов CO 2 в Швеции (из всех секторов). С учетом затрат на систему транспортировки и хранения это может быть достигнуто по цене от 80 евро / т CO 2 до 135 евро / т CO 2 , в зависимости от источника выбросов. Результаты показывают значительную разницу в стоимости улавливания между источниками выбросов (40–110 евро / т) и что около 2/3 выбросов из источников> 500 кт / год может быть уловлено при затратах 70 евро / т.Частичный захват может снизить стоимость захвата и, таким образом, может служить недорогим вариантом для внедрения CCS.

    Применение оценок доступного избыточного тепла для улавливания энергии в оценках затрат дает только умеренное снижение затрат при коэффициенте улавливания 90%. Основная причина заключается в том, что улавливание 90% углерода невозможно без инвестиций в новые парогенераторы ни в одном из рассмотренных случаев. Влияние на стоимость улавливания только за счет улавливания количества CO 2 , которое может быть покрыто избыточным технологическим теплом — случаи частичного улавливания — дают затраты на улавливание в диапазоне 20–40 евро / т.Однако это вариант только для ограниченного количества выбросов (около 4,5 Мт / год по сравнению с 23 Мт / год в случае захвата 90%).

    Портфель тематических исследований и база данных ChICaSP считаются ценным инструментом, включающим подробные данные о площадках для более чем 40% рассмотренных заводов и данные для косвенной оценки для остальных заводов с использованием опыта и внешних источников. Для дальнейшего улучшения оценки следует провести больше тематических исследований вместе с оценкой вариантов смягчения последствий, помимо улавливания углерода, таких как электрификация и увеличение использования биомассы.

    Заявление о доступности данных

    Наборы данных для этого исследования можно найти в цитируемых статьях, а также в предоставленных таблицах.

    Авторские взносы

    FJ и FN разработали исследование вместе, а ES обеспечил значительную часть обработки и оценки данных. Все авторы обсудили и интерпретировали результаты и совместно написали рукопись.

    Финансирование

    Эта работа была софинансирована Шведским энергетическим агентством (проект ZEROC) и проектом Mistra Carbon Exit.Эта работа была основана на более раннем обзоре аннотации к 14-й Int. Конф. по контролю за парниковыми газами.

    Конфликт интересов

    Авторы заявляют, что исследование проводилось при отсутствии каких-либо коммерческих или финансовых отношений, которые могут быть истолкованы как потенциальный конфликт интересов.

    Сноски

    Список литературы

    Али, Х., Эльдрупа, Н. Х., Норманн, Ф., Андерссон, В., Скагестад, Р., Матисен, А. и др.(2018). Оценка затрат на сети рекуперации тепла для утилизации избыточного промышленного тепла для поглощения углекислого газа. Внутр. J. Greenh. Газовый контроль 74, 219–228. DOI: 10.1016 / j.ijggc.2018.05.003

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Андерссон, В., Франк, П.-А, и Бернтссон, Т. (2016). Технико-экономический анализ CCS дожигания с избыточным теплом на нефтеперерабатывающем заводе. Внутр. J. Greenh. Газ-контроль 45, 130–138. DOI: 10.1016 / j.ijggc.2015.12.019

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Андерссон В., Хильверо Х., Франк П. -А, Норманн Ф. и Бернтссон Т. (2014). Эффективное использование промышленного избыточного тепла для улавливания CO 2 после сжигания: пример из сектора нефтепереработки. Энергетические процедуры 63, 6548–6556. DOI: 10.1016 / j.egypro.2014.11.691

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Бергут, Н., Меерман, Х., ван ден Брук, М., и Файдж, А. (2019). Оценка путей развертывания для сокращения выбросов парниковых газов на промышленном предприятии — тематическое исследование для сложного нефтеперерабатывающего завода. Заявл. Энергия 236, 354–378. DOI: 10.1016 / j.apenergy.2018.11.074

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Бирманн, М., Норманн, Ф., Джонссон, Ф., и Скагестад, Р. (2018). Частичное улавливание углерода с помощью цикла абсорбции для снижения удельных затрат на улавливание. Нью-Йорк, Нью-Йорк: Американское химическое общество.

    Google Scholar

    Де Пи, А., Пиннер, Д., Рулофсен, О., Сомерс, К., Спилман, Э., и Виттевин, М. (2018). Декарбонизация промышленных секторов: новые рубежи. Нью-Йорк, Нью-Йорк: McKinsey & Company.

    Google Scholar

    Делин, Л., Берглин, Н., Лундстрем, А., Самуэльссон, А., Баклунд, Б., и Сивард, А. (2005). Завод по производству беленой крафт-целлюлозы — Отчет FRAM № 9. Стокгольм: STFI-Packforsk.

    Google Scholar

    Garðarsdóttir, S., de Lena, E., Romano, M., Roussanaly, S., Voldslund, M., Pérez-Calvo, J. F., et al. (2019). Сравнение технологий для CO 2 Улавливание при производстве цемента — Часть 2: анализ затрат. Энергия 12: 542. DOI: 10.3390 / en12030542

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Garðarsdóttir, S., Normann, F., Skagestad, R., and Johnsson, F. (2018). Инвестиционные затраты и CO 2 потенциал сокращения улавливания углерода промышленными предприятиями — пример из Швеции. Внутр. J. Greenh. Газ-контроль 76, 111–124. DOI: 10.1016 / j.ijggc.2018.06.022

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Гюлеч Ф., Мередит В. и Снейп К.Е. (2020). Прогресс в технологиях улавливания CO 2 для установок флюид-каталитического крекинга (FCC) — обзор. Фронт. Energy Res. 8:62. DOI: 10.3389 / fenrg.2020.00062

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    МЭА, (2013). Дорожная карта технологии — Улавливание и хранение углерода. Париж: МЭА.

    Google Scholar

    Якобсен, Дж., Руссанали, С., и Анантараман, Р. (2017). Технико-экономический пример цепочки улавливания, транспортировки и хранения CO 2 на цементном заводе в Норвегии. J. Clean. Prod. 144, 523–539. DOI: 10.1016 / j.jclepro.2016.12.120

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Кьярстад, Дж., Скагестад, Р., Эльдруп, Н. Х., и Джонссон, Ф. (2016). Судовой транспорт — недорогой и низкий риск перевозки CO 2 в странах Северной Европы. Внутр. J. Greenh. Газовый контроль 54, 168–184. DOI: 10.1016 / j.ijggc.2016.08.024

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Курамочи, Т., Рамирес, А., Туркенбург, В., и Faaij, A. (2012). Сравнительная оценка технологий улавливания CO 2 для углеродоемких промышленных процессов. Прог. Энергия сгорания. Sci. 38, 87–112. DOI: 10.1016 / j.pecs.2011.05.001

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Лисон Д., Мак Доуэлл Н., Шах Н., Пети К. и Феннелл П. С. (2017). Технико-экономический анализ и систематический обзор улавливания и хранения углерода (CCS) применительно к черной металлургии, цементной, нефтеперерабатывающей и целлюлозно-бумажной промышленности, а также к другим источникам высокой чистоты. Внутр. J. Greenh. Газ-контроль 61, 71–84. DOI: 10.1016 / j.ijggc.2017.03.020

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Мандова, Х., Патрицио, П., Ледук, С., Кьярстад, Дж., Ван, К., Веттерлунд, Э. и др. (2019). Обеспечение углеродно-нейтрального производства чугуна и стали в Европе за счет использования биоэнергетики с улавливанием и хранением углерода. J. Clean. Prod. 218, 118–129. Май., DOI: 10.1016 / j.jclepro.2019.01.247

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Мершманн, П.Р. К., Васкес, Э., Шкло, А. С., и Шеффер, Р. (2013). Моделирование потребностей в водопользовании для ТЭЦ с CCS в выбранных бразильских водных бассейнах. Внутр. J. Greenh. Gas Control 13, 87–101. DOI: 10.1016 / j.ijggc.2012.12.019

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Онархейм, К., Матисен, А., Арасто, А. (2015). Барьеры и возможности применения CCS в промышленности Скандинавии — отраслевой подход. Внутр. J. Greenh. Газ-контроль 36, 93–105.DOI: 10.1016 / j.ijggc.2015.02.009

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Онархейм, К., Сантос, С., Кангас, П., и Ханкалин, В. (2017). Производительность и стоимость CCS в целлюлозно-бумажной промышленности, часть 2: экономическая целесообразность улавливания CO 2 после сжигания на основе амина. Внутр. J. Greenh. Газ-контроль 66, 60–75. DOI: 10.1016 / j.ijggc.2017.09.010

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Рошедо, П. Р. Р., Коста, И. В. Л., Империо, М., Хоффманн, Б.С., Мершманн, П.Р.С., Оливейра, К.С.Н. и др. (2016). Потенциал улавливания углерода и затраты в Бразилии. J. Clean. Prod. 131, 280–295. DOI: 10.1016 / j.jclepro.2016.05.033

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Rogelj, J., Shindell, D., Jiang, K., Fifita, S., Forster, P., Ginzburg, V., et al. (2018). «Пути смягчения последствий, совместимые с 1,5 ° C в контексте устойчивого развития», в документе Глобальное потепление на 1,5 ° C. Специальный доклад МГЭИК о последствиях глобального потепления 1.На 5 ° C выше доиндустриальных уровней и соответствующих глобальных путей выбросов парниковых газов, в контексте усиления глобального реагирования на угрозу изменения климата , ред. Д. Робертс, Дж. Скеа, П. Р. Шукла, А. Пирани и В. Муфума-Окия, К. Пеан и др. (Лондон: IntechOpen).

    Google Scholar

    Скагестад, Р., Гаргарсдоттир, С., Норманн, Ф., Анхеден, М., и Вольф, Дж. (2018). «Пример частичного улавливания CO 2 на целлюлозном заводе — затраты на улавливание CO 2 », в материалах Труды 14-й Международной конференции по технологиям контроля парниковых газов .Доступно в Интернете по адресу: www.ssrn.com/index.cfm/en/energyrn/ads/05132019ann003/

    Google Scholar

    Сундквист М., Бирманн М., Норманн Ф., Ларссон М. и Нильссон Л. (2018). Оценка вариантов интеграции низкого и высокого уровня для улавливания углерода на металлургическом комбинате. Внутр. J. Greenh. Газ-контроль 77, 27–36. DOI: 10.1016 / j.ijggc.2018.07.008

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Свенссон, Э., Бокинг, П., Харви, С., и Норманн, Ф. (2019). Портфолио практических примеров Chalmers Industrial — содержание, структура и примеры приложений. Гетеборг: Технологический университет Чалмерса.

    Google Scholar

    Шведское министерство окружающей среды (2017). Основы климатической политики Швеции . Стокгольм: государственные учреждения Швеции; Министерство окружающей среды.

    Google Scholar

    границ | B-клетки маргинальной зоны являются основными продуцентами IgM у людей, и их количество снижается у пациентов с аутоиммунным васкулитом

    Введение

    B-клеток у мышей хорошо охарактеризованы и обычно делятся на три подгруппы; B1, B-клетки фолликулярной и маргинальной зоны (MZ), причем две последние также называются B-клетками B2 (1).В-клетки B1 спонтанно вырабатывают антитела (естественные антитела) и к Т-клеточно-независимым (TI) антигенам, в то время как фолликулярные B-клетки развиваются в плазматические клетки после созревания в B-клеточных фолликулах, где они взаимодействуют с T-клетками после встречи со своими родственными им. антиген (т.е. Т-клеточно-зависимые (TD) антигены) (1, 2). B-клетки MZ могут, подобно B-клеткам B1, продуцировать естественные антитела и антитела в ответ на антигены TI, но также и на антигены TD (3, 4). Однако B1 B-клетки являются основным источником естественных антител.Природные антитела и антитела TI обладают широкой специфичностью и низким сродством и часто относятся к классу IgM (3, 5). Это контрастирует с антителами, продуцируемыми к антигенам TD, которые обладают высокой антигенспецифичностью, высоким сродством и относятся к классу IgG, IgA или IgE (2, 6). B-клетки B1 и MZ, которые считаются врожденными клетками, имеют ограниченный репертуар антител, распознавая в основном общие бактериальные мотивы и аутоантигены (1, 3). Они важны для раннего ответа антител на вторжение патогенов, а также для поддержания гомеостаза за счет удаления мертвых / умирающих клеток и клеточного мусора (7, 8).Врожденные B-клетки также обладают регуляторными функциями за счет продукции IL-10 (9). Аналоги субпопуляций B-клеток мышей можно найти также у людей. Стадии созревания фолликулярных B-клеток от наивных B-клеток до плазматических клеток, а также фенотипические изменения во время этого процесса хорошо описаны, в то время как до сих пор нет единого мнения относительно пути развития или характерного фенотипа врожденных B-клеток. ячейки (10, 11). Тем не менее, CD27 + IgD + IgM высокий были предложены в качестве релевантных маркеров для MZ-подобных B-клеток и CD20 + CD27 + CD43 + CD70 для B1-подобных B- клетки, поскольку эти клетки обладают существенным функциональным сходством с соответствующими клетками мышей (11).Однако вопрос о том, действительно ли определение B1-подобных B-клеток действительно представляет собой популяцию, аналогичную B-клеткам B1 у мышей, является предметом споров (12, 13).

    Центральные и периферические механизмы толерантности служат для предотвращения развития аутореактивных лимфоцитов и ограничения сильных реакций на себя на периферии (14). Аутоиммунное заболевание может возникнуть, когда лимфоциты избегают этих механизмов толерантности, поскольку это позволяет взаимодействовать аутореактивным В- и Т-клеткам с производством патогенных аутоантител.В-клетки, продуцирующие патогенные аутоантитела, могут происходить как от аутореактивных, так и не аутореактивных предшественников (14). Длительное воздействие аутоантигенов связано с развитием аутоиммунных заболеваний. Следовательно, продукция естественных и T1 аутоантител врожденными B-клетками и помощь в клиренсе аутоантигенов считается важным механизмом предотвращения развития аутоиммунных заболеваний (15-17).

    Васкулит, ассоциированный с цитоплазматическими антителами нейтрофилов (ANCA) (AAV), представляет собой группу аутоиммунных заболеваний, характеризующихся слабым иммунным некротизирующим воспалением мелких сосудов и производством аутоантител против протеиназы 3 (PR3-ANCA) и миелопероксидазы (MPO-ANCA). ) (18).AAV включают гранулематозный с полиангиитом (GPA), микроскопический полиангиит (MPA) и эозинофильный гранулематозный с полиангиитом (EGPA) (18, 19). ANCA участвуют в патогенезе через активацию нейтрофилов путем связывания с PR3 или MPO на поверхности клетки (20–23). Сообщалось, что у здоровых людей также есть аутореактивные PR3-специфические B-клетки (24), а также циркулирующие антитела со специфичностью, аналогичной PR3-ANCA и MPO-ANCA (25). Это говорит о том, что антитела с реактивностью ANCA принадлежат к репертуару природных и TI-антител.Также было высказано предположение, что патогенность ANCA зависит от активности заболевания (23, 26), что дополнительно указывает на то, что не все ANCA являются патогенными. AAV является рецидивирующим и ремиттирующим заболеванием, и есть несколько указаний на то, что ремиссия при AAV является активным состоянием, при котором процесс субклинического заболевания находится под контролем регуляторных механизмов. Таким образом, дефектные регуляторные механизмы могут повышать активность болезни, а также могут способствовать ее развитию.

    Чтобы расширить знания о врожденных В-клетках человека, а также об их роли в аутоиммунных заболеваниях, мы исследовали продукцию различных подклассов антител (IgM, IgG и IgA) и цитокинов (TNF и IL-10) под действием MZ. -подобные B-клетки у здоровых людей (HC) и у пациентов с аутоиммунным васкулитом.Мы также использовали многоцветную проточную цитометрию для исследования частоты циркуляции MZ-подобных и B1-подобных B-клеток, и мы связали наши результаты с активностью заболевания, лечением и уровнями аутоантител.

    Материалы и методы

    Исследуемая популяция

    пациентов и исследуемых групп HC были набраны в отделениях ревматологии и нефрологии университетской больницы в Линчёпинге, Швеция. Для функционального исследования B-клеток были включены 7 пациентов с AAV (все GPA) и 8 HC.Все пациенты находились в стадии ремиссии (оценка активности бирмингемского васкулита (BVAS) равнялась 0) (таблица 1). В исследование фенотипа В-клеток были включены 64 пациента с AAV и 31 HC. 34 пациента находились в стадии ремиссии, а у 28 пациентов было активное заболевание (таблица 2). Пациенты, ранее получавшие ритуксимаб (RTX) и менее 0,5% B-клеток в популяции лимфоцитов, были исключены из этого исследования. Пациентам в обеих когортах был поставлен диагноз AAV в соответствии с алгоритмом Европейского агентства по лекарственным средствам (27). Данные об активности заболевания, распространении заболевания, лечении и серологии ANCA для обеих когорт были получены из медицинских записей.Это исследование было одобрено Региональным советом по этике Линчёпинга. Все субъекты дали письменное информированное согласие в соответствии с Хельсинкской декларацией.

    Таблица 1 . Изучите популяцию для функциональных исследований В-клеток.

    Таблица 2 . Изучить популяцию для фенотипирования В-клеток.

    Выделение мононуклеарных клеток периферической крови (PBMC) и B-клеток

    Кровь забирали в пробирки, обработанные гепарином (Terumo Europe N.В., Лёвен, Бельгия). Количество лейкоцитов (WBC) и абсолютное количество циркулирующих лимфоцитов анализировали в лаборатории клинической химии при университетской больнице Линчёпинга (Cell-Dyn Sapphire; Abbot, Abbot Park, IL, USA). PBMC выделяли градиентным центрифугированием на Ficoll (GE Healthcare, Упсала, Швеция). PBMC для фенотипических анализов ресуспендировали в замораживающей среде, содержащей 90% фетальной телячьей сыворотки (FBS) (GE Healthcare) и 10% диметилсульфоксида (Sigma-Aldrich, Сент-Луис, Миссури, США), помещали в комнату с закалкой Mr.Контейнер для замораживания Frosty (Thermo Fisher Scientific, Уолтем, Массачусетс, США), а затем поместите в морозильную камеру при –70 ° C на 24–48 часов. Затем образцы были переданы на криоконсервацию в жидком азоте. B-клетки, которые должны были использоваться для функциональных исследований, были обогащены из свежих PBMC путем сортировки с магнитной активацией клеток посредством положительной селекции с использованием CD19 MicroBeads (Miltenyi Biotec, Bergisch Gladbach, Германия) перед выделением субпопуляций B-клеток (см. Раздел Клетки, активированные флуоресценцией). Сортировка (FACS) подмножеств B-клеток для функциональных исследований).

    Проточная цитометрия для фенотипирования В-клеток

    Для фенотипических анализов РВМС размораживали на водяной бане при 37 ° C, а затем дважды промывали в 9 мл RPMI 1640 (Gibco Paisley, Великобритания) + 10% FBS (первая промывка в среде 37 ° C и вторая промывка в среде с комнатной температурой. ). Жизнеспособность клеток после оттаивания контролировали с помощью исключения красителя трипанового синего и превышали 90% в большинстве образцов. Клетки ресуспендировали в PBS + 0,1% FBS перед маркировкой поверхностных молекул для сравнения пропорций и уровней B-клеток с переключенной памятью (SwMe) (CD19 + CD27 + IgD ), без переключения памяти (NSM ) B-клетки (CD19 + CD27 + , IgD + ), наивные B-клетки (CD19 + CD27 IgD + ), дважды отрицательные (DN) B-клетки (CD19 + CD27 IgD ), MZ-подобные B-клетки (CD19 + CD27 + IgD + IgM high ) и B1-подобные B-клетки (CD20 + CD27 + CD43 + CD70 ) (Рисунок S1).FMO-контроли или FMO-контроли в сочетании с изотипическими контролями использовали для установки соответствующих ворот для определения положительности для конкретной поверхностной молекулы. IgD-V500 был куплен у BD Biosciences (Сан-Хосе, Калифорния, США), тогда как остальные антитела были куплены у BioLegend (Сан-Диего, Калифорния, США). Образцы обрабатывали на проточном цитометре Gallios (Beckman Coulter, Бреа, Калифорния, США) на средней скорости, чтобы избежать турбулентности, и регистрировали ~ 1000 событий в секунду. Процедура замораживания и оттаивания не влияла на пропорции исследованных субпопуляций B-клеток (HC, n = 4) (данные не показаны).Абсолютное количество субпопуляций B-клеток было основано на доле (%) B-клеток в популяции лимфоцитов в сочетании с абсолютным количеством лимфоцитов из WBC.

    Сортировка активированных флуоресценцией клеток (FACS) субпопуляций B-клеток для функциональных исследований

    Для функциональных исследований мы включили CD45RB в нашу стратегию стробирования, чтобы более детально различать В-клетки SwMe, наивные В-клетки и MZ-подобные В-клетки (11). Свежие обогащенные B-клетки ресуспендировали в PBS + 0,1% FBS и метили антителами для определения B-клеток SwMe (CD19 + CD27 + IgD CD45RB high ), наивные B-клетки (CD19 + CD27 IgD CD45RB низкий ) и MZ-подобные B-клетки (CD19 + CD27 + IgD + IgM высокий CD45RB высокий ).Клетки также были помечены на CD3, чтобы избежать загрязнения Т-клетками во время сортировки. FMO-контроли или FMO-контроли в сочетании с изотипическими контролями использовали для установки соответствующих ворот для определения положительности для конкретной поверхностной молекулы. IgD-VH500 был куплен у BD Biosciences, а CD45RB у Thermo Fisher (Рокфорд, Иллинойс, США), тогда как другие антитела были куплены у BioLegend. В-клетки ресуспендировали при 2,5 × 10 6 клеток / мл в PBS + 2% FBS перед сортировкой на BD FACSARIA III (BD Biosciences).Сортировка производилась с использованием сопла 100 мкм со скоростью ~ 2000 событий / с. Отсортированные B-клетки собирали в 5 мл пробирки для проточной цитометрии, покрытые FBS, содержащие 1 мл RPMI 1640 + 10% FBS. Подмножества В-клеток повторно анализировали в связывающем буфере аннексина V (BD Biosciences; разбавленный 1:10 в дистиллированной воде) вместе с аннексином V (Biolegend) для оценки жизнеспособности клеток. Жизнеспособность клеток в целом была хорошей для пациентов как с HC, так и с AAV [медиана HC MZ-подобных B-клеток 89% (диапазон 86–92), SwMe B-клетки 90% (диапазон 88–95) и наивные B-клетки 90% ( диапазон 86–95) и AAV медианы MZ-подобных B-клеток 88% (диапазон 86–98), SwMe B-клеток 92% (диапазон 92–98) и наивных B-клеток 88% (диапазон 86–92) ].Чистота различных субпопуляций была неизменно высокой [медиана HC MZ-подобных B-клеток 94% (диапазон 91–97), SwMe B-клеток 98% (диапазон 97–100) и наивных B-клеток 99% (диапазон 98–97). 100) и AAV медианы MZ-подобных B-клеток 95% (диапазон 91–99), SwMe B-клеток 98% (диапазон 97–100) и наивных B-клеток 97% (диапазон 93–100)], за исключением во время выделения наивных B-клеток от двух пациентов, у которых были контаминации SwMe B-клеток, что привело к чистоте наивных B-клеток 54 и 83%. Поэтому эти два образца наивных В-клеток были исключены из исследования.

    Измерение продукции антител с помощью ELISA

    Отсортированные субпопуляции B-клеток ресуспендировали до 50 × 10 3 клеток / мл в RPMI 1,640 с добавлением 10% FBS и 1% пенициллина / стрептомицина и культивировали в течение 5 дней при 37 ° C и 5% CO 2 , либо в присутствии 1 мкг / мл CpG-олигодезоксинуклеотидов (ODN) класса B (CpG-B ODN, ODN 2006; Invivogen, Сан-Диего, Калифорния, США), либо без стимуляции. Затем клетки центрифугировали и собирали супернатанты. 96-луночные планшеты medisorp (Thermo Fisher) покрывали в течение ночи при 4 ° C 10 мкг / мл анти-IgM (Dako, Санта-Клара, Калифорния, США), 10 мкг / мл анти-IgA (Dako) и с 2.5 мкг / мл антител против IgG (Mabtech, Стокгольм, Швеция). Для IgG ELISA этап блокирования выполняли на следующий день в течение 1 часа с PBS + 0,05% Tween 20 + 0,1% FBS. Стандартные кривые с 13 точками в диапазоне от 250 до 0,313 нг / мл использовали для всех ELISA. Стандарты и образцы (разведенные 1: 4 во всех ИФА) в двух экземплярах инкубировали в течение 2 ч при комнатной температуре. После промывания, конъюгированные с HRP антитела против IgM (1: 1000) (Dako) и анти-IgA (1: 4000) (Dako) для ELISA IgM и IgA соответственно добавляли на 2 часа при комнатной температуре.После еще одной стадии промывки в течение 8 минут добавляли тетраметилбензидин (TMB) с последующим добавлением стоп-раствора H 2 SO 4 . Что касается IgG ELISA, после инкубации со стандартами и образцами и последующей стадии промывки эти планшеты инкубировали с анти-IgG-антителами, конъюгированными с щелочной фосфатазой (ALP) (Mabtech), в течение 2 часов при комнатной температуре. После еще одной стадии промывки добавляли фосфатазный субстрат для ALP (Sigma Aldrich) и планшеты инкубировали 40 мин перед считыванием.Планшеты для ELISA с IgG считывали при 405 нм, а планшеты с IgM и IgA для ELISA при 450 нм в считывающем устройстве для микропланшетов VersaMax ELISA (Molecular Devices, Саннивейл, Калифорния, США).

    ELISPOT для определения продукции IL-10 и TNF

    Наборы человеческого TNF-α ELISpot BASIC (ALP) и Human IL-10 ELISpot BASIC (ALP) (Mabtech) использовали для измерения количества клеток, продуцирующих TNF и IL-10, соответственно, согласно производителям. инструкции. Вкратце, 96-луночные планшеты с поливинилидендифторидной мембраной (Merck Millipore, Берлингтон, Массачусетс, США) обрабатывали 35% этанолом в течение 1 мин и затем покрывали 15 мкг / мл анти-IL-10 или антителами против TNF (Mabtech ) в течение ночи при 4 ° C.Затем планшеты блокировали RPMI 1640 + 10% FBS в течение 1 ч при комнатной температуре. Отсортированные субпопуляции B-клеток ресуспендировали до 50 × 10 3 клеток / мл в RPMI 1640 с добавлением 10% FBS и 1% пенициллина / стрептомицина и культивировали в течение 36 часов при 37 ° C и 5% CO 2 либо в присутствии 10 мкг / мл CpG-B ODN (Invivogen) или без стимуляции. Для обнаружения пятен через 36 часов планшеты инкубировали с детектирующими антителами к TNF (0,5 мкг / мл) или IL-10 (1 мкг / мл) (Mabtech) в течение 2 часов при комнатной температуре.Затем антителам стрептавидин-ALP (1: 1000) (Mabtech) давали возможность связываться в течение 1 ч при комнатной температуре перед добавлением TMB для развития пятен. Когда появлялись отчетливые пятна, через 10 минут для всех пластинок развитие окраски останавливали, тщательно промывая пластину деионизированной водой. Планшеты оставляли сушиться перед анализом в автоматизированном процессе с использованием Bioreader 5000 Pro-F для планшетов ELISPOT (Bio-Sys GmbH, Карбен, Германия). Размер пятна 10 мкм использовался в качестве отсечки.

    Статистика

    Данные были проанализированы с помощью GraphPad Prism, версия 6.02 (GraphPad Software, Сан-Диего, Калифорния, США). Точный критерий Фишера и критерий хи-квадрат использовались для сравнения дискретных переменных в таблицах непредвиденных обстоятельств 2 × 2 и 3 × 2, соответственно. Для определения того, имеют ли данные о продолжающихся переменных гауссово распределение, использовались комплексные тесты Д’Агостино и Пирсона. Все данные имели негауссовское распределение, и поэтому критерий Краскела-Уоллиса с последующим критерием множественного сравнения Данна использовался при сравнении более двух групп с независимыми наблюдениями, а U-критерий Манна-Уитни применялся для сравнения между двумя группами с независимыми наблюдениями.Данные представлены в виде медианы и межквартильного размаха (IQR). Для корреляционного анализа был рассчитан коэффициент ранговой корреляции Спирмена (r s ). Значение P <0,05 считалось статистически значимым во всех анализах.

    Результаты

    MZ-подобные B-клетки продуцируют антитела класса IgM, а также TNF и IL-10

    Для того, чтобы оценить функциональные свойства MZ-подобных B-клеток человека, продуцирование цитокинов и антител было измерено in vitro и сравнено с таковым из наивных B-клеток и SwMe B-клеток.При стимуляции CpG-B ODN клеток из HC MZ-подобные B-клетки продуцировали IgM, тогда как B-клетки SwMe в основном продуцировали IgG и IgA. С другой стороны, наивные В-клетки не продуцировали ни одного из исследуемых подклассов антител, несмотря на стимуляцию (рис. 1А). MZ-подобные B-клетки показали некоторую спонтанную продукцию IgM, в то время как спонтанная продукция была низкой для всех подклассов Ig другими субпопуляциями B-клеток (рис. 1B). Продукция Ig также измерялась в соответствующих клетках у пациентов с аутоиммунным васкулитом, все из которых получали поддерживающую терапию низкими дозами и были положительными на PR3-ANCA при постановке диагноза (таблица 1).Субпопуляции B-клеток от пациентов продуцировали такое же количество антител, как и от HC, при стимуляции CpG-B ODN (рис. 1C), а также спонтанно (данные не показаны). Как MZ-подобные, так и SwMe B-клетки и до некоторой степени наивные B-клетки продуцировали TNF и IL-10 после стимуляции CpG-B ODN (рис. 1D). Некоторые MZ-подобные и SwMe B-клетки также продуцируют IL-10 спонтанно, тогда как TNF спонтанно продуцируется всеми субпопуляциями B-клеток (Рисунок S3). В-клетки SwMe от пациентов продуцировали TNF в меньшей степени, чем у пациентов с HC (рис. 1D), но соотношение продукции TNF и IL-10 для различных субпопуляций B-клеток, однако, не различается значительно между пациентами и HC ( Рисунок 1D).

    Рисунок 1 . Продукция антител и цитокинов in vitro различными субпопуляциями В-клеток. (A) Стимуляция B-клеток здорового контроля (HC) олигодезоксинуклеотидами CpG-B (ODN) показала, что B-клетки, подобные маргинальной зоне (MZ), являются основными продуцентами IgM, тогда как переключенная память (SwMe) B -клетки в основном продуцируют IgG и IgA. (B) Спонтанная продукция Ig обычно была недостаточной среди различных субпопуляций B-клеток, но MZ-подобные B-клетки продуцировали IgM спонтанно. (C) B-клетки от пациентов в ремиссии вели себя очень похоже на таковые от HC в отношении продукции антител после стимуляции CpG-B ODN, без значительных различий между группами. (D) MZ-подобные B-клетки и В-клетки SwMe продуцировали большую часть TNF и IL-10 после стимуляции CpG-B ODN, но B-клетки SwMe от пациентов продуцировали TNF в меньшей степени, чем B-клетки SwMe из HC. Однако не было различий в соотношении TNF / IL-10 среди различных субпопуляций B-клеток у пациентов и HC.Для сравнения более двух групп с независимыми наблюдениями (A, B) использовался критерий Краскела-Уоллиса с последующим критерием множественного сравнения Данна, а для сравнения между двумя группами с независимыми наблюдениями (C, D) применялся U-критерий Манна-Уитни. ) . Столбцы указывают на медианный и межквартильный размах. * p <0,05, ** p <0,01, *** p <0,001, **** p <0,0001.

    Пропорции и абсолютные числа всех В-клеток

    Всего в исследование фенотипа было включено 62 пациента.Ни у одного пациента не брали пробы дважды. Пациенты имели GPA или MPA. Все пациенты с активным заболеванием ( n = 28) были отобраны до начала индукционной терапии циклофосфамидом или ритуксимабом (RTX), и большинство из них не получали стероидов или получали только низкие дозы (Таблица 2). Среди пациентов с активным заболеванием у 18 было впервые диагностировано заболевание, а у 10 была взята проба во время рецидива. Большинство из 34 пациентов, отобранных в стадии ремиссии, получали поддерживающую терапию, и 11 из них ранее получали RTX, при этом среднее время от приема дозы до отбора проб составляло 26 месяцев (таблица 2).Количество лимфоцитов было ниже как во время активного заболевания, так и во время ремиссии по сравнению с HC [медиана активности 1,2 × 10 9 / л (IQR 0,8–1,1,9 × 10 9 ) и ремиссии 1,6 × 10 9 / л (IQR 1,2. –2) по сравнению с HC 2.0 (IQR 1,7–2,4 × 10 9 / л), p <0,0001 и p = 0,0184 соответственно]. Однако процент В-клеток в популяции лимфоцитов не отличался между группами [медиана активных 5,3% (IQR 2,6–7,5) против ремиссии 5,3% (IQR 2,3–6.6)] по сравнению с HC 5,1% (IQR 3,8–7,5).

    Снижение частоты появления врожденных B-клеток у пациентов с AAV

    Доля MZ-подобных B-клеток в популяции B-клеток, а также абсолютное количество этих клеток были снижены в кровотоке во время активного заболевания и ремиссии по сравнению с HC (Рисунки 2A, B). Доля B1-подобных B-клеток в популяции B-клеток также была снижена у пациентов с активным заболеванием, тогда как абсолютное количество этих клеток было ниже у пациентов независимо от активности заболевания (Рисунки 2C, D).Пациенты с активным заболеванием обладали более низким процентным содержанием B-клеток SwMe в популяции B-клеток по сравнению с HC (рис. S2). Абсолютное количество как B-клеток SwMe, так и B-клеток NSM было снижено у пациентов независимо от активности заболевания (рисунок S2).

    Рисунок 2 . Уровни маргинальной зоны (MZ) -подобных и B1-подобных B-клеток в кровообращении. (A) Пациенты с активным заболеванием и пациенты в стадии ремиссии демонстрировали пониженный процент MZ-подобных B-клеток в популяции B-клеток, (B) , а также более низкие абсолютные количества этих клеток в кровотоке по сравнению с здоровый контроль. (C, D) Процент B1-подобных B-клеток снижался только во время активного заболевания, тогда как абсолютные числа были ниже в обеих группах пациентов. Серые треугольники представляют 14 пациентов с активной болезнью, не получавших лечения. Для сравнения более двух групп с независимыми наблюдениями (A – D) использовался критерий Краскела-Уоллиса с последующим критерием множественного сравнения Данна. Столбцы указывают на медианный и межквартильный размах. * p <0,05, ** p <0,01, *** p <0.001, **** p <0,001.

    Влияние возраста и пола на субпопуляции B-клеток

    Не было значительных различий в субпопуляциях B-клеток между женщинами и мужчинами среди HC (данные не показаны). Как доля, так и абсолютное количество B1-подобных B-клеток отрицательно коррелировали с возрастом в HC (rs = -0,39, p = 0,029 и rs = -0,36, p = 0,045, соответственно). Хотя это и не является статистически значимым, пропорция и количество MZ-подобных B-клеток также имеют тенденцию к снижению с возрастом при HC (rs = -0.34, p = 0,058 и rs = -0,33, p = 0,073, соответственно]. Однако не было значительных различий в возрасте между группами, хотя HC были немного моложе [медиана активного 65 лет (IQR 59–78) против ремиссии 69 лет (IQR 48–77) против HC 60 лет (IQR 56–78). 65)].

    Влияние лечения на субпопуляции B-клеток

    Активная болезнь

    Чтобы убедиться, что наши данные о субпопуляциях B-клеток у пациентов с активным заболеванием не были вызваны ранее назначенным лечением, мы сравнили результаты подгруппы пациентов, которые не получали лечение (начало заболевания), с данными HC (Таблица 3). .У этих активных пациентов были уменьшенные пропорции и абсолютное количество B1-подобных, MZ-подобных и SwMe B-клеток, а также уменьшенное количество NSM B-клеток по сравнению с HC, результаты, которые очень похожи на результаты анализов, включающих всех активных пациентов (рис. 1 и рисунок S2). Кроме того, у них была уменьшенная доля В-клеток NSM и увеличенная доля В-клеток DN (Таблица S1).

    Таблица 3 . Сравнение субпопуляций В-клеток у пациентов с ААВ, ранее не получавших активного лечения, с ГК.

    Ремиссия
    Ритуксимаб

    Поскольку известно, что лечение RTX влияет как на количество, так и на состав B-клеток, мы оценили влияние этого лечения на наших пациентов в стадии ремиссии.Хотя процентное и абсолютное количество всей популяции B-клеток не было значительно снижено у пациентов, получавших RTX (таблица 4), как пропорции, так и абсолютные числа подмножества MZ-подобных B-клеток, а также абсолютные числа B1-подобных Подмножество B-клеток было уменьшено в этой группе лечения (Таблица 4). После исключения пациентов, получавших RTX, больше не было каких-либо значительных различий в долях MZ-подобных B-клеток между пациентами с AAV в стадии ремиссии и HC (Таблица 4).

    Таблица 4 .Эффект лечения RTX у пациентов с AAV в стадии ремиссии на субпопуляции B-клеток.

    Кортикостероидная терапия

    Возможные эффекты кортикостероидной терапии на гомеостаз B-клеток были оценены у 23 пациентов в стадии ремиссии, которые ранее не получали RTX. 16 из 23 пациентов получали кортикостероидную терапию при выборке (таблица 1). Доза преднизолона (мг / день) отрицательно коррелировала с абсолютным количеством B-клеток и следующих субпопуляций: B1-подобные B-клетки [r s = -0.53, p = 0,0011], В-клетки NSM [r s = -0,63, p = 0,0029] и наивные B-клетки [r s = -0,61, p = 0,0042]. результаты, но не статистически значимые, наблюдались также для MZ-подобных B-клеток [r s = -0,44, p = 0,051] и B-клеток SwMe [r s = -0,4, p = 0,0539], но не для В-клеток DN [r s = -0,31, p = 0,17]. DN B-клетки были единственной популяцией, в которой пропорции клеток изменялись при обработке преднизолом [r s = 0.60, p = 0,0044]. Эффект других иммуномодулирующих методов лечения [азатиоприн ( n = 5), метотрексат ( n = 4) или микофенолят мофетил ( n = 4)] было невозможно исследовать из-за слишком малого размера выборки.

    Связь между врожденными В-клетками и уровнями ANCA и Бирмингемским показателем активности васкулита (BVAS)

    Среди пациентов с активным заболеванием 17 были PR3-ANCA-положительными и 11 MPO-ANCA-положительными (Таблица 1). В группе активных пациентов пациенты, не получавшие лечения, состояли из 7 пациентов с положительным результатом на PR3-ANCA при постановке диагноза и 7 пациентов с положительным результатом на MPO-ANCA.При корреляции уровней ANCA с долей врожденных популяций B-клеток в группе активных пациентов, не получавших лечения, мы наблюдали отрицательную корреляцию между PR3-ANCA и MPO-ANCA с MZ-подобными B-клетками, но не B1- как В-клетки (рис. 3). Однако доли B1-подобных B-клеток отрицательно коррелировали с индексом активности бирмингемского васкулита (BVAS) у этих пациентов ( n = 14) [B1-подобные B-клетки r s = -0,55, p = 0,0037 и MZ-подобные B-клетки r s = -0.45, p = 0,100].

    Рисунок 3 . Врожденные уровни B-клеток и ANCA у активных пациентов, не получавших лечения. (A, B) Доли B-клеток, подобных маргинальной зоне (MZ), (C, D) , но не B1-подобных B-клеток, отрицательно коррелировали с уровнями PR3-ANCA и MPO-ANCA в активном состоянии. пациенты, не получавшие лечения. Рассчитан коэффициент ранговой корреляции Спирмена (r s ). P <0,05 статистически значимо.

    Обсуждение

    Природные антитела и другие антитела, вырабатываемые без помощи Т-лимфоцитов, выполняют важную функцию по ограничению воспаления и предотвращению развития аутоиммунных заболеваний посредством клиренса аутоантигенов (15-17).Мы проанализировали продукцию антител и цитокинов MZ-подобными B-клетками и обнаружили, что среди циркулирующих B-клеток они являются основными продуцентами IgM после лигирования толл-подобных рецепторов с CpG-B ODN, и что эти клетки также являются мощными продуцентами. TNF и IL-10. В то время как MZ-подобные B-клетки от пациентов с аутоиммунным васкулитом и HC не различались по функциям, мы обнаружили значительно сниженные пропорции MZ-подобных и B1-подобных B-клеток во время активного заболевания по сравнению с HC. Кроме того, в группе активных пациентов, ранее не получавших лечения, мы наблюдали отрицательные ассоциации между MZ-подобными B-клетками и уровнями IgG-ANCA в кровотоке, а также B1-подобных B-клеток и BVAS.Однако из-за ограниченного числа пациентов, ранее не получавших лечения, мы должны проявлять осторожность при интерпретации этих результатов. Тем не менее, исследование СКВ показало, что В-клетки CD27 + IgD + (большинство из которых экспрессируют IgM) уменьшаются в кровотоке у пациентов и обратно пропорциональны уровням аутоантител (28). Другие исследования СКВ также предполагают, что IgM обладает защитным действием и показывает, что более низкое соотношение IgG к антителам против дцДНК IgM отрицательно коррелирует с гломерулонефритом [7].В соответствии с этими наблюдениями, исследование с использованием модулированной мышиной модели СКВ, где В-клетки больше не могли секретировать IgM, привело к повышенным уровням аутоантител против двухцепочечной ДНК и гистонов, что привело к более тяжелому аутоиммунному заболеванию (29). Что касается других аутоиммунных заболеваний, у пациентов с селективным дефицитом IgM наблюдается повышенная частота некоторых аутоиммунных заболеваний (30), что подтверждает профилактическую роль IgM в целом.

    Присутствие аутоантигена может влиять на развитие аутоантител.Внеклеточные ловушки нейтрофилов (NET) отображают как PR3, так и MPO, и было показано, что они связывают врожденный и адаптивный иммунитет посредством генерации патогенных ANCA (31, 32). Поэтому считается важным, чтобы присутствие NET строго регулировалось (33). Однако PR3-специфические B-клетки и аутоантитела против MPO / PR3 присутствуют также у здоровых доноров крови (24, 25), что позволяет предположить, что это защитное действие. Кроме того, мы наблюдали, что PR3-ANCA отрицательно коррелирует с PR3 (34) и NET (35) в кровообращении пациентов в ремиссии, подтверждая роль аутоантител в клиренсе антигена.Интересно, что доля PR3-специфичных B-клеток у пациентов, но не при HC, увеличивается во время созревания B-клеток до B-клеток SwMe и плазмобластов (24), что указывает на изменение репертуара аутоантител у пациентов и нарушение иммунологической толерантности к PR3. Действительно, у пациентов ANCA преимущественно состоит из IgG1 и IgG4 (36, 37), что означает, что В-клетки получили помощь Т-клеток и претерпели изменение класса и созревание аффинности (6). Таким образом, важно учитывать различные особенности аутоантител вместо наличия аутоантител per se .В связи с этим наше исследование предполагает, что измененный репертуар врожденных B-клеток, которые продуцируют аутоантитела преимущественно класса IgM, может вместо этого предрасполагать к развитию патогенных аутоантител класса IgG.

    Дисфункция в других регуляторных компартментах помимо врожденных B-клеток, таких как регуляторные B (Breg) и регуляторные T (Treg) клетки, а также генетическая предрасположенность, по-видимому, важны для нарушения иммунологической толерантности и развития аутоиммунных заболеваний. болезнь (38–41).В этом исследовании мы не наблюдали разницы в продукции IL-10 или соотношении TNF / IL-10 различными субпопуляциями B-клеток при сравнении пациентов и HC. Однако мы не можем исключить наличие других дисфункциональных регуляторных механизмов, касающихся, например, контактно-зависимых механизмов или продукции других иммунорегулирующих цитокинов. Кроме того, поскольку наш основной интерес для функциональных исследований состоял в изучении MZ-подобных B-клеток, которые экспрессируют большое количество TLR, мы использовали стимуляцию TLR для индукции выработки цитокинов, и поэтому не знаем, как клетки будут реагировать на стимулы, которые будут запускают дифференцировку клеток Breg (42).

    Как и ожидалось, предыдущее лечение RTX имело выраженный и длительный эффект на частоту субпопуляций B-клеток. При исключении пациентов, получавших RTX, пациенты в стадии ремиссии больше не демонстрировали снижение доли MZ-подобных B-клеток по сравнению со здоровым контролем. Лечение преднизолоном в нашем исследовании в основном повлияло на количество B-клеток, тогда как распределение субпопуляций B-клеток в целом не повлияло. Влияние иммуносупрессивного лечения на количество MZ-подобных B-клеток и других субпопуляций B-клеток также было описано ранее (43).Хотя лечение может объяснить различия между пациентами в стадии ремиссии и HC в нашем исследовании, это не относится к пациентам с активным заболеванием. Группа активных пациентов, ранее не получавших лечение, показала очень похожие результаты, как и вся группа активных пациентов, что дает нам уверенность в том, что мы можем полагаться на данные в отношении влияния лечения.

    В заключение, MZ-подобные B-клетки являются основными продуцентами IgM после стимуляции CpG-B ODN. Мы обнаружили снижение частоты MZ-подобных и B1-подобных B-клеток в кровообращении у пациентов с аутоиммунным васкулитом.Это предполагает защитную роль врожденных B-клеток при аутоиммунных заболеваниях.

    Авторские взносы

    экспериментов, разработанных DA, PE, JE и MS; DA проводил эксперименты; DA, MS, PE и JE проанализировали данные. DA и MS написали статью в помощь PE и JE.

    Финансирование

    Работа поддержана грантами Фонда Ингрид Аспс, Шведского общества нефрологов и Шведского почечного фонда.

    Заявление о конфликте интересов

    Авторы заявляют, что исследование проводилось при отсутствии каких-либо коммерческих или финансовых отношений, которые могут быть истолкованы как потенциальный конфликт интересов.

    Благодарности

    Мы благодарим Марианну Петерссон, Лотту Мартинссон и Ингрид Йоранссон из университетской больницы Линчёпинга за их помощь во время сбора образцов крови.

    Дополнительные материалы

    Дополнительные материалы к этой статье можно найти в Интернете по адресу: https://www.frontiersin.org/articles/10.3389/fimmu.2018.02242/full#supplementary-material

    Список литературы

    4. Итикава Д., Асано М., Шинтон С.А., Брилл-Дашофф Дж., Формика А.М., Велчич А. и др.Производство естественных противоинтестинальных бокаловидных аутоантител из В-клеток маргинальной зоны. Дж. Иммунол . (2015) 194: 606–14. DOI: 10.4049 / jimmunol.1402383

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    8. Мартин Ф., Оливер А. М., Кирни Дж. Ф.. Маргинальная зона и B-клетки B1 объединяются в раннем ответе на Т-независимые антигены в виде частиц, передающихся через кровь. Иммунитет (2001) 14: 617–29. DOI: 10.1016 / S1074-7613 (01) 00129-7

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    10.Шрезенмайер Э, Джейн Д., Дорнер Т. Нацеливание на В-клетки и плазматические клетки при гломерулярных заболеваниях: трансляционные перспективы. Дж. Ам Соц Нефрол . (2018) 29: 741–58. DOI: 10.1681 / ASN.2017040367

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    12. Ковенс К., Вербиннен Б., Гёкенс Н., Мейтс И., Скуит Ф., Ван Ломмель Л. и др. Характеристика предполагаемых человеческих В-1 клеток выявляет пре-плазмобластный фенотип. Кровь . (2013) 121: 5176–83. DOI: 10.1182 / кровь-2012-12-471953

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    13.Инуи М., Хирота С., Хирано К., Фуджи Х., Сугахара-Тобинай А., Исии Т. и др. Человеческие CD43 + B-клетки тесно связаны не только с B-клетками памяти фенотипически, но и с плазмобластами в процессе развития у здоровых людей. Инт Иммунол . (20150 27: 345–55. DOI: 10.1093 / intimm / dxv009

    CrossRef Полный текст

    15. Gronwall C, Silverman GJ. Природный IgM: полезные аутоантитела для контроля воспалительных и аутоиммунных заболеваний. Дж. Клин Иммунол . (2014) 34 (Дополнение.1): S12–21. DOI: 10.1007 / s10875-014-0025-4

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    16. Милнер Е.К., Анолик Дж., Каппионе А., Санс I. Врожденные В-клетки человека: связь между защитой хозяина и аутоиммунитетом? Спрингер Семин Иммунопатол . (2005) 26: 433–52. DOI: 10.1007 / s00281-004-0188-9

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    19. Jennette JC, Falk RJ, Bacon PA, Basu N, Cid MC, Ferrario F, et al. 2012 г. пересмотрела номенклатуру васкулитов на международной конференции по консенсусу Chapel Hill. Революционный артрит . (2013) 65: 1–11. DOI: 10.1002 / art.37715

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    20. Фальк Р.Дж., Террелл Р.С., Чарльз Л.А., Дженнетт Дж.С. Антинейтрофильные цитоплазматические аутоантитела индуцируют дегрануляцию нейтрофилов и продуцирование кислородных радикалов in vitro . Proc Nat Acad Sci USA. (1990) 87: 4115–9. DOI: 10.1073 / pnas.87.11.4115

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    21.Сяо Х., Шрайбер А., Херинга П., Фальк Р. Дж., Дженнетт Дж. Альтернативный путь комплемента в патогенезе заболевания, опосредованный антинейтрофильными цитоплазматическими аутоантителами. Ам Дж. Патол . (2007) 170: 52–64. DOI: 10.2353 / ajpath.2007.060573

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    22. Kessenbrock K, Krumbholz M, Schonermarck U, Back W., Gross WL, Werb Z, et al. Сетчатые нейтрофилы при аутоиммунном васкулите мелких сосудов. Нат Мед . (2009) 15: 623–5.DOI: 10,1038 / нм. 1959

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    23. Накадзава Д., Шида Х., Томару У., Йошида М., Нишио С., Ацуми Т. и др. Повышенное образование и нарушение регуляции NET при микроскопическом полиангиите, ассоциированном с миелопероксидазой-ANCA. Дж. Ам Соц Нефрол . (2014) 25: 990–7. DOI: 10.1681 / ASN.2013060606

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    24. Корнек Д., Берти А., Хуммель А., Пайкерт Т., Перс Дж.О., Спекс У.Идентификация и фенотипирование циркулирующих аутореактивных В-клеток, специфичных к протеиназе 3, у пациентов с PR3-ANCA-ассоциированным васкулитом и здоровых людей из контрольной группы. Дж Аутоиммунный . (2017) 84: 122–31. DOI: 10.1016 / j.jaut.2017.08.006

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    25. Cui Z, Zhao MH, Segelmark M, Hellmark T. Естественные аутоантитела к миелопероксидазе, протеиназе 3 и базальной мембране клубочков присутствуют у нормальных людей. Почки Инт .(2010) 78: 590–7. DOI: 10.1038 / ки.2010.198

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    26. Рот AJ, Ooi JD, Hess JJ, van Timmeren MM, Berg EA, Poulton CE, et al. Специфичность эпитопа определяет патогенность и обнаруживаемость ANCA-ассоциированного васкулита. J. Clin. Инвестируйте . (2013) 123: 1773–83. DOI: 10.1172 / JCI65292

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    27. Уоттс Р., Лейн С., Ханслик Т., Хаузер Т., Хельмих Б., Колдингснес В. и др.Разработка и проверка согласованной методологии классификации ANCA-ассоциированных васкулитов и узелкового полиартериита для эпидемиологических исследований. Ann. Ревматический диск . (2007) 66: 222–7. DOI: 10.1136 / ard.2006.054593

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    28. Родригес-Байона B, Рамос-Амая A, Перес-Венегас JJ, Родригес C, Бриева JA. Сниженная частота и активированный фенотип CD27 IgD IgM B лимфоцитов в крови является постоянным отклонением от нормы у пациентов с системной красной волчанкой. Лечение артрита . (2010) 12: R108. DOI: 10.1186 / ar3042.

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    29. Бос М., Шмидт Т., Линкеманн К., Бодетт BC, Маршак-Ротштейн А., Чен Дж. Ускоренное развитие аутоантител IgG и аутоиммунное заболевание в отсутствие секретируемого IgM. Proc Natl Acad Sci USA . (2000) 97: 1184–9. DOI: 10.1073 / pnas.97.3.1184

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    31.Сангалетти С., Триподо С., Чиодони С., Гуартотта С., Каппетти Б., Казалини П. и др. Внеклеточные ловушки нейтрофилов опосредуют перенос цитоплазматических нейтрофильных антигенов к миелоидным дендритным клеткам в направлении индукции ANCA и связанного с ним аутоиммунитета. Кровь (2012) 120: 3007–18. DOI: 10.1182 / кровь-2012-03-416156

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    32. Накадзава Д., Томару У, Сузуки А., Масуда С., Хасегава Р., Кобаяши Т. и др. Аномальная конформация и нарушенная деградация пропилтиоурацил-индуцированных внеклеточных ловушек нейтрофилов: последствия неупорядоченных внеклеточных ловушек нейтрофилов в крысиной модели васкулита, ассоциированного с антинейтрофильными цитоплазматическими антителами миелопероксидазы. Революционный артрит . (2012) 64: 3779–87. DOI: 10.1002 / art.34619

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    34. Ohlsson S, Wieslander J, Segelmark M. Повышенные уровни циркулирующей протеиназы 3 у пациентов с системным васкулитом, ассоциированным с антинейтрофильными цитоплазматическими аутоантителами, в стадии ремиссии. Клин Эксперимент Иммунол . (2003) 131: 528–35. DOI: 10.1046 / j.1365-2249.2003.02083.x

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    35.Содерберг Д., Курц Т., Мотамеди А., Хеллмарк Т., Эрикссон П., Сегельмарк М. Повышенные уровни внеклеточных ловушек нейтрофилов в кровообращении у пациентов с васкулитом мелких сосудов, но обратная корреляция с антинейтрофильными цитоплазматическими антителами во время ремиссии. Ревматология (2015) 54: 2085–94. DOI: 10.1093 / ревматология / kev217

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    37. Брауэр Э., Терверт Дж. У., Хорст Дж., Хайтема М. Г., Ван дер Гиссен М., Лимбург П. К. и др.Преобладание подклассов IgG1 и IgG4 антинейтрофильных цитоплазматических аутоантител (ANCA) у пациентов с гранулематозом Вегенера и клинически связанными заболеваниями. Клин Эксперимент Иммунол . (1991) 83: 379–86. DOI: 10.1111 / j.1365-2249.1991.tb05647.x

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    40. Лайонс П.А., Рейнер Т.Ф., Триведи С., Холл Ю.Ю., Уоттс Р.А., Джейн Д.Р. и др. Генетически различные подгруппы ANCA-ассоциированного васкулита. N Engl J Med .(2012) 367: 214–23. DOI: 10.1056 / NEJMoa1108735

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    41. Фернандо М.М., Стивенс С.Р., Уолш Э.С., Де Ягер П.Л., Гойетт П., Пленге Р.М. и др. Определение роли MHC в аутоиммунитете: обзор и объединенный анализ. PLoS Genet . (2008) 4: e1000024. DOI: 10.1371 / journal.pgen

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    43. Тиль Дж., Зальцер Ю., Хасслер Ф., Эффельсберг Н.М., Хентце С., Зик Х и др.Гомеостаз В-клеток нарушается иммуносупрессивной терапией у пациентов с ANCA-ассоциированными васкулитами. Аутоиммунитет (2013) 46: 429–38. DOI: 10.3109 / 08916934.2013.798652

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Прогнозы роста видов деревьев, посаженных на маргинальных соевых угодьях в долине Нижней Миссисипи

    Лесная служба США
    Уход за землей и обслуживание людей

    Министерство сельского хозяйства США

    1. Прогнозы роста видов деревьев, посаженных на маргинальных соевых угодьях в долине Нижнего Миссисипи

      Автор (ы): J.В. Гронингер; W.M. Aust; М. Мива; Джон А. Стантурф
      Дата: 2000
      Источник: Journal of Soil and Water Conservation, I квартал 2000
      Серия публикаций: Scientific Journal (JRNL)
      PDF: Скачать публикацию
      (507 KB)

      Описание

      Создание низинных лиственных лесных насаждений и прибрежных буферных зон на часто затопляемых соевых бобах (Glycine max.) В долине Нижнего Миссисипи представляет собой огромную возможность обеспечить как экономические, так и экологические выгоды для региона .Выбор подходящих участков для восстановления древесного покрова, точное прогнозирование продуктивности посаженных деревьев и оптимального вывоза видов на участок имеют решающее значение для экономического обоснования и реализации покрытия деревьев в программах сохранения.

      Это исследование проверяет недорогую методологию, включающую экспертную систему, разработанную Бейкером и Бродфутом (1979) для прогнозирования темпов роста деревьев, откалиброванных с данными о почвах из недавно опубликованных обследований почв Службой природных ресурсов (NCRS), специфичных для комбинаций видов деревьев и почвенный ряд.Эта информация используется для составления прогнозов индекса участков для экономически маргинальных соевых угодий. Оценки индекса размера варьировались от 28,0 м (92 фута) для тополя (базовый возраст 30) на почвах Мхун до 18,0 м (61 фут) для платана (базовый возраст 50) на почвах Форестдейла. Использование этого метода приводит к прогнозам роста деревьев, которые являются более механистическими и часто более консервативными, чем прогнозы индекса участка, опубликованные в исследованиях почвы, особенно для видов, нетерпимых к наводнениям в течение вегетационного периода

      Примечания к публикации

      • You может отправить электронное письмо на адрес pubrequest @ fs.fed.us, чтобы запросить бумажную копию этой публикации.
      • (Пожалуйста, укажите точно, , какую публикацию вы запрашиваете, и свой почтовый адрес.)
      • Мы рекомендуем вам также распечатать эту страницу и прикрепить ее к распечатке статьи, чтобы сохранить полную информацию о цитировании.
      • Эта статья была написана и подготовлена ​​государственными служащими США в официальное время и поэтому находится в открытом доступе.

      Цитирование

      Groninger, J.W.; Aust, W.M .; Miwa, M .; Стантурф, Джон А. 2000. Прогнозы роста видов деревьев, посаженных на маргинальных соевых угодьях в нижней части долины Миссисипи. Journal of Soil and Water Conservation, первый квартал 2000 г.

      Ключевые слова

      Лиственные породы нижнего слоя, CRP, Glycine max, Нижняя долина Миссисипи, маргинальные соевые угодья, индекс участка, обследование почвы, рост деревьев, посадка деревьев, взаимосвязь между видами деревьев и участками

      Связанный поиск


      XML: Просмотреть XML

    Показать больше

    Показать меньше

    https: // www.fs.usda.gov/treesearch/pubs/2198

    Сайтов M0008, M0010 – M0014 и M0022

    Предыдущая |
    Следующие

    DOI: 10.2204 / iodp.proc.310.109.2007

    Экспедиция 310 Ученые

    2

    Операции

    Отверстие M0008A

    В 17:00 16 октября 2005 г. корабль DP Hunter покинул Зону M0007 и направился к Зоне M0008, расположенной на трансекте TAH-02A у северо-восточного побережья Таити.

    Вскоре после прибытия в 24:00 была проведена съемка морского дна с помощью водосточной камеры.В 04:00 17 октября начались керновые работы в скв. M0008A. Это отверстие должно было служить ориентиром для других отверстий на разрезе. Однако извлеченный материал состоял из речных отложений из рыхлого базальтового гравия и гальки, смешанных с вулканогенными отложениями. В результате восстановление было плохим (24,5%). Общая глубина (TD) была достигнута на 40,2 метра ниже морского дна (mbsf), и работы завершились в скважине M0008A в 17.20 17 октября.

    До продолжения работ на окраинных участках Тиарея, работы проводились на Участке M0009 (см. Главу «Внешний гребень Тиарея»).

    Отверстие M0010A

    Корабль DP Hunter был расположен над скважиной M0010A к 14:00 22 октября 2005 г., примерно в 140 м к востоку-юго-востоку от предполагаемой площадки TAH-02A 4, на глубине 89,53 м. Шаблон Seacore для бурения и повторного погружения (DART) был пробурен на морское дно, и в 1635 ч. Начались операции по отбору керна. Керновое бурение продолжалось до 10:00 23 октября до забойной глубины 34,6 мбс. Во время периода отбора керна было выполнено отключение колонны HQ для сброса постоянно блокирующего бита.

    Отверстие M0011A

    Скважина M0011A была расположена примерно в 140 м к востоку от предполагаемой Зоны TAH-02A 4, в 101.Глубина воды 34 м. После спуска трубы Американского института нефти (API), бурения DART на морское дно и спуска трубы HQ, в 13:30 23 октября 2005 г. началось бурение керна. Начато керновое бурение в очень мягких илах с плохим извлечением, но извлечение улучшилось, когда речные отложения уступили место карбонатному каркасу. В 00:30 24 октября были завершены керновые работы в скв. M0011A на глубине 17,65 м3.

    Отверстие M0012A

    Отверстие M0012A было первым из трех отверстий, которое будет расположено в пределах новой утвержденной Панелью по охране окружающей среды и безопасности (EPSP) зоны к юго-востоку от предполагаемого участка TAH-02A 4.Перед тем, как DART был спущен на морское дно, была проведена съемка с помощью спускной камеры; на первом месте была обнаружена колония живых кораллов. Корабль был перемещен вниз на 25 м вниз по склону на глубине воды 77,05 м, и был пробурен DART. Операции по бурению керна в скважине M0012A начались в 09:00 24 октября 2005 г. Извлечение в целом было плохим, хотя улучшилось в более подходящем материале на базе. отверстия. Керновое бурение было завершено 24 октября в 2040 г. при забойной глубине 34,1 м3.

    Отверстие M0013A

    Скв. M0013A была расположена в 30 м вниз по склону от скв. M0012A, на 90 м.Глубина воды 95 м. Аппарат DP Hunter должен был начать бурение в 23:00 24 октября 2005 г. После того, как труба API и DART были спущены на морское дно, была проведена съемка с помощью спускной камеры. Керновые работы начались 25 октября в 01:00. В 04:15 отбор керна был прекращен из-за отсутствия подходящего кораллового материала. TD составлял 11,7 мбф.

    Отверстие M0014A

    Скважина M0014A была забурена на ~ 70 м к северо-северо-западу от скважины M0013A на глубине воды 99,25 м. Операции по бурению керна начались в 06:10 25 октября 2005 г. и были завершены в 16:15 при TD 15.43 мбс. Нить HQ, труба API и DART были подняты на палубу и закреплены для перехода к предыдущей Зоне M0007 на южной оконечности острова.

    На севере острова прогнозировалась плохая погода, поэтому было принято решение еще раз посетить многообещающие места на юге. Транзит начался в 19:30, а зона M0007 была достигнута в 02:00 26 октября. На Участке M0007 возобновились работы (см. Главу «Западный разрез Мараа»), после чего были проведены работы на Участках M0015 – M0018 (см. Главу «Восточный разрез Мараа»).После завершения операций в районе Мараа операции проводились на площадках M0019 и M0020 (см. Главу «Faaa»). По возвращении в район Тиарея операции проводились на новом участке M0021 и предыдущем участке M0009 (см. Главу «Внешний хребет Тиарея»). Затем последовали операции на новом Зоне M0022.

    Отверстие M0022A

    Корабль DP Hunter был расположен над скважиной M0022A, ~ 175 м к северо-северо-западу от предполагаемой площадки TAH-02A 4, на глубине 115 м. После проверки глубины с помощью натянутой проволоки, DART был пробурен, и в 1750 ч 9 ноября 2005 г. началось бурение керна.Была надежда, что дыра проникнет в плейстоценовый овраг, который, возможно, впоследствии был образован последними ледниковыми кораллами. Базальтовый гравий и вулканокластический песок плейстоценового происхождения были извлечены с небольшой глубины, поэтому скважина M0022A была заброшена после проникновения 8,8 м в 23:10 9 ноября. К полуночи велась подготовка к отключению трубы API и DART.

    В 00:00 10 ноября DART был поднят в лунный бассейн после того, как прекратил бурение в скважине M0022A, и судно было перемещено в предыдущую Зону M0023 (см. Главу «Внутренний гребень Тиарея»).

    Вверх страницы |
    Предыдущая |
    Следующие

    .

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован.