Индивид это кратко: Индивид — что это такое (определение в обществознании)

Содержание

Индивид — что это такое (определение в обществознании)

Обновлено 24 июля 2021 Просмотров: 492996 Автор: Дмитрий Петров

  1. Определение — что это такое
  2. Отличие индивида, индивидуальности и личности
  3. Краткое резюме

Здравствуйте, уважаемые читатели блога KtoNaNovenkogo.ru. Несмотря на то что данным понятием пользуются многие научные направления, его родоначальницей по праву считается биология.

Она трактует этот термин как отдельную особь, живой организм, наделенный характеристиками и качествами, отличающими его от других видов живого. То есть индивидом можно назвать отдельного верблюда, человека, инфузорию туфельку и так далее.

Индивида человеческого рода изучают психологи, социологи, обществоведы. О нем и пойдет речь в данной статье.

Определение — что такое индивид

Индивид в обществознании – это абсолютно любой человек со свойственным ему набором характеристик, определяющих его принадлежность к Homo sapiens (в переводе с латинского слова individuum буквально означает неделимый).

Некоторые качества даны ему при рождении, другие приобретаются в процессе взаимодействия с социумом. Например, я, как человек, отличаюсь от собаки тем, что хожу прямо на двух на ногах, у меня есть руки – инструменты, которые я использую в деятельности.

Помимо инстинктов, я обладаю мышлением, памятью, восприятием, сознанием (что это такое?) и другими психическими процессами. Я умею создавать что-то новое, совершенствовать старое и много других вещей, которые собаке несвойственны. Поэтому я никогда не стану ею, а она мной (хотя, кто знает). Она и я – индивиды, но принадлежащие к различным живым группам.

Индивид – это обезличенное понятие: в нем не учитывается ни пол, ни возраст, ни заслуги перед Отечеством. Им рождается каждый и продолжает быть таковым всю жизнь. Человек? Значит, индивид.

Свойства индивида (человека)

В психологии определение индивида не ограничивается только лишь его принадлежностью к человеческому роду. Индивид – это тот, кто также входит в определенную социальную группу. На основе этих фактов выделяют три признака, которые констатируют, что перед нами индивид:

  1. целостность и общность психофизиологических черт;
  2. способность адаптироваться в социуме и окружающей реальности;
  3. собственная позиция и соответствующая ей активность.

Если коротко отвечать на вопрос «кто такой индивид», то это данный конкретный человек.

Индивид, индивидуальность, личность — в чем различие

Рядом с термином индивид близко стоят еще два: личность и индивидуальность. Некоторые даже думают, что они означают одно и то же, но это не совсем так. Вернее, совсем не так. Приведу цитату из высказывания А.Г. Асмолова – современного психолога и политика:

«Индивидом рождаются, личностью становятся, индивидуальность отстаивают».

Чтобы понять суть этой фразы, давайте подробно рассмотрим содержащиеся в ней термины.

Индивид

Действительно, все люди рождаются индивидами, как представители рода человеческого. Первую часть жизни мы стараемся «влиться» в общество, а для этого нам нужно соответствовать нормам и правилам, в этом обществе установленным. Последний факт заставляет нас учиться быть как все посредством подражания взрослым.

Сначала мы понимаем, что за собой нужно убирать игрушки, затем, что нельзя бить слабых, да и вообще драться нехорошо. Понимаем, что старших надо уважать, уступать место пожилым, помогать нуждающимся. Нехорошо громко разговаривать, лезть без очереди и так далее.

Теперь вы знаете, что такое индивид, но что происходит дальше? Ведь люди отличаются не только от других представителей живого мира, но и от друг друга, в том числе.

Индивидуальность

Индивид, индивидуальность, личность — именно в таком порядке идет развитие (что это такое?), нельзя сразу перескочить через ступень. Индивидуальность предполагает уникальный набор качеств, которые отличают человека от его «собратьев».

Это ваши способности (что это такое?) и таланты, навыки и умения, которые являются врожденными, но становятся полноценно развитыми только в процессе социализации (что это?).

То есть свою индивидуальность мы приобретаем, когда растем и учимся жить среди других. Наличие индивидуальности у человека не всегда говорит о том, что он является личностью.

Личность

В процессе этого обучения индивид приобретает множество своих, конкретных характеристик, становится личностью. Она является результатом обучающего взаимодействия с социумом.

Здесь важно добавить, что если индивидами рождаются все поголовно, то личностью становится не каждый.

Если хотите, это следующая ступень психического развития человека. До этого вы смотрели на других и делали, как они. Но в тот момент, когда вы решаете сделать что-то, но по-своему, а также принимаете ответственность за это решение, рождается личность.

Она умеет ставить цели и достигать их своими уникальными способами, является активной и потому эффективной единицей в обществе.

Личность самоорганизованна, высокоразвита и занимает в своей группе или социуме значимое место.

Кракое резюме

Отличие индивида от личности прояснилось. Но есть еще понятие «человек». Что можно сказать по этому поводу? Человек – это всегда индивид, но далеко не всегда личность.

Автор статьи: Коваленко Лилия Сергеевна (психолог)

Удачи вам! До скорых встреч на страницах блога KtoNaNovenkogo.ru

Эта статья относится к рубрикам:

1. Понятия личность, человек, индивид, индивидуальность и их соотношение

Человек — это родовое понятие, указывающее на отнесенность существа к
высшей степени развития живой природы — к человеческому роду. В понятии
«человек» утверждается генетическая предопределенность развития
собственно человеческих признаков и качеств.

Индивид — это единичный представитель вида «homo sapiens» . Как
индивиды люди отличаются друг от друга не только морфологическими
особенностями (такими, как рост, телесная конституция и цвет глаз), но и
психологическими свойствами (способностями, темпераментом,
эмоциональностью).

Индивидуальность — это единство неповторимых личностных свойств
конкретного человека. Это своеобразие его психофизиологической структуры
(тип темперамента, физические и психические особенности, интеллект,
мировоззрение, жизненный опыт).

Личность (от лат. persona – особа) – это
человеческий индивид, являющийся субъектом сознательной деятельности,
обладающий совокупностью социально значимых черт, свойств и качеств,
которые он реализует в общественной жизни (человек с социально значимыми качествами).

Соотношение индивидуальности и личности определяется тем, что это два
способа бытия человека, два его различных определения. Несовпадение же
этих понятий проявляется, в частности, в том, что существуют два
отличающихся процесса становления личности и индивидуальности.

Становление личности есть процесс социализации человека, который
состоит в освоении им родовой, общественной сущности. Это освоение
всегда осуществляется в конкретно-исторических обстоятельствах жизни
человека. Становление личности связано с принятием индивидом
выработанных в обществе социальных функций и ролей, социальных норм и
правил поведения, с формированием умений строить отношения с другими
людьми. Сформированная личность есть субъект свободного,
самостоятельного и ответственного поведения в социуме.

Становление индивидуальности есть процесс индивидуализации объекта.
Индивидуализация — это процесс самоопределения и обособления личности,
ее выделенность из сообщества, оформление ее отдельности, уникальности и
неповторимости. Ставшая индивидуальностью личность — это самобытный,
активно и творчески проявивший себя в жизни человек.

В понятиях «личность» и «индивидуальность» зафиксированы различные
стороны, разные измерения духовной сущности человека. Суть этого
различия хорошо выражена в языке. Со словом «личность» обычно
употребляются такие эпитеты, как «сильная», «энергичная», «независимая»,
подчеркивая тем самым ее деятельностную представленность в глазах
других. Об индивидуальности говорят «яркая», «неповторимая»,
«творческая», имея в виду качества самостоятельной сущности.

Индивид в философии — это… Что такое Индивид в философии?

Индивид в философии

см. Особь.

Энциклопедический словарь Ф.А. Брокгауза и И.А. Ефрона. — С.-Пб.: Брокгауз-Ефрон.
1890—1907.

  • Индивид в зоологии
  • Индивидуализация

Смотреть что такое «Индивид в философии» в других словарях:

  • ИНДИВИД — [от лат. individuum неделимое], понятие, обозначающее представителя к. л. группы, к рый обладает отдельным самостоятельным существованием и характерными особенностями, благодаря наличию к рых он не может быть отождествлен с др. представителями… …   Православная энциклопедия

  • Индивид — (лат. individuum неделимое, особь) 1. отдельный человек, личность; 2. каждый самостоятельно существующий организм. Синонимы: Индивидуум, Существо. * * * [от лат. individuum неделимое] единичная особь Homo sapiens, отдельное человеческое существо …   Энциклопедический словарь по психологии и педагогике

  • Человек, Индивид, Личность — кратко Человек рассматривается как индивид в качестве единичного представителя человеческого рода. Индивид это всегда один из многих, и он всегда безличен. В этом смысле понятия индивид и личность являются противоположными как по объему, так и по …   Малый тезаурус мировой философии

  • Определение философии — «Мыслитель», Огюст Роден Философия (др. греч. φιλοσοφία  «любовь к мудрости», «любомудрие», от φιλέω  люблю и σοφία  мудрость)  наиболее общая теория …   Википедия

  • Предмет философии — «Мыслитель», Огюст Роден Философия (др. греч. φιλοσοφία  «любовь к мудрости», «любомудрие», от φιλέω  люблю и σοφία  мудрость)  наиболее общая теория …   Википедия

  • Я в философии и психологии — (ego) обозначает сознаваемое каждым человеком единство собственного индивидуального существования. Так как в этом единстве соединяется в одно целое все нами переживаемое, то обыкновенно слово Я служит для обозначения неопределенной совокупности… …   Энциклопедический словарь Ф.А. Брокгауза и И.А. Ефрона

  • Я, в философии и психологии — (ego) обозначает сознаваемое каждым человеком единство собственного индивидуального существования. Так как в этом единстве соединяется в одно целое все нами переживаемое, то обыкновенно слово Я служит для обозначения неопределенной совокупности… …   Энциклопедический словарь Ф.А. Брокгауза и И.А. Ефрона

  • дивид –индивид — Лат. dividuus individuus. Концепция теоретической децентрации субъекта самым решительным образом сказалась и на пересмотре таких традиционных для западного мышления понятий, как индивид и индивидуальность. Понятие «индивидуума» в рамках… …   Постмодернизм. Словарь терминов.

  • Я, в философии и психологии — Я (Эго) согласно психоаналитической теории, та часть человеческой личности, которая осознается как Я и находится в контакте с окружающим миром посредством восприятия. Я осуществляет планирование, оценки, запоминание и иными путями реагирует на… …   Википедия

  • ПЕТЦОЛЬДТ — (Petzoldt), Йозеф (4нояб. 1862 – 1 авг. 1929) – нем. философ эмпириокритик, основатель Общества позитивистской философии (1912). П. популяризовал концепцию чистого опыта Авенариуса и стремился объединить ее с имманентной философией Шуппе. В книге …   Философская энциклопедия

Понятия личность, человек, индивид, индивидуальность и их соотношение

Наряду с понятием «личность» употребляются термины «человек», «индивид», «индивидуальность». Содержательно эти понятия переплетены между собой.

Человек (с маленькой буквы) — это родовое понятие, указывающее на отнесенность существа к высшей степени развития живой природы — к человеческому роду. В понятии «человек» утверждается генетическая предопределенность развития собственно человеческих признаков и качеств.

​​​​​​​​​​​​​​При этом, когда говорят о человеке, иногда говорят о Человеке с большой буквы, и это — про другое. «Когда ты станешь Человеком?» — это вопрос «Когда ты станешь разумным и порядочным?»

Индивид — это единичный представитель вида «homo sapiens» . Как индивиды люди отличаются друг от друга не только морфологическими особенностями (такими, как рост, телесная конституция и цвет глаз), но и психологическими свойствами (способностями, темпераментом, эмоциональностью).

Индивидуальность — это единство неповторимых личностных свойств конкретного человека. Это своеобразие его психофизиологической структуры (тип темперамента, физические и психические особенности, интеллект, мировоззрение, жизненный опыт).

Соотношение индивидуальности и личности определяется тем, что это два способа бытия человека, два его различных определения. Несовпадение же этих понятий проявляется, в частности, в том, что существуют два отличающихся процесса становления личности и индивидуальности.

Становление личности есть процесс социализации человека, который состоит в освоении им родовой, общественной сущности. Это освоение всегда осуществляется в конкретно-исторических обстоятельствах жизни человека. Становление личности связано с принятием индивидом выработанных в обществе социальных функций и ролей, социальных норм и правил поведения, с формированием умений строить отношения с другими людьми. Сформированная личность есть субъект свободного, самостоятельного и ответственного поведения в социуме.

Становление индивидуальности есть процесс индивидуализации объекта. Индивидуализация — это процесс самоопределения и обособления личности, ее выделенность из сообщества, оформление ее отдельности, уникальности и неповторимости. Ставшая индивидуальностью личность — это самобытный, активно и творчески проявивший себя в жизни человек.

В понятиях «личность» и «индивидуальность» зафиксированы различные стороны, разные измерения духовной сущности человека. Суть этого различия хорошо выражена в языке. Со словом «личность» обычно употребляются такие эпитеты, как «сильная», «энергичная», «независимая», подчеркивая тем самым ее деятельностную представленность в глазах других. Об индивидуальности говорят «яркая», «неповторимая», «творческая», имея в виду качества самостоятельной сущности.

«Когда ты станешь личностью?» — это вопрос про внутреннюю свободу: «Когда ты начнешь жить своей головой, принимать свои решения?» Может быть яркая, свободная, сильная личность и в малой степени Человек — например, бандит. Может быть разумный и порядочный человек, и при этом в малой степени личность — например, хороший человек обыватель, живующий просто как Организм…

8. Соотношение понятий «человек», «личность», «индивид», индивидуальность. Категория личности в современной психологии.

Сегодня
психология трактует личность как
социально-психологическое образование,
которое формируется благодаря жизни
человека в обществе. Человек как
общественное существо приобретает
новые (личностные) качества, когда
вступает в отношения с другими людьми
и эти отношения становятся «образующими»
его личность. У индивида в момент рождения
еще нет этих приобретаемых (личностных)
качеств.

Поскольку
личность
чаще всего определяют как человека в
совокупности его социальных, приобретенных
качеств,

это значит, что к числу личностных не
относятся такие особенности человека,
которые природно обусловлены и не
зависят от его жизни в обществе. К числу
личностных не относятся психологические
качества человека, характеризующие его
познавательные процессы или индивидуальный
стиль деятельности, за исключением тех,
которые проявляются в отношениях к
людям в обществе. В понятие «личность»
обычно включают такие свойства, которые
являются более или менее устойчивыми
и свидетельствуют об индивидуальности
человека, определяя его значимые для
людей черты и. поступки.

По
определению Р.С. Немова, личность—
это человек, взятый в системе таких его
психологических характеристик, которые
социально обусловлены, проявляются в
общественных по природе связях и
отношениях, являются устойчивыми и
определяют нравственные поступки
человека, имеющие существенное значение
для него самого и окружающих.

Наряду
с понятием «личность» употребляются
термины «человек», «индивид»,
«индивидуальность». Содержательно
эти понятия переплетены между собой.
Именно поэтому анализ каждого из этих
понятий, их соотношение с понятием
«личность» позволит более полно
раскрыть последнее (рис. 3).

 

Рис.
3. Соотношение объемов понятий «человек»,
«индивид» и «индивидуальность»

с
понятием «личность»

 

Человек

это родовое понятие, указывающее на
отнесенность существа к высшей ступени
развития живой природы — к человеческому
роду. В понятии «человек» утверждается
генетическая предопределенность
развития собственно человеческих
признаков и качеств.

Специфические
человеческие способности и свойства
(речь, сознание, трудовая деятельность
и пр.) не передаются людям в порядке
биологической наследственности, а
формируются прижизненно, в процессе
усвоения культуры, созданной предшествующими
поколениями. Никакой личный опыт человека
не может привести к тому, чтобы у него
самостоятельно сформировались логическое
мышление и системы понятий. Участвуя в
труде и различных формам общественной
деятельности, люди развивают в себе те
специфические человеческие способности,
которые уже сформировались у человечества.
Как живое существо человек подчиняется
основным биологическим и физиологическим
законам, как социальное — законам
развития общества.

Индивид

это единичный представитель вида «homo
sapiens».
Как индивиды люди отличаются друг от
друга не только морфологическими
особенностями (такими, как рост, телесная
конституция и цвет глаз), но и
психологическими свойствами (способностями,
темпераментом, эмоциональностью).

Индивидуальность

это единство неповторимых личностных
свойств конкретного человека. Это
своеобразие его психофизиологической
структуры (тип темперамента, физические
и психические особенности, интеллект,
мировоззрение, жизненный опыт).

При
всей многогранности понятия
«индивидуальность» оно в первую
очередь обозначает духовные качества
человека. Сущностное определение
индивидуальности связано не столько с
понятиями «особенность»,
«неповторимость», сколько с понятиями
«целостность», «единство»,
«самобытность», «авторство»,
«собственный способ жизни». Сущность
индивидуальности связана с самобытностью
индивида, его способностью быть самим
собой, быть независимым и самостоятельным.

Соотношение
индивидуальности и личности определяется
тем, что это два способа бытия человека,
два его различных определения. Несовпадение
же этих понятий проявляется, в частности,
в том, что существуют два отличающихся
процесса становления личности и
индивидуальности.

Становление
личности есть процесс социализации
человека, который состоит в освоении
им своей родовой, общественной сущности.
Это освоение всегда осуществляется в
конкретно-исторических обстоятельствах
жизни человека. Становление личности
связано с принятием индивидом выработанных
в обществе социальных функций и ролей,
социальных норм и правил поведения, с
формированием умений строить отношения
с другими людьми. Сформированная личность
есть субъект свободного, самостоятельного
и ответственного поведения в социуме.

Становление
индивидуальности есть процесс
индивидуализации объекта. Индивидуализация
— это процесс самоопределения и
обособления личности, ее выделенность
из сообщества, оформление ее отдельности,
уникальности и неповторимости. Ставшая
индивидуальностью личность — это
самобытный, активно и творчески
проявляющий себя в жизни человек.

В
понятиях «личность» и «индивидуальность»
зафиксированы различные стороны, разные
измерения духовной сущности человека.
Суть этого различия хорошо выражена в
языке. Со словом «личность» обычно
употребляют такие эпитеты, как «сильная»,
«энергичная», «независимая»,
подчеркивая тем самым ее деятельностную
представленность в глазах других. Об
индивидуальности мы чаще говорим:
«яркая», «неповторимая»,
«творческая», имея в виду качества
самостоятельной сущности.

 

Понятие
личность имеет три разных понимания
:
самое
широкое
,
среднее
и узкое
понимание. Личность в самом широком
понимании — это то, что внутренне
отличает одного человека от другого,
перечень всех ее психологических
свойств, этоиндивидуальность. Личность
в промежуточном,
среднем

понимании – это социальный субъект,
социальный индивид, совокупность
социальных и личностных ролей. Личность
в самом узком
понимании

– это культурный субъект, самость. Это
человек, который сам строит и контролирует
свою жизнь, человек как ответственный
субъект волеизъявления. Основные
психологические теории личности

Личность
– прежде всего современник определенной
эпохи и это определяет множество ее
социально-психологических свойств. В
той или иной эпохе личность занимает
определенное положение в классовой
структуре общества. Принадлежность
личности к определенному классу
составляет другое основное ее определение,
с которым непосредственно связано
положение личности в обществе. 

Чем отличается индивид от личности


Термины «индивид», «личность» и «индивидуальность» широко применяются не только в психологии, но и в обычной жизни. Эти понятия используются для обозначения неких персональных качеств человека или его самого в целом. Несмотря на частоту употребления, разницу между индивидом и личностью могут объяснить немногие.


Индивид – это уникальный набор свойств, присущий конкретному человеку. Большая часть этих качеств была получена им при рождении, остальное – приобретено в течение жизни. Основное отличие индивида – целостность. Персональные свойства редко подвергаются изменению. К таковым характеристикам относятся пол, возраст, имя, цвет кожи и глаз, форма черепа и т.д.


Личностью называется уникальный представитель общества, проявивший себя в культурном и  социальном развитии. Данная система черт актуальна только в процессе жизнедеятельности в обществе, так как требует признания социума. Один и тот же человек в разных обществах будет иметь отличные личностные качества, и оцениваться по-разному.


Следует понимать, что от природы каждый представитель человеческого рода является индивидом. Личностью можно стать только в процессе коммуникации с другими членами общества. Причем на становление не влияют физические качества человека. Личностью вполне может быть человек с ограниченными возможностями.


Важнейшим отличием индивида является невозможность утратиться. Вне общества личность достаточно быстро теряет приобретенные черты. Поведенческие нормы и даже способность общаться на родном языке со временем забываются. Кроме того, социум часто «награждает» личность признанием, популярностью, авторитетом. Все это может быть утрачено в течение нескольких лет при резкой смене общества или полном отказе от него. Свойства, присущие индивиду, сохраняются при любых условиях.


Выделяют такие качества личности, как социализация, самосознание, зрелость, направленность и привилегированность. Это означает, что личностные черты начинают развиваться при определенной степени зрелости психики и только тогда, когда человек  самостоятельно осознает необходимость в этом. Развитие индивида является естественным биологическим процессом, который запускается при появлении на свет.


Направление развития личности зависит от убеждений и принципов конкретного общества и мировоззрения самого человека. Индивид развивается в силу природного интереса.


Выводы:


  1. Индивидуальные качества человеку достаются при рождении. Личностные качества  приобретены в процессе взросления.

  2. Чтобы оставаться индивидом, человеку не нужно прилагать каких-либо усилий. Личностью становятся только во взаимодействии с социумом.

  3. Индивид остается целостным на протяжении всей жизни. Свойства личности меняются постоянно.

  4. Индивид одинаков в разных обществах. Личность оценивается по-разному.

  5. В отдалении от общества личность теряет свои черты и привилегии. Индивид остается неизменным в любых условиях.

  6. Становление личности начинается в зрелом возрасте и при осознании необходимости этого. Развитие индивида начинается при рождении.

  7. Направленность развития личности зависит от предпочтений и убеждений социума. Индивид развивает собственные интересы.

  8. Личность имеет авторитет и признание. Индивид ни чем не выделяется из общества. 

5. Индивид и личность. Философия

5. Индивид и личность

Человек рассматривается как индивид в качестве единичного представителя человеческого рода. Определение этого понятия не нуждается в каких-либо специфических характеристиках. Индивид – это всегда один из многих, и он всегда безличен. В этом смысле понятия «индивид» и «личность» являются противоположными как по объему, так и по содержанию. В понятии «индивида» не фиксируется каких-либо особенных или единичных свойств человека, поэтому по содержанию оно является очень бедным, зато по объему оно в такой же степени богато, ибо каждый человек – индивид. В понятии «индивид» не фиксируются ни биологические, ни социальные качества человека, хотя они, конечно, подразумеваются.

Если мы говорим «человеческий индивид», то имеем в виду лишь родовую общность всех людей и единичного представителя человеческого рода. Но как только мы начинаем указывать какие-то другие качества, мы непременно ограничиваем объем понятия, выделяя особенные социальные группы. То есть здесь действует закон обратно пропорционального соотношения объема и содержания понятия. Так, сказав «бедные люди» или «богатые люди», мы уже выделили определенные группы людей, отделив их от других групп. И чем больше мы будем конкретизировать понятие, тем оно будет меньше по объему и богаче по содержанию. В конце концов, путем персонификации индивида, отдельного человека, мы придем к единственному, индивидуальному представителю человеческого рода. В этом плане предельно персонифицированный индивид и есть личность. Личность – это понятие весьма богатое по содержанию, включающее не только общие и особенные признаки, но и единичные, уникальные свойства человека. Так обстоит дело с точки зрения логики.


В конце концов, то, что делает человека личностью, – это, конечно, его социальная индивидуальность, совокупность характерных для человека социальных качеств, его социальная самобытность. В понятие «личность» обычно не включают природно-индивидуальные характеристики индивида. И это, видимо, правильно, потому что сущность человека, как мы уже говорили, социальная. Но при этом следует иметь в виду, что природная индивидуальность оказывает свое влияние на развитие личности и ее восприятие в той мере, в какой биологическое вообще влияет на социальное в человеке.

Социальная индивидуальность человека не возникает, конечно, на пустом месте или только на основе биологических предпосылок. Человек формируется в конкретном историческом времени и социальном пространстве, в процессе практической деятельности и воспитания. Поэтому личность как социальная индивидуальность – это всегда конкретный итог, синтез и взаимодействие очень разнообразных факторов. И личность тем значительнее, чем в большей степени она аккумулирует социокультурный опыт человека и в свою очередь вносит индивидуальный вклад в его развитие.

Личность имеет сложную структуру и интерпретацию. Так, в общей психологии под личностью обычно подразумевается некоторое интегрирующее начало, связывающее воедино различные психические процессы индивида и сообщающее его поведению необходимую устойчивость. Исходный момент социологических исследований личности состоит в анализе не индивидуальных особенностей человека, а тех социальных функций (ролей), которые человек выполняет. Эти роли определяются социальной структурой общества, различными социальными группами, в которые включен индивид. На этой основе строится ролевая концепция личности.

Проблема личности в философии – это вопрос о том, в чем сущность человека как личности, каково ее место в мире и в истории. Личность здесь рассматривается как индивидуальное выражение и субъект общественных идеалов, ценностей, общественных отношений, деятельности и общения людей. Их качество как в историческом плане, так и в плане «наличного бытия» оказывает огромное влияние на формирование исторического типа личности, ее конкретные состояния и свойства. Особенно следует сказать о влиянии деятельности на личность. Деятельность человека является той основой, на которой и благодаря которой происходит развитие личности и выполнение ею различных социальных ролей в обществе. Только в деятельности индивид выступает и самоутверждается как личность, иначе он остается «вещью в себе». Сам человек может думать о себе что угодно, строить любые иллюзии на свой счет, но то, чем он является в действительности, обнаруживается только в деле. Не случайно, конечно, знаменитый Конфуций не только «слушал слова людей», но и «смотрел на их действия», а не менее известный Аристотель писал, что победные венки получают лишь те. «кто участвует в состязаниях».

Другими словами, социально-деятельностная сущность человека прежде всего лежит в основе социализации индивида, в процессе которой и происходит формирование личности. Социализация – это процесс усвоения индивидом определенной системы знаний, норм и ценностей, позволяющих ему осуществлять свою жизнедеятельность адекватным для данного общества способом. Она происходит по мере усвоения человеком социального опыта, но осуществляется прежде всего через его включенность в определенные общественные отношения, формы общения и виды деятельности. При этом социализация осуществляется и в филогенезе (формирование родовых свойств и качеств человечества), и в онтогенезе (формирование конкретной личности). Как в плане исторического развития человека, так и в онтогенезе личность есть результат социализации индивида. «Личностью не родятся, личностью становятся»[393]. Поскольку социализация носит динамический характер, то личность – это всегда процесс, это постоянное становление. Личность, застывшая в своем формировании, в своих устремлениях. – это уже деградирующая личность. Деградация личности происходит и тогда, когда индивид оказывается полностью подчинен чужой воле или его действия оказываются в деталях запрограммированы, так что не остается места свободе выбора и действия.

Лишение индивида общения и возможности выбора, известной свободы действий также отрицательно сказывается на развитии личности и ее самочувствии. Не случайно изоляция человека от общества и общения всегда считалась одним из самых суровых наказаний, и это вполне объяснимо, ибо постоянная изоляция и одиночество противоречат самой сущности личности. Но еще более отрицательное и страшное влияние на личность имеет навязывание ей чужой воли и мыслей. Человек, полностью подчиненный чужой воле и лишенный (посредством внушения, идеологического оболванивания, пропаганды и т. д.} собственного мировоззрения, собственных мыслей и взглядов, – это уже не личность. Так же, как трудно назвать личностью индивида, лишенного разума и рассудка по каким-то другим причинам. Такие люди, у которых отсутствуют свобода действий, воля или разум, не могут быть ответственными (без свободы нет ответственности) и не должны отвечать за содеянное, ибо это не ими обусловленные и потому, по существу, не их поступки. Вот почему их нельзя судить или осуждать.

Мы подошли к очень важной характеристике личности – ее нравственно-духовной сущности и обусловленных ею поступков. В содержание личности и ее оценку в качестве важнейшего компонента включается направленность ее сознания, личностные ориентации, обусловленные уровнем ее сознания, мировоззрением, нравственностью и ответственностью. Безусловно, социальная среда оказывает существенное влияние на формирование и поведение личности. Но не в меньшей степени личностные ориентации и поведение обусловлены и внутренним, духовным миром человека. Не случайно говорят, что каждый сам кузнец своей судьбы и счастья. Чем ярче у человека выражены интеллектуально-нравственные и волевые качества, чем больше его жизненные ориентации совпадают с общечеловеческими ценностями, чем в большей степени он положительно влияет на развитие и утверждение этих ценностей, тем ярче и значительней сама личность. В этом плане она характеризуется со стороны силы ее духа, свободы, творчества и добра. С этой стороны личность возвышается над своей природной основой и в известном смысле даже преодолевает ее, оставляя свой след и плоды своей деятельности и после своей биологической смерти.

В этой связи следует отметить, что Бердяев был во многом прав, когда рассматривал личность, в отличие от индивида, как духовную сущность и качество человека. «Как образ и подобие Бога. – пишет он. – человек является личностью. Личность следует отличать от индивида. Личность есть категория духовно-религиозная, индивид же есть категория натуралистически-биологическая. Индивид есть часть природы и общества. Личность не может быть часть чего-то…»[394]. Однако трудно согласиться с тем антропологическим дуализмом, который он пытается утвердить и который приводит его к отрицанию социального характера и социальной обусловленности личности.

Сила воли и сила духа личности, ее нравственная доброта и чистота не могут подтвердиться и реализоваться никаким другим способом, как только в реальной практической деятельности и в определенных социальных условиях. Поступки человека, являющиеся важнейшим фактором, характеризующим личность, – это не слова, а дела, и, видимо, не случайно даже в священном писании говорится о воздаянии «каждому по делам его». И именно тогда, когда дело доходит до реальных поступков, обнаруживается, как это трудно и тяжко быть личностью, быть свободным, быть честным, принципиальным и т. д. Потому что, если индивид действительно считает себя личностью или стремится быть ею, он должен быть ответственным, и не только в своих мыслях, но прежде всего в своих поступках, а это всегда тяжелое бремя. Таким образом, характеристика личности со стороны свободы, о необходимости которой пишут многие авторы, безусловно, необходима, свобода – это атрибут личности. Но свобода без ответственности – это произвол. Поэтому ответственность является не в меньшей, а в большей степени атрибутом личности, ибо быть ответственным труднее, чем быть свободным.


Таким образом, быть личностью трудно. Но еще труднее быть счастливой личностью. Свобода и ответственность подлинной личности, требующие постоянного творчества и постоянных мук совести, страданий и переживаний, очень редко сочетаются со счастьем. И чем личность выше и значительнее, тем выше и планка ее ответственности перед самой собой и людьми. Это замечательно раскрыли в своих произведениях писатели экзистенциального плана, а особенно Достоевский. Хотя нельзя не упомянуть в связи с этим и «Исповедь» Толстого.







Данный текст является ознакомительным фрагментом.




Продолжение на ЛитРес








Детерминанты короткого интервала между родами на индивидуальном и общинном уровне в Эфиопии: многоуровневый анализ

Аннотация

Фон

Всемирная организация здравоохранения рекомендует минимум 33 месяца между двумя последовательными живорождениями, чтобы снизить риск неблагоприятных последствий для здоровья матери и ребенка. Однако детерминанты короткого интервала между родами в Эфиопии изучены недостаточно.

Цель

Целью этого исследования была оценка детерминант короткого интервала между родами среди женщин в Эфиопии на индивидуальном и общинном уровне.

Методы

Был проведен подробный анализ данных Эфиопского демографического и медицинского исследования 2016 года. Всего в анализ были включены 8 448 женщин. Двухуровневый многоуровневый логистический регрессионный анализ использовался для выявления связанных факторов на уровне отдельных лиц и сообществ и оценки дисперсии между сообществами.

Результаты

На индивидуальном уровне женщины в возрасте от 20 до 24 лет при первом браке (AOR = 1,37; 95% CI: 1,18–1,60), женщины в возрасте от 25 до 29 лет при первом браке (AOR = 1.65; 95% ДИ: 1,20–2,25), имея мужа, получившего высшее образование (AOR = 1,32; 95% CI: 1,01–1,73), будучи безработным (AOR = 1,16; 95% CI: 1,03–1,31), имея безработного мужа (AOR = 1,23; 95% CI: 1,04–1,45), находясь в квинтиле беднейшего богатства (AOR = 1,82; 95% CI: 1,39–2,39), находясь в квинтиле более бедного богатства (AOR = 1,58; 95% CI: 1,21). –2,06), находясь в квинтиле среднего достатка (AOR = 1,61; 95% ДИ: 1,24–2,10), находясь в квинтиле более богатого достатка (AOR = 1,54; 95% ДИ: 1,19–2,00), увеличило общее число рожденных детей перед дочерним индексом (AOR = 1.07; 95% ДИ: 1,03–1,10) и смерть предыдущего ребенка (AOR = 1,97; 95% ДИ: 1,59–2,45) были связаны с повышением вероятности короткого интервала между родами. На уровне сообщества, проживая в скотоводческом регионе (AOR = 2,01; 95% ДИ: 1,68–2,39), будучи городским жителем (AOR = 1,75; 95% ДИ: 1,38–2,22), высокая неграмотность среди женщин на уровне сообщества ( AOR = 1,23; 95% CI: 1,05–1,45) и увеличение расстояния до медицинских учреждений (AOR = 1,32; 95% CI: 1,11–1,56) были связаны с более высокими шансами иметь короткий интервал между родами.Случайные эффекты показали значительные различия в коротком интервале между родами между сообществами.

Заключение

Детерминанты короткого интервала между родами разнообразны и сложны. Для предотвращения короткого интервала между родами требуются комплексные подходы к вмешательству, поддерживаемые политическими инициативами.

Образец цитирования: Шифти Д.М., Чоджента С., Дж. Холлидей Э., Локстон Д. (2020) Детерминанты короткого интервала между родами на индивидуальном и общинном уровне в Эфиопии: многоуровневый анализ.PLoS ONE 15 (1):
e0227798.

https://doi.org/10.1371/journal.pone.0227798

Редактор: Каннан Наванитам, Университет Ботсваны, Ботсвана

Поступила: 31 июля 2019 г .; Принята к печати: 31 декабря 2019 г .; Опубликовано: 14 января 2020 г.

Авторские права: © 2020 Shifti et al. Это статья в открытом доступе, распространяемая в соответствии с условиями лицензии Creative Commons Attribution License, которая разрешает неограниченное использование, распространение и воспроизведение на любом носителе при условии указания автора и источника.

Доступность данных: Все данные доступны из базы данных программы DHS (https://dhsprogram.com/data/available-datasets.cfm). Любой исследователь может запросить доступ к данным без каких-либо ограничений.

Финансирование: Авторы не получали специального финансирования на эту работу.

Конкурирующие интересы: Авторы заявили об отсутствии конкурирующих интересов.

Введение

Предыдущий интервал между родами определяется как промежуток времени между рождением изучаемого ребенка (индексный ребенок) и непосредственно предшествующим рождением [1, 2].Ему уделяется повышенное внимание в исследованиях в области демографии и общественного здравоохранения из-за его влияния на фертильность и здоровье матери и ребенка [3].

Чтобы снизить риск неблагоприятных исходов для здоровья матери и ребенка, последняя рекомендация Всемирной организации здравоохранения (ВОЗ) в отношении здорового периода беременности составляет не менее двух лет (24 месяцев) или промежутка от рождения до рождения в 33 месяца, при условии, что девять месяцев беременности [4]. Короткий интервал между родами связан с повышенным риском неблагоприятных исходов родов, таких как преждевременные роды [5, 6], низкий вес при рождении [5, 6], малый размер для гестационного возраста [5], врожденные аномалии [7, 8], аутизм. [9] и младенческой смертности [5, 10].Это также связано с более высоким риском материнских заболеваний, включая преэклампсию, высокое кровяное давление и преждевременный разрыв плодных оболочек [11].

Во всем мире практика интервала между родами сильно различается [12]. В частности, женщины в развивающихся странах часто имеют более короткие интервалы между родами, чем они лично предпочли бы [13]. Например, в Африке к югу от Сахары матери предпочли бы средний интервал между родами 38,9 месяца, что более чем на 6,2 месяца больше, чем их фактический средний интервал между родами [14].Аналогичным образом, данные, полученные на основе данных демографического обследования здоровья (DHS) в 52 различных странах, показали, что более двух третей родов происходили при продолжительности менее 30 месяцев с момента предыдущих родов [15].

На интервал между родами женщины влияют различные факторы, в том числе ее личные характеристики и состояние здоровья ее предыдущего ребенка [12]. Традиционные практики, особенно грудное вскармливание, послеродовое воздержание и культурные нормы, также влияют на интервалы между родами [12]. Другие факторы, влияющие на интервал между родами, коренятся в социальных и культурных нормах, включая репродуктивную историю и поведение отдельных женщин, использование услуг репродуктивного здоровья и другие фоновые факторы [16].

В Эфиопии распространенность короткого интервала между родами колеблется от 21,7% (национальная оценка) [17] до 57,6% (оценка на районном уровне) [18]. Кроме того, в исследованиях наблюдались несоответствия в определении детерминант короткого интервала между родами, таких как индекс благосостояния [18–20], возраст матери [19, 21] и количество детей [19, 21]. Более того, предыдущие исследования [18–21] в основном фокусировались на детерминантах короткого интервала между родами на индивидуальном уровне. Однако некоторые факторы индивидуального уровня, такие как семейное положение, возраст матери при вступлении в брак, возраст матери при рождении, смерть предыдущего ребенка, пол предыдущего ребенка, воздействие средств массовой информации и расстояние до медицинского учреждения, не были хорошо изучены в настоящее время. Эфиопия.Более того, факторы на уровне общины, такие как регионы проживания женщин, грамотность женщин на уровне общины и бедность на общинном уровне, еще не исследованы. Однако человеческая популяция имеет сложную структуру сообщества, и ее характеристики также могут влиять на поведение человека в отношении здоровья, включая практику интервалов между родами. Следовательно, важно совместно оценивать влияние факторов на индивидуальном уровне и на уровне сообщества, чтобы понять сложную природу короткого интервала между родами, что может затем послужить основой для разработки политики на национальном уровне, а также для вмешательств на уровне отдельных лиц и сообществ, таких как массовые кампании и распространение информации по санитарному просвещению.

Принимая во внимание меняющуюся демографию, такую ​​как высокая рождаемость [17] в Эфиопии, увеличение доли коротких интервалов между родами [18, 20] с заметными вариациями между регионами от 10,6% в регионе Амхара до 45,9% в регионе Сомали [17 ], нашей целью было выявить детерминанты короткого интервала между родами в Эфиопии на индивидуальном и общинном уровне. Результаты этого исследования предоставят необходимую информацию для политиков, разработчиков программ и других заинтересованных сторон, что, в свою очередь, может помочь в разработке и внедрении соответствующих мероприятий на разных уровнях для предотвращения короткого интервала между родами и улучшения здоровья женщин и детей в целом.

Методы

Район исследования и окружение

Углубленный вторичный анализ данных был проведен с использованием данных Эфиопского демографического и медицинского обследования (EDHS) за 2016 год. EDHS проводится каждые пять лет для получения показателей здоровья и связанных со здоровьем показателей на национальном и региональном уровнях в Эфиопии. EDHS 2016 года является четвертым национальным опросом, проведенным во всех частях Эфиопии (в девяти штатах [Тыграй, Афар, Амхара, Оромия, Сомали, Бенишангуль-Гумуз, Южные страны, регион национальностей и народов (SNNPR), Гамбелла и Харари). ] и два административных города [Аддис-Абеба и Дыре-Дауа]).В административном отношении регионы Эфиопии разделены на зоны, а зоны — на административные единицы, называемые Woredas . Каждая Woreda подразделяется на низшую административную единицу, которая называется Kebeles . Во время переписи 2007 года каждая Kebele была разделена на счетные участки (ПП) переписи, которые были удобны для проведения переписи.

Дизайн исследования и выборка

EDHS 2016 года по своей конструкции был поперечным сечением.В нем использовалась двухэтапная стратифицированная кластерная выборка на основе выборки переписи населения и жилищного фонда 2007 года, в которой СУ были единицами выборки для первого этапа, а домохозяйства — для второго этапа (рис. 1). Подробная процедура отбора проб представлена ​​в полном отчете EDHS [17]. Текущее исследование включало данные на индивидуальном уровне по 8 448 женщинам, у которых было как минимум два живорожденных в течение пяти лет, предшествующих 2016 году, а также характеристики сообществ 640 кластеров. Женщины, которые никогда не были замужем, были исключены из анализа, поскольку женщины, рожденные вне брака, вряд ли будут планировать свои роды так же, как замужние женщины.Сбор данных проходил с 18 января по 27 июня 2016 года.

Переменная результата

Переменной результата этого исследования был короткий интервал между родами. Короткий интервал между родами был определен как интервал менее 33 месяцев между двумя последовательными живорождениями (33 месяца = 24 месяца от рождения до периода зачатия + 9 месяцев беременности). Интервалы между предшествующими родами, превышающие 33 месяца, были определены как непродолжительные интервалы между родами, что соответствует рекомендациям ВОЗ [4].

Переменные воздействия

Социально-экологическая модель обеспечивает теоретическую основу для выбора переменных воздействия. Модель утверждает, что поведение человека в отношении здоровья, опыт короткого интервала между родами в текущем исследовании, находится под влиянием на многих уровнях социальной и физической среды, таких как индивидуальные, семейные, общественные и общественные / политические факторы [ 22–24]. Структура также предполагает, что взаимодействия между людьми и их средой являются взаимными, подразумевая, что люди находятся под влиянием их среды, а окружающая среда находится под влиянием индивидов [25].Например, уровень грамотности отдельной женщины зависит от грамотности женщин на уровне общины и наоборот. Эти переменные, в свою очередь, могут независимо влиять на переживание короткого интервала между родами у женщин. Более глубокое понимание влияния факторов на индивидуальном и общинном уровне на риск короткого интервала между родами может информировать разработчиков политики и разработчиков программ здравоохранения, предоставляя понимание того, как предотвратить риск короткого интервала между родами среди отдельных лиц, а также групп женщин в сообщество.Однако оценка влияния социальных / политических факторов на риск короткого интервала между родами выходит за рамки настоящего исследования.

Подробная информация об определении и кодировании факторов индивидуального и общинного уровня, включенных в настоящее исследование, представлена ​​в Интернете (см. Таблицу S1). Переменные были выбраны на основе проанализированной литературы [2, 18–21, 26–31]. Индивидуальные факторы включали возраст матери при первом браке, возраст матери при рождении предыдущего ребенка, семейное положение, статус полигинии, уровень образования матери, уровень образования мужей / партнеров, род занятий матери, род занятий мужей / партнеров, квинтиль благосостояния, пол. предыдущего ребенка, общее количество детей, родившихся до индексного ребенка, выживаемость предыдущего ребенка, доступ к средствам массовой информации (телевидение, радио и газеты; каждое отдельно) и расстояние до медицинского учреждения.При анализе учитывались разлученные, разведенные и овдовевшие женщины. Поскольку данные об интервале между родами у женщин были собраны с момента их последних родов за пять лет, предшествовавших обследованию, женщины могли овдоветь, развелись или разлучились до момента обследования, но уже после того, как они уже получили право предоставлять информацию о интервале между родами. Факторы на уровне общины включали место жительства, контекстуальные регионы, неграмотность женщин на уровне общины, бедность на уровне общины и расстояние до медицинского учреждения на уровне общины.11 регионов Эфиопии по существу разграничены для административных целей, и в этом исследовании они были разделены на три контекстуальных региона: скотоводческий, аграрный и городской (которые были определены на основе культурного и социально-экономического происхождения их населения) [ 32]. За исключением места жительства и географического региона, EDHS не учитывала переменные, описывающие характеристики сообщества. Таким образом, дополнительные характеристики на уровне сообщества были построены путем агрегирования характеристик на индивидуальном уровне в их кластерах.Совокупные значения были классифицированы как высокие или низкие в зависимости от распределения в каждом сообществе. Точка отсечения была определена как среднее значение, если агрегированная переменная была нормально распределена, и как медиана, если нет. Например, бедность на уровне общины означает долю бедных домохозяйств (два квинтиля с самым низким уровнем благосостояния) в общине (пороговое значение по медианной доле). Факторы на уровне сообщества описывают группы населения, живущие в одинаковых условиях.

Предположение о независимости наблюдения было взято за основу для определения того, анализировались ли переменные на индивидуальном уровне или на уровне сообщества.Если наблюдения на индивидуальном уровне независимы, переменные рассматривались как факторы индивидуального уровня. Принимая во внимание, что если наблюдения были сгруппированы в более высокие уровни единиц или если несколько женщин имели общие черты (например, место жительства и контекстуальный регион, это могло иметь тот же эффект на короткий интервал между родами среди женщин в этой местности), тогда переменные были проанализированы. на уровне сообщества.

Анализ данных

Описательный анализ.

Из-за непропорционального распределения выборки по разным регионам, а также городским и сельским районам, а также из-за возможных различий в частоте ответов, согласно рекомендации EDHS, пропорции и частота были оценены после применения весов выборки к данные для корректировки на непропорциональную выборку и неполучение ответов.Подробное объяснение процедуры взвешивания можно найти в отчете EDHS [17]. Чтобы изучить грубую связь между факторами индивидуального и общинного уровня отдельно с коротким интервалом между родами, были рассчитаны p-значения с использованием критерия хи-квадрат Пирсона. Значение p менее 0,05 было установлено для статистической значимости ассоциации.

Многопараметрический многоуровневый анализ.

EDHS 2016 использовала многоступенчатую кластерную выборку, и данные были иерархическими (т. Е., матери вложены в домохозяйства, а домохозяйства вложены в кластеры). В результате выборочного подхода матери в одном кластере могут быть более похожи друг на друга, чем матери в остальной части страны. Чтобы учесть эту кластеризацию, был использован двухэтапный многомерный многоуровневый логистический регрессионный анализ для оценки влияния детерминант на индивидуальном и общинном уровне на короткий интервал между родами и для оценки межкластерной изменчивости вероятности короткого интервала между родами.Для многоуровневого логистического регрессионного анализа использовался синтаксис Stata xtmelogit [33]. В ходе этого анализа были построены четыре модели. Модель I (пустая модель) была подобрана без объясняющих переменных для оценки случайной вариации в отрезке и коэффициента внутрикластерной корреляции (ICC; т.е. для оценки степени кластерной вариации в коротком интервале рождения). Модель II была построена для изучения влияния характеристик на индивидуальном уровне, в то время как Модель III была приспособлена для оценки влияния характеристик на уровне сообщества.Наконец, модель IV скорректирована одновременно на переменные индивидуального и общинного уровня. Фиксированная величина влияния факторов на индивидуальном уровне и уровне сообщества на короткий интервал между родами была выражена с использованием скорректированного отношения шансов (AOR) с 95% доверительным интервалом (CI). Значение p <0,05 использовалось для объявления статистической значимости.

Общее количество детей, родившихся до индексного ребенка, рассматривалось как непрерывная переменная. Это было сделано после проверки предположения о линейности с логарифмическими шансами короткого интервала рождения, который является переменной двоичного ответа.Мультиколлинеарность также проверялась среди переменных воздействия с использованием коэффициента инфляции дисперсии (VIF). Если значения VIF были ниже 10, проблема коллинеарности считалась маловероятной. VIF для очередности рождения составлял 15,80, а для общего числа детей, родившихся до ребенка-индекса, — 15,77, что указывает на наличие коллинеарности. Поэтому мы удалили переменную порядка рождения из модели, и VIF стал меньше 2 для каждой переменной, включенной в модель (см. Таблицу S2).

Случайные эффекты измерялись коэффициентом внутриклассовой корреляции (ICC), средним отношением шансов (MOR) и пропорциональным изменением дисперсии (PCV). ICC был рассчитан для оценки того, является ли разница в коротком интервале между родами главным образом внутри или между сообществами [34]. Это связано с тем, что люди, живущие в одном районе (сообществе), могут быть более похожи друг на друга, чем люди, живущие в других районах, поскольку у них есть ряд общих экономических, социальных и других характеристик соседства, которые могут определять схожий статус здоровья [35].ICC для двухуровневых двоичных данных рассчитывалась по следующей формуле [34, 36]:

Где V a ( τ 2 ) — это дисперсия на уровне сообщества, а дисперсия на индивидуальном уровне (VI) равна 3,29. Он принимает значение от 0 до 1. Высокое значение ICC указывает на то, что окрестности важны для понимания индивидуальных различий в коротком интервале между родами [37]. MOR определяется как среднее значение отношения шансов между областью с наибольшим риском и областью с наименьшим риском при случайном выборе двух областей, и он напрямую зависит от дисперсии на уровне области [34].Его можно рассчитать по следующей формуле:

Где V a — это дисперсия на уровне площади, а 0,6745 — 75 центиль кумулятивной функции распределения нормального распределения со средним 0 и дисперсией 1. В этом исследовании MOR показывает степень, в которой индивидуальная вероятность пережить короткий интервал между родами определяется жилым районом [34]. PCV используется для измерения общей вариации, приписываемой факторам индивидуального уровня и факторам уровня области в многоуровневой модели [34, 38].Он был рассчитан с использованием следующего математического уравнения:

Где V n −1 — это дисперсия соседства в пустой модели, а V n -2 — дисперсия соседства в последующей модели.

Статистика соответствия модели.

Информационный критерий Акаике (AIC) и байесовский информационный критерий Шварца (BIC) использовались для оценки степени соответствия и информирования о выборе вложенных моделей (модели на индивидуальном уровне и уровне сообщества).Значения AIC и BIC сравнивались в последовательных моделях, и модель с наименьшим значением считалась наиболее подходящей моделью [33, 39]. В отличие от статистических методов, которые используют подходы к проверке гипотез, такие как статистические данные о различиях отклонения и логарифмическом отношении правдоподобия, AIC и BIC штрафуют отклонение для большего числа параметров (избыточная параметризация) [39–41]. Таким образом, они обеспечивают большую защиту от переобучения модели данным. Кроме того, площадь под кривой рабочих характеристик приемника (AUC) использовалась для оценки качества прогнозирования каждой модели [42].

Статистический анализ проводился с использованием статистического программного обеспечения Stata версии 14 (StataCorp . Stata Statistical Software : Release 14 . College Station , TX : StataCorp LP . 2015) .

Заявление о соблюдении этических норм

EDHS 2016 был одобрен Национальным комитетом по этике исследований Эфиопии и ICF Macro International. Было получено разрешение от Программы DHS на использование данных EDHS за 2016 год.Этот анализ был одобрен Комитетом по этике исследований человека Университета Ньюкасла (H-2018-0332).

Результаты

Социально-демографические и другие характеристики, связанные со здоровьем

Всего в анализ были включены 8 448 женщин на уровне 1, вложенных в 640 кластеров на уровне 2. Доля коротких интервалов между родами, основанная на индивидуальных и контекстуальных фоновых характеристиках участников исследования, показана в таблице 1. Средний возраст (стандартное отклонение) женщин, участвовавших в исследовании, составлял 30 лет.82 (6,1). Среди женщин с коротким интервалом между родами 79,4% были в возрасте 19 лет или младше в первом браке, 76,4% не имели образования, 75,1% не работали и 28,8% были из беднейших домохозяйств.

Как показано в Таблице 2, подавляющее большинство женщин с коротким интервалом между родами проживали в сельской местности (94,0%) и аграрных регионах (87,8%).

Общая распространенность короткого интервала между родами в Эфиопии составила 45,8% (95% ДИ: 42,91–48,62).

Детерминанты короткого интервала между родами у женщин

Многоуровневый анализ (анализ фиксированного эффекта).

В таблице 3 представлены результаты многомерного многоуровневого логистического регрессионного анализа (фиксированные эффекты). В полной модели с поправкой на факторы индивидуального и общинного уровня, возраст матери при вступлении в первый брак, уровень образования матери, род занятий матери, род занятий мужей / партнеров, квинтиль благосостояния, общее количество детей, родившихся до указанного ребенка, смерть ребенка. предшествующий ребенок, контекстуальные регионы, неграмотность на уровне общины, бедность на уровне общины и увеличенное расстояние до учреждения здравоохранения на уровне общины были связаны с коротким интервалом между родами у женщин.

Факторы индивидуального уровня.

Вероятность короткого интервала между родами у женщин в возрасте от 20 до 24 лет при первом браке была на 37% выше (AOR = 1,37; 95% ДИ: 1,18–1,60) по сравнению с женщинами, чей возраст вступления в первый брак составлял 19 лет или меньше. . Аналогичным образом, вероятность короткого интервала между родами у женщин в возрасте от 25 до 29 лет при первом браке была на 65% выше (AOR = 1,65; 95% ДИ: 1,20–2,25) по сравнению с женщинами, чей возраст вступления в первый брак был 19 лет или младше. Вероятность короткого интервала между родами у неработающих женщин была на 16% выше (AOR = 1.16; 95% ДИ: 1,03–1,31), чем у работающих женщин. Вероятность короткого интервала между родами была на 23% выше (AOR = 1,23; 95% ДИ: 1,04–1,45) среди женщин, чей муж / партнер не работал, по сравнению с женщинами, у которых был работающий муж / партнер. С другой стороны, вероятность короткого интервала между родами была на 46% ниже (AOR = 0,54; 95% ДИ: 0,32–0,90) у женщин, которые не знали рабочего статуса своего партнера, чем у женщин, чей муж / партнер работал. Вероятность короткого интервала между родами у женщин из беднейших домохозяйств составляла 1.В 82 раза выше (AOR = 1,82; 95% ДИ: 1,39–2,39), из более бедных домохозяйств в 1,58 раза выше (AOR = 1,58; 95% ДИ: 1,21–2,06), из домохозяйств со средним уровнем дохода в 1,61 раза выше (AOR = 1,61; 95) % ДИ: 1,24–2,10) и из более богатых домохозяйств в 1,54 раза выше (AOR = 1,54; 95% ДИ: 1,19–2,00), чем у женщин из самых богатых домохозяйств. Поскольку общее количество детей, родившихся до указанного в индексе ребенка, увеличилось на одного, вероятность короткого интервала между родами увеличилась на 7% (AOR = 1,07; 95% ДИ: 1,03–1,10). Вероятность короткого интервала между родами у женщин, у которых предыдущий ребенок не выжил, составляла 1.В 97 раз выше (AOR = 1,97; 95% ДИ: 1,59–2,45) по сравнению с женщинами, у которых выжил предыдущий ребенок.

Факторы на уровне сообщества.

У женщин, проживающих в скотоводческом районе, шансы были в два раза выше (AOR = 2,01; 95% ДИ: 1,68–2,39), а у женщин, проживающих в городах, шансы были выше в 1,75 раза (AOR = 1,75; 95% ДИ: 1,38). –2,22) имеют короткий интервал между родами по сравнению с женщинами, проживающими в аграрном регионе. Точно так же женщины, проживающие в сообществах с высокой долей неграмотных женщин, имели на 23% больше шансов (AOR = 1.23; 95% ДИ: 1,05–1,45) короткого интервала между родами по сравнению с женщинами, проживающими в общинах с низкой долей неграмотных женщин. У женщин, которые жили в сообществе с удаленным от медицинского учреждения, шансы на 32% выше (AOR = 1,32; 95% CI: 1,11–1,56) иметь короткий интервал между родами по сравнению с женщинами, которые жили в сообществе, рядом с медицинским учреждением. .

Многоуровневый анализ (анализ случайных эффектов).

В таблице 4 представлены величины, основанные на случайных эффектах.Распространенность короткого интервала между родами варьировала в разных сообществах ( τ 2 = 0,75, p = <0,001). Пустая модель показала, что 18,6% общей дисперсии шансов короткого интервала между родами объясняются межкластерными вариациями характеристик (ICC = 0,186). Межкластерная изменчивость снизилась по сравнению с последовательными моделями с 18,6% в пустой модели до 11,8% в модели только на индивидуальном уровне, 11,2% в модели только на уровне сообщества и 9,5% в окончательной (комбинированной) модели.Пропорциональное изменение дисперсии указывает на то, что добавление предикторов к пустой модели объясняет увеличенную долю вариации в коротком интервале между родами. Подобно значениям ICC, комбинированная модель показала более высокий PCV, то есть 53,3% вариации короткого интервала между родами можно объяснить комбинированными факторами на индивидуальном уровне и на уровне сообщества. Кроме того, MOR подтвердил, что короткий интервал между родами объясняется факторами на уровне сообщества. MOR для короткого интервала между родами составлял 2.28 в пустой модели, что указывало на наличие различий между сообществами (кластеризация) в коротком интервале рождения, поскольку MOR было в два раза выше эталонного (MOR = 1). Необъяснимая вариация в сообществе в коротком интервале между родами снизилась до MOR 1,75, когда все факторы были добавлены в пустую модель. Это означает, что даже несмотря на то, что учитывались факторы на уровне отдельных лиц и сообществ, эффект кластеризации по-прежнему статистически значим в полной модели.

Статистика соответствия модели.

Как показано в Таблице 4 (статистика соответствия модели), значения AIC и BIC показали последующее снижение, что указывает на то, что каждая модель представляет собой значительное улучшение по сравнению с предыдущей моделью, и указывает на степень соответствия окончательной модели, построенной в ходе анализа. . Таким образом, окончательная (комбинированная) модель, включающая факторы индивидуального и общинного уровня, была выбрана для прогнозирования короткого интервала между родами у женщин. Прогностическая полезность окончательной модели была удовлетворительной с AUC, равной 0.74.

Обсуждение

Целью данной статьи было понять детерминанты короткого интервала между родами на индивидуальном и общинном уровне в развивающейся стране, Эфиопии. Наши результаты показывают, что около половины женщин (45,7%) в Эфиопии имели короткий интервал между родами. Разница в распространенности коротких интервалов между родами между текущим исследованием и исследованием EDHS 2016 года (21,7%) [17] объясняется разными определениями короткого интервала между родами. EDHS считала интервал между родами менее 24 месяцев коротким интервалом между родами, тогда как в нашем исследовании он определялся как менее 33 месяцев, что соответствует рекомендациям ВОЗ [4].В текущем исследовании роды с коротким интервалом между родами были связаны с различными характеристиками на индивидуальном и общинном уровне. На индивидуальном уровне возраст матери при вступлении в первый брак, род занятий матери, образование мужа / партнера, род занятий мужа / партнера, индекс благосостояния домохозяйства, общее количество детей, родившихся до указанного ребенка, и статус выживания предыдущего ребенка были связаны с короткий интервал между родами. На уровне общины женщины, живущие в городах и скотоводческих районах, в общинах с высоким уровнем женской неграмотности, и женщины, живущие далеко от медицинского учреждения, с большей вероятностью будут иметь короткие интервалы между родами.

В этом исследовании было обнаружено, что вероятность короткого интервала между родами у женщин в возрасте от 20 до 24 лет и от 25 до 29 лет, когда они впервые вышли замуж, была выше, чем у женщин, вышедших замуж в возрасте 19 лет и младше. Предыдущее исследование, проведенное в азиатских странах, показало, что брачный возраст влияет на периодичность рождения ребенка [43]. Напротив, в предыдущем исследовании, проведенном в Эфиопии, сообщалось о несущественной связи [19]. Это несоответствие могло быть связано с различием в схеме исследования. В отличие от текущего исследования, основанного на репрезентативных данных по всей стране, предыдущее исследование ограничивалось сельской местностью и одним районом.В литературе сообщается, что возраст вступления в брак может влиять как на количество, так и на темп рождаемости [44].

Индекс благосостояния домохозяйств был одним из независимых предикторов короткого интервала между родами. У женщин из самых бедных, бедных, средних и богатых домохозяйств вероятность короткого интервала между родами выше, чем у женщин из самых богатых домохозяйств. Этот вывод согласуется с существующей литературой [19]. Хотя вполне вероятно, что женщины с ограниченными ресурсами имеют меньший доступ к медицинской информации и услугам по контрацепции и, следовательно, могут не придерживаться научно рекомендованных интервалов между родами, для понимания этого вывода необходимы более подробные исследования.

Исследование показало, что смерть предыдущего ребенка увеличивает вероятность короткого интервала между родами. Возможно, что смерть предыдущего ребенка приводит к прекращению грудного вскармливания, в результате чего у женщины быстрее возобновляются менструации и возобновляется овуляция; некоторые пары могут непреднамеренно родить следующего ребенка в более короткий интервал между родами. С другой стороны, некоторые пары могут намеренно попытаться как можно скорее завести еще одного ребенка. Этот вывод согласуется с результатами предыдущих исследований, проведенных в Эфиопии [20, 27] и Бангладеш [45].

Наше исследование также показало, что характеристики кластеров, в которых живут женщины, влияют на то, как женщины переживают короткий интервал между родами, независимо от их индивидуальных характеристик. Например, проживание в другом контекстуальном регионе, таком как район скотоводства и город, влияет на вероятность того, что у женщин будет короткий интервал между родами. Проживание в скотоводческом районе и городе было связано с более высокими шансами на короткий интервал между родами. Короткий интервал между родами в скотоводческом сообществе может быть связан с их кочевым образом жизни, что затрудняет доступ к инфраструктуре медицинских услуг, включая противозачаточные средства и средства массовой информации, содержащие информацию о здоровье.С другой стороны, вероятность короткого интервала между родами у женщин, проживающих в городах, может быть объяснена относительно загруженным образом жизни и высокой стоимостью жизни в городах, что может вынудить женщин сократить период деторождения и заниматься приносящей доход деятельностью, чтобы заработать. зарабатывать на жизнь и поддерживать свою семью.

В отличие от влияния индивидуального уровня образования на короткий интервал между родами, у женщин, живущих в общинах с высокой долей женской неграмотности, вероятность короткого интервала между родами на 23% выше, чем у женщин, живущих в общинах с низкой долей женской неграмотности.Этот результат может означать отрицательное влияние материнской неграмотности на уровне общины на формирование практики интервала между родами. Влияние неграмотности женщин на уровне общины может проявляться через широкий спектр механизмов, таких как ограниченный доступ к информации, неграмотность в области здравоохранения, неосведомленность о планировании семьи и неиспользование противозачаточных средств.

Чем больше расстояние до медицинского учреждения от общины, где проживают женщины, тем выше вероятность того, что у женщин будет короткий интервал между родами. Существующая литература [46–48] показывает четкую связь между расстоянием до медицинского учреждения и использованием системы планирования семьи, которая имеет жизненно важное значение для обеспечения оптимального интервала между родами.Однако важно отметить, что расстояние до медицинского учреждения в этом исследовании оценивалось на основе отчетов женщин, которые могут завышать или недооценивать фактическое расстояние до медицинских учреждений.

Результаты нашего исследования следует интерпретировать с учетом следующих ограничений. Во-первых, поскольку информация об интервале между родами была записана ретроспективно, это могло привести к смещению воспоминаний. Во-вторых, анализ проводился с использованием данных, собранных в рамках перекрестного опроса, что предотвращает причинно-следственные выводы.Следовательно, есть необходимость в проспективных исследованиях.

Несмотря на вышеупомянутые ограничения, исследование имеет множество сильных сторон. Во-первых, набор данных, использованный в этом анализе, был самым последним и репрезентативным на национальном уровне обследованием, охватившим все регионы и административные города страны. Во-вторых, в отличие от ранее проводившихся мелкомасштабных исследований, в которых основное внимание уделялось факторам индивидуального уровня, в настоящем исследовании рассматривались факторы уровня сообщества. Кроме того, в этом исследовании применялось многоуровневое моделирование, чтобы учесть иерархический характер данных EDHS.

Заключение

Исследование показало, что почти половина женщин в Эфиопии имеют короткий интервал между родами. Не только индивидуальные характеристики женщин, но и факторы на уровне общины определяют, как женщины переживают короткие интервалы между родами. Характеристики индивидуального уровня, включая возраст матери при вступлении в первый брак между 20 и 24 годами и между 25 и 29 годами, род занятий матери, образование мужа / партнера, род занятий мужа / партнера, индекс благосостояния домохозяйства, общее количество детей, родившихся до указанного ребенка, и смерть предыдущего ребенка оказались независимыми предикторами короткого интервала между родами.Аналогичным образом, переменные на уровне общины, такие как контекстуальный регион, неграмотность женщин на уровне общины и увеличенное расстояние до медицинского учреждения на уровне общины, были в значительной степени связаны с коротким интервалом между родами. Результат анализа случайных эффектов также показал, что случайные эффекты на уровне сообщества оставались значимыми после учета влияния переменных как на индивидуальном, так и на общинном уровне, что указывает на то, что опыт коротких интервалов между родами у женщин зависит от условий сообщества.

Таким образом, предотвращение короткого интервала между родами требует комплексного вмешательства. В программах планирования семьи следует уделять особое внимание женщинам с выявленными факторами риска короткого интервала между родами. Подход, который может инициировать обсуждение оптимального интервала между родами, — это мобилизация сообщества через женские группы (например, Армия развития женщин). Эффективность «Армии развития женщин» в улучшении качества услуг по охране здоровья матери и ребенка была подтверждена в других источниках [49, 50].Кроме того, требуются массовые кампании и распространение информации о здоровье, особенно в городах и скотоводческих общинах, относительно оптимального интервала между родами.

Последствия для политической практики и дальнейших исследований

Правительству следует поставить четкую цель по снижению величины (45,7%) короткого интервала между родами в определенный период. Информацию об интервалах между родами в соответствии с рекомендациями ВОЗ следует включать в службы дородовой помощи, послеродовой помощи и иммунизации для повышения осведомленности женщин.Кроме того, включение рекомендованного ВОЗ сообщения об интервалах между родами в программу расширения здоровья, которая представляет собой программу оказания медицинской помощи на уровне общины [51], может помочь в решении проблем женщин и их мужей / партнеров в каждом домохозяйстве. Учитывая вывод о том, что безработица влияет на интервал между родами, правительство Эфиопии должно разработать инициативы по улучшению рабочего статуса женщин и их мужей / партнеров. Более того, плановики и политики должны прилагать дальнейшие усилия по сокращению бедности на уровне домашних хозяйств.Поскольку неграмотность на уровне общины отрицательно сказывается на переживании короткого интервала между родами у женщин, министерству здравоохранения следует работать в сотрудничестве с министерством образования над повышением уровня грамотности женщин в общине. Кроме того, следует изучить культурные представления, связанные с практикой интервала между родами. Лица, определяющие политику, должны сосредоточить внимание на улучшении доступа к медицинским учреждениям, чтобы улучшить использование услуг по планированию семьи и сократить короткий интервал между родами. Продольные данные позволят лучше отслеживать практику интервалов между родами в стране за счет уменьшения систематической ошибки вспоминания и предоставления данных для оценки причинного воздействия переменных воздействия на короткий интервал между родами.

Благодарности

Мы благодарны программе DHS за разрешение использовать данные EDHS для этого исследования.

Ссылки

  1. 1.
    Рутштейн С.О. Влияние интервалов между предшествующими родами на неонатальную, младенческую и младенческую смертность и состояние питания в развивающихся странах: данные демографических и медицинских обследований. Международный журнал гинекологии и акушерства. 2005; 89 (S1).
  2. 2.
    Фаллахзаде Х., Фараджпур З., Эмам З.Продолжительность и детерминанты интервала между родами в Йезде, Иран: популяционное исследование. Иранский журнал репродуктивной медицины. 2013; 11 (5): 379. pmid: 24639769
  3. 3.
    Йодер П.С., Джо Л. Лугалла П., Ричард Ф. Самбайга. Детерминанты продолжительности интервалов между родами в Танзании: региональные контрасты и временные тенденции. Качественные исследования DHS № 19 Калвертон, Мэриленд, США: ICF International. 2013.
  4. 4.
    Всемирная организация здравоохранения. Отчет технической консультации ВОЗ по интервалу между родами.Женева, Швейцария, 13–15 июня 2005 г.
  5. 5.
    Грисару-Грановский С., Гордон Э. С., Хаклай З., Самуэлофф А., Шиммель М. М.. Влияние интервала между беременностями на неблагоприятные перинатальные исходы — национальное исследование. Контрацепция. 2009. 80 (6): 512–8. pmid: 194
  6. 6.
    Адам I, Исмаил М.Х., Наср А.М., Принс М.Х., Смитс Л.Дж. Низкая масса тела при рождении, преждевременные роды и короткий период между беременностями в Судане. Журнал материнско-фетальной и неонатальной медицины. 2009. 22 (11): 1068–71.
  7. 7.Чен И., Джангри Г.С., Чандра С. Связь между периодом между беременностями и врожденными аномалиями. Американский журнал акушерства и гинекологии. 2014; 210 (6): 564. е1-8. pmid: 24508646
  8. 8.
    Квон С., Лазо-Эскаланте М., Вильяран М., Ли К. Связь между периодом между беременностями и врожденными дефектами в штате Вашингтон. Журнал перинатологии. 2012; 32 (1): 45. pmid: 21546941
  9. 9.
    Чеслак-Постава К., Лю К., Бирман П.С. Частые беременности связаны с повышенным риском аутизма при рождении братьев и сестер в Калифорнии.Педиатрия. 2011; 127: 246–53. pmid: 21220394
  10. 10.
    Хуссаини К.С., Ритенур Д., Кунрод Д.В. Интервалы между беременностями и риск младенческой смертности: исследование случай-контроль младенцев в Аризоне, 2003–2007 гг. Журнал здоровья матери и ребенка. 2013. 17 (4): 646–53. pmid: 22581416
  11. 11.
    ДаВанзо Дж., Раззак А., Рахман М., Хейл Л., Ахмед К., Хан М.А. и др. Влияние интервалов между рождениями на младенческую и детскую смертность, исходы беременности, а также материнскую заболеваемость и смертность в Матлаб, Бангладеш.Технические консультации и обзор научных данных по интервалу между родами. 2004.
  12. 12.
    Setty-Venugopal V, Upadhyay UD. Интервал между рождениями: от трех до пяти спасает жизни. Серия отчетов о народонаселении L: Проблемы мирового здравоохранения. 2002 (13): 1–23.
  13. 13.
    Абдель-Таваб Н., Луза С.Ф., Заки А. Помощь египетским женщинам в достижении оптимальных интервалов между родами посредством налаживания связей между планированием семьи и службами охраны здоровья матери / ребенка: Citeseer; 2008.
  14. 14.Рутштейн С.О. Тенденции в интервале между родами. Сравнительные отчеты DHS № 28 Калвертон, Мэриленд, США: ICF Macro. 2011.
  15. 15.
    Рутштейн С.О. Дополнительные данные о влиянии предшествующих интервалов между родами на смертность новорожденных и детей в возрасте до пяти лет и состояние питания в развивающихся странах: данные демографических и медицинских обследований. Macro International Inc., 2008.
  16. 16.
    RamaRao S, Townsend J, Askew I. Корреляты межродовых интервалов: последствия оптимальных стратегий определения интервалов между родами в Мозамбике.2006.
  17. 17.
    Центральное статистическое агентство (CSA) [Эфиопия] и ICF. Обзор демографии и здравоохранения Эфиопии, 2016 г. Аддис-Абеба, Эфиопия, и Роквилл, Мэриленд, США: CSA и ICF. 2016.
  18. 18.
    Йоханнес С., Вондафраш М., Абера М., Гирма Э. Продолжительность и детерминанты интервала между родами среди женщин детородного возраста в Южной Эфиопии. BMC при беременности и родах. 2011; 11 (1): 38.
  19. 19.
    Хайлу Д., Гюльте Т. Детерминанты короткого интервала между родами у матерей репродуктивного возраста в районе Арба-Минч, Эфиопия.Международный журнал репродуктивной медицины. 2016; 2016.
  20. 20.
    Цегайе Д., Шурему М., Бидира К. Практика определения интервалов между деторождением и связанные с ней факторы среди женщин детородного возраста (от 15 до 49 лет) в зоне Иллубабор, Юго-Западная Эфиопия. Международный журнал медсестер и акушерок. 2017; 9 (7): 102–8.
  21. 21.
    Бегна З., Ассегид С., Кассахун В., Гербаба М. Детерминанты интервала между родами среди замужних женщин, живущих в сельских пасторальных общинах на юге Эфиопии: исследование случай-контроль.BMC при беременности и родах. 2013; 13 (1): 116.
  22. 22.
    Саллис Дж. Ф., Оуэн Н., Фишер Э. Экологические модели поведения в отношении здоровья. Поведение в отношении здоровья: теория, исследования и практика. 2015; 5: 43–64.
  23. 23.
    Макларен Л., Хаве П. Экологические перспективы исследований в области здравоохранения. Журнал эпидемиологии и общественного здравоохранения. 2005; 59 (1): 6–14.
  24. 24.
    Альянс по предотвращению насилия. Экологические рамки. 2018 [Доступно по адресу: http://www.who.int/violenceprevention/approach/ecol.
  25. 25.
    Салиху Х.М., Уилсон Р.Э., Кинг Л.М., Марти П.Дж., Уайтман В.Э. Социально-экологическая модель как основа для преодоления барьеров и проблем в рандомизированных контрольных испытаниях в меньшинствах и общинах с недостаточным уровнем обслуживания. Международный журнал по охране здоровья матери и ребенка и СПИД. 2015; 3 (1): 85. pmid: 27621990
  26. 26.
    Де Йонге ХК, Азад К., Сьюард Н., Куддус А., Шаха С., Борода Дж. И др. Детерминанты и последствия короткого интервала между родами в сельских районах Бангладеш: перекрестное исследование. BMC при беременности и родах.2014; 14 (1): 427.
  27. 27.
    Тессема Г.А., Зелеке Б.М., Айеле Т.А. Интервал между родами и его предикторы среди замужних женщин в районе Дабат, Северо-Западная Эфиопия: ретроспективное последующее исследование. Африканский журнал репродуктивного здоровья. 2013. 17 (2): 39–45. pmid: 24069750
  28. 28.
    Bassey G, Ненгидики Т.К., Дамбо Н.Д. Детерминанты периода между беременностями среди рожениц в Порт-Харкорте, Нигерия. Сахельский медицинский журнал. 2016; 19 (4): 180.
  29. 29.
    Chirwa TF, Mantempa JN, Kinziunga FL, Kandala JD, Kandala N-B.Исследовательский пространственный анализ географического неравенства интервалов между родами среди молодых женщин в Демократической Республике Конго (ДРК): кросс-секционное исследование. BMC при беременности и родах. 2014; 14 (1): 271.
  30. 30.
    Экзавери А., Мрема С., Шамте А., Биетч К., Моша Д., Мбаруку Г. и др. Уровни и корреляты несоблюдения рекомендованных ВОЗ интервалов между родами в Руфиджи, Танзания. BMC при беременности и родах. 2012; 12 (1): 152.
  31. 31.
    Карки Р., Ли А.Интервал между родами у беременных женщин в Непале: исследование на уровне общины. Границы общественного здравоохранения. 2016; 4: 205. pmid: 27699165
  32. 32.
    FMoH. Специальная поддержка системы здравоохранения. 2015 [Доступно по адресу: http://www.moh.gov.et/ejcc/en/health-system-special-support.
  33. 33.
    Гольдштейн Х. Многоуровневые статистические модели. 4-е изд: Великобритания, Бристольский университет; 2011.
  34. 34.
    Мерло Дж., Чайкс Б., Олссон Х., Бекман А., Джонелл К., Хьерпе П. и др. Краткое концептуальное руководство по многоуровневому анализу в социальной эпидемиологии: использование показателей кластеризации в многоуровневой логистической регрессии для исследования контекстных явлений.J Epidemiol Community Health. 2006. 60 (4): 290–7. pmid: 16537344
  35. 35.
    Мерло Дж. Многоуровневые аналитические подходы в социальной эпидемиологии: меры изменения состояния здоровья по сравнению с традиционными измерениями ассоциации. Журнал эпидемиологии и общественного здравоохранения. 2003; 57 (8): 550–1. pmid: 12883048
  36. 36.
    Райков Т, Маркулидес Г.А. Коэффициенты внутриклассовой корреляции в исследованиях иерархического дизайна с дискретными переменными отклика: примечание о процедуре прямой интервальной оценки.Учебно-психологическое измерение. 2015; 75 (6): 1063–70. pmid: 29795853
  37. 37.
    Мерло Дж., Чайкс Б., Ян М., Линч Дж., Растам Л. Краткое концептуальное руководство по многоуровневому анализу в социальной эпидемиологии: связь статистической концепции кластеризации с идеей контекстного феномена. Журнал эпидемиологии и общественного здравоохранения. 2005. 59 (6): 443–449.
  38. 38.
    Мерло Дж., Янг М., Чайкс Б., Линч Дж., Растам Л. Краткое концептуальное руководство по многоуровневому анализу в социальной эпидемиологии: исследование контекстных явлений в различных группах людей.Журнал эпидемиологии и общественного здравоохранения. 2005. 59 (9): 729–36.
  39. 39.
    Vrieze SI. Выбор модели и психологическая теория: обсуждение различий между информационным критерием Акаике (AIC) и байесовским информационным критерием (BIC). Психологические методы. 2012; 17 (2): 228. pmid: 22309957
  40. 40.
    Gagné P, Dayton CM. Лучшая регрессионная модель с использованием информационных критериев. Журнал современных прикладных статистических методов. 2002; 1 (2): 57.
  41. 41.Акаике Х. Новый взгляд на идентификацию статистической модели. Избранные статьи Хиротугу Акаике: Спрингер; 1974. стр. 215–22.
  42. 42.
    Carter JV, Pan J, Rai SN, Galandiuk S. ROC-ing: Оценка и интерпретация кривых рабочих характеристик приемника. Операция. 2016; 159 (6): 1638–45. pmid: 26962006
  43. 43.
    MacQuarrie KLD. Брак и динамика рождаемости: влияние возраста вступления в брак на время первых родов и интервал между рождениями. Аналитические исследования DHS № 56 Роквилл, Мэриленд, США: ICF International.2016.
  44. 44.
    Падмадас С.С., Хаттер И., Виллекенс Ф. Сжатие репродуктивной продолжительности у женщин в Андхра-Прадеше, Индия. Перспективы международного планирования семьи. 2004: 12–9. pmid: 15082412
  45. 45.
    van Soest A, Saha UR. Взаимосвязь между младенческой смертностью, интервалом между рождениями и фертильностью в Матлабе, Бангладеш. ПлоС один. 2018; 13 (4): e0195940. pmid: 29702692
  46. 46.
    Ван В., Маллик Л. Понимание взаимосвязи между выбором метода планирования семьи и использованием современных противозачаточных средств: анализ географически связанных данных о населении и медицинских учреждениях Гаити.BMJ Global Health. 2019; 4 (Приложение 5): e000765. pmid: 31321089
  47. 47.
    Shiferaw S, Spigt M, Seme A, Amogne A, Skrøvseth S, Desta S и др. Влияет ли близость женщин к учреждениям с лучшим выбором противозачаточных средств на их использование противозачаточных средств в сельских районах Эфиопии? ПлоС один. 2017; 12 (11): e0187311. pmid: 2

    60

  48. 48.
    Силумбве А., Нколе Т., Мунакампе М.Н., Милфорд С., Кордеро Дж. П., Криэль Ю. и др. Препятствия и факторы, препятствующие общине и системам здравоохранения на пути к предоставлению и использованию услуг по планированию семьи и контрацепции в районе Кабве, Замбия.BMC исследования служб здравоохранения. 2018; 18 (1): 390. pmid: 29855292
  49. 49.
    Yitbarek K, Abraham G, Morankar S. Вклад армии развития женщин в охрану здоровья матери и ребенка в Эфиопии: систематический обзор данных. BMJ открыт. 2019; 9 (5): e025937. pmid: 31122974
  50. 50.
    Damtew ZA, Karim AM, Chekagn CT, Zemichael NF, Yihun B, Willey BA, et al. Коррелирует эффективность реализации стратегии Армии развития женщин с практикой охраны репродуктивного здоровья, здоровья матерей, новорожденных и детей в домашних хозяйствах: перекрестное исследование в четырех регионах Эфиопии.BMC при беременности и родах. 2018; 18 (1): 373.
  51. 51.
    Каглия Дж., Кернс А., Лангер А. Медицинские работники в Эфиопии: оказание дородовой и послеродовой помощи на уровне общины. Бостон, Массачусетс: Целевая группа по материнскому здоровью. 2014.

Понимание краткосрочной изменчивости удовлетворенности жизнью: индивидуальные различия в оценке удовлетворенности жизнью (IDELS) модель

Повседневная жизнь полна эмоциональных взлетов и падений.Напротив, объективные условия нашей жизни обычно остаются относительно стабильными изо дня в день. Степень, в которой эмоциональные взлеты и падения влияют на удовлетворенность жизнью, которая prima facie должна быть относительно стабильной, остается загадкой. В настоящей статье мы предлагаем модель «Индивидуальные различия в оценке удовлетворенности жизнью» (IDELS) для решения этой загадки. Модель IDELS утверждает, что люди различаются по процессам, с помощью которых они оценивают свою удовлетворенность жизнью: удовлетворенность жизнью некоторых людей сильнее связана с их текущими эмоциями (т.д., «глобализация эмоций»), тогда как другие люди сохраняют фильтр между своей удовлетворенностью жизнью и текущими эмоциями. Эти индивидуальные различия должны иметь важные последствия для степени краткосрочной изменчивости удовлетворенности жизнью и, в свою очередь, для психологического здоровья. В трех различных выборках женщин (всего N = 536) мы оценивали удовлетворенность жизнью и эмоции ежедневно или несколько раз в день в течение 2 недель. Мы проверили 4 гипотезы, полученные из модели IDELS. Во-первых, участники существенно различались по степени краткосрочной изменчивости удовлетворенности жизнью, и эти индивидуальные различия были умеренно стабильными.Во-вторых, участники существенно различались по степени глобализации эмоций, и эти индивидуальные различия были умеренно стабильными. В-третьих, глобализация более высоких эмоций предсказывала большую краткосрочную изменчивость удовлетворенности жизнью. В-четвертых, большая краткосрочная изменчивость удовлетворенности жизнью была связана с неадаптивным профилем — большим невротизмом и худшим психологическим здоровьем. Мы обсуждаем последствия для теории и измерения удовлетворенности жизнью. (Запись в базе данных PsycInfo (c) 2020 APA, все права защищены).

Краткосрочная индивидуальная мобильность

Вам нужно поехать в один из наших 7 университетов в рамках вашего личного учебного проекта? Вы можете подать заявку на индивидуальную программу краткосрочной мобильности, которая дает вам возможность провести до 10 дней на месте, а FORTHEM Alliance покроет приблизительные расходы на вашу поездку, проживание и проживание.

Примеры подходящих проектов:

  1. проводят полевые исследования,
  2. экспериментируют или исследуют диссертацию (бакалавр, магистр или доктор философии),
  3. создают новые связи со студенческой ассоциацией в университете-партнере,
  4. работают с группой студенты другого университета, участвующие в текущем или будущем проекте,

Все студенты, обучающиеся в настоящее время в одном из наших 7 университетов, имеют право подать заявку.

Мы запускаем два конкурса заявок в год — осенью для мобильных с марта по август и весной для мобильных с сентября по февраль.

На данный момент открытых приемов заявок нет. Следующий конкурс будет открыт осенью 2021 года для мобильностей, которые состоятся в 2021/2022 учебном году. Между тем, вы можете взглянуть на обычную процедуру подачи заявки здесь ниже, чтобы получить представление о процессе, который необходимо предпринять при открытии следующего вызова.


Порядок подачи заявления

Важные вопросы и ответы перед подачей заявки

Идентификация отдельных нейронов, отражающих кратковременную и долговременную зрительную память у членистоногих

Abstract

В идеале, изменения, связанные с обучением, следует исследовать, пока они происходят in vivo , но физическая доступность и стабильность ограничивают внутриклеточные исследования.Эксперименты с насекомыми и крабами демонстрируют их замечательную способность узнавать и запоминать визуальные особенности. Однако расположение и физиология отдельных нейронов, лежащих в основе этих процессов, неизвестны. Недавно разработанный препарат для крабов позволяет проводить стабильные внутриклеточные записи от оптических ганглиев у интактного животного во время обучения. У краба Chasmagnathus визуальный опасный стимул (VDS) вызывает побег животного, который уменьшается после нескольких предъявлений стимула.Долговременное сохранение этого декремента опосредовано ассоциацией между контекстными сигналами обучающего сайта и VDS, поэтому называется памятью контекстно-сигнала (CSM). CSM достигается только с помощью интервальных тренировок. Массовое обучение, напротив, вызывает кратковременное снижение реакции бегства и, поскольку оно не зависит от контекста, называется сигнальной памятью (SM). Здесь мы показываем, что нейроны детектора движения (MDN) из лобулы (третьего зрительного ганглия) краба изменяют свой ответ на VDS во время визуального обучения.Эти модификации разительно коррелируют со скоростью приобретения и продолжительностью удержания как CSM, так и SM. Долгосрочный CSM определяется по реакции нейрона через 1 день после тренировки. В отличие от MDN, идентифицированные нейроны из мозгового вещества (второго ганглия зрительного нерва) не обнаруживают изменений. Наши результаты показывают, что зрительная память краба и, возможно, других членистоногих, включая насекомых, объясняется функциональными изменениями, происходящими в нейронах, происходящих в оптических долях.

Введение

Адаптивное поведение в загроможденной визуальной среде требует, чтобы членистоногие, такие как позвоночные, извлекали информацию из визуальной сцены.Поведенческие эксперименты предполагают, что принципы, аналогичные тем, которые встречаются у млекопитающих, лежат в основе анализа визуальных паттернов у членистоногих (Srinivasan et al., 1993; Mizunami et al., 1998), тогда как электрофизиологические записи показывают существование нейронов, которые во многих отношениях являются функционально подобен коры головного мозга млекопитающих (O’Carroll, 1993; Glantz, 1998). Недавние эксперименты с насекомыми (Judd and Collet, 1998; Liu et al., 1999; Giurfa et al., 2001; Tang and Guo, 2001) и крабами (Tomsic et al., 1998; Педрейра и др., 2002; Педрейра и Мальдонадо, 2003) выявили их замечательную способность классифицировать, изучать и запоминать визуальные особенности, но отдельные нейроны, поддерживающие эти способности, никогда не были идентифицированы. Зрительные нейропили насекомых и ракообразных гомологичны и включают три ганглия, каждый с параллельной ретинотопной организацией (Strausfeld and Naässel, 1981). Из-за доступности этих ганглиев и механической стабильности, обеспечиваемой твердым панцирем, полупоземные крабы предлагают особые преимущества для внутриклеточной регистрации интактных животных (Berón de Astrada et al., 2001). Полуземные крабы — существа с высокой зрительной способностью и реактивностью, поведение которых легко вызвать и количественно оценить в лаборатории. У берегового краба Chasmagnathus granulatus внезапное движение визуального опасного стимула (VDS) над животным вызывает сильную реакцию бегства. Но несколько предъявлений этого стимула через определенные промежутки времени (разнесенная тренировка) приводят к стойкому подавлению реакции бегства, специфичной для тренировочного стимула (Lozada et al., 1990).Адаптивная ценность этой способности к обучению обсуждалась ранее (Tomsic et al., 1993). Хотя в начале наших исследований с Chasmagnathus мы называли это явление «привыканием» (Lozada et al., 1990; Tomsic et al., 1993), более поздние исследования показали, что это была более сложная форма памяти. Фактически, долгосрочное подавление реакции бегства проявляется только в том случае, если животное тестируется в той же среде, где оно было обучено (т. Е. В контексте, где стимул оказался безвредным) (Tomsic et al., 1998). Этот и другие результаты (Tomsic et al., 1998; Pedreira et al., 2002; Pedreira and Maldonado, 2003) показали, что память, создаваемая интервальным обучением, определяется ассоциацией между VDS и контекстом; поэтому мы называем эту ассоциативную память контекстно-сигнальной памятью (CSM). И наоборот, небольшое количество презентаций VDS с короткими интервалами (массовое обучение) приводит к быстрому подавлению реакции бегства, которая длится недолго. Этот тип памяти, независимый от контекста, называется сигнальной памятью (SM) (см. Обзор Maldonado, 2002).

У раков волокна детектора движения, по-видимому, являются единственным типом клеток, выходящим из стебля глаза с соответствующими характеристиками ответа, чтобы вызвать защитный рефлекс (Glantz, 1974a), и, кроме того, они изменяют свою чувствительность во время повторного предъявления движущийся объект (Glantz, 1974b). Следовательно, эти клетки являются наиболее привлекательными кандидатами для исследования нейронных процессов, лежащих в основе реакции бегства Chasmagnathus . Примечательно, что до недавнего времени нейроны детекторов движения (MDN) ракообразных не исследовались с использованием внутриклеточных записей, и, следовательно, их местоположение и анатомия были неизвестны.Недавняя морфологическая и физиологическая характеристика группы MDNs из лобулы (третьего нейропиля зрительного нерва) Chasmagnathus демонстрирует их избирательные ответы на стимулы, движущиеся над животным (Berón de Astrada and Tomsic, 2002). Здесь мы исследуем связь этих клеток с визуально вызванной реакцией бегства и с двумя типами памяти, описанными выше. Стоит отметить, что исследование проводилось путем внутриклеточной регистрации нейрональной активности у живого животного в то время, когда оно фактически обучалось.

Материалы и методы

Животные. Животные представляли собой взрослых самцов. C. granulatus. крабов (2,7–3,0 см в поперечнике; вес около 17,0 г), собранных в rías (узких прибрежных бухтах) Сан-Клементе-дель-Туйу, Аргентина, и доставленных в лабораторию, где их помещали в пластиковые резервуары (35 × 48 × 27 см), заполненные на глубину 2 см разбавленной морской водой до плотности 20 крабов на резервуар. Вода, используемая в резервуарах и других емкостях во время экспериментов, была приготовлена ​​с использованием hw-Marinex (Winex, Гамбург, Германия; соленость 10–14 ‰; pH 7.4–7.6) и поддерживается в диапазоне 22–24 ° C. В помещениях для содержания и экспериментов поддерживали 12-часовой цикл свет / темнота (свет с 7:00 до 19:00). Животных кормили гранулами кролика (Nutrientes S.A., Буэнос-Айрес, Аргентина) каждые 3 дня, а воду после кормления меняли. Эксперименты проводились в течение первых 2 недель после прибытия животного, в течение всего года и с 8:00 утра. и 19:00. Каждый краб использовался только в одном эксперименте. Экспериментальные процедуры соответствуют руководству по уходу и использованию лабораторных животных , опубликованному Национальными институтами здравоохранения.

У большинства ракообразных стебли глаз содержат сетчатку и пять нейропилей. Их традиционно называли пластинкой, внешним мозгом, внутренним мозгом, терминальным мозгом и полуэллипсовидным телом. Первые три нейропила, лежащие за сетчаткой (пластинка, внешний мозг и внутренний мозг), по мнению Strausfeld и Nässel (1981), явно гомологичны пластинке, мозговому веществу и дольке насекомых (Osorio and Bacon, 1994; Strausfeld , 1998), и они предлагают использовать эти термины и для нейропилей ракообразных.Они используют термин «латеральный протоцеребрум» для обозначения терминального мозгового вещества и гемиэллипсоидного комплекса тела. Это позволяет различать первые три ретинотопных нейропиля и более проксимальные протоцеребральные области и комплекс гемиэллипсоидных тел. Мы приняли эту терминологию.

Визуальный стимул и процедуры записи. Поведенческие и электрофизиологические эксперименты проводились внутри клетки Фарадея, полностью закрытой для предотвращения попадания внешних визуальных стимулов на животное.Потолок и стены клетки были выкрашены в однородный белый цвет. Поверхность стола с гашением вибрации (Technical Manufacturing Corporation, Peabody, MA) была окрашена в черный цвет. Освещение внутри клетки обеспечивалось лампой, ориентированной к крыше клетки, обеспечивающей свет на сложный глаз с интенсивностью 200 мВт / м 2 . VDS (Рис. 1 A, B ) состоял из горизонтального перемещения черного прямоугольного экрана (7 × 25 см), приводимого в движение двигателем с угловой скоростью 82 ° / сек.Экран располагался на 25 см выше краба, и его движение контролировалось извне клетки с помощью компьютера. Цикл движения, который состоял из отклонения на 90 ° по часовой стрелке и против часовой стрелки от исходного положения и обратно, был завершен за 2,2 секунды. Каждая попытка записи длилась 9 секунд и состояла из двух циклов, разделенных 2 секундами (см. Рис. 3). Испытание было построено таким образом, чтобы удостовериться, что проходящий экран входит в поле зрения краба дважды с двух противоположных сторон во время каждого испытания, обеспечивая, таким образом, одинаковую стимуляцию животных независимо от их положения внутри записывающего контейнера.Этот движущийся стимул вызывает сильную реакцию бегства и уже более 10 лет используется в нашей лаборатории для изучения реакции бегства Chasmagnathus , а также его модификации путем обучения. В природе Chasmagnathus охотятся за разными видами морских птиц, которые приближаются к крабу, используя разные стратегии. Следовательно, визуальные признаки нападения хищника у краба сильно различаются. Поскольку крабам приходится справляться с хищниками, приближающимися с разной скоростью и даже с внезапными изменениями скорости, MDN, по-видимому, делятся на несколько классов, настроенных так, чтобы реагировать на разные скорости (Wiersma et al., 1982). Объект, движущийся по угловой траектории, как это происходит с помощью VDS, имеет несколько тангенциальных скоростей и, следовательно, может одновременно стимулировать несколько из этих классов нейронов. Это может объяснить, почему VDS оказался настолько эффективным для выявления у крабов надежной реакции бегства. Кроме того, учитывая вариабельность рецептивного поля среди MDN (см. Результаты), использование движущегося стимула, охватывающего большую часть дорсального рецептивного поля, предоставило полезный способ оптимизации сбора электрофизиологических данных для настоящего исследования.

Рисунок 1.

Экспериментальные установки и процедуры регистрации. A , Поведенческие эксперименты проводились в актометре, состоящем из чаши, соединенной с преобразователем, так что передвижение краба переводилось в изменения напряжения. Сигналы напряжения оцифровывались и записывались в компьютер. B , Для внутриклеточной записи краба держали в регулируемом зажиме, который позволял свободно перемещать шагающие ноги. Стебли глаз были приклеены к панцирю, и небольшой кусочек кутикулы был удален с кончика одного глаза без повреждения омматидиальной области.Через это отверстие продвигался стеклянный микроэлектрод.

Рисунок 3.

Визуально вызванные поведенческие и нейронные реакции. Стимул и система регистрации данных, используемые в поведенческих и электрофизиологических экспериментах, были одинаковыми, что позволило нам сравнить оба типа ответов во временной области. A , Запись (в условных единицах) реакции ухода на движущийся зрительный стимул во время одной попытки. B , Запись ответа MDN на ту же стимуляцию. C , Перистимульные временные гистограммы поведенческих и нейронных ответов, полученные из данных о популяции (реакции бегства: n = 40, по одному на краба; нейронные ответы: n = 40, по одному на краба). Подсчитывали количество пиков напряжения (поведение) или потенциалов действия (нейронов), вызванных визуальным стимулом. Бины 100 мсек. Каждая попытка состоит из двух циклов движения стимула, разделенных 2 сек.

Поведенческие эксперименты проводились на актометре (рис.1 A ), состоящий из чашеобразного контейнера с крутой вогнутой стенкой высотой 12 см (верхний диаметр 23 см; диаметр дна 9 см), залитого на глубину 0,5 см морской водой. Контейнер был соединен с преобразователем таким образом, что движение краба внутри контейнера преобразовывалось в изменения напряжения. Эти сигналы были оцифрованы и записаны в компьютер (см. Ниже).

Внутриклеточные записи зрительной доли выполнялись, как описано Berón de Astrada et al.(2001). Краба прочно удерживали в регулируемом зажиме, который позволял свободно перемещать шагающие ноги, но уменьшал движения чел (рис. 1 B ). Стебли глаз были приклеены к панцирю под углом ~ 70 ° от горизонтальной линии, что соответствует их нормальному положению при просмотре. Тангенциальный разрез, выполненный острым скальпелем, был сделан для удаления небольшого кусочка тонкой кутикулы (диаметром ~ 500 мкм) с кончика стебля глаза без повреждения омматидиальной области.Краба удерживали внутри актометра, наполовину погружая его в воду с помощью магнитных удерживающих устройств. Затем поместили стеклянный микроэлектрод и продвинули его через отверстие в кутикуле. Микроэлектроды (боросиликатное стекло; внешний диаметр 1,2 мм; внутренний диаметр 0,68 мм) протягивали на съемник для микропипеток Brown-Flaming (P-77; Sutter Instrument, Novato, CA), обеспечивая сопротивление наконечника 40-60 МОм при заполнении 3 м KCl. Для внутриклеточных записей использовали мостовой балансный усилитель (Axoclamp 2B; Axon Instruments, Фостер-Сити, Калифорния).Выходной сигнал усилителя контролировался аналоговым осциллографом, оцифровывался на частоте 1,5 кГц (Digidata 1200; Axon Instruments) и записывался в компьютер для последующего анализа. Все эксперименты проводились при потенциале покоя мембраны. В серии экспериментов, направленных на оценку изменений возбудимости нейронов во время обучения, через регистрирующий микроэлектрод подавались импульсы деполяризующего тока 500 мсек. Для каждой клетки ток, необходимый для вызова 6–12 всплесков во время импульса, был установлен перед началом обучения и поддерживался постоянным на протяжении всего периода.Одиночный импульс подавался за 10 секунд до каждой тренировочной попытки.

Протоколы экспериментов. Как поведенческие, так и электрофизиологические эксперименты начались после того, как черная занавеска была опущена в передней части клетки, а затем после того, как животное оставалось визуально безмятежным в течение 10 минут. В электрофизиологических экспериментах период адаптации начинался после того, как пронзенная клетка была идентифицирована как MDN из лобулы по ее реакции на движение над животным. Такой нейрон обычно обнаруживался в течение нескольких минут после зондирования.Поскольку наш интерес состоял в изучении MDN, которые, возможно, связаны с реакцией бегства Chasmagnathus , вызванной движением VDS над головой, мы ограничили наше исследование теми нейронами с рецептивными полями, по крайней мере частично, в дорсальной части глаза. MDN, которые реагировали на движения в разных положениях вокруг экватора глаза, но не в спинной части, не принимались во внимание в настоящем исследовании (Berón de Astrada and Tomsic, 2002).

В соответствии с предыдущими поведенческими и фармакологическими исследованиями использовались два разных протокола обучения (Pedreira et al., 1998; Hermitte et al., 1999). Массовое обучение состояло из повторных попыток один раз в 2 секунды. Раздельное обучение состояло из испытаний, которые проводились каждые 3 минуты. Поскольку каждое испытание длилось 9 секунд (см. Выше), 15 пробных сеансов массовой тренировки завершились примерно через 2 минуты, тогда как эквивалентный сеанс разнесенной тренировки длился 45 минут. Эксперименты по долговременной памяти включали тренировку и тестовую сессию с интервалом в 24 часа. В течение дня обучения контрольные животные получали те же экспериментальные манипуляции, что и обучаемые животные, за исключением предъявления движущегося стимула.Во время обучения записи не производились. В день испытания реакцию на стимул оценивали как у контрольных, так и у обученных животных. В электрофизиологических экспериментах ответ MDN на первое предъявление стимула регистрировали после периода покоя в течение 10 минут. Оценивали только один нейрон на животное. Клетки были зарегистрированы одним из нас, не знающим о лечении, полученном животным в день обучения.

В настоящем исследовании реакция MDN оценивалась у ограниченных крабов.В этом состоянии, хотя и происходят спонтанные движения ног, движения ног в попытке избежать VDS случаются редко (Berón de Astrada and Tomsic, 2002). Тем не менее, ранее было показано, что сдержанные крабы, обученные повторным предъявлением VDS, способны обучаться и проявлять нормальную память (Tomsic et al., 1991; Tomsic, 1993).

Анализ данных. Управление стимулом и система регистрации данных, используемые в поведенческих и электрофизиологических экспериментах, были одинаковыми, что позволило нам сравнить оба типа ответов во временной области.Реакция ухода преобразовывалась и записывалась как последовательность изменений напряжения с пиками, соответствующими текущим этапам реакции ухода. Следовательно, поведенческий ответ в испытании оценивался по количеству пиков напряжения, зарегистрированных во время периодов стимуляции зрительного движения (циклы 1 + 2). Точно так же ответ нейронов в испытании оценивали по количеству спайков, зарегистрированных во время периодов стимуляции (циклы 1 + 2). Вызванный стимулом ВПСП измерялся как площадь электрического ответа после того, как потенциалы действия были удалены из записей в цифровом виде.В повторных пробных экспериментах последовательные ответы были нормализованы до первого ответа в серии. Данные, представленные в тексте и на рисунках, являются средними значениями ± SEM.

Результаты

MDN краба

У Chasmagnathus , как и у раков (Glantz, 1994, 1998; Glantz and Bartels, 1994; Glantz et al., 1995), поддержание, затемнение и несколько классов интернейроны без шипов демонстрируют сильную реакцию на изменения интенсивности света и, в меньшей степени, проявляют некоторую чувствительность к движению.Однако особый класс импульсных нейронов демонстрирует ответы, которые демонстрируют четкое предпочтение движущихся стимулов по сравнению со стимулами, состоящими в стационарных изменениях интенсивности света (рис. 2).

Рисунок 2.

Ответы на неподвижные и движущиеся стимулы в MDN краба. MDN показывают гораздо большую чувствительность к движущейся цели (треугольник), чем к общим изменениям яркости (полоса). Каждая строка показывает реакцию отдельной ячейки на VDS (левая кривая) и на импульс света (правая кривая).Горизонтальные черные полосы представляют длительность световой стимуляции в течение 1 секунды. На этой и последующих иллюстрациях две верхние стороны треугольников под кривыми представляют собой движения стимула, содержащегося в цикле, по и против часовой стрелки, а основание треугольника представляет 2,2 секунды записи.

Характеристики этих MDN Chasmagnathus были описаны ранее (Berón de Astrada and Tomsic, 2002). Однако, прежде чем приступить к анализу роли этих нейронов в реакции избегания, вызываемой VDS, удобно суммировать их основные характеристики.Внутриклеточные инъекции красителя показали, что MDN крабов интенсивно ветвятся в лобуле и латеральном протоцеребруме. В лобуле дендритное дерево организовано в виде серии тангенциальных ветвей, идущих параллельно друг другу, предполагая, что клетка собирает информацию, поступающую через столбчатую организацию в широком поле. Сомы расположены в кластере клеточного тела, лежащем под лобулой. Аксон проецируется центростремительно и покидает зрительные ганглии через протоцеребральный тракт.Ответ на движущийся стимул состоит из сильного разряда потенциалов действия, часто накладываемых на зашумленные ступенчатые потенциалы (рис. 2). Ответ каждого нейрона очень согласован при повторной стимуляции, но такая согласованность может быть получена только тогда, когда стимулы разделены длинными интервалами. Повторная стимуляция с интервалами <10 мин приводит к снижению ответа (см. Ниже). Величина градуированных потенциалов и всплесков широко варьируется среди нейронов, отчасти из-за различий в местах проникновения.Степень и расположение рецептивного поля варьируются в зависимости от MDN; следовательно, профиль ответа на VDS отражает некоторые различия между MDN. Как это характерно для всех чувствительных к движению нейронов, включая нейроны позвоночных, вызванная движением реакция MDN Chasmagnathus относительно не зависит от интенсивности фона и контраста между мишенью и фоном. Ответы большинства MDN не кажутся направленно чувствительными к стимулам, движущимся над головой (см.Берон де Астрада и Томсик, 2002 г.).

Временной анализ поведенческой и нейрональной реакции

Чтобы начать анализ роли MDN в визуально вызванной реакции бегства и ее модификации посредством обучения, мы сначала сравнили нейронную активность, вызванную VDS, с поведенческой активностью, вызванной тот же стимул (рис. 3 A, B ). Гистограммы перистимульного времени на Рисунке 3 C показывают, что профиль возбуждения клеток хорошо соответствует поведенческой реакции, тогда как сравнение времени, необходимого для достижения половины максимальных ответов в первом цикле, показывает, что в среднем , реакция нейронов опережает поведенческий ответ на ~ 120 мсек.Это говорит о том, что MDN принимают участие в схеме, которая контролирует реакцию избегания, вызванную движущимися сверху стимулами. Затем мы исследовали, участвуют ли MDN в визуальном обучении, вызванном повторной стимуляцией.

Реакция MDN во время обучения и кратковременной памяти

Известно, что формирование памяти зависит от частоты пробных презентаций (Hintzman, 1974). Было показано, что у разных животных и с использованием различных обучающих задач короткие межпопытные интервалы (массовое обучение) приводят к коротким или промежуточным воспоминаниям, тогда как длинные межпопытные интервалы (интервальное обучение) приводят к более длительным воспоминаниям (Tully et al., 1994; Menzel et al., 2001). В крабовой тренировке массированная и разнесенная тренировка соответственно генерирует описанные выше SM и CSM. Эти два разных типа памяти различают у краба на поведенческом (Pedreira et al., 1998), фармакологическом (Hermitte et al., 1999) и молекулярном (Freudenthal and Romano, 2000) уровнях. Поэтому мы исследовали, могут ли эти два воспоминания проявляться на уровне ответа MDN.

Мы обнаружили, что темпы снижения и восстановления ответа MDN как при массированном, так и при разнесенном обучении совпадают с изменениями, происходящими на поведенческом уровне.Массовое обучение приводит к быстрому и глубокому снижению ответов, которые полностью восстанавливаются через 15 минут как на поведенческом, так и на нейронном уровнях. Напротив, интервальная тренировка приводит к более медленному и неглубокому снижению ответов, но изменения длятся дольше (рис. 4). Внутриклеточные записи не показали изменений в потенциале покоя мембраны ни во время массированного (испытание 1, 62,8 ± 2,8 мВ; испытание 15, 60,4 ± 2,3 мВ) или разнесенного (испытание 1, 63,4 ± 3 мВ; испытание 15, 63,8 ± 3,3 мВ) обучение.В обоих условиях обучения анализ ВПСП, вызванного VDS, показал значительное снижение. Интересно, что при массированной тренировке процент уменьшения EPSP параллелен проценту уменьшения количества вызванных спайков (процент первоначального ответа в испытании 15: EPSP, 12 ± 4%; спайки, 10 ± 4%), в разнесенных интервалах. тренировка ВПСП была снижена в гораздо меньшей степени, чем спайков (процент первоначального ответа в испытании 15: ВПСП, 62 ± 4%; всплески, 34 ± 6%). Уменьшение количества спайков без какой-либо модификации ВПСП могло быть убедительным признаком постсинаптического локуса пластичности.Однако, поскольку нет простой зависимости между величиной ВПСП и количеством вызванных спайков, меньшее снижение ВПСП по сравнению со спайками, наблюдаемое при разнесенной тренировке, не позволяет нам сделать вывод о месте пластичности .

Рисунок 4.

Изменения в MDN отражают обучение, а также краткосрочную и долгосрочную память. A , Пятнадцать попыток массовых тренировок вызывают быстрое и глубокое снижение реакции MDN, которая, однако, полностью восстанавливается менее чем за 15 минут (тест). B , Такое же количество интервальных тренировок приводит к медленному снижению реакции, которое, однако, длится до самого теста. Показаны испытания 1, 5 и 15, а также испытание. Каждое тренировочное испытание состоит из двух циклов движения стимула, разделенных интервалом в 2 секунды. C , усредненные нейронные ответы, как показано в A ( n = 10 нейронов от 10 крабов) по сравнению с усредненными поведенческими ответами ( n = 20 крабов), вызванными массированной тренировкой. D , усредненные нейронные ответы, как показано в B ( n = 12 нейронов от 12 крабов) по сравнению с усредненными поведенческими ответами ( n = 20 крабов), вызванными разнесенным обучением.Контроль ( n = 8) относится к MDN от крабов, получивших только первое испытание и испытательное испытание. Хотя массированная и разнесенная тренировка вызывает разные изменения реакции, в каждом режиме тренировки поведенческие и нейронные характеристики кажутся идентичными. Ответы были нормализованы к первому отклику каждой записи. Графики показывают средние значения ± SEM.

При разнесенном обучении нейронные ответы регистрировались в течение> 1 часа. Такая длина внутриклеточной записи у интактного живого животного, безусловно, исключительна, и тем более, если учесть, что во время эксперимента краб иногда демонстрирует заметные движения ног.Таким образом, чтобы убедиться, что снижение нейрональной реакции, наблюдаемое во время тренировки, было следствием тренировки, а не результатом повреждения клеток, мы оценили ответы MDN на визуальный стимул после почти 2 часов прокалывания без тренировки. Никаких изменений в отклике не обнаружено (рис. 4 D , звездочка). Этот контроль демонстрирует, что снижение реакции, наблюдаемое в MDN, было вызвано именно повторным предъявлением зрительного стимула, а не другими факторами.Более того, изменение ответа специфично для движущегося стимула, потому что реакция нейрона на световой импульс, измеренный до и после повторного предъявления обучающего стимула, не изменилась.

Ответ MDN во время долговременной памяти

В экспериментах, описанных выше, изменения в ответе MDN оценивались до 15 мин после обучения. Поскольку интервальные тренировки вызывают память, которая сохраняется в течение нескольких дней (Hermitte et al., 1999), мы исследовали, сохраняются ли нейрональные изменения, наблюдаемые через 15 минут после тренировки, в течение по крайней мере 24 часов после тренировки.Таким образом, была ли долговременная память краба отражена долгосрочным изменением реакции MDN? Чтобы определить это, мы дрессировали крабов с помощью 30 разнесенных испытаний, а через 24 часа сравнили их поведенческие и нейронные реакции с ответами контрольных животных (см. Материалы и методы). Сравнения показывают, что обучение одинаково влияло на поведенческие и нейронные реакции. Дрессированные крабы показали уровень реакции бегства (498 ± 97; n = 40 крабов) значительно ниже, чем у контрольных животных (840 ± 100; n = 40 крабов; p <0.05; двухвыборочная т проба; двустороннее значение p ), тогда как их MDN показали количество вызванных спайков (87,74 ± 9,4; n = 50 нейронов от 50 крабов), значительно меньшее, чем у контрольных животных (118,82 ± 10,6; n = 46 нейроны от 46 крабов; p <0,03; двухвыборочный тест t ; двустороннее значение p ). Результаты демонстрируют, что длительный CSM, который выражается в снижении интенсивности реакции бегства, коррелирует с долгосрочным снижением ответа MDN.

Анализ снижения ответа MDN

Было показано, что у моллюска Hermissenda обучение вызывает изменения в ответе идентифицированных нейронов, которые были связаны с модификациями мембранного потенциала покоя и проводимости мембраны (т. Е. которые были вызваны изменением общей возбудимости клетки) (Alkon, 1980; Alkon et al., 1982). Чтобы оценить эту возможность, мы оценили возбудимость MDN во время интервальной тренировки с использованием импульсов деполяризующего тока, подаваемого через записывающий микроэлектрод (см. Материалы и методы).Результаты этих экспериментов были убедительными: явное снижение реакции на естественный стимул (зрительный стимул) не было вызвано повсеместным снижением возбудимости нейрона, потому что реакция на импульс тока не изменялась тренировкой. (Рис. 5). В этом и предыдущем эксперименте не наблюдалось изменений в потенциале покоя мембраны во время тренировки. Как и в предыдущем эксперименте, измерения ВПСП, вызванного VDS, показали значительное снижение во время тренировки.Таким образом, две возможности могут объяснить изменения, наблюдаемые в ответе MDN. Во-первых, биофизические изменения могут действительно происходить в MDN, но в локальных доменах вдали от места регистрации, что делает их не обнаруживаемыми микроэлектродом (Borst and Haag, 2002). Во-вторых, изменения в ответе MDN могут быть следствием изменений, происходящих в пресинаптических нейронах. Чтобы исследовать последнюю возможность, мы провели следующие эксперименты.

Рисунок 5.

Изменение ответа MDN не объясняется общим снижением возбудимости нейронов. Импульс деполяризующего тока подавался внутриклеточно к MDN за 10 с перед каждым испытанием во время интервального обучения. A , Реакция MDN на импульс тока (левая запись) и на VDS (правая запись) в испытаниях 1 и 15. В то время как реакция на VDS снижается при повторяющейся стимуляции, реакция на импульс тока остается неизменной. B , Усредненные нейронные ответы из экспериментов, таких как показанный в A ( n = 8 нейронов от 8 крабов).Графики показывают средние значения ± SEM.

Реакция различных классов зрительных интернейронов во время обучения

Рецептивные поля нейронов из лобулы обычно шире, чем у нейронов, питающих их от второго нейропиля зрительного нерва (мозгового вещества). MDN предположительно объединяют ретинотопную информацию, которая достигает лобулы через второй перекрест зрительных нервов (Kirk et al., 1982). Конечно, чувствительность к движению уже присутствует в нейронах на уровне мозгового вещества (Glantz, 1998), но эти нейроны более чувствительны к стационарным изменениям интенсивности света, чем к движению (Berón de Astrada and Tomsic, 2002) (рис.6 A – E ). Следовательно, решающие этапы интеграции поля зрения и обработки движения должны происходить между мозговым веществом и долей. Обнаружив изменения в нейронах в дольке, мы затем исследовали реакцию на повторные предъявления движущихся стимулов в нейронах из мозгового вещества. Поскольку пресинаптические нейроны к MDN не были определены, мы решили исследовать несколько классов интернейронов, которые представляют часть морфологического и физиологического разнообразия, которое можно найти в мозговом веществе.Исследование проводилось на четырех различных классах медуллярных интернейронов без шипов и шипов, описанных ранее, которые легко пронзить и отличить по их реакции на импульс света (Berón de Astrada et al., 2001). Эти нейроны были выбраны по следующим причинам: (1) тангенциальные нейроны являются локальными медуллярными интернейронами; (2) поддерживающие и затемняющие нейроны, как и MDN, являются проектирующими интернейронами, аксоны которых покидают зрительные ганглии через протоцеребральный тракт; и (3) двухпозиционные нейроны ветвятся в мозговом веществе и посылают проекции в ту же самую область лобулы, где MDNs имеют свои коллаторные дендриты (наши неопубликованные результаты).При стимуляции с помощью VDS эти интернейроны проявляли относительно слабые, но измеримые ступенчатые или пиковые ответы. Однако эти ответы не изменились при повторной стимуляции (рис. 6 A – D , 7). Следовательно, устойчивые ответы этих нейронов из мозгового вещества заметно контрастируют с модификацией ответа MDN из лобулы (рис. 6 E , 7).

Рисунок 6.

Повторяющаяся визуальная стимуляция не влияет на реакцию нейронов второго зрительного ганглия.Ответы нейронов разных типов на световой импульс, позволяющие их функциональную идентификацию (оставленные следы). Ответы в первом (средняя кривая) и последнем (правая кривая) испытаниях, показывающих очевидное отсутствие эффекта от последовательной стимуляции движущимся стимулом (массированная тренировка) на реакцию различных интернейронов мозгового вещества. Три трассы в каждой строке соответствуют одному и тому же нейрону. A , Тангенциальный нейрон. B , Диммирующий нейрон. C , Поддерживающий нейрон. D , нейрон включения – выключения. E , MDN, показывающий снижение характеристического отклика. Полосы под графиками представляют импульс света длительностью 1 с. Обратите внимание, что ответы отображаются на разных шкалах напряжения. Графики показывают средние значения ± SEM.

Рисунок 7.

Усредненные результаты записей, таких как показанные на рисунке 6. На рисунке показаны усредненные результаты записей, взятых от тангенциальных нейронов ( n = 10), затемняющих нейронов ( n = 11), поддерживающих нейронов ( n = 6), двухпозиционные нейроны ( n = 7) и MDN ( n = 8) во время массированного обучения.При повторной стимуляции реакция MDN резко снижается ко второму испытанию. Для сравнения, ответы интернейронов без пиков и пиков от второго нейропиля остаются неизменными. В непиковых интернейронах ответ оценивался как площадь вызванных стимулом постсинаптических потенциалов. Графики показывают средние значения ± SEM.

Обсуждение

Несмотря на большой интерес к изучению зрительной памяти у членистоногих и заявление о предполагаемой простоте их нервной системы, идентифицированные нейроны, поддерживающие зрительное обучение, не были описаны ни у одного из членистоногих.Настоящее исследование краба показывает, что изменения в реакции группы идентифицированных MDN точно отражают поведенческие изменения, происходящие во время обучения, и что стойкость этих изменений соответствует сохранению памяти. Изменения нейронов, вызванные разнесенной тренировкой, сохраняются в течение как минимум 24 часов. Результаты показывают, что MDN являются важными элементами нервного субстрата, поддерживающего кратковременную и долговременную зрительную память краба.

Нейропластичность в оптических ганглиях членистоногих

Большинство исследований обработки зрительных движений оптическими долями членистоногих было сосредоточено на нейронах, которые опосредуют оптомоторное поведение, реакции которых остаются практически неизменными при повторной стимуляции (Borst and Haag, 2002).Такие исследования внесли свой вклад в представление о том, что зрительные ганглии являются сенсорными нейропилами, предназначенными исключительно для обработки изображений. Одним из следствий этого было молчаливое предположение, что нейронная пластичность, обслуживающая зрительную память, обязательно возникает на уровнях более глубоких, чем зрительные доли. Однако долька является центром визуальной интеграции высокого уровня и, как и в коре головного мозга млекопитающих, многие из ее нейронов обнаруживают бинокулярную интеграцию (Sztarker, 2000; Borst and Haag, 2002). Есть также свидетельства того, что у краба некоторые из этих нейронов даже интегрируют тактильную информацию (Berón de Astrada and Tomsic, 2002).Поэтому неудивительно, что нейрофизиологические изменения, лежащие в основе обучения и памяти, действительно имеют место в лобуле. На саранче было показано, что ответ гигантской лобулы MDN снижается на повторяющиеся зрительные стимулы (O’Shea and Rowell, 1975; Bacon et al., 1995). Модификация ответа гигантского нейрона лобулы оценивалась в течение короткого времени; поэтому неизвестно, сохраняется ли изменение в течение длительного времени, как было показано здесь для MDN краба.

Тот факт, что мы обнаружили изменения в ответах лобулярных MDN крабов, не обязательно означает, что нейропластичность действительно имеет место в этих клетках. Изменения могут быть результатом модификаций MDN, модификаций активности нейронов, прямо или косвенно пресинаптических по отношению к MDN, или модификаций как пресинаптических, так и постсинаптических нейронов. Мы не обнаружили изменений в параметрах, таких как потенциал покоя мембраны или возбудимость MDN, которые могли быть связаны с изменением ответа на VDS во время тренировки.Однако это не исключает возможности того, что физиологический механизм, лежащий в основе этого изменения, может иметь место в MDN. В частности, постсинаптическая модификация может состоять из биофизических событий, ограниченных синаптической входной областью. В таком случае электрофизиологические записи из участков, удаленных от синаптической области, не выявят эту модификацию. Эксперименты, проведенные с четырьмя различными классами медуллярных нейронов, показали, что тренировка не повлияла ни на один из ответов нейронов.Некоторые из этих нейронов считаются пресинаптическими по отношению к MDN, в частности тот, который здесь называется on-off нейроном, который посылает проекции в ту же область лобулы, где MDNs имеют свои коллаторные дендриты. На саранче, эксперименты показали, что изменения, лежащие в основе снижения ответа, происходят в синапсах (в пресинаптических и / или постсинаптических сайтах), связывающих неидентифицированные входящие нейроны мозгового вещества с дендритами лобулярного гиганта MDN (O’Shea and Rowell, 1975). . Мы не можем исключить существование медуллярных нейронов, пресинаптических к MDN, отличных от тех, которые мы здесь записали.Принимая во внимание это предостережение, наши результаты согласуются с результатами, полученными на саранче, предполагая, что модификации, ответственные за изменения, наблюдаемые в ответе широкопольных MDN, происходят на уровне синапсов между этими лобулярными нейронами и их пресинаптическими медуллярными нейронами. .

В отличие от настоящего описания, изменение ответа, происходящее в нейроне лобулы гигантского от саранчи, не изучалось в связи с фактической модификацией поведенческой реакции (т.е., это не было связано с учебным процессом). Настоящее исследование впервые показывает доказательства того, что у членистоногих краткосрочная и долгосрочная пластичность, лежащая в основе определенного визуального обучения и воспоминаний, уже проявляется в пределах зрительных долей.

Роль MDN в CSM

У насекомых грибовидные тела участвуют в контекстных аспектах визуального обучения (Mizunami et al., 1998; Liu et al., 1999). Например, в Drosophila нормальные мухи и мутанты с миниатюрными грибовидными телами демонстрируют схожие способности к изучению задачи визуального различения.Однако, в то время как нормальные животные могут обобщить визуально изученную задачу на другую контекстную ситуацию, мутантные мухи не могут (Liu et al., 1999). Это, среди других результатов, предполагает, что различные компоненты одной памяти, такие как поддерживающая обобщение, могут храниться в разных частях мозга членистоногих. В случае краба долгосрочный CSM определяется ассоциацией между VDS и контекстом. Следовательно, существенные изменения визуальной среды между обучением и тестированием не позволяют вызвать CSM.В настоящем отчете было проведено исследование реакции MDN от обученных крабов, при сохранении постоянной контекстной среды между обучением и тестированием. В таких условиях реакция нейронов отражала поведенческое выражение CSM. Остается важный вопрос: будет ли эффект изменения контекста на вызов памяти отражаться на производительности MDN. Другой важный вопрос, который необходимо решить, — в какой степени MDN отражают обобщения стимулов.У краба обучение, полученное при предъявлении VDS в определенном положении, можно обобщить до появления VDS в относительно другом положении над животным. Предварительные результаты предполагают, что подобная степень генерализации стимула будет иметь место в MDN

(Дж. Штаркер, личное сообщение). Таким образом, хотя MDN являются центральными элементами в отношении приобретения и сохранения зрительной памяти у краба, безусловно, необходимы дополнительные исследования, прежде чем их роль в CSM может быть полностью определена.

Регистрация активности мозга in vivo во время обучения имеет фундаментальное значение для понимания того, как формируются воспоминания (Faber et al., 1999). Однако внутриклеточные записи редко достигаются у интактных, ведущих себя организмов (ср. Birt et al., 2003). Примечательно, что в настоящем исследовании нейрональные изменения оценивались с помощью внутриклеточных записей у живого животного в то же время, когда оно училось. Более того, после регистрации краб остается здоровым, и через несколько дней после эксперимента никаких различий в поведении по отношению к нелеченным животным не наблюдается.Таким образом, способность крабов к зрительной памяти, их относительно простая и доступная нервная система и стабильность записи, которая может быть достигнута с помощью их нейронов, дают возможность раскрыть нейрофизиологические и, возможно, молекулярные события, которые происходят в идентифицируемых нейронах во время обучения.

Сноски

  • Эта работа была поддержана Национальным исследовательским советом Аргентины, Университетом Буэнос-Айреса и Фондом Анторчас. Мы благодарим докторов наук.Николасу Штраусфельду, Раймонду Гланцу и Эктору Мальдонадо за плодотворные обсуждения и исправления к этой рукописи.

  • Корреспонденция должна быть адресована доктору Даниэлю Томсику, Лаборатория нейробиологии де ла Мемориа, Департамент физиологии, Биология Молекулярная и клеточная, Facultad de Ciencias Exactas y Naturales, Universiditar de Buenos Aivers, 1428 Буэнос-Айрес, Аргентина. Электронная почта: tomsic {at} fbmc.fcen.uba.ar.

  • Copyright © 2003 Общество нейробиологии 0270-6474 / 03 / 238539-08 $ 15.00/0

Каталожные номера

  1. Alkon DL (
    1980) Деполяризация мембраны накапливается во время приобретения ассоциативного изменения поведения.
    Наука
    210:
    1375-1376.

  2. Alkon DL, Lederhendler I, Shoukimas JL (
    1982) Первичные изменения мембранных токов при сохранении ассоциативного обучения.
    Наука
    215:
    693-695.

  3. Bacon JP, Thompson KS, Stern M (
    1995). Идентифицированные октопаминергические нейроны обеспечивают механизм возбуждения в мозге саранчи.J Нейрофизиол
    74:
    2739-2743.

  4. Berón de Astrada M, Tomsic D (
    2002) Физиология и морфология нейронов детектора зрительного движения у краба (Decapoda: Brachyura).
    J Comp Physiol [A]
    188:
    539-551.

  5. Berón de Astrada M, Sztarker J, Tomsic D (
    2001) Зрительные интернейроны краба Chasmagnathus изучены с помощью внутриклеточных записей in vivo.
    J Comp Physiol [A]
    187:
    37-44.

  6. Birt D, Aou S, Woody CD (
    2003) Регистрируемые внутриклеточно ответы нейронов моторной коры бодрствующих кошек на предъявление павловских условных и безусловных раздражителей.Brain Res
    969:
    205-216.

  7. Borst A, Haag J (
    2002) Нейронные сети в кабине мухи.
    J Comp Physiol [A]
    188:
    419-437.

  8. Faber T, Joerges J, Menzel R (
    1999) Ассоциативное обучение изменяет нейронные представления запахов в мозгу насекомых.
    Nat Neurosci
    2:
    74-78.

  9. Freudenthal R, Romano A (
    2000) Участие факторов транскрипции REL / NF-κB в долговременной памяти краба Chasmagnathus .Brain Res
    855:
    274-281.

  10. Giurfa M, Zhang S, Arnim J, Menzel R, Srinivasan MV (
    2001) Понятия «одинаковость» и «различие» у насекомого.
    Природа
    410:
    930-932.

  11. Glantz RM (
    1974a) Защитный рефлекс и реакция детектора движения на приближающиеся цели: детектор движения срабатывает по пути защитного рефлекса.
    J Comp Physiol
    95:
    297-314.

  12. Glantz RM (
    1974b) Привыкание к датчикам движения зрительного нерва рака.J Neurobiol
    5:
    489-510.

  13. Glantz RM (
    1994) Направленная селективность в непиковом интернейроне оптической доли рака: оценка линейной модели.
    J Нейрофизиол
    72:
    180-193.

  14. Glantz RM (
    1998) Направленность и ингибирование в тангенциальных клетках раков.
    J Нейрофизиол
    79:
    1157-1166.

  15. Glantz RM, Bartels A (
    1994) Пространственно-временная передаточная функция монополярных нейронов пластинки раков.J Нейрофизиол
    71:
    2168-2182.

  16. Glantz RM, Wyatt C, Mahncke H (
    1995) Направленно-избирательное обнаружение движения в поддерживающих волокнах зрительного нерва рака: линейный и нелинейный механизмы.
    J Нейрофизиол
    74:
    142-152.

  17. Hermitte G, Pedreira ME, Tomsic D, Maldonado H (
    1999) Сдвиг контекста и ингибирование синтеза белка нарушают долгосрочное привыкание после интервальных, но не массовых тренировок краба Chasmagnathus .Neurobiol Learn Mem
    71:
    34-49.

  18. Hintzman DI (
    1974) Теоретические последствия пространственного эффекта.
    Теории в когнитивной психологии (Solso RL, ed), стр.
    77-99. Хиллсдейл, Нью-Джерси: Эрлбаум.

  19. Judd SPD, цанга TS (
    1998) Множественные сохраненные виды и ориентиры для муравьев.
    Природа
    392:
    710-714.

  20. Кирк, доктор медицины, Уолдроп Б, Гланц, РМ (
    1982) Раки, поддерживающие волокна. I. Морфологическая репрезентация зрительных рецептивных полей второго нейропиля зрительного нерва.J Comp Physiol [A]
    146:
    175-179.

  21. Лю Л., Вольф Р., Эрнст Р., Гейзенберг М. (
    1999) Обобщение контекста в Drosophila для визуального обучения требует грибовидных тел.
    Природа
    400:
    753-756.

  22. Lozada M, Romano A, Maldonado H (
    1990) Длительное привыкание краба к опасному раздражителю Chasmagnathus granulatus .
    Physiol Behav (физиологическое поведение)
    47:
    35-41.

  23. Мальдонадо H (
    2002) Ракообразные как модели для исследования памяти, проиллюстрированные обширными поведенческими и физиологическими исследованиями на Chasmagnathus .В:
    Нервная система ракообразных (Wiese K, ed), стр.
    314-327. Берлин: Springer.

  24. Menzel R, Manz G, Menzel R, Greggers U (
    2001) Массовое и разнесенное обучение у медоносных пчел: роль CS, US, интервала между испытаниями и интервала тестирования.
    Learn Mem
    8:
    198-208.

  25. Mizunami M, Weibrecht JM, Strausfeld NJ (
    1998) Грибные тела таракана: их участие в памяти места.
    J Comp Neurol
    402:
    520-537.

  26. O’Carroll D (
    1993) Нейроны, обнаруживающие признаки у стрекоз.Природа
    362:
    541-543.

  27. O’Shea M, Rowell CH (
    1975) Защита от привыкания боковым торможением.
    Природа
    254:
    53-55.

  28. Osorio D, Bacon JP (
    1994) Хороший глаз для эволюции членистоногих.
    BioEssays
    16:
    419-424.

  29. Pedreira ME, Maldonado H (
    2003) Синтез белка способствует повторному уплотнению или исчезновению в зависимости от продолжительности напоминания.
    Нейрон
    38:
    863-869.

  30. Pedreira ME, Romano A, Tomsic D, Lozada M, Maldonado H (
    1998 г.) Массовые и интервальные тренировки формируют различные компоненты длительного привыкания краба Chasmagnathus .Anim Learn Behav
    26:
    32-43.

  31. Pedreira ME, Pérez-Cuesta L, Maldonado H (
    2002) Реактивация и повторная консолидация долговременной памяти у краба Chasmagnathus : потребность в синтезе белка и опосредование глутаматергическими рецепторами NMDA-типа.
    J Neurosci
    22:
    8305-8311.

  32. Шринивасан М.В., Чжан СВ, Рольфе Б. (
    1993) Опосредуется ли образное зрение у насекомых «корковой» обработкой?
    Природа
    362:
    539-540.

  33. Штраусфельд, штат Нью-Джерси (
    1998) Взаимоотношения ракообразных и насекомых: использование признаков мозга для определения филогении сегментированных беспозвоночных.Мозговое поведение эволюционирует
    52:
    186-206.

  34. Strausfeld NJ, Nässel DR (
    1981) Нейроархитектуры, обслуживающие сложные глаза ракообразных и насекомых. В:
    Зрение у беспозвоночных, Том VII 16B, Справочник по сенсорной физиологии (Autrum H, ed), стр.
    1-132. Берлин, Гейдельберг, Нью-Йорк: Springer.

  35. Sztarker J (
    2000) Interneuronas monoculares y binoculares: indicios funcionales de la organisation circuitital del sistema visual en el cangrejo Chasmagnathus .Кандидатская диссертация, Университет Буэнос-Айреса.

  36. Tang S, Guo A (
    2001). Выборное поведение Drosophila при столкновении с противоречивыми визуальными сигналами.
    Наука
    294:
    1543-1546.

  37. Tomsic D (
    1993) Percepción nociceptiva y Habituación a un estímulo visual de peligro en el cangrejo Chasmagnathus . Кандидатская диссертация, Университет Буэнос-Айреса.

  38. Томсик Д, Ракитин А, Мальдонадо Х (
    1991) Морфин и ГАМК: влияние на восприятие, реакцию бегства и долгосрочное привыкание к опасному раздражителю у краба Chasmagnathus .Brain Res Bull
    26:
    699-706.

  39. Tomsic D, Massoni V, Maldonado H (
    1993) Привыкание к опасному раздражителю у двух полуземных крабов. Онтогенная, экологическая и опиоидная системы взаимосвязаны.
    J Comp Physiol [A]
    173:
    621-633.

  40. Tomsic D, Pedreira ME, Romano A, Hermite G, Maldonado H (
    1998) Контекст-ассоциация США как детерминант длительного привыкания краба Chasmagnathus .
    Anim Learn Behav
    26:
    196-209.

  41. Tully T, Preat T, Boyton SC, Del Vecchio M (
    1994) Генетическое вскрытие консолидированной памяти у Drosophila .
    Клетка
    79:
    35-47.

  42. Wiersma CAG, Roach JLM, Glantz RM (
    1982) Нейронная интеграция в оптической системе. В:
    Биология ракообразных, Том 4, Нейронная интеграция и поведение (Сандеман Д.С., Этвуд Х.Л., ред.), Стр.
    1-31. Нью-Йорк: Академ.

Краткосрочное индивидуальное консультирование — Консультационно-оздоровительный центр UF (CWC)

О краткосрочном индивидуальном консультировании

Во время краткосрочного онлайн-консультирования вы встречаетесь либо через Zoom, либо лично с поставщиком услуг CWC, сосредотачиваясь на конкретных, достижимых целях. Например, обучение навыкам преодоления трудностей в периоды неопределенности, разработка стратегий самопомощи при тревоге или определение академических приоритетов, живя дома. Мы рекомендуем вам подумать о некоторых конкретных достижимых целях, прежде чем начинать онлайн-консультирование.

Все сеансы, проводимые с помощью Zoom, находятся в приватной и безопасной обстановке. Перейдите по этой ссылке, чтобы узнать об использовании Zoom в UF.

студентов UF, проживающих за пределами штата во время пандемии COVID-19, могут позвонить в CWC по телефону 352-392-1575 и получить специализированную помощь в поиске консультантов в вашем районе от нашей группы управления делами.

Частота и посещаемость

Количество консультаций

Вы и ваш консультант будете работать вместе, чтобы определить, сколько сеансов консультирования вам подойдет, исходя из ваших потребностей и ресурсов CWC. Обычно план излагается в начале вашего консультирования и пересматривается и корректируется по мере развития терапии. Мы предоставляем краткосрочное индивидуальное консультирование, но также можем помочь вам подключиться к долгосрочному консультированию либо через нашу программу группового консультирования, либо через направление к терапевтам по месту жительства.

Планирование сеансов

Консультации длятся 45-50 минут. Обычно занятия назначаются каждые 2-3 недели, но могут быть назначены и еженедельно в зависимости от ваших потребностей и доступности вашего консультанта.

Важность посещаемости

Исследования показали, что постоянное посещение занятий делает консультации более эффективными. Если вам нужно перенести или отменить встречу, пожалуйста, позвоните в наш офис как можно скорее, чтобы сообщить нам об этом. Это предварительное уведомление позволяет нам использовать это время, чтобы помочь другим студентам, которые ждут, чтобы их увидели.

Телефон нашего офиса: 352-392-1575.


Оценка и цели

Как мы используем оценку

Оценка просто означает понимание того, как вы реагируете на консультацию. Мы можем оценить это, поговорив с вами и просмотрев краткую анкету, которую вы заполняете перед каждой сессией.

Определение целей и постановка повестки дня

Это ваши цели консультирования — то, что вы хотите решить или достичь с помощью консультирования.

Ваш консультант будет сотрудничать с вами для установления этих целей и честно поговорит с вами о том, что реально решить при краткосрочном консультировании. Определение целей помогает вам осознанно подходить к решению наиболее важных задач. Темы могут включать важные события, личные проблемы, изменения в ваших чувствах или поведении или достигнутый вами прогресс.

Работа для достижения поставленных целей в перерывах между занятиями

Большая часть роста, который происходит во время консультирования, на самом деле происходит между сессиями.

За это время у вас будет возможность применить то, над чем вы работали, практиковать новые способы совладания и опробовать новые стратегии, которые вы обсуждали со своим консультантом. Ваш консультант может попросить вас выполнить конкретную задачу и представить результаты на следующем занятии, отработать новый навык или поразмышлять над темой между занятиями.


Обращение к культуре и самобытности

Чтобы ваши консультации были эффективными, нам необходимо понимать ваш личный опыт.

Сознаем мы это или нет, идентичность и культура — как наша, так и чужая — влияют на нашу жизнь. Мы поощряем открытое обсуждение того, как культура и идентичность влияют на ваш опыт на консультациях и вне их. Мы также понимаем, что консультанты и студенты могут происходить из схожего или разного происхождения, и мы используем это знание, чтобы помочь справиться с любым влиянием, которое эти фоны могут оказать на процесс консультирования.


Обратная связь с консультантом

Мы рекомендуем вам регулярно сообщать своему консультанту о том, что вам помогает, а что нет.

Мы понимаем, что может быть сложно дать обратную связь, когда что-то не работает. Консультанты CWC ​​стремятся быть в курсе динамики межличностных отношений в консультационных отношениях, и мы очень открыты для ваших отзывов. Эта обратная связь дает ценную возможность учиться вместе с вами и лучше поддерживать вас в достижении ваших целей.


Консультации по окончанию

Прогресс в достижении ваших целей — это постоянный разговор и процесс. Частью этого процесса является определение того, когда прекратить консультирование или сделать перерыв.

Это не обязательно означает, что вы достигли всех своих целей, и рост и проблемы продолжаются, когда консультирование заканчивается. Если вы чувствуете, что готовы прекратить консультирование или сделать перерыв, сообщите нам об этом. Прямой разговор о прекращении консультирования может быть ценной возможностью обсудить стратегии для поддержания прогресса.

Ваш консультант может также предложить (на основе оценки прогресса в достижении поставленных вами целей), чтобы вы сделали перерыв в индивидуальном консультировании, попробовали себя в группе или семинаре или встретились с консультантом за пределами университетского городка, который может лучше соответствовать вашим потребностям.Консультанты за пределами кампуса могут предоставить более длительные консультации и часто имеют большую гибкость при составлении расписания.

границ | Индивидуальные профили реакции магнитоэнцефалографии на кратковременную L-допу при болезни Паркинсона

Введение

Симптомы болезни Паркинсона (БП) различаются у разных людей (Foltynie et al., 2002), демонстрируя различные профили симптомов, которые включают моторные и немоторные компоненты (Goetz et al., 2008). Поскольку терапевтический ответ может зависеть от индивидуального профиля симптомов или подтипа заболевания (Marras et al., 2020), понимание того, как профили симптомов реагируют на терапию, необходимо для облегчения персонализированного терапевтического таргетинга. Однако имеется ограниченная количественная информация о реакции профиля симптомов на лечение, в том числе для золотого стандарта терапии L-допа, где дифференциальные эффекты на двигательные признаки являются обычными для клинического наблюдения (Sethi, 2008). В то время как в предыдущих исследованиях изучались эффекты кратковременного ответа на L-допа (SDR) на подмножество моторных признаков (Koller et al., 1989; Gomez Arevalo et al., 1997; Bartels et al., 2003), эти исследования не предоставили количественной информации о SDR по ряду моторных факторов, которые, как считается, характеризуют PD (Goetz et al., 2008).

Неинвазивная нейровизуализация может дополнять стандартные показатели клинических исходов при управлении нейродегенеративными расстройствами, предоставляя объективные нейрофизиологические характеристики для оценки эффективности лечения, которые можно отслеживать в ходе терапии (Ross and Tabrizi, 2011; Weingarten et al., 2015; ten Kate et al. al., 2018). Однако, как и клинические симптомы, показатели неинвазивной нейровизуализации также различаются у разных людей (Finn et al., 2015; Yang et al., 2017), и терапевтические последствия такой межсубъектной вариабельности БП в настоящее время недостаточно изучены (Marras и др., 2020). Предыдущие исследования с использованием неинвазивной магнитоэнцефалографии (МЭГ) при БП для изображения моторной коры головного мозга сообщали об эффектах SDR в различных параметрах нейровизуализации, таких как спектральная мощность (Heinrichs-Graham et al., 2014; Cao et al., 2020; Vinding et al., 2020), кортико-мышечная когерентность (Salenius et al., 2002; Hirschmann et al., 2013) и межполушарная когерентность (Heinrichs-Graham et al., 2014). Однако противоречивые результаты отражают недостаточную надежность какой-либо одной метрики при усреднении по нескольким субъектам (Boon et al., 2019; Vinding et al., 2020), и роль межпредметной вариабельности остается неясной. Новые функции могут помочь учесть различия результатов у разных людей, как было подчеркнуто в недавних исследованиях МЭГ здоровых субъектов с использованием новых методов моделирования всего мозга и извлечения признаков (Vidaurre et al., 2018; Беккер и др., 2020; Hirschmann et al., 2020). Тем не менее межсубъектная вариабельность многогранных показателей нейровизуализации остается проблемой для идентификации биомаркеров SDR.

Одной из потенциальных стратегий использования межсубъектной вариативности среди нескольких одновременных показателей является адаптация концепций многомерного декодирования, ранее использовавшихся в других приложениях нейровизуализации (Haynes and Rees, 2006, стр. 200; Norman et al., 2006). Многовариантное декодирование обучает классификаторы различать эффекты заданного стимула, используя одновременно несколько выбранных показателей или характеристик.В рамках данного исследования результирующая точность классификации может затем представлять степень, в которой признаки-кандидаты кодируют информацию, относящуюся к стимулу (Haynes, 2015; Hebart and Baker, 2018). В контексте SDR стимулом является L-допа, а классификационные признаки могут быть любым подходящим набором показателей, представляющих клинический интерес (например, спектральная мощность в отдельных частотных диапазонах). Точность предметно-специфической классификации может затем представлять степень, в которой выбранные метрики кодируют нейрофизиологические эффекты SDR у разных субъектов.Наконец, количественно оценив взаимосвязь между точностью и клиническими результатами, можно оценить потенциал признака-кандидата и набора в качестве биомаркера клинического улучшения.

Наше исследование преследовало три основные цели: (1) охарактеризовать межсубъектную изменчивость SDR с точки зрения моторных профилей, (2) охарактеризовать межсубъектную изменчивость SDR с точки зрения профилей спектральной мощности в нескольких частотных диапазонах, (3) оценить способность спектральных профилей мощности учитывать изменения оценки профиля двигателя в SDR.Мы количественно оценили профили реакции на двигательные знаки, применив ранее определенную структуру моторных факторов MDS-UPDRS (Goetz et al., 2008). Мы количественно оценили изменения спектрального профиля МЭГ, используя новую индивидуальную стратегию, в которой использовалась мощность из нескольких частотных диапазонов в пределах каждого пациента, чтобы определить комбинацию частотных диапазонов, которая наилучшим образом классифицирует, был ли данный субъект выключен или принимал L-допа. Мы интерпретировали точность классификации как отражение степени изменения полос частот во время SDR, а веса полос частот интерпретировали как относительную важность данной полосы в SDR.Этот метод контрастирует с традиционной стратегией MEG для PD усреднения данных по всем объектам (например, из одного диапазона частот). Наконец, мы рассчитали взаимосвязь между SDR моторного фактора и точностью классификации, чтобы оценить профили спектральной мощности как потенциальные биомаркеры клинических эффектов SDR.

Материалы и методы

Протокол исследования и форма согласия были одобрены медицинским комитетом King Fahad Medical City и Университетом Миннесоты.Исследование проводилось в соответствии с этическими принципами, изложенными в Хельсинкской декларации. Рейтинги MDS-UPDRS, часть III были измерены у 20 субъектов с диагнозом БП в соответствии с критериями UK Brain Bank (Gibb and Lees, 1988) (демографические данные в дополнительной таблице 1) после отмены лекарств в течение ночи (LEVODOPA-OFF) и снова через 1 час после приема. двух таблеток карбидопа / L-допа (25/100 мг) (ЛЕВОДОПА-ОН). Затем были рассчитаны показатели фактора MDS-UPDRS (Goetz et al., 2008) для (1) функции средней линии, (2) тремора покоя, (3) ригидности, (4) брадикинезии правой верхней конечности, (5) брадикинезии левой верхней конечности, (6) постуральный и кинетический тремор, (7) брадикинезия нижних конечностей (см. Дополнительную таблицу 2).Критерием исключения были наличие дискинезий в анамнезе. Во время записи МЭГ при видеомониторинге не было обнаружено двигательных колебаний или дискинезий. Мы измерили баллы MMSE, чтобы подтвердить, что ни у одного из субъектов не было слабоумия (дополнительная таблица 1).

МЭГ, записи электрокардиограммы (ЭКГ) и электроокулограммы (ЭОГ) были выполнены в условиях LEVODOPA-OFF и LEVODOPA-ON, в то время как каждый субъект сидел прямо в состоянии покоя с открытыми глазами. 306-канальная система с головкой целиком (Vectorview; Elekta Neuromag Oy; Хельсинки, Финляндия) в магнитно-экранированном помещении (серия Ak3b; VAC; Ханау, Германия) транслировала записи с частотой дискретизации 1 кГц (0.Полосовой аналоговый фильтр 03–330 Гц). Мы оцифровали поверхность головы и реперные точки для сопоставления с данными МРТ. Испытуемых просили зафиксировать на определенной точке на стене. Мы не выполняли отслеживание глаз. Положение головы постоянно контролировалось с помощью катушек. Внешний, внутренний и связанный с движением шум подавлялся с использованием расширенного во времени разделения пространства сигналов (предел корреляции: 0,98; длина буфера данных: 10 с) и алгоритмов коррекции движения в программном обеспечении Maxfilter (Elekta Neuromag Oy, Хельсинки, Финляндия) (Taulu et al. ., 2004; Таулу и Симола, 2006). Т1-взвешенные анатомические МРТ были получены с использованием последовательности FSPGR на 1,5-T GE сканерах (GE Healthcare, Милуоки, Висконсин). Все полученные МРТ затем обрабатывались с использованием потока обработки автоматической реконструкции в программе FreeSurfer (Dale et al., 1999; Fischl et al., 1999), которая дает стандартные изображения с однородной и нормализованной интенсивностью и изотропным разрешением 1 мм.

Мы проверили сигналы в Fieldtrip Toolbox и отклонили зашумленные каналы и зашумленные 5-секундные эпохи (ft_reject_visual), определив «зашумленный» как имеющий среднюю мощность 50–330 Гц больше единицы.На 5 стандартных отклонений выше среднего. Этот частотный подход был нацелен на эпохи, загрязненные потенциальными мышечными артефактами и спайковыми артефактами, и использовался вместо стандартного временного порога для обнаружения артефактов. Впоследствии мы импортировали сигналы в программное обеспечение Brainstorm (Tadel et al., 2011) вместе с индексами отклоненных эпох и каналов и удалили сердечные артефакты и артефакты мигания, используя проекцию сигнального пространства с событиями ЭКГ и ЭОГ (Tesche et al., 1995). Мы сопоставляли поверхность МРТ головными точками датчиков МЭГ и отображали сигналы планарного градиентометра МЭГ на кортикальную поверхность (субдискретизация до 15000 вершин) с использованием модели головы с перекрывающимися сферами (Huang et al., 1999), без моделирования шума и оценки минимальной нормы (Tadel et al., 2011) с источниками, ограниченными нормальным расположением к поверхности коры. Другие параметры имели значения мозгового штурма по умолчанию (отношение сигнал / шум: 3; регуляризация ковариации шума: 0,1; порядок взвешивания по глубине: 0,5; максимальное взвешивание по глубине: 10). Мы вручную выбрали область, состоящую из 40 вершин над ручкой мотора на каждом полушарии каждого испытуемого (средние координаты MNI групп вершин см. В дополнительной таблице 3), и отфильтровали полученные данные с помощью фильтра нижних частот, чтобы удалить высокие частоты (фильтр Баттерворта, порядок: 18, частота половинной мощности: 48 Гц).Сигналы в пространстве источника от каждой вершины в каждой области были разделены на фрагменты длиной 5 с с 50% перекрытием. После нормализации фрагментов до нулевого среднего и единичной дисперсии мы рассчитали спектры мощности с использованием метода Велча (длина окна Хэмминга: 1 с; перекрытие: 50%; разрешение по частоте: 0,5 Гц). Мы усреднили спектры мощности из вершин в каждой группе вершин, в результате чего была получена одна оценка спектра мощности для каждого фрагмента на полушарие для каждого испытуемого. Из анализа исходного пространства были исключены субъекты 2, 5 и 9 из-за сильных артефактов от мышц, тремора или поврежденной МРТ соответственно.У каждого испытуемого было примерно 3 минуты данных о состоянии покоя для каждого полушария и для каждого состояния приема лекарств.

Машины линейных опорных векторов (SVM) были сконструированы и обучены на мощности полосы частот, чтобы различать LEVODOPA-OFF и LEVODOPA-ON внутри субъекта. Специфические SVM были обучены и протестированы с использованием мощности от 7–13, 13–20, 20–30, 35–45 Гц (Priori et al., 2004), избегая высокочастотных артефактов и предоставляя четыре диапазона, которые включали частоты, ранее исследованные в Нейрофизиология БП (Priori et al., 2004; de Hemptinne et al., 2015). Мы стандартизировали входные данные SVM-функций до одного и того же масштаба (то есть нулевого среднего, единичной дисперсии) и построили линейную SVM (fitcsvm на MATLAB R2018a; масштаб ядра: 1; стандартизация: false; функция ядра: линейная). Чтобы обучить SVM, мы разделили набор данных на 10 частей и использовали 90% данных для обучения и 10% данных для тестирования всех возможных комбинаций складок. Чтобы обеспечить разные наборы данных для обучения и тестирования во время перекрестной проверки, мы не перемешивали данные перед назначением сверток.Мы использовали одномерную байесовскую оптимизацию для выбора ограничения блока SVM (т.е. гиперпараметра SVM с мягким запасом «C»), который был единственным гиперпараметром, необходимым для линейного SVM. Мы выбрали значение ограничения бокса в диапазоне от 1e-6 до 1e + 6, которое минимизировало 10-кратную потерю перекрестной проверки обученных SVM (bayesopt в MATLAB 2018a; имя функции сбора данных: ожидаемое улучшение плюс; максимальные объективные оценки: 30). Таким образом, оптимальные значения ограничения бокса различались для разных субъектов, но не для складок внутри субъектов.Мы сбалансировали количество фрагментов для LEVODOPA-OFF и LEVODOPA-ON таким образом, чтобы было равное количество фрагментов из каждого класса, доступного для обучения и тестирования. Линейная регрессия между точностью SVM и изменениями индивидуальных моторных факторов количественно определяла степень, в которой изменения нейрофизиологического профиля отражали клинические изменения в зависимости от состояния приема лекарств.

Результаты

Оценка моторного фактора Ответ на L-Dopa

Разделение оценок MDS-UPDRS Part III на подпункты на основе моторных факторов выявило разнообразие моторных профилей у субъектов (рис. 1A).Брадикинезия правой и левой верхней конечности (факторы 4 и 5) имела наивысшие средневзвешенные оценки факторов на исходном уровне (рис. 1B), хотя медиана оценки была лишь немного меньше для средней линии, ригидности и брадикинезии нижних конечностей (факторы 1, 3 и 7). Факторы тремора (факторы 2 и 6) имели самые низкие средневзвешенные оценки факторов. Кратковременная леводопа значительно улучшила все факторы, кроме фактора 6 (постуральный / кинетический тремор) (знаковый ранговый критерий Вилкоксона при α = 0,05; поправка Бонферрони для семи сравнений) (рис. 1B).Тем не менее, ответы были более выражены для брадикинезии левой верхней конечности, чем для функции средней линии, тремора покоя и ригидности (Рисунок 1C; Friedman F -тест: p = 3,7e-4, df = 6; post hoc Wilcoxon знаковый ранговый тест при α = 0,05; поправка Бенджамина-Хохберга для 21 множественного сравнения (критический p: 0,014). Мы рассчитали матрицу корреляции Спирмена степени SDR по факторным баллам, показав, что SDR не коррелировали по всем моторным факторам (дополнительный рисунок 1).

Рисунок 1. Клиническая неоднородность ответов на терапию L-допа у разных субъектов. (A) Профили оценки моторного фактора MDS-UPDRS кратковременных ответов на L-допа у всех субъектов. Цветовое кодирование по моторным факторам представляет собой грубую сумму баллов по пунктам, которые принадлежали данному моторному фактору согласно (Goetz et al., 2008). Двигательные факторы 1–7 состояли из 8, 6, 5, 3, 3, 4 и 4 пунктов MDS-UPDRS Part III, соответственно (см. Дополнительную таблицу 2). (B) Факторные оценки, выраженные как средневзвешенные значения отдельных пунктов, где веса были получены от Goetz et al.(2008) (см. Дополнительную таблицу 2). Средневзвешенные баллы показаны в той же шкале, что и отдельные пункты MDS-UPDRS (т. Е. 0 — нормальный, 1 — легкий, 2 — легкий, 3 — средний, 4 — тяжелый). Звездочки обозначают факторы, в которых SDR был значимым с точки зрения знаковых ранговых тестов и поправки Бонферрони для семи множественных сравнений. (C) Изменение средневзвешенных баллов. Значимые отличия от post hoc подписанных ранговых тестов Вилкоксона с коррекцией Бежамина-Хохберга обозначаются либо «#» (если отличается от постурального тремора), либо «+» (если отличается от брадикинезии левой верхней конечности).

Магнитоэнцефалографический ответ на L-допа

Линейные SVM внутри субъектов отличают LEVODOPA-OFF от LEVODOPA-ON со средней точностью классификации в диапазоне от 0,53 до 1,0 (рис. 2A), причем точность кратной классификации постоянно выше вероятности (> 0,5) у большинства субъектов (10/17). Кривые рабочих характеристик приемника внутри субъекта (ROC) были выше линии случайности у 14/17 субъектов (рис. 2B). Линейные SVM идентифицировали линейную комбинацию двусторонней моторной корковой мощности из четырех частотных диапазонов (т.е.например, [7–13 Гц], [13–20 Гц], [20–30 Гц], [35–45 Гц]), которые лучше всего выделяют состояние лекарственного средства, с получением весов для каждой полосы частот, связанных с ее важностью в классификации. Профили ответа MEG SDR, представленные этими весами частотных диапазонов, демонстрировали заметное межпредметное разнообразие (рис. 2C), несмотря на то, что веса внутри субъектов были относительно согласованными во время перекрестных проверочных тестов с участием 13/17 субъектов (рис. 2C). Вес признаков был одинаковым для всех складок для большинства испытуемых, хотя некоторые испытуемые демонстрировали сильно различающиеся веса признаков на разных складках (например,г., испытуемые 10, 18 и 19). Без поправки на множественные сравнения наблюдалась линейная взаимосвязь между точностью классификации и SDR брадикинезии нижних конечностей для всех 17 тренированных SVM ( R 2 = 0,343; нескорректированный p = 0,014; рисунок 2D), хотя моторный фактор отсутствовал. коррелирует с точностью классификации после поправки Бонферрони.

Рис. 2. Индивидуальные профили ответов МЭГ с точки зрения частот, которые лучше всего различают между ЛЕВОДОПА-ОФФ и ЛЕВОДОПА-ON у субъектов. (A) Точность машины линейных опорных векторов внутри субъекта (SVM) в различении между LEVODOPA-OFF и LEVODOPA-ON с 10-кратной перекрестной проверкой. Каждая точка — это отдельная складка. Точность 0,5 — это случайный прогноз (черная пунктирная линия). (B) Кривые средней рабочей характеристики приемника (ROC) по сгибам для каждого субъекта (цветные линии) и общая средняя кривая ROC по субъектам (черная сплошная линия). Пунктирная черная диагональная линия обозначает случайную линию. (C) Профили ответов МЭГ в терминах весов частотных диапазонов для каждого отдельного субъекта по всем сгибам (цветные линии) и средние по сгибам (жирные черные линии). Характеристики были стандартизированы до нулевого среднего и единичной дисперсии. Положительный вес отражает увеличение из-за приема лекарств. Планки погрешностей обозначают стандартное отклонение веса по сгибам. (D) Линейная регрессия между средней точностью классификации из (A) и клиническим изменением оценок факторов. Пунктирные линии показывают линейное соответствие для каждого фактора.Заштрихованные области показывают 95% доверительный интервал линейной аппроксимации (значения p и доверительные интервалы, не скорректированные для множественных сравнений). Субъекты 2, 5 и 9 не были включены в анализ SVM из-за выраженных мышечных артефактов, тремора или артефактов изображения, соответственно.

Обсуждение

Несмотря на растущее признание потребности в персонализированной терапии БП (Espay and Lang, 2018; Marras et al., 2020), количественная информация о терапевтическом ответе в контексте многогранных клинических и нейрофизиологических профилей ограничена.Наша количественная оценка профилей ответа выявила существенную вариабельность моторных и магнитоэнцефалографических ответов во время SDR. Наши результаты вносят вклад в количественную характеристику многогранной реакции PD во время SDR, дополнительно подтверждая установленное клиническое наблюдение, что L-допа наиболее эффективен при брадикинезии и менее эффективен при постуральном треморе и срединных двигательных признаках, включая застывание походки (Sethi, 2008). . Результаты дополнительно мотивируют использование факторных оценок для прояснения характера ответов на другие методы лечения, которые могут дополнять L-допа в персонализированном управлении заболеванием.Это особенно важно, учитывая, что симптомы, связанные с наиболее тяжелыми нарушениями при поздних стадиях болезни Паркинсона, — это те, которые плохо реагируют на L-допа (Hely et al., 2005). Примечательно, что оценки моторных факторов не коррелировали друг с другом, и эта независимость между оценками ставит под сомнение использование суммированных оценок MDS-UPDRS III в качестве первичного критерия клинического исхода, поскольку оценки моторных факторов могут предоставить отчетливую клиническую информацию о терапевтическом ответе. В то время как наша когорта БП была сопоставима по размеру с предыдущими исследованиями МЭГ (Heinrichs-Graham et al., 2014; Цао и др., 2020; Vinding et al., 2020), будущие исследования, которые будут использовать методологию факторной оценки в более крупных когортах, будут иметь решающее значение для расширения необходимой количественной информации о терапевтическом ответе в SDR, длительном ответе на L-допа (Anderson and Nutt, 2011; Cilia et al. al., 2020) и другие интервенционные методы лечения.

Linear SVM определила полосы частот, которые лучше всего отличают LEVODOPA-OFF от LEVODOPA-ON, а веса полос частот выявили существенную межсубъектную вариабельность изменений MEG во время SDR.Предыдущие исследования МЭГ в состоянии покоя, в которых изучались изменения спектральной мощности в моторной коре, усредняли изменения у разных субъектов и сообщали об увеличении спектральной мощности [то есть либо на 14–30 Гц (Heinrichs-Graham et al., 2014), либо на 18–30 Гц ( Cao et al., 2020)] или отсутствие изменений спектральной мощности (например, при 13–30 Гц; Vinding et al., 2020) во время SDR. В отличие от подхода усреднения изменений по предметам, мы использовали внутри предметные классификаторы и весь временной ряд MEG, чтобы выявить профили ответов внутри предмета.Эти профили ответа внутри субъекта предполагали, что субъекты проявляли спектральные изменения из-за SDR, и эти изменения имели разные частотные профили, а не происходили на одной постоянной частоте, как предполагалось традиционными методами анализа. Действительно, хотя у некоторых субъектов были профили ответов, которые напоминали профили других субъектов (например, рисунок 2C, субъекты 1 и 13 или субъекты 14 и 16), не было единого профиля, обобщенного для всех субъектов (дополнительный рисунок 2). Примечательно, что использование нами ограничений блока для конкретных субъектов может препятствовать прямому сравнению величин весов характеристик у разных субъектов, а предварительное сравнение весов отдельных характеристик с оценками моторных факторов не показало корреляции.

В целом, мы не выявили сильной взаимосвязи между точностью классификации и клиническими моторными показателями, поскольку только брадикинезия нижних конечностей коррелировала с точностью классификации до коррекции множественных сравнений. Этот результат информативен, предполагая, что индивидуальные изменения мощности частотного диапазона моторной коры недостаточны для прогнозирования клинических изменений из-за SDR в гетерогенных когортах. Полученные данные мотивируют оценку альтернативных наборов биомаркеров-кандидатов, таких как всплески осцилляторной активности (Vinding et al., 2020) и нейронные состояния, полученные из скрытых марковских моделей сигналов всего мозга (Hirschmann et al., 2020). Используемый здесь предметно-зависимый метод классификации может быть легко адаптирован для оценки других наборов возможных признаков. Тем не менее, ряд предостережений может усложнить интерпретацию точности классификатора (Haynes, 2015; Hebart and Baker, 2018), и связанные многомерные методы, такие как анализ репрезентативного сходства (Kriegeskorte, 2008; Guggenmos et al., 2018), могут предоставить дополнительную информацию для оценить наборы кандидатов биомаркеров с точки зрения прямых различий профиля между условиями.

Экспериментальным ограничением было отсутствие уравновешивания данных МЭГ в условиях ЛЕВОДОПА-ОФФ и ЛЕВОДОПА-ВКЛ, которые всегда собирались во время одного визита в одном и том же порядке. Таким образом, факторы, не связанные с лекарством, могли повлиять на классификацию (например, окружающая среда, знакомство субъекта с протоколом). Устранение этого важного и сложного ограничения может потребовать альтернативных схем исследования, включающих несколько занятий по каждому предмету (например, обучение и тестирование на данных, записанных в разные дни).Кроме того, неотъемлемым ограничением данной конструкции является потенциальная разница в уровнях шума, связанного с движением, в условиях LEVODOPA-OFF и LEVODOPA-ON, несмотря на компенсацию движения головы за счет непрерывной локализации головы. Кроме того, настоящий анализ включал оба полушария для сравнения прогнозов с в основном двусторонним набором рассматриваемых показателей клинических факторов, таким образом игнорируя потенциальные взаимосвязи между латерализованными клиническими факторами верхних конечностей и латеральностью МЭГ при БП (Heinrichs-Graham et al., 2017). Наконец, хотя продолжительность нашей записи (~ 3 мин) соответствовала предыдущим спектральным анализам в состоянии покоя (Pollok et al., 2012; Hall et al., 2014; Cao et al., 2020; Vinding et al., 2020), другие соответствующие показатели, такие как канонические сети мозга в состоянии покоя, могут потребовать более продолжительной записи (Liuzzi et al., 2017).

Мы ограничили нашу классификацию линейными SVM и небольшим пространством функций, которое облегчило интерпретируемость. Тем не менее, мы признаем, что другие алгоритмы классификации могут быть более подходящими для использования определенных отношений между функциями.Хотя предварительный визуальный осмотр функций не выявил существенных взаимосвязей для использования, более высокая точность классификации может быть возможна с использованием нелинейных SVM на основе ядра или альтернативных методов, таких как деревья классификации и регрессии. При использовании более сложных методов оправданы альтернативные методы интерпретации (Haufe et al., 2014). Примечательно, что хотя наше пространство гиперпараметров было одномерным, использование байесовской оптимизации легко применимо, когда пространство гиперпараметров многомерно.Несмотря на отмеченные ограничения, настоящее исследование предоставляет количественную информацию о межсубъектной вариабельности клинических и нейрофизиологических профилей SDR. Исследование также демонстрирует потенциал классификационных подходов для оценки кандидатных многогранных биомаркеров относительно спектра клинических фенотипов БП (Marras et al., 2020).

Заявление о доступности данных

Оценки моторных факторов для всех субъектов, весовые коэффициенты частотной машины опорных векторов и перекрестная проверенная точность для всех субъектов были загружены в репозиторий данных для U of M (DRUM) и будут постоянно доступны для общественности по следующему адресу DOI: https : // doi.org / 10.13020 / r6af-pj55. Кроме того, код MATLAB, используемый для обучения и тестирования SVM, доступен в следующем репозитории GitHub: https://github.com/eurypt/MEG-UPDRS.

Заявление об этике

Исследования с участием людей были рассмотрены и одобрены Экспертным советом медицинского центра им. Короля Фахда и институциональным наблюдательным советом Университета Миннесоты. Пациенты / участники предоставили письменное информированное согласие на участие в этом исследовании.

Авторские взносы

EP проанализировал данные и написал рукопись.MDJ и JAB задумали, спроектировали и контролировали выполнение исследовательского проекта и написание рукописи. TMM и SN собрали клинические данные. FA и TA собрали данные магнитоэнцефалографии. SK и VP участвовали в разработке и анализе анализа данных, а также в организации и редактировании рукописи. Все авторы внесли свой вклад в статью и одобрили представленную версию.

Финансирование

Исследование финансировалось Медицинским городком короля Фахда, Национальным научным фондом (00039202 — EP) и Национальными институтами здравоохранения (R01-NS094206 и P50-NS098573).

Конфликт интересов

Авторы заявляют, что исследование проводилось при отсутствии каких-либо коммерческих или финансовых отношений, которые могут быть истолкованы как потенциальный конфликт интересов.

Благодарности

Мы благодарим Кристофера Г. Гетца, Гленна Т. Стеббинса, Шахида Миана, Вассилиоса Мейснера, Скотта Э. Купера, Вейкко Юсмяки, Лахбиба Суалми и Кристофера Клайна за полезное обсуждение.

Дополнительные материалы

Дополнительные материалы к этой статье можно найти в Интернете по адресу: https: // www.frontiersin.org/articles/10.3389/fnhum.2021.640591/full#supplementary-material

Сноски

Список литературы

Андерсон Э. и Натт Дж. (2011). Долгосрочный ответ на леводопа: феноменология, потенциальные механизмы и клинические последствия. Parkinsonism Relat. Disord. 17, 587–592. DOI: 10.1016 / j.parkreldis.2011.03.014

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Бартельс А.Л., Балаш Ю., Гуревич, Т., Шаафсма, Дж. Д., Хаусдорф, Дж. М., и Гилади, Н. (2003). Связь между застыванием походки (ВОГ) и другими особенностями болезни Паркинсона: ВОГ не коррелирует с брадикинезией. J. Clin. Neurosci. 10, 584–588. DOI: 10.1016 / S0967-5868 (03) 00192-9

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Becker, R., Vidaurre, D., Quinn, A.J., Abeysuriya, R.G., Parker Jones, O., Jbabdi, S., et al. (2020). Переходные спектральные события в состоянии покоя MEG предсказывают индивидуальные ответы на задачи. Нейроизображение 215: 116818. DOI: 10.1016 / j.neuroimage.2020.116818

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Бун, Л. И., Гераедтс, В. Дж., Хиллебранд, А., Таннемаат, М. Р., Контарино, М. Ф., Стэм, К. Дж. И др. (2019). Систематический обзор исследований на основе МЭГ болезни Паркинсона: двигательная система и не только. Hum. Brain Mapp. 40, 2827–2848. DOI: 10.1002 / hbm.24562

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Цао, К., Ли, Д., Чжан, С., Чжан, К., Сунь, Б., и Литвак, В. (2020). Лечение L-допа увеличивает колебательную силу в моторной коре головного мозга пациентов с болезнью Паркинсона. Neuroimage Clin. 26: 102255. DOI: 10.1016 / j.nicl.2020.102255

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Cilia, R., Cereda, E., Akpalu, A., Sarfo, F. S., Cham, M., Laryea, R., et al. (2020). Естественная история двигательных симптомов болезни Паркинсона и длительная реакция на леводопу. Мозг 143, 2490–2501. DOI: 10.1093 / мозг / awaa181

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

de Hemptinne, C., Swann, N. C., Ostrem, J. L., Ryapolova-Webb, E. S., San Luciano, M., Galifianakis, N. B., et al. (2015). Терапевтическая стимуляция глубокого мозга снижает корковую фазу-амплитудную связь при болезни Паркинсона. Nat. Neurosci. 18, 779–786.

Google Scholar

Эспай, А. Дж., И Ланг, А. Э. (2018). Болезни Паркинсона в 2020-х годах и далее: замена клинико-патологической конвергенции дивергенцией системной биологии. J. Parkinsons Dis. 8, S59 – S64. DOI: 10.3233 / JPD-181465

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Финн, Э. С., Шен, X., Шейност, Д., Розенберг, М. Д., Хуанг, Дж., Чун, М. М. и др. (2015). Функциональный дактилоскопический коннектом: идентификация людей с использованием паттернов мозговой связи. Nat. Neurosci. 18, 1664–1671. DOI: 10.1038 / nn.4135

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Гибб, W.Р. и Лис А. Дж. (1988). Актуальность тельца Леви для патогенеза идиопатической болезни Паркинсона. J. Neurol. Нейрохирургия. Психиатрия 51, 745–752. DOI: 10.1136 / jnnp.51.6.745

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Гетц К. Г., Тилли Б. К., Шафтман С. Р., Стеббинс Г. Т., Фан С., Мартинес-Мартин П. и др. (2008). Пересмотр единой рейтинговой шкалы болезни Паркинсона (MDS-UPDRS), спонсируемой обществом при двигательных расстройствах: представление шкалы и результаты клинических испытаний. Mov. Disord. 23, 2129–2170. DOI: 10.1002 / mds.22340

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Гомес Аревало, Г., Хорхе, Р., Гарсия, С., Сципиони, О., и Гершаник, О. (1997). Клинические и фармакологические различия при болезни Паркинсона с ранним и поздним началом. Mov. Disord. 12, 277–284. DOI: 10.1002 / mds.870120303

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Guggenmos, M., Sterzer, P., and Cichy, R.М. (2018). Многомерный анализ паттернов для МЭГ: сравнение показателей несходства. Neuroimage 173, 434–447. DOI: 10.1016 / j.neuroimage.2018.02.044

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Холл, С. Д., Прокич, Э. Дж., Макаллистер, К. Дж., Роннквист, К. К., Уильямс, А. С., Ямаваки, Н. и др. (2014). ГАМК-опосредованные изменения межполушарной частотной активности бета-излучения при ранней стадии болезни Паркинсона. Неврология 281, 68–76.DOI: 10.1016 / j.neuroscience.2014.09.037

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Haufe, S., Meinecke, F., Görgen, K., Dähne, S., Haynes, J.-D., Blankertz, B., et al. (2014). Об интерпретации весовых векторов линейных моделей в многомерной нейровизуализации. Neuroimage 87, 96–110. DOI: 10.1016 / j.neuroimage.2013.10.067

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Генрихс-Грэм, Э., Курц, М. Дж., Беккер, К.М., Сантамария, П. М., Гендельман, Х. Э., Уилсон, Т. У. (2014). Гиперсинхрония, несмотря на патологически сниженные бета-колебания у пациентов с болезнью Паркинсона: исследование фармако-магнитоэнцефалографии. J. Neurophysiol. 112, 1739–1747. DOI: 10.1152 / jn.00383.2014

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Генрихс-Грэм, Э., Сантамария, П. М., Гендельман, Х. Э. и Уилсон, Т. У. (2017). Кортикальный признак латеральности симптомов при болезни Паркинсона. Neuroimage Clin. 14, 433–440. DOI: 10.1016 / j.nicl.2017.02.010

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Хели, М.А., Моррис, Дж. Г. Л., Рид, В. Г. Дж., И Траффиканте, Р. (2005). Сиднейское многоцентровое исследование болезни Паркинсона: проблемы, не связанные с L -допа, преобладают в возрасте 15 лет. Mov. Disord. 20, 190–199. DOI: 10.1002 / mds.20324

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Хиршманн, Дж., Байе, С., Вулрич, М., Шницлер, А., Видорре, Д., и Флорин, Э. (2020). Спонтанная сетевая активность <35 Гц объясняет изменчивость индуцированных стимулами гамма-ответов. Нейроизображение 207: 116374. DOI: 10.1016 / j.neuroimage.2019.116374

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Hirschmann, J., Özkurt, T. E., Butz, M., Homburger, M., Elben, S., Hartmann, C. J., et al. (2013). Дифференциальная модуляция STN-кортикальной и кортико-мышечной когерентности движением и леводопой при болезни Паркинсона. Neuroimage 68, 203–213. DOI: 10.1016 / j.neuroimage.2012.11.036

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Хуанг, М. X., Мошер, Дж. К., и Лихи, Р. М. (1999). Модель головы с перекрывающейся сферой, взвешенная по датчикам, и исчерпывающее сравнение модели головы для MEG. Phys. Med. Биол. 44, 423–440.

Google Scholar

Лиуцци, Л., Гаскойн, Л. Э., Тьюари, П. К., Баррат, Э. Л., Бото, Э. и Брукс, М. Дж. (2017). Оптимизация экспериментального плана для измерения функциональной связности МЭГ в состоянии покоя. Neuroimage 155, 565–576. DOI: 10.1016 / j.neuroimage.2016.11.064

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Норман К. А., Полин С. М., Детре Г. Дж. И Хаксби Дж. В. (2006). Помимо чтения мыслей: анализ множественных вокселей данных фМРТ. Trends Cogn. Sci. 10, 424–430. DOI: 10.1016 / j.tics.2006.07.005

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Поллок, Б., Краузе, В., Марч, В., Вах, К., Шницлер, А., Зюдмайер, М. (2012). Моторно-корковые колебания на ранних стадиях болезни Паркинсона: подавление моторных кортикальных бета-колебаний нарушается на ранних стадиях болезни Паркинсона. J. Physiol. 590, 3203–3212. DOI: 10.1113 / jphysiol.2012.231316

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Priori, A., Foffani, G., Pesenti, A., Tamma, F., Bianchi, A., Pellegrini, M., et al. (2004). Ритм-специфическая фармакологическая модуляция субталамической активности при болезни Паркинсона. Exp. Neurol. 189, 369–379. DOI: 10.1016 / j.expneurol.2004.06.001

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Росс, К. А., Тебризи, С. Дж. (2011). Болезнь Хантингтона: от молекулярного патогенеза к клиническому лечению. Lancet Neurol. 10, 83–98. DOI: 10.1016 / S1474-4422 (10) 70245-3

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Салениус, С., Авикайнен, С., Кааккола, С., Хари, Р., и Браун, П. (2002). Дефект коркового мозга к мышцам при болезни Паркинсона и его улучшение с помощью леводопы. Мозг 125, 491–500. DOI: 10.1093 / brain / awf042

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Тадель, Ф., Байе, С., Мошер, Дж. К., Пантазис, Д., и Лихи, Р. М. (2011). Brainstorm: удобное приложение для анализа МЭГ / ЭЭГ. Comput. Intell. Neurosci. 2011: 879716. DOI: 10.1155 / 2011/879716

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Таулу, С., Каджола, М., и Симола, Дж. (2004). Подавление помех и артефактов методом разделения сигнального пространства. Brain Topogr. 16, 269–275.

Google Scholar

Таулу, С., и Симола, Дж. (2006). Метод пространственно-временного разделения сигнального пространства для подавления соседних помех при измерениях MEG. Phys. Med. Биол. 51, 1759–1768. DOI: 10.1088 / 0031-9155 / 51/7/008

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

ten Kate, M., Ingala, S., Schwarz, A.J., Fox, N.C., Chételat, G., van Berckel, B.NM, et al. (2018). Вторичная профилактика деменции Альцгеймера: вклады нейровизуализации. Alzheimers Res. Ther. 10: 112. DOI: 10.1186 / s13195-018-0438-z

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Теше, К. Д., Ууситало, М. А., Ильмониеми, Р. Дж., Хуотилайнен, М., Кайола, М., и Салонен, О. (1995). Проекции сигнального пространства данных МЭГ характеризуют как распределенные, так и хорошо локализованные нейрональные источники. Электроэнцефалогр. Clin. Neurophysiol. 95, 189–200. DOI: 10.1016 / 0013-4694 (95) 00064-6

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Видурре, Д., Хант, Л. Т., Куинн, А. Дж., Хант, Б. А. Е., Брукс, М. Дж., Нобре, А. С. и др. (2018). Спонтанная корковая активность временно преобразуется в частотно-зависимые сети фазовой связи. Nat. Commun. 9: 2987. DOI: 10.1038 / s41467-018-05316-z

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Виндинг, М. К., Цици, П., Вальдталер, Дж., Остенвельд, Р., Ингвар, М., Свеннингссон, П., и др. (2020). Уменьшение спонтанных корковых бета-всплесков при болезни Паркинсона связано с серьезностью симптомов. Brain Commun. 2: fcaa052. DOI: 10.1093 / braincomms / fcaa052

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Вайнгартен, К. П., Сундман, М. Х., Хики, П., и Чен, Н. (2015). Нейровизуализация болезни Паркинсона: расширение взглядов. Neurosci. Biobehav. Ред. 59, 16–52. DOI: 10.1016 / j.neubiorev.2015.09.007

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Янг Ю., Шевалье С., Виарт Дж. И Блох И. (2017).Частотно-временный выбор в зависимости от предмета для ИМК на основе воображения движения с несколькими классами с использованием нескольких лапласовских каналов ЭЭГ. Biomed. Сигнальный процесс. Контроль 38, 302–311. DOI: 10.1016 / j.bspc.2017.06.016

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Индивидуальное консультирование (краткосрочное) — Университет Хьюстона

CAPS предлагает краткосрочное или краткосрочное индивидуальное консультирование для студентов, которые готовы глубже изучить причины своих текущих трудностей.Краткосрочное консультирование отличается от долгосрочной или бессрочной терапии в том смысле, что оно сосредоточено на конкретных проблемах и помогает вам добиться прогресса в решении проблемы за короткий промежуток времени. В CAPS мы обычно думаем об этом промежутке времени как 1 семестр или меньше, и мы обычно встречаемся с вами на встречах, которые назначаются каждые две недели.

Тот факт, что краткосрочное консультирование ориентировано на достижение цели, означает, что это не просто место, где можно «дать выход» или поговорить о стрессовых событиях недели.Вместо этого это совместные усилия по изучению потенциальных причин или причин вашего стресса, чтобы вы могли повысить свое самосознание и внести изменения в свою жизнь. Краткосрочная терапия может включать исследование чувств, мыслей или воспоминаний, которые вы обычно отталкиваете, и потребует саморефлексии и активного участия на протяжении всего процесса.

Кратковременное консультирование может быть очень эффективным и полезным, но не для всех. Тем, кто предпочитает изучать техники или навыки, которые они могут реализовать сразу, мы рекомендуем один из наших семинаров по основным навыкам.

Кроме того, для тех, кому требуется более постоянная поддержка или более частые сеансы, чем может предложить краткая терапия, CAPS может помочь облегчить направление к другим терапевтам в сообществе, которые могут проводить более длительные или более часто запланированные сеансы терапии.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *