Органическое нарушение личности: Органическое расстройство личности

Содержание

Тема №11 «Экзогенно-органические расстройства — кафедра психиатрии и наркологии 1СПбГМУ им. И.П. Павлова


Тема №11 «Экзогенно-органические расстройства


Содержание учебной программы по данной теме:
Экзогенно-органические психозы, общие закономерности (психоорганический синдром, реакции экзогенного типа). Особенности отражения в МКБ-10. Органический амнестический синдром
(Корсакова), делирий, аменция, онейроид, сумеречное помрачение
сознания, органический галлюциноз, кататоническое расстройство,
органическое бредовое (шизофреноподобное), органическое аффективное
расстройство, органическое диссоциативное расстройство,
эмоционально-лабильное (астеническое) расстройство, легкое когнитивное
расстройство, органическое расстройство личности (психоорганический
синдром), постэнцефалитический синдром, посткоммоционный синдром
Психические нарушения при черепно-мозговой травме. Классификация
черепно-мозговых травм: открытые (проникающие, непроникающие) и
закрытые (коммоции, контузии, воздушные конфузии, травмы). Стадии
развития травматической болезни: начальная (острейшая, «хаотическая»),
острая, поздняя и отдаленная. Психические и соматические нарушения в
начальной стадии травматической болезни: расстройства сознания,
сердечно-сосудистой деятельности и дыхания. Психические и вегетативные
нарушения в острой стадии: церебральная адинамия (астения).
Вегетативные и вестибулярные нарушения, очаговые симптомы,
эпилептиформные реакции, корсаковский синдром, сумеречное состояние
сознания, травматический делирий. Психические и соматические нарушения
в поздней стадии: астенический синдром, вегетативные и вестибулярные
нарушения, эпилептиформный синдром. Травматические психозы с
аффективными и шизоформными синдромами, истероформные реакции.
Психические нарушения стадии отдаленных последствий: посттравматическая
церебрастения, энцефалопатия, слабоумие, Джексоновская эпилепсия.
Посттравматическое развитие личности. Врачебные мероприятия на
различных этапах травматической болезн. Пневмоэнцефалография,
электроэнцефалография. Трудовая экспертиза и трудоустройство больных с
остаточными явлениями после черепно-мозговой травмы.


Учебные материалы


Экзаменационные вопросы

  1. Экзогенно-органические психозы, общие закономерности.Особенности отражения в МКБ-10.
  2. Клиника психических нарушений в острейшем и остром периодах черепно-мозговой травмы. Формы течения. Лечение.
  3. Клиника психических нарушений в отдаленном периоде черепно-мозговой травмы. Формы течения. Лечение.
  4. Сифилитическое поражение головного мозга.  Клинические формы, диагностика, лечение.

«Обратная связь» — тема №11

«Обратная связь» — тема №11

Формирование органического расстройства личности у подростков в контексте многоосевого диагноза Текст научной статьи по специальности «Психологические науки»

УДК 616.895. 8-07

ФОРМИРОВАНИЕ ОРГАНИЧЕСКОГО РАССТРОЙСТВА ЛИЧНОСТИ У ПОДРОСТКОВ В КОНТЕКСТЕ МНОГООСЕВОГО ДИАГНОЗА Г. Г. Буторин, Н. В. Калинина

ORGANIC PERSONALITY DISORDER DEVELOPMENT IN THE FRAME OF MULTIAXIAL DIAGNOSIS G. G. Butorin, N. V. Kalinina

В статье анализируются клинико-психологические и динамические особенности становления органического расстройства личности во взаимодействии с резидуально-органическим психосиндромом. Исследования проводились на протяжении трех лет. Было изучено 115 подростков мужского пола в возрасте от 16 до 20 лет. Становление органического расстройства личности изучалось мультидисциплинарной бригадой специалистов клинико-динамическими, клинико-психопатологическими, психологическими и клинико-анамнестическими методами. Полученные результаты позволили уточнить основные клинические этапы становления органического расстройства личности (по МКБ-10), определить основные типы на завершающем этапе ее формирования, проследить взаимодействие формирующихся психопатических феноменов с дизонтогенетическим развитием, обусловленным резидуально-органической церебральной патологией. Кроме того, была предпринята попытка соотнести клинико-психопатологические и клинико-динамические признаки с показателями резидуального психоорганического синдрома в контексте многоосевого диагноза.

The paper presents the analysis of clinico-psychological and dynamic features of organic personal disorder development in interaction with the residual and organic psychosyndrome. Research was conducted over three years, 115 male teenagers aged 16 — 20 years were studied. The organic personal disorder was studied by a multidisciplinary team of experts with clinico-dynamic,clinico-psychopathological, psychological and clinico-anamnestical methods. The received results allowed to specify the main clinical stages of formation of organic disorder of the personality (on ICD-10), to define the main types at the final stage of its development, to track interaction of the forming psychopathic phenomena with the disontogenetic development caused by residual and organic cerebral pathology. Besides, we attempt to correlate clinico-psychopathological and clinico-dynamic signs to indicators of a residual psychoorganic syndrome in the frame of multiaxial diagnosis.

Ключевые слова: органическое расстройство личности, психопатия, резидуально-органическая патология, клинические этапы, многоосевой диагноз.

Keywords: organic personality disorder, psychopatiya, residual and organic pathology, clinical stages, multiaxial diagnosis.

Актуальность. По данным отечественных и зарубежных авторов на современном этапе жизни общества возникла четкая тенденция к росту нервнопсихической заболеваемости среди детей и подростков, показатели которой за последние 10 лет выросли более чем в 2 раза [1; 6]. Согласно данным МЗ РФ [7, с. 3 — 9] резкое увеличение числа наблюдающихся в психиатрических кабинетах детей и подростков также свидетельствует о прогрессирующем ухудшении состояния психического здоровья у этого контингента населения. Большинство исследователей считают причиной данной тенденции высокую частоту рождения детей незрелых, с патологией центральной нервной системы [2; 4; 11; 12].

Анализ статистических данных последних лет показывает, что в структуре психической патологии подростков 43,6 % приходятся на непсихотическое психическое расстройство, среди которых первое место занимают последствия органического поражения ЦНС. В то же время известно, что клинически проявляющиеся формы резидуально-органической патологии мозга могут стать основой для патологического формирования личности [2; 8; 9; 11; 13; 14; 16]. Несмотря на многолетние исследования проблемы и накопленный к настоящему времени значительный материал, вопросы психопатических состояний цереб-

рально-органического генеза (выделенные Г. Е. Сухаревой в группу органических психопатий и трактуемые в МКБ-10 как органическое расстройство личности — Б07.0) продолжают оставаться в отечественной детской и подростковой психиатрии предметом дискуссий. Толкование именно органических психопатий является одним из сложных вопросов общего учения о психопатиях. По мнению большинства авторов, недостаточно изучены этапность становления личностной аномалии и её типология, что объясняется, прежде всего, всё расширяющимся многообразием факторов, влияющих на психопатические проявления. Это же относится и к трактовке возраста завершения становления органической психопатии, который разными авторами рассматривается в рамках

14 — 16 лет, и установление диагноза, по их мнению, может быть вполне обоснованным до завершения пубертатной фазы [2; 3; 5; 16; 19]. В этой связи проблему становления расстройств личности, связанную с церебральной резидуальной органической патологией следует считать актуальной, что определяется выраженностью и глубиной социальной дезадаптации этих детей и подростков, в том числе ограниченностью и негодностью к службе в армии, снижением потенциала трудовых ресурсов, распространенностью девиантного, в том числе делинквентного, поведения. Акту-

альность проблемы, дискуссионность и малоизучен-ность отдельных положений свидетельствует о целее-сообразности дальнейшего изучения органического расстройства личности (ОРЛ).

Цель и задачи исследования определили объем и принципы отбора клинических наблюдений. Критерии включения в исследования заключались в следующем:

— наличие всех признаков психопатического расстройства личности (тотальность, относительная стабильность патологических черт характера, социальная дезадаптация), которые отвечают всем особенностям клинической картины органической психопатии [10] и их соотнесение с критериями ОРЛ по МКБ-10;

— наличие пре-, пери- и ранних постнатальных поражений головного мозга, подтвержденных психопатологическими, неврологическими и параклиническими исследованиями;

— наличие изменений психики по «органическому» типу при патопсихологическом обследовании.

К критериям исключения относились психопатические расстройства другого генеза.

Материал и методы исследования. Мультидис-циплинарные исследования проводились на протяжении трех лет (2010 — 2013 гг.), за это время было изучено 115 подростков мужского пола в возрасте от 16 до 20 лет. Выбор возрастных границ был обусловлен тем, что, как известно, в эти сроки были все основания для окончательной постановки диагноза.

Становление ОРЛ (органической психопатии) было прослежено клинико-динамическими, клиникопсихопатологическими и клинико-анамнестическими методами. При этом использовались данные медицинской документации, характеристики родителей, воспитателей, педагогов, непосредственная оценка клинического статуса при периодических поступлениях пациентов в стационар до 18-летнего возраста, динамика психологических заключений. Все клинические показатели оценивались как по МКБ-10 (кластер Б07.7), так и согласно отечественным типологическим и классификационным характеристикам [2; 3; 5; 10; 14]. При этом в работах каждого из авторов имеются оценки различных аспектов проблемы как уже известных и принятых, так и предложенных вновь. Согласно взглядам Н. Е. Буториной [2; 3; 4] симптоматология и динамика различных психопатологических проявлений, обусловленных резидуальной церебрально-органической недостаточностью, с позиций МКБ-10 может соответствовать понятию «резидуально-органического психосиндрома», близкому по своему значению к категории Б07.9, диагностической рубрики Б07 (расстройства личности и поведения вследствие болезни, повреждения и дисфункции головного мозга). В понимании автора структура такого синдрома определяется контаминацией различных групп психических расстройств и может быть охарактеризована как сложный синдромокомплекс. В каждом случае он представлен сочетанием отдельных синдромов: церебрастеническим синдромом с выраженными соматовегетативным компонентом; синдромами нарушения когнитивной деятельности, психо-

моторики, синдромами эмоциональных и поведенческих расстройств. Несомненно, что такое понимание психоорганического синдрома ставит дифференцированную оценку диагностических параметров (психопатологических и динамических) в прямую зависимость от многоосевого принципа построения диагноза, который уже был использован при различных классификациях [2; 6; 7]. В настоящей работе, опираясь на предложенные подходы, предпринята попытка соотнести клинико-психопатологические и клинико-динамические признаки с показателями резидуального психоорганического синдрома в контексте многоосевого диагноза. Многоосевая оценка опиралась главным образом на классификацию R. Nicol,

O. Hoile и на многоосевой принцип применительно к психопатическим нарушениям у подростков Ю. В. Попова как на наиболее адекватные разрабатываемой проблеме.

Данные клинического обследования уточнялись и дополнялись электрофизиологическими показателями, имеющими большое значение при решении вопросов диагностики органического поражения головного мозга. Основным методом являлось электро-энцефалографическое обследование. Кроме того, были использованы методы экспериментальной клинической психологии, включающие методики ПДО и УНП. Выбор именно этих личностных методик определялся их целесообразностью, простотой выполнения и высокой валидностью.

Результаты и обсуждение. Исследование проводилось в три этапа. На первом этапе осуществлялась диагностическая оценка расстройств, на втором -клинико-катамнестический анализ всех предыдущих обращений, на третьем — динамическое наблюдение за изменениями клинической картины до полного завершения периода полового созревания.

Такая этапность выполнения работы способствовала более адекватному решению поставленных задач. Длительное динамическое и катамнестическое наблюдение позволило обоснованно считать выявленные закономерности формирования органической психопатии достаточно достоверными.

Клиническое наблюдение осуществлялось одновременно в двух группах. В основную группу включено 80 подростков со стационарно установленным диагнозом органической психопатии, или органическим расстройством личности (ОРЛ) согласно классификатору МКБ-10. Контрольную группу составили 35 пациентов того же возраста с психопатоподобными синдромами церебрально-органического генеза без признаков формирования психопатии.

Обработка полученных числовых данных осуществлялась с помощью методов непараметрической и параметрической статистики, для оценки достоверности использовался критерий Стьюдента (t), во внимание принимались только результаты при величине р < 0,005. Для измерения взаимосвязи между изученными явлениями применялся корреляционный анализ.

Результаты исследования показали, что клинические и динамические индексы изученных психопатических расстройств резидуально-органического генеза

были весьма разнообразны. Такой широкий спектр проявлений позволил выделить типологические варианты, определить их клинические характеристики, динамические особенности, исходное состояние.

Основную группу наблюдений составили 80 человек, в которой было выделено две подгруппы, отличающиеся друг от друга степенью тяжести [10]. Разделение осуществлялось с учетом следующих клинических характеристик: начало становления аномалий личности с раннего детства, продолжительность компенсаций и декомпенсаций, степень нарушенного поведения и социальной дезадаптации, критика к состоянию, частота декомпенсаций, характер их возникновения, возраст проявления пубертатной декомпенсации, ее клиническая модель, коморбидность с другими психопатологическими расстройствами.

В первую подгруппу было отнесено 23 обследованных (28,7 %) с тяжелой и выраженной степенью органической психопатии — ОРЛ, во вторую 57 (71,3 %) — с умеренной. Объединение тяжелой и выраженной степени в одну группу было связано с тем, что основные критерии, характеризующие их, были практически идентичными. Вместе с тем такой признак тяжелой степени психопатии, как декомпенсация с отдельными эпизодами психотического уровня встречался в единичных случаях (5 человек), а семейная дезадаптация оказалась глубокой в обеих группах, что приводило к ограничению социального функционирования, неустойчивой социальной дезадаптации.

Таким образом, различия между выраженной и тяжелой степенью органической психопатии у наблюдаемых подростков были незначительными, что давало основание во всех случаях рассматривать формирующуюся патологию характера не как тяжелую, а как выраженную степень органической психопатии, принимая во внимание, что на тяжесть проявлений в подростковом возрасте влияет не только уровень психопатических расстройств, но и заострение их в пубертате, усиленное декомпенсацией резидуально-органического психосиндрома.

По данным медицинской документации и анамнестических сведений в подавляющем большинстве случаев была зарегистрирована различная патология беременности, неблагоприятный акушерский анамнез, и воздействия патогенных факторов в раннем постна-тальном периоде. При этом в полученных данных, рассмотренных в подгруппах, оказалось, что формированию выраженной степени характерологических расстройств в 42 случаях (52,5 %) предшествовало сочетание тяжелых повреждающих факторов пери- и постнатального периодов, в 12 (15,0 %) — пре- и пост-натальных, в 6 (7,5 %) — грубые постнатальные повреждения, сопровождающиеся судорожным компонентом. При становлении умеренной степени патологического характера наблюдалось в основном сочетание пре- и перинатальных факторов (у 17 или 21,2 %) и в остальных 4 случаях (5,0 %) это была достаточно массивная пренатальная или перинатальная патология. Можно полагать, что ранняя органическая неполноценность, которая в медицинской документации фиксируется как «перинатальная энцефалопатия», обуславливает предиспозицию формирования

органической психопатии. Результаты социальнопсихологической диагностики семьи показали, что при невысоких общих различиях как в основной, так и в контрольной группах выявлялся значительный процент неблагополучных семей и патологических форм воспитания. В то же время семьи основной группы отличались более выраженным индексом аномальности как в структуре, так и в психологическом климате. Негармоничные семьи составили 36 %, деформированные — 48 %, с алкогольным бытом —

15 %, с судимостью родителей и близких родственников — 8 %. В этой же группе в два раза чаще, чем в контрольной, отмечалось неправильное воспитание по типу гипоопеки (56 %).

Согласно показателям психофизического развития изучаемых подростков основной группы с ранних этапов их онтогенеза наблюдалось определенное своеобразие этого развития, что достаточно обоснованно рассматривалось как закономерности становления органической психопатии.

Прежде всего, наличие психоорганического синдрома и его конгениальная связь с признаками формирующегося органического расстройства личности обусловливали сложное сочетание психического ди-зонтогенеза поврежденного и дисгармонического типов, отражающих нарушения различных уровней развития. В этой связи определение психоорганических дизонтогенетических расстройств лишь как асинхро-нии развития или его дисгармонии [11; 13; 17; 18], а в соответствии с МКБ-10 как диссоциальных расстройств личности (Б60.2), не отражало всей сущности рассматриваемого феномена. Мы полагали, что учесть многообразие специфических патологических проявлений возможно лишь с использованием многоосевого диагноза, позволяющего оценить различные аспекты, что давало наиболее полное представление о больном [2, с. 12 — 14]. В контексте изложенного было проанализировано соотношение глубины и выраженности психоорганических расстройств с тяжестью проявлений органической психопатической симптоматики.

Известно, что становление психопатии происходит в детском и подростковом возрасте. Однако незрелость личности, особенности эмоциональноволевой сферы затрудняли диагностику психопатий. В то же время наблюдаемые своеобразные отклонения в психологическом развитии позволяли уже на этих этапах предполагать нарушения психологического развития (Р8 по МКБ-10) и рассматривать эти возрастные отклонения как этапы формирования патологической личности. Обозначение этапов исходило из названий, предложенных В. А. Гурьевой и В. Я. Гин-дикиным [5] применительно к общей группе психопатий.

Как показали исследования, на этапе раннего детства признаки нарушения психологического развития отражались в синдроме «органической невропатии»с присущим ему сочетанием невропатических и психоорганических симптомов, которые были выявлены во всех наблюдениях основной группы (80 человек). Для этих детей была характерна неадекватная реакция на внешние средовые раздражители, что находило свое отражение в более или менее нарушенном поведении

и затруднении в приспособляемости к окружающей среде. На фоне дизонтогенетических проявлений возникала первая патологическая симптоматика в виде патологических реакций и аффективной неустойчивости. Патологические реакции появлялись не только под влиянием внешнего стресса, но и внутреннего (при соматических заболеваниях, физических перегрузках). Прослеженное разнообразие проявлений органической невропатии показало, что в 59 наблюдениях (73,7 %) невропатические симптомы соответствовали гиперстеническому варианту и в 21 (26,1 %)

— гипостеническому. Особенностью невропатического симптомокомплекса было присутствие в клинической структуре выраженной резидуально-органической неврологической симптоматики в виде рассеянных церебральных микросимптомов, наличие неврозоподобных расстройств, таких как энурез (13 человек), заикание (5 человек), страхи (19 человек), снохожде-ние-сноговорение (12 человек), тикоидная симптоматика (2 человека). Кроме того, у десяти пациентов отмечались судорожные состояния на высоте температуры. Следует заметить, что указанные расстройства встречались чаще и имели более длительное течение в первой подгруппе с формированием выраженной степени психопатии.

Уже в раннем детстве выявлялись и другие признаки, отражающие взаимодействие первых психопатических радикалов с психоорганическими расстройствами. Соматовегетативной уязвимости сопутствовала дисрегулярность моторного и когнитивного развития: статических, локомоторных и речевых функций. Клинико-динамическое наблюдение позволило установить, что у всех обследуемых с гиперстеническим вариантом невропатии при дальнейшем становлении аномалий характера преобладали черты возбудимого типа с отчетливым их структурированием. В клинической картине наблюдалось гиперкине-тическое расстройство (Б90) с гиперактивным поведением. Гипостенический вариант определял структуру характерологических расстройств с преимущественными чертами тормозимости, в котором преобладали признаки органического эмоциональнолабильного (астенического) расстройства (Б06.6) с когнитивным дефицитом. Сравнительный анализ с контрольной группой выявил определенное своеобразие динамических характеристик при становлении органической психопатии на этом этапе. Первые проявления и постепенное нарастание очерченных психопатических радикалов совпало с первым возрастным критическим периодом (3 — 4 г.). Их характерная особенность заключалась в актуализации и закреплении патологического способа реагирования. При этом наряду с отличительными свойствами, характерными для разных психопатических типов, они имели ряд общих закономерностей. Первые патологические (патохарактерологические) реакции, которые с полным основанием были отнесены к психопатическим, носили малодифференцированный, фрагментарный и изменчивый характер, возникали непосредственно вслед за стрессовым моментом, в большинстве случаев протекали по типу аффективных разрядов и быстро исче-

зали. Обращало на себя внимание достаточно частое включение в реакции истерических элементов.

В этот период несколько менялась структура и психоорганического синдрома. В отличие от контрольной группы, в которой на фоне регредиентных тенденций возникала не очерченная декомпенсация органического психосиндрома, в основной группе психоорганические расстройства обнаруживали склонность к прогрессивному усложнению соматове-гетативного, психомоторного и когнитивного компонентов. Результаты исследования позволяли с полным основанием утверждать, что установление стационарного характера первоначальных психопатических реакций в младшем детском возрасте (от 0 до 6 — 7 лет) с элементами стереотипно повторяющихся патохарактерологических проявлений по возбудимому, истерическому и астеническому типам и есть начальный этап или этап начальных клинических проявлений органического расстройства личности, или органической психопатии. Как представляется, на этом этапе условная конструкция многоосевого диагноза, формулирующая наиболее важные её аспекты, может составляться исходя из следующего. Ось 1: Б07.0 — органическое расстройство личности (в рамках актуального детского контекста Б8). Ось 2: Б83 -смешанные специфические расстройства развития. Ось 3 — общий уровень развития (согласно анамнезу и показателю 1Р) в пределах низкой нормы. Ось 4 — со-матовегетативные заболевания, определяемые индивидуально. Ось 5 — аномальные психосоциальные ситуации (категории раздела 2, относящегося к аномальности внутрисемейных взаимоотношений —

1.х и аномальным типам воспитания — 5.х). Ось 6 -умеренное социальное функционирование — 2.

Второй этап — этап развернутых клинических проявлений — охватывал допубертатный период (до 11 — 12 лет), отличался полиморфностью клинических проявлений, обусловленных патогенными биологическими (резидуально-психоорганическими) и социальными (семейными, школьными и средовыми) факторами. Более того, его начало адресовалось ко второму возрастному критическому периоду (6 — 8 лет), совпадавшему с началом школьного обучения. Резкая смена жизненного стереотипа, новые непривычные психофизические нагрузки, интеллектуальное напряжение складывались в комплекс кризисных ситуаций, который накладывался на этап начальных клинических проявлений, взаимодействуя с возрастной декомпенсацией резидуально-органического психосиндрома, снижал порог аффективного реагирования.

Психопатические реакции приобретали более дифференцированный и однотипный характер в их клиническом содержании и оформлении, выявлялись не только общие, но и специфические черты. Общими для всех были типичные для этого возраста патохарактерологические реакции, в которых преобладали реакции активного и пассивного протеста: побеги и бродяжничество, вспышки гнева с разрушительными тенденциями, кражи «назло», порча вещей обидчиков, враждебность и агрессивность, что соответствовало кластеру Б91 (Расстройства поведения). Реакции появлялись по любому незначительному поводу, чаще в

трудной и более или менее продолжительной стрессовой ситуации. Специфические психопатические реакции достаточно отчетливо отражали складывающийся преимущественный тип реагирования. Для возбудимого типа более характерными были реакции с аффективно-возбудимыми радикалами, которые по мере их нарастания и стабилизации делали более выраженными акценты в психопатической личностной структуре. В 62 наблюдениях начинали преобладать черты злобности, взрывчатости, гневливости, что свидетельствовало о формировании эпилептоидных черт; в 11 -выраженное усиление внешних проявлений аффективной возбудимости с подчеркнуто-демонстративным гневом, импульсивностью, угрожающими позами, бранью, что характерно для становления истерического радикала. В 42 случаях заострялись черты, свойственные преимущественно тормозимому кругу: неуверенность в себе, застревание на неприятных переживаниях, склонность к замкнутости, а патологические реакции отражали больше оборонительные формы реагирования. При тормозимом типе, в отличие от возбудимого, на фоне повышенной чувствительности к различного рода раздражителям (раздражительной слабости) наблюдалось задержанное реагирование на психогенные моменты с постепенным накапливанием (кумуляцией) переживаний, их переработкой и наступавшим вслед за этим аффективным разрядом, который сопровождался быстрым истощением аффекта, астенизацией, усилением психической слабости, нерешительности, неуверенности в себе. В 8 наблюдениях отмечалось нарастание дальнейшей замкнутости, стремление к уединению, патологическим фантазиям, безразличие и безынициативность. На фоне психической астенизации у 11 подростков в реакциях констатировались протрагирован-ные истерические элементы с возбуждением, агрессивностью, демонстративно-шантажным поведением. Однако в сравнении с возбудимым типом они были мало выражены, сопровождались последующей астенизацией, которая усиливалась декомпенсацией соматовегетативного и когнитивного компонентов резидуально-органического психосиндрома с включением механизмов психического дизонтогенеза. Сомато-вегетативные расстройства определяли возникновение функциональных отклонений в состоянии здоровья, учащения простудных и аллергических заболеваний, актуализацию хронической соматической патологии. Отклонения в когнитивном функционировании сопровождались нарушениями школьных навыков (Б81), трудностями в обучении. Продолжала дифференцироваться формирующаяся личностная аномальность с аффективной возбудимостью, истеро-идностью, эмоциональной лабильностью (астенично-стью) и нарастающей шизоидизацией, которая в классификации Ю. В. Попова относится к синдромологической оси.

Интеграция полученных на данном этапе показателей в многоосевую систему требовала смены некоторых параметров. Так, для 1-й оси более характерным был кластер Б91 (Расстройства поведения), для 2-й — Б81 (Специфические расстройства развития школьных навыков), в 5-й оси расширился диапазон неадекватных психосоциальных ситуаций за счет

присоединения школьных проблем. Утяжеление всех показателей клинической картины усугубляло социальную дезадаптированность, которая оценивалась как умеренная социальная инвалидизация — ось 6: 3.

Третий этап — исходный — завершал становление органического расстройства личности, или органической психопатии, при котором наблюдалось отчетливое структурирование ведущего психопатологического синдрома. Границы этапа находились в прямой корреляционной взаимосвязи с половым метаморфозом. В большинстве наблюдений (93 чел., или 80 %) они относились к возрасту от 12 + 0,8 до 16 + 1,7 лет. При этом сроки завершения формирования аномальной структуры личности во многом зависели от степени тяжести психопатологических расстройств и характера протекания полового метаморфоза. В преобладающем большинстве наблюдений в основной группе (67, или 83,7 %) отмечались нарушения их темпа и плавности, а половой метаморфоз соответствовал понятию дисгармоничный. У 35 (43,7 %) подростков отмечена асинхрония полового созревания, у 21 (26,3 %) — акселерация, у 12 (15,0 %) — ретардация и лишь у 12 (15,0 %) можно было констатировать относительно своевременное и гармоничное половое созревание. В контрольной группе нарушения полового созревания зафиксированы в 59 % случаев, в которых преобладали асинхронические процессы.

Для завершающего этапа была характерно более выраженная конгениальная связь психопатических проявлений с различными компонентами резидуально-органического психосиндрома. Усиление диссоциативного характера соматовегетативного компонента, проявляющегося симптомами, имитирующими различные соматические заболевания, наблюдалось главным образом при формировании астенического, шизоидного и истерического типа. Чаще всего диагностировались вегетососудистые дистонии, нередко протекавшие по типу кризов. Одновременно с этим либо обострялась, либо выявлялась вновь хроническая соматическая патология. Когнитивный дефицит проявлялся снижением работоспособности, истощае-мостью психических процессов, минимизацией интеллектуальных показателей. Снижение когнитивной продуктивности влияло не только на успешность обучения, но и на выполнение тестовых заданий, что в некоторых случаях приводило к ошибочной психодиагностике. Обращало на себя внимание, что в отличие от двух первых возрастных критических периодов, когда прослеживалось лишь усложнение психопатических проявлений на фоне обострения признаков резидуально-органического психосиндрома, в пубертате наблюдалась наибольшая выраженность психопатических расстройств, достигающая степени клинической реальности, с их феноменологической дифференциацией. Одновременное обострение психоорганических расстройств, имеющих явную предпочтительность при различной степени тяжести психопатии, свидетельствовали о полном срыве

компенсаторных механизмов и о состоянии декомпенсации всего психоорганического симптомоком-плекса, включая психопатическую декомпенсацию [21]. Декомпенсация затрагивала все стороны личности: физическую, психологическую и социальную.

При тяжелой степени психопатии более выраженной была патология в психической и социальной сферах, при умеренной — наблюдалось равномерное нарушение всех сфер.

Период декомпенсации способствовал утяжелению и углублению психопатических стигм, принимающих однородный характер, а психопатические черты приобретали тотальность, относительную стабильность и приводили к нарушению механизмов социального функционирования, то есть констатировались все критерии, характеризующие психопатическую личность.

При пубертатной декомпенсации со структурированием эпилептоидного, истероидного и шизоидного типов отмечалось резкое обострение и обнажение влечений, сочетающихся с повышенной аффективно-стью, импульсивностью, снижением нравственных установок. Проведенные исследования показали, что в случаях формирования ригидного («вязкого») варианта при эпилептоидном типе характер расстройств был ближе к понятию синдрома расстройств влечений [5] с тенденцией к его пароксизмальному течению (Б63). В других случаях прослеживалась структура гебоидного синдрома, в определенной мере отвечающая признакам категории Б60.2 МКБ-10 (Диссоци-альное расстройство личности). По мере сглаживания состояния декомпенсации послаблялись расстройства влечений и другие проявления психоорганической симптоматики, а на первый план выступали особенности психопатической личности.

Как свидетельствуют полученные данные, средние сроки завершения формирования органической психопатии (ОРЛ) относились к возрасту 16 +1,7 лет. При этом исход выраженной степени несколько опережал умеренную и сопровождался образованием эпилептоидного (39 чел., или 49 %) и истерического (8 чел., или 7 %) типов. Кроме того, в период пубертатной декомпенсации тяжесть клинических проявлений усугублялась присоединением различных форм аддиктивного поведения, что несколько усложняло структуру психопатического синдрома, приближая её в некоторых случаях к мозаичному варианту с включением черт неустойчивости. Полученные данные свидетельствуют о том, что чаще всего возникала комбинация эксплозивно-неустойчивого (8 человек, или 10 %), истероидно-неустойчивого (8 человек, или 10 %)типов.

При попытке объединить полученные данные в многоосевую классификационную систему стало очевидным, что многие параметры многоосевого диагноза нуждались в более расширенном толковании. Так, клинические психиатрические расстройства, классифицируемые в 1-й оси, соответствовали, по меньшей мере, двум кластерам: Б07.0 (органическое расстройство личности) и Б60.2 (диссоциальное расстройство личности), которые, однако, не отражали в полной мере всей сущности феномена. Более четкое представление предлагала клинико-нозологическая ось классификации Ю. В. Попова, включающая понятие «психопатии органические». Эта же классификация более полно раскрывала категории 2-й оси с синдромологическими оценками этих категорий. Что касает-

ся 3-й и 4-й осей, понимание их аспектов не отличается от оценок, изложенных на предыдущих этапах. В 5-й оси разнообразие аномальных психосоциальных ассоциаций включало большинство категорий раздела

2, и их дифференциация позволяла успешнее решать диагностические, лечебные и реабилитационные задачи. Ось 6-я, отражающая характер социального функционирования, на этапе завершения становления органического расстройства личности, или органической психопатии, давала основание кодировать её как выраженную неспособность справляться с социальными ситуациями, то есть как дезадаптацию согласно классификации Ю. В. Попова.

Резидуально-органическое происхождение психопатических расстройств личности было верифицировано наличием резидуально-неврологической микросимптоматики, данными краниографии и ЭЭГ. В неврологическом статусе у всех 115 обследуемых основной и контрольной групп было констатировано присутствие более пяти резидуально-неврологических признаков. Обращало на себя внимание, что указанные показатели в основной группе оказались более выраженными и стабильными, что подтверждалось в 41 % случаев данными краниографии, в 92 % — результатами электроэнцефалографии. При этом грубые нарушения биоэлектрической активности головного мозга встречались в 20,5 % наблюдений, умеренные -в 22,5 %, легкие — в 49 %. Приведенные нейрофизиологические данные и их сочетание с клиническими коррелировали с результатами экспериментальнопсихологического исследования методиками УНП и ПДО. В соответствии с характеристиками ПДО осуществлялось разделение выявленных психопатических расстройств на варианты в зависимости от показателей преобладающего личностного радикала. Данные УНП позволяли судить о выраженности психопатических нарушений. Уровень психопатизаций был наиболее высок в группе органической психопатии с преобладанием возбудимых черт (от -11 до — 20 и более), а уровень невротизации (от — 11 до — 20 и более) с преобладанием черт тормозимости. При формировании истероидного типа идентичными были оба показателя.

Заключение

Таким образом, исследование, проведенные на вполне репрезентативной группе наблюдений позволили уточнить основные клинические этапы становления органической психопатии, или органического расстройства личности (по МКБ-10), определить основные типы на завершающем этапе её формирования, проследить взаимодействие формирующихся психопатических феноменов с дизонтогенетическим развитием, обусловленным резидуально-органической церебральной патологией.

При разработке дифференцированных лечебнореабилитационных и профилактических программ необходимо учитывать характер и структуру ранних психопатических радикалов, роль неблагоприятных биологических (психоорганических) и социальнопсихологических (семейных, школьных и средовых) факторов, зависимость степени тяжести от своевре-

менных и адекватных лечебных и психотерапевтиче- ских мероприятий.

Литература

1. Баранов, А. Н. Сексуальное образование и репродуктивное здоровье подростков / А. Н. Баранов // Здравоохранение Российской Федерации. — М., 1997. — С. 35 — 38.

2. Буторина, Н. Е. Типология пограничных психических расстройств резидуально-органического генеза у детей младшего школьного возраста / Н. Е. Буторина, Т. Н. Колесниченко // Социальная и клиническая психиатрия. — М., 1996.

3. Буторин, Г. Г. Ранние проявления психических и поведенческих расстройств в детском возрасте / Г. Г. Буторин, Н. Е. Буторина. — Челябинск: Изд-во АТОКСО, 2005. — С. 33.

4. Буторина, Н. Е. Резидуально-органческий психосиндром в клинической психиатрии детского и подросткового возраста / Н. Е. Буторина. — Челябинск: АТОКСО, 2008. — 192 с.

5. Гурьева, В. А. Психопатология подросткового возраста / В. А. Гурьева, В. Я. Семке, В. Я. Гиндикин. -Томск, 1994. — 310 с.

6. Дмитриева, Т. Б. Современные общебиологические подходы к оценке психопатий / Т. Б. Дмитриева // Журнал неврологии и психиатрии им. С. С. Корсакова. — М., 1997. — С. 4 — 6.

7. Дмитриева, Т. Б. Об итогах деятельности отрасли в 1996 г. и задачах на 1997 г. / Т. Б. Дмитриева // Здравоохранение Российской Федерации. — М., 1997.

8. Исаев, Д. Н. Об этиопатогенезе органических аутистических психопатий у детей / Д. Н. Исаев, В. Е. Коган // Актуальные проблемы психоневрологии детского возраста. — М., 1992. — С. 173 — 176.

9. Кербиков, О. В. Клиническая динамика психопатий и неврозов / О. В. Кербиков // Избранные труды. -М., 1971. — С. 188 — 206.

10. Личко, А. Е. Психопатии и акцентуации характера у подростков / А. Е. Личко. — М., 1983. — 255 с.

11. Ковалев, В. В. Психиатрия детского возраста: руководство для врачей / В. В. Ковалев. — М., 1995. -С. 354 — 388.

12. Кулев, И. Л. Динамика «органических психопатий» и клинические закономерности их обратного развития / И. Л. Кулев // Клиническая динамика неврозов и психопатий (тематический сборник). — Л., 1999. — С. 200 -213.

13. Сухарева, Г. Е. Спорные вопросы в определении понятия психопатии / Г. Е. Сухарева // Журнал невропатологии и психиатрии. — 1972. — Вып. № 10. — С. 1516 — 1520.

14. Мнухин, С. С. О резидуальных нервно-психических расстройствах у детей / С. С. Мнухин // Резидуальные нервно-психические расстройства у детей. Ленинградский педиатрический медицинский институт. Труды.

— Л., 1968. — Т. 51. — С. 5 — 22.

15. Попов, Ю. В. Лонгитудинальное изучение психопатий и психопатоподобных нарушений непсихотического характера / Ю. В. Попов // Психопатические расстройства у подростков. — Л., 1987. — С. 8 — 11.

16. Ушаков, Г. К. Детская психиатрия / Г. К. Ушаков. — М., 1973. — 392 с.

17. Яницкий, М. С. Ценностно-смысловая парадигма как основа постнеклассической педагогической психологии / М. С. Яницкий, А. В. Серый, Ю. В. Пелех // Философия образования. — 2013. — № 1. — С. 175 — 186.

18. Яницкий, М. С. Ценностная регуляция поведения личности и ее нарушение при различных формах социальных девиаций / М. С. Яницкий // Вестник КРАУНЦ. Гуманитарные науки. — 2011. — № 2. — С. 119 — 131.

19. Adams, R. D. Child and adolescent psychiatry modern approachts. Ed. by M. Rutter et al. / R. D. Adams. -Oxford, 1994. — Р. 308 — 329.

20. Delong, K. R. Am J of Psych / K. Delong. — 1983. — С. 720 — 727.

21. Наку, А. Г. Клиника некоторых вариантов динамики психопатий / А. Г. Наку, М. Г. Ревенко, Н. А. Оп-ря. — Кишинев: Штиица, 1976. — 116 с.

Информация об авторах:

Буторин Геннадий Геннадьевич — доктор психологических наук, профессор кафедры теоретической и прикладной психологии Челябинского государственного педагогического университета, +79191147281, [email protected]

Gennady G. Butorin — Doctor of Psychology, Professor at the Department of Theoretical and Applied Psychology, Chelyabinsk State Pedagogical University.

Калинина Наталья Васильевна — аспирант кафедры теоретической и прикладной психологии Челябинского государственного педагогического университета, +7 919 315 9031, [email protected]

Natalia V. Kalinina — post-graduate studentat the Department of Theoretical and Applied Psychology, Chelyabinsk State Pedagogical University.

Клинико-психопатологические особенности органического расстройства личности в связи с эпилепсией | Усюкина

1. Бурно М.Е. Клиническая психотерапия. — 2-е изд., перераб. и доп. — М.: Академический Проект. Деловая книга. — 2006. — 90 с.

2. Громов С.А., Липатова Л.В., Незнанов Н.Г. Эпилепсия. Реабилитация больных, лечение. — СПб.: «ИИЦ ВМА». — 2008. — 392 с.

3. Громов С.А., Липатова Л.В., Якунина О.Н., Киссин М.Я. Комплексная медико-психологическая диагностика и реабилитация больных, страдающих эпилепсией с психическими расстройствами. — СПб.: НИПНИ им. В.М. Бехтерева. — 2012. — 7с.

4. Громов С.А., Якунина О.Н. Непсихотические психические расстройства и изменения личности на начальных стадиях эпилепсии // Эпилепсия и пароксизмальные состояния. — 2015. — Т. 7. — № 2. — С. 18-23.

5. Земляная А.А., Калинин В.В., Железнова Е.В., Соколова Л.В. Динамика когнитивного снижения у больных эпилепсией на протяжении болезни // Журнал неврологии и психиатрии им. С.С. Корсакова. — 2016. — № 9. — Вып. 2. — С. 35-31.

6. Калинин В.В. Психические расстройства при эпилепсии: пособие для врачей. — М.: Печатный город. — 2006. — 27 с.

7. Киссин М.Я. Клиническая эпилептология. — М. ГЭОТАР-Медиа. — 2011. — 256 с.

8. Коцюбинский А.П. Непсихотические расстройства в контексте биопсихосоциальной концепции психических заболеваний // Обозрение психиатрии и медицинской психологии им. В.М. Бехтерева. — 2014. — № 3. — С.3-7.

9. Меликян Э.Г., Гехт А.Б. Показатели качества жизни у больных эпилепсией пожилого возраста // Клиническая геронтология. — 2011. — Т.17. — № 7-8. — С. 15-19

10. Михайлов В.А. Качество, стигматизация и восстановительная терапия больных эпилепсией (клинический и психосоциальный аспект): автореф дис.. д-ра мед. наук: 14.00.13. — СПб. — 2008. — 52 с.

11. Незнанов Н.Г., Киссин М.Я. Психические расстройства при эпилепсии // Психиатрия: национальное руководство. — М. — 2009. — 651 с.

12. Усюкина М.В., Шахбази Т.А. Непароксизмальные психические расстройства вследствие эпилепсии // Российский психиатрический журнал. — 2012. — № 1. — С. 46-51.

13. Attumalil T.V., Sundaram A., Varghese V.O., Vijayakumar K., Kunju P.A. Risk factors of childhood epilepsy in Kerala // Annals of Indian Academy of Neurology. — 2011. — № 4. — P. 283-286.

14. Banerjee P.N., Filippi D., Allen Hauser W. The descriptive epidemiology of epilepsy // Epilepsy Research.- 2009. — Vol. 4. — № 1. — P. 31-45.

15. Canuet L., Ishii R., Iwase M., Ikezawa K., Kurimoto R. et al. Factors associated with impaired quality of life in younger and older adults with epilepsy // Epilepsy Reseach. — 2009. — Vol. 83. — № 1. — P.58-65.

16. Jacoby A., Snape D., Baker G.A. Determinants of quality of life in people with epilepsy // Neurologic Clinic. — 2009. — Vol. 27. — № 4. — P. 843-863.

17. Titlic M., Basic S., Hajnsek S., Lusic I. Comorbidity psychiatric disorders in epilepsy: a review of literature // Bratislavske lekarske listy. — 2009. — Vol. 110. — № 2. — P. 105-109.

18. Whittemore V.H., Winawer M.R., Patel M., Scharfman H.E. Issues related to symptomatic and disease-modifying treatments affecting cognitive and neuropsychiatric comorbidities of epilepsy // Epilepsia. — 2013. — Vol. 54. — № 4. — P. 44-60.

причины, симптомы, диагностика, лечение, профилактика

Представляет собой устойчивое психическое нарушение, которое возникло в результате поражения головного мозга травмами либо органическими заболеваниями и ассоциировано с выраженными изменениями в поведении и характере человека.


Причины

Главными причинами развития нарушения считаются воздействие на мозг экзогенных факторов, таких как черепно-мозговые травмы, органические нарушения и инфекционные заболевания головного мозга, болезнь Паркинсона, воспалительное поражение головного мозга, детский церебральный паралич, длительная интоксикация марганцем, поражение кровеносных сосудов.

Спровоцировать развитие психопатологии могут также височная эпилепсия. Многие специалисты полагают, что имеется и обратная взаимосвязь между развитием психопатии с прогрессированием нарушения, при этом наблюдается учащение эпилептических припадков. На данный момент нет достоверной информации относительно того, способны ли оказывать влияние на течение заболевания негативные социальные факторы, но при этом их относят к вспомогательным мотиваторам ухудшения психического состояния. Также к причинам способствующим повышению риска развития нарушения относят прием психотропных или наркотических средств.


Симптомы

Патологическое состояние обусловлено характерными изменениями, которые прогрессируют в течение шести месяцев. В первую очередь нарушения в характере пациента преимущественно проявляются усилением преморбидных характеристик.

Нарушения в характере пациента проявляются преимущественно усилением преморбидных черт. С течением времени развивается вялость и заторможенность. Эмоциональное состояние человека может варьироваться от непродуктивной эйфории до сниженного настроения.

На поздних стадиях болезни у пациента наблюдается развитие апатии и эмоциональной нестабильности. У таких больных может наблюдаться сниженный порог аффекта, в связи с этим даже незначительные раздражители способны провоцировать развитие сильнейших приступов ярости и гнева. По мере прогрессирования заболевания больной становится подозрительный, у него наблюдается развитие настороженности, замедление темпа речи, нарушение сексуального поведения и гиперграфия. Иногда у таких больных может наблюдаться утрата памяти.


Диагностика

При диагностики нарушения основная задача обнаружить заболевание, которое вызвало расстройство. На следующем этапе потребуется установить хотя бы три основных признаков психологческих и когнитивных функций. Потребуется выполнить дифференциальную диагностику деменции с органическим расстройством. Главный симптом деменции, в отличие от органического нарушения, является утрата памяти. При необходимости назначают компьютерную томографию и электроэнцефалографию.


Лечение

Терапия преимущественно направлено на основное заболевание которое вызвало развитие нарушения. Затем переходят к лечению самого нарушения. В большинстве случаев применяют комплексный подход к лечению органического нарушения. Для устранения негативной симптоматики пациенту назначают нейролептики, антидепрессанты, ноотропыные и противотревожные средства. Также применяются сеансы психотерапии.


Профилактика

Для предупреждения развития нарушения рекомендуется своевременное лечение поражений головного мозга.

Органическое эмоционально-лабильное астеническое расстройство — ЦМЗ «Альянс»

Органическое эмоционально лабильное расстройство — это психическое расстройство, которое возникает после осложнений беременности или родов, тяжелой инфекции или органической болезни головного мозга (травмы, опухоли, инсульта). Характерны выраженная эмоциональная несдержанность и лабильность (неустойчивость, быстрая смена) настроения человека.

Диагностикой и лечением этого расстройства должны совместно заниматься врач-психиатр (или психотерапевт) и невролог.

Расстройство еще называют астеническим (от греческого asthenia — слабость, бессилие). Помимо постоянных и сильных перепадов настроения для пациентов характерны общая слабость, быстрая утомляемость, головная боль, головокружение. Человек может уставать после 2–3 часов работы, не выдерживать полный рабочий день, несколько раз в день появляется необходимость прилечь отдохнуть.

Согласно международной классификации болезней МКБ-10 кодируется как F06.68 — «Органическое эмоционально лабильное астеническое расстройство в связи со смешанными заболеваниями». К его наиболее частым причинам относят:

  • травму головы
  • беременность и роды матери, которые протекали с осложнениями (токсикоз, угроза невынашивания, эклампсия)
  • тяжелое состояние ребенка после рождения (например, малышу делали ИВЛ), тяжелые болезни/инфекции раннего детства
  • сосудистые заболевания головного мозга (атеросклероз, гипертоническая болезнь, нарушения мозгового кровообращения — инсульты)
  • эпилепсию
  • опухоли головного мозга
  • ВИЧ-инфекцию
  • нейросифилис и другие нейроинфекции, энцефалит (воспаление в головном мозге)
  • интоксикацию наркотическими веществами, алкоголем
  • последствия наркоза

Симптоматика органического астенического расстройства

Для людей с расстройством характерны плаксивость, эмоциональная вспыльчивость, частые и выраженные перепады настроения, буря эмоций часто по незначительному поводу. Все реакции спонтанны (возникают без серьезной причины, оснований) и неуправляемы.

Человек болезненно реагирует даже на незначительные события, эмоции, как правило, носят негативный характер (гнев, раздражение, обида).

Неприятности воспринимает как «конец света», постоянно вспышки гнева и раздражительности на близких, окружающих людей.

Диагностика органического эмоционально лабильного расстройства — обследование у психиатра и невролога. Дополнительно лечащий врач может назначить патопсихологическое исследование, анализы крови и инструментальные методы (ЭЭГ, КТ, МРТ).

Человек жалуется на регулярную и сильную головную боль, головокружение, снижение или нарушение зрения, повышение артериального давления, шум в ушах. Эти жалобы свидетельствуют о болезни головного мозга, которая привела к органическому эмоционально лабильному расстройству. Они мешают человеку жить и работать, из-за них он идет к врачу.

Характерна гиперчувствительность — болевая чувствительность в ответ на слабое прикосновение к коже, чрезмерная слуховая или светочувствительность, когда обычные по силе звуки воспринимаются как очень громкие (вплоть до развития болевого синдрома), а солнечный свет вызывает сильное слезотечение и резь в глазах.

Важно

Общая слабость, быстрая утомляемость, снижение работоспособности, чувство бессилия — всё это неотъемлемые спутники органического астенического расстройства.

Органическое эмоционально лабильное астеническое расстройство у детей возникает из-за тяжелой беременности матери (токсикоз, угроза выкидыша, эклампсия), осложнений в родах или тяжелых заболеваний раннего детства.

Опытный психиатр может поставить диагноз уже при первом осмотре. К основным проявлениям астенического расстройства относят чрезмерную капризность, частую плаксивость, непослушность, раздражительность, невозможность долго сосредоточиться. У таких детей может появиться внезапная вялость, безынициативность. Нужно дифференцировать эмоционально лабильное расстройство от особенностей характера и возрастных изменений.

Прогноз у взрослых и детей благоприятный при соблюдении рекомендаций лечащего врача.

Лечение органического эмоционально лабильного расстройства личности

Лечение должно быть комплексным и строго индивидуальным. При верном диагнозе и адекватном лечении симптомы астенического расстройства могут ослабнуть или уйти полностью.

Органическое эмоционально лабильное астеническое расстройство лечат медикаментозными и немедикаментозными методами. К медикаментозным относят следующие группы фармпрепаратов:

  • вазо-вегетотропные — нормализуют работу вегетативной нервной системы
  • ноотропы — улучшают обменные процессы в ткани головного мозга
  • седативные средства — обладают успокаивающим действием за счет балансировки процессов возбуждения и торможения нервной системы
  • нейролептики — снимают возбуждение
  • антидепрессанты — убирают тревожность, нормализуют настроение

К немедикаментозным методам относят:

  1. Индивидуальную психотерапию — психиатр-психотерапевт учит человека контролировать поведение, расслабляться. Помогает выстроить приоритеты (добиться успеха на работе, жить в любви и согласии с близкими) и придерживаться их.
  2. БОС-терапию — современный метод лечения психических расстройств. Специалист с помощью датчиков и компьютера замеряет физиологические показатели — частоту дыхания, сердцебиения, уровень артериального давления. Как только человеку удалось привести эти показатели в норму (выполнив инструкции специалиста), компьютер сообщает об успехе. Пациент запоминает навыки релаксации и может затем использовать их в эмоционально напряженных ситуациях, чтобы взять себя в руки.

Диагноз F06.6 Органическое эмоционально лабильное астеническое расстройство часто остается без лечения — окружающие и сам человек считают, что у него «тяжелый характер». Но это неправильно. От симптомов расстройства можно избавиться с помощью современных препаратов и немедикаментозных методов и вернуться к полноценной жизни.

Расстройство личности: лечение, симптомы, диагностика

Личностные нарушения — это достаточно большая группа разных по симптоматике и течению психических заболеваний. Их отличает тенденция к хроническому, рецидивирующему течению, нежелание больного обратиться к врачу, стремление скрыть какие-либо клинические проявления расстройства личности.

Специалисты медицинского центра «Зависимость 24» проведут комплексное обследование, поставят точный диагноз. Назначенное нашими врачами лечение позволит избавиться от основной симптоматики заболевания.

Причины возникновения расстройства личности

Этиология недуга до сих пор окончательно не выяснена. В современной психиатрии существует несколько различных теорий, объясняющих появление признаков заболевания. Это:

  • Генетические причины. Роль наследственных факторов велика при шизотипическом расстройстве личности. Предполагают, что патогенетические механизмы развития подобной формы недуга аналогичны таковым при шизофрении.
  • Сопутствующие психические заболевания. Считают, что расстройство личности — это один из симптомов ряда душевных недугов. У одних пациентов патология прогрессируют и со временем появляются более выраженные признаки, другие годами остаются в таком пограничном состоянии.
  • Психологические переживания. Взаимосвязи развития личности с особенностями воспитания, взаимоотношений с родителями уделяли огромное внимание такие мэтры психиатрии как З. Фрейд, К.Г. Юнг, А. Адлер. Суть их теории сводится к тому, что пережитые волнения, страхи в детстве приводят к серьезным нарушениям психики у подростков и во взрослом возрасте. В таких случаях основу лечения составляет психотерапия.
  • Социальное окружение. Предполагают, что определенные подвиды расстройств личности связаны с особенностями воспитания и обстановки в семье в целом. Если ребенок считает асоциальное поведение нормой, подобные установки сохраняются и по мере взросления.

Симптомы заболевания

Первые проявления расстройства личности возникают обычно у подростков, реже в детском возрасте, но в полной мере симптоматика «раскрывается» ближе к 20–25 годам. Клинические проявления недуга охватывает все сферы психоэмоциональных переживаний, мышления, поведения в социуме. Больной не способен к гибкой реакции на происходящие события, не может полноценно воспринимать себя и окружающих, выстраивать с ними какие-либо взаимоотношения.

Типична подавленность, тревожность. Но в отличие от невроза или, например, депрессии, пациент воспринимает все происходящее с ним, как нечто вполне нормальное. Человек не считает себя больным, категорически отказывается от медицинской помощи, что существенно осложняет лечение.

Классификация

Выделяют несколько основных клинических разновидностей заболевания:

  1. Параноидное. Сопровождается патологической подозрительностью, напряженностью, неспособностью расслабиться, эмоциональной ригидностью. Нередко подобные симптомы являются предвестниками шизофрении.
  2. Шизоидное. Характерна полная погруженность в себя, людям с таким диагнозом крайне сложно (да и в принципе не нужно) устанавливать социальные контакты, поэтому они предпочитают работу, не предусматривающую интенсивное общение. Они не стремятся к общению с родственниками, равнодушны к происходящему вокруг. Шизоиды не могут открыто выразить свои эмоции и желания, переживают их внутри. Такие люди очень одиноки, крайне редко заводят семью, характерны разнообразные сексуальные расстройства.
  3. Диссоциальное. Основной симптом — неконтролируемое желание получить удовольствие любой ценой, но при этом человек всеми силами избегает работы, деятельности, требующей усилий с его стороны. Типична лживость, изворотливость, манипуляции (часто — угрозы свести счеты с жизнью, жалобы на ухудшение здоровья). Подростки, страдающие от такого заболевания, нередко сбегают из дома. Пациент выглядит вполне здоровым и довольным жизнью, переводит в шутку любые разговоры о необходимости лечения. Но под маской внешнего благополучия кроется напряжение, тревожность и раздражительность, что нередко становится причиной развития алкоголизма и наркомании.
  4. Эмоционально-неустойчивое. Проявляется кратковременными внезапными эпизодами утраты самоконтроля, что выражается в неоправданной агрессии (во время приступа человек может что-то сломать, ударить другого). Впоследствии больной сожалеет о своем поведении, просит прощения, винит себя в произошедшем.
  5. Пограничное. Характеризуется нестабильной самооценкой, склонностью к конфликтам, неуравновешенностью, безответственностью. Возможны демонстративные попытки суицида (но при этом серьезные намерения покончить жизнь самоубийством явно отсутствуют).
  6. Истерическое. Больные любой ценой стремятся привлечь к себе внимание путем неадекватного поведения, симуляции серьезных заболеваний. Равнодушие со стороны окружающих вызывает вспышки гнева, обвинений, раздражительности.
  7. Обсессивно-компульсивное. Сопровождается патологической озабоченностью порядком, стремлением к контролю, желанием достичь совершенства в выполняемой работе. Но в то же время отмечают и скудность эмоциональной сферы.
  8. Диссоциативное (расстройство множественной личности). Встречается крайне редко. У человека создается впечатление, что в нем «живут» сразу несколько личностей, которые отличаются друг от друга характером, привычками, манерой поведения и т.д.

Диагностика

При диагностическом обследовании больных с расстройством личности используют различные анкеты и опросники, однако постановку диагноза осложняет склонность пациентов искажать клиническую картину, скрывать или наоборот, преувеличивать отдельные симптомы.

Основными критериями для диагностики патологии являются:

  1. Поведение и восприятие окружающей действительности отличается от принятых в обществе. Но при этом учитываются особенности вероисповедания, национальной культуры и т.д.
  2. Психическое состояние приводит к неадекватным поступкам, неправильному осознанию реальности.
  3. Выявленные психические отклонения сохраняются на протяжении длительного времени.
  4. Отсутствуют органические заболевания. Для этого мы даем направление на ЭЭГ, томографию, допплерографию головного мозга, назначаем дополнительные клинические анализы, в некоторых случаях следует исключить употребление наркотических веществ.

Принципы лечения

Доктора нашей клиники предупреждают, что не стоит ожидать быстрого результата. При некоторых формах патологии (например, при расстройстве множественной личности) медикаментозное лечение играет незначительную роль. Но при слишком выраженной тревожности и беспокойстве пациенту могут назначить анксиолитики, нейролептики, препараты на основе лития. При эмоционально неустойчивом, истерическом и пограничном расстройстве хороший результат оказывает прием антидепрессантов, «мягких» седативных. Но из-за риска побочных эффектов их прописывают лишь на незначительный срок для купирования признаков обострения.

В тех ситуациях, когда без лекарств можно обойтись (как и для усиления их действия) специалисты медицинского центра «Зависимость 24» отдают предпочтение индивидуальной или групповой психотерапии. Психотерапевтическое лечение направлено на:

  • анализ поведения пациента;
  • коррекцию взаимоотношений с другими людьми;
  • обучение самоконтролю, методам правильного выхода из конфликтных ситуаций;
  • осознание больных собственных эмоциональных проблем и т.д.

Если у вас остались вопросы по методам лечения, обследования пациентов с расстройствами личности, звоните нам круглосуточно по телефону 8(495)182-66-66. Все наши услуги оказываются на условиях конфиденциальности. При необходимости возможен выезд врача на дом.

Органические психические расстройства, расстройства личности и поведения вследствие повреждения и дисфункции головного мозга

Развитие ребенка с органическим поражением ЦНС всегда отличается от развития его здоровых сверстников. Оно вызывает множество вопросов у педагогов и родителей, так как в некоторых случаях отдельные функции соответствуют возрасту или даже несколько опережают, а другие развиты значительно хуже нормы. Это создает своеобразную «мозаичную» картину развития и может производить впечатление непослушания или невоспитанности ребенка.

Поэтому задачей психолога является выявление того, не стоит ли за фасадом «невнимательности», «упрямства», «баловства» симптоматика органических нарушений головного мозга, а значит, нуждается ли ребенок в педагогической и медикаментозной коррекции.

Поврежденное психическое развитие – это развитие психики ребенка с органическим поражением центральной нервной системы. К поврежденному развитию можно отнести такие состояния, как минимальная мозговая дисфункция, нарушение межполушарного взаимодействия, локальные поражения головного мозга (например, речевые зоны коры), эпилепсия, прогрессирующие органические поражения ЦНС.

Минимальная мозговая дисфункция – биологически обусловленная недостаточность функций нервной системы, приводящая к легким расстройствам поведения и снижению обучаемости.
Причины этой дисфункции являются различные вредности, перенесенные в период внутриутробного развития (токсикоз, инфекционные заболевания у матери, алкогольная интоксикация в поздние сроки беременности), травмы во время родов, заболевания в течение первых трех лет жизни. В результате этих воздействий происходят более или менее локальные поражения мозга в корковых либо подкорковых отделах. Проявления минимальной мозговой дисфункции отличаются многообразием и зависят от локализации повреждения. Чаще всего отмечаются задержка и нарушения развития моторики: неловкость движений, тики, гримасничанье, двигательная расторможенность либо повышенная медлительность, а также нарушение сна, возбудимость, неуправляемость поведения.

В ходе дальнейшего развития ребенка с минимальной дисфункцией происходит постепенная компенсация имеющихся нарушений. При благоприятной системе обучения, воспитания и лечения к подростковому возрасту сглаживаются имевшиеся раньше симптомы, и обнаружить остаточные явления органического поражения можно только при специальном нейропсихологическом и электроэнцефалографическом исследовании. Однако при присоединении других дополнительных факторов (травм, хирургических операций, соматических заболеваний, переутомления, неблагоприятной социальной ситуации развития) минимальная мозговая дисфункция может привести к развитию ряда заболеваний: эпилепсии, психопатии, несостоятельности речевой системы, возникновению неврозоподобных расстройств. В связи с этим важной задачей является выявление детей с органическими поражениями ЦНС и наблюдение за развитием ребенка со стороны специалистов: невропатолога, психолога, логопеда.

При обычном патопсихологическом обследовании у детей с минимальной мозговой дисфункцией, при церебрастенических состояниях отмечается истощаемость психических процессов, нарушение объема и концентрации внимания, недостаточность механического запоминания. Отмечается значительная разница в уровне достижений при выполнении различных интеллектуальных проб. Такая неравномерность уровня достижений служит критерием дифференциации органических поражений ЦНС от олигофрении. Отмечается эмоциональная лабильность, высокая чувствительность к оценке экспериментатора.

При некоторых формах органического поражения ЦНС в большей степени страдают психические процессы (память, внимание), а личностное развитие сохраняется в границах возрастной нормы. Такие дети тяжело переживают свою несостоятельность, у них легко возникают вторичные нарушения: заикания, тики, страхи, расстройства сна и аппетита. Самооценка занижена, ребенок четко дифференцирует отношение к себе со стороны значимых лиц.

При других поражениях происходит преимущественно нарушение развития эмоционально-волевых механизмов, формирование психопатоподобного синдрома. Это проявляется в повышенной возбудимости, психической неустойчивости, обидчивости. Такой тип нарушений часто сопровождается усилением изменением влечений: стремление к бродяжничеству, агрессивность, сексуальная расторможенность и т.д. При обследовании отмечаются недостаточная критичность к своим достижениям, экстернальный локус контроля, часто завышенная либо недифференцированная самооценка. От детей и подростков с психопатией эту группу отличает нарушение психических процессов, неравномерное снижение интеллекта. Результаты нейропсихологического обследования ребенка позволяют выявить точную локализацию органического поражения головного мозга. Особенно желательно проведения такого обследования у детей после перенесенных травм черепа, сотрясения головного мозга.

Межполушарная дисфункция — нарушение развития одного из полушарий головного мозга либо недостаточность взаимодействия между ними.

Неравномерность развития функций полушарий головного мозга также можно отнести к поврежденному психическому развитию. Ребенок с преобладающим развитием функций правого полушария (в некоторых случаях это сопровождается леворукостью) отличается своеобразным восприятием мира. У этих детей преобладает наглядно-образный тип мышления и восприятия; в то же время логические соотношения, абстрактные схемы усваиваются значительно хуже. В младших классах это приводит к трудностям в усвоении математики, недостаточному пониманию лексико-грамматического анализа предложений.

При патопсихологическом обследовании у детей с доминированием правого полушария не отмечается нарушений со стороны работоспособности, внимания и памяти, возможно наличие эйдетического зрительного запоминания (100%-ное запечатление картинки со всеми деталями). Уровни достижения при выполнении интеллектуальных тестов неравномерные: высокие достижения при выполнении «Кубиков Кооса», «Матриц Равена» сочетаются с затруднениями в выполнении вербальных аналогий, определении понятий. Если спросить ребенка о способе его мышления, то выясняется, что преобладает не «проговаривание», а «видение картинок». За счет этого поиск общих закономерностей осуществляется с трудом.

Дети с леворукостью нуждаются в несколько ином подходе при обучении чтению и письму. Гораздо успешнее обучение происходит при зрительном запоминании целых коротких слов, сопровождаемых картинкой.

У детей с доминированием правого полушария особенно трудным является обучение по обычным программам в первых классах школы, для них желательно максимальное применение наглядных средств обучения, поощрение рисовать самостоятельные схемы-иллюстрации при решении математических задач.

При доминировании левого полушария отмечается неуспешность в ходе выполнения графических проб, заданий, требующих зрительного анализа и синтеза. Речь развита хорошо, нарушений чтения и письма при легких формах не отмечается. Возможно некоторое недоразвитие эмоционального восприятия, слабость эмпатии. Логика мышления не нарушена.

При более тяжелых поражениях головного мозга возникают специфические нарушения речи, письма и чтения, препятствующие школьному обучению.

Во время психологической коррекции желательно обращать внимание на внешнее выражение эмоций, опознание эмоциональных состояний других людей, понимание логики их чувств и поступков. Позитивно влияет слушание музыки и отражение состояния музыки в рисунке.

Существенные затруднения у детей этого типа наступают в подростковом возрасте, часто они предпочитают «общение» с компьютером, а не со сверстниками. Тренинги общения, эмпатии позволяют уменьшить проявления межполушарной дисфункции.

Вильчинская Т.П.
(МОСУ)

Причины и лечение органических психических расстройств

Органическое психическое расстройство — это ранее использовавшийся термин для описания дисфункции мозга, исключающей психические расстройства. В настоящее время это известно в категории нейрокогнитивных расстройств. Он описывает снижение функции мозга из-за заболеваний, не имеющих психиатрического характера.

Иногда термин «органическое психическое расстройство» используется взаимозаменяемо с терминами «органический мозговой синдром» (OBS), хронический органический мозговой синдром или нейрокогнитивное расстройство — этот последний термин сейчас используется чаще.Взаимодействие с другими людьми

Причины

Органические психические расстройства — это нарушения, которые могут быть вызваны травмой или заболеванием, поражающим ткани мозга, а также химическими или гормональными отклонениями. Воздействие токсичных материалов, неврологические нарушения или аномальные изменения, связанные со старением, также могут вызывать эти расстройства. Факторами также могут быть алкоголь или нарушения обмена веществ, такие как заболевание печени, почек или щитовидной железы, или дефицит витаминов.

Сотрясение мозга, сгустки крови или кровотечение в головном мозге или вокруг него в результате травмы могут привести к органическому мозговому синдрому.Низкое содержание кислорода в крови, высокое количество углекислого газа в организме, инсульты, инфекции мозга и сердечные инфекции также могут привести к органическому психическому расстройству.

Дегенеративные расстройства, такие как болезнь Паркинсона, болезнь Альцгеймера, болезнь Хантингтона и рассеянный склероз, также могут быть способствующими факторами.

Симптомы

Человек с органическим психическим расстройством может длительное время испытывать трудности с концентрацией внимания. Другие могут запутаться, выполняя задачи, которые другим кажутся рутинными.Управление отношениями, сотрудничество и общение с коллегами, друзьями или семьей также могут оказаться трудными.

В целом тяжесть симптомов и тип симптомов у человека различаются в зависимости от причины его заболевания.

Основные симптомы

  • Путаница
  • Возбуждение
  • Раздражительность
  • Изменение поведения, нарушение функции мозга, когнитивных способностей или памяти

Если вы или ваш близкий человек испытываете какие-либо из этих симптомов, важно как можно скорее обратиться за медицинской помощью.Эти симптомы могли проявиться из-за серьезной медицинской проблемы, и раннее вмешательство может быть ключевым.

Диагностика и лечение

Анализы крови, спинномозговая пункция или электроэнцефалограмма могут быть назначены для диагностики синдрома органического мозга или органического психического расстройства. Визуализация головного мозга, такая как компьютерная томография или МРТ, также полезна, в зависимости от подозрений врача.

Лечение органических психических расстройств зависит от основной причины расстройства.Могут быть назначены лекарства или реабилитационная терапия может помочь пациентам восстановить функции в частях мозга, пораженных органическим психическим расстройством.

Осложнения

В то время как некоторые органические психические расстройства могут быть временными, другие часто со временем ухудшаются. Расстройства, которые не поддаются лечению, могут привести к потере пациентом способности действовать независимо или взаимодействовать с другими.

Короче говоря, шанс на выздоровление или прогноз заболевания человека зависит от ряда факторов, в основном от того, что является причиной нарушения функции мозга.Хотя диагноз органического психического расстройства (или нейрокогнитивного расстройства, как его теперь называют) может быть пугающим, вы не одиноки, и есть достаточно ресурсов, чтобы помочь вам или вашему близкому человеку.

Леветирацетам вызывает раздражительность при органическом расстройстве личности

Рамамурти AN * ,

Сафех АТ,

Шетти S и

Chandini S

Кафедра психиатрии, Медицинский колледж отца Мюллера, Мангалор, Индия, Электронная почта: [адрес электронной почты защищен]

* Переписка:
Рамамурти А.Н.,
Кафедра психиатрии,
Медицинский колледж отца Мюллера,
Мангалор,
Индия,
Тел .: +918147520880,
Электронная почта: [электронная почта защищена]

Дата получения: 21 марта 2019 г. / Дата принятия: 1 апреля 2019 г. / Дата публикации: 5 апреля 2019 г.

Образец цитирования: Ramamurthy AN, Safeekh AT, Shetty S, et al.Леветирацетам вызывает раздражительность при органическом расстройстве личности. Журнал J Clin Psychiatry Neurosci 2019; 2 (1): 1-2.

Эта статья в открытом доступе распространяется на условиях Некоммерческой лицензии Creative Commons Attribution (CC BY-NC) (http://creativecommons.org/licenses/by-nc/4.0/), которая разрешает повторное использование, распространение и воспроизведение статьи при условии, что оригинальная работа должным образом процитирована, а повторное использование ограничено в некоммерческих целях. По вопросам коммерческого повторного использования обращайтесь [адрес электронной почты защищен]

Аннотация

Леветирацетам — противоэпилептический препарат с благоприятными фармакологическими характеристиками и продемонстрировал активность в улучшении контроля над приступами.Исследования показали, что леветирацетам может вызывать поведенческие симптомы у детей. Органическое расстройство личности в первую очередь характеризуется изменением преморбидного поведения из-за органического нарушения или заболевания центральной нервной системы. Наиболее частыми описанными симптомами были симптомы депрессии, эмоциональной нестабильности, раздражительности и импульсивного поведения.

Мужчина 18 лет обратился в психиатрическое отделение с жалобами на облысение, чрезмерное беспокойство по поводу выпадения волос и раздражительность.

Впоследствии у пациента развились симптомы раздражительности, мысли о ориентирах, твердое убеждение и предубеждение, что его симптомы вторичны по сравнению с побочными эффектами противоэпилептических препаратов. Симптомы исчезли при приеме адекватной дозы рисперидона и лоразепама с отменой противоэпилептического препарата леветирацетам.

Заключение: Несмотря на то, что пациент принимал леветирацетам, поведенческие симптомы могли быть связаны с поражением головного мозга, с которыми можно эффективно справиться.Случай в исследовании намекает на возможную роль леветирацетама в усилении поведенческих симптомов у людей.

2021 Код МКБ-10-CM F07.0 — Изменение личности из-за известного физиологического состояния

  1. Индекс МКБ-10-CM
  2. Раздел: F00 – F99
  3. Раздел: F01-F09
  4. Блок: F07
  5. F07 .0 — Изменение личности из-за известного физиологического состояния

Действительно для подачи

F07.0 — это оплачиваемый диагностический код , используемый для определения медицинского диагноза изменения личности из-за известного физиологического состояния. Код F07.0 действителен в течение 2021 финансового года с 1 октября 2020 г. по 30 сентября 2021 г. для отправки транзакций, покрытых HIPAA.

Код F07.0 МКБ-10-CM также может использоваться для определения состояний или терминов, таких как синдром лобной доли, синдром лоботомии, органическое расстройство личности, органическое расстройство личности, органическое расстройство личности, органическое расстройство личности и т. Д.

МКБ-10: F07.0
Краткое описание: Изменение личности из-за известного физиологического состояния
Полное описание: Изменение личности из-за известного физиологического состояния
  • Психические и поведенческие расстройства (F00 – F99)

    • Психические расстройства, вызванные известными физиологическими состояниями (F01-F09)

      • Расстройства личности и поведения, вызванные известным физиологическим условием (F07)

Табличный список болезней и травм — это список кодов МКБ-10, организованный «с головы до ног» в главы и разделы с указаниями по включениям, исключениям, описаниям и многому другому.Следующие ссылки применимы к коду F07.0:

Условия включения

Условия включения
Эти условия являются условиями, для которых этот код должен использоваться. Термины могут быть синонимами заголовка кода или, в случае «других определенных» кодов, термины представляют собой список различных условий, присвоенных этому коду. Условия включения не обязательно являются исчерпывающими. Дополнительные термины, содержащиеся только в алфавитном указателе, также могут быть присвоены коду.

  • Синдром лобной доли
  • Лимбическая эпилепсия Синдром личности
  • Синдром лоботомии
  • Органическое расстройство личности
  • Органическая псевдопсихопатическая личность
  • Органическая псевдопсихопатическая личность
  • Постлейкотомический синдром
Первый код

Код первого

лежащая в основе этиология и множественные системные проявления из-за основной этиологии. Для таких состояний в ICD-10-CM есть соглашение о кодировании, которое требует, чтобы сначала было упорядочено лежащее в основе состояние, а затем проявление.Везде, где существует такая комбинация, есть примечание «используйте дополнительный код» в коде этиологии и примечание «сначала код» в коде проявления. Эти инструкции указывают правильную последовательность кодов, этиологию с последующим проявлением.

  • основное физиологическое состояние
Тип 1 исключает

Тип 1 исключает
Тип 1 исключает примечание является чистым исключающим примечанием. Это означает «ЗДЕСЬ НЕ ЗАКОДОВАНО!» Примечание Excludes1 указывает, что исключенный код никогда не должен использоваться одновременно с кодом над примечанием Excludes1.Excludes1 используется, когда два состояния не могут возникать вместе, например, врожденная форма или приобретенная форма одного и того же состояния.

  • легкое когнитивное нарушение G31.84
  • постконтузионный синдром F07.81
  • постэнцефалитический синдром F07.89
  • признаки и симптомы, связанные с эмоциональным состоянием R45
Тип 2 исключает

Тип 2 исключает
A тип 2 исключает примечание представляет «Не включено сюда». Примечание excludes2 указывает, что исключенное состояние не является частью состояния, представленного кодом, но у пациента могут быть оба состояния одновременно.Когда примечание Excludes2 отображается под кодом, допустимо использовать как код, так и исключенный код вместе, когда это уместно.

  • специфическое расстройство личности F60

Указатель болезней и травм — это алфавитный список медицинских терминов, каждый из которых соотносится с одним или несколькими кодами МКБ-10. Следующие ссылки для кода F07.0 находятся в указателе:

Следующие клинические термины являются приблизительными синонимами или непрофессиональными терминами, которые могут использоваться для определения правильного кода диагноза:

  • Синдром лобной доли
  • Синдром лоботомии
  • Органическое расстройство личности
  • Органическое расстройство личности
  • Органическое расстройство личности
  • Органическое расстройство личности
  • Органическое расстройство личности
  • Органическое псевдопсихопатическое изменение личности
  • Органическое псевдопсихопатическое изменение личности
  • Изменение личности из-за органического расстройства
  • Синдром постлейкотомии
  • Поведенческий синдром височной лобэктомии

Переход общего картирования эквивалентности (GEM) указывает на приблизительное сопоставление между кодом F07 МКБ-10.0 его эквивалент МКБ-9. Приблизительное отображение означает, что нет точного совпадения между кодом МКБ-10 и кодом МКБ-9, а отображаемый код не является точным представлением исходного кода.

  • 310,0 — Синдром лобной доли (приблизительный флаг)
  • 310.1 — Изменение личности (приблизительный флаг)

Расстройства личности

Расстройства личности — это группа психических заболеваний.Они включают в себя долгосрочные паттерны мыслей и поведения, которые являются нездоровыми и негибкими. Такое поведение вызывает серьезные проблемы в отношениях и работе. Людям с расстройствами личности трудно справляться с повседневными стрессами и проблемами. У них часто возникают бурные отношения с другими людьми.

Причина расстройства личности неизвестна. Однако гены и детский опыт могут сыграть свою роль.

Симптомы каждого расстройства личности различны. Они могут быть легкими или тяжелыми.Людям с расстройствами личности может быть трудно понять, что у них есть проблема. Для них их мысли нормальны, и они часто винят других в своих проблемах. Они могут попытаться получить помощь из-за проблем с отношениями и работой. Лечение обычно включает беседу, а иногда и лекарства.

  • Антисоциальное расстройство личности (Медицинская энциклопедия)
  • Избегающее расстройство личности (Медицинская энциклопедия)
  • Пограничное расстройство личности (Медицинская энциклопедия)
  • Зависимое расстройство личности (Медицинская энциклопедия)
  • Истерическое расстройство личности (Медицинская энциклопедия личности
  • )

    расстройство (Медицинская энциклопедия)

  • Обсессивно-компульсивное расстройство личности (Медицинская энциклопедия)
  • Параноидальное расстройство личности (Медицинская энциклопедия)
  • Расстройства личности (Медицинская энциклопедия)
  • Шизоидное расстройство личности (Медицинская энциклопедия)
  • Шизотипическое расстройство личности (Медицинская энциклопедия) )

[Подробнее в MedlinePlus]

  • 2021 финансовый год — без изменений, вступает в силу с 01.10.2020 по 30.09.2021
  • финансовый год 2020 — без изменений, действует с 01.10.2019 по 30.09.2020
  • финансовый год 2019 — без изменений, действует с 01.10.2018 по 30.09.2019
  • FY 2018 — Без изменений, вступает в силу с 01.10.2017 по 30.09.2018
  • FY 2017 — Без изменений, действительно с 01.10.2016 по 30.09.2017
  • FY 2016 — Новый Кодекс, вступающий в силу с 01.10.2015 по 30.09.2016 (первый год ICD-10-CM внедрен в кодовый набор HIPAA)

Расстройства личности — NHS

Человек с расстройством личности думает, чувствует, ведет себя или относится к другим совсем не так, как обычный человек.

Есть несколько различных типов расстройства личности.

На этой странице представлена ​​некоторая информация о расстройствах личности в целом со ссылками на другие источники для получения более подробной информации.

Симптомы расстройства личности

Симптомы различаются в зависимости от типа расстройства личности.

Например, человек с пограничным расстройством личности (один из наиболее распространенных типов), как правило, имеет нарушенный образ мышления, импульсивное поведение и проблемы с контролем своих эмоций.

У них могут быть напряженные, но нестабильные отношения, и они беспокоятся о людях, которые их бросят.

Человек с антисоциальным расстройством личности обычно легко расстраивается и испытывает трудности с контролем своего гнева.

Они могут обвинять других людей в проблемах в своей жизни, быть агрессивными и жестокими, расстраивая других своим поведением.

Человек с расстройством личности может иметь и другие проблемы с психическим здоровьем, такие как депрессия и злоупотребление психоактивными веществами.

Узнайте больше о различных типах расстройства личности на веб-сайте Mind

Лечение расстройства личности

Лечение расстройства личности обычно включает терапию разговором. Здесь человек разговаривает с терапевтом, чтобы лучше понять свои собственные мысли, чувства и поведение.

Лечение может длиться несколько месяцев или лет, в зависимости от тяжести состояния и других проблем, которые могут возникнуть у человека.

Помимо слушания и обсуждения важных вопросов с человеком, терапевт может определить стратегии решения проблем и, при необходимости, помочь ему изменить свое отношение и поведение.

Терапевтические сообщества

Терапевтические сообщества (ТК) — это места, где кто-то посещает или останавливается для интенсивной формы групповой терапии. Глубоко исследуется опыт наличия расстройства личности.

Обычно человек посещает несколько недель или месяцев.

Лекарство

Лекарство может быть назначено для лечения проблем, связанных с расстройством личности, таких как депрессия, тревога или психотические симптомы.

Например, умеренные и тяжелые симптомы депрессии можно лечить с помощью антидепрессанта, называемого селективным ингибитором обратного захвата серотонина (СИОЗС).

Подробнее о лечении пограничного и антисоциального расстройства личности.

Вы также можете посетить веб-сайт Королевского колледжа психиатров и благотворительные веб-сайты Mind and Rethink Mental Illness, чтобы получить информацию для пациентов о лечении других типов расстройств личности.

Восстановление

Многие люди с расстройством личности со временем выздоравливают. Психологическое или медицинское лечение часто помогает, но иногда бывает достаточно поддержки.

Не существует единого подхода, подходящего для всех — лечение должно быть индивидуальным.

Причины

Неясно, что именно вызывает расстройства личности, но считается, что они являются результатом сочетания генов, унаследованных человеком, и ранних влияний окружающей среды — например, тяжелого детского опыта (например, жестокого обращения или пренебрежения).

Поддержка людей с расстройством личности

Расстройство личности может сильно повлиять на жизнь человека, а также на его семью и друзей, но поддержка доступна.

Если вам нужна поддержка для себя или кого-то из ваших знакомых, вам могут быть полезны следующие ссылки:

Спросите терапевта о ближайших к вам группах поддержки для лечения расстройств личности. Или узнайте, какие существуют службы психического здоровья и как получить к ним доступ.

Последняя редакция страницы: 12 октября 2020 г.

Срок следующего рассмотрения: 12 октября 2023 г.

Таблица 4 | Психиатрические расстройства при комплексном региональном болевом синдроме (КРБС): роль консультанта-психиатра

90io119 M, обусловленное расстройством психики и поведением употребление психоактивных веществ

расстройство, неуточненное

9039


Диагностическая группа Комментарий Количество пациентов

Органические, включая симптоматические, психические расстройства Всего 3
F07 Органическое расстройство личности 3

Всего 6
F10 Психические и поведенческие расстройства, вызванные употреблением алкоголя 3
F13.1 Вредное употребление седативных или снотворных средств 1
F17.2 Синдром зависимости, вызванный употреблением табака 2


16 F2

97 шизофреник и бредовые расстройства

Всего 2
F24 Индуцированное бредовое расстройство 1
F25.2 Шизоаффективное расстройство, смешанный тип 1 F3 Расстройства настроения (аффективные) Всего 10
F32.0 Депрессивный эпизод легкой степени 1
F32.1 Депрессивный эпизод средней степени тяжести 3
F34.0 Циклотимия 2

F4 Невротические, стрессовые и соматоформные расстройства Всего 11
F42.1 Преимущественно компульсивные действия (навязчивые ритуалы) 1
F43.2 Расстройства адаптации 6
F44 Диссоциативные (конверсионные) расстройства 2 2 Соматизирующее расстройство 1
F45.4 Стойкое соматоформное болевое расстройство 1

F6

F60.4 Истерическое расстройство личности 1
F60.7 Расстройство иждивенческой личности 1
F60.8 Другие специфические расстройства личности 2
1
F62.8 Синдром хронической боли личности 1
F66.0 Расстройство полового созревания 1
Поведенческие и эмоциональные расстройства, начинающиеся обычно в детском и подростковом возрасте Всего 1

F95.1 Хроническое расстройство моторных или вокальных тиков 1

SNOMED CT — Органическое расстройство личности — классы

6011000124106 \ MAPTARGET \ F07.89

6011000124106 \ MAPPRIORITY \ 1

6011000124106 \ MAPRULE \ ИНАЧЕ ИСТИНА

6011000124106 \ MAPPRIORITY \ 5

6011000124106 \ MAPPRIORITY \ 9

6011000124106 \ MAPADVICE \ ЕСЛИ Lobotomy СИНДРОМА ВЫБРАТЬ F07.0 | ПРИМЕНИТЬ ДОПОЛНИТЕЛЬНЫЙ КОД ДЛЯ ОПРЕДЕЛЕНИЯ КОНКРЕТНОГО СОСТОЯНИЯ ИЛИ ЗАБОЛЕВАНИЯ | КАРТА ИСТОЧНИКА КОНЦЕПЦИЯ ЗАВИСИТ ОТ КОНТЕКСТА

6011000124106 ~ MAPPRIORITY ~ 8

6011000124106 ~ MAPRULE ~ IFA 129606007 | Синдром лобной доли |

0000000509007 ~ ACCEPTABILITYID ~

0000000548007

6011000124106 ~ MAPRULE ~ IFA 231455002 | Органическая псевдозастроенная личность (расстройство) |

447562003 ~ MAPRULE ~ ИНАЧЕ ИСТИНА

6011000124106 ~ MAPRULE ~ IFA 46721000 | Органическое расстройство личности, вызванное психоактивными веществами |

447562003 ~ MAPGROUP ~ 1

447562003 ~ MAPCATEGORYID ~ 447639009

447562003 ~ MAPRULE ~ IFA 88845000 | Органическое расстройство личности (расстройство) взрывного типа |

447562003 ~ MAPPRIORITY ~ 2

447562003 ~ MAPCATEGORYID ~ 447637006

6011000124106 ~ MAPRULE ~ IFA 231456001 | Постлейкотомический синдром |

6011000124106 ~ MAPCATEGORYID ~ 447637006

6011000124106 ~ MAPRULE ~ IFA 231455002 | Органическая псевдозадежная личность |

6011000124106 ~ MAPRULE ~ IFA 231452004 | Синдром личности лимбической эпилепсии |

6011000124106 ~ MAPPRIORITY ~ 4

6011000124106 ~ MAPRULE ~ IFA 231452004 | Синдром (расстройство) личности лимбической эпилепсии |

447562003 ~ MAPADVICE ~ ЕСЛИ ПСИХОАКТИВНОЕ НАРУШЕНИЕ ОРГАНИЧЕСКОЙ ЛИЧНОСТИ, ВЫЗВАННОЕ ВЕЩЕСТВАМИ, ВЫБИРАЙТЕ F07.0 | КАРТА ИСТОЧНИКА КОНЦЕПЦИЯ ЗАВИСИТ ОТ КОНТЕКСТА | ВОЗМОЖНОЕ ТРЕБОВАНИЕ КОДА ВНЕШНЕЙ ПРИЧИНЫ

447562003 ~ MAPTARGET ~ F07.0

6011000124106 ~ MAPRULE ~ IFA 46721000 | Органическое расстройство личности (расстройство), вызванное психоактивными веществами |

0000000508004 ~ ACCEPTABILITYID ~

0000000548007

6011000124106 ~ MAPADVICE ~ ЕСЛИ ВЫБЕРИТЕ СИНДРОМ ФРОНТАЛЬНОЙ ЛОБИНЫ F07.0 | ПРИМЕНИТЬ ДОПОЛНИТЕЛЬНЫЙ КОД ДЛЯ ОПРЕДЕЛЕНИЯ КОНКРЕТНОГО СОСТОЯНИЯ ИЛИ ЗАБОЛЕВАНИЯ | КОНЦЕПЦИЯ КАРТЫ ИСТОЧНИКА ЗАВИСИТ ОТ КОНТЕКСТА

447562003 ~ MAPADVICE ~ ВСЕГДА F07.0

6011000124106 ~ MAPADVICE ~ ВСЕГДА F07.9 | ПРИМЕНИТЬ ДОПОЛНИТЕЛЬНЫЙ КОД ДЛЯ ОПРЕДЕЛЕНИЯ КОНКРЕТНОГО СОСТОЯНИЯ ИЛИ ЗАБОЛЕВАНИЯ

6011000124106 ~ MAPRULE ~ IFA 88845000 | Органическое расстройство личности (расстройство) взрывного типа |

6011000124106 ~ MAPGROUP ~ 1

6011000124106 ~ MAPCATEGORYID ~ 447639009

447562003 ~ MAPADVICE ~ ЕСЛИ ВЗРЫВООПАСНЫЙ ТИП ОРГАНИЧЕСКОГО НАРУШЕНИЯ ЛИЧНОСТИ ВЫБЕРИТЕ F60.3 | КАРТА ИСТОЧНИКА КОНЦЕПЦИЯ ЗАВИСИТ ОТ КОНТЕКСТА

6011000124106 ~ CORRELATIONID ~ 447561005

0000000509007 ~ ACCEPTABILITYID ~

0000000549004

6011000124106 ~ MAPPRIORITY ~ 6011000124106 ~ MAPPRIORITY ~ 7 Синдром лоботомии (расстройство) |

6011000124106 ~ MAPPRIORITY ~ 3

6011000124106 ~ MAPTARGET ~ F07.9

6011000124106 ~ MAPADVICE ~ ЕСЛИ ЛИМИБИЧЕСКИЙ СИНДРОМ ЭПИЛЕПСИИ ВЫБЕРИТЕ F07.89 | ПРИМЕНИТЬ ДОПОЛНИТЕЛЬНЫЙ КОД ДЛЯ ОПРЕДЕЛЕНИЯ КОНКРЕТНОГО СОСТОЯНИЯ ИЛИ ЗАБОЛЕВАНИЯ | КАРТА ИСТОЧНИКА КОНЦЕПЦИЯ ЗАВИСИТ ОТ КОНТЕКСТА

6011000124106 ~ MAPADVICE ~ ЕСЛИ ОРГАНИЧЕСКАЯ ПСЕВДОЗАРЯДНАЯ ЛИЧНОСТЬ ВЫБЕРИТЕ F07.0 | ПРИМЕНИТЬ ДОПОЛНИТЕЛЬНЫЙ КОД ДЛЯ ОПРЕДЕЛЕНИЯ КОНКРЕТНОГО СОСТОЯНИЯ ИЛИ ЗАБОЛЕВАНИЯ | КАРТА ИСТОЧНИКА КОНЦЕПЦИЯ ЗАВИСИТ ОТ КОНТЕКСТА

6011000124106 ~ MAPADVICE ~ ЕСЛИ ПСИХОАКТИВНЫЕ ВЕЩЕСТВА ОРГАНИЧЕСКОГО НАРУШЕНИЯ ЛИЧНОСТИ ВЫБРАТЬ F19.988 | КАРТА ИСТОЧНИКА КОНЦЕПЦИЯ ЗАВИСИТ ОТ КОНТЕКСТА

447562003 ~ MAPRULE ~ IFA 46721000 | Органическое расстройство личности (расстройство), вызванное психоактивными веществами |

6011000124106 ~ MAPADVICE ~ ПРИ НАРУШЕНИИ ОРГАНИЧЕСКОЙ ЛИЧНОСТИ ВЗРЫВОЧНОГО ТИПА ВЫБЕРИТЕ F07.89 | ПРИМЕНИТЬ ДОПОЛНИТЕЛЬНЫЙ КОД ДЛЯ ОПРЕДЕЛЕНИЯ КОНКРЕТНОГО СОСТОЯНИЯ ИЛИ ЗАБОЛЕВАНИЯ | КАРТА ИСТОЧНИКА КОНЦЕПЦИЯ ЗАВИСИТ ОТ КОНТЕКСТА

6011000124106 ~ MAPADVICE ~ ЕСЛИ ПОСТЛЕКТОМИЧЕСКИЙ СИНДРОМ ВЫБРАТЬ F07.0 | ПРИМЕНИТЬ ДОПОЛНИТЕЛЬНЫЙ КОД ДЛЯ ОПРЕДЕЛЕНИЯ КОНКРЕТНОГО СОСТОЯНИЯ ИЛИ ЗАБОЛЕВАНИЯ | КАРТА ИСТОЧНИКА КОНЦЕПЦИЯ ЗАВИСИТ ОТ КОНТЕКСТА

6011000124106 ~ MAPRULE ~ IFA 231453009 | Синдром лоботомии |

447562003 ~ MAPRULE ~ TRUE

6011000124106 ~ MAPRULE ~ IFA 129606007 | Синдром лобной доли (расстройство) |

0000000497000 ~ MAPTARGET ~ E2A1.

6011000124106 ~ MAPTARGET ~ F07.0

6011000124106 ~ MAPRULE ~ IFA 231454003 | Органическая псевдопсихопатическая личность |

447562003 ~ MAPPRIORITY ~ 1

6011000124106 ~ MAPRULE ~ IFA 231456001 | Постлейкотомический синдром (расстройство) |

447562003 ~ MAPPRIORITY ~ 3

447562003 ~ CORRELATIONID ~ 447561005

6011000124106 ~ MAPPRIORITY ~ 2

6011000124106 ~ MAPRULE ~ IFA 231454003 | Органическая псевдопсихопатическая личность (расстройство) |

6011000124106 ~ MAPADVICE ~ ЕСЛИ ОРГАНИЧЕСКАЯ ПСЕВДОПСИХОПАТИЧЕСКАЯ ЛИЧНОСТЬ ВЫБЕРИТЕ F07.0 | ПРИМЕНИТЬ ДОПОЛНИТЕЛЬНЫЙ КОД ДЛЯ ОПРЕДЕЛЕНИЯ КОНКРЕТНОГО СОСТОЯНИЯ ИЛИ ЗАБОЛЕВАНИЯ | КАРТА ИСТОЧНИКА КОНЦЕПЦИЯ ЗАВИСИТ ОТ КОНТЕКСТА

6011000124106 ~ MAPPRIORITY ~ 6

6011000124106 ~ MAPRULE ~ IFA 88845000 | Органическое расстройство личности взрывного типа |

6011000124106 ~ MAPTARGET ~ F19.988

0000000508004 ~ ACCEPTABILITYID ~

0000000549004

447562003 ~ MAPTARGET ~ F60.3

Каково функциональное / органическое различие …

Функционально-органическое различие пытается отличить симптомы, признаки и синдромы, которые могут быть объяснены диагностируемыми биологическими изменениями, от тех, которые не могут быть обнаружены. 1 .Это центральный концептуальный инструмент, используемый для категоризации причин и постановки диагноза в нейробиологической медицине 2,3 . Он упоминается как одна из основных отличительных характеристик пациентов, которые наблюдаются и к которым обращаются психиатры и неврологи. 4 . Он остается одним из центральных организационных принципов в современных диагностических системах, несмотря на попытки ослабить это различие в последние годы 5 .

Это различие уже давно высмеивают. В своем знаменательном учебнике неврологии Уилсон (1940) 6 писал, что функционально-органическое различие «сохраняется у постели больного и в медицинской литературе, хотя оно явно неверно и от него давно отказались все созерцательные умы».Позже его критиковали за искусственное разграничение психиатрии и неврологии 7 , продвижение наивного дуализма в нейробиологической медицине 1 , продвижение диагностической несогласованности 8 и поощрение постоянной стигматизации проблем психического здоровья 9 .

Несмотря на то, что требуемая концептуальная основа разграничения функционального и органического характера много обсуждалась, гораздо меньше было написано о том, как оно фактически используется на практике.Следуя прагматическому подходу к концептуальному анализу в психологии и медицине 10,11 , мы исследуем, как функционально-органическое различие использовалось и используется в медицинской классификации клиницистами и в исследованиях. Мы используем этот анализ, чтобы выявить несоответствия и противоречия. Далее мы проиллюстрируем множество ролей, которые пытается выполнить функционально-органическое различие, а затем предложим, как будущие исследовательские программы могут устранить некоторые из выявленных нами практических и концептуальных недостатков.

Исторические сдвиги в значениях «функциональный» и «органический»

Исторически категории «функциональный» и «органический» не сохранили последовательного значения, объема или взаимосвязи с диагностической категоризацией 2, 3, 12 . «Безумие» в разное время или по разным классификационным схемам считалось преимущественно «органическим» или преимущественно «функциональным», независимо от неврологических данных 13,14 . Патологии головного мозга без структурных повреждений (например, судороги) были включены как в «функциональные», так и в «органические» категории 2 .Совсем недавно психоневрологические расстройства были интерпретированы в свете когнитивной науки, предполагая, что синдромы могут быть объяснены нарушением различных уровней функции — либо обработки информации (функциональной), либо реализации (органической) 1,15,16 .

Диагностически термин «органический» используется для обозначения определенного синдрома когнитивного нарушения, который явно исключает определенные неврологические расстройства (как в диагнозе «органический мозговой синдром» в DSM-II) или категории психиатрических синдромов, родственных «функциональным» диагнозам. но сопровождается диагностируемой невропатологией (например,грамм. «Органический психоз»). В более поздних диагностических руководствах предпринята попытка ослабить акцент на различии функционального и органического, хотя изменения в основном носят косметический характер — путем изменения терминологии, используемой для обозначения «органического», и изменения способа группировки диагнозов. Психиатрические синдромы теперь чаще обозначаются как «вторичные» по отношению к «расстройствам или заболеваниям, классифицированным в другом месте» или «вызванные другим заболеванием», а не как «органические» в DSM-5 и МКБ, хотя последствия практически идентичны.

Несоответствия в концептуальном объеме различия функционально-органическое

Хотя функционально-органическое различие часто упоминается как инструмент, используемый для дифференциальной диагностики «органических» и «неорганических» расстройств 17 , термины «функциональные» и «органические» явно используются способами, указывающими на более сложную область применения на практике.

«Функциональное» часто используется, чтобы указать, что не существует диагностируемой патофизиологии, достаточной для объяснения этиологии симптомов, что подразумевает использование термина «функциональное психическое расстройство».Однако это касается некоторых диагнозов, а не других, несмотря на то, что они идентичны в этом отношении. Например, обсуждение «функционального психоза» 18 и «функциональной депрессии» 19 , но не «функционального аутизма» или «функционального синдрома Туретта».

Действительно, тиковые расстройства диагностируются исключительно на основании поведенческих характеристик и, фактически, требуют исключения «основного неврологического расстройства» (например, тикового расстройства F95, МКБ-10) и поэтому могут считаться «функциональными».Однако «функциональные» или «психогенные» тики считаются отдельной категорией от тиков, диагностируемых с использованием критериев тикового расстройства, которые считаются «органическими» 20,21 . Это также несмотря на наличие тиковых расстройств, которые объясняются прямыми последствиями неврологических расстройств, таких как черепно-мозговая травма 22,23 и инсульт 24,25 . В настоящее время термин «органическое» тиковое расстройство относится к диагнозу, установленному с помощью ортодоксальных диагностических критериев, который исключает неврологические повреждения, но также относится к тиковому расстройству после приобретенной травмы головного мозга, в то время как «функциональный» относится к тиковому расстройству без неврологического повреждения, но с атипичной картиной и «психологическая» причинность.Здесь концептуализация «органического» тикового расстройства охватывает то, что в противном случае считалось бы «функциональным» при других расстройствах.

Одним из важных способов использования термина «функциональные» является классификация расстройств, которые кажутся «органическими», но не являются 26 . Например, «функциональные неврологические расстройства» — это расстройства, которые проявляются аналогично неврологическим расстройствам, но без доказательств нарушения нейрофизиологии у отдельного пациента, что могло бы объяснить инвалидность, что указывает на «неорганическую этиологию» 27 .Однако использование термина «функциональный» в более широком смысле для обозначения «неорганического» может относиться исключительно к диагностируемому повреждению нервной системы или может также включать нарушения, которые включают повреждение других систем организма. Например, «функциональная эректильная дисфункция» указывает на эректильную проблему при отсутствии неврологического или сосудистого нарушения 28 . Здесь оба использования слова «функциональный» подразумевают «не органический», но объем, к которому относится термин «органический», различается.

С появлением «функционального неврологического расстройства» в качестве предпочтительной терминологии для состояний, ранее называвшихся «истерией» или «психогенным» 29 , авторы стали все более осторожно проводить различие между функциональными расстройствами, симуляцией и другими формами заблуждения о болезни 30 .Тем не менее инвалидность, которая проявляется как неврологическое расстройство, но возникает без диагностируемого повреждения нервной системы и не находится под добровольным контролем («функциональное неврологическое расстройство»), по-прежнему часто группируется вместе с имитацией симптомов под знаменем «функционального» синдрома или беспорядок 31–33 . Здесь проблемы с заметно различающейся причинно-следственной связью и, действительно, заметно различающейся природы, в равной степени называются «функциональными».

Эти случаи показывают, что «функциональный» и «органический» часто используются для обозначения «не другой», хотя объем «другого» сильно варьируется в зависимости от контекста использования.

Различные отношения к диагностической практике, устанавливающей причинно-следственную связь

Различие между «функциональным» и «органическим» часто трактуется так, как если бы различие самоочевидно в диагностических системах и используется в качестве однозначного критерия исключения в исследованиях («Пациенты были исключены, если у них было органическое заболевание ») и максиму из клинической практики (« Всегда исключайте органические причины психических симптомов ») 34 . Однако на практике этот процесс может быть гораздо более сложным и более неопределенным, чем можно предположить из таких заявлений.

Дэвид 17 отметил, что «очевидно, что линия разграничения между органическими и неорганическими психическими расстройствами не является жесткой и быстрой, и в значительном числе случаев может сохраняться неопределенность», хотя подчеркивает, что это не так. не повод отказываться от «вполне реальных различий между классами беспорядков». Важно отметить, что мы не приводим здесь доводов в пользу отказа от функционально-органического различия как совершенно бессвязного или бесполезного. В самом деле, явно существуют проблемы, которые однозначно возникают в результате поддающихся диагностике биологических изменений, и, несомненно, те, которые возникают без них.Тем не менее двусмысленность, вероятно, является скорее правилом, чем исключением во многих практических случаях дифференциальной диагностики.

Одна из центральных задач при проведении этого различия — приписывание причинности. Даже если выявлено нарушение физиологии, клиницистам необходимо уверенно определить его как причину соответствующих признаков или симптомов. Критерии Лишмана 17 предполагают, что органические расстройства диагностируются на основе «высокой вероятности того, что соответствующее обследование и расследование выявят некоторую церебральную или системную патологию, ответственную или способствующую психическому состоянию».То, что здесь считается «высокой вероятностью», остается неопределенным и часто в значительной степени не исследованным. Фактически, степень, в которой необходимо установить поддающиеся диагностике биологические изменения или установить причинную связь, значительно варьируется между расстройствами как неотъемлемым следствием их диагностических критериев и методами исследования, которые становятся актуальными из-за них.

Делирий, состояние спутанности сознания, включающее нарушения познания, поведения и эмоций, имеет различную связь с диагностированными физиологическими изменениями в диагностических руководствах.В МКБ-10 «Делирий F05, не вызванный алкоголем и другими психоактивными веществами» является органическим заболеванием, но не требует никаких физиологических данных для подтверждения. Если кто-то соответствует критериям делирия («нарушения сознания и внимания, восприятия, мышления, памяти, психомоторного поведения, эмоций и режима сна и бодрствования»), он по определению имеет органическое расстройство. Определение делирия в DSM-5 перечисляет аналогичные симптомы, но включает уточнение, что «из анамнеза, физикального обследования или лабораторных данных есть доказательства того, что нарушение является прямым физиологическим следствием другого заболевания», хотя не указывается, как установить, что считается «прямым физиологическим последствием».Диагностически делирий определяется таким образом, что подразумевает его органическую природу от проявления до точки, когда, согласно одному определению, дальнейшее исследование не требуется, а согласно другому достаточно просто указать, что это должно быть « физиологическое последствие », несмотря на то, что что причины делирия обычно неспецифические и многофакторные 35 .

В некоторых случаях органическая основа расстройства может быть установлена ​​с помощью гипотетико-дедуктивного подхода. Например, пациент с симптомами, соответствующими диагнозу панического расстройства и гиперкальциемии по DSM-5, может предположить гипотезу о том, что симптомы тревоги в первую очередь вызваны гиперпаратиреозом, который может вызывать нарушение уровня кальция в крови и усиливать тревогу.Если симптомы тревоги проходят или уменьшаются после лечения высокого уровня кальция, рекомендуется диагностировать синдром органической тревоги. 36 . Здесь диагноз основан на механистическом понимании патофизиологии и интервенционистском подходе к проверке гипотез.

Другие формы «органической» этиологии устанавливаются посредством очевидной временной взаимосвязи между инцидентным нарушением нервной системы и появлением психиатрических симптомов. Действительно, психозы эпилепсии в первую очередь диагностируются на основе их временной связи с приступами 37 , а психоз, вызванный психоактивными веществами, в первую очередь диагностируется на основе их временной связи с употреблением наркотиков 38 .Однако степень, в которой время этих событий может быть уверенно установлено, вероятно, будет варьироваться из-за надежности информаторов и трудностей с оценкой начала самого психоза, что может привести к значительной роли информированных предположений в диагностике. процесс, чтобы помочь учесть неопределенность.

Напротив, некоторые органические расстройства диагностируются на основе более общего процесса индуктивного вывода. Как Gagnon et al. 39 примечание, социально вызывающее или несоответствующее поведение часто диагностируется как органическое расстройство личности после поражения головного мозга без установления того, что конкретное поражение причинно отвечает за изменение или что личностные трудности не присутствовали до того, как произошло повреждение головного мозга.Данные свидетельствуют о том, что изменение личности может происходить независимо от местоположения поражения, хотя изменение личности чаще встречается у пациентов с префронтальным поражением коры головного мозга 40 . Однако процесс отнесения причины к конкретному поражению, что делает его «органическим изменением личности», недооценивается наличием самого поражения. Это особенно важно в свете широкого спектра биопсихосоциальных факторов, которые могут привести к изменению личности после травмы головного мозга 41 .В законе процесс установления причины концептуализируется как «но для проверки», где причинно-следственная связь предоставляется там, где результат не наступил бы «кроме» травмы, хотя даже при такой глубине исследования может сохраняться значительная двусмысленность 42 . Следовательно, диагноз «органическое изменение личности» требует отделения «органических» причин от «психологических», прежде чем выстроить их в иерархию вероятной важности, которая может быть построена только на «наиболее вероятной» основе.

Непоследовательное использование и интерпретация в клинической практике

Учитывая, что нет общепринятых критериев для различения «функциональных» и «органических» проблем в разных диагнозах, а также нет надежных концепций, к которым эти термины применяются во всех случаях использования, возникает один вопрос: как врачи понимать термины и концепции, которые они регулярно используют.Учитывая важность функционального и органического различия для диагностики и приоритезации лечения, возможно, удивительно, что это не было исследовано более широко. Однако некоторые существующие исследования изучали этот вопрос.

Исследование смешанных методов, проведенное Канааном et al. 26 спросили неврологов, что они понимают под термином «функциональный». Варианты обследования включали «Нарушение функции мозга», «Нарушение функции тела», «Психиатрическая проблема» и «Неорганическое».Результаты представлены в Таблице 1, но, в частности, все варианты были сочтены действительными значениями слова «функциональный» не менее 20% респондентов, причем наиболее часто выбиралось «не органическое», при этом многие респонденты выбирали несколько значений.

Выбор Пропорция (%)
выбор выбора
всего
Доля (%) из этих 9077
выбор только этого

Нарушение функции мозга 127/349 (36%) 45/127 (35%)
Нарушение функции организма 77/349 (22%) 17/77 (22%)
Психиатрическая проблема 104/349 (30%) 29/104 (28%)
Неорганические 216/349 (62%) 128/216 (59%)

Более раннее исследование Kanaan et al. 43 провели подробные интервью с неврологами-консультантами о том, как они понимают конверсионное расстройство — возможно, парадигматическое функциональное расстройство для неврологов. Они поддерживали психологические модели причинно-следственной связи, но не чувствовали, что их роль заключается в получении психологического объяснения, и не различали четкие различия непроизвольных симптомов от преднамеренной симуляции и обмана согласно этому определению.

Опрос, проведенный Mace и Trimble 44 , спросил у 168 британских неврологов, какую терминологию они предпочитают для синдромов, не имеющих физического объяснения симптомов, а также включил вопрос о том, какие синдромы следует классифицировать как «функциональные».Три самых популярных ответа охватывают удивительно широкий диапазон и включают «псевдоприпадки» (68%) — эпизоды, которые обычно напоминают тонико-клонические приступы, но без сопутствующей судорожной активности в головном мозге, «тревожный невроз» (62%) — психические расстройства, приводящие к инвалидизирующей тревожности. , и «синдром Мюнхгаузена» (61%) — форма обмана болезни, предполагающая сознательное предъявление фиктивных симптомов.

Опрос 391 канадского психиатра и психиатров, проведенный Benrimoh et al. 45 попросили респондентов высказать свое мнение об использовании фразы «органические причины» в их клинической работе и в психиатрии в целом.Более половины респондентов (55,9%) сообщили, что они использовали эту фразу регулярно. Существовали значительные различия в том, считалась ли эта фраза стигматизирующей, подразумевающей дуализм или приводящей к бесполезному лечению со стороны медицинской системы. Действительно, в то время как почти 56% психиатров сообщили о его регулярном использовании, гораздо меньше (чуть менее 30%) сочли его использование целесообразным. Многие сообщили об использовании его из-за его предполагаемой прагматической функции в системе здравоохранения, предполагая, например, что другие клиницисты отклонят сообщения психиатрических пациентов о симптомах соматического здоровья, если они не сообщат «органическую» причинную связь от имени пациентов.

Несмотря на небольшое количество этих исследований, эти исследования показывают, что у клиницистов нет четкой или последовательной концептуальной основы при интерпретации или использовании терминов «функциональный» и «органический», несмотря на их частое использование.

Культурное восприятие и политическое использование

Функционально-органическое различие имеет важное политическое измерение, так как приписывает причины на уровне разума и тела, чтобы дать типичное непрофессиональное прочтение, или «функциональное» или «органическое» в более широком смысле. и более сложное биомедицинское применение, подразумевают очень разные вещи об автономии, ответственности и достоинстве пациента, при этом «органические» расстройства рассматриваются как более заслуживающие внимания, а люди менее ответственны за свои затруднения. 46,47 .Это различие также влияет на престиж заболевания: «органические» расстройства считаются более престижными, чем «функциональные» расстройства как профессионалами, так и общественностью 48,49 , а престиж соответствующих медицинских специальностей имеет тенденцию отражать ту же иерархию 50 .

Функционально-органическое различие также является основанием для оспаривания медицинских авторитетов. Проблемы легитимности психиатрии часто предполагают, что действительные медицинские специальности обязательно идентифицируются по их ориентации на «органические» состояния 51,52 , при этом некоторые авторы явно принимают функционально-органическое различие, чтобы оспорить легитимность психиатрической практики в этой области. «функциональных» диагнозов 53,54 , хотя, по-видимому, без критического понимания трудностей, присущих самому этому различию.Точно так же большинство дебатов по поводу правомерности синдромов, включенных в широкую категорию «необъяснимых с медицинской точки зрения симптомов», как правило, вовлекают низовое давление со стороны пациентов, чтобы они приняли в значительной степени или исключительно «органическое» объяснение симптомов 55 . Гораздо труднее найти примеры, когда пациенты лоббируют неорганические объяснения спорных синдромов.

Следствия

Функционально-органическое различие бесполезно линейно и бесполезно статично

Одна из примечательных особенностей функционально-органического различия — это его подразумеваемая приверженность «нулевой сумме» причинности 1 .«Функциональная» и «органическая» этиология задуманы так, как если бы приписывание более «органической» причинности обязательно подразумевает приписывание менее «функциональной» причинности. Это очевидно в концепции «функционального наложения» 56,57 , где определенная часть общей картины приписывается либо «органической», либо «функциональной» этиологии, а также широкому обсуждению дифференциальной диагностики между синдромами, очевидно, на по обе стороны от этиологического различия 58–60 .Эти диагностические категории подразумевают, что синдромы существуют в «чисто функциональных» или «чисто органических» эквивалентах, предположительно представляющих дальние концы функционально-органического спектра.

Эта концептуализация в значительной степени отвергает динамическую связь между неврологическим расстройством, опытом, поведением и контекстом. И это несмотря на то, что взаимодействие между нейрокогнитивными способностями, восприятием, аффектом, действием и контекстом, возможно, является одним из центральных предположений нейрокогнитивных наук 61–65 .Эти динамические соображения становятся еще более резкими при рассмотрении диапазона трудностей, которые, вероятно, будут проанализированы с точки зрения потенциальных «функциональных» и «органических» компонентов. В то время как такие функции, как память, могут служить относительно простым случаем (и явно достаточно сложны), эмоциональные реакции и связанные с ними психические расстройства еще более усложняются.

Если взять в качестве примера депрессию, очень вероятно, что риск депрессии после инсульта повышается из-за повреждения мозговых цепей, участвующих в контроле эмоций 66 , и хотя могут быть случаи постинсультной депрессии, которые почти полностью с учетом этих изменений мозга, причинные факторы для большинства пациентов, вероятно, включают динамическое взаимодействие между личными, социальными и невропатологическими факторами 67–69 .Здесь очевидно, что существует заметное несоответствие между наиболее достоверными научными данными о причинах депрессии после неврологического расстройства и степенью, в которой функционально-органическое различие может заключить в себе эти сложные причинные пути либо посредством формальных диагнозов, либо как способ » распределение причинности ».

Современная диагностическая технология определяет пределы функционально-органического различия.

Еще одним ограничением функционально-органического различия является его зависимость от клинической диагностической технологии как арбитра того, что считается «органическим».Следовательно, ее пределы лежат в той степени, в которой эта технология может обнаруживать невропатологию на индивидуальной основе, а не на основе наилучших доступных научных знаний о вероятной причинной связи.

В некоторых случаях нам известно, что повреждение нервной системы является основным фактором причинности, но поскольку клинический диагноз не может измерить его наличие, соответствующие синдромы редко считаются «органическими». Например, Haag et al. ‘s 70 Обзор травм головного мозга у женщин, подвергшихся насилию со стороны интимного партнера, сообщает о распространенности от 19% до 75% — чаще всего в форме легкой черепно-мозговой травмы, при которой никакие изменения не могут быть обнаружены при диагностической нейровизуализации.Однако изменения мозга можно обнаружить в групповых исследованиях как измененное познание и нарушение функциональной связи 71 . В целом, невропатологический вклад в легкую черепно-мозговую травму был хорошо установлен 72 , а повышенный риск проблем с психическим здоровьем достоверно идентифицирован 73 . Тем не менее, последствия насилия со стороны интимного партнера для психического здоровья почти всегда концептуализируются с точки зрения социальной и эмоциональной причинности, без упоминания травмы головного мозга 74,75 .Важно отметить, что это не просто вопрос исследователей и разработки более совершенных теоретических моделей. Клиницист, которого представили кому-то, у кого есть проблемы с психическим здоровьем, для которых легкая черепно-мозговая травма была значительным причинным фактором, не сможет конфиденциально установить какие-либо « органические » изменения с помощью неврологического обследования, потому что такое повреждение не приводит к невропатологии, чем может быть в настоящее время. выявляется в индивидуальном порядке 76 .

Также стоит отметить обратный сценарий, когда клиническая диагностика регулярно приводит к доказательствам невропатологии, которые часто отклоняются как этиологически нерелевантные, несмотря на убедительные доказательства того, что это фактор риска плохого функционирования и плохого психического здоровья.Например, клинически отклоняющиеся от нормы результаты компьютерной томографии (КТ) или магнитно-резонансного воображения (МРТ) присутствуют у большого количества людей с первым эпизодом психоза (64,2% 77 ; 17,6% 78 ; 19,2% 79 ). Подавляющее большинство этих результатов представляют собой небольшие, но обнаруживаемые патологии, обычно гиперинтенсивность белого вещества, которые часто отклоняются как «клинически не значимые». И это несмотря на то, что именно эти изменения были обнаружены для прогнозирования проблем с психическим здоровьем, плохого исхода проблем с психическим здоровьем 80–83 и плохого познания 84 у взрослых, не страдающих другими неврологическими нарушениями, на протяжении всей жизни.

Мы отмечаем, что психоз обычно считается «функциональным» расстройством, и мы предполагаем, что это обстоятельство может хотя бы частично объяснить, почему такие клинические неврологические данные с большей вероятностью будут отклонены с точки зрения объяснения причинной связи. Но мы также отмечаем критерий, по которому отклонения от нормы были сочтены «органическими» и этиологически значимыми для психоза в этих исследованиях 77–79 , а именно, что они имели характер, который «изменил клиническое ведение» — предположительно, что привело к направлению к специалистам. неврологам для дополнительного лечения.Здесь «органический» не означает лучшего доказательства вероятной причинной связи, но указывает на необходимость изменения клинического ведения.

Социальная власть в определении и применении

Эпистемическая и свидетельская несправедливость относится к ситуации, когда свидетельские показания человека и достоверность его утверждений ставятся под сомнение на основе негативных стереотипов 85 . Кидд и Карел 86 указали, что больные люди особенно склонны к субъективному отношению к несправедливым показаниям из-за широко распространенных стереотипов о влиянии патологий на людей.Очевидно, что неврологические расстройства могут повлиять на точность чьих-либо показаний (например, из-за дефицита памяти). Однако, как отмечают Кидд и Карел, это не меняет того факта, что люди с неврологическими расстройствами могут по-прежнему подвергаться необоснованному отказу от обоснованных опасений, основанных на неточных представлениях о личной неблагонадежности.

Здесь мы отмечаем значительный потенциал эпистемической несправедливости с учетом распространенных стереотипов о «функциональных» и «органических» заболеваниях с точки зрения автономии, ответственности и заслуженности. 46 .Исследования представлений лиц, осуществляющих уход, и профессиональных работников о «вызывающем» поведении у выживших после черепно-мозговой травмы демонстрируют явные доказательства активного конструирования причин поведения 87,88 . Здесь степень, в которой тревожное поведение человека получает «черепно-мозговую травму» или «преднамеренное» объяснение, в значительной степени зависит от мотивации человека, выполняющего интерпретацию. Huet et al. 89 сообщили именно об этом процессе активной интерпретации медицинскими работниками, которые имели тенденцию переосмысливать агрессивное и гневное поведение как непроизвольное, тем самым поддерживая понимание пациента «хорошим человеком».Однако эта интерпретация также может стереть любые действительные разочарования или опасения, которые могли мотивировать поведение и сделать человека социально инертным.

Хотя широко не исследовалось, мы отмечаем, что концепция «неприемлемого» или «вызывающего» поведения в значительной степени опирается на социальные и культурные нормы и может поднимать важные этические проблемы. Случаи изменения сексуальных предпочтений и сексуальной ориентации после травмы головного мозга были интерпретированы как патологические изменения в мозговых цепях, опосредующих сексуальное предпочтение 90 .Но также возможно, что травма головного мозга изменила способность стратегически подавлять ранее существовавшие желания или что это изменение было сознательным решением после важного жизненного события, хотя эти последние интерпретации требуют более жесткой формы социальной атрибуции, которая может включать повторное оценка, правильно или неправильно, рассматриваемого человека, в зависимости от одобрения другими его нового поведения. Мы отмечаем, что изменения, подверженные меньшему количеству предрассудков и обычно рассматриваемые в более благоприятном свете, такие как внезапный интерес к творчеству после травмы головного мозга, обычно объясняются с точки зрения «растормаживания» 91,92 , которое имеет функцию приписывания нового социально приемлемая деятельность для «я», а не для патологии, которая просто «выпустила» его.

Общим для этих рассказов является то, что показания пациентов мало что говорят в объяснении поведения, и мы предполагаем, что такая ситуация часто возникает в процессе предоставления как клинических отчетов, так и научных объяснений. Кроме того, мы также отмечаем, что свидетельства людей, страдающих неврологическими и психоневрологическими состояниями, почти полностью отсутствуют в научных и клинических дебатах, которые сформировали концептуальную основу функционально-органического различия.Здесь мы утверждаем, что включение взглядов от первого лица необходимо для информирования нескольких важных областей практики и научного понимания.

Во-первых, это будет способствовать клинической работе с точки зрения лучшего понимания процесса нахождения в зависимости от функционально-органического различия, того, как это воспринимается, переживается и понимается пациентами. Во-вторых, с точки зрения научного понимания, это предоставит феноменологию опыта, чтобы лучше понять взаимодействие между, например, травмой и автономией.Эти подходы теперь стали обычным явлением в психиатрии, где понимание опыта считается центральным компонентом в развитии и предоставлении систем здравоохранения 93 и где понимание субъективного опыта помогает нейропсихологическим теориям причинно-следственной связи 94 . Хотя некоторые исследования проводились на основе опыта здравоохранения, насколько нам известно, никогда не проводилось никаких исследований, например, с пережившими черепно-мозговую травму, которые были бы направлены на информирование науки о том, как процессы на неврологическом и личностном уровнях взаимодействовать.

Также бывает, что приоритеты людей, пользующихся системами здравоохранения, могут заметно отличаться от приоритетов самих систем здравоохранения. Аналогичным образом, исследовательские приоритеты исследователей и пациентов существенно различаются 95 . Мы отмечаем здесь, что функционально-органическое различие — это концептуальный инструмент, разработанный медициной для попытки решить конкретный набор проблем, но одним из важных направлений исследований должно быть изучение того, насколько хорошо эти проблемы действительно соответствуют приоритетам тех, кто обращается за помощью.

Выводы

Прежде чем заняться вопросом о том, что делает функционально-органическое различие в психиатрии и неврологии, возможно, стоит отметить, чего оно не делает. Это не дает надежного различия между этиологией на разных уровнях (физиологическом, психологическом и т. Д.) В разных контекстах. Действительно, степень, в которой он может надежно различать типы причин определенных признаков, симптомов и синдромов, по-видимому, различается в зависимости от оцениваемых признаков, симптомов и синдромов.В некоторых случаях концептуальные несоответствия и трудности с практической диагностикой делают это стремлением, а не надежным результатом, отчасти из-за множественности значений, представленных самими терминами. Скорее, чем общее различие, оно больше похоже на различные местные различия, каждое из которых определяется и ограничивается контекстом.

Важно отметить, что одна из основных функций этого различия, по-видимому, состоит в том, чтобы предоставить обоснование и формулировку, позволяющую клиницистам определять приоритеты медицинских вмешательств.Действительно, учитывая сложную природу психоневрологических расстройств, где причины, вероятно, являются динамическими, взаимными и охватывают уровни объяснения, функционально-органическое различие часто кажется инструментом, помогающим определить приоритет лечения, выраженным языком причинно-следственной связи. Повторюсь, ясно, что есть синдромы, почти полностью объясняемые диагностируемыми патофизиологическими изменениями, и те, которые не являются таковыми, но большинство психоневрологических расстройств не находятся в этих крайностях и вызываются множеством взаимодействующих факторов.

Риторически, однако, разговоры об «органической» причинно-следственной связи сохраняют скрытность, влияние и доверие, которых нет у «функциональной» причинно-следственной связи, и ясно, что эта риторика стратегически используется специалистами здравоохранения для работы в системах здравоохранения — в основном, она должна можно сказать, добросовестно пытается оказать эффективную помощь. Тем не менее, степень, в которой стратегическое упрощение и сложная научная реальность влияют и ограничивают друг друга, требует более широкого исследования.

Пожалуй, наиболее поразительным является тот факт, что эти дебаты почти полностью исключают приоритеты и опыт тех, кого они больше всего затрагивают, а именно пациентов с проблемами разума, мозга, эмоций, поведения и общества, чьи трудности интерпретируются с точки зрения « функциональных проблем ».

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *