Пацифист кто это такой: Недопустимое название — Викисловарь

Содержание

Кто такие пацифисты? — Интересные факты

Чем больше войн происходит в мире, тем чаще можно услышать слово «пацифист». Но не все знают, кто такие пацифисты.

В широком смысле слова, пацифист – это человек, который выступает против войны в любом ее проявлении, и всегда находится только на стороне мира.

Если обратиться к словарям и точным определениям терминов, то это будет выглядеть так.

Пацифист – человек, который придерживается идей пацифизма.

Пацифизм (от лат. pacificus — миротворческий, от pax — мир и facio — делаю) – это идеология, главным приоритетом которой является сопротивление насилию, ради его полного исчезновения.

Несложно догадаться, что пацифисты яро осуждают любую войну, считая недопустимыми даже сами формулировки: «священная война», «освободительная» и т.п.

Среди многих известных деятелей прошлого и настоящего, были как убежденные сторонники пацифизма, так и его не менее убежденные противники.

Пацифик

Само собой разумеется, что у такого движения, как пацифизм, есть свой собственный символ. Он называется «Пацифик» (англ. pacific «мирный») и был специально разработан дизайнером Джеральдом Холтомом в 1958 году. Интересен факт, что он полностью идентичен варианту эмблемы 3-й танковой дивизии вермахта, которая в годы Второй мировой войны была символом смерти.

Любопытно, о чем думали организаторы, когда провозглашали символ «Пацифик» именно в таком виде?

Как и любая другая идея, пацифизм имеет множество положительных и отрицательных сторон. В нашем несовершенном мире не существует совершенных философских систем или идей, поэтому пацифисты не являются исключением.

С одной стороны, любое убийство – есть всегда непоправимая трагедия, а с другой – что делать человеку, на семью или Родину которого нападает враг, желающий ему смерти? Поэтому все выглядит далеко не однозначно.

Любознательному читателю будет интересно: антоним к слову пацифизм – милитаризм, что значит с латинского «военный».

С давних времен пацифисты ведут спор со своими противниками — милитаристами, а история не останавливается на одной конкретной идее. Как вы знаете, любая война заканчивается миром. Но может ли существовать мир без войны? На этот вопрос человечество еще не ответило.

Именно поэтому идеи пацифизма во многом считаются утопическими, которые попросту не могут быть осуществлены в нашем мире.

Известные пацифисты

Ниже приводим несколько выдающихся пацифистов, чьи фамилии известны во всем мире.

Лев Толстой (интересные факты про Толстого читайте здесь)

Боб Марли

Джон Леннон

Альфред Нобель

Махатма Ганди

Джим Керри

Брижит Бардо

Альберт Эйнштейн

Мохаммед Али

Эрих Мария Ремарк

Ульф Экберг

Майкл Джексон

Чиччолина

Бертран Рассел

Если Вам нравятся умные слова и фразы – подписывайтесь на InteresnyeFakty.org в любой социальной сети и следите за обновлениями.

Понравился пост? Нажми любую кнопку:


Интересные факты:

Пацифист – кто это такой, знак, проблемы, как стать, известные представители

В настоящее время в мире много агрессии, которая проявляется не только по отношению людей друг к другу, но и целых стран, которые ведут многолетние разборки. В современном мире все чаще можно услышать призывы об отказе от оружия для решения вопросов мирным путем. Однако мало кому известно пацифист – кто это, и чем он отличается от других людей.

Что значит пацифист?

Термин позаимствован из латинского языка «pacificus» и состоит из двух частей «рах» и «facio», что переводится как «мир» и «делаю». Пацифист – это человек, который осознанно отказывается от насилия и оружия, его цель – исчезновение военных методов решения политических конфликтов. Такие люди отрицают любую агрессию по отношению к другим. Автором этого термина был французский борец за мир Эмиль Арно, свое предложение он внес на 10 Всемирном конгрессе в 1901 году.

История пацифизма

Зарождение этого движения тесно связано с христианской системой ценностей. Главные идеи уходят корнями к Нагорной проповеди Иисуса Христа. Изначально движение пацифистов было создано для процветания имперской державы, в которой жестко контролировалась административная и правовая системы регионов, появившиеся в хроническом состоянии войны. В 311 г н.э. основной доктриной идеологии христианства стала справедливая война, которая достигла своей кульминации только в период средневековых крестовых походов.

В это время появилось развитие позитивного права народа на суверенитет относительно ситуации на их земле. В результате во второй половине 19 века стремительно начало развиваться пацифистское движение за мир. Созывались всемирные конгрессы и конференции по этому поводу. Хоть пацифисты того времени никак не влияли на развитие международного права, возможность заключения мирных соглашений демонстрирует положительное отношение к их идеологии.

Хиппи-пацифисты

Подобное понятие относится к распространенному в последнее время движению Харе Кришна. Они продолжают отрицать коммерциализм, который присущ современному обществу и противопоставляют европейской ментальности элементы восточных философских учений. Понятие пацифист им очень близко, ведь выбранный путь духовного самоосознания призывает дарить любовь всем окружающим, а это противоречит любому проявлению агрессии.

Признаки пацифиста

С первого взгляда определить человека, который придерживается подобной идеологии, невозможно, если он не использует антуражную символику. Личность, которой будут близки подобные убеждения, по темпераменту будет меланхоликом или флегматиком. Истинный пацифист выдает себя следующим жизненными позициями:

  • отсутствием агрессии по отношению к другим людям;
  • мягким осуждением вмешательства руководства страны в международные конфликты;
  • отказом от службы в армии.

Пацифист – это хорошо или плохо?

Четкого ответа нет, каждый реагирует на это направление согласно своим жизненным устоям и взглядам на ситуацию в мире. Разобравшись, пацифист – кто это, люди могут отнести себя к их приверженцам или противникам. Первые считают направление благим путем, подобным тому, что предлагает религия – покорность и смирение. У вторых, являющихся противником течения, есть целый перечень аргументов против пацифизма:

  1. Политические. Постулаты движения несовместимы с национальной политикой. Страна должна всеми средствами защищать безопасность своих граждан, значит в любом случае не обойтись без ответа на любую агрессию.
  2. Логические. Сюда можно отнести неидеальность мира, поэтому в некоторых случаях восстановить равновесие можно только военными действиями, что противоречит идеологии пацифизма.
  3. Биологические. Человеку от природы присуща некоторая агрессия, что заставляет быть защитником и испытывать обиду в случае несправедливых действий, поэтому пацифизм в какой-то степени противоречит человеческой природе.

Берут ли пацифистов в армию?

Согласно законодательству РФ под призыв попадает население страны мужского пола, достигшее определенного возраста. Отказ от службы возможен только по причине проблем со здоровьем. Пацифистские взгляды на жизнь не являются причиной, чтобы не получить повестку. В этом случае можно попросить разрешение на альтернативную гражданскую службу. Она представляет собой временную работу в государственных учреждениях социальной сферы.

Для этого заранее подают заявление в военкомат и ожидают ответа. Работа хоть и является обязательной, но оплачивается, как и для других сотрудников со всеми дополнительными бонусами в виде больничного, выходных и отпуска. Срок альтернативной службы – 21 мес. По ее окончанию выдают обычный военный билет с указанием военно-учетной специальности, однако на следующие сборы больше призыва не будет.

Знак пацифиста

Выясняя информацию об этом течении, необходимо выяснить, какая эмблема указывает на его приверженцев. На территории нашей страны впервые пацифистский знак появился в 90-е годы прошлого века. Тогда его использовали в своем образе неформалы хиппи как в максимальной степени мирный знак, указывающий на явный бунт против общественных устоев, ведь они отказывались делать вещи, которые требовались от них.

Название знака – «пацифик», однако, его современная трактовка сильно бы удивила создателя. Изначально, он был разработан британским графическим дизайнером Джеральдом Холтомом в 1958 году для мирного марша за мировое ядерное разоружение. В 1960-х годах он стал международной эмблемой антивоенного движения и контркультур того времени, которые дошли до наших дней.

Проблемы пацифизма

В современном обществе пацифистские организации вызывают больше негатива, особенно если они появляются в местах угнетения людей. Общество условно разделено на сильных и слабых людей. Первые используют идеологию «за мир» как самостоятельный отказ от применения силы по отношению к слабым. Вторые, прикрываясь этим лозунгом, осуществляют атаки на любую пугающую их силу. Все проблемы пацифизма основаны на нахождении грани между миротворчеством и необходимостью дать отпор.

Как стать пацифистом?

При том, что глобальная эра пацифизма – больше отголосок прошлого, но и сейчас есть много людей, которые придерживаются их идеологии. Современные сторонники мира разделяются на несколько типов. Рассмотрим подробнее, кто это такой пацифист в обществе:

  1. Сторонники абсолютной идеологии. Они считают, что нет ничего важнее человеческой жизни.
  2. Условные пацифисты. Уверены, что насилием ничего решить нельзя, но при этом считают, что любые поступки нужно оценивать по их последствиям.
  3. Избирательные пацифисты. Люди активно борются за запрет любого оружия массового уничтожения, но при этом допускают использование обычного в определенных условиях.

Не существует какого-то ритуала-посвящения в пацифисты, поскольку это идеология. Чтобы прильнуть к одному из течений, нужно просто разделять их позиции и взгляды. Найди единомышленников можно на многочисленных акциях-протестах, а также в интернете на специальных сайтах и в социальных сетях.

Известные пацифисты

История движения очень длинная, поэтому выделяет большое количество людей, которые отличились на фоне толпы. К известным пацифистам мира относят:

  • Джона Леннона;
  • Льва Толстого;
  • Альберта Эйнштейна;
  • Джорджа Бернарда Шоу;
  • Олдоса Хаксли;
  • Далай-ламу XIV.

Леннон всегда был против любых военных действий. Толстой разработал индивидуальную систему взглядов – если оказывать сопротивление человеку, оскорбляющего вас, это только увеличит количество мирового зла. Позиция Эйнштейна была оригинальной. Он был пацифистом, но при этом принимал участие в разработке ядерной бомбы. По его мнению, только там можно было противостоять потенциальным захватчикам. Мать Тереза положила жизнь на служение близким. Она оказывала посильную помощь всем нуждающимся.

 

Устав воинствующего пацифизма – Деньги – Коммерсантъ

Русские сектанты тяжело страдали за свои пацифистские убеждения: за отказ от солдатской службы их наделяли землей в солнечной Грузии

Фото: РОСИНФОРМ

        Начавшийся 1 октября призыв в вооруженные силы РФ, как обычно, будут самыми разнообразными способами бойкотировать множество призывников. Часть из них за неимением лучшего будут объяснять отказ от службы своими пацифистскими убеждениями. Между тем пацифизм существует уже больше столетия: в 1901 году участники XI Всеобщего конгресса мира, объединявшего энтузиастов антивоенного движения, придумали называть себя пацифистами. Однако пацифисты участвовали во всех крупных войнах, которые шли на планете.

Война веками воспринималась как нечто естественное и неизбежное вроде стихийного бедствия, однако всегда находились люди, желающие оградить себя и свою собственность от ее превратностей. Между тем побудительные мотивы у них были и остаются разными. Первым их них следует признать желание попасть в рай. Впрочем, как только идейные пацифисты начинали проповедовать ненасилие и непротивление злу, выяснялось, что эти миролюбивые принципы нужно отстаивать с оружием в руках. Так, в начале XVI века на волне Реформации в Швейцарии возникло учение анабаптистов, которые считали, что христианин должен не вооружаться, а подставлять противнику то одну, то другую щеку. Но вскоре, с началом крестьянской войны в Германии, анабаптисты уже вовсю сражались в повстанческой армии Томаса Мюнцера, который стремился установить царство божие на земле, предварительно уничтожив всех, кто не захочет жить в мире и согласии. С тех пор так и повелось: в мирные годы пацифизм развивается и крепнет, но стоит приблизиться войне — и ряды его сторонников быстро редеют.
       Между тем пацифизм, зародившийся во времена Реформации, был важной частью доктрины квакеров, меннонитов и некоторых других протестантских течений и распространялся по миру благодаря переселению приверженцев этих церквей. Так, секта меннонитов, запрещавшая своим членам браться за оружие, возникла в Нидерландах в XVI веке. Вскоре из-за гонений на религиозной почве меннониты были вынуждены переселиться в Польшу, где осели в районе Данцига (Гданьска). Но в 1772 году Данциг отошел Пруссии, в которой правил воинственный Фридрих II. Он полагал, что воинская повинность обязательна для всех, и меннонитов поставили перед выбором: служить или лишиться части экономических прав. В те времена Екатерина II активно зазывала немецких крестьян в Россию. Меннонитам тоже было предложено поселиться на бескрайних просторах православной империи — с обещанием освобождения от рекрутчины. Около 1787 года меннониты начали переезд в Россию. Заботу о них взял на себя князь Потемкин, как никто другой заинтересованный в скорейшем заселении причерноморских степей и Крыма. Он выбил для меннонитов крупные кредиты, добился, чтобы им предоставлялись большие наделы, чем другим немцам-колонистам, и не прогадал. Сектанты оказались исключительно трудолюбивыми даже по немецким меркам. Благодаря им Потемкин мог хвастаться перед государыней цветущими как сад поселениями, не прибегая к очковтирательству.

Советские евангелисты меняли свои взгляды на воинскую повинность лишь после нескольких разговоров на Лубянке

Фото: РОСИНФОРМ

       В начале XIX века в России было уже 56 меннонитских поселений, обитатели которых придерживались принципа радикального пацифизма. Между тем в Российской империи к тому времени были и собственные убежденные пацифисты, готовые скорее идти на каторгу, чем брать в руки оружие. С XVII века в России существовала секта духоборов, которые считали человеческое тело храмом и вместилищем божьего духа, а потому категорически запрещали убийство. Им вторила секта молокан, которые также отказывались давать государству рекрутов. Если меннонитам власти благоволили, то русские сектанты подвергались постоянным гонениям. Так, Николай I вскоре после восшествия на престол постановил: «Кто не желает принять лоно православия и отныне не будет служить в армии, немедля будет сослан в специально отведенное место». Первыми от этого указа пострадали духоборы, которые были высланы в Грузию.
       С такой же враждебностью российские власти отнеслись и к другим пацифистским сектантам, самыми опасными из которых считались толстовцы. Граф Лев Толстой начал проповедовать свои несхожие с православием взгляды в 1880-х годах, а с 1901 года перешел к открытой пацифистской пропаганде. В обращенной к нижним чинам «Солдатской памятке» Толстой писал: «В Евангелии сказано, что не только не должно убивать своих братьев, но не должно делать того, что ведет к убийству… Разве может совесть твоя быть не в тебе, а в ефрейторе, фельдфебеле, ротном?.. Постыдно положение блудницы, которая всегда готова отдать свое тело на осквернение тому, на кого укажет хозяин, но еще постыдней положение солдата, всегда готового на величайшее преступление, на убийство человека, всякого человека, на которого только укажет начальник».
       Хотя Толстой за свои проповеди был отлучен от церкви, его последователей это не отпугнуло, и в первые годы ХХ века в России возникло организованное пацифистское движение. В нем участвовали не только полуграмотные сектанты-крестьяне, но и вполне образованная публика. Одним из вождей толстовства стал князь Хилков. Близко знавший его современник писал: «Князь Дмитрий Александрович Хилков был казацким сотником и участвовал в войне с турками на Кавказе в 1877 году. На войне ему пришлось собственноручно зарубить турка. Это так подействовало на него, что он вышел в отставку. Кроме того, на него имели большое влияние духоборы, в селении которых на постое была его сотня. Оставив службу, он поселился в своем имении Павловках Сумского уезда Харьковской губ. Но быть помещиком он не хотел, роздал всю землю крестьянам, оставив себе только семь десятин, построил хату и работал как крестьянин». Женившись на Цецилии Винер, последовательнице Толстого, и познакомившись через нее с писателем, князь обратился в новую веру. Соединив духоборчество со взглядами Толстого, Хилков стал проповедовать среди своих крестьян. За свою веру он пострадал: вместе с женой его выслали в Закавказье, а их дети насильно были крещены в православие.


Социалист Жан Жорес считал, что, пока он жив, война не начнется. Первая мировая война началась на следующий день после его убийства

       Но главный удар по пацифизму толстовцев нанесла вовсе не государственная власть, а сам ход исторических событий. Вскоре после высылки Хилкова выяснилось, что толстовцы не были такими принципиальными противниками насилия, какими хотели казаться. Осенью 1901 года крестьяне хилковской Павловки, считавшиеся ярыми толстовцами, не удержались от участия в восстании, в ходе которого была разгромлена православная церковь. Когда же началась первая мировая война, принципам изменил и сам Хилков: он ушел добровольцем на фронт и погиб в 1914 году. Словом, начало социальных катаклизмов вновь поставило крест на пацифистских идеалах.
       Не избежали той же участи и меннониты. Хотя в ходе первой мировой представители этой общины призывались на фронт только в качестве санитаров либо служили в лесных командах, то есть на лесоповалах, начало гражданской войны заставило их взяться за оружие. В 1919 году в меннонитских поселениях юга России и Поволжья создавались отряды самообороны, которые не подпускали к своим домам бандитов и мародеров.
       С приходом советской власти от пацифизма пришлось отказаться и другим протестантским сектам. В 1919 году большевики особым декретом освободили от воинской службы всех тех, кому вера запрещала держать оружие. Но после выхода декрета у евангелистов и баптистов появилось немало новых последователей, так что число потенциальных отказников достигло примерно миллиона. Власть поспешила принять меры: в 1923 году был арестован лидер евангелистов Иван Проханов, который требовал признать отказ от несения воинской службы нормой для любого христианина. В том же году Проханов вышел на свободу, но его мировоззрение коренным образом изменилось. Состоявшийся по его инициативе съезд евангелистов признал всеобщую воинскую обязанность вполне правомерной. Примеру евангелистов в 1926 году последовали и баптисты. Итог воспитательной работы органов с сектантами-пацифистами оказался впечатляющим: в годы Великой Отечественной войны от службы в армии по религиозным мотивам отказались 837 человек.
       

Профессиональная борьба за мир принесла Фредерику Пасси Нобелевскую премию и обеспеченную старость

«Огромные финансовые неудобства»

Если в России религиозные пацифисты пытались избежать давления со стороны государства, то на Западе они стремились сами влиять на государственные дела через общественное мнение. Первоначально в Европе и Америке основными выразителями пацифистских идей были все те же протестантские сектанты, в особенности квакеры, которые предпочитали действовать через общественные организации. Первой такой структурой стало Нью-Йоркское общество мира, созданное в 1815 году коммерсантом Дэвидом Лоджем. Год спустя аналогичное общество в Лондоне создал квакер Уильям Аллен. Другой квакер, американец Элиу Буррит, в 1846 году основал в Англии Лигу братства, преследовавшую те же цели и со временем поглотившую Лондонское общество мира.
       Квакерские общества вели пацифистскую пропаганду, на которую шли щедрые пожертвования многочисленных сторонников вероучения. Так, пацифистка Присцилла Пекковер пожертвовала делу мира состояние, доставшееся ей в наследство от отца — богатого кембриджского квакера. Проповедь пацифизма была благосклонно принята в Англии, поскольку, как впоследствии объяснял французский пацифист барон д`Эстурвиль де Констан, «несмотря на культ атлетических видов спорта, движения, путешествия и приключения, англичане слишком привязаны к миру и к деньгам, которые позволяют им наслаждаться этим миром». Там же, где появлялись деньги, не могли не появиться и профессиональные пацифисты, живущие за счет деятельности в пацифистских организациях, чтения лекций, а также издания книг и статей соответствующей направленности. Так, в XIX веке появился новый тип карьерного пацифиста, стремящегося переустроить мир на более разумных основаниях и, если получится, немного заработать в ходе этого переустройства.

Чтобы защищать мир было удобнее, Эндрю Карнеги укрепил свой Дворец мира сторожевыми башнями

Фото: Reuters

       В середине XIX века большую популярность в деловых кругах Европы и Америки приобрели идеи свободной торговли, и люди, умевшие аргументированно увязать пацифизм с экономическими интересами, могли рассчитывать на быструю политическую и общественную карьеру. В первый ряд борцов за мир выдвинулся французский экономист Фредерик Бастиа, который считал войны досадной помехой на пути развития международной коммерции. Идеи Бастиа нашли сочувствие у публики, а сам он стал депутатом французского парламента. Аналогичным способом выдвинулся его соотечественник и коллега Фредерик Пасси, впоследствии — один из первых лауреатов Нобелевской премии мира. Пасси был поражен тем равнодушием, с которым французское общество относилось к сведениям о больших потерях в ходе Крымской войны, в то время как вести о разрушениях из-за наводнения на Луаре повергли публику в шок. Простые подсчеты показали экономисту, что ущерб от военных действий значительно выше, чем от любого паводка. Пасси начал утверждать, что войны несут «огромные финансовые неудобства, гибель собственности и торговли, угрозу жизни и свободе индивидуума». Он был услышан многими, в том числе крупными бизнесменами. По крайней мере, когда в 1867 году Пасси организовал Международную и постоянную лигу мира, возглавил ее крупный эльзасский промышленник Жан Дольфюс — он был весьма заинтересован в вечном мире, ведь его текстильные предприятия находились на границе с Пруссией. Если религиозные пацифисты стремились к тому, чтобы людям не позволяла браться за оружие их совесть, то Пасси и его сторонники надеялись сделать войну невозможной с помощью международного права, а споры между государствами решать через независимый арбитраж. Хотя такой подход был более рациональным, столкновения с действительностью он тоже не выдержал. Франция проиграла начавшуюся в 1870 году франко-прусскую войну. Лига мира перестала существовать — теперь французы мечтали не столько о вечном мире, сколько о возвращении Эльзаса и Лотарингии, отошедших немцам. Пасси лишился спонсора, ведь Дольфюс, оставшийся в Эльзасе, превратился из французского фабриканта в немецкого промышленника. Впрочем, несмотря на это, в 1881 году Пасси стал депутатом парламента. На склоне лет он позволял себе писать письма европейским монархам, устраивал конференции парламентариев из разных государств и получал неплохие гонорары за лекции в престижных университетах.

Стальной магнат Эндрю Карнеги с готовностью тратил на борьбу за мир деньги, накопленные за время гражданской войны в США

Фото: AP

       Благодаря активной пропагандистской деятельности Пасси и его многочисленных сподвижников из разных стран мира к концу XIX века пацифизм стал настолько популярным, что депутатов-пацифистов в парламентах Европы стало почти так же много, как в наши дни депутатов-экологов. Спонсоры у движения также появились весьма серьезные. Достаточно вспомнить Альфреда Нобеля, разбогатевшего на производстве динамита, и стального короля Эндрю Карнеги, заработавшего на поставках армии Севера во время гражданской войны в США.
       Особого успеха карьерные пацифисты достигли во Франции, где накануне первой мировой войны редкое правительство обходилось без их присутствия. И все же избежать войны не удалось. Уже после ее начала Лев Троцкий иронизировал по поводу довоенного парламентского пацифизма французов: «Мелкий буржуа посылал в парламент радикала, который обещал ему охранять мир… Радикальный депутат из провинциальных адвокатов приезжал в Париж не только с самыми лучшими пацифистскими намерениями, но и без твердого представления о том, где находится Персидский залив и кому и зачем нужна Багдадская железная дорога. Парламентское большинство, т. е. совокупность таких радикально-‘пацифистских’ депутатов, выдвигало из своей среды радикальное министерство, которое немедленно же оказывалось опутано по рукам и по ногам всеми ранее заключенными дипломатическими и военными обязательствами и финансовыми интересами французской биржи в России, Африке и Азии. Не переставая источать из себя пацифистские фразы, министерство и парламент продолжали автоматически вести мировую политику, которая вовлекла Францию в войну». Так убежденные пацифисты приняли участие в развязывании мировой войны и, разумеется, приложили максимум усилий, чтобы выйти из нее победителями. Если же карьерный пацифист пытался отказаться от роли политического статиста в ходе подготовки войны, под угрозой оказывалась не только его карьера, но и жизнь. 31 июля 1914 года был застрелен лидер французских социалистов Жан Жорес, выступавший за сохранение мира любой ценой. Примечательно, что его убийца — националист Рауль Вилен — сумел уклониться от всеобщей мобилизации: всю войну он тихо просидел в тюрьме, а в 1919 году был оправдан, поскольку убийство пацифиста было признано патриотическим актом. Зато закончилась война истинным триумфом пацифизма, ведь президент США Томас Вудро Вильсон присоединился к антигерманской коалиции, дабы обеспечить демократии победу в «войне, которая положит конец всем войнам».
       

Война во Вьетнаме была так непопулярна среди американских студентов, что самым популярным развлечением среди них стали антивоенные манифестации

Фото: РОСИНФОРМ

«Угрюмое несотрудничание»

Если XIX век породил тип пацифиста-карьериста, то ХХ век принес с собой новый тип пацифиста-уклониста, главной целью которого был не рай после смерти и не признание заслуг при жизни, а избавление от риска быть убитым на поле боя. Если раньше войну вели относительно небольшие армии, состоявшие в основном из солдат-крестьян и офицеров-дворян, то с введением в европейских странах всеобщей воинской повинности в армию стали попадать представители свободных профессий, которые в отличие от дворян не считали службу своей почетной привилегией и в отличие от крестьян умели мыслить критически. На фронтах первой мировой оказались тысячи художников, поэтов, писателей, адвокатов, которые не могли полюбить войну, но могли ярко живописать ее ужасы. Так зародился дух отвращения ко всему военному, который до сих пор живет в сердцах многих европейцев.
       Чем дольше шла первая мировая война, тем больше становилось тех, кто был готов ухватиться за любую теорию, лишь бы она оправдывала их нежелание оказаться в окопах. В России пацифизм этого типа привел к триумфу большевиков, обещавших «мир без аннексий и контрибуций», а позже проведших тотальную мобилизацию в ходе гражданской войны.
       После войны таких пацифистов оставалось довольно много, что нашло отражение в многочисленных антивоенных произведениях 1920-1930 годов вроде «На Западном фронте без перемен» Ремарка. К тому же периоду относятся первые успехи Ганди, который, используя тактику гражданского неповиновения, точно знал, что англичане, уставшие от крови мировой войны, не станут применять силу против него и его сподвижников. Ганди стал кумиром многих европейцев, увидевших в его действиях долгожданный «свет с Востока», который поможет в будущем навсегда отказаться от войн. Общий стиль мышления европейских пацифистов тех лет описал профессор физики Фримен Дайсон, который в конце 1930-х еще учился в английской школе: «В 1937 году мы ясно видели, что приближается вторая кровавая бойня. Мы вычислили, что с вероятностью десять к одному погибнем через пять лет. К этому времени мы уже были неистовыми пацифистами. Нам рисовались грандиозные картины спасения Европы ненасильственными методами. Солдаты, марширующие от страны к стране, не встречая сопротивления, наталкиваясь лишь на угрюмое несотрудничание. Лидеры несопротивленцев, падающие под пулями, и другие, немедленно и бесстрашно встающие на их место… Солдаты противника, обращенные в веру непротивления, возвращающиеся по домам и применяющие к своим правительствам тактику, которой мы их научили. Финальная неспособность Гитлера противостоять отказу своих солдат ненавидеть их врагов. Слом военной машины повсюду, ведущий к эре всемирного покоя и благоденствия… В конце концов, Ганди 30 лет боролся за то, чтобы сделать эти видения реальными для Индии, и преуспел».
       Однако действительность, как всегда, оказалась пацифистам не по зубам. Отошел от пацифизма и Дайсон, которого возмутили действия коллаборационистов во Франции: «Многие французы, поддерживавшие Петэна, были убежденными пацифистами, разделявшими мою веру в непротивление злу насилием… Пацифизм как моральная сила утратил авторитет после того, как к нему присоединился Лаваль». Отрешившись от пацифистских мечтаний, будущий профессор стал аналитиком Королевских воздушных сил и занялся статистической обработкой данных о результатах бомбардировок немецких городов: «Немцы убивали одного человека на каждую тонну бомб, сброшенных на Англию. Чтобы убить одного немца, мы были вынуждены сбрасывать в среднем три тонны». Подобным образом сложилась жизнь и многих других убежденных пацифистов, которым пришлось делать выбор, на чью сторону встать. Словом, во второй мировой пацифисты тоже активно участвовали.

Фото: РОСИНФОРМ

       Не пощадила судьба и главного кумира непротивленцев — Махатму Ганди. Пока борьба шла против относительно гуманных британских колонизаторов, ненасильственные меры приносили успех. Но как только освобождаемые индийцы принялись резать друг друга по религиозному признаку, идеалы ненасилия отошли на второй план. Сам Махатма был убит 30 января 1948 года индийским националистом. Индия и Пакистан с тех пор, как известно, неоднократно воевали.
       Впрочем, уклонистский пацифизм еще не раз давал о себе знать. В 1960-1970-е годы Америку сотрясало мощное антивоенное движение, участники которого требовали прекратить затянувшуюся войну во Вьетнаме. Главными действующими лицами в нем были студенты, не желавшие служить в армии, а одним из виднейших лидеров — уклонист со стажем Дэвид Деллинджер (во время второй мировой войны он отказался от призыва, за что и отсидел два года в тюрьме). В конце концов американские войска покинули Вьетнам, но было ли это заслугой пацифистов, сказать сложно. Ведь кроме них на американскую армию воздействовали еще и вьетконговцы, которые пацифистами не были. Так что можно сказать, что американские пацифисты все же поучаствовали в войне на стороне товарища Хо Ши Мина.
       

Догонка вооружений

ХХ век увидел также рождение пацифизма особого рода — дипломатического пацифизма великих держав, призванного укрепить их позиции на мировой арене. Первым в роли пацифиста такого рода выступил российский император Николай II.

Пацифист Дэвид Деллинджер смело боролся с «фашистами» в руководстве США, после того как уклонился от борьбы с фашистами в руководстве Третьего рейха

Фото: AP

       В конце XIX века шел стремительный рост вооружений и военной промышленности. Активнее всех вооружалась Германия, которая не только граничила с Россией, но и находилась на ножах с Францией, с которой у России был союзный договор. Перед Россией возникла перспектива войны с противником, обладавшим значительно большим военным потенциалом. Первым забил тревогу военный министр Дмитрий Милютин, представивший государю петербургского юриста профессора Федора Мартенса, либерала и пацифиста. Хотя император не жаловал ни либералов, ни профессоров, миротворческие идеи Мартенса оказались созвучными интересам державы.
       В 1899 году в Нидерландах по инициативе российского императора открылась Гаагская мирная конференция, где с подачи Мартенса, входившего в состав российской делегации, обсуждались вопросы сокращения вооружений и гуманизации правил ведения войны. Хотя взаимного сокращения военных бюджетов, что было главной целью российской дипломатии, достичь не удалось, были приняты важные решения о запрещении метания снарядов с воздушных шаров, использования «удушающих или вредоносных газов», пуль «дум-дум» и т. п. Вместе с тем конференция имела большой пропагандистский эффект, и даже Эндрю Карнеги, тронутый красноречием Мартенса, пожертвовал миллионы на возведение Дворца мира в Гааге.
       Хотя в ходе первой мировой войны «вредоносные газы» и авиация применялись всеми воюющими сторонами, сама идея великодержавного пацифизма оказалась весьма живучей. По крайней мере, советское руководство возвращалось к ней не единожды. Так, с конца 1940-х годов при поддержке СССР по всему миру стали создаваться организации, призывавшие к борьбе за мир. Между тем советский пацифизм в те годы имел ту же природу, что и пацифизм времен Николая II, поскольку превосходство США в области атомного оружия, флота и стратегической авиации было очевидным.

Махатма Ганди боролся исключительно мирными средствами за право индийцев и пакистанцев воевать друг с другом

Фото: РОСИНФОРМ

       Первой пробой сил стал Всемирный конгресс интеллектуалов за мир, состоявшийся в 1948 году в Варшаве. А в 1949 году СССР с трибуны ООН предложил заключить Пакт мира между державами—членами Совета Безопасности, который обязал бы их отказаться от использования силы и угрозы силой при решении международных споров. Желая обеспечить поддержку пакту, СССР в августе того же года способствовал созданию Всемирного совета мира, в который вошло немало просоветски настроенных «интеллектуалов за мир». Хотя пакт был отклонен, двумя годами позже Всемирный совет мира обращался к мировым державам с обращением, больше всего напоминавшим ультиматум. В нем говорилось, что отказ какой-либо страны от подписания пакта будет рассматриваться как свидетельство агрессивных замыслов ее правительства. С похожим обращением выступил и Конгресс народов в защиту мира, проходивший в Вене в 1952 году.
       Не привела к каким-либо результатам и следующая кампания борцов за мир, начатая в 1955 году против создания вооруженных сил в ФРГ.
       Тем не менее всякий раз, когда НАТО выходило на новый «виток гонки вооружений», а СССР не поспевал с «асимметричным ответом», просоветские пацифисты выходили на демонстрации, принимали обращения, устраивали сборы подписей и т. п. Связь их с СССР порой оказывалось невозможно скрыть. Так, Ромеш Чандра, долгие годы возглавлявший Всемирный совет мира, не давал усомниться в том, кому он служит, награждая Брежнева золотой медалью Мира имени Жолио-Кюри и принимая в ответ «высокие правительственные награды». Бывали и крупные скандалы. Например, в октябре 1981 года лидер датских борцов за мир Арне Петерсон был арестован по обвинению в получении советских денег, а сотрудничавший с ним секретарь советского посольства выдворен из страны. В скандалах этих, в сущности, не было ничего удивительного, ведь пацифисты и на сей раз участвовали в войне — теперь уже в холодной.

Глава Всемирного совета мира Ромеш Чандра внес неоценимый личный вклад в дело мира и украшения пиджака Леонида Брежнева

Фото: РОСИНФОРМ

       С началом перестройки просоветский пацифизм начал сходить на нет. Однако своей главной задачи — поставить общественное мнение Запада на службу советской внешней политике — он так и не добился. И причиной тому, как и в других случаях, была война, поскольку никакая пропаганда не могла заставить граждан на Западе верить в миролюбие страны, оккупировавшей Афганистан.
       Сегодня пацифизм, как всегда, в почете. Поскольку все виды пацифизма, возникшие в прошлом, продолжают существовать, современный пацифист может рассчитывать на гранты со стороны религиозных организаций, делать парламентскую карьеру, получать помощь от заинтересованных иностранных правительств или просто уклониться от службы в «горячей точке», указав на свои убеждения. Но стоит приблизиться настоящей войне, как пацифизм быстро теряет свои с трудом завоеванные позиции.
       

«Необязательная» война: пацифисты стали главными разжигателями Второй мировой?

Главный парадокс Второй мировой войны кроется в причинах ее начала: такое кровопролитие было не в меньшей степени вызвано миротворческими намерениями, чем военными амбициями. В этом же заключается и важнейший урок, который человечеству следует для себя вынести.

Вторая мировая стала самой неизбежной и одновременно необязательной страницей в истории человеческих войн. Для западных демократических стран было категорически важно одержать победу — хотя они и были как никогда близки к поражению — по той простой причине, что триумф Гитлера и его союзников означал бы крушение любого намека на цивилизованный мир. И даже если бы современные технологии в этом случае все так же развивались, то они превратились бы, например, в оружие массового уничтожения целых народов.

И все же без этой войны можно было обойтись, как ближе к ее завершению заявил Уинстон Черчилль: «Еще ни одну войну в истории не было так просто предотвратить своевременной реакцией и активными действиями. В таком случае можно было избежать того разрушения и опустошения, которые принесла война людям по всему миру». Причина, по которой не удалось остановить нарастание конфликта, во многом объясняет и то, почему западный мир был настолько близок к разгрому. Немалую роль сыграло существовавшее тогда особое отношение к вопросам войны и мира, которое, однако, распространено и в наши дни. И даже катастрофические результаты ошибок, допущенных западными лидерами в годы перед Второй мировой войной и приведших к ее началу, не смогли убедить их в ложности избранной линии поведения. Возможно, вся ирония ситуации заключается именно в том, что война во многом была начата из-за пацифистских идей, а закончена благодаря атомной бомбе — самому разрушительному оружию в мире, разработанному убежденным пацифистом Альбертом Эйнштейном.

Реклама на Forbes

Почему эта война была «необязательной»? Потому что атакованные страны обладали значительно большим военным потенциалом, чем страны нападающие, и агрессоры прекрасно знали об этом. Однако типичные в то время для демократических стран слабость, нерешительность и режим разоружения убедили захватчиков, что тех можно будет остановить и завоевать еще до того, как они успеют мобилизовать свои силы для сопротивления. Когда Гитлер нарушил Версальский договор 1936 года, проведя ремилитаризацию Рейнской области, он не питал иллюзий и понимал, что Германия не сможет победить даже одну Францию. Тогда он заявил: «Теперь мы увидим, стоит ли во главе Франции настоящий лидер; если да, то они просто не дадут нам времени и нападут первыми». Гитлеровским войскам был отдан приказ отступать при первых же признаках французской атаки — таковым было соотношение сил на тот момент. Бесстрашие и даже дерзость, с которыми Гитлер ведет свои азартные военные игры и которые, кажется, пугают его собственных военачальников, основываются на его выводах о слабоволии французского правительства.

Когда японцы устроили бомбардировку Перл-Харбор, они также прекрасно осознавали, что по своей военной мощи никак не могли соперничать с американцами. Они пошли на такой рискованный шаг, рассчитывая, что Америка была не в состоянии вести продолжительную и тяжелую войну. Может быть хотя бы следующее поколение, наконец, сможет расплатиться за те рискованные действия.

События в бухте Пёрл-Харбор во время второй волны японского авиаудара.·Фото Getty Images

Проведенная Германией в 1936 году ремилитаризация Рейнской области позволила нацистскому немецкому руководству претворить в жизнь остальную часть своей захватнической программы. Согласно Версальскому договору, Германия была обязана убрать из Рейнской области, своего собственного индустриального центра, все войска и военные установки. Такие условия были своего рода компенсацией: теперь все преимущества, которые немцам ранее приносили демографическая, индустриальная и военная сферы, распределялись бы между Францией и другими европейскими странами. Индустриальный центр страны был абсолютно незащищен, и Германия не могла себе позволить напасть на Францию или ее союзников, потому что в таком случае Франция беспрепятственно вошла бы в Рейнскую область и парализовала все немецкое производство. Все стороны осознавали, что это условие было ключевым для поддержания мира, а проведенная ремилитаризация открывала путь к войне. Теперь все зависело от дальнейших шагов Запада.

Но, как Гитлер и предполагал, ответных действий не последовало. Однако это было связано не только с недостатком решительности или некой паникой у отдельных личностей. На протяжении, как минимум, двух столетий в западном мире сосуществовали два совершенно противоположных видения относительно вопросов войны и мира. Согласно одному из них, мира можно достичь лишь при помощи всеобщего разоружения и пути компромиссов в международных конфликтах. Такой подход, который в течение долгого времени был распространен именно в кругах западной интеллигенции, слишком мягок; он не может сдерживать агрессию, так как сам не несет в себе никакой угрозы. И такое видение преобладало как в интеллигентных, так и политических кругах западных демократических стран периода между двумя мировыми войнами.

Британский премьер-министр Невилл Чемберлен стал символом этой точки зрения, ведь именно он возглавил целый ряд провалившихся дипломатических миссий, в итоге приведших мир к началу войны. И хоть он не был одинок в своей позиции, он является одним из наиболее ярких представителей того лагеря.

Задолго до того, как Чемберлен стал премьер-министром, была проведена серия международных конференций по разоружению — начиная с Вашингтонского морского соглашения 1921 года. По соглашению, Великобритания и Соединенные Штаты обязались ограничить свое морское вооружение. Однако те же самые «ограничения», по сути, не касались Японии, также подписавшей этот договор, ведь ее военно-морской потенциал тогда был значительно меньше и в ближайшем будущем объективно не мог достичь той отметки, о которой шла речь в соглашении. Затем последовали ныне давно забытые международные конференции в Женеве, Локарно и Лозанне: на них были не только инициированы разные соглашения, отображавшие высокие добродетельные намерения стран, но и выражена надежда, что мир может быть сохранен путем переговоров.

Согласно противоположной точке зрения, мир является результатом устрашения и сдерживания соперника. «Мир не установится сам по себе», — так Дональд Каган, профессор из Йельского университета, высказался на эту тему в своей недавно выпущенной книге «On the Origins of War» (с англ.: «О причинах возгорания войн»). Двумя веками ранее Джон Джей в «Записках Федералиста» написал: «Страны всегда будут провоцировать войны, если они будет сулить им перспективу приобретения какой-либо выгоды». Исходя из этого, войны можно ожидать тогда, когда в мире проводится недостаточно продуктивная политика сдерживания. Уинстон Черчилль был приверженцем этой позиции, но в 1930-х годах он был лишь рядовым членом британского парламента, поэтому его голос так и не был услышан. Нельзя сказать, что ему противостояли — его мнение просто-напросто игнорировалось или высмеивалось.

И такая ситуация была не только в Британии. В Соединенных Штатах пацифизм процветал буквально повсеместно. Равнодушие, проявленное Америкой к деятельности в Лиге Наций, зачастую стали сейчас называть одним из факторов, сокративших военный авторитет организации как главной силы по сохранению мира. В любом случае, это довольно спорный вопрос, насколько заметным мог бы стать американский вклад в военную мощь организации, так как в период между двумя мировыми войнами США превратились в одну из наиболее разоруженных великих наций за всю историю.

Общее количество действующих военнослужащих США в начале 1930-х годов сократилось. В 1934 году военный бюджет страны был снижен в два раза — в пользу проведения социальной политики в рамках «Нового курса» Рузвельта. Численность американской армии была усилена при помощи армий пятнадцати других государств, включая Грецию и Португалию. Более того, даже такая «скелетоподобная» группа войск не обладала достаточным запасом оружия. Некоторым американским подразделениям приходилось проходить обучение с деревянными оружием и макетами танков и пушек. Если бы пацифизм был в состоянии предотвратить войну, то о ситуации с Перл-Харбор не могло бы быть и речи.

Когда же началась война, западные демократические страны обнаружили, что они были совершенно к ней не готовы и потому находились в большой опасности. Невиллу Чемберлену, который, будучи канцлером казначейства Великобритании, все это время противился наращиванию военного потенциала, на посту премьер-министра пришлось искать нелепые оправдания проводимой политике умиротворения. Хотя у Франции и находилось в распоряжении наиболее мощное вооружение, по сравнению с другими европейскими демократическими государствами, ей также недоставало сильного лидера и воли к борьбе. Эта нация, имеющая за плечами такую историю и на протяжении четырех долгих лет Первой мировой войны упорно боровшаяся с немцами, весной 1940 года была разбита всего лишь через шесть недель после начала боевых действий.

После оккупации Франции никто не ожидал, что Великобритании удастся успешно противостоять стремительному натиску нацистов. Сам Черчилль в ночь, когда он был объявлен премьер-министром, признался своему шоферу: «Я надеюсь, что еще не слишком поздно. И очень боюсь, что это так. Мы теперь можем лишь сделать все от нас зависящее, чтобы предотвратить худшее». Когда он произносил это, в его глазах застыли слезы.

Придерживаясь стратегии блицкрига, нацистам к тому моменту уже удалось одну за другой поглотить Польшу, Францию, Норвегию, Бельгию и Голландию. Если бы пала и Британия, а нацисты получили контроль над британским флотом, то позиции американцев не просто пошатнулись бы, а стали бы абсолютно проигрышными. Сейчас нам известно, что Гитлер планировал напасть на США в 1943 году, однако японцы поторопились и преждевременно атаковали американцев в 1941 году, начав бомбардировку Перл-Харбор.

Для нацистов было критически важно захватить контроль над небом на территории Британии, только в таком случае они могли оккупировать весь остров. «Битва за Британию», как Черчилль точно описал ее, разыгралась ночью между Королевскими ВВС Великобритании и бомбардировщиками нацистского люфтваффе. По сути, это была битва за цивилизованный мир, ведь в мире, находящемся под сапогом у нацистов и их не менее жестоких союзников в Японии, не осталось бы места ни для чего цивилизованного.

Описание Холокоста, устроенного нацистами против еврейского народа, всегда сопровождается в учебниках и исторических очерках несмываемым следом позора и бесчестия, однако сейчас можно также проследить, что многочисленные массовые зверства против других наций, совершенные и нацистами, и в особенности японцами, просто начинают забываться. Ни перед своим собственным народом, ни перед остальным миром Япония до сих пор так публично и не подтвердила те преступления, которые она совершала по всей Азии, — в отличие от немцев, признавших свою вину в ближайшие же несколько лет после окончания Второй мировой. Эту войну нельзя назвать очередным рядовым конфликтом. Нацисты с не отстающими от них японцами совершили настоящую «революцию против основ морали в цивилизованном мире» и «революцию против человеческой души», как это описали в журнале «Time».

Тысяче юношей, проносящихся над Англией на своих истребителях, изможденным и оставшихся в меньшинстве, но сражающихся за свою родину, удалось сбить достаточно вражеских самолетов, чтобы удержать Британию от поражения и отсрочить нацистскую оккупацию, которую тогда можно было ожидать в любой момент. Они выиграли время — причем не только для Британии, но и для практически полностью разоруженной армии Соединенных Штатов, которые тогда получили возможность заняться укреплением своих вооруженных сил.

Реклама на Forbes

Dornier 217 германских военно-воздушных сил над доками Лондона, 1941 год.·Фото Getty Images

За предвоенную пацифистскую риторику и политику мирного урегулирования на поле боя пришлось заплатить высокую цену кровью британских и американских солдат, сражавшихся храбро, но по всему миру терпящих поражение против лучше снаряженных и уже закаленных в боях немецких и японских войск. Морской флот, подготовленный с учетом последних требований современности, и хорошо вооруженные войска Японии устремились на завоевание Юго-Восточной Азии со скоростью, сравнимой с блицкригом нацистов в Европе. Филиппины, Малайзия, Индонезия и другие юго-восточные страны пали жертвой японского завоевания и их зверских преступлений, не уступающих в жестокости действиям своих союзников-нацистов, чьи войска буквально пронеслись по Восточной Европе и все дальше продвигались на территорию Советского союза.

После того, как Соединенные Штаты во время нападения на Перл-Харбор потеряли несколько линкоров из своего тихоокеанского флота, их военная уязвимость во многом сразу стала крайне очевидной. Молниеносное и жестокое завоевание японцами Филиппин является одним из наиболее ярких примеров этому. Но Западное побережье самих США было настолько плохо защищенным, что японская подводная лодка всплыла на поверхность у южного берега штата Калифорния и потопила два танкера прямо на глазах у приведенных в ужас обычных граждан, находившихся на суше. При этом не последовало никакого ответного удара ни от флота, ни от других воинских соединений США. Глава американского военно-морского флота сообщил Эрлу Уоррену, на тот момент действующему генпрокурору Калифорнии, что такой исход нельзя было предотвратить: даже если бы он отдал специальный приказ, все равно потребовалось бы несколько часов на проведение ремонтных работ, просто чтобы заставить устаревшие самолеты подняться в воздух.

Американские солдаты, пытавшиеся выжить в борьбе против японцев на Филиппинских островах, также использовали оружие старого образца, оставшееся еще со времен Первой мировой, и гранаты, большинство из которых уже просто вышли из строя и не срабатывали. Все те чудовищные преступления против американских и филиппинских военнопленных, задержанных японцами после оккупации островов, стали ужасной расплатой за довоенное морализаторство пацифистов, помешавшее снарядить американских солдат оружием, необходимым им для самообороны.

Только к середине войны развитие индустриального производства и запоздалое перевооружение США позволили изменить ситуацию. Не только американские войска были теперь лучше экипированы, но США в огромных объемах снабжали также всем необходимым британские и советские вооруженные силы.

Давайте во время всех празднований в честь пятидесятой годовщины победы во Второй мировой войне не забывать, как сильно западные демократические страны приблизились к поражению в этой войне, а также о том, какой катастрофой такой сценарий обернулся бы для всего мира, если бы это действительно произошло. Нам также следует помнить, какие именно иллюзии и политические действия привели западный мир на грань краха.

Реклама на Forbes

Подобные иллюзии, сегодня объединенные с едва ли скрываемой враждебностью по отношению к Западу, породили целое движение по переоценке исторических событий, которое не рассматривает историческое достижение западных стран по спасению цивилизованного мира, а, скорее, имеет целью очернить Запад в целом и Соединенные Штаты в отдельности. Символическими для приверженцев этой ревизионистской позиции стали ежегодные паломничества в Хиросиму и Нагасаки – с целью осудить сбрасывание на эти города атомных бомб.

Они не перестают твердить, что Япония «уже в любом случае была готова сдаться» и что бомбы были сброшены из одной лишь только мести. Может быть, по расистским причинам. Или же из любых других низких намерений. Важным остается лишь вопрос, согласна ли была Япония, которая якобы «безоговорочно капитулировала», в 1945 году подписать мирное соглашение на предлагаемых ей условиях. Отношение союзников смягчилось, и японцам даже было разрешено оставить действующего императора на должности главы государства. Поэтому соблюдение этих условий, если их можно так назвать, было значительным фактором для трансформации Японии, которая уже на протяжении пятидесяти лет является миролюбивым государством — несмотря на ту агрессивную политику, которой она придерживалась в течение первой половины 20 века в отношении России, Кореи, Маньчжурии, Китая, США и юго-восточных азиатских стран.

В случае как с Германией, так и с Японией западным демократическим государствам удалось избавиться от опасного исторического врага самым лучшим способом — подарив ему демократию и мир. Это невероятное достижение — не только для Запада, но и для всего мира — требовало контроля над общественностью побежденных стран, а не только их военной капитуляции. Короче говоря, вопрос состоял не столько в том, «готова» ли была Япония заключить мир еще до атомной бомбардировки, но согласно ли было японское правительство пойти на поставленные ему условия. Именно эти условия, если можно так выразиться, и сделали возможным прочный и длительный мир.

Празднуя в этом месяце пятидесятый юбилей окончания Второй мировой войны, нам также следует осознать для себя, что начало войны было обусловлено лишь той «опасной» уязвимостью, которую позволили себе демократические страны. А в ядерный век цена подобной слабости может стать даже более высокой.

Перевод Яны Воробьевой

Реклама на Forbes

Спасаем мир не вооружаясь! Экскурс в историю

пацифизм, пацифизм это

Пацифи́зм
(от лат. pacificus — миротворческий, от pax — мир и facio — делаю) — идеология сопротивления насилию ради его исчезновения. Пацифистское движение
, движение за мир
— антивоенное общественное движение, противодействующее войне и насилию мирными средствами, в основном осуждением их аморальности.
Антивоенная демонстрация на акции против вторжения в Ирак в 2003 в Шеффилде, Великобритания.

Часто смыкается с антимилитаристским и антиимпериалистическим движением.

Пацифисты осуждают всякую войну, отрицая саму возможность войн быть правомерными, освободительными, священными и т. п. Они верят в возможность предотвращения войн лишь посредством убеждения и мирных манифестаций.

  • 1 История
    • 1.1 Античность
    • 1.2 Христианский пацифизм
    • 1.3 Пацифизм в СССР
    • 1.4 Современность
  • 2 Критика
  • 3 Известные пацифисты
  • 4 См. также
  • 5 Примечания
  • 6 Литература
    • 6.1 Основные тексты
    • 6.2 Исследования
    • 6.3 Критика
  • 7 Ссылки

История

Античность

Пацифистами были стоики, которые выступали против принуждения свободы других, веря, что добро не бывает безответным: «Неустанным благожелательством можно завоевать расположение даже дурных людей, и нет такой черствой и глухой к достойному души,.. которая не любила бы добро и, в конце концов, не отблагодарила бы благожелателя». Марк Аврелий писал: «Самый лучший способ отмщения — не отвечать злом на зло. Достоинство человека в том, чтобы любить даже тех, кто его оскорбляет».

Христианский пацифизм

Основная статья: Христианский пацифизм

Пацифисты встречались среди первых христиан. Хотя в Новом Завете прямо не осуждается воинское служение, что видно на примере благочестивого сотника, воинов, приходивших креститься к Иоанну Предтече, сотника Корнилия и других, часть христиан могла избегать военной службы по причине нравственной распущенности, царившей в римской армии, а также из-за нежелания участвовать в языческих ритуалах, сопровождавших военную жизнь. При этом некоторые раннехристианские писатели придерживались пацифистской позиции. Так Иустин Мученик писал: «И мы, которые прежде один другого убивали, не только не враждуем с врагами, но, чтобы не солгать и не обмануть делающих допросы, с радостью исповедуем Христа и умираем». Наиболее ярким выражением пацифизма является трактат Тертуллиана «О венце воина», написанный им по переходе в секту монтанистов. При этом пацифизм не являлся преобладающим направлением в жизни раннехристианской церкви. Примечательно, что нет ни одного известного источника какой-либо христианской церкви об отлучении или епитимьи, наложенной на конкретного члена церкви за то, что он был воином. С течением времени всё больше христиан избирало воинское служение. При Марке Аврелии они уже вошли в состав одного из великих легионов Римской армии, XII Молниеносного легиона, при Диоклетиане состояли в личной охране императора. После обретением христианами государственной власти при Константине Великом пацифизм почти исчез из сферы церковной мысли и практики.

Однако пацифизм не умер с принятием большинством христиан идеи оправданности «справедливого» насилия. На рубеже первого и второго тысячелетий нашей эры в монастыре Клюни во Франции началось движение за утверждение «Божьего мира». От крестьян до короля все давали клятву не развязывать военных действий первыми, избегать любого рода насилия над безоружными.

Последовательно пацифизм отстаивали критики официальной церкви — катары, вальденсы, францисканцы-терциарии, а также гуситы — сторонник Петра Хельчицкого. Против войн выступал и известный христианский гуманист Эразм Роттердамский.

Реформация привела к кровопролитным религиозным войнам. Против них выступило мирное крыло анабаптистов, которые отвергали участие христианина не только в войне, но и в политике. Также последовательными пацифистами были квакеры, возникшие в середине XVII века. Благодаря Александру Маку, организовавшего в 1708 году Братскую церковь, пацифизм стал неотъемлемой частью пиетизма.

Первые пацифистские организации на Западе возникли в Великобритании и США после наполеоновских войн. К концу 1880-х — началу 1890-х годов движение получило широкое распространение. Международные конгрессы пацифистов неоднократно выступали с предложениями запретить войны, осуществить всеобщее разоружение, а споры, возникающие между государствами, разрешать в международных третейских судах. Распространение пацифизма в России во многом связано с деятельностью Льва Толстого (смотри также статью Толстовство).

Пацифизм в СССР

Основная статья: Группа за установление доверия между СССР и США

Официальный курс СССР на мир и разоружение был основан на готовности граждан СССР к выполнению долга по защите Родины, в связи с чем те пацифисты и их движения, которые выражали негативное отношение к армии и военной службе вообще, подвергались преследованиям, как антисовесткие элементы. Прежде всего это были представители диссидентского движения, (например Андрей Дмитриевич Сахаров), а так же представители молодёжный субкультур, в частности хиппи. И хотя в уголовном кодексе РСФСР не было статьи за пропаганду или призыв к пацифизму, пацифистов сажали по другим «подходящим» статьям: «тунеядство», «уклонение от призыва на срочную службу в вооруженные силы», «злостное хулиганство», «антисоветская агитация и пропаганда», «клевета на государственный и общественный строй». При этом следует отметить, что пацифизм советских диссидентов также был противоречив и непоследователен: так, тем А.Д. Сахаровым в 1953 году был предложен античеловеческий план по уничтожению американских городов с помощью искусственных цунами, многие диссиденты своей деятельностью фактически тормозили процесс разоружения, агитируя не доверять СССР.

Современность

Деятельность пацифистов привела к тому, что в законодательстве многих стран, где имеется воинская обязанность, была предусмотрена возможность её замены альтернативной гражданской службой.

Пацифисты используют различные формы протеста против войны и насилия, в том числе такие необычные, как «Die-in» (имитация смерти).

Дезертир, 1916 г. Карикатура времен Первой мировой войны. Иисуса Христа расстреливают солдаты всех воюющих стран.

Критика

Джордж Оруэлл писал о современных ему английских пацифистах: «Большинство пацифистов либо принадлежат к малозначительным религиозным сектам, либо это просто гуманисты, которые возражают против того, чтобы людей лишали жизни, и дальше этой мысли не идут. Но среди пацифистов-интеллектуалов есть меньшинство, у которого в подоплеке пацифизма — ненависть к западной демократии и преклонение перед тоталитаризмом… Пацифистская литература изобилует туманными заявлениями, в которых если и есть какой-то смысл, то только тот, что государственные деятели, подобные Гитлеру, предпочтительнее таких, как Черчилль, а насилие, пожалуй, извинительно, если оно достаточно жестокое.»

Роберт Ауман, лауреат Нобелевской премии по экономике 2005 года, объясняет: «Когда агрессор видит, что его методы работают, он продолжает им следовать и выдвигает все новые и новые требования. Если агрессор встречает решительное сопротивление, он пересматривает свой подход. Пацифизм ведет к войне, так как страна, где он становится идеологией, начинает играть по правилам агрессора.»

Протестантский теолог и философ Райнхольд Нибур писал, что «примитивное христианское морализирование бессмысленно и ведет к путанице», что нельзя считать, будто мы можем действовать в истории, лишь будучи невиновными», что зло тирании иногда можно устранить только путём войны, а сентиментальные иллюзии ведут к капитуляции перед тиранией, что представления пацифистов о человеческой природе целиком строятся на иллюзиях, что христиане должны защищать твердыни цивилизации, а пацифизм не понимает трагизма истории.

Известные пацифисты

  • Маршалл Брюс Мэтерс III
  • Берта фон Зуттнер
  • Лев Толстой
  • Боб Марли
  • Белинда Карлайл
  • Джон Леннон
  • Джим Моррисон
  • Альфред Нобель
  • Махатма Ганди
  • Джим Керри
  • Брижит Бардо
  • Альберт Эйнштейн
  • Саманта Смит
  • Виктор Цой
  • Али, Мохаммед
  • Роджер Уотерс
  • Ларри Флинт
  • Эрих Мария Ремарк
  • Уильям Сароян
  • Ульф Экберг
  • Моана Поцци
  • Майкл Джексон
  • Мусс Илья
  • Миролюбивая Странница
  • Джоан Баэз
  • Чиччолина
  • Бертран Рассел
  • Сьюзен Сарандон
  • Леди Гага
  • Джанет Рэнкин — единственный член Конгресса США, которая голосовала против вступления США как в Первую, так и во Вторую мировую войну.
  • Стиви Уандер

См. также

  • Христианский пацифизм
  • Ненасилие
  • Антимилитаризм
  • Анархо-пацифизм
  • Отказник совести

Примечания

  1. 1
    2
    Christian Pacifism before Constantine by David B. Kopel
  2. Д.Оруэлл. Заметки о национализме
  3. О миротворчестве. «Момент истины» Профессор Ауман
  4. Jeannette Rankin. Women in Congress.
  5. Стиви Уандер отказался от концерта в поддержку Армии обороны Израиля | РИА Новости. Проверено 19 февраля 2013. Архивировано из первоисточника 26 февраля 2013.

Литература

Основные тексты

  • А. Швейцер о Мо-Цзы и Лао-Цзы — из статьи «Христианство и мировые религии»
  • Н. Н. Гусев «Отношение первых христиан к войне»
  • П. Брок «Отношение к ненасилию в пацифистских сектах в средние века и раннее новое время» // «Ненасилие как мировоззрение и образ жизни», М., ИВИ РАН, 2000.
  • Эразм Роттердамский «Жалоба мира» (1517 г.)
  • Б. ф. Зуттнер «Долой оружие!» (1889 г.)
  • Л. Н. Толстой «Царство божие внутри вас…» (1890-93 гг.)
  • Л. Н. Толстой «Закон насилия и закон любви» (1908 г.)
  • М. А. Поповский «Русские мужики рассказывают. Последователи Л. Н. Толстого в Советском Союзе 1918-1977». L., 1983
  • П. В. Веригин «Декларация братской жизни» (1898 г.)
  • П. И. Бирюков «Гонение на христиан в России в 1895 г.» — о духоборах
  • Н. Н. Молчанов «Война войне» — фрагмент из книги «Жан Жорес» (ЖЗЛ), М., 1986
  • «Нобелевская премия мира 1947 года» — о квакерах
  • «Почему Свидетели Иеговы не участвуют в войнах?» // «Сторожевая Башня», 1 июля 2008.
  • Д. Хайнц «Адвентисты седьмого дня и отказ от участия в военных действиях: историческая перспектива» // «Ненасилие как мировоззрение и образ жизни», М., ИВИ РАН, 2000.
  • У. Саватский «Протестанты-пацифисты в Советской России в межвоенный период» // «Долгий путь российского пацифизма», М., ИВИ РАН, 1997.
  • Архимандрит Спиридон (Кисляков) «Исповедь священника перед церковью» (1916 г.)
  • М. и Л. Цвик «Дороти Дей, пророк пацифизма в Католической Церкви»
  • «Биография» Хана Абдул Гаффар-хана — ненасилие и ислам.
  • Б. Рассел «Автобиография» // «Иностранная литература», 2000, № 12
  • Т. И. Телюкова «Московская группа „Доверие“» — см. Группа за установление доверия между СССР и США

Исследования

  • Ф. Дайсон «Оружие и надежда», М., «Прогресс», 1990 — главы из книги.
  • «Пацифизм в истории». М.: ИВИ РАН, 1997
  • «Долгий путь российского пацифизма». М.: ИВИ РАН, 1997.
  • Д. Сдвижков «Против „железа и крови“. Пацифизм в Германской империи», М., ИВИ РАН, 1999
  • Г. Пейдж «Общество без убийства: возможно ли это?», СПб.: Изд-во СПБУ, 2005 — см. Неприятие убийства
  • «Трактаты о вечном мире». М., Соцэкгиз, 1963
  • Н. Карапетян «НОВЫЙ» НАРЯД ПАЦИФИЗМА
  • И. Гордеева Радикально-пацифистское движение в России — ХХ век
  • А. Д. Эпштейн От пацифизма — к политическому протесту: израильское антивоенное движение в период от основания государства и до Первой ливанской войны
  • Песни против войны (англ.)

Критика

  • Игнат ДАНИЛЕНКО, Ольга ГУСЕВА.Потушим ли факел Герострата? Толстой и Драгомиров: спор продолжается
  • А. Альмог «Шалом ахшав» против мира

Ссылки

В Викисловаре есть статья «пацифизм»

  • Библиотека проекта «Вне насилия»
  • Библиотека проекта «Некий»
  • Раздел «Миротворчество» в библиотеке Я. Г. Кротова
Хиппи
Образ жизни Пацифик | | Фенечка | Сезон хиппи
Места Хейт-Эшбери | Христиания
Фестивали Рок-фестиваль в Вудстоке | Rainbow Gathering | Лето любви | Монтерейский рок-фестиваль
Связанные статьи Volkswagen Transporter T1 | Филмор (мультфильм «Тачки»)
Фильмы о хиппи Дом Солнца | Вудсток. Три дня мира и музыки | Внезапное пробуждение | Забриски-пойнт | Волосы | Иисус Христос — суперзвезда
Политика и государство
Научные дисциплины и теории Политология Сравнительная политология Теория государства и права Теория общественного выбора
Общие принципы и понятия Гражданское общество Права человека Правовое государство Разделение властей Революция Типы государства Суверенитет
Государства по политической
силе и влиянию
Великая держава Империя Колония Марионеточное государство Сателлит Сверхдержава
Виды политики Внешняя политика Внутренняя политика Военная политика Геополитика
Форма государственного устройства Конфедерация Унитарное государство Федеративное государство
Социально-политические
институты и ветви власти
Банковская система Верховная власть Законодательная власть Избирательная система Исполнительная власть СМИ Судебная власть
Государственный аппарат
и органы власти
Глава государства Парламент Правительство
Политический режим Анархия Авторитаризм Демократия Деспотизм Тоталитаризм
Форма государственного правления
и политическая система
Военная диктатура Диктатура Квазимонархия Монархия Парламентская республика Плутократия Республика Самодержавие Теократия Тимократия
Политическая философия,
идеология и доктрина
Анархизм Коммунизм Колониализм Консерватизм Космополитизм Либерализм Либертарианство Марксизм Милитаризм Монархизм Нацизм Национализм Неоколониализм Социализм Фашизм
Избирательная система Мажоритарная Пропорциональная Смешанная
Политологи и
политические мыслители
Платон Аристотель Цицерон Макиавелли Гоббс Локк Монтескьё Руссо Бакунин Маркс Энгельс Вебер Ленин Муссолини Гитлер Эвола Дюверже
Учебники и известные
труды о политике
«Государство» «Политика» «О граде Божьем» «Государь» «Левиафан» «Философия права» «Открытое общество и его враги»
См. также Основные понятия политики

знак пацифизма, пацифизм, пацифизм википедия, пацифизм что это, пацифизм это, философия пацифизма, что такое пацифизм

Пацифизм Информацию О

ПАЦИФИЗМ — идео-ло-гия, по-ли-ти-ка и об-ще-ст-вен-ное дви-же-ние, вы-сту-паю-щие про-тив войн и лю-бо-го ро-да на-си-лия.

Тер-ми-ны «Пацифизм» и «па-ци-фист» (сто-рон-ник Пацифизм) сфор-му-ли-ро-ва-ны в 1901 году груп-пой уча-ст-ни-ков 10-го Все-об-ще-го кон-грес-са ми-ра в Глаз-го и пред-ло-же-ны пре-зи-ден-том Ли-ги ми-ра и сво-бо-ды Э. Ар-но (1864-1921 годы) для обо-зна-че-ния дви-же-ния бор-цов за мир. Идео-ло-гия Пацифизма из-ло-же-на Ар-но в трак-та-те «Код ми-ра» (1901 год).

Пацифизм ос-но-ван на убе-ж-де-нии, что убий-ст-во че-ло-ве-ка че-ло-ве-ком, как и в це-лом на-си-лие в от-но-ше-ни-ях ме-ж-ду людь-ми, есть на-ру-ше-ние ми-ро-во-го по-ряд-ка, зло, пусть да-же и вы-ну-ж-ден-ное. Ис-то-ри-че-ски это убе-ж-де-ние по пре-иму-ще-ст-ву бы-ло свя-за-но с ре-лигиозным соз-на-ни-ем че-ло-ве-ка. Прин-цип от-ка-за от при-чи-не-ния вре-да все-му жи-во-му (ахим-са) ши-ро-ко пред-став-лен в инд. «прак-ти-че-ской фи-ло-со-фии», он по-лу-чил раз-ви-тие у ад-жи-ви-ков, в буд-диз-ме , джай-низ-ме и других. В хри-сти-ан-ском по-ни-ма-нии при-чи-на на-си-лия в ми-ре за-клю-ча-ет-ся в от-па-де-нии че-ло-ве-ка от Бо-га, на-ру-ше-нии Его во-ли и тем са-мым в раз-ру-ше-нии из-на-чаль-но-го по-ряд-ка от-но-ше-ний Бо-га, че-ло-ве-ка и ми-ра. Объ-ек-тив-ный ха-рак-тер пре-бы-ва-ния ми-ра в ис-ка-жён-ном со-стоя-нии де-ла-ет не-воз-мож-ным пол-ное из-бав-ле-ние от на-си-лия до мо-мен-та окон-чательного вос-со-еди-не-ния тво-ре-ния с Бо-гом. Вме-сте с тем на субъ-ект-ном уров-не пре-одо-ле-ние на-си-лия по-ла-га-ет-ся воз-мож-ным и да-же обя-за-тель-ным. Эпо-ха Вет-хо-го За-ве-та бы-ла да-ле-ка от идеа-ла мир-но-го со-су-ще-ст-во-ва-ния как на-ро-дов, так и отдельных лю-дей, тем не ме-нее, на-ря-ду с прин-ци-пом ог-ра-ни-че-ния мес-ти «око за око, зуб за зуб» (Левит 24:19-20), бы-ла да-на за-по-ведь «не убий» (Исход 20:13). Вет-хо-за-вет-ное про-ро-че-ст-во о вре-ме-нах, «ко-гда не под-ни-мет на-род на на-род ме-ча» (Исход 2:4), от-но-сит-ся к пер-спек-ти-ве за пре-де-ла-ми ис-то-рического вре-ме-ни. Но-вый За-вет ис-пол-нен при-зы-ва люб-ви к вра-гам (Матфей 5:43-48, Лука 6:27-28) и Бо-жия бла-го-сло-ве-ния ми-ро-твор-цам (Матфей 5:9). Да-же в ус-ло-ви-ях объ-ек-тив-но су-ще-ст-вую-ще-го на-си-лия в об-ще-ст-ве, по хри-стиа-нскому учению, не сле-дует воз-да-вать «злом за зло», по воз-мож-но-сти быть «в ми-ре со все-ми людь-ми» (Римляне 12:17-18). По-сле-до-ва-тель-ный и бес-ком-про-мисс-ный Пацифизм ха-рак-те-рен для не-ко-то-рых ере-тических дви-же-ний и хри-сти-ан-ских на-прав-ле-ний: ка-та-ры, ад-вен-ти-сты седь-мо-го дня, швей-цар-ские бра-тья, мо-рав-ские бра-тья, гут-тер-ское брат-ст-во, ква-ке-ры, мен-но-ни-ты, ду-хо-бор-цы , мо-ло-ка-не, пя-ти-де-сят-ни-ки, тол-стов-цы и другие.

Фи-лософское ос-мыс-ле-ние Пацифизма име-ет свои ис-то-ки в уче-нии древне-греческих на-тур-фи-ло-со-фов о кос-мо-се как ми-ро-вом по-ряд-ке, гар-мо-нии и рав-но-ве-сии. Пи-фа-гор учил жить в со-гла-сии, тво-рить доб-ро вра-гам, не уби-вать не-вин-ных жи-вот-ных, не на-но-сить вре-да рас-те-ни-ям. Со-стоя-ние ми-ра в Римской им-пе-рии вос-пе-вал Вер-ги-лий. В сто-ической тра-ди-ции идеи Пацифизма раз-ви-ва-ли Ци-це-рон, Се-не-ка, Марк Ав-ре-лий , в позд-ней ан-тич-но-сти — Мак-ро-бий, Бо-эций. В сред-ние ве-ка на па-ци-фи-ст-ские тео-рии оп-ре-де-ляю-щее влия-ние ока-зы-ва-ло хри-сти-ан-ст-во. В эпо-ху Про-све-ще-ния раз-ра-ба-ты-ва-лась идея «веч-но-го ми-ра» (М. де Бетюн Сюл-ли, Ш. Сен-Пьер, Ж.Ж. Рус-со) — сое-ди-не-ние всех ев-ропейских го-су-дар-ств, вклю-чая Рос-сию, в еди-ный со-юз. Сре-ди мыс-ли-те-лей Но-во-го и Но-вей-ше-го вре-ме-ни, раз-ви-вав-ших идеи Пацифизма, — Эразм Рот-тер-дам-ский, Ф. Пас-си, Л.Н. Тол-стой , Б. фон Зут-нер, Ма-хат-ма Ган-ди, М.Л. Кинг. Осо-бой по-пу-ляр-но-стью идеи Пацифизма поль-зо-ва-лись по-сле 1-й ми-ро-вой вой-ны, 1920-е годы из-вест-ны как «эра па-ци-физ-ма» (соз-да-ние Ли-ги На-ций, Кел-ло-га — Бриа-на пакт 1928 года, дви-же-ние за все-об-щее ра-зо-ру-же-ние и тому подобное). Государственные и по-ли-тические дея-те-ли (А. Бри-ан, П. Пен-ле-ве во Фран-ции, Р. Се-сил, О.Чем-бер-лен в Ве-ли-ко-бри-та-нии, Ф.Кел-лог, У. Бо-ра в США и другие) ак-тив-но ис-поль-зо-ва-ли па-ци-фи-ст-скую ри-то-ри-ку для оп-рав-да-ния сво-их дей-ст-вий на ме-ж-ду-народной аре-не (дик-то-ва-лись пре-ж-де все-го ин-те-ре-са-ми их собственных го-су-дарств). В западно- ев-ропейских стра-нах 1920-1930-х годов апел-ля-ция к па-ци-фи-ст-ским на-строе-ни-ям на-се-ле-ния бы-ла важ-ным фак-то-ром и при про-ве-де-нии внутренней по-ли-ти-ки, для ус-пе-ха на вы-бо-рах в пред-ста-вительные ор-га-ны вла-сти.

В Рос-сии в конце XIX — начала XX веков тео-ре-тическую ба-зу Пацифизма раз-ра-ба-ты-ва-ли юри-сты и со-цио-ло-ги М.А. Эн-гель-гардт («Веч-ный мир и ра-зо-ру-же-ние», 1899 год), Ф.Ф. Мар-тенс («Со-вре-мен-ное ме-ж-ду-на-род-ное пра-во ци-ви-ли-зо-ван-ных на-ро-дов», тома 1-2, 1882-1883 годы), Л.А. Ка-ма-ров-ский («Глав-ные мо-мен-ты идеи ми-ра в ис-то-рии», 1895 год), М.А. Тау-бе («Прин-ци-пы ми-ра и пра-ва в ме-ж-ду-на-род-ных столк-но-ве-ни-ях сред-них ве-ков», 1899 год), князь В.В. Те-ни-шев («Веч-ный мир и ме-ж-ду-на-род-ный тре-тей-ский суд», 1909 год) и другие. Российский Пацифизм по-лу-чил государственную под-держ-ку в фор-ме ини-ции-ро-ван-ной Рос-си-ей Ме-ж-ду-народной кон-фе-рен-ции по во-про-су ог-ра-ни-че-ния воо-ру-же-ний и уч-ре-ж-де-ния ме-ж-ду-народного ар-бит-ра-жа (1899 год) . В раз-ви-тие этой ини-циа-ти-вы на Га-аг-ских кон-фе-рен-ци-ях ми-ра 1899 и 1907 годов бы-ли при-ня-ты ме-ж-ду-народные кон-вен-ции о за-ко-нах и обы-ча-ях вой-ны, став-шие не-отъ-ем-ле-мой ча-стью норм ме-ж-ду-народного гу-ма-ни-тар-но-го пра-ва. В начале XX века Пацифизм при-нял в Рос-сии фор-му ан-ти-во-ен-но-го дви-же-ния, он имел об-щественную под-держ-ку пре-ж-де все-го в ин-тел-ли-гент-ских кру-гах. Соз-да-ны Санкт-Пе-тербургское и Московское общества ми-ра, Ки-ев-ское общество дру-зей ми-ра (все в 1909 году) и другие. Впер-вые де-ле-га-ция па-ци-фи-стов из Рос-сии при-ня-ла официальное уча-стие в 18-м Все-об-щем кон-грес-се ми-ра в Сток-голь-ме (1910 год), гла-ва российской де-ле-га-ции Па-вел Д. Дол-го-ру-ков был из-бран ви-це-пре-зи-ден-том кон-грес-са. В по-сле-дую-щий ис-то-рический пе-ри-од до 1990-х годов российский Пацифизм как дви-же-ние не имел дос-та-точ-ных по-ли-тических ус-ло-вий для не-за-ви-си-мо-го раз-ви-тия, ус-ту-пил ме-сто дви-же-нию сто-рон-ни-ков ми-ра, на-прав-ляв-ше-му-ся партийной и госсударственной вла-стью.

В современном ми-ре по-ня-тие «Пацифизм» ис-поль-зу-ет-ся для обо-зна-че-ния ми-ро-воз-зренческой и нрав-ственной по-зи-ции, идео-ло-гии об-щественного дви-же-ния. В ка-че-ст-ве ми-ро-воз-зренческой по-зи-ции Пацифизм мо-жет не ог-ра-ни-чи-вать-ся ан-ти-во-ен-ной ус-та-нов-кой, но пред-став-лять различные док-три-ны не-на-си-лия, пас-сив-но-го со-про-тив-ле-ния, мо-раль-но-го со-вер-шен-ст-во-ва-ния, нрав-ст-вен-ной чис-то-ты. В ка-че-ст-ве нравственной по-зи-ции Пацифизм оз-на-ча-ет ин-ди-ви-ду-аль-ный от-каз от на-си-лия и со-уча-стия в нём, в ча-ст-но-сти от-каз от служ-бы в ар-мии и от то-го, что-бы брать в ру-ки ору-жие. В ро-ли идео-ло-гии Пацифизм обос-но-вы-ва-ет не-об-хо-ди-мость и воз-мож-ность ус-та-нов-ле-ния все-об-ще-го ми-ра, ис-поль-зуя взаи-мо-свя-зан-ные прин-ци-пы: аб-со-лют-ной не-до-пус-ти-мо-сти вой-ны, аб-со-лют-но-го за-пре-та на-си-лия или при-ме-не-ния си-лы и аб-со-лют-ной не-при-ем-ле-мо-сти убий-ст-ва. Как об-щественное дви-же-ние Пацифизм пред-по-ла-га-ет ши-ро-кую про-па-ган-ду ми-ро-творческих идей и цен-но-стей, про-ве-де-ние ма-ни-фе-ста-ций в за-щи-ту ми-ра, осу-ж-де-ние гон-ки воо-ру-же-ний, при-зыв к сни-же-нию во-енной ак-тив-но-сти го-су-дарств, ра-то-ва-ние за мир-ное уре-гу-ли-ро-ва-ние ме-ж-ду-народных и внут-ри-го-су-дарственных кон-флик-тов, осуж-де-ние тер-ро-риз-ма меж-ду-на-род-но-го. К совркмкнным па-ци-фи-ст-ским ор-га-ни-за-ци-ям от-но-сят-ся: Ме-ж-ду-народное бю-ро ми-ра (ос-но-ва-но в 1891-1892 годы), Все-мир-ный со-вет ми-ра (1949-1950 годы), Па-гу-ош-ское дви-же-ние, Ме-ж-ду-народная кри-зис-ная груп-па (ос-но-ва-на в 1995 году) и другие. Они тес-но взаи-мо-дей-ст-ву-ют с ме-ж-ду-народными и меж-пра-ви-тельственными ор-га-ни-за-ция-ми [

0

В жизни каждого подростка наступает момент, когда он должен стать частью, какой-либо субкультуры . Сегодня мир устроен так, что в одиночку выживать гораздо труднее, чем в обществе себе подобных. В этой статье мы поговорим об личностях, которые называют себя Пацифистами
, что значит, вы можете прочесть немного ниже.
Однако, прежде чем вы продолжите, мне бы хотелось посоветовать вам ознакомиться с ещё парочкой толковых публикаций по рандомной тематике . Например, кого называют словом Дикая , что такое Некондиция , перевод Ман туро дуст медорам , что значит Rare и т. п.
Итак, продолжим, что значит Пацифист
? Этот термин был заимствован из латинского языка «pacificus
«, слово состоит из двух частей «pax» и «facio», первую часть можно перевести, как «мир», а вторую, как «делаю». Вроде как «писмейкер», но это уже другая история.

Пацифист
— это человек, который является противником насилия и военных действий, так же может употребляться в смысле отказа от выполнения воинского долга

Пацифизм
— это идеология сопротивления насилию и войне ради её исчезновения

Пример
:

Любой пацифист, не признаёт насилия над личностью, будь он хоть панком , хоть хиппи.

Нужно понимать, что не каждый хиппи, является пацифистом, и не все пацифисты обязательно должны быть хиппи.

В нашем институте, кого только не было, и рейверы , и хиппи, и рэперы , и даже всякие там пацифисты собственной персоной…

В молодёжной среде множество неформалов, и одним из подобных сообществ являются пацифисты.

Разве не странно, что идеи пацифизма выкристаллизовались в самом страшном террористическом государстве всех времён и народов — Пиндостане , или как его ещё называют, Четвёртом рейхе? Некоторые пацифисты, попав на военную службу, с увлечением расстреливают женщин и детей из крупнокалиберных пулемётов, а другие пацифисты, отстранёно наблюдают, как ракеты с их БПЛА
поражают похоронные или свадебные процессии.

Вообще, активный толчок развитию пацифизма дала война во Вьетнаме, когда на воинскую службу брали всех, кто не смог убежать в Канаду. Подростки не хотели становиться пушечным мясом, поэтому стали проводить демонстрации, и называть себя «Пацифистами
«. В это же время был популяризован символ пацифизма (руна Альгиз
), круг и вписанные в него расходящиеся линии. Он был принят официально в 1958 году. Именно данную символику все пацифисты изображают на своих шмотках, тату и флагах.

На самом деле, пацифизм
, не приводит ни к чему хорошему, ведь если ты отрицаешь насилие, то не факт, что твой сосед придерживается той же политики. Именно поэтому государственная система крайне негативно относиться к этому движению.

В наше время, пацифисты
— это участники бесполезных митингов и шествий, одетые в настолько разноцветные шмотки, что порой их путают с гей-парадами.

Считается, что колыбелью пацифизма является Буддизм, а человека, который впервые высказался за прекращение насилия и войн, звали Сиддхартха Гаутама
. Прошло время, и эту эстафету подхватили христиане, которые на словах подставляли свои щёки под удары кулаком.
Хотя позже, последователи Иисуса опомнились, и тоже принялись за уничтожение неверных, с их точки зрения. Речь идёт о нескольких священных войнах, которые проходили в 16 — 17 веках. Как мы знаем, войны, всегда порождают вспышку антивоенных движений, и тот раз не был исключением. Такие известные личности, как Джордж Фокс, Гребель, Марпек, Эразм Ротердамский, Монтескье
выступали за мирное разрешение религиозных конфликтов.

Понятие «пацифизм» происходит от латинского слова pacificus (умиротворение, миротворчество). Представители этого движения с осуждением относятся к различным военным конфликтам, выступают против всех видов классовой или политической борьбы. Считают, что любые распри как на уровне стран, так и в отношениях между людьми должны решаться мирным путем, с помощью конструктивного диалога.

Кто такой пацифист? Каждый представитель этого движения представляет собой человека, пропагандирующего мирную жизнь в обществе. Но на заре ХХ века, во время активного продвижения идей коммунизма в массы, пацифизм осуждался руководителями революции. Именно за его мирный настрой и либеральное отношение к людям любого класса, так как идея коммунизма пропагандировала военную борьбу рабочих против богатых слоев населения (буржуазии). После захвата власти в России революционерами гонениям подвергался каждый пацифист. Значение слова — миротворчество — в корне не устраивало установившуюся политическую систему.

Первыми, у кого появился вопрос о том, кто такой пацифист, стали жители Великобритании. Именно в этой стране в конце XIX века образовалось это движение и начало распространяться. Практически сразу пацифистские организации появились и в США. Далее пошло распространение по странам Европы.

В XX веке активисты движения неоднократно проводили выступления с предложением запретить всевозможные войны, устроить полное разоружение Взамен предлагалось организовать международные третейские суды и с их помощью решать все споры на уровне государств.

Сегодня вопрос о том, кто такой пацифист, мало у кого возникает. Потому что пропагандистская деятельность организации себя уже зарекомендовала во всем мире. Пацифисты часто устраивают массовые акции, призывающие к мирному разрешению военных конфликтов. Кроме того, ведут бесконечные споры с политиками, пытаясь доказать свою точку зрения.

Но ограничить или полностью исключить военный способ как возможность урегулирования политических конфликтов — задача весьма сложная. Большинство мировых политиков с иронией смотрит на пацифистов и не считает их взгляды на жизнь разумными. Так или иначе, движение до сих пор не смогло добиться каких-либо серьезных результатов своей деятельностью.

В религиозной сфере тоже известно, кто такой пацифист. Если католики и православные христиане одобряют некоторые виды вооруженной борьбы, такие как защита государства от вторжения, к примеру, то протестанты категорически против войн.

Эта религия отвергает использование оружия в любой ситуации. Каждый протестант — пацифист. В США протестантизм наиболее развит как религия. Следовательно, там чаще происходят пацифистские выступления и демонстрации. Но их немало и в Европе. В СНГ движение имеет своих последователей, но развито слабо, так как преобладают православное христианство и мусульманство.

Что же касается вопроса о пацифизме в религии — его идеалы исповедуют исключительно ответвления протестантизма. Это баптизм, методизм, англиканство, кальвинизм и прочие. Они отличаются друг от друга своим трактованием писаний, способами проведения богослужений, но их сближает общий стержень — пацифизм.

Слово «пацифист» все мы слышали. Однако иногда неправильно (или неточно) понимаем его значение. Многие уверены: понятие употребляется для обозначения одного из молодежных течений – чего-то наподобие модного в семидесятые годы прошлого столетия хиппи. Доля истины в этом мнении есть. Но именно доля.

На самом деле пацифист – это не просто свободолюбивый мирный человек, выступающий за отмену жесткого контроля над личностью. Истинный пацифист – это противник любого рода военных действий. В общем, это человек, который «за мир во всем мире», если говорить широко. Познакомимся с этой интересной личностью подробнее.

Угроза ядерного апокалипсиса усиливает пацифистские настроения,
с распространением пацифизма война отступает и расцветает торговля,
торговля повышает доходность мира и убыточность войны.
Юваль Ной Харари. Sapiens. Краткая история человечества
Пояснение к цитате: Автор популярно разъясняет, как связано сокращение числа войн с появлением ядерного оружия.

Откуда «ноги растут»

Пацифист – это представитель идеологии, не принимающей войну, убийство, нанесение членам противной группировки каких-либо телесных повреждений.

Неважно, чем обусловлен военный конфликт и какие цели преследуют враждующие стороны – его следует загасить, вне зависимости от того, сражение ли это на мировом уровне или локальная «войнушка» между подростками, как говорили в 90-е, «на районе».

Буквальное значение слова, если перевести его с латыни, — «делать мир». На языке древних латинян и римлян термин пишется «pacificus».

Наверняка, человечество знало пацифистов еще в те времена, когда одни первобытные личности в одеяниях из шкур медведей притесняли других, пытаясь отогнать их с более выгодных и удобных для жизни территорий и отвоевать для себя лучших представительниц прекрасного пола.

Скорее всего, уже тогда мир делился на тех, кто хотел и умел наступать, тех, кто бесстрашно давал отпор, и тех, кто безропотно принимал свою незавидную участь, не желая проливать ничью кровь.

В тот период истории, когда зародилось христианство, уже смело можно ссылаться на исторические источники, зафиксировавшие действия настоящих пацифистов. Это были первые христиане, которым глубоко претили разврат и разнузданность римского войска. Они просто-напросто отказывались воевать.

Разумеется, таких «отступников» ждала расплата – казнь. Надо отметить, что не всегда причиной отказа от участия в сражениях служило неприятие убийства как такового. Возможно, воюй эти рыцари пацифизма за другие идеалы, они бы и остались в рядах наступавших. Но историю вспять не повернешь.

Итак, мы теперь знаем, что понятие «пацифизм» пришло к нам из далекого прошлого. Пацифист – это человек, который отрицает необходимость войны и убийства, которому чужды любая агрессия, насилие, применяемые в любой ситуации.

Признаки пацифиста

Можно ли буквально с первого взгляда определить, что перед вами человек, выступающий против утверждения «Добро должно быть с кулаками»? Можно!

Вот они, признаки истинного пацифиста:

  • человек не высказывает агрессии по отношению к кому бы то ни было;
    мягко осуждает вмешательство правительства в любые локальные конфликты на международном уровне;
    отказывается служить в армии.

Обратите также внимание на природный темперамент вашего собеседника: пацифистом с большей долей вероятности станут меланхолик и флегматик, и с гораздо меньшей – холерик.

Плюсы и минусы пацифизма

Каковы плюсы и минусы пацифизма? С одной стороны, может показаться, что отрицательных сторон в этом явлении нет вовсе. Не давать агрессивный отпор обидчику – это же здорово! Подставить левую щеку, когда бьют по правой – это так по-христиански, так самоотверженно. Такой поступок должен пробудить совесть у самого злобного и коварного врага и превратить его в ягненка.

На самом деле не так-то все просто!

Здоровая доля агрессии должна быть в каждом человеке. Можно это именовать и по-другому:

  • азартом;
    честолюбием;
    жаждой справедливости;
    желанием защитить себя и своих близких.

Это нормально и естественно. Представьте себе, что стало бы, например, со сказочным Иваном-царевичем, если бы он, объявив себя пацифистом, отказался от боя со Змеем Горынычем? Прекрасная Василиса до сих пор сидела бы в плену у злодея, царь-отец безутешно рыдал, а сам Иван превратился в бы в объект народных насмешек. И никакого хеппи-энда.

Легко быть пацифистом, когда нет войны, но сможешь ли ты не очернить свои руки, когда захотят убить того, кто тебе дорог?
Александрина Бобракова. Адам

Недостатков у пацифизма хватает. Люди, которые никогда не нарушают его принципов, сами страдают:

  • не добиваются высот в карьере;
    слывут слабаками и не получают уважения в своей среде.

Если бы в период Второй Мировой войны армия Советского Союза состояла из одних пацифистов – страшно представить, какой конец ожидал бы человечество. Вероятно, мы с вами не рассуждали бы сейчас о психологических аспектах понятия «пацифизм»: пацифистов бы не было. Впрочем, как и их антагонистов – милитаристов (таков антоним к слову «пацифист»). Вообще никого бы не было живого.

С другой стороны, идея пацифизма изначально прекрасна. Только вдумайтесь: нет войн на Земле. Нигде, ни в Ираке, ни в Афганистане, ни в Сирии! Не устраивают разборок подростки, не дерутся дети. Утопия, одним словом!

Действительно, если бы все человечество состояло только из мирных индивидуумов, уступающих друг другу место в автобусе, жизнь на нашей планете стала бы по-настоящему прекрасной! Так что маленькое семечко идеи пацифизма должно обязательно когда-нибудь дать замечательные всходы.

Вероятно, мы к этому еще придем. Не случайно сегодня гуманизм «в тренде», причем уже не одно десятилетие. А пока, увы, «Добро должно быть с кулаками».

Постоять за себя и за свою любимую – могу! В глаз дать, как пацифисту в душе, будет, конечно, неприятно, но если других аргументов больше нет, мужчина прибегает к действию.
Сергей Витальевич Безруков

Известные пацифисты мира

Теперь давайте, фигурально выражаясь, «стряхнем с сапог пыль столетий» и обратим взгляд в наше время.
Что значит «пацифист» (то есть сам термин), вы поймете без дополнительных объяснений, если немного поднапряжете память.

Вспомните такие имена, как:

  • Джон Леннон;
    Лев Толстой;
    Альберт Эйнштейн.
    Джордж Бернард Шоу;
    Махатма Ганди;
    Олдос Хаксли;
    Далай-лама XIV;
    и еще много известных нам личностей.

Что объединяло таких разных личностей, кроме огромного таланта?

Все они в той или иной мере поддерживали теорию пацифизма
:

  • Джон Леннон не признавал войну.

    Лев Толстой разработал собственную систему взглядов, которую его последователи характеризуют как «непротивление злу насилием». Писатель полагал: если оказывать сопротивление человеку, который оскорбляет нас и ведет себя агрессивно, количество зла в мире будет только увеличиваться вследствие вспышек ответной агрессии.

    Оригинальна была позиция Эйнштейна. В свое время ему пришлось принимать участие в разработке атомной бомбы. Он даже торопил президента Рузвельта, говоря в направленном ему письме: «Если вы не продвинетесь в ближайшее время в отношении разработки ядерного оружия, это сделает фашистская Германия. Поспешите!».

    Так что, Эйнштейн был ярым приверженцем мира во всем мире – просто он не видел иных путей достижения мира, кроме как держать потенциальных захватчиков «под прицелом». Правда, он сам же потом винил себя в том, что человечество получило в свое распоряжение страшное атомное оружие.

Я не просто пацифист, я воинствующий пацифист.
Я готов бороться за мир.
Ничто не закончится войной, если сами люди откажутся идти на войну.
Альберт Эйнштейн

Пожалуй, уместно будет здесь сказать пару слов еще об одном человеке, всю жизнь свою положившем на алтарь служения близким. Речь идет о матери Терезе. Эта женщина несла пальмовую ветвь мира всюду, где бы ни появлялась. Она помогала всем страждущим, независимо от того, кем они были и на чьей стороне выступали.

Для истинного пацифиста существует только одна ценность, которая выше всех прочих, — человеческая жизнь.

Заключение

Как видим, к понятию «пацифизм» и его сторонникам, пацифистам, можно относиться по-разному. Нельзя сказать однозначно, хорошо быть пацифистом или плохо. Все зависит от ситуации, в которой вы оказались.

А как бы вы объяснили это понятие своим детям? Например, так: «пацифист – это человек, который никогда не будет воевать с другими
», или иными словами? Хочется ли вам видеть их людьми, настроенными решительно против любых военных действий и конфликтов? Насколько благожелателен современный мир к настоящему пацифисту?

Дмитрий Петров о том, можно ли затормозить на пути к Третьей мировой

Нужно ли воевать ради интересов и целей элит? Да и воевать вообще? Этот вопрос давно задают себе люди разных народов, конфессий и взглядов. Многих поиски приводят в антивоенные движения. Первый конгресс пацифистов прошел в Брюсселе в 1831 году. Там заявили: вместо девиза «Si Vis Pacem — Para Bellum» («Хочешь мира — готовься к войне»), мы провозглашаем «Para Pacem» — «Готовься к миру». С тех пор эта идея то овладевает умами, то обезумевшие толпы топчут ее.

В 40-х годах XX века, когда СССР вместе со свободным миром бьется с нацистской тиранией, большинство знает: да, воевать нужно — за жизнь и свободу. Но после победы ядерное оружие и соперничество держав ставят вопрос снова.

В начале 1950-х уже ясно: те, кто проектирует войны и управляет ими, умеют выдать захват стратегически важных регионов и рихтовку мира под себя за священные битвы за веру и идеалы, за суверенитет, свободу, за права народов и т.д. На наших глазах они делают друзей врагами, а врагов — их жертвами.

Вот картинка из журнала «Крокодил»: земной шар с глазками и зубками сбривает с левой щеки бурую щетину Японских островов. На бритве — флаги СССР, США и Британии. Рядом — кучка щетинок-свастик, схожая очертаниями с Германией. Под рисунком слова: «Я тороплюсь стереть с лица земли агрессора. И действую в три бритвы».

close

100%

Ну, да — победители нацизма взялись за Японскую империю. И все бы хорошо, если б не дата выхода номера — 30 августа 1945 года.

То есть меньше месяца прошло после гибели Хиросимы и Нагасаки, о чем хорошо знают власти СССР, управлявшие в том числе и прессой. И вот в одном из крупнейших СМИ страны — «стереть с лица земли». По сути, одобрение ядерной атаки.

Но уже скоро ее назовут чудовищной, а вчерашних союзников — варварами. Но пока их флаг сверкает на лезвии рядом с советским.

До чего же зыбка грань между героизмом и варварством на фоне борьбы за мировое лидерство.

Атомная бомба — вызов Кремлю. В ответ он спешно строит свою. И борется за мир. Ведь новой Хиросимы боятся миллионы людей. И среди них — авторитетнейшие Пабло Пикассо, чья «Голубка» летит в зенит антивоенного движения в виде эмблемы, физик-ядерщик Фредерик Жолио-Кюри, восставший против бомбы, поэт Луи Арагон и другие. В том числе русские эмигранты — видные ученые: американский социолог Питирим Сорокин и французский биолог Сергей Чахотин. Последний готовит Всемирный конгресс сторонников мира. Он проходит в Париже и Праге в 1949-м.

В форуме участвуют более 2,2 тыс. делегатов, 561 национальная и 12 международных организаций. Они представляют около 600 млн человек. Конгресс бурлит, принимает манифест, избирает комитет и учреждает премии.

Миллионы людей подписывают Стокгольмское воззвание за запрет атомного оружия, обращение о Пакте мира между СССР, США, КНР, Британией и Францией и Венское воззвание против подготовки атомной войны. А она идет.

С 1949 года атомная бомба есть уже и у Сталина. И это еще больше пугает мир. Теперь атомная угроза — повседневность.

А люди пишут воззвания и митингуют. На Западе они верят в силу общественного мнения и способность влиять на планы властей. А на Востоке — что их вожди за мир по определению. И поэтому обращаются к иным странам. Тут же и околокремлевские литературные товарищи — Николай Тихонов, Михаил Шолохов, Илья Эренбург и иные. Их задача — взять движение за мир под контроль и, используя свободу слова, собраний и объединений, расшатать основы и устои Запада. Вперед, голуби мира и весны, напутствуют их в Москве.

На повестке дня — глобальная победа коммунизма. За нее воюют в горячих точках планеты — на переднем крае борьбы демократии и тоталитарной тирании в Китае, Корее и Вьетнаме. Эти поля непрямых битв СССР и США за ключи к планете советские СМИ зовут борьбой за свободу. Западные — красной агрессией.

В 1949-м кончается война в Китае. Коммунисты побеждают, а помогавшие им советские войска едут домой и в Корею. Там белый юг бьется с красным севером. Однако смерть Сталина в 1953-м кладет конец и этой войне.

Но ее пламя тлеет во Вьетнаме. Вожди северной части этой бывшей французской колонии, где царит коммунизм с местным акцентом, ведут гибридную войну с южной частью. Мятежное ополчение занимает до 40% ее территории, на что США в 1964 году отвечают отправкой советников, а затем — авианалетами и вводом войск. Впрочем, многие американцы сначала не замечают этого. А ведь воюет их более 180 тыс. А вскоре — 540 тыс.

Армия США еще призывная. Ей нужны рекруты. Тут-то и обретает новую силу движение за мир. Молодые люди хотят делать бизнес и карьеру, строить семьи, жить и радоваться, а не рыскать в джунглях и бомбить объекты. Советская угроза нависает над зоной их национальных интересов. А они — жгут призывные повестки. Не от страха. От неверия, что это их война.

В 1940-х знали: воевать нужно. В 1960-х — нет. При демократии граждан надо убеждать в пользе военных акций.

А в США СМИ пишут о гибели мирных вьетнамцев, а войну называют «грязной». Американцы протестуют. «Эл Би Джей, — кричат, — Эл Би Джей (инициалы президента Линдона Бейнса Джонсона. — «Газета.Ru»), сколько ты сегодня убил детей?» Имея в виду и солдат-американцев, и вьетнамских малышей.

Их логика проста: элиты Америки и России делят мир. А платят граждане. Война губит мирный сектор экономики, социальную сферу, авторитет держав. И — людей. Вашингтону и Москве пора договориться. Так в Америке считает меньшинство, но — сильное.

50 лет назад, осенью 1965 года, оно проводит марш на Вашингтон. Число митингов растет. В октябре 1967-го к «Походу на Пентагон» присоединяются знаменитые врач Бенджамин Спок, писатель Норман Мейлер и еще 100 тыс. человек. Они митингуют у монумента Линкольну и военного ведомства. Полиция арестует 600 человек. В 1968 году в Чикаго в ходе демонстраций травмы получают 152 полицейских и 500 демонстрантов.

В 1970-м в Кентском университете национальная гвардия убивает четырех протестующих студентов. Вскоре в Джексоне гибнут двое и получают ранения 12 человек. Теперь многие видят гражданскую доблесть в отказе от службы и протестах. Их накал слабеет только вместе с войной.

Но это не значит, что пацифистские акции сходят на нет. Во время операции в Ираке в 2003 году в Штатах снова протестуют. В Сан-Франциско арестуют 1,3 тыс. человек, в Лос-Анджелесе — 1,8 тыс.

В 1980-х годах сотни тысяч борются с размещением в Европе ракет средней дальности. Размах движения велик. Даже в СССР (который не роптал против войны в Афганистане) возникает пацифистская «Группа за установление доверия между Востоком и Западом». И хотя ее акции «винтит» КГБ, а призывы читают немногие, это сигнал: пацифизм пришел в Россию. «Доверию» наследуют комитеты солдатских матерей и другие инициативы.

Протест вызвали обе чеченские войны. Но преступления боевиков в Буденновске, Беслане, Кизляре и Москве меняют настроение, и страна долго живет без борьбы за мир. Однако антивоенные марши 15 марта и 21 сентября 2014 года собирают более 50 тыс. каждый. Повод для них — опасение войны с Украиной.

И сейчас общество, как в Штатах в годы Вьетнама, расколото. Разлом идет через Крым, Донбасс и Сирию.

Пока через него не плещет магма демонстраций. Конформистское большинство, как и в США, ратует за войну где угодно. Но и число не желающих ее велико. В октябре, сообщает «Левада-центр», поддержать Асада хотели 47% опрошенных, воевать в рядах западной коалиции — 8%, а 28% сказали: не вмешивайтесь.

Другое дело — атомная война. Россияне ее почти не боятся. В июле («Левада-центр») 49% не боялись, что конфликт в Донбассе перерастет в Третью мировую. Которая, считают эксперты, может быть только ядерной. Между тем в начале лета Владимир Путин заявил об увеличении российского арсенала на 40 баллистических ракет. Генеральный секретарь НАТО Йенс Столтенберг ответил: это опасное поведение. А российскому общественному мнению хоть бы хны. Во всяком случае, внятно СМИ его реакцию не отразили.

А вот страшилок наплодили. Рассуждение Дмитрия Киселева о том, что Россия «способна превратить США в радиоактивный пепел». Заголовок «Звезды»: «США и Россия — на грани ядерной войны». Разъяснение военного обозревателя «Новой газеты» Павла Фельгенгауэра: «Вероятность ядерной войны резко возросла…». Заявление директора департамента по контролю за вооружениями МИД России Михаила Ульянова: «Россия… имеет право размещать свои ядерные силы… на Крымском полуострове». Хотя, по мнению наших партнеров, она вообще прав в Крыму не имеет.

Не зря русский изгнанник и американский мыслитель Питирим Сорокин не хотел новой войны. В тексте «Война и милитаризация общества» он писал, какой она сделает жизнь тех, кто уцелеет: «…Власть регулирует и нормирует все: деятельность, профессию, одежду, пищу, жилище, убеждения, вкусы, брак, число детей… Отношения — экономические, семейные, правовые и т.д. — нормирует власть… Люди здесь не нечто самоценное, а собственность последней».

Впрочем, многие не замечают этого.

Автор — журналист, писатель, автор книг «Аксенов», «Василий Аксенов. Сентиментальное путешествие», «Джон Кеннеди. Рыжий принц Америки» и других.

Узнаем кто такой пацифист? Чем занимается?

Понятие «пацифизм» происходит от латинского слова pacificus (умиротворение, миротворчество). Представители этого движения с осуждением относятся к различным военным конфликтам, выступают против всех видов классовой или политической борьбы. Считают, что любые распри как на уровне стран, так и в отношениях между людьми должны решаться мирным путем, с помощью конструктивного диалога.

Кто такой пацифист? Каждый представитель этого движения представляет собой человека, пропагандирующего мирную жизнь в обществе. Но на заре ХХ века, во время активного продвижения идей коммунизма в массы, пацифизм осуждался руководителями революции. Именно за его мирный настрой и либеральное отношение к людям любого класса, так как идея коммунизма пропагандировала военную борьбу рабочих против богатых слоев населения (буржуазии). После захвата власти в России революционерами гонениям подвергался каждый пацифист. Значение слова — миротворчество – в корне не устраивало установившуюся политическую систему.

Первыми, у кого появился вопрос о том, кто такой пацифист, стали жители Великобритании. Именно в этой стране в конце XIX века образовалось это движение и начало распространяться. Практически сразу пацифистские организации появились и в США. Далее пошло распространение по странам Европы.

В XX веке активисты движения неоднократно проводили выступления с предложением запретить всевозможные войны, устроить полное разоружение ядерных держав. Взамен предлагалось организовать международные третейские суды и с их помощью решать все споры на уровне государств.

Сегодня вопрос о том, кто такой пацифист, мало у кого возникает. Потому что пропагандистская деятельность организации себя уже зарекомендовала во всем мире. Пацифисты часто устраивают массовые акции, призывающие к мирному разрешению военных конфликтов. Кроме того, ведут бесконечные споры с политиками, пытаясь доказать свою точку зрения.

Но ограничить или полностью исключить военный способ как возможность урегулирования политических конфликтов – задача весьма сложная. Большинство мировых политиков с иронией смотрит на пацифистов и не считает их взгляды на жизнь разумными. Так или иначе, движение до сих пор не смогло добиться каких-либо серьезных результатов своей деятельностью.

В религиозной сфере тоже известно, кто такой пацифист. Если католики и православные христиане одобряют некоторые виды вооруженной борьбы, такие как защита государства от вторжения, к примеру, то протестанты категорически против войн. Эта религия отвергает использование оружия в любой ситуации. Каждый протестант – пацифист. В США протестантизм наиболее развит как религия. Следовательно, там чаще происходят пацифистские выступления и демонстрации. Но их немало и в Европе. В СНГ движение имеет своих последователей, но развито слабо, так как преобладают православное христианство и мусульманство.

Что же касается вопроса о пацифизме в религии – его идеалы исповедуют исключительно ответвления протестантизма. Это баптизм, методизм, англиканство, кальвинизм и прочие. Они отличаются друг от друга своим трактованием писаний, способами проведения богослужений, но их сближает общий стержень – пацифизм.

известных пацифистов | Биография Онлайн

Пацифист — это тот, кто выступает против войны и отказывается от нее. Есть разные уровни пацифизма.

  • Абсолютные пацифисты — те, кто отказывается убивать при любых обстоятельствах. Даже в целях самообороны.
  • Условные пацифисты — те, кто в целом выступает против войны, но может соглашаться, когда это необходимо. Например, когда в вашу страну вторглись, и вы защищаете свою семью и страну.
  • Избирательные пацифисты — те, кто решит, оправдана ли война морально или нет.Например, они могут отказаться сражаться за свою страну, если чувствуют, что их страна ведет несправедливую войну. Избирательные пацифисты могут особенно противостоять войне с использованием оружия массового уничтожения, например ядерное оружие, биологическое оружие.

Это список людей, которые активно продвигали пацифизм или отказались бороться за свою страну. Не все они абсолютные пацифисты, но они разделяют некоторые или все основные пацифистские принципы.

Махавира (540 г. до н.э. — 468 г. до н.э.) Махавира был важным пропагандистом и реформатором джайнизма.Он помог распространить джайнскую религию ненасилия по всей Индии. Ключевым принципом джайнизма является ненасилие, и джайны изо всех сил стараются не причинять вред другим живым существам, даже насекомым.

Эмиль Арно (1864–1921) Эмиль Арно был воинствующим пацифистом, который помог ввести термин пацифизм в конце XIX века. Арно систематизировал свои убеждения в «Кодексе мира» в 1901 году. Он выступал за гуманизм, благотворительность, терпимость и ненасильственное разрешение конфликтов.

Лев Толстой (1828–1910) Русский писатель « Война и мир, » и философ-моралист.После участия в Крымской войне он стал пацифистом, основывая свои пацифистские убеждения на Нагорной проповеди Христа.

Джордж Бернард Шоу (1856 — 1950) Ирландский драматург и остроумие. Накануне Второй мировой войны он защищал пацифизм, цитируя Нагорную проповедь.

Джеймс Кейр Харди (1856–1915) Лидер профсоюзов, пацифист и парламентский социалист. В первый год Первой мировой войны Кейр Харди был откровенным критиком войны.

Махатма Ганди (1869-1948) — индийский националист и политический деятель. Ганди выступал за ахимсу — ненасильственный протест за самоопределение и независимость Индии.

Бертран Рассел (1872–1970) Британский пацифист, выступавший против призыва в армию. Его отправили в тюрьму на шесть месяцев за выступление против вступления Америки в Первую мировую войну в 1917 году. Рассел действительно поддерживал войну против нацистской Германии, но после Второй мировой войны он присоединился к кампании за ядерное разоружение.

Мартин Нимёллер (1892 — 1984) лютеранский пастор и антинацистский теолог. Основатель конфессиональной церкви, которая стремилась отвергнуть нацификацию церквей. Он служил в немецком флоте во время Первой мировой войны, но после заключения в нацистских концентрационных лагерях и в конце Второй мировой войны он стал убежденным пацифистом и сторонником Движения за мир.

Вера Бриттен (1893-1970) — медсестра, поэт и автор «Завещания молодости». Ее книга «Завещание молодости», опустошенная потерей брата во время войны, знаменует собой ее движение к пацифизму.

Олдос Хаксли (1894-1963) Английский писатель, сатирик и пацифист. Он наиболее известен своей антиутопической работой — О дивный новый мир . Его прошение о предоставлении гражданства США было отклонено на том основании, что он не возьмется за оружие для защиты США, сославшись на философское возражение против войны.

Софи Шолль (1921-1943) — Будучи студенткой Мюнхенского университета, Шолль был арестован гестапо за распространение антивоенных листовок. Как следствие, в 1943 году она была казнена за «государственную измену».Руководствуясь своей христианской верой, она выступала против нацистской идеологии Германии и была готова рискнуть собственной жизнью, отстаивая свою деятельность.

Thich Nhat Hanh (1926 -) Вьетнамский монах, вдохновивший движение приверженного буддизма. Хан был известным борцом за мир и много писал о включении ненасильственных буддийских учений в повседневную жизнь.

14-й Далай-лама . (1935 -) Вождь тибетцев в изгнании. Далай-лама пытался вести переговоры с китайцами, чтобы уважать традиции и культуру тибетцев.Верит в ненасильственный протест.

Альберт Эйнштейн . (1879 — 1955) Совершил революцию в современной физике с помощью своей общей теории относительности. Эйнштейн был убежденным пацифистом. «Я не только пацифист, но и воинствующий пацифист. Я готов бороться за мир. Ничто не прекратит войну, если сами люди не откажутся от войны.

Джоан Баэз (1941 -) Джоан Баез была певицей, поэт-песенником, глубоко убежденной в ценности ненасилия и пацифизма.Ее дважды сажали в тюрьму за протест против войны во Вьетнаме. Она путешествовала по миру, чтобы поддержать кампании за права человека. Ее музыка вдохновила поколение антивоенных и антирасистских активистов.

Известные отказники по убеждениям

Мухаммед Али (1942 -) США, олимпийский чемпион по боксу и чемпион мира в супертяжелом весе. Мухаммед Али доминировал в спорте благодаря своему спортивному мастерству и яркой личности. Его противодействие войне во Вьетнаме сделало его фигурой неоднозначной в свое время.

Уильям Уайт (австралиец) Уильям Уайт был австралийским учителем, отказавшимся от призыва в армию в 1966 году, когда Австралия была вовлечена в войну во Вьетнаме. Он возражал на том основании, что « Я против убийства » и « Я против права государства призвать человека в армию. »

Бен Салмон (1889–1932) Американский католик, отказавшийся быть призванным в армию. армия США во время Первой мировой войны. Он был арестован и предстал перед судом.Первоначально приговоренный к смертной казни, его приговор был заменен пожизненным заключением. После войны он был помилован и освобожден в 1920 году. Он выступал против принципа «справедливой войны», ссылаясь на христианскую философию в противодействии войне.

Франц Егерштеттер (1907–1943) отказник от военной службы по соображениям совести из Австрии. Он отказался сражаться в немецкой армии, когда его призвали в 1943 году. Он отказался сражаться за силы злой стороны, несмотря на то, что знал, что будет казнен.

Дэвид Харрис (1946 -) Отказался служить в армии США во время войны во Вьетнаме.Активно протестовал за пределами призывных центров США. Был приговорен к трем годам лишения свободы за отказ от службы в армии. Муж и соратник Джоан Баез.

Образец цитирования: Pettinger, Tejvan. «Известные пацифисты», Оксфорд, Великобритания, www.biographyonline.net, опубликовано 2 февраля 2014 г. Обновлено 6 февраля 2018 г.

Пацифизм — философия ненасилия

  • Пацифизм — философия ненасилия
    Роберт Л. Холмс, at Amazon.com

Связанные страницы

Люди, которые способствовали миру во всем мире — Люди, которые внесли большой вклад в создание более мирного мира.Включая Махатму Ганди, Льва Толстого, Малалу Юсуфзай, Папу Иоанна Павла II и Михаила Горбачева.

Активисты мира — люди, которые активно выступали против войны, выступали за мир и выступали за ядерное разоружение. Включает Джоан Баэз, Ноам Хомски, Паломник мира, Бертран Рассел и Лейму Гбоуи.

Гуманитарии — известные люди, оказавшие благотворительные услуги другим, включая Мать Терезу, Уильяма Уилберфорса, Флоренс Найтингейл и принцессу Диану.

Вдохновляющие люди — Люди, которые изменили мир к лучшему и сделали мир лучше.Включает Элеонору Рузвельт, мать Терезу и Эмиля Затопека.

Люди, которые боролись за права человека / гражданские права — Люди, которые боролись за равенство, гражданские права и гражданское правосудие. Включает Авраама Линкольна, Харриет Табман, Мартина Лютера Кинга и Розу Паркс.

BBC — Этика — Война: Пацифизм

Типы пацифизма

Типы пацифизма

Абсолютный пацифизм

Абсолютный пацифист считает, что никогда не следует принимать участие в войне, даже в целях самообороны.Они думают, что ценность человеческой жизни настолько высока, что ничто не может оправдать преднамеренное убийство человека.

Трудно постоянно придерживаться этого принципа. Он считает неэтичным использование насилия для спасения невиновного человека, который подвергается нападению и может быть убит, и это не очень удобная моральная позиция.

Абсолютные пацифисты обычно придерживаются этой точки зрения как основного морального или духовного принципа, независимо от результатов войны или насилия, однако они могут логически утверждать, что насилие всегда приводит к худшим результатам, чем ненасилие.

Условный пацифизм

Условные пацифисты в принципе против войны и насилия, но они признают, что могут быть обстоятельства, при которых война будет менее ужасной, чем ее альтернатива.

Условные пацифисты обычно основывают свой моральный кодекс на утилитарных принципах — это плохие последствия, которые делают неправильным прибегать к войне или насилию.

Избирательный пацифизм

Другие пацифисты считают, что это вопрос степени, и выступают против войн с использованием оружия массового уничтожения — ядерного, химического и биологического оружия — либо из-за исключительно разрушительных последствий такого оружия, либо из-за того, что война с таким оружием не «выиграть».

Активный пацифизм

Пацифисты активно участвуют в политической деятельности по содействию миру и выступают против конкретных войн.

Во время войны многие пацифисты откажутся воевать, но некоторые примут участие в действиях, направленных на уменьшение вреда войны; например с помощью машин скорой помощи, но другие пацифисты откажутся принимать участие в любых мероприятиях , которые могли бы поддержать войну.

Не все пацифисты достаточно храбры, чтобы действовать в соответствии с этими убеждениями и отказываться от борьбы, но многие сделали это, смело выбирая наказание и даже казнь, вместо того, чтобы вступать в войну.

В настоящее время большинство демократических стран признают, что люди имеют право отказаться от военной службы по соображениям совести, но обычно ожидают, что лицо, отказывающееся от военной службы, возьмет на себя какую-либо форму государственной службы в качестве альтернативы.

Аргументы против пацифизма

Аргументы против пацифизма

Пацифизм не может быть национальной политикой

Пацифизм как национальная политика для нации почти неслыхан по той очевидной причине, что он будет работать только в том случае, если никто не хочет нападать на вашу страну, или нация, с которой вы оспариваете, также привержена пацифизму.В любых других обстоятельствах принятие пацифистской позиции приведет к быстрому завоеванию вашей страны.

Однако идея пацифизма и поиска ненасильственных решений споров между странами играет важную роль в международной политике, особенно благодаря работе Организации Объединенных Наций.

Логические доводы против пацифизма

Противники пацифизма говорят, что, поскольку мир несовершенен, война не всегда ошибочна.

Они говорят, что государства обязаны защищать своих граждан, и что граждане обязаны выполнять определенные задачи в Справедливой войне.

Неважно, что пацифистами движут уважение к человеческой жизни и миролюбие. Отказ пацифистов от участия в войне делает их не благородными идеалистами, а людьми, не выполняющими важный моральный долг.

Второй аргумент гласит, что пацифизму нет места перед лицом крайнего зла.

Война против нацистской Германии была войной против крайнего зла, и в 1941 году передовая статья в Times Literary Supplement писала:

Пацифизм и память

Поскольку большинство обществ считают вступление в войну выполнением этического долга гражданина, они чтят и помнят тех, кто отдал свою жизнь на войне.

Если мы верим, что война регулируется этикой, мы должны уважать только тех, кто отдал свои жизни в Справедливой войне и кто следовал правилам войны.

Так, например, неправильно почитать мертвых солдат, убивших врага, раненых или изнасиловавших вражеских женщин. (Но это различие обычно не делается в отношении тех, кто сражался на «нашей» стороне.)

Более сложную моральную дилемму представляет случай солдат, которые погибли, «справедливо» сражаясь за несправедливую войну.

Многие солдаты погибли, честно и достойно сражаясь за Германию во Второй мировой войне. Но если война была явно агрессивной и несправедливой, было бы неправильно почитать таких солдат за их жертвы?

Опыт Великобритании

Опыт Великобритании

Пацифизм получил широкое распространение как реакция на масштабы убийств во время Первой мировой войны и использование всеобщей мужской повинности и получил дальнейшую поддержку после создания ядерного оружия.

Однако Холокост и другие нарушения прав человека в промышленных масштабах заставили многих задуматься о том, что могут быть случаи, когда война была наименее плохим курсом действий.

Во время Первой мировой войны тех, кто отказывался воевать, называли «отказниками от военной службы по соображениям совести». Их было около 16 тысяч.

Хотя это название было предназначено для того, чтобы прояснить, что именно совесть, а не трусость удерживает пацифистов от армии, его быстро сократили до «Конши» и использовали как оскорбительный термин.

Некоторые пацифисты были готовы работать в небоевых ролях санитарами, носильщиками, водителями скорой помощи, поварами или рабочими, в то время как другие отказывались делать что-либо, что могло бы помочь военным усилиям. Более 500 из них были заключены в тюрьмы в тяжелых условиях.

Во время Первой мировой войны было две основные пацифистские организации: Братство примирения и Братство без призыва (оба были основаны в 1914 году). В 1923 году депутат-христианин-пацифист был избран в парламент.В середине 1930-х годов Союз клятв мира получил широкую поддержку.

Пацифизм получил широкую огласку в результате студенческих дебатов 1933 года в Союзе Оксфордского университета, который проголосовал за резолюцию, гласящую, что «этот Дом ни при каких обстоятельствах не будет сражаться за короля и страну».

Во время Второй мировой войны насчитывалось 59 000 британцев, отказывающихся от военной службы по убеждениям, с которыми обращались лучше, чем в предыдущую войну.

Религия и Пацифцизм

Некоторые религии, например буддизм, проповедуют пацифизм.В других есть сильные пацифистские элементы, такие как христианство, но они признали, что война неизбежна, и стремились дать моральное руководство в разрешении конфликтов.

Иудаизм, как и другие религии, категорически против насилия, и там, где насилие разрешено, следует использовать минимум необходимого.

Но еврейский закон иногда утверждает, что насилие может быть единственным решением: оно налагает моральное обязательство спасти жизнь человека, которого убивают, даже если единственный способ сделать это — убить нападающего.(Это показывает, что иудаизм рассматривает помощь кому-либо, на кого нападают, как более высокий моральный долг, чем не причинять вред людям.)

Еврейский закон также прямо обязывает евреев применять насилие в субботу в ответ на вторжение.

«Доктор Кто» и пацифистский аргумент

Автор Дэвид К. Джонсон, Ph.D. , Королевский колледж

Чтобы исследовать аргументы против милитаризма, давайте рассмотрим противоположный конец философского спектра: пацифизм — представление о том, что военное вмешательство и даже насилие любого рода всегда следует избегать.И давайте сделаем это, исследуя пацифизм, возможно, самого известного пацифиста в научной фантастике:

Доктора Кто или просто Доктора.

Пацифизм и милитаризм рассматриваются как противоположные стороны спектра с точки зрения подходов к насилию. (Изображение: polya_olya / Shutterstock)

Кто такой Доктор?

Повелитель времени из Галлифрея, который восстанавливается после смерти, превращаясь в человека нового типа. Доктор путешествует во времени и пространстве в своей ТАРДИС, помогая нуждающимся.Одна вещь, которая остается постоянной, от регенерации к возрождению, — это то, что он никогда не носит и не использует оружие — практичный и символический жест, демонстрирующий его приверженность ненасилию.

Вот почему его называют Доктором. Он не убивает своих врагов; он перехитрил их, почти всегда давая им шанс сначала отказаться от своих жестоких методов. Если они действительно умирают, это почти всегда потому, что Доктор находит способ обратить их насилие против них.

Это стенограмма из серии видео Sci-Phi: Научная фантастика как философия . Смотрите сейчас на Wondrium.

Война времени

Раньше неизвестная регенерация Доктора, отказавшегося от пацифизма, чтобы сражаться в Войне времени, стоит перед выбором. Он может уничтожить геноцидных далеков, не дав им убить все живое во вселенной — но только с помощью оружия судного дня под названием «Момент», которое также уничтожит его родную планету Галлифрей.

Казалось бы, лучше убить миллионы, чем пренебречь спасением триллионов — всей вселенной.Тем не менее, поскольку в душе он все еще пацифист, Доктор колеблется. Эпизод служит манифестом пацифизма из-за того, как разворачивается сюжет.

Появляются две последующие регенерации Доктора, которые помогают ему осознать, что есть третий выбор: с помощью всех других регенераций они могут перенести Галлифрей в другое измерение. А поскольку далекы атакуют Галлифрей со всех сторон, исчезновение Галлифрея заставит их корабли уничтожить друг друга.

Пацифизм и долг

Из этого мы можем вывести два основных аргумента, которые мотивируют пацифизм.Один базируется на дежурстве. Поскольку люди и Повелители Времени имеют право на жизнь, убийство и насилие всегда неправильно. Даже если использование «Момента» спасет больше жизней, чем стоит, убивать все равно было бы неправильно. Это называется деонтологическим пацифизмом и основывается на втором категорическом императиве Иммануила Канта: «Не следует относиться к другим просто как к средству для достижения цели», даже если эта цель — спасение жизней.

Другой аргумент основан на последствиях. Идея состоит в том, что насильственные решения всегда приносят больше вреда, чем ненасильственные решения.Пацифист утверждает, что выбор стоит не между насилием и бездействием, а между насильственными и ненасильственными действиями, и всегда есть эффективное ненасильственное решение.

Из этого аргумента можно вывести пацифистскую критику милитаризма. Милитаризм слишком быстро переходит к использованию насилия в качестве решения проблемы, не осознавая в полной мере его стоимости и даже не учитывая возможность ненасильственных действий. И даже если вы не пацифист, это кажется правильным; Нехорошо бросаться в насилие

Узнайте больше о Doctor Who и путешествиях во времени.

Оправдание пацифизма

Однако абсолютный пацифизм трудно защищать на индивидуальном уровне, потому что защита невиновных (включая себя) морально оправдана. Например, если кто-то пытается убить другого человека, и вы можете остановить его, то вы должны это сделать, даже с применением насилия. Часто это может быть единственно возможным немедленным решением.

Абсолютный пацифизм в отношении войны защищать легче. Во-первых, независимо от того, является ли война преднамеренной, она всегда включает убийство невинных людей.К тому же война приносит большой вред как сразу, так и в долгосрочной перспективе. Но не может ли страна правильно защитить себя или невиновных, ведя войну с нападающим?

Пацифизм в контексте войны может быть оправдан гораздо лучше, чем в индивидуальном контексте. (Изображение: goodmoments / Shutterstock)

Критика пацифизма

Перефразируя Яна Нарвесона, пацифизм лицемерен; Если жизнь — это абсолютное благо, как предполагает пацифист, ее стоит защищать. Деррик Дженсен предполагает, что добровольный пацифизм возможен только для тех, кто не угнетен.Добровольно выступая за пацифизм, пацифист навязывает ненасилию слабым, давая возможность сильным угнетать их.

С консеквенциалистской точки зрения войну можно оправдать. Возьмем, к примеру, Вторую мировую войну. Большинство согласны с тем, что война союзников с целью остановить Гитлера была оправданной. Подумайте о последствиях позволения Гитлеру завоевать Европу и, вполне возможно, весь мир. Конечно, пацифист будет утверждать, что существует ненасильственное решение, которое мы просто не рассматриваем.

Узнайте больше о возможности путешествий во времени.

Конец путешествия : Доктор встречает Давроса

Другая критика пацифизма состоит в том, что он лицемерен, потому что единственный способ получить эту свободу быть отказником по убеждениям — это борьба других за обеспечение этой свободы.

В серии Doctor Who, , Journey’s End , один из старейших врагов Доктора, Даврос (создатель далеков) похитил Доктора. Чтобы обеспечить освобождение Доктора, его товарищи — люди, с которыми Доктор путешествовал на протяжении многих лет, — объединяются, чтобы спасти его, угрожая применить оружие массового уничтожения под названием Варп-звезда.

Даврос внимательно замечает:

Человек, который ненавидит насилие, никогда не носит при себе оружия. Но это правда, доктор. Вы берете обычных людей и превращаете их в оружие. Узрите своих Детей Времени, превращенных в убийц. Я сделал далеков, доктор. Ты сделал это … Сколько человек умерло от твоего имени?

Проблемный пацифизм

Точка Давроса точно на высоте. У Доктора нет пистолета, но он соглашается с теми, кто есть.Доктор может практиковать пацифизм только потому, что другие делают за него необходимую грязную работу насилия.

Точно так же кажется, что пацифисты из реального мира никогда не смогли бы практиковать пацифизм, если бы прошлые войны не гарантировали им это право. В целом представление о том, что насилие и война никогда не оправданы, кажется необоснованным.

Общие вопросы о

Доктор Кто и Пацифизм

В: Как «Доктор Кто» думает о насилии?

Доктор Кто привержен ненасилию.Он не убивает своих врагов; он их перехитрил. Если они действительно умирают, это почти всегда потому, что Доктор находит способ обратить их насилие против них.

В: Какие возражения против пацифизма?

Есть много возражений против пацифизма: главное возражение — защита невиновных или самих себя. Но основная критика состоит в том, что пацифизм лицемерен, поскольку свобода возражать против насилия требует, чтобы другие поддерживали его.

Q: Что в серии Journey’s End говорится о Докторе Кто и пацифизме?

Доктор Кто. Эпизод Конец путешествия. подчеркивает тот факт, что Доктор Кто, как и пацифисты из реального мира, может практиковать пацифизм только потому, что другие применяют для него необходимое насилие.

Продолжайте читать

Червоточины, Вихрь времени и ТАРДИС: Путешествие во времени и «Доктор Кто»
Философские сложности путешествия во времени и как их решить
Может ли искусственный интеллект на самом деле мыслить, как люди?

Пацифизм — Academic Kids

От академических детей

Пацифизм — противостояние практике войны.

Многие (но не все) пацифисты привержены ненасилию в обществе в целом, взяв на себя обязательство добиваться своих целей только с помощью активного ненасильственного сопротивления или неагрессивных средств.Среди этих пацифистов также могут быть разные взгляды на то, что представляет собой насилие.

Другие пацифисты не могут в принципе выступать против любого социального использования принуждения или насилия во всех случаях, но считают, что война — это категория насилия, которая никогда не является необходимой или приемлемой.

Довизм или Довизм — неформальный термин, используемый для описания людей с пацифистскими или антивоенными принципами. Это намекает на то, что голубь не является хищником. Противоположная позиция — воинственность или милитаризм.

История

«Ведущие граждане хотят войны и объявляют войну; ведомые гражданами сражаются на войне», мультфильм 1910 г.

Пропаганда пацифизма может быть найдена в далекой истории и литературе, например, в классическом мире. До нас дошли два дошедших до нас случая из Пелопоннесской войны 431–404 гг. До н.э. — это ненасильственный протест Гегеторида Фасосского и антивоенная сексуальная забастовка афинских женщин в комедии Аристофана «Лисистрата».

Некоторые религиозные организации, такие как Общество друзей (квакеров), амиши и меннониты, были мирными на протяжении веков.В 19 веке пацифистские настроения росли. Многие социалистические группы и движения того века были пацифистами, утверждая, что война по своей природе была типом государственного принуждения рабочего класса, который был вынужден сражаться и умирать в бесполезных для них войнах по воле своих политических и экономических соображений. мастера, которые никогда не страдали на передовой.

В Аотеароа / Новая Зеландия во второй половине 19-го века британцы и их колониальные поселенцы испробовали множество тактик для захвата земель у маори, включая военные действия.В одном случае лидер маори был настолько вдохновляющим, что смог побудить воинов отстаивать свои права, не используя свое оружие. Это происходило в атмосфере, в которой подобные воины раньше побеждали противоборствующие силы. Те Вити-о-Ронгомаи убедил 2000 человек приветствовать закаленных в боях солдат в своей деревне и даже предложить им еду и питье. Этот же мирный лидер без сопротивления позволил арестовать себя и своих людей.

После кровавой Первой мировой войны война вызвала большое отвращение на большей части Запада, и пацифистские доктрины приобрели много новых приверженцев.Однако пацифистская литература или публичная пропаганда антивоенных идеалов была запрещена в некоторых странах, таких как Италия при Муссолини, Советский Союз и чуть позже Германия после прихода Гитлера. В этих странах пацифизм осуждался как простая трусость. С началом Второй мировой войны пацифистские настроения пошли на убыль. Бертран Рассел утверждал, что необходимость победы над Гитлером была уникальным обстоятельством, когда война не была худшим из возможных зол; он назвал свою позицию «относительным пацифизмом».Даже Герберт Уэллс, который утверждал после перемирия, положившего конец Первой мировой войне, что британцы пострадали от войны больше, чем от подчинения Германии, позже в 1941 году призывал к крупномасштабному британскому наступлению на европейский континент для борьбы с Гитлером. и нацизм.

Пацифистские настроения снова выросли через поколение спустя, в 1960-е годы.

Прагматический пацифизм

«Пацифист» часто менее технически описывает человека, который принимает риск для себя и других или предпочитает наказания, которые могут сопровождать неагрессивную позицию даже в экстремальных обстоятельствах, во избежание насильственных или военных решений, особенно в политике.Можно выделить человека, более чем обычно уверенного в мирных средствах разрешения любого конфликта, более пацифиста, чем других, заслужившего репутацию «голубя» или «миротворца». Пацифизм также описывает позицию в определенных обстоятельствах, в отличие от тех, кто считает, что обстоятельства оправдывают насилие. Сторонник пацифистской стратегии может быть более оптимистичным или противником насилия в ситуации, отличаясь от своего непацифистского коллеги только своей оценкой средств, которые требует ситуация.Позиции, которые рекомендуют ненападение при нормальных обстоятельствах, но оставляют за собой право на самооборону в условиях кризиса, хотя и не являются пацифистскими в идеальном смысле, могут быть названы пацифистскими в прагматическом смысле, что отражает твердую приверженность естественному и почти универсальному предпочтению мира над миром. война.

Политическая теория партий зеленых перечисляет «ненасилие» и «децентрализацию» по отношению к анархистским кооперативам или минималистскому деревенскому правительству в качестве двух из их десяти ключевых ценностей. Однако, находясь у власти, зеленые, как и все политики, часто идут на компромисс, например.г. Немецкие зеленые в кабинете социал-демократа Герхарда Шредера поддержали интервенцию немецких войск в Афганистан в 2001 году, но при условии, что они проведут мирную конференцию в Берлине, и во время избирательной кампании 2002 года вынудили Шредера поклясться, что никакие немецкие войска не вторгнутся в Ирак. .

Это говорит о том, что многие, кто выступает за «ненасилие» или пацифизм, особенно политические партии, участвующие в правительстве, на самом деле выступают за то, что более правильно называется деэскалацией или даже сокращением вооружений (в очень больших масштабах), а не за прямое разоружение ( за что выступают многие пацифисты).Многие выдающиеся пацифисты этого типа принимали участие в оборонительных военных действиях, когда их страны подвергались нападениям, но другие предпочитают покинуть свою страну, если она готовится к агрессивной войне (например, Германия в 1930-х годах). Ясно, что партия, которая пишет и обеспечивает соблюдение закона, не является ненасильственной. Однако он может быть пацифистом, отказываясь участвовать во внешних конфликтах, отказываясь поставлять оружие и укрывая беженцев, но не комбатантов. Есть много определений такого «прагматического пацифизма».

Принципиальный или радикальный пацифизм

Хотя те, кто считает, что война обычно предпочтительнее мира, действительно редки, пацифизм как особая вера встречается нечасто. Отличительная черта пацифизма — это не только чрезвычайная вера в эффективность или преимущества мирных средств разрешения конфликта, но и принципиальный отказ от всякого мнимого оправдания насильственных средств при любых обстоятельствах. Как минимум, эта позиция принимается как вопрос личного убеждения, ограниченного его собственным выбором, что иногда дает человеку сознательно свободу участвовать в военных действиях в качестве некомбатанта, если это необходимо.Некоторые люди, которые чувствовали, что не могут с чистой совестью сражаться на войне, служили водителями скорой помощи во время Первой мировой войны; другие были заключены в тюрьму, например, американский пацифист-агитатор Дэвид Деллинджер.

Последний прагматический аргумент, который могут выдвинуть пацифисты, состоит в том, что насильственное сопротивление насилию всегда не приводит к миру, что война, как можно ожидать, приведет только к перегруппировке сил в соответствии с принципами насилия. Кроме того, пацифисты могут утверждать, что война часто не достигает политических или экономических целей, на которые она якобы направлена, и выгоды обычно не перевешивают издержки, и в действительности война редко мотивируется высокими идеалами, которые ее сторонники используют для ее оправдания. .Не все формы радикального пацифизма исходят из прагматических предположений и просто выступают против насилия как такового. Радикальный пацифизм вызывает споры, и лишь несколько религий (например, христианские церкви мира и многие буддийские секты) отстаивают его.

Пацифизм имеет как пассивную составляющую (отказ от борьбы), так и активную составляющую (стремление к миру). Многие пацифисты могут стремиться к тому, чтобы их правительство признало отказниками от военной службы по убеждениям, и могут активно искать другие способы избежать любого участия в поддержании или использовании вооруженных сил своей страны.Пацифисты считают, что если их сообществу угрожает кризис агрессивной оппозиции, следует противодействовать любой агрессии как таковой, включая самозащитную «агрессию». Сторонники философии полного ненасилия на всех уровнях могут предложить прагматические аргументы в пользу преимуществ ненасильственного сопротивления; однако радикальная пацифистская позиция в конечном итоге является моральным, духовным или религиозным принципом, который должен соблюдаться любой ценой, и поэтому не обязательно подразумевает какие-либо оптимистические ожидания в отношении материальных выгод от этой политики.

Сегодня некоторые страны (например, Швейцария и Германия) предлагают гражданскую службу, чтобы пацифисты не пошли в армию.

Пацифизм и международная агрессия

Некоторые пацифисты выступают за создание мирового правительства как средства предотвращения и контроля международной агрессии без проблемы вето ООН.

Такое радикальное поведение, как пацифизм, часто вызвано религиозными убеждениями. В частности, многие буддисты являются пацифистами, как и члены Религиозного общества друзей, меннонитов, Церкви Братьев, амишей, унитаристов-универсалистов и некоторых других христианских групп.Есть также группы, такие как Свидетели Иеговы, которые придерживаются нейтралитета, а не пацифизма .

Мнения христиан по поводу того, защищал ли Иисус пацифистские учения, разделились. Определенные христианские конфессии, известные как церквей мира , заняли позицию, которую он сделал, и далее полагают, что раннее христианство было по сути пацифистским по своей природе. Русский писатель Лев Толстой защищал то, что стало известно как анархо-пацифизм или христианский анархизм.Он утверждал, что христиане обязаны быть пацифистами, а пацифисты, в свою очередь, обязаны быть анархистами, поскольку правительство основано на применении силы. Толстой находился под влиянием работ Генри Дэвида Торо о гражданском неповиновении. Собственные труды Толстого о пацифизме и непротивлении превратили Ганди в пацифизм.

В современную эпоху теологи, такие как меннонит Джон Ховард Йодер и объединенный методист Стэнли Хауэрвас, были решительными защитниками христианского пацифизма.Оба они усилили пацифистский аргумент изощренной философской основой, основанной на Библии, а также на жизни, словах и личности Иисуса.

Непацифистские религии, включая иудаизм, многие варианты христианства и ислам, обычно не претендуют на значение «пацифизм», когда они учат, что существует обязательство добиваться мира: обычно конструируют правила, иногда очень тщательно определяемые в соответствии с что использование агрессии для установления и поддержания справедливости может быть законным.Христиане-непацифисты обычно интерпретируют Христа как научившего терпению даже в условиях крайних религиозных преследований, но не распространяют это учение, как правило, напрямую на управление нациями или стратегии полицейских сил. Большинство (в частности, Римско-католическая церковь) придерживаются той или иной формулировки доктрины справедливой войны , согласно которой применение насилия или силы считается законным и необходимым при определенных обстоятельствах, и в таких случаях неучастие может быть признано морально неправильным.

Обычно подчеркивая присущие агрессии ограничения для достижения этих целей и обычно предупреждая о риске того, что агрессия часто работает вопреки своей цели, сила не является фундаментальным противоречием их религиозным принципам. Однако среди этих религий почти универсально категорически отвергается насилие как средство распространения их религии среди незащищенных народов — принцип, за который их приверженцев часто наказывают как внутри, так и за пределами своих общин, из-за тех случаев, когда насилие имело место. были проигнорированы.Даже некоторые пацифистские религии и философии иногда одобряли применение силы в явном противоречии с их принципами, хотя и не всегда, нагибаясь, чтобы сами взяться за оружие. Во время Второй мировой войны некоторые квакеры отказались от своих пацифистских убеждений и воевали.

Последователям пацифистских религий часто приходится идти на многое, чтобы добиться перемен. Это не означает, что он не может быть успешным, как в случае применения Мохандасом Ганди джайнистской религиозной концепции ахимсы, сыгравшей важную роль в обеспечении независимости Индии.Ганди полагался на то, что его последователи совершают акты ненасилия с конкретной целью — создать идеальный контраст с насилием, используемым британцами против них, чтобы повлиять на общественное мнение.

Внутри основных христианских церквей сильные пацифистские движения
появились. Это особенно верно в отношении англиканской и римско-католической традиций, обе из которых уделяют большое внимание «социальному» Евангелию. Это резко контрастирует с акцентом на личное спасение многих так называемых «евангельских протестантских» церквей.Антиинтеллектуализм и тесная связь с политикой правого крыла в некоторых таких евангелических группах, особенно в Соединенных Штатах Америки, привели к отсутствию социальной евангельской традиции в этих деноминациях.

Истоки основных христианских пацифистских движений можно проследить до 1930-х годов, когда после Первой мировой войны возник современный пацифизм. Впервые это было замечено в преимущественно интеллектуальных кругах, как религиозных, так и светских, особенно в Великобритании.В предыдущие десятилетия в этой стране он был связан с другими радикальными движениями, такими как суфражистки. После войны многие писатели, такие как Вирджиния Вульф, Олаф Стэплдон и Олдос Хаксли, выдвинули пацифизм на передний план интеллектуальной мысли. Это заставило многих богословов и духовенство пересмотреть свои прежние позиции.

Возможно, ключевой фигурой в том, чтобы пацифизм стал «респектабельным» для широкой публики, был Ричард «Дик» Шеппард, англиканский священник, известный благодаря своей должности ведущего первой религиозной программы BBC.Шеппард, бывший армейский капеллан, пришел к выводу, что война, милитаризм и национализм явно противоречат учению Христа. Таким образом, он основал чрезвычайно успешный «Союз клятв мира», светскую организацию, приверженную идее «Нет больше войн!» «Залог» звучал так: «Я отказываюсь от войны.
и никогда больше, прямо или косвенно, я не поддержу или не санкционирую другого ». В течение одного года у Шеппарда было 100 000 сторонников его дела, хотя многие позже нарушили эту клятву и сражались во Второй мировой войне.Христианскую философию Шеппарда, пожалуй, лучше всего можно описать следующей цитатой: «Не мир любой ценой, но любовь любой ценой. Любой ценой … Хотя мой враг убьет меня, я скорее умру, чем возненавижу его». Шеппард скончался в 1937 году, потеря его харизматического присутствия стала огромным ударом для его организации, поскольку это произошло в то время, когда вера некоторых членов колебалась из-за подъема нацизма в континентальной Европе.

Однако, также в 1937 году, строго англиканское ответвление Союза клятв мира,
Возникло англиканское пацифистское братство.И PPU, и APF все еще существуют и очень активны в «конструктивных» или «позитивных» усилиях по достижению мира (в отличие от более раннего «негативного» пацифизма, который определял себя как «антивоенный» и «антивоенный». не предлагая никаких прагматических решений в поддержку этой идеологии.)

В настоящее время (2005 г.) APF насчитывает около 1500 членов по всему миру,
как духовенство, так и миряне. Выдающиеся ранние члены НФА включали
бывший лидер британской лейбористской партии (и номинант на Нобелевскую премию) Джордж Лэнсбери, литературный деятель Вера Бриттен и англиканский богослов Эвелин Андерхилл.Они участвовали в ряде кампаний в конце 1930-х годов, самой известной из которых была кампания по запрещению бомбардировщиков (из-за их способности причинять огромное количество жертв среди гражданского населения). Эту последнюю причину сравнивают с сегодняшними антиядерными митингами.

Самым известным англиканцем того периода, который не был пацифистом, был академик и писатель К. С. Льюис. Льюис, по сути, осудил движение в своем радио-шоу в годы войны. (Следует отметить, что многие другие богословы и священнослужители были исключены из черного списка в этот период властями именно из-за своих пацифистских убеждений.Следует также отметить, что, несмотря на огромное влияние в качестве популяризатора религии, явно консервативные взгляды Льюиса по многим вопросам не совпадают с взглядами современных англиканских богословов.

Возможно, самым большим успехом НПФ стала ратификация
пацифистская позиция на двух последовательных Ламбетских соборах, хотя многие англиканцы до сих пор не считают себя пацифистами.

Среди современных англиканских пацифистов ярким примером является Десмонд Туту.

Роуэн Уильямс возглавил почти сплоченную англиканскую церковь в Великобритании, выступившую против войны в Ираке 2003 года, как и Питер Карнли, который аналогичным образом возглавил фронт епископов, выступавших против причастности правительства Австралии к вторжению.Опять же, это было результатом обстоятельств данного нападения. Еще неизвестно, возникнет ли оппозиция более популярной войне.

В Римско-католической церкви организация «Пакс Кристи» является ведущей пацифистской лоббистской группой. Он занимает позиции, аналогичные APF, и, действительно, известно, что эти две организации работают вместе над экуменическими проектами. В римско-католическом мире в двадцатом и начале двадцать первого веков произошел ужасный сдвиг в сторону более пацифистской позиции.Действительно, Папы Бенедикт XV, Иоанн XXIII и Иоанн Павел II открыто выступали против конкретных войн. Однако Римская церковь еще не объявила себя пацифистской и не вернулась к практике доавгустинских времен, когда тем, кто служил в армии, было запрещено совершать Евхаристию.

Существует заметная тенденция к пацифизму, которая проявилась в трудах других известных католиков двадцатого века, таких как американцы Дороти Дэй, Томас Мертон и голландец Анри Нойвен.Кроме того, замученный епископ Сальвадора Оскар Ромеро был известен тем, что использовал тактику ненасильственного сопротивления и писал медитативные проповеди, акцентируя внимание на силе молитвы и мира.

Взяв имя Бенедикт XVI, некоторые подозревают, что Джозеф Ратцингер продолжит делать упор на ненасильственное разрешение конфликтов, как и его предшественник. Означает ли это дальнейший дрейф в сторону поддержки пацифистской идеологии, еще предстоит увидеть. Примечательно, что представители как консервативных, так и либеральных фракций римско-католической общины выражают пацифистскую идеологию.

Общей связью между этими христианскими пацифистскими организациями является их отказ от так называемой теории «справедливой войны» Августина и желание реформировать Церковь, чтобы она вернулась к принципам своей ранней эпохи. Христианские пацифисты отвергают теорию справедливой войны на одном из двух оснований: либо то, что критерии, которые постулирует Августин, никогда не могут быть выполнены сегодня, либо, наоборот, то, что учение Августина явно противоречит Нагорной проповеди Христа и, таким образом, никогда не было действительным.

См. Также

Внешние ссылки

et: Пацифизм
es: Pacifismo
eo: Pacismo
фр: Пацифизм
нл: пацифизм
ja: 平和 主義
nn: Pasifisme
pl: Пацифизм

Справочник Рутледжа по пацифизму и ненасилию

Пацифизм становится самостоятельной философской идеей и политическим движением двадцатого века. Философы рассматривали пацифизм как объект философского анализа. Пацифистские партии и движения за мир всерьез работали над отменой войны.Ненасильственный активизм оказался успешным. Мир и ненасилие стали предметом постоянных размышлений. Ученые и активисты разъяснили силу ненасилия и непрекращающийся вызов насилия во всех его формах, включая культурное насилие, институциональное насилие и структурное насилие. В начале века важные философы и ученые размышляли о пацифизме и часто участвовали в мирной активности: Уильям Джеймс, Джейн Аддамс, Джон Дьюи, Бертран Рассел, Альберт Эйнштейн и другие.После Второй мировой войны пацифизм и активизм за мир сосредоточились на проблеме холодной войны и абсурдности ядерного оружия. На протяжении всего этого периода борцы за мир оттачивали свои навыки, обучаясь у Ганди и других. Область исследования мира развивалась с целью систематического понимания того, как достигается мир и можно уменьшить насилие.

К концу двадцатого века появилась обширная научная литература, посвященная философским головоломкам, касающимся пацифизма в этике и тех аспектов политической и социальной жизни, которые способствуют миру.В двадцать первом веке пацифизм по-прежнему является предметом плодотворных критических размышлений. Непацифистская альтернатива традиции справедливой войны была отточена и сформирована пацифистской критикой. Убежденные пацифисты разработали набор концепций и интеллектуальный аппарат, который помогает им понять свои собственные обязательства и идеалы. В двадцатом веке мы получаем подробные отчеты о «военно-промышленном комплексе», «милитаризме», «вонизме» и «военных преступлениях», а также теории случайного пацифизма, пацифизма справедливой войны, политического пацифизма, личного пацифизма и другие концепции, описанные в настоящей антологии.

В этой главе рассматриваются две фазы развития пацифизма. Первый этап развивался под тенью Толстого и в связи с Первой и Второй мировыми войнами. Второй этап развился во время холодной войны и включает пацифизм как ответ на ядерное оружие, а также успешное применение стратегий ненасилия в освободительных движениях. Третий этап в настоящее время находится в стадии разработки, поскольку мы отвечаем на окончание «холодной войны» и продолжающейся «войны с терроризмом».Также в последние годы была разработана всеобъемлющая критика насилия, которая рассматривает повсеместность структурного насилия и культурного насилия, опираясь на работы Йохана Галтунга, одного из гигантов исследования мира (см. Galtung 1969 и 1990). В целом, в двадцатом веке мы видим продуктивную диалектику между пацифизмом и его критиками; и в целом мир с пониманием относится к взглядам сторонников пацифизма и ненасилия.

Начало двадцатого века: от Толстого до Второй мировой войны

Уже давно существует множество людей, приверженных ненасилию и выступающих против войны в самых разных культурах.Также прилагались постоянные усилия по построению мира и прекращению войны. Важные философы внесли свой вклад в движения за мир и критику войны и насилия: Эразм, Кант и Бентам. Религиозные мыслители, такие как квакеры, меннониты и другие протестанты, также оказали глубокое влияние на развитие философии мира и пацифизма. Более длинная генеалогия пацифизма исследовала бы пацифизм американских аболиционистов, религиозных провидцев и сторонников непротивления и гражданского неповиновения, таких как Адин Балу, Бронсон Олкотт и Генри Дэвид Торо.

Лев Толстой — один из основоположников пацифизма двадцатого века. Неустойчивый пацифизм Толстого был основан на внимательном чтении христианских евангелий. Он объяснил: «Иисус сказал просто и ясно, что закон сопротивления злу насилием, который стал основой общества, ложен и противоречит природе человека; и он дал другое основание — непротивление злу, закон, который, согласно его учению, избавит человека от зла ​​»(Толстой 1885: 40).Эта идея неустойчивого пацифизма создала бы основу для размышлений о пацифизме в двадцатом веке. Толстой оказал влияние на Ганди (который назвал одну из своих ранних коммун «Толстым фермой»). Ганди и Толстой переписывались. Ганди модифицировал непротивление и превратил его в активное, но ненасильственное сопротивление. Эта идея повлияла на Мартина Лютера Кинга-младшего, Джеймса Лоусона и других ненасильственных активистов двадцатого века. Толстой оказал влияние на Джейн Аддамс, Джеймса и Дьюи. Аддамс поехал в Россию, чтобы встретиться с Толстым; Джеймс писал о Толстом в своей книге « разновидностей религиозного опыта ».И хотя Дьюи изучал Толстого, он отверг подход Толстого к жизни как требующий слишком многого от выбора «все или ничего» (Dewey 1990). Критика пацифизма Дьюи, особенно «профессиональных пацифистов» времен Первой мировой войны, заключалась в том, что «усилия пацифистов» были «праздным жестом в воздухе». Дьюи хотел, чтобы война стала эффективной с практической точки зрения, а не отменила ее. В 1917 году он сказал, что будущее пацифизма лежит:

в том, чтобы обратить внимание на войну как на средство создания этих агентств.Продолжать протестовать против войны вообще и этой войны в частности, направлять усилия на прекращение войны, а не на определение условий, на которых она должна быть остановлена, — значит повторять прежнюю тактику после того, как была обнаружена их неэффективность.


Дьюи 1917: 359


Дьюи, как и другие представители его поколения, считал, что войну можно использовать для прекращения войны. Он поддерживал американские усилия в Первой мировой войне (также называемой «войной, направленной на прекращение всех войн»). Убежденные пацифисты отвергли эту идею.

Аддамс, Джеймс и Дьюи были членами Антиимпериалистической лиги (вместе с Марком Твеном, высмеивающим цинизм войны, и Эндрю Карнеги, который вложил свое состояние в благотворительные усилия по отмене войны). Члены не обязательно были пацифистами, даже если они выступали против американского империализма, включая войны на Филиппинах и в других местах. В своей работе Аддамс и Джеймс по-разному выступали за разработку моральной альтернативы войне. В своей речи 1910 года, опубликованной в 1911 году и озаглавленной «Моральный эквивалент войны», Джеймс обсуждает «пацифизм Толстого» (James 1911: 283).Перепечатки этого эссе обновляют орфографию, написав «пацифизм» вместо «пацифизм». Но это показывает нам, что не было единого мнения о собственном названии того, что мы здесь описываем — будь то пацифизм или пацифизм. В это время концепция и терминология пацифизма находились в стадии разработки. Ученые склонны соглашаться с тем, что термин «пацифизм» был придуман Эмилем Арно в 1901 году на международной мирной конференции. Арно опубликовал в 1906 году брошюру Le Pacifisme et ses Détracteurs , в которой пацифизм описывается как знамя, под которым подавляется война и защищается гуманная жизнь (Arnaud 1906).Использование Джеймсом термина «пацифизм» в 1910 году показывает, что эта идея уже быстро распространялась. Ко времени Первой мировой войны Рассел, Дьюи и другие спорили об этой идее и употребляли термин «пацифизм».

Некоторые авторы пытались технически противопоставить пацифизму и пацифизму. Дауэр объясняет — опираясь на работы Тейлора и Чейдела, — что пацифизм сосредоточен на создании условий для мира (который также может быть открыт для ограниченных и справедливых войн), в то время как пацифизм — это моральное неприятие насилия (Dower 2009).В этом смысле Джеймс был бы пацифистом, если бы он не был полностью против войны, но был бы заинтересован в придумывании альтернатив и предотвращении войны. Действительно, идея Джеймса о моральном эквиваленте войны была в первую очередь заинтересована в поиске способов направить человеческий интерес к военной деятельности более мирными и продуктивными способами.

Джеймс умер до начала Первой мировой войны, но Аддамс и Дьюи пережили это. Первая мировая война заставила философов выбирать сторону. Аддамс был против войны.Она поддержала Вудро Вильсона, когда он пообещал уберечь США от войны. Когда США вступили в войну, она чувствовала себя преданной Вильсоном. Аддамс связала свою прагматическую надежду на мир с демократией и расширением прав и возможностей женщин и угнетенных масс, которые обычно молча страдали от ужасов войны. Аддамс и ее Партия женщин мира работали над прекращением войны и в конечном итоге создали Международную женскую лигу за мир и свободу.

Как уже упоминалось, Дьюи поддерживал Великую войну.Но ученик Дьюи Рэндольф Борн критиковал Дьюи за его поддержку войны. Борн, как известно, утверждал, что «война — это здоровье государства», и сочетал свою критику войны с общей критикой милитаризованных государств (Bourne 1918). Он был особенно разочарован тем, как американская интеллигенция оказала поддержку военным усилиям. Борн утверждал, что как только начинается война, критическое мышление прекращается, пацифизм рассматривается как абсурд, и каждый вынужден присоединиться к нему как винтик в «большом колесе» милитаристского государства (Bourne 1917: 12).

Критика Борном милитаристских государств имела параллели с марксистской критикой отношений между войной и государством, что можно найти, например, в работе Карла Либкнехта, который опубликовал свой Militarism and Anti-Militarism в 1907 году (что привело к годовому тюремному заключению) . Марксисты вроде Либкнехта считали милитаризм дополнением к капитализму. Либкнехт утверждал, что постоянные армии и эскалация милитаризма представляют угрозу миру. Он был вовлечен в «антимилитаризм», который включал пропаганду всеобщего разоружения и установление международных отношений, основанных на пролетарских интересах.Одна из коллег Либкнехта, Роза Люксембург, объяснила в статье под названием «Значение пацифизма» в 1911 году:

Милитаризм в обеих его формах — как война и как вооруженный мир — является законным ребенком, логическим результатом капитализма, который может быть преодолен только разрушением капитализма, и, следовательно, тот, кто искренне желает мира во всем мире и освобождения от огромного бремени вооружение также должно желать социализма.


Люксембург 1911: н.п.


Социалистический пацифизм Либкнехта и Люксембург развивался наряду с анархизмом начала века.Подобно социалистам, анархисты критиковали способность государства вести войну. В то время как анархисты и социалисты часто выступали за использование насилия для свержения государства, были анархо-пацифисты, чей отказ от насилия был связан с критикой политической власти во всех ее формах. Одним из важных примеров является Эмма Гольдманн, американская анархистка. Гольдманн заявил в эссе, впервые опубликованном в 1908 году: «Дело в том, что анархисты — единственные истинные сторонники мира, единственные люди, которые призывают остановить растущую тенденцию милитаризма» (Goldmann 1998: 52).Далее она объяснила:

Я считаю, что милитаризм — постоянная армия и флот в любой стране — свидетельствует об упадке свободы и уничтожении всего самого лучшего и прекрасного в нашей стране. Постоянно растущий призыв к увеличению числа линкоров и армии на том основании, что они гарантируют нам мир, столь же абсурден, как и аргумент, что мирный человек — это тот, кто хорошо вооружен.


Гольдманн 1998: 54


Гольдманн далее объяснил свою жалобу на буржуазных пацифистов следующим образом: «Недостаточно также присоединиться к буржуазным пацифистам, которые провозглашают мир между народами, одновременно помогая увековечивать войну между классами, войну, которая в действительности лежит в основе всего мира. все другие войны »(Goldmann 1998: 355).

Прежде чем завершить обсуждение пацифизма в период Первой мировой войны, мы должны упомянуть Бертрана Рассела и Альберта Эйнштейна, двух самых выдающихся интеллектуалов двадцатого века, каждый из которых был приверженцем пацифизма. Каждый был против Первой мировой войны, хотя и изменил свою позицию в отношении Второй мировой войны. Эйнштейн был одним из немногих интеллектуалов в сфере влияния Германии, подписавших документ против Первой мировой войны. Он продолжал свою миролюбивую активность на протяжении всей своей жизни.В какой-то момент он сказал: «Я не только пацифист, но и воинствующий пацифист. Я готов бороться за мир. Ничто не прекратит войну, если сами народы не откажутся от войны »(Эйнштейн 1981: 125). В 1928 году он сказал:

Кажется, совершенно бесполезно предписывать правила и ограничения для ведения войны. Война — это не игра; следовательно, нельзя вести войну по правилам, как в играх. Наша борьба должна быть направлена ​​против самой войны. Массы людей могут наиболее эффективно бороться с институтом войны, создав организацию для полного отказа от военной службы.


Эйнштейн 1981: 90


Эйнштейн был одним из самых известных сторонников сопротивления войне и отказа от военной службы. Позже, в 1930-х годах, Эйнштейн переписывался с Зигмундом Фрейдом относительно воинственных наклонностей человечества. Ответ Фрейда был сосредоточен на психологической склонности к агрессии. Но Фрейд сказал, что такие цивилизованные люди, как он и Эйнштейн, «поэтому обязаны возмущаться войной, считая ее совершенно невыносимой. У таких пацифистов, как мы, это не просто интеллектуальное и эмоциональное отвращение, но конституционная нетерпимость, идиосинкразия в ее наиболее радикальной форме »(цитируется по Эйнштейну 1981: 202).Фрейд предположил, что по мере роста и развития отвращения к войне остальное человечество может «стать пацифистом» (Эйнштейн, 1981).

Подобно Фрейду и Эйнштейну, Рассел был противником механической жестокости и пресного патриотического рвения современной войны. Рассел был одним из самых важных философов начала двадцатого века. Его работы по логике и философии языка были новаторскими. В 1901 году он сообщает о мистическом переживании обращения, вызванном встречей с маленьким ребенком, которое открыло его разум для пацифизма:

Будучи империалистом, я за эти пять минут стал сторонником буров и пацифистом.В течение многих лет заботясь только о точности и анализе, я обнаружил, что полон мистических чувств к красоте, страстный интерес к детям и почти такое же глубокое, как у Будды, желание найти какую-то философию, которая должна сделать человеческую жизнь. выносимый.


Рассел 2010: 137


Впоследствии Рассел написал многочисленные полемики против войны, в том числе пацифистские трактаты. Он работал с Товариществом без призыва и Союзом демократического контроля, которые выступали против Первой мировой войны.Во время войны он был уволен из Кембриджа, арестован и приговорен к шести месяцам тюрьмы. В одном из своих антивоенных эссе он утверждал, что юридическая попытка оправдать войну была ленивой и шаблонной. Не подтверждая абсолютный пацифизм, Рассел предложил критику войны, которую можно было бы охарактеризовать как утилитарную: он сосредоточился на «балансе добра, который война [война] должна принести человечеству» (Russell 1915: 130). В целом Рассел утверждал, что идея справедливой войны больше не применяется в наше время. В разгар Первой мировой войны он утверждал, что идеей самообороны манипулируют как предлог для войны.И он выступал против идеи развязывания войны в защиту демократии: «Отстаивать демократию войной — значит повторять в более широком масштабе и с гораздо более трагическими результатами ошибку тех, кто до сих пор искал ее с помощью ножа убийцы. и бомба анархиста »(Russell 1915: 138). Рассел далее признает свое восхищение Толстым и принципом непротивления: «Принцип непротивления содержит безмерную меру мудрости, если бы только люди имели смелость претворять его в жизнь» (139).

Но Рассел не был абсолютистом. Он не выступает против всех войн — он защищал Вторую мировую войну как единственный доступный ответ нацизму. Тем не менее, даже во время той войны Рассел продолжал называть себя пацифистом, хотя и «относительным политическим пацифистом» (например, в статье «Будущее пацифизма» 1943-1943 гг.). Эта позиция означала для него, что войны обычно не были лучшим средством борьбы за справедливость (за исключением войны с нацистами), и, более того, что существует политическое решение проблемы войны.Для Рассела решением было нечто вроде мирового правительства, которое обладало монополией на силу и было привержено либеральным принципам справедливости, а также полной трансформации социальной и политической жизни. Как он объяснил в книге Why Men Fight , которую он написал в тюрьме:

Основная проблема пацифиста — предотвратить влечение к войне, которое время от времени захватывает целые общины. И это может быть сделано только путем радикальных изменений в образовании, экономической структуре общества и моральном кодексе, с помощью которого общественное мнение управляет жизнями мужчин и женщин.


Рассел 2004: 97


После Первой мировой войны, к 1920-м годам, пацифизм ( Pazifismus ) был объектом серьезного философского анализа Макса Шелера, немецкого феноменолога, который представил подробный отчет в 1926/7 (опубликован посмертно в 1931 году — переведен как Scheler 1976; 1977). Одним из интересов Шелера был вопрос истории и продвижения к миру. Многие важные мыслители — Гоббс, Гегель, Ницше и Шпенглер — утверждали, что война и насилие являются необходимыми чертами человеческой натуры, что история идет через войну, что война укрепляет государство, и что мир женоподобен, а война героична.Шелер указал, что все это не обязательно верно; действительно, он полагал, что по мере того, как человечество продолжало духовное развитие, мир был более вероятным. Шелер связывает философию мира с изложением философии истории. Шелер также важен как источник попыток анализа концепции пацифизма, типичной для философских подходов ХХ века. Он перечислил восемь форм пацифизма: (1) героический индивидуальный пацифизм (основанный на непротивлении), (2) христианский пацифизм (основанный на естественном законе и объединяющих усилиях католической церкви), (3) экономико-либеральный пацифизм (основанный на мир свободной торговли), (4) юридический пацифизм (основанный на правовых системах, основанных на Канте, социализме и росте международных договоров и институтов), (5) коммунистический пацифизм (основанный на надежде на конец классовой борьбы), (6) имперский мировой пацифизм (основанный на умиротворяющих тенденциях имперской власти — как в pax Romana ), (7) международный капиталистический буржуазный пацифизм (основанный на объединении общих интересов международных капиталистов) и (8) культурный пацифизм (основанный на космополитизме и образовательных усилиях по гуманизации).

Были предложены и другие аналитические рамки, описывающие разновидности пацифизма. Но работы Шелера, как и работы Рассела и других, упомянутых здесь, напоминают нам, что пацифизм — плодотворная область философских исследований.

Вторая мировая война и после нее

Вторая мировая война стала проблемой для пацифистов. Квакеры и другие члены исторических церквей мира оставались противниками войны. Но философские пацифисты, такие как Рассел и Эйнштейн, в конце концов признали, что война с нацизмом может быть оправдана.Философы продолжали размышлять над концепцией пацифизма даже во время войны. В 1943 году Пол Вайс представил анализ, который объяснил различные типы пацифизма: религиозный пацифизм, циничный пацифизм, сентиментальный пацифизм, политический пацифизм и этический пацифизм. Вайс пришел к выводу, что в рамках разделения труда в обществе есть место для этического пацифизма. Он написал:

Если мы хотим быть созерцательными людьми — учеными, философами, художниками или благочестивыми, — мы не можем со всей совестью принимать участие в той всемирной и постоянной войне, которой настоящее является лишь эпизодом, которая продолжается путем подчинения некоторых людей и наций, чтобы в конечном итоге достичь блага для всех.Мы должны быть и оставаться пацифистами в этой и последующих войнах, твердо придерживаясь своего обязательства добиваться высших идеалов с верностью, беспристрастностью и ради всего человечества.


Вайс 1943: 491


Но Вайс также выдвинул возражения против пацифизма, согласно которым in extremis — когда на карту поставлена ​​сама цивилизация. Он заключает:

Ни один человек не может оставаться этическим пацифистом или милитаристом, когда цивилизация находится в процессе окончательного угасания; ни один человек не может быть по-настоящему созерцательным или практичным, когда он уже погашен.


Вайс 1943: 496


Аргументы такого рода объясняют, на какие ставки были поставлены пацифисты во время Второй мировой войны.

После того, как война закончилась и были измерены истинные разрушения, в том числе потенциальные разрушения с применением атомного оружия, всерьез возродился пацифизм. Пацифизм Рассела продолжал развиваться во время Второй мировой войны и в 1960-е годы. Одной из проблем Рассела было наличие ядерного оружия. После того, как атомные бомбы были сброшены на Японию, в статье, напечатанной в газете « Glasgow Forward » 18 августа 1945 года, Рассел трезво размышлял о силе бомбы.Он заключил:

Человечество стоит перед ясной альтернативой: либо мы все погибнем, либо нам придется немного обрести здравый смысл. Чтобы избежать катастрофы, потребуется немало нового политического мышления.


Рассел 1945: 310


Предлагаемое Расселом решение заключалось в укреплении международных институтов. Такое решение придумал и Эйнштейн. Пацифизм Эйнштейна был связан с его критикой национализма и милитаризма.Он выступал за разоружение и был сторонником Лиги Наций, а также Организации Объединенных Наций. Эйнштейн действительно защищал Манхэттенский проект, потому что был убежден, что немцы получат бомбу первыми. Но Эйнштейн оставался приверженцем отмены войны. В статье, опубликованной в 1952 году, в которой объясняется его поддержка американского проекта атомной бомбы, Эйнштейн утверждал: «Я всегда был убежденным пацифистом. Убивать на войне ничуть не лучше, чем совершать обычное убийство »(Эйнштейн 1982: 165).Заявляя, что Ганди был вдохновителем, Эйнштейн заключил: «Только радикальное отмена войн и угрозы войны может помочь» (Einstein 1982: 166). Чтобы добиться такого результата, Эйнштейн утверждал, что мирное время должно перестать быть простой подготовкой к войне. Разоружение и деэскалация были необходимы.

Рассел и Эйнштейн работали вместе над созданием конференции заинтересованных ученых, выступающих против ядерной войны — Пагуошской конференции по науке и мировым делам (состоявшейся в 1957 году). Так называемый «Манифест Рассела-Эйнштейна» (1955) рассматривал разрушительную силу водородных бомб и возможность ядерной войны положить конец человечеству.В манифесте говорилось:

Итак, вот проблема, которую мы представляем вам, суровая, ужасная и неизбежная: положим ли мы конец человечеству? или человечество откажется от войны? Люди не столкнутся с этой альтернативой, потому что отменить войну очень трудно.

Угроза ядерной войны способствовала развитию доктрины, известной как «пацифизм справедливой войны», которая считала, что ядерная война и общая угроза тотальных войн означают, что справедливой войны больше не может быть.Как утверждает Роберт Холмс, современная война неверна, поскольку современная война неизбежно убивает невинных людей, а убивать невинных людей — неправильно. Таким образом, для Холмса «современная война предположительно ошибочна» (Holmes 1989: 189).

Как упоминалось ранее, Эйнштейн выражал свое восхищение Ганди. И, как мы уже упоминали ранее, в начале двадцатого века усилия Ганди по ненасильственному общественному активизму принесли свои плоды. В других главах этой книги это обсуждается более подробно.Но стоит сделать паузу на мгновение, чтобы указать, что Ганди, казалось, думал, что его подход мог даже быть полезен в ответ на Гитлера и нацизм. Ганди обменялся письмами с Мартином Бубером, великим еврейским мыслителем, который сосредоточился на этом вопросе (Buber 1957). Ганди заявил: «Если бы когда-либо могла быть оправданная война во имя и для человечества, война против Германии, чтобы предотвратить бессмысленное преследование целой расы, была бы полностью оправдана» (Gandhi 1938: n.p.). Бубер объяснил свою позицию следующим образом: «Я не радикальный пацифист: я не считаю, что на насилие всегда нужно отвечать ненасилием.Я знаю, что означает трагедия; когда идет война, с ней нужно бороться »(Buber 2005: 293). Но Бубер был сторонником мира и диалога. Он даже предполагал, что это может сработать в арабо-израильском конфликте. Он объяснил свое видение настоящего мира следующим образом: «Мир, который наступает в результате прекращения войны, горячей или холодной, не является настоящим миром. Настоящий мир, мир, который был бы реальным решением, — это органический мир. Великий мир означает сотрудничество и не меньше »(Бубер 2005: 276).

Несмотря на свою симпатию к Ганди и пацифизму, Бубер не соглашался с ненасилием в ответ на злые угрозы, такие как нацизм.Возможно, не знал и христианский пацифист Дитрих Бонхёффер. Бонхёффера преследовали нацисты за его пацифизм и сопротивление войне. Согласно стандартному описанию жизни и смерти Бонхёффера, он отказался от своего пацифизма и участвовал в заговоре с целью убийства Гитлера, за что был казнен. Недавняя стипендия поставила под сомнение эту версию, утверждая, что Бонхёффер не был активно вовлечен в насилие: его арест и казнь были вызваны его деятельностью по сопротивлению войне и его работой по спасению евреев, а не из-за заговора, с которым он был связан (см. Nation, Siegrest , и Umbel 2013).Эта теория пацифизма Бонхёффера остается спорной. Защитники реализма рассматривают участие Бонхёффера в заговоре с целью убийства Гитлера как пример провала пацифизма; но пацифисты предпочтут альтернативную интерпретацию, которая рассматривает Бонхёффера как героя ненасилия до конца.

Подробное рассмотрение того, сработает ли Gandhian satyagraha против нацистов, или же Боноеффер и другие христианские пацифисты остались приверженными ненасилию в разгар злодеяний, — это вопрос, который мы не можем продолжать здесь.Но следует отметить, что идеи Ганди о ненасильственном социальном протесте распространились и были переплетены с христианским пацифизмом. К 1960-м годам ненасильственный социальный протест стал частью мейнстрима социальной активности, воплощенной в работе Мартина Лютера Кинга и Движения за гражданские права США, и претворялся в жизнь в других антиколониальных протестах и ​​протестах за гражданские права по всему миру, включая в революциях против Советского Союза, в Восточной Европе, Африке и Латинской Америке.

Хотя христианский пацифизм более подробно обсуждается в другой главе, мы должны отметить, что в двадцатом веке появилось значительное количество научных исследований, сосредоточенных на христианском пацифизме.Среди христианских пацифистов двадцатого века — Дороти Дэй, А. Дж. Мусте, Томас Мертон, Дэниел и Филип Берриган, Джон Ховард Йодер, Майрон Аугсбургер, Сезар Чавес и Стэнли Хауэрвас.

Мы не можем здесь обсуждать каждую из этих цифр. Но мы можем выделить несколько, отметив, что христианские пацифисты были одной из самых радикальных — и наиболее эффективных — сил социальных изменений в двадцатом веке. Дэй и ее католическое рабочее движение являются одним из вдохновляющих примеров. Дэй связал пацифизм с христианской благотворительностью и общим противодействием несправедливости и жадности, основанным на Нагорной проповеди Иисуса.Ее модель католического ненасилия и активизма за социальную справедливость тесно связана с работой Сезара Чавеса, который использовал свое понимание латиноамериканского католицизма как источник вдохновения для своего собственного ненасильственного активизма (см. Orosco 2008). Другим значительным пацифистом двадцатого века был А. Дж. Мусте, который утверждал, что пацифизм тесно связан с идеей о том, что Бог есть любовь. Мусте работал с Братством примирения, через которое он оказал влияние на Мартина Лютера Кинга-младшего, еще одного из его членов.Например, именно Мусте помог отправить Джеймса Лоусона в Индию, где он изучал ненасилие Ганди. Лоусон был методистским министром, который также отказался от военной службы по соображениям совести во время корейской войны. Когда Лоусон вернулся из Индии, он работал с Кингом и Координационным комитетом студентов, выступающих за ненасильственные действия. Дэй, Мусте, Кинг и Лоусон признали необходимость организованных ненасильственных действий и создания институтов мира в качестве замены военной системы.

Христианские пацифисты разработали стратегию ненасильственного прямого действия и гражданского неповиновения, основанную на идее о том, что, когда гражданское право вступает в противоречие с высшим моральным или религиозным законом, закон должен быть нарушен — как объяснил Кинг в своем «Письме из Бирмингемской тюрьмы» (King 1986: 93).Гражданское неповиновение, основанное на христианском учении, указывает на высший закон Царства Божьего. С этим связан призыв христианских пацифистов к ненасильственной революции против существующих социальных, политических, экономических и расовых систем. Мусте, например, однажды сказал: «В мире, построенном на насилии, нужно быть революционером, прежде чем стать пацифистом; в таком мире нереволюционный пацифист — это противоречие в терминах, уродство »(цитата из Мусте: Danielson 2014: 103). В основе христианского пацифизма двадцатого века лежит приверженность теологии, которая не идет на компромиссы со светским миром.Хауэрвас, например, утверждал, что пацифизм — это явно теологическая доктрина, которая ставит под сомнение все другие ценности, включая ценности патриотизма и национализма. Хауэрвас следует идеям, найденным у Бонхёффера, а также в трудах Йодера и других, чтобы прийти к выводу, что верность Иисусу требует пацифизма. В эссе, посвященном 11 сентября, он написал: «Христианское ненасилие — это не стратегия избавления мира от насилия, а скорее способ, которым христиане должны жить в мире насилия» (Hauerwas 2004: 203).

Конечно, есть христиане, которые не являются пацифистами. В двадцатом веке среди христиан велись оживленные дискуссии о войне и ненасилии. В то время как пацифисты утверждают, что первоначальное христианское послание является мирным, существует множество защитников традиции справедливой войны, которые основывают свои подходы на августинской традиции, утверждающей, что войну можно использовать как инструмент, предназначенный для установления мира. из tranquilitas ordinis . Эти христианские реалисты и теоретики справедливой войны включают Рейнхольда Нибура, Элизабет Анскомб, Пола Рэмси, Джеймса Тернера Джонсона, Джин Бетке Эльштайн и Джорджа Вейгеля.Одна из влиятельных работ — эссе Анскомба «Война и убийство». Анскомб утверждает, что ложное толкование христианства ведет к пацифизму (Анскомб 1981: 55). Христианский пацифизм основан на «ложном представлении» об Иисусе и ложном прочтении Нового Завета. Согласно Анскомбу, христианская этика требует защиты невиновных, которая может оправдать войну; а доктрина двойного эффекта позволяет убивать невинных людей в ходе оправданной войны.

Пожалуй, самым известным христианином, выступающим против пацифизма, является К.С. Льюис. В своем эссе «Почему я не пацифист» (обращение, которое он дал в 1940 году обществу пацифистов) он рассматривает природу подчинения власти, а также обсуждает вопрос о том, приносит ли война больше вреда, чем пользы. Что касается вопроса о вреде и пользе, он утверждает, что невозможно узнать, правда ли это. Он заключает: «История полна войн как полезных, так и бесполезных» (Lewis 2001: 74). Он также утверждает, что либеральные режимы просто терпят пацифистов — и что либеральный режим, в котором преобладает пацифизм, будет побежден тоталитарным режимом, ожидающим нападения.Он заключает: «Пацифизм такого рода идет прямым путем в мир, в котором не будет пацифистов» (Lewis 2001: 78). Это стандартные возражения против пацифизма. Джордж Оруэлл высказал аналогичный и более сильный аргумент, когда назвал пацифизм «буржуазной иллюзией», которая является «нечестной и интеллектуально отвратительной» (Orwell 1942: n.p.).

Более конкретно христианский аргумент Льюиса апеллирует к взгляду на жизнь, выходящему за пределы материального мира. Он говорит: «Доктрина о том, что война всегда является большим злом, кажется, подразумевает материалистическую этику, веру в то, что смерть и боль — величайшее зло.Но я не думаю, что это так »(Lewis 2001: 77). Льюис далее отмечает, что преобладающее мнение господствующего христианства было в поддержку войны, в том числе в трудах Августина и Аквинского. И он интерпретирует предполагаемый пацифизм Иисуса очень конкретно и ограниченно: доктрина подставления другой щеки предназначена для индивидуальных отношений и не имеет ничего общего с войной.

Когда началась «холодная война» и появилось ядерное оружие, христианские дебаты двинулись дальше в направлении пацифизма справедливой войны.Природа войны в век передовых технологий делает маловероятным, что любая война может быть справедливой. Стратегия ядерного сдерживания, например, преднамеренно нацелена на мирных жителей, тем самым нарушая один из основных принципов jus in bello . Эта критика основана на более широком этическом идеале, который тесно связан с идеалами того, что можно было бы назвать христианским персонализмом. Это идея, что люди обладают внутренней ценностью. Персоналистическая критика считает, что современная война посягает на священное достоинство человека разными способами: с использованием армий массового призыва, очернения и демонизации врага и использования оружия, которое делает убийство абстрактным и безличным.В этом смысле Папа Иоанн Павел II пропагандировал своего рода пацифизм в своей идее «Евангелия жизни». Джон Пол связывает критику войны с широкой критикой всевозможных убийств, осуждая аборты, эвтаназию, самоубийства и смертную казнь. И он отмечает как знак надежды наше растущее осознание важности ненасильственных подходов к социальным конфликтам:

Среди признаков надежды мы также должны учитывать распространение на многих уровнях общественного мнения новой чувствительности, которая все больше противостоит войне как инструменту разрешения конфликтов между народами и все больше ориентируется на поиск эффективных, но «неэффективных» инструментов. насильственный »означает противодействие вооруженному агрессору.


Джон Пол 1995: пункт. 27


Нынешний папа Франциск повторил свой призыв к христианской приверженности ненасилию. В своем обращении к Всемирному дню мира (январь 2017 г.) он заявляет:

Я прошу Бога помочь всем нам культивировать ненасилие в наших самых личных мыслях и ценностях. Пусть благотворительность и ненасилие определяют то, как мы относимся друг к другу как к личности, в обществе и в международной жизни…. Насилие — не лекарство от нашего сломанного мира.


Фрэнсис 2017: н.п.


В отличие от Льюиса и Анскомба, которые отвергают пацифистское толкование Евангелий, Франциск открыто принимает учение Иисуса о ненасилии. Он цитирует ненасильственные достижения Ганди, Абдул Гаффар Хана, Мартина Лютера Кинга, Матери Терезы и Иоанна Павла II. И он призывает христиан участвовать в «миростроительстве через активное ненасилие». Конечно, среди христиан и католицизма по-прежнему ведутся активные споры о христианском пацифизме. Но трудно отрицать, что недавние папы стали приверженцами какой-то версии пацифизма.

С христианским пацифизмом связаны пацифизм и ненасилие мыслителей и активистов других религиозных традиций. Помимо Ганди, мы могли бы также отметить Абдула Гаффара Хана, мусульманина, который работал с Ганди и обучал пуштунам сатьяграхе . Среди других вдохновляющих фигур — вьетнамский буддийский монах Тич Нхат Хан и тибетский буддист Тензин Гьяцо, более известный как Далай-лама. Но у многих ненасильственных активистов и партий нет известного единого чемпиона.Ненасильственный активизм можно найти в движениях коренных народов по всему миру, в том числе в работе женщин, стремящихся к равенству, угнетенных людей, стремящихся к свободе, и других лиц, заинтересованных в социальной справедливости. В качестве примера можно привести движение, известное как «Арабская весна», которое началось как серия ненасильственных протестов мусульманской молодежи, разразившихся в Северной Африке и на Ближнем Востоке в 2011 году.

В течение двадцатого века пацифизм стал концептуально отличаться от другого вида приверженности ненасилию.Действительно, такие ученые, как Роберт Холмс, определили концепцию под названием «ненасилие», которую Холмс, кажется, придумал в 1971 году (Holmes 2013: 157). Это более широкое понятие, чем пацифизм, поскольку ненасилие противостоит насилию в целом, а не только войне. Тем не менее, ненасильственные социальные протестующие не должны быть морально противниками войны: они могут просто стратегически использовать насилие. Однако в традиции Ганди-Кинга преобладает идея, что должно быть единство средств и цели: если кто-то стремится к справедливости и миру, он должен использовать мирную тактику.И действительно, в течение 1960-х годов развивалась взаимосвязь между активизмом за гражданские права и антивоенным активизмом. После окончания холодной войны пацифисты и общественные активисты сосредоточились на защите прав человека, укреплении международных институтов и критике крайностей милитаризма. Сегодня существует широкий спектр пацифизмов и ненасильственных подходов, основанных на различных религиозных, этических и политических доктринах. Пацифизм и ненасилие также связаны с критикой различных практик и идей, с феминизмом, защитой окружающей среды и так далее.Пацифизм и ненасилие также были задуманы в связи с более широкой этикой жизнеутверждения. Альберт Швейцер, например, описывает более широкую этическую идею, основанную на принципе «благоговения перед жизнью», идею, которая привела его к вегетарианству. Как говорит Швейцер, «Этика — это безграничная ответственность перед всем, что живет» и «человек по-настоящему этичен только тогда, когда он подчиняется принуждению помогать всему живому, которому он может помочь, и избегает причинения вреда всему живому… Жизнь как таковая. священно для него »(Schweitzer 2002: 73–74).

Заключение: за пределами двадцатого века

Когда закончилась холодная война, была большая надежда на то, что логика ненасилия возьмет верх. Фрэнсис Фукуяма предсказал «конец истории». Успешные ненасильственные кампании привели к концу Советской Империи. В Чехословакии это называлось бархатной революцией или мягкой революцией. Была надежда на глобальное разоружение и рост мирной глобализации, связанной с распространением либерального капитализма и демократии.К сожалению, насилие и война никуда не делись. Терроризм и массовое насилие продолжают терзать мир, и терроризму объявлена ​​война. Текущие конфликты остаются нерешенными. Геополитическая ситуация остается нестабильной. Ядерное оружие и другое оружие массового уничтожения продолжают существовать. А технологические разработки изменили характер войны, которая теперь включает в себя кибервойну, атаки дронов, высокоточные управляемые ракеты, системы противоракетной защиты и так далее. На протяжении этого периода международные организации продолжали расти, включая международные трибуналы, которые рассматривают военные преступления, и международные миротворческие силы, которые вмешиваются в соответствии с развивающейся идеей гуманитарного вмешательства и ответственности за защиту невинных людей, которые преследуются и убиваются их собственными правительствами.Если эра тотальных и глобальных войн, похоже, закончилась, по-прежнему сохраняется серьезное насилие и непрекращающаяся проблема оправдания военных ответных мер на насилие.

Философы и активисты продолжают размышлять о природе насилия и вопросе мира. Значительный объем научных исследований сосредоточен на вопросах справедливости на войне и традициях справедливой войны. Научные исследования в области мира также расширились и стали включать область, известную как «исследования мира», которая часто фокусируется на эмпирических исследованиях.Руководствуясь работами таких выдающихся мыслителей, как Джин Шарп и Йохан Галтунг, мы теперь имеем глубокое и всеобъемлющее понимание силы ненасилия. Философы продолжали исследовать и подвергать сомнению этику пацифизма: в эту антологию включены многие из ключевых авторов продолжающихся дебатов об этике пацифизма и философии мира. Один вывод, который следует сделать из разговоров о мире, войне и насилии за последние 25 лет, состоит в том, что эти вещи сложны с философской точки зрения.Есть разновидности пацифизма. Мир и насилие — сложные темы, имеющие множество значений, повторений и применений.

Теория и практика пацифизма и ненасилия выиграли от многовековых дискуссий. Мир также получил пользу от работы ненасильственных активистов и теоретиков ненасилия. В 2011 году психолог Стивен Пинкер опубликовал книгу, объясняющую, «почему насилие сократилось» (Pinker 2011). Хорошая новость заключается в том, что эмпирические данные показывают, что уровень насилия снижается.Сложный тезис Пинкера об упадке насилия включает размышления о психологии, политике и философии. Хотя он прямо не связывает снижение уровня насилия с развитием пацифизма и ненасилия, описанного здесь, вывод очевиден. Работа многих авторов и активистов, цитируемых в этой главе и обсуждаемых в остальной части этой антологии, сыграла важную роль в изменении нашего отношения к насилию, в прояснении силы и ценности ненасилия, а также в том, чтобы помочь нам понять, как мы можем строить глобальная культура мира.Еще многое предстоит сделать во имя мира. Но благодаря героическим усилиям тех, кто обсуждается в этой главе, мы уже на пути к лучшему миру.

цитированных работ

Анскомб, Дж. Э. М.
(ред.) (1981). «Война и убийство» в журнале «Этика, религия и политика». Миннеаполис: Университет Миннесоты, 51–61.

Арно, Э.
(1906). Le Pacifisme et ses Détracteurs. Париж: Aux Bureaux de la Grande Revue.

Бонхёффер, Д.
(1956). Никаких ржавых мечей.Нью-Йорк: Харпер и Роу.

Бубер, М.
(1957). Бубер, указывая путь. Нью-Йорк: братья Харпер.

Бубер, М.
(2005). Страна двух народов: Мартин Бубер о евреях и арабах. Чикаго: Издательство Чикагского университета.

Дэниэлсон, Л.
(2014). Американский Ганди: A. J. Muste и история радикализма в 20 веке. Филадельфия: Пенсильванский университет Press.

Дьюи, Дж.
(1917). «Будущее пацифизма». Новая Республика (28 июля): 358–360.

Дьюи, Дж.
(1990). «Искусство Толстого» в
Дж.
Boydston
(ред.), Dewey Later Works: 1925–1953, vol. 17. Карбондейл, Иллинойс: SIU Press, 381–392.

Дауэр, Н.
(2009). Этика войны и мира. Кембридж: Polity Press.

Эйнштейн, А.
(1981). Эйнштейн о мире. Нью-Йорк: Crown Publishers.

Эйнштейн, А.
(1982/1954). Идеи и мнения. Нью-Йорк: Three Rivers Press.

Галтунг, Дж.
(1969). «Насилие, мир и исследование мира». Журнал исследований мира
6 (3): 167–191.

Галтунг, Дж.
(1990). «Культурное насилие». Журнал исследований мира
27 (3): 291–305.

Гольдманн, Э.
(1998). Красная Эмма говорит: читатель Эммы Гольдманн, 3-е изд. Нью-Йорк: Книги человечества.

Хауэрвас, С.
(2004). Исполнение веры: Бонхёффер и практика ненасилия. Гранд-Рапидс, Мичиган: Бразос.

Холмс, Р.
(1989). О войне и нравственности. Принстон: Издательство Принстонского университета.

Холмс, Р.
(2013). Этика ненасилия: очерки Роберта Холмса под редакцией
П.Чиковацки
. Лондон: Блумсбери.

Джеймс, У.
(1911). «Моральный эквивалент войны», в
W.
Джеймс
(ред.), Воспоминания и исследования. Нью-Йорк: Лонгманс, Грин и Ко, 267–296.

Кинг, М. Л., младший
(1986). «Письмо из тюрьмы Бирмингема» в
М. Л.
король
(ред.), Почему мы не можем ждать. Бостон: Маяк, 85–109.

Льюис, К.С.
(2001). «Почему я не пацифист», в
С.С.
Льюис
(ред.), Вес славы. Нью-Йорк: HarperOne, 64–90.

Нация, М. Т.
,
А.Г.
Зигрист
, и
Д.П.
Зонтик
. (2013). Бонхёффер-убийца? Бросая вызов мифу, возвращаясь к его призыву к миротворчеству. Гранд-Рапидс, Мичиган: Baker Academic.

Ороско, Дж. А.
(2008). Сезар Чавес и здравый смысл ненасилия. Альбукерке, Нью-Мексико: Издательство Университета Нью-Мексико.

Пинкер, С.
(2011). Лучшие ангелы нашей природы: почему насилие уменьшилось. Нью-Йорк: Книги викингов.

Рассел, Б.
(1915). «Этика войны». Международный журнал этики
25 (2), январь: 127–142.

Рассел, Б.
(1934–44). «Будущее пацифизма». Американский ученый
13 (1), Зима: 7–13.

Рассел, Б.
(2004/1916). Почему мужчины дерутся. Нью-Йорк: Козимо.

Рассел, Б.
(2010/1975). Автобиография. Нью-Йорк: Рутледж.

Шелер, М.
(1976). «Идея мира и пацифизма: Часть 1.» Журнал Британского общества феноменологии
7: 154–166.

Шелер, М.
(1977). «Идея мира и пацифизма: Часть 2». Журнал Британского общества феноменологии
8: 35–50.

Швейцер, А.
(2002). «Философия цивилизации», в
М.
Мейер
и
К.
Бергель
(ред.), Благоговение перед жизнью: Этика Альберта Швейцера для XXI века. Сиракузы: Издательство Сиракузского университета, 70–90.

Толстой, Л.
(1885). Моя религия, перевод
ЧАС.
Смит
. Нью-Йорк: Thomas Y. Crowlell and Co.

Вайс, П.
(1943). «Этика пацифизма». Философский обзор
51 (5): 476–496.

Дополнительная литература

Брок, П., и
Н.
Молодой
. (1999). Пацифизм в ХХ веке. Сиракузы, Нью-Йорк: Издательство Сиракузского университета. (Окончательный исторический обзор пацифизма двадцатого века.)

Кортрайт, Д.
(2008). Мир: история движений и идей. Кембридж, Великобритания: Издательство Кембриджского университета. (Полезный обзор движений за мир, который указывает не только на пацифизм, но и на активизм за мир и ненасилие в широком смысле.)

Курланский, М.
(2006). Ненасилие: 25 уроков из истории опасной идеи.Нью-Йорк: Современная библиотека. (Популярный обзор истории пацифизма и ненасилия.)

Одиночество пацифиста

Многие из нас полагаются на какой-то психический гироскоп, чтобы держать свою жизнь в нужном русле. Это глубоко личный символ или тотем того, что мы считаем важным, помогает нам в трудные времена. Это может быть любовь к стране или более ограниченный патриотизм преданности альма-матер, даже бешеная преданность спортивной команде.

Для Стива Педиго это единственное предложение в Библии: «Не убий.»

Это остается в его голове, даже несмотря на то, что вместе с другими американцами он находится в состоянии шока с 11 сентября. Но он болезненно осознает, насколько он не в ногу с остальными своими согражданами. .

Три десятилетия назад Педиго заметил странность в этих четырех словах из Ветхого Завета. Он читал их много раз. Но он узнал то, что скучал в детстве в воскресной школе. или «но», приложенные к судебному запрету

«Десять заповедей» не предваряются объяснением, что они являются идеалом, которого следует придерживаться, даже если мы знаем, что проиграем.Нет никаких сносок, в которых приводятся исключения из правила, запрещающего отнятие жизни у людей. Здесь не сказано, что нельзя убивать, кроме как во время войны. Нет даже пункта о самообороне.

Он просто говорит, что мы не должны убивать, и этот принцип с тех пор составляет основу религиозных убеждений Педиго. Это прямое чтение Библии вдохновило его стать квакером. Сейчас он является пастором Общества друзей, как официально известна группа — одной из четырех так называемых Церквей мира, небольших христианских конфессий, разделяющих непоколебимую приверженность пацифизму.

Педиго не собирается отказываться от своей клятвы воздерживаться от насилия, даже несмотря на то, что он признает, что те, кто разбил угнанные авиалайнеры во Всемирный торговый центр и Пентагон, высмеивают его сожаление по поводу убийства. Он так же зол на террористов, как и на тех американцев, которые говорят, что мы должны повесить их на ближайшем фонарном столбе, а затем бомбить обратно в каменный век того, кто дал им убежище для замышления их зла.

Единственная разница в том, что Педиго остается убежденным пацифистом, даже несмотря на то, что остальная часть страны развевает флаг и психологически жаждет войны.

Он знает, что многим он может показаться нелепой фигурой: миролюбивый человек в жестоком мире. Но затем он играл эту роль в течение 26 лет, когда он был пастором небольшого квакерского собрания, как называют их прихожане, в проекте государственного жилья Кабрини-Грин в северной части Чикаго.

«В этом сообществе, — сказал 49-летний Педиго, — мы давно переживаем терроризм».

Признаки насилия

Его служение сделало его чем-то вроде эксперта по инструментам насилия.Недавно он показал посетителю здание бывшей государственной школы, которое служит местом встреч собрания. В нем также есть внеклассная программа, которую он и его жена Марлен проводят в попытке дать детям этих проектов альтернативу бандам. В последнее время произошла эпидемия снайперского огня, поскольку соперничающие банды стремятся не допускать браконьеров к своим владениям и связанной с этим прибыльной торговли наркотиками. В одном из окон класса есть новая дыра, сделанная пулей, которая врезалась в стену позади — к счастью, когда в комнате никого не было.Педиго указал на высотное здание, откуда, судя по траектории, оно должно было появиться.

«Нет, это сделал не пистолет», — сказал Педиго, не обращая внимания на предложение посетителя с тихим умением закаленного в боях ветерана. «С такого расстояния это должна была быть мощная винтовка».

Педиго быстро признает, что он не может вывести из своей пацифистской веры какое-либо простое решение проблемы, как, кроме как с помощью оружия, США могут защитить себя от будущих террористических актов.

«Прямо сейчас у меня нет ответа», — сказал Педиго. «Что касается себя, я знаю только то, что мне нужно продолжать сеять семена мира».

Под этим он имеет в виду именно то, что делал: прогулку по самой подлой из средних улиц города как личный пример альтернативы хроническому насилию.

Пацифизм Педиго и его товарищей-квакеров, как и пацифизм других Церквей мира — меннонитов, амишей и братьев, — не совсем то же самое, что недавно возрожденное движение за мир, которое организовало демонстрации в Вашингтоне на прошлых выходных.Миролюбивые люди, как правило, выросшие в университетских городках или выходцы из антиглобалистского движения, основывают свое сопротивление военной акции США против последователей Усамы бен Ладена на моральном исчислении: США не имеют права вести войну, заявляют некоторые из их знамен, потому что у него нет чистых рук. Таким образом, недостатки нашей внешней политики вызвали гнев, который привел к трагедии 11 сентября.

Условия для войны

Эта линия рассуждений восходит к попыткам древних философов и средневековых теологов дать определение bellum justum, или справедливой войне.Святой Августин обрисовал в общих чертах условия, при которых насилие оправдано для служения какой-то высшей цели, скажем, защиты нации от врагов, поклявшихся уничтожить ее.

Мирники утверждают, что США не имеют права на позу праведного воина. Церкви мира, совокупное количество которых составляет около полумиллиона человек, отвергают саму идею такого испытания.

«Мы не верим, что существует такая вещь, как bellum justum», — сказала Сьюзен Марк Лэндис. «Всякая война — это неправильно».

Распространение информации

Лэндис, который живет в Оррвилле, штат Огайо, является министром мира и юстиции меннонитской церкви.Как следует из названия должности, она была занята выпуском печатных материалов, напоминающих 100000 меннонитов в США, и особенно их молодежи, о том, что может быть связано с сохранением приверженности миру, когда другие маршируют на войну.

«Нет ничего, за что мы будем убивать, — сказал Ландис, — но у нас есть убеждения, за которые мы готовы умереть».

Раньше до этого доходило, добавила она. Особенно сейчас меннониты остро осознают преследования своих предков.Во время Первой мировой войны, когда эта страна не допускала альтернативы военной службе, меннониты были призваны в армию, но отказались принять солдатскую присягу. Бросив в военные тюрьмы, они отказались носить форму, потому что она армейская. Некоторые умерли от воздействия.

«Во время гражданской войны в армии Юга говорили, — сказал Ландис. «Там говорилось:« Те меннониты с фермы, можно подумать, что они могут стрелять, но не тратьте на них боеприпасы. Они просто стреляют в воздух »».

Квакеры тоже подвергались насилию из-за своей приверженности ненасилие.Во время американской революции на них напали другие американцы за отказ поддержать Войну за независимость из-за их убежденности в том, что никакая причина, пусть даже справедливая, не оправдывает насилие.

«Мы люди, — сказали квакеры в 1776 году, — которые должны стоять в пропасти и молиться об избавлении от гнева».

Эта линия мысли в конечном итоге восходит к гуттеритам, небольшой группе радикальных протестантов времен Реформации. «Если правящие власти требуют чего-то, что разрушает мир, — писал хронист 16-го века гуттеритов, — мы отказываемся поддерживать это словом или делом, потому что мы знаем, что месть принадлежит только Господу.»

Из-за своей пацифистской позиции гуттериты преследовались князьями и королями всех религиозных убеждений. Те, кто пережили резню в Европе, в конце концов прибыли в Америку, где их потомки составляют меннонитскую церковь и ее богословских кузенов-целующихся амишей. Последние занимают любопытное положение в американском воображении. Амиши отрекаются не только от насилия, но и от большинства принадлежностей современной жизни. Они не владеют автомобилями, не пользуются электричеством и не имеют телефонов в своих домах.Это делает их фермерские общины привлекательными для туристов для других американцев, уставших от консьюмеризма и крысиных бегов с 9 до 5. Однако во время войны это изображение подлежит пересмотру, отмечает Дэвид Клайн, фермер-амиш в округе Холмс, штат Огайо, одном из крупнейших скоплений амишей в стране.

Во время войны во Вьетнаме Клайн проходил альтернативную службу в больнице Кливленда.

Медсестра продолжала приставать к нему за то, что он бездельник, в то время как другие мальчики рисковали своей жизнью в джунглях Юго-Восточной Азии.

«Потом заговорил этот врач из Германии», — сказал Клайн. «Она сказала медсестре:« Я жила в Дрездене во время ужасных бомбардировок Второй мировой войны. Я уважаю всех, кто не убивает »».

Запутанная ситуация

Клайн, который писал об опыте амишей, говорит что террористические атаки оставили его в таком же замешательстве, как и всех остальных. «Это подводит меня к краю и заставляет смотреть наружу», — сказал он. Он даже может представить себе фантастический сценарий, в котором он окажется лицом к лицу с террористами, возможно, в горных логовах или на угнанном авиалайнере.Он говорит, что будет преследовать виновных, даже если для этого придется пожертвовать собой.

«В самолете я бы заблокировал их, удерживал, пока мне не пришлось убивать этих людей», — сказал Клайн. «Как сказано в Библии: нет у человека большей любви, чем тот, кто отдает свою жизнь за своего ближнего».

Конечно, реальность такова, что, если начнется война, эту жертву принесут не пацифисты — как это прекрасно понимает Орландо Редекопп, Братский пастор в Вест-Сайде Чикаго.

«Я могу призвать к миру здесь, — сказал он, — потому что меня защищает огромная военная машина.»

Отстаивать свою позицию

Тем не менее, он постоянно призывал к миру с кафедры. В течение 10 лет он отказывался платить подоходный налог, потому что не хотел, чтобы его доллары шли на поддержку армии США.

Настоящее Кризис стал для него одним из самых конфликтных моментов за 20 лет служения общине в центре города.

Редекопп белый; большая часть его прихожан — чернокожие. Для афроамериканского молодого человека военная служба может быть ступенькой из гетто.Поэтому он не может отвергнуть молодых людей из его церкви, которые записываются в надежде позже поступить в колледж со своими военными пособиями.

Вечер 11 сентября и последующие воскресенья были особенно эмоциональными в его церкви, когда люди находились между гневом и возмущением и своими религиозными убеждениями. По словам Редекоппа, ура-патриотизм — естественный выход для разочарования людей. Это способ спросить: зачем кому-то это нужно делать с нами?

Тем не менее, в конце концов, как и другие члены Церквей мира, Редекопп остается приверженным пацифизму, даже несмотря на то, что другие американцы готовы последовать за своим президентом в войне с терроризмом, которую он объявил.

«Я до сих пор читаю, где Иисус сказал:« Возлюби врагов твоих », — сказал Редекопп. «Какая польза от ценностей, если их отбросить в затруднительное положение?»

Мы продолжаем наш христианский пацифистский стенд

Источник: Дороти Дэй, «Наша страна переходит от необъявленной войны к объявленной войне; Мы продолжаем нашу христианскую пацифистскую позицию »,« Рабочий-католик », 1, 4 января 1942 г. Предоставлено веб-сайтом« Движение католических рабочих »по адресу www.catholicworker.org.


УВАЖАЕМЫЕ СОТРУДНИКИ ВО ХРИСТЕ:

Господи Боже, милосердный Боже, Отец наш, будем молчать или говорить? А если мы заговорим, что мы скажем?

Я сижу здесь, в церкви на Мотт-стрит, пишу это в вашем присутствии.На улице тихо, но вы тоже есть, в китайцах, в итальянцах, этих соседях, которых мы любим. Мы любим их, потому что они наши братья, как Христос — наш Брат, а Бог — наш Отец.

Но мы так много забыли. Мы все забыли. И как мы можем узнать, если вы нам не расскажете. «Ибо всякий, кто призовет имя Господа, спасется». Как же тогда им призывать Того, в Кого они не верили? Но как им поверить Тому, Кого они не слышали? А как слышать, если никто не проповедует? И как люди должны проповедовать, если они не будут посланы? Как написано: «Как прекрасны ноги проповедующих Евангелие мира!”

Семьдесят пять тысяч католических рабочих выходят на улицу каждый месяц. Что напечатать? Мы все еще можем напечатать то, что Святой Отец говорит, когда говорит о тотальной войне, об уменьшении ужасов войны, когда он говорит о городах-убежищах, о кормлении Европы. . . .

Мы напечатаем слова Христа, Который с нами всегда, даже до скончания века. «Любите своих врагов, делайте добро тем, кто вас ненавидит, и молитесь за тех, кто преследует и клевещет на вас, чтобы вы были детьми вашего Отца Небесного, Который заставляет Свое солнце восстать над добром и злом и посылает дождь на справедливых и несправедливых.”

Мы находимся в состоянии объявленной войны с Японией, Германией и Италией. Но все же мы можем повторять слова Христа каждый день, держа их в своих сердцах, каждый месяц печатая их на бумаге. В прошлом Европа была полем битвы. Но давайте вспомним святого Франциска, который говорил о мире, и мы напомним о нем и нашим читателям, чтобы они не забыли.

В «Католическом работнике» мы процитируем нашего Папу, наших святых, наших священников. Мы продолжим печатать статьи, которые напоминают нам сегодня, что все мы «призваны быть святыми», что мы другие христиане, напоминая нам о священстве мирян.

Мы по-прежнему пацифисты. Наш манифест — Нагорная проповедь, а это значит, что мы будем стараться быть миротворцами. Говоря от имени многих наших отказников от военной службы, мы не будем участвовать в вооруженных конфликтах или производстве боеприпасов, или покупать государственные облигации для ведения войны, или побуждать других к этим усилиям.

Но и к нашей критике придраться не будем. Мы любим свою страну и любим нашего президента. Мы были единственной страной в мире, где люди всех наций нашли убежище от угнетения.Мы признаем, что, хотя в порядке намерения мы пытались отстаивать мир, из любви к нашему брату, в порядке казни мы, американцы, потерпели неудачу в соблюдении наших принципов.

Мы будем стараться ежедневно, ежечасно молиться о прекращении войны, о таком конце, как сказал отец Орчард, «как явится всему миру, что это было вызвано божественным действием, а не военной силой или дипломатические переговоры, которые люди и народы тогда приписывали бы только своей силе или прозорливости.”

«Несмотря на все призывы к молитве, — заключает отец Орчард, — в настоящее время слишком мало свидетельств того, что трагедия человечества и отчаянная нужда мира побудили верующих, еще меньше взволновали бездумные массы, обратиться к молитва как единственная надежда человечества в этот ужасный час.

«Мы никогда не будем молиться, пока не почувствуем более глубоко, и мы никогда не будем чувствовать достаточно глубоко, пока не представим себе, что на самом деле происходит в мире, и не поймем, что возможно в воле Бога; и это означает, что до тех пор, пока достаточное количество людей не осознает, что мы довели дело до того, что человечество не в силах помочь или спасти.

«Те, кто действительно чувствуют и видят, даже если они неадекватны, не должны колебаться, чтобы начать молиться или не упорствовать, какими бы мрачными ни были перспективы». Пусть побуждают других поступать так же; а затем сначала небольшие группы, а затем Церковь в целом и, наконец, мир могут обратиться и взывать о прощении, милосердии и избавлении для всех.

«Тогда мы можем быть уверены, что Бог ответит действенно; ибо рука Господа не укорочена, чтобы не спасать, и ухо Его не тяжело, чтобы не слышать.Добавим, что если мы не объединим эту молитву с подаянием милостыни, раздачей наименьших из детей Божьих и постом, чтобы помочь накормить голодных, и покаянием в знак признания нашей доли вины, наша молитва может стать пустые слова.

Наши дела милосердия могут увести нас в самый разгар войны. Как редактор «Католический работник», я призываю наших друзей и соратников заботиться о больных и раненых, выращивать пищу для голодных, продолжать все наши дела милосердия в наших домах и на наших фермах.Мы, конечно, понимаем, что существуют и будут большие расхождения во мнениях даже среди наших собственных групп относительно того, насколько хорошо мы можем сотрудничать с правительством в такие времена. Существуют более глубокие различия, и многие будут продолжать работать с нами по необходимости или по собственному выбору, кто не согласен с нашей позицией в отношении войны, отказа от военной службы и т. Д. Но мы просим, ​​чтобы была взаимная благотворительность и снисходительность среди всех нас.

Это письмо, разосланное во все наши Дома гостеприимства и на все наши фермы и напечатанное в январском номере газеты, должно изложить нашу позицию в это самое трудное время.

Из-за нашего отказа помочь в ведении войны и нашего настойчивого стремления сотрудничать во имя мира мы можем столкнуться с трудностями. Но мы верим в щедрость и понимание нашего правительства и наших друзей, которые позволят нам продолжать и использовать нашу бумагу для «проповеди Христа распятого».

Да молится за нас Пресвятая Мария, Мать любви, веры, знания и надежды.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.