Не хочу жить страдаю: Что такое панические атаки и как с ними жить — Личный опыт на vc.ru

Содержание

Что такое панические атаки и как с ними жить — Личный опыт на vc.ru

Что такое панические атаки, откуда они берутся и что с ними делать. На личном опыте от человека, который живет с ними уже более 25 лет.

{«id»:168202,»url»:»https:\/\/vc.ru\/life\/168202-chto-takoe-panicheskie-ataki-i-kak-s-nimi-zhit»,»title»:»\u0427\u0442\u043e \u0442\u0430\u043a\u043e\u0435 \u043f\u0430\u043d\u0438\u0447\u0435\u0441\u043a\u0438\u0435 \u0430\u0442\u0430\u043a\u0438 \u0438 \u043a\u0430\u043a \u0441 \u043d\u0438\u043c\u0438 \u0436\u0438\u0442\u044c»,»services»:{«facebook»:{«url»:»https:\/\/www.facebook.com\/sharer\/sharer.php?u=https:\/\/vc.ru\/life\/168202-chto-takoe-panicheskie-ataki-i-kak-s-nimi-zhit»,»short_name»:»FB»,»title»:»Facebook»,»width»:600,»height»:450},»vkontakte»:{«url»:»https:\/\/vk.com\/share.php?url=https:\/\/vc.ru\/life\/168202-chto-takoe-panicheskie-ataki-i-kak-s-nimi-zhit&title=\u0427\u0442\u043e \u0442\u0430\u043a\u043e\u0435 \u043f\u0430\u043d\u0438\u0447\u0435\u0441\u043a\u0438\u0435 \u0430\u0442\u0430\u043a\u0438 \u0438 \u043a\u0430\u043a \u0441 \u043d\u0438\u043c\u0438 \u0436\u0438\u0442\u044c»,»short_name»:»VK»,»title»:»\u0412\u041a\u043e\u043d\u0442\u0430\u043a\u0442\u0435″,»width»:600,»height»:450},»twitter»:{«url»:»https:\/\/twitter.com\/intent\/tweet?url=https:\/\/vc.ru\/life\/168202-chto-takoe-panicheskie-ataki-i-kak-s-nimi-zhit&text=\u0427\u0442\u043e \u0442\u0430\u043a\u043e\u0435 \u043f\u0430\u043d\u0438\u0447\u0435\u0441\u043a\u0438\u0435 \u0430\u0442\u0430\u043a\u0438 \u0438 \u043a\u0430\u043a \u0441 \u043d\u0438\u043c\u0438 \u0436\u0438\u0442\u044c»,»short_name»:»TW»,»title»:»Twitter»,»width»:600,»height»:450},»telegram»:{«url»:»tg:\/\/msg_url?url=https:\/\/vc.ru\/life\/168202-chto-takoe-panicheskie-ataki-i-kak-s-nimi-zhit&text=\u0427\u0442\u043e \u0442\u0430\u043a\u043e\u0435 \u043f\u0430\u043d\u0438\u0447\u0435\u0441\u043a\u0438\u0435 \u0430\u0442\u0430\u043a\u0438 \u0438 \u043a\u0430\u043a \u0441 \u043d\u0438\u043c\u0438 \u0436\u0438\u0442\u044c»,»short_name»:»TG»,»title»:»Telegram»,»width»:600,»height»:450},»odnoklassniki»:{«url»:»http:\/\/connect.ok.ru\/dk?st.cmd=WidgetSharePreview&service=odnoklassniki&st.shareUrl=https:\/\/vc.ru\/life\/168202-chto-takoe-panicheskie-ataki-i-kak-s-nimi-zhit»,»short_name»:»OK»,»title»:»\u041e\u0434\u043d\u043e\u043a\u043b\u0430\u0441\u0441\u043d\u0438\u043a\u0438″,»width»:600,»height»:450},»email»:{«url»:»mailto:?subject=\u0427\u0442\u043e \u0442\u0430\u043a\u043e\u0435 \u043f\u0430\u043d\u0438\u0447\u0435\u0441\u043a\u0438\u0435 \u0430\u0442\u0430\u043a\u0438 \u0438 \u043a\u0430\u043a \u0441 \u043d\u0438\u043c\u0438 \u0436\u0438\u0442\u044c&body=https:\/\/vc.ru\/life\/168202-chto-takoe-panicheskie-ataki-i-kak-s-nimi-zhit»,»short_name»:»Email»,»title»:»\u041e\u0442\u043f\u0440\u0430\u0432\u0438\u0442\u044c \u043d\u0430 \u043f\u043e\u0447\u0442\u0443″,»width»:600,»height»:450}},»isFavorited»:false}

19 384

просмотров

Принято считать что панические атаки и невроз это проявление или следствие ВСД, либо сложных жизненных ситуаций, хотя это вопрос спорный. И я сейчас говорю про обычных домашних людей, живущих обычной, относительно благополучной обывательской жизнью, а не жертв насилия или военных конфликтов, имеющих PTSD. По статистике, панические атаки имеются у 2% населения (американские данные), женщины страдают ими в два раза чаще чем мужчины.

Все проблемы из детства?

У меня они начались в 15 лет (что нетипично, у мужчин они обычно случаются после 25), и у меня не было никаких явных или неявных стрессов или страшных ситуаций, ведущих к сильным переживаниям. И до первого приступа я был абсолютно здоров, в меру хулиганист и нагл. Еще один момент, который возможно имеет, а может быть и не имеет отношения к делу — меня постоянно пороли в детстве за двойки, за нежелание ехать к родственникам, за свое мнение, за мелкие хулиганства.

У меня были не самые лучшие отношения с родителями, и главное что у нас не было доверительных отношений. Я был вроде и сам по себе, мне не с кем было обсудить какие-то свои подростковые проблемы, но в то же время за провинности я получал. Но эти стычки и порки не были чем-то сильно влияющим на психику, на мой взгляд. Скорее просто портили выстраивание контакта родитель-ребенок. У многих ситуации были и похуже, в виде родителей-алкашей, ломающих своим детям конечности и оставляющих синяки. У меня же обычные советские мещане, которые детей родили, но понятия не имели как их воспитывать, кроме как ремнем. Так что этот момент я бы лично во внимание не принимал. Хотя любой доморощенный психолог вам обязательно скажет что все проблемы из детства.

Тут скорее что-то более глубокое кроется в психике, и я до сих пор пытаюсь понять что именно. Сразу после рождения меня заразили стафиллококковой инфекцией в роддоме и я там чуть не окочурился. Врачиха-татарка сказала матери, что вы, мамочка, смиритесь, можете его тут оставить, шансов нет. Но маман не смирилась, тогда же нашлась доктор-еврейка, которая подсказала использовать бифидумбактерин, что в те годы (конец 70-х) было найти очень сложно, но нашли. В итоге, я сейчас пишу эти строки, как видите.

Мог ли это быть момент, повлиявший на психику? Грудничок, оставленный один в холодной палате с мерцающим флуорисцентным светом, помирающий от инфекции, переживает экзистенциальный кризис, который накладывает отпечаток на его психику? Тоже сомневаюсь, потому что полмира страдает от инфекций, много грудничков бросают после родов и они остаются совсем одни с самого детства, и прямой корреляции не замечено. Я много общался с коллегами, невротики чаще всего происходят из вполне обычных семей.

Проклятие или благословление?

Однажды на очередной консультации я спросил человека в белом халате откуда берутся неврозы и панические атаки. На что он мне ответил — найдешь ответ, тебе Нобелевку дадут. Я на Нобелевку не претендую, но ответ с тех пор я искал и ищу до сих пор. У меня есть несколько теорий, но основная это то, что невроз это некая защитная реакция, созданная психикой, чтобы уберечь нас от нас самих. Но для права на существование именно этой теории следует признать наличие некоей более развитой надстройки в нашей психике.

То есть имеется некое Я, которое оперирует в повседневной жизни, помогает мне сейчас писать эту статью, отвечает за мои мыслительные процессы и принятие решений (при условии что я не эмоционален, тогда уже другие гормоны влияют на процесс, и решения бывают не самые лучшие, но это отдельная тема). В общем, Я это я как воспитавшаяся личность, та самая, в становлении которой принимают участие родители и социум.

А вот над этим Я возможно имеется некое Сверх-Я, которое выступает в роли взрослого, и которое имеет некоторый контроль и влияние над Я. Эти идеи еще Фрейд развивал, я их у него и читал, но я к этим идеям пришел еще до прочтения его трудов. Сам же Фрейд, возможно был знаком с индуизмом, и заимствовал свои идеи оттуда, потому что сама идея оказалась совсем не оригинальная, см. Параматма. Доказать наличие этого Сверх-Я я не могу, не знаю как, но делаю такие выводы на том, что сам вижу и испытал на себе. Об этом чуть позже.

Чего именно мы боимся и как?

Итак, что с нами, психами происходит в момент, когда начинается панический приступ. Я лично не помню свой первый сексуальный опыт, а вот первую паническую атаку я помню четко по минутам. Был конец 1993 года. Я сидел в классе литературы, это был первый урок, я почувствовал некую тревогу, и отпросился, сказал что плохо себя чувствую и мне нужно пойти в медкабинет. Пока я шел по коридору, меня стало немного трясти. Дойдя до кабинета, я увидел что он закрыт. Идя обратно, я зашел в учительский туалет и выпил воды из под крана, потому что стало сохнуть во рту и темнеть в глазах. Странное ощущение внутри усиливалось, это был не страх явный, а нечто более глубокое, чего я не мог понять. Войдя в класс, я соврал что медсестра отпустила меня домой, и под взгляды одноклассников собрался и ушел с уроков. Это было 28 или 29 декабря.

Забегая вперед, скажу что в следуюший раз в школу я пришел только в феврале или марте. По дороге домой (школа-дом минут семь) меня снова охватил страх, сухость во рту, и стало не хватать воздуха. Я ел снег, чтобы убрать сухость. Когда мне показалось что я сейчас упаду в обморок, я остановил мимо идущую женщину, сказал ей что у меня астма и попросил довести меня домой. Из дома я позвонил матери на работу, она приехала часа через полтора, все это время меня бил озноб, не хватало воздуха, я делал глубокие вдохи и пил воду. Стал пропадать глотательный рефлекс. Вызвали скорую, они не поняли что со мной, забирать не стали. Новый год 93/94 я встретил в кровати с ознобом и теми же симптомами.

Стоит еще сказать, что накануне школьного инцидента я уже лег спать, но заснуть не мог, меня охватила тревога, я встал с кровати, походил по комнате, и в итоге сделал то, что некоторые обычно называют словом помолился, после чего заснул. За это действие мне до сих пор очень стыдно, потому что я лет с 12 отрицал идею бога и был рационально мыслящим человеком. Кстати, где-то за полгода до первого приступа у меня начались первые проявления ОКР, которые имеются до сих пор. но они мне никогда особо не мешали.

Жизнь невротика это ад?

С тех дней я обошел пульмонологов, эндокринологов, сдал тесты на кровь, делал ЭКГ и ЭЭГ, даже попал в Центр по изучению тропических болезней (или как-то так, на Ленинском вроде). После добрался до закрытой кремлевской больницы на Косыгина. По знакомству посетил несколько знакомых врачей частным образом. Нигде ничего не понимали что происходит (а это была середина 90-х и кино типа Analyze This и Soprano еще не сняли).

Я не мог ездить в лифтах и метро, я не мог выйти один на улицу, продолжал задыхаться и испытывать страх. Где-то в мае 1994 я очутился в Юношеском центре на Соколе на улице Планетной, и там дама-терапевт по фамилии Тома передала меня в заботливые руки доктора по фамилии Америка (ударение вроде на И причем). Вот он и увидел первый из всех врачей в чем дело, хотя я к тому времени сам интуитивно понимал что если я полностью здоров физически, то значит надо разбираться с психикой, что я самим врачам и говорил.

Он то мне и делал всякие тесты на профпригодность, на IQ, его коллега просила меня рисовать всякие рисунки, чтобы понять ход моих мыслей, как например я себя определяю среди родственников или какие экзотические животные приходят мне в голову (я тогда нарисовал помесь совы и какого-то домового, и жило это существо в дупле в темном лесу). Тогда же я впервые и услышал что у меня пространственный ум, я хорошо верчу в уме сложные фигуры, и мне можно работать дизайнером или архитектором (ни тем, ни другим я так и не стал). Еще он мне давал плацебо, говоря что это мощный препарат, который уберет страх, но я знал что это витамины, потому что я уже знал про плацебо, но все же делал вид что да, дескать, уберет. Еще он меня заставлял из Центра уезжать одному и ехать в Строгино самостоятельно на двух или трех разных автобусах-трамваях (приезжал я туда с матерью, один не мог).

В то время я обошел несколько подростковых психологов и одного психиатра по фамилии Пятницкий (забавно что я помню вещи и детали, случившиеся со мной более 25 лет назад, но не помню что делал позавчера). Доктор Пятницкий был лысоват, немногословен, со спокойным, но буравящим взглядом, и он на мне применил гипноз. Впервые (и в последний раз) я был загипнотизирован, мне показалось что я провел в этом состоянии минут пять, но маман сказала что я пробыл в этом состоянии минут сорок. Было ощущение что я в каком-то солнечном спокойном месте и передо мной некий светящийся шар. После выхода из гипноза я на время почувствовал себя легче.

Тогда же я познакомился с седативами, все не вспомню, но точно были феназепам, реланиум, эглонил, паркопан и галоперидол (последние два мне хватило ума не употреблять, я уже был начитан и разницу между седативами и нейролептиками понимал, а врачей-палачей, которые выписывают такие вещи подросткам нужно вешать за тестикулы). Самое интересное, что я, при всех моих страданиях не был лишен полноценной подростковой жизни. Да, я перестал общаться с хулиганами во дворе, больше сидел дома, начал читать много книг по психологии (Фрейд, Юнг, Фромм), далее принялся за философию (Ницше, Шопенгауэр, Кант, причем последние два в отличие от Фридриха не пошли), потом переключился на художественную литературу. То есть в возрасте 15–18 лет я довольно хорошо расширил и углубил свои познания, поумнел и набрался словарного запаса. При этом я не брезговал алкоголем и встречался с дамами. С одной подругой я обычно встречался в центре, потому что мы жили на противоположных концах Москвы, и чтобы доехать от Щукинской до Пушкинской, мне приходилось съедать 0.5 мг феназепама, это убирало страх перед метро.

Так ли страшны эти спецэффекты при приступе?

Сам страх и паники происходили по стандартной схеме — нарастающее напряжение, мышечные спазмы (спина, подреберные), тяжело вдохнуть, все это вызывает еще больший страх, далее идет как снежный ком. Трясутся руки, мокнут ладони, появляются очень крупные капли. При вдохах заглатывается много воздуха, далее начинается такой малоприятный эффект как аэрофагия, отрыжка воздухом. Самое мерзкое это назойливые мысли что сейчас умрешь, либо не хватит воздуха или упадешь в обморок. Хотя я лично за 25 лет в обморок так ни разу и не упал. Остановить это самому очень тяжело, и все инструкции по купированию приступа это разве что только подойдет для нервных офисных работников, которые перепили кофе.

Панический приступ останавливается только двумя методами — ты либо принимаешь седатив (если приступ сильный, то можно растолочь в порошок и интраназально, так быстрее чем через желудок, либо в мышцу или в вену, но это нужно иметь реланиум или димедрол в ампулах). Либо отвлекать себя действиями или беседой. Я, кстати, однажды пропустил начало приступа, он начался очень быстро, меня уже трясло, я достал коробку с ампулами димедрола, и пока срезал ампулу, набирал шприц и сбивал воздух, приступ снизился. Я это тогда отметил. Другой раз я позвонил в скорую (оба случая произошли году в 2003), они на удивление поняли с кем имеют дело, переключили на дедушку, по голосу явно психиатра, он со мной минуты две пообщался и выдал в конце «вы не волнуйтесь, юноша, это у вас эмоции». Тогда я тоже очень быстро успокоился, умом то я понимаю что это эмоции.

Есть ли спасение?

Главное если начался приступ это постараться отвлечься и переключиться. Поэтому если вы сами страдаете, ищите на что отвлечься (мне одно время хорошо помогал просмотр порно, объяснение этому простое, адреналин прекращает вырабатываться). Если ваш близкий человек имеет подобное состояние, возьмите его за руку, обнимите и говорите о чем угодно, это тоже хорошо отвлекает. Я вообще не сторонник таблеток, я быстро научился обходиться без них, и на одном профильном форуме я был известен как активный анти-таблеточник. Но если приступ зашел слишком далеко, лучше иметь под рукой успокоительное. Я однажды летел в самолете, и таблеток при себе не было. Начался очень сильный приступ, не мог делать вдохи, трясло все тело, хотелось вырваться из этого самолета, из закрытого пространства.

Помогли стюардессы. Я к ним подошел, сказал что у меня паника, одна осталась со мной разговаривать на отвлеченные темы, через 10 минут я уже был в норме. Компания была KLM и они там явно обучены работать с такими пассажирами. Простое человеческое общение и человек снова здоров и радуется жизни. После этого еще пару раз подобная ситуация происходила на рейсах Аэрофлота. Там девочки были менее подкованы, но обязательно кто-то оставался со мной побеседовать и помочь успокоиться.

А правда что невротики это психи и сумасшедшие?

Теперь самый животрепещущий вопрос. Реальные ли мы психи и можем ли быть опасны для окружающих и себя? Может быть по нам плачут и ждут не дождутся люди в белых халатах? Ответ — нет. Это не психическое заболевание, на физическом уровне это сбой в нервной системе, выброс адреналина и как следствие страх. Обычно это происходит под влиянием внешних факторов у всех людей, но у невротика есть свои внутренние моменты-триггеры, запускающие выработку адреналина. То есть механизм таков — ситуация-триггер (у каждого она своя) провоцирует выброс адреналина, адреналин делает нам страшно, в страхе мы начинаем испытывать соматические эффекты (спазмы мышц, тяжелые вдохи), эти эффекты в свою очередь пугают нас тем, что мы можем умереть, это заставляет организм выбрасывать еще больше адреналина, и пока этот замкнутый круг не прервать, приступ может идти долго, вплоть до нескольких дней с пиками и падениями.

Единственный момент когда мы можем быть немного опасны себе, это когда приступ уже идет, таблеток нет, людей рядом нет, его нужно снять, для этого можно причинить себе небольшую боль, так тоже можно отвлечься. Я обычно ставил запястье под горячую воду. Боль убирает или снижает приступ, работя как переключение.

Хоть что-то положительное в этой ситуации есть?

Теперь хорошие новости. Статистика и наблюдения утверждают что невротики в большинстве своем это интеллектуально развитые люди (и я с этим спорить не буду) и IQ у них достаточно высокий. Почему так? Выше я обещал к этому моменту вернуться, что и делаю. Невроз лично у меня каждый раз начинался, когда мне стоило бы остановиться и подумать правильно ли я поступаю. Он начался у меня в период, когда я уже начал пить и курить, и совсем немного времени оставалось до наркотиков. В итоге, дворовые хулиганы начали курить коноплю, гашиш, нюхать и колоть героин, а я в это время зачитывался Заратустрой, сидя дома. К наркотикам я с тех пор так ни разу и не притрагивался, сначала боясь что они спровоцируют приступ (очень редко я курю коноплю, и таки да, иногда она провоцирует паническое состояние), а потом просто по причине того, что поумнел. Польза невроза как сдерживающего фактора очевидна.

Я бросил медицинское училище, потому что приступы меня доканывали в метро, а ездить туда приходилось по полтора часа в одну сторону, и пошел доучиваться обратно в школу. В школу я практически не ходил весь 10 и 11 классы, потому что аттестат мне и так был обещан. Кроме того, там было нечего делать, мне там было скучно, там были собраны отбросы со всего Строгино (в старую мою, в которой я учился до 9 класса, меня обратно не взяли), но у меня появилось много свободного времени читать книги. Вместо школы я ездил на Пушкинскую в библиотеку (мимо Макдональдса вниз первое здание слева, не знаю что там сейчас), и там читал книги по психологии, потому что денег тогда не было, и купить их не мог. Тогда же я прочитал труды Дейла Карнеги, но этим я хвалиться и бравировать не стал бы.

Невроз часто не давал мне ездить на метро, но он вовсе не помешал мне в 1998 году, в самый разгар приступов, сесть на самолет и улететь в Америку, где два года вообще никаких инцидентов практически не было, но они начинались когда я прилетал на каникулы в Москву. Также невроз выступал отличным мотиватором. Страх перед метро означал что мне тяжело куда либо на нем ездить. Вернувшись в Москву, для перемещений я купил себе машину и права (именно в таком порядке), в машине приступов практически не случалось. На работу ходить, имея подобный недуг желания не было, и начиная с 2000, я так на работу ни разу и не ходил (хотя в период 1996-1998, между учебами, я в сумме год проработал барменом в трех местах, но и на работу, и на учебу поездки мне тяжело давались, поскольку я туда добирался общественным транспортом). Ну и по мелочи, благодаря неврозу в 16 лет я получил отсрочку от армии, первая была дана на три года, я должен был пройти комиссию в 19 лет, но тогда я уже жил в Америке. Вторая должна была быть, когда мне было 22, тогда я уже был в Москве. На первый звонок из военкомата я их вежливо попросил мне больше не звонить. На второй звонок я их нецензурно послал, и с тех пор я про них ничего более не слышал. Хотя в армию я и без невроза не пошел бы.

Медикаменты или психотерапия? Или медитация? Или заняться спортом? Или выбить всю дурь из головы и пойти заняться тяжелым трудом?

Профессор Смулевич, высокомерный и грубый старикашка из Центра неврозов на Каширке (полигон для обкатки новых препаратов на несчастных невротиках) назвал прекращение невроза при отъезде в Америку ремиссией, старый болван. Мне хватило одной беседы с ним и пятиминутного визита в само отделение, чтобы понять что там происходит, позже мои подозрения подтвердились многочисленными негативными отзывами на форумах. Это я к тому, что отчаявшиеся невротики в надежде излечиться, пойдут на любые методы и будут пить все что им скажут, но заведения типа этого центра несут бедным отчаявшимся людям только вред.

Поэтому, прежде чем принимать непонятные медикаменты, я настоятельно рекомендую проработать проблему с психологом. Мое личное ощущение было такое что невроз и приступы это некий сигнал мне, возможно от этого Сверх-Я — ты поступаешь неправильно, остановись. Конечно, если прямо сейчас у меня начался бы приступ, не факт что это был бы тот же сигнал, мог сработать какой-нибудь триггер типа запаха. Например, однажды я ночевал в отеле, там пахло химией после уборки, от нее у меня закружилась голова, это вызвало мысли о здоровье, далее подключилась моя ипохондрия, и я долго не мог заснуть. Подобный случай я бы не рассматривал как работу Сверх-Я. Но в больших масштабах выглядит так, что это оно и было.

Пару лет назад, будучи в Москве, я снова начал ходить к психоаналитику, поскольку опять начались приступы, причем очень активно они начались несколько лет до этого, как только я переехал во Францию. При этом, также нагрянула и депрессия (которая скорее всего эндогенная, и у меня есть причины думать именно так). Я не буду утомлять вас деталями моих личных дел и переживаний, но повод к тому был достаточно серьезный, и был он опять таки в том, что делаю я не совсем то, что хотел бы. То есть, опять это самое Сверх-Я стучало мне в дверь руками и ногами. В беседах мы эту тему таки вскрыли и пришли к выводу, что вектор движения был выбран хоть и приятный, но не совсем правильный на тот момент.

Чтобы еще понятнее было, приведу такой пример из Фрейда. Он там описывает одного своего пациента, который с детства работал, постоянно был при деле, занимался бизнесом. А потом ему пришла идея уйти на покой, купить поместье с лошадками и жить там расслабившись, предаваясь лени. Расслабиться у него, понятное дело, не получилось, так как вся неизрасходованная энергия пошла в невроз и отравила ему весь его грезившийся покой.

А спортом я таки занялся. Период 2001-2004 был у меня достаточно активным как в деловом, так и в личном плане. В то время я еще много тусовался и употреблял алкоголь (да, иногда мешая его с феназепамом). В конце 2004 я разошелся сразу с двумя женщинами, впал в тоску и до начала 2005 находился в каком-то особом угаре, еще больше налегая на алкоголь. В то время я тусовался с интернет-графоманами с удафкома-литпрома, еще часто летал в Украину к друзьям, и пьянство и кутеж 24/7 тогда были обычным делом (благо молодой организм позволял). В какой-то момент мне это все надоело, и после очередной попойки, еще толком не протрезвев, я пошел в местный фитнес и купил абонемент. Туда я стал ходить 6 дней в неделю с 9 утра до 2 дня. Качался, занимался аэробикой и миксфайтом, записался на кикбокс и плавал в бассейне. Тогда я и заметил, что приступы стали слабее. Это открытие позже подтвердилось словами кого-то из врачей, который рекомендовал качать штангу, дескать таким образом адреналин выводится из крови. Тогда же я купил велосипед и стал резидентом Веломании. Это для обычных людей было нормально поехать покатать на велике в центр Москвы, а для меня тогда было подвигом доехать одному из Строгино в Серебряный бор. Но активное катание на велосипеде плюс вливание в коллектив сделали свое дело. Начиная с 2005 и до 2011 приступы стали редкостью и даже особо не мешали мне летать на дальние расстояния типа того же Таиланда.

Эзотерика или наука?

Главный вопрос в случае с неврозом остается открытым — может ли невроз быть продуктом Сверх-Я как способ сказать нашему Я остановись, ты поступаешь неправильно? Является ли невроз способом сохранения личности и уберегания ее от различного рода проблем? Возможно, невроз это некоторого рода депо, где невротик может отстояться и принять другое, более правильное решение? Но если это все так и есть, то это вызывает другой вопрос — значит это Сверх-Я действительно существует в виде надстройки к личности, оно выше и мудрее нашего Я, но тогда неясна его природа, откуда оно берется.

У религиозных людей ответ на этот вопрос уже есть, но нас он не устраивает. Пытливый ум должен и желает понять что это мог бы быть за механизм, как он получает свое развитие, и каким образом он может знать что лучше или хуже для нас, если по хорошему это работа Я решать такие вещи.

Я также имею стойкое подозрение что человек в молитве, обращаясь к богам, на самом деле обращается к Сверх-Я, а оно уже помогает человеку совершать какие-то действия, которые могут порой привести к нужным результатам, и которые он принимает за божественное вмешательство. Но это уже очень темный лес, ввиду отсутствия каких либо научных исследований, и здесь я пожалуй буду закругляться.

Главное это помните что человек с неврозом и паническими приступами не симулянт, ему порой бывает очень тяжело с этим жить, и ваша помощь и участие в его борьбе с этим недугом ему будут только в радость.

Что будет дальше?

Если честно, то я лично завидую вам, здоровым сволочам, которые понятия не имеют что такое паника, не трясутся от иррационального страха, летя в самолете или застряв в лифте, и не знают каково это отказываться от некоторых простых вещей, типа поездок одному в автомобиле на длинные расстояние или забраться в горы на дикий трейл. Вам не знакомо чувство, когда вы просыпаетесь среди ночи, и у вас в голове одна очень явная, очень остро осознаваемая, пронзительная мысль о том, что вы смертны, что этот день когда нибудь наступит, и все что у вас есть, ваше сознание, ваши мысли, память и опыт, все это закончится вместе с угасанием активности нейронов вашего мозга. Однажды вы умрете.

Но с другой стороны, мне вас жаль именно по тем же причинам. Потому что вместо настоящих экзистенциальных переживаний и попытки прямого диалога с самим собой, вы кормите себя суррогатом от шарлатанов в виде йоги, медитаций, беседами с якобы просветленными и употреблением «расширяющих сознание» веществ. Вы, скорее всего, так никогда и не станете ни глубже, ни мудрее. На радость тем самым шарлатанам. Особенно тем, что от религии, эти с большим удовольствием и рвением будут продавать вам лживые обещания.

Лично у меня ощущение, что я отличаюсь от обычных людей и между нами имеется некая граница, вследствие чего мне тяжело вписываться в социум и заводить новые контакты, пришло именно с началом невроза. Я не буду сейчас углубляться на тему того, плохо это или хорошо, это просто факт. Но это наверное совершенно нормально и типично для людей, которые имеют какие-то отличия, физические или ментальные. Данный текст в первую очередь для таких. Не бойтесь быть другими. И да, неврозы и ПА штука очень неприятная, но и с ними жить можно. Главное, чтобы рядом были те, кому можно выговориться, или на худой конец, полоска феназепама.

Отдельно про депрессию возможно как нибудь в следующий раз

История девушки с депрессией, после которой вы поймете, что ничего не знаете об этой болезни

Екатерина, я абсолютно понимаю вашу точку зрения, ведь я сама так думала пока не столкнулась с этой проблемой, а теперь мне стыдно за свои мысли. Я далеко не избалована, воспитана в любви и строгости, сама себя обеспечиваю полностью с 19лет и ни на кого не рассчитываю, пашу как вол ради своего будущего и настоЯщего, всегда считала,что я сильная и справлюсь со всем на свете. Да, бывало плохо и тяжело и руки опускались ,но как-то я себя сгребала в кучку и продолжала идти дальше. Я на отрез отказывалась признавать существование депрессии, от слова совсем.

Но вдруг я сама попала в такую ситуацию, мне постоянно было плохо, от осознания собственной беспомощности мне становилось ещё хуже, я не могла работать и учиться, я не хотела общаться ни с кем, мои симптомы приобрели физический характер, я потеряла цветное зрение и появились проблемы с беглой речью, одним словом, я стала мямлить, я перестала чувствовать вкус еды и не могла концентрироваться до такой степени,что физически не могла читать. В итоге после года такого состояния (года попыток сгрести себя в кучку) я пошла к врачу и мне поставили диагноз депрессия и клиническая тревожность. Я живу в Англии и тут, благо, к этому относятся серьезно. Меня направили на психотерапию, по страховке я уже через 2 дня сидела в кабинете у врача. Мы выяснили причину и работа в моей терапевтом мне помогла, я принимала лекарства и занималась йогой, все это привело меня в нормальное состояние за 6 месяцев. Сама Я бы не выбралась, потому что мой мозг был не в состоянии бороться и что либо предпринимать. Если и той девушки, о которой вы говорили в комментарии, удалось «выбить дурь» , значит это не была депрессия…и слава богу.

Я не пытаюсь вас переубедить, веди и я думала так же, меня переубедила моя ситуация. Именно из-за того что я не верила в депрессию, я мучилась симптомами год перед тем, как обратилась за помощью.

Я искренне надеюсь, что вас и ваших близких это обойдет стороной. Всего вам доброго, Екатерина.

«Ты одновременно инвалид и не инвалид». Как живут люди с паническим расстройством

«Удар в сердце, первая мысль — инфаркт!»

Александр, 28 лет, Ростов-на-Дону:

По профессии я дальнобойщик. Началось все с того, что я потерял работу. Новую найти было трудно, да еще и близкие упрекали — в общем, нервы за нервами. Наконец, нашел подработку, повез груз на Урал, и машина там сломалась. Проторчал на трассе трое суток, зимой, один, без денег. Вернулся — стал опять искать работу. У нас с женой была машина, платить кредит стало нечем, и ее забрали приставы. Снова нервы. Работу я вскоре нашел, но в одном из рейсов уснул за рулем и попал в аварию.

После этого появился какой-то страх, а через месяц в рейсе случился первый приступ. Я ехал, разговаривал с женой по телефону и почувствовал удар в сердце, а руки на руле стали чужими. Первая мысль — инфаркт! Остановился. Темно, на дороге никого. Голова кружится, дышать тяжело, холодный пот струится, сердце болит. Думая, что умираю, вызвал скорую. Врачи потом сказали, что это нервный срыв — на меня как раз перед этим рейсом повесили ремонт машины. Второй приступ случился еще через месяц и снова в дороге. Я начал задыхаться, опять тремор рук, тошнота и жуткий страх смерти. Я вернулся домой, стал изучать литературу, понял, что у меня панические атаки и обратился к неврологу.

Окружающий мир казался мне нереальным, на работе меня убрали с рейсов и перевели на склад, а через три месяца уволили, подумав, что я психически болен

Врач прописала фенибут. После этого жизнь превратилась в ад. Приступы повторялись несколько раз в день. Окружающий мир казался мне нереальным, у меня было ощущение, что разум существовал отдельно от тела. Я жил в постоянном диком страхе. На работе меня убрали с рейсов и перевели на склад, а через три месяца уволили, подумав, что я психически болен. Я сидел дома и читал про приступы, из-за этого они усилились. Мне было страшно выходить на улицу, в магазине шарахался от манекенов. Я потерял смысл жизни и стал думать о суициде. Мне не помогала медитация и смена обстановки. В очередной раз изучая свои приходы, наткнулся на одно видео. Там парень рассказывал, что нужно перестать постоянно думать об этом и не читать информацию о приступах — короче, забить на все и принять, как оно есть, и тогда все пройдет. Я так и сделал.

Я нашел новую работу, заставил сесть себя за руль, и паника постепенно стала уходить. Я потихоньку стал учиться жить заново. Сейчас, бывает, еду, и руки как будто не мои или как будто вываливаюсь из тела, но понимаю, что за год ничего со мной не случилось, и отпускает. Появились цели в жизни, но нет радости. Родные заметили, что пропала улыбка, изменились глаза. Жизнь разделилась на до и после.

«Познав страх смерти, я стала ближе к Богу»

Алина, 24 года, Прокопьевск:

Пока не вышла замуж, я росла с бабушкой. Перед смертью она постоянно жаловалась: «Ой, что-то голова кружится, хожу, как пьяная» — и говорила, что скоро умрет.

Муж у меня, бывает, выпивает, и мы с ним из-за этого ругаемся. После одной из ссор у меня были те же ощущения, и я, вспомнив бабушку, подумала, что тоже умру. Эта мысль засела в моей голове. Еще и гадалка, к которой обратилась свекровь, нагадала, что я покончу жизнь самоубийством, поставила на мне крест. Нелегко жить с этими мыслями.

У меня началась ипохондрия, я стала придумывать себе болезни. У меня не было денег, чтобы обойти врачей, поэтому ситуация только усугубилась: начались панические атаки. Было очень страшно, я ревела навзрыд и думала, что умираю. После этого я пошла к психиатру, который назначил мне коктейль из антидепрессантов и транквилизаторов.

Раньше я при каждой ссоре орала, что не хочу жить, что я устала, и вот теперь, наверное, пожинаю плоды своих слов

Муж говорил, что я начиталась всякого и сама себе внушила. Мать говорила, что это все от усталости — все-таки двое детей. Врач — что я нормальная, просто у меня депрессия. Я боялась, что сойду с ума и причиню кому-то вред, боялась смерти. Потом я стала понимать, что надо следить за дыханием и скоро отпустит. Через полгода я по собственной воле бросила пить лекарства, так как многие считают, что нужно менять мышление и искать причину в голове, а не устранять тревогу и панические атаки таблетками.

Познав страх смерти, я стала ближе к Богу и начала ценить все, что у меня есть. Раньше я при каждой ссоре орала, что не хочу жить, что я устала, и вот теперь, наверное, пожинаю плоды своих слов. Никогда не жалуйтесь на свою жизнь и никого не вините. Вы сами хозяева своей судьбы. Живите и радуйтесь каждому прожитому дню. Такое испытание, я считаю, дается, чтобы человек осознал ценность жизни.

Сейчас панические атаки случаются раза три в месяц, а раньше каждый день. Осталась депрессия, но я ее лечу.

«Родители до сих пор не верят»

Александра, 27 лет, Кемерово:

Я живу с паническими атаками уже 10 лет. Когда все только началось, я около года безвылазно просидела в квартире. Друзья приносили еду и выносили мусор.

Бывает, панических атак нет по полгода, бывает — случаются по нескольку раз на день. Длятся атаки до 10 минут: это аритмия, ватные ноги, руки трясутся, зрачки расширены, голову прямо тяжело держать. Я впадаю в ступор и медленно соображаю. Я не нашла никакой закономерности, никаких причин: меня накрывает и со знакомыми, и с незнакомыми людьми, и дома, и на работе. Паническая атака — это как будто ты стоишь перед хищником и нужно либо бить, либо бежать. Контролировать себя в эти моменты не получается. Надо просто перетерпеть.

Паническая атака — это как будто ты стоишь перед хищником и нужно либо бить, либо бежать

Я была у невропатолога, психотерапевта, семь лет жила в Израиле, лечилась там и лечусь тут до сих пор. Мне стыдно с этим жить: ты одновременно инвалид и не инвалид. Сильные таблетки, которые я принимала в Израиле, в России нереально достать без амбулаторного лечения. Мне сказали: чтобы получить, надо полежать в психушке. Я себя психически нездоровой не считаю, поэтому не вижу смысла госпитализироваться.

Я веду активный образ жизни, живу с парнем второй месяц. Он пока моих приступов не замечал. Я выбираю деятельность, не связанную с общением, и часто меняю работу.

Мои родители до сих пор не верят, что панические атаки — это реальность. Говорят, что я просто сама придумываю себе проблемы. Друзья относятся с пониманием. Поддержки я не жду. А что поддерживать? Ну, пожалели тебя, раз, два. Не будешь лезть постоянно со своими проблемами. Справляюсь сама, как могу. С этим можно жить.

«Раньше я следила за собой, а сейчас мою голову раз в неделю»

Юлия, 30 лет, Владивосток:

Я по специальности педагог с 10-летним стажем. У меня был годовой перерыв, когда я работала в другом месте, не связанном с преподаванием. Темп был бешеный, я не потянула. А потом начались панические атаки.

16 ноября 2016 года я как обычно проснулась и начала собираться на работу. Внезапно меня накрыло: стало дико страшно, руки и ноги онемели, я перестала их чувствовать, тело охватила дрожь, а сердце безумно колотилось. Меня бросало то в жар, то в холод, накатывала тошнота. Это длилось полчаса. Потом я почувствовала сильную слабость и пролежала весь день. На работу пойти просто не было сил. Я не поняла, что со мной было. Через несколько дней приступ повторился, потом атаки стали ежедневными и повторялись по нескольку раз в сутки. Мне пришлось уволиться с работы. 

Я обошла всех врачей в городе, сдала кучу анализов — все было в норме. В итоге терапевт сказала, что у меня вегетососудистая дистония. Она посоветовала сходить на массаж, иглоукалывание и попить валерьянки. Мне не помогло. Даже гипноз пробовала. Было такое, что я неделю не спала по ночам — боялась не проснуться и засыпала только под утро.

Я боялась, что схожу или уже сошла с ума, но просто не знаю об этом, поэтому я пошла к психиатру. Мне поставили диагноз — генерализованное тревожное расстройство. Психиатр прописал мне какие-то ядерные антидепрессанты. Пить их я просто побоялась — не хочу становиться овощем. Тем более антидепрессанты не избавляют от проблемы, а только блокируют ее, а перестанешь их принимать, все вернется по новой.

Когда-то я была девушка-зажигалка, а сейчас из-за панических атак и ипохондрии не могу сходить с друзьями в клуб

Я решила сделать МРТ головного мозга. Все было в порядке, но меня начало клинить, что с момента первых обследований прошло время, вдруг за это время что-то появилось, надо обследоваться. В общем, у меня началась ипохондрия. Я опять пошла по врачам, на меня смотрели как на дуру. Я часами сидела в интернете, читала медицинские справочники и впадала в истерики. Три месяца не выходила на улицу вообще. Уже потом, из интернета, я узнала, что это панические атаки.

Сейчас мне стало чуть полегче: накрывает раза два в неделю. В мае я вышла на работу. Думала, вернусь на свою стезю, отпустит. Не отпустило. Буквально на днях у меня был приступ. Пошла в столовую накрывать завтрак детям и меня начало трясти, захотелось куда-то убежать. Когда приступ начинается на работе, я ухожу в безлюдное место, реву и звоню друзьям и маме.

Если у меня что-то где-то кольнет, прыщик вылезет, я сразу начинаю паниковать. Атаки очень усложняют жизнь. Я хотела пойти на танцы, даже записалась в группу, но не пошла: в последний момент мне стало страшно, что вдруг меня накроет там, и я сделаю себе хуже. Раньше я была девушка-зажигалка, а сейчас из-за панических атак и ипохондрии не могу сходить с друзьями в клуб. Раньше я очень следила за собой, а сейчас голову могу помыть раз в неделю. Я понимаю, что так не должно быть, но у меня просто нет сил. Я не знаю, к кому обращаться. У нас в городе нет нормальных специалистов, а к сеансам по скайпу я отношусь скептически. В ближайшее время снова буду искать психиатра.

«Никакое расстройство не одержит верх надо мной настоящей»

Екатерина, 21 год, Москва:

Первая паническая атака случилась этой зимой, когда я поехала на лекцию по моушн-дизайну. Я звала друзей с собой, но им это было неинтересно. В итоге я оказалась одна среди незнакомых людей в закрытой аудитории. Как только выключили свет, мое сердце стало выпрыгивать из груди, а дыхание заметно участилось, мне не хватало воздуха. Тогда я болела ОРВИ, поэтому не придала приступу большого значения и списала свое состояние на простуду.

Со временем приступы стали повторяться, но на этот раз уже в транспорте.

Особенно тяжело я чувствовала себя в метро по утрам. Я просила друзей и родных ездить со мной, это помогало.

Приступы повторялись снова и снова. Все усугубилось до такой степени, что каждый мой день превратился в пытку

В период сессии панические атаки участились и повторялись чуть ли не каждый день. Раньше я пила обычное успокоительное. Думала, оно мне поможет, ведь я просто переутомилась, потому что почти все сессии закрывала на отлично. Мой молодой человек запретил мне курить: он думал, что все это из-за сигарет. Но приступы не прекращались, и я решила пойти к врачу. Участковый терапевт сказал, что это панические атаки, и прописал магний, который, естественно, не помог, ведь это просто витамины. Родные моему диагнозу удивились. Никто не воспринял это всерьез, даже я сама. Я думала, что это состояние временное, нужно просто потерпеть, подождать. Но приступы повторялись снова и снова. Все усугубилось до такой степени, что каждый мой день превратился в пытку. Я обратилась к психотерапевтам, которые назначили мне антидепрессанты. Поначалу я отказывалась их принимать из-за побочных эффектов, однако меня убедили, что сама я не справлюсь.

Мне легче, чем многим из тех, кто испытывает панические атаки: я привыкла постоянно общаться с людьми, мне и день трудно прожить без моих друзей. Они постоянно поддерживают меня в тяжелых ситуациях, хотя и подшучивали поначалу над моим состоянием, говорили, что я просто слишком много общалась с меланхоликами.

Последний приступ был неделю назад. Антидепрессанты я пью уже три недели. Никакое расстройство не одержит верх надо мной настоящей — жизнерадостной, активной и позитивной. Я не перестала учиться, гулять. Если загоню себя в угол и не буду из него вылезать, это будет куда страшнее.

Андрей Жиляев, психотерапевт, завкафедрой клинической, нейро- и патопсихологии института психологии им. Выготского РГГУ:

Если у вас началась паническая атака, наиболее эффективное немедикаментозное средство борьбы с ней — дозированная или управляемая гипоксия. Этот способ обычно показывают в западных фильмах: в момент приступа герои начинают дышать в пакет. В этот момент в мозгу включается компенсирующий механизм — антиэпилептический вал — таким образом аффект на уровне физической реакции перестает доминировать и паническая атака не наступает или сглаживается.

Панические атаки в классическом проявлении у женщин встречаются чаще, чем у мужчин. Но, по нашим прогнозам, этот гендерный перевес сгладится в ближайшее время.

Чтобы возникла паническая атака, необходимы два условия: стресс, как правило, хронический, и наличие слабого места в центральной нервной системе — микротромб, последствия перенесенной травмы и так далее. Но решающим моментом становится, как правило, именно стресс.

Если раньше панические атаки считались психическим отклонением, то сейчас их рассматривают как психоневрологическую патологию. Ее можно вылечить. Еще недавно психиатры лечили панические атаки только как стресс, эквивалент невроза, а неврологи — как вегетативный криз. Сейчас мы сочетаем эти методы лечения. Психотропная терапия — лечение исключительно психического расстройства,которым особенно активно увлекались в последние десятилетия — приводила к хронизации и затягиванию процесса. Но если мы сумеем преодолеть ситуацию внутри нервной системы, то тогда и стресс, оставшись, возможно, компонентом жизни, не будет приводить к паническим атакам.

Владимир Файнзильберг, доцент Института психоанализа, член Европейской и Российской профессиональной психотерапевтической лиги:

Панические атаки — самое распространенное невротическое расстройство. Объективно, по всем медицинским показателям, человек чувствует себя хорошо, а субъективно — абсолютно жутко. Заболевших можно разделить на две группы: невротики, у которых любые незначительные жизненные коллизии вызывают панические реакции, и те, у кого панические атаки возникают после пережитого шока.

Вылечить это расстройство реально. Чаще всего на начальном этапе болезни пациентам нужна медикаментозная поддержка. Так больной быстрее чувствует, что от лечения есть эффект, и начинает верить в себя. Теория о том, что с началом приема антидепрессантов приступы поначалу учащаются, неверна. Правильное сочетание антидепрессантов и транквилизаторов приводит к заметным улучшениям уже с первых дней приема. Но если у человека есть предрасположенность к паническим атакам, без психопрофилактики — аутотренинга или занятий с психологом — любая стрессовая ситуация приведет к новому приступу.

Если у вас случилась паническая атака, нужно себя успокоить и понять, что с вашим организмом все в порядке, все страхи только в голове. Рекомендуется также глубокое замедленное дыхание. Потом, конечно, нужно посетить психотерапевта, который и определит, нужна ли вам медикаментозная помощь.

Как я борюсь с ипохондрией — Wonderzine

Меня зовут Анна, мне двадцать девять лет, у меня есть муж и шотландский вислоухий кот. Последние лет семь я работаю в сфере маркетинга, но отучилась ещё на графического дизайнера и теперь совмещаю обе профессии. Первые признаки расстройства появились, когда мне было лет десять-двенадцать. Помню, в школе рассказывали о болезнях, и вдруг я стала прислушиваться к своему телу, после чего началась паническая атака: сильный страх, учащённый пульс и дыхание, чувство нереальности происходящего. Я не понимала, что со мной, было очень страшно. Дома рассказала родителям о случившемся, они удивились и попытались меня успокоить. Я не спала пару ночей, но потом благополучно обо всём забыла. Не думаю, что тогда родители знали, что такая особенность психики вообще существует.

До окончания школы ипохондрия проявлялась в лёгком виде — тогда ещё это было выносимо, я думала, что я «просто такой человек», старалась гнать плохие мысли, пыталась отвлечься. К слову, проблем со сверстниками у меня не было. Мне нравилось общаться с людьми, шутить, гулять, ходить на занятия и радоваться жизни. Но приступы случались чаще, и контролировать их было всё сложнее. У меня начали появляться проблемы с восприятием себя, с коммуникацией и с окружающим миром в целом. Постепенно я стала превращаться в забитого невротика, вздрагивающего от малейшего шума, покрывавшегося пятнами при разговоре, боявшегося любого покалывания в теле — которое обязательно произойдёт, если ты постоянно прислушиваться к себе — и трясущейся при мысли о посещении больницы.

Тогда я не знала о существовании ипохондрии: мне говорили, что просто я нервный, неуравновешенный подросток. При этом я могла посещать занятия, делать уроки, встречаться с друзьями, парнями, улыбаться и веселиться — в общем, вести себя как нормальный человек. В те моменты я и была обычным человеком. Но была и другая часть меня — она появлялась, когда я оставалась наедине со своими мыслями. Самым страшным было наступление ночи — вот тогда-то все страхи, которые я так тщательно пыталась вытеснить из сознания, вылезали и заполняли меня целиком. Я плохо спала несколько лет, докатившись до того, что не могла погрузиться в сон без включённого на ноутбуке сериала. Иногда он мог идти всю ночь — мне так было спокойнее.

Как забыть бывшую любовь? Страдаю год, не хочу жить, не могу забыть — Психология

Первые отношения у меня начались поздно, в 24 года. Я так уже стеснялась своей девственности, что стала встречаться с хорошим парнем, который долго меня добивался, его звали Саша, но особых чувств у меня к нему не было. Так мы спокойно встречались 8 месяцев, я привыкла, пока я не влюбилась первый раз в своей жизни в Антона. С Антоном мы вначале просто были друзьями, мне он даже не нравился, но потом у нас вспыхнула страсть. Он был старше меня, опытнее, уже был женат. Он меня умело соблазнил, и мы стали с ним спать. Были друзьями-любовниками, он хотел большего, но я боялась бросить Сашу, просто не могла, хотя мучалась сама, мучала Сашу и Антона. С ним я испытала оргазм, он дал почувствовать себя желанной. Через два месяца я поняла, что если не сделаю выбор, потеряю обоих. Я выбрала Антона. К Антону я испытывала дикое влечение, мне нравилось его целовать, обнимать, такое было первый раз в жизни.Но бывали и ссоры. Ему не нравилось, что я балованная, не умею готовить, люблю ходить в кафе, я эгоистка. Мне в нем не нравилось, что он иногда матерился, обижался на меня, поглядывал на других девушек, не говорил, что хочет жениться на мне. Мы часто не понимали друг друга в разговоре. Но нам было хорошо вместе. Когда я ушла от Саши, который хотел жениться на мне, у меня началась депрессия. Антон чувствовал, что я страдаю, мы поссорились, он ушел и сразу нашел другую девушку. Я рыдала в подушку, а он встречался с другой и был счастлив. Через месяц он позвал меня к себе по дружбе, склонил к сексу. Я думала, он бросит ту девушку, но он сказал, что с ней у него одна душа, ему с ней хорошо, а ко мне его страшно тянет, но со мной он не чувствует себя нужным мне. Он хотел, чтобы решал он, чтобы я была мягкой, любила его. А эта девушка все для него делает и она не избалованная. Я так не смогла, спать с ним, а потом смотреть, как он звонит ей, говорит, чтобы я не забыла забрать вещи и уйти. Я всегда была хорошей, никогда не делала никому зла, но здесь как сумасшедшая стала. Позвонила его девушке и наговорила гадостей, высказала ему очень обидные слова. Он тоже сказал, что я шлюха, спала с двумя, что эгоистка, сука. Как человек, который любил меня, которому я открылась, мог материться на меня и прогонять ночью на улицу? он выбрал ее и вышвырнул меня вон. Мы расстались с ним год назад. Я понимаю, что он был моей любовью, что на многое надо было закрыть глаза, нет ведь идеалов, надо было искать компромиссы, быть мягкой. Он самый лучший мужчина на свете, такого я больше не найду. А мы еще и расстались врагами. Как мне забыть бывшего? Почему я не могу уже год его забыть? Как простить себе ошибки? Я ненавижу его девушку. я еще никого так не ненавидела.

Дарья Мельникова: «Всю неделю я страдаю и думаю: «Зачем жить? Зачем множить людей для боли?»

Дарья Мельникова

Так, например, Мельникова призналась, что иногда ее посещают философские размышления. «Периодически меня накрывает от осознания количества горя на Земле. Накрывает особенно осенью, еще и постковидная депрессия оказывается существует… Вот всю последнюю неделю я страдаю и думаю: «Зачем жить? Зачем мы здесь? Зачем множить людей дли боли?» — делилась она.

Однако 28-летняя актриса старается не зацикливаться на негативных сторонах жизни, ведь она ответственна за своих детей, которых обожает. «Если бы я не родила второго ребенка, то, возможно, не узнала бы, что такое абсолютное счастье материнства. Не знаю, почему у меня так не сложилось с первым ребенком… Не то чтобы не сложилось… У меня к ним обоим нежные чувства, я их одинаково люблю, но… Я бы не узнала о счастье, если бы решила — не буду множить людей на этой планете», — говорила звезда.

Актриса счастлива быть мамой

Напомним, что Мельникова впервые стала мамой в 2015-м, подарив Смольянинову сына Артура. Артистка признается: сначала ей было крайне тяжело свыкнуться с ролью родительницы. «Я испытывала какой-то непрекращающийся ужас, — откровенно заявила она. — В первый год жизни ребенка просто выпала в осадок. Мне 23. Стою у окна, вижу, как машина выезжает из парковки, и рыдаю, потому что не могу свободно сесть и поехать. Я понимала, что прикована наручниками к малышу, которого боюсь. Мне больно, тяжело, у меня изменилось тело, нет любимой работы, привычного режима жизни… Там вообще такая странная смесь эмоций. Депрессия, гормоны, фиг знает что!».

не пропуститеВсе тайное становится явным: романы звезд «Папиных дочек», о которых никто не догадывался

А вот с появлением два года назад младшего сына Марка Дарья наконец-то обрела уверенность в своих силах. «Второй ребенок меня излечил, — говорила она в интервью в YouTube-шоу «Мать года». — Это как прыгаешь в озеро в первый раз и думаешь: «Да ну! Никогда больше так делать не буду». А потом кидаешься туда сразу и уже не так страшно. В тот момент просто было желание родить второго. Был какой-то внутренний семейный кризис. Нам казалось и мне лично тоже, что ребенок необходим сейчас, и он действительно пришел и сделал меня мамой. Я до этого была просто старшим членом семьи».

Фото: Instagram

Лечение хронического цистита в клинике в Москве

Как навсегда забыть о боли

 

Мы публикуем экспертное мнение Кандидата Медицинских Наук, врача Высшей категории уролога, урогинеколога Халафьянца Эдуарда Александровича.

Для Вашего удобства мы разделили статью на подпункты, чтобы Вы могли легко найти ответы на интересующие Вас вопросы.

Как понять, что цистит хроническийЧто такое цистоскопия, Современные способы лечения, Причины и симптомы, Профилактика, Стоимость обследования и лечения

 

 
>

Можно ли вылечить хронический цистит?

Да, я утверждаю, выздоровление возможно.

Я решаю проблемы хронического цистита, устойчивого к антибиотикам и всем предыдущим методам лечения.

Правильно установленный диагноз, современные протоколы доказательной медицины и эффективные препараты последнего поколения позволяют получать результат даже в самых запущенных случаях.

Обычно ко мне приходят после нескольких неудачных курсов терапии, когда кажется, что ничего не помогает. История примерно всегда одинаковая:

  • Циститом страдаю более 3 лет. Последние месяцы жизнь можно сравнить с адом, когда пропиваешь по совету врача лучшие антибиотики, но ничего не помогает!
  • Несколько дней передышки – и максимум через неделю все начинается сначала! Постоянный ужасный дискомфорт и боли такие, что кричать готова. Помучаешься, опять идешь к врачу, другому. Выписывает другие антибиотики. Колешь уколы. Думаешь – ну несколько курсов точно должны подействовать, не железные же эти бактерии.
  • И так эти часто повторяющиеся циститы замучили, сил нет. В туалет бегаю каждые 15 минут, перед коллегами неудобно, до дома еду с остановками около каждого Макдональдса, потому что там туалеты. О личной жизни даже заикаться не буду…
  • Не понимаю, почему цистит часто повторяется: ноги всегда сухие, пальто длинное. Почему происходят эти приступы? Может, это психосоматика? Что делать, что принимать, чтобы этот кошмар больше не повторился? Как жить, если так жить невозможно???

Дело в том, что острый и хронический цистит – это разные по своей сути заболевания. Если при остром достаточно избавиться от бактерий, и «все пройдет», то с хронической формой по многим причинам этот номер не работает. Таблетки от хронического цистита не существует.

Нужно морально подготовить себя к тому, что эффективное лечение хронического цистита – это комплексный, не быстрый и кропотливый процесс, который потребует доверия, терпения, вашего содействия и самодисциплины.

Но результат, поверьте, того стоит! При соблюдении определённых правил цистит очень часто покидает моих пациенток навсегда.

Как понять, что цистит хронический

Перед тем, как погрузиться в вопрос, предлагаю внести ясность в терминологию. В современной Международной классификации болезней (МКБ 10) мы обнаружим единственное упоминание хронического цистита – диагноз под кодом N30.2 – «другой хронический цистит». Почему один? Ведь циститов множество? Дело в том, что термин «хронический» устарел. Сейчас вместо него используется термин «рецидивирующий». Старое название врачи и пациенты используют в силу привычки. И ниже я также позволю себе его вольное использование.

Проблема хронического цистита очень серьезная. В течение жизни с заболеванием встречается каждая вторая женщина, и примерно у 60% он переходит в хроническую форму. Можно сказать, что любой цистит – это воспаление мочевого пузыря. На этом сходства циститов заканчиваются. И если острый можно вылечить антибиотиками, то при хроническом – дело бесполезное и даже иногда вредное.

Если воспаление мочевого пузыря возникает не чаще одного раза в полгода или двух раз в год, то каждый из рецидивов лечится так же, как первый острый приступ. Более частые рецидивы – три и более случая в год – уже считается хроническим состоянием. В этом случае симптомы обычно присутствуют постоянно или исчезают на очень короткий промежуток. Они приобретают «стертый» характер – позывы к мочеиспусканию перестают быть болезненно навязчивыми, боли зачастую выражены слабее и больше напоминают «дискомфорт».

А теперь, обо всем по порядку.

При болезни в мочевом пузыре поселяются бактерии, чаще всего это кишечная палочка. В силу анатомических особенностей женщины кишечная флора при определенных условиях через уретру может попадать в мочевой пузырь и вызывать в нем воспаление. Задача бактерии – закрепиться и размножиться. Но в норме эпителий мочевого пузыря (уротелий) покрыт защитным слоем против бактерий и токсичных компонентов мочи – ирритантов. Чтобы выжить, им необходимо нейтрализовать защитный слой. Его разрушение – одна из основных причин возникновения хронического цистита.

Размножаются бактерии с огромной скоростью – за 45 минут их вырастает целое поколение. Следовательно, одна, закрепившаяся в подходящей ей среде, за несколько часов превращается в колонию из миллионов особей.

Разумеется, иммунитет стоит на страже – и если человек здоров, то скорее всего никакого цистита не будет. Но простуда, усталость, гормональный дисбаланс, любые хронические заболевания, да даже просто промокшие ноги и переохлаждение – и бактерии начинают строить свою колонию.

Для того чтобы защититься от нашего иммунитета (а заодно и антибиотиков), колония микроорганизмов создает «плащ-невидимку» – биопленку, или биофильм из слизи. Она непроницаема для лекарств, и под ней, не зная страха, они размножаются до тех пор, пока не будут готовы захватить новые участки уротелия. Поэтому даже после ударных доз антибиотиков выздоровление не наступает.

Чисто теоретически их можно уничтожить, но защитный слой уротелия восстанавливается очень медленно. Агрессивные компоненты мочи продолжают «разъедать» стенки мочевого пузыря, провоцируя боль. И буквально каждая новая бактериальная атака на беззащитный уротелий может закончиться новым воспалением.

Так развивается хроническая форма цистита, при которой любое средство от острой формы перестает работать. Ужасных обострений при этом может и не быть, но вялотекущий процесс женщина ощущает постоянно – с незначительными, может быть, периодами облегчения. На этой стадии женщины ГОДАМИ ходят к врачу, получают все новые и новые антибиотики, лечат обострения самостоятельно, но проблема не решается. При этом анализы мочи могут не показывать никакой инфекции. Параллельно в нашем организме идет процесс, напоминающий фильм ужасов. С одной стороны, непрекращающееся воспаление начинает изменять саму структуру мочевого пузыря, превращает слизистую ткань в рубцовую. В этом случае все защитные функции уротелия пропадают вместе с ним. Необходимой для выздоровления регенерации не происходит. На этой стадии хронический процесс, если им не заниматься, начинает воспроизводить сам себя в бесконечном цикле.

Аналогичные изменения происходят и под воздействием половых инфекций (если цистит был спровоцирован этими возбудителями). Они также разрушают структуру слизистой. Пытаясь защититься от токсического воздействия патогенов, организм выстраивает «стену» из клеток многослойного плоского эпителия. Такое состояние называется плоскоклеточная метаплазия (перерождение) эпителия слизистой оболочки мочевого пузыря. В результате развивается так называемая лейкоплакия мочевого пузыря. Самостоятельное заболевание, которое часто принимают за цистит – оно тоже проявляет себя разнообразными болями и нарушениями мочеиспускания.

С другой стороны, использование антибиотиков вырабатывает у бактерий резистентность – то есть, нечувствительность к ним. Свое умение синтезировать ферменты распада антибиотиков бактерии передают по наследству. Поэтому при необходимости лечения инфекции приходится использовать все более сильные препараты. Но это путь в никуда.

На последних конференциях все фармакологические компании в один голос заявляют, что в ближайшие 20 лет НОВЫХ АНТИБИОТИКОВ НЕ БУДЕТ.

Повторюсь: если вы хотите вылечить хронический цистит и забыть его, как страшный сон, таблетками не обойтись. Нам необходимо будет восстановить уротелий и защитные свойства мочевого пузыря в полном объеме, и для этого требуется ряд процедур.

Именно этим я и занимаюсь. Сначала точно устанавливаю диагноз. Потом восстанавливаю слизистую мочевого пузыря. При необходимости – провожу лечение инфекции.

Цистоскопия, выясняем, с чем мы имеем дело

Прежде, чем понять, чем лечить ту или иную разновидность цистита, необходимо провести очень тщательное обследование. Заболевание может иметь самую разную природу и проявления. Поэтому перед стартом нам нужно понять, кто враг и с чем мы будем бороться.

На приеме я попрошу Вас:

  • Описать свои жалобы – рассказать, сохраняются ли какие-либо симптомы между обострениями. Припомнить частоту позывов к мочеиспусканию, интенсивность боли в области уретры и влагалища.
  • Рассказать о методах гигиены (это крайне важно!) и своих сексуальных привычках.
  • Припомнить время возникновения первых эпизодов цистита.
  • Рассказать о перенесенных инфекционных заболеваниях, включая половые инфекции.
  • Описать по возможности, какая терапия проводилась раннее.

Выполнить следующие обследования:

  • Общий анализ мочи с посевом на флору и определением чувствительности к антибиотикам.
  • Осмотр «на кресле» с проведением пробы O’Donnel – она позволяет исключить анатомическую причину болезни.
  • Пройти осмотр у гинеколога.
  • Исследование осадка мочи и крови на инфекции, передающиеся половым путем (ИППП).
  • УЗИ органов мочевой и половой системы.
  • Анализы на гормоны.
  • Урофлоуметрия – по показаниям.
  • Цистоскопия с прицельной биопсией мочевого пузыря и исследованием биоптатов.
Зачем нужна цистоскопия?

Она позволяет точно установить диагноз. Без цистоскопии женщина может годами проходить множество неэффективных курсов лечения. После серии безуспешных попыток врачи разводят руками и нередко склонны предполагать у таких пациенток психическое заболевание.

Думаю, этот крик души с форума будет убедительнее любых моих слов:

  • Порекомендуйте грамотного опытного уролога, который сможет помочь вылечить хронический цистит.
  • Хорошо, если врач хирург и делает цистоскопию с биопсией. То есть нужный серьезный врач, который разбирается именно с проблемой цистита.
  • Сама такого, к сожалению, не нашла, все только на УЗИ почек отправляют (уже КТ сделано) и на анализ мочи (он тоже в норме). Но проблема не решена, постоянные обострения с гематурией. Район не важен.

Цистоскопия – обязательный этап диагностики хронического цистита. Лучше, если ее выполняет тот же врач, который будет проводить лечение.

С ее помощью врач получает возможность визуально оценить состояние уротелия и, приняв во внимание результаты биопсии, назначить грамотное лечение. Зная начальное состояние слизистой, после окончания лечения специалисту будет легче оценить эффективность терапии. Обычных методов диагностики для хронического цистита недостаточно. И вот почему. Например, в подавляющем большинстве случаев при наличии проблем со слизистой и бактериальных биофильмов в анализах мочи отсутствуют признаки воспаления. А УЗИ мочевого пузыря даже на фоне лейкоплакии не показывает никаких признаков изменения его стенок. Дело в том, что при хроническом процессе патогенные организмы в анализах мочи не выявляются. Это так называемые адгезированные микроорганизмы, что значит что они сосуществуют с клеткой уротелия уже на уровне мембраны. Если при этом не провести эндоскопическое обследование, то есть не увидеть изменения слизистой своими глазами, а положиться лишь на результаты анализов, то велик риск упустить истинную картину заболевания и поставить неверный диагноз.

Есть и еще одна очень важная причина. Симптомы хронического цистита не специфичны, и с помощью цистоскопии мы можем выявить другие заболевания, а значит, назначить грамотную эффективную терапию.

Для проведения исследования я использую жесткий цистоскоп с тончайшим наконечником. Жесткий механизм дает массу преимуществ – он стабилен, делает процедуру управляемой и позволяет взять селективную (прицельную) биопсию точно из подозрительных участков.

Я выполняю цистоскопию максимально деликатно и аккуратно, без болей. Не буду лукавить: после процедуры вы будете испытывать дискомфорт, который, впрочем, проходит в течение нескольких часов. На острые боли при мочеиспускании мои пациентки никогда не жалуются – все проходит вполне терпимо.

Что видно при цистоскопии?

Моя задача – в деталях исследовать уротелий. По характеру его изменений можно понять, сохранились ли защитные функции у слизистой оболочки мочевого пузыря.

В норме слизистая должна быть розовой или розово-желтоватой, гладкой и глянцевой. При хроническом цистите картина другая: слизистая мочевого пузыря изменена и может быть белесоватой, ворсинчатой, буллезной – покрытой пупырышками и шариками, как шагреневая кожа. «Простое» воспаление по виду тоже отличается от плоскоклеточной метаплазии.

Цистоскопия позволяет взять прицельную биопсию – кусочек ткани с измененного участка уротелия – для проведения гистологического исследования. В лаборатории врач изучит особенности больного участка и поможет точно поставить диагноз на предмет наличия признаков плоскоклеточной метаплазии слизистой оболочки мочевого пузыря. Также процедура позволяет взять обсемененный бактериями материал для анализа (я уже говорил, что в простом анализе мочи микрофлора из биофильмов не определяется).

Хронический цистит — лечение.

Об этом я уже говорил выше, но считаю необходимым повторить. Беда в том, что многие врачи организуют лечение рецидивирующего цистита также, как острой формы заболевания. К сожалению, антибиотики, обезболивающие и физиотерапия приносят лишь временное облегчение, так как не оказывают влияния на ПРИЧИНУ болезни. Возможна только более или менее продолжительная ремиссия, которая после каждого нового курса будет все короче и короче.

При таком подходе жизнь женщины превращается в ад и выстраивается исключительно в пределах зоны досягаемости туалета – без всякой надежды на личную жизнь, дружеское общение и карьеру. Бесконечные ограничения накладывают отпечаток и на характер – сложно быть покладистой, доброй и нежной кошечкой, когда каждый день против тебя, и даже ночь не приносит облегчения. Между тем хронический цистит успешно лечится, если перед началом осуществить правильную диагностику.

Итак, переходим к главному. Если хронический процесс не перешел в запущенную стадию, я всегда отдаю предпочтение нехирургическим методам. Я назначаю препараты из ослабленных штаммов кишечной палочки. Их еще называют урологической вакциной: она действует также, как действует прививка от гриппа. Это таблетированные препараты, которые усваиваются в кишечнике и с токами крови встраиваются в слизистую всей мочевой системы. Формируется нужный иммунный ответ, защитные механизмы слизистой мочевого пузыря восстанавливаются. Теперь, как только кишечная палочка попытается прикрепиться к стенке – она получит надежный отпор.

Одновременно с вакциной на протяжении трех месяцев я назначаю прием антибиотика с интервалом в 10 дней. Таким образом, инфекционные агенты, которые могут проникнуть в мочевой пузырь, уничтожаются прицельным ударом. При использовании такой схемы микрофлора кишечника и влагалища не страдает, так как баланс интимной и кишечной флоры нарушается только на фоне длительного, непрерывного курса антибактериальной терапии. Это тактика, рекомендованная Европейской урологической ассоциацией, которая хорошо работает.

Если в результате посева порции мочи, взятой во время цистоскопии, обнаруживаются патогенные бактерии, я назначаю курс антибактериальных препаратов, которые ввожу непосредственно в полость мочевого пузыря методом инстилляции. Такая терапия оказывает эффективное воздействие на биопленки и восстанавливает уротелий мочевого пузыря.

Атакуя по всем фронтам, мы берем болезнь под контроль – и в огромном большинстве случаев происходит выздоровление. Из вашей жизни пропадают болезненное мочеиспускание и жжение, тянущие боли внизу живота, боль при половом контакте. Соблюдение в дальнейшем достаточно простых рекомендаций в отношении образа жизни позволяет говорить о пожизненном выздоровлении. Через три месяца после лечения необходимо будет снова сдать анализы и выполнить повторную цистоскопию.

Лечение хронического цистита у женщин после 50

У женщин после 50 лет хронический цистит встречается чаще, чем у молодых. Причина в том, что здоровье слизистой мочевого пузыря, ее толщина и способность сопротивляться инфекции неразрывно связана с уровнем эстрогена. После 40-50 лет выработка эстрогенов падает. Развивается так называемая гипоэстрогения – хронический дефицит эстрогенов. Как следствие, эластичность тканей уменьшается, слизистые истончаются. Мочевой пузырь становится более уязвимым к патогенным микроорганизмам. Иммунная защита также ослабевает, и спровоцировать рецидив может буквально «любая мелочь».

Поэтому я стараюсь назначать, как минимум, препараты эстрогенов наружного применения. Такой подход позволяет улучшить структуру слизистой и восстановить ее способность противостоять вторжениям болезнетворных бактерий.

Роль гормонов у женщин для сохранения барьерной функции уротелия сегодня считается одной из ключевых. Развивается даже целое направление изучения хронического цистита на стыке урогинекологии и гендерной эндокринологии.

Причины

Ни переохлаждение, ни мокрые ноги сами по себе не приводят к циститу, что бы по этому поводу ни говорили наши бабушки. Это заболевание изначально имеет бактериальную природу, а любое ослабление организма (из-за мокрых ног в том числе) просто дает ему дополнительные шансы. Вот далеко не полный список факторов, которые вносят свой вклад в его развитие:

  • Пол. Цистит чаще встречается у женщин – это связано с особенностями анатомии. Короткая и широкая уретра – открытая дверь для патогенных микроорганизмов, а их естественные резервуары – анус и влагалище – находятся совсем рядом.
  • Застой крови в малом тазу при сидячей работе.
  • Склонность к запорам.
  • Употребление значительных доз алкоголя, соленой и острой пищи, пристрастие к junk food.
  • Попытки самолечения половых инфекций. Особая их опасность в том, что воспаление на их фоне годами протекает бессимптомно. При этом они вызывают повреждение и перерождение слизистой, которое сохраняется даже после успешного избавления от ИППП.
  • Любые другие хронические инфекции (кариес, воспаление миндалин, пиелонефрит, проблемы с ЖКТ…).
  • Нарушение правил гигиены: от ношения тесного белья из искусственных волокон до неправильного подмывания.
  • Гормональные изменения: беременность, менопауза, менструация.
  • Эндокринные заболевания – болезни надпочечников и щитовидной железы.
  • Стресс, недосыпание, синдром хронической усталости и другие ситуации, ослабляющие иммунитет.
  • Раннее начало половой жизни, частая смена половых партнеров.
  • Гинекологические заболевания: воспалительные процессы, дисбиоз влагалища и др.
  • Пожилой возраст, хотя в последнее время цистит отчетливо «помолодел».
  • Генетическая предрасположенность и особенности анатомии.
  • Заболевания желудка, кишечника и печени, влияющие на способность усваивать антибиотики и приводящие снижению иммунитета.
  • Прием антибиотиков без достаточных на то оснований и использование некачественных лекарств-дженериков (аналогов).
  • Появление устойчивых к широкой группе антибиотиков возбудителей.

Любой из этих факторов может вызвать и обострение хронического «вялотекущего» заболевания.

Симптомы

Заболевание коварно тем, что имеет много «масок». Понять, что симптомы вызывает именно цистит, а не уретрит, цервицит, вагинит или лейкоплакия, женщине самостоятельно сложно, поэтому при первых подозрениях стоит обратиться к урологу. Чтобы выработать тактику эффективного лечения, очень важно исключить близкие по симптоматике заболевания и поставить правильный диагноз. В стадии обострения признаки хронического цистита не отличаются от симптомов острого:

  • Частое мочеиспускание.
  • Затрудненный прерывистый отток мочи, который сопровождается болью и жжением, а завершается ощущением неполного опорожнения.
  • Невозможность мочеиспускания при полном мочевом пузыре.
  • Недержание мочи. Отток жидкости происходит непроизвольно. Причем позыв может либо возникать неожиданно, либо отсутствовать вовсе.
  • Болезненность и рези при мочеиспускании внизу живота, в уретре или в области мочевого пузыря, при половом контакте.
  • Тазовая боль, дискомфорт в области лобка.
  • Ноющие и тянущие боли при наполнении мочевого пузыря.
  • Кровь в конце акта мочеиспускания.
  • Иногда повышается температура, возникают другие косвенные проявления цистита.
  • Появление ночных позывов в туалет.
  • Жгучие боли после мочеиспускания.

Эти симптомы встречаются по отдельности или в разном сочетании, при появлении одного из них я рекомендую срочно обращаться к врачу.

На основе жалоб пациента хронические циститы подразделяются на:

  • Хронический латентный. Эта форма имеет очень разные проявления. В одном случае воспалительный процесс присутствует, но выявляется только при цистоскопии, и никак себя не проявляет ни неприятными ощущениями, ни в анализах. В других случаях эта форма изредка обостряется с проявлениями по типу острого.
  • Если лабораторные анализы, все симптомы и результаты обследований указывают на цистит, но при этом резервуарная функция (то есть функция наполнения и удержания жидкости) мочевого пузыря не нарушена, говорят о персистирующем.
  • Если на лицо нарушение резервуарной функции: мочевой пузырь наполняется с резкой болью, до невозможности терпеть, отчего женщина ходит в туалет «часто и по чуть-чуть» – это интерстициальный цистит.
Как избежать рецидива

После лечения мы всегда даем самые подробные рекомендации, как себя вести, что есть, что пить и что принимать.

  • Гигиена: душ дважды в день, подмывание после дефекации – строго спереди назад предварительно вымытыми руками.
  • Смените синтетическое нижнее белье на дышащие модели – они тоже бывают очень красивы и соблазнительны.
  • Не сидите весь день. Здоровый мочевой пузырь нуждается в прогулках и адекватной физической активности.
  • Не переохлаждайтесь, одевайтесь по погоде.
  • Вовремя лечите все инфекционные и вирусные заболевания – от ОРВИ и агнин до кариеса.
  • После любого лечения антибиотиками позаботьтесь о восстановлении микрофлоры кишечника и регулярно «подкармливайте» ее – она любит белые йогурты без сахара, фрукты, овощи и цельнозерновые злаковые.
  • То же самое касается микрофлоры влагалища – гинеколог подскажет препараты.
  • Соблюдайте режим мочеиспускания – мочиться необходимо регулярно, каждые два часа, не реже. Примите эту рекомендацию буквально: даже если мочевой пузырь кажется вам недостаточно наполненным, ходите в туалет буквально «по часам».
  • Соблюдайте питьевой режим: утром – 2 стакана чистой воды (не газированной и не сладкой). Далее каждый час необходимо выпивать буквально по несколько, чтобы за день набрать примерно 2 литра воды.
  • Частый, дробный и сбалансированный режим питания. Голодовки под строжайшим запретом: диеты – это стресс для организма. Отказ от белков / жиров / углеводов приводит к нарушению биохимии и защитных свойств уротелия. Если вам необходимо голодать, все ограничения должны вводиться и контролироваться врачом.
  • Купаться стоит только в чистом водоеме с достаточно теплой водой.

Очень важно, чтобы флора влагалища и кишечника тоже была стабильной и здоровой. Поэтому на фоне лечения цистита рекомендуем посетить гастроэнтЕролога и гинеколога.

Есть ли какие-то ограничения в питании?

Особая диета не нужна, но питание настоятельно рекомендую скорректировать. «Спасибо» вам скажет не только мочевой пузырь:

  • Соблюдайте питьевой режим: два литра воды в день помогают выводить мочевую кислоту и бактерии.
  • Ограничьте алкоголь и исключите цветные газировки.
  • Откажитесь от продуктов переработки и всего консервированного – чипсов, консервов, колбас. Продукты должны быть натуральными. Это такие продукты, которые можно есть сырыми, и такие, которые необходимо готовить.
  • А что же можно? Кисломолочные продукты без сахара, белое мясо птицы, крупы, бобовые и овощи, рыба, листовые овощи.
Как заниматься сексом, чтобы избежать рецидива?

Представленные ниже пункты – выдержки из официальной рекомендации Европейской ассоциации урологов. Некоторые из них на первый взгляд кажутся странными, но каждый пункт обоснован.

  • С новым партнером необходимо пройти обследование на ЗППП. До получения результатов и 6 месяцев после нужно, рекомендуется использование презервативов при интимной близости (6 месяцев – инкубационный период ВИЧ инфекции).
  • Помимо общих гигиенических процедур, рекомендуется хорошо почистить зубы и воспользоваться ополаскивателем: микрофлора рта может вызывать воспаление уретры.
  • Не используйте слюну в качестве смазки.
  • Если вы хотите продолжить заниматься сексом после анального проникновения, необходимо поменять презерватив, хорошо помыть руки и половые органы.
  • Обязательно помочитесь сразу после полового акта: природа наградила нас мощным защитным механизмом. «Не хочется»? Выпейте воды.
  • Избегайте жесткого секса.

Правильное лечение, изменение уклада жизни и коррекция питания зачастую позволяет полностью избавиться от рецидивов цистита и никогда не вспоминать о нем.

Стоимость
Лечение хронического цистита
  • Приём (осмотр, консультация) врачом урологом, консультативный, первичный, включая составление плана лечения2 500
  • Приём (осмотр, консультация) врачом урологом, консультативный, повторный, включая составление плана лечения2 300
  • Цистоскопия, I категория (без учёта стоимости анестезии)7 200
  • Цистоскопия, II категория (без учёта стоимости анестезии)8 200
  • Цистоскопия, III категория (без учёта стоимости анестезии)9 600
  • Биопсия мочевого пузыря. Один локус (без учёта стоимости морфологического исследования)1 500

Как я могу «прожить жизнь, которую люблю», когда так много страдает? —

Уважаемый Бони,

Я понимаю, что у меня есть убеждение: «Чтобы развивать сострадание и помогать людям, я должен терпеть их страдания».

По сути, я считаю, что, страдая, я могу находиться на той же частоте, что и другие люди, и, следовательно, иметь возможность общаться с ними. Если бы я был полностью здоров, богат и радостен, я бы не смог общаться с людьми, которые страдают, и они бы меня презирали.

Как можно жить в счастье, изобилии и радости и в то же время иметь открытое сердце для тех, кто страдает?

Подписано,
Полностью сострадательно

_________________________________

Дорогой Сострадательный,

Я понимаю твои чувства. Я тоже чувствовал это, и я почти уверен, что другие тоже. Я рад, что вы стремитесь разрешить эту проблему, потому что эта вера не только убережет вас от успеха, радости и изобилия, но и сделает вас практически бессильным , чтобы (по-настоящему) помочь кому-либо вообще.

Ага. Верно. Ваш выбор — заставить себя страдать, чтобы помочь другим, приведет к обратным результатам . Почему? Потому что…

Страдания + Страдания = Еще больше страданий

Это был Альберт Эйнштейн, который сказал: «Ни одна проблема не может быть решена на том же уровне сознания, который ее создал». И он был прав. Сочувствие другим, страдания с другими или жалобы на других не изменят сознания больного, это не поможет им, а оно вызовет еще больше страданий в вашей собственной реальности.

Видите ли, каждый из нас вибрирует на определенном уровне. По мере того, как мы растем, становимся больше, меняем свои убеждения и начинаем понимать, кто мы есть на самом деле, наши вибрации повышаются.

И два человека не могут находиться в одном и том же месте очень долго с разной частотой вибрации, если не произойдет одно из четырех:

1. Человек с более высокой вибрацией понизит свою, или…

2. Человек с более низкой вибрацией поднимет свою, или…

3. Комбинация 1 и 2 или…

4.Два человека разойдутся, поскольку каждый отказывается менять месторасположение.

Лазарис * рассказывает историю, которая иллюстрирует концепцию (перефразировано):

Представьте, что вы идете по лесу и слышите, как кто-то кричит о помощи. Вы следите за голосом и встречаетесь с человеком в глубокой яме в земле, откуда нет возможности выбраться.

Итак, если вы хотите помочь этому человеку, как вы это сделаете? С ним можно было прыгнуть в нору. У него будет компания, и вы оба можете страдать вместе.Говорят, несчастье любит компанию, верно?

Но поможет ли это ему? Очевидно нет. Единственный способ по-настоящему поддержать его — помочь выбраться из ямы.

Помощь другим начинается с помощи самому себе

Единственный способ по-настоящему помочь другим — это сначала расширить свои возможности. Если вы перейдете от собственных страданий к жизни, полной радости, любви и процветания, вы покажете другим, что это возможно. Вы даете им энергичный и физический пример того, кто осознал , каждый силен и обладает способностью создавать впечатляющую жизнь.

И давайте посмотрим правде в глаза; Угнетенным не нужно больше людей, которые в них не верят — все вокруг (включая их самих) придерживаются этой веры.

Но нужно ли им сострадание? Да, безусловно. И здесь ваши прежние страдания могут принести радость. Поскольку вы понимаете, каково это страдать, вы действительно можете сочувствовать людям. Вы действительно можете глубоко сочувствовать их тяжелому положению.

Но вы также можете представить себе их исцеленными, счастливыми, здоровыми и влюбленными в свою жизнь.И независимо от того, разделяете вы с ними это видение или нет, оно им поможет.

Нужна ли поддержка тем, кто страдает? Может быть — ненадолго. Вы видите, что в нашем мире есть настоящие жертвы (те, кто не имеет представления о своей способности изменить свой мир). И пострадавшие до нуждаются в помощи.

Не все готовы к тому, что «мы создаем свою реальность». Иногда людей нужно защищать, кормить, обучать, обеспечивать жильем и одевать, прежде чем они даже начнут получать полномочия.Но это не повод для вас страдать, пока они этого не сделают. Это, друг мой, мученичество.

В конечном итоге никто не хочет чувствовать себя бессильным — и обращение к нуждающимся так, как будто у них никогда не будет «того, что нужно», чтобы сделать что-то из себя, оказывает им большую медвежью услугу.

И вера в то, что вы, , не можете быть счастливыми, успешными и процветающими, пока каждый человек на планете не будет свободен от страданий, делает вам (а также им) столь же медвежьей услугой.

Помните, что вы не можете контролировать то, как все обернется, и, конечно же, не можете контролировать других. Любите других настолько, чтобы позволить им делать свой собственный выбор. А пока…

Измените убеждения, которые вас сбивают с толку

Эти идеи не исчезнут просто потому, что я сказал, что они не соответствуют действительности, даже если менее ограничивающее убеждение имеет весь смысл в мире, и вы действительно хотите, чтобы верил во что-то другое.

Если вы придерживаетесь негативных убеждений о создании жизни, которую любите, вы захотите, чтобы изменил их, чтобы иметь возможность действительно создавать эту великолепную жизнь.Вот какими они могут быть:

Те, кто страдают, не могут создать жизнь, которую они любят.
Те, кто страдают, могут создать жизнь, которую они любят.

Очень полезно пострадать с ними в качестве жеста поддержки.
Самым полезным людям будет показать им выход из их положения.

Самый большой подарок, который я могу сделать страдающим, — это страдать вместе с ними.
Самый большой подарок, который я могу сделать страдающим, — это представить их счастливыми.

Я должен быть на той же частоте, что и страдающие, чтобы общаться с ними.
Я должен испытывать огромное сострадание к страдающим, чтобы общаться с ними.

Когда я добьюсь успеха, другие, не имевшие успеха, будут презирать меня за то, что у них есть то, чего у них нет.
Когда я добьюсь успеха, другие будут вдохновлены творить, как я.

К счастью, каждые веры можно изменить. И как только вы это сделаете, вы почувствуете свободу создавать весь мир успеха, сохраняя при этом сострадание и любовь к ближнему.

И как только вы добьетесь этого успеха, ваш резонанс поможет следующему человеку, который будет готов создать свой, и он будет помогать следующему, и так далее, и дальше, и дальше… пока все на планете не будут счастливы, здоровы и влюблены. своей жизнью. Эй, если мы можем все это создать (а можем), почему бы и нет, верно?

С любовью и светом,

* Более подробную информацию о Lazaris можно найти на www.lazaris.com.

Убеждения управляют вашей реальностью, и они могут удерживать вас там, где вы находитесь, если вы не измените их.Наша управляемая медитация «Изменение ваших убеждений» может помочь в этом процессе и значительно облегчить его выполнение. Всего 20 минут могут помочь изменить ваши убеждения, и в результате ваша реальность изменится!

13 причин, почему жить

Источник: © Can Stock Photo / ikophotos

13 причин, почему — это сериал Netflix, основанный на книге Джея Ашера. Он сосредоточен вокруг девочки из старшей школы, которая убивает себя после того, как почувствовала себя обескураженной и раненой в результате травмирующих обстоятельств.История вымышленная, но самоубийство подростков, к сожалению, стало реальностью, с которой сталкиваются многие.

Ханна Бейкер, главная героиня сериала, подробно рассказывает, почему она собирается покончить с собой и кто «несет ответственность» за ее страдания. Она называет 12 человек, которых винит в своей боли — будь то издевательства, вождение в нетрезвом виде, изнасилование или другие травмы. Наконец, она заканчивает свою жизнь (изображается в манере, которую критиковали за чрезмерную описательность и наводящие на размышления для зрителей).

Эта серия стала очень популярной.Однако некоторые задаются вопросом, приукрашивает ли он концепцию самоубийства и может ли он способствовать увеличению количества самоубийств среди подростков. Большинство молодых людей сталкиваются с идеей смерти и в какой-то момент фантазируют о том, как они умрут. Однако в большинстве случаев фантазии о самоубийстве на этом заканчиваются, часто с пониманием того, что жизнь — это дар, который не следует принимать как должное.

Тем не менее, статистика ошеломляющая. По данным Центров по контролю и профилактике заболеваний (CDC), суицид является третьей по значимости причиной смерти среди людей в возрасте от 15 до 24 лет.Также считается, что на каждое завершенное самоубийство подростка совершается не менее 25 попыток самоубийства. Риск самоубийства резко возрастает, когда дети и подростки имеют доступ к огнестрельному оружию дома, и почти 60 процентов всех самоубийств в Соединенных Штатах совершаются с применением огнестрельного оружия.

Это повод для размышлений. Это должно заставить нас задуматься, какие факторы могут заставить молодого человека чувствовать себя настолько подавленным жизнью, что он предпочел бы положить ей конец. Мы понимаем, что есть много причин считать, что жизнь не имеет смысла, в том числе невозможность конкурировать в обществе, которое настаивает на постоянной производительности, несоответствие личным ожиданиям или несоответствие ожиданиям родителей в отношении успеха.(Однако важно помнить, что «успех» относителен.) В других случаях мы можем чувствовать себя оторванными от семьи, друзей или общества в целом. Мы также можем испытывать фазу фатализма, чувства непричастности или невидимости.

Хотя это хорошо известный факт, что многие молодые люди флиртуют с идеей самоубийства, взрослые не решаются открыто говорить о проблеме. И сами взрослые не застрахованы: как и подростки, многие взрослые думают о самоубийстве, когда чувствуют себя безнадежными.

Источник: © Can Stock Photo / dolgachov

Поскольку Ханна не смогла найти собственных причин, я оставлю вам свои «13 причин, почему … жить».

  1. Жизнь — это приглашение учиться. Мы можем извлекать уроки из каждого момента, хорошего или плохого.
  2. Жизнь не статична; он находится в постоянном движении, как океанские волны. Каждая волна приносит с собой новые впечатления, и каждая из них уникальна. Подобно тому, как плохие волны иногда не проявляют пощады, хорошие приходят и освежают нас.Ничто не вечно.
  3. Жизнь — подарок; некоторые люди уходят слишком рано и не имеют счастья познать жизнь. Тем, у кого он есть, должно понравиться.
  4. Наша жизнь — это не только наша собственная жизнь. Они тоже принадлежат к тем, кто нас окружает. Мы должны заботиться о себе, потому что мы важны для других, даже если мы иногда об этом забываем.
  5. Каждый новый день — это новый опыт. Если мы этого не проживем, мы не узнаем, чего нам не хватает.
  6. Мы дизайнеры своей жизни.Наша задача — найти красоту, даже — и особенно — когда происходит обратное. Найти красоту в мире можно , и это приносит бесчисленные награды.
  7. Все мы переживаем переживания, которые оставляют шрамы. Однако всегда есть кто-то, кто поможет нам в те трудные времена. Важно принять эту помощь.
  8. Попытки справиться с проблемами могут помочь нам понять, насколько мы сильны на самом деле. Жизненные проблемы существуют не только для того, чтобы нас расстраивать — они существуют для того, чтобы мы лучше понимали себя и узнали, кто мы есть на самом деле.
  9. Жить — значит открывать в себе что-то, чего мы не знали.
  10. Жить — значит смотреть на себя в зеркало и открывать послание любви в собственных глазах.
  11. Жить — значит позволить себе влюбиться — в кого-то, во что-то или в саму жизнь.
  12. Рассмотрение смерти как источника смысла может утешить многих, но вместо того, чтобы использовать это как аргумент в пользу самоубийства, очень важно использовать такую ​​точку зрения, чтобы максимально использовать жизнь, пока она длится.
  13. Смерть все равно ждет каждого из нас; зачем звонить раньше нашего времени?

Иногда депрессия не позволяет нам увидеть красоту жизни. Если вы или кто-то из ваших знакомых подвержены риску самоубийства, позвоните в Национальную линию помощи по предотвращению самоубийств по телефону 1-800-273-TALK (1-800-273-8255 ).

мифов о самоубийстве | Самаритяне

Понимание фактов может помочь вам помочь тем, кто пытается справиться.

Позвоните нам по бесплатному телефону 116123

Подробнее о том, как позвонить нам

Миф: Люди, которые говорят о самоубийстве, несерьезны и не выдерживают этого.

Факт: Люди, которые убивают себя, часто говорили кому-то, что они не считают, что жизнь стоит того, чтобы жить, или что у них нет будущего. Некоторые, возможно, действительно сказали, что хотят умереть.

Возможно, кто-то может говорить о самоубийстве как о способе привлечения внимания, в смысле призыва о помощи.

Важно всегда серьезно относиться к кому-то, если они говорят о суицидальных намерениях. Помогая им получить необходимую поддержку, можно спасти их жизнь.

Большинство людей, склонных к суициду, на самом деле не хотят умирать — они не хотят жить той жизнью, которая у них есть.

Миф: Если человек серьезно настроен убить себя, то вы ничего не можете сделать.

Факт: Часто суицидальные настроения носят временный характер, даже если кто-то долгое время чувствовал себя подавленным, тревожным или изо всех сил пытался справиться. Вот почему так важно получить нужную поддержку в нужное время.

Миф: Чтобы думать о самоубийстве, нужно быть психически больным.

Факт: Каждый пятый человек когда-либо думал о самоубийстве. И не все люди, которые умирают в результате самоубийства, имеют проблемы с психическим здоровьем на момент смерти.

Однако многие люди, которые убивают себя, действительно страдают психическим здоровьем, как правило, в серьезной степени. Иногда об этом известно до смерти человека, а иногда нет.

Миф: Люди, склонные к суициду, хотят умереть.

Факт: Большинство людей, склонных к суициду, на самом деле не хотят умирать; они не хотят жить той жизнью, которая у них есть. Разница может показаться незначительной, но она очень важна. Вот почему так важно обсудить другие варианты в нужное время.

Миф: говорить о самоубийстве — плохая идея, так как это может натолкнуть кого-то на мысль попробовать это.

Факт: Самоубийство может быть запретной темой. Часто люди, склонные к суициду, не хотят никого беспокоить или обременять своими чувствами и поэтому не обсуждают это.

Но, спрашивая кого-то напрямую о самоубийстве, вы даете ему разрешение рассказать вам, что он чувствует. Люди, которые думали о самоубийстве, часто говорят, какое огромное облегчение было иметь возможность рассказать о том, что они пережили.

Когда кто-то начинает говорить, у него появляется больше шансов обнаружить варианты, кроме самоубийства.

Свидетельства показывают, что вопрос о суицидальных наклонностях может защитить его. Они чувствуют, что к ним прислушиваются, и, надеюсь, менее пойманы.Их чувства подтверждены, и они знают, что кто-то заботится о них. Обращение к вам может спасти жизнь.

Рори О’Коннор, профессор психологии здоровья Университета Глазго

Миф: Большинство самоубийств случается в зимние месяцы.

Факт: Самоубийство — это сложный процесс, и он связан не только с временами года и климатом более жарким или холодным и более или менее освещенным.Обычно самоубийства чаще случаются весной, а в Новый год наблюдается заметный пик риска.

Миф: Люди, которые говорят, что собираются покончить с собой, просто ищут внимания и не должны восприниматься всерьез.

Факт: Людей, которые говорят, что они хотят покончить с собой, всегда следует воспринимать всерьез.

Вполне возможно, что они хотят внимания в смысле призыва о помощи, и помощь им в получении поддержки может спасти их жизнь.

Разоблачение 5 распространенных мифов о самоубийстве

Самоубийство затрагивает всех людей. За последний год около 41 000 человек умерли в результате самоубийства, 1,3 миллиона взрослых предприняли попытку самоубийства, 2,7 миллиона взрослых имели план попытки самоубийства и 9,3 миллиона взрослых имели суицидальные мысли.

К сожалению, наше общество часто изображает самоубийство так, как приговор к тюремному заключению — постоянная ситуация, которая клеймит человека.Однако суицидальные мысли — это не бренд или ярлык, это признак того, что человек сильно страдает и должен обратиться за лечением. И именно такая ложь может помешать людям получить помощь, в которой они нуждаются, чтобы поправиться.

Развенчание распространенных мифов, связанных с самоубийством, может помочь обществу осознать важность помощи другим в поисках лечения и показать людям важность решения проблем их психического здоровья.

Вот некоторые из наиболее распространенных мифов и фактов о самоубийстве.

  Миф :  Самоубийство поражает только людей с психическим заболеванием.  

Факт : Многие люди с психическими заболеваниями не подвержены суицидальным мыслям, и не все люди, которые пытаются совершить самоубийство или умирают от него, страдают психическим заболеванием. Проблемы во взаимоотношениях и другие факторы жизненного стресса, такие как уголовные / правовые вопросы, преследование, выселение / потеря дома, смерть близкого человека, разрушительное или изнурительное заболевание, травма, сексуальное насилие, отказ, недавние или надвигающиеся кризисы также связаны с суицидальными намерениями. мысли и попытки.

  Миф :  Если человек склонен к суициду, он или она всегда будут склонны к суициду.  

Факт : Активные суицидальные мысли часто бывают краткосрочными и зависят от конкретной ситуации. Исследования показали, что примерно 54% ​​людей, умерших в результате самоубийства, не страдали диагностируемым психическим расстройством. А тем, кто страдает психическим заболеванием, правильное лечение может помочь уменьшить симптомы.

Самоубийство часто представляет собой попытку контролировать глубокие болезненные эмоции и мысли, которые испытывает человек.Как только эти мысли рассеются, исчезнут и суицидальные мысли. Хотя суицидальные мысли могут возвращаться, они не являются постоянными. Человек с суицидальными мыслями и попытками может прожить долгую и успешную жизнь.

  Миф :  Большинство самоубийств случаются внезапно без предупреждения.  

Факт : Предупреждающие знаки — словесные или поведенческие — предшествуют большинству самоубийств. Поэтому важно знать и понимать предупреждающие знаки, связанные с самоубийством. Многие люди, склонные к суициду, могут показывать только предупреждающие знаки своим близким.Эти близкие могут не осознавать, что происходит, поэтому может казаться, что самоубийство произошло внезапно или без предупреждения.

  Миф :  Люди, которые умирают в результате самоубийства, эгоистичны и выбирают легкий путь.  

Факт : Обычно люди умирают не в результате самоубийства, потому что они не хотят жить — люди умирают в результате самоубийства, потому что они хотят положить конец своим страданиям. Эти люди страдают так сильно, что чувствуют себя беспомощными и безнадежными. Лица, у которых возникают суицидальные мысли, не делают это по собственному желанию.Они не просто «думают о себе», а, скорее, переживают очень серьезный симптом психического здоровья из-за психического заболевания или тяжелой жизненной ситуации.

  Миф :  Разговоры о самоубийстве приводят к самоубийству и поощряют его.  

Факт : Суицид ассоциируется с широко распространенным стигматизацией, и в результате многие люди боятся говорить об этом. Разговор о самоубийстве не только снижает стигму, но также позволяет людям искать помощи, переосмысливать свое мнение и делиться своей историей с другими.Нам всем нужно больше говорить о самоубийстве.

Разоблачение этих распространенных мифов о самоубийстве может позволить людям взглянуть на самоубийство под другим углом — с точки зрения понимания и сострадания к человеку, который внутренне борется. Может быть, они борются с психическим заболеванием или, может быть, они находятся под сильным давлением и не имеют здоровых навыков выживания или сильной системы поддержки.

Как общество, мы не должны бояться говорить о самоубийстве, говорить о психических заболеваниях или искать лечения для нуждающегося человека.Устранение стигмы начинается с понимания причин самоубийств и пропаганды осведомленности о психическом здоровье в наших сообществах. Существуют горячие линии для самоубийц, группы поддержки психического здоровья, ресурсы онлайн-сообщества и множество специалистов в области психического здоровья, которые могут помочь любому человеку, который борется с нездоровыми мыслями и эмоциями.

Кристен Фуллер, доктор медицины, врач семейной медицины, страстно увлеченная психическим здоровьем. Она тратит свои дни на написание материалов для известного лечебного учреждения по лечению психических заболеваний и расстройств пищевого поведения, лечение пациентов в отделении неотложной помощи и ведение женского блога на открытом воздухе.Чтобы узнать больше о работе доктора Фуллера, посетите ее блог Psychology Today и открытый блог , GoldenStateofMinds .


Мы всегда принимаем статьи в блог NAMI! Мы публикуем последние исследования, истории выздоровления, способы избавиться от стигмы и стратегии благополучной жизни с психическими заболеваниями. Самое главное: Мы показываем ваши голоса .

Ознакомьтесь с нашими Правилами подачи заявок для получения дополнительной информации.

«Я умираю внутри …» — Телефон службы поддержки детей

Тебе так больно, и я хотел бы просто убрать ее. Вы написали так ясно и лаконично, что я почти заставил меня поверить в это. Почти. А потом я перехожу к вашей последней строчке, где вы говорите: «… я не хочу умирать — я просто больше не знаю, как жить». Хорошо сказано, поэтично. Возможно, вместе мы найдем способ. Было много боли и страданий. Я сожалею обо всем, что ты потерял, и обо всем, что тебе не хватает. Издевательства, депрессия, самоповреждение и резкое падение оценок должны быть такими подавляющими.Трудно, мягко говоря, справиться. Я считаю, что вы пытались, и знаю, что это сложно. Но почему бы не попробовать самое сложное, прежде чем принять такое окончательное решение. Если вы действительно чувствуете, что вам нечего терять, почему бы не обратиться к врачу, попросить совета, поговорить с мамой, учителем, кем-то, кто может помочь? Вы пришли сюда, чтобы я знал, что у вас хватит смелости, тогда почему бы не сделать еще один шаг вперед. Ваша жизнь достойна гораздо большего. У тебя есть место в этом мире. Время всегда идет, и ничто не остается неизменным.Изменения происходят медленно, и они болезненно продвигаются вперед. Вы не всегда будете подвергаться издевательствам, без друзей, в депрессии и изоляции. Это время сейчас, и это так больно, но это время пройдет. Просто подожди еще немного и подожди. Но не ждите, рискните и обратитесь за помощью. Это действительно так. Мы здесь, и вы можете поговорить с нами в любое время. Позвоните нам, если вы когда-нибудь захотите причинить себе вред, мы поможем вам с этим справиться. Избавьтесь от страха и выскажитесь о своих чувствах, кричите, если нужно.Встань и будь замеченным. Вам больно, и вы заслуживаете терпения и внимания. Если вы поговорите с врачом, учителем, своей матерью, они могут отвезти вас в больницу и связать с ресурсами и услугами. Есть варианты для людей, которые находятся в депрессии и хотят навредить себе. Есть здоровые способы справиться с болью и облегчить ее. Как мне убедить вас воспользоваться этим шансом, если бы я знал? Все, что у меня есть, это мои слова, и я ценю, что вы их читаете, я могу только надеяться, что они имеют значение.Вам есть что рассказать, и именно в этом рассказе вы можете исцелить. Ваши слова дают вам силу, силу, принятие и облегчение. Я призываю вас рассказывать свою историю и продолжать ее рассказывать, писать об этом и говорить снова и снова, пока ваш ум не успокоится. Ответы внутри вас, вы обладаете силой, чтобы изменения произошли, верьте, что можете. Боюсь, что, может быть, вы слышали все это раньше, и в моих словах нет ничего нового. Вы просто хотите того, чего мы все хотим, немного счастья и ощущения себя принадлежащим вам, это не так уж и много, чтобы просить.Это то, что я желаю вам, и это то, что, я верю, вы можете получить, если только вы дадите себе шанс, много шансов. Вы заслуживаете столько, сколько нужно. Я не скажу «до свидания», но пока прощаюсь. Надеюсь, мы поговорим снова. Всего хорошего.

Желание смерти в условиях неизлечимой болезни: обсуждение случая

Задумывались ли вы, как часто пациенты хотят, чтобы их смерть была ускорена перед лицом неизлечимой болезни, и если да, то почему? Вы задавались вопросом, заставляют ли пациентов отказываться от помощи, продлевающей жизнь, депрессия, потеря достоинства или боль? Вы задавались вопросом, влияют ли вера и вера в высшую силу на выбор в конце жизни? Если да, то приведенная ниже история болезни (молодого человека, у которого развилась злокачественная остеосаркома) должна стать форумом для ответов на эти и другие вопросы, связанные с уходом в конце жизни.

Уход за умирающим пациентом — одна из самых сложных клинических задач, с которыми сталкивается врач. Врачи прилагают большие усилия, чтобы облегчить страдания, и обучены продлевать жизнь, особенно когда можно поддерживать удовлетворительное качество жизни. Поэтому, когда больной неизлечимой болезнью просит ускорить собственную смерть, часто возникает конфликт. Для врача эта просьба может сбивать с толку, вызывать беспокойство и приводить в ярость. Однако просьбы ускорить смерть обычно сигнализируют о наличии физических, психологических или социальных факторов стресса, которые часто можно уменьшить.Понимание природы таких просьб позволяет врачам облегчить страдания и уменьшить желание умереть у таких пациентов.

В этом отчете мы представляем случай пациента с неизлечимой болезнью, который выразил желание ускорить свою смерть. Мы обсуждаем смысл запроса и несколько возможных вмешательств.

СЛУЧАЙ ВИГНЕТТА: ЧАСТЬ 1

Г-н С., ранее здоровый 25-летний мужчина, заметил болезненную шишку на левой стороне, которая была диагностирована как остеосаркома высокой степени злокачественности.Прошел несколько курсов химиотерапии и лучевой терапии, а также 2 хирургических резекции. Несмотря на это лечение, его опухоль продолжала расти, вызывая у г-на С. все более сильную одышку. Через восемь месяцев после его первоначального диагноза в его левом легком был обнаружен гемопневмоторакс, и он был госпитализирован для экстренного дренирования. Во время этого приема онколог г-на С. сообщил ему, что все варианты лечения исчерпаны и что ему осталось жить примерно 3 месяца.Г-н С. ответил: «У меня дома достаточно болеутоляющих, чтобы делать то, что мне нужно». Запрошена психиатрическая консультация по поводу возможности самоубийства.

Насколько часто желание ускоренной смерти выражается в условиях неизлечимой болезни?

Определение того, как часто пациенты хотят, чтобы процесс умирания ускорился, является сложной задачей, поскольку опыт неизлечимой болезни различается от пациента к пациенту. На одном конце спектра находится пациент, пассивно приветствующий смерть.На другом конце континуума находится активно склонный к суициду человек. Одним из примеров ответа на желание поспешной смерти является практика эвтаназии в Нидерландах, где она является законной и жестко регулируемой. ( Эвтаназия определяется как введение пациенту смертельного агента другим лицом с целью облегчения невыносимых и неизлечимых страданий пациента. 1 ) В Нидерландах на эвтаназию приходится 2,1% всех смертей ежегодно (огромное количество большинство из них — больные раком). 2 Основная причина (в Нидерландах) выбора эвтаназии — «потеря достоинства». Соответствующая практика самоубийства с помощью врача (когда врач предоставляет оборудование или лекарства или информирует пациента о наиболее эффективном использовании уже имеющихся средств с целью помочь пациенту покончить с собой, чтобы покончить с собой) 3 легально в штате Орегон с 1997 года. С 1998 по 2005 год 246 человек умерли в Орегоне в результате самоубийства с помощью врача, что составляет 32 человека.8 смертей на 10 000 смертей в штате Орегон за это время. Пациенты, выбравшие самоубийство с помощью врача, как правило, были разведены или никогда не были женаты, имели более высокий уровень образования и, вероятно, умирали от злокачественного рака (83% в 2005 г.). По словам опрошенных врачей, наиболее часто упоминаемыми причинами обращения за самоубийством с помощью врача были снижение способности участвовать в приятных занятиях, потеря достоинства и потеря автономии. 4

Однако изучение эвтаназии или самоубийства с помощью врача позволяет нам проанализировать только опыт пациентов, которые активно ищут способы ускорить свою смерть, и не учитывает большинство пациентов, которые желают смерти, но предпочитают не предпринимать никаких действий. их желание.

Чтобы понять распространенность желания смерти у неизлечимо больных, несколько исследовательских групп провели контролируемые клинические исследования в стационарных условиях (например, в больницах третичного уровня или хосписах). В одном из ранних исследований Браун и его коллеги 5 обследовали 331 пациента, получающего паллиативную помощь в больнице в Виннипеге, Канада. В конечном итоге в исследование были включены 44 пациента (остальные были исключены из-за органических нарушений психики, неспособности общаться или давать согласие, или «слишком больны, чтобы участвовать».») Использовались« Опросник депрессии Бека »(краткий клинический скрининг депрессии) и скрининг желания поспешной смерти. Одиннадцать пациентов (25%) находились в «тяжелой депрессии». Из них 7 (16%) желали смерти и 1 был склонен к самоубийству (2%). Ни один из остальных 33 пациентов не страдал большой депрессией и не склонен к суициду. Хотя это исследование было ограничено ошибками выборки, оно предполагает, что для умирающего пациента выражение желания умереть раньше, чем обычно, не может быть эквивалентно мыслям о самоубийстве.

Что показывают недавние исследования относительно желания ускоренной смерти?

Несколько недавних исследований предложили более систематический подход к эпидемиологии пациентов, желающих ускорить собственную смерть. Чочинов и его сотрудники 6 исследовали распространенность, стабильность и определяющие факторы желания поспешной смерти. Они набрали 200 пациентов с онкологическими заболеваниями из 2 стационарных отделений паллиативной помощи в Виннипеге, Канада (и исключили тех, у кого слишком слабые когнитивные способности или они слишком больны, чтобы участвовать).Они собрали данные с помощью полуструктурированного интервью, которое включало конкретные вопросы о желании умереть, различные стандартизированные инструменты (например, опросник депрессии Бека, карту оценки боли в памяти и шкалу функционального статуса по Карновски), а также аналоговую оценку состояния здоровья. социальная поддержка при оценке своих предметов. После их первоначального интервью были проведены последующие интервью с теми пациентами, которые остались живы 2 недели спустя. Чочинов и др. 6 обнаружили, что 45% пациентов выражали случайное и мимолетное желание умереть.Этот процент был намного выше, чем было обнаружено Brown et al. 5 или по исследованиям когорты эвтаназии в Нидерландах. 2 Более того, 8,5% (17 пациентов) выразили искреннее и недвусмысленное желание смерти, которое сохранялось в течение долгого времени.

В другом исследовании Брейтбарт и его коллеги 7 изучали взаимосвязь между депрессией, безнадежностью и желанием ускорить смерть у 92 неизлечимо больных раком в больнице паллиативной помощи в Нью-Йорке, штат Нью-Йорк.Y. Все их субъекты имели оценку краткого экзамена на психическое состояние выше 20 (т. Е. С незначительными когнитивными нарушениями), говорили по-английски, были в состоянии дать согласие на участие в исследовании и, как считалось, не подвергались риску психологического вреда от участия в исследовании. изучение. В эту когорту вошли тяжелобольные пациенты (среднее время до смерти составляло 28 дней). Как и в случае с исследованием Чочинова и его коллег, 6 Breitbart и соавторы 7 использовали несколько стандартизированных инструментов (включая структурированное клиническое интервью для DSM-IV-TR, график отношения к ускоренной смерти, шкалу оценки Гамильтона для Депрессия, Шкала безнадежности Бека, Опросник функциональной социальной поддержки Duke-UNC, Функциональная оценка шкалы терапии хронических заболеваний и духовного благополучия, Шкала оценки симптомов памяти, Шкала оценки эффективности Карновского и Опросник качества жизни Макгилла) .В отличие от Чочинова и его коллег, группа 6 Брейтбарта 7 не делала различий между пациентами с мимолетным желанием умереть и теми, чье желание поддерживалось. Тем не менее, среди этих 92 пациентов 15 (17%) выразили желание ускорить смерть.

И Чочинов, и его сотрудники 6 и Брейтбарт и соавторы 7 изучали в стационаре только самых тяжелых из неизлечимо больных. Эта методика исключала тех пациентов, которые страдали неизлечимой болезнью, но не нуждались в стационарной госпитализации.

Напротив, Келли и его сотрудники 8 изучали онкологических больных, наблюдаемых в службах паллиативной помощи (включая стационарные, амбулаторные и общие больничные консультации) в крупной клинической больнице в Вулунгабе, Австралия. В эту группу было набрано 256 пациентов (с коэффициентом участия 49%), которые имели краткую оценку психического состояния выше 17, говорили по-английски и были в состоянии дать согласие и эффективно общаться. Келли и его коллеги 8 использовали множество стандартизированных инструментов для измерения желания поспешной смерти, а также депрессии, физических симптомов, социальной поддержки и качества семейных отношений.Среди этой когорты 59% пациентов не желали ускоренной смерти, в то время как 14% имели сильное желание ускорить процесс умирания. Келли и его коллеги 8 обнаружили клинически значимое различие между частотой стремления к ускоренной смерти, наблюдаемой в стационарных условиях паллиативной помощи (23%) и в общей популяции больницы (5%).

Исходя из этих данных, частота стремления к ускоренной смерти среди неизлечимо больных пациентов колебалась от 17% до 45% (включая пациентов с мимолетным желанием умереть) и зависела от изучаемой популяции и способа ее оценки.

Важно ли знать, почему одни умирающие пациенты хотят ускорить свою смерть, а другие — нет?

Поскольку меньшинство неизлечимо больных пациентов постоянно просят ускорить собственную смерть, важно понимать, какие факторы заставляют пациентов обращаться с такими просьбами. Такое знание будет иметь большое значение для понимания значения этих запросов и того, как лучше всего к ним подойти. В целом, есть убедительные доказательства того, что психологические и социальные факторы (например, сопутствующая депрессия, безнадежность, потеря достоинства и влияние духовных убеждений), а не физические (например,g., функциональный статус и уровень контроля боли), являются главными детерминантами желания ускорить смерть.

Есть ли связь между клинической депрессией или симптомами настроения и желанием ускоренной смерти?

Хотя существует интуитивная связь между желанием смерти и симптомами клинической депрессии, несколько групп попытались изучить эту связь более систематически. Chochinov с соавторами 6 обнаружили статистически значимую связь между клинической депрессией и желанием поспешной смерти.Они обнаружили, что 59% пациентов, выразивших желание ускоренной смерти, имели клиническую депрессию, в то время как только 8% пациентов, не желавших ускоренной смерти, находились в депрессии. 6 Кроме того, неизлечимо больные пациенты с депрессией в анамнезе были уязвимы к желанию поспешной смерти, даже если у них не было активных симптомов расстройства настроения. Чочинов и его коллеги 6 также обнаружили статистически значимую связь между депрессией в анамнезе и желанием поспешной смерти.Их регрессионный анализ показал, что другие факторы (например, низкая поддержка со стороны семьи, боль и плохой функциональный статус) были взаимосвязаны с депрессией; однако наличие депрессивного эпизода было единственным фактором, предсказывающим желание поспешной смерти.

Breitbart и соавторы 7 также обнаружили значительную связь между клинической депрессией и желанием поспешной смерти. Пациенты с депрессией в 4 раза чаще имели желание ускоренной смерти по сравнению с теми, у кого депрессия не была (47% vs.12%). Кроме того, Брейтбарт и его коллеги 7 исследовали роль безнадежности (определяемой как пессимистический когнитивный стиль, оцененный с помощью Опросника безнадежности Бека) на желание поспешной смерти. Большинство неизлечимо больных пациентов сохраняли надежду на свою жизнь. Однако пациенты, которые выражали безнадежность, с большей вероятностью желали ускоренной смерти независимо от того, были они в депрессии или нет. Более того, две трети пациентов с клинической депрессией и безнадежностью с большей вероятностью желали смерти.

Джонс и его коллеги 9 изучали желание ускоренной смерти у 224 стационарных пациентов с различными стадиями рака (то есть не только у неизлечимо больных) в онкологической больнице в Торонто, Канада. Используя психологические инструменты и критерии исключения, аналогичные тем, которые использовались в ранее упомянутых исследованиях, 6–8 Jones et al. 9 обнаружили желание поспешной смерти у 2% своих пациентов; однако распространенность среди лиц с запущенным заболеванием составляла 6,5%. Их регрессионный анализ показал, что депрессия и безнадежность являются независимыми предикторами желания поспешной смерти.Фактически, безнадежность была более сильным предиктором, чем клиническая депрессия. Другие факторы (например, количество физических симптомов, боль и стадия заболевания), которые, как можно было предположить, могут повлиять на желание поспешной смерти, не предсказывали такое желание, но Jones et al. постулировали, что их эффекты могли быть опосредованы безнадежностью и депрессией. 9

Данные этих исследований показывают, что существует сильная корреляционная связь между клиническими проявлениями большого депрессивного расстройства и пациентами с опасным для жизни заболеванием, выражающими желание скорейшей смерти.Более того, кажется, что переживание безнадежности также связано с желанием поспешной смерти у этих пациентов независимо от большого депрессивного расстройства.

Как физическое состояние и боль влияют на желание ускоренной смерти?

Большинство исследований стремления к ускоренной смерти было проведено в отделениях паллиативной помощи или в больницах третичного уровня — условиях, в которых боль, вероятно, будет лучше контролироваться, чем в менее специализированных учреждениях.Поэтому вопрос о том, как боль влияет на желание поспешной смерти у неизлечимо больного пациента, остается трудным. Тем не менее, Чочинов и его коллеги 6 сообщили, что 77% пациентов, желавших поспешной смерти, испытывали умеренную или сильную боль. Брейтбарт и соавторы, 7 , используя одномерный анализ, показали, что низкий уровень физической активности, дистресс от физических симптомов и большое количество физических симптомов слабо связаны с желанием поспешной смерти, но наличие или интенсивность боли были нет.Келли с соавторами 8 обнаружили, что индекс тяжести физических симптомов (шкала оценки симптомов Memorial) значительно коррелирует с желанием поспешной смерти, но это был менее важный фактор, чем психологические или социальные симптомы. Наконец, хотя исследование Джонса и соавторов 9 продемонстрировало, что треть их пациентов сообщали о боли в предшествующие 24 часа и что у такого же числа было 9 или более тревожных физических симптомов, ни один из этих факторов напрямую не способствовал стремлению к ускоренному лечению. смерть — частично коррелировала только стадия болезни.

Другое исследование Акечи и его коллег 10 стремилось определить, почему некоторые раковые больные с депрессией желают ранней смерти, а другие нет. Они провели ретроспективный анализ 1721 ракового больного, осмотренного психиатрической консультационной службой онкологической больницы в Хиросиме, Япония. Они обнаружили, что 220 пациентов (12,8%) страдали клинической депрессией. Из них 113 (51,4%) выразили желание умереть. Регрессионный анализ показал, что единственными факторами, которые значительно увеличивали риск желания умереть, были плохой статус работоспособности (отношение шансов [OR] = 1.29) и тяжелой депрессии (OR = 1,8). В частности, боль не увеличивала риск преждевременной смерти. Наконец, в своем анализе самоубийств с участием врача в Орегоне Салливан и его коллеги 11 сообщили, что потеря функций тела была серьезной причиной желания поспешной смерти.

Хотя боль, по-видимому, играет роль в развитии стремления к ранней смерти у некоторых неизлечимо больных пациентов, удивительно, что роль боли не так существенна, как можно было бы ожидать.Независимо от уровня обезболивания, которого может достичь конкретное медицинское подразделение или бригада, для многих онкологических больных часто проявляется страх перед болью (а не самой болью); Следует отметить, что от 10% до 20% пациентов испытывают сильную и неконтролируемую боль в какой-то момент в последний год своей жизни. 12

Как социальная поддержка и семейные факторы влияют на желание ускоренной смерти?

Большинство клиницистов полагают, что пациенты с лучшей социальной поддержкой и близкими семейными связями лучше подготовлены к тому, чтобы противостоять стрессу, вызванному их болезнью, и, следовательно, с меньшей вероятностью разовьется желание ускоренной смерти.Однако Чочинов и его коллеги 6 сообщили о незначительной отрицательной корреляции между степенью удовлетворенности своей социальной сетью и желанием поспешной смерти. Они отметили, что качество, а не количество социальных сетей пациента помогало защитить от желания поспешной смерти. Брейтбарт и его коллеги 7 обнаружили, что восприятие «себя как бремени для других» было связано с желанием поспешной смерти. Келли и его коллеги 8 обнаружили, что восприятие себя как бремени для других, плохая сплоченность семьи, а также небольшое количество и низкое качество социальной поддержки — все это коррелирует с желанием поспешной смерти.Данные, по-видимому, подтверждают мнение о том, что лучшая (хотя и не обязательно большая) социальная поддержка и чувство связи с другими людьми снижают риск развития у пациентов желания поспешной смерти.

Какие клинические факторы коррелируют с желанием ускоренной смерти?

Неожиданной областью исследования стала роль клинициста в том, чтобы побудить его или ее пациентов развить желание поспешной смерти. Келли с соавторами 8 исследовали различные характеристики врачей, направляющих пациентов с сильным желанием ускорить их смерть.В этом исследовании лечащие врачи не знали, что их пациенты выражали желание скорейшей смерти. Как упоминалось ранее, в этом исследовании факторами пациента, связанными с желанием поспешной смерти, были клиническая депрессия, восприятие себя как бремени для других и плохая сплоченность семьи. Также было несколько клинических факторов, связанных с выражением пациентом желания скорейшей смерти. Эти факторы включали в себя недостаточную подготовку или отсутствие подготовки в области консультирования или психотерапии, наличие позиции, согласно которой врач мог бы помочь пациенту ускорить его или ее смерть, если бы это было законно и запрошено, и ощущение эмоционального стресса, когда он сидел с пациентом.Эти данные предполагают, что личные ограничения и предубеждения врача могут повлиять на просьбу неизлечимо больного пациента о поспешной смерти.

Как потеря достоинства влияет на желание поспешной смерти?

Чочинов и его коллеги 13 также изучали роль достоинства в поперечном исследовании 213 больных раком, которым осталось жить менее 6 месяцев. 7-балльная шкала самооценки (которая не была стандартизирована) использовалась вместе с множеством стандартизированных инструментов; всего 16 пациентов (7.5%) считали потерю достоинства большой проблемой, в то время как 78% пациентов считали, что их достоинство не нарушено. Не было обнаружено различий во времени выживания двух групп.

Однако люди с потерей достоинства чаще сообщали о желании поспешной смерти, имели повышенный уровень депрессии и безнадежности и требовали повышенной потребности в помощи в повседневной жизни. Регрессионный анализ обнаружил статистически значимую корреляцию между несколькими факторами (включая молодость, беспокойство о своем внешнем виде, необходимость купания, боль, пребывание в стационаре и ощущение себя обузой для других) и утратой достоинства. .Хотя потеря достоинства, по-видимому, не повлияла на смертность, она ухудшила качество жизни пациентов с неизлечимыми заболеваниями.

Влияют ли духовные убеждения на желание ускоренной смерти?

Духовность — один из самых универсальных, но неуловимых факторов, которые, как считается, влияют на желание поспешной смерти. Духовность (определяется как способ, которым человек понимает свою жизнь с точки зрения ее конечного смысла и ценности 14 ) для некоторых входит в рамки организованной религии.Согласно Кирни и Маунту, «духовные проблемы … лежат в самом центре экзистенциального кризиса, который является смертельной болезнью». 15 (p357) Таким образом, многие клиницисты ожидают, что духовность оказывает значительное влияние на развитие желания ускорить смерть у неизлечимо больных пациентов. В одном исследовании McClain и его коллеги 16 изучали 160 пациентов (с ожидаемой продолжительностью жизни менее 3 месяцев) в больнице паллиативной помощи с использованием Шкалы функциональной оценки терапии хронических заболеваний и духовного благополучия, а также других стандартизированных инструментов оценить роль духовности в отчаянии в конце жизни, которое они определили как комбинацию безнадежности, желания ускорить смерть и стремления к ранней смерти.Они обнаружили, что духовное благополучие имеет сильную отрицательную корреляцию с отчаянием в конце жизни. В частности, способность найти всеобъемлющий смысл — даже в конце жизни — защищала от развития безнадежности, желания поспешной смерти или мыслей о самоубийстве.

CASE VIGNETTE: ЧАСТЬ 2

Г-н С. (который выглядел на удивление крепким и бдительным) лежал на больничной койке, когда его увидел консультант-психиатр. За исключением дренажной трубки с левой стороны и внутривенной линии, по которой поступали жидкости, он не выглядел физически больным.Он был одет в больничные штаны и футболку. Во время интервью консультант выяснил болевой статус г-на С., спросил о желудочно-кишечных симптомах и проверил на депрессию. Однако большая часть разговора была сосредоточена на наводящем на размышления заявлении г-на С. о том, что он покончит с собой, когда вернется домой. Активно выслушав г-на C, консультант позволил г-ну C выразить свои опасения и разочарования по поводу его надвигающейся смерти. Давление, которое он чувствовал, требуя «во всем разобраться» или получить какое-то глубокое понимание перед смертью, разозлило г-на.C. Он был опечален осознанием того, что его жизнь будет сокращена; у него никогда не будет карьеры, он никогда не женится и никогда не будет иметь детей. Хотя он недавно окончил колледж, большинство его друзей было разбросано по Соединенным Штатам, и у него не было второй половинки. Его родители были по понятным причинам потрясены болезнью сына и, следовательно, были не в состоянии оказать эмоциональную поддержку, которую хотел г-н С. Г-н С. не принадлежал к духовному сообществу. Однако он вырос на берегу моря и был счастливее всего, когда плыл под парусом.На самом деле он отчаянно хотел покинуть больницу и отправиться в плавание. Он хотел жить только до тех пор, пока он может плавать и пока он не будет обузой для своих родителей. Боль г-на С. хорошо контролировалась, у него не было желудочно-кишечных симптомов, и у него не было клинической депрессии. Его намек на то, что он передозирует свои обезболивающие, был выражением его беспокойства по поводу своего состояния здоровья, а не доказательством наличия четкого плана самоубийства.

Что сообщает другим просьба ускорить смерть?

Заявления о смерти часто передают невыносимое внутреннее или межличностное состояние.Например, хотя г-н С. не пытался причинить себе вред, он все же сообщил о своем переживании опекунам и тем самым молчаливо попросил о помощи. Койл и Скулько 17 провели феноменологическое исследование 7 пациентов с запущенным раком, которые выразили желание умереть. Они провели от 3 до 6 полуструктурированных интервью в течение нескольких дней или месяцев. Затем была закодирована структура интервью и выделено 9 важных тем. Темы включали парадоксальные проявления воли к жизни, жесты альтруизма (напр.ж., желание избавить семью от бремени ухода за больным) и крики отчаяния. Хотя ни один из их пациентов не намеревался совершить самоубийство, Койл и Скулько 17 пришли к выводу, что желание ускорить смерть — это средство коммуникации между пациентом и миром, которое необходимо изучить, чтобы наилучшим образом помочь пациенту.

Когда неизлечимо больной пациент выражает желание умереть раньше или раньше, чем можно было бы, его или ее врачи должны стремиться понять основную проблему и решить ее соответствующим образом.С самого начала врач должен понимать, что всегда есть что-то, что можно сделать. Даже когда все лечебные медицинские и хирургические вмешательства исчерпаны, пациенты и их семьи ценят, когда их врачи прислушиваются к их проблемам. Кроме того, активное слушание позволяет врачу оказывать помощь, лучше адаптированную к потребностям и заботам пациента.

Что можно сделать, чтобы облегчить страдания пациента перед смертью?

Многие пациенты боятся процесса смерти.Они беспокоятся о том, чего не знают, о том, что им больно, и о том, что их оставят в покое в конце своей жизни. Врачи могут утешить умирающего, информируя его о том, чего ожидать от процесса умирания, и лечить его или ее боль. Врачи должны пообещать сделать то, что они на самом деле могут сделать, и они должны установить разумные ожидания для своих пациентов и самих себя. Хотя врачи часто хотят быть как можно более доступными со своими умирающими пациентами, врачи не должны обещать быть со своими пациентами на протяжении всего процесса умирания, если они фактически не могут предоставить эту услугу. 18

Боль и другие физические симптомы следует лечить агрессивно, и следует следить за проявлениями токсичности, которые часто встречаются у неизлечимо больных.

Даже у умирающего пациента депрессия (которая является обычным явлением) лечится и должна лечиться. Это может быть основная проблема (как у пациента с большим депрессивным расстройством в анамнезе), результат приема лекарств (например, кортикостероидов) или органический (например, из-за метастазов или паранеопластического синдрома).Подход к лечению депрессии у умирающего пациента аналогичен подходу к лечению нетерминальных пациентов. Агенты первой линии (например, селективные ингибиторы обратного захвата серотонина и ингибиторы обратного захвата серотонин-норадреналина [ИОЗСН]) следует выбирать на основе профиля их побочных эффектов. Например, недавние исследования показали, что СИОЗСН (например, дулоксетин) могут быть полезны для лечения нейропатической боли — симптома, часто встречающегося у онкологических больных. 19 , 20 Стимуляторы также могут использоваться для улучшения энергии и настроения.После лечения депрессии многие неизлечимо больные пациенты чувствуют себя лучше, улучшают качество своей жизни и отказываются от желания ускорить смерть. 21

Как уход за неизлечимо больным пациентом влияет на врачей?

Столкновение с тяжелыми эмоциями пациентов и их семей, а также с их собственными воспоминаниями и чувствами является сложной задачей даже для самого опытного практикующего врача. Поэтому работу по уходу за умирающим пациентом лучше всего выполнять в контексте многопрофильной команды, которая помогает распределить различные аспекты этой работы и позволяет сотрудникам поддерживать друг друга в сложных ситуациях.Например, когда желание пациента ускорить смерть включает в себя трудности в отношениях или вере в конце жизни, врач должен чувствовать себя комфортно, вовлекая пациента в решение его или ее проблем. Однако врачи также должны чувствовать себя комфортно, направляя своих пациентов к социальным работникам, капелланам или психологам. Только обращая внимание на собственные ограничения, врач, который заботится об умирающем пациенте, может наилучшим образом служить пациенту.

Что случилось с мистером С?

В конце концов, Mr.C был признан безопасным (т.е. он не подвергался непосредственному риску причинения себе вреда), и он вернулся домой. Он отказывался от направления на амбулаторную индивидуальную психотерапию, но идея группы поддержки привлекла его, и ему была предоставлена ​​контактная информация о группе, расположенной рядом с его домом. Г-н С. также согласился, что его будет сопровождать служба паллиативной помощи, чтобы справиться с его физическими симптомами.

Расширенный Болезнь: Держась и Отпуская

Введение Наша культура говорит нам, что мы должны бороться изо всех сил против возраста, болезни и смерти: «Не ходи нежные в ту хорошую ночь,» писал Дилан Томас.И держаться за жизнь, за своих близких — действительно основной человеческий инстинкт. Однако по мере того, как болезнь прогрессирует, «бунт против угасания света» часто начинает причинять чрезмерные страдания, и вместо этого «отпускание» может ощущаться как следующая стадия.

В этом информационном бюллетене обсуждаются нормальные сменяющиеся эмоции и соображения, связанные с удержанием и отпусканием. Заблаговременное изучение этих вопросов позволит человеку с хроническим заболеванием иметь некоторый выбор или контроль над своим уходом, помочь семьям в процессе принятия трудных решений и может немного облегчить этот глубокий переход для всех, кого это касается.

Мнения умирающего важны, и часто невозможно узнать, что это за убеждения, если мы не обсудим проблемы заранее. При уходе за человеком с потерей памяти важно как можно скорее поговорить с ним, пока он / она все еще может иметь обоснованное мнение и делиться им. Заблаговременное планирование дает опекуну и близким возможность выбора в уходе и наиболее внимательно относится к человеку, которому придется принимать решения.

В этом информационном бюллетене представлены основные проблемы, затем обсуждается планирование на будущее и некоторые связанные с этим вопросы, возникающие при хронических заболеваниях.Наконец, в нем представлены идеи о том, как принимать решения, когда придет время. На протяжении всего пути есть несколько правильных или неправильных вариантов, если таковые вообще имеются. Это время искать ответы, которые больше всего уважают человека, находящегося на поздних стадиях болезни.

Удержание

У людей инстинктивное желание продолжать жить. Мы воспринимаем это как желание еды, активности, обучения и т. Д. Мы чувствуем привязанность к близким, таким как члены семьи и друзья, и даже к домашним животным, и мы не хотим их оставлять.Мы не столько решаем продолжать жить, сколько обнаруживаем, что делаем это автоматически. Роберт Фрост сказал: «В трех словах я могу резюмировать все, что я узнал о жизни: она продолжается». Даже в трудные времена наша природа — дожить до лучших времен.

Когда мы понимаем, что, возможно, приближается конец жизни, возникают другие мысли и чувства. Больной человек захочет быть с близкими, а также может испытывать чувство ответственности по отношению к ним, не желая подвести их или причинить им горе.У него могут быть незаконченные дела. Например, человек может захотеть или не захотеть примириться с отчужденными членами семьи или друзьями. Возникают страхи, которые могут быть настолько сильными, что о них трудно думать или даже признаться: страх перемен, процесса умирания, того, что происходит после смерти, потери контроля, зависимости и т. Д. И больной, и опекун могут также испытывать негодование, вину, печаль и гнев из-за того, что им приходится делать то, что ни один из них делать не хочет, а именно встречать смерть и умирать.

Даже перед лицом смерти надежда остается. Объект надежды может измениться. По мере приближения смерти семья может надеяться на спокойную ночь, или еще одно свидание с конкретным другом, или просто тихий переход из этой жизни к тому, что, как мы надеемся, последует за ней. Часто, когда болезнь прогрессирует до поздней стадии, в нашем сознании могут возникнуть две, казалось бы, несовместимые идеи. Еврейская молитва о тяжелобольных хорошо выражает это как больному, так и близким, заботящимся о нем / ней: «Я не выбираю умирать.Да сбудется, чтобы я был исцелен. Но если смерть — моя судьба, то я принимаю ее с достоинством ».

Отпустить

По мере приближения смерти многие люди чувствуют уменьшение своего желания жить дольше. Это отличается от депрессии или мыслей о самоубийстве. Вместо этого они чувствуют, что пора отпускать. Возможно, как и в другие моменты жизни, это ощущение, что пришло время для серьезных изменений, которые можно почувствовать, уходя из дома, выходя замуж, разводясь или переходя на новую работу. Некоторые люди описывают глубокую усталость, усталость, которая больше не проходит с отдыхом.Другие могут достичь точки, когда они почувствуют, что они боролись столько же, сколько и были призваны, и больше не будут бороться. Отказ отпустить может продлить смерть, но не может предотвратить ее. Смерть, продлеваемая таким образом, может стать больше временем страдания, чем жизни.

Члены семьи и друзья, которые любят умирающего, могут испытать подобное изменение. Сначала можно приспособиться к ведению хронического заболевания, затем научиться принимать болезнь, ограничивающую жизнь, а затем принять возможность смерти близкого человека.Некоторые могут отказаться признать неизбежность смерти. Наконец, можно увидеть, что смерть — лучший из двух вариантов, и быть готовым дать близкому человеку разрешение умереть. Как уже упоминалось, умирающие могут быть огорчены тем, что причиняют горе тем, кто их любит, и получение разрешения умереть может облегчить их страдания. Для этого есть время. До этого было бы неправильно принимать потерю, но после этого может быть проявлением великой доброты сказать: «Вы можете уйти, когда почувствуете, что пора. Я буду в порядке.

Другие проблемы

Отпускание путается в нашем сознании с человеком, желающим умереть, хотя на самом деле это разные ситуации. Есть разные причины, по которым человек может хотеть умереть, причины, совершенно отличные от причин, по которым он отпускает. Депрессия — это одна из реакций на то, что жизнь в некотором роде кажется слишком болезненной. Некоторые люди не могут мириться с потерей контроля, поэтому они хотят контролировать смерть. Быть инвалидом, находиться в месте, где человек не хочет, или быть изолированным от важных людей и вещей в своей жизни, может быть неприятно.Очень часто тяжело больной человек чувствует себя обузой для семьи и друзей и может скорее захотеть умереть, чем позволить этому продолжаться. Страх перед будущим, даже перед смертью, может быть настолько велик, что человек хочет умереть, чтобы избавиться от этого страха. Плохо контролируемая боль или другие симптомы могут сделать жизнь невыносимой.

Во многих из этих ситуаций правильная помощь может значительно улучшить ситуацию и заменить желание умереть желанием прожить эту последнюю часть своей жизни. В это время для консультации могут быть вызваны такие специалисты, как поставщики психиатрических услуг, специалисты по оценке хосписа или специалист по обезболиванию.

Хроническое заболевание

До сих пор этот информационный бюллетень касался самого конца жизни. Многие или даже большинство людей перед смертью проходят через период хронических заболеваний. По пути вам предстоит сделать множество вариантов. Лица, осуществляющие уход, и люди, о которых они заботятся, должны решить, проходить ли им то или иное лечение или процедуру. Как долго можно продолжать попытки заниматься обычными делами, включая работу, и когда кажется, что пора признать, что эта фаза жизни закончилась? У большинства из нас есть то, о чем мы мечтали, но никогда не удосужились.Возможно, сейчас настало время сделать это, каким бы трудным оно ни было, или, может быть, пришло время позволить этому стать просто прекрасным сном. Хроническое заболевание вызывает одну ситуацию за другой, когда лица, осуществляющие уход, и лица, ухаживающие за ними, должны делать все возможное, чтобы рассказать о своих убеждениях и возможностях, а затем принять решение: держаться или отпустить.

Перспективное планирование

Перспективное планирование означает думать о том, что важно, а что нет. Это также значит поговорить об этом с близкими нам людьми. Даже если мы думаем, что знаем, что думает и во что верит кто-то другой, на самом деле мы не знаем, пока не спросим.Вы не можете читать мысли других людей.

Когда мы думаем о последней части нашей или чужой жизни, размышляем над этими вопросами:

  • Что делает жизнь достойной жизни?
  • Почему жизнь определенно не стоит того, чтобы жить?
  • Что сначала может показаться слишком сложным, чтобы с этим мириться, но затем может показаться управляемым после того, как вы привыкнете к ситуации и научитесь с ней справляться?
  • Если бы я знал, что жизнь подходит к концу, что бы утешало и заставляло смерть чувствовать себя в безопасности?
  • Чего в этой ситуации я бы больше всего хотел избежать?

Стоит задуматься о том, что действительно важно для вас.Насколько важны для вас возможность разговаривать с людьми, заниматься повседневными делами, физический комфорт или общая бдительность? Что приходит в голову, когда вы думаете о бремени заботы о других, о том, чтобы быть дома или не быть там? Сколько страданий стоит прожить еще месяц? А какие медицинские процедуры терпеть не стоит? С вашей точки зрения, как лучше всего умереть человеку и насколько важно для вас контролировать то, как вы живете и как умираете? К чьему мнению следует обращаться при выборе ухода, получаемого, когда болезнь перешла в запущенную стадию?

Одним из особенно важных вопросов является заполнение Директивы о предварительном медицинском обслуживании как для больного, так и для лица, осуществляющего уход, так, чтобы был официальный представитель, когда человек слишком болен или слишком смущен, чтобы говорить за себя.

Если у нас, как у лиц, осуществляющих уход, не было необходимых разговоров — будь то из-за нежелания, слабоумия или кризиса — нам, возможно, придется подумать о проблемах, поднятых выше, без большого количества информации.

Вот несколько вопросов, которые могут помочь в этом размышлении:

  • Что на самом деле сказал мне этот человек?
  • Как я могу узнать наверняка о ее или его желаниях?
  • Если обратиться к себе как к опекуну, что было бы для меня важным?
  • Что мне особенно хотелось бы узнать о желаниях этого человека?
  • Каковы были бы пределы того, что я мог бы сделать?
  • Могу ли я взять отпуск? Сколько? Какие у меня финансовые ограничения?
  • Какие у меня физические ограничения?
  • Какая забота была бы для меня слишком эмоциональной?
  • Могу ли я обеспечить больше комфорта, если я откажусь от некоторых повседневных забот и позволю кому-то другому, даже оплачиваемому опекуну, взять на себя эту роль?
  • Готов ли я взять на себя ответственность быть чьим-то официальным представителем?
  • Если у этого человека есть родственники, с которыми будет особенно трудно иметь дело, как я смогу быть официальным лицом, принимающим решения?

Все эти вопросы могут показаться очень сложными для обсуждения сейчас, когда время для решений еще в будущем.Однако их труднее обсуждать, когда кто-то действительно болен, эмоции сильны и решения нужно принимать быстро. Хроническая боль, слабость и снижение когнитивных способностей могут лишить вас способности обсуждать сложные вопросы. Чем раньше все сядут поговорить, тем лучше. Лучший способ начать — это просто начать. Назначьте время для разговора. Вы можете сказать, что хотите поговорить о вещах, которые могут произойти в будущем в случае серьезной болезни. Есть несколько идей для обсуждения. Будьте готовы много слушать и задавать вопросы.Изо всех сил старайтесь не критиковать то, что говорит другой человек. Если вы знаете, что другой человек не захочет много говорить на эту тему, скажите или спросите об одном или двух важных вещах. Будьте готовы прервать разговор и вернуться к нему в другой раз. Записывайте важные вещи, которые говорят люди. В конце концов, вы можете использовать свои записи, чтобы подготовить заявление о желаниях и сделать это заявление частью «предварительного распоряжения» о решениях в области здравоохранения, независимо от того, был ли оформлен официальный документ.

Многие семьи считают, что такое критическое обсуждение легче проводить в присутствии и под руководством беспристрастного фасилитатора. Некоторые социальные работники, кураторы или религиозные лидеры обладают навыками оказания такой поддержки (см. Дополнительные ресурсы). Обращение к профессионалу за помощью в обсуждении может избавить отдельных членов семьи от бремени необходимости брать на себя эту роль.

Также важно обсудить с врачом варианты лечения. Вы можете попросить врача заполнить POLST или предписания врача для поддержания жизни.(Посетите сайт www.polst.org, чтобы узнать, предлагает ли ваш штат программу POLST, или в штатах без POLST спросите врача о приказе DNR — не реанимировать.) Эта форма представляет собой набор медицинских предписаний, аналогичных DNR (позволить наступить естественной смерти). В этой форме можно указать, хочет или не хочет реанимировать его, а также хочет ли человек использовать зонд для кормления, вентилятор и другие виды лечения. Решения о предоставлении или отказе от жизнеобеспечения основаны на личных ценностях, убеждениях и учете того, чего человек мог бы хотеть.Такие решения болезненны. Члены семьи должны дать себе достаточно времени, чтобы справиться с этими решениями о жизни и смерти и пережить чувство сомнения, вины или вины, которые могут возникнуть.

POLST не для всех. Только люди с серьезными, прогрессирующими хроническими заболеваниями должны иметь форму POLST. Для этих пациентов их текущее состояние здоровья указывает на необходимость постоянных медицинских предписаний. Для здоровых людей предварительное распоряжение является подходящим инструментом для того, чтобы сообщить близким о будущих пожеланиях по уходу в конце жизни (см. Информационный бюллетень Advanced Health Care Directives ).Специалисты медицинских кабинетов, больниц, местных служб и бригад хосписов обладают навыками оказания помощи отдельным лицам или семейным группам в работе с этими вполне нормальными, но болезненными эмоциями.

Принятие решения

Пора отпустить? Или пора дать близкому человеку разрешение умереть? Есть три способа помочь принять решение.

Сначала посмотрим на медицинскую ситуацию. Неужели болезнь дошла до последней стадии? Когда это происходит, тело обычно само по себе движется к смерти, сила падает, аппетит снижается, а ум часто становится более сонным и сбитым с толку.Лечение перестало работать так хорошо, как раньше, а повседневная деятельность становится все более обременительной. В некотором смысле жизнь исчезает. Проконсультируйтесь со своим врачом; попросите уточнить прогноз, вероятное течение болезни или стадии смерти.

Ближе к смерти могут произойти драматические изменения в настроении, поведении, желании принять пищу или воду и способности выражать свои желания у умирающего. Все это может быть нормальной частью его или ее отпускания. В настоящее время первоочередное внимание уделяется безопасности и комфорту.

Во-вторых, поговорите с людьми, которым доверяете. Обсудите ситуацию с членами семьи и друзьями, которые, кажется, могут видеть вещи такими, какие они есть. Вы также можете поговорить с людьми, которые лично не вовлечены. Самое главное, подумайте о том, что выразил умирающий или что вы знаете о его или ее желаниях.

В-третьих, слушайте свое сердце. Постарайтесь заглянуть за пределы своих страхов и желаний в то, что говорят вам любовь и забота. Что на самом деле лучше для того, кто умирает, и для окружающих? Учитывая, что смерть неизбежна, что лучше всего сделать? Может, держится.Возможно, это отпускание.

Ресурсы

Альянс семейных опекунов
Национальный центр опеки

(415) 434-3388 | (800) 445-8106
Веб-сайт: www.caregiver.org
Эл. Почта: [email protected]
CareNav: https://fca.cacrc.org/login. Государственные службы
: https://www.caregiver.org/connecting-caregivers/services-by-state/.

Family Caregiver Alliance (FCA) стремится улучшить качество жизни лиц, осуществляющих уход, посредством образования, услуг, исследований и защиты.Через Национальный центр по уходу FCA предлагает информацию по текущим вопросам социальной, государственной политики и ухода, а также оказывает помощь в разработке государственных и частных программ для лиц, осуществляющих уход. Для жителей большей части района залива Сан-Франциско FCA предоставляет прямые услуги по поддержке семьи лицам, ухаживающим за людьми с болезнью Альцгеймера, инсультом, травмой головы, болезнью Паркинсона и другими изнурительными расстройствами, поражающими взрослых.

Другие организации и ссылки

Ассоциация по уходу за пожилыми людьми (бывшая Национальная ассоциация профессиональных менеджеров по уходу за престарелыми)
Эта профессиональная группа предлагает список менеджеров по уходу по всей стране.
www.aginglifecare.org

Сострадание и выбор
www.compassionandchoices.org

Национальная организация хосписов и паллиативной помощи
www.nhpco.org

Фонд хосписов Америки
www.hospicefoundation.org

Пять желаний
Старение с достоинством

www.agingwithdignity.org
Пять желаний — это документ, который помогает вам выразить, как вы хотите, чтобы к вам относились, если вы серьезно заболеете и не сможете говорить за себя.

POLST
Предоставляется объективная информация об этом инструменте расширенного планирования медицинского обслуживания. Предлагает текущую карту программы POLST по штатам и загружаемую форму POLST.
www.polst.org


Подготовлено Family Caregiver Alliance.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.