Качество личности проявляются в: Качества личности проявляются в 1) чертах человека как биологического организма 2)

Содержание

Качества личности проявляются в 1) чертах человека как биологического организма 2)

помогите с таблицей пожалуйста очень срочно​

Допоможіть будь ласка 7 завдання)))​

Допоможіть будь ласка 7 завдання))))​

6. Вот как напутствовал молодёжь известный американский бизнесмен Джон Рокфеллер в книге
«Искусство разбогатеть»: «При выборе призвания в практической

деятельности предоставь решение
своей необходимости первой мысли: где мне пристроиться так, чтобы всего активнее применить свои
1:2-3
силы на пользу общества? Где действеннее будет моя работа в интересах того же общества? С этими
мыслями вступай в практическую жизнь, и первые шаги твои в ней будут первыми шагами к успеху…
Тот человек вправе рассчитывать на наибольший успех в жизни, кто проявил перед миром
на наибольшие заслуги. Коммерческие предприятия, обслуживающие массу, всегда дадут доход
предприятия же бесполезные не имеют и не могут иметь успех». Можно ли согласиться с автором в
том, что отсутствие корыстных целей пролагает путь к успеху? Поясни свой ответ.
SCHOOL

Уважно прочитайте вислів американського промисловця Генрі Форда: «Зібратися разом — це початок, триматися разом — це процес, працювати разом — це успі

х». Проведіть паралелі з громадянським суспільством: як саме цей вислів його стосується?​

30б1) Найдите в приведенном ниже списке функции политической системы в демократическом обществе.а) определение целей, задач, путей развития обществаб)

согласование разнообразных интересов государства и общества в)формирование планово – централизованной экономики г)установление единой обязательной идеологии д) контроль за соблюдением законов2) Ниже приведен перечень терминов. Все они, за исключением двух, обозначают подсистемы политической системы. а) пропорциональная б) нормы политического взаимодействия в) мажоритарнаяв) коммуникативная г) культурно- идеологическая.

1.Рыночная цена является..Результатом сговора производителей при соблюдении конкуренции . решением правительства своеобразным балансом между спросом и

предложениемрешением потребителя.2. Под влиянием инфляции труд: дешевеетдорожает нет верного ответане меняется в стоимости 3.Сумаа товаров, которую можно приобрести на доходы гражданина называется:капитал номинальный доход реальный доход прибавочная стоимость 4. В росте цен на товары и услуги, не обусловленном повышением их качества, проявляет себя…ревальвацияинфляцияглобализациястагнация5. Жители многих городов страны обнаружили , что на протяжении года цены на товары и услуги стабильно увеличиваются, а качество их не меняется . Данный факт свидетельствует о таком экономическом явлении, как ..Инфляциябезработицадефицит товаров и услугкризис перепроизводства.ПЛИЗ ПОМОГИТЕ ДАЮ 28 баллов за прав ответ!!​

Прокоментувати вислів американського промисловця Генрі Форда: «Зібратися разом це початок, триматися разом — це процес, працювати разом — успіх»​

ЛЮДИ! ДАЮ 35 БАЛЛОВ БЕЗ ОБМАНА!!! НАДО СРОЧНО!1) Человечность является одним из лучших морально-нравственных качеств человека.
1. Как вы думаете, како

е значение имеет слово «гуманизм»?
2. Составьте рассказ о человечности, используя план:
— Как вы считаете, все ли поступки людей являются человечными? Почему?
— Какие примеры человечных поступков вы можете привести?
2) Выберите верные суждения о человеке и запишите цифры, под которыми они указаны.
1) Человек становится личностью в процессе взаимодействия с другими людьми.
2) К естественным (биологическим) потребностям человека традиционно относят потребности в общении с другими людьми, в общественной деятельности, общественном признании.
3) К социальным потребностям человека традиционно относят потребности в общении с другими людьми, в общественной деятельности, общественном признании.
4) Духовные потребности всегда связаны с потребностью человека в самосохранении как биологического вида.
5) Понятие «индивид» используется для обозначения отдельно взятого представителя всего человеческого рода.
3) В стране К проводилось социологическое исследование экономической грамотности школьников. Учащиеся отвечали на вопрос: «Какие отрасли хозяйства оказывают более существенное влияние на жизнь людей?»
Результаты опроса (в % от числа опрошенных) представленны в таблице.
Отрасли хозяйства Доля опрошенных,
%
Транспорт и связь- 35
Промышленность, сельское хозяйство, строительство- 60
Торговля- 5
Какие отрасли хозяйства в наибольшей степени воздействуют на жизнь людей, по мнению опрошенных? Выскажите два предположени, почему учащиеся выбрали именно эти отрасли.
4) Установите соответствие между проявлениями качеств человека и природой качеств: к каждому элементу, данному в первом столбце, подберите соответствующий элемент из второго столбца.
ПРОЯВЛЕНИЯ КАЧЕСТВ ЧЕЛОВЕКА ПРИРОДА КАЧЕСТВ
А) способность к продолжению рода
Б) способность приспосабливаться к условиям природной среды
В) способность накапливать знания и трудовые навыки
Г) способность видеть цель своих действий 1) социальная
2) биологическая
Запишите в таблицу выбранные цифры под соответствующими буквами:
А- Б- В- Г-
5) Известному писателю Марку Твену принадлежит следующее высказывание: «Доброта — это то, что может услышать глухой и увидеть слепой».
1. Как Вы понимаете смысл слова «доброта»?
2. Дайте своё объяснение смысла высказывания.
3. Как Вы думаете, почему важно, чтобы каждый человек был добрым?
6) Проповедь Папы Римского Урбана II привела к серии военных походов организованных европейцами, которые вошли в историю как Крестовые походы. Взаимосвязь каких сфер общественной жизни иллюстрирует данный пример? Поясните свой ответ.
8) Привлекая обществоведческие знания, составьте краткое (из 5–7 предложений) сообщение о человеке и обществе, используя все приведённые ниже понятия:
Духовная жизнь, Культура, Познание, Результат, Искусство, Художественные образы

1.Чем политические организации отличаются от политических институтов? Приведите примеры
политических институтов. Какие важные социальные функции они в

ыполняют?
2. Назовите примеры отношений и взаимодействий, которые можно отнести к коммуникативной
подсистеме политической системы общества.
3.Что понимается под политической культурой? Почему политическая культура считается
важным элементом культуры современного человека и общества?

сущность, содержание и методика выявления – тема научной статьи по психологическим наукам читайте бесплатно текст научно-исследовательской работы в электронной библиотеке КиберЛенинка

ПРОФЕССИОНАЛЬНО ЗНАЧИМЫЕ КАЧЕСТВА ЛИЧНОСТИ СПЕЦИАЛИСТА: СУЩНОСТЬ, СОДЕРЖАНИЕ И МЕТОДИКА ВЫЯВЛЕНИЯ С.В. Никифорова1

Самарский государственный технический университет,

4430100, Самара, ул. Молодогвардейская, 244 E -mail: [email protected] ru

В статье рассматривается содержание понятия «профессионально значимые качества личности» в исследованиях отечественных ученых. Рассматривается совокупность доминирующих психологических свойств личности. Обосновывается целесообразность проведения профессионального отбора с целью определения той профессии, которая наиболее соответствует личным способностям и интересам человека.

Ключевые слова: личностные качества специалиста, методика выявления, целевая подготовка специалиста.

Подготовка высококвалифицированного специалиста и развитие его как личности всегда была и остается важнейшей задачей высшей школы. Специалист — это не только работник, получивший подготовку к избранному им виду трудовой деятельности в высшем учебном заведении, но и личность, обладающая высокими профессионально- личностными качествами, имеющая творческий потенциал, профессиональную самостоятельность, способная к саморазвитию в процессе профессиональной деятельности. Обучение такого специалиста связано с формированием его профессионально значимых качеств, являющихся главным фактором успешной профессиональной деятельности. Таким образом, формирование целостной системы профессионально значимых качеств является узловым моментом профессионального становления личности.

С точки зрения Б. Г. Ананьева, изучение человека как субъекта труда не может ограничиться характеристиками подготовленности, опытности, мастерства, производительности и качества выполняемой в данный момент работы [1]. Важно определить возможности дальнейшего развития трудовой деятельности человека, внутренние силы личности, значимые для повышения производительности труда в условиях совершенствования самого производства. Причем при определении профессионально значимых качеств необходимо учитывать не только сумму тех или иных качеств, но и их определенную структуру, функциональный состав и различное сочетание, в котором возможно неравномерное развитие отдельных компонентов и их проявление в конкретной профессиональной деятельности.

В. Д. Шадриковым профессионально значимыми качествами называются «индивидуальные качества субъекта деятельности, влияющие на эффективность деятельности и успешность ее освоения», при этом автор включает в это понятие и способности [10]. По мнению Б. А. Душкова, А. В. Королева, Б. А. Смирнова, профессионально значимые качества являются одним из важнейших факторов профессиональной пригодности, они не только косвенно характеризуют определенные способности, но и органически входят в их структуру, развиваясь в процессе обучения и деятельности.

В исследованиях В. Л. Марищука профессионально значимые качества понимаются как отдельные динамические черты личности, определенные психические и психомотор-

1 Никифорова Светлана Вениаминовна, психолог, центр содействия трудоустройства выпускников.

ные свойства (выражаемые уровнем соответствующих психических и психомоторных процессов), а также физические качества, соответствующие требованиям профессии к человеку и способствующие успешному овладению этой профессией [6].

А. А. Деркач и Н. В. Кузьмина определяют профессионально значимые качества как «проявление психологических особенностей личности, необходимых для усвоения специальных знаний, способностей и навыков, а также для достижения общественно приемлемой эффективности в профессиональном труде». Эти особенности, по мнению ученых, включают в себя свойства: интеллектуальные (мышление), нравственные (поведение), эмоциональные (чувства), волевые (способность к самоуправлению), организаторские (механизм деятельности) [4].

Основу профессиональной пригодности составляют профессионально значимые качества личности (ПЗКЛ). Этот термин объединяет в себе два понятия: профессионализм и личностные качества, т.е. совокупность психофизиологических, эмоционально- волевых, характерологических качеств личности, которые в наибольшей степени соответствуют данной профессии.

Наиболее эффективными и перспективными системами подготовки специалистов широкого профиля являются те, которые заранее ориентируют студентов на выполнение конкретных инженерных функций (конструктора, исследователя, технолога, технического руководителя производственного коллектива, оператора сложных технологических установок, специалиста по эксплуатации и сервису). Отбор студентов в группы функциональных инженерных специализаций проводится, как правило, на старших курсах с учетом их личных интересов, а также выявленных у них профессионально значимых психофизиологических, эмоционально-волевых и характерологических свойств личности. По результатам отбора студентам рекомендуется пройти целевую индивидуальную подготовку специалистов (ЦИПС).

Алгоритм отбора представлен на рисунке.

Алгоритм отбора студентов по типам ПЗКЛ

ПЗКЛ формируются в ходе длительного трудового стажа работника, задатки же, потенциальные возможности к осуществлению той или иной конкретной деятельности, обусловленные индивидуально-психологическими свойствами личности, заложены в человеке изначально. Одновременно с формированием ПЗКЛ развивается и профессиональное мышление человека, формируется его профессиональный тип с соответствующими ценностными ориентациями, характером, индивидуальными особенностями профессионального поведения и образа жизни в целом.

Учет ПЗКЛ, психофизиологических требований к профессиям, выявление общих и специальных способностей позволяет подбирать такие виды деятельности и характер труда, которые наиболее подходят специалисту. Например, для наладчиков токарных автоматов и полуавтоматов требуется высокий порог зрительного опознавания. В работе операторов станков с программным управлением важна скорость сен-сомоторных реакций, в деятельности инженера-проектировщика серийных изделий -легкая приспособляемость к однообразным и повторяющимся действиям, способность к длительной концентрации внимания, глазомер.

Для более глубокого комплексного изучения ПЗКЛ нами используется Стандартизированный многофакторный метод исследования личности СМИЛ, модифицированный тест Сонди, другие психодиагностические методики, применяемые специалистами по профессиональному отбору кадров [2].

С целью определения той профессии, которая наиболее соответствует личным способностям и интересам человека, в системе профессиональной ориентации используют профессиональный отбор. Это предоставление человеку рекомендаций в отношении возможных направлений его профессиональной деятельности, наиболее соответствующих его психологическим, психофизиологическим и физиологическим особенностям. Отбор осуществляется на основе результатов психологической, психофизиологической и медицинской диагностики. В процессе проведения профессионального отбора конкретному человеку для полноценной реализации его потенциала в трудовой деятельности предлагают профессию, профессиональную сферу, которые оптимально подходят к его индивидуально-психологическому складу.

Становление профессионализма работника происходит на основе действия двух групп факторов — объективных и субъективных. Объективный фактор — это требования, нормы и ограничения, выдвигаемые со стороны профессии к труду человека, и наличие у него определенных свойств и особенностей (профессиональных знаний, умений и навыков, профессионально значимых качеств). Субъективные факторы — это имеющиеся у данного работника задатки, способности, мотивация и уровень притязаний, самооценка и психологическая защита от ошибок и неудач.

Для специалиста профессия, так же как и социальная роль, выступает в качестве средства для реализации его жизненного самоопределения (выбора социальной роли, жизненного стиля и образа жизни). Е. А. Климовым исследованы проблемы профессионального отбора, профессиональной ориентации и индивидуального стиля деятельности [5]. Результаты этого исследования позволили разработать критерии профессиональной пригодности по широкому кругу профессий, чтобы вплотную подойти к разработке интегрированной системы профессиональной ориентации с использованием компьютерной техники.

Профессии и их требования к индивидуальным особенностям человека чрезвычайно изменчивы, в то время как сами характеристики человека, в частности, в природной своей основе, являются относительно устойчивыми. К.М. Гуревич и В.Ф. Матвеев применительно к психологическим качествам отмечают, что некоторые свойства человека остаются практически неизменными (например, свойства нервной системы, темперамент), другие изменяются на протяжении достаточно длительного периода времени (способности, черты характера, эмоциональная сфера), третьи более адаптивны, изменчивы (познавательные процессы, психомоторика, волевые качества) [3]. Но изменчивость последних качеств можно предсказать и скорректировать.

Уровень притязаний личности — это стремление к достижению цели той степени сложности, которую человек считает адекватной для себя.

Люди, обладающие реалистическим уровнем притязаний, отличаются уверенностью, настойчивостью в достижении своих целей, большей продуктивностью по сравнению с людьми, уровень притязаний которых неадекватен их способностям и возможностям.

Расхождение между притязаниями и реальными возможностями человека приводит к тому, что он начинает неправильно себя оценивать, его поведение становится неадекватным, возникают эмоциональные срывы, повышенная тревожность. Из этого следует, что уровень притязаний тесно связан с самооценкой личности и мотивацией достижений успехов в различных видах деятельности.

Американскими учеными Д. Макклелландом и Д. Аткинсоном разработана теория мотивации достижения успехов в различных видах деятельности. Согласно этой теории, люди, мотивированные на успех, ставят перед собой цели, достижение которых однозначно расценивается ими как успех. Они стремятся во что бы то ни стало добиться успеха в своей деятельности, они смелы и решительны, рассчитывают получить одобрение за действия, направленные на достижение поставленных целей. Для них характерны мобилизация всех своих ресурсов и сосредоточенность внимания на достижении поставленных целей.

Совершенно иначе ведут себя люди, мотивированные на избежание неудачи. Для них явно выраженная цель в деятельности заключается не в том, чтобы добиться успеха, а в том, чтобы избежать неудачи. Человек, изначально мотивированный на неудачу, проявляет неуверенность в себе, не верит в возможность добиться успеха, боится критики, не испытывает удовольствия от деятельности, в которой возможны временные неудачи.

Индивиды, ориентированные на достижение успеха, способны правильно оценивать свои способности, успехи и неудачи, адекватно оценивать себя. У них выявляется реалистический уровень притязаний. Напротив, люди, ориентированные на неудачу, неадекватно оценивают себя, что, в свою очередь, ведет к нереалистичным притязаниям (завышенным или заниженным). В поведении это проявляется в отборе лишь трудных или слишком легких целей, в повышенной тревожности, неуверенности в своих силах, тенденции избегать соревнования, некритичности в оценке достигнутого, ошибочности прогноза и т. п.

В зависимости от направленности, способностей и характерологических черт личности складывается правильное или неправильное отношение к себе, в результате чего самооценка может стать либо стимулом, либо тормозом в развитии личности. Адекватная самооценка личностью своих способностей и возможностей обеспечивает, таким образом, и соответствующий адекватный уровень притязаний, трезвое отношение к успехам и неудачам, одобрению и неодобрению.

Согласно К. Роджерсу, высокая, «забегающая вперед» самооценка необходима для личностного роста, для реализации своего врожденного потенциала «быть полностью функционирующей личностью», «следовать своей истинной природе». В то же время люди с неадекватной завышенной самооценкой ставят перед собой цели более высокие, чем те, которых они могут достичь. К себе они не критичны. Считают себя самыми лучшими людьми, умными и добрыми. К окружающим относятся пренебрежительно, низко оценивают их способности и возможности. В коллективе такие люди часто бывают причиной конфликтных ситуаций. Чертами их характера становятся зазнайство, высокомерие, стремление к превосходству, неуважительное, грубое отношение к окружающим.

Люди с низкой самооценкой ставят перед собой цели более низкие, нежели те, которые могли бы быть достигнуты, преувеличивают значение неудач. Им свойственны такие черты, как нерешительность, боязнь, обидчивость, придирчивость, чрезмерная совестливость, конфликтность. Однако человек с низкой самооценкой, как отмечает

М. К. Тутушкина, легче поддается влиянию других людей и имеет больше шансов прийти к адекватной самооценке, чем человек с завышенной самооценкой [9].

Согласно Г. С. Никифорову, самооценка является основным структурным компонентом самосознания личности, играющим важную роль в самовоспитании и саморегуляции личности. В структуре самооценки можно выделить два компонента: когнитивный (знание о себе на основе фактов, доводов, анализа, сравнения, суждений и умозаключений) и эмоциональный (отношение к себе, удовлетворенность, одобрение, раскаяние и т. п.). Объектом самооценки могут выступать любые проявления психической сферы человека (процессы, состояния, свойства), совершаемые им поступки и действия [8].

Анализ причин определения неадекватной (неверной) самооценки из-за влияния субъективных индивидуально-психологических особенностей человека и объективных факторов внешней среды позволяет сделать заключение о первостепенной роли самоконтроля в обеспечении надежности самооценки. Это положение является чрезвычайно важным с точки зрения обеспечения надежности профессиональной деятельности. Проследим взаимозависимость и взаимообусловленность категорий «самоконтроль» и «самооценка» на примере феномена «уверенность — неуверенность».

В основе самоуверенности лежат неадекватно завышенные притязания личности, неправильная самооценка своих возможностей. Самоуверенность нередко проявляется в совокупности с недостаточно выраженным самоконтролем, недисциплинированностью, конфликтностью. Она способствует принятию поспешных, необоснованных, безответственных решений, утрате разумного чувства опасности, необходимой осторожности и, как следствие, совершению ошибочных действий, рискованных поступков. Ввиду этого «самоуверенность выступает как профессионально негативное качество, ведущее к снижению безопасности и надежности деятельности». Самоуверенность является следствием переоценки достигнутых субъектом субъективных успехов, незаслуженно адресованных ему похвалы и поощрения. В результате этого происходит своеобразный дисбаланс во взаимосвязи механизмов самооценки и самоконтроля.

Ничем не обоснованная, чрезмерная неуверенность в себе является другой крайностью. Неуверенность как устойчивое качество личности основывается на неадекватно заниженной самооценке реальных возможностей. Недостаток уверенности в себе является серьезным противопоказанием к овладению рядом профессий, особенно связанных с работой в сложных условиях, требующих от человека умения под воздействием ориентированных факторов сохранять профессиональную надежность, быстро ориентироваться в обстановке и принимать ответственные решения.

Уверенность как положительное свойство личности формируется в процессе воспитания и самовоспитания, профессионального обучения и самообучения. Уверенность -важнейшее профессиональное качество личности, развитие которого связано с формированием адекватной самооценки. Уверенный в себе человек правильно определяет свои способности и возможности, его отличают такие личностные качества, как решительность, твердость, умение находить и принимать логические решения. Он уделяет должное внимание и самоконтролю над своими действиями и поступками, обращаясь к этому феномену каждый раз, когда это необходимо, руководствуясь прошлым профессиональным опытом и чувством ответственности за порученное дело.

Уверенность или неуверенность, уравновешенность или неуравновешенность, доброжелательность или недоброжелательность (подозрительность) и другие качества личности определяются с помощью теста «локус контроля». Локус контроля (локализация контроля) представляет собой личностное качество, характеризующее склонность человека приписывать ответственность за результаты своей деятельности либо внешним

силам (и тогда этот локус контроля называется экстернальным, т. е. внешним), либо собственным способностям и усилиям (и тогда он называется интернальным, т. е. внутренним).

При внешнем локусе контроля у человека формируются такие черты характера, как неуверенность в своих способностях, неуравновешенность, стремление отложить дела на неопределенный срок, тревожность, подозрительность, склонность к конфликтам.

При внутреннем (интернальном) локусе контроля людям присущи такие черты, как уверенность в себе, последовательность и настойчивость в достижении поставленных целей, склонность к самоанализу, уравновешенность, общительность, доброжелательность, независимость. Внутренний локус контроля считается социально одобряемой ценностью.

Самооценивание индивида играет большую роль в саморазвитии и самовоспитании личности. Осуществляя самовоспитание, человек, по выражению В. С. Безруковой, «самообразуется». В нем включаются механизмы, помогающие приобретать знания, умения и навыки, самостоятельно осуществлять творческую деятельность.

Саморегуляция как важнейшая социально-психологическая категория жизнедеятельности любого человека также немыслима без оценки себя самого. Как известно, саморегуляция — это один из механизмов регуляции активности любых живых систем. Замкнутый контур регулирования системы включает в себя следующие компоненты структуры: 1) поставленная субъектом цель его произвольной активности; 2) выделение значимых условий деятельности; 3) программа собственных исполнительских действий; 4) система критериев успешности деятельности; 5) информация о реально достигнутых результатах; 6) оценка соответствия реальных результатов критериям успешности; 7) решение о необходимости деятельности и характере ее коррекции. При развитой структуре саморегуляции человек способен к самосовершенствованию и самопознанию. Самосовершенствование начинается еще в подростковом возрасте, когда наступает пора формирования «идеального Я», т. е. осознанного личного идеала, сопоставление с которым вызывает недовольство индивида собой и стремление себя изменить. Этот процесс сопровождается особыми переживаниями относительно своей личности и своего поведения (угрызения совести, недовольство собой, самооценка и др.). Процесс самосовершенствования неотделим от самопознания. Самопознание происходит на основе развития познавательных способностей. В процессе становления человека происходит его развитие, обогащается личностный потенциал. Ввиду этого самопознание как бы «отстает» от своего объекта. Но оно непременно осуществляется, если индивид не останавливается на пути своего личностного роста и самосовершенствования.

Основными методами и приемами самооценки личности являются самонаблюдение, самоанализ, сравнение, рефлексия, тестирование (использование психодиагностических методик и техник). Под рефлексией понимается самоанализ, осмысление, оценка предпосылок, условий протекания собственной деятельности, внутренней жизни человека. От самооценки личности зависит характер взаимоотношений, требовательность к себе и другим, критичность, отношение к успехам и неудачам, уровень рефлексивности. Самооценка оказывает значительное влияние на эффективность личности в целом и на уровень рефлексивности, является одним из основных регуляторов поведения человека. Без самооценки немыслим процесс самоактуализации личности, под которым понимается стремление человека к наиболее полному выявлению и развитию своих личностных возможностей.

Самооценка относится к центральным образованиям личности, ее формирование происходит в процессе социализации, межличностного взаимодействия в совместной деятельности людей. Выступая в качестве регулятора поведения и деятельности, са-

мооценка в значительной степени определяет социальную адаптивность (социальную адаптацию и дезадаптацию личности).

В становлении личности молодого специалиста большую роль играет процесс формирования его «Я-концепции», под которой понимается динамическое психологическое образование (обобщенное представление о себе самом) как система установок относительно собственной личности. Принято выделять две основные формы «Я-концепции» -реальную и идеальную. Реальная «Я-концепция» — это представление личности о себе, о том, «какова она есть» (кстати, это представление о самом себе может и не отражать реального положения дел). «Идеальное Я» — это представление личности о себе в соответствии с собственными желаниями («каким я хотел бы быть»). Разумеется, реальная и идеальная «Я-концепции» могут не совпадать. В большинстве случаев так и происходит. Расхождение между реальной и идеальной «Я-концепциями» приводит как к позитивным, так и к негативным последствиям. С одной стороны, рассогласование между реальным и идеальным «Я» может стать источником внутренних конфликтов личности, но с другой -несовпадение реального и идеального «Я» становится источником самосовершенствования личности и стремления к саморазвитию.

Идеальное представление о себе как профессионале и личности, имеющей определенную социальную роль и общественный статус, у подростка или юноши базируется на основе его профессионального «Я». Для формирования этого образа («Я-профессионального») необходим достаточно высокий уровень самосознания, позволяющий адекватно определять свои способности и возможности для овладения конкретной профессией (специальностью). Следовательно, профессиональное самоопределение — это своего рода способ оптимизации отношений человека с профессией. С одной стороны, имеется ряд требований, предъявляемых профессией к личностным качествам, психологическим способностям и психофизиологическим возможностям человека (прерогатива профессиографии). С другой — каждый человек располагает собственной психофизиологической конституцией, своими индивидуально-психологическими особенностями, своим здоровьем и способностями. Оптимальная регуляция «взаимоотношений» человека и профессии на основе изменения личностных интересов и мотивов в наибольшей степени определяет процесс профессионального самоопределения личности и способствует выработке индивидуального стиля деятельности. Этот процесс формирования индивидуального стиля А. Маслоу определяет как феномен «самоактуализация». В общем смысле под самоактуализацией понимается стремление человека к наиболее полному выявлению и развитию своих личностных возможностей. Согласно А. Маслоу, самоактуализация есть желание «стать тем, кем ты можешь стать», это потребность в самосовершенствовании, в реализации своего жизненного потенциала.

Представленная в статье методика была апробирована на ряде факультетов Самарского государственного технического университета в процессе целевой индивидуальной подготовки специалистов [7].

БИБЛИОГРАФИЧЕСКИЙ СПИСОК

1. Ананьев Б.Г. Избранные психологические труды: в 2 т. / Б.Г. Ананьев. — М.: Педагогика, 1980. Т.1. — 230 с. Т.2. — 288 с.

2. Березин Ф.В., Мирошников М.П., Рожанец Р.В. Методика многостороннего исследования личности / Ф.В. Березин, М.П. Мирошников, Р.В. Рожанец. — М.: Медицина, 1976. — 158 с.

3. Гуревич К.М., Матвеев В.Ф. О профессиональной пригодности операторов и способов ее определения. Вопросы пригодности оперативного персонала энергосистем / К.М. Гуревич, В.Ф. Матвеев. — М.: Просвещение, 1966. — С.3 — 96.

4. Деркач А. А., Кузьмина Н.В. Акмеология — наука о путях достижения вершин профессионализма / А.А. Деркач, Н.В. Кузьмина. — М.: Российская Академия Управления, 1993. — 23 с.

5. Климов Е. А. Психология профессионального самоопределения: учеб. пособие / Е.А. Климов. — М.: Академия, 2004. — 304 с.

6. Марищук В., Евдокимов В. Поведение и саморегуляция человека в условиях стресса / В. Марищук, В. Евдокимов. — Изд-во «Сентябрь», 2001. — 260 с.

7. Михелькевич В.Н., Кравцов П.Г. Целевая функционально-ориентированная подготовка специалистов в техническом университете / В.Н. Михелькевич, П.Г. Кравцов. — Самара: СамГТУ, 2001. — 112 с.

8. Никифоров Г. С. Надежность профессиональной деятельности / Г.С. Никифоров. — Спб.: СпбУ, 1996. — 176 с.

9. Тутушкина М. К., Артемьева В.А., Волков С.А. и др. Практическая психология: учеб. пособие / М.К. Тутушкина, В.А. Артемьева, С.А. Волков и др. — 4-е изд. — Институт общегуманитарных исследований, 2000. — 368 с.

10. Шадриков В.Д. Психология деятельности и способности человека: учеб. пособие /

В.Д. Шадриков. — 2-е изд. — М.: Издательская корпорация «Логос», 1996. — 320 с.

Поступила в редакцию 12/II/2009; в окончательном варианте — 15/III/2009.

UDC 378

PROFESSIONALLY SIGNIFICANT PERSONAL QUALITIES OF THE EXPERT: ESSENCE, CONTENT, AND METHOD OF DETECTION

S. V. Nikiforova

Samara State Technical University

244 Molodogvardeiskaya str., Samara, 443100

E -mail: [email protected]

The article discusses the concept of «professionally significant qualities of the person » in studies of domestic scientists. We consider the complex of the dominant psychological characteristics of personality. The feasibility of professional selection to identify the profession that best suits personal abilities and interests ofpeople is justified.

Key words: personal qualities of an expert, the method of detection, targeted training of an expert.

Original article submitted 12/II/2009; revision submitted — 15/III/2009.

Svetlana V. Nikiforova Psychologist, Centre for the promotion of employment of graduates

Harvard Business Review Россия

Говоря о факторах карьеры, чаще всего упоминают сильные стороны: интеллект, обучаемость, амбициозность, умение строить отношения. Но достоинства всегда идут в комплекте с недостатками: порой безобидными, порой даже полезными, а порой опасными для человека и организации.

Два десятилетия назад психологи Роберт и Джойс Хоган составили список из 11 «сомнительных» качеств: от эмоциональности до исполнительности, в своих крайних проявлениях весьма похожих на распространенные расстройства личности (см. таблицу ниже). Компания, в которой я работаю, выработала систему оценки Hogan Development Survey (HDS) и лицензировала ее. В организационной психологии она стала популярным методом выявления проблемных качеств.

Результаты профайлинга нескольких миллионов сотрудников, руководителей и лидеров компаний показали, что у большинства из нас проявляются, по крайней мере, три сомнительных свойства из этого списка, а около 40% находятся в зоне риска по одному или двум — даже если пока они успешны и эффективны. Такие люди часто ведут себя некорректно.

Вызывает беспокойство, что руководители не замечают своих слабостей, когда их карьера на взлете. Некоторым кажется, что продвижение по службе — это индульгенция дурным привычкам. Однако, в конце концов, недостатки могут погубить их карьеру, а вместе с ней, возможно, и команду, и даже компанию. Например, для осторожного руководителя главное — безопасность, и он до такой степени избегает риска, что прогресс и инновации становятся невозможными. Эмоциональный руководитель зажигает своим энтузиазмом, но его поведение непредсказуемо, из-за чего окружающим трудно иметь с ним дело. Прилежный начальник сконцент­рирован на деталях и стремится все делать на отлично, но эта черта может обернуться прокрастинацией и навязчивым перфекционизмом.

Результаты многолетних исследований свидетельствуют, что после 30 лет изменить себя трудно. Но, практикуя осознанное поведение и ставя перед собой цели, можно контролировать поведение, чтобы неоднозначные черты характера меньше проявлялись в критических ситуациях.

Понять свою «темную сторону»

Качества можно условно разделить на три группы. В первой — черты характера, которые окружающим не нравятся — например, подверженность смене настроений. Или цинизм и скепсис, мешающие строить доверительные отношения. Или пассивная агрессивность, то есть манера маскировать враждебность и даже подковерные интриги вежливостью и корректностью.

Качества, выделенные во вторую группу, напротив, привлекают. Часто они присущи уверенным в себе, харизматичным лидерам, которые легко набирают сторонников и обладают способностью «управлять своим начальником». Но и у них есть оборотная сторона: такой человек переоценивает свою значимость и высоко заносится. Другой пример — апломб на грани ­высокомерия. Или азарт в работе, сопровождаемый непомерным аппетитом к высоким рискам.

К третьей группе качеств относятся те, что вполне органичны у подчиненных, но вряд ли уместны у руководителя. Так, прилежный менеджер производит впечатление на босса педантичным вниманием к деталям, но в качестве начальника может быть склонен к микроменеджменту и зациклен на мелочах. Преданный сотрудник ищет одобрения своего босса и без раздумья выполняет его указания.

Не все отрицательные качества одинаково опасны. По результатам исследования, в котором приняли участие 4372 человека, работающих в разных отраслях, отталкивающие черты устойчиво плохо влияют на отношение к работе, на качество управления, принятие решений и межличностные связи (это отражали и показатели, и низкие оценки по методу 360 градусов). Привлекательные качества иногда имели положительный эффект. Так, театральный руководитель, который всегда в центре внимания, часто получает более высокую оценку от своего босса, чем его более замкнутые коллеги. Самоуверенный чаще добивается результатов как предприниматель. Ущерб, проистекающий от отрицательных черт, может быть разным: азартный, склонный к риску руководитель может погубить компанию одним импульсивным решением, если на него надавили в отношении финансовых результатов, а эмоциональный — поставить крест на своей карьере, поддавшись приступу ярости у всех на глазах.

Полное отсутствие этих качеств, кстати, также воспринимается как недостаток. Слишком спокойного, уравновешенного, мягкого руководителя, которого ничто не заводит и не выводит из себя, считают скучным и не способным вдохновить сотрудников. Смысл не в том, чтобы искоренить какие-то черты, а в том, чтобы управлять ими. Лучше всего — золотая середина.

«ТЕМНАЯ СТОРОНА» ЛИЧНОСТИ

 

   

   

   

   

 

 

   

 

 

   

 

 

   

   

   

   

 

 

   

 

 

   

   

   

   

 

 

   

 

 

   

   

   

   

 

 

   

 

 

   

   

   

   

 

 

   

 

 

   

   

   

   

 

 

   

 

 

   

 

 

   

   

   

   

 

 

   

 

 

   

   

   

   

 

 

   

 

 

   

   

   

   

 

 

   

 

 

   

   

   

   

 

 

   

 

 

   

 

 

   

   

   

   

 

 

   

 

 

   

   

   

   

 

Определение Клинический аналог (расстройство) Плюсы Минусы
Группа 1: Отталкивающие качества
Эмоциональный
смена настроения, раздражимость, требовательность, эмоциональная нестабильность биполярный страсть, энтузиазм всплески эмоций, непредсказуемость
Скептичный
недоверчивость, цинизм, чувствительность к критике, фокус на негативе параноидальный политическая дальновидность, не ведется на обман недоверчивость, задиристость
Осторожный
неуверенность, боязнь изменений, медлительность при принятии решений тревожный (избегающий риска) внимательность, точность нерешительность, избегание риска
Сам в себе
отчужденность, безразличие к чувствам других шизоидный стойкость, стрессоустойчивость необщительность, равнодушие
Сам по себе
показная готовность помочь при внутреннем раздражении, упрямство, неконтактность тревожный (избегающий) расслабленность, внешняя легкость в общении пассивная агрессивность, преследование собственных интересов
Группа 2: Привлекающие качества
Самоуверенный
чрезмерная само­уверенность, эгоцентризм, раздутое самомнение нарциссический ассертивность, убежденность высокомерие, напыщенность
Увлекающийся
стремление к риску, испытание на прочность, жажда острых ощущений психопатический терпимость к риску, харизматичность импульсивность, манипулятивность
Театральный
наигранность, привлечение внимания, склонность прерывать, вместо того чтобы выслушать истерический занимательность, выразительность социальная невосприимчивость
С богатым воображением
способность мыслить и действовать нестандартно шизотипический творческий подход, перспективное мышление склонность к эксцентричным идеям, постоянные изменения
Группа 3: Качества, вызывающие расположение начальника
Прилежный
скрупулезность, точность, дотошность обсессивно-компульсивный работоспособность, приверженность высоким стандартам перфекционизм, микроменеджмент
Исполнительный
стремление угождать, нежелание действовать самостоятельно или выражать несогласие зависимый покладистость, лояльность смирение, избегание конфликтов

«Темную сторону» — под контроль

Если у вас нет возможности выполнить полную психологическую оценку, можно пройти сокращенную версию опроса HDS на сайте www.hoganx.io (требуется регистрация) или просто сверить себя с описанием, приведенным в таблице. Или попросите руководителя, коллег, подчиненных и клиентов поделиться мнением о вашем поведении. Объясните, что вы работаете над собой и рассчитываете на их прямоту. Как окружающие воспринимают вас, когда вы не в лучшей форме? Упомяните о манере, которую вы сами за собой замечали или о которой говорили другие. Увидеть себя со стороны вам помогут и механизмы формальной обратной связи — например, аттестация, оценка методом 360 градусов, отзыв непосредственного начальника, отчеты участников проекта. Помните, что обычно люди избегают критиковать руководителя, пока его поведение не перейдет все границы, так что постарайтесь убедить всех быть откровенными, а также обратите внимание на скрытый смысл и спонтанные замечания.

Близкие наблюдают вашу «темную сторону» гораздо чаще, чем коллеги по работе, так что поинтересуйтесь и их мнением. На работе человек, как правило, старается показать себя в лучшем свете, а дома нормы менее жесткие, и человек скорее проявит истинное я.

Кроме того, важно определить потенциальные зоны риска. Когда ситуация меняется, — например, у вас новый начальник, вы получили повышение или перешли в другую компанию, — на первое место могут выдвинуться иные качества, и в зависимости от обстоятельств они могут быть более или менее проблемными. Например, богатое воображение может сыграть вам на руку, если ваша позиция предполагает инновации или ваш босс постоянно ищет новые возможности, но это качество будет действовать против вас, если вы риск-менеджер или у вас консервативный начальник. Нередко «темная сторона» личности проявляется под влиянием стресса — он истощает когнитивные ресурсы и снижает уровень самоконтроля. Но и когда вы слишком расслаблены, у вас могут проявиться обычно скрытые отрицательные черты.

Следующий шаг — нейтрализовать неоднозначные свойства характера, изменив поведение. Действуйте методом подбора: отследите реакцию окружающих, скорректируйте поведение, оцените результат и т. д. Смысл не в том, чтобы изменить свой характер, а в том, чтобы суметь себя остановить в нужный момент.

Иногда стоит освоить новую модель поведения. Например, если вы отличаетесь замкнутостью, а окружающие часто не могут понять вашу позицию,  возьмите себе за правило высказываться на каждом совещании, выражайте свое мнение, не воздерживайтесь от оценок. Некоторые шаги помогут притупить нежелательные качества. Например, если вы склонны привлекать к себе внимание («театральность»), избегайте ситуаций ненужного общения и не берите на себя презентаций — пусть в центре внимания побудет ваш коллега или подчиненный. Со временем вам будет легче даваться новая манера. Повысится вероятность, что она перейдет в привычку.

Помните, что репутация — один из главных факторов развития карьеры. Можно считать это лакировкой, но ваш рост зависит от того, как вас воспринимают другие. Когда о вас формируется отрицательное впечатление, ваши качества становятся барьером для успешного продвижения и эффективного руководства. К сожалению, сущие мелочи — игнорирование обратной связи, если вы самоуверенны, импульсивная реакция на неприятное письмо, если вы эмоциональны, или неоправданная увлеченность странными идеями, если у вас богатое воображение, — могут нанести непоправимый репутационный урон.

Управлять своими качествами непросто. Многие хотят измениться, не прилагая усилий. Если вы выделили те качества, которые помогут вам продвинуться, скорректировали свое поведение и продолжаете меняться в ответ на критические замечания, вы значительно укрепите свою репутацию, а с ней и карьеру, и лидерский потенциал.

Пример 1. От «движемся в русле» к «идем впереди»

Джейн — менеджер по развитию и разработкам в международной фармацевтической компании. У нее хорошие отношения с командой и с начальством — она умеет ладить с людьми. Но ее положительные качества часто перекрывает «оборотная сторона». Как многие слишком исполнительные люди, Джейн редко выражает несогласие с подчиненными и еще реже — с начальством. Ей очень трудно критиковать других. Она часто недооценивает серьезность проблем и редко предлагает новые идеи или проекты. Когда эти особенности ее личности показал опрос HDS, Джейн решила меняться. Ее рабочие встречи с подчиненными теперь начинаются со слов: «Скажите мне, что я могу делать лучше, и я сделаю то же самое для вас». Она стала чувствовать себя увереннее в трудных ситуациях: научилась указывать на ошибки нерадивым сотрудникам, периодически давать своему руководителю стратегические рекомендации, выделять то, что она «сделала бы по-другому». Кроме того, она присоединилась к нескольким рабочим группам по инновационным НИОКР, чтобы сформировать собственное представление. Теперь Джейн пользуется репутацией не «хорошего менеджера», а «потенциального лидера», и ментальность ее команды изменилась с «движемся в русле» на «идем впереди», что положительно сказалось на бизнесе.

Пример 2. От импульсивности к самоконтролю

Амир — вице-президент по продажам. Он отличается высокой эмоциональностью. Всегда считал себя увлеченным и энергичным руководителем, готовым отстаивать свое мнение по важным вопросам на совещаниях. В то же время в разговоре с его непосредственным руководителем и коллегами выяснилось, что остальные воспринимают его как импульсивного, нетерпимого к чужому мнению человека, который «не создан»  для роли руководителя. Амир научился умерять импульсивность, выработав три привычки. Во-первых, он начал совершать короткие прогулки перед запланированными совещаниями, чтобы собраться с мыслями и подумать, какие вопросы могут возникнуть и вызвать у него всплеск эмоций. Во-вторых, когда начинается обсуждение, он снимает часы с левой руки и надевает на правую — как напоминание о необходимости сохранять самообладание. В-третьих, на совещаниях с коллегами он стал пользоваться инструментами «сбора информации» — например, просить человека рассказать о своей идее подробнее и спрашивать, как она может улучшить ситуацию. Коллеги оценили его усилия и считают, что он стал внимательнее и лучше себя контролирует.

Об авторе. Томас Чаморро-Премузик — профессор психологии бизнеса в Лондонском университетском колледже и Колумбийском университете, участник Entrepreneurial Finance Lab Гарвардского университета, гендиректор Hogan Assessment Systems.

Коммуникативные качества личности и их проявление у младших школьников



Человеку для успешного существования в этом мире необходимо постоянное развитие. Саморазвитие предполагает формирование определенных качеств личности. В работе обращается внимание на коммуникативные свойства личности от полноценного развития которых зависит качественное и многостороннее общение человека.

Ключевые слова: социальная смелость, младший школьный возраст, коммуникативное качество личности, личность, общение, ребенок, умение.

В современных условиях развития общества вопросы приобретения коммуникативных умений и навыков часто становятся приоритетными в психолого-педагогических исследованиях и именно на их решение направлен значительный объем педагогической деятельности в школе.

Нас также заинтересовала проблема формирования коммуникативных качеств личности в процессе учебной деятельности у младших школьников.

Анализ психолого-педагогических исследований позволяет разобраться в сущности основополагающих понятий, касающихся коммуникативных качеств личности и отследить специфику их проявлений у детей младшего школьного возраста.

Коммуникативные умения представляют коммуникативную сторону общения — непосредственной и опосредованной межличностной коммуникации. Они формируются в процессе общения с детства и влияют на личностное развитие ребенка. В процессе общения происходит влияние одного человека на другого, т. е. общение является появлением межличностных взаимоотношений.

Отечественные ученые отмечают, насколько важным является коммуникативное взаимодействие ребенка со взрослыми и сверстниками. Например, С. Л. Рубинштейн называл взаимодействие между ребенком и взрослым «главным и решающим условием становления всех психических способностей и качеств ребенка: мышления, речи, самооценки, эмоциональной сферы, воображения. Цукерман Г. А. указывала на взаимоотношения со сверстниками как «главное условие развития личности». Уже в юношеском возрасте общение со сверстниками станет одним из самых важных видов деятельности [9].

По мнению известного психолога М. И. Лисиной, занимавшейся исследованиями в области психологии общения детей, общение представляет собой «взаимодействие людей, направленное на согласование и объединение их усилий с целью налаживания отношений и достижения общего результата» [5]. Многие ученые, в том числе Т. А. Репина, А. Г. Рузская рассматривали общение как коммуникативную деятельность.

В результате деятельности (неформальной, учебной) и общения ребенок постепенно приобретает или (не приобретает) личностные черты, так как личность отражает высокий уровень развития индивида. Все его поведение, отношение к себе и окружающим определяет направленность его личности, выраженная в различных потребностях, стремлениях, взглядах и убеждениях [3]. Направленность его личности показывает, что его интересует, к чему он стремиться, что ценит в самом себе и других людях, чем ему нравиться заниматься.

В основе личности, как целостной, взаимосвязанной структуры, лежат такие свойства как темперамент, характер, задатки и способности.

Врожденные свойства и тип нервной системы человека позволяют проявлять различные виды темпераментов. в виде особенностей эмоциональной возбудимости, интенсивности реагирования и приспособления к окружающей среде. У ребенка, как и у взрослого характер формируется под воздействием многих факторов: социальных, политических, психологических, педагогических. Этот процесс направлен на приобретение личностно значимых качеств, проявляющихся в поведении человека и отношении к окружающему миру. Проявление волевых (самостоятельность, настойчивость, дисциплинированность и др.) и эмоциональных качеств (чувствительность, позитивность, общительность) связана также с особенностями характера.

Коммуникативные умения, как и любые другие умения. опираются на способности личности, которые определяются как индивидуально-психические особенности и обеспечивают успех в любой деятельности, в данном случае в общении. На формирование и развитие способностей влияют задатки — генетически обусловленные, врожденные анатомо-физиологические особенности нервной системы человека. Из вышесказанного видно, что коммуникативные способности — это способности к общению, обусловленные многочисленными факторами.

Общение в человеческом обществе осуществляется посредством речи, неречевых средств (производные органов чувств и тела –мимика. жесты и др.), а также знаковых систем (письменность, средства связи и т. д.).

Данные понятия о личности находят отражение в следующем определении академика А. Г. Асмолова: «личностьv- это конкретный человек, взятый в системе устойчивых социально обусловленных психологических характеристик, которые проявляются в общественных связях и отношениях, определяют его нравственные поступки и имеют существенные значения для него самого и окружающих» [1]. К этому можно добавить пояснение ученого-психолога А. В. Петровского, что «личность обнаруживает себя в трех «пространствах»: в самом индивиде, в межличностных отношениях и других людях» [6].

«Личность не равна индивиду: это особое качество, которое приобретается индивидом в обществе, в целокупности отношений, общественных по своей природе. В которые индивид вовлекается…Личность есть системное и поэтому «сверхчувственное» качество, хотя носителем этого качества является вполне чувственный телесный индивид, со всеми его прирожденными и приобретенными свойствами». [4]

Рассмотрим влияние психолого-педагогического сопровождения на формирование коммуникативных качеств у детей младшего школьного возраста. Исследование проводилось с помощью психологической методики Р.Кеттела, позволяющей оценить личностные качества. Мы оценивали такие «конституционными факторы», как общительность, социальная смелость и склонность к самоутверждению.

Для диагностического этапа исследования предполагалось формирование двух рабочих групп: экспериментальной и контрольной состоящей из детей младшего школьного возраста. По данным первичной диагностики у всех был выявлен низкий процент развития коммуникативных умений. На следующем экспериментальном этапе была апробирована психолого-педагогическая программа по развитию коммуникативных качеств личности в этой возрастной группе. Задачей этой программы являлось формирование представления детей о коммуникативных умениях и качествах личности, о том, что они являются субъектами коммуникативной деятельности. На контрольном этапе, в обоих группах, с использованием прежних методик было проведено тестирование.

Обработанные, с помощью статистических методов, результаты повторной диагностики, приведены в таблице.

Сравнительная характеристика критериев сформированности коммуникативных умений младших школьников по данным первичного иповторного исследования (контрольная группа)

Критерий коммуникативных умений

Кол-во младших школьников, имеющих высокий процент по исследуемым критериям

Констатирующий эксперимент

Заключитель-ный эксперимент

Дина-мика

Значение статистического критерия

1. Общительность

20 %

24 %

+(4 %)

Х2=0,06

2. Социальная смелость

0 %

0 %

0

Х2=0

3. Склонность к самоутверждению

12 %

18 %

+(4 %)

Х2=0,06

Общительностькак положительное нравственно-этическое качество личности, характеризует «умение человека легко входить в общение, в доверие к другим людям, умение легко находить общий язык, договариваться» [2]. С точки зрения общительности — замкнутости, можно говорить об интенсивности и устойчивости ребенка к контактам с окружающими, быстроте установления контактов [7].

Социальная смелость также относится к группе коммуникативных характеристик личности. Этот фактор буквально означает готовность к контактам и выражен в позитивном эмоциональном фоне, сопровождающем любые контакты. Чем выше уровень социальной смелости, тем эффективнее и разнообразнее взаимодействие личности с социумом.

Альтернативой этого фактора является уверенность в себе. Эти полезные факторы влияют на способность не бояться неизвестного, пробовать что-то новое, управлять своим поведением в незнакомой сложной ситуации. Развитие уверенности в себе очень важно для ребенка, оно мотивирует на достижение успеха и ответственности за свои поступки.

Склонность к самоутверждению отражает уровень притязаний. Конструктивное самоутверждение направлено на развитие потенциала ребенка. Как личностная мотивация к действию — это качество помогает овладевать новыми знаниями и умениями; ориентируясь на свой статус в коллективе, планировать свое поведение. Также помогает изживать свои детские комплексы (чувствовать себя ненужным, неспособным, хуже других.

В младшем школьном возрасте склонность к самоутверждению выражается в потребности стать замеченным, заслужить признание.

Результаты проведенных исследований говорят о положительной динамике среди факторов общительности и склонности к самоутверждению. Программа не выявила развития фактора социальной смелости, вероятно нужно учитывать воздействие комплекса не только психолого-педагогических, но и социальных и практических факторов. Необходимо помогать детям вырабатывать коммуникативные навыки, чтобы они не чувствовали неуверенности и внутреннего беспокойства, росли упорными и целеустремленными. Ребенок должен понимать, чтобы чего-то добиться, нужно уметь выстраивать взаимоотношения с другими людьми.

Литература:

  1. Асмолов, А. Г. Психология личности: Культурно-историческое понимание развития человека / А. Г. Асмолов — М.: Смысл: Издательский центр «Академия», 2007. — 528 с.
  2. Безрукова, В. С. Основы духовной культуры (энциклопедический словарь педагога) / В. С. Безрукова — Екатеринбург, 2000. — 937 стр.
  3. Божович, Л. И. Личность и ее формирование в детском возрасте / Л. И. Божович — СПб: Питер, 2008. — 398 с.
  4. Леонтьев, А. И. Избранные психологические произведения: В 2-х т. Т. I / А. И. Леонтьев — М.: Педагогика, 1983. — 392 с.
  5. Лисина, М. П. Общение, личность и психика ребенка / М. И. Лисина; под. ред. А. Г. Рузской. М.: Изд-во «Институт практич. Психологии»; Воронеж: НПО «Модек», 2001. — 383с.
  6. Петровский, А.В. «Я» в «Других» и «Другие» во «Мне», в Хрестоматии: Популярная психология / Сост. В. В. Мироненко, М., «Просвещение», 1990 г., с.124–128.
  7. Психология общения: энциклопедический словарь / Учреждение Российской акад. образования Психологический ин-т; под общ. ред. А. А. Бодалева. — Москва: Когито-Центр, 2011. — 598
  8. Рубинштейн, С. В. Основы общей психологии / С. Л. Рубинштейн. — СПб: Питер, 2015. — 705с.
  9. Цукерман, Г. А. Виды общения в обучении / Г. А. Цукерман. — Томск: Пеленг, 1993. — 270 с.

Основные термины (генерируются автоматически): социальная смелость, младший школьный возраст, коммуникативное качество личности, умение, личность, общение, ребенок, качество личности, коммуникативная деятельность, нервная система человека.

Подготовка педагогов к реализации инклюзивного образования

Инклюзивное образование лиц с ограниченными воз­можностями
здоровья — одна из основных тенденций развития современной образовательной
практики. Рас­пространившиеся в России быстрыми темпами процессы интеграции
опередили разработку в отечественной де­фектологической науке теоретических
подходов в этом направлении, а также экспериментальные исследования в этой
области. В том числе неизученной оказалась про­блема профессиональной
компетентности педагогов, ра­ботающих в условиях инклюзивного образования.

Анализ форм организации, программных и методи­ческих
материалов, предлагаемых разными вузами, сви­детельствует, что не разработана
профессиограмма пе­дагога инклюзивного образования, не определены опти­мальные
формы и сроки подготовки педагогов к новым условиям профессиональной
деятельности, ее содержа­ние, учебно-методические материалы и др. Подготовка
педагогов для реализации инклюзивного образования в основном направлена на
формирование знаний об осо­бенностях детей и подростков с нарушениями развития
и учета их в педагогическом процессе. При этом значи­тельно меньше внимания
обращается на профессио­нально-личностную готовность педагога к работе с
деть­ми с ограниченными возможностями здоровья.

Результаты проведенного нами исследования [2; 3] убедительно
показали важность этой составляющей в процессе профессиональной подготовки и на
их осно­ве нами определены сущность, содержание и условия
профессионально-личностной готовности педагогов к реализации инклюзивного
образования.

Профессионально-личностная готовность педагога к работе с
детьми с ограниченными возможностями здоровья включает
профессионально-гуманистичес­кую направленность личности, в том числе ее
профес­сионально-ценностные ориентации, профессиональ­но-личностные качества и
умения.

Профессионально-гуманистическая направленность личности
проявляется в осознании педагогом гуманис­тических ценностей профессиональной
деятельности, удовлетворенности ею, целеустремленности в овладе­нии
профессиональным мастерством, действенности и активности личности в достижении
гуманистических целей и задач воспитания и обучения детей.

Педагог, готовящийся работать с детьми с ограни­ченными
возможностями здоровья, должен принять следующую систему
профессионально-ценностных ори-ентаций: признание ценности личности человека
неза­висимо от степени тяжести его нарушения; направлен­ность на развитие
личности человека с нарушением в развитии в целом, а не только на получение
образова­тельного результата; осознание своей ответственности как носителя
культуры и ее транслятора для людей с на­рушениями в развитии; понимание
творческой сущнос­ти педагогической деятельности с детьми с ограничен­ными
возможностями здоровья, требующей больших духовных и энергетических затрат и
др.

Важная составляющая профессионально-личностной готовности
педагога, работающего с лицами с ограничен­ными возможностями здоровья, по
нашему мнению, — го­товность к оказанию помощи. Известный психолог Х.
Хек-хаузен указывал, что «под оказанием помощи, альтруисти­ческим, или
просоциальным, поведением могут понимать­ся любые направленные на благополучие
других людей действия» [1, с. 338]. Психологи считают, что готовность к помощи
у разных людей неоднородна. Чем выше уровень эмпатии, ответственности,
заботливости, тем выше уро­вень готовности к помощи. Готовность к помощи у
челове­ка развивается при соответствующих условиях.

Согласно нашему взгляду, готовность к оказанию по­мощи —
интегральное личностное качество, включающее милосердие, эмпатию,
толерантность, педагогический оп­тимизм, высокий уровень самоконтроля и
саморегуляции, доброжелательность, умение наблюдать, способность сум­мировать
наблюдения и использовать увеличившийся объем информации о ребенке (взрослом)
для оптимиза­ции педагогической работы; перцептивные умения; креа­тивность,
творческий подход к решению проблем, задач педагогической работы и др. Педагог
должен осознавать значимость этих качеств и стремиться их развивать.

Милосердие — одно из существенных выражений гу­манности. В
понятии милосердия соединились духовно-эмоциональный (переживание чужой боли
как своей) и конкретно-практический (порыв к реальной помощи) ас­пекты. В
отличие от гуманности, которая рассматривается по отношению ко всему живому,
людям, как нуждающим­ся в помощи, так и самодостаточным, милосердие
употребляется по отношению к людям, нуждающимся в по­мощи (инвалидам, больным,
престарелым и др.) и отража­ет готовность помочь нуждающимся и саму помощь.

Эмпатия — важное профессиональное качество пе­дагога,
работающего с детьми с ограниченными воз­можностями здоровья, Она предполагает
понимание ребенка, сочувствие ему, умение увидеть ситуацию его глазами, встать
на его точку зрения. Эмпатия тесно связана с феноменом принятия, под которым
подразу­мевается теплое эмоциональное отношение со сторо­ны окружающих к
ребенку с ограниченными возмож­ностями здоровья.

Толерантность включает терпимость, устойчи­вость к стрессу,
неопределенности, конфликтам, пове­денческим отклонениям, агрессивному
поведению, к нарушению норм и границ. Педагогу в профессио­нальной деятельности
часто приходится проявлять то­лерантное, спокойно-доброжелательное отношение к
необычному внешнему виду воспитанников, к их не­адекватному поведению, нечеткой
речи, а порой отсут­ствию ее. Поэтому для такого педагога высокий уро­вень
толерантности является одним из факторов, ко­торые обеспечивают эффективность
его деятельности.

Педагогический оптимизм по отношению к детям с ограниченными
возможностями здоровья предполага­ет уверенность в продвижении в развитии
такого ре­бенка, вере в его потенциал. Наряду с этим следует опасаться
предъявления завышенных требований к ребенку, ожидания от него более высоких
результатов, чем те, на которые он способен.

Педагог, работающий с детьми с ограниченными возможностями
здоровья, должен обладать высоким уровнем регуляции своей деятельности,
контролиро­вать себя в стрессовых ситуациях, быстро и уверенно реагировать на
изменение обстоятельств и принимать решения. Ему необходимо иметь в своем
арсенале уме­ния, позволяющие справляться с негативными эмоци­ями, навыки
релаксации, умение владеть собой, спо­собность адаптироваться в трудных,
неожиданных си­туациях. Самообладание педагога, его уравновешен­ность,
эмоциональная устойчивость позволяют преду­предить конфликтные ситуации в
отношениях между детьми, между детьми и педагогом, что имеет особую значимость
для правильной организации учебно-вос­питательного процесса, в котором важное
место отво­дится созданию охранительного режима, щадящего нервную систему
ребенка с ограниченными возможно­стями здоровья и оберегающего его от излишнего
пе­ревозбуждения и утомления.

Важным требованием к педагогу, осуществляющему
педагогическую деятельность с детьми с ограниченными возможностями здоровья,
является проявление им дели­катности и тактичности, в том числе умение
соблюдать конфиденциальность служебной информации и личных тайн воспитанника,
то есть деонтологический менталитет.

Педагог несет ответственность за выбранные цели, задачи,
содержание, методы обучения и воспитания ребенка с ограниченными возможностями
здоровья, так как изначально такой ребенок является более за­висимым от
педагогической помощи, чем нормально развивающиеся сверстники.

Таким образом, профессионально-личностная готов­ность
педагога к работе с детьми с ограниченными воз­можностями здоровья предполагает
сформированность целого комплекса качеств, которые основываются на личностных
ресурсах. Не каждый педагог, работающий в общеобразовательном учреждении с
нормально разви­вающимися детьми, способен к работе с ребенком, име­ющим
ограниченные возможности здоровья.

На наш взгляд, необходимо создание диагностиче­ского
комплекса, направленного на выявление ценно­стных ориентаций и личностных
ресурсов, позволяю­щего отбирать педагогов, способных решать задачи
инклюзивного образования.

Нами выделены следующие условия становления
про­фессионально-личностной готовности педагога к работе с детьми с
ограниченными возможностями здоровья:

  • целенаправленное развитие ценностно-смысловой сферы
    личности педагога;

  • актуализация и развитие качеств, создающих
    профес­сионально-личностную готовность педагога к работе с де­тьми, имеющими
    ограниченные возможности здоровья;

  • ориентация на личностную индивидуальность каждого
    обучающегося, обеспечение дифференциаль­ного и индивидуально-творческого
    подхода;

  • усиление аксиологического аспекта в подготовке педа­гогов
    к работе с детьми, имеющими ограниченные воз­можности здоровья, концентрация их
    на нравственно зна­чимых событиях, включение в активные виды учебной
    де­ятельности, побуждающие к нравственной рефлексии.

Как свидетельствует наш опыт, эффективным инстру­ментом
формирования профессиональных ценностей яв­ляется совместное коллективное их
переживание студента­ми (слушателями). Этому способствуют совместный про­смотр
фильмов соответствующей направленности («Чело­век дождя», «Восьмой день»,
«Дикий ребенок» и др.), спек­таклей (например, театра «Простодушных»), встречи
с опытными педагогами специальных учреждений.

Важно стимулировать педагога в познании себя, своих
возможностей и способностей. Необходим комплекс диа­гностических методик,
направленных на выявление уров­ня профессионально значимых качеств, чтобы,
соотнеся результаты диагностики с требованиями, предъявляемы­ми к педагогу,
работающему с детьми с ограниченными возможностями здоровья, обучающиеся
направили свою активность на коррекцию, развитие, совершенствование необходимых
для компетентного педагога составляющих. Таким образом, самопознание выступает
необходимым условием саморазвития и самообразования.

Разработанные педагогические условия будут спо­собствовать
развитию профессионально-личностной готовности педагога к работе с детьми,
имеющими ог­раниченные возможности здоровья.

Самоопределение как структурно-функциональное качество личности

АННОТАЦИЯ

В статье сделана попытка показать взаимосвязи между основными, базовыми характеристиками личности. Акцентировано внимание на структуре личности. Показаны сферы, в которых разворачивается процесс жизнедеятельности человеческого индивида. Обоснованы взаимосвязи социальной позиции и самоопределения личности.

ABSTRACT

The article presents the endeavour to show the relationship among main and basic characteristics of a personality. The attention is focused on the structure of personality. The spheres of the life process of a human individual are shown. The relationship of social position and self-determination of a personality is substantiated.

 

Ключевые слова: индивид, личность, деятельность, активность, качества, самоопределения, самореализация, ответственность.

Keywords: individual, personality, activity, activeness, qualities, self-determination, self-realization, responsibility.

 

Одной из основных функций личности – творческое освоение общественного опыта и включение человека в систему общественных отношений. Все стороны личности проявляются только в деятельности и в отношениях с другими людьми. Личность существует, проявляется и формируется в деятельности и общении. Отсюда и важнейшая характеристика личности – социальное состояние человека, которое всеми своими проявлениями связано с жизнью окружающих людей.

Если деятельность индивида организована так, что, осуществляя ее, он получает возможность более полно включиться в систему общественных отношений, предпринять «новый шаг» на пути своего движения в этой системе, то мы можем рассчитывать на формирование у него и определенных общественно значимых свойств. Эффективная деятельность должна быть организована так, чтобы ее выполнение личностью раскрывало для нее те или иные позитивы общественных отношений, включало ее в эти отношения, обеспечивало бы развитие жизни личности в системе общественных отношений и их отражения в ее сознании.

Важно, что реализация и развитие ее потенциала существенно зависит от того, в какие связи с другими людьми и каким образом эта личность включается. В совместной деятельности вступают в силу такие факторы, как соревнование и сотрудничество (как разновидности достижения лучшего результата). Соревнование исполняет роль своеобразного «катализатора» развития способностей, а сотрудничество (поскольку оно предусматривает распределение функций) осуществляет существенное влияние на специализацию способностей разных участников совместной деятельности.

В. Ф. Сафин считает, что стержневой характеристикой личности является ее самоопределение: «самоопределение личности по отношению к ее социальной активности и гражданской зрелости выступает относительно них в качестве самостоятельного функционально-процессуального ядра, которое владеет способностью предупреждать реальное поведение личности и организовывать ее поведение» [17, с. 23].

Рост уровня организации личности обязательно ведет к изменению жизненной цели, поставленной человеком. Любой уровень высшего порядка (качества) находит свое проявление в самоопределении человека. Важной социально-психологической закономерностью развития личности есть то, что личность является носителем и выразителем общественного и коллегиального интересов. Но она может быть их сознательным субъектом лишь на определенном уровне социальной зрелости, когда личность самоопределилась и в этой связи совершенствует свою активность и повышает ответственность.

Во многих научных источниках по проблемам, связанных с личностью, существует мысль об отождествлении понятий самоопределение и жизненная позиция личности. Жизненная позиция – это способ привлечения личности к жизнедеятельности общества; совокупность взглядов, убеждений социально значимых, в первую очередь профессиональных, умений и соответствующих действий личности, которые реализуют ее отношение к окружающему миру. То есть жизненную позицию личности определяют не любые ее поступки или действия, а совокупность типичных поведенческих актов, стойкая линия поведения и деятельности. В часности, О. В. Киричук определяет активную жизненную позицию как «систему морального отношения личности прежде всего к природе, частицей которой она является; к обществу в целом и общностей, к которым она принадлежит; к основным видам деятельности, через которые и осуществляется внутренняя связь с природой и обществом» [6, с. 15].

Самоопределение имеет тесную связь с жизненной, в частности социальной позицией личности человека.

В соответствии с основными сферами жизнедеятельности в структуре самоопределения можно выделить его относительно самостоятельные разновидности: социальное, профессиональное, общественно-политическое, семейное, в сфере общения. Центральным здесь есть социальное самоопределение – интеграция молодежи в основные компоненты социальной структуры общества. Социальное самоопределение непосредственно связано с выбором профессии, результатом которого является не только полученная профессия, но и новый трудовой коллектив, в который вступает молодежь [15, с. 42]. Следовательно, социальное самоопределение включает у себя жизненное самоопределение.

В. И. Журавльов, анализируя развитие личности школьников, использует такое понятие жизненного самоопределения: «Процесс изменений общественного состояния воспитания на грани школьного и после школьного периода, которые регулируются педагогическими и социальными факторами, процесс, который характеризуется определенными признаками.» [5, с. 185]. Как видим, жизненное самоопределение учащейся молодежи, характеризуется преимущественно его профессиональной направленностью, которая связана с целью стать квалифицированным работником и выйти из ситуации «неполноценности» как члена общества.

Социальное же самоопределение характеризует человека как личность. Этим и определяется индивидуальность, ценность, профессиональная ориентация и тому подобное. Человек стремится сделать правильный жизненный выбор, и в то же время влиять на процессы жизнедеятельности общества на определенном уровне своей компетенции, чувствовать на себе влияние общества.

Исследуя проблему целостного развития личности, Е. А. Якуба рассматривает показателем подготовленности и готовности личности к осуществлению социальных функций социальную зрелость которая является выражением социальной активности как качества личности, ее культуры» [19, с. 7].

Активность личности – это единство отображения, выражения и реализация внешних и внутренних тенденций общества. Именно социально зрелая личность способна стойко демонстрировать ценностный способ моделирования, содержание общественно значимой деятельности, общения и поведения, при которых личность приобретает возможность самостоятельного существования системы в межличностном пространстве. В процессе формирования социальной активности личность активно ищет, создает и превращает условия удовлетворения общественно значимых потребностей в соответствии с позицией личности, ее ценностями и примененными к ней требованиями. Социальная активность выступает как личностный способ сопоставления себя с другими людьми, определение своей позиции и тем же характеризует социальное самоопределение.

Социально зрелая личность реализует свое социальное самоопределение, а через него ответственность и активность в процессе взаимодействия с окружающим миром. Источником такой активности являются социальные потребности. В социальных потребностях проявляется определенное состояние психики индивида. Для возобновления воссозданных психикой достижений и недостатков необходимо возобновлять расходы соответствующих сил путем выявления социальной активности в зависимости от определенного уровня социального самоопределения личности человека. В обществе эти потребности в значительной степени зависят от содержания и уровня полученого воспитания, от влияния окружающей социальной среды.

Исходя из того, что социальная зрелость личности проявляется при наличии логических взаимосвязей социального самоопределения молодежи человека, ее социальной активности и социальной ответственности, мы считаем, что этими взаимосвязями социальная зрелость определяет уровень развития личности в зависимости от уровня развития общества. По мнению некоторых авторов, социальная активность «выражает уровень реализации функциональных особенностей социальной общности, уровень общей социальности личности, ее внутреннюю потребность» [12, с. 6].

Такое состояние ее элементов определяется именно тем, что самоопределение, активность и ответственность могут быть реализованы в практической деятельности при наличии взаимосвязей между ними в структуре личности.

Рост сознания, самосознания, самоопределения человека в наши дни, с одной стороны, осложнение ситуации и расширение пространства ее действенного функционирования – из другого, стимулирует увеличение потребности человека в выделении, определении и «утверждении» себя в обществе, в реализации своих возможностей, творческих способностей и признания.

Процесс взросления и дозревания человека характеризуется развитием гетерогенных по своей природе процессов и взаимодействием всех проявлений человека как биопсихосоциального существа. Этот сложный процесс целостного развития неразрывно связан с его образовательной деятельностью, с удовлетворением базовых человеческих потребностей в знаниях, нужных для жизни и ее познания. Такие интегральные структурно-функциональные образования как критерии целостного развития человека, образуются на пересечении гетерогенных процессов развития человека, который растет, его онтогенеза и социогенеза, дозревания и образования, саморазвития и воспитания.

Психологи связывают профессиональную картину мира со способностями человека, которые детерминируют выбор профессии и профессиональное развитие. В научных наработках широко известная концепция Д. Е. Сьюпера, которая сводится к такому: люди характеризуются разными способностями, интересами и свойствами личности; каждый человек отвечает ряду профессий, а профессия – ряду индивидов; профессиональное развитие имеет несколько последовательных стадий и фаз; особенности этого развития определяются социально-экономическим уровнем родителей, свойствами индивида, его профессиональными возможностями [10].

Самоосуществление – это процесс приоритетного изменения глубин целостного личностно-деятельностного состояния человека, в процессе какого саморозкрывается, обновляется и совершенствуется ее духовная сущность. Это возможно только в результате большой целеустремленной работы над собой, с собственной личностью, то есть осмысления истинных целей своей жизни, а потом их выделения с помощью качественных, основных принципов своей личности и индивидуальности. Следовательно, самоосуществление является творчеством и формой экзистенционного раскрытия человека.

Многие исследователи рассматривают самоосуществление как итог самореализации человека в разных сферах деятельности. То есть, можно сказать, что «акме» является степенью самого осуществления. При этом основным фактором достижения состояния «акме» в конечном итоге, как результата самоосуществления есть саморазвитие личности.

Базируясь на акмеологическом подходе, целесообразно рассматривать «акме» и самоосуществление не как идеальные образы, а как постоянное движение человека к ним через соотношение реальных характеристик развития человека с оптимальной моделью саморазвития. Человек не просто реализует себя, осуществляя выбор между репродуктивными способами развития; он качественно превращает себя, снимает психологические барьеры, переосмысливает жизненные ожидания, ищет возможность для развития акмеологически значимых качеств, производит собственную траекторию саморазвития.

В личности, которая эффективно формирует социальную зрелость, формируются такие качества, как способность к самотрансцендентности, ответственность за само осуществление и готовность к саморазвитию и самовосстановлению, постоянному возникновению новых форм и способов удовлетворения потребности в самом осуществлении. Эти личностные качества, предопределенные, с одной стороны, уровнем социально профессиональной зрелости, а из другого, сами выступают как детерминанты эффективности в достижении акме и само осуществление.

В то же время из внутренней позиции социальная зрелость – это личностное новообразование, которое предопределяет становление человека как целостности, производительность ее самоосуществления и оптимальность индивидуальной траектории достижения «акме» как степеней самоосуществления. Высокий уровень социальной зрелости позволяет человеку осмысливать процесс саморазвития как жизненную ценность, создавать условия для самосовершенствования и самореализации в процессе жизнедеятельности, познавать, анализировать, творчески выявлять свою «самость».

Б. Ф. Ломов обращает внимание на то, что в психологии при изучении деятельности, исследования ее предмета, средств, условий нужно проводить лишь для понимания процессов, состояний и свойств субъекта. Он отмечает, что «нередко психические явления, которые возникают и развиваются в процессе выполнения индивидом деятельности, рассматриваются как ее продукты. Настоящим продуктом любой, в частности и индивидуальной, деятельности есть преобразованный (хотя и опосредствовано – через деятельность других людей) в ходе ее выполнения предмет, материальный или идеальный» [9, с. 203]. Оценка этого предмета (его качества, величины и тому подобное), его общественной и индивидуальной ценности, полезности, значение для профессионализации и тому подобное является критерием профессиональной способности, уровня профессионализма субъекта.

Анализируя проблему самоопределения личности будущего специалиста как одного из критериев формирования ее социально профессиональной зрелости, выясним некоторые аспекты исследования самоопределения в научной литературе. К. К. Платонов уважает: «самоопределение профессиональное – это степень самооценки себя как специалиста соответствующей профессии; содержательная сторона направленности личности, которая действует по призванию; важный объект формирования личности в процессе профессиональной ориентации» [14, c. 125-126].

Самоопределение личности научные работники рассматривают с точки зрения влияния на его развитие разнообразных социальных факторов. Совокупность таких факторов и образует условное пространство (учебно-воспитательная среда), в котором и имеет возможность эффективно реализоваться самоопределение личности. Критериальными признаками самоопределения личности студента являются образовательное и жизненное самоопределение.

Жизненное самоопределение студентов – сложная научная проблема, которая имеет многоаспектное содержание. По мнению Г. П. Никова: «более сложным и ответственным в жизни молодых поколений есть период, когда завершается их воспитание под руководством взрослых, и они направляются самостоятельным путем. Это значит, что заканчивается опека старшими, расширяется степень свободы молодых людей, их самостоятельности в принятии решений: наступает время социальной зрелости». [11, c. 58]. Самоопределение целесообразно рассматривать как специфический признак личности.

В психологических исследованиях указывается на корреляционную зависимость ответственности от самоопределения. Как справедливо замечает В. Ф. Сафин, ответственность является определяющий и системообразующим признаком самоопределения личности. Он отмечает: «личность, которая самоопределилась, является субъектом, который сознательно и постоянно сопоставляет собственную цель с целью группы, общества, который умеет активно отстаивать свои идеалы. Следовательно, самоопределение – это процесс, относительно самостоятельный этап социализации, значение которого заключается в формировании у индивида осознания цели и содержания жизни, готовности к самостоятельной жизнедеятельности через соотношение своих желаний, имеющихся качеств, возможностей и требований, которые применяются к нему со стороны окружения и общества» [17, c. 151].

Самостоятельность – системообразующий признак самоопределения личности. «За любыми социальными стандартами взрослость означает, с одной стороны, социальное приспособление, преодоление юношеского максимализма, а с другой – самостоятельность и ответственность», – пишет И. С. Кон [7, c. 4].

Демонстрация социальной активности личности заключается в превращении и самодеятельности во всех областях общественной жизни. На основании этого формируются самоопределение, самовыражение, самоутверждение, самоуправление и самовоспитание личности.

Характер активности определяется и опосредствует высшими жизненными потребностями. Роль активности, относительно координации заключается в посредничестве между элементами системы (деятельностью, общением и тому подобное), в той необходимой мере социальных и личных взаимодействий, с помощью которой они реализуются оптимально. Если деятельность еще не сформировалась, если не сложилась сама личность, ее высшие жизненные потребности, активность может выступать не как координатор, а как дезинтегратор жизнь человека.

Психологические аспекты индивидуальной социальной активности изучаются К. А. Абульхановой-Славской [1]. Особенное внимание она уделяет двум аспектам социальной активности: организации личного времени и построению жизненной стратегии. В первом случае активность рассматривается как практически-действенная форма реализации времени. Как понятие, личностное время содержит в себе субъективный способ реализации субъективного, форму, интенсивность, качество реализации. Активность – это реальная организация жизненного времени, то есть, структуризация объективных общественного и естественного времени, превращение их влияния, снятия ограничений, расширения возможностей, изменение направлений.

Если деятельность предусматривает социальнонормативные формы, структуры, способы и требования, которые применяются для достижения результата, то активность всегда конкретна и индивидуальна и означает самостоятельность субъекта, который осуществляет деятельность. Активность целесообразно рассматривать и как форму проявления и как способ осуществления деятельности.

В педагогическом анализе категории «социальная активность личности» мы придерживаемся точки зрения, согласно которой единство окружающей среды и его оценка определяются практической, превращающей деятельностью личности как субъекта социальных процессов.

Мы придерживаемся позиций, что социальная активность личности, с одной стороны, – это уровень ее развития, а с другой – это иерархия видов деятельности, которые на последовательно переменных этапах развития личности становятся ведущими для успешного решения заданий учебы и воспитания.

Социальная активность отбивает противоречие и единство общественных и индивидуальных потребностей человека. В активности заключается направленность на служение интересам общества, профессиональному сообществу, формируется овладение знаниями, которые нужны для привлечения к активной трудовой деятельности.

Деятельность может содействовать наиболее полному развитию внутреннего мира личности. Показателем высокого уровня деятельности является соответствие сознательного, целеустремленного, активного и творческого отношения личности с деятельностью. Качество деятельности личности в обществе проявляется через социальную активность на основе преобразования и самодеятельности во всех сферах жизнедеятельности общества.

Для подростка важна помощь в формировании жизненной стратегии, которая ориентирована на успех, на достижение высших уровней профессионализма в труде, в избранной специальности. Необходимо снять негативные установки, обеспокоенность подростка, проанализировать вместе с ним связь его ориентаций (при условии, что они существуют) с духовно-моральными ценностями.

На уровне старших классов школы педагогический процесс и педагогическая поддержка развития подростка направлены на формирование условий и обеспечение процесса осуществления социальной зрелости выпускника, его готовности к жизненному самоопределению. Определяющими социальноморальными качествами личности этого периода являются: самостоятельность действий, независимость суждений, ответственность за сделанный выбор, интеллектуальное развитие, способность к творчеству и саморазвитию.

Показатели социальной зрелости как акмеформи выпускника школы заключаются в: системности знаний о мире, целостности мировоззрения, к которому принадлежат знания о человеке; стойком профессиональном выборе и высокой мотивации достижения жизненного успеха; способности к саморегуляции поведения, адаптации в социуме и самореализации в легитимной деятельности; готовности к сохранению своего здоровья в интенсивных условиях учебы и труда, к созданию здоровой семьи, ответственности за принятые решения; стойкости социальноморальных ориентаций, гражданской позиции, высоком духовно-моральном потенциале развития личности.

Субъектный опыт становится возможным лишь в результате отношения к себе как объекту. Внешние предметы становятся для субъекта объектами лишь тогда, когда появляется первый, элементарный акт самопознания.

Само отношение развивается не как свойство, которое самостоятельно функционирует своем генезисе и развитии, а как конструкт процесса становления новой реальности бытия – «самости» человека, и потому предусматривает его осуществление в системе других, в единственном движении развертывания «самости», считая обязательными моментами его структуризации идентификацию, соответствующий уровень самопонимания и самоопределения. Самопонимание и самоопределение выделяются из способностей относиться и осознавать себя как такового. Такие способности особенны, они вызваны потребностью в процессе антропогенеза теми, что объективно существуют структурно-содержательные характеристики, в процессе, в котором формировалась и законченная целостность, которая обеспечивает производство-воссоздание человека как принципиально нового феномена живого, что осуществляет новый «тип» бытия социального, его развитие, а следовательно, развитие «самости».

Когда появляется проблема личности, ее самодетерминации, то только выходя за пределы психологии сознания, в сферу духа, можно распознать ядро личности, способной самоопределять свою судьбу, свой характер.

Личность может контролировать не только свое поведение, но и трансформировать себя.

Самодетерминация личности – это реализация осознанного выбора. Личность способна влиять на свой характер, управлять своими состояниями, психическими процессами, а также своими побуждениями и смыслами, произвольно изменять значимость разнообразных альтернатив.

Предметом самого восприятия и самооценки могут стать определенные стороны личности, те или те ее проявления. Развитие личности предусматривает ее непрерывную эволюцию как единого целого. К тому же человек может влиять на эволюцию своей личности.

Отдельные авторы рассматривают идентификацию как особенный социальный феномен, как особенную способность человека определять себя и относиться к себе сравнительно с другими и в отношениях с другими, и утверждает, что она предшествует всем формам определения и самоопределения индивида, выражая объективную потребность приспособления к обществу как реальной среде своего существования и одновременно определение его.

Потребность самопонимания, самопознания, самой актуализации, самого осуществления и других феноменов «само» – развивается вместе с расширением знаний человека о мире и о себе, с ростом субъектных возможностей и осложнением заданий, которые появляются перед человеком.

Самореализация в научных исследованиях рассматривается как структурное образование социального самоопределения и социальной активности. «В научной литературе в соответствии с определенными уровнями социальной сущности личности, правомерно отделять общечеловеческий, культурно-цивилизационный, национальный, социальногрупповой, индивидуальный и другие аспекты самореализации» [14, с. 25].

Самореализация является «тем интегрирующим фактором, с которым связанное решение проблем жизненного самоопределения, выбора жизненных сред, наиболее адекватных для самого осуществления и формирования жизненных стратегий» [3, с. 7], а «стремление к творческой самореализации является проявлением настоящей природы человека, которая не оставляет ей выбора» [3, с. 25].

Существует культурно-исторический диапазон, внутри которого осуществляется переход от самореализации как сопутствующего явления, как обязательного компонента любого взаимодействия системы с окружением к самореализации как осознанному способу существования личности. Самореализация начинает определять образ жизни личности, а многомерный мир человека выступает в своих ценностных координатах – как пространство для самореализации, самоосуществления и самосозидания» [3, с. 41].

В самом общем понимании самореализация как процесс реализации себя – это осуществление самого себя в жизни и будничной деятельности, поиск и утверждение своего особенного пути в этом мире, своих ценностей и смысла своего существования в любой момент времени. Самореализация осуществляется тогда, когда у человека есть сильный возбуждающий мотив для личностного роста» [8, с. 52].

Самоопределение появляется как процесс осознанного соотношения отмеченных образов с установкой на приведение образов в соответствие характера за счет подстраивания или одного образа под другой, или же наоборот [2]. Именно манипуляционное «Я» осуществляет самоопределение, берет на себя ответственность за процесс и результат, вносит сохранение в полученный результат, а потом осуществляет и построение поведения, которое отвечает результату самоопределения. Это «Я» предусматривает целесамоорганизацию человека и подчинение требованиям нормы, а также коректирование поведения под норму или реагирование на изменение в ситуации.

Следовательно, для того, чтобы в образовательной деятельности осуществлять цивилизационную самоорганизацию, самоопределение, самоотношение, самукоррекцию и тому подобное, необходимо опережая формировать цивилизационную «самость» личности.

 

Список литературы:
1. Абульханова-Славская К. А. Стратегия жизни / Абульханова-Славская К. А. – М.: Мысль, 1991. – 299 с.
2. Анисимов О.С. Методология и духовное развитие в ХХI веке / О.С.Анисимов. – М., 2008.
3. Галажинский Э. В. Системная детерминация самореализации личности: дисс. … д-ра. психол. наук / Э. В. Галажинский. – Томск, 2002.
4. Енциклопедія освіти / Акад. пед. наук України; головний редактор В.Г. Кремень. – К. : Юрінком Інтер, 2008. — 1040 с.
5. Журавлев В. И. Вопросы жизненного самоопределения выпускников средней школы / В. И. Журавлев. – Ростов-на-Дону, 1972. – 206 с.
6. Киричук О. В. Формування в учнів активної життєвої позиції / О. В. Киричук. – К.: Радянська школа, 1983. – 136 с.
7. Кон И. С. В поисках себя: личность и самосознание / И. С. Кон. – М.: Политиздат, 1984. – 335 с.
8. Коростылева Л. А. Психология самореализации личности: брачно-семейные отношения / Л. А. Коростылева. – СПб.: Изд-во
С.-Петерб. Ун-та, 2000. – 292 с.
9. Ломов Б. Ф. Личность в системе общественных отношений / Ломов Б. Ф. – М.: Академия, 2005.
10. Михайлов И. В. Проблема профессиональной деятельности в трудах Д. Е. Сьюпера / И. В. Михайлов // Вопросы психологии. – 1977. –
№ 5., с. 110–122.
11. Ников Г. П. Жизненное самоопределение как педагогическая проблема / Г. П. Ников // Вопросы самоопределения личности и ее активности. – Уфа, 1985. – С. 58–64.
12. Новиков Б. В. Социальная активность как мера самодеятельности личности / Б. В. Новиков //. Новиков Б. В. Творчество и философия. – К., 1989.
13. Платонов К. К. Краткий словарь системы психологических понятий : [учеб. пособие для учеб. заведений профтехобразования] / Платонов К. К. – М. : Высш школа, 1984, – 174 с
14. Платонов К. К. Структура и развитие личности / Платонов К. К. – М.: Наука, 1986. – 256 с.
15. Радул В. В. Соціальна зрілість особистості вчителя: фактори формування / В. В. Радул. – К. : Вища школа, 2008. – 240 с.
16. Саар Е. А. Роль системи освіти в життєвому самовизначенні молоді / Е. А. Саар // Філософська думка. – 1986. – № 5. – С. 41–4
17. Сафин В. Ф. Психология самоопределения личности: [учеб. пособие] / В. Ф. Сафин / Свердловский пединститут. – Свердловск, 1986. – 142 с.
18. Соціолого-педагогічний словник / За ред. В.В. Радула. — Київ: “ЕксОб”, 2004. — 304 с
19. Якуба Е. А. Понятие социальной активности личности / Е. А. Якуба // Социальная активность специалиста: истоки и механизм формировании (социологический анализ). – Харьков, Изд-во ХГУ «Вища школа», 1983.

 

Расстройства аутистического спектра (РАС)

Расстройства аутистического спектра (РАС) проявляются в диапазоне состояний, которые характеризуются определенным нарушением социального поведения, коммуникации и вербальных способностей и сужением интересов и деятельности, которые одновременно специфичны для индивидуума и часто повторяются.

Расстройства аутистического спектра начинаются в детстве и сохраняются в подростковом и взрослом возрасте. В большинстве случаев эти состояния проявляются в первые 5 лет жизни.

РАС часто сопровождаются другими нарушениями, в том числе эпилепсией, депрессией, тревожным состоянием и гиперактивным расстройством с дефицитом внимания. Интеллектуальный уровень крайне варьируется: от тяжелого повреждения до высоких когнитивных способностей. 

Эпидемиология

По оценкам, один ребенок из 160 детей в мире страдает расстройством аутистического спектра. Эта оценка является усредненной цифрой, и сообщаемая распространенность значительно варьируется между исследованиями. Однако в некоторых хорошо контролируемых исследованиях сообщаются существенно бóльшие цифры. О распространенности РАС в странах с низким и средним уровнем дохода на сегодняшний день неизвестно.

Судя по эпидемиологическим исследованиям, проведенным за последние 50 лет, распространенность РАС по-видимому возрастает во всем мире. Существует много возможных объяснений этого очевидного роста, включая возросшую информированность, расширение диагностических критериев, совершенствование средств диагностики и отчетности.

Причины

Согласно имеющимся научным данным, возможно существует много факторов, повышающих вероятность появления у ребенка РАС, в том числе факторы окружающей среды и генетики.

Имеющиеся эпидемиологические данные однозначно указывают на отсутствие причинной связи между расстройствами аутистического спектра и вакциной от кори, паротита и краснухи. Было обнаружено, что предыдущие исследования, указывавшие на наличие такой причинной связи, имели методические недоработки (2,3).

Точно так же не существует и фактов о том, что какая-либо детская вакцина может повысить риск расстройств аутистического спектра. Обзоры фактических данных о потенциальной связи между консервантом тиомерсал и адъювантами алюминия, содержащимися в инактивированных вакцинах, и риском развития РАС убедительно свидетельствуют о том, что вакцины не повышают риск развития РАС. 

Оценка и ведение пациентов

Для содействия оптимальному развитию и благополучию людей с РАС важно принимать меры в раннем детстве. Рекомендуется проводить мониторинг развития детей в рамках регулярного оказания медицинской помощи матерям и детям.

После выявления детей с РАС важно обеспечить для них и их семей предоставление информации и услуг, направления к специалистам и практическую поддержку с учетом их индивидуальных потребностей. Способов вылечить РАС на сегодняшний день нет. Однако психосоциальные мероприятия на основе фактических данных, например, поведенческая терапия и программы обучения для родителей и других лиц, обеспечивающих уход, могут ослабить затруднения в коммуникациях и социальном поведении, оказав положительное воздействие на благополучие и качество жизни личности.

Потребности людей с РАС в медицинской помощи являются сложными и требуют комплекса интегрированных услуг, включая содействие укреплению здоровья, оказание помощи, реабилитационные услуги и сотрудничество с другими секторами, такими как система образования, сфера занятости и социальный сектор.

Меры воздействия на людей с РАС и другими нарушениями развития должны сопровождаться более широкими мероприятиями, с тем чтобы придать их физической и социальной среде и взаимоотношениям более доступный, инклюзивный и благоприятный характер.

Социальные и экономические последствия

Расстройства аутистического спектра могут существенно ограничить способность человека осуществлять повседневную деятельность и участвовать в жизни общества. РАС часто негативно влияют на образовательные и социальные достижения человека, а также возможности найти работу.

Хотя некоторые лица с РАС способны жить самостоятельно и продуктивно, другие страдают тяжелыми нарушениями и нуждаются в пожизненном уходе и поддержке.

РАС часто порождают значительное эмоциональное и экономическое бремя для людей с этими расстройствами и их семей. Уход за детьми с тяжелыми проявлениями этих нарушений может быть обременительным, особенно в условиях, когда услуги и поддержка являются недостаточными. Поэтому расширение прав и возможностей лиц, осуществляющих уход за детьми с РАС, все шире признается в качестве критически важного компонента мероприятий по уходу за такими детьми.

Права человека

Люди с РАС часто сталкиваются со стигматизацией и дискриминацией: их права несправедливо ущемляются в сфере медицинского обслуживания и образования, их возможности участвовать в жизни местных сообществ сужаются.

У людей с РАС возникают те же проблемы со здоровьем, что и у населения в целом. Кроме того, у них могут существовать конкретные потребности в медицинском обслуживании, связанные с РАС и другими сопутствующими состояниями. Они могут быть более уязвимы в отношении возникновения хронических неинфекционных нарушений из-за таких поведенческих факторов риска, как отсутствие физической активности и неправильные привычки в питании, и подвергаются большему риску насилия, травматизма и плохого обращения.

Людям с РАС необходимы доступные медицинские услуги для удовлетворения общих медицинских потребностей, как и остальному населению, в том числе услуги по улучшению состояния здоровья и профилактике, а также лечение острых и хронических заболеваний. Тем не менее по сравнению с населением в целом, люди с РАС имеют более высокие показатели неудовлетворенных медицинских потребностей. Они более уязвимы во время гуманитарных чрезвычайных ситуаций.

Общим препятствием являются недостаточные познания поставщиков медицинского обслуживания о РАС и заблуждения.

Резолюция ВОЗ о расстройствах аутистического спектра (WHA67.8)

В мае 2014 года 67-я сессия Всемирной ассамблеи здравоохранения приняла резолюцию «Комплексные и согласованные усилия по ведению расстройств аутистического спектра», которую поддержали 60 стран.

Резолюция призывает ВОЗ сотрудничать с государствами-членами и учреждениями-партнерами в целях укрепления национального потенциала для решения проблем, связанных с РАС и другими нарушениями развития.

Деятельность ВОЗ

ВОЗ и ее партнеры признают необходимость укрепления возможностей стран содействовать оптимальному состоянию здоровья и благополучию всех лиц с нарушениями аутистического спектра.

Усилия сосредоточены на том, чтобы:

  • содействовать укреплению приверженности стран и международной информационно-разъяснительной работе в отношении аутизма;
  • обеспечивать руководящие принципы относительно разработки мер политики и планов действий по решению проблемы РАС в более широких рамках обеспечения психического здоровья и помощи инвалидам;
  • способствовать получению фактических данных об эффективных и масштабируемых стратегиях оценки и лечения РАС и других нарушений развития.

ВОЗ, в консультации с экспертами, ассоциациями родителей и организациями гражданского общества, разработала программу обучения родителей, которая в настоящее время тестируется на местах.


Источники

 

(1) Mayada et al. Global prevalence of autism and other pervasive developmental disorders. Autism Res. 2012 Jun; 5(3): 160–179. 

(2) Wakefield’s affair: 12 years of uncertainty whereas no link between autism and MMR vaccine has been proved. Maisonneuve H, Floret D. Presse Med. 2012 Sep; French (https://www.ncbi.nlm.nih.gov/pubmed/22748860).

(3) Lancet retracts Wakefield’s MMR paper. Dyer C. BMJ 2010;340:c696. 2 February 2010 (https://www.bmj.com/content/340/bmj.c696.long).

 

 

Как личностные качества проявляются в повседневной жизни пожилых людей?

Исследователи старения отметили важность изучения процессов психологического старения в повседневной жизни пожилых людей. Например, в одном из направлений исследований изучались когнитивные процессы в естественных условиях и было обнаружено, что большая вариативность повседневной активности связана с большей вариабельностью повседневной когнитивной деятельности (Bielak et al., 2019). Другое направление исследований посвящено изучению ежедневных стрессоров и обнаружило, что более высокое разнообразие факторов стресса связано с улучшением самочувствия в зрелом возрасте (Koffer et al.2016). Кроме того, исследование изучило социальные процессы в повседневной жизни и показало, что внутриличностная вариабельность частоты взаимодействия с периферическими партнерами была ниже среди пожилых людей по сравнению с более молодыми людьми (Zhaoyang et al. 2018). Другой важной областью психологического функционирования является личность. Однако мало что известно о , как личностных черт проявляются или выражаются в повседневной жизни пожилых людей.

Основная цель настоящего исследования состояла в том, чтобы изучить проявления связанных с личностными чертами переживаний и поведения в пожилом возрасте, когда люди ведут свою повседневную жизнь.Мы стремились дополнить текущую литературу по развитию личности, применив личностный взгляд на проявления черт. Если это правда, то изменчивость и разнообразие проявлений черт могут отражать механизмы и модераторы, которые важны для понимания результатов старения. Например, вариативность открытого опыта может отражать эффективное использование когнитивного взаимодействия в зависимости от вида деятельности, что может дать преимущество при когнитивном старении. Более того, разнообразие экстравертного поведения может позволить людям выбирать среди контекстно-зависимых реакций, которые затем могут способствовать повышению благополучия в социальных взаимодействиях.Создавая основу для будущей работы, мы стремились исследовать основные характеристики и связи связанных с особенностями переживаний и поведения в выборке взрослых в возрасте от 60 до 91 года, используя данные амбулаторного оценочного исследования. На сегодняшний день доступно несколько амбулаторных оценочных исследований, чтобы проверить, в какой степени проявления черт характера варьируются в пожилом возрасте. Мы попытались восполнить этот пробел, ответив на три исследовательских вопроса: во-первых, насколько стабильны, изменчивы и разнообразны опыт и поведение, связанные с особенностями, в повседневной жизни пожилых людей? Во-вторых, как возраст и личностные черты связаны с личностными переживаниями и поведением? В-третьих, изменяются ли связанные с личными качествами переживания и поведение согласованно?

Осмысление проявлений личностных черт

Личностные черты обычно определяются как относительно устойчивые модели переживаний (мыслей, чувств) и поведения (Робертс и Джексон, 2008).Несмотря на относительно устойчивый характер черт, их проявления или проявления в повседневной жизни могут изменчиво и разнообразно с течением времени. Настоящая работа явно фокусируется на повседневных проявлениях черт Большой пятерки, определяемых как связанные с ними переживания (например, спокойствие, эмоциональная стабильность [невротизм]) и поведения (например, своевременное завершение задачи [сознательность]) в конкретном время (Робертс и Джексон, 2008).

Акцент на краткосрочной изменчивости и разнообразии личности имеет решающее значение с точки зрения старения.Чтобы лучше понять процессы старения личности, важно дополнить исследования по долгосрочному развитию (например, в течение многих лет и десятилетий) исследованиями старения краткосрочных процессов в повседневной жизни (например, в течение нескольких дней; Diehl et al. 2015 ; Nesselroade 1991). Такая интегративная перспектива подчеркивается в нескольких теориях личности (Fleeson and Jayawickreme 2015; Hooker and McAdams 2003; Wrzus and Roberts 2017). Например, описательная часть теории целостных признаков (WTT; Fleeson and Jayawickreme 2015; Jayawickreme et al.2019) представляет собой уникальное учение о том, как личностные черты отражаются в повседневном опыте и поведении. WTT утверждает, что черты личности представляют собой совокупность переживаний и поведения, которые можно охарактеризовать как распределение плотности, среднее значение которого соответствует уровню черт личности. Отклонения от среднего относятся к изменчивости опыта и поведения, что указывает на то, что люди демонстрируют ряд проявлений личностных черт в повседневной жизни, но, как правило, варьируются в зависимости от уровня их индивидуальных черт.

В пояснительной части WTT утверждается, что проявления черт являются функцией ситуативных и индивидуальных влияний (Fleeson and Jayawickreme 2015). С одной стороны, люди участвуют в разнообразных повседневных ситуациях, которые влияют на поведение и вызывают изменчивость опыта и поведения в определенное время (Fleeson 2007; Sherman et al. 2015). Например, наличие множества возможностей участвовать в интеллектуально сложных событиях может привести к более открытому поведению, но не все воспользуются этими возможностями.С другой стороны, люди по-разному интерпретируют повседневные ситуации и реагируют на них. Несколько отдельных процессов могут влиять на повседневные проявления черт характера, такие как процессы интерпретации, мотивации и стабилизации (Fleeson and Jayawickreme 2015). Например, интерпретация ситуации как благоприятной для открытости может привести к более открытому опыту и более разнообразному открытому поведению. Настоящее исследование относится к описательной части WTT.

Описание проявлений личностных черт

Существует несколько статистических подходов для описания того, как опыт и поведение проявляются в повседневной жизни (Wright and Zimmermann 2019).Один из подходов — использовать внутрииндивидуальное среднее значение (i M ). I M — это средний балл по повторно оцениваемой переменной у человека за определенный период времени. Второй подход относится к отклонениям от i M , называемым внутрииндивидуальной изменчивостью (i SD ). I SD описывает тенденцию к колебаниям проявления черт внутри человека с течением времени. Третий подход относится к разнообразию и может быть определен как тенденция проявлять разнообразие поведения в течение определенного периода времени.В отличие от i M , разнообразие оценивает диапазон и единообразие отображаемого поведения и, таким образом, указывает, насколько разнообразен репертуар поведения. Люди могут отличаться по своим проявлениям более или менее разнообразного поведения. В то время как исследователи старения признали необходимость изучения разнообразия в таких областях, как стресс, социальное взаимодействие и повседневная деятельность (Fingerman et al., 2019; Jackson et al., 2019; Koffer et al., 2016), этот подход еще не применялся к личность.

Предыдущие исследования с более молодыми выборками показали, что люди существенно отклоняются от своего i M в проявлении черт (Fleeson and Gallagher 2009; Geukes et al.2017). Несмотря на то, что индивидуумы показали i SD , индивидуальные различия в этих отклонениях, как правило, были относительно стабильными. Таким образом, индивиды были относительно стабильны по своему количеству i SD относительно их i M (Fleeson 2007; Noftle and Fleeson 2010). Взятые вместе, эти результаты предполагают, что проявления черт характеризуются как стабильными, так и изменчивыми аспектами.

Личностные черты и их проявления

В предыдущих исследованиях с более молодыми выборками изучалась связь между личностными чертами и средним значением повторных оценок проявления черт (Флисон и Галлахер, 2009; Раутманн и др.2019). Это исследование показало, что личностные черты и соответствующие им проявления черт умеренно коррелируют в диапазоне от 0,18 до 0,56. Примечательно, что черты личности различаются по составу переживаний и поведения, причем некоторые черты сильнее выражены переживаниями (например, невротизм, открытость), поведением (например, экстраверсия, сознательность) или сочетанием переживаний и поведения (например, уступчивость). (Pytlik Zillig et al.2002; Wilt and Revelle 2015). Одно из предостережений в предыдущих исследованиях заключается в том, что они обычно оценивали проявления черт, используя меры, основанные на прилагательных, которые не проводят явного различия между переживаниями и поведением (например,g., «энергичный» — экстраверсия; «Теплый» — приятность; Флисон 2007). Альтернативный, но редко применяемый метод — использовать контрольные списки, такие как Контрольный список повседневного поведения (DBQ; Church et al. 2008), для оценки поведенческих проявлений черт (например, «поддался дурной привычке, когда я нервничал» [невротизм]; «Вышел пообщаться» [экстраверсия]; Таблица S1). Предыдущая работа с использованием DBQ обнаружила умеренную корреляцию между чертами и соответствующим поведением в более молодых выборках (с наименьшим эффектом β =.13 для неприятных ощущений [обратное для измерения приятности] и наивысший эффект β = 0,27 для невротизма [обратный для измерения эмоциональной стабильности]) (Hudson and Roberts 2014). Однако до сих пор неясно, как личностные черты преобразуются в повседневный опыт по сравнению с поведением, и насколько и в какой степени опыт и поведение взаимосвязаны в повседневной жизни. Черты характера обычно понимаются как совокупность переживаний и поведения (например, Roberts and Jackson 2008). Это говорит о том, что то, что человек думает и чувствует (переживает), одновременно отражается в его поведении.Однако могут быть ситуации, в которых переживания могут быть отделены от поведения. Например, человек может мыслить непредвзято, но не действовать непредвзято, потому что ситуация не предоставляет для этого возможности или человек не мотивирован. Измерение опыта и поведения по отдельности не только дает представление о том, как компоненты личности переводятся в повседневную жизнь, но также помогает понять, действительно ли и как проявления опыта и поведения одних и тех же черт характера связаны между собой у людей в ходе повторных оценок в повседневной жизни (Wilt and Revelle 2015).

Проявление личностных черт в пожилом возрасте

Растущее число исследований продемонстрировало, что личностные черты податливы и показывают изменения в развитии в старшем возрасте (Chapman et al. 2007; Kandler et al. 2015). Однако мало что известно о том, как черты характера проявляются в повседневной жизни пожилых людей. Есть как минимум две возможности относительно того, как черты проявляются у пожилых людей. Одна из возможностей состоит в том, что пожилые люди демонстрируют меньшую изменчивость и разнообразие в проявлениях своих черт.Это означает, что пожилые люди вряд ли могут колебаться от низких до высоких баллов, например, в невротических переживаниях (т. Е. Меньшая изменчивость) или проявлять небольшое количество различных типов невротического поведения (т. Е. Меньшее разнообразие). Пожилые люди могут испытывать больше связанных с возрастом проблем, таких как когнитивные и физические нарушения, которые могут ограничивать их участие или реакцию на повседневные ситуации (Schaie and Willis 2015). Например, нарушение здоровья (например, нарушение слуха) может снизить способность участвовать в социальной деятельности, что может ограничить репертуар экстравертного поведения (Berg and Johansson, 2014).Из-за ограниченной социальной активности проявления черт со временем, вероятно, станут более регулярными и единообразными (Noftle and Gust, 2019). Кроме того, пожилые люди, как правило, предпочитают ситуации, соответствующие их личностным чертам, что приводит к меньшей вариативности опыта и разнообразия в поведении (Wrzus et al., 2016). Наконец, накопление привычек может привести к рутинному и менее изменчивому проявлению черт (Fleeson and Jayawickreme 2015).

Другая возможность состоит в том, что у пожилых людей увеличивается вариабельность и разнообразие проявлений черт.То есть пожилые люди могут со временем колебаться от низких до высоких баллов в опыте (большая вариативность) и демонстрировать большое количество различных форм поведения (большее разнообразие). Например, ожидания относительно определенных социальных ролей более открыты и менее структурированы в пожилом возрасте по сравнению с предыдущими этапами жизни (Freund et al. 2009), что может привести к большей вариативности опыта или более широкому репертуару поведения. Кроме того, с возрастом более дифференцированное толкование ситуаций может способствовать более разнообразному и разнообразному опыту, а также разнообразному поведению, адаптированному к этим ситуациям (Noftle and Gust, 2019).Соответственно, более адаптивные стратегии регуляции эмоций могут способствовать изменению проявлений черт и более контекстно-зависимых реакций (Schirda et al., 2016). Накопление привычек может также привести к более широкому поведенческому репертуару и, следовательно, к более разнообразным проявлениям с возрастом.

В то время как предыдущие исследования с участием пожилых людей продемонстрировали доказательства как стабильности, так и изменчивости проявлений других аспектов личности (Eizenman et al. 1997; Hooker et al. 2013), о проявлениях черт Большой пятерки известно меньше.Насколько нам известно, только Noftle и Fleeson (2010) изучали проявления черт у пожилых людей (по сравнению со взрослыми людьми среднего и молодого возраста) в течение 2 недель. Результаты продемонстрировали значительную стабильность в межиндивидуальных различиях (надежность половинной достоверности) и внутрииндивидуальную вариабельность проявлений черт для всех возрастных групп. Хотя эта работа предоставляет первоначальные доказательства стабильности и SD в проявлениях черт у пожилых людей, в ней не проводится четкого разделения опыта и поведения, связанных с чертами.Изучение разнообразного и контекстуализированного поведения, а не только опыта, может способствовать лучшему пониманию того, как содержание черт проявляется в повседневной жизни. Наконец, остается открытым вопрос, насколько разнообразно пожилые люди ведут себя в повседневной жизни. Демонстрация разнообразия проявлений черт предполагает, что личностные проявления пожилых людей не характеризуются ригидностью и стагнацией, а скорее отражают динамические процессы старения (Ram and Gerstorf 2009).

Настоящее исследование

Настоящее исследование было сосредоточено вокруг трех исследовательских вопросов: Во-первых, как опыт и поведение проявляются в повседневной жизни пожилых людей? Основываясь на наших предположениях и доступных исследованиях (Noftle and Fleeson 2010), мы ожидали, что проявления черт характеризуются как стабильностью, так и изменчивостью.Чтобы описать впечатления, мы сосредоточились на i M и i SD . Чтобы описать поведение, мы сосредоточились на i M , i SD и разнообразии. Кроме того, мы исследовали еженедельную стабильность индивидуальных различий в опыте и поведении i M и i SD . Основываясь на предыдущих исследованиях (Fleeson 2007; Noftle and Fleeson 2010), мы ожидали более высоких коэффициентов стабильности для i M , чем для i SD опыта и поведения.

Во-вторых, как возраст и личностные черты связаны с опытом и поведением пожилых людей? Основываясь на предыдущей работе с более молодыми взрослыми (Fleeson and Gallagher 2009; Rauthmann et al. 2019), мы ожидали, что черты характера положительно связаны с соответствующим опытом и поведением. Поскольку DBQ измеряет неприятное поведение, мы ожидали отрицательной связи между доброжелательностью и неприятным поведением. Продолжая предыдущую работу, мы исследовали не только связи между чертами характера и опытом, но и между чертами характера и поведением.

В-третьих, как опыт и поведение связаны у пожилых людей? Мы исследовали, изменяются ли совместно многократно оцениваемые переживания и поведение в повседневной жизни. Мы ожидали, что опыт положительно связан с соответствующим поведением в повседневной жизни. Мы ожидали отрицательной связи между приятным опытом и неприятным поведением. Мы исследовали связи между опытом и поведением как между людьми, так и внутри них.

Полезны ли черты характера? Объяснение проявлений качеств как инструментов для достижения целей

Abstract

На протяжении почти столетия черты и мотивация в основном рассматривались отдельно. Цель этих исследований — проверить предположение, что черты характера и мотивация неразрывно связаны. В частности, одно из объяснений черт характера, по крайней мере с точки зрения их описательности того, что люди на самом деле делают, — это цели, которые люди преследуют. В исследовании 1 использовалась методология выборки опыта, чтобы показать, что почти половина отклонений в проявлении экстраверсии и сознательности объясняется различиями в стремлении к цели.И то, почему люди проявляли больше экстраверсии и / или сознательности, чем другие, и почему люди проявляли экстраверсию и / или сознательность в любой момент, объяснялись целями, которые люди преследовали в эти моменты. В исследовании 2 использовалась экспериментальная методология, чтобы показать, что экстраверсия и сознательность на самом деле были вызваны преследованием цели. В исследовании 3 использовались рейтинги наблюдателей, чтобы показать, что целенаправленное проявление черт характера было подтвержденным наблюдателем фактическим поведением. Во всех трех исследованиях разные цели по-разному влияли на разные черты характера.Таким образом, эти результаты предоставили убедительные доказательства для одного объяснения черт характера, что они полезны для достижения целей. Эти результаты дали один ответ на давние вопросы о концептуальных отношениях между чертами характера и мотивацией. И эти открытия прояснили значение и природу экстраверсии и сознательности, раскрывая часть того, для чего нужны эти черты.

Ключевые слова: черты, состояния, цели, мотивация, теория целостных черт, поведение, наблюдатели, личность, согласие, причинная связь

Хотя черты и мотивация являются двумя важными и большими понятиями, доминирующими в психологии личности, они в основном рассматриваются отдельно, потому что До сих пор не ясно, как они связаны друг с другом.Цель этой статьи — проверить новое предложение, в котором черты характера и мотивация неразрывно связаны; В частности, одно из объяснений черт характера, по крайней мере с точки зрения их описательности того, что люди на самом деле делают, — это цели, которые люди преследуют. Внедрение черт является функциональным, поскольку их проявления являются конкретными средствами, с помощью которых люди достигают своих целей. Причина, по которой люди проявляют разные качества в разное время и в разной степени, — это цели, которые они преследуют.Исследование на основе опыта проверяет, объясняет ли стремление к цели проявление черт в течение десяти дней повседневной жизни. Эксперимент проверяет, действительно ли цели приводят к проявлению черт характера, а не наоборот. Наблюдательское исследование проверяет, действительно ли эти отношения между целью и проявлением описывают то, что люди на самом деле делают.

Мы считаем, что эта цель может быть интересна как минимум по трем причинам. Во-первых, это исследование соединяет две исторически расходящиеся области черт характера и мотивации.На протяжении десятилетий изучение мотивации и черт характера происходило относительно независимо, до такой степени, что ведущие современные широкие модели личности помещают их в отдельные области личности (например, McAdams & Olson, 2010; Roberts & Wood, 2006). Связи между двумя доменами остались неизвестными. В этой статье предлагается новое предположение о том, что описательное, реальное проявление черт предлагается инструментально служить целям. Мотивация и черты характера не только связаны, но и тесно связаны, потому что одна из них является средством для другой.

Во-вторых, в этой статье делается попытка объяснить, почему люди проявляют те качества, которые они проявляют в своей повседневной жизни. Модель плотностных распределений признаков (Fleeson, 2001; Fleeson & Gallagher, 2009) предоставила доказательства того, что описание индивидов, замешанных на признаках, может быть задумано как плотностное распределение состояний. Люди действуют на большинстве уровней большинства черт в течение нескольких недель, формируя распределения. Люди также достоверно различаются по расположению и размеру этих распределений.Неизвестно, почему люди проявляют разные уровни черт в разное время или почему у разных людей разное распределение. В этой статье делается попытка объяснить, почему люди проявляют те качества, которые они проявляют в любой момент. В этой статье также делается попытка объяснить, почему люди проявляют разные черты характера друг от друга.

В-третьих, это исследование проясняет и развивает значение и природу экстраверсии и сознательности. Это достигается путем предоставления конкретных функций для проявления каждой черты, различения функций между двумя чертами и демонстрации того, что цели не связаны с проявлениями черт из-за разницы в методах, а позволяют избирательно прогнозировать проявления черт в соответствии с полезностью проявления черт для целей.

Соединение концепций черт и мотивации

Концепция черты (Allport, 1937) и концепция мотива (или цели) (Murray, 1938) имеют богатую историю в психологии, хотя литература, посвященная этим концепциям, оставалась в значительной степени отличной (Bleidorn). , Kandler, Hülsheger, Riemann, Anglteitner, & Spinath, 2010; Winter, John, Stewart, Klohnen, & Duncan, 1998).

Концепция черты

Черты характера часто определяют как «измерения индивидуальных различий в тенденциях, демонстрирующих последовательные паттерны мыслей, чувств и действий» (McCrae and Costa, 2003, p.25). В последнее время исследователи объединились вокруг одного подхода к конкретным характеристикам: модели личности Большой пятерки (Goldberg, 1981; McCrae & John, 1992). Сильной стороной этого подхода является то, что модель Большой пятерки имеет четкую структуру и организацию. Результаты факторного анализа позволяют выделить пять основных черт личности, а также любые черты низшего порядка (то есть аспекты или подкомпоненты). Фундаментальная слабость модели «большой пятерки» заключается в том, что она не объясняет функции личности — она ​​описывает только эти индивидуальные различия (Fleeson, 2012; Hampson, 2012).В своей нынешней форме пятифакторная модель не объясняет, почему люди различаются по чертам характера или как черты проявляются в поведении.

Концепция цели

В этой статье мы имеем дело с подмножеством концепций мотивации — целями, потому что мы считаем, что цели служат ориентиром для связи характеристик с мотивацией. Цель может быть определена как «когнитивное представление будущего объекта, к которому организм стремится приближаться или избегать» (Elliot & Fryer, 2008). В отличие от модели большой пятерки, цели имеют четкую функцию и процесс.Люди преследуют цели через разработку стратегии (когнитивное представление), приверженность действию (приверженность цели) и достижение конечной точки (будущий объект). Однако неясно, как лучше всего описывать людей с точки зрения целей, а также как индивидуальные различия в целях структурированы и организованы. Несмотря на несколько превосходных предложенных структур, до сих пор нет единого мнения (Austin & Vancouver, 1996; Ford & Nichols, 1987; Kuhl, 1994, Read et al., 2010; Sheldon, Elliot, Kim, & Kasser, 2001).

Две разные традиции

Таким образом, черты и цели кажутся, по крайней мере, в некоторой степени концептуально разными сущностями. Черты характера описывают то, как люди действуют, думают и чувствуют в настоящем, тогда как цели относятся к нереализованным конечным результатам в будущем. У черт характера может не быть направления движения, тогда как цели направляют человека по траектории, чтобы достичь желаемой конечной точки. Черты характера не имеют сравнительного компонента, тогда как цели включают сравнение настоящего с желаемой конечной точкой с намерением уменьшить любые несоответствия.Теория черт еще не предоставила отчетов о процессах черт, тогда как цели по своей сути являются концепциями, основанными на процессах. Возможно, из-за концептуальных различий эти конструкции исследуются в различных психологических традициях. Происхождение этого раскола восходит, по крайней мере, к Олпорту (1937) и Мюррею (1938).

Черты и цели: отдельные, но связанные?

Несколько предложений позволили установить некоторую связь между двумя конструкциями. В этих предложениях обычно проводится четкое различие между двумя конструктами, принадлежащими к разным областям психологического функционирования (Bleidorn et al., 2010). МакАдамс и Олсон (2010) предположили, что черты характера и цели составляют разные уровни анализа, хотя они допускают возможность еще неустановленной связи между уровнями. Робертс и Вуд (2006) сохранили черты и цели на одном уровне анализа, но сохранили черты и цели как отдельные области функционирования, а также предположили, что черты и цели связаны друг с другом. Теория пяти факторов предположила, что черты характера являются основными тенденциями и что черты вызывают характерные адаптации к окружающей среде, включая мотивацию (McCrae & Costa, 1999).Уинтер и его коллеги (1998) предположили, что черты и мотивы выполняют две разные функции: мотивы определяют направление поведения, а черты определяют стиль поведения.

Эмпирическая работа продемонстрировала параллельные связи между основными жизненными целями и чертами Большой пятерки, например, экстраверсия предсказывала межличностные, гедонистические, ростовые и политические цели, доброжелательность предсказывала межличностные цели, добросовестность предсказывала здоровье, академические и карьерные цели, невротизм предсказывала цели изображения, и открытость предсказывала цели роста (Bleidorn et al., 2010; Reisz, Boudreaux, & Ozer, 2013; Робертс и Робинс, 2000; Робертс, О’Доннелл и Робинс, 2004 г.). Little, Lecci, & Watkinson (1992) показали, что черты характера позволяют предсказывать оценки целей. Ludtke, Trautwein и Husemann (2009) также сообщили о продольных данных, показывающих причинно-следственную связь от черт характера к жизненным целям (но редко в обратном направлении).

Два исключения предложили более тесную связь между чертами характера и мотивацией. В первом исключении Карвер, Саттон и Шайер (2000), Эллиот и Трэш (2002), Грей (1987) и Рид, Монро, Браунштейн, Янг, Чопра и Миллер (2010) выделили две черты — экстраверсию и невротизм — с двумя системами мотивации — подходом и уходом соответственно.В этих системах поведение, аффекты, познания и мотивации экстраверсии и невротизма тесно взаимодействуют друг с другом, чтобы облегчить подходы и избегания. Дениссен и Пенке (2008) и ДеЯнг (в печати) расширили эту перспективу, чтобы идентифицировать каждую черту Большой пятерки с мотивационной системой или параметром. Другое исключение исходит от группы недавних исследователей, предлагающих обратное причинно-следственное направление и пытающихся предсказать мгновенные состояния, а не черты характера (Bleidorn, 2009; Heller, Komar, & Lee, 2007; Heller, Perunovic, & Reich, 2009; Hennecke, Bleidorn). , Denissen, & Wood, 2014; McCabe & Fleeson, 2012).В этой статье предлагается концепция, соответствующая этому недавнему направлению исследований.

Хотя эти предложения предполагают, что интеграция черт и целей обещает быть плодотворной и может быть совместимой со многими теориями черт и целей, большая часть работы по интеграции еще предстоит проделать (Wilt, Condon, Brown-Riddell, & Revelle , 2012). Являются ли черты и мотивационные конструкции отдельными и связанными, интегрированными или идентичными? Есть ли причинно-следственная связь между чертами характера и мотивацией, и в каком направлении или направлениях она течет? Какой механизм связывает мотивацию с чертами характера? Какие типы мотивационных единиц (напр.грамм. мотивы, жизненные цели или системы мотивации) связаны с чертами характера? Какие мотивы или цели различают черты характера?

Объяснение черт, которые действительно проявляются людьми

Черты характера можно рассматривать, по крайней мере частично, как описание черт, которые люди фактически проявляют. Это определение отличается от черт как скрытых возможностей действовать определенным образом. Две цели этой статьи — объяснить, почему люди различаются чертами, которые они на самом деле воспроизводят, и выявить одну причину черт, которые люди действительно проявляют.

Черты характера как описание того, как люди действуют в повседневной жизни

Чтобы выяснить, какие черты характера люди на самом деле проявляют в своей повседневной жизни, Флисон (2001) предложил использовать концепцию государства. Состояние имеет то же содержание, что и связанная с ним черта, но действует в данный момент. Например, экстравертное состояние описывает степень, в которой человек экстравертен в данный момент, точно так же, как черта экстравертности описывает степень экстравертности человека в целом.Состояния — это не просто поведение и даже не поведение в узком смысле, а скорее те же самые широкие дескрипторы прилагательных, которые используются в контексте признака.

Черты, которые человек фактически проявляет в повседневной жизни, представляют собой распределение частот уровней состояний во времени. Распределение указывает количество случаев, когда индивидуум проявлял черту на каждом заданном уровне. Действительно, люди различаются по частотам, с которыми они разыгрывают разные уровни черт, и эти разные частоты очень стабильны.Например, стабильность средних уровней распределений приближается к 0,9 от недели к неделе. Кроме того, средние значения этих распределений связаны с оценками в стандартных вопросниках по признакам (Fleeson & Gallagher, 2009; максимальные уровни распределения также были независимо связаны с оценками в стандартных вопросниках).

Интересно, что это распределение оказалось широким, потому что типичный индивид довольно сильно различается по всему государственному измерению. Например, люди способны вести себя экстравертами или интровертами в данный момент, даже если они обычно являются интровертами или экстравертами (Fleeson & Gallagher, 2009).

Идея состоит в том, что это распределение является признаком, и что один из способов объяснить эту черту — это объяснить эти распределения состояний. По общему признанию, такое распределение — лишь одна часть характеристики — описание содержания, которое человек фактически воспроизводит в повседневной жизни. Это не черта как внутренняя, причинная или физиологическая система. Но в той степени, в которой желательно объяснить индивидуальные различия в чертах как на самом деле, цель состоит в том, чтобы объяснить эти распределения.

Попытка объяснить особенности, которые люди принимают на самом деле

Объяснение плотностных распределений состояний включает объяснение как значительных внутриличностных вариаций, так и достоверных межличностных вариаций состояний. Объяснение вариации внутри человека объясняет, как возникают разыгрывания черт. Таким образом, объяснения внутриличностной изменчивости идентифицируют составляющие механизмы действий с чертами. Объяснение различий между людьми объясняет, почему люди отличаются друг от друга чертами, которые они на самом деле проявляют.То есть это объясняет, почему у людей разные черты характера (по крайней мере, описательно).

Один из классов объяснений — это прямые, стилистические или традиционные объяснения по темпераменту. В этом классе черты напрямую заставляют людей находиться в соответствующих состояниях, потому что эти состояния являются прямым выражением черты. Ожидается, что из-за привычки, естественности, легкости поведения, стилевых предпочтений, гормональных пристрастий или принципов гомеостаза люди будут проявлять определенные черты характера, потому что у них есть предрасположенность к этому (McGregor, McAdams, & Little, 2006; Zelenski et al., 2012; Цукерман, 1991). Например, ожидается, что люди с высоким уровнем экстраверсии черт будут проявлять экстраверсию в своем повседневном поведении из-за привычки, естественности, непринужденности или стиля. В левой части изображен этот вид. Неясно, насколько сильно эта точка зрения поддерживается, но ясно, что в данной области не было выявлено многих конкретных механизмов, помимо этой прямой модели, а это означает, что существует необходимость в обнаружении таких механизмов.

Цели как одно объяснение черт как описание того, как люди действуют.

В этом исследовании мы тестируем инструментальное описание состояний личности, чтобы предложить конкретный механизм. Мы начинаем с предположения, что государства — это нечто большее, чем просто цвет или стиль действий, но это операции в мире с реальными последствиями (Sadikaj, Moskowitz, Russell, Zuroff, & Paris, 2012). Например, доминирование на данный момент может изменить то, как другие действуют и чувствуют. Если состояния имеют последствия, возможно, эти последствия могут быть полезны. Если последствия могут быть полезными, то, возможно, люди намеренно используют эти состояния, чтобы получить эти последствия (McCabe & Fleeson, 2012; Paulhus & Martin, 1987).То есть содержание признака может быть задействовано, когда последствия состояний необходимы для конкретной цели.

Таким образом, мы предполагаем, что цели, вызывающие состояния, могут быть одним из составляющих механизмов черт. Это изображено в правой части. Цели — это не внешние черты, а внутри них, как частично их составляющие. В дополнение к возможности цели, может также существовать прямой путь или другие составляющие механизмы.

Это предложение требует не менее пяти доказательств.Во-первых, вариативность состояний личности должна объясняться стремлением к цели. Во-вторых, необходимо объяснить как внутриличностную вариацию состояний, так и межличностную вариацию состояний. Объяснение индивидуальной вариативности демонстрирует, что цели объясняют состояния, которые люди фактически разыгрывают. Объяснение различий между людьми показывает, что действительно объясняются черты характера людей. В-третьих, цели должны различать черты характера. Это свидетельство необходимо, потому что предполагается, что разные состояния имеют разные последствия, поэтому разные состояния должны предсказываться с разными целями.В-четвертых, влияние целей на состояния должно быть причинным, потому что мы предполагаем, что причиной, по которой люди вводят разные состояния, являются цели. Цели на первом месте, а за ними — состояние. В-пятых, состояния должны быть тем, что люди на самом деле делают, чтобы это было объяснением того, что люди на самом деле делают.

McCabe and Fleeson (2012) представили предварительные доказательства проверки первых двух из этих требований. Это первое исследование, в котором проверяются все пять требований вместе с двумя характеристиками.Такие данные подтверждают вывод о том, что черты характера (по крайней мере, как описания людей) по крайней мере частично объясняются целями.

Гипотеза о конкретных состояниях и функциях: поиск целей Облегчение состояний

Трудная часть — это определение целей, для которых состояния полезны. То есть, если черта проявляется как инструмент, для чего он нужен? Мы считаем, что определение целей на общем уровне для характеристики в целом может быть слишком трудным. Например, попытка определить цели широкой экстраверсии в целом настолько устрашающа, что многие теоретики пришли к выводу, что черты характера не имеют цели (Первин, 1994).Гипотеза особых состояний и функций (SSFH) предлагает предложение о том, что внимание к более конкретным подкомпонентам черт и очень конкретным целям приведет к определению целей черт.

Причина, по которой внимание к конкретному уровню важна, заключается в том, что это упрощает просмотр операций в мире, составляющих определенные подкомпоненты. Это упрощает обнаружение целей, которые потенциально могут быть достигнуты этими конкретными операциями. Например, польза от разговорчивости или напористости яснее, чем от экстравертации в целом.Подобно тому, как форма, состав и последствия молота делают его лучше для одних целей и хуже для других, содержание, действия и последствия состояний лучше для одних целей и хуже для других.

SSFH также предлагает заниматься конкретными краткосрочными целями, а не крупномасштабными жизненными целями. Это позволяет легче увидеть связи с конкретными последствиями и операциями, необходимыми для достижения цели. Например, легче увидеть, какие конкретные операции необходимы для конкретной цели передачи информации, чем увидеть операции, необходимые для достижения широкой жизненной цели — стать учителем.

Несмотря на то, что процедура упрощает, она все же сложна. Например, чтобы сформулировать цели для субкомпонентной уверенности, мы попытались рассмотреть последствия уверенности в мире и виды целей, которые может иметь человек, которые могут быть достигнуты благодаря этой уверенности. Обратите внимание на то, что самоутверждение не является целью для человека — напористость — это средство для достижения какой-то другой цели, которую мы должны были создать. Какие цели будут у человека, которым поможет напористость?

Эта гипотеза ориентировочно включает в себя цели подхода и избегания, а также цели для верхнего и нижнего пределов измерения состояния.Поскольку цели могут включать движение к объекту или отход от него, цели как приближения, так и избегания, возможно, являются причиной состояний (Elliot & Fryer, 2008). Поскольку возможно, что верхний и нижний пределы черт представляют разные операции в мире, возможно, что они являются инструментами для разных целей.

Экстраверсия и сознательность

Мы проверили гипотезу о конкретном состоянии и функции, определив цели по двум чертам — экстраверсии и сознательности.

Экстраверсия

Обычно экстраверсия — это качество, которое характеризует активных людей, которые общительны, разговорчивы и напористы. Конкретные подкомпоненты экстраверсии — дискуссионный вопрос. Например, МакКрэй и Коста (2003, стр. 47) утверждают, что экстраверсия имеет шесть аспектов: общительность, напористость, сердечность, активность, стремление к возбуждению и положительные эмоции. В этом исследовании мы сосредоточились на трех основных подкомпонентах экстраверсии — общительности (исследование 1 и исследование 2), напористости (исследование 1 и исследование 3) и разговорчивости (исследование 2 и исследование 3) — на основе предыдущей работы и прошлых исследований (Saucier И Остендорф, 1999).В нашей схеме эти подкомпоненты представляют собой операции в мире (действия, познания, чувства), которые могут быть предназначены для изменения мира способами, способствующими достижению цели.

Добросовестность

Добросовестность можно описать как тенденцию следовать правилам, быть целеустремленными и откладывать удовлетворение (John & Strivastava, 1999). Существует несколько теоретических структур подкомпонентов сознательности: от четырех подкомпонентов (Peabody and DeRaad, 2002), шести подкомпонентов (McCrae, Costa, 2003) до семи подкомпонентов (Roberts et al., 2004). В этом исследовании мы сосредоточились на двух основных подкомпонентах сознательности — организованности и трудолюбии — на основе прошлых исследований (Roberts et al., 2004; Saucier & Ostendorf, 1999).

Исследование 2

Цель исследования 2 — прояснить результаты исследования 1. Гипотеза о том, что состояния личности являются инструментами для достижения целей, требует, чтобы отношения были причинными, перетекающими от целей к состояниям. Если люди разыгрывают экстраверсию и сознательность в ответ на достижение определенных целей, то необходимо показать, что эти конкретные состояния вызваны целями.Исследование 1 показало, что примерно половину отклонений в состояниях экстраверсии и сознательности можно предсказать, исходя из целей, которые преследуют люди. Однако эта связь может считаться механизмом, лежащим в основе черт, только если доказана причинная связь. Однако типичное предположение состоит в том, что причинный поток — это напротив , от черт (или состояний) к целям (Corker, Oswald, & Donnellan, 2012; Lischetzke, Pfeifer, Crayen, & Eid, 2012; Lüdtke et al., 2009 г.).Таким образом, цель исследования 2 состоит в том, чтобы проверить, выдерживает ли ассоциация цели и состояния личности тест на причинность.

Мы хотели проверить натуралистическое влияние целей на поведение, используя реальные цели и реальное поведение, но мы также хотели иметь контрольные и случайные присваивания, характерные для эксперимента. Таким образом, мы нашли способ провести эксперимент, но при этом поведение должно происходить в естественном контексте. Участники приходили в лабораторию, чтобы провести манипуляцию, возвращались в университетский городок или уходили за пределы кампуса, чтобы разыграть манипуляцию, и, наконец, закончили эксперимент обратно в лаборатории через час.Предложив участникам преследовать цель в задаче, которую они обычно выполняли бы в своей повседневной жизни, мы объединили сильные стороны лабораторных заданий и манипуляций с сильными сторонами экологически обоснованного исследования.

Мы выбрали цели, которые оказали сильное влияние в исследовании 1 или в McCabe and Fleeson (2012). В частности, мы ожидаем, что цели попыток установить связь с людьми и попыток рассмешить других вызовут разыгрывание экстраверсионных состояний, а цели попыток выполнить задачу и попытаться эффективно использовать время будут вызывать состояния сознательности. введен в действие.

Хотя эти прогнозы разумны, наставление людей преследовать цели может не привести к действительным изменениям состояний личности. Например, хотя для общения с другими может потребоваться некоторый минимальный разговор, может потребоваться немного разговора, и люди могут различаться в том, насколько они разговорчивы при общении с другими. Некоторые люди могут пытаться общаться с помощью относительно небольшого количества слов. Некоторые могут попытаться установить контакт менее общительными способами. Например, интроверт может попытаться установить контакт с другими, разместив фотографии на чьей-либо странице в Facebook.Он или она может спокойно посидеть с другом во время рыбалки. Ссорливый человек может попытаться установить контакт с другими, агрессивно и необщительно дразня их. Человек может намереваться быть общительным, но воспринимать группы, к которым он приближается, слишком непонятными, поэтому продолжает свой тихий и асоциальный образ жизни.

Преследуя цель добиться результата, человек с низким уровнем совести может присоединиться к большой группе друзей в шумном кафе для учебной группы, полагая, что все перекрестные разговоры придадут ему энергии.Другой человек с низким уровнем сознательности может отвлекаться на социальные сети, чувствовать усталость, когда приступает к работе, или у него есть другие причины для продолжения своего привычного, характерного для него поведения. Таким образом, совсем не обязательно, чтобы простой акт назначения цели участникам приводил к фактическому, связанному с содержанием изменению их специфического поведения, определяющего особенности.

Метод

Участники

Девяносто студентов бакалавриата приняли участие в этом исследовании при выполнении требований вводного курса психологии.

Процедура

Задание цели

Когда участники подписались на исследование, им всем было приказано брать с собой домашние задания. Участники были случайным образом распределены по одному из двух условий. В состоянии экстраверсии участников проинформировали: «Ваша цель на следующие 45 минут: общаться с людьми и рассмешить других». В условиях добросовестности участников проинформировали: «Ваша цель на следующие 45 минут: выполнить задание и эффективно использовать свое время.«После определения цели мы включили меры по разработке цели и достижению цели, которые применяли принципы Локка и Лэтэма (2002) для повышения приверженности цели. После завершения этих измерений участники покинули лабораторию, чтобы преследовать свою цель в течение сорока пяти минут.

Оценка после достижения цели

Через сорок пять минут участники вернулись в лабораторию. Они описали, что они делали в течение сорока пяти минут, ответили на вопросы об их стремлении к цели, государственной личности и состоянии аффекта.

Дизайн

Экспериментальный план состоял из одного двухуровневого межсубъектного фактора (цель экстраверсии против цели сознательности) и двух зависимых переменных (уровень разыгрываемого состояния экстраверсии и уровень разыгранного состояния сознательности).

Материалы

Приверженность цели

Меры приверженности цели были выполнены участниками, чтобы усилить их приверженность разыгрыванию манипуляций (Locke & Latham, 2002), путем обеспечения того, чтобы у участников были четкие, конкретные задачи в течение 45 минут и личные причины для совершения .В каждом из условий участников попросили перечислить три вещи, которые они могли бы сделать в следующие 45 минут для достижения своей цели, записать причину, по которой достижение этой цели было бы для них хорошим делом, и записать, что они Планируется сделать в ближайшие 45 минут. Наконец, участников спросили: «Насколько вы привержены достижению этой цели?» ответ по 6-балльной шкале от 1 «Совершенно не привержен» до 6 «Очень привержен».

Проверки манипуляции с преследованием после цели

По прошествии 45 минут участники выполнили несколько измерений преследования цели.Они ответили на проверку с помощью манипуляции вспоминанием своей поставленной цели и сообщили о: а) усилиях по достижению цели, б) времени, затраченном на достижение цели, в) приверженности цели и г) успехе цели. Все четыре вопроса были выставлены по 6-балльной шкале от 1 «Совсем нет» или «Нет» до 6 «Все время» или «Очень». Участники были исключены из анализа, если они не смогли вспомнить свою цель, если они ответили «Совсем нет» на приверженность цели или время достижения цели, или не смогли выполнить меры состояния (2 из условия экстраверсии, 4 из состояние добросовестности).

Государственные меры Большой пятерки

Мы использовали пункты из исследования 1 для измерения государственной сознательности и государственной экстраверсии за одним исключением. Поскольку в исследовании 1 настойчивость имела высокую корреляцию с сознательностью состояния, мы заменили ее на прилагательные подкомпонентного компонента «разговорчивый», «вербальный» и «тихий». Шесть дополнительных прилагательных, связанных с другими чертами Большой пятерки (теплый, расслабленный и творческий), были добавлены в качестве отвлекающих элементов. Эти прилагательные использовались в вопросительной форме (напр.g., «Насколько вы вербально разговаривали за последние 45 минут?»), с вариантами ответов по 6-балльной шкале (1 = совсем нет; 6 = очень). Надежность находилась в приемлемом диапазоне (Экстраверсия: α = 0,97 Кронбаха; Сознательность: α = 0,78; Подкомпонент разговорчивости: α = 0,94, Общительный подкомпонент: α = 0,95; Организованный подкомпонент: α = 0,71; Трудолюбивый подкомпонент: α = 0,65).

Результаты

Цель исследования 2 — проверить, является ли связь, выявленная в исследовании 1, причинной, путем проверки того, вызывают ли поставленные цели изменения в личностных состояниях.Мы считаем, что этим целям лучше всего служит проявление соответствующей черты, но результаты могут быть иными. Можно общаться с другими и рассмешить их, не будучи разговорчивым, вербальным, общительным или общительным. Например, можно установить связь с другими, спокойно посидев с ними, или написав им стихи или письма, или сделав что-нибудь для них. Участники также могут попытаться наладить очень организованное и трудолюбивое общение с другими. Точно так же простая цель — попытаться что-то сделать и эффективно использовать время может привести к менее организованному поведению в попытке поспешить к цели или может не повлиять на то, насколько трудолюбив человек, потому что трудолюбие — это привычная черта.

Независимые выборочные t-тесты выявили значительную разницу между группами по государственной экстраверсии t (82) = 14,69, p <0,001, d = 3,24 и по государственной сознательности t (82) = 3,32 , p = 0,001, d = 0,73. показывает средства обоих состояний личности для обоих состояний. Участники были значительно более экстравертными, когда преследовали цели общаться с людьми и рассмешить других, чем когда преследовали цели выполнения задач и эффективного использования времени. 2 Точно так же участники проявляли большую сознательность, преследуя цели выполнения задач и эффективного использования времени, чем участники, преследующие цели общаться с людьми и рассмешить других.

Средние значения состояния личности в каждом целевом условии

Мы также провели персональные t-тесты, чтобы проверить различия в каждом целевом условии на уровне государственной сознательности и государственной экстраверсии. Пытаясь установить связь с другими и рассмешить других, участники были значительно более экстравертированными, чем сознательными t (42) = 7.74, p <0,001, d = 0,62. Когда участники пытались выполнить задачи и эффективно использовать время, они были значительно более сознательными, чем экстраверты. t (40) = -11,15, p <0,001, d = 1,97. Эти результаты убедительно подтверждают гипотезу о том, что поставленные цели могут вызывать определенные изменения в личностных состояниях, связанных с преследованием и достижением цели.

Исследование 3

Это исследование пытается объяснить черты характера, определяемые как описания того, что люди на самом деле делают в своей повседневной жизни.Тем не менее, существует некоторая озабоченность по поводу того, что самооценка государств не является точной оценкой того, что люди на самом деле делают. Пятое свидетельство, необходимое для наших утверждений, заключается в том, что штаты точно оценивают, что люди на самом деле делают. Если мы собираемся утверждать, что цели объясняют, «что люди на самом деле делают», то мы должны показать, что эти изменения состояния в ответ на цели — это то, что люди на самом деле делают. Таким образом, мы добавили наблюдателей для оценки состояний.

Кроме того, участники оценили свои цели и состояния в контролируемой лабораторной среде.Экологически обоснованные методы, использованные в исследовании 1 и исследовании 2, позволили участникам оценить свои цели и состояния, отражающие колебания повседневной жизни. Исследование 3 проверяет, обнаруживается ли такая же закономерность, когда все участники имеют одинаковый опыт.

Метод

Участники

Участники (N = 58) были студентами или аспирантами, которые были набраны для этого исследования с помощью листовок на кампусе или рекламы кампуса в Интернете. Им платили 15 долларов за сеанс и давали бонус за безупречное посещение всех пяти занятий (дополнительно 25 долларов, всего 100 долларов) или за одно отсутствие (5 долларов дополнительно, из расчета 65 долларов).

Процедура

Участники посетили пять часовых групповых занятий в течение пяти недель. Большинство групп состояло из четырех человек (две группы состояли из трех участников) и выполняли различные действия с инструкциями. Мероприятия включали (1) словесную деятельность (определения рейтинговых прилагательных), (2) рисование, (3) задание организационного комитета по принятию решения, (4) художественный анализ, (5) групповое домашнее задание, (6) свободную деятельность (либо игры, либо домашнее задание) ).

Каждое занятие было разделено на две части по 20 минут каждая.После сигнала исследователь проинструктировал участников перейти в разные места в комнате, чтобы заполнить свои рейтинговые формы. Участники ответили на самоотчеты, описывающие их поведение и цели, и они предоставили отчеты наблюдателей, описывающие поведение и цели других членов группы. Таким образом, участники выступали как мишени, так и наблюдатели. Таким образом, наблюдатели не были полностью независимыми от своих целей и, возможно, на их рейтинги повлияло участие в мероприятиях.Участники поместили заполненные рейтинговые листы в запечатанный контейнер для обеспечения конфиденциальности. После того, как все участники завершили свою оценку, они вернулись на свои исходные места для второй части, а затем завершили оценку второй части. За пять сеансов было проведено десять самооценок ( M = 9,67, SD = 0,87), а для большинства участников до тридцати оценок наблюдателей ( M = 27,00, SD = 3,48).

Меры

Для всех сеансов участникам были присвоены идентификационный номер и буква участника (A, B, C или D).В рейтингах элементы организованы в виде сетки. Каждая строка содержала одно состояние или цель, а в четырех столбцах были буквы участников.

Состояния личности

Состояния личности оценивались с помощью 12 прилагательных (Roberts et al., 2004; Saucier & Ostendorf, 1999), по 6 прилагательных для каждого признака. Было два подкомпонента экстраверсии — разговорчивый (разговорчивый, вербальный, тихий) и напористый (напористый, смелый, скромный) — и два подкомпонента сознательности — организованный (организованный, систематический, неорганизованный) и трудолюбие (настойчивый, целеустремленный, ленивый).Участники оценили, как они и другие действовали во время сеанса, например: «Насколько разговорчивым был участник за последние 20 минут?» Участники ответили по 6-балльной шкале от «Совсем нет» до «Очень». Надежность для целей и наблюдателей находилась в приемлемом диапазоне (Экстраверсия: цель α = 0,87 Кронбаха, α = 0,88 наблюдателя; Добросовестность: цель α = 0,77, наблюдатель α = 0,79; Болтливый подкомпонент: цель α = 0,92, наблюдатель α = 0,91, подкомпонент уверенности: цель α = 0,81, наблюдатель α =.82; Организованный подкомпонент: цель α = 0,75, наблюдатель α = 0,74; Трудолюбивый подкомпонент: цель α = 0,62, наблюдатель α = 0,63).

Кратковременные цели

Из списка целей в исследовании 1 мы выбрали четыре пункта цели для каждого рейтинга. Две гипотетические цели, связанные с экстраверсией (попытка повеселиться и попытка быть в центре внимания), и две гипотетические цели, связанные с сознательностью (попытка выполнить задачи и попытка эффективно использовать время). Участников проинструктировали: «Как часто участник пытался (голить) за последние 20 минут?» Участники ответили по 6-балльной шкале от «Совсем нет» до «Все время».

Результаты

Объясненная дисперсия в самооценке состояний личности

Мы вычислили объясненную дисперсию с помощью той же процедуры, которая описана в исследовании 1 (вычитая необъяснимую дисперсию в модели, включая цели в качестве предикторов, из модели без предикторов, и разделив необъяснимой дисперсией в модели без предикторов). Две гипотетические цели для экстраверсии объясняют 20,6% индивидуальной вариации экстраверсии состояний и 34.4 процента дисперсии между людьми. Две гипотетические цели, предполагаемые для сознательности, объясняют 32,6% различий между людьми в сознательности состояния и 53,6% различий между людьми. Хотя величина расхождения, объясняемая целями, ниже, чем в исследовании 1, в этом расчете также использовалось вдвое меньше элементов целей и пятая часть рейтингов, однако дисперсия, объясняемая только двумя целями, все еще была довольно высокой. Таким образом, цели снова объясняют как большую часть того, почему люди временами действуют экстравертированно или сознательно, так и большую часть того, почему одни люди действуют более экстравертно или сознательно, чем другие.

Двумерные отношения между целями и состояниями были очень похожи на отношения из исследования 1, подтверждая, что предполагаемые цели экстраверсии были связаны с экстраверсией состояний и не были или слабо связаны с сознательностью состояния. И наоборот, предполагаемые цели сознательности были связаны с государственной сознательностью и не были или слабо связаны с государственной экстраверсией. Этот образец продолжился на уровне подкомпонентов.

Объясненная разница в состояниях личности, сообщаемых наблюдателем

Поскольку в нашем исследовании распределения плотности состояний рассматриваются как характеристики, используемые для описания того, что люди на самом деле делают, основная цель исследования 3 состояла в том, чтобы проверить, предсказывают ли цели состояния, когда они сообщаются наблюдателями.Два или три коллеги предоставили рейтинги наблюдателей каждому участнику на каждой из пяти сессий. Мы запускали многоуровневые модели и использовали уравнения, описанные в исследовании 1, но прогнозировали рейтинги состояний наблюдателями на основе оценок целей наблюдателями (с целью в качестве группирующей переменной, чтобы учесть независимость оценок одной и той же цели). Эти результаты выявили ту же закономерность, что и в самооценках исследования 1 и исследования 3. Две гипотетические цели для экстраверсии объясняют 30% дисперсии внутриличностной экстраверсии и 67%.2 различия между людьми. Две гипотетические цели добросовестности объяснили 47,8% различий между людьми в сознательности состояния и 49% различий между людьми. Таким образом, цели предсказывают большое количество различий в соответствующих состояниях личности даже при оценке наблюдателями.

Двумерные отношения между целями и состояниями, оцениваемыми наблюдателем, показаны в. Картина аналогична той, что в исследовании 1, показывающая, что предполагаемые цели экстраверсии были связаны только с государственной экстраверсией и не были связаны или слабо связаны с сознательностью состояния.И наоборот, предполагаемые цели сознательности были сильно связаны только с государственной сознательностью и не были связаны или слабо связаны с государственной экстраверсией. Эти результаты демонстрируют, что рейтинги наблюдателей имеют те же закономерности, что и самооценки, как для состояний личности, так и для достижения цели, а предыдущие результаты не были артефактом самооценки.

Таблица 5

Взаимосвязи между целями и состояниями личности (отчеты наблюдателей)

E C T A O I
b b b b b
Развлекайся .28 ** −.05 * .38 ** .19 ** .04 * −.05 *
Центр внимания .54 ** −.02 .63 ** .44 ** −.07 * .03
Эффективное время использования −.05 .38 ** −.14 * .04 .40 ** .36 **
Выполнение задач −.07 * .39 ** -.16 ** .02 .39 ** .40 **
Цели, сообщаемые цели, предсказывающие состояния личности, сообщаемые наблюдателем

изменения состояний личности, мы предсказали оценки наблюдателями состояний личности на основе оценок целей своих собственных целей. Это консервативный тест, потому что предсказания переходят от самоотчетов о внутренних целях к отчетам наблюдателей о внешних состояниях, и потому, что наблюдатели могут сообщать только о части состояний личности, а именно о наблюдаемых частях.Тем не менее, это ценный тест, потому что он отделяет отчеты о целях от отчетов о состояниях личности, используя разных оценщиков для двух конструкций.

Мы использовали те же аналитические процедуры, но использовали оценки состояния личности наблюдателями в качестве зависимой переменной (усредненной по двум или трем наблюдателям каждого состояния) и целевые оценки целей в качестве независимых переменных. В поддержку гипотезы, отчеты целей о том, как много они пытались повеселиться и пытались быть в центре внимания, существенно предсказывали отчеты наблюдателей о том, насколько экстравертно действовали эти цели, всего 11.5% дисперсии внутри человека и 17,7% дисперсии между людьми в отчетах наблюдателей об экстраверсии состояний. Отчеты целей о том, сколько они пытались эффективно использовать время и пытались выполнить задачи, в значительной степени предсказывали отчеты наблюдателей о том, насколько добросовестно они действовали, составляя 19,6% личных расхождений в отчетах наблюдателей о добросовестности государств. , но никакой разницы между людьми.

показывает двумерные результаты, полученные на основе многоуровневых моделей, в каждой из которых одна цель предсказывала одно состояние личности.Эти результаты выявили ту же закономерность, что и в чистом самоотчете и в чистом отчете наблюдателя. Цели достоверно предсказывали соответствующее им состояние, но не предсказывали или не предсказывали другое состояние личности.

Таблица 6

Взаимосвязи между целями, сообщаемыми о цели, и личностными состояниями, сообщаемыми наблюдателем

9018

E C T A O I
b b b b b
Have Fun .16 ** −.05 ** .23 ** .10 ** −.05 * −.05 *
Центр внимания .19 ** — .01 .24 ** .15 ** .03 .01
Эффективное время использования −.00 .16 ** −.06 .06 * .14 ** .18 **
Выполнение задач −.02 .17 ** -.08 ** .04 .16 ** .19 **

Общее обсуждение

Полученные данные свидетельствуют о том, что основное объяснение черт, по крайней мере, в той мере, в какой черты принимаются за описания из того, что люди на самом деле делают, — это цели, которые они преследуют. Цели объясняются как указанием основной причины, по которой люди различаются по чертам характера, так и предоставлением основного механизма, лежащего в основе проявления черт поведения.

Это требование подтверждается пятью доказательствами.Во-первых, предполагаемые цели предсказывали почти половину дисперсии сознательности состояния и экстраверсии состояния, показывая, что стремление к цели является одним из преобладающих объяснений разыгрывания черт. Во-вторых, цели объясняли большие различия в проявлении черт как между людьми, так и внутри них. Иногда люди действуют экстравертно или сознательно, потому что они преследуют цели, для которых необходимы эти проявления, а некоторые люди более экстравертны или сознательны, чем другие, потому что они преследуют связанные с этим цели чаще, чем другие.

В-третьих, состояния личности обладали различными функциями, которые почти не перекрывались друг с другом, подтверждая, что разные состояния имеют разное использование, в соответствии с тем, что разные состояния имеют разное использование, потому что они вводят в действие разные операции в мире и разные операции необходимы для разных целей . В-четвертых, было показано, что влияние целей на состояния является причинным эффектом, что подтверждает предположение о том, что цели являются причинными в масштабных отношениях цель-состояние, выявленных в исследовании 1.В-пятых, взаимосвязь между целями и проявлениями черт была обнаружена даже в наблюдаемых аспектах целей и проявлений черт, предполагая, что эти цели объясняют черты, которые люди фактически проявляют.

Объяснение черт

Черты характера можно рассматривать, по крайней мере частично, как описание того, что люди на самом деле делают. Например, МакКрэй и Коста определяют черты характера как «измерения индивидуальных различий в склонностях к отображению последовательных паттернов мыслей, чувств и действий» (McCrae and Costa, 2003, p.25).

Если черты характера воспринимаются как описания, по крайней мере частично, то цель психологии личности — объяснить индивидуальные различия в том, что люди на самом деле делают. Таким образом, мы измерили распределение людей по разыгрыванию черт, а затем попытались объяснить, почему люди разыгрывают те черты, которые они делают, и почему они различаются по их распределению. Мы начали с правдоподобного, но непроверенного предположения, что государства могут иметь последствия для мира, а не быть только стилями. Затем мы задались вопросом, могут ли люди применять эти состояния с намерением вызвать желаемые последствия и избежать нежелательных последствий (Paulhus & Martin, 1987).

Это исследование показало, что большая часть объяснения черт (как описания) действительно была целью. Люди отличались друг от друга чертами характера, потому что преследовали разные цели. Люди вводили в действие состояние государства в своей повседневной жизни, потому что они преследовали цели, которые могли бы принести пользу этим состояниям. Например, некоторые люди были более экстравертными, чем другие, потому что они хотели веселиться чаще, чем другие, и временами они были более экстравертными, потому что они хотели повеселиться в это время.Слово «потому что» используется в предыдущих предложениях, потому что было показано, что эффект носит скорее причинный, а не только ассоциативный характер.

Признаки могут быть не только описательными. Черты могут также относиться к причинному механизму, который определяет, какие состояния разыгрывают люди. Результаты показывают, что цели являются частью этих механизмов. Цели объясняли, какие качества люди на самом деле разыгрывают. Они предсказали половину дисперсии в проявлении черты в исследовании выборки опыта и причинно повлияли на проявление черты в эксперименте.Таким образом, одной из причин установления состояния и, следовательно, частью причинного механизма черт являются цели, которые преследуют люди, как показано в (Fleeson & Jayawickreme, в печати; Little & Josephs, 2007).

Значение взаимосвязи между мотивацией и чертами характера

Эти данные свидетельствуют о том, что черты характера и мотивация тесно взаимосвязаны друг с другом. Специфический механизм этой интеграции состоит в том, что стремление к сиюминутным и конкретным целям является одним из основных источников проявления черт в повседневной жизни.Активируются конкретные, мелкие цели, а затем выбираются состояния для принятия. Активируемые состояния — это те состояния, которые имеют последствия, которые должны способствовать достижению активированной цели.

Причинно-следственная связь является необходимой частью этого предложения, потому что гипотеза о конкретных состояниях и подкомпонентах требует, чтобы сначала была активирована цель, а затем состояние было реализовано как ответ на цель. Причинно-следственная связь была продемонстрирована с помощью новой процедуры случайного назначения участникам условия цели, отправки их обратно в повседневную жизнь для достижения цели, а затем показа, что проявления их черт изменились соответствующим образом.Это причинное направление противоречило причинному направлению большинства предыдущих теорий. Например, Lüdtke et al (2009) предоставили эмпирические доказательства того, что черты характера определяют основные жизненные цели; Corker et al. (2012) и Lischetzke et al. (2012) предположили, что сознательность и экстраверсия приводят к целям, которые, в свою очередь, приводят к результатам. Скорее всего, причинно-следственная связь могла быть двунаправленной. Тем не менее, настоящие исследования касались конкретного причинно-следственного направления, проистекающего от целей к проявлению черт, и предоставили подтверждающие доказательства в экологически обоснованной обстановке.

В отличие от теорий, в которых мотивации и черты характера рассматриваются как отдельные, но взаимосвязанные конструкции (например, McAdams & Olson, 2010; Roberts & Wood, 2006), в нашем предложении цели отводятся на роль объяснения для черт как описания, а также делают цели частью причинного механизма черт. Цели и черты характера не являются частью отдельных сфер функционирования, а скорее являются одной и той же сферой функционирования. Это больше похоже на теории, которые идентифицируют черты с двигательными системами (Carver et al., 2000; Эллиот и Трэш, 2002; Read et al., 2010). Однако теория черт в целом не заходит так далеко, чтобы идентифицировать черты с системами мотивов, потому что мы считаем, что содержание целей, а не только их приближение или направление избегания, определяет связь между целями и проявлением черт. Например, экстраверсия не отождествляется с целями подхода, а скорее включает в себя цели подхода и избегания.

Последствия для природы экстраверсии и сознательности

Эти результаты предполагают, что две из пяти черт Большой пятерки — экстраверсия и сознательность — имеют функции.Черты проявляются в последствиях, которые они могут вызвать; введенные в действие состояния могут иметь последствия, и эти последствия могут помочь людям достичь желаемых целей. Например, напористость может иметь следствием привлечение внимания других людей, а привлечение внимания других людей может служить цели избежать игнорирования со стороны других. Доказательства этого утверждения выходят за рамки только одной черты и, таким образом, утверждают, что модель может быть общей для нескольких черт. Важно отметить, что экстраверсия и сознательность совершенно различаются по своей кажущейся инструментальности.Сознательность кажется инструментальной чертой, а экстраверсия — скорее вопросом стиля. И наоборот, экстраверсия часто отождествляется с системой подхода (Carver et al., 2000; Elliot & Thrash, 2002; Heller et al., 2009; Read et al., 2010), тогда как сознательность не так широко отождествляется с системой мотивации. . Тем не менее, результаты по обоим признакам подтвердили гипотезу о том, что проявления признаков вызваны стремлением к цели.

Основные функции экстраверсии — это попытка повеселиться или попытка быть в центре внимания.Напротив, к основным функциям сознательности относятся попытки эффективно использовать время или попытки выполнить задачи. Практически вся сила ассоциаций цель-проявление была основана на конкретном содержании целей. Эти чисто различающие результаты подтверждают гипотезу о том, что черты характера различаются по содержанию связанных с ними целей. Эти функции включали как функции подхода, так и функции уклонения. Различающие результаты также являются аргументом против многих искусственных объяснений, таких как общая предвзятость согласия или отсутствие различения между различными целями.

Основные функции экстраверсии и сознательности могут пролить свет на природу поведения, которое разыгрывает экстраверсию и сознательность. Похоже, что экстраверсионное поведение приводит к тому, что побуждает людей уделять внимание, согласовывает свои действия с групповыми и удовлетворяет свои интересы. Сознательное поведение может иметь следствием перемещение объектов в эффективные положения, создание реалистичного расписания, сосредоточение внимания на задаче и отвлечение ресурсов на конкретные задачи.

Ограничения и направления на будущее

Хотя эти исследования подтвердили теорию двух очень разных черт, все еще неясно, применима ли эта теория и к другим чертам Большой пятерки. SSFH предсказывает, что новые шаблонные предложения для конкретных подкомпонентов других черт будут определять цели, предсказывающие эти черты. Например, шаблон «Я намеренно творческий для того, чтобы достичь цели в данный момент» может привести к таким целям, как попытка решить сложную проблему или попытку вырваться из рутины.Однако также возможно, что есть уникальные особенности других черт, которые делают их менее поддающимися этой процедуре.

Вторым направлением будущих исследований является изучение истоков целей. Если люди более экстравертны и сознательны отчасти потому, что они чаще преследуют эти цели, почему они преследуют эти цели чаще? Чтобы найти тесную связь между целями и качествами, мы пошли на очень маленькие, конкретные и сиюминутные цели. Мы считаем весьма вероятным, что эти конкретные цели исходят из более широких мотивационных единиц в иерархическом порядке (Freund, 2007; Read et al., 2010). Другие мотивационные единицы, такие как жизненные цели (Cantor et al., 1987), личные проекты (Little et al., 1992), личные стремления (Emmons, 1986), ценности (Schwarz & Bilsky, 1987) или мотивы и потребности ( Brunstein, Schultheiss, & Grässman, 1998; Deci & Ryan, 2008), таким образом, могут быть связаны с чертами характера. Убеждения, ожидания, компетентность, беспокойство и другие факторы также могут влиять на конкретные цели, которые люди преследуют (Mischel, 1973). Что нас интересует в этих открытиях, так это то, что они представляют собой один клин в Большой пятерке, который позволяет связать этот широкий спектр характеристик с чертами Большой пятерки.

Когда мы перешли на конкретный уровень, отношения мотивация-черта стали более очевидными. По иронии судьбы, четкая связь работает против теории, потому что обнаружение таких четких связей делает их слишком очевидными, так что они кажутся почти самоочевидными. Однако в подключении нет необходимости. Достижение целей, которым способствовали государства, было трудным и требовало нескольких встреч команды. Даже после того, как цели были определены, связь с состояниями не была логически необходимой.В самом деле, некоторые из предполагаемых целей для нижних конечностей состояния заканчивались двумерными отношениями в противоположном направлении (например, попытка приспособиться).

Люди могут не преследовать цели с реальным изменением своего поведения, или они могут изменить поведение, отличное от конкретных состояний личности. Возможно, люди будут преследовать цели неэффективно или контрпродуктивно. Вполне вероятно, что проявления черт — это стили поведения без значимых или значимых для цели последствий для мира (Winter et al., 1998). Поведение, необходимое для достижения целей, может быть специфическим для цели и не отражаться в государственных условиях. Например, интроверты могут преследовать цель общаться с другими тихими, нежными и нетребовательными способами, а не разговорчивыми, вербальными и общительными способами. Сознательные люди могут пытаться налаживать отношения с другими систематически и целенаправленно. Бессознательные люди могут пытаться что-то сделать неорганизованным, бессистемным образом.

Эти выводы показывают, что действия и операции, необходимые для достижения целей, — это именно те действия и операции, которые присутствуют в проявлениях Большой пятерки.Это приводит к выводу, что «большая пятерка» — это способы достижения людьми своих целей. Учитывая более 100 лет попыток связать области мотивации и черт характера, а также общее мнение о том, что области мотивации и черты являются отдельными, мы считаем, что поиск концептуального местоположения, в котором эти две области тесно связаны, является значительным шагом. Эмпирическая проверка силы связи (большая часть объясненных вариаций и причинности) необходима для утверждения, что эта связь является сильной.

Ограничением полевого эксперимента Исследования 2 было отсутствие полного экспериментального контроля, поскольку участники завершали эксперимент вне лаборатории. Возможно, участники солгали о том, что они сделали. Хотя мы действительно добавили несколько проверок для обеспечения соответствия, и результаты исследования 3 показали, что наблюдатели согласны с целевыми показателями в отношении целей, которые, по их мнению, преследуются, и черт, которые, по их мнению, проявляются, в будущих исследованиях было бы полезно провести аналогичные исследования в лаборатории.Кроме того, результаты могут быть обусловлены спросом. Возможно, участники поняли цель эксперимента и в результате изменили свое поведение. Мы действительно включили в анкету после анкетирования различные элементы Большой пятерки, чтобы замаскировать интересующее нас поведение, но мы настоятельно призываем к дополнительным исследованиям, чтобы подтвердить этот экспериментальный результат.

В исследовании 1 мы правильно определили цели, связанные с высокими границами экстраверсии и сознательности, но мы правильно определили только две цели, ведущие к низшим уровням экстраверсии и сознательности.Это открытие поднимает вопрос — существуют ли на самом деле сиюминутные цели для низких уровней состояния личности? Одним из возможных объяснений этих результатов была нечеткая или двусмысленная формулировка. Ошибки в выборе цели могли помешать нам найти цели для низких уровней состояния личности.

Выводы

Хотя черты и мотивация являются двумя важными и выдающимися понятиями в психологии личности, в основном они рассматриваются отдельно. В их обращении было это непростое разделение, потому что неясно, как черты характера и мотивация связаны друг с другом.В этой статье утверждается, что черты характера неразрывно связаны с мотивацией. Цели вызывают фактическое воплощение черт в сиюминутных действиях, убеждениях и познаниях, раскрывая функциональную роль разыгрывания черт как средства, с помощью которого люди достигают своих целей. Разыгрывания экстраверсии предоставили средства для достижения целей, среди прочего, попытки стать центром внимания, попытки вписаться и попытки повеселиться; Принципы добросовестности предоставили средства для попытки направить свою энергию туда, где она была больше всего нужна, для попыток эффективно использовать время и для попыток добиться результатов, среди прочего.

Доказательством этих выводов было то, что, когда люди меняли цели, которые они пытались достичь, они соответственно быстро меняли проявления своих черт, как ассоциативно в течение десяти дней своей повседневной жизни, так и причинно, когда случайным образом назначались цели в эксперименте. Эти эффекты были сильными, предсказывая почти половину отклонения в проявлении черт от всего лишь нескольких целей. Преследование цели предсказывало вариации проявления черт как внутри человека, так и между людьми, так что разные люди проявляли разные черты, потому что они проявляли разные цели, и каждый человек проявлял разные черты в разное время, потому что он или она преследовали разные цели в разное время.Половина связи между характеристиками и состояниями, оцениваемыми в анкете, объяснялась целями. Стремление к цели, оцененное целями, предсказало проявление черты, оцененное наблюдателями, показывая, что это те черты, которые люди действительно проявляют в своей повседневной жизни. Стремление к цели предсказывало проявление двух разных черт, и делало это дискриминационным образом, так что цели предсказывали только соответствующие им черты и имели мало или не имели никакого отношения к несоответствующим чертам. Таким образом, эти результаты предоставили убедительные доказательства для одного объяснения черт характера, что они полезны для достижения целей.Эти результаты дали один ответ на давние вопросы о концептуальных отношениях между чертами характера и мотивацией. Они прояснили значение и природу экстраверсии и сознательности, раскрывая часть того, для чего нужны эти черты.

Перспективы черт личности | Безграничная психология

Теории черт личности Олпорта, Кеттелла и Айзенка

Теории черт Олпорта, Кеттелла и Айзенка предполагают, что люди обладают определенными личностными чертами, которые частично определяют их поведение.

Цели обучения

Обобщите сходства и различия между теориями личности Олпорта, Кеттелла и Айзенка.

Основные выводы

Ключевые моменты
  • Черты характера — это характерные способы поведения, такие как экстраверсия-интроверсия: человек может упасть в любой точке континуума, и то, где они упадут, определяет, как он будет реагировать в различных контекстах.
  • Гордон Олпорт организовал черты в трехуровневую иерархию: основные черты, центральные черты и второстепенные черты.
  • Используя статистический процесс, известный как факторный анализ, Рэймонд Кеттелл создал шестнадцать измерений черт человеческой личности, известных как 16PF.
  • Теория личности Айзенка основана на трех измерениях: интроверсия против экстраверсии, невротизм против стабильности и психотизм против социализации.
Ключевые термины
  • черта : идентифицирующая характеристика, привычка или тенденция.
  • Факторный анализ : Статистический метод, используемый для описания изменчивости среди наблюдаемых коррелированных переменных в терминах одной или нескольких ненаблюдаемых переменных.

Теории черт личности

Теоретики черт характера считают, что личность можно понять, постулируя, что у всех людей есть определенные черты или характерные способы поведения. Вы общительны или застенчивы? Пассивный или агрессивный? Оптимистичный или пессимистичный? Согласно Диагностическому и статистическому руководству (DSM) Американской психиатрической ассоциации, личностные черты являются важными аспектами личности, которые проявляются в широком диапазоне важных социальных и личных контекстов.Другими словами, у людей есть определенные характеристики, которые частично определяют их поведение; эти черты представляют собой тенденции в поведении или отношении, которые, как правило, присутствуют независимо от ситуации.

Пример черты характера — экстраверсия – интроверсия. Экстраверсия имеет тенденцию проявляться в общительном, разговорчивом, энергичном поведении, тогда как интроверсия проявляется в более замкнутом и уединенном поведении. Человек может упасть в любой точке континуума, и место, где он упадет, будет определять, как он или она будет реагировать на различные ситуации.

Экстраверсия – интроверсия : Это изображение является примером личностной черты. С одной стороны, это экстраверсия (с предпочтением более стимулирующей среды), а с другой — интроверсия (с предпочтением менее стимулирующей среды). Человек может попасть в любое место континуума.

Идея классификации людей по признакам восходит к Гиппократу; однако более современные теории исходили от Гордона Олпорта, Раймонда Кеттелла и Ганса Айзенка.

Гордон Олпорт (1897–1967)

Гордон Олпорт был одним из первых современных теоретиков черт характера. Олпорт и Генри Одберт проработали два из наиболее полных доступных словарей английского языка и извлекли около 18 000 слов, описывающих личность. Из этого списка они сократили количество слов примерно до 4500 прилагательных, описывающих личность, которые, по их мнению, описывают наблюдаемые и относительно постоянные черты личности.

Allport организовал эти черты в трехуровневую иерархию:

  • Кардинальные черты доминируют и формируют поведение человека, например, жадность Эбенезера Скруджа или альтруизм матери Терезы.Они находятся на вершине иерархии и все вместе известны как главный контроль человека . Они считаются главенствующими страстями человека. Кардинальные черты сильны, но у немногих людей в личности преобладает одна-единственная черта. Вместо этого наша личность обычно состоит из нескольких черт.
  • Центральные признаки идут дальше в иерархии. Это общие характеристики, которые в разной степени присущи каждому человеку (например, верность, доброта, покладистость, дружелюбие, подлость, дикость или ворчливость).Они являются основными строительными блоками, которые формируют большую часть нашего поведения.
  • Вторичные черты существуют внизу иерархии и не так очевидны или последовательны, как центральные черты. Их много, но они присутствуют только при определенных обстоятельствах; они включают такие вещи, как предпочтения и отношения. Эти вторичные черты объясняют, почему человек может иногда демонстрировать поведение, которое кажется несовместимым с его обычным поведением. Например, дружелюбный человек злится, когда люди пытаются его пощекотать; другой — не тревожный человек, но всегда нервничает, говоря публично.

Олпорт выдвинул гипотезу о том, что внутренние и внешние силы влияют на поведение и личность человека, и назвал эти силы генотипами и фенотипами. Генотипы — это внутренние силы, которые связаны с тем, как человек сохраняет информацию и использует ее для взаимодействия с миром. Фенотип — это внешние силы, которые связаны с тем, как человек принимает свое окружение и как другие влияют на его или ее поведение.

Раймонд Кеттелл (1905–1998)

Стремясь сделать список Олпорта из 4500 черт более управляемым, Рэймонд Кеттелл взял список и удалил все синонимы, уменьшив количество до 171.Однако утверждение, что черта либо присутствует, либо отсутствует, не точно отражает уникальность человека, потому что (согласно теоретикам черт характера) все наши личности на самом деле состоят из одних и тех же черт; мы различаемся только степенью выраженности каждой черты.

Кеттелл считал необходимым выбрать широкий диапазон переменных, чтобы получить полное представление о личности. Первый тип данных — это данных о жизни, , которые включают сбор информации о естественном повседневном поведении человека. Экспериментальные данные включают измерение реакций на стандартизованные экспериментальные ситуации, а данные вопросника включают сбор ответов, основанных на самоанализе человека о его или ее собственном поведении и чувствах. Используя эти данные, Кеттелл провел факторный анализ и сгенерировал шестнадцать измерений черт человеческой личности: абстрактность, теплота, опасения, эмоциональная стабильность, живость, открытость к изменениям, перфекционизм, конфиденциальность, интеллект , правило сознание , напряжение, чувствительность, социальная смелость, уверенность в своих силах, бдительность, доминирование и .

Основываясь на этих 16 факторах, он разработал оценку личности, названную 16PF. Вместо того, чтобы черта присутствовала или отсутствовала, каждое измерение оценивается по континууму, от высокого к низкому. Например, ваш уровень теплоты описывает, насколько вы сердечны, заботливы и милы по отношению к другим. Если у вас низкий балл по этому показателю, вы склонны быть более отстраненными и холодными. Высокий балл по этому индексу означает, что вы поддерживаете и утешаете. Несмотря на то, что список качеств Олпорта значительно сократился, теория 16PF Кеттелла все еще подвергалась критике за то, что она слишком широка.

Ганс Айзенк (1916–1997)

Ганс Айзенк был теоретиком личности, который сосредоточился на темпераменте — врожденных, генетически обусловленных личностных различиях. Он считал, что личность во многом определяется биологией, и рассматривал людей как обладающих двумя конкретными личностными измерениями: экстраверсия против интроверсии и невротизм против стабильности. После сотрудничества со своей женой и другим теоретиком личности Сибил Айзенк, он добавил к этой модели третье измерение: психотизм против социализации.

  • Согласно их теории, люди с высокой чертой экстраверсии общительны, общительны и легко контактируют с другими, в то время как люди с высокой чертой интроверсии имеют более высокую потребность в одиночестве, вовлечении в уединенное поведение и ограничивать их взаимодействие с другими.
  • В аспекте невротизма / стабильности люди с высоким невротизмом склонны к тревоге; они, как правило, имеют сверхактивную симпатическую нервную систему, и даже при низком уровне стресса их тело и эмоциональное состояние склонны к реакции бегства или борьбы.Напротив, люди с высоким уровнем стабильности , как правило, нуждаются в большей стимуляции, чтобы активировать свою реакцию «беги или сражайся», и поэтому считаются более эмоционально стабильными.
  • В аспекте психотизма / социализации люди с высоким психотизмом склонны мыслить независимыми, холодными, нонконформистскими, импульсивными, антисоциальными и враждебными. Люди с высоким уровнем социализации (часто называемого контролем суперэго), как правило, обладают высоким контролем над импульсами — они более альтруистичны, чутки, склонны к сотрудничеству и условны.

Основная сила модели Айзенка состоит в том, что он был одним из первых, кто сделал свой подход более поддающимся количественной оценке; поэтому они воспринимались как более «законные», поскольку распространенная критика психологических теорий состоит в том, что они не поддаются эмпирической проверке. Айзенк предположил, что экстраверсия была вызвана вариабельностью коркового возбуждения, причем интроверты, как правило, имели более высокий уровень активности в этой области, чем экстраверты. Он также предположил, что невротизм определяется индивидуальными различиями в лимбической системе, той части человеческого мозга, которая отвечает за эмоции, мотивацию и эмоциональную связь с памятью.Однако, в отличие от моделей Олпорта и Кеттелла, модель Айзенка критиковалась за слишком узкую конструкцию.

Пятифакторная модель

Пятифакторная модель систематизирует все черты личности по пяти факторам: открытость, экстраверсия, добросовестность, покладистость и невротизм.

Цели обучения

Оцените сильные и слабые стороны пятифакторной модели личности

Основные выводы

Ключевые моменты
  • Многие психологи считают, что количество черт человеческой личности можно сократить до пяти факторов, а все остальные черты вписываются в эти пять факторов.
  • Пять факторных черт личности показывают последовательность в интервью, самоописаниях и наблюдениях, а также у широкого круга участников разного возраста и из разных культур.
  • Аббревиатура ОКЕАН часто используется для обозначения пяти факторов и происходит от концептуализации Пола Коста и Роберта МакКрея: O преданность опыту, сознательность, экстраверсия, доброжелательность, и невротизм .
  • Критики утверждают, что пятифакторная модель ограничена по своему охвату и не основана на теории; они также указывают на ограничения в использовании факторного анализа.
Ключевые термины
  • черта : идентифицирующая характеристика, привычка или тенденция.
  • невротизм : Черта личности, проявляющаяся в тревожности, капризности, беспокойстве, зависти и ревности.

Многие психологи считают, что общее количество личностных черт может быть сокращено до пяти факторов, при этом все остальные личностные черты вписываются в эти пять факторов. Согласно этой модели, фактор представляет собой более крупную категорию, которая включает в себя множество более мелких личностных качеств .Пятифакторная модель была разработана независимо несколькими психологами в течение нескольких лет.

История и обзор

Исследование пятифакторной модели началось в 1949 году, когда Д.В. Фиске не смог найти поддержки 16 обширных личностных факторов Кеттелла, но вместо этого нашел поддержку только пяти факторов. Исследования увеличились в 1980-х и 1990-х годах, предлагая все большую поддержку пятифакторной модели. Пять факторных черт личности показывают последовательность в интервью, самоописаниях и наблюдениях, а также у широкого круга участников разного возраста и из разных культур.Это наиболее широко распространенная структура среди теоретиков черт характера и в современной психологии личности и наиболее точное приближение к основным параметрам черт (Funder, 2001).

Поскольку эта модель была разработана независимо разными теоретиками, названия каждого из пяти факторов — и то, что каждый фактор измеряет — различаются в зависимости от того, какой теоретик на него ссылается. Версия Пола Косты и Роберта МакКрея, однако, наиболее известна на сегодняшний день, и ее вспоминает большинство психологов при обсуждении пятифакторной модели.Аббревиатура ОКЕАН часто используется для обозначения пяти факторов Косты и МакКрея или Большой пятерки личностных черт: Открытость опыту, Сознательность, Экстраверсия, Приатливость, и Невротизм.

Большая пятерка личностных качеств

Открытость к опыту

(изобретательный / любопытный против последовательного / осторожного)

Эта черта включает в себя любовь к искусству, эмоциям, приключениям, необычным идеям, любопытство и разнообразный опыт.Открытость отражает степень интеллектуального любопытства, творческих способностей человека и его предпочтения новизне и разнообразию. Это также описывается как степень, в которой человек творческий или независимый; он описывает личные предпочтения разнообразных занятий по сравнению со строгим распорядком. Те, кто высоко оценивает открытость к опыту, предпочитают новизну, а те, кто имеет низкие оценки, предпочитают рутину.

Добросовестность

(эффективный / организованный против легкомысленного / небрежного)

Эта черта относится к склонности к самодисциплине, послушанию, компетентности, вдумчивости и стремлению к достижению (например, к целенаправленному поведению).Это отличается от моральных последствий «наличия совести»; вместо этого эта черта фокусируется на количестве преднамеренных намерений и мыслей, которые человек вкладывает в свое поведение. Сознательные люди предпочитают спонтанное, а не спонтанное поведение, они часто организованы, трудолюбивы и надежны. Люди с низкими показателями сознательности придерживаются более расслабленного подхода, спонтанны и могут быть дезорганизованы. Многочисленные исследования показали положительную корреляцию между добросовестностью и академической успеваемостью.

Экстраверсия

(уходящая / энергичная vs. уединенная / сдержанная)

Человек с высокими показателями экстраверсии характеризуется высокой энергией, положительными эмоциями, разговорчивостью, напористостью, общительностью и склонностью искать стимул в компании других. Те, у кого низкий уровень экстраверсии, предпочитают одиночество и / или небольшие группы, любят тишину, предпочитают занятия в одиночестве и избегают больших социальных ситуаций. Неудивительно, что люди, имеющие высокие показатели как экстраверсии, так и открытости, с большей вероятностью будут участвовать в приключенческих и рискованных видах спорта из-за своего любопытства и стремления к азарту (Tok, 2011).

Приветливость

(дружелюбие / сострадание против холодного / недоброго)

Эта черта измеряет склонность к состраданию и сотрудничеству, а не к подозрительности и антагонизму по отношению к другим. Это также показатель доверчивого и отзывчивого характера человека, а также того, в целом у него хороший характер или нет. Людей с низкими показателями доброжелательности обычно описывают как грубых и несговорчивых.

Приятность в США : Некоторые исследователи заинтересованы в изучении того, как черты распределяются в популяции.Это изображение показывает общую оценку того, как люди в каждом штате соответствуют пятифакторной характеристике согласия. Западные штаты склонны быть доброжелательными.

Невротизм

(чувствительный / нервный против защищенного / уверенного в себе)

Высокий невротизм характеризуется склонностью к неприятным эмоциям, таким как гнев, тревога, депрессия или уязвимость. Невротизм также относится к степени эмоциональной устойчивости человека и его контролю над импульсами.Люди с высоким невротизмом склонны испытывать эмоциональную нестабильность и характеризуются как злые, импульсивные и враждебные. Уотсон и Кларк (1984) обнаружили, что люди, сообщающие о высоком уровне невротизма, также имеют тенденцию сообщать о чувстве тревоги и несчастья. Напротив, люди с низким уровнем невротизма, как правило, спокойны и уравновешены.

Большая пятерка личностных черт : В пятифакторной модели каждый человек имеет пять черт (открытость, сознательность, экстраверсия, доброжелательность, невротизм), которые оцениваются по шкале от высокого к низкому.Обратите внимание на то, что в центральном столбце первая буква каждой характеристики обозначает мнемонический ОКЕАН.

Важно помнить, что каждый из пяти факторов представляет собой диапазон возможных типов личности. Например, человек обычно находится где-то между двумя крайностями: «экстравертный» и «интровертный», и не обязательно полностью определяется как один или другой. Большинство людей находится где-то между двумя полярными сторонами каждого измерения. Также важно отметить, что черты Большой пятерки относительно стабильны на протяжении всей нашей жизни, но есть некоторая тенденция к небольшому увеличению или уменьшению черт.Например, исследователи обнаружили, что сознательность возрастает по мере перехода к среднему возрасту по мере того, как мы становимся более способными управлять своими личными отношениями и карьерой (Donnellan & Lucas, 2008). Приятность также увеличивается с возрастом, достигая пика между 50 и 70 годами (Terracciano, McCrae, Brant, & Costa, 2005). Невротизм и экстраверсия имеют тенденцию немного снижаться с возрастом (Donnellan & Lucas; Terracciano et al.).

Критика пятифакторной модели

Критики подхода на основе черт утверждают, что паттерны изменчивости в различных ситуациях имеют решающее значение для определения личности — что усреднение по таким ситуациям для поиска всеобъемлющей «черты» маскирует критические различия между людьми.

Критики пятифакторной модели, в частности, утверждают, что модель имеет ограничения в качестве объяснительной или предсказательной теории и что она не объясняет всю человеческую личность. Некоторые психологи не согласны с этой моделью, поскольку считают, что она игнорирует другие области личности, такие как религиозность, манипулятивность / макиавеллизм, честность, сексуальность / соблазнительность, бережливость, консервативность, мужественность / женственность, снобизм / эгоизм, чувство юмора и риск. прием / поиск острых ощущений.

Факторный анализ, статистический метод, используемый для определения размерной структуры наблюдаемых переменных, не имеет общепризнанной основы для выбора среди решений с различным количеством факторов. Пятифакторное решение в некоторой степени зависит от интерпретации аналитика. Фактически, в основе этих пяти факторов может лежать большее количество факторов; это привело к спорам об «истинном» количестве факторов. Сторонники пятифакторной модели ответили, что, хотя другие решения могут быть жизнеспособными в одном наборе данных, только пятифакторная структура последовательно воспроизводится в разных исследованиях.

Еще одна частая критика состоит в том, что пятифакторная модель не основана на какой-либо теории; это просто эмпирический вывод, что определенные дескрипторы группируются вместе при факторном анализе. Это означает, что, хотя эти пять факторов действительно существуют, их основные причины неизвестны.

Общие сильные и слабые стороны взглядов на черты характера

Хотя теории черт и полезны для категоризации поведения, они подверглись критике со стороны ряда психологов.

Цели обучения

Оценить сильные и слабые стороны личностных теорий

Основные выводы

Ключевые моменты
  • Сильные стороны теорий черт заключаются в их способности классифицировать наблюдаемое поведение и использовании объективных критериев.
  • Развивая свои теории независимо друг от друга, несколько разных теоретиков черт часто приходили к схожему набору черт с помощью факторного анализа.
  • Критики утверждают, что черты характера плохо справляются с предсказанием поведения в любой ситуации.Противодействием этому аргументу является то, что теории черт обеспечивают сильную корреляцию для совокупного поведения.
  • Еще одно ограничение теорий черт состоит в том, что они требуют личных наблюдений или субъективных самоотчетов для измерения, требуя, чтобы люди были достаточно интроспективными, чтобы знать свое собственное поведение.
  • Хотя теории признаков предоставляют информацию о том, как людей могут вести себя, они не объясняют , почему они могут вести себя таким образом.
Ключевые термины
  • Факторный анализ : Статистический метод, используемый для описания изменчивости среди наблюдаемых коррелированных переменных с точки зрения потенциально меньшего числа ненаблюдаемых переменных, называемых факторами.
  • интроспективный : изучение собственного восприятия и сенсорного опыта; созерцательный или задумчивый о себе.
  • предвзятость наблюдателя : форма реактивности, при которой когнитивная предвзятость наблюдателя / исследователя заставляет их бессознательно влиять на человека (лиц), за которым наблюдают / участников эксперимента.
  • совокупность : Масса, совокупность или сумма деталей; нечто состоящее из элементов, но рассматриваемое как единое целое.

Сильные стороны перспективы

Одной из сильных сторон черт-перспектив является их способность классифицировать наблюдаемое поведение.Исследователи обнаружили, что изучение совокупного поведения людей обеспечивает сильную корреляцию с характеристиками; Другими словами, наблюдение за поведением человека с течением времени и в различных обстоятельствах дает доказательства личностных черт, классифицированных в теориях черт.

Другая сильная сторона состоит в том, что теории черт используют объективные критерии для категоризации и измерения поведения. Одним из возможных доказательств этого является то, что несколько теорий черт были разработаны независимо друг от друга, когда факторный анализ использовался для вывода определенного набора черт.Развивая свои теории независимо друг от друга, теоретики черт характера часто приходили к схожему набору черт.

Ограничения точек зрения на черты

Перспективы черт часто критикуют за их предсказательную ценность: критики утверждают, что черты плохо справляются с предсказанием поведения в любой ситуации. Некоторые психологи утверждают, что ситуационные переменные (т. Е. Факторы окружающей среды) более влияют на определение поведения, чем черты характера; другие психологи утверждают, что на поведение влияет сочетание черт характера и ситуативных переменных.

Такие критики утверждают, что паттерны изменчивости в различных ситуациях имеют решающее значение для определения личности, и что усреднение по таким ситуациям, чтобы найти всеобъемлющую «черту», ​​на самом деле маскирует критические различия между людьми. Например, Брайана много дразнят, но он редко отвечает агрессивно, а Джози очень редко дразнят, но каждый раз реагирует агрессивно. Эти двое детей могут действовать агрессивно одинаковое количество раз, поэтому теоретики черт характера могут предположить, что их модели поведения — или даже их личности — эквивалентны.Однако психологи, критикующие подход на основе черт характера, утверждают, что Брайан и Джози — очень разные дети.

Еще одно ограничение теорий черт состоит в том, что они требуют личных наблюдений или субъективных самоотчетов для измерения. Меры самоотчета требуют, чтобы человек был достаточно интроспективным, чтобы понять собственное поведение. Меры личного наблюдения требуют, чтобы человек проводил достаточно времени, наблюдая за кем-то еще в ряде ситуаций, чтобы иметь возможность дать точную оценку их поведения.Обе эти меры являются субъективными и могут стать жертвой предвзятости наблюдателя и других форм неточности.

Другая критика заключается в том, что теории черт не объясняют , почему человек ведет себя определенным образом. Теории черт предоставляют информацию о людях и о том, какие черты вызывают какое поведение; однако нет никаких указаний на , почему эти черты взаимодействуют таким образом. Например, экстравертный человек получает энергию от социальных взаимодействий и ищет социальные ситуации, но теория черт характера не предлагает никакого объяснения того, почему это может происходить или почему интроверт избегает таких ситуаций.

Ограничения теорий черт : Хотя теории черт предоставляют информацию о том, какими чертами обладает человек, и как он может себя вести, они не объясняют , почему они будут вести себя таким образом.

Контекстуализированы ли черты личности? Влияние ситуационных характеристик на проявление признаков

Статус доступа

На этот товар действует эмбарго, и он будет доступен с 2022-05-08.

Абстрактные

Черты личности — это основная валюта в области психологии личности.Однако исторически возникла большая путаница в отношении концептуализации черт по отношению к контексту, что до сих пор остается неясным. Некоторые личностные психологи предположили, что черты характера — это внутренние и деконтекстуализированные диспозиции, которые объясняют последовательность в поведении и опыте во времени и ситуациях, в то время как другие утверждали, что черты характера — это модели поведения и опыта, которые контекстуализированы и требуют соответствующих стимулов для проявления.Хотя существует долгая история исследований взаимодействия черт и ситуаций, контекстуализированный взгляд получил мало внимания и еще не изучался систематически в эмпирических исследованиях.

Этот тезис направлен на оценку контекстуализированного взгляда на черты характера и на прояснение того, что именно имеется в виду, когда описывают кого-то как человека с высоким или низким уровнем личности, особенно в контексте контекста. Когда мы называем кого-то «экстравертом», описываем ли мы его типичные модели поведения и опыта во всех контекстах или описываем типичные модели поведения и опыта в определенных контекстах? Среди всех черт экстраверсия и невротизм, пожалуй, лучше всего понимаются с точки зрения выявления стимулов — награды и угрозы соответственно, — которые были описаны и включены в несколько теорий личности.По этой причине им и посвящена данная диссертация. Ожидается, что черты характера будут наиболее точно предсказывать соответствующие им выражения в ситуациях, содержащих соответствующие возбуждающие стимулы. Были выдвинуты следующие гипотезы: (а) связь между экстраверсией черт и паттернами экстраверсии состояний будет наиболее сильной в контексте, характеризующемся поощрительными стимулами; и (б) связь между нейротизмом черт и паттернами государственного невротизма будет наиболее сильной в контекстах, характеризующихся угрожающими стимулами.Коллекция из четырех исследований была разработана для изучения контекстуализированной природы экстраверсии и невротизма с использованием различных методологий. Первое исследование представляло собой онлайн-опрос, в котором изучались гипотезы, участники просили представить свое поведение в определенном контексте, второе — в контролируемой лабораторной среде, а третье и четвертое исследования — в контексте повседневной жизни людей с использованием методов выборки опыта. В этих исследованиях использовалась смесь субъективных и объективных оценок состояний и ситуаций личности.Все четыре исследования показали, что экстраверсия и невротизм достоверно предсказывают экстраверсию состояний и невротизм состояний соответственно во всех контекстах. Между тем, экстраверсия состояний была значительно выше в контекстах вознаграждения, а невротизм состояний был значительно выше в контекстах угроз — как внутри человека, так и между людьми. Однако степень связи между чертой и экстраверсией состояния или между чертой и невротизмом состояния не сильно различалась в зависимости от контекста.Хотя результаты немного различались в зависимости от исследования, черты характера (экстраверсия или невротизм) и используемой меры (субъективная и объективная оценка ситуации), в целом было очень мало доказательств того, что ассоциации между чертой и состоянием различаются в зависимости от контекста. Таким образом, эти данные свидетельствуют о том, что экстраверсия черт и невротизм не сильно контекстуализированы.

Эти результаты имеют широкое теоретическое значение для понимания того, что такое черта по отношению к контексту. Кроме того, некоторые выводы могут иметь теоретическое значение для определения того, как черты характера влияют на восприятие ситуаций через процессы восприятия ситуации и выбора.Некоторые практические выводы касаются использования переоценки ситуации в качестве стратегии выживания для улучшения функционирования людей в различных контекстах. В будущих исследованиях этот тезис может быть расширен за счет изучения контекстуализированного представления по отношению к другим областям, аспектам и аспектам черт. Они также могли более тщательно исследовать влияние личности на ситуации, чтобы выделить различные механизмы, связанные с восприятием ситуации, выбором ситуации, трансформацией ситуации и вызовом ситуации.Кроме того, они могли бы применять это понимание для улучшения благосостояния людей и облегчения изменения личности.

Ключевые слова

Личность; Черта; Экстраверсия; Невротизм; Ситуация; На модерации; Взаимодействие; Контекстуализированный; Награда; Угроза; Теория подкрепления; Кибернетическая теория большой пятерки; Пятифакторная теория; Общая теория черт; Теория активации черт; Метод выборки опыта

Непредвиденные обстоятельства, связанные с ситуациями, лежащие в основе проявлений мудрости и содержания: исследование интеллектуального смирения в повседневной жизни | Журналы геронтологии: Серия B

Абстрактные

Цели

Существующие оценки интеллектуального смирения (IH) — ключевого компонента мудрости — не исследуют его проявление в повседневной жизни, в то же время уделяя достаточное внимание основной идее конструкции: признанию своих интеллектуальных недостатков.Настоящее исследование было направлено на изучение ситуационных обстоятельств, лежащих в основе повседневных проявлений IH-релевантных характеристик.

Дизайн и методы исследования

Мы разработали версию черт по шкале State-Trait IH в двух исследованиях и впоследствии изучили ежедневные проявления IH-релевантных характеристик, используя контекстуализированную версию состояния шкалы State-Trait IH за 21 день. опыт выборочного исследования. Здесь мы проверили, как конкретные ситуативные обстоятельства (связанные с контекстом и личностью человека, с которым участвовали ) влияют на проявление IH-релевантных качеств.

Результаты

Мы нашли убедительные доказательства действительности обеих версий шкалы. В частности, показатель состояния продемонстрировал высокую вариабельность внутри человека, а совокупные оценки состояния сильно коррелировали с показателем черты характера. Кроме того, мораль положительно предсказывала проявление IH, тогда как неприятность предсказывала проявление IH отрицательно.

Обсуждение и значение

Эти результаты открывают новые направления исследований по выражению связанных с мудростью характеристик в повседневной жизни.

С того места, где мы правы

Цветы никогда не вырастут

Весной.

Место, где мы правы

Твердо и топчено

Как двор.

Но сомневается и любит

Раскопай мир

Как крот, плуг.

И шепот будет слышен на месте

Где когда-то стоял разрушенный

Дом.

— Иегуда Амичай, « Место, где мы правы, »

«Неразумно быть слишком уверенным в собственной мудрости.Полезно напоминать, что сильнейший может ослабнуть, а самый мудрый может ошибиться ».

— Махатма Ганди

Современные ученые проявляют повышенный интерес к пониманию мудрости (например, Grossmann, 2017; Jayawickreme & Blackie, 2016; Staudinger & Glück, 2011; Sternberg, 1998; Thomas & Kunzmann, 2014; Webster, Westerhof, И Bohlmeijer, 2014). Один из известных подходов к мудрости концептуализирует ее в терминах непредвзятого мышления (Brienza, Kung, Santos, Bobocel, & Grossmann, 2017), и поэтому исследователи утверждали, что познание, связанное с мудростью, облегчается за счет интеллектуального смирения (IH; Grossmann, 2017; Whitcomb, Battaly, Baehr, & Howard-Snyder, 2015).IH в первую очередь определяется как склонность осознавать, признавать и брать на себя ответственность за когнитивные ограничения и ошибки (Whitcomb et al., 2015; см. Также Roberts & Wood, 2007, где представлена ​​альтернативная точка зрения). Тем не менее, как мы обрисовываем в следующем разделе, необходимо фиксировать проявления связанных с IH качеств в повседневной жизни, чтобы получить точное представление о чертах личности, стоящих на IH (Brienza & Grossmann, 2017; Fleeson & Jayawickreme, 2015) , а также то, предсказывают ли конкретные ситуационные обстоятельства (Fleeson, 2007) межситуационную изменчивость в ежедневных проявлениях IH-релевантных характеристик.Настоящее исследование, таким образом, сосредоточено на изучении степени, в которой ежедневные проявления IH-релевантных характеристик характерны для психологической способности демонстрировать мудрые рассуждения в повседневной жизни после сложных межличностных ситуаций (Jayawickreme & Blackie, 2016), а также в конкретных ситуациях. связаны с повседневными проявлениями IH-релевантных характеристик (Fleeson, 2007; см. также Bleidorn & Denissen, 2015). Чтобы изучить этот вопрос, мы разрабатываем новую характеристику и показатель состояния IH, который позволяет напрямую сравнивать характеристики и ответы состояний с инструментами, оценивающими одно и то же содержание.

Текущие концепции и оценки интеллектуальной скромности

Лири и его коллеги (2017) концептуализировали IH с точки зрения признания ошибочности личных убеждений, сопровождаемого должным вниманием к имеющимся свидетельствам, подтверждающим это убеждение, а также собственных ограничений в получении и оценке соответствующей информации. Хойл, Дэвиссон, Дибелс и Лири (2016) предлагают вариант этой точки зрения, применяя то же определение к конкретным личным взглядам.С другой стороны, Мигер, Леман, Биас, Латендресс и Роватт (2015) подчеркивают «точную или скромную оценку» своего интеллекта, восприимчивость к вкладу других и способность принимать критику собственных идей. МакЭлрой и его коллеги (2014) дают третье четкое определение, в котором подчеркивается как понимание пределов своих знаний, включая открытость новым идеям, так и регулирующее высокомерие, отмеченное способностью излагать свои идеи безобидным образом и получать противоположные идеи без обижаться, даже когда сталкивается с альтернативными точками зрения.Наконец, Крумрей-Манкузо и Роуз (2016) выделяют четыре различных аспекта IH: независимость интеллекта и эго, открытость к пересмотру своих точек зрения, уважение к точкам зрения других и недостаток интеллектуальной самоуверенности.

Хотя следует отметить, что некоторые определения смирения включают аспекты IH (см. Определение Chancellor & Lyubomirsky [2013] «открытости новой информации» как признака смирения), все определения IH четко различают IH от общего смирения, а также подчеркивание ошибочности имеющихся знаний.Однако, поскольку кто-то определяет склонность быть бдительным и «владеть» когнитивными ограничениями и ошибками как неотъемлемую часть IH, как утверждают некоторые философы, специализирующиеся на эпистемологии и интеллектуальных добродетелях (Whitcomb et al., 2015), то многие из приведенные выше определения проблематичны для фиксации этой основной функции. Например, Мигер и его коллеги (2015) сосредотачиваются на «точной или скромной оценке» своего интеллекта, а не на том, чтобы брать на себя ответственность за свои ошибки. Этот фокус может еще больше объединить точность знаний с умеренными оценками (которые иногда могут быть недооценками) своих убеждений.Другие анкеты IH выходят за рамки предрасположенности осознавать свои когнитивные ограничения и владеть ими, включая области, которые, возможно, не являются центральными компонентами IH. Например, МакЭлрой и его коллеги (2014) разработали информативную меру IH, в которой способность взвешивать отсутствие высокомерия была концептуализирована как не менее важная для понимания пределов своих знаний (примечательно, что это дополнительное измерение может быть попыткой включить дополнительный философский взгляд на IH, предложенный Робертсом и Вудом [2007]).Определение Крумреи-Манкузо и Роуз (2016) идет еще дальше, добавляя измерения, которые, возможно, представляют результаты, которые IH могла бы спрогнозировать, в отличие от основных измерений самих построений, таких как независимость интеллекта и эго. Такие характеристики, как независимость интеллекта и эго, возможно, являются характеристиками, проявляемыми мудрыми людьми (Wayment & Bauer, 2008), но не являются основным компонентом IH как такового. Таким образом, такое чрезмерное включение измерений представляет собой примеры «проникновения концепций» в область IH (Tangney, 2000).

Из существующих показателей IH определение Лири и его коллег (2017; см. Также Hoyle et al., 2016) наиболее близко к определению Уиткомба и его коллег (2015) IH как склонности быть бдительным и к « собственные »когнитивные ограничения и ошибки. Мера из шести пунктов, предложенная Лири и коллегами (2017), полностью соответствует идее признания ошибочности своих идей, которая является центральной для IH (Whitcomb et al., 2015). Однако, в отличие от проблем «ползучести понятий», относительная краткость шкалы Лири и коллег означает, что она ставит надежность выше широты и, следовательно, может упускать основные мысли, чувства и поведение, характерные для IH, которые проявляются в повседневной жизни. .В частности, учитывая, что IH часто проявляется в межличностных контекстах (Grossmann, Gerlach, & Denissen, 2016), оценка состояния IH должна включать в себя оценки мыслей, чувств и поведения, связанных с IH, в межличностных контекстах. Это контрастирует с более широкими, менее контекстуализированными элементами, включенными в показатель Лири и его коллег (2017) (например, «Я согласен с тем, что мои убеждения и отношения могут быть неправильными», «Я подвергаю сомнению свои собственные мнения, позиции и точки зрения, потому что они могли ошибаться »).Другими словами, сосредоточение внимания Лири и его коллег на небольшом количестве ключевых характеристик IH может не сделать его подходящим в качестве всеобъемлющей и контекстуализированной оценки состояния IH.

Важность оценки IH в повседневном контексте

Учитывая, что крайне важно оценивать разумность действия в рамках определенного контекста, Гроссманн и его коллеги (2016) утверждали, что мудрость лучше всего оценивать через ежедневные проявления мудрого рассуждения и поведения.Это перекликается с мнением Флисона (2001, 2007), который предположил, что черты личности лучше всего можно понять как плотностных распределений состояний личности . Эта концептуализация личности фокусируется на степени, в которой человек проявляет данную черту в определенный момент времени. Исследование Флисона (2001) показало, что, хотя средние уровни черт индивидуумов варьировались от человека к человеку, индивидуумы демонстрировали большую степень вариации относительно их собственного среднего.По сути, поведение человека значительно, хотя и систематически, меняется в зависимости от требований ситуации. Например, застенчивый человек может быть менее разговорчивым, чем некоторые люди в среднем, но он будет более разговорчивым в ситуациях, когда он находится с друзьями, чем когда он один. Мы отмечаем, что состояния отличаются от признаков по-разному (Jayawickreme, Meindl, Helzer, Furr, & Fleeson, 2014). Состояния переживаются феноменологически и могут рассматриваться как набор эмоций, а также познания и действия в конкретной ситуации.Напротив, черты характера представляют собой базовую склонность человека к (или от них) набору эмоций, познаний или действий (Fleeson, 2001; Sedikides, Slabu, Lenton, & Thomaes, 2017, p. 522). Кроме того, продолжительность состояния короче, чем продолжительность признака, что означает, что состояния и признаки количественно различимы. Кроме того, есть определенные функции, связанные с состояниями, которые могут не быть связаны с соответствующей чертой. В качестве одного примера, хотя экстраверсия черт может быть тесно связана со структурой мозга, такая взаимосвязь может не быть очевидной для экстраверсии состояний (Jayawickreme et al., 2014, с. 294).

Основываясь на этой точке зрения, Флисон (2007) предоставил первоначальную поддержку интеграции теорий индивидуальных различий и подходов к личностным процессам в психологии личности. С этой точки зрения, внутриличностная изменчивость на уровне черты характера предсказывается характеристиками ситуации, которые психологически активны для этой черты, а это означает, что ситуация вызывает изменение в степени, в которой можно разыгрывать поведение, соответствующее содержанию данной черты. черта (Bem & Allen, 1974; Cervone, 2004; Frederiksen, 1972; Funder, 2001; Furr & Funder, 2004; Pervin, 1978; Shoda & Lee Tiernan, 2002; Snyder & Cantor, 1998; Ten Berge & De Raad, 1999). ; Vansteelandt & Van Mechelen, 2004).Действительно, исследование показало, что для характеристик личностных черт Большой пятерки ситуативные особенности или психологически активные характеристики ситуаций, такие как анонимность и ориентация на задачу, позволяют прогнозировать внутриличностную изменчивость в проявлении характеристик, связанных с особенностями.

Флисон (2007) также признает, что, хотя эти психологически активные характеристики влияют на проявления личностных черт и могут объяснять внутриличностную изменчивость в проявлении черт личности, на этот процесс также достоверно влияет сама черта, а случайности различаются в зависимости от человек.Хотя это может показаться несовместимым как с теориями индивидуального различия, так и с теориями внутриличностных процессов личности, Флисон (2007) далее рассматривает идею о том, что эти результаты указывают на то, что изменчивость и стабильность не исключают друг друга, и при этом величина одного не уменьшает величину. другого. Кроме того, он утверждает, что эти открытия относительно изменчивости и стабильности предоставляют психологам уникальные возможности для понимания механизмов проявления личностных черт в данной ситуации.

Основываясь на выводах Флисона (2007), дальнейшие исследования обнаружили смежные результаты при изучении ситуационных обстоятельств, связанных с чертами характера и добродетельным поведением (Bleidorn & Denissen, 2015). Черты характера отличаются от черт личности (например, Большая пятерка, исследованная Флисоном, 2007) тем, что сами черты характера рассматриваются как по своей сути положительные и имеющие моральную ценность. Блейдорн и Дениссен исследовали социальную роль человека — родителя или профессионала — в данный момент времени как ситуативную случайность для множества состояний добродетели.Исследователи обнаружили, что внутриличностные вариации состояний добродетели надежно зависели от социальной роли человека на момент написания отчета. В дополнение к этому результату участники также продемонстрировали стабильность во времени в степени изменчивости, а также в способах их реакции на ситуацию.

Таким образом, ситуационная случайность определяется здесь как систематическая связь между данным состоянием (то есть интеллектуальным смирением), которое проявляет индивид, и данной характеристикой ситуации (Fleeson, 2007).Например, человек может испытать рост интеллектуального смирения при обсуждении политического вопроса с другом. В этом примере есть случайность интеллектуально скромного состояния как функция взаимодействия с этой конкретной ситуацией. Такие случайности не относятся к самой особенности интеллектуального смирения или к индивидуальным различиям в интеллектуальном смирении. Вместо этого они относятся к изменениям в состоянии, то есть к изменениям в той степени, в которой аффективное, поведенческое и когнитивное содержание черты интеллектуального смирения описывает то, как человек находится в данный момент .В нашем исследовании вопрос заключается в том, увеличивают ли конкретные ситуации степень, в которой людей можно охарактеризовать как интеллектуально смиренные, пока они находятся в этой ситуации, в отличие от того, как индивидуальные различия в интеллектуальном смирении проявляются в таких ситуациях.

Отметим, что в последнее время началась работа по выявлению важности ситуационных непредвиденных обстоятельств для проявления характеристик, относящихся к IH. Например, Гроссманн и Кросс показали, что IH усиливается в ситуациях, когда необходимо размышлять о проблемах, с которыми сталкиваются другие, а не о личных проблемах (Grossmann & Kross, 2014; Kross & Grossmann, 2012).Кроме того, ежедневные дневниковые исследования, проведенные Гроссманном и коллегами (2016), показали, что состояние IH повышается в ситуациях, когда присутствовали коллеги по работе или друзья, а не посторонние. Одно из объяснений этих открытий состоит в том, что принятие точки зрения другого человека может быть важным механизмом для мудрых рассуждений.

Более того, учитывая, что IH был концептуализирован как морально значимая черта (Baehr, 2011), здесь уместна предыдущая работа по изучению ситуационных характеристик состояний, связанных с добродетелью (Bleidorn & Denissen, 2015).В частности, работа Блейдорна и Дениссена подчеркивает вероятность того, что черты характера не могут быть актуальными или подходящими для применения в каждой ситуации. Например, может быть неуместным вести себя интеллектуально скромным образом в отношении тривиальных фактических разногласий. В контексте настоящего исследования мы, следовательно, ожидаем увидеть индивидуальные вариации IH от момента к моменту, поскольку IH может проявляться только в соответствующих ситуациях. Таким образом, разработка соответствующей меры состояния IH позволяет нам уловить эту индивидуальную вариацию и обеспечивает точку сравнения для проверки достоверности показателей IH.Кроме того, поскольку IH является морально значимой чертой, существует потенциал для социально желательной реакции и предубеждений в отношении самоулучшения при оценке черт (Brienza et al., 2017). Исследования показывают, что ежедневные измерения морально значимых качеств менее подвержены этим предубеждениям, поскольку люди менее склонны искажать свое поведение в данный момент (Meindl, Jayawickreme, Furr, & Fleeson, 2015). Следовательно, самоотчеты о состоянии IH должны быть менее подвержены таким предубеждениям по сравнению с самооценками глобальных оценок черт.

Существующие государственные меры интеллектуального смирения

Хотя Гроссманн и его коллеги (2016) определили IH как конструкт, связанный с мудростью, их оценка состояния IH состояла только из одного пункта о сборе дополнительной информации и двух пунктов о потенциальном влиянии трудного опыта, в отличие от прямой оценки IH как признания свои ограничения. Совсем недавно Бриенца и его коллеги (2017) расширили контекстуализированную меру, включив четыре пункта оценки IH, которые сосредоточены на двойной проверке информации перед формулированием своего мнения (например,г., « Я перепроверил, может ли мое мнение о ситуации быть неверным »; « Я перепроверил, может ли мнение другого человека быть правильным »; « Я искал какие-то исключительные обстоятельства, прежде чем сформировать свое мнение »; « Я вел себя так, как если бы у меня была некоторая информация, к которой у меня нет доступа. ситуации могут разворачиваться ”).Хотя оценка IH как признание пределов своих знаний действительно согласуется с основной концепцией этой черты как склонности быть бдительным и «владеть» своими когнитивными ограничениями и ошибками (Whitcomb et al., 2015), Государственная версия меры, описанной в настоящем исследовании, направлена ​​на расширение новаторской работы Brienza et al. (2017) путем предоставления более комплексной оценки IH в повседневной жизни. Таким образом, настоящее исследование заполняет пробел в литературе (Brienza & Grossmann, 2017), объединяя оценку повседневных проявлений характеристик, относящихся к IH (Grossmann et al., 2016) с контекстуализированным подходом к оценке этих качеств (Brienza et al., 2017).

Оценка содержания интеллектуальной скромности как на уровне черт, так и на уровне состояния

Как мы уже обсуждали ранее, оценка IH в повседневной жизни с использованием самоотчетов о состоянии может улавливать динамические личностные процессы, в том числе индивидуальные взаимодействия и внутриличностные колебания мыслей, чувств и поведения, относящихся к определенным характеристикам. Кроме того, недавнее исследование было сосредоточено на том, в какой степени самооценка глобальных характеристик отражает проявления этой черты в повседневной жизни (Fleeson & Gallagher, 2009).Флисон и Галлахер (2009) обнаружили, что для черт Большой пятерки глобальные показатели, о которых сообщают сами люди, в значительной степени позволяют предсказать индивидуальные различия в проявлении черт в поведении. В частности, показатели «Большой пятерки» предсказывали средние уровни с корреляциями между 0,42 и 0,56 и приближались к 0,60 для строго ограниченных исследований.

Finnigan and Vazire (2017), однако, обнаружили, что агрегированные ответы государств Большой пятерки не предсказывают дополнительную дисперсию в отчетах информаторов о чертах Большой пятерки после учета глобальных самоотчетов Большой пятерки.Хотя эти результаты указывают на важность изучения ограничений измерения выборки опыта (Fleeson, 2017), настоящее исследование является новаторским как в использовании контекстуализированного подхода к оценке состояния IH (как указано выше), так и в разработке эквивалентного набора элементов для оценки. IH как на уровне состояния, так и на уровне признаков. Что касается важности оценки состояния и признака IH с помощью одного и того же набора элементов, мы отмечаем, что в Большой пятерке государственных заданий, которые использовали Финниган и Вазир (2017, исследование 2), было от двух до трех пунктов на каждый признак.Это контрастировало с глобальным самоотчетом и отчетом информатора, которые содержали от восьми до девяти пунктов на каждый признак. Хотя Финниган и Вазир устранили это ограничение, выполнив дополнительный анализ, используя только два-три общих элемента по элементам состояния и черты характера, наличие оценок, охватывающих весь спектр мыслей, чувств и поведения, дало бы важную дополнительную информацию об этой характеристике. . Следовательно, важной целью настоящего исследования было разработать показатель IH, который точно оценил бы весь спектр мыслей, чувств и поведения, связанных с конструктом, который можно было бы использовать как на уровне черты, так и на уровне состояния.В целом, основная цель разработки шкалы State-Trait IH — создать шкалу, которая оценивает основные характеристики IH как на уровне черт, так и в повседневной жизни , обеспечивая при этом выборку адекватного диапазона мыслей, чувств и поведение, связанное с IH.

Настоящее исследование

Настоящее исследование направлено на оценку мудрости путем изучения ее отдельных компонентов, уделяя особое внимание IH. Основываясь на концептуальном исследовании, описанном выше, в настоящем исследовании мы разрабатываем и проверяем новую меру для оценки IH, шкалу State-Trait IH.В последующем 21-дневном исследовании, проводившемся дважды в день, участники сообщили о межличностных взаимодействиях, которые потенциально могут вызвать проявления IH-релевантных характеристик. Здесь исследователи подтвердили версию показателя состояния, изучили внутрииндивидуальную изменчивость показателя, исследовали взаимосвязь между чертой и состоянием IH и проверили, как конкретные ситуативные обстоятельства влияют на проявление характеристик, относящихся к IH.

Настоящее исследование сосредоточено в первую очередь на одной особенности ситуации — человеке, с которым участники общались, когда сообщали о проявлениях IH, потому что признание своих когнитивных ограничений и принятие ответственности за ошибки — это интерактивный социальный процесс.Учитывая, что успешная координация межличностных действий жизненно важна для внутригрупповой координации и другой деятельности, связанной с выживанием (Brienza & Grossmann, 2017; Ellis, Bianchi, Griskevicius, & Frankenhuis, 2017), мы ожидаем, что состояние IH будет меняться в ответ на изменения в воспринимаемый социальный контекст. Более того, согласно текущим отчетам о IH, ситуации, которые способствовали защите, обычно связаны с более низкими уровнями состояния IH, тогда как ситуации, которые способствовали отсутствию защиты, связаны с более высокими уровнями состояния IH (Whitcomb et al., 2015). Таким образом, мы предположили, что восприятие межличностной ситуации как несогласия (усиление защитной способности участника), следовательно, будет связано с низким уровнем IH состояния. Эта гипотеза, относящаяся к содержанию черт, также согласуется с предыдущими работами, показывающими, что ситуации, относящиеся к чертам (учеба / работа), предсказывали колебания в сознании состояния (Wilson, Thompson, & Vazire, 2017). Мы также предположили, что восприятие участниками индивидуума, взаимодействующего с ними, как более морального, будет способствовать не оборонительному восприятию этого человека (учитывая, что восприятие людей как моральных указывает на природу намерений человека и на то, ориентированы ли эти намерения на то, чтобы приносить пользу или вред, хорошо или плохо; Goodwin, 2015, стр.42) и, следовательно, будет ассоциироваться с проявлением IH в высоком состоянии.

Разработка изделия и пилотные исследования

Процесс создания элементов для шкалы State-Trait IH сначала потребовал ясности определения основных характеристик IH. Первоначальный обзор литературы дал ряд различных определений, включая концептуализацию IH как отсутствие заботы об интеллектуальных пороках (Roberts & Wood, 2007). Тем не менее, авторы при тщательном обзоре литературы и обширных обсуждениях с философом-моралистом, проявляющим особый интерес к интеллектуальным добродетелям (Алан Уилсон, Бристольский университет), определили, что простое отсутствие интеллектуального высокомерия не свидетельствует о наличии IH. , поскольку вместо этого он может быть маркером полного отсутствия уверенности или способностей, а не должной внимательности к своим знаниям.Таким образом, мы определили, что у Робертса и Вуда (2007) есть существенные ограничения на «низкую озабоченность» IH. Авторы определили, что эти опасения в значительной степени снимаются путем принятия концептуализации «обладание ограничениями» (Whitcomb et al., 2015), которая представляет IH как промежуточное звено между интеллектуальным высокомерием, то есть чрезмерной уверенностью в ценности своих интеллектуальных способностей и идей — и полное отсутствие уверенности в ценности своих интеллектуальных способностей и идей.Таким образом, в концепции «обладания ограничениями» IH не может пониматься как отсутствие высокомерия, тщеславия, самомнения, эгоизма, сверхавтономности, грандиозности, претенциозности, снобизма, дерзости (самонадеянности), высокомерия, самодовольства, доминирования, эгоизма. амбиции и самоуспокоенность (как описано Робертсом и Вудом, 2007), а вместо этого их можно более точно концептуализировать как надлежащее осознание интеллектуальных ограничений и внимательность к ним.

Имея в виду концептуализацию IH, предложенную Whitcomb и его коллегами (2015), и общую цель — понять, как IH проявляется в повседневных взаимодействиях, команда начала создавать элементы, отражающие проявление IH в повседневных социальных взаимодействиях.Этот процесс состоял из обзора существующих шкал для конструктов, относящихся к IH и IH, и определения способов, с помощью которых доступные инструменты были подходящими или неуместными для оценки IH в повседневных социальных взаимодействиях. Пункты, которые мы определили как потенциально подходящие для использования при оценке IH, были сосредоточены на осведомленности и открытости для новой информации, которая отличается от существующего мнения или убеждений. После определения способов, которыми эти меры успешно учитывали концептуализацию IH, «обусловленную ограничениями», команда создала набор пунктов, которые оценивали аффективные, поведенческие, когнитивные и мотивационные аспекты IH в повседневной жизни.Опираясь на контекстуализированный подход Гроссманна и его коллег (2016), авторы и их сотрудники стремились определить элементы, которые можно было бы применить как в широком смысле для описания личности (черт), так и для конкретных случаев (состояний), изменяя только время глагола. Эти 20 пунктов можно найти в дополнительном приложении A.

В ходе двух пилотных исследований мы впоследствии разработали и протестировали версию черт характера шкалы интеллектуального смирения состояние-черта, а также контекстуализированную версию шкалы, в которой участники отвечали на Пункты IH в их формате состояния в отношении конкретного инцидента по их выбору.Кроме того, мы собрали данные, относящиеся к конвергентной и дискриминантной валидности, и оценили эффективность шкалы State-Trait IH по сравнению с существующими шкалами IH признаков (Krumrei-Mancuso & Rouse, 2016; Leary et al., 2017). Краткое описание пилотных исследований приводится ниже.

Пилотное исследование 1

Участники

Участниками пилотного проекта 1 стали 612 человек из США, привлеченных через сервис Amazon Mechanical Turk (MTurk).Набор данных был случайным образом разделен на две группы, чтобы служить образцами для пилотной программы 1A ( n = 283, исследовательский факторный анализ) и пилотной программы 1B ( n = 329, подтверждающий факторный анализ). Вся группа участников послужила выборкой для Пилота 1С ( n = 612).

Меры

Меры для пилотного исследования 1 можно найти в дополнительном приложении C.

Результаты разведочного факторного анализа

Факторный анализ на главной оси с вращением ограничина (см. Дополнительное приложение A) показал, что однофакторное решение составило 53.4% дисперсии (α = 0,91), при всех факторных нагрузках для выбранных элементов более 0,63.

Результаты подтверждающего факторного анализа

Мы проанализировали однофакторное решение, определенное исследовательским факторным анализом, с моделированием структурных уравнений, используя M Plus. Индексы соответствия поддерживали однофакторное решение (сравнительный индекс соответствия [CFI] = 0,923; стандартизованный среднеквадратичный остаток [SRMR] = 0,045, см. Дополнительное приложение). Оценка однофакторной модели с использованием подтверждающего факторного анализа максимального правдоподобия дала значения 0.91 для CFI и 0,05 для SRMR.

Чтобы подтвердить, что версия State-Trait IH Scale применима к государственным отчетам, авторы исследовали факторную структуру контекстуализированной меры, используя пакет lavaan в R (Rosseel, 2012). Однофакторная модель хорошо соответствует данным: χ 2 (109) = 180,03, p <0,001; CFI = 0,95; среднеквадратичная ошибка аппроксимации [RMSEA] = 0,076 (90% доверительный интервал [CI] = 0,066, 0,085).

Конвергентная и дискриминантная действительность

корреляции Пирсона использовались для измерения связи между оценками как по признаку, так и по версии шкалы состояния-признака IH, а также с оценками по другим параметрам.Результаты этого корреляционного анализа подтвердили концептуальную концепцию IH как моральной черты и интеллектуальной добродетели, но все же конструкцию, отличную от общей скромности. Описание этих шкал, включая примеры элементов и ожидаемые взаимосвязи между этими шкалами и признаком IH, приведены в дополнительном приложении C. затем в сочетании с контекстуализированной мерой состояния IH, чтобы проверить применимость шкалы к отдельному событию (т.имущество). Задача реконструкции событий подробно описана в дополнительном приложении D. Чтобы подтвердить, что версия состояния шкалы IH черты-состояния применима к отчетам о состоянии, авторы исследовали факторную структуру контекстуализированной меры, используя пакет lavaan в R (Rosseel, 2012 ). Однофакторная модель хорошо соответствует данным: χ 2 (109) = 180,03, p <0,001; CFI = 0,95; RMSEA = 0,076 (90% ДИ = 0,066, 0,085).

Наконец, корреляции Пирсона использовались для измерения взаимосвязи между оценками по шкале признаков и состояния IH, а также оценками по другим параметрам.Значения этих корреляций можно увидеть в дополнительном приложении E.

Pilot Study 2

Участников

Участниками исследования 2 были 445 человек из США, привлеченных через службу MTurk. Из участников исследования 2 семь были исключены из анализа в результате неспособности дать удовлетворительный ответ на вопросы для проверки внимания, в результате чего размер выборки составил n = 438.

Меры

Меры для пилотного исследования 2 и ожидаемые взаимосвязи между этими показателями и Шкалой состояния-черты IH можно найти в дополнительном приложении F.

Анализы и результаты

Как и в исследовании Лири и его коллег (2017), корреляции Пирсона использовались для измерения связи между оценками по шкале IH и оценками по другим показателям. Результаты этого анализа представлены в дополнительном приложении G.

В целом, корреляционный анализ показал сходные масштабы и направление с другими показателями IH (Krumrei-Mancuso & Rouse, 2016; Leary et al., 2017). Однако особый интерес представляет ряд корреляций, которые иллюстрируют дискриминантную валидность с конструкциями, которые, как теоретически ожидается, будут иметь сходство (или различия) с IH, включая отношения с мерами непредубежденности и эпистемического любопытства, которые отличают конструкции от IH (см. Дополнительное приложение).

Наконец, мы провели иерархический регрессионный анализ, согласующийся с анализом Krumrei-Mancuso и Rouse (2016), чтобы изучить возрастающую валидность шкалы интеллектуального смирения State-Trait для прогнозирования оценок по активному открытому мышлению (Stanovich & West, 2007). и NPI-40 (Раскин и Терри, 1988). Было обнаружено, что шкала State-Trait IH имеет такую ​​же прогностическую достоверность, что и Комплексная шкала интеллектуального смирения как для AOMT, так и для NPI-40.

В соответствии с анализом Krumrei-Mancuso и Rouse (2016) предикторами Шага 1 были возраст и социальная желательность.Предикторами шага 2 были аспекты избегания жадности и скромности подшкалы HEXACO Honesty-Humility (Lee & Ashton, 2016). Предиктором шага 3 была либо шкала CIHS (Krumrei-Mancuso & Rouse, 2016), либо шкала интеллектуальной смирения (Leary et al., 2017) в соответствующих анализах. Предиктором шага 4 была шкала State-Trait IH Scale. Примечательно, что наш анализ не включал данные IPIP Values ​​in Action Humility Scale (Goldberg et al., 2006), хотя эта шкала была включена в исходный анализ Krumrei-Mancuso and Rouse (2016).Шкала State-Trait IH имеет аналогичную прогностическую достоверность с CIHS (Krumrei-Mancuso & Rouse, 2016) и шкалой интеллектуальной смирения (Leary et al., 2017) как для AOMT, так и для NPI-40. Результаты этого анализа представлены в дополнительных приложениях H и I. Кроме того, шкала State-Trait IH Scale предсказала дополнительную дисперсию эпистемического любопытства и толерантности (но не AOMT) по сравнению с и CIHS и шкалой IH Лири и коллег при контроле относительно возраста, социальной привлекательности, избегания жадности и скромности (см. дополнительные приложения J и K).

Основное исследование: изучение проявлений IH в повседневной жизни

Поскольку измерение IH человека в повседневной жизни может дать важную информацию о частоте и стабильности, с которой люди ведут себя интеллектуально скромным образом, следующим шагом была проверка версии состояния шкалы IH State-Trait IH, как было приблизительно в экспериментальном исследовании. 1. Подводя итог достигнутому нами прогрессу, мы успешно утвердили версию черты характера шкалы State-Trait IH для использования в тандеме с версией для штата (Fleeson & Gallagher, 2009), а также проверили контекстуализированную методологию ежедневной оценки (Brienza et al. al., 2017). Поэтому в основном исследовании используется государственная версия шкалы — после первого успешного подтверждения факторной структуры государственной версии шкалы State-Trait IH Scale — для изучения проявлений IH-релевантных характеристик в повседневной жизни с использованием методологии выборки опыта (ESM). .

Методы

Мы использовали ESM (Conner, Tennen, Fleeson, & Barrett, 2009), чтобы изучить взаимосвязь между уровнем черты IH, о котором сообщают сами люди, и IH состояния, о которых сообщается самими (Wake Forest University IRB # 00022643).

Участники

Участниками были студенты, зачисленные на вводный курс психологии в небольшом частном университете на юге США. Из участников ( n = 111), предоставивших информацию о своей гендерной идентичности, 58 (52,3%) идентифицировали себя как мужчины и 53 (47,7%) идентифицировали как женщину. Возраст участников был от 18 до 22 лет ( M = 19,06, SD = 0,94). Сообщая о своей этнической принадлежности, большинство участников назвали себя Белыми ( n = 79; 71.2%), в то время как меньшее количество латиноамериканцев или латиноамериканцев ( n = 6; 5,4%), чернокожих ( n = 7; 6,3%), азиатских ( n = 14; 12,6%) и других этнических групп ( n = 5; 4,5%) человек участвовали в исследовании. Участники получили зачетные баллы за участие в исследовании.

Процедура

Участники основного исследования сначала лично выполнили измерение показателей IH. В ночь после завершения измерения черт участники получили по электронной почте приглашение на анкету об их недавних взаимодействиях.Участники получали по два таких приглашения в день сроком на 21 день.

Меры

Интеллектуальное смирение

Участники выполнили измерение показателей IH на вводном занятии, а также шкалу IH штата дважды в день (дополнительное приложение B). Пункты государственной шкалы идентичны шкале признаков, за исключением изменения глагольного времени. Поскольку мы ожидали, что IH должен проявлять себя в повседневной жизни, но только в соответствующих ситуациях, участникам в начале каждого ежедневного ответа предоставлялась следующая подсказка, адаптированная из процедуры Бриензы и его коллег (2017):

«Мы бы как вы думаете о сложной ситуации (например,g., разногласия, конфликт, обсуждение, проблема, которую вы должны были решить), которая произошла с вами с другим человеком после последнего опроса. Это должна быть ситуация, в которую были вовлечены вы сами, независимо от того, были ли вы инициатором этой ситуации. Было ли у вас такое общение за последние 60 минут? »

Если участники ответили «да» на этот вопрос, их направили на шкалу штата IH вместе с серией вопросов о человеке, с которым они взаимодействовали, включая степень, в которой они воспринимали ситуацию как несогласие, будь то они считали другого человека умным, знающим, симпатичным, нравственным и разумным (по 5-балльной шкале Лайкерта).

В соответствии с процедурой, использованной в Blackie et al. (2017), участникам, которые ответили «нет» на подсказку, был направлен ряд вопросов о социальном взаимодействии, которое они испытали с момента последней оценки, и мерах по оценке их текущего благополучия. и их ежедневное проявление четырех черт Большой Пятерки (всех черт Большой Пятерки, кроме Приятности). Оба набора оценок были созданы одинаковыми по длине. (Рецензент отметил, что возможность сообщения о событии, относящемся к IH, в первую очередь, может быть связана с большей вероятностью последующего одобрения (или отказа) от событий, относящихся к IH.Мы проверили эту возможность среди участников, которые подтвердили, что пережили событие, относящееся к IH, по крайней мере, на один балл во время исследования, проведя тест t для независимой выборки, изучая различия в процентах одобрений соответствующих событий IH в ходе исследования для участников. подтвердили наличие релевантного для IH события при первой оценке (M = 0,34, SD = 0,24), а те, кто не подтвердил, что пережили релевантное для IH событие при первой оценке (M = 0.26, SD = 0,22). Не было значимой разницы между двумя условиями, t (100) = -1,84, p = 0,46.)

Результаты

В целом мы собрали 3045 ответов участников опроса. Однако, учитывая, что участники не всегда сообщали о возможности разыгрывать IH, только 833 ежедневных ответов включали проявления IH-релевантных характеристик. Кроме того, из-за ошибки кодирования два пункта («Даже когда я уверен в своем мнении, я буду исследовать информацию, подтверждающую противоположную точку зрения» и «Я прошу других предоставить конструктивную критику моих идей») были исключены из этого анализа. черта IH.Тем не менее, анализ показал, что агрегированное состояние и признак IH сильно коррелировали: r (94) = 0,47, p <0,001, 95% ДИ = 0,30, 0,61.

Исследование факторной структуры государства IH

Чтобы проверить, дают ли состояние и признак IH сходные факторные структуры, мы провели многоуровневый подтверждающий факторный анализ (CFA) с использованием R с пакетом lavaan (Rosseel, 2012) и функцией mcfa.input (), предоставленной Хуангом (2017). Мы указали однофакторное решение как для личного, так и для межличностного уровня.Предполагаемые модели хорошо соответствуют данным. В частности, подтверждающий факторный анализ для государственной версии шкалы State-Trait IH Scale показал сильное соответствие гипотетической модели внутри человека (CFI = 0,941, RMSEA = 0,061, SRMR = 0,041) и адекватное соответствие гипотезе между людьми. модель (CFI = 0,907, RMSEA = 0,090, SRMR = 0,058).

Изучение внутриличностной изменчивости ежедневного IH

Исследователи ожидали существенной вариабельности внутри человека по состоянию IH.Чтобы проверить эту гипотезу, мы вычислили модель безусловных средних, чтобы разделить общую дисперсию на межуровневые и внутриуровневые компоненты. Результаты показали, что была существенная дисперсия внутри человека и что дисперсия внутри человека была больше, чем дисперсия между людьми (таблица 1).

Таблица 1. Оценки

на основе многоуровневой модели безусловных средних по шкале IH штата

. Шкала IH
.
Общее среднее 3,34 (3,23, 3,45)
Межличностная дисперсия 0,25
Внутриличностная дисперсия 0,36
0,36
Между людьми n 823
Внутри человека n 113
. Шкала IH
.
Общее среднее 3,34 (3,23, 3,45)
Межличностная дисперсия 0,25
Внутриличностная дисперсия 0,36
0,36
Между людьми n 823
Внутри человека n 113

Таблица 1.

Оценки на основе многоуровневой модели безусловных средних по шкале State IH

. Шкала IH
.
Общее среднее 3,34 (3,23, 3,45)
Межличностная дисперсия 0,25
Внутриличностная дисперсия 0,36
0,36
Между людьми n 823
Внутри человека n 113
. Шкала IH
.
Общее среднее 3,34 (3,23, 3,45)
Межличностная дисперсия 0,25
Внутриличностная дисперсия 0,36
0,36
Между людьми n 823
Внутри человека n 113
Ситуационные непредвиденные обстоятельства проявления IH

Мы запустили многоуровневую модель (MLM) регрессии, чтобы изучить, в какой степени люди с более высоким уровнем IH воспринимают человека, с которым у них возникли разногласия, как умного, знающего, симпатичного, морального или разумного.Восприятие взаимодействия как несогласия было негативно связано с проявлениями IH, так что более низкие уровни IH были связаны с восприятием разницы во мнениях как несогласия. Кроме того, видение человека как человека морально положительно предсказывало IH, так что более высокая интеллектуальная скромность сообщалась вместе с сообщениями о моральной значимости взаимодействия. Восприятие другого человека как умного или знающего также положительно предсказывало IH, но эти эффекты достигли лишь предельного значения (таблица 2).Эти результаты, возможно, также согласуются с мнением IH о «небезопасности» (Whitcomb et al., 2015), учитывая, что восприятие как обладание знаниями может иметь такое же влияние на цели, как и моральное (см. Baehr [2011] о ценность эпистемической добродетели) и, таким образом, может сигнализировать о конкретных намерениях по отношению к целям (Goodwin, 2015). Однако эти результаты являются предварительными и ждут повторения в будущем.

Таблица 2. Модель случайного перехвата

для переменных, прогнозирующих состояние интеллектуальной скромности

,02

0,02

41

9126 9124 9129

. Модель случайного перехвата
.
Параметры
.
Оценки
.
95% ДИ
.
Коэффициенты регрессии (фиксированные эффекты)
Перехват 2,65 (0,16) *** 2,34, 2,97
Разногласие −0,10 (0,02) *** −0,10 (0,02) *** , −0,06
Интеллектуальный 0.07 (0,04) 0,00, 0,14
Знающий 0,06 (0,03) 0,00, 0,13
Подходящий 0,04 (0,03) — 0,04 (0,03) —
Мораль 0,07 (0,03) * 0,01, 0,13
Разумно 0,01 (0,03) -0,05, 0,06
Компоненты дисперсии (случайные эффекты)
0.23
Перехват 0,31
Сводка по модели
Статистика отклонения 1528,7 Параметры девиации 1528,7
. Модель случайного перехвата
.
Параметры
.
Оценки
.
95% ДИ
.
Коэффициенты регрессии (фиксированные эффекты)
Перехват 2,65 (0,16) *** 2,34, 2,97
Разногласие −0,10 (0,02) *** , -0,06
Интеллектуальный 0,07 (0,04) 0,00, 0,14
Знающий 0.06 (0,03) 0,00, 0,13
Приятный 0,04 (0,03) -0,02, 0,09
Моральный 0,07 (0,03) * 6 0,01, 0,13 Разумный 0,01 (0,03) −0,05, 0,06
Компоненты отклонения (случайные эффекты)
Остаточный 0,23
.31
Сводка по модели
Статистика отклонения 1528,7
Количество оценочных параметров 9 для переменных, прогнозирующих состояние интеллектуальной скромности

0,09 Моральный

0,09 *

9126 9124 9129

. Модель случайного перехвата
.
Параметры
.
Оценки
.
95% ДИ
.
Коэффициенты регрессии (фиксированные эффекты)
Перехват 2,65 (0,16) *** 2,34, 2,97
Разногласие −0,10 (0,02) *** −0,10 (0,02) *** , −0,06
Интеллектуальный 0,07 (0,04) 0.00, 0,14
Знающий 0,06 (0,03) 0,00, 0,13
Приятный 0,04 (0,03) -0,02, 0,09 33
0,01, 0,13
Разумно 0,01 (0,03) −0,05, 0,06
Компоненты отклонения (случайные эффекты)
Остаточный 0.23
Перехват 0,31
Сводка по модели
Статистика отклонения 1528,7 Параметры девиации 1528,7

900 Общее обсуждение

Настоящее исследование основывается на новых направлениях исследований личности (например, Blackie & Jayawickreme, 2015; Jayawickreme и коллеги, 2014) и существующих исследованиях по оценке внутриличностной изменчивости состояния IH в жизни людей.Учитывая потенциальную предвзятость самооценки, когда участники сообщают о положительных или социально желаемых качествах (Paulhus & Vazire, 2007; Vazire & Carlson, 2010), важно, чтобы исследователи оценили степень, в которой убеждения участников относительно их самооценки проявляется в повседневном поведении участников (Blackie et al., 2017). Кроме того, учитывая недавний призыв изучать мудрость в контексте (Grossmann, 2017), исследования, изложенные в настоящей статье, были направлены на то, чтобы опираться на существующие меры IH для оценки основного качества IH — принятия ответственности за свои когнитивные ограничения путем признания своих ошибок. —В межличностном контексте.Настоящая шкала основана на существующей литературе, чтобы предложить контекстуальное понимание того, как IH может способствовать мудрому рассуждению в повседневной жизни.

Шкала State-Trait IH, как было установлено, в ее различных экземплярах является надежной мерой как признака, так и состояния IH. Факторная структура и надежность шкалы были сопоставимы с существующими мерами IH, например, шкалой интеллектуальной смиренности (Leary et al., 2017). Однако шкала State-Trait IH включает дополнительный контент, касающийся способности признавать свои ошибки и брать на себя ответственность за них, что, по мнению ученых, является центральным для IH (Whitcomb et al., 2015) в межличностном контексте. Кроме того, настоящее исследование продемонстрировало конвергентную валидность, поскольку версия черты шкалы State-Trait IH была положительно коррелирована с конструкциями, отражающими интеллектуальную природу этой добродетели и навыками, задействованными в ее реализации, такими как Потребность в познании (Cacioppo, Petty, & Као, 1984) и Интеллект (Mussel, 2013). Более того, мы нашли доказательства дискриминантной валидности, потому что, как и ожидалось, версия черт по шкале State-Trait IH не была связана с чертой нарциссизма (Raskin & Terry, 1988), эмоциональностью HEXACO (Lee & Ashton, 2016) или религиозной / духовные верования (Koenig & Bussing, 2010).Однако версия черты черты шкалы IH состояния также коррелировала (хотя и в небольшой степени) с другими показателями, которые связаны, но не являются центральными для определения IH (например, самооценка). Мы также обнаружили, что мера признака демонстрирует хорошую инкрементную прогностическую достоверность по двум установленным шкалам признаков IH. Наши результаты показывают, что варианты черт по шкале State-Trait IH и Лири с коллегами (2017) одинаково пригодны для оценки IH на глобальном уровне. Тем не менее, мы снова отмечаем главное преимущество шкалы State-Trait IH в том, что она позволяет напрямую сравнивать черту и состояние IH с использованием одного и того же контента.

Одной из целей основного исследования было проверить пригодность государственной версии шкалы State-Trait IH Scale для использования в повседневной оценке. Результаты подтверждающего факторного анализа показали, что версия состояния шкалы состояния-черта IH эквивалентна версии черты шкалы состояния-черта IH в ее достоверности в качестве оценки IH. Как утверждал Флисон (2014), показ того, что изменения, о которых люди сообщают на уровне черт, проявляющихся в повседневных убеждениях, поведении и эмоциях, является важным критерием для демонстрации того, что черта оценки черт на самом деле отражает повседневное поведение.

Мы также обнаружили, что агрегированные оценки состояния IH сильно коррелировали со сводными оценками черт, показывая, что отчеты о чертах личности в значительной степени отслеживают сообщаемое ими поведение в повседневной жизни (Fleeson & Gallagher, 2009). Хотя IH является социально желательной чертой, которая может быть чувствительной к предвзятости, контекстуализированная выборочная оценка опыта, использованная в основном исследовании (на основе работы Grossmann et al., 2016), была разработана для смягчения некоторых из этих предубеждений. Дальнейшие исследования должны основываться на этой работе путем изучения других методов борьбы с предвзятостью в государственной оценке (Finnigan & Vazire, 2017; Fleeson, 2017).

Более того, настоящее исследование показало, что участники продемонстрировали значительную индивидуальную вариабельность в состоянии IH, и что эта вариабельность была больше, чем вариабельность между людьми. Вывод о том, что собственное повседневное поведение участников IH различается в большей степени, чем у других участников, указывает на то, что необходимы дальнейшие исследования, чтобы понять ситуации, которые способствуют или препятствуют применению IH. Этот контекстуализированный подход к дневниковой оценке представляет собой новый подход к выборке опыта, который может помочь уменьшить систематические ошибки в оценке ESM.Тем не менее, изучение взаимосвязи между самоотчетом (состоянием и чертой) IH и IH информанта представляет собой важное направление будущих исследований.

В основном исследовании дополнительно оценивались ситуативные обстоятельства, которые способствуют вовлечению в мысли, чувства и поведение, связанные с состоянием здоровья, в определенный момент времени. Как отмечалось во введении, многие существующие исследования IH рассматривали его как добродетель характера, в соответствии с которой некоторые люди классифицируются как более или менее скромные, чем другие. Однако, хотя есть диспозиционные различия в индивидуальном уровне здоровья, есть основания полагать, что этой добродетели можно научиться на личном опыте.В основном исследовании использовался этот контекстуальный подход (Grossmann, 2017) и основное внимание уделялось одному из таких переживаний — социальному взаимодействию с другим человеком, в ходе которого совместно работали над разрешением разногласий или проблем. Согласно гипотезе (согласно Goodwin, 2015), участники, которые считали другого человека моральным, демонстрировали больше IH в своих повседневных взаимодействиях. Мы также обнаружили, что восприятие ситуации как разногласия, что неудивительно, отрицательно связано с IH. Тем не менее, будущие исследования должны повторить эти результаты, а также проверить гипотезу о том, что видение другого человека как умного или знающего предсказывает IH.Хотя это получило лишь незначительную поддержку в настоящем исследовании, такая гипотеза, возможно, подтверждается небезопасным отчетом IH (Whitcomb et al., 2015), поскольку видение в ком-то авторитета может привести к большей готовности признать свою склонность к ошибкам.

Ограничения и направления на будущее

Отметим ряд ограничений. Во-первых, мы определили состояние IH в этом исследовании как IH, оцениваемое дважды в день. Однако, как отмечается в Jayawickreme, Tsukayama, and Kashdan (2017), существует различие в диапазоне продолжительности того, что считается «мгновенной» оценкой.Jayawickreme и его коллеги (2017) оценивали ежедневное удовлетворение один раз в день, тогда как «моментальные» оценки психологического благополучия Кинга, Хикса, Крулла и Дель Гайсо (2006) основывались на размышлениях участников за предыдущие 2 дня. Изменение рамки состояния IH может изменить наблюдаемые отношения. Во-вторых, наши результаты были основаны на преимущественно белых американских студентах частного университета и не могли быть обобщены на другие выборки. В будущей работе необходимо воспроизвести этот результат как в аналогичных, так и в разных выборках, включая образцы, в которых проявления состояния IH могут значительно различаться (например,g., в разных культурах [Grossmann et al., 2012] и уровнях социального класса [Brienza & Grossmann, 2017]). Здесь мы отмечаем, что студенты колледжей не могут быть репрезентативным показателем того, как качества, связанные с мудростью, проявляются в общей популяции. В-третьих, в будущих исследованиях следует как изучить другие теоретически обоснованные психологические свойства ситуаций, в которых находятся люди при оценке благополучия (Rauthmann et al., 2014), так и экспериментально манипулировать ситуативными непредвиденными обстоятельствами, чтобы напрямую оценить их причинную связь с состоянием IH (согласно Grossmann & Кросс, 2014).

В-четвертых, учитывая, что важной целью настоящего исследования было разработать показатель IH, который точно оценивал бы весь спектр мыслей, чувств и поведения, связанных с ним, и мог бы использоваться как на уровне черт, так и на уровне состояний, наши Стратегия масштабного развития сфокусирована на проверке меры признака перед измерением состояния. Хотя это направление проверки согласуется с прошлыми исследованиями (например, Fleeson [2001] экстраполировал содержание состояний из показателей Большой пятерки), будущие исследования состояния IH и государственной мудрости могут быть сосредоточены непосредственно на разработке достоверных оценок состояния (Fleeson, 2017).

Таким образом, в настоящем исследовании была разработана шкала State-Trait IH Scale для оценки конструкта на уровне черт и состояний. Мы считаем, что будущие исследования могут основываться на нынешних результатах для более достоверной оценки государственных проявлений мудрости и выявления механизмов, лежащих в основе мудрости (Fleeson, 2017). Мы считаем, что эти новые меры являются новаторскими в том смысле, что они обе предлагают большую достоверность содержания и охват IH (с акцентом на его определение как средство компенсации интеллектуальных недостатков; Whitcomb et al., 2015) и обеспечивают надежную меру для оценки IH в повседневной жизни. Мы надеемся, что это предварительное исследование представляет собой последний шаг на пути к выявлению одного из значительных преимуществ оценки мудрости в повседневной жизни по сравнению с использованием гипотетических сценариев или одноразовой оценки характеристик (Grossmann et al., 2016), что расширяет наше понимание контекстуальные факторы, которые влияют на индивидуальную вариативность характеристик содержания мудрости.

Дополнительные материалы

Дополнительные данные доступны по телефону Геронтолог онлайн.

Финансирование

Работа поддержана Фондом Джона Темплтона (грант № 60450, выданный E.J.). Мнения, выраженные в этой публикации, принадлежат авторам и не обязательно отражают точку зрения Фонда Джона Темплтона.

Конфликт интересов

Нет сообщений.

Благодарности

Мы благодарим Алана Уилсона, Эбби Ловетт, Джейми Янга, Брэдли Верле, Тревора Хаутау, Джейсона Бэра, Рича Лернера, Криса Наполитано, Джастина Лернера и сотрудников лаборатории Growth Initiative Lab за их внимательную помощь на различных этапах этого проекта.

Список литературы

Baehr

,

J. S

. (

2011

).

Пытливый ум: об интеллектуальных добродетелях и эпистемологии добродетелей

. Нью-Йорк:

Oxford University Press

.

Bem

,

D.

и

Allen

,

A

. (

1974

).

О предсказании некоторых людей в некоторых случаях: поиск кросс-ситуационной согласованности в поведении

.

Психологический обзор

,

81

,

506

520

. DOI:

Blackie

,

L. E. R.

и

Jayawickreme

,

E

. (

2015

).

Пример неблагоприятных жизненных переживаний как уникальных ситуаций

.

Европейский журнал личности

,

29

,

385

386

.

Blackie

,

L. E. R.

,

Jayawickreme

,

E.

,

Tsukayama

,

E.

,

Forgeard

,

M. J. C.

,

Roepke

,

A. M.

, &

Fleeson

,

W

. (

2017

)

Посттравматический рост как позитивное изменение личности: разработка меры для оценки внутриличностной изменчивости

.

Журнал исследований личности

,

69

,

22

32

.

Bleidorn

,

W.

и

Denissen

,

J

.(

2015

).

Добродетели в действии — новый взгляд на черты характера

.

Британский журнал психологии

,

106

,

700

723

. DOI:

Brienza

,

J. P.

и

Grossmann

,

I

. (

2017

).

Социальный класс и мудрые рассуждения о межличностных конфликтах между регионами, людьми и ситуациями

.

Труды Лондонского королевского общества B: Биологические науки

,

284

,

20171870

.Предварительная онлайн-публикация; DOI:

Brienza

,

J.

,

Kung

,

F. Y. H.

,

Santos

,

H. C.

,

Bobocel

,

D.

и

Grossmann

,

I. (

2017

).

Мудрость, предвзятость и равновесие: К процессу измерения познания, связанного с мудростью

.

Журнал личности и социальной психологии

. DOI:

Cacioppo

,

J.T.

,

Petty

,

R. E.

, &

Kao

,

C. F

. (

1984

).

Эффективная оценка потребности в познании

.

Журнал оценки личности

,

48

,

306

307

. DOI:

Cervone

,

D

. (

2004

).

Архитектура личности

.

Психологический обзор

,

111

,

183

204

.DOI:

Канцлер

,

J.

, &

Любомирский

,

S

. (

2013

).

Скромное начало: современные тенденции, перспективы состояния и признаки смирения

.

Компас социальной и психологии личности

,

7

,

819

833

. doi:

Conner

,

T. S.

,

Tennen

,

H.

,

Fleeson

,

W.

и

Barrett

,

L.F

. (

2009

).

Методы выборки опыта: современный идиографический подход к исследованию личности

.

Компас социальной и психологии личности

,

3

,

292

313

. DOI:

Ellis

,

B.

,

Bianchi

,

J.

,

Griskevicius

,

V.

, &

Frankenhuis

,

W

. (

2017

).

Помимо факторов риска и защиты: адаптационный подход к устойчивости

.

Перспективы психологической науки

,

12

,

561

587

. DOI:

Finnigan

,

K.

и

Vazire

,

S

. (

2017

).

Возрастающая достоверность средних самоотчетов о состоянии по сравнению с глобальными самоотчетами личности

.

Журнал личности и социальной психологии

. Предварительная онлайн-публикация; DOI:

Fleeson

,

W

. (

2001

).

На пути к структурно-интегрированному взгляду на личность: черты как плотность распределения состояний

.

Журнал личности и социальной психологии

,

80

,

1011

1027

.

Флисон

,

Вт

. (

2007

).

Ситуационно-зависимые обстоятельства, лежащие в основе проявления содержательной черты в поведении

.

Журнал личности

,

75

,

825

861

.DOI:

Fleeson

,

W

. (

2014

).

Четыре способа (не) быть реальными, и важны ли они для посттравматического роста. Комментарий к Jayawickreme и Blackie

.

Европейский журнал личности

,

28

,

336

337

.

Флисон

,

Вт

. (

2017

).

Механизмы производства черт: размышления о двух удивительных десятилетиях

.

Журнал исследований личности

,

69

,

4

12

.

Fleeson

,

W.

и

Gallagher

,

P

. (

2009

).

Значение «большой пятерки» для распределения проявления черт в поведении: пятнадцать исследований по выборке опыта и метаанализ

.

Журнал личности и социальной психологии

,

97

,

1097

1114

. DOI:

Fleeson

,

W.

и

Jayawickreme

,

E

.(

2015

).

Полная теория признаков

.

Журнал исследований личности

,

56

,

82

92

. DOI:

Frederiksen

,

N

. (

1972

).

К систематике ситуаций

.

Американский психолог

,

27

,

114

123

. DOI:

Funder

,

D. C

. (

2001

).

Личность

.

Ежегодный обзор психологии

,

52

,

197

221

.DOI:

Furr

,

R.

и

Funder

,

D

. (

2004

).

Ситуационное сходство и последовательность поведения: субъективный, объективный, ориентированный на переменную и личностно-ориентированный подходы

.

Журнал исследований личности

,

38

,

421

447

. DOI:

Goldberg

,

L. R.

,

Johnson

,

J. A.

,

Eber

,

H.W.

,

Hogan

,

R.

,

Ashton

,

M. C.

,

Cloninger

,

C.

и

Gough

,

H. G

. (

2006

).

Международный пул элементов личности и будущее личности, являющейся общественным достоянием, измеряет

.

Журнал исследований личности

,

40

,

84

96

. DOI:

Goodwin

,

G. P

. (

2015

).

Моральный характер в восприятии человека

.

Текущие направления психологической науки

,

24

,

38

44

.

Гроссманн

,

I

. (

2017

).

Мудрость в контексте

.

Перспективы психологической науки

,

12

,

233

257

. DOI:

Grossmann

,

I.

,

Gerlach

,

T.

и

Denissen

,

J

.(

2016

).

Мудрое мышление перед лицом вызовов повседневной жизни

.

Социально-психологическая наука и наука о личности

,

7

,

611

622

. DOI:

Grossmann

,

I.

,

Karasawa

,

M.

,

Izumi

,

S.

,

Na

,

J.

,

Varnum

,

ME

,

Kit ,

S.

, &

Nisbett

,

R.E

. (

2012

).

Старение и мудрость: культура имеет значение

.

Психологические науки

,

23

,

1059

1066

. DOI:

Grossmann

,

I.

и

Kross

,

E

. (

2014

).

Изучение парадокса Соломона: самоотстранение устраняет асимметрию между собой и другим в мудрых рассуждениях о близких отношениях у молодых и пожилых людей

.

Психологические науки

,

25

,

1571

1580

.DOI:

Hoyle

,

R.

,

Davisson

,

E.

,

Diebels

,

K.

и

Leary

,

M

. (

2016

).

Со смирением придерживаться определенных взглядов: концептуализация и измерение особого интеллектуального смирения

.

Личность и индивидуальные различия

,

97

,

165

172

. DOI:

Jayawickreme

,

E.

и

Blackie

,

L.E. R

. (

2016

).

Изучение психологической пользы трудностей: критическая переоценка посттравматического роста

.

Нью-Йорк

:

Springer

.

Jayawickreme

,

E.

,

Meindl

,

P.

,

Helzer

,

E. G.

,

Furr

,

R. M.

и

Fleeson

,

W

. (

2014

).

Добродетельные состояния и добродетельные черты: как эмпирические данные о существовании широких черт спасают этику добродетели от ситуационистского вызова

.

Теория и исследования в образовании

,

12

,

1

26

. DOI:

Jayawickreme

,

E.

,

Tsukayama

,

E.

и

Kashdan

,

T. B

. (

2017

).

Изучение личного влияния аффекта на ежедневную удовлетворенность

.

Журнал исследований личности

,

71

,

27

32

.

King

,

L.A.

,

Hicks

,

J. A.

,

Krull

,

J. L.

и

Del Gaiso

,

A. K

. (

2006

).

Положительный аффект и ощущение смысла жизни

.

Журнал личности и социальной психологии

,

90

,

179

196

. DOI:

Koenig

,

H. G.

и

Bussing

,

A

. (

2010

).

Индекс религии Университета Дьюка (DUREL): показатель из пяти пунктов для использования в эпидемиологических исследованиях

.

Религии

,

1

,

78

85

. DOI:

Kross

,

E.

и

Grossmann

,

I

. (

2012

).

Повышение мудрости: расстояние от себя усиливает мудрые рассуждения, отношения и поведение

.

Журнал экспериментальной психологии: Общие

,

141

,

43

48

. DOI:

Крумрей-Манкузо

,

E.J.

и

Rouse

,

S.В

. (

2016

).

Разработка и проверка комплексной шкалы интеллектуального смирения

.

Журнал оценки личности

,

98

,

209

221

. DOI:

Leary

,

MR

,

Diebels

,

KJ

,

Davisson

,

EK

,

Jongman-Sereno

,

KP

,

Isherwood

000,

000,

000 Ra,

000, Ra. К.Т.

,…

Hoyle

,

R. H

. (

2017

).

Когнитивные и межличностные особенности интеллектуального смирения

.

Бюллетень личности и социальной психологии

,

43

,

793

813

. DOI:

Lee

,

K.

и

Ashton

,

M

. (

2016

).

Психометрические свойства HEXACO-100

.

Оценка

. Предварительная онлайн-публикация; DOI:

МакЭлрой

,

С.E.

,

Rice

,

KG

,

Davis

,

DE

,

Hook

,

JN

,

Hill

,

PC

,

Worthington

,

EL

Van, &

000 Van, &

000

D. R

. (

2014

).

Интеллектуальное смирение: развитие и теоретические разработки в контексте религиозного лидерства

.

Журнал психологии и теологии

,

42

,

19

30

.

Meagher

,

B. R.

,

Leman

,

J. C.

,

Bias

,

J. P.

,

Latendresse

,

S. J.

и

Rowatt

,

W. C

,

W. C. (

2015

).

Противопоставление самооценки и консенсуса интеллектуального смирения и высокомерия

.

Журнал исследований личности

,

58

,

35

45

.

Майндл

,

П.

,

Jayawickreme

,

E.

,

Furr

,

R.

и

Fleeson

,

W

. (

2015

).

Основа для изучения морали с персонологической точки зрения: согласуются ли индивидуальные различия в моральном поведении и мыслях

?

Журнал исследований личности

,

59

,

81

92

. DOI:

Мидия

,

P

. (

2013

).

Интеллект: теоретические основы личностных качеств, связанных с интеллектуальными достижениями

.

Журнал личности и социальной психологии

,

104

,

885

906

. DOI:

Paulhus

,

D. L.

и

Vazire

,

S

. (

2007

).

Метод самоотчета

. В

R. W.

Robins

,

R. C.

Fraley

, &

R. F.

Krueger

(ред.),

Справочник по методам исследования психологии личности

(стр.

224

239

).

Нью-Йорк

:

Guilford Press

.

Первин

,

Л. А

. (

1978

).

Определения, измерения и классификация стимулов, ситуаций и окружающей среды

.

Экология человека

,

6

,

71

105

.

Раскин

,

Р.

, и

Терри

,

H

.(

1988

).

Анализ основных компонентов Опросника нарциссической личности и дальнейшее доказательство его конструктной валидности

.

Журнал личности и социальной психологии

,

54

,

890

902

. DOI:

Rauthmann

,

J. F.

,

Gallardo-Pujol

,

D.

,

Guillaume

,

E. M.

,

Todd

,

E.

,

Nave C.С.

,

Шерман

,

Р. А.

,…

Финансирующий

,

Д. С

. (

2014

).

Ситуационные восемь АЛМАЗОВ: Таксономия основных измерений характеристик ситуации

.

Журнал личности и социальной психологии

,

107

,

677

718

. DOI:

Roberts

,

R.C.

и

Wood

,

W. J

. (

2007

).

Интеллектуальные добродетели: очерк по регулирующей эпистемологии

.Нью-Йорк:

Oxford University Press

.

Россель

,

Y

. (

2012

).

lavaan: пакет R для моделирования структурных уравнений

.

Журнал статистического программного обеспечения

,

48

, 1–36. DOI:

Sedikides

,

C.

,

Slabu

,

L.

,

Lenton

,

A.

и

Thomaes

,

S

. (

2017

).

Государственная аутентичность

.

Текущие направления в психологической науке

,

26

,

521

525

.

Shoda

,

Y.

и

Lee Tiernan

,

S

. (

2002

).

Что остается неизменным? Находить порядок в мыслях, чувствах и поведении человека в различных ситуациях

. В

D.

Cervone

и

W.

Mischel

(ред.),

Достижения в науке о личности

(стр.

241

270

).

Нью-Йорк

:

Гилфорд

.

Snyder

,

M.

и

Cantor

,

N

. (

1998

).

Понимание личности и социального поведения: функционалистская стратегия

. В

D. T.

Gilbert

,

S. T.

Fiske

, &

G.

Lindzey

(Eds.),

Справочник по социальной психологии

(Vol.

1

, 4-е изд.), стр.

635

679

).

Нью-Йорк

:

Макгроу-Хилл

.

Станович

,

К.Э.

, &

Вест

,

Р. Ф.

. (

2007

).

Естественная предвзятость не зависит от когнитивных способностей

.

Мышление и рассуждение

,

13

,

225

247

. DOI:

Staudinger

,

U. M.

и

Glück

,

J

. (

2011

).

Исследование психологической мудрости: общие черты и различия в развивающейся области

.

Ежегодный обзор психологии

,

62

,

215

241

. DOI:

Sternberg

,

R.J

. (

1998

).

Балансовая теория мудрости

.

Обзор общей психологии

,

2

,

347

365

.

Танни

,

Дж

. (

2000

).

Смирение: теоретические перспективы, эмпирические данные и направления будущих исследований

.

Журнал социальной и клинической психологии

,

19

,

70

82

. DOI:

Ten Berge

,

M.

и

De Raad

,

B

. (

1999

).

Таксономии ситуаций с психологической точки зрения: обзор

.

Европейский журнал личности

,

13

,

337

360

.

Thomas

,

S.

, &

Kunzmann

,

U

.(

2014

).

Возрастные различия в знаниях, связанных с мудростью: имеет ли значение возрастное соответствие задачи

?

Геронтологические журналы, серия B: Психологические и социальные науки

,

69

,

897

905

. DOI:

Vansteelandt

,

K.

и

Van Mechelen

,

I

. (

2004

).

Сбалансированная личностная триада: многомерные индивидуальные различия в профиле ситуации и поведения

.

Журнал исследований личности

,

38

,

367

393

. DOI:

Vazire

,

S.

и

Carlson

,

E. N

. (

2010

).

Самопознание личности: знают ли люди себя

?

Компас социальной и психологии личности

,

4

,

605

620

. DOI:

Wayment

,

H.A.

и

Bauer

,

J.J

. (

2008

).

Превосходя эгоизм: Психологические исследования тихого эго

. Вашингтон, округ Колумбия:

Американская психологическая ассоциация

.

Webster

,

J. D.

,

Westerhof

,

G. J.

и

Bohlmeijer

,

E. T

. (

2014

).

Мудрость и психическое здоровье на протяжении всей жизни

.

Геронтологические журналы, серия B: Психологические и социальные науки

,

69

,

209

218

.DOI:

Whitcomb

,

D.

,

Battaly

,

H.

,

Baehr

,

J.

и

Howard-Snyder

,

D

. (

2015

).

Интеллектуальное смирение: владение нашими ограничениями

.

Философия и феноменологические исследования

,

94

,

509

539

. DOI:

Wilson

,

R.E.

,

Thompson

,

R.J.

и

Vazire

,

S

.(

2017

).

Являются ли колебания состояний личности чем-то большим, чем колебания аффекта

?

Журнал исследований личности

,

69

,

110

123

.

© Автор (ы) 2018. Опубликовано Oxford University Press от имени Геронтологического общества Америки. Все права защищены. Для получения разрешений обращайтесь по электронной почте: [email protected]

Определение манифеста в психологии.

Примеры манифеста в следующих темах:

  • Влияние культуры и пола в психотерапии

    • Культура также будет влиять на такие факторы, как то, как строится доверие в терапевтических отношениях, как поведение обращения за помощью проявляется (или не проявляется , или как быстро), как рассматривается терапия (например, если в терапии считается стигматизирующим или постыдным), как выражаются эмоции, что считается уместным обсуждать или выражать, и многие другие факторы.
    • Симптомы депрессии часто проявляются очень по-разному у мужчин и женщин из-за того, как каждый пол социально научен направлять свои эмоции (например, депрессия у мужчин часто проявляется как повышенная раздражительность или гнев).
    • Если терапевт не принимает во внимание различные способы социализации мужчин и женщин и то, как это проявляется психологически, он может неправильно понять и неправильно диагностировать то, с чем сталкивается клиент.
  • Злоупотребление психоактивными веществами и здоровье

    • Краткосрочные эффекты могут проявляться в виде сонливости и изменений дыхания (медленное дыхание или гипервентиляция), спазмов в животе, диареи, нерегулярного сердечного ритма и даже инсультов.
    • Другой набор вторичных (физических) эффектов проявляется , если пользователь прекращает принимать обычные дозы вещества.
  • Природа и значение снов

    • Теория Фрейда описывала сновидения как имеющие как латентное, так и проявленное содержание.
    • Скрытое содержание состоит из глубоких бессознательных желаний или фантазий, в то время как явное содержание является поверхностным и бессмысленным.
    • Контент манифеста часто маскирует или скрывает скрытый контент.
  • Мозг и личность

    • Биологическая основа личности фокусируется на том, как черты личности проявляются посредством биологии, например, генетики и мозга.
    • Биологическая основа личности фокусируется на том, почему и как личностные черты проявляются через биологию и идентификацию личностных черт.
  • Человеческий язык и мозг

    • Этот тип афазии проявляется как потеря понимания,
      поэтому иногда, хотя пациент, по-видимому, все еще может говорить, его язык бессмысленен и
      непонятно.
  • Дискриминация по признаку пола и пола

    • Согласно феминистской теории, женоненавистничество может проявляться множеством способов, включая дискриминацию по признаку пола, принижение женщин, насилие в отношении женщин и сексуальную объективацию женщин.
    • Трансфобия аналогична гомофобии, расизму и сексизму, а проявляется как эмоциональное отвращение, страх, гнев или дискомфорт, испытываемые или выражаемые по отношению к людям, которые не соответствуют гендерным ожиданиям общества.
  • Специфические эффекты стресса: ПТСР

    • Травмирующие, стрессовые события могут иметь долгосрочное влияние на психическое и физическое здоровье и могут проявляться при посттравматическом стрессовом расстройстве.
  • Расстройства пищевого поведения

    • Расстройства пищевого поведения — это болезни, которые проявляются в экстремальных и нездоровых режимах питания, таких как переедание, очищение организма и / или голодание.
    • Расстройства пищевого поведения — это психические заболевания, которые проявляются в нездоровом питании.
  • Теории черт личности Олпорта, Кеттелла и Айзенка

    • Экстраверсия, как правило, проявляется в общительном, разговорчивом, энергичном поведении, тогда как интроверсия проявляется в более замкнутом и уединенном поведении.
  • Определение пола, пола и сексуальности

    • Они могут проявить себя в биологическом, физическом, эмоциональном, социальном или духовном аспектах.
    • Эмоциональные аспекты сексуальности включают связи между людьми, которые выражаются через глубокие чувства или физические проявления любви, доверия и заботы.

Понимание большой пятерки личностных качеств

Современные психологи согласны с тем, что личность можно описать пятью широкими чертами: открытость опыту, сознательность, экстраверсия, уступчивость и невротизм. Вместе эти черты составляют пятифакторную модель личности, известную как Большая пятерка.

Ключевые выводы: Большая пятерка личностных качеств

  • Большая пятерка черт личности: открытость опыту, сознательность, экстраверсия, покладистость и невротизм.
  • Каждая черта представляет собой континуум. Индивидуумы могут попадать в любую точку континуума по каждой характеристике.
  • Данные свидетельствуют о том, что личность очень стабильна в зрелом возрасте, хотя возможны небольшие изменения.

Происхождение Большой Пятерки Модель

Большая пятерка, как и другие модели, определяющие черты личности человека, возникает из лексической гипотезы, которая была впервые предложена Фрэнсисом Гальтоном в 1800-х годах.Лексическая гипотеза утверждает, что каждый естественный язык содержит все описания личности, которые актуальны и важны для носителей этого языка.

В 1936 году психолог-первопроходец Гордон Олпорт и его коллега Генри Одберт исследовали эту гипотезу, просмотрев полный английский словарь и составив список из 18 000 слов, связанных с индивидуальными различиями. Примерно 4500 из этих терминов отражают черты личности. Этот обширный набор терминов дал психологам, интересующимся лексической гипотезой, отправную точку, но это было бесполезно для исследования, поэтому другие ученые попытались сузить набор слов.

В конце концов, в 1940-х годах Раймонд Кеттелл и его коллеги использовали статистические методы, чтобы сократить список до набора всего из 16 признаков. Несколько дополнительных ученых проанализировали работы Кеттелла, в том числе Дональд Фиск в 1949 году, и все они пришли к аналогичному выводу: данные содержат сильный и стабильный набор из пяти черт.

Однако только в 1980-х годах «большая пятерка» стала привлекать более широкое научное внимание. Сегодня «Большая пятерка» является неотъемлемой частью психологических исследований, и психологи в целом согласны с тем, что личность можно сгруппировать по пяти основным чертам, определенным «большой пятеркой».

Большая пятерка черт

Каждая черта Большой пятерки представляет собой континуум. Например, противоположностью экстраверсии является интроверсия. Вместе экстраверсия и интроверсия составляют противоположные стороны спектра этой черты Большой пятерки. Люди могут быть очень экстравертированными или очень интровертированными, но большинство людей попадает где-то между крайностями спектра.

Также важно помнить, что каждая черта Большой пятерки очень широка и представляет собой совокупность многих личностных характеристик.Эти характеристики более конкретны и детализированы, чем каждая из пяти черт в целом. Таким образом, каждую черту можно определить в целом, а также разбить на несколько аспектов.

Открытость к опыту

Если вы обладаете высокой открытостью к опыту, вы открыты для всего оригинального и сложного, что может предложить жизнь, как на опыте, так и на ментальном уровне. Противоположностью открытости опыту является ограниченность взглядов.

Люди с этой чертой обычно:

  • Любопытный
  • Образный
  • Художественный
  • Интересует много вещей
  • Возбужденный
  • Нетрадиционный

Добросовестность

Добросовестность означает хороший контроль над импульсами, который позволяет людям выполнять задачи и достигать целей.Сознательное поведение включает планирование и организацию, откладывание удовлетворения, избегание навязчивых действий и следование культурным нормам. Противоположность сознательности — отсутствие направления.

Ключевые аспекты добросовестности включают:

  • Компетентность
  • Порядок или организационные навыки
  • Послушание или отсутствие беспечности
  • Достижения за счет тяжелого труда
  • Самодисциплина
  • Осознанность и контроль

Экстраверсия

Экстравертные личности, которые черпают энергию из взаимодействия с социальным миром.Экстраверты общительны, разговорчивы и общительны. Противоположность экстраверсии — интроверсия.

Экстравертами обычно являются:

  • Общительный
  • Напористый
  • Активный
  • Стремящийся к возбуждению
  • Эмоционально позитивный и восторженный
  • Теплый и общительный

Доброжелательность

Признак уступчивости относится к позитивной и альтруистической ориентации. Эта черта позволяет людям видеть лучшее в других, доверять другим и вести себя просоциально.Противоположность приятности — антагонизм.

Приятными людьми часто бывают:

  • Доверять и прощать
  • Прямолинейно и нетребовательно
  • Альтруистический
  • Приветливый и отзывчивый
  • Скромный
  • С сочувствием к другим

Невротизм

Невротизм относится к склонности к отрицательным эмоциям и включает в себя такие переживания, как чувство тревоги и депрессии. Противоположность невротизму — эмоциональная стабильность.

Ключевые аспекты невротизма включают:

  • Тревога и напряжение
  • Злобная враждебность и раздражительность,
  • Депрессия,
  • Самосознание и застенчивость,
  • Импульсивность и угрюмость
  • Отсутствие уверенности в себе

Аббревиатура ОКЕАН — удобное средство обозначения черт, определенных Большой пятеркой.

Можно ли изменить личность?

Личностные черты обычно очень стабильны в зрелом возрасте.Хотя некоторые постепенные сдвиги в личностных качествах возможны, эти сдвиги, как правило, не радикальны. Другими словами, если у человека низкая черта экстравертности (что означает, что он в большей степени интроверт, чем экстраверт), он, скорее всего, так и останется, хотя со временем может стать немного более или менее экстравертным.

Эта последовательность частично объясняется генетикой, которая играет важную роль в развитии черт. Например, одно исследование близнецов показало, что при оценке личностных черт Большой пятерки однояйцевых и разнояйцевых близнецов влияние генетики составило 61% для открытости опыту, 44% для сознательности, 53% для экстраверсии и 41% для обеих сторон. и невротизм.

Окружающая среда также может косвенно усиливать унаследованные черты. Например, создавая среду, которая работает с их собственными чертами, родители также создают среду, которая работает с чертами их детей. Точно так же, как взрослые, люди выбирают среду, которая усиливает и поддерживает их качества.

Большая пятерка в детстве

В прошлом исследования Большой пятерки подвергались критике за то, что они фокусировались в первую очередь на развитии личности взрослых и игнорировали развитие этих черт у детей.Тем не менее, недавние исследования показали, что дети в возрасте пяти лет способны описывать свою личность, а к шести дети начинают проявлять последовательность и стабильность в таких чертах, как сознательность, экстраверсия и уступчивость.

Два других исследования показали, что, хотя «большая пятерка», кажется, проявляется в детях, детские личности могут также включать в себя дополнительные черты. Одно исследование американских мальчиков-подростков показало, что в дополнение к чертам Большой пятерки участники также демонстрировали еще две дополнительных черт.Исследователи назвали это раздражительностью (негативное воздействие, которое привело к несоответствующему поведению, например, нытью и истерикам) и активности (энергия и физическая активность). Другое исследование голландских детей обоего пола в возрасте от 3 до 16 лет также выявило две дополнительные черты личности. В то время как одно было похоже на черту активности, обнаруженную в ранее обсужденном исследовании, другое, зависимость (полагаясь на других), отличалось.

Возрастные различия в личностных качествах

Исследования показали, что черты Большой пятерки меняются с возрастом на протяжении всей жизни.В ходе анализа 92 лонгитюдных исследований, в которых изучались изменения личностных черт от юности к старости, ученые обнаружили, что с возрастом люди становятся более сознательными, менее невротичными и усиливаются в социальном доминировании, что является аспектом экстраверсии. В старости люди тоже стали более покладистыми. И хотя подростки были более открыты для опыта и демонстрировали большую социальную жизнеспособность, еще один аспект экстраверсии, особенно в годы учебы в колледже, у людей эти черты уменьшались в старости.

Источники

  • Олпорт, Гордон У. и Генри С. Одберт. «Имена черт: психолексическое исследование». Психологические монографии , т. 47, нет. 1, 1936, с. И-171. http://dx.doi.org/10.1037/h00

  • Кеттелл, Раймонд Б. «Описание личности: основные черты, разделенные на группы». Журнал аномальной и социальной психологии, т. 38, т. 4, 1943, с. 476-506. http://dx.doi.org/10.1037/h0054116
  • Коста, Пол Т., и Роберт Р. Маккрэй. «NEO-PI-R: профессиональное руководство». Ресурсы психологической оценки, 1992. http://www.sjdm.org/dmidi/NEO_PI-R.html
  • Дигман, Джон М. «Структура личности: появление пятифакторной модели». Annual Review of Psychology, vol. 41, 1990, стр. 417-440. http://dx.doi.org/10.1146/annurev.ps.41.020190.002221
  • Фиск, Дональд В. «Согласованность факторных структур оценок личности из разных источников.» Журнал аномальной и социальной психологии, т. 44, 1949, стр. 329-344. http://dx.doi.org/10.1037/h0057198
  • Янг, Керри Дж., Джон Ливсли и Филип А. Вернон. «Наследственность большой пятерки личностных измерений и их граней: исследование близнецов». Журнал личности , т. 64, нет. 3, 1996, стр. 577-592. https://doi.org/10.1111/j.1467-6494.1996.tb00522.x
  • Джон, Оливер П., Авшалом Каспи, Ричард В. Робинс, Терри Э. Моффитт и Магда Стаутхамер-Лебер.«Маленькая пятерка: исследование номологической сети пятифакторной модели личности у мальчиков-подростков». Child Development , vol. 65, 1994, pp. 160-178. Https://doi.org/10.1111 /j.1467-8624.1994.tb00742.x
  • Джон, Оливер П., Лора П. Науманн и Кристофер Дж. Сото. «Сдвиг парадигмы к интегративной таксономии большой пятерки: история, измерение и концептуальные вопросы. ” Справочник личности: теория и исследования, 3-е изд., Под редакцией Оливера П.Джон, Ричард В. Робинс и Лоуренс А. Первин, The Guilford Press, 2008, стр. 114-158.
  • Джон, Оливер П. и Санджай Шривастава. «Таксономия большой пятерки: история, измерения и теоретические перспективы». Справочник личности: теория и исследования, 2-е изд., Под редакцией Лоуренса А. Первина и Оливера П. Джона, The Guilford Press, 1999, стр. 102-138.
  • Макадамс, Дэн П. «Может ли личность измениться? Уровни стабильности и роста личности на протяжении жизни. Может ли измениться личность? под редакцией Тодда Ф. Хезертона и Джоэла Л. Вайнбергера, Американская психологическая ассоциация, 1994, стр. 299-313. http://dx.doi.org/10.1037/10143-027
  • МакАдамс, Дэн. Человек: Введение в науку психологии личности . 5-е изд., Wiley, 2008.
  • Мизель, Джеффри Р., Оливер П. Джон, Дженнифер С. Аблоу, Филип А. Коуэн и Кэролайн П. Коуэн. «Могут ли дети предоставить последовательные, стабильные и достоверные самоотчеты по пяти измерениям? Лонгитюдное исследование от 5 до 7 лет.

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

. Модель случайного перехвата
.
Параметры
.
Оценки
.
95% ДИ
.
Коэффициенты регрессии (фиксированные эффекты)
Перехват 2,65 (0,16) *** 2,34, 2,97
Разногласие −0,10 (0,02) *** , -0,06
Интеллектуальный 0,07 (0,04) 0,00, 0,14
Знающий 0.06 (0,03) 0,00, 0,13
Приятный 0,04 (0,03) -0,02, 0,09
Моральный 0,07 (0,03) * 6 0,01, 0,13 Разумный 0,01 (0,03) −0,05, 0,06
Компоненты отклонения (случайные эффекты)
Остаточный 0,23
.31
Сводка по модели
Статистика отклонения 1528,7
Количество оценочных параметров 9