Маргинализация это что: Недопустимое название — Викисловарь

Содержание

2. Что такое маргинализация общества?

Важной
чертой социальной стратификации нашего
общества является усиливающийся процесс
маргинализации населения. На этом
явлении следует остановится более
подробно.

Понятие
маргинальности (от латинского — край,
граница, предел) было введено в 1928 г.
лидером чикагской школы Р.Парком для
обозначения положения индивидов,
находящихся на границе двух различных,
конфликтующих между собой жизненных
укладов, культур, рас (неадаптировавшиеся
эмигранты, мулаты и т.д.). Маргинальность
означает позицию на окраине социальной
структуры, промежуточное положение по
отношению к основным элементам. Маргинал
— человек, находящийся на краю социальной
структуры общества, лишенный полноправного
духовного наследства, не адаптировавшийся
к другой культуре, потерявший естественный
стиль поведения, болезненно ощущающий
неполноценность своего статуса, без
четких ценностно — нормативных установок
и ориентиров, с агрессивным поведением.

Маргинализация
— процесс увеличения численности
маргиналов в обществе. В узком смысле
маргиналы — это часть населения, не
участвующая в трудовом процессе, не
выполняющая общественных функций. В
расширительной трактовке основными
проявлениями маргинальности являются:
потеря объективной принадлежности
индивидуума к конкретной общности без
последующего вхождения в иную общность;
потеря индивидом субъективной
идентификации с определенной группой.
Социологи констатируют рост маргинализации
в российском обществе. Это крайне опасный
процесс. Он препятствует выводу страны
из кризиса.

Основными
причинами маргинализации российского
общества являются реформирование
общественных отношений, ломка старых
структур и создание новых; формирующаяся
экономическая система не может дать
работу всем желающим; социально-психологические
и физиологические особенности людей,
осложняющие адаптацию к новым условиям
экономической и социокультурной жизни.

Маргинализация
существовала всегда, ибо всегда были
люди, не умеющие или не желающие трудиться,
имеющие крайне ограниченные интересы
и потребности. Однако в переломные
периоды развития общества масштабы
маргинализации резко возрастают.
Маргинальные группы пополняют вполне
нормальные в психическом, физиологическом
и нравственном отношении люди. Зачастую
они не по своей воле выпадают из своих
общностей и не могут «пристроиться» к
другим. К маргиналам можно отнести часть
мигрантов, безработных, заключенных,
выпускников учебных заведений и др.
Численность этих категорий достаточно
большая.

К
маргиналам относятся и такие социальные
группы, которые имеют достаточно высокий
уровень профессиональной подготовки,
общей культуры и т.п. Например, И. Гончаров
считает, что и маргинал – это человек,
«…отсеченный от исторических природных
корней, отторженный от веками слагавшейся
культуры, отошедший от своей этнокультурной
среды, отлученный от социально-этнической
среды обитания, в которой жили его
предки, лишенный полнокровного духовного
наследства, не адаптировавшийся к другой
культуре, потерявший естественный
путеводитель и естественный стиль
поведения»

Маргинализация и ее динамика в современном российском обществе Текст научной статьи по специальности «Социологические науки»

ВЕСТНИК ПЕРМСКОГО УНИВЕРСИТЕТА

2013 Философия. Психология. Социология Выпуск 2 (14)

УДК 316.344.7

МАРГИНАЛИЗАЦИЯ И ЕЕ ДИНАМИКА В СОВРЕМЕННОМ РОССИЙСКОМ ОБЩЕСТВЕ

М.С. Иванова

Статья посвящена проблеме маргинализации. Раскрывается значение терминов «маргинализация», «маргинальность», «маргинальный». Рассматриваются маргинальные группы в современном российском обществе, их основные черты. Дается анализ маргинализации студентов по материалам собственного исследования.

Ключевые слова: маргинальность; маргинализация; социальная эксклюзия; «социальное дно»; «нормальные маргиналы»; «новые маргиналы».

Проблема маргинализации впервые была поставлена в связи с процессами миграции и урбанизации в 30-е гг. XX в. С этого времени интерес к данной проблеме не ослабевал, возрастая в периоды социальных, политических и экономических кризисов. Проблема марги-нальности тесно сопряжена с процессами социальной трансформации, социальной динамики. В настоящее время темп социальных изменений перманентно ускоряется. Вместе с тем становится более интенсивным процесс маргинализации. Это вызывает необходимость всестороннего изучения процесса маргинализации, как отрицательных, так и положительных последствий.

Современное российское общество является транзитивным, посткризисным, в нем наблюдается повышенная интенсивность процесса маргинализации.

Хотелось бы начать с определения специфики социологического подхода к изучению проблемы маргинализации и маргинальности, так как она является междисциплинарной и исследуется не только социологией.

С развитием и усложнением общественной структуры процесс маргинализации ускоряется и интенсифицируется, как и в связи с любыми социально-экономическими, политическими либо культурными трансформациями общества. Важной стороной маргинализации является ее фактическая «принудительность». В социологии выделяются три типа маргинальности: культурная маргинальность; социальная, или структурная, маргинальность; маргинальность соци-

альной роли. Главными чертами маргинализации являются: разрыв социальных связей, связь с изменениями в социальной структуре, погра-ничность состояния объекта в системе социальных элементов.

Маргинализация — неоднозначный процесс, приводящий как к негативным, так и к позитивным трансформациям социальной структуры в зависимости от характера и объема маргинализирующих факторов. Можно дать следующее определение данному процессу: маргинализация — это процесс вытеснения индивидов или целых социальных групп за рамки существующей общественной структуры в результате социальных или иных трансформаций.

Можно выделить негативный и позитивный потенциалы маргинализации, первый может выражаться в дестабилизации социальной структуры, нарастании социальной напряженности, вытеснении населения на так называемое «социальное дно», а второй — в рационализации представлений о действительности, отборе культурных ценностей, адаптации социальной структуры к вызовам современности, увеличении творческого потенциала. Представляется важным рассмотрение не только негативного аспекта маргинализации, на который преимущественно делается акцент в исследовательской литературе, но и позитивного аспекта, т.е. стабилизирующего потенциала, функции социальной динамики.

В настоящее время маргинализация является очень важным процессом, играющим значительную роль в современном обществе. Мы по-

Иванова Мария Сергеевна — кандидат социологических наук, преподаватель кафедры социологии; Южный федеральный университет; 344038, Ростов-на-Дону, пр. М. Нагибина, 13; [email protected]

пытаемся рассмотреть различные точки зрения на данную проблему в социологии, особо отметив «позитивный» потенциал маргинализации.

Приведем краткий теоретико-

социологический обзор концепций маргиналь-ности. Можно сказать, что постановка проблемы маргинализации в социологии принадлежит Г. Зиммелю (хотя в то время терминологически она так не называлась). Именно он в основных чертах обрисовал феномен маргинала, рассматривая характеристики такого социального типа, как «чужак». Зиммель наделил своего «чужака» такими чертами, как объективность, беспристрастность, новаторский потенциал, способность занимать лидирующие позиции. Среди негативных черт Зиммель отметил конфликто-генность маргинального состояния.

В социологический обиход термин «маргинальный человек» впервые был введен Р. Парком [4; 5], видным представителем Чикагской социологической школы, в связи с изучением процессов миграции. Р. Парк обратил внимание на социокультурный и личностный аспекты маргинализации, уделил много внимания анализу социально-экономическим факторов, влияющих на формирование маргинально-сти, в частности, процессов развития рыночной экономики, трансформационных процессов и процессов урбанизации. Среди главных черт маргинальной личности Р. Парк отметил более широкий кругозор, большую степень цивилизованности, связь с социальными трансформациями, пространственными перемещениями, урбанизацией. Р. Парк полагал, что маргинал — доминирующий тип городского жителя. Главным аспектом изучения маргинальности для него стала культурная маргинальность, место маргинальных элементов в межкультурном взаимодействии.

Э. Стоунквист [8] основное внимание уделил характеристикам социокультурного конфликта, в условия которого попадает человек, становясь маргиналом. Он выделил фазы эволюции маргинализации человека, первая из которых — стадия «впитывания» новой культурной среды, вторая — стадия осознания и переживания культурного конфликта, третья и последняя — попытки преодоления маргинальной ситуации.

А. Шютц [10] рассмотрел основные причины и механизмы приобретения индивидом статуса «чужака» с точки зрения функционирова-

ния социокультурных паттернов, преодоления «привычного» типа мышления и традиционной социокультурной установки.

В отечественной социологии большое внимание было уделено выявлению причин маргинализации (Е.Н. Стариков [7]), рассмотрению маргинализационных процессов в условиях трансформирующейся социальной структуры, процессов идентификации (З.Т. Голенкова, Е.Д. Игихтанян [2]). Е.Н. Стариков и И.П. Попова [7] разработали основные подходы типологизации маргиналов.

Современные исследователи так же уделяют достаточно внимания изучению маргинализации. Большинство ученых, изучающих данный процесс, его место в современной действительности, солидарны в том, что его интенсивность и влияние на социальную структуру современности постоянно возрастают. Оценка же его последствий в качестве негативных, позитивных и амбивалентных в значительной степени варьируются. Так, З. Бауман в работе «Современность и амбивалентность» пишет о том, что в современном мире, который в значительной степени отличается от мира, в котором жил Г. Зиммель, самым важным следствием маргинализации является то, что «чужак» несет в себе угрозу эрозии социальной идентичности, какой-либо определенности, стабильности знакомого мира, процесс может привести к тому, что все попытки упорядочивания мира потерпят полное фиаско. Опасность «чужака» З. Бауман видит еще и в колоссальных объемах пространственных перемещений в современном мире — от миграции до туризма.

Э. Гидденс и У. Бек рассматривают проблему маргинализации в контексте глобализации. Они значительно более оптимистично оценивают место и роль маргиналов в обществе. Э. Гидденс рассматривает вопросы переосмысления границ (социальных, культурных) в контексте современной истории, роль маргиналов в этом, ищет новые критерии и рамки для формирования социальной идентичности, их совмещения с культурным и социальным плюрализмом: «С точки зрения Гидденса, национальная идентичность в традиционном понимании ныне не может быть конструктивной силой, поскольку национализм и националистические устремления, обычно воинственные, всегда были причиной вооруженных конфликтов. Сегодня национальная идентичность

должна строиться в условиях сотрудничества с другими (Чужаками) и иметь более открытую и рефлексивную конструкцию:

“Космополитическая нация нуждается в ценностях, которым могут быть привержены все, и такой идентичности, которой все ее граждане удовлетворены, но, кроме того, она должна смириться с неоднозначной идентичностью и культурным разнообразием”» [3, с. 76].

У. Бек говорит о необходимости изменения самого ракурса измерения социальных структур в связи с формированием глобального пространства. Он рассматривает космополитизм как новую форму идентичности, соответствующую новому — глобальному — обществу: «Бек даже уточняет, в чем может потенциально заключаться этот новый подход. Рассуждая про противоречия между различными типами исключения, он косвенно заявляет о возможностях новых противоречий между новыми идентичностями. Например, индивид может перестать считать значимыми старые принципы самоидентификации по географическим и политическим границам (вследствие их частого пересечения), однако будет продолжать считать значимыми границы национальных общностей в силу сохранения языкового барьера. Очевидно, что у такого индивида, являющегося по Беку космополитом, можно обнаружить отдельные свойства маргинальной личности в их классическом понимании. Подобные гибридизированные социальные типы, скорее всего, станут наиболее значимым предметом изучения в случае удачного встраивания идей этого немецкого социолога в корпус знаний о марги-нальности» [3, с. 76]. У. Бек приводит следующие черты космополитичности: «а) допущение инаковости природы; б) допущение инаковости других цивилизаций и типов современности; в) допущение инаковости будущего. На внутреннем уровне он означает: а) допущение ина-ковости объекта; б) преодоление (государственного) влияния (научной, линейной) рационализации» [1, с. 26].

Некоторые исследователи видят в марги-нальности потенциал для развития культуры и общества — многообразие и неоднородность способов человеческого существования.

То, что развитие культуры происходит в результате выхода за грань привычных норм и рамок, а новые социальные структуры возникают на месте маргинальных социальных обра-

зований, подтверждают такие мыслители, как Р. Барт М. Фуко Г. Башляр, Бахтин и др.

Отдельно хотелось бы сказать о таком аспекте проблемы, как «позитивный» потенциал маргинализации.

В отечественной социологии при изучении и рассмотрении процесса маргинализации в значительно большей степени уделяется внимание его негативным проявлениям. С одной стороны, это обусловлено опасностью социальной дисфункции, которую необходимо изучать в первую очередь. Однако изучение и «позитивного» потенциала маргинализации, с нашей точки зрения, является немаловажным. Маргинальный — означает «пограничный», вынесенный на грань знакомого мира, выходящий за рамки привычной социальной структуры. Такое предельное, экстремальное положение в социальной структуре не всегда является негативным, социально опасным, разрушительным, хотя в общественном сознании слово «маргинал» вызывает исключительно негативные ассоциации — с бездомными, алкоголиками, безработными и пр. Несмотря на то что за таким предвзятым отношением и стоит страх перед «чужаками», который является спутником человеческих обществ испокон веков, хотелось бы попытаться изменить этот стереотип.

Начнем с описания параметров маргиналь-ности, которые определили классики теории маргинализации. Р.Э. Парк, Э. Стоунквист и Г. Зиммель выделяли такие основные черты классического маргинального человека: более широкий кругозор, объективность оценки, расчетливость, рациональность, свобода мировоззрения, среди негативных и потенциально опасных черт, в которые могут перерасти вышеперечисленные свойства маргинала, можно назвать цинизм, нигилизм, одиночество, социальный аутизм, отсутствие всяческих нравственных ориентиров. То, насколько полезными для общественного развития в силу непредвзятой оценки, нестандартного типа мышления, свободы от стереотипов либо опасными из-за неконтролируемости, бесчувственности и безнравственности могут стать маргиналы, зависит от среды, уровня культуры и др. Потенциальная опасность маргинала для общества не является односторонней. «Чужак» всегда настораживает членов группы, может вызывать агрессию. Тип маргинального человека становится все более распространенным с развитием

и усложнением социальной структуры, так как возникает все большее и большее количество новых социальных групп, на границе которых может «зависнуть» индивид. В свою очередь в идеале маргинальные элементы общества все чаще становятся «строительным материалом» для новых социальных групп и общностей, соответствующим новым потребностям общества. Но не только представители Чикагской школы социологии анализировали маргинальное состояние, наделяя его как опасными, так и полезными чертами.

Можно сказать, что маргинал благодаря тому, что, увидев черты двух или даже более социальных миров, способен, проанализировав и сопоставив их, понять для себя сходные и отличные их черты, осознать несовершенство социокультурной среды, необходимость каких-либо трансформаций или механизмы функционирования и возможность влияния на них. То есть такой индивид оказывается не включенным в социальную систему. Познав несколько видов «часовых механизмов» социальной системы, он может превратиться в инструмент, способный так или иначе влиять на работу самого механизма.

Как же можно объяснить механизм позитивной маргинальности? С точки зрения теории стратификации общество представляет собой систему страт, имеющих различную степень доступа к социальным благам, обладающих различными уровнями богатства, власти и престижа, профессионализма, религиозной и этнической принадлежности и др., объединенных между собой горизонтальными и вертикальными связями; переход из одной страты в другую возможен благодаря наличию традиционных социальных «сит» и социальных «лифтов» [6]. В нормальном и немагринальном состоянии все перемещения из одной социальной группы в другую (социальная мобильность) контролируются существующей системой социальных институтов и системами фильтрации и отбора, традиционными для этого общества. Маргинальные же элементы, будучи выбитыми из социальной структуры, подобно заряженным частицам при электролизе, контролируются этими институтами в значительно меньшей степени, обладают значительно более высоким потенциалом для социальной мобильности. То есть в их случае система традиционных «лифтов» дополняется набором нетрадиционных, новатор-

ских, противоречащих традиционным общепринятым устоям, нелегитимных или даже нелегальных. Маргинальные массы при большом объеме становятся теми дрожжами, на которых поднимаются различные социальные движения, революции, вызревают различные социальные преобразования, формируются новые социальные механизмы.

Можно сказать, что «позитивный» потенциал маргинализации выражается: в способности к более объективной и независимой оценке, свободе от традиционных убеждений, более широком и объективном взгляде на окружающую действительность, а так же в способности к его свободному выражению, в меньшей степени подверженности страху быть покинутым, отвергнутым социальным окружением. Маргиналу свойственны большая степень индивидуализма, способность к самостоятельному независимому мышлению, принятию решений, выходу из различных ситуаций на индивидуальном уровне оригинальными способами, вместо традиционных, но менее действенных моделей поведения, более широкий кругозор, творческий потенциал; способность к фильтрации и рациональному отбору культурных ценностей; способность к преодолению традиционного типа мышления, инновационный потенциал, рационализации и секуляризации мира.

Можно выделить функции, которые может выполнять маргинал в обществе: культурного обмена, оценочная, лидерская, инновационная, стабилизации и трансформации социальной структуры.

В определенных условиях проявляются такие черты маргинальной личности, как отчужденность от всех устоявшихся социальных групп, изменение мировоззрения и мировосприятия вследствие пространственной миграции или же социального или личного потрясения, а также стремление к поиску выхода из сложившейся ситуации на индивидуальном уровне и нетрадиционными способами с компонентами харизмы, которые выделяет И.Ю. Черепанова в статье «Демистификация харизмы» [9]. Она отмечает: появление «со стороны», отличность от других, способность удивлять, привносить новизну, действовать нетрадиционными методами, нести не свойственную данному обществу идеологию, привносить новые ритуалы и цели. В статье говорится о том, что один из шагов к созданию харизмы —

выделение лидера из толпы, подчеркивание его исключительности и необыкновенности. Этой цели служат его особое происхождение («чуждость»), событие, изменившее всю его жизнь («озарение»), внешние качества и особенности поведения («стигматы») [9]. Таким образом, можно сказать, что маргинальные личности могут обладать некоторым лидерским потенциалом и харизматичностью. Но то, каким образом и в какой степени это произойдет и произойдет ли вообще, зависит от множества как социальных, так и личностных качеств маргинализированного индивида. Маргинализация лишь закладывает подобный потенциал.

Условия, которые могут способствовать наиболее полному раскрытию позитивного инновационного потенциала маргинализации, а также возможность управления ими, по нашему мнению, представляют большой интерес для исследования.

Рассмотрим проявление позитивного потенциала маргинализации на примере студентов факультета социологии и политологи и Южного федерального университета.

Выбор такого объекта исследования обусловлен тем, что студенчество является наиболее социально активной группой молодежи, которая становится основой для формирования среднего класса, опорой и гарантом стабильности любого общества. Формирование личности современного студенчества на этапе детства и юности происходило в постперестроечные годы на фоне массовой маргинализации, культурной и экономической трансформации общества. Следовательно, эта группа населения в высокой степени подвержена маргинализации.

Исследование особенностей маргинализации студенчества было проведено на базе факультета социологии и политологии Южного федерального университета зимой 2012 г.

В исследовании были выделены следующие параметры, определяющие структуру и особенности маргинализации студентов: субъективная маргинальность, политическая маргинальность, культурная маргинальность, маргинальность социальной роли, а также особенности социального происхождения студентов. Особо значимым показателем наличия маргинальности или ее отсутствия в данной социальной группе является субъективное восприятие себя студентом и соблюдение соответствующих правил игры — устава университета, требований к себе

как к студенту вообще и как к студенту своего вуза в частности, его корпоративной культуры.

Такая маргинальность может проявляться как в позитивной, так и в негативной форме.

Позитивная форма приводит к переходу студента на новую ступень социальной структуры, более высокую и устойчивую позицию в обществе. Она может быть выражена в формировании нового уровня идентичности — осознания себя в качестве именно специалиста, сотрудника какого-либо учреждения, а не как студента, которое может возникнуть в результате совмещения учебы и работы непосредственно по специальности в свободное от учебы время, успешного прохождения производственных практик и т.д. При этом студент формально будет являться маргиналом, так как он будет совмещать две социальные роли.

Другой, негативной, формой проявления маргинальности студентов является простое отрицание осознания себя студентом, а следовательно, отсутствие понимания целей обучения, способов их достижения, моделей поведения, приемлемых для студента. Результатами такой формы маргинализации становятся в лучшем случае формальное «отсиживание» занятий, отсутствие мотивации к обучению, низкая академическая активность, а в худшем — отчисление из вуза.

В целом, студенты показали достаточно высокую степень вовлеченности в студенческую жизнь, за исключением такого параметра, как «участие в научной жизни». На вопрос: «Я активно участвую в научной деятельности (например, участвую в конференциях, проектах, публикую статьи и др.)?» всего 23 % всех опрошенных дали положительный ответ. В ответах респондентов на вопросы анкеты были выявлены некоторые противоречия. Например,

69 % опрошенных утверждает, что будут хорошими специалистами, когда окончат свое обучение, однако более 50 % не выражают стремления связать свою жизнь с полученной специальностью: сомневаются — 27,4 %, не собираются вовсе — 23,3 %.

При опросе студенты продемонстрировали достаточно высокую степень аполитичности, практически никто из них не признал своего членства в какой-либо политической партии, не обозначил своей выраженной политической позиции.

Культурная маргинальность студентов из-

мерялась такими показателями, как вероисповедание, национальность, миграции из сельской местности и из других населенных пунктов как на время учебы, так и на постоянное место жительства.

Можно разделить студентов, участвовавших в исследовании, на следующие категории: жители Ростова-на-Дону и приехавшие из других населенных пунктов, юноши и девушки, а также студенты младших и старших курсов. Затем был проведен сравнительный анализ результатов опроса, полученных от представителей выделенных групп.

При сопоставлении ответов студентов — жителей Ростова и приезжих студентов наибольший разрыв 36 % был выявлен в ответах на вопрос: «Я учусь на “хорошо” и “отлично”?». Положительный ответ на этот вопрос дали 48 % коренных ростовчан, приезжие — в 84 %. Число иногородних студентов, давших положительный ответ на вопрос: «Я никогда не пропускаю занятий?», также больше на 31 %. Разница более чем в 30 % отмечается в ответах на вопрос «Я очень дисциплинирован(а)?»: ростовчане — 56 %, приезжие — 86,44 %. Кроме того, приезжие на 19,54 % больше, чем ростовчане, уверены в том, что, когда окончат свое обучение, будут хорошими специалистами.

Сравнивая ответы респондентов мужского и женского пола, можно выделить следующую специфику: девушки более высоко, чем юноши, оценивают аспекты, связанные со своей дисциплинированностью, посещаемостью и успеваемостью, в то время как юноши выше оценивают свою среду обитания — однокурсников, вуз, а также больше вовлечены в студенческую среду. Однако выявленное для всех опрошенных противоречие, заключающееся в высокой оценке себя в качестве специалистов при отсутствии желания связывать свою жизнь с полученной специальностью, среди представителей студентов мужского пола оказалось значительнее, чем у девушек: 73,3 % юношей видят себя хорошими специалистами по окончании обучения, однако только 46,7 % имеют намерение работать по специальности (у девушек соответственно 70,1 % и 50,8 %). Можно предположить, что это является следствием неуверенности в возможности найти высокооплачиваемую работу по своей специальности.

При сравнительном анализе ответов студентов по курсам было выявлено, что перво-

курсники смотрят на свое будущее как специалистов с большим оптимизмом, считают себя прекрасными студентами, стремятся к профессионализму и самореализации, однако еще не попробовали себя в научной деятельности и не до конца влились в студенческую среду.

Первое место среди второкурсников занимает утверждение: «Меня полностью устраивает вуз, в котором я учусь» — 93,75 %. Второе место разделили утверждения «Я доволен выбранной специальностью и собираюсь связать с ней свою жизнь» и «Я учусь на “хорошо” и “отлично”» — по 75 % согласных с каждым. Третье место, также с равным числом согласных, разделили следующие утверждения: «Я очень дисциплинирован(а)» и «Когда я окончу свое обучение, я буду хорошим специалистом» — по 68,75 %.

Можно сказать, что третьекурсники представляют собой наиболее парадоксальную категорию опрошенных студентов. Среди них преобладает ориентация на профессионализм при получении высшего образования, высока оценка себя как будущего специалиста, однако только 26 % собираются связать свою жизнь с получаемой специальностью. Можно сказать, что среди третьекурсников прослеживается достаточно формальный подход к обучению. Они отмечают свою дисциплинированность, отсутствие пропусков занятий, однако не слишком удовлетворены учебой и практически не принимают участия в научной деятельности.

О старшекурсниках можно сказать, что они достаточно высоко оценивают свое студенческое окружение, однако уже заводят социальные связи за пределами студенческой среды, они достаточно положительно относятся к вузу, в котором учатся, и высоко оценивают себя как студентов, однако не испытывают особого оптимизма по поводу выбранной специальности и не планируют связывать с ней дальнейшую судьбу. Наиболее важной причиной обучения в вузе старшекурсники видят реализацию своих способностей, хотя 75 % из них считают важным и просто получение диплома.

Проведенное исследование выявило ряд противоречий в причислении себя к референтной группе «студенчество», несмотря на достаточно высокую оценку различных аспектов студенческой жизни. Например, хотя 72 % опрошенных считают себя дисциплинированными, а

70 % считают, что по окончании вуза будут хо-

рошими специалистами, 50 % опрошенных либо не собираются вовсе работать по получаемой специальности, либо сомневаются в этом. Только 24 % опрошенных выбрали ответ «полностью согласен» и «согласен» на вопрос: «Я активно участвую в научной деятельности (например, участвую в конференциях, проектах, публикую статьи и др.)?», т.е. высокая оценка своей успеваемости и успешности в качестве студента сочетается с отсутствием участия в научной жизни и желания связывать свою жизнь с получаемой специальностью. Кроме того, исследование показало, что в такой группе, как студенчество, маргинализация проявляет свой позитивный потенциал, так как студенты, приехавшие из других населенных пунктов, т.е. пережившие опыт выхода за рамки собственного мира, оторвавшиеся от прежнего социального окружения, преодолевшие мышление по привычке, значительно успешнее в качестве студентов более мотивированы к обучению и в большей степени отдают себе отчет в том, как и зачем они будут строить свою дальнейшую профессиональную деятельность.

Основываясь на вышесказанном, можно сделать вывод, что студенты, хотя и удовлетворены в достаточной степени своей принадлежностью к социальной группе «студенчество», все же не до конца осознают и принимают цели своего членства в ней, а также не всегда видят способ применения полученных компетенций, знаний, умений, навыков на практике.

В общем, в отношении степени и характера маргинализации российского общества можно сказать, что, несмотря на достаточную социальную стабильность в последние годы, маргинализация населения России по-прежнему весьма интенсивна и продолжает носить преимущественно негативный характер, что указывает на необходимость грамотной социальной политики со стороны государства, направленной на повышение благосостояния и уровня культуры населения.

В отношении студенчества следует поддерживать реализацию положительного потенциала маргинализации, т.е. постепенный переход студентов к работе по специальности во время обучения. Для нейтрализации негативного проявления маргинализации студентов — чисто формального отношения к процессу обучения — мы полагаем необходимым развитие корпоративной культуры вузов, профориента-

цию студентов, их ориентацию на контакт с будущими работодателями, разъяснение роли их обучения в определении их позиции на рынке труда.

Подводя итог вышеизложенному, можно отметить, что маргинализацией называется процесс перемещения социальных элементов, — как на уровне личности, так и на уровне целой социальной группы, — с привычных мест в социальной структуре общества. Маргинализация является органичным для каждого общества явлением, обусловленным, возможно, и самим существованием нормы, имеющим как положительные, так и отрицательные черты. Процесс маргинализации связан с процессами социальной мобильности, — как горизонтальной, так и вертикальной. С развитием и усложнением общественной структуры этот процесс ускоряется и интенсифицируется, как и в связи с любыми социально-экономическими, политическими, либо культурными трансформациями общества. Важной стороной маргинализации является ее фактическая «принудительность».

Актуальность проблемы маргинализации связана с трансформациями, происходящими как на глобальном, так и на локальном уровне. На международном уровне она обусловлена многими современными трансформационными процессами, среди которых можно выделить глобализацию, которая влечет за собой увеличение числа мигрантов, априорно являющихся маргиналами как в культурном, так и в социальном планах; глобализация во многом приводит к разрушению определенного уровня социальной идентичности, связанной с осознанием себя в качестве гражданина определенного государства. Трансформация уровней идентичности, сопровождающая процессы глобализации и регионализации, также вносит свой вклад в усиление процессов маргинализации. Эти процессы приводят и к трансформации локальных этнических культур, во многом к вытеснению их за счет повышения степени влияния западной культуры, что так же приводит к культурной маргинализации, в то же время массовая культура является маргинализирующим фактором.

Главными чертами маргинализации являются: разрыв социальных связей, связь с изменениями в социальной структуре, погранич-ность состояния объекта в системе социальных элементов.

Среди конструктивных эффектов маргинализации можно отметить: творческий потенциал; способность к фильтрации и рациональному отбору культурных ценностей; преодоление традиционного типа мышления, инновационный потенциал, рационализация и секуляризации мира. Негативными эффектами маргинализации являются ее конфликтоген-ность, а также дестабилизация социальной структуры. Негативными последствиями маргинализации, которые имеют место в современном российском обществе, можно назвать и многочисленную нисходящую социальную мобильность, сопровождающуюся вытеснением населения на так называемое «социальное дно».

Маргиналы в большей степени способны к преодолению социальной дистанции, чем закрепленные в стандартной системе социальных координат индивиды и социальные группы, так как могут использовать дополнительные «социальные лифты», нетипичные для данного общества.

Список литературы

1. Бек У. Космополитическо общество и его враги // Журнал социологии и социальной антропологии. 2003. Т. VI, вып. 1. С. 24-53.

2. Голенкова З. Т., Игитхаян Е.Д. Голенкова З. Т. Социальная структура общества: в поиске адекватных ответов // Социологические исследования. 2008. № 7. С. 75-85.

3. Гусев А. Маргинализация и космополитизм: взгляды современных теоретиков на социальные последствия интенсификации пространственных перемещений // Социологическое обо-

зрение. 2009. Т. 8. № 2. С. 72-79.

4. Парк Р.Э. Культурный конфликт и маргинальный человек // Социальные и гуманитарные науки. Отечественная и зарубежная литература. Серия 11: Социология. Реферативный журнал.

1997. № 2 С. 172-175.

5. Парк Р.Э. Человеческая миграция и маргинальный человек// Социальные и гуманитарные науки. Отечественная и зарубежная литература. Серия 11: Социология. Реферативный журнал.

1998. № 3. С. 167-176.

6. Сорокин П.А. Человек. Цивилизация. Общество. М., 1992. 405 с.

7. Стариков Е.Н. Адаптанты // Восток. 2007, июнь. № 1(42).

8. Стоунквист Э.В. Маргинальный человек: исследование личности и культурного конфликта // Личность. Культура. Общество. 2006. Т. 8, вып. 1. С. 9-36.

9. Черепанова И.Ю. Демистификация харизмы // Элитариум. 2005. 14 апреля. ЦКЬ: http://www.elitarium.ru/2005/06/22/2005/04/14/de mistifikacija_kharizmy.html (дата обращения: 20.01.2013).

10. Шютц А. Чужак: социально-психологический очерк // Социальные и гуманитарные науки. Отечественная и зарубежная литература. Серия 11: Социология. Реферативный журнал. 1998. № 3. С. 177-193.

MARGINALIZATION AND IT’S DYNAMICS IN THE MODERN RUSSIAN SOCIETY

Maria S. Ivanova

Southern Federal University; 13, M. Nagibin av., Rostov-on-Don, 344038, Russia

This article is dedicated to the problem of marginalization. It discloses the meaning of such terms as «marginalization», «marginality», «marginal». The article considers basic marginal groups existing in contemporary Russian society, describes theirs main features. Also there is represented the analysis of students marginalization, based on author’s investigation.

Key words: marginalization; marginality; social exclusion; «social underworld»; «normal marginal groups»; «new marginal groups».

Большая Энциклопедия Нефти и Газа, статья, страница 1

Маргинализация

Cтраница 1

Маргинализация подразумевает разрыв ( главный признак потерю объективной принадлежности к некоей социальной общности без последующего вхождения в иную или без полной адаптации в новой общности, в классическом случае последовательно рвутся экономические, и духовные связи. При включении маргинала в новую социальную общность эти связи в той же последовательности восстанавливаются, причем установление социальных и духовных связей, как правило, сильно отстает от установления связей экономических. Примеры маргинальности: горожане сельского происхождения, дети из межнациональных семей, представители третьих стран, получившие европейское образование, эмигранты, а также такая категория социально обездоленных, как нищие, бродяги.
 [1]

Предписанная маргинализация, как правило, принуждает к понижению положения и статуса, а экстремальная ( опосредованно предписанная) выбивает из социальных ниш по неопределенной социальной траектории. Однако предписанная маргинализация и первого, и второго рода разрушает ориентационный потенциал подверженных ей социальных субъектов, формально пресекает коммуникативные каналы связи с прежней генеральной общностью, но не может лишить субъекта всех социальных характеристик, которые предопределяли его вписанность в устойчивые общественные структуры. Таким образом, остается возможной частичная или полная социальная регенерация, питаемая внутренним стремлением и макрокультур-ными стимулами.
 [2]

Маргинализация личности в условиях нарушения сложившихся социальных связей может вести к диссоциации человека, тем самым вызывая психологическое напряжение, страх, стесненность, зависть, поведение, не совпадающее с общепринятыми нормами. Маргинальная личность обладает рядом характерных черт: беспокойством, агрессивностью, честолюбием, эгоцентричностью. Именно поэтому первоначально мар-гинальность оценивалась негативно и связывалась с проявлениями социального дискомфорта и девиации. Однако ее социальное значение может быть положительным: отсутствие жестко очерченных норм и связей способствует повышению активности, проявлению инициативы, выработке культурных и социальных нововведений.
 [3]

Нормальная, естественная маргинализация, которая является частью гомеостатической системы общества и основой спонтанной социальной мобильности, позволяющей людям вписываться в структуры, где удовлетворяются их потребности в принятии, признании, самосовершенствовании, реализации, творчестве и т.п., принимает в наших условиях насильственный, внешний, предписанный характер властного побуждения чужих планов и объективных обстоятельств.
 [4]

Проблема маргинализации российского общества требует более тщательного, детального изучения, на основе которого будут предложены пути решения данной проблемы, что будет еще одним шагом на пути к стабилизации российского общества.
 [5]

Чем различаются естественная, вынужденная и насильственная маргинализация.
 [6]

Специфической формой маргинализации в информационную эру стала региональная, затрагивающая интересы и материальное благосостояние жителей отдельных районов.
 [7]

Основные причины массовой маргинализации связаны: с крупномасштабными процессами перестройки общественных отноше-г ний, сопровождающихся — ломкой старых структур и формированием новых; с экономической системой, которая не может в силу разных причин дать работу трудоспособным; с социально-психологическими и физиологическими особенностями значительного числа людей, не способных адаптироваться к условиям производства.
 [8]

Нередко фактором маргинализации людей в трудоспособном возрасте оказываются физические и умственные недостатки, как правило, связанные с ухудшением состояния окружающей среды, информационными нагрузками.
 [9]

Одним из каналов маргинализации является безработица. В основе постоянного воспроизводства безработицы ( преобладания рабочей сила над спросом на нее) лежат разные механизмы.
 [10]

Третий процесс заключается в растущей маргинализации многих социальных групп.
 [11]

Опасность дискриминации, отчуждения и маргинализации, распространяется в условиях стихийного процесса интеграции в трудовые отношения и на высокообразованных молодых специалистов. Подавляющее большинство молодежи живет, таким образом, в условиях непредсказуемости и постоянного риска, обусловленного экономическими, политическими и правовыми факторами. Риск нисходящей социально-профессиональной мобильности и риск нереализованных возможностей являются доминирующими и вызывают у молодых людей чувства отчаяния или, наоборот, безразличия.
 [12]

Стариков, и обратная модель маргинализации, когда вначале происходит духовный, психологический разрыв индивида с субкультурой своего слоя, группы. Он разочаровывается в ценностях своей группы, начинает ощущать бессмысленность групповых норм и дистанцируется от других членов группы. Но в силу ряда причин его выход из группы может не состояться, и индивид оказывается маргиналом, изгоем в собственной группе или страте. Такой вид маргинализации, связанный с утратой индивидом социальной идентичности, т.е. социальных и психологических связей с группой, грозит последней распадом, если этот процесс примет массовый характер.
 [13]

Прежде всего, с проблемой маргинализации сталкиваются многие лица пенсионного возраста. Будучи, как правило, достаточно обеспеченными людьми, с увеличением средней продолжительности жизни, благодаря улучшению медицинского обслуживания они сохраняют способность трудиться. Однако общество ограничивает или исключает для них возможности трудовой деятельности. А с ее прекращением рвется значительная часть социальных связей, люди выпадают из привычной для них среды й ритма работы. Для них возникает проблема новой социализации в изменившихся условиях жизни.
 [14]

В таких условиях, когда усиливается маргинализация целых стран и народов, растет разрыв между богатыми и бедными, на первый план выдвинулись вопросы бедности, социальной разобщенности и продуктивной занятости.
 [15]

Страницы:  

   1

   2

   3

   4




Маргинал: что это, значение слова, примеры, синонимы

Социализация – психологическая потребность человека. Ребенок идет в детский сад (первый коллектив), потом в школу, институт, устраивается на работу, чтобы жить в социальной среде. У каждого человека должны быть семья, друзья, разделяющие его интересы.

Маргинал и социум

Если личность вдруг «выпадет» из привычного социума, она станет маргинальной. Это не значит, что человек потерян для общества, опустился на дно или ведет саморазрушительный образ жизни. Поняв, кто такие маргиналы, вы, возможно, узнаете в них себя или обнаружите таковых среди знакомых.

Кто такие маргиналы

Маргиналами называют людей вне социальной группы, изгоев, отличающихся от большинства поведением, взглядами на действительность, внешностью. Латинское слово «marginalis» означает «находящийся на краю».

Маргинал – асоциальный субъект, но не всегда неблагополучный, аморальный или опустившийся. Первыми маргиналами были освобожденные от рабства люди, которые вышли из привычной среды, но стать полноценными членами общества смогли не сразу. В первой трети ХХ века в Америке маргиналами становились сельские жители, которые оказались в городах и не смогли найти себе применение; люди, длительное время не работавшие; эмигранты, отправившиеся в США за счастьем.

Человек по разным причинам выпадает из привычной среды и не может примкнуть к новой группе. Маргиналы испытывают стресс, психологическое напряжение, переживают кризис самосознания. Также для них характерны враждебное отношение к окружающим, повышенная чувствительность, неудовлетворенные амбиции.

Примеры такого состояния часто встречаются в России. Непростая ситуация в стране привела к падению доходов, росту безработицы. Человек вынужден менять место работы, при этом изменяется и его социальный статус. Предположим, он работал в науке, а теперь вынужден резко сменить сферу деятельности, в которой чувствует дискомфорт.

В 90е годы интеллигенты были вынуждены торговать

В Европе количество маргиналов увеличивается из-за беженцев. Общество не принимает этих людей, в результате чего они не могут социализироваться и даже устраивают бунты.

Признаки маргинальности:

  • разрыв экономических, социальных и духовных связей «домаргинальной» жизни;
  • мобильность, возникающая при отсутствии жилья, привязанностей;
  • психические проблемы, которые появляются из-за невозможности найти «место под солнцем»;
  • выработка собственных ценностей, иногда враждебность к существующему обществу;
  • вовлечение в противоправную деятельность.

Типы маргиналов

Выделяют политических, этнических, религиозных, социальных, экономических и биологических маргиналов.

Политические маргиналы – это люди, которых не устраивает политический режим в стране, законы. Часто они становятся беженцами или эмигрантами. Много политических маргиналов на Кубе, в Сирии, Турции и других странах.

Политический маргинал

Этнические маргиналы происходят из межнациональных браков. В результате человек не соотносит себя ни с одной национальностью родителей – его в таком случае нигде и не принимают. Также этнические маргиналы – это национальные меньшинства, представители крайне малочисленных народностей, живущие среди других национальностей.

Религиозные маргиналы не являются представителями ни одной существующей религии либо причисляют себя к вымышленным конфессиям: например, к «Церкви бекона». Среди таких маргиналов встречаются лжепророки, которые создают собственные религиозные течения.

Религиозные маргиналы

Социальные маргиналы теряют привычное место и не могут найти его в другом социуме. Появляются при неустойчивом состоянии общества, революциях, катаклизмах. Например, в России после революции 1917 года социальными маргиналами стали представители дворянского сословия.

Экономические маргиналы – это либо очень бедные, либо очень богатые люди. И те, и другие оторваны от общества. Первые не могут позволить себе элементарных вещей, экономя на самом необходимом, вторые купаются в роскоши, не замечая проблем.

Экономический маргинал

Биологические маргиналы попадают в эту категорию в результате болезни, возраста, врожденных пороков. Общество не готово принять ВИЧ-инфицированных, инвалидов, неизлечимо больных, которые становятся изгоями.

Маргинальность бывает естественной и искусственной. В обществе есть «дно» в виде разорившихся и опустившихся людей, а также антисоциальных элементов – тех, кого отвергает само общество.

Холокост — искусственная маргинализация

Пример массовой искусственной маргинализации – холокост еврейской нации в середине прошлого века, проводимый фашистской Германией. Катастрофические размеры искусственная маргинализация приобрела в эпоху сталинизма. Члены семей «врагов народа», спецпереселенцы и т.д. превратились в маргиналов.

Синонимы 

Близкие по смыслу слова и выражения – «фрик», «деклассированный элемент», «нигилист», «изгой», «неформал».

Понятия «люмпен» и «маргинал» – не полные синонимы, хотя и похожи. Отличие в оттенках значений. Люмпен – это человек, который «отбился от своих» и перестал работать. Это бродяги, нищие, попрошайки. Маргиналы, которые бросили или потеряли работу, стали люмпенами.

Люмпены

При благоприятном развитии событий период маргинальности у человека длится недолго: он адаптируется, вливается в общество, находит работу, друзей и перестает быть маргиналом. Однако этот «статус» может быть навязан человеку обществом из-за его необычности, оригинальности, непохожести на других или болезни. Такое «клеймо» ставят в школах, рабочих коллективах, даже в семье. Кто-то опускается на социальное дно и уже не может выбраться, а кто-то принимает решение не возвращаться к «нормальной», обычной жизни, и гордо носит звание «маргинал».

На Украине раскритиковали призыв Зеленского к жителям Донбасса уехать в Россию

Сопредседатель парламентской фракции «Оппозиционная платформа — За жизнь» (ОПЗЖ) и бывший кандидат в президенты Украины Юрий Бойко в разговоре с «Газетой.Ru» раскритиковал призыв украинского лидера Владимира Зеленского к жителям неподконтрольных Киеву территорий Донбасса готовиться к переезду, если они «любят Россию».

«Это абсолютно неприемлемое для политика заявление. Он не выполнил свое обязательство по установлению мира в Донбассе и теперь предлагает людям оттуда уезжать. Это нарушение всех его предвыборных обещаний и полная ерунда», — заявил сопредседатель ОПЗЖ.

Зеленский сделал такое высказывание в интервью украинскому телеканалу «Дом», говоря при этом на русском языке. По мнению Бойко, используя русский, президент Украины попытался показать, что он толерантен к использованию этого языка.

«Однако он оставил все законодательство, которое было при [экс-президенте Украины Петре] Порошенко. То есть уничтожение всех русскоязычных школ и все прочее осталось», — отметил сопредседатель ОПЗЖ.

«Ищите место в России»

Как отметил сам Зеленский, его призыв касается жителей неподконтрольных территорий Донбасса, которые считают этот регион «русской территорией». По его словам, выгонять никого не собираются, но люди должны определиться.

«Я считаю, что, если ты живешь на территории временно оккупированного Донбасса и считаешь, что «наше дело правое, мы русские!», — это большая ошибка — оставаться жить на Донбассе. Это никогда не будет русской территорией», — сказал Зеленский.

С точки зрения президента Украины, сколько по времени эти территории будет оставаться неподконтрольными Киеву — неважно. По его мнению, эта ситуация схожа с Берлинской стеной, и в определенный момент «оккупация» также рухнет.

«В любом случае люди, история, воспользуются моментом, и стена рухнет. Если не договорятся, все равно воспользуются моментом люди… Любишь Россию и считаешь, что всю жизнь чувствовал, что территория Украины — это Россия, — нужно во имя своих детей и внуков ехать и искать себе место в России — это правильно», — добавил Зеленский.

У Донбасса нет будущего без Украины, без нее цивилизации на этой территории не будет, уверен украинский лидер, пока Украина будет расти вверх, Донбасс в нынешнем виде никуда расти не будет.

«Счастья для этих людей не будет. Если ты чувствуешь, что ты — украинец, что Донбасс — украинский, если ты уважаешь этот флаг, украинскую мову, будь там, держись, все равно эта земля будет деоккупированна. Это — история. Тут нет «нормально-ненормально». Ты — кто? Сам для себя ответь», — заключил Зеленский.

«Камень раздора»

В России заявление со стороны президента Украины восприняли достаточно негативно. К примеру, официальный представитель МИД РФ Мария Захарова отметила, что вместо того, чтобы объединять Украину, Зеленский кидает в людей камень раздора.

«Зеленский кидает в людей камень раздора, добивая страну. Победу на выборах обеспечили те, кого он теперь выпроваживает из своей страны — русскоязычные граждане Юго-Восточной, Южной и Центральной Украины. Вместо того, чтобы выполнить главное свое обещание о мире, ЗеПрезидент пытается избавиться от своих избирателей как ненужных свидетелей невыполненного им обещания», — написала Захарова в Telegram-канале.

В то же время дипломат отметила, что в своей речи президент Украины признал, что чувства жителей Донецка и Луганска — это не «пропаганда агрессора», а непосредственно личные ощущения людей.

Опрошенные «Газетой.Ru» эксперты по-разному оценивают заявления Зеленского, в особенности его призыв к переезду для тех жителей Донбасса, которые «любят Россию». Глава правления украинского Центра прикладных политических исследований «Пента» Владимир Фесенко уверен, что президент обращался только к тем, кто получил российские паспорта на территории Донбасса.

«Речь идет о тех, кто получил российские паспорта, это сигнал для них, поскольку им надо определиться, кто они — граждане Украины или граждане России. Потому что соединить и то, и другое после реинтеграции Донбасса, как это предусматривают минские соглашения, не получится. То есть Зеленский говорил не об этническом самоопределении, а о гражданском. Да, ряд граждан Украины являются русскими или так себя идентифицируют. Многие из них воевали в Донбассе и защищали Украину на фронте, поэтому их самоопределение уже произошло в достаточно драматической, экзистенциальной ситуации. То есть им определяться не нужно», — пояснил эксперт.

В свою очередь, директор киевского Центра политических исследований и конфликтологии Михаил Погребинский считает, что «заявление Зеленского — бред».

«Почти половина граждан Украины хорошо относится к России, получается, им теперь надо уехать? Я ссылаюсь на недавний опрос по поводу того, считают ли люди украинцев и русских одним народом — 40% сказали, что да.

Кроме того, в весеннем опросе Киевского международного института социологии более 40% респондентов сказали, что хорошо относятся к России. Поэтому заявление Зеленского — какой-то бред, мне кажется, это еще одно свидетельство его полной неадекватности. Он не в состоянии отдать себе отчет в том, что он говорит и как это выглядит», — отметил эксперт.

Есть ли дискриминация

Заявление Зеленского в отношении жителей Донбасса не является чем-то неожиданном, сказал Погребинский, с учетом общей политики Киева на разворот от Москвы, которая официально считается «страной-агрессором». Вместе с обвинениями в оккупации Донбасса и Крыма в адрес России Украина длительное время проводит политику против русского языка, культуры и отчасти даже общей религии.

Во время предвыборной кампании Зеленский не раз говорил, что пересмотрит закон о госязыке, принятый его предшественником Петром Порошенко. Однако с приходим политика к власти ситуация никак не поменялась, и курс на тотальную украинизацию и декоммунизацию был продолжен.

Более того, именно при Зеленском началось закрытие русскоязычных школ, закрепился запрет на использование русского языка на государственном уровне, в сфере услуг и на телевидении вместе с кино. При этом президент Украины продолжает уверять, что никакой дискриминации русского языка в стране нет.

Как отметил Михаил Погребинский из киевского Центра политических исследований и конфликтологии, по сути, на протяжении 30 лет независимости Украины происходит попытка маргинализации русскости как таковой.

«Эта ситуация не нова, это медленно двигалось, чтобы прийти к сегодняшней точке. Маргинализация — дело рук украинских элит, которые самоутверждались по принципу «прочь от Москвы» и для этого им надо было маргинализировать все русское. В итоге дошли до прямых репрессий к русскому языку, культуре и так далее», — указал эксперт.

Что касается риска социального раскола по национальному признаку в такой ситуации, то пока его нет, уверен Погребинский, поскольку так называемая «русская Украина» существует имманентно внутри страны, но она подавлена и не является политическим фактором давления на власть.

«Есть партия «Оппозиционная платформа — За жизнь» (ОПЗЖ), которая пытается выступать в качестве ее защитника, но она под репрессиями, и укреплять свои позиции ей очень сложно. Вероятно, серьезного политического сопротивления они (власти Украины) и не допустят, поскольку они полностью контролируют силовые структуры и информационное пространство, за исключением интернета. Тут возможен только какой-то прецедент, который вынудит Россию оказать давление на украинскую власть. Однако пока его не будет, ничего не произойдет», — резюмировал эксперт.

Маргинализация

16.12.2020

Маргинализация (от позднелат. marginalis — находящийся на краю) — социологическое явление, понятие, обозначающее промежуточность, «пограничность» положения человека между какими-либо социальными группами, что накладывает определённый отпечаток на его психику. Это понятие появилось в американской социологии в 1920-е для обозначения ситуации неадаптации иммигрантов к новым социальным условиям.

Более точно маргинализацию можно описать как процесс разрушения гражданского общества, проявляющийся в распаде социальных групп, разрыве традиционных связей между людьми, потере индивидами объективной принадлежности к той или иной социальной общности, извращении эстетических, этических, правовых, физиологических и иных общечеловеческих норм и ценностей, превращении людей в духовных и социальных люмпенов, полностью зависимых от непредсказуемых и бесконтрольных действий властей, демагогов и авантюристов.

Следствием маргинализации является маргинальность индивидуального человека или группы людей. Маргинальная группа людей — группа, отвергающая определённые ценности и традиции той культуры, в которой эта группа находится, и утверждающая свою собственную систему норм и ценностей.

Последствия

Маргинализация далеко не всегда приводит к «оседанию на дно». Естественная маргинализация связана преимущественно с горизонтальной, либо восходящей вертикальной мобильностью. Если маргинализация связана с радикальным изменением социальной структуры (революции, реформы), частичным или полным разрушением устойчивых общностей, то она часто приводит к массовому понижению социального статуса.

Однако маргинальные элементы (точнее, наиболее амбициозные из них) предпринимают попытки повторного встраивания в социальную систему. Это может привести к очень интенсивной массовой мобильности (перевороты и революции, восстания и войны) или к формированию новых общественных групп, борющихся с другими группами за место в социальном пространстве. Так, имеются попытки объяснить расцвет этнического предпринимательства именно маргинальным положением этнических меньшинств, для которых обычные пути достижения высоких статусов (через наследование, государственную и военную службу и т. п.) затруднены и которые в развитии предпринимательства (в том числе криминального характера) находят для себя эффективные каналы вертикальной мобильности.

Индивидуальная и групповая маргинальность

Индивидуальная маргинальность характеризуется неполным вхождением индивида в группу, которая его полностью не принимает, и его отчуждением от группы происхождения, которая его отторгает как отступника. Индивид оказывается «культурным гибридом», разделяющим жизнь и традиции двух и более различных групп. Групповая маргинальность возникает в результате изменений социальной структуры общества, формирования новых функциональных групп в экономике и политике, вытесняющих старые группы, дестабилизирующих их социальное положение.


обобщение практического опыта на основе исследова

Социальная маргинализация и информационно-коммуникационные технологии: обобщение практического опыта на основе исследований проблемы родителей-одиночек и лиц раннего пожилого возраста

_______________________

Лесли Хэддон


Часть 1

Аннотация. Современные понятия социальной маргинализации в определенной степени связаны с традиционными взглядами на относительную бедность. При исследованиях жизни людей, входящих в эту категорию, учитывались не только материальные лишения, но и социально-культурные аспекты включенности в социум или маргинализации. Основное внимание в данной статье уделено той роли информационно-коммуникационных технологий, которую они играют в отношении возможности людей участвовать в жизни общества. Это влечет за собой проведение тщательного качественного анализа функционирования домохозяйств родителей-одиночек и лиц раннего пожилого возраста с целью изучения явлений, которые можно рассматривать как социальную интеграцию или маргинализацию, а также лежащих в их основе процессов.

В статье, где в основном, хоть и не всегда, рассматриваются более традиционные ИКТ в виде телефонии и телерадиовещания, изучаются процессы самоизоляции, поскольку среди людей бытуют неоднозначные оценки этих технических средств, выработанные на основе как своих представлений, так и прошлого опыта. Далее в ней рассматриваются последствия приобретения устройств ИКТ с целью продемонстрировать, насколько важны другие способы доступа к этим ресурсам, а затем представлены размышления по поводу характера опыта использования устройств ИКТ, причем не только с точки зрения обеспечиваемых ими функциональных возможностей, но и с учетом того, что сами эти технические средства являются символическими товарами. Наконец, основываясь на результатах последних исследований, автор задается вопросом, какой практический опыт можно обобщить на основе использования традиционных ИКТ при рассмотрении возможностей применения появляющихся новых ИКТ, например, интернета.

Ключевые слова: социальная маргинализация, социальная интеграция, социальные права, ИКТ, интернет, домохозяйства, родители-одиночки, лица раннего пожилого возраста, символические товары, самоизоляция.

Аспекты социальной маргинализации

В недавно предпринятой попытке изучить применимость термина «социальная маргинализация» в контексте жилья ученые Марш (Marsh) и Муллинз (Mullins) [1] исследуют процесс взлета популярности этой концепции за сравнительно короткий промежуток времени, главным образом, в сфере разработки европейской политики, а затем в сфере государственной политики отдельных национальных государств. Впоследствии ученые взяли за ориентир новый дискурс, соответствующий интересам стороны, обеспечившей дальнейшее финансирование исследований. Но в то же время возник ряд дебатов по поводу того, что можно объяснить с помощью этой концепции. Вследствие этого, понятие «социальная маргинализация» пока является спорным.

Частично упомянутые дебаты касаются того, насколько значительно содержание дискуссий о социальной маргинализации отличаются от сути рассматриваемых проблем и системы взглядов, изложенных в литературе по вопросам бедности. Множество мнений, изложенных в документах Европейского Сообщества (ЕС), касающихся вопросов социальной маргинализации, во многих отношениях являются отражением давних дискуссий по вопросу «относительной бедности» и в особенности «относительных лишений», которые впервые были подняты Таунсендом (Townsend) еще в 1960-х годах. Таунсенд [2] доказывал, что людей не следует изолировать от приемлемого для них образа жизни и общественной деятельности, практикуемых или одобряемых большинством населения страны: теперь этот принцип закреплен в некоторых положениях, утвержденных Европейским советом министров. Стремясь задействовать концепцию относительных лишений, Таунсенд привел целый перечень различных форм «материальных» лишений (с точки зрения рациона питания, наличия одежды, жилья, бытовых удобств, условий окружающей среды и т.д.). Но помимо этого, он также включил сюда различные формы «социальных» лишений (например, в сфере образования, в виде недостаточной интеграции в местное сообщество, в вопросах включенности в жизнь социальных институтов, прав на получение работы и т.д.). Такой подход к бедности явным образом учитывает определенный социально-культурный аспект:

«….критически важное обстоятельство, касающееся людей, заключается в том, что они – существа скорее социальные, чем физические. Именно благодаря социальным взаимоотношениям и социальным ролям возникают потребности. Они возникают на основе того, что человек является, например, родителем, супругом, соседом, другом и гражданином. Следовательно, люди являются не только потребителями, но и лидерами, активными участниками и производителями чего-либо» [2, р. 35].

Из вышеизложенного можно сделать три вывода. Первый вывод заключается в том, что, несмотря на неизменную важность доступа к ресурсам, в особенности к экономическим, хотя и не только к ним, последние являются не единственным учитываемым фактором. Эта аргументация открыла путь к рассмотрению других социальных процессов в качестве основной причины лишений. В то же время сам термин «относительные лишения» содержал объяснение того факта, что ущемленность сама по себе может быть частичной: в одних отношениях мы можем быть ущемленными, а в других – нет. При этом в некоторых отношениях происходит отход от концептуализации бедности как одной лишь принадлежности к низшему слою общества и лучше согласуется, например, с вопросами, рассматриваемыми в литературе по теме гендерных проблем, этнической принадлежности, старения и нетрудоспособности. Возможно, суть такой «многоаспектной природы ущемленности» [1] лучше отражает более общий термин «социальная маргинализация», чем понятие «бедность».

Вывод второй: основной термин в исходном анализе Таунсенда отличается возможностью «участвовать» в жизни общества. На одном уровне это означает учет не только того, что нам принадлежит, но и того, что мы способны делать, ту степень, в которой мы можем выполнять различные социальные роли – что само по себе возвращает нас к давним дискуссиям о социальных правах и гражданстве [3]. Однако в этих дискуссиях об относительных лишениях на передний план более явно выступают затрагиваемые ими социально-культурные аспекты, а также динамика их изменения во времени. Если мы стремимся придать больше смысла концепции социальной маргинализации, потребуется принять во внимание именно эти аспекты. И, безусловно, в целях данной статьи будет, в принципе, уместным задаться вопросом, какую же роль устройства ИКТ – как уже существующие, так и будущие – могут сыграть в отношении социальной маргинализации. В какой степени устройства ИКТ могут улучшить нашу способность играть активные роли в обществе, и может ли их отсутствие оказаться препятствием для этого?

Третий вывод состоит в том, что дискуссии на тему «включенности в жизнь» также пробуждают чувство причастности к обществу: и это в определенном смысле и на определенном уровне означает «присоединение» или отождествление с миром социальных связей. Сами слова «социальная интеграция» обладают тем достоинством, что в них отражена суть ощущения избегания социальной изоляции. Вопрос о том, что же, собственно говоря, означает включенность в жизнь, и следует ли нам – и в какой степени – принимать в ней участие, до сих пор открыт для обсуждения. Однако данная цепочка рассуждений (и, безусловно, поиск альтернативной терминологии и концепций отражения сути этого элемента) была признана в качестве одного возможного свойства, отличающего саму идею социальной интеграции [4].

В некотором смысле, именно этот последний элемент полемики обеспечивает наибольший охват в изучении роли ИКТ. Поэтому в данной статье на основе размышлений над результатами эмпирического исследования сначала подробно изучается вопрос влияния уникальности различных устройств ИКТ, а в расширительном смысле – новых или будущих устройств ИКТ, на их индивидуальную роль в обеспечении связи с более широкими слоями общества. Это особенно верно в случаях межличностной коммуникации и коммуникации посредством СМИ, которые и с практической, и с символической точек зрения обеспечивают участие в социально-культурной жизни [5].

Помимо этого, в статье рассматриваются некоторые дополнительные проблемы, касающиеся механизмов социальной маргинализации в контексте устройств ИКТ:

    • Отказ от использования устройств ИКТ. В современной литературе по вопросам социальной маргинализации тема самоизоляции уже изучена [6], а в случае с устройствами ИКТ она трансформируется в отказ от использования или в недостаточность интереса к таким имеющимся в продаже услугам и техническим средствам.
    • Формы доступа к устройствам ИКТ. Действующие в Европе программы организации телематической работы и другие подобные инициативы уже обеспечивают возможность использования нового оборудования не только посредством доступа в рамках домохозяйства, но и посредством альтернативных форм доступа в рамках локального сообщества. Однако, изучая результаты эмпирического исследования современной практики использования общепризнанных устройств ИКТ, мы можем осознать существование вариантов доступа к устройствам ИКТ, отличным от тех, которые люди используют в домашних условиях.
    • Характер опыта использования устройств ИКТ. Например, если посмотреть на возникающие в домохозяйстве споры, то одна проблема – это отсутствие постоянного жилья, а вторая – качество жилья, в котором люди живут (например, с точки зрения площади и бытовых удобств), а также характер влияния этих факторов на их жизнь. Так каковы же эквивалентные этим проблемы в случае использования устройств ИКТ?

Эмпирические исследования

Изучение вышеуказанных проблем ведется не с прицелом на каких-то гипотетических «среднестатистических» или абстрактных граждан или потребителей, а посредством сосредоточения внимания на повседневной жизни определенных социальных групп, живущих в определенных условиях. Несмотря на невозможность ответить на все вопросы лишь путем изучения отношения этих социальных групп к современным техническим средствам, мы можем сделать ряд общих наблюдений. И, по крайней мере, мы можем задаться вопросом о том, насколько эти наблюдения применимы к новейшим и будущим техническим средствам.

Материалы статьи основаны на двух исследованиях, проведенных в Великобритании в середине 1990-х годов, в которых ее автор принимал участие. Эти всесторонние качественные исследования по проблеме родителей-одиночек1 [7] и лиц раннего пожилого возраста2 [8] проводились в течение года. В каждом исследовании взрослые люди в двадцати домохозяйствах вели ежедневники по бюджету своего времени и подвергались интервьюированию по двум тематикам. Первое интервью касалось их жизни в целом, включая биографию, заведенные порядки и образ жизни, материальное положение, распоряжение временем, ценности и устремления, а также испытываемую ими озабоченность или проблемы. В ходе второго интервьюирования изучалось их отношение к устройствам ИКТ, включая историю первого контакта с техническими средствами, текущий характер пользования ими, роль устройств ИКТ в их жизни, озабоченность в отношении устройств ИКТ и их оценку. Хотя это исследование и не являлось долгосрочным, в обоих интервью значительное внимание было уделено тому, насколько опрашиваемые ощущали изменения во времени – с целью определить наличие динамики (а также ограничений) как в своей жизни, так и в своем отношении к устройствам ИКТ3.

Несмотря на то, что интервьюируемым задавались вопросы о целом спектре технических средств (например, ПК, мобильных телефонах), на тот момент времени основными устройствами ИКТ, которыми обладало большинство опрашиваемых, были аудиовизуальные устройства – стереомагнитофоны, основные средства телерадиовещания (например, радиоприемники и телевизоры, иногда видеомагнитофоны, но не системы спутникового или кабельного телевидения) и телефонии (иногда включая автоответчики). Лишь некоторые из опрашиваемых имели ПК. Поэтому в данной статье основное внимание уделено тому, что мы можем узнать из опыта использования этих технических средств опрашиваемыми, особенно из их опыта использования средств телефонии и телевидения, являющихся двумя главными примерами межличностной коммуникации и коммуникации посредством СМИ.

Но что изменится, если мы посмотрим на эти данные несколько лет спустя? С технологической точки зрения, не считая изменений в сторону оцифровки телевещания, пожалуй, двумя наиболее заметными событиями оказались рост массовых потребительских рынков мобильной телефонии и интернета4 Изменения в правилах налогообложения в Великобритании немного облегчили родителям-одиночкам возможность удержаться на работе без потери льгот и компенсаций, повысив их шансы на пребывание в рядах трудовых ресурсов. В то время как конкретная группа изучавшихся лиц раннего пожилого возраста состарилась, некоторые люди, недавно перешедшие в группу раннего пожилого возраста (ушедшие на пенсию за последние пять лет), приобрели лучший реальный опыт работы с ПК (и интернетом). Некоторые из этих, недавно ушедших на пенсию лиц, также стали свидетелями начала потребительского бума к концу своей молодости (в противоположность более строгой экономии в годы своего становления).

Читая приведенные здесь отчетные материалы, необходимо помнить об этих событиях5. Однако главным достоинством данных конкретных исследований является их глубина и значительный объем предоставляемой ими информации о жизни людей, включая мельчайшие подробности, в качестве контекста, в котором следует понимать их общее отношение к устройствам ИКТ. Эти исследования показывают, по каким принципам протекают социальные процессы, и с точки зрения повседневного анализа способны пролить свет на характер восприятия опыта социальной маргинализации во всей ее сложности. Будут представлены аргументы в пользу того, что многие из показанных здесь общих процессов по-прежнему действуют, хотя отдельные их элементы могут меняться, и нам придется спрашивать самих себя о том, каким образом их можно было бы выявить по отношению к новейшим устройствам ИКТ.

Родители-одиночки: многообразие личного опыта и обстоятельств

Прежде всего, необходимо сказать, что исследователи, изучающие жизнь родителей-одиночек, не перестают отмечать широкий спектр вариантов их материального положения и многообразие их личного опыта [9, сс. 2–3] ). Оба этих факта наглядно демонстрируют необходимость проявления осторожности в любых обобщениях. Тем не менее, налицо ряд моделей реализации роли родителя-одиночки. Даже к 1990-м годам в Великобритании девять из десяти родителей-одиночек (т.е., тех, кто несет главную ответственность за детей) были женщинами [10]. Ключевое различие между родителями-одиночками заключается в том пути, которым они пришли к этой роли. Самая крупная группа родителей-одиночек формируется в результате разводов: т.е., тех родителей-одиночек, которые развелись и живут отдельно; матери-одиночки составляют вторую по размерам группу, а наименьшая группа состоит из вдов (и вдовцов).

Некоторые родители-одиночки обретают чувство независимости и, вполне возможно, посредством организации своего собственного домохозяйства прерывают связь с прошлыми взаимоотношениями. Однако, острой проблемой, выявленной в литературе на тему родителей-одиночек, является социальная изоляция. Этот феномен характерен далеко не для всех родителей-одиночек, и, безусловно, бывшие супруги могут по-прежнему оказывать эмоциональную или материальную поддержку6 Однако в ходе одного крупномасштабного британского анкетирования «одиночество» чаще всех остальных аспектов называли самым негативным фактором в роли родителя-одиночки, даже чаще, чем финансовые затруднения; 48% родителей-одиночек упомянули одиночество [10, р. 14].

Комментируя их общее материальное положение, Харди (Hardey) отмечает, что «семьи, возглавляемые матерями-одиночками, составляют самую крупную долю семей, живущих в бедности или граничащих с ней» [11. р. 125]. Родители-одиночки во всех категориях выполняют меньший объем работы за неполный рабочий день, чем замужние матери, что совершенно очевидно из-за материального положения родителя-одиночки: т.е., в данном случае потеря льгот и компенсаций как следствие подработки при неполном рабочем дне вынуждает женщин выбирать между полной занятостью или обычной зависимостью от государства. Вследствие этого, в проведенных в Великобритании сеансах анкетирования большинство родителей-одиночек относили себя к группе «небогатых» или «испытывающих затруднения» с экономической точки зрения [11, р. 31]. Аналогичные мнения отражены и в нашем собственном исследовании.

Родители-одиночки: интересы и перспективы

На каком-то этапе интервью всегда возникала определенная дискуссия о том, что опрашиваемые думают обо всем многообразии устройств ИКТ. Спектр ответов родителей-одиночек был так же широк, как и ответы, получаемые среди любых других слоев населения. Некоторые из них, обычно имевшие работу, размышляли о том, поможет ли им это оборудование, например, мобильный телефон, в организации своих повседневных дел. Другие же опрошенные крайне мало пользовались или вовсе не пользовались – или даже просто не интересовались – всеми этими устройствами вроде автоответчиков, компьютеров, видеоигр, систем кабельного или спутникового телевидения. Третьи шли еще дальше и решительно отвергали саму идею наличия подобных технических средств у себя дома.

В то же время некоторые другие родители-одиночки хотели бы иметь одно или несколько таких технических средств, однако нехватка финансов не позволяла приобрести их Стоит добавить, что, несмотря на имеющие место определенные дискуссии на тему технических средств и гендерных проблем, показывающие настороженное отношение женщин к устройствам ИКТ, женщины из числа родителей-одиночек в нашем исследовании зачастую проявляли интерес к целому спектру технических средств.. Иногда они полагали, что обладание определенными устройствами ИКТ будет особенно полезным в их положении родителей-одиночек (например, обладание видеомагнитофоном, чтобы занять детей, пока родители занимаются домашними делами). Однако в других случаях им нравились устройства ИКТ, например, компьютеры или системы доступа к спутниковому телевидению, просто в силу их интересов в жизни в целом и личных амбиций.

Еще один фактор заключался в том, что сами перспективы таких родителей-одиночек со скудными финансовыми средствами могли еще больше сужаться из-за наличия негативного опыта получения низкого дохода. Вот как выразилась одна из опрашиваемых: Андреа (Andrea): «Если бы у меня был более высокий доход, все могло бы быть по-другому. Я имею в виду, что я даже … понимаете, для меня совершенно исключено даже подумать «О, я быал бы не прочь приобрести проигрыватель компакт-дисков». Я даже не задумываюсь об этом. Я думаю о чем-то вроде “О, я бы хотела жить в сельской местности”».

Другими словами, родители-одиночки могли в ходе интервью оценить пользу от технических средств, а также поучаствовать в принципиальном обсуждении полезности или желательности обладания такими устройствами ИКТ. Однако дело в том, что в случаях, аналогичных вышеизложенному, мы имеем наглядный пример того, что некоторые родители-одиночки в действительности даже не задумывались об устройствах ИКТ в своей повседневной жизни как по причине более насущных проблем, с которыми они сталкивались, так и из-за финансовых ограничений в целом, которые они испытывали.

Даже в тех случаях, когда они уже рассматривали вопрос приобретения определенных устройств ИКТ и технических средств, которые находились в их некоем, скажем так, идеальном перечне пожеланий, зачастую эти устройства имели значительно более низкий приоритет по сравнению с другими целями, к которым они стремились. Например, многие из родителей-одиночек, участвовавших в исследовании, высказали свои предпочтения при наличии дополнительных денег потратить их на оплату услуг няни, чтобы иметь возможность больше времени проводить вне дома и расширить варианты своего отдыха. Для других же более важными были праздничные дни.

И все же перспективы у некоторых из этих родителей-одиночек могли сами собой расшириться в свете меняющихся обстоятельств: например, по мере разрешения различных проблем, связанных с переходом к роли родителя-одиночки, и упрочнения положения опрашиваемых, например, на своей работе:

Хелен (Helen): «Я смотрю по телевизору документальный сериал «Tomorrow’s World» («Мир завтрашнего дня») и похожие программы….Мне это очень интересно, но я не ощущаю реальной полезности этого для себя… думаю, потому, что являюсь матерью-одиночкой с очень низким доходом, очень одинокой, и притом такое долгое время, что современные технические средства не имеют никакого отношения к моей жизни. Однако сейчас, по мере моего выхода в общество и постепенного взросления моего сына, когда я действительно могу позволить себе жить для себя и строить свою карьеру, – да, эти вещи будут играть все более важную для меня роль».

Литература

1. Marsh, A and Mullins, D. (1998). The Social Exclusion Perspective and Housing Studies: Origins, Applications and Limitations, Housing Studies, Vol.13, No.6, pp. 749 –759.

2. Townsend, P. (1987). Conceptualising Poverty, in Ferge, Zs. and Miller, S.(eds) Dynamics of Deprivation, Aldershot: Gower, 31 – 44.

3. Somerville, P. (1998). Explanations of Social Exclusion: Where does Housing Fit in?, Housing Studies, Vol.13, No.6, 761 – 780.

4. Blanc. M. (1998). Social Integration and Exclusion in France: Some Introductory Remarks from a Social Transaction Perspective, Housing Studies, Vol.13, No.6, 781 – 798.

5. Cook, S. (1990). A Particularly Valuable Service, in Willis, J. and Wollen, T.(eds) The Neglected Audience, London: BFI, 45 – 60.

6. Ratcliffe, P. (1998). «Race», Housing and Social Exlcusion, Housing Studies, Vol.13, No.6, 807 – 818.

7. Haddon, L. and Silverstone, R. (1995). Lone Parents and their Information and Communication Technologies. SPRU/CICT Report Series, No.12, Falmer: University of Sussex.

8. Haddon, L. and Silverstone, R. (1996). Information and Communication Technologies and the Young Elderly. SPRU/CICT Report Series No.13, Falmer: University of Sussex.

9. Hardey, M. and Crow, G. (eds) (1991). Lone Parenthood: Coping with Constraints and Making Opportunities. Basingstoke: Macmillan.

10. Bradshaw, J. and Millar, J. (1991). Lone Parent Families in the UK. Department of Social Security Research Report No.6, London: HMSO.

11. Hardey, M. (1989). Lone Parents and the Home in Allen, Graham and Crow (eds) Home and Family: Creating the Domestic Sphere, Basingstoke: Macmillan, 122 – 140.

СНОСКИ

Опубликовано: New Media and Society, Vol. 2, No. 4. December 2000.

Продолжение в № 3, 2010 г.

1Термин «родитель-одиночка» шире распространен в Великобритании – вот почему этот термин появился в списке литературы к британскому исследованию.

2 С методологической точки зрения, характеризуются как люди в возрасте 60-75 лет.

3 Очевидно, что при этом все надежды возлагались на память опрашиваемого лица или на коллективную память, если проводилось интервьюирование двух взрослых людей.

4 Несмотря на то, что им задавались вопросы о мобильных телефонах, в период проведения исследования технические средства просто не были повсеместно распространенным, модным и дешевым товаром (то есть, конкуренция на этом рынке была не настолько развитой, и в то время мобильные телефоны можно было приобрести только по подписке).

5 В действительности, проведение долгосрочных исследований таких групп оказалось бы весьма ценным для проверки того, насколько изменились или остались прежними социально обусловленные ограничения, оценки и перспективы, изложенные ниже, особенно в свете разработки новых технических средств для рынка товаров массового спроса.

6 Обсуждается автором French, 1991, р. 136.

__________________________________

Лесли Хэддон — профессор Лондонской школы экономики и политических наук

Факультет медиа и коммуникации (Великобритания)


&copy Информационное общество, 2010, вып. 2, с. 6-11.

Последствия покровительства и маргинализации групп меньшинств

Маргинализация — это процесс понижения или ограничения нижнего или внешнего предела или края с точки зрения социального положения. Следовательно, маргинализация — это социальный процесс становления или маргинализации (особенно как группы в более широком обществе): «маргинализация низшего класса» или «маргинализация литературы». Хотя маргинализация часто определяется как процесс уменьшения значимости группы или класса людей или их отнесения на второй план (например,g., когда один класс людей группируется как граждане второго сорта), эта статья призвана осветить последствия маргинализации на противоположном конце спектра — внешней границе или краю — покровительстве.

«Маргинальный человек… это тот, кого судьба приговорила жить в двух обществах и в двух, не просто разных, но антагонистических культурах…. его разум — это тигель, в котором можно сказать, что две разные и тугоплавкие культуры плавятся и, полностью или частично, сливаются ». (Источник: Э.В. Стоунквист)

Маргинализация на индивидуальном уровне приводит к исключению человека из конструктивного участия в жизни общества. Примером маргинализации на индивидуальном уровне является исключение матерей-одиночек из системы социального обеспечения до реформы социального обеспечения 1900-х годов. Современная система социального обеспечения основана на концепции права на основные средства быть продуктивным членом общества, как органической функции общества, так и компенсации за предоставленный общественно полезный труд.

Вклад матери-одиночки в общество основан не на формальной занятости, а на представлении о том, что обеспечение благосостояния детей является необходимыми социальными расходами. Одинокие матери ранее подвергались маргинализации, несмотря на их значительную роль в социализации детей, из-за двух основных взглядов:

  1. Человек может внести значительный вклад в жизнь общества только через «оплачиваемую» работу.
  2. Культурные предубеждения против незамужних матерей.

Сегодня маргинализация — это прежде всего функция класса.

Рекомендуем прочитать: «Воплощенный расизм»

Другой пример индивидуальной маргинализации — исключение людей с ограниченными возможностями из рабочей силы. В книге доктора Уэса Шера «Новые перспективы в борьбе с репрессивными методами» Грандз обсуждает точку зрения работодателя о найме людей с ограниченными возможностями как о подрыве производительности, увеличении количества прогулов и возникновении большего числа несчастных случаев на рабочем месте. Также в этой публикации Кантор обсуждает озабоченность работодателя чрезмерно высокой стоимостью размещения людей с ограниченными возможностями.Маргинализация людей с ограниченными возможностями сегодня широко распространена, несмотря на законодательство, направленное на предотвращение этого в большинстве западных стран, а также на академические достижения, навыки и подготовку многих людей с ограниченными возможностями.

Есть также исключения лесбиянок-геев-бисексуалов-трансгендеров (ЛГБТ) и других интерсексуалов из-за их сексуальной ориентации и гендерной идентичности как индивидуальной маргинализации. Джокьякартские принципы требуют, чтобы государства и сообщества искоренили любые стереотипы в отношении ЛГБТ, а также стереотипные гендерные роли.

Одно из самых сложных переживаний, от которого нужно избавиться, — это эмоциональное потрясение, связанное с маргинализацией человека или группы, находящейся у власти. Чувства гнева и замешательства часто сменяются чувствами неполноценности. Внутренняя борьба обостряется, когда кажется очевидным, что преступник не имел злого умысла в передаче очерняющего послания, особенно когда он покровительствовал. Общество изобилует этими микроагрессиями, которые чаще всего остаются незамеченными, но оказывают длительное воздействие на получателя.

В статье «Восприятие расовой микроагрессии среди афроамериканских мужчин в высшем образовании: эвристическое исследование» Солорзано, Сеха и Йоссо определяют микроагрессию как короткие повседневные обмены мнениями, которые посылают очерняющие сообщения определенным лицам из-за их принадлежности к группе (цветные люди, женщины, ЛГБТ-сообщество). Этот термин впервые был введен Честером М. Пирсом в 1970 году в его работе с афроамериканцами, где он определил его как «тонкий, ошеломляющий, часто автоматический и невербальный обмен мнениями, который является« уничижением ».Их также описывают как «тонкие оскорбления (словесные, невербальные и / или визуальные), направленные в адрес цветных людей, часто автоматически или бессознательно».

Исследование Деральда Винга Сью, связанное с психологией микроагрессии, показывает, что белые люди часто не осознают совокупный вред, который испытывают цветные люди, постоянно подвергаясь различным расовым микроагрессиям. По словам Сью, это микропроверки, характеризующиеся коммуникациями или сигналами окружающей среды, которые исключают, сводят на нет или сводят на нет психологические мысли, чувства или опытную реальность определенных групп, таких как цветные люди, женщины и ЛГБТ-сообщество.Во многих отношениях микровалидации потенциально могут представлять собой наиболее разрушительную форму микроагрессии, поскольку они прямо и коварно отрицают расовую, гендерную или сексуальную ориентацию этих групп.

По словам Сью, власть навязывать реальность маргинализованным группам представляет собой высшую форму угнетения. Примеры микропроверки можно услышать в повседневных высказываниях, таких как «Низкий человек на тотемном столбе», и в повседневных действиях, таких как чрезмерное подтверждение, форма покровительства.

Эдуардо Бонилья-Силва определил тонкие формы расовой предвзятости, называемые дальтоническим расизмом, который относится к представлению белых людей о том, что расовые соображения в настоящее время больше не актуальны в жизни людей в Соединенных Штатах. Современный дальтоник расизм выражается в повседневных убеждениях, отношениях и поведении, которые белые люди, которые их используют, считают приемлемыми и даже достойными похвалы. Соответственно, такое отношение настолько глубоко укоренилось в общественных ценностях и практиках, что находится вне сознания многих белых людей с благими намерениями, которые могут искренне считать себя нерасистами.

Несмотря на непрерывность расовых предубеждений и маргинализацию других бесправных групп, отдельные лица и группы с особыми интересами предпринимают большие шаги для «решения» проблем, связанных с дискриминацией маргинализированных групп. Тем не менее, при попытке облегчить проблему покровительство часто приводит к наложению повязки на инфицированную рану.

Быть покровительственным — значит относиться к вам так, как если бы вы были менее умны или осведомлены, чем человек, с которым разговариваете, и это может быть одним из самых неприятных переживаний, которые вы можете испытать в жизни.

Покровительство может быть любым — мужчинам, женщинам, пожилым людям, молодежи — и покровительство может принимать разные формы, например:

  • Обращение к кому-либо по имени, когда к другим обращаются более правильно
  • Похлопывание человека в инвалидной коляске по голове или солдата
  • Чрезмерная похвала кому-либо за довольно простое действие
  • Поручить кому-то лечебные задания на работе или дома
  • Говорить с пожилым человеком медленно или слишком громко
  • Говорить «свысока» с кем-то

Другой пример покровительства можно найти в статье Time «Это не имеет большого значения», в которой говорится о решении Верховного суда по правам геев:

«Было мило со стороны судьи Кеннеди сказать, что геи теперь могут« вступать в отношения в пределах своего дома… и при этом сохранять свое достоинство свободных людей ».«Судя по всему, адвокаты-геи-активисты плакали в суде, услышав это. Но они должны знать, что достоинство — это не суд. Геи обрели собственное достоинство, десятилетиями отказываясь прятаться. То, что суд в столь поздний срок решился признать, что мы «свободные люди» — это шокирующе покровительственно; именно снисхождение было названо освобождением. Я рад, что эти два парня из Техаса могут свободно заниматься сексом, но они все еще не могут навещать друг друга в некоторых больницах, открыто служить в армии или жениться.Давайте сохраним заголовки баннеров, когда они смогут ».

К счастью, есть улучшения, связанные с недавними изменениями в законодательстве.

Опекание — это больше, чем просто разочарование. Это может привести к проблемам с самооценкой и негативно повлиять на вашу производительность на работе. Фактически, согласно исследованию, опубликованному в журнале Journal of Personality and Social Psychology , руководители-мужчины, покровительствовавшие своим сотрудницам, подрывали их работу.Начальство покровительствовало работницам, чрезмерно хваля их, но не предлагая «ценные ресурсы», такие как повышение или продвижение по службе.

«Покровительственное поведение мужчин-боссов создало гендерные различия в производительности там, где они не существовали в противном случае», — сказала Тереза ​​Весио, доцент кафедры психологии Университета Пенсильвании, руководившая исследованием.

Возможно, наиболее разрушительной формой покровительства является чрезмерная похвала избранным членам маргинализованных групп. Это не только подрывает группу, из которой получатель похвалы, но также отчуждает представителя этой группы, выделяя его или ее.Следовательно, это приводит к стыду, замешательству и, чаще всего, к отключению от своей группы, что, в свою очередь, увековечивает знакомую эмоцию ощущения себя невидимым внутри и за пределами данной группы.

Я предполагаю, что, поскольку эти установки часто лежат за пределами сознания многих благонамеренных людей, считающих себя непредвзятыми, попытка таких людей компенсировать / чрезмерно исправить приводит к маятнику, который движется в сторону угнетения и остракизма, чтобы качнуть. напротив покровительства.Поскольку благонамеренные, не лишенные гражданских прав группы стремятся заставить маргинализированные группы чувствовать себя менее маргинализированными за счет адекватного представительства, следует помнить о том, чтобы не делать представителя «экспертом» по культурным вопросам этой конкретной группы и не опекать представителя, чрезмерно хваля его. Следовательно, это тоже становится маргинализацией. Ключевой принцип — найти точку опоры и поддерживать баланс между остракизмом и покровительством. Я представляю этот баланс откровенно и просто хочу очеловечить.

Артикул:

Бонилла-Сильва, Э. (2006). Расизм без расистов: дальтоник расизм и сохранение расового неравенства в Соединенных Штатах. Лэнхэм, Мэриленд: Роуман и Литтлфилд.

Облако, Дж. (2003). Это ничего важного. Журнал Тайм. Нью-Йорк, штат Нью-Йорк.

Грейнджер, Н. (2011). Восприятие расовой микроагрессии среди афроамериканских мужчин в высшем образовании: эвристическое исследование.

Лесли Д.Р., Лесли К. и Мерфи М.(2003). Включение по замыслу: проблема социальной работы в сфере размещения на рабочем месте для людей с ограниченными возможностями. В У. Шера (ред.), Новые взгляды на практику борьбы с угнетением (стр. 157–169). Торонто, Онтарио: Canadian Scholar’s ​​Press.

Парк, Р. Э. (1937). Культурный конфликт и маргинальный человек. В книге Э. В. Стоунквиста «Маргинальный человек» (введение). Нью-Йорк, Нью-Йорк: Сыновья Чарльза Скрибнера.

Пирс, К., Кэрью, Дж., Пирс-Гонсалес, Д., и Уиллис, Д. (1978). Эксперимент в расизме: телерекламы.В С. Пирс (ред.), Телевидение и образование (стр. 62-88). Беверли-Хиллз, Калифорния: Сейдж.

Solórzano, D., Ceja, M., & Yosso, T. (2000). Теория критической расы, расовые микроагрессии и расовый климат в кампусе: опыт афроамериканских студентов колледжей. Журнал негритянского образования, 69 (1/2), 60-73.

Сью, Д.В. (2003). Преодоление расизма: путь к освобождению. Сан-Франциско, Калифорния. Джосси-Босс.

Сью, Д.В. (2010). Микроагрессии в повседневной жизни: раса, пол и сексуальная ориентация.Хобокен, Нью-Джерси: Уайли.

Vescio, T. (2005) Покровительственное поведение может отрицательно сказаться на работе женщин-служащих. Университет штата Пенсильвания, прямой эфир: официальный источник новостей университета.

Приглашенный участник Доктор Натаниэль Грейнджер-младший работает преподавателем психологии в Общественном колледже Пайкс-Пик и является основателем / пастором и генеральным директором Be REAL Ministries, Inc. в Колорадо-Спрингс, штат Колорадо. Равные права и гражданские права вместе с его докторской диссертацией «Восприятие расовой микроагрессии среди афроамериканских мужчин в высшем образовании: эвристическое исследование» составляют основу, на которой основывается большая часть его работы.

Вы выпускник или преподаватель Университета Сейбрук, который заинтересован в размещении сообщения в блоге для потенциальной публикации на UNBOUND? Вы можете сделать это, отправив готовую работу или презентацию на правой боковой панели UNBOUND страниц.

Вы заинтересованы в получении информации о программах для выпускников, доступных в Saybrook University? Запросите дополнительную информацию, заполнив форму ниже, или нажмите здесь, чтобы узнать, как вы можете подать заявку сегодня.

Примечание: для этого содержимого требуется JavaScript.

Что такое маргинализация и что с ней делать?

Первоначальное значение глагола «маргинализировать» было следующим: «писать заметки на полях». Хотя это определение сегодня устарело, оно дает полезное визуальное представление о современном значении этого термина.

Маргинализация , как мы ее в настоящее время определяем, — это низведение кого-либо до неважного или беспомощного положения, заставляющее его чувствовать, если хотите, как будто они втиснуты в маргиналы общества.Нацарапано. Практически нечитаемый. Небольшой.

На работе маргинализация происходит из-за человека или группы; обычно тот, кто находится у власти, например, менеджер или доминирующая социальная группа; имеет негативные предвзятые мнения о коллеге или непосредственном подчиненном. Они могут полагать, что сотрудник ленив или некомпетентен, или просто не любить их, даже если, а иногда и особенно, если сотрудник хорош в том, что они делают.

Это форма предубеждения, и если ее не остановить, она порождает токсичную рабочую среду для маргинализованного сотрудника: менеджер может найти способы изолировать сотрудника, исключив его из собраний или даже переместив в другое место в офисе.Менеджер также может не признавать достижения сотрудника, запугивать его или проявлять неуважение, чтобы заставить его чувствовать себя менее ценным.

Подробнее: Делаете ли вы вклад в создание инклюзивного или эксклюзивного рабочего места?

Звучит ужасно, правда? Это. И хотя это может случиться с кем угодно, чаще всего это происходит с группами, уже ведущими тяжелые бои на наших рабочих местах — женщинами, цветными людьми, людьми с ограниченными возможностями, людьми с избыточным весом и т. Д.Маргинализация, являющаяся прямым результатом таких пиявок, как расизм и сексизм, является одновременно препятствием для продвижения и счастья, а также символом эксклюзивной и дискриминационной рабочей среды.

Примеры маргинализации

Маргинализация может быть очевидной или очень тонкой, почти невозможной доказать или даже убедить себя в том, что это происходит. Вот несколько примеров маргинализации на работе:

  • Предположим, что кто-то будет действовать определенным образом, основываясь на стереотипах об их идентичности (таких аспектах, как раса, пол, сексуальность и т. Д.).)

  • Отказ в профессиональных возможностях из-за аспектов чьей-либо идентичности (расизм, сексизм, эйлизм)

  • Не предоставление равного доступа к ресурсам из-за чьей-либо личности

  • Оскорбительные выражения или издевательства

  • Предположим, кто-то попал туда, где они есть, только потому, что они «отметили разнообразие»

  • Выделение кого-либо из-за его религиозных убеждений или культурных обычаев

  • Отказ признать хорошую работу или постоянное признание чужой работы

  • Поиск способов изолировать кого-либо, например, намеренное исключение его из встреч

  • Откровенное неуважение

Такое поведение обычно приводит к тому, что маргинализированные сотрудники чувствуют себя невидимыми, как будто их навыки нежелательны или ненужны в их команде или в их компании.

Писательница Жанетт Леблан написала, пожалуй, одну из самых красноречивых цитат о маргинализации, как с точки зрения того, как она влияет на маргинализированных и незаметных людей.

«Вы, скорее всего, столкнетесь с мыслью, что мы создаем нашу собственную реальность», — пишет она. «Это может быть вдохновляющей идеей, и во многих отношениях это правда. Но он также высокомерен и высокомерен и может быстро перейти в опасную форму газлайтинга. Когда это происходит, это акт позора и совершенное насилие.Потому что случаются дурацкие вещи. Гребаный и жестокие вещи. И если сказать, что мы создаем полностью наши собственные реальности, значит, в этом мире люди — особенно маргинальные группы людей — будут нести ответственность за обстоятельства, в которых они оказались без власти. Берегись от повторения этого и держись нежно и твердо, если тебе когда-нибудь навяжут.

Последствия маргинализации

Маргинализация может иметь разрушительные последствия для психического, эмоционального и физического благополучия людей.Столкнувшись с отчуждением, маргинализированные сотрудники часто теряют интерес к своей работе и становятся еще более изолированными. Они сообщают о чувствах гнева, страха, депрессии, беспокойства, печали и стресса, сосредоточенных вокруг чего-то, что находится вне их контроля: чьих-то вопиющих предрассудков.

Для компаний, желающих оставаться актуальными, маргинализация — это рак. Он заглушает голоса различных групп, «отделяя» их. Маргинализованные сотрудники начинают искать работу в другом месте, и с их уходом приходят различные идеи и взгляды, которые могут помочь компаниям развиваться.

Как бороться с маргинализацией на работе

Если вы считаете, что подвергаетесь маргинализации, вы можете предпринять шаги, чтобы улучшить свои обстоятельства.

Если вы знаете, что подвергаетесь маргинализации из-за вашей расы, пола, возраста, сексуальной ориентации или другого защищенного аспекта вашей личности, тогда выполните соответствующие шаги для борьбы с дискриминацией. Поговорите со своим начальником или менеджером, которому вы доверяете, документируйте каждое обсуждение и каждый случай дискриминации, сообщайте обо всем в HR и при необходимости обращайтесь в Американский союз гражданских свобод (ACLU) или Комиссию по равным возможностям трудоустройства (EEOC).

У вас есть законное право на безопасную рабочую среду, и если компания серьезно относится к тому, чтобы все сотрудники чувствовали себя желанными гостями, они предпримут шаги, чтобы научить команды неосознанной предвзятости и вовлеченности.

Подробнее: Fat-Shaming на’Shrill ‘? Это законно — технически

Однако, если вы обнаружите, что не знаете, почему вас маргинализируют (вы не можете точно определить конкретные случаи, когда кто-то упомянул ваш возраст, расовую принадлежность и т. Д.), Подумайте над собой.Социальная или профессиональная изоляция и маргинализация — не всегда одно и то же. Вы можете отталкивать людей из-за того, что ведете себя слишком негативно, слишком много говорите или хвастаетесь. Вы также можете избегать общения и можете попытаться установить контакт с другими, прежде чем делать какие-то выводы.

Попробуйте посетить корпоративные мероприятия или счастливые часы с коллегами. Попросите кого-нибудь, кто вам нравится, выпить кофе. Присоединяйтесь или создайте группу поддержки в своей компании, чтобы укрепить свое сообщество.

Наконец, если ни один из этих вариантов не подходит, подумайте, подходит ли вам культура вашей компании.Вам не обязательно уходить, нет, но есть компании, которые будут относиться к вам с добротой и уважением. Дайте себе возможность уйти.

Маргинализация «CARFMS — ORTT

  1. определение
  2. примеры и / или иллюстрации
  3. другие полезные источники
  4. библиография


Определение

Процесс помещения или удержания (кого-то) в бессильном или неважном положении в обществе или группе (Merriam-Webster, 2014).

Альтернативное определение маргинализации, данное Дженсоном (2000), звучит так: «Маргиналы: люди, которых система труда не может или не будет использовать, в результате они исключены из одной из основных интегрирующих видов деятельности общества, тем самым упуская один из основных факторов. приводит к полному включению

Маргинализация — это своего рода исключение или изоляция молодых людей от основных политических, социальных, экономических мейнстримов (Hailu, 2012).

Примеры и / или иллюстрации

«Маргинализация, пожалуй, самая опасная форма угнетения.A

человек целой категории исключены из полезного участия в общественной жизни и, таким образом, потенциально подвергаются серьезным материальным лишениям ». Не быть включенным действительно дорого обходится. (Дженсон, 2000)

Ограничивая свои права, они часто притеснялись, считались не имеющими ценности или свободы слова в обществе из-за их более низкого положения по статусу

Маргинализация — это явление материальных ресурсов, но оно также включает, как для Форума ОДВ, так и для Айрис Марион Янг, отсутствие возможности участвовать в политической и культурной жизни, на рынках и в других учреждениях.Линии социальных различий и дискриминации часто накладываются на модели маргинализации, а иногда даже способствуют их развитию. (Дженсон, 2000).

Дискриминация часто является основной причиной маргинализации из-за недостатка знаний, которые можно знать в политическом и культурном плане, их голоса автоматически не прислушиваются к обществу

Видимые меньшинства, многие из которых являются новыми иммигрантами, указывают на расизм и дискриминацию как на факторы, ведущие к их маргинализации в канадском обществе.(Дженсон, 2000).

Расизм и дискриминация создают марингализацию. Если бы дискриминация не существовала в отношении определенных групп, определенные группы не выполняли бы определенные виды работы в наши дни и в возрасте, особенно при наличии полномочий из страны происхождения

Другой пример маргинализации, связанной с переездом, а не только с доходом отдельных лиц, — это растущая концентрация бедности в городских районах (Jenson, 2000).

Социальный статус людей с экономической точки зрения может сыграть большую роль в марингализации, особенно если они одновременно подвергаются расовой дискриминации

Другие полезные источники

Бакнер, Дж.Д., ДеУолл, К., Шмидт, Н. Б., и Манер, Дж. К. (2010). Повесть о двух угрозах: социальная тревога и внимание к социальной угрозе как функция угроз социального исключения и неисключения. Когнитивная терапия и исследования , 34 (5), 449-455. DOI: 10.1007 / s10608-009-9254-x

Гримальди, Э. (2012). Неолиберализм и маргинализация социальной справедливости: создание образовательной политики для борьбы с социальной изоляцией. Международный журнал инклюзивного образования , 16 (11), 1131-1154.DOI: 10.1080 / 13603116.2010.548105

ДАНГЩАТ, Дж. С. (2009). Космические вопросы — Маргинализация и ее места. Международный журнал городских и региональных исследований , 33 (3), 835-840. DOI: 10.1111 / j.1468-2427.2009.00924.x

Уорд, Н. (2009). Социальное исключение, социальная идентичность и социальная работа: анализ социального исключения с материальной дискурсивной точки зрения. Социальная работа по образованию , 28 (3), 237-252. DOI: 10.1080 / 02615470802659332

Библиография

АМИСЕЛЬ, А.(2008). Маргинализация денежных переводов мигрантов: непреднамеренное следствие борьбы с финансированием терроризма ?. Материалы конференции — Ассоциация международных исследований , 1-18.

Хайлу, Деста. (2012). Демократия и маргинализованная молодежь: кто они и почему они важны. Дискуссионная онлайн-панель Всемирного молодежного движения за демократию. Получено с http://wymdonline.org/Youth%20Discussions/Events/youthmarginalization.html

Дженсон, Джейн.(2000). Размышляя о маргинализации: что, нет и почему? Canadian Policy Research Networks Inc. (CPRN). Веб-версия. Стр. 1-14. Получено с http://www.rcrpp.org/documents/ACFi2pioT.PDF

.

Джонс, Р. (2009). Агенты исключения: безопасность границ и маргинализация мусульман в Индии. Окружающая среда и планирование D: Общество и космос , 27 (5), 879-897. DOI: 10.1068 / d10108

Маргинализация. (без даты) В Merriam-Webster онлайн. Получено с http: // www.merriam-webster.com/dictionary/marginalize

Скрэтон, П. (2004). Улицы террора: маргинализация, криминализация и авторитарное обновление. Социальная справедливость , 31 (1/2), 130-158.

Прочие термины

Социальная изоляция — Акт изоляции группы людей или отдельных лиц от социального, культурного и политического образа жизни общества

Социальный статус — положение или ранг одной группы в обществе

Бездомность — прискорбное состояние или состояние отсутствия дома (человек не родился таким, возникают ситуации, которые возникают в этом положении)

Дискриминация — предвзятое отношение к различным категориям людей или вещей, в особенности.по признаку расы, возраста или пола.

Судебная практика

К сожалению, из-за того, насколько широк и абстрактен термин «маргинализация», довольно сложно и нереально исследовать маргинализацию, которая применялась или усиливалась в канадской истории из-за ее продолжающейся эволюции и постоянного уровня преступности.

Что такое маргинализация? Что делать, если вы маргинализированы?

В свободных демократических обществах нам есть чему радоваться.У нас могут быть хорошие школы и больницы, динамичная экономика, основанная на хорошей инфраструктуре, и свобода выбора, кто нас представляет. Но даже в таком обществе не все члены имеют одинаковый доступ к возможностям, услугам и преимуществам. Это неравенство также называется маргинализацией, и оно существует даже в самых сильных и богатых странах мира.

Определение маргинализации: что это означает?

Маргинализация, также называемая социальной маргинализацией, происходит, когда человек или группа людей менее способны делать что-либо или получать доступ к основным услугам или возможностям.Иногда это называют социальной изоляцией.

Можете ли вы отдать своих детей в хорошие школы, бесплатные или доступные? Если вы заболели, легко ли вам обратиться к врачу и получить лечение? Есть ли у вас такие же шансы, как и у всех, получить работу и построить карьеру? Школы, доступ к здравоохранению, работа — все это области, в которых люди могут не иметь равных возможностей, и это приводит к маргинализации. Но маргинализация может также происходить из-за повседневного неравенства, например, если вы живете в районе с хорошими безопасными дорогами или доступом к общественному транспорту, или если здания оборудованы для инвалидов, которые могут быть у вас.

В чем причина маргинализации?

Все общества построены власть имущими. В условиях демократии люди могут выбирать, кто получает власть формировать наши общества, но все же важная политика и решения будут приниматься немногими избранными. И чем дальше от этих людей, тем больше шансов, что их потребности будут проигнорированы. Подумайте о группах меньшинств. Даже в демократических странах они часто пытаются получить равный доступ к школам, рабочим местам или даже возможностям жилья, которые позволили бы им жить в новых сообществах.

Какие виды маргинализации существуют в современном обществе?

Маргинализация существует во многих формах и против многих групп людей. Но есть три основных типа маргинализации: социальная маргинализация, экономическая маргинализация и политическая маргинализация.

Социально маргинализированные люди не имеют таких же социальных возможностей, как другие. Они не могут ходить в одни и те же клубы, иметь разумный доступ к одним и тем же магазинам или услугам, и они часто даже живут в изолированных, социально изолированных сообществах.Это обычно затрагивает группы этнических меньшинств, и часто это пожизненная маргинализация, которая затрагивает поколения одной и той же семьи.

Хотите узнать больше о маргинализации?

Экономическая маргинализация означает, что у людей нет таких же шансов, как у других, вносить вклад в экономику и извлекать из нее выгоду. У них нет шансов найти хорошую работу или они не могли посещать профессионально-техническое училище, чтобы научить их навыкам, необходимым для работы в определенном секторе. Они могут изо всех сил пытаться заработать достаточно денег, чтобы жить достойной жизнью, или получить доступ к критически важной медицинской помощи, если они заболеют.

Политическая маргинализация означает, что некоторые группы людей не могут демократическим путем участвовать в процессе принятия решений. Если у вас нет места за столом, ваш голос очень сложно услышать. А когда мы уже пытаемся это сделать, это означает, что политикам очень легко продолжать игнорировать ваши потребности и сосредотачивать все свое внимание на потребностях большинства.

Эти формы маргинализации обширны и очень часто взаимосвязаны. Если кто-то социально маргинализирован, весьма вероятно, что он также маргинализирован экономически и политически.И вырваться из этого самостоятельно может быть очень сложно. Барьеры, которые мы устанавливаем в жизни, например наличие определенных образовательных ценностей для работы, очень затрудняют преодоление маргинализации в одной области и ее избежание в другой.

Примеры маргинализации из жизни

Маргинализация затрагивает множество групп людей, но есть степени маргинализации. Некоторые группы, например пожилые люди, могут сталкиваться с аналогичными причинами маргинализации во многих странах, в то время как определенная группа этнических меньшинств может сталкиваться с усилением стигматизации и маргинализации в одной стране или регионе, но не в других странах или в гораздо меньшей степени.

Тем не менее, в сегодняшних западных демократиях есть несколько групп, которые продолжают сталкиваться с маргинализацией или угрозой маргинализации, выходящей за пределы большинства населения. ЛГБТИ-люди по-прежнему борются за те же права, что и натуралы, во многих европейских странах. В Польше они по-прежнему являются мишенью групп ненависти и средств массовой информации и игнорируются, если не открыто противодействуют, со стороны правительства.

Пожилые люди подвергаются высокому риску маргинализации, потому что их снижение мобильности и возрастающая потребность в уходе затрудняют участие в жизни общества и их мнение.Многие живут в отдельных домах с другими пожилыми гражданами, являющимися членами этого небольшого сообщества, но почти полностью удаленными от общества.

Этнические меньшинства также подвергаются высокому риску маргинализации. Недавние протесты Black Lives Matter в Соединенных Штатах и ​​в других местах произошли потому, что во многих странах чернокожие по-прежнему маргинализированы, а правительства просто не исправляют сломанную систему. В Европе рома сталкиваются с крайней маргинализацией, вынуждены жить в отдельных общинах без элементарных коммунальных услуг или посещать определенные школы.

Люди с ограниченными возможностями часто подвергаются маргинализации. Физически может быть просто труднее выйти и заняться чем-то — пойти на работу, в спортзал, в театр. Или им может потребоваться дорогостоящая помощь, которую не предоставляет их правительство. И хотя здания все чаще оснащаются — часто в силу закона — для работы с обычными физическими недостатками, вам, вероятно, довольно трудно представить себе даже трех политиков-инвалидов, управляющих вашей страной. Другими словами, они недопредставлены в правительстве, как и другие упомянутые группы.И это подвергает их большему риску маргинализации.

Одна группа, которая делает все возможное для увеличения своего представительства в правительстве, — это женщины. Хотя женщины по-прежнему составляют меньшинство в палатах парламентов по всей Европе, их доля мест увеличивается, и многие страны возглавляют или возглавляют женщины. Но женщины по-прежнему маргинализированы. Как правило, они должны следить за домашними обязанностями и воспитанием детей. Это затрудняет карьерный рост и обретает финансовую независимость.Такие вещи, как неравный отпуск по уходу за ребенком и дорогостоящие детские сады, затрудняют женщинам возможность избежать маргинализации.

Как маргинализация влияет на общество?

Маргинализация влияет на общество, делая его менее равным, стабильным и приятным местом для жизни. Фактически исключая некоторых людей из общества, мы все лишаемся работы, таланта, мыслей и культуры, которыми они могли бы делиться с остальными. нас. Это делает всех нас хуже.

Маргинализация, вероятно, ведет к преступности.Это не только из-за маргинализированных людей, которые могут совершить мелкое преступление, чтобы свести концы с концами. Это также часто более жестокое преступление против тех, кто уже находится в маргинальном положении по абсурдным причинам. Это все чаще встречается в странах, где популистские авторитарные правительства используют маргинализированные группы в качестве козлов отпущения за проблемы большинства. Авторитарные политики и их союзники в средствах массовой информации делают все возможное, чтобы белые американцы чувствовали, что их работе угрожают иммигранты из Центральной Америки; политики в Венгрии и Польше сеют ненависть к мигрирующим людям и ЛГБТКИ, которых они изображают как угрозу культуре и традициям белых христиан.Эти мифы увековечиваются некоторыми политиками и представителями средств массовой информации до такой степени, что некоторые люди прибегают к насилию. Но, по крайней мере, это закрепляет стигмы и стереотипы и еще больше затрудняет участие кого-либо из этих групп в жизни общества.

Как бороться с маргинализацией?

Проблема маргинализации должна быть решена путем изменения систем и практик, которые ее закрепляют. Это означает, что правительство должно делать больше, чтобы каждый мог пользоваться благами общества.Справедливо ли распределяются ресурсы, такие как вода, электричество и топливо, по всей стране? Имеют ли все сообщества, нуждающиеся в инвестициях в инфраструктуру, одинаковые шансы на их получение? Делает ли государство одинаково доступным для всех сообществ хорошее образование и качественное здравоохранение?

Нам также нужно внимательно посмотреть, насколько свободны и справедливы выборы в нашей стране. Даже в демократических странах существуют определенные механизмы, отношения или даже правила, которые затрудняют возможность меньшинствам высказывать свое мнение в политике, чем следовало бы.Поэтому нам нужно работать над тем, чтобы наша система выбора наших представителей привела к созданию правительства, которое действительно представляет людей.

Помогите нам бороться за равенство

Пожертвовать

Но изменения также должны исходить от каждого из нас в отдельности. Нам нужно изменить отношение, чтобы создать больше поддержки для таких вещей, как феминизм и гражданские права. Это означает, что нам нужно учить этим вещам наших детей, а не скрывать темные главы нашей истории, такие как колониализм или рабство.Чем лучше люди понимают, что происходит, когда люди теряют свои права, тем с большей вероятностью они будут поддерживать системы и методы, которые препятствуют этому.

Маргинализация — обзор | Темы ScienceDirect

3.4.2 Эффективные операторы

Чтобы показать, что фактически AD извлекает только общие переменные, мы определяем вспомогательный оператор, который ограничивает (скрытые) переменные, специфичные для наблюдения.

Определение 4 Оператор маргинализации

Пусть E: C (M × N1 × N2) → C (M) — оператор маргинализации, который определяется как

(27) Ef (x): = ∫N1 × N2f (x, y, z) dνN1 | M (y | x) dνN2 | M (z | x).

Оператор маргинализации E — это ограниченный линейный оператор, который оценивает маргинальное распределение наблюдений. С одной стороны, он выполняет желаемую операцию — ослабляет специфические для наблюдения переменные при сохранении общих переменных. С другой стороны, его нельзя вычислить непосредственно из наблюдений, поскольку у нас нет доступа к скрытой структуре многообразия и скрытым переменным. В дальнейшем мы покажем, что AD, вычисляемая на основе наблюдений, выполняет эквивалентную операцию.

Мы видим, что P ~ ϵ (1) (x, y, z), (x ′, y ′, z ′), определенный в (22), не является функцией z и z ′, потому что s (1) видит только M × N1:

(28) P ~ ϵ (1) (x, y, z), (x ′, y ′, z ′) = P ~ ϵ (i) dS1 (s (1) (x, y, z), s (1) (x ′, y ′, z ′)) ϵ = P ~ ϵ (i) dg (1) (x, x ′) 2 + dN2 ( y, y ′) 2ϵ.

Отсюда следует, что Pϵ (1), определенный в (23), не является функцией z . Итак, слегка злоупотребляя обозначениями, мы можем написать

(29) Pϵ (1) (x, y, z), (x ′, y ′, z ′) = Pϵ (1) (x, y), ( х ‘, у’).

По схожим причинам Pϵ (2) не является функцией y , и, следовательно:

(30) Pϵ (2) (x, y, z), (x ′, y ′, z ′) = Pϵ (2) (x, z), (x ′, z ′).

Следовательно, D (1) f (x, y, z), определенный в (24), является постоянным в z (для заданных x , y ) и D (2) f (x, y, z) постоянна в y .

Затем мы определяем эффективных аналогов диффузионных ядер и операторов.

Определение 5 Эффективное ядро ​​диффузии и оператор

Пусть Pϵ (ei) (x, x ′) будет эффективным диффузионным ядром i -го наблюдения, определяемого на M с помощью

(31) Pϵ (e1) ( x, x ′): = ∫N1∫N1Pϵ (1) ((x, y), (x ′, y ′)) dνN1 | M (y | x) dνN1 | M (y ′ | x ′),

(32) Pϵ (e2) (x, x ′): = ∫N2∫N2Pϵ (2) ((x, z), (x ′, z ′)) dνN2 | M (z | x) dνN2 | M (z ′ | X ′).

и пусть D (ei) будет эффективным оператором диффузии датчика i , определенным как

(33) D (ei) Ef (x): = ∫MPϵ (ei) (x, x ′) Ef (x ′) DνM (x ′),

где f∈C (M × N1 × N2).

Определение 6 Эффективное ядро ​​и оператор AD

Пусть P ϵ ( e ) будет эффективным ядром AD, определенным с помощью

(34) Pϵ (e) (x, x ″ ): = MPϵ (e2) (x, x ′) Pϵ (e1) (x ′, x ″) dνM (x ′).

и пусть D ( e ) будет эффективным оператором AD, определенным как

(35) D (e): = D (e2) D (e1).

В основном результате этого анализа утверждается, что после маргинализации AD, примененная непосредственно к двум наблюдениям, фактически эквивалентна оператору диффузии, применяемому к скрытому общему многообразию.

Теорема 1

Если f∈C (M × N1 × N2) постоянна на Ni, то

(36) E [D (i) f] = D (ei) Ef,

для i = 1, 2. Кроме того, если f постоянна на N1, мы имеем

(37) E [Df] = D (e) Ef.

Для доказательства и более подробной информации см. Talmon and Wu (2019).

Другими словами, оператор маргинализации и оператор AD коммутируют в этих настройках в смысле, описанном выше. Однако, что важно, ни оператор маргинализации E, ни эффективный оператор AD D ( e ) не могут быть вычислены напрямую на основе данных.

Рассмотрим разложение по собственным значениям наблюдаемого оператора AD = λϕ , где ϕ — собственная функция D , связанная с собственным значением λ .Тогда в силу коммутативности и линейности E для постановки теоремы 1 имеем:

(38) D (e) Eϕ = EDϕ = Eλϕ = λEϕ.

Отсюда следует, что если λ является собственным значением D с собственным подпространством E λ ( D ), то λ является собственным значением D ( e ) с собственным подпространством Eλ (D (e)) = {Eϕ | ϕ∈Eλ (D)}.

На практике у нас есть доступ только к собственной функции ϕ E λ ( D ), а не к Eϕ∈Eλ (D (e)).Тем не менее, ϕ несет информацию об Eϕ. Поскольку D и D ( e ) являются компактными операторами, размеры их соответствующих собственных пространств E λ ( D ) и E λ ( D ( e ) ) конечны, и для каждой собственной функции D ( e ) , связанной с λ , существует по крайней мере одна собственная функция D , связанная с λ .

Описанная выше структура общего многообразия дает дополнительную информацию об AD и ее спектральной интерпретации. Далее он будет использован для неформального описания основного результата, касающегося расстояний AD (13), представленного в Lederman and Talmon (2018). В следующем разделе мы вернемся к спектральному анализу оператора AD и представим два модифицированных оператора AD с значительно улучшенными спектральными свойствами и теоретическими гарантиями.

В контексте текущей непрерывной ситуации основной результат об AD, представленный в Lederman and Talmon (2018, теорема 5), можно неформально сформулировать следующим образом.Для наблюдений со скрытыми переменными (x, y, z), (x ′, y ′, z ′) ∈M × N1 × N2, δ x , y , z дельта Дирака при ( x , y , z ) и δ x дельта Дирака при x ,

(39) ∥Dt + 1δx, y, z − Dt + 1δx ′, y ′, z′∥2≈∥ (D (e)) tEδx− (D (e)) tEδx′∥Q,

, где t — положительное целое число, а ∥∥ Q — подходящая норма что естественно появляется во время деривации.Для формального вывода и более подробной информации см. Lederman and Talmon (2018).

Результат в (39), который является непрерывным аналогом расстояния AD, определенного в (13), подразумевает, что расстояние AD (левая часть) зависит только от общей переменной x и игнорирует переменные, специфичные для наблюдения. y и z .

Отметим, что результаты AD зависят от порядка ядер, составляющих ядро ​​AD; эта зависимость проявляется в норме ∥∥ Q в (39).Это естественное следствие отсутствия доступа к единой объективной метрике для M в самых общих условиях. Этот аспект будет более подробно рассмотрен в Разделе 4.

(PDF) Маргинализация

было два из 55 000 или 0,0036 процента релевантных ссылок. Хотя будет еще

текстов, посвященных этому вопросу (но не упоминайте об этом в заголовке), это все равно выглядит как

примечательным пренебрежением со стороны устоявшейся области психологии.Сказав это, важно отметить, что Психология сообщества имеет опыт работы с

маргинализованными людьми. Люди с проблемами психического здоровья и службы, разработанные для их поддержки,

были в центре дисциплины с момента ее создания (Levine and Perkins, 1997;

Orford, 1992), хотя со временем произошел сдвиг. в пользу конкретных проблемных областей

и маргинализированных групп (Спир, Дей, Григгс, Гибсон и др.(1992) .. Например,

была проведена значительная и разнообразная общественная психологическая работа по проблеме бездомности,

высоко маргинализованного населения. Эта работа включает счета бездомных

(Banyard, 1995; Miller and Keys, 2001; Weisenfeld and Panza, 1999); типологии

бездомных (Хамфрис и Розенхек, 1995; Кун и Калхейн, 1998); доступ к службам

(Calsyn, Kohfield and Roades, 1993; Fountain, Howes, Marsden and Strang,

2002).; отношение общества к бездомности (Kingree and Daves, 1997; Toro and McDonell,

1992); психическое здоровье и бездомность (Caslyn and Winter, 2002; McBride, Caslyn,

Morse, Klinkenberg and Allen, 1998; Sosin and Grossman, 1993); пути к, через и

от бездомности (Belcher, 1989; Caslyn and Roades, 1994; MacLean, Embry and Cauce,

,

1999; Wenzel, 1992); стресс и совладание (Munoz, Vazquez, Bermejo and Vazquez, 1999);

анализа политики (Торо и Уоррен, 1999).; и социальная поддержка (Solarz, 1990).

Что такое социальная маргинализация?

Маргинализация — это скользкая и многоуровневая концепция. Целые общества могут быть

маргинализированы на глобальном уровне, в то время как классы и сообщества могут быть изолированы от доминирующего социального порядка

. Точно так же этнические группы, семьи или отдельные лица могут быть изолированы

2

От скрытого угнетения к явному расширению прав и возможностей

Джозеф Купер — доцент кафедры спортивного менеджмента педагогической школы Neag.(Фото: Райан Глиста / Neag School)

По мере увеличения расовых и этнических демографических сдвигов в Соединенных Штатах, общенациональный разговор о разнообразии и инклюзивности постоянно развивается. Некоторые термины стали обычным явлением для определения расовых и этнических групп, которые находятся в невыгодном положении из-за взаимосвязанных репрессивных систем, таких как превосходство белых, патриархат и неолиберальный капитализм. Среди наиболее популярных фраз, используемых в настоящее время для описания групп, которые исторически недооценивались из-за своей расы, — «Цветные люди».Еще один распространенный термин, используемый для описания этих групп, — «меньшинства». Одно из намерений использования этих терминов — подчеркнуть дублирующийся или общий опыт дискриминации, маргинализации и угнетения на основе расовой, этнической и / или культурной идентичности. Эти термины также стремятся признать и преумножить тот факт, что не все расовые и этнические группы имеют одинаковые привилегии. Несмотря на благонамеренную природу этих терминов, я утверждаю, что они тайно служат укреплению расовой иерархии и увековечивают проблемные статус-кво.

В ответ на проблемный характер таких терминов, как
«цветные люди», «меньшинства», «маргинализированные группы» и «угнетенные группы», я призываю к изменению языка. В стремлении к более равноправному и справедливому обществу
важно, чтобы мы разработали и использовали язык, разрушающий репрессивные системы.

Критика статус-кво
Одна из основных проблем с фразой «Цветные люди» заключается в том, что она нормализует и отдает предпочтение Белизне.Например, отделяя Белый от этого ярлыка, в отличие от кластера, состоящего из множества расовых и этнических групп, эта фраза усиливает превосходство белых. Фактически, на патологическом уровне он повторяет гуманизацию белых и дегуманизацию расовых групп в африканских, латинских, азиатских и индейских диаспорах. Реальность такова, что Белый действительно цвет, и люди всех расовых и этнических групп заслуживают человеческого достоинства, свобод и поддержки для целостного развития.Несмотря на существование в белом неолиберальном капиталистическом обществе, которое оценивает жизнь по-разному в зависимости от расы, этнической принадлежности, социально-экономического статуса и среди множества категорий идентичности, если мы как общество привержены празднованию расового, этнического и культурного разнообразия и интеграции, а не использования различий в качестве основы для дискриминации и угнетения — тогда наш язык, связанные с ним системы и социальные практики должны соответствующим образом отражать эту оценку.

Другая проблема, связанная с фразой «Цветные люди», заключается в том, что она неявно предполагает, что для того, чтобы оценить проблемы, влияющие на эти группы, и сосредоточиться на них, мы должны объединить их вместе, что уменьшает уникальность их различий между группами и внутри них.Эти различия включают различия в социокультурной истории, моделях и опыте миграции, экономических возможностях и связанных с ними обстоятельствах. Например, в латинской диаспоре насчитывается более 33 этнических групп и национальностей, а в африканской диаспоре — более 50. Несомненно, существуют пересекающиеся угнетения, но есть и явные различия, заслуживающие признания, критического рассмотрения и согласованных действий.

Термин «меньшинства» также проблематичен на многих уровнях.Меньшинства можно интерпретировать численно или символически. В числовом выражении этот термин всегда зависит от контекста и относится к группе, которая представляет менее 50 процентов данной популяции, а зачастую и менее 30 процентов. Следовательно, определение меньшинств в числовом смысле сосредоточено на представительстве. Однако повсеместное использование этого термина не учитывает тот факт, что численность определенных групп не уменьшается в численном отношении в каждом контексте. Например, чернокожие и латиноамериканцы не всегда являются численными меньшинствами в каждом географическом контексте (например,g., городская среда в США — или во всем мире, если на то пошло) или любой институциональный контекст (например, колледжи и университеты с историческими черными (HBCU) и латиноамериканские обслуживающие учреждения (HSI)). Таким образом, контекст имеет значение, когда применяется этот термин. Организации часто маскируют основные проблемы отсутствия разнообразия, объединяя ряд групп, считающихся «меньшинствами». Например, многие учреждения рекламируют достижение высокого уровня разнообразия путем группирования многочисленных групп «меньшинств» вместе, сводя к минимуму или игнорируя конкретное неравенство, связанное с определенными расовыми и этническими группами (например,g., большее количество иностранных студентов из азиатских стран объединяет общее количество разнообразных студентов и постоянно привлекает меньшее количество афроамериканских и латиноамериканских студентов из США).

Символически термин «меньшинства» подразумевает более низкий или неполноценный статус. Часто такие термины, как «доминирующий» и «маргинализованный» противопоставляются и используются для описания социально сконструированной динамики власти в данном контексте. Однако ссылка на группы таким образом искажает восприятие обладания властью, поскольку притесняемые группы позиционируются как бессильные, а «доминирующие» группы контролируют всю власть.Следовательно, без квалифицирующего термина «числовой» по отношению к термину «меньшинство» частые ссылки на «угнетенные» и «маргинализованные» могут закрепить и усугубить патологические предположения о ценности человека и потенциале позитивных изменений.

Используемый нами язык и его интерпретация могут сознательно и подсознательно увековечивать дегуманизацию, маргинализацию и угнетение.

Изменение нашего языка
В ответ на проблемный характер таких терминов, как «цветные люди», «меньшинства», «маргинализированные группы» и «угнетенные группы», я призываю к изменению языка.В стремлении к более равноправному и справедливому обществу важно, чтобы мы разрабатывали и использовали язык, разрушающий репрессивные системы. Этот сдвиг предполагает замену языка, используемого для описания конкретных условий, , основанного на системных угнетениях, а не , определяющих группы людей . Таким образом, этот сдвиг отвергает жесткие термины, продолжая признавать несправедливые системы, но продвигает более утвердительную, расширяющую возможности и гуманистическую терминологию. Изменяя язык, мы можем перевернуть и бросить вызов, а не укреплять и укреплять несправедливые структуры власти.

Одна фраза, включающая использование расширяющего языка, которое не определяет группу или группы по столкновению с угнетением, — это Мощные группы, нацеленные на угнетение (PGTO). Этот термин подчеркивает гуманность и силу внутри групп, в то же время признавая реальность репрессивных систем. Использование этого языка изменит мыслительный процесс и самоидентификацию в себе (а также в обществе в целом) как более утверждающие и вдохновляющие, вместо того, чтобы сосредотачиваться исключительно на состоянии угнетения и маргинализации.Конкретные термины, такие как «расовая», «этническая», «культурная», «сексуальная идентичность» и «религиозная принадлежность», могут быть вставлены между словами «влиятельные» и «группы», чтобы сосредоточить внимание и решить конкретные проблемы, влияющие на эти группы. Термин «предназначенный для» можно заменить на «подвергнутый» в зависимости от контекста, релевантности и применения. Например, вместо фразы «Цветные женщины» можно использовать фразу «Могущественные женщины, подвергающиеся взаимным притеснениям (PWSIO)». Кроме того, термин «угнетение» может использоваться как синонимы маргинализации, недопредставленности, экономической депривации, пренебрежения образованием, эксплуатации или других родственных терминов.Существование этих вышеупомянутых терминов в конкретных контекстах можно сформулировать как условие , связанное с их жизненным опытом / реальностями, но не обязательно , как они определены в целом .

Вторая рекомендация по замене ссылок на статус-кво на расовые и этнические группы состоит в том, чтобы перечислить группы, на которые сосредоточено внимание по отдельности или вместе. Например, можно использовать черные, испаноязычные, азиатские, индейские и / или многонациональные группы (BHANAM) и / или отдельные лица из африканских, латинских, азиатских и коренных американских диаспор (ALAND).При необходимости может быть добавлена ​​специфика, чтобы гарантировать признание нюансов как нюансов, так и общих черт. Такое обозначение конкретных расовых и этнических групп признает уникальность каждой группы и централизует основные аспекты их культурной самобытности и жизненного опыта.

Язык имеет значение. Рекомендации, представленные здесь, также следует рассмотреть и расширить до языка, используемого для различных категорий идентичности. Язык, который мы используем, и то, как он интерпретируется, могут сознательно и подсознательно увековечивать дегуманизацию, маргинализацию и угнетение.И наоборот, мы можем использовать язык для улучшения, расширения возможностей и преобразования человеческих когнитивных процессов и взаимодействий в сторону более справедливого общества.

Джозеф Н. Купер — доцент педагогической школы Ниг Университета Коннектикута. Недавно он был удостоен награды Neag School за выдающиеся достижения в области ранней карьеры 2016 года.

.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.