Признаки деспотии: Черты восточной деспотии в развитии древних государств

Содержание

Черты восточной деспотии в развитии древних государств

Через деспотию, как форму государственного правления, в своем развитии прошли, можно сказать без преувеличения, все государства Древнего Востока. Это Вавилон – государство, расположенное в долинах рек Тигр и Евфрат, Китай, Индия, Индия, Урарту, древний Иран (Персия).
История формирования и развития этих стран имела ряд специфических особенностей, способствовавших концентрации политической, военной и, зачастую, религиозной власти в неограниченной форме в руках одного человека. Правитель становился деспотом – единоличным хозяином государства (despotos – по-гречески «владелец», «господин», despoteia – «неограниченная власть»).

Признаки, отличающие восточную деспотию:
• Наследственность власти, монархия.
• Неограниченность власти, правитель сосредоточивает в своих руках все функции и полномочия, в том числе законодательные, исполнительные, судебные, военные.
• Сплочение государства вокруг центра.
• Чрезмерное количество чиновников, раздутый административный аппарат.
• Земельная собственность принадлежит и контролируется правителем.
• Обоготворение правителя, в его руках сосредоточивается религиозная власть.

Феномен возникновения восточной деспотии связан с природно-климатическими условиями, в которых существовали государства Востока. Территории этих стран располагались в засушливых, пустынных или гористых местностях с недостаточным количеством осадков. Земледелие в этих зонах основывалось на искусственном орошении. Засухи, пожары, пыльные бури постоянно угрожали населению этих стран голодом. Поэтому поддержание жизни людей требовало создания постоянных запасов продовольствия и посевных материалов, возведения и поддержания больших ирригационных систем.

Ирригационное земледелие и формирование общественных запасов требовало участия в этом большого количества людей и, соответственно, создавало структуру управленцев, способных организовать и контролировать такие работы. Частные земледельцы или отдельные общины не имели возможности полноценного существования в тех суровых природных условиях. Чтобы выживать, людям приходилось сплачиваться и подчиняться.

Таким образом, жизнь общества в древних государствах Востока была выстроена по принципам коллективизма. Над личными интересами здесь главенствовали общественные задачи и государственные цели. Личность подпадала под жесткий контроль государства, распространявшийся на все проявления человеческой жизнедеятельности: труд, семью, культуру, социальную сферу. Человек лишался права на свободу: духовную, экономическую, политическую, иногда и физическую, а также на проявление индивидуальности.
Важным и значимым для человека того времени проявлением восточной деспотии, без сомнений, была религия. Религия легитимизировала неограниченную власть деспотического правителя. Он мог быть объявлен воплощением бога на земле, его представителем или наместником, как это случилось в Древнем Египте, Ассирии или государстве Шумеров. Его власть часто подкреплялась религиозными учениями, например, учениями брахманов в Индии. В Китае же правитель выступал как «сын неба». Божественное происхождение деспота объясняло людям обладание им неограниченной властью и передачу ее по наследству в рамках единой династии.

Фундаментом политического устройства восточных деспотий являлись чиновники, обеспечивавшие функционирование властного аппарата государства. Важную роль играла армия, а также представители религии (жрецы, брахманы). Военно-чиновничий аппарат, подчиненный непосредственно правителю, контролировал экономическое развитие и защиту общин. Таким образом, власть приобретала жесткую централизацию, а общество – четкую иерархическую структуру.

Древневосточная деспотия осуществлялась через несколько основных сфер управления: военную, финансовую и сферу управления общественными работами.

Итак, главными социально-политическими признаками восточной деспотии являлись:
• Концентрация власти, ее сосредоточение в лице единоличного правителя – деспота (монарха, фараона).
• Централизация власти и формирование сложной иерархической структуры общества.
• Бюрократический аппарат, поддерживаемый военными.
• Подчинение общества религии, сакрализация власти и правителя.
• Сохранение общинного строя.

Общинная организация прочно связывала государства Древнего Востока с деспотичной монархией, как единственной формой правления, способной поддерживать существование этих государств в тот период времени. На протяжении сотен лет общины обеспечивали устойчивость деспотического правления за счет пополнения государственной казны налогами и рентой.
Таким образом, восточная деспотия обусловливалась развитием и спецификой общественного устройства того времени. Формат деспотии имел возможность сплотить силы населения для достижения главнейших целей: организации ирригационного земледелия и постройки систем орошения, а также обороны от врагов и ведения захватнических войн. В то же время восточная деспотия препятствовала формированию индивидуальности и становлению свободной личности, что обусловило специфику дальнейшего развития государств Востока.

Деспотизм – признаки и причины. Деспотизм

Деспотия – одна из форм государственного правления
, зародившаяся в античном мире. Данный термин имеет греческое происхождение, и имеет значение «неограниченная власть». Дословно же слово «деспот» переводится как «господин», и имело то же значение, что в английском языке «лорд», а в испанском и итальянском – «синьор».

Подобная форма правления была присуща большинству древних государств на начальном этапе их политического становления. Классическими деспотиями можно считать монархии древнего Египта и Месопотамии, Индии и Китая, Персии и Ассирии, государства ацтеков и инков.

Основные признаки классической деспотии

По своей сути деспотия представляет абсолютную власть одного человека
– деспота. В управлении населением страны правитель опирался на аппарат государственного принуждения и управления – армию, полицейскую стражу, чиновников различного ранга.

Зачастую неограниченная власть деспота объяснялась его божественным происхождением, следствием чего было его прижизненное обожествление. В качестве примера можно привести древнеегипетских фараонов, японских императоров, правителей ацтеков и инков. Европейские монархи, включая российских императоров, хоть и не обожествлялись прямо, но всё же считались «помазанниками божьими», то есть, людьми, имевшими исключительное, божественное, право на управление.

Современные историки выделяют несколько основных черт
деспотии в классическом понимании этого слова:

  1. Ничем не ограниченная власть деспота. В государстве нет каких-либо сводов законов, конституции, органов представительской власти, ограничивающих власть правителя.
  2. Отсутствие в государстве права частной собственности. Все материальные богатства, орудия производства, земля и сами люди, населяющие страну, считаются собственностью деспота.
  3. Передача властных полномочий по наследству. Наследный правитель при этом назначается по личному усмотрению деспота, без учёта мнения народа и ближайшего окружения.
  4. Обоснование права деспота на власть его божественным происхождением, либо божественным происхождением его права на управление страной.
  5. Управление страной производится при посредстве чиновничьей или аристократической иерархической системы.

В своём труде «Политика» великий древнегреческий философ Аристотель определяет власть деспота над своими подданными, как власть рабовладельца
над своими рабами. Между тем, в действительности имелось множество исключений из приведённых выше классических правил. Так, в ряде случаев, деспот мог принимать во внимание мнение народа или своих приближённых.

Правда, подобные демократические отклонения были временными и вызывались крайней необходимостью – тяжёлой внешнеполитической или экономической ситуацией, угрозой революционного взрыва и т.д.

Были и обратные исключения
: в Риме император юридически считался «принципсом» – «первым среди равных», и все его важные для государства решения должны были получать одобрение сената. На деле же правление императоров в большинстве случаев носило характер деспотии.

Юлий Цезарь поплатился за попытки установить неограниченную власть в Риме жизнью, став жертвой заговорщиков-республиканцев. Однако его последователи смогли установить в стране порядки, типичные для классической деспотии. Венцом попрания старых республиканских порядков стало введение Калигулой в число парламентариев своего коня Инцитата, как символ презрения к мнению представителей римского народа.

Во всех деспотиях имелась частная собственность, но права на неё не были закреплены никакими законами
. Так, ремесленник или крестьянин в том же древнем Египте или Персии мог продавать свой товар, покупать в дом разную утварь, разводить домашний скот. Но, поскольку он сам де-факто являлся личным рабом правителя. В воле деспота было не только забрать у своего подданного не только его имущество, жену или детей, но и саму жизнь.

Наследование властных полномочий происходило при деспотии в виде назначения преемника
по собственному усмотрению. Правда, из этого правила часто бывали исключения. В ряде монархий существовали неписаные правила наследования – от старшего мужчины в роду к следующему по старшинству, либо от отца к сыну. Нарушения правителем подобных традиций зачастую приводили к бунту, дворцовым заговорам и гражданским войнам. А в ряде раннефеодальных деспотатов Восточной Европы, преемника деспоту назначал их сюзерен – византийский базилевс.

Титул деспота

В большинстве случаев правители деспотий не носили греческого титула «деспот». А именовались на своём языке
, но близко по значению. В Египте это «пер-о» (фараон) – переводилось как «великий дом», где «дом» имел значение аристократической семьи, династии. В Месопатамии – «лугаль» («большой человек»), в Японии – «тэнно» («сын неба»). Однако существовали правители, официально носившие титул деспота, а их государства именовались деспотиями.

С VI века в Византии «деспот» был одним из официальных титулов императоров (базилевсов). Позднее он переходит на императорских сыновей-наследников, наподобие английского титула «принц Уэльский» или французского «принц Оранский». К XII веку титул «деспот» даруется императором своим вассалам, а их государства получают наименование «деспотат».

Наиболее известным из деспотатов был Эпирский, правители которого подчас проводили весьма независимую от Византии политику, а иногда прямо вмешивались во внутренние дела метрополии. В основном же, деспотаты получили распространение в зависимых от Константинополя балканских регионах
– в современных Сербии, Болгарии, Греции, Румынии и Албании.

Современный деспотизм

В современном мире деспотами неофициально называют жестоких диктаторов
, установивших в стране военно-полицейский режим. Главным поводом для обвинения руководства государства в деспотизме – подавления инакомыслия, расправ с недовольными, игнорирования мнения народных масс.

Наиболее яркие примеры
тому – Гитлер и Муссолини, Франко и Салазар. Под подобное определение подпадают и многие диктаторы, правившие в странах Африки, Азии и Латинской Америки в последние десятилетия: Дювалье, Сомоса, Стресснер, Чон Ду Хван, Ким Ир Сен и так далее.

Возникают отношения. Они делятся на деловые, рабочие, любовные, дружеские, соседские, родственные и т. д., что зависит исключительно от статуса партнеров и качества их взаимодействия. Однако в любых отношениях люди проявляют свой характер и поведение. Одним из таких проявлений является деспотизм, который хорош в одних взаимоотношениях, но плох в других. Интернет-журнал сайт рассмотрит понятия, признаки и причины появления деспотизма, чтобы понимать, когда он плох и хорош.


Под деспотизмом понимается стремление индивида к власти над другим человеком или даже группой людей. Желание властвовать приписывается некоторыми психологами к инстинктивным потребностям. Считается, что каждый человек желает быть властным, то есть управлять и повелевать окружающими. Однако деспотизм не у всех людей проявляется, а у тех, у кого он есть, выражается в различной степени. Это указывает на то, что деспотизм является приобретенным качеством, который вырабатывается в процессе жизни, человек с ним не рождается.

Деспотизм включает в себя три компонента:

  1. Стремление к власти над другим человеком.
  2. Нежелание слушать и учитывать чужое мнение, единогласное принятие решений.
  3. Стремление к постоянному и полному повиновению другим человеком своей воле.

Деспотизм проявляется в том, что человек просто желает быть хозяином другого индивида – раба. Однако крепостное право уже давно отменили, и все же у людей имеется внутренняя потребность подавлять и подчинять своей воле окружающих.

Обычно такой подход к отношениям с другими людьми порицается. Однако не всегда деспотизм плох. Как это понимать?

  1. Деспотизм всегда разрушает те отношения, в которых партнеры являются равноправными. К примеру, деспотизм всегда разрушит любовные отношения или дружеские.
  2. Деспотизм может стать полезным в отношениях, где существует иерархия людей, есть руководители и подчиненные, родители и дети. Например, деспотизм в определенной степени хорош в бизнесе между начальниками и подчиненными, где первые должны принимать решения, а вторые их выполнять. Также деспотизм в определенной степени хорош в армии и непременно применяется в отношениях между заключенными и их надзирателями.

Таким образом, деспотизм имеет право на свое существование. Только люди должны понимать, где он применим и полезен, а где явно приводит к разрушению гармоничных отношений. Достаточно часто деспотизм проявляется мужчинами, которых уже много веков обучают силе, власти и единогласному принятию решений (мужественности). Нередко современные женщины проявляют деспотизм в отношении своих детей (порой даже в отношении своих мужей).

Что такое деспотизм?

Деспотизмом называется приобретенное качество, когда человек желает властвовать над другими людьми. Поскольку в современном мире главенствует равноправие, деспотизм преимущественно проявляется в узком кругу людей. Так, деспотами становятся мужья в отношении своих жен и детей, руководители – в отношении подчиненных, учителя – в отношении школьников, женщины – в отношении мужей и детей. Деспотизм – это неадекватное оценивание себя и восприятие других людей.

Властному человеку кажется, что все, кто считается его семьей или подчиненными, должны его слушаться, ему подчиняться. Он должен выдавать указания, а остальные должны молча их выполнять. Причем деспотизм проявляется не только в подчинении, но и в том, чтобы соответствовать представлениям деспота, придерживаться его желаний, мнения и даже соответствовать тому, какими люди должны быть.

Деспот не воспринимает чужого мнения, поскольку не считает его важным и даже равным своему. Только его мнение является важным, значимым и правым. Здесь отсутствует понятие личных границ и свободы других людей.

Деспотизм – это всегда насилие в семье, которое не всегда имеет физические формы. Несомненно, если жертва обороняется, сопротивляется, тогда деспот усиливает свои силы, нередко прибегая к физической расправе. А пока этого не наступило, происходит моральное и эмоциональное насилие, когда деспот давит на эмоции, чувства, комплексы и страхи своей жертвы.

Деспотизм может проявиться абсолютно у любого человека. Часто каждому хочется настоять на своем мнении, заставив окружающих поступать по-своему. Однако для некоторых деспотизм является единственной моделью поведения, что явно приводит человека к неадекватному восприятию себя и окружающего мира.

Если в былые времена женщин и мужчин воспитывали по принципу «Мужчина – глава семьи, а женщина ему подчиняется», то в современном обществе женщине даны такие же права, как и мужчине. Жизнь и порядки изменились, а некоторые люди до сих пор пытаются жить по старым традициям. Это похоже на то, как если бы вы пытались на себя надеть штаны, которые вы носили в 5-летнем возрасте. Вы стали больше по параметрам тела, жизнь ваша изменилась, а вы все никак не можете свыкнуться с тем, что ваши любимые детские штанишки на вас не натягиваются.

Итак, современное общество ставит мужчину и женщину на равные позиции. Несомненно, мужчина сохраняет за собой мужскую энергию, природу, качества характера и т. д. И женщина продолжает оставаться женщиной, несмотря на то, что она теперь имеет право руководить, высказывать свое мнение, работать и зарабатывать деньги.

Времена изменились, а некоторые, если не большая часть, все еще старается жить по старым традициям. А что гласят эти старые традиции? Что мужчина – глава семьи, а женщина ему беспрекословно подчиняется. Но вот в чем проблема: современная женщина теперь имеет право выражать свое мнение, уходить от мужчины, самой решать, как ей жить. Поэтому и возникают различные трудности в семейной жизни, поскольку люди пытаются старые традиции втиснуть в новые правила игры.

Нет уж, дорогие читатели. Если вы желаете жить по старым традициям, то и правила игры должны оставаться старыми. Если же женщина желает, чтобы мужчина учитывал ее мнение, тогда она уже не может быть за ним, как «за каменной стеной». Если мужчина желает, чтобы женщина зарабатывала деньги для семьи, тогда он должен сделать ее равноправной себе. Понимаете? Если вы живете в иерархии, где мужчина – глава, а женщина – «за мужем», тогда женщина должна быть матерью, домохозяйкой и любовницей для своего мужа. А мужчина при этом полностью обеспечивает свою семью и выполняет все данные ему социальные функции, не надеясь на поддержку со стороны своей жены.

Но достаточно сложно жить так, как это было 150-200 лет тому, когда за окном женщины зарабатывают деньги, имеют друзей, развлекаются и получают радость от жизни. Поэтому строить иерархию в семейных отношениях в современных условиях – это расчищать территорию, на которой муж и жена будут вести войну между собой. В чем будет заключаться эта война? В том, что женщина и мужчина будут периодически пытаться жить то по старым традициям, то вспоминать о своих правах, которые даются в современном мире.

Если в семье мужчина пытается быть главным, то женщина периодически будет потакать его желаниям, но иногда, когда ей это будет выгодно, она будет заявлять о своих правах быть равной ему. Если женщина старается быть равной мужчина, то мужчина иногда будет соглашаться с ее правами, поскольку ему выгодно, чтобы женщина тоже зарабатывала деньги в семью и решала какие-то серьезные вопросы вместо него. Но порой, когда снова же мужчине это будет выгодно, он будет вспоминать о том, что женщина должна подчиняться. Вот супруги и будут вести постоянную войну, так и не определившись, по каким традициям они должны жить, чтобы наконец-то сложить все свои мечи и копья и прекратить войну.

Можно сказать, что современные мужчины и женщины живут на стыке перехода от иерархии в семье к равноправию между партнерами. Многих людей воспитывают по старым традициям их бабушки и дедушки, но современный мир говорит: «Нет, мужчины и женщины равноправны. Женщина тоже может работать, а мужчина должен теперь считаться с ее мнением». Вот и происходит непонятная ситуация, когда человек не знает, по каким правилам жить. Стык двух взаимоисключающих традиций приводит к тому, что мужчины и женщины начинают хитрить, что приводит к войне внутри семьи. Когда кому-то что-то становится выгодным, тогда вспоминаются те или иные правила. Если женщине выгодно, чтобы мужчина ее слушался, то она вспоминает об их равноправии. Но уже через минуту может говорить следующее: «Ты же глава в семье. Вот и отвечай!». И становится непонятным, мужчина должен быть главным или равноправным женщине партнером?

Подобные игры приводят не только к войне, но и к возникновению проблем в семейной жизни, которые практически никогда не решаются. Почему? Все потому, что сами люди еще не поняли, будут они жить по старым или по новым традициям. Совместить получится, но это приведет лишь к войне и к проблемам. Поэтому придется выбирать: либо мужчина главный, а женщина подчиняется ему, либо мужчина и женщина – равноправные друг другу партнеры.

Деспотизм – это модель поведения индивида, который стремится быть правым и управляющим. Он не приводит аргументы, а использует силу, страхи, комплексы, физическое или психологическое унижение, месть.

Причинами деспотизма психологи называют комплексы и страхи самого деспота. Еще с детства он развил в себе целый букет страхов и комплексов, которые теперь пытается разрешить. Однако своим поведением он лишь получает ненависть, агрессию, ответные атаки и давление со стороны.

Деспот в отношениях не может с людьми:

  1. Сотрудничать.
  2. Уважать их.

Здесь может присутствовать лишь борьба либо полное подчинение жертвы своей воле, которая все равно будет всегда во всем виновата и все делать не так, как нужно.

Причины деспотизма

Почему человек становится деспотом, который не умеет строить нормальные и комфортные взаимоотношения с окружающими? Причинами являются:

  1. Деспотичное поведение родителей человека, который постоянно воспитывался в рамках «слушайся», «твое мнение самое последнее», «подчиняйся». Человек просто усваивает подобные модели поведения, которые потом сам и демонстрирует.
  2. Желание отомстить окружающим за свои обиды. Если человек чем-то обижен на окружающих, тогда он может желать им только вреда.
  3. Завышенная самооценка, которая формируется тоже родителями. Человек с самого детства усваивает мысль о своей уникальности, возвышенности, величии по сравнению с другими людьми. Если человек считает себя повелителем, тогда он будет вести себя соответствующим образом.

Признаки деспотизма

Деспотизм возникает в отношениях, где у человека отсутствуют понятия о чужой свободе и личных границах либо он воспитывался в зависимости от других людей. Жертва всегда притянет своего деспота, первое время полагая его поведение нормальным. Главным признаком деспотизма является физическое или психологическое насилие, которое может носить различные формы.

Поначалу деспот просто будет выражать свое недовольство и давать возможность жертве исправиться. Если же жертва не будет слушаться, тогда наказание станет незамедлительным. В дальнейшем для агрессии со стороны деспота не нужны будут причины, любое слово или поступок жертвы будет вызывать возмущение.

Деспот все успехи приписывает себе, а неудачи – жертве, обвиняя ее во все грехах и заставляя исправить ситуацию. Деспот желает понизить , сделать ее зависимой от себя. Взывать к какому-либо адекватному поведению бессмысленно, деспот считает, что все делает правильно.

Итог

Деспотизм – частое явление в узком кругу людей, где человек, ведомый страхами и комплексами, пытается взять власть и сделать окружающих зависимыми от себя. При этом в кругу чужих людей деспот нередко становится самым тихим, слабым и беспомощным.

Деспотизм – это самое ужасное, что может быть в человеке. Он может проявляться в различных формах, и зачастую его называют свойством характера, но это совсем не так. Деспотизм не чужд ни мужчине, ни женщине. Что такое деспотизм и как он проявляется, об этом расскажем в статье.

Что это такое?

Станислав Ежи Лец верно подметил, что из раны, нанесенной деспоту, льется море чужой крови. Деспотизм – это такая деятельность, когда человек, уверовавший в свою неограниченную власть, не может даже поверить в то, что кто-то способен действовать вопреки его желаниям. От этого он начинает проявлять агрессию, которая выражается в физическом или психологическом насилии. Именно так говорится о деспотизме в психологии. Это приобретенное качество личности, что проявляется в стремлении заполучить неограниченную власть.

С другой стороны, термин «деспотизм» применяется в политологии. С точки зрения политических наук, деспотизмом называют форму правления, когда государственный аппарат находится в руках одного человека или группы лиц, и они имеют полное право распоряжаться судьбами своих подданных. Проще говоря, деспотизм – это неограниченная власть.

Я – полубог

Считается, что деспотизм заключается в проявлении неблагоприятных особенностей эго. В итоге это может привести к потере рационального контроля над своим поведением, и все действия станут подчиняться исключительно аффективной сфере.

Деспотичное поведение не может остановиться само по себе. Чем меньше деспоту будет оказано сопротивления, тем больше он будет считать себя полубогом и станет требовать невозможного, как само собой разумеющегося.

Не бывает людей, которые хотя бы раз не превращались в деспотов, чтобы добиться у окружения желаемого, но если это становится устойчивой линией поведения, то человеку определенно необходима консультация специалиста. Ведь главными признаками психических отклонений считается неконтролируемое насилие, неадекватные требования и оценка действительности.

Произвол, тирания, властность, авторитарность, самовластие – эти синонимы деспотизма очень хорошо описывают возникнувшее отклонение. Деспоту свойственно навязывать свою волю окружающим через применение психологического или физического насилия, агрессией или унижением.

Зачастую причинами деспотизма являются детские травмы, с которыми человек пытается справиться столь деструктивным путем, чтобы обрести уверенность в себе. Чем больше страхов хранится в закромах психики деспота, тем больше он стремится контролировать чужую свободу. Агрессивностью он прикрывает неуверенность в собственной привлекательности.

В семье деспот буквально заставляет любить себя. Им руководит глобальная и беспричинная месть, которая появляется без повода. Таким образом, человек восстанавливает подорванное самомнение и уважение. Деспотичность исключает такие понятия, как сотрудничество и уважение других. Как итог, человек получает вместо недостающей любви и понимания ненависть, враждебность, непонимание и, как следствие, одиночество.

Причины

Деспотичность не заложена на уровне ДНК и не зависит от особенностей нервной системы, но предпосылки для ее формирования закладываются рано. Воспитываясь властными родителями, которые не слышали потребностей своего ребенка, а требовали беспрекословного послушания, человек воспринимает такую модель поведения как норму. Взрослея, он начинает реализовывать деспотичную форму взаимоотношений на всех возможных уровнях. Также деспотизм может быть вызван желанием отомстить окружению за свои обиды. Постоянные оскорбления, унижения и жестокость могут повлечь за собой стремление отомстить всему миру, а не только обидчику.

Хотя деспотизм – это не только стремление наказать кого-то или копирование модели поведения родителей. Часто деспотичность развивается на фоне того, что ребенку постоянно внушали мысли о его уникальности, неповторимости и превосходстве над другими. Проявление деспотизма заключается в навязчивой, невротической идее подтвердить свое могущество. Для этого человек выбирает неадекватные методы и уверен, что только он единственный в этом мире заслуживает всеобщего признания и беспрекословного повиновения.

Черты деспотизма

В социуме с нарушенным восприятием насилия и границ личности деспотизм может восприниматься как проявление характера, и за это человека даже будут уважать. Первым и самым характерным признаком деспотизма является применение насилия как нормы поведения и единственного возможного способа регулировки отношений. Деспоты не умеют спрашивать, договариваться или находить компромиссы. При несоответствии поведения партнера желаниям деспота может быть применено разного рода насилие. Хотя вначале деспот, демонстрируя свое недовольство, может дать другому возможность исправить свою оплошность, но если этого не происходит немедленно, его тут же ждет наказание. Стоит также отметить, что зачастую деспоты выдвигают весьма странные требования, при которых недовольство может быть вызвано тем, что окружающие считают нормой.

Газлайтинг

Часто можно наблюдать такой тип поведения, как газлайтинг. Это когда деспот убеждает свою жертву, что ей все померещилось, а любая грубость – не что иное, как нестабильное психическое состояние самого потерпевшего. Деспот никогда не признает своей вины, даже наоборот, его жертва будет обвиняться в манипулятивных истериках, хотя на деле это будут слезы, вызванные болью и унижением.

Для деспота унижать и оскорблять других – это норма. И если кто-то попытается прояснить отношения, его могут обвинить в отсутствии чувства юмора, а чтобы у жертвы развеялись все сомнения, постепенно ее круг общения сужается. Деспоты всегда пытаются полностью уничтожить самооценку другого человека, так они получают больше рычагов для манипуляции.

Как действует деспот?

Деспоты обычно действуют очень тонко. Механизм влияния на человека примерно такой: на первых порах деспот будет безобидным шушпанчиком, готовым на все. Он будет дарить море внимания и комплиментов. Со временем человек привыкает к восхищению в свой адрес, и тут деспот начинает действовать, а именно — критиковать. После первой критики человек делает все возможное, чтобы исправиться. Но потом критики становиться намного больше, пропорционально ей возрастает желание жертвы исправить ситуацию. В итоге обнаруживается идея, при помощи которой можно легко управлять сознанием другого человека. Также, еще важно отметить, что все достижения деспот присвоит себе, а неудачи взвалит на партнера, и бесполезно взывать к адекватному восприятию реальности.

Мужской и женский деспотизм

Когда мужчиной руководит деспотичное эго, он превращается в неуправляемый снаряд. Для него приемлемо применять психологическое и физическое насилие, некоторые не гнушаются и насилием сексуального характера. Домочадцам навязываются собственные представления и правила, которые должны безоговорочно выполняться, а любое проявление свободомыслия и индивидуальности считается непотребством.

Деспотами могут быть не только мужчины, но и женщины, и это куда более опасно. Мужчина устроен так, что он руководствуется либо разумом, либо чувствами. У женщины одновременно работают оба этих фактора. Любимый ее конек – постоянная ревность. Женщина знает, что ее слово способно уничтожить любого мужчину, поэтому берет на вооружение оскорбления, упреки, язвительные замечания и не забывает высмеять качества личности и его половые способности. Если мужчина пытается сопротивляться, женщина переходит к шантажу и угрозам. К примеру, грозит совершить суицид или отобрать детей.

Слово деспотизм не просто характеризует поведение человека – это самый настоящий диагноз, от которого нужно лечиться.

ДЕСПОТИЗМ (греч. despoteia — неограниченная власть) — неограниченная власть деспота, произвол, самовластие, подавление чужой воли.

Райзберг Б.А. Современный социоэкономический словарь. М., 2012, с. 118.

Деспотизм (НФЭ, 2010)

ДЕСПОТИЗМ — одна из основополагающих характеристик диктаторского правления, которая связана с властным произволом, усиливаемым концентрацией политической власти в руках главы государства (деспота, вождя, царя и т. п.) и приближенной к нему элиты, отсутствием разделения властей, подавлением инакомыслия любыми, включая насильственные, средствами, использованием армии для подкрепления действий государственного аппарата в целях осуществления монополии на власть. При деспотизме какие-либо юридические ограничения политической власти отсутствуют, что делает невозможным смешение деспота, опираясь на закон. Несуществующие гражданские свободы заменены строгим выполнением норм принудительного труда. Принятие решений носит непредсказуемый, импульсивный характер, объясняемый обычно желанием трансформировать или дисциплинировать общество. Деспотические методы контроля над обществом преследуют одну главную цель — укрепление единоличной власти…

Деспотия (Лопухов, 2013)

ДЕСПОТИЯ — власть, основанная на древних восточных традициях патриархальности и патернализма, когда государство, вырастающее из общинной организации и использующее общинные устои, отождествляется с обществом и в дальнейшем рассматривается как единая и неделимая вотчина верховного правителя, чья воля, чье решение — закон для многочисленных подданных (членов «семьи-общины»), объединенных, как правило, в социальные корпорации. При деспотии личность правителя, монарха обожествляется еще при жизни, после смерти становится предметом культа.

Деспотизм (Конт-Спонвиль, 2012)

ДЕСПОТИЗМ (DESPOTISME). Безграничная власть одного человека. Деспотизм может быть просвещенным и даже законным (этим он отличается от тирании), но при этом всегда остается несправедливым. Если бы деспот подчинялся закону, его власть утратила бы безграничность. Этим деспотизм отличается от монархии, при которой, как отмечает Монтескье, «управляет один человек, но посредством установления неизменных законов»; тогда как при деспотизме «все вне всяких законов и правил движется волей и произволом одного лица» («О духе законов», книга II, глава 1). Деспот ставит себя выше законов (Руссо) либо не признает никаких иных законов, кроме своих собственных (Кант). Деспотизм — это абсолютная авторитарная монархия. Его основополагающим принципом служит не честь, как при конституционной монархии, и не добродетель, как при республике, а страх (там же, III, 9). Но это же определяет и предел деспотизма: он остается в силе лишь до тех пор, пока его боятся.

Время на чтение: 5 мин

Деспотизм – это приобретенное качество личности, проявляющееся в стремлении к неограниченной власти, достигается которая, не считаясь с мнением и потребностями других путем требования постоянного и полного повиновения. Деспотизм это в психологии проявление крайне неблагоприятных особенностей эго, его непомерное разрастание, что в итоге приводит к потере разумного контроля над своими жизненными проявлениями, а все действия подчиняются исключительно аффективной сфере.

Деспотизм в семье проявляется в качестве психологического и физического насилия, когда все методы становятся актуальны для достижения собственной власти. У деспотичного человека отсутствует понимание личных границ и свобод других, а те, кто считается его семьей, воспринимается им как собственность. Естественно при подобном от окружающих требуется постоянное исполнение воли деспота, а также полное соответствие его представлениям о жизни не только собственной и совместной, но и том, как должен себя вести и чувствовать другой человек. Среди обычных требований, могут быть такие, как запрет на слезы и необходимость постоянной радости. Такие посягания на чувственную сферу, не подлежащую контролю, указывают на отсутствие адекватного восприятия.

Подобное поведение неминуемо вызывает на самых различных уровнях. Жертвы деспота могут пытаться объяснять или ругаться, в ход может идти разбитая посуда и физические побои. Те, кто окончательно ощущает свое бессилие, оказывают молчаливое сопротивление молчанием, подстраиванием, чем необратимо нарушается психика не только жертвы, но и самого тирана.

Деспотичное поведение не может остановиться само по себе, и чем меньше сопротивления будет оказано, тем больше человек почувствует себя полубогом и начнет требовать невозможного, как должного. Нельзя сказать, что существуют люди, ни разу не превращавшиеся в деспотов, в попытках добиться от окружающих желаемого, но те, у кого данная линия поведения приобретает критические формы, нуждаются в помощи специалистов. Неконтролируемое насилие над окружающими, неадекватные требования и оценка ситуация являются главными признаками наличия психических отклонений. В лучшем случае, поможет исправить ситуацию длительная психотерапия, в худшем, потребуется специализированная медикаментозная терапия.

Что такое деспотизм

Деспотизм это в психологии поведение, включающее в себя такие проявления, как навязывание своей воли не аргументацией, а силой, проявление , использование мести, унижения, физического и сексуального насилия, газлайтинга. Обычно причинами подобного поведения становятся детские травмы, комплексы и , которые человек пытается преодолеть подобным деструктивным путем, и обрести уверенность и цельность. Проблема заключается в том, что эта стратегия поведения не способствует установлению гармоничных отношений, где возможно исцеление личности на глубоких уровнях.

Чем большее количество страхов спрятано внутри психики деспота, тем изощренными становятся его способы управления и больше стремление к контролю чужой свободы. Неуверенность и сомнения в собственной привлекательности прикрываются , которая даже не дает возможности выбора другим.

Деспотизм в семье не дает ее членам выбора даже в собственном отношении, их буквально заставляют любить. Деспотизм часто соседствует с унижением и мстительностью, причем, если унижение окружающих имеет более-менее очевидные тенденции, поскольку, таким образом, человек начинает в собственных глазах выглядеть лучше, то месть рождается глобальная и беспричинная, направленная на всех и без повода. Глубокий смысл подобного мщения кроется в восстановлении подорванного самомнения и уважения.

Не смотря на силовую позицию и стремление к уважению и возвеличиванию себя, деспотичность исключает сотрудничество и уважение других. Со временем подобное отношение, провоцируя постоянные ссоры и конфликты, разрушает любые значимые и прочные отношения, а также психику участников контакта. Вместо недостающей любви и принятия, деспот получает страх, месть, непонимание, враждебность и в итоге одиночество.

Проявляется деспотичность, как личностная черта у мужчин и женщин, только имеет небольшие внешние различия в выборе методов. Первоначально может показаться, что деспотизм является исключительно мужской чертой, точно так же, как когда речь заходит об изнасиловании все в роли жертвы сразу видят женщину. Однако, деспотичны во многом и женщины, просто это реже приобретает форму физического насилия. Женщины способны уничтожить мужчину морально , шантажом, постоянными истериками, угрозами , упреками и унижением его достоинства. Арсенал моральных пыток более широк, чем физических, и самое страшное в том, что деспотичная женщина не будет раскаиваться в совершенном, т.к. ее действиями и словами руководит не только , но и разум.

Также деспотичность свойственна пожилым людям и даже детям (первые проявления подобных тенденций возможны в возрасте трех лет и провоцируются началом кризисного периода).

Причины деспотизма

Деспотичность не является врожденной чертой и никак не зависит от особенностей нервной системы и других физиологических факторов, однако предпосылки ее формирования закладываются довольно рано. Мнение о том, что деспотизм передается по наследству, обусловлено тем, что воспитываясь властными родителями, которые не слышали потребностей ребенка, а лишь требовали беспрекословного повиновения, человек усваивает данную модель поведения, как норму. В детстве этому качеству особо негде проявиться, поскольку дети слабы, но по мере взросления, обретения физической силы и овладения моральными способами насилия, и принуждения, человек начинает реализовывать деспотичную форму взаимодействия на всех уровнях.

Подсознательно формирует деспотизм желание мести окружающим за нанесенные обиды. Для этого не достаточно одного случая, обычно это пребывание в токсических отношениях или воспитание подобными методами. Оскорбления, унижения, жестокие наказания ребенка могут повлечь за собой стремление наказать не только родителей, но и весь мир, за то, что тот остался глух и слеп к его горю. Но не только плохое обращение может служить предпосылкой развития деспотизма, а также и излишнее внушении об уникальности, неповторимости личности ребенка, его превосходства над другими. Мнение родителей является очень важным и формирует самоотношение, выйдя в реальный мир, такой человек испытывает стресс от того, что не все ему поклоняются, а кто-то откровенно высмеивает недостатки. В таких ситуациях выбирается путь принуждения окружающего социума думать и воспринимать собственную личность в привычных рамках.

Подтверждение своего могущества для деспота становится навязчивой невротической идеей, не напитываемой потребностью, поскольку способы ее удовлетворения выбираются неадекватные. необходимо бережно открывать в безопасных условиях, учиться смотреть на них без ужаса и боли, вырабатывать новые способы реагирования, признавая такую историю своей жизни. Попытки же деспота получить любовь и признание напоминают вбивание выпавших волос молотком – больно, бесполезно и требует колоссальных усилий.

Признаки деспотизма

В обществе, где нарушено восприятие насилия и границ личности, деспотизм может восприниматься, как проявление характера или даже уважаться. Люди, получившие травматизацию по зависимому типу в детстве, во взрослом возрасте влюбляются именно в деспотов и тиранов, опять же не замечая грубого нарушения своей свободы.

Одним из характерных признаков деспотизма является восприятие физического и психологического насилия, как нормы поведения и способа регулировки отношений. Подобные механизмы являются основными во взаимодействии с деспотом, он практически не умеет спрашивать, договариваться, искать компромиссы.

Применяется любой вид насилия при несоответствии поведения партнера желаниям деспота, причем вначале он может продемонстрировать свое недовольство и дать возможность другому исправиться, если это не происходит в кратчайшие сроки, то другого ждет наказание (удар по лицу или недельное молчание – не важно). Стоит отметить, что требования к поведению партнера часто бывают довольно странными, а недовольство будет вызывать то, что окружающими воспринимается, как норма. Все дело в том, что вызывает любое поведение или мнение, содержащее индивидуальность другого, а не его личную.

Обычно деспоты пытаются полностью уничтожить другого человека, чтобы иметь еще больше рычагов для управления. Хотя на первых этапах отношений они наоборот будут вас воспевать. Механизм примерно такой: человек привыкает получать огромные дозы комплиментов, поэтому при первой критике сделает все, чтобы исправиться, потом критики становится больше, а желание исправить ситуацию сильнее. В итоге можно обнаружить идею, из которой очень просто манипулировать другого: «на самом деле я ужасен, просто остальные этого не замечают, а это великий человек все обо мне знает и продолжает оставаться рядом».

Важно, что все победы деспот присвоит себе, а все поражения повесит на партнера, при этом другого могут обвинить даже в собственных неприятностях на работе, испорченном настроении и том, что застрял в пробке. Попытки взывать к адекватному восприятию реальности, бесполезны.

Спикер Медико-психологического центра «ПсихоМед»

ДЕСПОТИЯ — это… Что такое ДЕСПОТИЯ?

(от греч. despoteia — неогранич. власть) — форма гос-ва, при к-рой вся полнота власти, не ограниченной законом, принадлежит одному властителю — наследств. монарху, правящему при посредстве сложного воен.-бюрократич. аппарата; особенно характерна для большинства рабовладельч. гос-в Др. Востока (Египет, Ассирия, Вавилония, Иран, Индия, Китай и др.) и отличается полным произволом власти и бесправием населения; синонимом Д. является неогранич. монархия и тирания. При Д. воля деспота считалась законом. Его личность нередко обожествлялась при жизни и после смерти. Власть деспота признавалась неограниченной, хотя фактически он принимал решения, учитывая пожелания представителей окружавшей его знати.

Причиной образования Д. в древнейших странах Востока являлось длит. сохранение общинного быта. Ф. Энгельс отмечал, что там, где гос. власть возникает «…в период, когда община обрабатывает землю еще сообща или, по крайней мере, передает только во временное пользование отдельным семьям, где, таким образом, еще не образовалась частная собственность на землю, — там государственная власть появляется в форме деспотизма» (Маркс К. и Энгельс Ф., Соч., 2 изд., т. 19, с. 497).

Необходимость создавать и поддерживать в порядке ирригац. сооружения, без к-рых не могло существовать земледелие в ряде стран Востока, поднимала значение политич. централизации и укрепляла деспотич. власть.

Образованию Д. в странах рабовладельч. Востока предшествовала военная демократия — форма обществ. организации, складывающаяся при переходе от первобытнообщинного строя к клас. обществу; племенной вождь становился наследств. деспотом. Нередко первоначальной формой гос. строя являлась рабовладельч. олигархия, предшествовавшая образованию Д.

Наиболее законченным воплощением Д. являлся Др. Египет, где властитель — фараон, начиная с эпохи Др. царства (3-е тыс. до н.э.), считался богом, «сыном Ра» (Солнца) и обладал верховной законодат., судебной, исполнит. и воен. властью. Д. существовала также в гос-вах Двуречья. Так, в Шумере цари III династии Ура осуществляли в полной мере власть вост. деспотов. Все население полностью зависело от них, получая на их рук довольствие и землю. В распоряжении царей были многочисл. ремесл. мастерские и караванная торговля. Опорой их являлась служилая знать, участвовавшая в дележе прибавочного продукта. Аналогичные порядки прослеживаются и в Вавилонии и Ассирии. В законах Хаммурапи царь, правда, не именуется богом, но рассматривается как наместник богов. Деспотией была обширная Перс. держава (см. Ахеменидов государство), в к-рой все нити гос. управления сходились во дворце «царя царей». Д. сложилась также в Др. Индии, где, согласно Ману законам, царь правил страной как неогранич. повелитель, опирающийся на жреч. и воен. аристократию. Характер Д. присущ был и др.-кит. гос-вам, особенно четко он был выражен во времена Циньской монархии (3 в. до н.э.).

В период раннего феодализма на Бл. и Ср. Востоке власть монархов ограничивала родовая аристократия — «цари областей» в Иране при Аршакидах и ранних Сасанидах, вожди племен в араб. Халифате. Сдерживающее влияние оказывали на самодержавных монархов религ.-правовые нормы и традиция (особенно мусульманские), обеспечивавшие политич. влияние и высоко» обществ. положение духовенства. Это наблюдалось даже в Багдадском халифате (см. Аббасидов халифат) 8-9 вв., к-рый был феод. Д. Халиф, сосредоточив в своих руках всю полноту духовной и светской власти, правил, опираясь на вооруж. силу, и широко применял меры террора. С распадом Багдадского халифата в 9-10 вв. феод. деспотии сложились в отд. частях ранее единого гос-ва (в Испании, Иране, Египте). Черты Д. особенно резко выступали в гос-ве Надир-шаха в 18 в. На терр. Индии также складывались деспотич. монархии, напр. гос-во Великих Моголов (в 16-17 вв.), охватывавшее обширную терр. и осуществлявшее значит. централизацию управления. Наряду с гос-вом Великих Моголов феод. Д. достигла своего наивысшего развития в Османской империи 14-16 вв.

Наличие особой формы гос-ва — деспотич. монархии — в странах Др. Востока было подмечено еще Аристотелем, к-рый, отмечая различные виды монархии, выделял деспотич. власть у нек-рых варварских народов. Отождествляя Д. с тиранией, он определял последнюю как монархию, относящуюся деспотически к целому политич. обществу. В ср. века для отрицат. оценки отд. воплощений монархич. власти употреблялось понятие «тирания» (Фома Аквинский, тираноборцы и мн. др.).

Широко пользовались понятием «деспотизм» франц. просветители 18 в (Монтескье, Мабли, Дидро и др.) для критики абсолютистской монархии. Монтескье, напр., противопоставлял умеренное правление деспотическому, как такому, где «… все вне всяких законов и правил движется волей и произволом одного лица» («О духе законов», в кн.: Избр. произв., М., 1955, с. 169). Однако, поскольку всякая неогранич. монархия неизбежно представляет собою несвязанное законом правление одного лица, различие между неогранич. монархией. Д. и тиранией не может быть установлено с достаточной определенностью. На это указывал К. Маркс, отмечая, что все это назв. одного и того же понятия, в крайнем случае, различие в нравах при одном и том же принципе (см. Письмо к Руге, в кн.: К. Маркс и Ф. Энгельс, Соч., 2 изд., т. 1, с. 374-75).

Лит.: Маркс К., Формы, предшествующие капиталистическому производству, М., 1940, с. 6-; Маркс К. и Энгельс Ф., Соч., 2 изд., т. 9, с. 135-36; т. 19, с. 497; т. 20, с. 186; Авдиев В. И., История Др. Востока, 2 изд., М., 1953; Струве В. В., История Др. Востока, М., 1941: Дьяконов И. М., Обществ. и гос. строй древнего Двуречья, М., 1959; Всемирная история т. 1, М… 1955, гл. 4-7, 9-13, 21, 23-25; T. 2, M., 1956, гл. 1, 7, 14-17; T. 3, M., 1958, гл. 7, 8, 20, 35, 37; Rirenne J., Histoire des Institutions et du droit privé de l’ancienne Égypte, t. 1-3, Brux., 1932-35.

С. Ф. Кечекьян. Москва.

Советская историческая энциклопедия. — М.: Советская энциклопедия .
Под ред. Е. М. Жукова.
1973—1982.

что это? Характерные черты древневосточной деспотии

Слово «деспотия» у многих на устах, однако люди часто не знают точного значения этого слова и используют его уместно и не совсем. Ниже мы расскажем, что такое деспотия, как толкуют это слово разные источники, и каковы ее характерные черты.

Деспотия — это что?

Начнем с самого общего определения данного слова. Итак, деспотия — это специфическая форма государства, когда вся власть принадлежит исключительно монарху. Такая власть не регулируется законом, монархия, как правило, наследственная, и властитель правит, опираясь на военно-административный аппарат.

Чаще всего деспотия встречалась как форма государственного правления в древневосточных империях. Например, в Египте, Ассирии, Персии, Вавилонии, Китае, Индии. Естественно, в таком случае слово деспота было законом и не обсуждалось. Именно во времена деспотии принимались самые глупые и кровавые законы. И это не удивительно, так как личность правителя обожествлялась. Яркий пример тому — египтяне. Даже после смерти фараон приравнивался к богу, и ему воздавались соответствующие почести. Несмотря на то что власть деспота де-юре была неограниченной, де-факто все обстояло не так. Деятельность деспота была ограничена и часто даже подчинена интересам узкого круга знати. Таким образом, деспотия — удобная форма правления для элит и часто сосуществует с олигархией.

Рассмотрим понятие «древневосточная деспотия»

Концепция восточной деспотии идет еще от Геродота — отца истории. Он описывал ситуацию, когда правители не просто закрывали храмы, большие и малые, но и заставляли народ возводить себе огромные, величественные усыпальницы и гробницы. Понятие древневосточной деспотии имело определенные черты. Так, главой государства, вершителем суда и олицетворением всеобщего закона был деспот-правитель. Ему поклонялись, его обожествляли, его ненавидели и боялись. Форма правления была, естественно, монархической, и власть передавалась по наследству. Но деспот не мог править без опоры на мощный разветвленный административный аппарат. Он был необходим для того, чтобы эффективно управлять разношерстным обществом, в котором уже сформировались различные прослойки, не говоря уже об оформившемся имущественном неравенстве. К тому же уже в древности общество Востока оформилось и приобрело те черты, которые прослеживаются даже сегодня. Например, оно было дифференцировано, и каждый социальный слой не просто имел свое место в иерархии, но и отличался своей организацией, правами и обязанностями. Именно на таком фундаменте могли оформиться и зацвести буйным цветом зачатки деспотии Древнего Востока.

Иерархия древневосточного общества

Говоря об обществе Древнего Востока, мы не можем обойти вниманием такое социальное явление, как рабов. Чаще всего это было так называемое домашнее рабство, когда невольник был собственностью огромной семьи. Кроме того, рабы трудились в храмовых комплексах, на строительстве, на полях. Кто же становился рабом?

В принципе, рабом мог стать любой человек. Чаще всего эту социальную прослойку пополняли военнопленные. Но бывало и так, что рабом мог стать свободный человек. Это долговое рабство. Чем больше и сильнее становилась община, тем большие масштабы приобретало долговое рабство. Если говорить о рабстве в целом, то в Египте и в Китае на рубеже 2-3 веков даже создавались рынки, на которых продавали только невольников на любой вкус. Раба мог позволить себе купить даже пастух, садовник или ремесленник средней руки. Это тоже входит в особенности деспотии. Все это указывает на огромные масштабы работорговли.

Характерные особенности восточной деспотии

Во-первых, это религиозное содержание власти правителя-деспота. Монарха при деспотизме считают ожившим богом, его инкарнацией. Соответственно, власть его дана не кем иным, как самим Всевышним, и была абсолютна.

 Монарх считался единственным судьей, мерилом законности любого поступка. Об этом говорило все: от отношения к монарху до его титула. Подобная постановка проблемы власти должна была объединять общество. И она объединяла. Ведь если власть дана монарху свыше, если она дана ему от Бога, то противоречить правителю просто бесполезно. Это глупо, так как божественная власть по определению мудрая и направлена на благо народа. Поэтому власть деспота и держалась, народ попросту боялся пойти против своего властителя. Тем более что он считался не кем иным, как верховным жрецом или главой всей жреческой иерархии. Рассмотрим другие характерные черты деспотии.

Обязанности деспота как главы жреческой иерархии

Он имел полное право проводить все религиозные церемонии, связанные с рождением и циклом плодородия. В некоторых случаях правитель мог даже отменить почитание старых богов и учредить полностью новый культ (как и произошло в Египте).

Но то, чего ни в коем случае не должен был делать правящий монарх — это принимать участие в ритуалах, связанных со смертью. Отчасти это было вызвано тем, что божественная власть могла нести только добро, только побеждать, но не сеять смерть и горе. К тому же иногда властители вводили свой собственный культ. Это создавало впечатление неприкосновенности, священности тела правителя. Следовательно, покушение могло быть приравнено к святотатству, выступлению против бога (или богов) и каралось самым суровым образом. Например, незадачливого убийцу могли казнить, изгнать и тому подобное. Но не все было так гладко.

Золотая клетка для деспота

Деспотия это не неприкосновенность. Монарх жил как в золотой клетке, так как был связан множеством ограничений. Например, его жизнь была четко регламентирована дворцовым этикетом, условностями и предрассудками. Часто это все делалось для того, чтобы обезопасить священного монарха. Однако иногда правитель мог быть даже убит просто потому, что, по мнению астролога, срок его жизни на земле истек. Не стоит объяснять, почему при дворах всегда был маг-предсказатель. Любой правитель был заинтересован в том, чтобы астролог максимально продлевал срок его жизни. В результате этого именно астрологи играли роль «серых кардиналов», поскольку от них зависела, как ни парадоксально, жизнь полубожественного правителя.

Коснемся особенностей власти монарха-деспота

Его положение не имело ничего общего с отождествлением правителя и непосредственно государства. Он просто занимал свое место среди других обязательных институтов власти. И все-таки его власть не была такой уж неограниченной. Например, правитель подчинялся множеству законов и правил, установленных ранее. Да, правитель мог устанавливать новые правила жизни, издавая законы и декреты, но в то же время эти законы имели некоторые ограничения.

В частности, они не должны были противоречить фундаментальным основам жизни общества. Прекрасным примером тому может быть Индия. Хотя правитель и мог издавать любые указы, они не должны были ни в коем случае касаться нарушения кастового строя и быта людей, вопросов, связанных с верой. Весьма интересен вопрос о том, кто же решал, соответствует тот или иной закон воле богов или нарушает ее. Даже в Вавилоне принятые законы не должны были вступать в противоречие с традиционными принципами правопорядка. Даже первый свод законов был создан как попытка оградить традиционные порядки от новых разрушительных явлений в обществе.

Мог ли судить деспот

Кроме того, власть деспота не заключала в себе судебных прав. Он по умолчанию был вершителем правосудия. Он мог помиловать преступника или наказать его по своему усмотрению. Иногда появлялась своеобразная царская юстиция, например, представителем такого суда был Соломон. Таким образом, деспотия — это часто не то, что подразумевают под этим словом люди.

ВОСТОЧНАЯ ДЕСПОТИЯ • Большая российская энциклопедия

  • В книжной версии

    Том 5. Москва, 2006, стр. 751-752

  • Скопировать библиографическую ссылку:


Авторы: В. А. Якобсон

«ВОСТО́ЧНАЯ ДЕСПОТИ́Я», тер­мин, встре­чаю­щий­ся в на­уч. лит-ре; упо­треб­ля­ет­ся для ха­рак­те­ри­сти­ки об­ще­ст­вен­но­го строя и го­су­дар­ст­вен­но­го уст­рой­ст­ва в стра­нах Вос­то­ка. Впер­вые по­ня­тие «В. д.» по­яв­ля­ет­ся в тру­дах франц. эн­цик­ло­пе­ди­стов, опи­рав­ших­ся на скуд­ные, а под­час и фан­та­стич. све­де­ния, по­черп­ну­тые у ан­тич­ных ав­то­ров и зап.-ев­роп. пу­те­ше­ст­вен­ни­ков. Из тру­дов клас­си­ков мар­ксиз­ма-ле­ни­низ­ма, вос­при­няв­ших это по­ня­тие у фи­ло­со­фов 18 в., оно пе­ре­шло в сов. ис­то­рич. нау­ку, где упот­реб­ля­лось весь­ма ши­ро­ко. Од­на­ко стро­го­го оп­ре­де­ле­ния по­ня­тия «В. д.» нет. В са­мом об­щем ви­де оно обо­зна­ча­ло ни­чем и ни в чём не ог­ра­ни­чен­ную еди­но­лич­ную власть; во­прос же о том, су­ще­ст­во­ва­ла ли где-ни­будь и ко­гда-ни­будь та­кая власть, не обсу­ж­дал­ся.

На За­па­де этот тер­мин то­же имел до­воль­но ши­ро­кое хо­ж­де­ние, осо­бен­но по­сле вы­хо­да в свет ра­бо­ты нем. учё­но­го К. А. Витт­фо­ге­ля (1896–1988), ко­то­рый вы­дви­нул т. н. ир­ри­га­ци­он­ную ги­по­те­зу, со­глас­но ко­то­рой го­су­дар­ст­во на Древ­нем Вос­то­ке воз­ник­ло из-за не­об­хо­ди­мо­сти стро­ить круп­но­мас­штаб­ные оро­си­тель­ные сис­те­мы и цен­тра­ли­зо­ван­но кон­тро­ли­ро­вать рас­пре­де­ле­ние во­ды, что, по мне­нию учё­но­го, бы­ло воз­мож­но лишь при на­ли­чии дес­по­тич. вла­сти. Тео­рия Витт­фо­ге­ля бы­ст­ро во­шла в мо­ду, но не вы­дер­жа­ла со­при­кос­но­ве­ния с фак­та­ми и бы­ла под­верг­ну­та кри­ти­ке.

В це­лом кон­цеп­ция «В. д.» не со­от­вет­ст­ву­ет совр. пред­став­ле­ни­ям об ис­то­рич. про­цес­се: 1) не все куль­ту­ры Древ­не­го Вос­то­ка бы­ли ир­ри­га­ци­он­ны­ми (напр. Ас­си­рия, Эб­ла, ран­ний Ки­тай). В ос­таль­ных куль­ту­рах ирри­га­ци­он­ные се­ти, как по­ка­зы­ва­ют ма­те­риа­лы ар­хео­ло­гич. рас­ко­пок и аэ­ро­фо­то­съё­мок, бы­ли в осн. соз­да­ны в до­го­су­дар­ст­вен­ный и ран­не­го­су­дар­ст­вен­ный пе­рио­ды, пе­рио­ды го­ро­дов-го­су­дарств и не­боль­ших тер­ри­тори­аль­ных го­су­дарств (ко­то­рые до­го­ва­ри­ва­лись ме­ж­ду со­бой о сов­ме­ст­ном строи­тель­ст­ве ма­ги­ст­раль­ных ка­на­лов и рас­пре­де­ле­нии во­ды из них). В це­лом про­бле­ма воз­ник­но­ве­ния го­су­дар­ст­ва как та­ко­во­го и боль­шо­го цен­тра­ли­зов. тер­ри­то­ри­аль­но­го го­су­дар­ст­ва, а за­тем и им­пе­рии яв­ля­ет­ся зна­чи­тель­но бо­лее слож­ной и свя­за­на с боль­шим ко­ли­че­ст­вом фак­то­ров (пси­хо­ло­ги­че­ских, эко­но­ми­че­ских, идео­ло­ги­че­ских, тех­ни­че­ских и т. п.). 2) На Древ­нем Вос­то­ке обя­зан­но­стям ца­ря уде­ля­лось го­раз­до боль­ше вни­ма­ния, чем его пре­ро­га­ти­вам (что не бы­ло из­вест­но ан­тич­ным ав­то­рам). Ца­ря в зна­чит. сте­пе­ни рас­смат­ри­ва­ли как во­ж­дя, обя­зан­но­го за­бо­тить­ся обо всех, как за­бот­ли­во­го пас­ты­ря. Царь по­лу­чал свою ха­риз­му, как бы она ни на­зы­ва­лась в той или иной куль­ту­ре, от бо­гов и мог ли­шить­ся её. Ука­зы древ­них ца­рей и их над­пи­си обя­за­тель­но со­дер­жат длин­ные пе­реч­ни их за­слуг и по­ло­жи­тель­ных ка­честв: ца­ри по­сто­ян­но «оп­рав­ды­ва­ют­ся», что со­став­ля­ет ра­зи­тель­ный кон­траст с про­стой и пол­ной спо­кой­но­го дос­то­ин­ст­ва рес­пуб­ли­кан­ской фор­му­лой «Се­нат и рим­ский на­род по­ста­нов­ля­ют…» в Древ­нем Ри­ме. Во­пре­ки ши­ро­ко рас­про­стра­нён­ной точ­ке зре­ния, обо­же­ст­в­ле­ние ца­рей в древ­но­сти яв­ля­лось ско­рее ис­ключе­ни­ем, чем пра­ви­лом. В Древ­нем Егип­те оно, по всей ве­ро­ят­но­сти, объ­яс­ня­ет­ся важ­ной и уни­каль­ной осо­бен­но­стью егип. ис­то­рии – очень ран­ним по­яв­ле­ни­ем здесь мощ­но­го цен­тра­ли­зов. го­су­дар­ст­ва, ох­ва­ты­ваю­ще­го всю до­ли­ну Ни­ла, фак­ти­че­ски – скач­ком в цен­тра­ли­зов. го­су­дар­ст­во поч­ти пря­мо из пер­во­быт­но­сти (из эне­о­ли­та). 3) Лишь на ис­хо­де древ­но­сти, с воз­ник­но­ве­ни­ем и рас­про­стра­не­ни­ем но­во­го ти­па го­су­дар­ст­ва – им­пе­рии – и с про­ис­хо­див­ши­ми при этом идео­ло­гич. и со­ци­аль­но-пси­хо­ло­гич. пе­ре­ме­на­ми по­яв­ля­ют­ся и ут­вер­жда­ют­ся но­вые пред­став­ле­ния о сущ­но­сти цар­ской вла­сти и ро­ли мо­нар­ха, стоя­ще­го над за­ко­на­ми. В Ев­ро­пе они так и не дос­тиг­ли за­вер­ше­ния и прак­тич. оформ­ле­ния (хо­тя тео­ре­ти­че­ски сфор­му­ли­ро­ва­ны ещё в Ди­ге­стах). Имен­но та­кие вост. мо­нар­хи, как сул­тан в Тур­ции, шах в Ира­не, Ве­ли­кий Мо­гол в Ин­дии и бо­гды­хан в Ки­тае, и по­слу­жи­ли ев­роп. мыс­ли­те­лям при­ме­ра­ми, на ос­но­ве ко­то­рых сло­жи­лось пред­став­ле­ние о «В. д.», пе­ре­не­сён­ное за­тем и на древ­ность. См. так­же Дес­по­тия.

Признаки восточной деспотии (Контрольная работа)

Контрольная работа

по истории государства и права
зарубежных стран

Вариант 6

1. Что представляет собой
восточная деспотия

Восточная деспотия была порождена
сравнительно низким уровнем развития
общества, скованностью личности при
наличии крепкой сельской общины с
неразвитостью товарно-денежных отношений
и господством религиозной идеологии,
а также необходимостью управлять
большими массами населения, проживавшего
на обширных территориях, и проводить
крупные общественные работы.

Восточная деспотия характеризуется
высочайшим уровнем централизации
власти, вся полнота которой сосредоточивалась
в одном лице (фараона, императора). Глава
государства обладая, как светской
(законодательной, исполнительной,
военной, судебной), так и религиозной
властью. Личность главы государства
обожествлялась, его воля и власть имели
религиозный, сакральный характер и были
непререкаемы. Повеление главы государства
осуществлялись с помощью громоздкого,
сложного медлительного бюрократического
аппарата.

Человек ценился невысоко, даже
будучи формально свободным, он был
«рабом порядка», религии, традиций.
Восточная деспотия – следствие раннего
состояния общества и, в частности,
господства общинных отношений. Восточная
деспотия могла сосредоточить силы
народа на решении важнейших задач –
создании ирригационных систем, ведении
военных действий. Но она же тормозила
раскрепощение личности, подчас
деформировала общественные цели и была
одной из причин «застойного» характера
развития стран Древнего Востока.

Излагаемая характеристика
восточной деспотии есть, однако, лишь
обобщенное изображение реального.
Восточная деспотия типична для многих
государственных образований стран
Востока. Но, например, в империи Маурьев
(Древняя Индия) ряд черт деспотии
отсутствовал. Да и в истории Египта
имели место случаи острых конфликтов
светской и духовной власти, свержение
фараона жречеством1.

2. Как была организована
общественная власть в догосударственном
обществе

В современной науке используются
различные периодизации древнейшей
истории человечества (культурологическая,
археологическая и т.д.). Но для понимания
социальных и экономических предпосылок
возникновения государства и права
принципиальное значение имеет выделение
в первобытном обществе двух основных
стадий: присваивающего хозяйства и
производящего хозяйства, граница между
которыми приходится на эпоху неолита
(так называемая неолитическая революция).
Ее обычно относят к VIII
– III
тысячелетию до н.э.

Неолитическая революция и переход
к производящей экономике обеспечили
не просто выживание людей, но и создание
регулярного производства продуктов
питания. Это подготовило переход к
оседлому образу жизни и к установлению
контроля семейно – клановых групп над
определенной территорией. Таким образом,
ранняя родовая община потребителей
(охотников, собирателей и. т.д.) сменяется
более прочными, численно разросшимися,
как правило, связанными с определенной
территорией общинами производителей.

В семейно – клановой общине
складывалась строго фиксированная
система труда, распределения пищи и
брачно-семейных отношений. В ней получили
дальнейшее развитие принципы равенства
и эквивалентности. Это не исключало
того, что по мере роста производства
распределение добычи и потребление
пищи осуществлялись с учетом ролевых
функций (по принципу пола, возраста и
т.д.). На определенные преимущества в
семейно-клановом коллективе (в родовой
общине) мог претендовать и лидер группы,
особенно если он успешно осуществлял
властно – управленческие функции и
обеспечивал надежное существование
группы. По принципу эквивалентного
внутригруппового обмена лидер получал
в таком случае безусловную поддержку
членов группы, которые за предоставленные
им от вождя блага признавали его авторитет
и власть. Сам вождь, как и другие члены,
семейно – клановой общины, должен был
руководствоваться коллективными
традициями и соблюдать практику
реципрокных задач. Существовавшая в
родовом обществе эгалитарность, в том
числе выборность и сменяемость вождей,
не позволяет еще говорить в категорической
форме о существовании родовой демократии.
В семейно – клановых общинах существовала
жесткая дисциплина труда и поведения,
духовный конформизм. В семейно – родовых
общинах на базе культов, обрядов, традиций
и т.п. сложились несложные правила
поведения, соблюдение которых было
обязательно для всех членов группы. Эти
родовые нормы, которые имели
мифологическо-символическую оболочку
и были часто связаны с мистическими
ритуалами, отражали естественные условия
жизни первобытной общины. Они были
проникнуты духом коллективизма,
предусматривали взаимную поддержку
членов родовой общины, регулировали
хозяйственную деятельность и брачные
отношения, устанавливали различные
табу (запреты) и жесткие рамки поведения
для членов общины. Строгой регламентации
подвергался порядок распределения
добытого общиной продукта, а также и
сам ритуал его потребления, деление в
связи с этим всех членов группы на ранги.
К важнейшим функциям вождя относилась
практическая реализация распределительных
норм. Общинно – родовые нормы имели
синкретичный характер и содержали в
себе одновременно религиозные, моральные
и иные социальные императивы. В прочных
семейно-клановых группах общинные нормы
отражали самонастраивающиеся социальные
отношения, которые поддерживались силой
интересов, религиозных представлений
и иных нормативно – ценностных установок.
Это не исключало властного характера
этих норм и вытекающей из этого
принудительности. В случае нежелания
подчиняться правилам жизни семейно –
клановой группы, совершения тяжкого
проступка нарушитель мог быть подвергнут
избиению, изгнанию или даже смертной
казни по воле семейно – родового
коллектива2.

  1. Что явилось основой британской
    «неписаной конституции»

Сложившийся строй конституционной
парламентской монархии был юридически
оформлен и закреплен рядом законодательных
актов, принятых на протяжении 1689-1709 гг.
Вместе с некоторыми историческими
актами они составили части неписаной
английской конституции (в том смысле,
что конституция не представлена каким-то
единым документом, разработанным и
принятым в соответствующей политической
и юридической процедуре).

Важнейшим из конституционных
актов нового строя стал Билль о правах
1689 г. (в первоначальном виде изданный
как «Декларация о правах и свободах
подданных и о наследии короны»). В нем
устанавливалось: 1) законодательное
верховенство — изъятие из-под действия
законов, их приостановление объявлялось
его прерогативой, подразумевая, что и
издание законов невозможно без парламента;
верховенство парламента распространялось
на регулирование налогообложения и на
организацию вооруженных сил в мирное
время; 2) независимость и свобода
парламента как государственного органа:
выборы должны происходить «достаточно
часто», быть свободными, т. е. подконтрольными
монарху; 3) неотъемлемые гражданские
права: право избирать представителей
в Палату общин, право обращаться с
петициями к королю, право для протестантов
носить оружие; гарантиями этих и других
гражданских прав должно было стать
запрещение взимать чрезмерные залоги,
налагать общие штрафы и применять
«жестокие и необычные наказания»; за
парламентом признавалась «свобода
слова, прений и всего того, что происходит
в парламенте» — все это было неподсудно
обычной юстиции; тем самым устанавливался
в общей форме парламентский иммунитет;
4) независимость суда присяжных, который
только и признавался вправе, в частности,
решать «судьбу человека в делах об
измене».

Вторым важнейшим документом был
Акт об устроении 1701 г. В нем регулировались
в главном будущее положение английской
короны, порядок престолонаследия и
основные вопросы деятельности
правительственной власти. Поводом к
его изданию послужили кончина бездетного
Вильгельма и приглашение на престол
ганноверской герцогини Анны.

Акт об устроении устанавливал:
1) подзаконность королевской власти и
даже личности монарха. Определялось,
что обладать английской короной может
лишь принадлежащий к англиканской
церкви. Возможному монарху воспрещалось
иметь владения вне Англии и вообще
покидать пределы страны без согласия
на то парламента. Провозглашалась 2)
подзаконность исполнительной власти:
правительство в лице Тайного совета
должно было действовать не самостоятельно,
а «по законам и обычаям королевства».
Вводилась персональная ответственность
членов правительства за принятые решения
на основе правила контрасигнатуры —
обязательного визирования правительственного
решения. Вмешательство короля в
подконтрольность правительства
парламенту не допускалось.

Законность деятельности власти
представляла еще один важный мотив при
формировании нового государственного
уклада. В особенности это начало было
оформлено в статуте 1695 г., согласно
которому законное управление должно
составлять вообще основу социального
порядка: «Всякий англичанин должен
управляться по законам страны. Все
короли и королевы, которые восходят на
трон этого королевства, держатся в
управлении названных законов, и все их
чиновники и министры, каждый в своих
функциях, должны будут повиноваться и
их соблюдать».

Законодательно было признано,
что при смене короны парламент неизменно
существует еще на протяжении полугода,
если его специально не распустят. При
отсутствии вновь избранного парламента
следовало созывать членов последнего.
Парламент тем самым превращался в
постоянного носителя государственной
власти. Согласно статуту 1694 г. «парламент
должен был собираться, по крайней мере,
один раз в три года». Соответственно
полномочия избранного парламента
считались действительными в течение
трех лет. По своему составу парламент
также был обособлен от правительства
и исполнительной власти короны: согласно
Акту о должностях (1707) не допускалось
одновременно исполнение обязанностей
члена Палаты общин и пребывание на
королевской службе с получением жалованья
или выплатой пенсии3.

Все эти факторы явились основой
британской «неписаной конституции».

Черты восточной деспотии в развитии древних государств

Что это такое?

Станислав Ежи Лец верно подметил, что из раны, нанесенной деспоту, льется море чужой крови. Деспотизм – это такая деятельность, когда человек, уверовавший в свою неограниченную власть, не может даже поверить в то, что кто-то способен действовать вопреки его желаниям. От этого он начинает проявлять агрессию, которая выражается в физическом или психологическом насилии. Именно так говорится о деспотизме в психологии. Это приобретенное качество личности, что проявляется в стремлении заполучить неограниченную власть.

С другой стороны, термин «деспотизм» применяется в политологии. С точки зрения политических наук, деспотизмом называют форму правления, когда государственный аппарат находится в руках одного человека или группы лиц, и они имеют полное право распоряжаться судьбами своих подданных. Проще говоря, деспотизм – это неограниченная власть.

Иерархия древневосточного общества

Говоря об обществе Древнего Востока, мы не можем обойти вниманием такое социальное явление, как рабов. Чаще всего это было так называемое домашнее рабство, когда невольник был собственностью огромной семьи. Кроме того, рабы трудились в храмовых комплексах, на строительстве, на полях. Кто же становился рабом?

В принципе, рабом мог стать любой человек. Чаще всего эту социальную прослойку пополняли военнопленные. Но бывало и так, что рабом мог стать свободный человек. Это долговое рабство. Чем больше и сильнее становилась община, тем большие масштабы приобретало долговое рабство. Если говорить о рабстве в целом, то в Египте и в Китае на рубеже 2-3 веков даже создавались рынки, на которых продавали только невольников на любой вкус. Раба мог позволить себе купить даже пастух, садовник или ремесленник средней руки. Это тоже входит в особенности деспотии. Все это указывает на огромные масштабы работорговли.

Я – полубог

Считается, что деспотизм заключается в проявлении неблагоприятных особенностей эго. В итоге это может привести к потере рационального контроля над своим поведением, и все действия станут подчиняться исключительно аффективной сфере.

Деспотичное поведение не может остановиться само по себе. Чем меньше деспоту будет оказано сопротивления, тем больше он будет считать себя полубогом и станет требовать невозможного, как само собой разумеющегося.

Не бывает людей, которые хотя бы раз не превращались в деспотов, чтобы добиться у окружения желаемого, но если это становится устойчивой линией поведения, то человеку определенно необходима консультация специалиста. Ведь главными признаками психических отклонений считается неконтролируемое насилие, неадекватные требования и оценка действительности.

Похожие слова

Произвол, тирания, властность, авторитарность, самовластие – эти синонимы деспотизма очень хорошо описывают возникнувшее отклонение. Деспоту свойственно навязывать свою волю окружающим через применение психологического или физического насилия, агрессией или унижением.

Зачастую причинами деспотизма являются детские травмы, с которыми человек пытается справиться столь деструктивным путем, чтобы обрести уверенность в себе. Чем больше страхов хранится в закромах психики деспота, тем больше он стремится контролировать чужую свободу. Агрессивностью он прикрывает неуверенность в собственной привлекательности.

В семье деспот буквально заставляет любить себя. Им руководит глобальная и беспричинная месть, которая появляется без повода. Таким образом, человек восстанавливает подорванное самомнение и уважение. Деспотичность исключает такие понятия, как сотрудничество и уважение других. Как итог, человек получает вместо недостающей любви и понимания ненависть, враждебность, непонимание и, как следствие, одиночество.

Причины

Деспотичность не заложена на уровне ДНК и не зависит от особенностей нервной системы, но предпосылки для ее формирования закладываются рано. Воспитываясь властными родителями, которые не слышали потребностей своего ребенка, а требовали беспрекословного послушания, человек воспринимает такую модель поведения как норму. Взрослея, он начинает реализовывать деспотичную форму взаимоотношений на всех возможных уровнях. Также деспотизм может быть вызван желанием отомстить окружению за свои обиды. Постоянные оскорбления, унижения и жестокость могут повлечь за собой стремление отомстить всему миру, а не только обидчику.

Хотя деспотизм – это не только стремление наказать кого-то или копирование модели поведения родителей. Часто деспотичность развивается на фоне того, что ребенку постоянно внушали мысли о его уникальности, неповторимости и превосходстве над другими. Проявление деспотизма заключается в навязчивой, невротической идее подтвердить свое могущество. Для этого человек выбирает неадекватные методы и уверен, что только он единственный в этом мире заслуживает всеобщего признания и беспрекословного повиновения.

Где чаще всего встречается?

Местоположение государств под управлением деспота находилось на Востоке. Европейские страны деспотизм не затрагивал, однако в них существовала тирания, что относительно лучше, чем единоличное правления без регулирования правовыми нормами.

Деспотия, примеры стран:

  • Египет.
  • Ассирия.
  • Персия.
  • Вавилония.
  • Китай.
  • Индия.

В остальные страны, к счастью, деспотизм не перекочевал. В современном мире нет ни одной страны с подобной формой правления. Разве что Северную Корею можно причислить к деспотичным государствам, и сейчас разберемся почему.

Черты деспотизма

В социуме с нарушенным восприятием насилия и границ личности деспотизм может восприниматься как проявление характера, и за это человека даже будут уважать. Первым и самым характерным признаком деспотизма является применение насилия как нормы поведения и единственного возможного способа регулировки отношений. Деспоты не умеют спрашивать, договариваться или находить компромиссы. При несоответствии поведения партнера желаниям деспота может быть применено разного рода насилие. Хотя вначале деспот, демонстрируя свое недовольство, может дать другому возможность исправить свою оплошность, но если этого не происходит немедленно, его тут же ждет наказание. Стоит также отметить, что зачастую деспоты выдвигают весьма странные требования, при которых недовольство может быть вызвано тем, что окружающие считают нормой.

Газлайтинг

Часто можно наблюдать такой тип поведения, как газлайтинг. Это когда деспот убеждает свою жертву, что ей все померещилось, а любая грубость – не что иное, как нестабильное психическое состояние самого потерпевшего. Деспот никогда не признает своей вины, даже наоборот, его жертва будет обвиняться в манипулятивных истериках, хотя на деле это будут слезы, вызванные болью и унижением.

Для деспота унижать и оскорблять других – это норма. И если кто-то попытается прояснить отношения, его могут обвинить в отсутствии чувства юмора, а чтобы у жертвы развеялись все сомнения, постепенно ее круг общения сужается. Деспоты всегда пытаются полностью уничтожить самооценку другого человека, так они получают больше рычагов для манипуляции.

Характерные особенности восточной деспотии

Во-первых, это религиозное содержание власти правителя-деспота. Монарха при деспотизме считают ожившим богом, его инкарнацией. Соответственно, власть его дана не кем иным, как самим Всевышним, и была абсолютна.

Монарх считался единственным судьей, мерилом законности любого поступка. Об этом говорило все: от отношения к монарху до его титула. Подобная постановка проблемы власти должна была объединять общество. И она объединяла. Ведь если власть дана монарху свыше, если она дана ему от Бога, то противоречить правителю просто бесполезно. Это глупо, так как божественная власть по определению мудрая и направлена на благо народа. Поэтому власть деспота и держалась, народ попросту боялся пойти против своего властителя. Тем более что он считался не кем иным, как верховным жрецом или главой всей жреческой иерархии. Рассмотрим другие характерные черты деспотии.

Как действует деспот?

Деспоты обычно действуют очень тонко. Механизм влияния на человека примерно такой: на первых порах деспот будет безобидным шушпанчиком, готовым на все. Он будет дарить море внимания и комплиментов. Со временем человек привыкает к восхищению в свой адрес, и тут деспот начинает действовать, а именно — критиковать. После первой критики человек делает все возможное, чтобы исправиться. Но потом критики становиться намного больше, пропорционально ей возрастает желание жертвы исправить ситуацию. В итоге обнаруживается идея, при помощи которой можно легко управлять сознанием другого человека. Также, еще важно отметить, что все достижения деспот присвоит себе, а неудачи взвалит на партнера, и бесполезно взывать к адекватному восприятию реальности.

Золотая клетка для деспота

Деспотия это не неприкосновенность. Монарх жил как в золотой клетке, так как был связан множеством ограничений. Например, его жизнь была четко регламентирована дворцовым этикетом, условностями и предрассудками. Часто это все делалось для того, чтобы обезопасить священного монарха. Однако иногда правитель мог быть даже убит просто потому, что, по мнению астролога, срок его жизни на земле истек. Не стоит объяснять, почему при дворах всегда был маг-предсказатель. Любой правитель был заинтересован в том, чтобы астролог максимально продлевал срок его жизни. В результате этого именно астрологи играли роль “серых кардиналов”, поскольку от них зависела, как ни парадоксально, жизнь полубожественного правителя.

Мужской и женский деспотизм

Когда мужчиной руководит деспотичное эго, он превращается в неуправляемый снаряд. Для него приемлемо применять психологическое и физическое насилие, некоторые не гнушаются и насилием сексуального характера. Домочадцам навязываются собственные представления и правила, которые должны безоговорочно выполняться, а любое проявление свободомыслия и индивидуальности считается непотребством.

Деспотами могут быть не только мужчины, но и женщины, и это куда более опасно. Мужчина устроен так, что он руководствуется либо разумом, либо чувствами. У женщины одновременно работают оба этих фактора. Любимый ее конек – постоянная ревность. Женщина знает, что ее слово способно уничтожить любого мужчину, поэтому берет на вооружение оскорбления, упреки, язвительные замечания и не забывает высмеять качества личности и его половые способности. Если мужчина пытается сопротивляться, женщина переходит к шантажу и угрозам. К примеру, грозит совершить суицид или отобрать детей.

Слово деспотизм не просто характеризует поведение человека – это самый настоящий диагноз, от которого нужно лечиться.

Рассмотрим понятие «древневосточная деспотия»

Концепция восточной деспотии идет еще от Геродота — отца истории. Он описывал ситуацию, когда правители не просто закрывали храмы, большие и малые, но и заставляли народ возводить себе огромные, величественные усыпальницы и гробницы.

Понятие древневосточной деспотии имело определенные черты. Так, главой государства, вершителем суда и олицетворением всеобщего закона был деспот-правитель. Ему поклонялись, его обожествляли, его ненавидели и боялись. Форма правления была, естественно, монархической, и власть передавалась по наследству. Но деспот не мог править без опоры на мощный разветвленный административный аппарат. Он был необходим для того, чтобы эффективно управлять разношерстным обществом, в котором уже сформировались различные прослойки, не говоря уже об оформившемся имущественном неравенстве. К тому же уже в древности общество Востока оформилось и приобрело те черты, которые прослеживаются даже сегодня. Например, оно было дифференцировано, и каждый социальный слой не просто имел свое место в иерархии, но и отличался своей организацией, правами и обязанностями. Именно на таком фундаменте могли оформиться и зацвести буйным цветом зачатки деспотии Древнего Востока.

Как узнать, движется ли ваша страна к деспотизму: учебный фильм 1946 года

Деспот никому не нравится — даже деспоты это знают. Но на самом деле выявление деспотизма может представлять определенную трудность, о чем и деспоты знают, и они наверняка хотели бы сохранить это в таком виде. Отсюда и Despotism из Encyclopedia Britannica, десятиминутный классный фильм Erpi о том, как страна скатывается в одноименное государство. В нем используется пример нацистской Германии (который может показаться нам сегодня наиболее очевидным, но в 1946 году он, должно быть, казался слишком свежим), но обобщает концепцию, обращаясь к более далекой истории, вплоть до бессмертного замечания Людовика XIV: «L’état, c’est moi.”

«Вы можете приблизительно определить местонахождение любого сообщества в мире где-нибудь на шкале, простирающейся от демократии до деспотизма», — говорит повествователь стандартного выпуска Despotism , прежде чем передать его обычному человеку в костюме с мешком и Брилкримеду. эксперт. И как мы можем узнать, какое место в этой шкале занимает наше собственное общество? «Ну, например, — говорит эксперт, — избегайте удобной идеи о том, что простая форма правления сама по себе может защитить нацию от деспотизма». В фильме представлен ряд подшкал, которые можно использовать для оценки деспотического потенциала сообщества: шкала уважения, шкала власти, шкала экономического распределения и шкала информации.

Шкала уважения измеряет, «сколько граждан получат равное преимущество», а с точки зрения деспотизма, «общая вежливость не проявляется к большим группам людей из-за их политических взглядов; если люди грубят другим, потому что думают, что их богатство и положение дают им это право, или потому что им не нравится человеческая раса или его религия ». Шкала власти «измеряет долю гражданина в принятии решений сообществом. Сообщества, в которых принятие решений сосредоточено в нескольких руках, имеют низкую оценку по шкале власти и движутся к деспотизму », и даже« сегодня демократия может исчезнуть в сообществах, граждане которых позволяют сосредоточить власть в руках боссов.”

Шкала экономического распределения превращается в предупреждающий знак, когда «экономическое распределение становится наклонным, группы со средним доходом становятся меньше, а деспотизм имеет больше шансов закрепиться». Если «концентрация собственности на землю в руках очень небольшого числа людей» и «контроль над рабочими местами и бизнес-возможностями находится в руках нескольких человек, у деспотизма есть хорошие шансы». То же самое происходит и в обществе с низкими показателями по информационной шкале, где «пресса, радио и другие каналы коммуникации контролируются всего несколькими людьми, и когда граждане должны принимать то, что им говорят», процесс, который делает его граждане в конечном итоге не в состоянии самостоятельно оценить утверждения и идеи.

Противоположностью деспотизма, как предлагает Деспотизм , является демократия, тип правления, описанный в прошлогоднем фильме «Классная комната Эрпи» с таким названием. Германия, республика, где когда-то «агрессивный деспотизм пустил корни и процветал при Адольфе Гитлере», теперь демонстрирует превосходные показатели по шкалам уважения, власти, экономического распределения и информации — конечно, не идеально, но ни одна страна никогда не сможет полностью избежать угрозы. деспотизма. Многое в экономике и природе информации могло измениться за последние 70 лет, но ничего в отношении уважения и власти не изменилось.В каком бы обществе мы ни жили и где бы оно ни находилось сейчас в спектре между демократией и деспотизмом, нам стоит следить за весами. Оба фильма были сняты Британской энциклопедией совместно с известным тогда политологом Йельским университетом Гарольдом Лассвеллом.

через BoingBoing

Связанное содержание:

Как распознать коммуниста с помощью литературной критики: руководство от 1955 года вооруженных сил США

Редкая аудиозапись 1940 года: Томас Манн объясняет скрытые мотивы нацистов для распространения антисемитизма

Плохая нацистская мечта Дональда Дака и четыре других пропагандистских мультфильма Диснея о Второй мировой войне

Последнее предупреждение Джорджа Оруэлла: не позволяйте этой кошмарной ситуации случиться.Это зависит от тебя!

Умберто Эко составляет список 14 общих черт фашизма

Славой Жижек называет политкорректность формой «современного тоталитаризма»

Базируется в Сеуле, Колин Маршалл пишет и ведет передачи о городах и культуре. Он работает над книгой о Лос-Анджелесе, A Los Angeles Primer , сериалом видеороликов The City in Cinema, , краудфандинговым журналистским проектом Где город будущего? и Los Angeles Review of Books ‘ Korea Blog . Следуйте за ним в Twitter: @colinmarshall или на Facebook .

Пятнадцать способов обнаружить тирана

Эта статья впервые появилась на сайте RobertReich.org.

Когда тираны берут под свой контроль демократии, они обычно:

1. Преувеличивают свой мандат на управление — например, утверждая, что они победили на выборах с большим перевесом, даже после того, как проиграли всенародное голосование.

2. Неоднократно заявлять о массовом мошенничестве с избирателями при отсутствии каких-либо доказательств с целью ограничения голосования на последующих выборах.

3. Назовите любого, кто противостоит им, «врагами».

4. Настройте общественность против журналистов или СМИ, которые критикуют их, называя их «лживыми» и «подонками».

5. Провести несколько пресс-конференций или вообще не проводить, предпочитая общаться с общественностью напрямую посредством массовых митингов и нефильтрованных заявлений.

6. Скажите публике большую ложь, заставляя ее сомневаться в правде и верить выдумкам, которые поддерживают цели тиранов.

Связанные : Роберт Райх : Митинги и ложь. Вот как начинается тирания.

8. Приписывать акты домашнего насилия «внутренним врагам» и использовать такие события как предлог для усиления внутренней безопасности и ограничения гражданских свобод.

9. Угроза массовой депортации, регистры религиозных меньшинств и запрет беженцев.

10. Стремиться устранить или уменьшить влияние конкурирующих центров власти, таких как профсоюзы и оппозиционные партии.

11. Назначать членов семьи на высокие руководящие должности.

12. Окружите себя собственными личными силами безопасности, а не данными безопасности, подотчетными общественности.

13. Назначить генералов на высшие гражданские должности.

14. Заключать личные союзы с иностранными диктаторами.

15. Не проводите различия между личной собственностью и общественной собственностью, получая прибыль от своей государственной должности.

Считайте себя предупрежденным.

Роберт Райх — канцлер-профессор государственной политики Калифорнийского университета , Беркли , а также старший научный сотрудник Центра развития экономики Блюма.Он работал министром труда в администрации Клинтона, а журнал Time назвал его одним из 10 самых эффективных секретарей кабинета министров 20 века. Он написал 14 книг, в том числе бестселлеры Aftershock , The Work of Nations и Beyond Outrage и, совсем недавно, Saving Capitalism . Он также является редактором-основателем журнала The American Prospect , председателем Common Cause, членом Американской академии искусств и наук и соавтором отмеченного наградами документального фильма Inequality for All .

7 признаков того, что вы деспот

Предупреждения очевидны: протесты, осуждение со стороны мирового сообщества — возможная дата суда в Гааге. Но если эти индикаторы еще не убедили вас в том, что вы деспот, возможно, некоторые из этих контрольных признаков помогут.

Выше мировые диктаторы (включая президента Сирии Башира аль-Асада) украшают старые участки старой Берлинской стены напротив бывшего контрольно-пропускного пункта Чарли.

Наиболее показательны мелочи, демонстрирующие тонкую признательность за эксцентричную западную культуру.Очки Элвиса? Проверять. Ваш сын хочет пригласить Денниса Родмана на свидание? Проверять. Ага, наверное, ты деспот.

Кроме того, если все вокруг одеты в официальную военную одежду — но вы носите спортивный костюм или парку — вы можете убедиться, что вы не чиновник низкого уровня, стоящий рядом с деспотом.

«Посмотрим … это для стрельбы из лука, а это я получил, когда делал Eagle Scout … ну, их так много, что я не могу вспомнить, как я получил ВСЕ из них.»

Бывший диктатор Уганды Иди Амин, один из самых кровавых диктаторов Африки, моделирует тяжелый латунный вид, который также был популярен среди таких людей, как Муаммар Каддафи и Саддам Хусейн.

Плюсы: В городе множество статуй, ездить на лошади, поднимать абордаж и просто доминировать в соревнованиях.

Минусы: их снесли и а) протащили по улицам или б) наступили на них. В любом случае, вы, вероятно, не просто деспот, но свергнутый деспот.

Абсолютная власть ведет к совершенно ужасным модным решениям. Бывшая первая леди Филиппин Имельда Маркос поспешно отступила, когда она и муженек Фердинанд бежали из президентского дворца в 1986 году, но не со всей своей обувью. После народного восстания она оставила после себя около 1200 пар.

Около 800 пар из ее коллекции сейчас выставлены в Музее обуви Марикина (это верно — Музей обуви) к востоку от Манилы.

Вы ​​навещаете друзей в центре города, и все хотят заглянуть в музей восковых фигур.Потом вы заходите за угол и — да — все в порядке, и прямо рядом с Гитлером.

Больше особо нечего сказать, кроме: «Ты деспот».

Это похоже на ваш список дел?

Заполните страну статуями себя. Измените календарь по своему усмотрению и назовите апрель в честь своей матери. Переименуйте город, аэропорты, школы и метеорит в честь себя и своей семьи. Запретите синхронизацию губ и цирк. Также запретите оперу и балет. ответ — да, значит, вы покойный президент Туркменистана Сапармурат Ниязов, который руководил этим государством в течение 21 года тоталитаризма и изоляции.

Если семейный бизнес включает сочетание светских реформ с десятилетиями неоспоримого правления, подавление инакомыслия и установление контроля над вооруженными силами и секретной полицией, возможно, пришло время спросить, действительно ли вы деспот.

И лучше раньше, чем позже.

Деспотизм повсюду вокруг

Граждане либеральных, демократических стран часто считают, что деспотизм чужд их собственному опыту.

Их политические конституции демонстрируют в той или иной форме разделение властей, которое специально предназначено для предотвращения накопления произвольной и безответственной власти в какой-либо одной функции их правительства.И наоборот, деспотизм — это крайняя форма правления, которая концентрирует произвольную власть, которая может распространяться на все сферы жизни.

При наличии конституционных и правовых барьеров граждане либеральных обществ могут поверить в то, что преследование со стороны деспотов — это опыт, предназначенный для менее удачливых народов. Тем не менее, законы запрещают сексуальные домогательства и нападения, хотя недавние разоблачения их повсеместного распространения напоминают нам об ограниченной эффективности простых бумажных или юридических барьеров.

Если правовые барьеры иногда не могут защитить нас от миниатюрных деспотов, то политический деспотизм не так далек, как многие думают. Монтескье, французский философ восемнадцатого века, который ввел термин «деспотизм» в наш политический словарь, не удивился бы несоответствию между предполагаемой свободой нашего общества и опытом многих жертв безответственной власти внутри него.

В Дух законов (1748) он показывает, что деспотизм — это постоянная опасность и постоянная угроза человеческому процветанию везде и всегда.Даже те, кому посчастливилось жить за пределами деспотического правительства, все еще могут стать жертвами деспотических практик. В ответ Монтескье учит, что разоблачение деспотизма должно оставаться центральным делом социальной и политической жизни.

В той мере, в какой его вообще помнят сегодня, Монтескье считается вдохновителем теории разделения властей, тех конституционных барьеров на пути к деспотизму, которые, как это ни парадоксально, могут сделать нас самодовольными в отношении нашей свободы.Создатели Конституции Соединенных Штатов фактически назвали его «оракулом» разделения властей, когда он широко использовал его политические учения.

Тем не менее, размышления над его произведениями показывают, что деспотизм — гораздо более распространенное и непримиримое явление, чем склонны полагать люди в так называемых просвещенных и свободных обществах.

На всем протяжении Дух законов он показывает, что деспотизм лежит в самой основе европейского мышления.Основные аспекты его религиозных и философских традиций поощряют концентрацию власти и резкость, которые слишком легко могут привести к деспотическому насилию. При таком постоянном уравновешивающем давлении конституционные меры, какими бы важными они ни были, сами по себе не могут сдержать это явление.

Скользкий склон сосредоточенной силы

Открытое изображение деспотизма Монтескье, похоже, опровергает утверждения о том, что в Европе существует деспотизм. В конце концов, он черпает из истории Азии и Ближнего Востока, чтобы изобразить деспотов больших империй, тех презренных фигур, которые, хотя и увлечены личными удовольствиями, поглощают всю власть в государстве.

Такая огромная сила позволяет эксплуатировать управляемых таким образом, чтобы их жертвы подвергались насилию, как физическому, так и психологическому. Поступая таким образом, он лишает людей возможностей для человеческого развития и деятельности и, таким образом, в конечном итоге лишает их человеческого достоинства. Это пугает всех, кто может противостоять ему, поскольку он часто смертельно деспотичен.

В результате этого изображения Монтескье кажется многим сегодняшним читателям ориенталистом, еще одним европейским интеллектуалом, который принижает иностранные общества, чтобы превозносить достижения Запада в процессе, который в конечном итоге оправдывает колониализм.

Но это поверхностное прочтение глубокого мыслителя и писателя. Интеллигенты того времени использовали экзотические места в качестве преследующей лошади для критики своих обществ.

Большая часть критики Монтескье деспотизма, по сути, сводится к критике Европы. Монтескье считает Европу — на первый взгляд мягкой и христианской — домом для одних из самых жестоких деспотических обычаев.

Несмотря на его очевидную ориентацию на восточный деспотизм, ему также удается подчеркнуть деспотические обычаи почитаемых европейских институтов: католической церкви и французской монархии.Он разоблачает деспотизм португальских инквизиторов, которые сжигают заживо девочку-подростка за то, что ее родители исповедуют иудаизм, и даже на своей родине, казнят за государственную измену тех, кто просто укоряет министра монарха. Таким образом, он подчеркивает жестокость Европы в то время, когда высказывать такую ​​критику все еще было определенно опасно.

Монтескье самым решительным образом выступает против жестоких наказаний, заявляя, что «знание» правильных действий при вынесении «уголовных приговоров» важнее «всего остального в мире».Он утверждает, что свобода — это чувство безопасности, которому неизбежно противоречит угроза произвольного наказания. Его помощник Чезаре Беккариа продолжил либеральную реформу уголовного права и наказания в Европе в конце 18 века.

Деспотические философы

Но эта либерализация должна была идти против течения — против почитаемых европейских идей, которые, согласно анализу Монтескье, были деспотическими. Действительно, идеи Монтескье настолько важны, что он назвал некоторых философов «законодателями».Эти философские законодатели не только стремились основать утопии, но и их размышления, по сути, могут повлиять на реальную практику.

Согласно анализу Монтескье, некоторые деспотические идеи Европы происходят из самых возвышенных источников, например из сочинений Платона и Аристотеля и учения церкви. Хотя считается, что эти источники прививают добродетели и, таким образом, пытаются сделать людей лучше, он тонко раскрывает на протяжении всей своей работы неумеренность и даже жестокость идей, которые можно найти в старых и почитаемых книгах, спящих на пыльных книжных полках.

Монтескье подчеркивает вредные доктрины Платона о том, что рабы не имеют права на самооборону, что магистраты должны быть абсолютными, а наказания должны быть частыми и суровыми. Точно так же учение Аристотеля способствует деспотическим практикам, слишком полагаясь на добродетель князей для необходимой сдержанности и очерняя практику взимания процентов по ссудам, которая является источником жизненной силы торговли между народами.

Учение Аристотеля помогает подорвать торговлю, которая, по словам Монтескье, продвигает «мягкие нравы», которые, в свою очередь, сохраняют жизнь, противодействуя воинственным воинским добродетелям и агрессивной подозрительности иностранцев.Он также показывает, как Церковь провозглашает слишком обширный закон, исходящий от древних римлян, который приравнивает измену к ереси. Церковь и послушные гражданские власти убили многих так называемых еретиков в результате его обнародования.

По мере развития событий после его смерти оценка Монтескье продолжающейся подверженности деспотизму Европы оказалась удивительно прозорливой. Тот, кто просто взглянет на эту историю, не может отрицать непреходящую потребность в уроке, который Монтескье пытается преподать в Дух законов — , что окончательной победы над деспотизмом нет и что Запад тоже остается уязвимым.Фактически, это постоянная угроза человеческому состоянию.

Свобода, как показывает Монтескье, требует постоянного изучения практики и идей правления, какими бы священными они ни были. Деспотические идеи могут поселиться в наших самых заветных идеях и даже в наших сердцах.

Вики Б. Салливан — профессор политологии Корнелии М. Джексон в Школе искусств и наук Университета Тафтса в Массачусетсе. Ее последняя книга — Монтескье и деспотические идеи Европы (University of Chicago Press, 2017).

Эта статья была первоначально опубликована на Aeon и переиздана по лицензии Creative Commons.

Деспотизм — признаки и причины. Деспотизм

Деспотизм — одна из форм правления , зародившихся в античном мире. Этот термин имеет греческое происхождение и означает «неограниченная власть». Дословно слово «деспот» переводится как «господин» и имело то же значение, что и в английском языке «лорд», а в испанском и итальянском — «синьор».

Эта форма правления была присуща большинству древних государств на начальном этапе их политического становления. Монархии Древнего Египта и Месопотамии, Индии и Китая, Персии и Ассирии, государства ацтеков и инков можно считать классическими деспотиями.

Основные признаки классического деспотизма

По своей сути деспотизм представляет собой абсолютную власть одного человека — деспота. В управлении населением страны правитель опирался на аппарат государственного принуждения и контроля — армию, полицейскую охрану, чиновников разного ранга.

Часто неограниченная власть деспота объяснялась его божественным происхождением, которое привело к его прижизненному обожествлению. Примеры включают древних египетских фараонов, японских императоров, правителей ацтеков и инков. Европейские монархи, в том числе российские императоры, хотя и не были напрямую обожествлены, но все же считались «помазанниками Божьими», то есть людьми, которые имели исключительное божественное право на власть.

Современные историки выделяют несколько основных черт деспотизма в классическом понимании этого слова:

  1. Безграничная власть деспота.В государстве нет кодексов законов, конституций, органов представительной власти, ограничивающих власть правителя.
  2. Отсутствие права частной собственности в государстве. Все материальные блага, орудия производства, земля и сами люди, населяющие страну, считаются собственностью деспота.
  3. Передача власти по наследству. При этом потомственный правитель назначается на личное усмотрение деспота, без учета мнения народа и ближайшего окружения.
  4. Обоснование права деспота на власть его божественным происхождением или божественным происхождением его права управлять страной.
  5. Страна управляется бюрократической или аристократической иерархической системой.

В своем труде «Политика» великий древнегреческий философ Аристотель определяет власть деспота над своими подданными как власть рабовладельца над своими рабами. Между тем, в действительности из приведенных выше классических правил было много исключений.Так, в ряде случаев деспот мог учитывать мнение народа или своего окружения.

Правда, такие демократические отклонения были временными и были вызваны крайней необходимостью — сложной внешнеполитической или экономической ситуацией, угрозой революционного взрыва и т. Д.

Было обратных исключения : в Риме император юридически считался «княжеством» — «первым среди равных», и все его важные для государства решения должны были получать одобрение Сената.На самом деле правление императоров в большинстве случаев носило характер деспотизма.

Юлий Цезарь заплатил за свои попытки установить неограниченную власть в Риме своей жизнью, став жертвой республиканских заговорщиков. Однако его последователям удалось установить в стране порядок, характерный для классического деспотизма. Кульминацией попрания старых республиканских порядков стало введение Калигулой своего коня Incitatus среди парламентариев как символа пренебрежения мнением представителей римского народа.

При всех деспотиях была частная собственность, но права на нее не были обеспечены. разводить скот. Но, поскольку он сам де-факто был личным рабом правителя. В воле деспота было не только отобрать у своего подданного не только его имущество, жену или детей, но и саму жизнь.

Наследование власти произошло при деспотизме в форме , назначив преемника по своему усмотрению.Правда, из этого правила часто бывали исключения. В ряде монархий существовали неписаные правила наследования — от самого старшего в семье к следующему по старшинству или от отца к сыну. Нарушение правителем таких традиций часто приводило к беспорядкам, дворцовым заговорам и гражданским войнам … А у ряда ранних феодальных деспотатов Восточной Европы преемником деспота назначал их сюзерен — византийский базилевс.

Титул деспота

В большинстве случаев правители деспотизма не носили греческого титула «деспот».И они назывались на вашем языке , но близки по стоимости. В Египте этот «пер-о» (фараон) переводился как «великий дом», где «дом» означал аристократическую семью, династию. В Месопатамии — «лугаль» («большой человек»), в Японии — «тэнно» («сын неба»). Однако были правители, официально носившие титул деспотов, и их государства назывались деспотами.

С VI века в Византии «деспот» был одним из официальных титулов императоров (Базилевс).Позже он перешел к имперским сыновьям-наследникам, например, английский титул «Принц Уэльский» или французский титул «Принц Оранский». ДО XII века титул «деспот» даровал император своим вассалам, а их государства назывались «деспотатами».

Самым известным из деспотатов был Эпир, правители которого иногда проводили очень независимую от Византии политику, а иногда напрямую вмешивались во внутренние дела метрополии. В основном деспотаты получили распространение в зависимых от Константинополя. балканских региона — в современных Сербии, Болгарии, Греции, Румынии и Албании.

Современный деспотизм

В современном мире деспотами неофициально называют жестоких диктатора , установивших в стране военно-полицейский режим. Основная причина обвинения государственного руководства в деспотизме — подавление инакомыслия, расправы над недовольными и игнорирование мнения масс.

Наиболее ярких примера тому — Гитлер и Муссолини, Франко и Салазар.Многие диктаторы, правившие в последние десятилетия в странах Африки, Азии и Латинской Америки, также подпадают под это определение: Дювалье, Сомоса, Стресснер, Чон Ду Хван, Ким Ир Сен и так далее.

Возникают отношения. Они делятся на бизнес, работу, любовь, дружбу, соседей, родственников и т. Д., Что зависит исключительно от статуса партнеров и качества их взаимодействия. Однако в любых отношениях люди проявляют свой характер и поведение. Одно из таких проявлений — деспотизм, который хорош в одних отношениях, но плох в других.Сайт онлайн-журнала рассмотрит понятия, признаки и причины появления деспотии, чтобы понять, когда это хорошо, а когда плохо.


Под деспотизмом понимается стремление индивида к власти над другим человеком или даже группой людей. Некоторые психологи приписывают желание править инстинктивным потребностям. Считается, что каждый человек хочет быть властным, то есть контролировать и командовать другими. Однако деспотизм проявляется не у всех людей, а у тех, у кого он есть, он выражен в той или иной степени.Это указывает на то, что деспотизм — это приобретенное качество, которое развивается в процессе жизни, человек с ним не рождается.

Деспотизм состоит из трех компонентов:

  1. Стремление к власти над другим человеком.
  2. Нежелание выслушивать и учитывать чужое мнение, единогласное принятие решений.
  3. Стремление к постоянному и полному подчинению другого человека своей воле.

Деспотизм проявляется в том, что человек просто хочет быть хозяином другого человека — рабом.Однако крепостное право давно отменено, и все же у людей есть внутренняя потребность подавлять и подчинять других своей воле.

Обычно такой подход к отношениям с другими людьми не одобряется. Однако деспотизм — это не всегда плохо. Что это значит?

  1. Деспотизм всегда разрушает те отношения, в которых партнеры равны. Например, деспотизм всегда разрушает любовные отношения или дружбу.
  2. Деспотизм может быть полезен в отношениях, где есть иерархия людей, есть руководители и подчиненные, родители и дети.Например, деспотизм в определенной степени хорош в делах между начальником и подчиненными, где первые должны принимать решения, а вторые их выполнять. Кроме того, деспотизм в определенной степени хорош в армии и, безусловно, применяется в отношениях между заключенными и их охраной.

Итак, деспотизм имеет право на существование. Только люди должны понимать, где это применимо и полезно, а где однозначно ведет к разрушению гармоничных отношений. Довольно часто деспотизм проявляют мужчины, которые на протяжении многих веков обучались силе, власти и единодушному принятию решений (мужественности).Часто современные женщины проявляют деспотизм по отношению к своим детям (иногда даже по отношению к своим мужьям).

Что такое деспотизм?

Деспотизм — это приобретенное качество, когда человек хочет господствовать над другими людьми. Поскольку в современном мире преобладает равенство, деспотизм в основном проявляется в узком кругу людей. Итак, мужья становятся деспотами по отношению к своим женам и детям, лидеры — по отношению к подчиненным, учителя — по отношению к школьникам, женщины — по отношению к мужьям и детям.Деспотизм — это неадекватная оценка себя и восприятия других людей.

Властному человеку кажется, что все, кого считают его семьей или подчиненными, должны ему подчиняться, подчиняться ему. Он должен давать инструкции, а остальные должны молча им следовать. Более того, деспотизм проявляется не только в подчинении, но и в соответствии идеям деспота, приверженности его желаниям, мнениям и даже соответствию тому, какими должны быть люди.

Деспот не принимает чужое мнение, потому что не считает его важным и даже равным своему собственному.Только его мнение важно, значимо и правильно. Нет понятия личных границ и свободы других людей.

Деспотизм — это всегда домашнее насилие, которое не всегда имеет физические формы … Несомненно, если жертва защищается, сопротивляется, то деспот укрепляет свои силы, часто прибегая к физическому насилию. Пока это не произойдет, происходит моральное и эмоциональное насилие, когда деспот оказывает давление на эмоции, чувства, комплексы и страхи своей жертвы.

Деспотизм может проявиться абсолютно в любом человеке. Часто каждый хочет настаивать на своем мнении, заставляя других заниматься своим делом. Однако для некоторых деспотизм — единственная модель поведения, которая явно приводит человека к неадекватному восприятию себя и окружающего мира.

Если в старину женщины и мужчины воспитывались по принципу «Мужчина — глава семьи, а женщина ему подчиняется», то в современном обществе женщине предоставлены те же права, что и мужчине.Изменились жизнь и порядок, а некоторые люди все еще пытаются жить по старым традициям. Это похоже на попытку надеть штаны, которые вы носили, когда вам было 5 лет. Вы стали больше в параметрах тела, ваша жизнь изменилась, и вы все еще не можете привыкнуть к тому, что на вас не натягивают любимые детские штаны.

Итак, современное общество ставит мужчину и женщину в равное положение. Несомненно, мужчина сохраняет мужскую энергию, характер, черты характера и т. Д. И женщина продолжает оставаться женщиной, несмотря на то, что теперь у нее есть право руководить, выражать свое мнение, работать и зарабатывать деньги.

Времена изменились, и некоторые, если не большинство, все еще пытаются жить по старым традициям. Что говорят эти старые традиции? Что мужчина — глава семьи, а женщина беспрекословно ему подчиняется. Но вот в чем проблема: современная женщина теперь имеет право высказать свое мнение, уйти от мужчины, сама решать, как ей жить. Поэтому в семейной жизни возникают различные трудности, так как люди стараются втиснуть старые традиции в новые правила игры.

Нет, уважаемые читатели.Если вы хотите жить по старинным традициям, правила игры должны оставаться прежними. Если женщина хочет, чтобы мужчина принял во внимание ее мнение, то она больше не может быть за ним, как «за каменной стеной». Если мужчина хочет, чтобы женщина зарабатывала деньги на семью, он должен сделать ее равной себе. Понимаешь? Если вы живете в иерархии, где мужчина является главой, а женщина «позади мужа», тогда женщина должна быть матерью, домохозяйкой и любовницей для своего мужа.А мужчина при этом полностью обеспечивает семью и выполняет все данные ему социальные функции, не надеясь на поддержку со стороны жены.

Но жить так, как 150-200 лет назад, когда за окном женщины зарабатывают деньги, заводят друзей, развлекаются и радуются жизни, довольно сложно. Поэтому выстраивание иерархии в семейных отношениях в современных условиях — это расчистка территории, на которой муж и жена будут вести друг с другом войну. О чем будет эта война? Дело в том, что женщина и мужчина периодически будут пытаться жить по старым традициям, потом вспомнят о своих правах, которые даны в современном мире.

Если мужчина старается быть главным в семье, то женщина будет периодически потакать его желаниям, но иногда, когда ей это выгодно, она заявляет, что ее права равны с ним. Если женщина старается быть равной мужчине, то мужчина иногда соглашается с ее правами, так как ему выгодно, чтобы женщина тоже зарабатывала деньги на семью и решала какие-то серьезные вопросы вместо него. Но иногда, когда это снова будет выгодно мужчине, он вспомнит, что женщина должна подчиняться.Так что супруги будут вести постоянную войну, так и не решив, по каким традициям им следует жить, чтобы наконец сложить все свои мечи и копья и положить конец войне.

Можно сказать, что современные мужчины и женщины живут на стыке перехода от иерархии в семье к равенству между партнерами. Многие люди воспитываются в соответствии со старыми традициями своих дедушек и бабушек, но современный мир говорит: «Нет, мужчины и женщины равны. Женщина тоже может работать, и мужчина теперь должен считаться с ее мнением.«И вот что происходит в непонятной ситуации, когда человек не знает, по каким правилам жить. Слияние двух взаимоисключающих традиций приводит к тому, что мужчины и женщины начинают обманывать, что приводит к войне внутри семьи. Когда что-то становится кому-то выгодно, то запоминаются определенные правила. Если женщине выгодно подчиняться мужчине, то она вспоминает об их равенстве. Но через минуту он может сказать следующее: «Ты — глава семьи.Вот и ответь! «. И становится непонятно, должен ли быть мужчина основным партнером или равноправным партнером женщины?

Такие игры приводят не только к войне, но и к возникновению проблем в семейной жизни, которые практически никогда не решаются. Почему? Это потому, что сами люди еще не поняли, будут ли они жить по старым или новым традициям. Комбинирование будет работать, но это приведет только к войне и проблемам. Следовательно, вам придется выбирать: либо мужчина главный, а женщина ему подчиняется, либо мужчина и женщина равноправные партнеры друг для друга.

Деспотизм — это модель поведения человека, который стремится быть правым и править. Он не приводит аргументов, а использует силу, страхи, комплексы, физическое или психологическое унижение, месть.

Психологи называют комплексы и страхи самого деспота причинами деспотизма. У него с детства выработалась целая куча страхов и комплексов, которые он сейчас пытается разрешить. Однако своим поведением он получает только ненависть, агрессию, ответные атаки и давление извне.

Деспот в отношениях с людьми не может:

  1. Сотрудничать.
  2. Уважайте их.

Может быть только борьба или полное подчинение жертвы своей воле, которая все равно всегда будет во всем виновата и все сделает неправильно.

Причины деспотизма

Почему деспотом становится человек, не умеющий строить нормальные и комфортные отношения с другими? Причины:

  1. Гнетущее поведение родителей человека, который постоянно воспитывался в рамках «подчиняться», «твоему последнему мнению», «подчиняться.»Человек просто усваивает такие модели поведения, которые затем демонстрирует сам.
  2. Желание отомстить другим за их обиды. Если человека что-то обижает в других, то он может пожелать им только зла.
  3. Завышенная самооценка, которую тоже формируют родители. Человек с детства усваивает представление о своей уникальности, величии, величии по сравнению с другими людьми. Если человек считает себя мастером, то он и будет вести себя соответствующим образом.

Признаки деспотизма

Деспотизм возникает в отношениях, когда человек не имеет представления о чужой свободе и личных границах, или он был воспитан в зависимости от других людей. Жертва всегда будет привлекать своего деспота, сначала считая его поведение нормальным. Главный признак деспотизма — физическое или психологическое насилие, которое может принимать различные формы.

Сначала деспот просто выразит свое недовольство и даст жертве возможность исправиться.Если жертва не подчиняется, наказание будет незамедлительным. В будущем для агрессии со стороны деспота не потребуется никаких причин; любое слово или поступок потерпевшего вызовет негодование.

Деспот приписывает себе все успехи, а жертвы — неудачи, обвиняя ее во всех грехах и заставляя исправить положение. Деспот хочет принизить ее, поставить в зависимость от себя. Бессмысленно апеллировать к какому-либо адекватному поведению, деспот считает, что все делает правильно.

Результат

Деспотизм — частое явление в узком кругу людей, когда человек, движимый страхами и комплексами, пытается захватить власть и поставить других в зависимость от себя. При этом в чужом кругу деспот часто становится самым тихим, слабым и беспомощным.

Деспотизм — самое страшное, что может быть в человеке. Он может проявляться в разных формах, и его часто называют чертой характера, но это совсем не так.Деспотизм не чужд ни мужчине, ни женщине. Что такое деспотизм и как он проявляется, мы поговорим об этом в статье.

Что это такое?

Станислав Ежи Лец правильно заметил, что из раны, нанесенной деспоту, льется море чужой крови. Деспотизм — это деятельность, когда человек, который верит в свою неограниченную власть, не может даже поверить, что кто-то может действовать вопреки его желаниям. От этого он начинает проявлять агрессию, которая выражается в физическом или психологическом насилии.Именно это и говорят о деспотизме в психологии. Это приобретенная черта личности, которая проявляется в стремлении обрести неограниченную власть.

С другой стороны, термин «деспотизм» используется в политологии. С точки зрения политологии деспотизм — это форма правления, когда государственный аппарат находится в руках одного человека или группы лиц, и они имеют полное право распоряжаться судьбами своих подданных. Проще говоря, деспотизм — это безграничная власть.

Я полубог

Считается, что деспотизм является проявлением неблагоприятных характеристик эго. В результате это может привести к потере рационального контроля над своим поведением, и все действия станут подчиняться исключительно аффективной сфере.

Автократическое поведение не может прекратиться само по себе. Чем меньше сопротивление будет оказано деспоту, тем больше он будет считать себя полубогом и, разумеется, потребует невозможного.

Нет людей, которые хоть раз не превращались в деспотов, чтобы добиться от окружающей среды того, чего хотят, но если это становится устойчивой линией поведения, то человеку обязательно нужно проконсультироваться со специалистом.Ведь основными признаками психических отклонений считаются неконтролируемое насилие, неадекватные требования и оценка действительности.

Произвол, произвол, властность, авторитаризм, самодержавие — эти синонимы деспотизма очень хорошо описывают возникшее отклонение. Деспот склонен навязывать свою волю другим, используя психологическое или физическое насилие, агрессию или унижение.

Часто причиной деспотизма становятся детские травмы, с которыми человек пытается справиться столь деструктивным способом, чтобы обрести уверенность в себе.Чем больше страхов хранится в закромах психики деспота, тем больше он стремится контролировать свободу других людей. Агрессивностью прикрывает неуверенность в собственной привлекательности.

В семье деспот буквально заставляет любить себя. Им движет глобальная и беспричинная месть, которая появляется без всякой причины. Таким образом, человеку восстанавливается подорванная самооценка и уважение. Деспотизм исключает такие понятия, как сотрудничество и уважение к другим. В результате вместо того, чтобы упустить любовь и понимание, человек получает ненависть, неприязнь, непонимание и, как следствие, одиночество.

Причины

Деспотизм не присущ на уровне ДНК и не зависит от особенностей нервной системы, но предпосылки для его формирования закладываются заранее. Воспитанный влиятельными родителями, которые не слышали потребностей своего ребенка, но требовали беспрекословного послушания, человек воспринимает такую ​​модель поведения как норму. Повзрослев, он начинает осознавать деспотическую форму отношений на всех возможных уровнях. Также деспотизм может быть вызван желанием отомстить окружающей среде за свои обиды.Постоянные оскорбления, унижения и жестокость могут привести к желанию отомстить всему миру, а не только обидчику.

Хотя деспотизм — это не только желание кого-то наказать или копирование модели поведения родителей. Часто тирания развивается на фоне того, что ребенка постоянно внушали мысли о своей уникальности, неповторимости и превосходстве над другими. Проявление деспотизма заключается в навязчивой невротической идее подтверждения своей власти.Для этого человек выбирает неадекватные методы и уверен, что только он единственный в этом мире заслуживает всеобщего признания и беспрекословного повиновения.

Черты деспотизма

В обществе с нарушенным восприятием насилия и границ личности деспотизм может восприниматься как проявление характера, и за это человека даже будут уважать. Первая и наиболее характерная черта деспотизма — это использование насилия как нормы поведения и единственно возможного способа регулирования отношений.Деспоты не умеют просить, вести переговоры или находить компромиссы. Если поведение партнера не соответствует желаниям деспота, могут применяться различные виды насилия. Хотя сначала деспот, демонстрируя свое недовольство, может дать другому возможность исправить свою ошибку, но если это не произойдет немедленно, он будет немедленно наказан. Также стоит отметить, что деспоты часто предъявляют очень странные требования, недовольство в которых может быть вызвано тем, что другие считают нормой.

Газлайтинг

Этот тип поведения часто можно увидеть как газлайтинг. Это когда деспот убеждает свою жертву в том, что она все выдумала, а любая грубость — не что иное, как неустойчивое психическое состояние самой жертвы. Деспот никогда не признает своей вины, напротив, его жертву обвинят в манипулятивных истериках, хотя на самом деле это будут слезы от боли и унижения.

Для деспота унижать и оскорблять других — это норма.А если кто-то попытается выяснить отношения, его могут обвинить в отсутствии чувства юмора, и, чтобы жертва развеяла все сомнения, постепенно ее круг общения сужается. Деспоты всегда пытаются полностью разрушить самооценку другого человека, чтобы получить больше возможностей для манипуляций.

Как работает деспот?

Деспоты обычно очень тонкие. Механизм воздействия на человека примерно следующий: деспот сначала будет безобидным шушпаником, готовым на все.Он уделит много внимания и комплиментов. Со временем человек привыкает к восхищению в свой адрес, и тогда деспот начинает действовать, а именно критиковать. После первой критики человек делает все возможное, чтобы стать лучше. Но тогда критики становится намного больше, пропорционально ей увеличивается желание жертвы исправить ситуацию. В результате выявляется идея, с помощью которой можно легко управлять сознанием другого человека. Также важно отметить, что деспот присвоит себе все достижения, а в неудачах он будет винить своего партнера, а апеллировать к адекватному восприятию действительности бесполезно.

Мужской и женский деспотизм

Когда мужчиной управляет деспотичное эго, он превращается в неконтролируемый снаряд. Для него допустимо применение психологического и физического насилия, некоторые не гнушаются сексуального насилия. Домохозяйства навязывают свои собственные идеи и правила, которым необходимо безоговорочно следовать, а любое проявление свободы мысли и индивидуальности считается неприличным.

Деспотами могут быть не только мужчины, но и женщины, а это намного опаснее.Мужчина устроен таким образом, что руководствуется либо разумом, либо чувствами. Оба эти фактора действуют на женщину одновременно. Ее любимая лошадь — постоянная ревность. Женщина знает, что ее слово способно уничтожить любого мужчину, поэтому принимает оскорбления, упреки, язвительные замечания и не забывает высмеивать черты личности и его сексуальные способности. Если мужчина пытается сопротивляться, женщина обращается к шантажу и угрозам. Например, они угрожают покончить жизнь самоубийством или забрать детей.

Слово деспотизм характеризует не только поведение человека — это настоящий диагноз, который нужно лечить.

Деспотизм (греч. Деспотия — неограниченная власть) — неограниченная власть деспота, произвол, самодержавие, подавление чужой воли.

Райзберг Б.А. Современный социально-экономический словарь. М., 2012, с. 118.

Деспотизм (NFE, 2010)

Деспотизм — одна из фундаментальных характеристик диктаторского правления, которое связано с произволом власти, усиленным концентрацией политической власти в руках главы государства (деспота, лидера, короля и т. Д.)) и близкой к нему элиты, отсутствие разделения властей, подавление инакомыслия кем бы то ни было, в том числе насильственное, посредством использования армии для усиления действий государственного аппарата с целью осуществления монополии на власть. При деспотизме нет юридических ограничений политической власти, что делает невозможным вмешательство деспота на основании закона. Несуществующие гражданские свободы были заменены строгим соблюдением норм принудительного труда. Принятие решений непредсказуемо, импульсивно, обычно объясняется желанием преобразовать или дисциплинировать общество.Деспотические методы контроля над обществом преследуют одну главную цель — усиление индивидуальной власти …

Деспотизм (Лопухов, 2013)

Деспотия — это власть, основанная на древних восточных традициях патриархата и патернализма, когда государство, вырастающее из общинной организации и использующее общинные основы, идентифицируется с обществом и далее рассматривается как единое и неделимое наследие верховного правителя. , чья воля, решение которой является законом для множества субъектов (членов «семьи-сообщества»), объединяемых, как правило, в социальные корпорации.При деспотизме личность правителя, монарха обожествляется при жизни, после смерти становится предметом культа.

Деспотизм (Конт-Спонвиль, 2012)

Деспотизм. Безграничная власть одного человека. Деспотизм может быть просвещенным и даже легальным (в этом он отличается от тирании), но при этом всегда остается несправедливым. Если деспот будет подчиняться закону, его власть потеряет безграничность. Это то, что отличает деспотизм от монархии, в которой, как указывает Монтескье, «правит один человек, но посредством установления неизменных законов»; в то время как при деспотизме «все, что не соответствует законам и постановлениям, движется по воле и произволу одного человека» («О духе законов», Книга II, Глава 1).Деспот ставит себя выше законов (Руссо) или не признает никаких других законов, кроме своего собственного (Кант). Деспотизм — это абсолютная авторитарная монархия. Ее основополагающий принцип — не честь, как в конституционной монархии, и не добродетель, как в республике, а страх (там же, III, 9). Но это также определяет предел деспотизма: он остается в силе только до тех пор, пока его опасаются.

Время чтения: 5 мин.

Деспотизм — это приобретенная черта личности, проявляющаяся в стремлении к неограниченной власти, которое достигается, независимо от мнений и потребностей других, требованием постоянного и полного послушания.Деспотизм в психологии — это проявление крайне неблагоприятных черт эго, его непомерный рост, который в конечном итоге приводит к утрате разумного контроля над своими жизненными проявлениями, а все действия подчиняются исключительно аффективной сфере.

Деспотизм в семье проявляется как психологическое и физическое насилие, когда все методы становятся актуальными для достижения своей власти. Деспотичному человеку не хватает понимания личных границ и свобод других, и те, кого считают своей семьей, воспринимаются им как собственность.Естественно, что при этом от других требуется постоянно выполнять волю деспота, а также полное соответствие его представлениям о жизни, не только своей и совместной, но и о том, как должен себя вести и чувствовать другой человек. Общие требования включают запрет слез и потребность в постоянной радости. Подобные посягательства на сенсорную сферу, которая не подлежит контролю, говорят об отсутствии адекватного восприятия.

Это поведение неизбежно запускается на самых разных уровнях. Жертвы деспота могут пытаться объясниться или ругаться, могут использоваться разбитая посуда и физические побои.Те, кто наконец почувствовал свое бессилие, оказывают молчаливое сопротивление путем молчания, приспособления, что необратимо нарушает психику не только жертвы, но и самого тирана.

Деспотическое поведение не может прекратиться само по себе, и чем меньше будет оказано сопротивление, тем больше человек будет чувствовать себя полубогом и начнет требовать невозможное как должное. Нельзя сказать, что есть люди, которые никогда не превращались в деспотов, пытаясь получить то, что они хотят от других, но те, у кого эта линия поведения принимает критические формы, нуждаются в помощи специалистов.Неконтролируемое насилие над окружающими, неадекватные требования и оценка ситуации — главные признаки наличия психических расстройств. В лучшем случае исправить ситуацию поможет длительная психотерапия; в худшем случае потребуется специализированная медикаментозная терапия.

Что такое деспотизм

Деспотизм в психологии — это поведение, которое включает такие проявления, как навязывание своей воли не рассудком, а силой, проявление, использование мести, унижение, физическое и сексуальное насилие, газлайтинг.Обычно причиной такого поведения являются детские травмы, комплексы и, которые человек пытается преодолеть аналогичным деструктивным способом, обрести уверенность и целостность. Проблема в том, что такая стратегия поведения не способствует установлению гармоничных отношений, в которых личное исцеление возможно на глубоких уровнях.

Чем больше страхов скрыто в психике деспота, тем изощреннее становятся его методы контроля и тем сильнее желание контролировать чужую свободу.Скрываются неуверенность и сомнения в собственной привлекательности, что не дает другим даже возможности выбора.

Деспотизм в семье не дает своим членам выбора даже в их собственном отношении, их буквально заставляют любить. Деспотизм часто сосуществует с унижением и мстительностью, и если унижение других имеет более или менее очевидные тенденции, поскольку, таким образом, человек начинает лучше выглядеть в собственных глазах, то месть рождается глобально и необоснованно, направлено на всех и без причина.Глубокий смысл такой мести заключается в восстановлении подорванной самооценки и уважения.

Несмотря на твердую позицию и стремление уважать и возвышать себя, деспотизм исключает сотрудничество и уважение к другим. Со временем такое отношение, провоцируя постоянные ссоры и конфликты, разрушает любые значимые и длительные отношения, а также психику участников контакта. Вместо отсутствия любви и принятия деспот получает страх, месть, непонимание, враждебность и, как следствие, одиночество.

Деспотичность проявляется как черта личности у мужчин и женщин, только имеет небольшие внешние различия в выборе методов. Поначалу может показаться, что деспотизм — это исключительно мужская черта, так же как когда дело касается изнасилования, каждый сразу видит женщину в роли жертвы. Однако женщины также во многих отношениях деспотичны, только реже это принимает форму физического насилия. Женщины способны уничтожить мужчину морально, шантажом, постоянными истериками, угрозами, упреками и унижением его достоинства.Арсенал моральных пыток шире, чем у физических, и хуже всего то, что деспотичная женщина не раскаивается в содеянном. ее действия и слова руководствуются не только ее разумом, но и ее разумом.

Также тирания характерна для пожилых людей и даже для детей (первые проявления таких тенденций возможны в трехлетнем возрасте и спровоцированы наступлением периода кризиса).

Причины деспотизма

Деспотизм не является врожденной чертой и никак не зависит от особенностей нервной системы и других физиологических факторов, но предпосылки для его формирования закладываются довольно рано.Мнение о том, что деспотизм передается по наследству, связано с тем, что, воспитанный влиятельными родителями, которые не слышали потребностей ребенка, а лишь требовали беспрекословного послушания, человек усваивает эту модель поведения как норму. В детстве этому качеству негде особенно проявляться, так как дети слабые, но по мере взросления, обретения физических сил и овладения нравственными приемами насилия и принуждения человек начинает реализовывать произвольную форму взаимодействия на всех уровнях. .

Деспотизм подсознательно формирует желание отомстить другим за зло. Для этого недостаточно одного случая, обычно это пребывание в токсичных отношениях или воспитание аналогичными методами. Оскорбления, унижение, жестокое наказание ребенка могут повлечь за собой желание наказать не только родителей, но и весь мир за то, что он остался глухим и слепым к своему горю. Но причиной развития деспотизма может служить не только жестокое обращение, но и чрезмерное внушение неповторимости, неповторимости личности ребенка, его превосходства над другими.Мнение родителей очень важно и формирует самоотношение, выходя в реальный мир, такой человек испытывает стресс от того, что не все ему поклоняются, а кто-то открыто высмеивает недостатки. В таких ситуациях выбирается путь принуждения окружающего общества мыслить и воспринимать собственную личность в привычных рамках.

Подтверждение своей власти для деспота становится навязчивой невротической идеей, не насыщенной потребностью, поскольку способы ее удовлетворения выбираются неадекватно.необходимо тщательно открываться в безопасных условиях, научиться смотреть на них без ужаса и боли, выработать новые способы реагирования, узнавая такую ​​историю своей жизни. Попытки деспота обрести любовь и признание похожи на забивание потерянных волос молотком — болезненно, бесполезно и требует колоссальных усилий.

Признаки деспотизма

В обществе, где нарушается восприятие насилия и границы личности, деспотизм может восприниматься как проявление характера или даже уважаться.Люди, травмированные зависимым типом в детстве, во взрослом возрасте влюбляются в деспотов и тиранов, опять же не замечая грубого нарушения их свободы.

Одной из характерных черт деспотизма является восприятие физического и психологического насилия как нормы поведения и способа регулирования отношений. Такие механизмы являются основополагающими во взаимодействии с деспотом, он практически не умеет просить, вести переговоры, искать компромиссы.

Любой вид насилия применяется, если поведение партнера не соответствует желаниям деспота, и сначала он может продемонстрировать свое недовольство и дать другому возможность исправить себя, если этого не произойдет в кратчайшие сроки, то ждет очередное наказание (удар по лицу или неделя молчания — не беда).Стоит отметить, что требования к поведению партнера часто бывают довольно странными, а недовольство будет вызвано тем, что окружающие воспринимают как норму. Все дело в том, что вызывает любое поведение или мнение, которое содержит личность другого, а не его собственную.

Обычно деспоты пытаются полностью уничтожить другого человека, чтобы иметь еще больше рычагов контроля. Хотя на ранних этапах отношений они, наоборот, вас прославят. Механизм примерно такой: человек привыкает получать огромные дозы комплиментов, поэтому при первой критике он сделает все, чтобы исправить себя, тогда критики будет больше, а желание исправить ситуацию сильнее.В результате вы можете найти идею, с помощью которой очень легко манипулировать другим: великий человек, Он знает обо мне все и продолжает быть со мной. «

Важно, чтобы деспот присвоил себе все победы, а все поражения возложил на партнера, а другого можно обвинить даже в собственных неурядицах на работе, испорченном настроении и застревании в пробке. Попытки апеллировать к адекватному восприятию действительности бесполезны

Спикер Медико-психологического центра «ПсихоМед»

С крахом демократии наступает подъем «нового деспотизма» во всем мире

Независимо от их политических убеждений, проницательные обозреватели мировой политики почти единодушно соглашаются, что демократия и демократические институты во всем мире находятся в затмении.В столь разных странах, как Филиппины, Турция, Венгрия, Польша, Бразилия, Таджикистан, Китай, Россия, Вьетнам и Саудовская Аравия, можно наблюдать ослабление институтов разделения власти, отсутствие подотчетности, безудержные злоупотребления на выборах, нарастающую волну коррупции. и кумовство, и систематические попытки подавить инакомыслие. То, что такие устоявшиеся демократии, как Соединенные Штаты, Индия и Соединенное Королевство, также не застрахованы от этого недуга, только подчеркивает его серьезность.

Ужасное состояние демократии привлекло значительное внимание ученых.Некоторые ученые утверждают, что демократия переживает «кризис среднего возраста». Другие, в основном из Китая, утверждают, что западная демократия, изжившая свою полезность, демонстрирует признаки распада. Третьи обвиняют популизм в нанесении «нокаутирующего удара по демократии».

Демократическое управление, похоже, не смогло расширить возможности людей, отстоять их достоинство и повысить их жизненные шансы. Не менее обескураживающе то, что упадок западных демократий, таких как Соединенные Штаты, совпадает с подъемом Китая, который повсеместно осуждается как тоталитарное государство.Хотя эти загадочные явления имеют огромное значение как для теории, так и для практики, для того, чтобы смириться с ними, требуется прежде всего концептуальная ясность.

Новый деспотизм Джон Кин, издательство Гарвардского университета.

В своей последней книге Новый деспотизм , опубликованной издательством Гарвардского университета, Джон Кин, политический теоретик и известный исследователь демократии, предлагает основательный анализ аберраций демократии и подъема того, что он называет «новым деспотизмом».Он провел десятилетия, отслеживая траекторию развития демократии по всему миру и отображая изменения, которые она претерпела в различных условиях.

Опираясь на свое постоянное взаимодействие с демократическими институтами, Кин убедительно очерчивает контуры современных изменений. Подрывая полученную научную мудрость, описывающую антиутопические аномалии демократии как «авторитаризм», «популизм», «тоталитаризм» или «диктатуру», он характеризует их как «новый деспотизм».Он характеризует их как «новый деспотизм». Основа этой новой формы деспотизма, утверждает Кин, — это добровольное рабство.

Новый деспотизм как концепция будет иметь мало смысла, если мы не избавимся от нашего традиционного представления о деспотизме как синониме «репрессий и грубой силы». Не менее важно держаться подальше от уставших о собаках выражений вроде «тирания» или «автократия». Кин поясняет, что сократовское понятие тирании как «несправедливого типа правления сильного человека, поглощенного беззаконными желаниями» и правящего с помощью «мошенничества и силы», не может полностью объяснить нюансы нового деспотизма.

Точно так же, хотя и заманчиво, навешивание ярлыка на лидеров, таких как Родриго Дутерте, Виктор Орбан и Владимир Путин, как на «авторитарных», хотя и частично правильных, неверно характеризует разнообразные стратегии, с помощью которых они правят.

Например, в отличие от таких диктаторов, как Гитлер, Саддам Хусейн и Сталин, современные правители не всегда жестоки и грубы. Вместо этого они — «мастера обмана и соблазнения», которые используют смесь уловок, чтобы обеспечить волевое послушание своих подданных.Поскольку обычные термины имеют ограниченный объяснительный потенциал, Кин предлагает авангардное выражение: новый деспотизм.

Особенности нового деспотизма

Согласно Кину, новый деспотизм — это фантомная демократия, «новый тип псевдодемократического правительства, возглавляемого правителями, обладающими искусством манипулирования и вмешательства в жизнь людей, мобилизации их поддержки и завоевания их согласия». Он действует коварно, якобы используя атрибуты демократического государства.Деспоты внешне подтверждают свою приверженность верховенству закона, процедурам и прозрачности. Тем не менее, они преуспевают в использовании закона для подрыва верховенства закона.

Кин отмечает, что новые деспотии мало верят в демократию и не терпят ее тонкостей. Вместо этого они осуществляют власть через «доверенных вассалов» и сети патрон-клиент. Он справедливо утверждает, что «асимметрия хищнической власти» возникает из «вертикально расположенных пирамид привилегий и несправедливости».

Также прочтите: Самовлюбленный, равнодушный, некомпетентный: COVID разоблачил лидеров-популистов за то, чем они являются

Как «государства большого бизнеса», новые деспотии — это плутократии, главной целью которых является регулирование режимов накопления.Они «приватизируют прибыль и национализируют издержки», предлагая корпоративным магнатам субсидии через ссуды государственных банков, что дает им несправедливое конкурентное преимущество. В некоторых случаях нет обязательства по выплате; эти долги списываются как «неработающие активы» — уловка рук, которая с непревзойденной легкостью практикуется в Индии.

Таким образом, Кин справедливо описывает новые деспотии как «грабительские государства». Однако, в отличие от своих авторитарных предшественников, они тщательно заметают следы.Усердно продвигая крупный бизнес, они также культивируют «мелкий капитализм» — малые и средние предприятия — чтобы укрепить свой авторитет как создателей равных условий игры. Однако ничто не может замаскировать их воровство. Например, криминальные элементы контролируют около 25% валового национального дохода России. Таким образом, Кин правильно изображает новые деспотии как «рэкет для создания богатства и защиты богатых».

Почему процветают новые деспотии?

Характерной чертой нового деспотизма является то, что он процветает, несмотря на создание беспрецедентного уровня нестабильности для огромных слоев населения.Обладая поразительной способностью к метастазированию, он маскируется под эффективную форму правления, намного превосходящую демократию.

Усердно продвигая крупный бизнес, новые деспоты также культивируют «мелкий капитализм» — малые и средние предприятия — чтобы укрепить свой авторитет как создателей равных условий игры. Фото: johnhain / Pixabay / Public Domain

Кин объясняет этот парадокс, отмечая два основных факта. Во-первых, новый деспотизм не монопричинен; он возникает в результате слияния нескольких факторов, таких как исторические традиции, экономические силы и технический прогресс.

Во-вторых, как он лаконично отмечает: «никакой деспотизм не является полностью деспотическим». Новый деспотизм процветает, культивируя подчинение с помощью методов наживки и подмены. В отличие от авторитаризма 20 века, он не прибегает к «отрицанию и репрессиям». С другой стороны, он стремится «обмануть и околдовать» своих подданных, чтобы они согласились с деспотическим управлением.

§

Кин описывает несколько уловок, которые деспоты используют, чтобы добиться согласия своих подданных. Новый деспотизм процветает, прежде всего, за счет пропаганды гедонизма, чрезмерного потребления и обуржуазивания.Он соблазняет такими подачками, как правительственные подачки, символические программы социального обеспечения, торжественные мероприятия и великолепные строительные проекты.

Сразу после арабских восстаний 2011 года все деспотические режимы в регионе повысили социальные выплаты, чтобы предотвратить возможные восстания. Саудовская Аравия заслужила массовое одобрение, построив город Неом стоимостью 500 миллиардов долларов, инновационный центр для инженерных фирм.

Чтобы дополнить эти надуманные зрелища, новые деспотии создают эйфорическую риторику, грандиозное видение, достаточно внушающее благоговение, чтобы заставить людей терпеть нынешние невзгоды.Кин проницательно отмечает, что Китай обычно вызывает такие фантазии, как «гармоничное общество», «социализм с китайскими особенностями» и «древняя китайская цивилизация». Эти эрзац-дискурсы в сочетании с банальными заботами, такими как покупки, создают «тихое подчинение», служат кислородом для жизни. деспотические режимы.

Кин отмечает, что средний класс — «непостоянные прагматики», стремящиеся к хорошей жизни, веселью, стабильности, «жесткому руководству» и «правлению сверху вниз» — поднимает эту податливость на ступень выше и становится яростно лояльным к системе. .

Также читайте: Мы являемся свидетелями восстания элиты

Помимо утонченного общественного мнения, новые деспоты используют унаследованные сильные стороны — местные обычаи, унаследованные институты и т. Д. — в своих интересах. Кин приводит в пример президента Беларуси Александра Лукашенко, который ловко присвоил разведывательный аппарат бывшего коммунистического режима. Сингапур тоже использовал Вестминстерскую модель для построения однопартийного государства.

Другая общая черта деспотов — их непримиримая враждебность к инакомыслию, примером которой являются драконовские меры таких государств, как Россия, Беларусь, Азербайджан и Китай.Наряду с нейтрализацией оппозиции деспоты также неуклонно охраняют свои цитадели, впуская только своих доверенных друзей и членов семьи. Кин утверждает, что эта зависимость от родственных связей, лоялистов и фактотумов неизбежна, потому что жизнь наверху «рептильна», а власть должна «жестко регулироваться и тщательно охраняться».

Калиброванное принуждение и взвешенное применение насилия

Как закрытые системы, новые деспотии уязвимы для дворцовых интриг и народных восстаний.Тем не менее, отойдя от практики прежних диктаторских режимов, они осмотрительно прибегают к насилию, прибегая к насилию только в трудноразрешимых ситуациях. Новые деспотии — это особые полицейские государства. Они верят, как выразился Кин, в «калиброванное принуждение». Поскольку универсальное применение силы может оттолкнуть, они приберегают свои бархатные кулаки для избранных целей. Таким образом, они могут быть «гуманными» и «цивилизованными», несмотря на то, что они используют свою тайную полицию и механизмы наблюдения против диссидентов.

Этот расчетливый подход находится в тандеме с призрачным верховенством закона, одобренным деспотическими государствами.Кин остро замечает, что новые деспотии — это «мешанина легализации и беззакония». Они предпочитают править посредством закона. «Организованное беззаконие» для них естественно. Неудивительно, что новый деспотизм охватывает «демократические» процессы, укрепляет веру в выборы и запускает кампании по борьбе с коррупцией. Сияние законности покрывает множество грехов.

Фотография из архива людей, стоящих на танке турецкой армии в Анкаре, Турция, 16 июля 2016 года во время неудавшегося переворота. Фото: Reuters / Тумай Беркин

Однако видимость законности не всегда гарантирует покой.Управление ожиданиями народа может быть коварным. Если частое применение насилия недопустимо, какие шаги предпринимают новые деспотии, чтобы обеспечить постоянное соблюдение своего диктата? Они достигают этой цели, запечатлеваясь в сознании своих испытуемых с помощью сложной театральной постановки.

Деспоты понимают, что потеря «общего прикосновения» фатальна для произвола. Следовательно, они не жалеют сил для создания народного имиджа и проведения мероприятий, ориентированных на людей. Подумайте об этом: правительство Объединенных Арабских Эмиратов запустило национальную «программу счастья и позитива» и учредило «советы счастья», чтобы способствовать счастью среди своих граждан.Главная цель — сделать так, чтобы граждане были послушными, тихими и преданы бесконечному стремлению к тривиальным удовольствиям.

Также читайте: Либеральный международный порядок, возглавляемый США, находится в кризисе

К сожалению, однако, радость и пассивность, вызванные государством, часто вступают в противоречие с суровой реальностью повседневной жизни. Куотидийская борьба порождает неудовлетворенность. Кин заявляет, что элиты нейтрализуют недовольство, позволяя людям болеть животом и выражать свои опасения. Вместо того чтобы расправляться с критиками, новые деспотии поощряют бессильное ворчание.Таким образом, они могут выставлять напоказ свою приверженность свободе слова и одновременно гарантировать, что чувство свободы воли граждан не будет уничтожено.

Китайское правительство, например, разрешает недовольным гражданам подавать электронные жалобы и виртуальные петиции на онлайн-форумах, разоблачающих коррумпированных чиновников. Хотя наземные реалии практически не меняются, крик доставляет невероятный психический комфорт. Новые деспотии предпочитают ворчунов, потому что они «легковерные агенты слепого подчинения».

Новый деспотизм и власть СМИ

Особая сила нового деспотизма — его сложный анализ власти СМИ в питании деспотизма.Кин определяет «коммуникативное изобилие» — распространение различных средств массовой информации, особенно социальных сетей, — как важную движущую силу нового деспотизма. По его мнению, рост СМИ помогает деспотам по трем причинам.

Во-первых, среда, насыщенная средствами массовой информации, позволяет деспотам быть услышанными и увиденными все время. Такая заметность способствует идеологической обработке и предоставляет правителям дополнительные источники легитимности. Они используют средства массовой информации для продвижения нового типа «водевильного правительства», которое превозносит «национальную гордость», «суверенитет» и т. Д. Посредством карнавальных шоу, программ и праздников.

Изящное управление средствами массовой информации устраняет недостатки управления и создает возможности для «делового разговора» о стабильности и росте. Во-вторых, коммуникативное изобилие стимулирует способность правительства «газировать»: «сбивать с толку, дезориентировать и дестабилизировать людей».

Также прочтите: Понимание возрождения правых в США и Индии

Кин определяет газлайтинг как «организованную попытку вмешаться в личность субъектов, развлечься, развлечься, противоречивые истории, ложь, чушь и тишину с целью посеять семена замешательства среди субъектов, чтобы полностью и надолго их контролировать.Смысл в том, чтобы топить субъектов в дерьме, залить их жизни газообразными экскрементами ». В-третьих, благодаря разумному сочетанию безжалостного промывания мозгов и газлайтинга новые деспоты приобретают монополию на все формы политического дискурса.

Какими бы грозными ни были эти преимущества, они не беспримесные блага. Кин также подчеркивает беспорядочный характер средств массовой информации и их подрывной потенциал. Предвидя надвигающуюся угрозу восстания, инициированного СМИ, новые правители ненавидят журналистов.Если их невозможно купить, профессионалов СМИ преследуют. Кроме того, государство пытается предотвратить цифровые мятежи с помощью обширной программы наблюдения. Малейший намек на оппозицию влечет за собой жестокие расправы, особенно в таких странах, как Китай, Турция и Азербайджан.

Демократия и новый деспотизм

Из всех адских характеристик нового деспотизма наиболее вопиющей является то, что он опирается на поддержку демократических режимов. Кин предлагает два проницательных наблюдения о симбиотических отношениях между ними.

Во-первых, он обсуждает различные способы, которыми демократия способствует новому деспотизму и извлекает из этого выгоду. Такие страны, как Соединенные Штаты и Великобритания, поддерживают партнерские отношения в сфере торговли, технологий и продажи оружия с деспотическими режимами. Фактически, все развитые страны заключают торговые сделки, совместные предприятия и партнерства с деспотами без каких-либо ограничений.

Во-вторых, учитывая пуповинную связь между демократией и деспотизмом, Кин утверждает, что мы больше не живем в мире, который можно аккуратно разделить на демократии и деспотии.Соответственно, представление о том, что незапятнанная либеральная демократия в атлантическом стиле является золотым стандартом для мира, стало несостоятельным. Новый деспотизм повсеместен; он процветает в недрах как демократических, так и авторитарных режимов.

Возникла пуповинная связь между демократией и деспотизмом, поскольку мы больше не живем в мире, который можно аккуратно разделить на демократии и деспотии. Файловая фотография людей, голосующих на выборах президента США в Анн-Арборе, штат Мичиган, США, 24 сентября 2020 г.Фото: REUTERS / Эмили Эльконин / Фото из архива

Еще в 1835 году в своей книге Демократия в Америке политический философ Алексис де Токвиль впервые сформулировал идею о том, что демократия и деспотизм не дискретны, что их следует рассматривать как лежащие в одном континууме. Он утверждал, что демократии угрожает не тирания, а привлекательная форма демократического деспотизма, поддерживаемая буржуазией, движимой грубым индивидуализмом и материализмом.

Кин дает великолепный исторический отчет о том, как зарождающаяся идея деспотизма трансформировалась в теорию восточного деспотизма, идеологию, оправдывающую европейский колониализм.Поддерживаемое официальным патронажем, это мышление господствовало до конца XIX века, когда социолог Эмиль Дюркгейм окончательно развенчал его. Кин оправдывает возрождение этой давно забытой идеи по трем причинам.

Во-первых, он считает, что у деспотизма есть «мощное этическое жало в хвосте», которое может предупредить нас о его пагубных последствиях. Во-вторых, это «концепция туманного рожка», «детектор раннего предупреждения» о произвольной власти. В-третьих, деспотизм — это «концепция предосторожности», которая позволяет нам понять его долгосрочные последствия.Таким образом, Кин возрождает мощную идею, отслеживая ее разветвления.

Борьба с новым деспотизмом: проблемы и стратегии

Новый деспотизм — это интеллектуальный тур де силы, потому что он обеспечивает согласованную основу для осмысления явно разрозненных событий. Используя примеры со всего мира, Кин доказывает, что новый деспотизм — это не «замороженная форма власти», напротив, он обладает калейдоскопическим качеством, которое может обмануть ничего не подозревающего наблюдателя.

Опрашивая полученную мудрость, он показывает, что неверно предполагать, что, как и авторитаризм, новый деспотизм «лишен демократии».Его привлекательность заключается в его способности быть «демократичным» и «про-народным», чтобы требовать добровольного рабства. Новый деспотизм — исключительная форма власти, потому что он мягко убеждает людей выбрать рабство. По элегантному выражению Кина, «люди не теряют свободы; они добиваются своего порабощения ».

В вопросе борьбы с новым деспотизмом Кин отвергает насилие, утверждая, что деспотические государства обладают колоссальной способностью к возмездию. Он рассматривает множество вариантов — выборы под независимым мониторингом, технологические блокады, торговые и тарифные эмбарго, бойкоты потребителей и т. Д. — и утверждает, что их эффективность ограничена.Новый деспотизм — это стойкая форма господства с «рекомбинантными качествами». Он ловок и способен справляться с кризисами. Деспотические режимы, такие как Китай и Вьетнам, доказали свою способность превзойти западные демократии.

Кин утверждает, что деспотизм черпает силу в своих подданных. Коллективное удержание этой власти ослабит деспотизм. Кин возлагает надежды на такие движения, как «революция зонтиков» в Гонконге в 2014 году, и предлагает повторить их в других местах.

Он также защищает институты разделения власти и ассоциации гражданского общества. Кин считает, что отсутствие контролирующей демократии, реальная угроза цифровых штормов и явное высокомерие деспотов могут их погубить.

В конечном итоге их кончина ускорит наша коллективная решимость не участвовать в добровольном рабстве. Поскольку большинство из нас не может позволить себе сделать этот выбор, новые деспотии исчезнут не скоро. Поэтому Кин опасается, что наши демократии неизбежно превратятся в протодеспотии в ближайшие десятилетия.

Убедительно аргументированный и изобилующий уместными примерами, Кин приводит убедительные доводы в пользу пересмотра наших представлений о деспотизме. Его книга представляет собой удачное сочетание выдающейся учености, захватывающего стиля и оригинальных идей. Такие книги сейчас редкость.

Бадринатх Рао — адъюнкт-профессор социологии и азиатских исследований в Университете Кеттеринга во Флинте, штат Мичиган, США. Он также является практикующим юристом в США.

Рецензия на книгу: Новый деспотизм Джона Кина

В Новый деспотизм , Джон Кин возрождает этот термин, чтобы исследовать, как «новый деспотизм» функционирует сегодня через качественно иные характеристики и процессы по сравнению с его старыми формами.Поскольку книга умело определяет, как новый деспотизм процветает прежде всего на двусмысленности, это проницательное исследование, которое сместит аналитическую линзу, через которую рассматриваются деспотические режимы, пишет Гергана Димова , и предлагает предупреждение самоуспокоенности либералов. демократии.

Новый деспотизм . Джон Кин. Издательство Гарвардского университета. 2020.

У меня пронзила зубная боль, когда я начала читать Новый деспотизм , но я онемел от физической боли на полпути.Причина в том, что этот текст сильно расстроил меня, несмотря на то, что я уже давно привык проливать свет на работы Джона Кина и наслаждаюсь его бунтарским характером. Мой не предназначен быть изолированным опытом. Сам автор утверждает, что термин «новый деспотизм», который, вероятно, лучше всего проиллюстрирован для Кина Китаем, который упоминается в книге 206 раз, «направлен на то, чтобы разрушить ортодоксальную систематику, устаревшие способы упорядочивания вещей. Он побуждает читателей мыслить по-новому, видеть мир новыми глазами, пробуждать разные чувства, открывать незнакомые горизонты действий »(13).Это доставляет.

Если вы когда-либо придерживались предположения, что деспотические режимы — это старомодные, технологически «отсталые» страны, где старики правят бедными и необразованными людьми, вас ждет поездка. В своей новой книге Кин возрождает понятие «деспотизм», но называет его «новым деспотизмом», поскольку оно содержит некоторые качественно иные характеристики. Для начала автор развенчивает миф о том, что «деспоты правят, убивая или подавляя людей против их воли». По общему признанию, насилие не исчезло полностью с новым деспотизмом.В Казахстане, например, правозащитники отмечены знаком «X» за цензуру (176). В Сингапуре полиция без ордера обыскивает дома лиц, представляющих угрозу «национальной безопасности». Тем не менее, новым элементом нового деспотизма является то, что насилие стало гораздо более приглушенным и сознательным, заменив запугивание и слежку соблазнением.

Сила нового деспотизма заключается в его умелом использовании средств массовой информации, и это использование выходит далеко за рамки привычного распространения «фейковых новостей» и клеветы на оппонентов.Вместо того, чтобы прятаться от общественного взгляда, новый деспотизм охватывает коммуникативное изобилие и внедряет его в полной мере. Появления лидеров в СМИ — это пышное, тщательно спланированное мероприятие. Можно сказать, что новый деспотизм ставит безостановочные театральные представления, проецируемые на всю нацию. Грандиозные инфраструктурные проекты — одна из ключевых опор в этом театре самовозвышения.

Средства массовой информации только счастливы быть вооруженными новым деспотизмом, поскольку они получают взамен щедрые налоговые льготы и желанные эксклюзивные лицензии.Это беспроигрышная ситуация: новый деспотизм извлекает выгоду из плодов этого обмана, конгломераты средств массовой информации зарабатывают деньги, а публика чувствует себя развлеченной и потакающей. Эта конфигурация кажется оптимальным по Парето равновесием. Это в высшей степени более устойчиво, чем коммунистические режимы с гораздо меньшей подкованностью в средствах массовой информации, где партийные лидеры давали мрачные выступления, государственные СМИ испытывали нехватку денежных средств, а публике необратимо скучно.

Какими бы полезными ни были средства массовой информации, они являются лишь частью арсенала соблазнения нового деспотизма.Если бы мне пришлось найти одно слово, объясняющее добавленную стоимость и мастерство этой книги, это было бы «двусмысленность». Книге удается объяснить, как новый деспотизм процветает на двусмысленности и что это за двусмысленность. Одна из сильных сторон нового деспотизма — и первая двусмысленность — проистекает из его способности успешно сочетать традиционные местные способы ведения дел с заимствованием самых современных демократических практик. Это важное наблюдение для Кина, потому что предыдущие неудачные попытки демократизации показали, что проведение границы между старыми обычаями и современными западными методами управления является весьма ненадежным балансирующим действием.Прочитав книгу, мы теперь знаем, что новый деспотизм, кажется, преуспел в этом искусстве больше, чем страны-экспортеры демократии. Такое сочетание местных обычаев и западных практик очень вводит в заблуждение субъектов нового деспотизма и не менее сбивает с толку сторонних наблюдателей.

Вторая двусмысленность, которую раскрывает Кин, — это сложные отношения нового деспотизма с демократией. С одной стороны, он получает удовольствие от неудач демократии и громко на них указывает. В то же время он исследует демократические достижения и сознательно пытается их воспроизвести.Имитация демократических механизмов, а иногда и их практическое применение — ключевой элемент «соблазнения» публики. Некоторые из процедур, которые новые деспотии берут из учебника демократии, включают: «упражнения по электронным консультациям, онлайн-общественные форумы и небольшие неофициальные консультации, проводимые министрами правительства и известные как чайные сессии, сессии диалога, группы обратной связи по вопросам политики и исследования политики. Мастерские. У правителей есть аккаунты в Facebook, Instagram и Twitter »(95). Эти нововведения повышают доверие общества к правящему режиму.Они делают их сообщниками.

Подражание или даже заимствование демократических процедур — ключевая двусмысленность в арсенале соблазнения, как мне кажется. У общественности никогда не будет достаточно информации, чтобы понять, в какой степени демократическое правление простирается от местных инициатив до систематической практики. Кроме того, любому гражданину часто бывает трудно отличить свободные и справедливые выборы от выборов, проведенных манипуляциями. Все граждане видят — явные признаки того, что правительство прислушивается к людям.Это впечатление усиливается средствами массовой информации, которые неизменно говорят им, что люди важны. В способе, слишком хорошо знакомом исследователям популизма, новые деспотии «регулярно используют риторику« народа »и постоянно обращаются к нему как к предполагаемому источнику суверенной власти» (82).

В довершение ко всему, новый деспотизм обязательно демонстрирует использование всей силы закона и правопорядка. Уловка — и это еще одна двусмысленность — заключается в том, что лидеры избирательно используют закон для борьбы с оппонентами, нарушая закон, чтобы защитить себя и свою клику.В то время как первое очевидно, второе часто невозможно доказать. Кажется, что новый деспотизм посеял все эти намеки, намёки и двусмысленность, чтобы ввести общественность в заблуждение. Субъекты находятся в одном шаге от того, чтобы добровольно подчиниться «добровольному рабству», как выразился Кин (108).

Но чтобы сделать этот последний шаг, обществу нужен внутренний мотивирующий фактор. Он должен чувствовать, что в этом есть что-то для них. Это что-то должно быть индивидуальным и осязаемым; это должно быть что-то материальное.Публику нужно не только уговаривать; его тоже нужно подкупить. Эти взятки приходят в виде удовольствия от небольших материальных благ и роскошных впечатлений, таких как отпуск и хобби. Возможно, самый язвительный упрек в этой книге адресован среднему классу, который «готов обменять некоторые свободы на комфортный мир и покой» (237).

Книга говорит нам, что вполне возможно и даже вероятно для образованных, много путешествующих и «хорошо воспитанных» людей отказаться от своей способности критически мыслить ради возможности часто посещать модные залы ожидания в аэропортах, отели и магазины. .Вместо того, чтобы вдохновлять идеалы, способствовать прогрессу и защищать менее удачливых, этот средний класс придерживается циничной морали и непостоянного прагматизма. В лучшем случае они откажутся от морали ради профессионального престижа, а не ради реплик сумок Louis Vuitton.

На первый взгляд, средний класс нового деспотизма кажется оппортунистическим интеллектуалом, превратившимся в крайних потребителей. Но Кин подчеркивает, что они ведут комфортную, а не роскошную жизнь. Кажется, что эта неоднозначная ситуация — еще одна двусмысленность — подвергает риску средний класс.Если взглянуть на недостижимые богатства элит и взглянуть свысока на невыносимые страдания бедных, то инстинкт выживания среднего класса, кажется, срабатывает. Это приводит их к тому, что они довольствуются небольшой, но стабильной частной собственностью, а не гонятся за большие, но неуловимые богатства. Таким образом, средний класс сознательно или подсознательно стал маяком соблазнительно репрессивного нового деспотизма. И хотя их количество невелико, как говорится в книге, их важность велика, потому что они видимы.Их жизнь выставлена ​​напоказ, и она призвана продемонстрировать, что не только правящая элита может жить относительно хорошей и стабильной жизнью. Подразумевается, что бедность — это личная неудача, а не вина нового деспотизма.

Как и все в новом деспотизме, это утверждение о том, что бедность является поражением отдельного человека, а не режима, наполовину верно и наполовину ложно. Изложив все это, Кин мастерски обнаружил еще один источник двусмысленности. Истинная часть этого состоит в том, что в государственно-капиталистической экономике, на которой, по мнению автора, основан новый деспотизм, малый бизнес управляется рынком и открыт для всех участников.Фальшивая часть этой версии состоит в том, что большой бизнес полностью находится под патронажем государства, что исключает доступ к людям, не связанным с политической элитой.

Наполовину правдивый и наполовину ложный характер экономических отношений еще больше усложняется тем фактом, что все экономические отношения основаны на сетях взаимных выгод. Хотя эта система одолжений часто анализировалась и раньше (например, Алена В. Леденева, 1998), Кин идет еще дальше. Он пишет, что система создает огромную тревогу и неуверенность — и, да, это тоже двусмысленность — поскольку никогда не ясно, знаете ли вы «подходящего человека» для каждой чрезвычайной ситуации, с которой вы сталкиваетесь.Вместо того, чтобы чувствовать отталкивание от такой системы, люди, запутанные в этих сетях, испытывают чувство солидарности, поскольку каждый является сообщником, и чувство облегчения от того, что им удалось так долго ориентироваться в этих двусмысленностях и выдерживать их.

Ключевая особенность нового деспотизма — его спокойствие. В отличие от Италии Муссолини, гитлеровской Германии и Китая Мао, публичные выражения празднования и лояльности не приветствуются. При новом деспотизме «от граждан из плоти и крови ожидается, что они будут хранить молчание, ограниченные частными формами самовосхваления» (97).Например, «в Таджикистане, где запрещены щедрые частные собрания на том основании, что экстравагантные вечеринки обременяют семейный бюджет, житель Душанбе был оштрафован за то, что пригласил друзей в местный ресторан на празднование своего 25-летия» (97). Мне кажется, что молчание важно для того, чтобы состояние неопределенности сохранялось. Если люди собираются вместе, они будут сравнивать свои записи; они обменяются историями. Изоляция (здесь задумывалась до повсеместной изоляции в ответ на COVID-19), особенно в компании небольших материальных удобств, вероятно, подпитывает самовосхваление и самоуважение.

Представленные выше идеи, хотя и не являются исчерпывающими, свидетельствуют о выдающемся вкладе этой книги. Выявление сочетаний мотивов, сочетаний практик, сочетаний экономических структур, изменчивости во взаимоотношениях, двуличия в использовании закона и средств массовой информации — короче то, что я здесь назвал «двусмысленностью», — требует высокой степени восприятия и полного отсутствия догматизма. и стереотипное мышление. Эта книга, несомненно, изменит аналитическую линзу, через которую мы смотрим на деспотические режимы.

Почему это важно? Если Кин прав в том, что новый деспотизм более гибкий, тонкий и эффективный, чем мы предполагали (24), то он может преодолевать различные кризисы. Таким образом, новый деспотизм менее подвержен взрывам, напоминающим Советский Союз, или распадам, которые наблюдались в Латинской Америке. Если он такой прочный, он представляет собой привлекательную альтернативу либеральной демократии. Это означает, что самоуважение, чувство непобедимости и аргументированное самодовольство таких демократий неуместны.Вы были предупреждены.

Пожалуйста, прочтите нашу политику комментариев, прежде чем комментировать .

Примечание. Эта статья предоставлена ​​нашим партнерским сайтом LSE Review of Books. Он дает точку зрения автора, а не позицию EUROPP — European Politics and Policy или Лондонской школы экономики. Изображение предоставлено: FelixMittermeier с сайта Pixabay

.

_________________________________

Об авторе

Гергана Димова — Винчестерский университет
Гергана Димова — младший преподаватель Винчестерского университета.Ранее она была научным сотрудником Джереми Хаворта в Кембриджском университете и докторантом политических наук Гарвардского университета. Ее последняя книга: «Демократия после выборов: подотчетность правительства в эпоху СМИ».

.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.