Детская исповедь православие: Детская Исповедь. Советы священника

Содержание

Детская исповедь — Успенский храм в деревне Рожново

С какого возраста ребенок должен идти на исповедь? Существуют ли исключения?

Дети исповедуются обычно с семи лет. Иногда первая исповедь воцерковленного ребенка совершается раньше семилетнего возраста после серьезного проступка, который сам ребенок осознает как грех. Родители объясняют ребенку, что причащаться с таким грехом без исповеди нельзя, а ребенок сам принимает решение исповедоваться. В данном случае, пока ребенку не исполнилось семи лет, он может продолжать причащаться и без исповеди, если не будет совершен другой серьезный грех. С семи же лет дети обычно исповедуются перед каждым причастием, как это делают взрослые. Исключения, конечно же, бывают – кто-то и в шесть лет очень серьезно исповедуется, а кто-то и в восемь лет не может на себя взглянуть со стороны. Важно, чтобы родители не переусердствовали в последнем случае, заставляя ребенка исповедоваться.

Нужно ли заставлять ребенка идти на исповедь?

Ребенка нельзя принуждать к исповеди – покаяние должно быть искренним и совершенно свободным. Ребенок может подчиняться родительскому авторитету, но при этом в нем не будет происходить духовного возрастания. Повзрослев, ребенок откажется исповедоваться вообще.

Как готовить ребенка к первой исповеди?

Ребенку можно помочь продумать свою первую исповедь, побеседовав с ним о том, какие могут быть грехи, чем мы можем оскорблять Бога и людей. Для этого можно перечислить основные заповеди Божии, объяснив каждую из них. Не стоит напоминать ребенку его конкретные проступки, настаивая, чтобы он не забыл их исповедовать. Также ребенку необходимо объяснить, что произнесение грехов на исповеди – это еще только начало покаяния и очень важно, чтобы он не повторял их. Поскольку дети часто волнуются на исповеди, особенно, если они исповедуются редко, лучше предложить ребенку написать свои грехи на листочке бумаги, по которому можно прочитать грехи на исповеди. Но родители не должны писать грехи за ребенка на бумажку, которую он прочитает на исповеди. После исповеди родители не должны нарушать тайну исповеди и пытаться узнать грехи своих детей, или расспрашивать детей, что священник сказал им на исповеди. При подготовке к исповеди можно пользоваться книгами, такими, как «В помощь кающемуся», где для напоминания перечисляются возможные грехи. Особенно это нужно, когда ребенок исповедуется впервые или исповедовался еще не часто. Но детям лучше не пользоваться перечнем грехов, составленным для взрослых, чтобы прочитанное не направило раньше времени детский ум в ту сторону, куда мысль еще не заходила в силу своей детской чистоты. Неудачно заданный вопрос на исповеди или прочитанное название греха может не только не уберечь ребенка от него, а напротив, возбудить в нем интерес к этому греху. Поэтому при разговоре с ребенком о возможных грехах надо быть очень осторожным и называть только самые общие грехи. Можно ребенку объяснять те грехи, которые он может не считать грехами, например, компьютерные игры со всевозможными «стрелялками», долгое просиживание у телевизора и т.д.

Для ребенка от семи до десяти-одиннадцати лет (до начала переходного возраста) можно использовать следующий перечень грехов.

  • Грехи по отношению к старшим: Не слушался родителей или учителей. Пререкался с ними. Грубил старшим. Брал что-либо без разрешения. Гулял без разрешения. Обманывал старших. Капризничал. Плохо себя вел на уроках. Не благодарил родителей.
  • Грехи по отношению к младшим. Обижал младших. Грубил им. Издевался над животными. Не заботился о домашних животных.
  • Грехи по отношению к друзьям и одноклассникам. Жадничал. Обманывал. Дрался. Обзывался обидными словами или кличками. Ссорился. Не уступал, проявлял упрямство. Ябедничал.
  • Обязанности. Не убирался в комнате. Не выполнял поручения, которые давали родители. Не делал или делал небрежно домашнее задание.
  • Вредные привычки. Много смотрел телевизор. Много играл на компьютере.
  • Грехи по отношению к Богу. Забывал молиться утром и вечером, до и после еды. Редко исповедовался и причащался. Не благодарил Бога за Его благодеяния.

Перечисленных грехов вполне достаточно, чтобы дать ребенку правильное направление мысли, остальное ребенку подскажет его совесть.
Для ребенка в период переходного возраста перечень возможных грехов можно несколько дополнить:

  • Ругался нецензурно. Пробовал курить. Пробовал спиртные напитки. Смотрел непристойные картины или фильмы. Было вольное обращение с противоположным полом.

Этим списком можно также ограничиться, вновь надеясь на то, что направление мысли задано, а более серьезные грехи совесть не даст забыть.

Что делать, если ребенок не может преодолеть страх и подойти к священнику?

Исповедь совершается перед крестом и Евангелием, которые напоминают о том, что исповедь принимает Бог, а не священник, который является только свидетелем исповеди. Поэтому можно исповедоваться, как обращаясь к священнику, так и просто перечисляя грехи, не обращаясь непосредственно к священнику.
Хотелось бы, чтобы ребенок усвоил правильное понимание исповеди. Священник у креста и Евангелия – это не судья, который будет решать, насколько дурной поступок ты сделал. Исповедь для ребенка должна быть духовной «врачебницей». В кабинете врача сидит доктор, который нас лечит, и медсестра, которая помогает врачу. Так и на исповеди: мы стоим на исповеди перед Богом – Врачом наших душ – и священником, который словно медсестра просто помогает исповедоваться. Если исповедь – это судилище, то чем больше грех, тем труднее идти на исповедь. А если исповедь – это врачебница, то чем больше грех, тем быстрее ребенок пойдет на исповедь.

Частая исповедь, совершаемая ребенком без принуждения, способствует его нравственному взрослению и ответственности за свои поступки. При этом родители должны своим примером приучать ребенка к частой исповеди, сами прибегая к этому таинству.

Пост для детей.

Пост – воспитание в человеке преодоления греховных привычек, воспитание духовного иммунитета против греха и безверия. Для детей важен пример семьи. Если постятся близкие, тогда для ребенка пост — само собой разумеющееся. Для детей важно научиться преодолевать себя. Если ребенок к посту относится духовно, пусть постится, как положено, не мешайте ему. Если для него пост сложен, пусть с Вашей помощью учится все-таки ограничивать свои желания. Если ребенок питается в школе, то хотя бы во время обеда пусть отложит котлету, сосиску, это уже будет воздержание. Дома постарайтесь поститься как положено. Если ребенку пост труден, определитесь с ним о послаблении, к примеру,  на молочные продукты. Если страх за здоровье ребенка Вас терзает, то в субботу и воскресенье позвольте ребенку большее послабление. Поститься может ребенок любого школьного возраста. Для маленьких можно попробовать ограничить количество любимых конфет или сладостей. Важно ограничить и развлечения, просмотр ТВ, игра в компьютере (также должны поступать и родители).

Детская исповедь — Православное образование

Таинство Покаяния или исповедь постоянно присутствует в жизни каждого христианина. В этом Таинстве человек испрашивает прощения у Бога за свои прегрешения, очищает свою совесть, учится признавать ошибки. Покаяние – это особая духовная работа, изменяющая внутреннюю и внешнюю жизнь человека, направляющая его духовное возрастание.

Вопрос детской исповеди является одним из самых сложных и неоднозначных. Согласно церковной традиции ребенку следует исповедоваться с семи лет. К моменту достижения им этого возраста крёстные и родители должны рассказать ребенку о необходимости покаяния, обратить его внимание на личный пример. Маленький христианин должен обязательно понимать, что исповедь – это не отчет перед «дяденькой-священником», а встреча с Богом, на которой священник – помощник и учитель, а не полицейский или судья.

Вместе с этим, следует учитывать, что все дети разные, и для кого-то исповедь в семь лет может восприниматься как страшное событие, из-за которого посещение храма из радости превратится в паническую боязнь. Поэтому весьма справедливо возникает вопрос: «Как быть в таких случаях?»

Священники немного по-разному рассуждают об этом: кто-то считает, что исповедь с семилетнего возраста должна быть регулярной и без неё причащаться недопустимо, кто-то, наоборот, говорит о том, что во избежание формализма и иных духовных ошибок, исповедоваться ребенок может намного реже, чем причащаться.

Предлагаем Вашему вниманию размышления протоиерея Андрея Федосова на эту непростую тему.

Вопрос:

У меня двое детей: сыну три года и семь лет дочери. На Причастие стараюсь водить детей каждое воскресенье. Если сына и сейчас продолжаю водить, то с дочерью возникли проблемы, и я не знаю, как правильно поступить. Для того, чтобы ей помочь с подготовкой, мы готовимся, и идем затем вместе, чтобы ей было не так волнительно и страшно.

— А сами Вы не причащаетесь вместе с ней? То есть её причащаете каждый раз, а себя — нет?

— Но для нее особенный страх вызывает исповедь, она не хочет готовиться к Причастию из-за этого. У нас и батюшка хороший, добрый, но она прямо в ступор впадает, или начинает психовать: «не хочу на исповедь». Мне кажется, что ей очень стыдно и страшно, хотя она и не говорит этого – просто: «не хочу и все». В прошлый раз она написала все на бумаге — писала сама, отдала, батюшка с ней поговорил, все прошло хорошо. Сейчас она сама предложила пойти в храм на Вербное. Я говорю: «Отлично, давай, будем готовиться к Причастию», — а она аж в лице изменилась: «Нет», — говорит, — «не хочу — только вербу освятить». На мой вопрос «почему?» ответила: «Не хочу на исповедь». Как мне правильно поступить, чтобы не напирать на нее и не заставлять, или наоборот — надо заставить? Я уже ей говорю, что, раз ты ходишь в воскресную школу, значит, и на Таинства ходить надо, но для нее исповедь — это прямо стресс.

— Да, это стресс, это очень серьезный стресс для детей — это правда. Не надо заставлять. Лично я Вам могу свое личное мнение высказать. Может быть, со мной некоторые священники не согласятся — я ничуть не удивлюсь этому, но мое мнение таково, что детей с семи лет можно исповедовать, но не перед каждым Причастием. Исповедовались они в семь лет – хорошо; потом, может быть, они в восемь лет исповедуются – хорошо; потом, может, в восемь с половиной лет, потом в девять, потом в девять с четвертью, девять с половиной, потом в десять лет… В общем, постепенно увеличивать частоту исповеди, но Причастие оставить, как раньше.

Для детей Причастие — это хорошо, они с Боженькой встречаются, это радостно для них. А исповедь — это очень серьезная духовная работа, колоссальный духовный труд и напряжение. Для детей это очень болезненно и тяжело. Хорошо, ребенок пришел на первую исповедь — и какая у них детская исповедь? Вот Вы пишете, что ей очень стыдно, страшно — может быть, страшно. Но души-то их чистенькие совсем. Эти детки приходят и говорят: «Я маму не слушаю». Но он это так скажет, что у Вас в душе все перевернется с ног на голову. Потому что для него — для этого ребеночка, который маму не слушал, – это очень важно, ведь он на исповеди у Боженьки в этом просит прощения. И думаю: «Боже мой, я-то какой грешник по сравнению с ним!..»

Но если так делать часто, то все это превращается в какую-то формальность, они потом просто, как пулемет выстреливают все, что положено сказать, и все это уничтожается. А это плохо. Поэтому я думаю, что надо детей причащать чаще, а исповедовать реже. И с семи лет начинать приучать их к исповеди, но делать это очень постепенно. Если ребенок упирается и не хочет, то не надо заставлять, не надо. Может быть, потом условия совпадут, через какое-то время как-то так сойдутся обстоятельства, что будет повод предложить пойти на исповедь, и ребенок, может быть, и согласится. Как-то нужно это мягко делать.

Не надо заставлять, не принуждайте, не надо. Детки они хорошие, их Боженька любит и таких. Это мы грешники с Вами. Не надо заставлять их. Пусть просто причащаются. Обязательно надо еще со священником поговорить, который будет их причащать без исповеди, чтобы он тоже согласен был с Вами в том, что не нужно этого делать. Вместе с ним выработать общее решение, прийти к одному знаменателю и делать так. Я Вам очень советую: не надо, не заставляйте…

azbyka.ru

Как подготовить ребенка к исповеди?

Сегодня родители, приводящие своих детей в храм, в большинстве своем не имеет опыта исповеди в своем детстве. Желая помочь детям обрести веру в Бога, взрослые не знают каким образом это сделать. Процесс воцерковления детей часто превращается в формальность: сегодня у нас музыкальный кружок, завтра танцы, а в воскресенье мы идем причащаться. Какие проблемы бывают наиболее часто и чего особенно надо избегать? Что наиболее важно в начале этого пути? Мы беседуем с протоиереем Алексием Уминским.

Как подготовить ребенка к исповеди?

— Отец Алексий, как правильно подготовить ребенка к исповеди?

Очень важное событие в жизни семьи – первая исповедь ребенка. Поэтому надо найти время и подготовить хотя бы немножечко ребенка к исповеди. Родители, которые ходят регулярно в храм, должны попросить священника о специальном времени для первой беседы с ребенком.

Работа по подготовке к исповеди, даже если ребенок пока не исповедуется, должна вестись родителями постоянно, это — беседы о плохих поступках ребенка, о совести, о том, как ребенок должен уметь просить прощение в каких-то случаях. Родители должны прививать навыки исповеди, чтобы ребенок чувствовал нравственную связь себя и события. Ребенок – событие, ребенок – какой-то грех, — все это в голове 7-8-летнего ребенка должно быть достаточно очевидным, как и понятие совести, понятие греха.

Родители могут проводить такую работу, если ребенок сделал какой-то неблаговидный поступок. Сначала родители должны объяснить весь смысл этого поступка, призвать его к совести и призвать ребенка попросить прощения у того, кому он нанес какой-то ущерб, если, например, он поссорился с родителями, ближними, не послушался их. А потом, конечно, встать перед иконой и попросить прощения у Бога.

После этого родители должны внимательно с ребенком побеседовать, рассказать, что такое исповедь, в чем смысл этого Таинства. В простых, доступных словах сказать о том, что Господь всегда тебя любит. Ребенку и так уже должно быть известно, что все его дела, его поступки, мысли Господь видит и терпеливо ждет того, что ребенок сам захочет признаться в содеянном и себя исправить.

Мне, конечно, здесь стоит предостеречь родителей от того, чтобы они не пугали ребенка Богом. Часто бывает такая ошибка от родительской беспомощности, от нежелания потрудиться. Поэтому испугать ребенка: « Бог тебя накажет, ты за это получишь от Бога», — это не метод. Богом пугать ни в коем случае нельзя. У Жана Поля Сартра я читал, что он был напуган Богом в детстве. Он все время думал, что, чтобы он ни делал, он все время находится под пристальным взглядом недоброго Бога.

А вопрос-то в том, что взгляд Божий – это совесть, которая постоянно в тебе говорит, что Бог тебе подсказывает, Бог тебя направляет, Бог тебя любит, Бог тебя ведет, Бог желает твоего изменения, твоего покаяния. Ребенку стоит объяснить, что все творящееся с человеком Бог использует не для того, чтобы человека наказать, а для того, чтобы человека спасти, чтобы человека вывести на Свет, чтобы человек с этого момента мог измениться в лучшую сторону.

Все эти важные вещи должны быть с детства хоть немножечко заложены родителями, а потом, если священник внимательный, он найдет возможность побеседовать с ребенком и обратить его сугубое внимание на какие-то простые вещи. Требовать от ребенка, чтобы он начал серьезную духовную работу в себе, не стоит. Достаточно того, что ребенок будет искренен на исповеди и будет честно вспоминать свои собственные проступки, не скрываясь и не прячась за ними. А священник должен тепло и любовно ребенка принимать и говорить — как помолиться, у кого надо просить прощения, на что надо обратить внимание. Это тот путь, с которым ребенок растет и учится воспринимать эти вещи.

Детская исповедь не должна быть подробной, такой как у взрослого человека, хотя подробность исповеди взрослого тоже стоит под большим — большим вопросом, ведь в такой исчерпывающей подробности часто кроется какое-то недоверие к Богу. А то Бог не знает, а то Бог не видит!

Желание вместо искренней исповеди подать списочек с подробно записанными по схеме грехами напоминает то, как подают заполненную квитанцию в прачечную – грязное белье сдал, чистое белье получил. Здесь ни в коем случае такого не должно быть с ребенком! У него не должно быть бумажечек, даже если он пишет их своей собственной рукой, а уж тем более ни в коем случае рукой родительской. Достаточно того, что ребенок говорит одно-два события из своей жизни для того, чтобы с ними прийти к Богу.

И ребенок не должен исповедоваться перед каждым причастием.

А кем это должно решаться? Священником? Чтобы не было неожиданностью, когда дети подходят к причастию, и им отказывают…

Это проблема семей, которые приходят в храм, где их не знают.

У нас, к величайшему сожалению, много зависит от личной настроенности священника. Например, один священник настроен так, что никого ни в коем случае без исповеди к причастию не допускать, и ему все равно, сколько ребенку – 6, 7 или ему 15 лет. Пропуск не получил – к причастию не допускаю. На это в нашей церковной ситуации можно нарваться, увы, довольно часто. Тут ничего невозможно сделать.

Поэтому разумные христианские семьи должны искать те приходы, где нет «фабрики», где нет такого, что никто никого не знает. Ведь есть храмы, где все превращается в некую безымянную безликую процедуру, где прихожане проходят определенные этапы: пришел, купил свечи, подал записки, пошел на исповедь, пошел к Причастию, все, вернулся домой. Такого надо избегать. Надо искать такой храм, где есть хороший приход, где есть внимательный священник. Если родители заинтересованы, чтобы детьми занимались, тогда и в отношениях священника и ребенка все выстаивается вполне благополучно.

Вот конкретный пример. Одна мама мне рассказала, что священник иногда не допускает ее детей до Причастия, т.к. они на исповеди называют мало грехов. И дети каждый раз начинают, можно сказать, выдумывать грехов побольше. Когда мама начинает советовать, что, возможно, необходимо поговорить подробнее о грехах, они отвечают: «Мама, ты не понимаешь! Священник не обсуждает с нами тонкости и детали, он просто требует перечисление грехов и все. И если грехов мало, то священник говорит, что мы не готовы к Причастию».

И исповедь превращается в формальность, вернее, в какую-то игру. Игра «Набери больше грехов». Тогда и Причастие превращается в такую вещь, которую нужно заслужить через какую-то странную комбинацию действий, через какую-то игру. Это то, что можно назвать имитацией. Все имитируется, настоящего ничего нет.

Протоиерей Алексий Уминский. Фото Тамары Амелиной

И поэтому мне, как священнику, кажется гораздо понятнее и полезнее та практика, которая существует в поместных Православных Церквях, где исповедь и Причастие не связаны между собой таким жестким образом, как у нас в России. Я понимаю, конечно, все проблемы огромной страны, огромной церкви, невоцерковленного населения, для которого подробная исповедь является еще и каким-то врастанием в тело церкви, пониманием важных вещей, исповедь просто необходима на первом этапе. Но там, где сложился приход, где священник знает каждого своего прихожанина, и прихожане регулярно причащаются каждое воскресение, на каждые праздники, то какой смысл проводить их через процедуру называния одних и тех вещей, которые и так понятны? Тогда надо каждый день исповедоваться, по много раз. Все можно превратить в какое-то безумие. Если человеку есть что сказать, он придет на исповедь и искренне об этом расскажет. Конечно, человек согрешает каждый день. Для этого есть возможность проверить свою совесть – во время вечернего правила существует молитва, в которой перечисляются грехи. Необязательно называть то, что не соответствует твоей жизни, например, мшелоимство… Можно же эту молитву заменить своей собственной молитвой, рассказать Богу о том, в чем ты каешься. Вспомнить свою жизнь за этот день и искренне перед Богом раскаяться.

И ребенку так можно сказать?

И ребенку надо сказать, чтобы он умел видеть, как он провел сегодняшний день, как он общался с родителями, с близкими. И если что-то есть на совести, нужно попросить у Бога прощение. И попробовать это не забыть на исповеди.

Возраст начала исповедования — 7 лет? Кто должен определить, что ребенок готов или, наоборот, еще не готов к исповеди? Родители?

Родители. Все зависит от психологического состояния ребенка. Есть такие дети, которые замыкаются на исповеди. Значит, не нужно им пока этого делать. Маленькие еще, не созрели.

Ребенку не трудно признать себя плохим? Если спросить ребенка – плохой он или хороший, то он, конечно, ответит, что хороший!

Родители способны объяснить ребенку: «Какой же ты хороший? Если ты сделал вот это, это, разве ты хороший?» Конечно, нельзя его всячески добивать, какой он плохой, но надо сказать: «Ты не всегда хороший, каждый человек не может быть только хорошим. Конечно, хороший, но не всегда».


Вы прочитали статью Как подготовить ребенка к исповеди? Читайте также:

Православное воспитание детей: ответы на вопросы

Когда мы говорим детям о молитве, мы можем сделать для них только одно – научить осмысливать молитву, то есть сделать каждое ее слово понятным для них. Не надо думать о том, что на уроке они будут эти молитвы читать с воодушевлением, – мы даже не должны ставить такой задачи. Молитва всегда – дело сокровенное.

Об изъянах православного воспитания

Сегодня мы поговорим об изъянах православного воспитания. О проблемах, которые возникают в воспитании детей в семьях, где родители недавно воцерковились или только стоят на пороге храма. Очень часто люди плохо представляют, как надо воспитывать в вере собственных детей – нет общего подхода, ориентира. Попробуем поразмышлять об этом!

Православное воспитание: вычитать и выстоять?

Когда мы начинаем наших детей воспитывать в Православии, мы опять начинаем искать для себя удобные схемы. Что правильно? Что неправильно? Какую бы нам схему найти, чтобы заработало, чтобы стало все по-нашему, по-православному? Чтобы у нас было не просто воспитание, а – православное воспитание, не просто образование, а православное образование. Где эта схема, дайте нам ее!

7 Апр 2009 | Протоиерей Алексий Уминский | Продолжение

Как вера становится сухой схемой

«Казалось бы, Церковь – это место, которое хранит смыслы, которое взращивает и оберегает эту культуру, на пороге Церкви должно кончаться безумие, в котором пребывает современный мир». О потере смысла в современном мире и об опасности превращения церковной жизни в набор готовых схем размышляет протоиерей Алексий Уминский.

6 Апр 2009 | Протоиерей Алексий Уминский | Продолжение

Детская исповедь

Мы живем в радостное, благодатное время — все больше и больше детей приходит в храм. Многих молодые мамы причащают с младенчества. Немало и тех. кто пришел в храм уже подростком — их привели родители, которые сами недавно начали воцерковляться. И вот в ЖИЗНИ ребенка наступает трепетный момент — первая исповедь, которая зачастую приводит в волнение не только детей, но и их родителей.

Каковы особенности детской исповеди? Чем и как могут помочь родители своему ребенку? Каких ошибок следует избегать при подготовке детей к исповеди?

Детская исповедь — это очень интересное явление, так же как детская молитва. Дети в большинстве своем не умеют притворяться, их отношение к Богу отметил и поставил нам в пример Иисус Христос, «быть как дети» — незлобивые, доверчивые и отстраненные от созерцания и оценки самих себя.

У одних желание исповедоваться пробуждается очень рано. Это не те случаи, когда младшие братья и сестренки в три-четыре года пытаются подражать своим семи-восьмилетним братьям, видя, как те исповедуются. Речь о другом — когда у них появляется потребность в покаянии. Мне известен один случай, когда шестилетний мальчик согрешил поел перед Причастием, при этом пытался обмануть родителей, заставших его врасплох. Мальчику стало стыдно, он сильно волновался в храме. Ему предложили исповедаться перед Причастием, а причащался он обычно с радостью и часто, каждое воскресенье. И вот батюшка из-за своей поспешности и из-за не очень строгого отношения к такому малышу с легкостью разрешил ему причащаться. Однако после этого мальчик расплакался и не хотел идти к Чаше. Видимо, малышу нужна была более глубокая исповедь, даже некое наказание, которое сняло бы груз с его совести, — нечто, соответствующее тому, как он переживал этот грех, может быть, даже отвод от Причастия и епитимья. По он этого не получил. Мальчика со слезами повели причащаться, и он плакал потом и долго не находил себе утешения. По всей видимости, он сам хотел себя наказать, — отказаться от Причастия, но его принудили причаститься, не сняв груз с сердца. Это говорит о том, что даже у детей, не достигших еще семи лет, может быть огромная потребность облегчить свою совесть. И прежде всего, через покаяние.

 

Как помочь детям подготовиться к первой исповеди, нужно пи им указывать на совершенные ими грехи?

Детям, которые готовятся к первой исповеди, конечно, нужно помочь, рассказать о грехах, но не вдаваться во взрослые грехи, не свойственные детям, чтобы не было навязывания греха, хотя сейчас дети, просвещенные через телевизор, посвящены во многие взрослые грехи. Не стоит их в это еще более углублять, готовя к исповеди. У детей есть долг, главная заповедь — это любить своих родителей, подчиняться старшим. Вокруг этого и должна быть построена исповедь. Очень важна и честность. Когда ребенок исповедуется, часто сердце священника волнуется, потому что он присутствует при необычном явлении — детская душа, не умеющая притворяться, открывается в первозданной красоте откровения. Если дети в раннем возрасте повторяют грехи, то это не потому, что они давали ложное обещание исправиться. У них нет еще достаточно окрепшего сознания, а самое главное, нет сил исправиться.

У нас, взрослых, так тоже бывает. Мы порой всю жизнь каемся в одних и тех же грехах, однако к себе относимся снисходительно, такими же надо быть и по отношению к детям и их исповеди. Не говорить детям: «А вот ты обещал, что ж ты теперь делаешь?» Таким образом мы можем отбить охоту исповедоваться, потому что на исповеди они были искренни, а потом ребенку, еще не окрепшему сознанием, волей, не хватило чего-то, что позволило бы окончательно исправиться, избавиться от греха.

Рассказывая детям о том, какие бывают грехи, не нужно навязывать им свое мнение об их греховности. Некоторые родственники подслушивают, как исповедуется ребенок, и, плохо скрывая свою осведомленность, буквально пихают ребенка, напоминая, чтобы он исповедался еще в этом и в этом — о чем он якобы забыл или не хочет, признаться. Эго уже не покаяние — это принуждение. Если детей не торопить во время исповеди, то они, ковыряя пальчиком сучки и замочные скважины на исповедальном аналое, в силу чистоты души, искренности и близости через это к Богу, могут рассказать всё — Бог помогает им вспоминать грехи. Все остальное, навязанное, мешает, смущает их. Показать ребенку, как избавиться от греха, как не повторять его — это задача и пастырская, и родительская. При этом духовник сам знает, когда и как лучше наставлять исповедующегося ребенка, а вот родителям нужно разделить исповедь и воспитание, и воспитывать ребенка в другом месте и в другое время.

Очень важно держать детей в послушании, в честности, строить их жизнь в недопущении подлости. Можно применять к ним и что-то вроде епитимьи — в виде отказа от чего-то, например, от сладкого, от какого-то любимого ими занятия. Можно запретить им сходить погулять, что-то посмотреть, что-то почитать, послушать, с кем-то пообщаться. Но, при ранимости их души, это настолько тонкий момент, что надо десять раз подумать, прежде чем наложить на ребенка то или иное наказание за совершенный грех, пусть это даже и подлость какая-то. Надо всячески беречь нежность их сердца, чувствительной души. К сожалению, многие детки живут в семьях, где часты ссоры, крики, примеры грубого отношения к ним старших. Их души могут быстро зачерстветь, особенно если не соизмерять наказание со степенью осознания ими греха.

С какого возраста все-таки дети должны исповедоваться?

Говорят, что начиная с семи лет можно уже опираться на обещания детей исправиться, на их волю, на их сознание, поэтому подготовка к первой исповеди в основном начинается с семилетнего возраста это пограничный возраст между младенчеством и отрочеством. Повторюсь, что у очень многих желание исповедаться по причине давления греха из-за чувствительности детской души появляется раньше семилетнего возраста, и здесь желательно идти навстречу.

Насколько применима общая исповедь к детям?

Во многих приходах практикуется общая исповедь — для взрослых и для детей. Однако во время детской исповеди очень важен личный контакт исповедующего священника с детской душой. Общая исповедь сводит к минимуму такое общение, поэтому такая исповедь возможна лишь в самых исключительных случаях. Учитывая ранимость, чуткость детской души, уже сам по себе контакт со священником, нахождение рядом с ним, слушание дыхания друг друга очень много значат для ребенка. Если такой контакт — судорожный, спешный, скомканный, значит упущена возможность повлиять на детскую душу положительным образом, и ее исправление откладывается на потом.

Пожелания родителям, которые приводят детей на исповедь

Я бы пожелал родителям самим чаще исповедоваться, самим стараться, чтобы слова их, родителей, не расходились с делом, потому что детей в силу восприимчивости и чистоты души очень ранит двуличие. Эта встреча с миром, «лукавым, прелюбодейным и злым», через двуличие родителей и близких настолько ошеломляет и так сильно ранит их душу, что она со временем отгораживается от мира невидимой стеной, как панцирем, как непробиваемой кожей носорога. Здесь прямая связь родителей н детей. Поэтому, я думаю, недолго сохранится желание детей исправляться, чистосердечно исповедоваться, если родители сами не исправляются, сами не каются, сами позволяют себе повторять грехи, — вместе должны всё делать.

А если ребенок совершил уже тяжелый грех, например, воровство, и не хочет исповедовать его?

Здесь родители обязательно должны сказать ребенку про врага нашего спасения, про рогатого, что у того есть невидимые веревки, и он ищет девочек и мальчиков, которые утаивают грехи и не хотят сразу от них избавляться через исповедь. Тогда он связывает их этими невидимыми веревками, и люди становятся пленниками этого невидимого врага. Веревки у него крепкие, он связывает так, что потом будет очень трудно развязаться, то есть не воровать или не врать, и над согрешающим все будут смеяться.

Что делать, если ребенок попал в недетскую ситуацию — если его толкают на наркоманию, курение, выпивку, другие тяжкие грехи?

Здесь важна среда, в которой находится ребенок. Родителям надо срочно решать вопрос по выводу его из злостной атмосферы. Потому что невозможно бороться с ожогами, не выведя человека из пожара.

Надо объяснить ребенку, что это не безобидно, как пытаются внушить ему взрослые: безобидные наркотики, безобидные сигареты, водка. Раз-два человек попробует — и это может стать бедой на всю жизнь. Им надо говорить о том, как плачут большие дяди и тети, в обшем то, сильные, но попавшие в зависимость от яда. И не могут сделать ничего для избавления от него ни они, ни медики, ни психологи. А потом уже — последствия на всю жизнь, самые печальные для человека: одиночество, бессилие и невозможность из-за поврожденности тяжелой зависимостью вернуться в нормальную жизнь. Самое главное — развеять миф безвредности наркотиков. Безопасных наркотиков нет, это признают все специалисты.

Наше пребывание на Святой горе Афон, разговор с одним очень знаменитым старцем, греком, в далеком монастыре, куда паломники почти не попадают, заставляет серьезно задуматься. Этот старец прозорливо указал некоторым нашим прихожанам на пагубность их знакомства с наркотиками десять и более лет тому назад. Они лишь только попробовали, а потом в их жизни было много бед — с работой, со здоровьем и в семьях. Они не понимали источника этих проблем. И когда мы при встрече обратились к старцу: скажи нам, отче, что-нибудь назидательное, он начал сразу же с наркотиков, сразу к этому подвел. Мы удивились, что эта, казалось бы, детская, юношеская шалость (подумаешь, когда-то попробовали?) всё еще помнится Богом, Который напомнил об этом старцу, и он сказал: «Вам лучше здесь остаться. Я вас замурую в стену, буду через маленькое окошечко подавать вам хлеб и воду. В Москву не возвращайтесь». Он не шутил, у него было серьезное лицо. Переводчик с греческого точно всё нам перевел. Мы стояли потрясенные тем, что беседу с нами, приехавшими из далекой России, старец начал с этого. Вот так могут пройти годы, десятилетия, может быть, и вся жизнь, но последствия этого греха — наркотиков — остаются и тянут за собой самого человека и тех, кто с ним связан, кто с ним живет. Конечно, и здесь не стоит отчаиваться, — Господь милостив. Совершив такой грех, надо попросить у духовника соответствующее наказание — епитимью, и отрабатывать ее с сознанием, что такой покаянный труд может быть принят Богом и изгладит вину.

В заключение необходимо сказать, что исповедь ребенка, особенно первые исповеди, это большой совместный труд всех верующих членов семьи. Замечено, что если на исповедь привели ребенка, в семье которого нет верующих, ему очень трудно раскрыть душу. Он не по-детски молчалив, он связан, он под влиянием той атмосферы, той стихии, тех сил (понятно каких), которые удерживают взрослых, родителей, домочадцев этого ребенка от покаяния и делают его необычно для детей немым во время исповеди. Иное дело, когда родители начинают каяться, встают на духовный путь и оба делают всё возможное, чтобы исправить свои ошибки: венчаются, начинают молиться, жить по Евангелию, по Заповедям Божиим. И тогда ребенок на глазах расцветает, потому что в семье всё общее — и горе, и радости, и состояние душ. Чистота детской души, ее искренность и открытость являются неоценимым даром Творца, и сберечь этот дар — задача родителей и духовника.

Январь 2011

Детская исповедь | Исповедь и причастие

Преподобный Амвросий Оптинский (Гренков) (1812-1891), священник Русской Православной Церкви, иеросхимонах. «Советы супругам и родителям».

«Заставьте его перед исповедью прочесть заповеди с объяснением. Касательно исправления его недостатков вообще можете ему говорить иногда полушутливым тоном: «Ты ведь молодой князь; через такие поступки не ударяй себя лицом в грязь».

 

Афонские старцы о детской Исповеди

 

Протоиерей Димитрий (Шевченко), настоятель Храма во имя великомученицы Варвары с. Чкалово, Покровско-Николаевская епархия. «Детская Исповедь — опыт прощения»

«Конечно, по устоявшейся традиции дети должны исповедоваться перед Причастием с семи лет, но у многих сегодняшних детей физиологическое взросление намного опережает духовное и психологическое. Поэтому к этому вопросу нужно подходить индивидуально».

 

Протоиерей Максим (Козлов) (1963), священник Русской Православной Церкви, профессор Московской духовной академии, богослов, педагог и религиозный публицист. Председатель Учебного комитета РПЦ. «Детская Исповедь: не навреди!»

«У большинства детей нравственное сознание просыпается значительно позже. Не вижу в этом ничего катастрофичного. Пусть приходят в девять, десять лет, когда у них появится большая степень взрослости и ответственности за свою жизнь».

 

Иеромонах Агапий (Голуб), насельник Свято-Успенского Жировичского ставропигиального мужского монастыря (Беларусская Православная Церковь). «Об исповеди и причащении детей».

«Если у семьи нет духовника, с которым имеется тесный контакт, то основной труд по подготовке к первым исповедям ребенка лежит на родителях. В первую очередь он заключается в личном примере — когда родители сами более-менее регулярно приступают к таинствам Исповеди и Причастия, когда ребенок слышит, как они молятся, видит их постящимися, за чтением Священного Писания и духовной литературы». 

5 главных вопросов о детской исповеди — блог издательства ✍ «Никея»

На вопросы, которые волнуют всех православных мам и пап, отвечает протоиерей Максим Козлов в книге «Детская исповедь: не навреди!». Мы выбрали для вас самое актуальное:

137 р


— Как воспитать в детях благоговейное отношение к Причастию и богослужениям?


— Прежде всего, нужно самим родителям любить Церковь, церковную жизнь и любить в ней каждого человека, в том числе и маленького.


И любящий Церковь сумеет это передать своему малышу. Это главное, а все остальное — уже просто конкретные методики.


Мне вспоминается рассказ протоиерея Владимира Воробьева, которого в детстве водили к Причастию только несколько раз в году, но он помнит каждый этот раз, и когда это было, и какое это было духовное переживание. 


Тогда, в сталинское время, в церковь часто ходить было нельзя. Так как если бы тебя увидели даже твои товарищи, то это могло грозить не только потерей образования, но и тюрьмой.


И отец Владимир вспоминает каждый свой приход в церковь, который был для него великим событием. Не могло быть и речи о том, чтобы на службе шалить, переговариваться, болтать со сверстниками.


Нужно было прийти на Литургию, помолиться, причаститься Святых Христовых Таин и жить ожиданием следующей такой встречи. Думается, и мы должны понимать Причастие, в том числе и маленьких детей, вступивших в пору относительной сознательности, не только как лекарство во здравие души и тела, но как нечто неизмеримо более важное. Даже ребенком оно должно восприниматься прежде всего как соединение со Христом.


Главное, о чем нужно думать, — чтобы посещение службы и Причастие стали для ребенка не тем, к чему мы его понуждаем, а тем, что он должен заслужить. Надо постараться так перестроить наше внутрисемейное отношение к богослужению, чтобы мы не тянули своего отрока причащаться, а он бы сам по прошествии определенного пути, подготавливающего его к принятию Святых Христовых Таин, получал право прийти на Литургию и приобщиться.


И быть может, лучше, чтобы воскресным утром мы не тормошили своего развлекавшегося в субботу вечером ребенка: «Вставай, на Литургию опаздываем!», а он, проснувшись без нас, увидел бы, что дом-то пуст. И оказался и без родителей, и без церкви, и без праздника Божия.


Пусть он до этого лишь на полчаса приходил на службу, к самому Причастию, но все равно не может не почувствовать некоторое несоответствие воскресного лежания в постели тому, что должен в это время делать каждый православный христианин. Когда же сами вернетесь из церкви, не упрекните своего отрока словами.


Быть может, ваша внутренняя скорбь по поводу его отсутствия на Литургии даже действенней отзовется в нем, чем десять родительских понуканий «а ну пойди», «а ну подготовься», «а ну прочитай молитвы».


Поэтому родители никогда не должны побуждать своего ребенка к Исповеди или Причастию в его уже сознательном возрасте. И если они смогут себя в этом сдерживать, то тогда благодать Божия обязательно коснется его души и поможет в таинствах церковных не затеряться.



— Как часто нужно исповедовать ребенка?


— Отчасти на собственных ошибках, отчасти советуясь с более опытными священниками, я пришел к выводу, что детей надо исповедовать как можно реже. Не как можно чаще, а как можно реже. Худшее, что можно сделать, — это ввести для детей еженедельную исповедь. У них она более всего ведет к формализации. Так они ходили и просто причащались каждое воскресенье или, по крайней мере, часто (правильно ли это для ребенка — тоже вопрос), а потом — с семи лет — их водят тоже чуть ли не каждое воскресенье под разрешительную молитву.


Дети очень быстро научаются говорить правильное священнику — то, что батюшка ожидает. «Маму не слушался, в школе грубил, ластик украл…» Перечень этот легко восстанавливается, и они даже не встречаются с тем, что такое исповедь как покаяние. И бывает, что целые годы приходят на исповедь с одними и теми же словами: «я не слушаюсь, я грублю, я ленюсь,забываю молитвы читать» — вот короткий набор обычных детских грехов. Священник, видя, что кроме этого ребенка к нему стоят еще много других людей, отпускает ему грехи и на этот раз.


Но по прошествии нескольких лет такому «воцерковленному» чаду будет вообще непонятно, что такое покаяние. Для него не составляет никакого труда сказать, что он то-то и то-то плохо сделал, «что-то пробубнить» по бумажке или по памяти, за что его или погладят по голове, или скажут: «Коля, не надо воровать ручки», а потом: «Не надо привыкать (да, потом уже привыкать) к сигаретам, смотреть эти журналы», и далее по нарастающей. А потом Коля скажет: «Не хочу я слушать тебя». Маша тоже может сказать, но девочки обычно быстрее взрослеют, они успевают приобрести личный духовный опыт раньше, чем могут прийти к такому решению.


Когда ребенка первый раз приводят в поликлинику и заставляют раздеться перед врачом, то он, конечно, стесняется, ему неприятно. А если положат его в больницу и будут каждый день перед уколом рубашку задирать, то он начнет делать это совершенно автоматически, безо всяких эмоций. Так же и исповедь с какого-то времени может не вызывать у него уже никаких переживаний. Поэтому благословлять детей на Причастие можно достаточно часто, но исповедоваться им нужно как можно реже.


Взрослым мы действительно по многим практическим причинам не можем разнести Причастие и Таинство Покаяния надолго, но к детям-то, наверное, можно было бы эту норму применить и говорить, что ответственная, серьезная исповедь отрока или отроковицы может осуществляться с достаточно большой периодичностью, а в прочее время — давать им благословение на Причастие, ввести это не в самодеятельность священника, а в каноническую норму.


Думаю, добро будет, посоветовавшись с духовником, исповедовать такого маленького грешника первый раз в семь лет, второй раз — в восемь, третий раз — в девять лет, несколько оттянув начало частой, регулярной исповеди, чтобы ни в коем случае она не становилась привычкой.



Один знакомый игумен рассказал мне о том, как однажды к нему на исповедь пришел человек средних лет, который не мог вымолвить ни слова. Он лишь горько плакал и молил Господа о прощении. Батюшка вспоминал: «Я подождал минут пять, а потом покрыл его епитрахилью и прочитал разрешительную молитву. Это была поистине лучшая исповедь, которую мне довелось принять за всю свою жизнь!» В связи с этим вопрос: если основа исповеди — сокрушенное покаяние человека и его искреннее желание коренным образом изменить свою жизнь и себя самого, то какой осознанной исповеди мы можем ожидать и тем более требовать от ребенка?


— Для начала — несколько слов по поводу пересказанного Вами случая. Я нисколько не удивлен тому, что слова игумена глубоко врезались в Вашу память, но полагаю и даже абсолютно убежден в том, что если тот же самый человек еженедельно приходил бы в храм, рыдал там и помалкивал, то тот же самый батюшка через какое-то время порекомендовал бы ему для начала сходить к доктору и лишь после этого готовиться к Таинству Исповеди.


Один известный московский проповедник еще в советские времена как-то на Усекновение главы Пророка и Крестителя Господня Иоанна вышел на амвон, долго молчал, насупившись, а потом неожиданно воскликнул: «Родные мои, Предтече головушку отрубили!» — и, прослезившись, скрылся в алтаре. Что ж, раз в жизни и такое возможно, однако если этот священник всякий раз подменял бы проповедь эмоциональными выплесками, то вряд ли достиг бы желаемого результата.


Вот и исповедь как очищение себя горькими слезами возможна либо в том случае, когда грех всерьез обожжет душу, либо когда человек начнет жить настолько глубокой духовной жизнью, что откажется мириться с тем, что окружающие воспринимают как хотя и греховные, но терпимые проявления нашей искаженной природы.


Да что там дети — и мы, взрослые, далеко не всегда переживаем исповедь как метанойю (переосмысление), которая благодатным озарением нисходит на нас, грешных, в лучшем случае несколько раз в жизни. Однако осознание этого прискорбного факта отнюдь не отменяет ни необходимости молитвенного труда, ни благотворности исповеди, понуждающей нас к крайне неприятному, но жизненно необходимому откровению перед давно знакомым человеком, пусть даже и священником. Этот душевный труд также очень важен! Без него, скорее всего, не состоится и то омытие слезами, которое каждый из нас мечтает когда-нибудь пережить. Здесь, как в спорте: лишь упорная, каждодневная тренировка духовных мышц позволит нам надеяться на настоящий качественный прорыв.


К сожалению, рассуждая о религиозном воспитании детей, многие из нас начинают руководствоваться ложной, лукавой логикой: дескать, не стоит на них давить, вырастут и сами определятся в жизни, а сейчас — лишь бы не отпугнуть. Если в минувшие годы родители, лишенные в детстве радости церковного общения, излишне пичкали своих отпрысков «твердой» пищей духовной, которая порой вызывала стойкую изжогу и неприятие, то теперь маятник резко качнулся в противоположную сторону, обозначив очередной перекос.


Но воспитывать-то своих детей нужно, этой обязанности с нас никто не снимал! Если ты не приучишь их ходить в храм хотя бы по воскресеньям и праздникам, если не будут они с малых лет поститься, пусть и не строго, пусть по-детски, то когда же им начинать? С шестнадцати лет, что ли? С восемнадцати? С двадцати одного года? Точно так же и с покаянием: если не будет привит вовремя навык, не придет твой ребенок на исповедь никогда.


— Нужно причащать маленьких детей как можно чаще?


— Я пришел (кстати, далеко не сразу!) к твердому убеждению: нет никакой необходимости в том, чтобы причащать малышей на каждой Литургии. Во-первых, возникает резонный вопрос: а зачем? Ведь если мы действительно веруем в то, что в Таинстве Крещения младенец освобождается от главных последствий первородного греха, над всеми нами довлеющего, а личных грехов пока не имеет, то что мы в таком случае хотим дать ему посредством частых причащений? Некий магический оберег, стоящий на страже его здоровья, причем не столько душевного, сколько физического?


Если дело обстоит именно таким образом, то наше понимание сути величайшего Таинства не имеет к православию ни малейшего отношения. Аргументы, сводящиеся к тому, что так поступают многие, тоже несостоятельны. Ну а мы-то сами о чем думаем, чем занимаемся? Всего лишь обезьянничаем?



Я полагаю, что духовный ущерб, который может быть нанесен семье такой практикой, значительно превышает гипотетические приобретения ребенка. Молодые родители, в особенности воспитывающие нескольких близких по возрасту детей, очень быстро отвыкают молиться сначала во время богослужений, а затем и дома. Прежде всего, это относится к женщинам. Отцам еще как-то удается изыскивать возможности для самостоятельного бытия, в том числе и бытия церковного, ну а куда мать от ребенка денется?


Вот и ограничивается церковная жизнь молодой мамы, до того тяготевшей к духовной жизни, тем, что она на пятнадцать-двадцать минут забегает в храм с ребенком на руках, а дальше, нисколько не участвуя в богослужении, начинает заботиться лишь о том, чтобы ее малыш громко не заревел в самый неподходящий момент. Затем она, наконец, прорывается к Чаше и переводит дух, лишь вновь оказавшись на улице. Общалась ли она в это время с Господом, молилась ли? Да ни о чем она не молилась, не до того ей было…


На мой взгляд, гораздо плодотворнее чередование родителями своих обязанностей. Скажем, в это воскресенье папа погуляет с коляской возле дома или вокруг храма и принесет младенца непосредственно к Причастию, предоставив любимой жене возможность спокойно постоять и помолиться в храме Божием. На следующей неделе, наоборот, мама займется ребенком, в то время как ее муж посвятит себя молитве. При таком подходе и ребенок без Святых Даров не останется, и родители не утратят навыки церковной жизни.


Если ежедневное молитвенное правило приедается, можно ли практиковать семейную молитву «своими словами»?


— Многие наши проблемы обусловлены тем, что молитвенное правило, сложившееся три столетия назад, с тех пор практически не изменилось и, конечно же, нуждается в разумной модернизации. Впрочем, само богослужение подсказывает, что молитва наша не должна быть однообразной, она вполне может в известной степени соответствовать суточному, недельному и годовому церковному кругу.


Например, почему бы Великим постом вместе с детьми не читать дома покаянную молитву святого Ефрема Сирина и молитву мытаря, хотя бы затем, чтобы в наших душах возникало ощущение поста? Сейчас издаются выдержки из Триоди. Какие же удивительные тексты встречаем мы в них! Наоборот, в дни Причастия ребенок постарше может заменить некоторые покаянные вечерние молитвы благодарственными в знак признательности за то, что Господь сподобил его приобщиться Святых Таин.


Чрезмерно увлекаться молитвой «своими словами» не следует хотя бы потому, что слова эти, особенно при регулярном их употреблении, вскоре обесцениваются и выливаются в примитивные, убогие формы, разительно уступающие высочайшим образцам, предлагаемым нашими молитвословами.


Вот из этого бескрайнего моря, которое плещется перед нами, и нужно творчески отбирать то, что поможет нам избежать сухости в молитве, избавит нас от ощущения каждодневной рутины.


Кстати говоря, такой подход вполне может заинтересовать и детей, став, по сути, очередным этапом на пути их церковного взросления. То же можно сказать и о подготовке к Таинству Евхаристии. Когда ребенок начинает более или менее осознанно молиться (в данном случае я специально не говорю о конкретном возрасте), ему нужно прививать осознание того, что Причастию, помимо обычной молитвы, должно сопутствовать что-то еще, и вечер, предшествующий этому событию, — поистине особый.


Пусть поначалу ребенок будет читать немногое — одну-две наиболее понятные молитвы из Последования ко Святому Причащению, может быть, даже адаптированные родителями для лучшего восприятия, например, «Верую, Господи, и исповедую…». Полагаю, что это необходимо. Задача родителей — это всегда задача творческая: суметь направить своих детей на путь веры и заботливо поддерживать хотя бы их первые шаги.



О том, что еще важно знать при подготовке ребенка к исповеди, читайте в книге протоиерея Максима Козлова «Детская исповедь: не навреди!»

Храм в честь Казанской иконы Божией Матери г.

Балаково.

Таинство исповеди. Детская исповедь.

В православном катехизисе дается следующее определение этого таинства: «Покаяние есть таинство, в котором исповедующий грехи свои, при видимом изъявлении прощения от священника, невидимо разрешается от грехов Самим Иисусом Христом».

Каждому из нас, хотя бы несколько раз в жизни приходилось признавать свою неправоту, говоря простое, но такое, порой сложно выговариваемое слово «прости». Но если человек невоцерковленный просит прощения только у тех, кого он обидел, то христианин еще просит прощения у Бога.

Исповедь – это не беседа о своих недостатках, сомнениях и не рассказ духовнику о своей жизни, это таинство, а не просто благочестивый обычай. Исповедь – это горячее покаяние сердца, жажда очищения.

Что же обозначает понятие исповеди, и как к ней готовиться мы попробуем разобраться с помощью Священного Писания и святых отцов.

Исповедь — перемена ума. 

Слова «покаяние» или «исповедь», к сожалению, не совсем точно отображают смысл этого таинства. В русском исповедоваться значит открывать свои грехи. В греческом языке таинство исповеди называется «метанойя» — перемена ума. Это значит, что её цель не только в том, чтобы попросить прощения, но и с помощью Божией изменить свой ум.

Проповедь Христа призывает к изменению образа мысли и образа жизни, отказу от греховных дел и помыслов. Синонимом покаяния является часто встречающееся в Библии слово «обращение»: «Обратитесь каждый от злого пути своего и исправьте пути ваши и поступки ваши» (Иер.18:11).

Обратиться, объясняет Митрополит Антоний Сурожский, «значит отвернуться от множества вещей, которые имели цену для нас только потому, что были нам приятны или полезны. Обращение проявляется, прежде всего, в изменении шкалы ценностей: когда в центре всего Бог, всё остальное становится на новые места, получает новую глубину. Всё, что Божие, всё, что принадлежит Ему — положительно и реально. Всё, что вне Его, не имеет ни ценности, ни значения. Это активное, положительное состояние, заключающееся в том, чтобы идти в правильном направлении».

Митрополит Иларион (Алфеев) замечает: «Покаяние — не просто раскаяние. Иуда, предав Господа, впоследствии раскаялся, но покаяния не принес. Он сожалел о том, что сделал, но не нашел в себе сил ни испросить прощения у Господа, ни чем-то добрым исправить то зло, которое совершил. Он не сумел переменить свою жизнь, вступить на путь, на котором мог бы загладить прежние грехи. В этом отличие между ним и апостолом Петром: тот отрекся от Христа, но всей своей последующей жизнью, подвигом исповедничества и мученичества доказал свою любовь к Богу и тысячекратно искупил свой грех».

Установление таинства исповеди.

Покаяние перед Богом, иногда всем народом – распространенная практика, широко встречающаяся во времена Ветхого Завета. Мы можем вспомнить праведника Ноя, который призывал народ к покаянию. Мы встречаем положительные примеры принесения покаяния: пророк Иона взывал к ниневитянам, возвещал им погибель. И жители услышали его слова и раскаялись в грехах, они умилостивили Бога своими молитвами и получили спасение (Иона 3; 3).

Таинство исповеди в христианском осмыслении берет свое начало с апостольских времен. В деяниях апостольских сказано, что «многие же из уверовавших приходили, исповедуя и открывая дела свои» (Деян. 19; 18).

В Священном Писании покаяние является необходимым условием для спасения: «если не покаетесь, все так же погибнете» (Лк. 13; 3). И оно с радостью приемлется Господом и угодно Ему: «так на небесах более радости будет об одном грешнике кающемся, нежели о девяноста девяти праведниках, не имеющих нужды в покаянии» (Лк. 15; 7).

Именно апостолам и их приемникам – епископам, а через них священникам Господь дал право и возможность прощать человеческие грехи: «Приимите Дух Свят: имже (кому) отпустите грехи, отпустятся им; и имже держите, держатся (на ком оставите, на том останутся)» (Ин. 20,22—23).

Исповедь в первые века не имела строго последования, как и другие таинства. В разных Церквях встречались разные практики, связанные с местными обычаями. Но уже тогда можно было выделить несколько основных компонентов, встречавшихся почти повсеместно. Среди них, прежде всего, нужно отметить личную исповедь перед пастырем или епископом и исповедь перед всей церковной общиной, которая практиковалась вплоть до конца IV века, когда Константинопольский патриарх Нектарий отменил должность пресвитера-духовника, занимавшегося делами публичного Покаяния.

Как готовиться?

Распространенной ошибкой многих христиан является порочная практика вспоминать о своих грехах уже стоя в очереди. Подготовка к исповеди должна начинаться задолго до таинства. В течение нескольких дней готовящийся должен проанализировать свою жизнь, вспомнить все дела, мысли, поступки, которые смущают его душу.

Приготовление к исповеди состоит не в том, чтобы возможно полно вспомнить и даже записать свой грех. Оно заключается в том, чтобы достигнуть того состояния сосредоточенности, серьезности и молитвы, при котором, как при свете, станут видны ясно наши грехи. Духовнику исповедник должен принести не список, а покаянное чувство, не детальный рассказ о своей жизни, а сокрушенное сердце.

Митрополит Антоний Сурожский в одной из своих проповедей заметил: «Иногда приходят люди и вычитывают длинный список грехов — которые я по списку знаю, потому что у меня есть те же самые книжки, что у них. И я их останавливаю, говорю: «Ты не свои грехи исповедуешь, ты исповедуешь грехи, которые можно найти в номоканоне, в молитвенниках. Мне нужна твоя исповедь, вернее, Христу нужно твое личное покаяние, а не общее трафаретное покаяние. Ты не можешь чувствовать, что осужден Богом на вечную муку, потому что не вычитывал вечерние молитвы или не читал каноны, или не так постился».

Митрополиту Антонию вторит митрополит Иларион (Алфеев): «Часто на исповеди говорят не о своих грехах, а о грехах других людей: зятя, свекрови, тещи, дочери, сына, родителей, сослуживцев, соседей. Иногда священнику приходится выслушивать истории со многими действующими лицами, с рассказами о грехах и недостатках родственников и знакомых. Все это к исповеди не имеет никакого отношения, потому что за свои грехи наши родственники и знакомые будут отвечать сами, за наши же грехи придется отвечать нам. И если у кого-то из нас не складываются отношения с родственниками, сослуживцами, соседями, то надо, готовясь к исповеди, задать себе вопрос: в чем моя вина; чем я согрешил; что я мог сделать, чтобы ситуация изменилась к лучшему, но не сделал? Всегда нужно прежде всего искать свою вину, а не винить ближних. Иногда люди приходят, чтобы пожаловаться на жизнь. Что-то в жизни не сложилось, постигла неудача, и человек приходит к священнику, чтобы сказать, как ему трудно. Надо помнить, что священник – это не врач-психотерапевт, а храм – не то место, куда нужно приходить с жалобой. Конечно, священник в каких-то случаях должен вы­слушать, утешить, ободрить, но нельзя сводить исповедь к психотерапии».

Преподобный Никон Оптинский, говоря о подготовке к исповеди, советует своим чадам «глубже вникнуть в самих себя и тщательно проследить за своими помыслами, чувствами и плакать об имеющихся в нас страстных, греховных чувствах, желаниях, помышлениях, их должны мы непременно изгнать, как Богу неугодные, и, изгнав, уже отнюдь не допускать в свое сердце, бо не можем мы в страстном состоянии петь песнь Господню».

Важным моментом подготовки является чистое сердце. Желая исповедоваться, христианин должен от всего сердца попросить прощения у тех, кого он обидел, и простить своих обидчиков. Архимандрит Иоанн (Крестьянкин) говорит по этому поводу следующее: «Прежде чем начать каяться, мы должны всем всё простить! Простить без промедления, сейчас же! Простить по-настоящему, а не так: «Я тебя простил, только видеть тебя не могу и говорить с тобой не хочу!» Надо немедленно так всем и всё простить, как будто не было никаких обид, огорчений и неприязни! Только тогда мы можем надеяться получить прощение от Господа». 

Исповедание грехов.

Чтобы принести покаяние в грехах необходимо разобраться и понять, что такое грех. Католическая традиция, восходящая к Ансельму Кентерберийскому, определяет грех в юридической плоскости. Грех воспринимается как нарушение закона, совершение преступления.

Православная традиция всегда относилась к греху как к болезни, что и было зафиксировано в постановлении VI вселенского собора. А в литургической практике Православной Церкви такое понимание греха выражено в многочисленных молитвословиях, самые известные из них – в чине Исповеди. Человеку, исповедающему свои грехи, говорится: «Внемли убо, понеже бо пришел еси во врачебницу, да не неисцелен отыдеши». Да и само греческое слово амартиа, переводящееся как «грех», имеет еще несколько значений, одно из которых – болезнь.

Святитель Григорий Нисский говорит о грехе так: «Грех не есть существенное свойство нашей природы, но уклонение от нее. Подобно тому, как и болезнь и уродство не присущи нашей природе, но противоестественны, так и деятельность, направленную к злу, нужно признать искажением врожденного нам добра».

Ему вторит преподобный Ефрем Сирин: «Грех совершает насилие над природой»

Как часто нужно исповедоваться?

Вопрос этот не имеет однозначного ответа. Частоту исповеди должен определять сам христианин, посоветовавшись со своим духовником. Митрополит Саратовский и Вольский Лонгин в одной из передач так ответил на вопрос телезрителей: «По мере необходимости, это очень индивидуально. Если есть навык, то каждый раз, когда сердце болит о каком-то грехе. Кому-то это необходимо несколько раз в месяц, кому-то — раз в неделю, кому-то чаще, кому-то реже. Надо исповедоваться так часто, чтобы голос совести всегда громко звучал в человеческом сердце. Если он начинает затихать, значит, что-то не так».

Если же исповеданный грех продолжает мучить, и боль от него не утихает, не стоит этим смущаться, сказал владыка. «Грех наносит рану человеческой душе. Для заживления любой раны требуется время, она не может просто взять и затянуться. Мы люди, у нас есть совесть, у нас есть душа и после нанесенной ей раны она, конечно же, болит. Иногда всю жизнь. Есть такие ситуации, такие грехи, рана от которых остается в человеческом сердце очень надолго, даже если человек раскаялся и получил прощение от Бога».

Но если эти грехи больше не повторялись, то называть их снова на исповеди нет необходимости, отметил митрополит Лонгин. «Каждый грех, мы знаем, по традиции заглаживается епитимьей. И вот эта память о грехе, память скорбная, болезненная, вполне может быть воспринята как епитимья от Бога.

Детская исповедь.

С какого возраста нужно исповедоваться детям, как рассказать и подготовить малыша к первому покаянию – эти вопросы волнуют многих православных родителей. Протоиерей Максим Козлов советуют в таких случаях не спешить: «Нельзя требовать, чтобы с семи лет все дети подходили к исповеди. Норма о том, что дети должны исповедоваться перед Причастием с семи лет, устоялась с синодальной эпохи и с более ранних веков. Как, если я не ошибаюсь, писал в своей книге о таинстве Покаяния отец Владимир Воробьев, для многих и многих детей сегодня физиологическое взросление настолько опережает духовное и психологическое, что большинство сегодняшних детей в семь лет исповедоваться не готовы. Не пора ли сказать, что этот возраст устанавливается духовником и родителем абсолютно индивидуально по отношению к ребенку? В семь лет, а некоторые и чуть раньше, они видят различие хороших и плохих поступков, но говорить о том, что это осознанное покаяние, ещё рано. Только избранные, тонкие, деликатные натуры способны в столь раннем возрасте это испытать. Есть удивительные детишки, которые в пять-шесть лет обладают ответственным нравственным сознанием, но чаще всего это другие вещи. Либо побуждения родителей, связанные с желанием иметь дополнительный инструмент воспитания (часто бывает, что когда маленький ребенок плохо себя ведет, наивная и добрая мама просит священника поисповедовать его, думая, что если он покается, то будет слушаться). Либо какое-то обезьянничество по отношению к взрослым со стороны самого ребёнка: стоят, подходят, батюшка что-то им говорит. Хорошего из этого ничего не происходит. У большинства нравственное сознание просыпается значительно позже. Но и пусть себе позже. Пусть приходят в девять, десять лет, когда у них появится большая степень взрослости и ответственности за свою жизнь. На самом деле, чем раньше ребенок исповедуется, тем хуже для него — видимо, не зря детям не вменяются грехи до семи лет. Только с достаточно более позднего возраста они воспринимают исповедь как исповедь, а не как перечень того, что сказано мамой или папой и записано на бумаге. И вот эта формализация, происходящая у ребенка, в современной практике нашей церковной жизни является довольно опасной вещью.»

Зачем на исповеди нужен священник.

Исповедь — это не беседа. Священник не обязан что-то говорить. Он обязан слушать, обязан понять, искренне ли кается человек. Давать советы не всегда уместно. Митрополит Антоний Сурожский говорил в одном своем слове об исповеди: «Иногда честный священник должен сказать: «Я всей душой болел с тобой во время твоей исповеди, но сказать тебе на нее ничего не могу. Я буду молиться о тебе, но совета дать не могу».

Каждая исповедь — это обещание приложить все усилия для того, чтобы впредь не возвращаться к исповеданному греху.

Священник — только свидетель этой вашей клятвы верности Богу. Священник наделен властью от Бога прощать те наши грехи, в которых мы приносим искреннее покаяние. Это нелегкое бремя ответственности и власти Христос дал Своим апостолам.

Назад к списку

Помогаем вашему ребенку подготовиться к исповеди

Когда я готовился стать православным христианином, идея исповеди пугала меня до штанов! Это было настолько чуждо моему опыту протестантского христианина, что у меня действительно не было системы координат, чтобы понять это.

С годами я осознал, насколько мне нужно исповедание — чтобы напомнить о моей полной греховности, чтобы мне напомнили о прощении Христа, чтобы меня ободрял и наставлял мой духовный отец.Теперь я действительно не могу представить свою духовную жизнь без этого причастия.

Для тех, кто плохо знаком с верой или не является православным, я хотел бы сделать краткий (конечно, не исчерпывающий!) Обзор православного вероучения.

Православный взгляд на исповедь

Православная Церковь продолжает раннюю церковную практику исповедания. Еще в первые дни христианства исповедь была публичной — перед всем собранием.

Позже, когда это стало непрактичным, исповедь совершалась в присутствии священника, который представлял церковь.

В Православной Церкви мы не говорим, что исповедуем наши грехи до священника. Исповедуем их Христу в присутствии священника. Священник слушает, как Церковь, а затем напоминает, что Христос прощает. Священник, как духовный отец, может дать совет, увидеть образцы греха и подбодрить к святой жизни.

Более подробное описание исповеди вы можете прочитать в статье Православная Церковь в Америке здесь.

Недавно я заметила перемену в своем шестилетнем сыне. Он начинает понимать, когда он делает что-то не так, и пытается это исправить. Он мог сказать мне, что сожалеет о чем-то, не получив подсказки. Или он может начать говорить или делать что-то, что обидит его младших братьев и сестер, а затем остановится. Когда мы с мужем почувствовали, что он начинает понимать грех и последствия его действий, мы начали говорить с ним о исповеди и необходимости покаяния.

Когда ваш ребенок достигнет этого осознания, самое время начать помогать ему или ей готовиться к исповеди. Эти простые советы помогут вам начать работу:

1. Поговорите со своим священником

Как и все в Православии, ваш первый разговор должен быть со своим священником. Поговорите с ним о своем ребенке и возможности признания. Каждый священник индивидуален и может иметь несколько разные практики в этом отношении.Некоторые священники любят разговаривать с ребенком перед исповедью, чтобы успокоить нервы и узнать, насколько ребенок готов. Другие священники предпочитают приходить и разговаривать со всеми классами церковной школы одновременно. Хотя в православии нет установленного возраста для первого исповедания (в отличие от католической практики первого причастия), некоторые священники предпочитают, чтобы дети были определенного уровня зрелости. Итак, поговорите со своим священником, чтобы узнать, как он хочет действовать.

2.Поговорите с учителем церковной школы вашего ребенка

Учитель церковной школы вашего ребенка — это кладезь информации с множеством ресурсов. Он или она может указать вам на отличные книги, веб-сайты и занятия, которые помогут вашему ребенку подготовиться к исповеди. Она также может сообщить вам о любой программе церковной школы, которую может проходить класс по поводу исповеди. Например, я преподаю в первом классе церковной школы в своем приходе, и я привношу идею исповеди во многое из того, что мы делаем.Пошлите учителю вашего ребенка электронное письмо или поговорите вместе несколько минут после литургии, чтобы получить некоторые идеи и информацию.

3. Привести ребенка к исповеди

Спросите своего священника, может ли ваш ребенок присоединиться к вашей исповеди. Наблюдая за всем процессом, ребенок может представить себе, что произойдет в его собственном признании. Мой сын пошел со мной на недавнюю исповедь. Во время поездки на вечерню мы обсуждали, что он видит и почему.Я смог объяснить, почему мы исповедуемся, какова была роль священника, типы вещей, которые я буду говорить, и что священник скажет потом. Затем мой сын увидел мое признание, которое сняло большую часть страха перед неизвестным, существовавшего раньше.

4. Совместное чтение

Проведите вместе несколько вечеров, читая об исповеди и покаянии. Вы можете начать с знакомых библейских историй, таких как Мытарь и фарисей или Царь Давид и пророк Нафан.Есть еще несколько православных детских книг, которые могут помочь. Один невероятно обстоятельный и красивый — «Путь к исповеди» отца Артемия Владимирова. Пт. Книга Артемия не короткая, но ее стоит читать по частям. Он обсуждает работу Креста, роль священника в исповеди, борьбу с грехом, подготовку к исповеди, Таинство исповеди и роль духовного отца. Все его практические пастырские работы сопровождаются прекрасными иконографическими иллюстрациями.Если вы еще не читали «Путь к исповеди», прочтите. Это бесценный ресурс как для детей, так и для взрослых.

5. Помолитесь вместе

Будьте примером для подражания в молитве для своих детей. В свои утренние и вечерние молитвы постарайтесь включить несколько молитв покаяния. Вот красивая молитва из Карманного молитвенника для православных христиан:

Господи, Боже наш, добрый и милосердный, я признаю все свои грехи, которые я совершал каждый день своей жизни в мыслях, словах и делах; как телом, так и душой.Мне искренне жаль, что я когда-либо обидел вас, и я искренне раскаиваюсь; со слезами смиренно молю Тебя, Господи: по милости Твоей прости мне все мои прошлые проступки и отпусти меня от них. Я твердо решаю, с помощью Вашей Милости, изменить свой образ жизни и больше не грешить; чтобы я мог ходить путем праведников и возносить хвалу и славу Имени Отца, Сына и Святого Духа. Аминь.

Когда я начал помогать своему сыну готовиться к исповеди, я стал глубже понимать свою потребность в постоянном покаянии.Пусть уроки, которые я преподаю своим детям, будут теми, которые я учу сам. Могу я молиться, как мытарь: «Господь Иисус Христос, Сын Божий, помилуй меня, грешного».

А ты? Как вы помогли своим детям подготовиться к исповеди?

(Этот пост содержит партнерские ссылки. Дополнительную информацию см. В моей политике раскрытия информации.)

отрывков из книги: «Руководство ребенка к исповеди» издательства Ancient Faith Publishing, иллюстрировано Николасом Маларой

Редакция

Ancient Faith Publishing составила прекрасно иллюстрированное руководство, которое поможет детям подготовить свои сердца к исповеди.«Справочник ребенка к исповеди» полон полезной информации и вопросов, а также красивых иллюстраций. Вот краткий обзор книги, за которым следуют некоторые выводы из ее страниц.

Не позволяйте удобному для детей размеру вводить вас в заблуждение: он может быть маленьким, но эта маленькая книжка золотая. Его увлекательные иллюстрации в сочетании с текстом, мягко подталкивающим читателей к покаянию, делают каждую из 104 страниц бесценной. Книга разделена на разделы с цветовой кодировкой, включая приветствие; что такое исповедь; подготовка к исповеди; самоанализ; молитвы и Священные Писания для чтения в ожидании исповеди; молитва после исповеди; записка для родителей; а также обширный глоссарий, объясняющий сложные термины, встречающиеся в других местах книги.

В книге признается, что есть много способов подготовиться к исповеди. Редакторы решили сосредоточиться на 1 Коринфянам 13 для этой книги. Бог есть Любовь, поэтому православные христиане готовятся к исповеданию, глядя на свои действия в свете любви, чтобы увидеть, насколько они соответствуют, обнаруживают, в чем они ошибаются, а затем раскаиваются и признаются в своих недостатках. Каждая фраза Священного Писания соответствующим образом проиллюстрирована и сопровождается рядом вопросов для детей, относящихся к этой фразе.

На протяжении всей книги иллюстрации Николая Малары позволяют взглянуть на жизнь православных детей, которые взаимодействуют с Церковью и своим миром. Иллюстрации делают книгу более доступной для маленьких детей и более интересной для детей старшего возраста. Они действительно оживляют Православие для ребенка (а некоторые даже содержат тонкий юмор, который заставит читателя улыбнуться!).

Эта книга просто необходима в любой православной христианской семье. Это поможет детям принять исповедь и провести их через весь процесс, от начала подготовки к исповеди до последующего ликования.Детям всех возрастов (включая родителей!) Будет полезно подготовить свои сердца к исповеди с помощью этого маленького драгоценного камня.

Среди участников проекта Элисса Бьелетич, о. Ной Бушелли, о. Николас Шпейер и о. Эндрю Стивен Дамик.

Купите себе копию книги здесь: https://store.ancientfaith.com/a-childs-guide-to-confession/

Вот несколько отрывков из книги, а также несколько дополнительных ресурсов, которые помогут вам помочь вашим детям подготовиться к исповеди:

***

«Готовясь к исповеди, найдите спокойное место, где можно посидеть, помолиться и подумать.Если это поможет, возьмите карандаш и бумагу, чтобы запомнить, в чем вы хотели бы признаться своему священнику. Всегда начинайте с того, что просите Святого Духа помочь вам… »(стр. 15,« Справочник ребенка к исповеди », издательство Ancient Faith Publishing)

***

«Вы будете говорить с Богом напрямую, напоминая Ему, что вы верите в Него, что вы один из Его учеников, и вы будете извиняться за то, что вы сделали, что создало между вами дистанцию…» (стр. 19 , «Руководство ребенка к исповеди», издательство Ancient Faith Publishing)

***

«Любовь добра.
Я намеренно причинил боль человеку или животному?

… Позаботился ли я, когда кто-то ранен?

Я игнорировал кого-то, кто нуждался в помощи? » (стр. 25, «Справочник ребенка к исповеди», издательство Ancient Faith Publishing)

***

«Молитва преподобного Никодима Святой Горы»

О Иисус, благость наивысшая

Я не сделал ничего хорошего перед Тобой;

Но дай мне начать по Твоей доброте ». (стр. 48, «Руководство ребенка к исповеди», издательство Ancient Faith Publishing)

***

«Теперь вы в церкви и ждете своей очереди поговорить со священником и исповедаться.Пока вы ждете, внимательно прочитайте эти молитвы или стихи из Библии, чтобы помочь смягчить свое сердце… »(стр. 51,« Справочник ребенка к исповеди », издательство Ancient Faith Publishing)

***

«Дорогое дитя Божье,

Вы сделали это! Расстояние, которое было между вами и Христом, теперь стерто. Вся красота, свет и добро, которые излучаются из Него, также излучаются из вас! Ибо Он наполняет вас Своим могущественным светом… »(стр. 73,« Справочник ребенка к исповеди », издательство Ancient Faith Publishing)

***

«Подготовка к исповеди лучше всего основывается на ежедневной бдительности и открытом обсуждении во время семейных собраний, во время еды, молитвы и духовного изучения…» (из Записки для родителей, стр.85, «Справочник ребенка к исповеди», издательство Ancient Faith Publishing)

.

***

«Давайте не будем родителями-вертолетчиками. Хотя нам нужно молиться и заботиться о наилучших интересах наших детей, мы также должны уважать их свободу, отношения с Богом и духовное развитие … Молиться за наших детей — лучший способ сохранить их в воле Божьей ». (из Записки для родителей, стр. 85, «Справочник ребенка к исповеди», издательство Ancient Faith Publishing)

***

«Отпущение грехов — снятие грехов исповеданием.Когда ваши грехи отпущены, они стираются, и разделение между вами и Богом стирается! » (из Глоссария терминов, стр. 89, «Справочник ребенка к исповеди», издательство Ancient Faith Publishing)

***

Возможно, вашему ребенку / детям будет полезно использовать эту распечатку во время подготовки к исповеди. В печатной форме им предоставляется место для рисования или линии для написания заметок о том, в чем они готовы признаться. Они могут держать его при себе, пока читают «Руководство для ребенка к исповеди», делая заметки по ходу дела, а затем брать его с собой, когда пойдут на следующую исповедь.

***

Чтобы лучше помочь своему ребенку (детям) в покаянии, вы можете иметь некоторую информацию и идеи, найденные здесь: http://ww1.antiochian.org/christianeducation/childrenandrepentance

***

Эта статья может оказаться полезной, если вы помогаете своему ребенку (детям) подготовиться к исповеди: http://www.orthodoxmotherhood.com/helping-your-child-prepare-for-confession/

***

Нравится:

Нравится Загрузка…

Проблема исповеди и поста детей перед причастием

Большинству из нас известен главный принцип воспитания детей: подавать личный пример. Что делать, если вы далеки от идеального христианина? Как вы можете привить правильные ценности в сердцах своих детей? Хотя теоретически мы в целом осознаем, к чему должны стремиться, нам часто не удается на практике реализовать поставленные цели. Например, когда и как следует начинать объяснять ребенку основные постулаты православной веры (такие как Святая Троица или Таинство Причастия)? Как вы объясните своему маленькому человечку, почему ему или ей нужно исповедоваться в своих грехах? В каком возрасте ваши дети должны поститься перед причастием?

Сегодня у нас интервью с о.Артемий Владимиров, огромный педагогический и священнический опыт которого позволяет ему находить ответы, наполненные юмором и неиссякаемой любовью к детям.

Отец, говоря о детской исповеди, как бы вы объяснили ребенку, почему ему нужно видеть священника?

Во-первых, мать должна заключить «отдельный договор» со священником: «Отец, мой милый пирог придет к тебе. Ей четыре года, но она очень хочет признаться, как и ее мама. Моя дорогая вчера вечером записала свое признание, это весело. Уважаемые попы! Пожалуйста, не говорите: «Какое оскорбление! Уйди со своим ребенком и не беспокой меня! » Посмотрите на лист бумаги и скажите: «Хм, понятно, понятно. Вы не выстирали постель, потеряли зубную щетку, потребовали от мамы что-то купить или подыграли. Бог простит тебе эти грехи, и я жду твоего следующего исповеди на следующей неделе ».

Священник также должен приложить немного усилий, чтобы из «строгого раввина» превратиться в ласкового и лучезарного отца.Ему следует с радостью разобраться с маленькой грешницей и превратить исповедь в веселое мероприятие. Ребенок будет счастлив познакомиться со священником, если у священника есть (а может, мама подарила ему) книгу, фломастеры или сладости. На самом деле это просто. Моя недавняя книга «Первые шаги к Кресту и Евангелию» содержит мои мысли о Таинстве покаяния и о том, как подготовить детей к исповеди и приучить их к ней.

Фактически, вы можете дать своему ребенку возможность поговорить со священником, даже если ему или ей три, четыре или пять лет. Что действительно важно, так это то, что священник не должен быть слишком формальным. «Дорогая, что ты хотел сказать Богу? Что было не так, а что нет? » И шестилетний мальчик отвечает: «Отец, вчера я чуть не наступил своему коту на хвост». «Подожди, ты кошке за хвост наступил?» «Нет, не знал. Я чуть не наступил ему на хвост ». «Бог простит вас. Будьте осторожны, поздоровайтесь с кошкой, нарисуйте кота с хвостом, и кошке это понравится ». Знаешь, так мало-помалу ты станешь любимым другом мальчика, и тогда он скажет тебе в следующий раз: «Отец, я поздоровался с моим котом.» «Замечательно! Ты честный, надежный и хороший мальчик. Кстати, разве твоя мама должна повторять дважды или трижды, чтобы ты ей повиновался? » «Ммм, четыре раза». «Что ж, важно расти и совершенствоваться. Что тебя сегодня беспокоит? » Мальчик отвечает: «Я не знаю, какой мой любимый предмет в школе». Священник делает серьезное лицо и задумчиво говорит: «О, я знаю, это сложный вопрос. Не волнуйтесь, Бог поможет вам разобраться. Давайте помолимся, чтобы решить, что вам нравится больше всего: чтение, арифметика или физкультура.А может, не стоит волноваться и полюбить все предметы одновременно? Хорошо, Бог простит тебя, мой мальчик! »

Надо приспосабливаться к тем, кто приходит и исповедуется. Мы должны касаться струн их душ нежно и с особой осторожностью. Был священник, который был очень пылким и совершил ужасную ошибку. Конечно, люди учатся на своих ошибках, но ошибки не должны быть жестокими. Молодая девушка пришла признаться и прошептала ему на ухо, что она украла чужие вещи.Священник поднял руку и сказал громким голосом, чтобы все прихожане могли услышать: «Это рука, которая используется для воровства чужого имущества!» Девушка даже начала заикаться … Священник пожелал ей всего наилучшего, но вместо этого нанес ей серьезную травму. Мы должны быть очень осторожны.

Как детям следует поститься перед причастием? Я не говорю о детях старшего возраста, которых можно уговорить ничего не есть перед Литургией, но так ли критично поститься перед Литургией для малышей 3-4 лет? Им сложно обойтись без завтрака, если учесть время, когда нужно добраться до церкви и общую продолжительность службы.

Конечно, сложно. Напомним, что в древности для трапез агапе не требовалось поста перед литургией. В наши дни есть люди, которым необходимо что-то съесть перед литургией, например, те, кто страдает диабетом и некоторыми другими проблемами со здоровьем. Естественно, если священник не одобряет ребенка, у которого на губах есть молоко, это неправильно. Вы знаете: «Эй, ты выпил молока — уходи — постись и молись — и причастись в следующее воскресенье».

Нам не следует проявлять ханжество, потому что, если мы хотим, чтобы младенцы молчали во время богослужения, им нужно что-нибудь поесть и выпить.Наш основной упор должен быть сделан на различных аспектах, на которые мы указали в первой части нашего интервью. Родители могут поститься ради ребенка. Апостол Павел говорит, что еда не приближает и не отдаляет нас от Бога. Младенец от природы должен есть что-нибудь, чтобы чувствовать себя комфортно и не иметь воспоминаний о страданиях и голодании в церкви по неизвестным причинам. Есть немало священников, которые придерживаются жесткого подхода, но мне это не нравится.

Интервью Марии Котовой

Dr.Учебный план Православной супервоскресной школы Пат

ИСПОВЕДОВАНИЕ

Целей:

  1. Дети должны понимать необходимость исповедовать свои грехи и получить прощение Господа.

Возможный план урока:

  1. Откройте молитвой. Прочтите вместе с детьми молитву «Отче наш».
  1. Обсудите значение прощения. Прочтите строку «Прости нам наши проступки, как мы прощаем согрешившим против нас» из молитвы «Отче наш».Обсудите понятие греха — делали ли дети то, о чем они сожалели? Прощали ли их родители, если они сожалели? Обычные вещи, о которых дети должны упомянуть, — это ложь, драки с братом или сестрой, непослушание и т. Д.
  1. Просмотрите историю о блудном сыне, также в детских Библиях. Согрешил ли сын? Он сожалел? Отец простил его? Как он проявил прощение?
  1. Хотя все эти дети слишком малы для исповеди, покажите им, что происходит. Вы можете снова играть по ролям с учителем в роли священника и ребенком в роли духовника:

(Исповедник преклоняет колени перед иконой. «Священник» кладет накидку на духовника.)

Священник: О святая Троица, помилуй нас. О Господь, смой наши грехи. О Учитель, прости наши проступки. О Святейший, посети и исцели наши немощи ради имени Твоего. Ибо ты один без греха, и Тебе мы воздаем славу Отцу, и Сыну, и Святому Духу, ныне, во веки веков и во веки веков.Аминь. Вот, дитя мое, Христос незримо стоит здесь, чтобы принять твое исповедание. Вам есть в чем признаться?

Исповедник: У меня есть (укажите, что класс обсуждал ранее).

Священник: Пусть Господь наш и Бог Иисус Христос через Свою любовь к человечеству простит тебе, дитя мое (имя), все твои проступки. Аминь.

  1. Сделайте «мутную картинку». Принесите из дома немного грязи со своего двора или используйте коричневую краску для пальцев. Пусть каждый ребенок раскрасит свое лицо на бумажной тарелке. Накройте пластину полиэтиленовой пленкой, надежно приклеенной к задней части пластины. Напомните им, что все мы должны сиять любовью Иисуса, чтобы каждый мог видеть Иисуса в нас, как сияющее лицо. Затем попросите детей намазать лицо «грязью», закрыв лицо и сделав его неузнаваемым. Может ли кто-нибудь сейчас увидеть в нас Иисуса? Вот такие мы, когда покрыты грехом. Теперь вытри грязь. Мы снова чистые! Это похоже на исповедь; каждый раз, когда мы становимся грязными, поэтому люди больше не могут видеть в нас Христа, мы прощаемся и снова становимся чистыми.
  1. Снова завершите молитву Господней, прося Господа позволить людям увидеть Иисуса в каждом из нас.

2017, август и сентябрь | Православная Церковь Христа Спасителя

В этом бюллетене


НОВОСТИ ЦЕРКВИ

Новости местоположения : Продолжайте молиться о Божьем указании в наших поисках более просторного места для прихода Христа Спасителя. А пока мы приглашаем вас остановиться в часовне Святого Иоанна по адресу 234 French Street.Святая Тереза ​​в Брюэре все еще возможна. Встреча с римско-католическим епископом для обсуждения этого шага назначена на понедельник, 5 августа 2017 года. Молитесь о Божественной помощи!

Миссионерская поездка : Отец Скотт и Матушка Фейт провели две замечательные недели в Гватемале, служа в медицинской миссии своего сына с его фондом «Стой со мной». Мы видели часто чудесные улучшения у пациентов, пользующихся его стоячими рамами. Двое из них шли пешком, а у многих других резко улучшилось общее состояние здоровья.Этим детям сказали, что они никогда не встанут самостоятельно! За 70 долларов можно получить ребенку стендер. Зайдите на сайт www.standwithme.org и помогите изменить жизнь !!

Молитвенные просьбы : Пожалуйста, помните следующее в своей личной молитве, включая православных и неправославных. (Укажите имена в молитвенном листе для включения в него)

Для живых: Сьюзи, Боб Джованни, Дэвид, Джейн, Дэй, Нэнси, Дэвид, Питер, Адам, Адам, Танник, Калеб, Брэд и Бет, отец диакон Авраам и семья,

Для усопших: Марк, Мари, Томас, Скотт, Чарли, Джон, Марк, Герман, Джейн, Патрик, Рут, Констанс, Роберт, Кэтрин, Милдред, Ричард, отец Льюис, отец Лоуренс


Каждая мать-христианка считает одной из своих основных обязанностей научить своего ребенка молитве, как только его сознание начинает пробуждать молитву, простую и легкую для понимания. Его душа должна быть приучена к теплой и горячей молитве дома, у колыбели, за своих ближних, за свою семью. Вечерняя молитва ребенка успокаивает и смягчает его душу, он ощущает сладость молитвы своим маленьким сердцем и улавливает первый запах священных чувств.

Ребенку сложнее проникнуться атмосферой, которая царит в церкви. Сначала он просто наблюдает. Он видит сосредоточение людей и обряды, которых он еще не понимает, и слышит непонятные слова.Однако сама торжественность и праздничность церкви воздевают его. Когда двухлетний ребенок хочет ходить в церковь, петь, говорить или делать земные поклоны — в этом мы видим его приподнятое душевное состояние, которым он невольно заражен. Мы говорим это на основании простого наблюдения.

Но есть и нечто большее, чем наши чувственные восприятия. Христос незримо присутствует в церкви, и Он видит ребенка, благословляет его и принимает его в атмосферу благодати Святого Духа.Грейс окутывает его, как теплый ветер дует над травинкой в ​​поле, помогая ей медленно и постепенно расти, пустить корни и развиваться. И поэтому мать спешит привести своего ребенка ко Христу, к Его благодати, даже если он хоть сколько-нибудь понимает это соприкосновение с даром благодати. Особенно это касается Евхаристии, самого близкого союза со Христом. Мать подводит к этой загадке своего младенца, пока он еще младенец, лежащий у нее на руках. Мать права?

«Позвольте детям прийти ко Мне, ибо таковых есть Царство Божие.«Можете ли вы действительно сказать с уверенностью, что там и тогда на полях Палестины эти дети уже поняли учение Христа, сидели у ног Учителя и слушали Его проповедь? Не говори этого, ибо сам евангелист отмечает, что« они » приводили к Нему также младенцев, чтобы Он прикоснулся к ним; но когда Его ученики увидели это, они запретили им «. Приводя своих малышей, матери хотели, чтобы Его руки коснулись детей, а не чтобы Он учил их. им божественное знание.

Позволить детям соприкоснуться с духовной благодатью — одна из первых, основных забот христиан, думающих о своих детях, и задача христианского общества, заботящегося о своей молодости. Вот дверь к правильному православному воспитанию. Просветление, сожаление и радость, пробуждаемые в растущем сознании младенца, являются внешним индикатором того факта, что маленький христианин чувствует тепло от божественного источника в самом себе. И даже если он этого не чувствует, невидимое действие Божьей благодати не прекращается; только мы не видим этого, так же как мы не видим влияние солнца на собственное здоровье сразу и сразу.В русской литературе есть такие удачные примеры расположения детских душ при приготовлении к исповеди и причастию, после исповеди и после причащения Святых Таин.

Тем не менее, как часто забывают, что в этом ключ к организации религиозного образования. Как часто, видя неадекватность религиозного образования, мы берем программы и переделываем их, перекладывая вину на учебники и учителей — и забываем о важности церкви и влиянии служб; конечно, мы не всегда задаем себе вопрос: «А дети ходили в церковь?»

По мере того, как ребенок подрастает, он должен глубже входить в жизнь Церкви. Детский ум, ум юноши должны быть просветлены церковными службами, учиться у них, погрузиться в них; церковь должна дать ему знание о Боге.

Это более сложный вопрос. Задача религиозного воспитания будет выполнена только тогда, когда мы научим наших детей любить церковь.

Когда мы, взрослые, организуем церковные службы, устраиваем их, сокращаем или удлиняем порядок богослужений и так далее, мы приспосабливаемся к нашим собственным представлениям и потребностям или просто к удобству, понимаемому взрослыми.Но поскольку концепции, потребности и духовные устремления детей не принимаются во внимание, окружение часто не способствует тому, чтобы дети любили церковь. Тем не менее, это одно из важнейших средств религиозного воспитания: позвольте детям полюбить церковь, чтобы они всегда могли посещать церковь с приятным чувством и получать от нее духовное питание. А так как родители часто не могут здесь помочь хотя бы потому, что нечасто они сами не религиозны, мы часто вынуждены, когда мы думаем о наших православных детях, отдавать эту работу в руки общины, в руки школы, руки церкви.

Точно так же, как мы не боимся разрушить преданность обучению и книгам или любовь к нашей национальной литературе и истории, заставляя наших детей прибегать в класс по звуку колокольчика и садиться за парты, погружая их в атмосферу. строгой дисциплины и принуждения; Таким же образом, можно подумать, у нас не было бы причин бояться использования определенной степени принуждения в вопросе посещения церкви, будь то часть школьного режима или проявление самодисциплины со стороны молодежных организаций — как те, которые связаны со школой, так и те, которые не связаны.Но, конечно, если это останется просто принуждением и до такой степени, что оно вызывает психологическое отвращение у молодых людей — это покажет, что цель не достигнута, метод оказался неадекватным, а принуждение напрасно. Пусть ребенок, принесенный нашей волей, выразит желание остаться там по своей воле. Тогда вы оправдаете свой поступок.

И снова мы говорим: в душах детей в церкви происходят не только естественные, психологические эффекты, но и действие благодати. Вся наша забота должна заключаться в том, чтобы душа младенца, ребенка или юноши не была закрыта для святых впечатлений, а была свободно открыта: и тогда она больше не будет нуждаться в усилиях, силе или какой-либо другой форме принуждения; он будет питаться свободно, легко и радостно.

Есть одна вещь, о которой нельзя забывать: человеческая природа требует хотя бы минимальной степени активного участия. В церкви это может быть либо чтением, либо пением, либо украшением и уборкой церкви, либо какой-либо другой деятельностью, даже если это лишь косвенно связано со служением.

Бесспорное значение церкви и коммунальных церковные служб для религиозного воспитания детей является одним из аргументов в пользу православного понимания тайны крещения: то есть сказать, аргумент в пользу крестить ребенок в очень молодой возраст, как у нас в Православной церкви. Крещение — это дверь, через которую человек входит в Церковь Христа. Некрещеный — что означает, что он не является членом семьи Христа — не имеет права участвовать в жизни этой семьи, в ее духовных собраниях и в ее трапезе — трапезе Господа. Таким образом, наши дети будут лишены права находиться с нами в церкви, получать благословение во имя Святой Троицы, приобщаться к Телу и Крови Христовым. И как бы мы ни влияли на них в нашей семье дома, сколько бы мы ни учили их Евангелию, мы лишили бы их прямого действия небесной благодати и в лучшем случае пробудили бы в них жажду веры — но мы бы по-прежнему держать их подальше от небесного света и тепла, которые нисходят, невзирая на наши человеческие усилия, в таинствах, во всех службах, в святых молитвах.Как глубоко ошибаются те религии, которые признают крещение только взрослых!

Священные девы Веры, Надежды и Милосердия, а также святая юная невеста Перпетуя, ставшая мучениками, свидетельствуют о том, что юность — это возраст, подготовленный даже для самого активного участия в Церкви Христовой. Младенец на руках у матери в церкви, который воскликнул: «Амвросий епископом!» И своим возгласом определил выбор прославленного Амвросия Миланского на епископскую кафедру — этот младенец является защитником прав детей на активное участие в Церковь Христа.

Итак, давайте позаботимся о наших детях: сначала давайте дадим им возможность принимать больше участия в церкви — и в более широкой и возвышенной форме, чем просто передача кадильницы священнику; а во-вторых, давайте немного приспосабливаемся к нашим детям, когда молимся вместе с ними.

Пусть дети осознают, что они члены семьи Христа.

Пусть дети полюбят церковь!

Из Православная жизнь , Вып. 27, вып.3 (май июнь 1977 г.), стр. 29-33.


Пособие для родителей с маленькими детьми в приходе. Перепечатано с CrossRoads 1999 г., написанного Х. Фредерика.

Отец Григорий и Сестричество, а также отдельные прихожане и родители обсуждали, каким стандартам поведения мы хотим, чтобы дети соблюдали в церкви. С одной стороны, без скамеек труднее; Для ребенка это пространство ковра очень похоже на пространство перед телевизором в доме.

Но это священное место, место, в котором нам постоянно говорят: «Приходите!», И это навыки, которым дети должны научиться. Каждый ребенок стремится к тому, чтобы на протяжении всей службы стоять, ведя себя благоговейно и внимательно. Давайте сделаем все возможное, чтобы воспрепятствовать любому поведению, ведущему в другом направлении.

Вчера вечером мы с отцом придумали несколько предложений, которые можно использовать в качестве рекомендаций в соответствии с возрастом и способностями вашего ребенка:

  1. Встаньте на ковер, сядьте на стул или спокойно сядьте (возможно, у ног взрослого) на ковре.Ни в коем случае нельзя лежать на ковре (кроме младенцев). Сонных детей можно держать на руках до тех пор, пока они не уснут. Когда они спят, их можно положить на пол (желательно лицом к алтарю).
  2. Пальцы в сторону алтаря . Учите ребенка всегда держать пальцы ног в направлении алтаря. Всегда лицом к алтарю, никогда не поворачивайтесь к нему спиной (даже если лицом к процессии во время Великого входа, поворачивайтесь назад против часовой стрелки, а не прямо назад. ) Никаких больших мышечных движений — ребенок, стоящий лицом к алтарю, не должен махать руками, вертеться и т. Д.
  3. Оставайся на одном месте . Ребенку следует «застолбить» участок и придерживаться его, а не перемещаться по церкви. Исключение: есть возраст, в течение которого шевелящиеся младенцы требуют, чтобы их клали на пол, а однажды они начинают быстро ползать. Вы берете их, и цикл немедленно начинается снова. Эта фаза длится недолго, поэтому мы должны набраться терпения с этими маленькими исследователями.Если ребенок ползет мимо вас, возьмите его на руки, может быть, даже подержите и помогите ему сосредоточиться на служении, прежде чем вернуть его родителям.
  4. Помогите другим . В общем, взрослые, не заботящиеся о своих детях, должны помогать нашим забитым молодым родителям присматривать за своими детьми. Во многих случаях этих родителей меньше, чем их дети! Если вас тянет к определенному ребенку, спросите его родителей, можете ли вы помочь им присмотреть за ней во время церкви.
  5. Шум, шум, шум .Каждому родителю необходимо определить, в какой момент их ребенок стал слишком шумным. Случайный шум — это нормально, но постоянный шум может сильно отвлекать. Некоторые родители обнаружили, что выведение ребенка из дома для того, чтобы он шуметь, приводит к увеличению шума, потому что ребенок хочет сменить обстановку или поиграть с игрушками. Некоторые дети тоже рассматривают это время наедине с мамой как победу. Если какой-либо из этих сценариев станет проблемой, ребенка может забрать папа или взрослый «помощник».
  6. Воздержитесь от игр и разговоров. Дети не должны играть друг с другом или разговаривать друг с другом. Взрослые, наклоняющиеся, чтобы объяснить детям услугу, — это нормально и может помочь им не скучать. В книжном магазине есть пара хороших детских гидов по церкви и литургии. Стремитесь донести до своих детей, что церковь — это место, где вы хотите быть, потому что вы находите там любовь и радость и хотите, чтобы они разделяли эти хорошие вещи.
  7. В церкви нет еды , но бутылочки и поилки подходят для младенцев и детей ясельного возраста.В какой-то момент детям нужно начать поститься перед причастием, как это делают взрослые.
  8. Количество игрушек должно быть сведено к минимуму — одно дело — необходимый любимый плюшевый мишка, другое — наряжать Барби. Если игрушки используются для обслуживания, их следует выбирать по их «тихим» качествам, т. Е. Они не издают шума при падении и не поощряют ребенка издавать для них звуки. Особенно остерегайтесь провокации негодования у детей, родители которых не позволяют им играть в церкви, или подрыва их дисциплины.»То-то и то-то, почему я не могу?»
  9. Подумайте о тех, кто вас окружает . Помните, что поведение, которое не кажется вам отвлекающим, может отвлекать людей, стоящих за вами, особенно хор, который видит все, что делают с высоты птичьего полета.

Залог успеха во всем — домашняя практика. Проведите вечернюю молитву в своем углу с иконами, где дети учатся стоять, быть тихими и благоговейными. Объясните, что ваш домашний уголок с иконой подобен «ответвлению» от главного алтаря в церкви и что этот алтарь заслуживает еще большего уважения.В деревянном кресте под нашим жертвенником есть реликвии, и он был освящен нашим епископом, который сказал нам, что ангел стоит там постоянно в богослужении. Взрослые, как и дети, должны с большим уважением относиться к церкви и особенно к алтарной зоне.

Дети будут возражать против этих ожиданий, но они учатся делать многие вещи, которые не хотят делать, потому что на них настаивают родители: чистить зубы, регулярно ложиться спать, не есть печенье перед ужином. Когда родители испытывают твердое почтение к церкви и настаивают на этих стандартах, дети будут им соответствовать.


«Размышляя о нашей вере»

Мы хотели бы делиться мыслями и эссе нашего прихода в наших ежемесячных бюллетенях. Эта вторая статья написана Йоханом Зельмер-Ларсеном. Пожалуйста, поделитесь своими мыслями или сочините эссе на тему, интересующую вас и наш приход; отправлять статьи отцу Скотту Керафиму. Приглашаются регулярные колонки !! Спасибо.

ИЗУЧЕНИЕ БИБЛИИ …

Я настоятельно рекомендую отцу Скотту вечернее изучение Библии по средам (и по четвергам в Брансуике).Он великий учитель. Вы не могли бы лучше учиться в модной школе богословия.

Я представляю этот день как форум в районе Бангора, где люди всех убеждений будут говорить о послании Христа и его месте в нашей жизни и мире. В Милане, Италия, священник начал такое мероприятие, и сейчас это мероприятие посещают тысячи человек.

Мне самому трудно читать Библию, это не самое простое занятие. Но послушайте о. Скотт, и внезапно резина попадает в путь.Что на самом деле сделали и сказали Христос и апостолы в какой-то конкретный момент на основании , чтобы дать нам христианство?

Вместо этого, для большинства из нас, над туманом времени образуется большая туманная фанера. В наших тупых умах христианство превратилось в кучу старых басен, написанных несколькими старыми раввинами и философами, причем церковная литургия и ритуалы слишком разрознены, чтобы воспринимать их всерьез.

Мы потеряли связь с изначальной реальностью.

Но моя вера (или процесс обращения) сейчас довольно крепка, отчасти благодаря изучению Библии.Для гордого интеллектуального скептика, гордящегося своими знаниями, умом, мирским миром и общим самодовольством, это выход. Я изучаю глупость того, что когда-то считал правдой.

Послушайте это безумие: «Первые придут последними, а последние — первыми». Это полная инверсия нормального человеческого проекта. Никто никогда не говорил и, может быть, не думал об этом до Иисуса.

Чарльз Дарвин определил условия существования человека как выживание сильнейшего.Вы выигрываете или проигрываете, а проигравшие вымирают.

Иисус сказал Нет! Если проиграешь — выиграешь! Я уменьшусь, чтобы вы могли увеличиваться (Иоанн Креститель?).

Так что, если бы мы потратили меньше времени, пытаясь победить другого парня, или другое племя или страну, и вместо этого сказали бы: «Нет, пожалуйста, сначала ты, и я желаю тебе всего наилучшего».

Вот еще несколько учений Иисуса, которые являются инверсией наших обычных культурных предпочтений. Они собраны в недавней книге Эммануэля Каррере «Царство», получившей восторженный отзыв авторитетного «жителя Нью-Йорка», и в которой делается попытка детализировать повседневные особенности распространения Евангелия Павлом, Лукой и другими через Израиль в Македонию. в Грецию, год за годом, деревня за деревней.

Вот список: не желай женщин, не бери жену; если он у вас есть, держите ее, чтобы не навредить ей, но лучше бы у вас ее не было. Детей тоже нет. Пусть приходят к вам. Черпай вдохновение в их невиновности, но не имей. Любите детей в целом, а не в частности, не так, как мужчины любили своих детей с незапамятных времен: больше, чем детей других, потому что они свои. И даже самое главное — не любить себя. Человеку свойственно хотеть собственного блага.Не надо. Остерегайтесь всего, что является нормальным и естественным для желания: семьи, богатства, уважения, чувства собственного достоинства. Предпочитаю горе, горе, одиночество, унижение. Держите все, что считается хорошим, за плохое, и наоборот. (Подчеркиваю, что это интерпретация Каррере).

Как я уже сказал, сквозь золотой туман истории, давным-давно, когда Иисус, Павел и другие действительно говорили определенные вещи в определенные дни. Конечно, было копирование и повторное копирование, приукрашивание, иногда, может быть, преувеличение, но все это было сказано однажды.

Иисус устраивает пир. Он приглашает не родственников или богатых соседей, а бедных, хромых, невменяемых, которые ковыляют по улице и которых, конечно, больше никто не приглашает. Иисус обещает, что если вы сделаете это, вы будете благословлены, вы будете счастливы. Это называется блаженством.

Вот еще один самородок: на последней вечере Иисус омыл ноги своим удивленным ученикам. Как говорит Каррере, «никого не вылечит (в его рассказе он посещает лечебницу для инвалидов), если дотронуться до них и помыть их, но нет ничего более важного для него или человека, который это делает. Для того, кто это делает! Это великий секрет Евангелия. Вначале вы хотите быть хорошим, вы хотите делать добро бедным, и постепенно — на это могут уйти годы — вы обнаруживаете, что именно они делают добро нам, , потому что, оставаясь близким к их бедности, их слабость, их страх, мы обнажаем нашу бедность, нашу слабость, наш страх, которые одинаковы. Знаете, они у всех одинаковые. И тогда ты начинаешь становиться более человечным «.

И вот слова Иисуса, которые для меня наиболее глубоки:

Аминь, говорю тебе, когда ты был моложе, ты одевался и ходил, куда хотел; но когда ты состаришься, ты протянешь руки, и кто-то оденет тебя и приведет туда, куда ты не хочешь идти.

Преемник Иисуса, Павел, был лишен всякого престижа, как если бы он был нагим. И вот так, слабый, боязливый, трепещущий, он учит, что мудрость мира сего есть безумие перед Богом. Что глупые мира сего избраны Богом, чтобы посрамить мудрых. Что слабые избраны, чтобы посрамить сильных. То, что унижено и презирается в мире — то, чего нет! — было выбрано свести к нулю то, что есть. Павел сказал: «Я буду наслаждаться слабостью, оскорблениями, несчастьем, гонениями, страхами, потому что, будучи слабым, я буду сильным».И сказал Исайя: «Я уничтожу мудрость мудрых, и разум разумных отвергну».

Каррере говорит о себе в своей книге: «Все богатства, которыми я наслаждаюсь, мудрость, которой я горжусь, уверенная надежда на то, что я на правильном пути, — вот что мешает настоящим достижениям. Я никогда не перестаю побеждать, хотя, чтобы побеждать, мне нужно было проиграть. Я богат, одарен, хвалят, заслуживаю и сознаю, что заслуживаю: все же горе мне! »

Тогда голоса психоанализа и медитации пытаются заглушить это: Пожалуйста! Никакого прославления страдания, никакой неуместной вины, никакого самобичевания.

Французский философ Ланца дель Васто осудил: «Тот, кто делает истину предметом любопытства, святые вещи — делом удовольствия, а аскетические упражнения — интересным опытом; тот, кто знает, как разделить себя, отскочить и прожить множественную жизнь; тот, кто любит как за, так и против, кто получает столько же удовольствия от правды, сколько от лжи, кто лжет так много, что забывает, что он лжет, и обманывает себя; Короче говоря, современный человек, который ко всему прикасается, все переворачивает, от всего возвращается; тот, кто нам наиболее близок и наиболее известен. Это я, Господь? »

Есть возможности найти религию, Бог. Их называют препятствиями на пути к нашему мирскому счастью. У меня была захватывающая жизнь, я зажег свечу с обоих концов. Почти к 70 я сбавляю скорость. Мне легче вздремнуть, чем метаться в открытом море. Меня тяготит сильная и досадная усталость. Поставил ли Бог это препятствие передо мной, чтобы помочь мне с моим обращением, или это просто препятствие, точка и нет мягкого выхода?

Симона Вейл писала: «В духовных вопросах все молитвы исполняются.Тот, кто получает меньше, просит меньше ».

Святой Иустин, христианский апологет второго века, сказал, что христианство — единственная философия, которая «безопасна и выгодна». Если есть такая вещь, как компас, который может сказать вам в любой момент жизни, движетесь ли вы в неправильном направлении, то это он.

Например, когда-нибудь сегодня, сознательно или бессознательно, я разделю людей на две категории: большие и меньшие. Независимо от того, насколько я хорош, хорош и порядочен, я сделаю это. Это по-человечески. Это не по-христиански.

Весть Иисуса всегда будет удивлять. Он всегда будет больше меня, больше нас.


Христос Спаситель Контактная информация:

По вопросам посещения больницы, пастырских посещений, изучения Библии или евангелизационной работы звоните или пишите отцу Скотту Керафиму по тел. 207-478-3088 и [email protected] По любым вопросам, связанным с церковными административными или благотворительными пожертвованиями, звоните или пишите старшему.Смотритель Крис Маас по телефону 924-4553 и [email protected]

Свято-Богоявленская Православная Церковь — Веры Православной

Молодой монах сказал великому подвижнику авве Сисою: «Авва, что мне делать? Я упал.» Старец ответил: «Вставай!» Монах сказал: «Я встал и снова упал!» Старец ответил: «Вставай еще!» Но молодой монах спросил: «Как долго мне вставать при падении?» «До твоей смерти», — ответил авва Сисоэс. — Высказывания отцов-пустынников

КОГДА я впервые исповедался, — сказал мне друг, — слезы заняли место грехов, которые я хотел сказать.Священник просто сказал мне, что нет необходимости все перечислять и что было бы тщеславием предполагать, что мои личные грехи хуже всех остальных. Что, кстати, было небольшим облегчением, так как я не мог вспомнить все грехи моих первых тридцати с лишним лет жизни. Это напомнило мне, когда отец получил своего блудного сына — он не дал сыну закончить свою тщательно отрепетированную речь. Поистине удивительно.»

Другой друг сказал мне, что он так беспокоился обо всем, что ему пришлось признаться, что решил записать их.«Я составил список своих грехов и принес его с собой. Священник увидел бумагу в моей руке, взял ее, просмотрел список, порвал и вернул мне. Затем он сказал «преклонить колени» и простил мне грех. Это было мое признание, хотя я и не сказал ни слова! Но я действительно чувствовал, что мои грехи были разорваны и что я свободен от них.

Само слово исповедь заставляет нас нервничать, трогая все, что скрыто в нас самих: ложь, нанесенные травмы, украденные вещи, обманутые друзья, преданные люди, нарушенные обещания, отказ в вере — все это плюс все мелкие действия, которые раскрывают начало грехов.

Исповедь болезненна, но христианская жизнь без исповеди невозможна.

Исповедь — главная тема Евангелий. Еще до того, как Христос начал Свое общественное служение, мы читаем в Евангелии от Матфея, что Иоанн требовал исповедания тех, кто пришел к нему для крещения в реке, для символического акта смывания своих грехов: «И [они] были крещены [Иоанном] в Иордан, исповедуя свои грехи »(Мф. 3: 6).

Затем есть те удивительные слова Христа, обращенные к Петру: «Я дам вам ключи Царства Небесного, и все, что вы свяжете на земле, будет связано на небесах, и все, что вы разрешите на земле, будет разрешено на небесах» ( Матфея 16:19).Ключи для связывания и освобождения грехов были даны не только одному апостолу, но и всем ученикам Христа и — в сакраментальном смысле — любому священнику, имеющему благословение своего епископа для выслушивания исповеди.

Автор Евангелия Иоанн предупреждает нас не обманывать себя: «Если мы говорим, что у нас нет греха, мы обманываем себя, и истины нет в нас. Если мы исповедуем наши грехи, Он верен и праведно простит нам наши грехи »(1 Иоанна 1: 8, 9).

Таинство крещения, обряд вступления в Церковь, всегда было связано с покаянием.«Покайтесь и… креститесь во имя Иисуса Христа для прощения грехов, — проповедовал святой Петр в Иерусалиме, — и получите дар Духа Святого» (Деяния 2:38). В той же книге мы читаем, что «многие уверовавшие исповедались и рассказывали дела свои» (Деяния 19:18).

Одна евангельская история, в которой мы встречаемся с исповеданием, — это притча о блудном сыне (Луки 15: 11–32). Здесь Христос описывает молодого человека, который так нетерпеливо хотел получить свое наследство и стать независимым, что, по сути, он говорит своему отцу: «Что касается меня, ты уже мертв.А теперь дай мне то, что пришло бы ко мне после твоих похорон. Я больше не хочу иметь ничего общего с тобой или с этим домом ».

С божественной щедростью отец дает то, о чем просит его сын, хотя он знает своего сына достаточно хорошо, чтобы понимать, что все, что мальчик получает от него, можно с таким же успехом сжечь в печи. Мальчик берет свое наследство и уходит, наконец, свободный от родителей, свободный от морали и хорошего поведения, волен делать все, что ему заблагорассудится.

Зря потратив деньги, он вынужден кормить свиней в качестве батрака.Люди, которых он считал друзьями, теперь усмехаются. Он знает, что отказался от притязаний на то, чтобы быть чьим-то сыном, но в своем отчаянии осмеливается надеяться, что его отец хотя бы позволит ему вернуться домой в качестве слуги. Полный ужаса из-за того, что он сказал своему отцу и что он сделал со своим наследством, он идет домой в своих лохмотьях, готовый признаться в своих грехах, просить работу и уголок, где можно поспать. Сын не может представить, какую любовь испытывает его отец. для него или тот факт, что, несмотря на все проблемы, которые он причинил, по нему отчаянно не хватало. Отец не был рад избавиться от мальчика, он день за днем ​​смотрел в молитве на горизонт в надежде на возвращение сына.

«Но когда он был еще очень далеко, отец его, увидев его, сжалился, побежал, упал ему на шею и поцеловал его» (ст. 20). Если бы он не смотрел, то не заметил бы своего ребенка вдалеке и не понял бы, кто это был. Вместо того, чтобы просто стоять и ждать, пока сын подойдет к двери, он побежал ему навстречу, обнимая его, изливая слова радости и приветствия, а не упрека или осуждения.

«И сын сказал ему:« Отец! Я согрешил против неба и в глазах твоих, и я уже недостоин называться твоим сыном »» (ст. 21). Здесь исповедь сына сведена в одно предложение. В этом суть любого исповедания: наше возвращение к нашему Отцу, который нас сотворил и постоянно ждет нашего возвращения на родину.

ЧТО ТАКОЕ ГРЕХ? Существует бесчисленное множество эссе и книг, в которых под разными ярлыками рассматриваются человеческие недостатки, но ни разу не используется трехбуквенное слово «грех». Действия, которые традиционно считались греховными, вместо этого рассматривались как естественные этапы в процессе взросления, результат плохого воспитания, следствие психического заболевания, неизбежная реакция на несправедливые социальные условия или патологическое поведение, вызванное зависимостью.

Но что, если я больше, чем робот, запрограммированный моим прошлым, моим обществом или своим экономическим статусом, и на самом деле могу взять на себя определенную заслугу — или вину — за свои действия и бездействие? Разве я не делал того, чего мне очень стыдно, не делал бы я снова, если бы мог вернуться в прошлое, и предпочел бы, чтобы никто не знал? Что заставляет меня так неохотно называть эти действия «грехами»? Слово действительно устарело? Или проблема в том, что у него слишком острый край?

Еврейский глагол chata ’,« грешить », как и греческое слово hamartia, означает просто сбиться с пути, заблудиться, упустить цель.Грех — отклонение от курса — может быть умышленным или непреднамеренным.

Автор книги Притчей перечисляет семь вещей, которые Бог ненавидит: «Гордый взгляд, лживый язык, руки, проливающие невинную кровь, сердце, замышляющее злые планы, ноги, быстрые в беге ко злу, лжесвидетель, говорящий ложь и сеет рознь между братьями »(6: 17–19).

Прайд занял первое место. «Гордыня предшествует погибели, и высокомерный дух предшествует падению» — это еще одно озарение в Книге Притчей (16:18).В Эдемском саду сатана пытается вызвать гордость в своем диалоге с Евой. Он говорит ей, что съешь запретный плод, и «будешь как Бог» (Быт. 3: 5).

Стремление быть впереди других, быть более ценным, чем другие, быть более высоко вознагражденным, чем другие, иметь возможность держать других в состоянии страха, неспособность признать ошибки или извиниться — это одни из симптомов гордости. Гордость открывает путь для бесчисленных других грехов: обман, ложь, воровство, насилие и все те другие действия, которые разрушают общность с Богом и с теми, кто нас окружает.

Тем не менее, мы проводим большую часть своей жизни, пытаясь убедить себя и других в том, что то, что мы делаем, на самом деле не так уж плохо или даже может рассматриваться как почти хорошее, учитывая обстоятельства. Даже на исповеди многие люди скорее объясняют, чем просто признают, что совершили поступки, требующие прощения. «Когда мне недавно случилось исповедоваться около пятидесяти человек в типичном православном приходе в Пенсильвании», — сказал о. Александр Шмеманн писал: «Ни один человек не признал своего греха!»

«Мы способны на некоторые гнилые поступки, — замечает рассказчик из Миннесоты Гаррисон Кейлор, — но не все эти вещи являются результатом плохого общения.Некоторые из них — результат гнилости. Люди делают плохие, ужасные вещи. Они лгут, обманывают и коррумпируют правительство. Они отравляют мир вокруг нас. А когда их поймают, они не испытывают угрызений совести — они просто идут на лечение. У них были проблемы с питанием или что-то в этом роде. Они объясняют, что они сделали — они не переживают по этому поводу. Вины нет. Есть просто психология.

Для человека, совершившего серьезный грех, есть два ярких признака — надежда на то, что то, что он сделал, никогда не станет известным, и мучительное чувство вины.По крайней мере, так происходит до того, как совесть полностью онемеет — что происходит, когда образцы греха становятся структурой чьей-либо жизни до такой степени, что ад, далеко не только возможный опыт следующей жизни, — это то место, где человек оказывается в этой жизни. .

Поразительный факт о базовой архитектуре человека заключается в том, что мы хотим, чтобы определенные действия оставались секретными, не из-за скромности, а потому, что существует неоспоримое чувство нарушения закона более основного, чем в любой книге законов — «закон, написанный в [наших] сердцах », к которому св.Павел ссылается на это (Рим. 2:15). Мы не просто боимся наказания. Дело в том, что мы не хотим, чтобы другие думали о нас как о человеке, совершающем такие поступки. Одно из главных препятствий на пути к признанию — тревога, что кто-то еще узнает то, что я хочу, чтобы никто не знал.

Одна из самых странных черт нашего возраста — это то, что нас заставляют чувствовать себя виноватыми из-за чувства вины. У нас дома приклеена карикатура, в которой один заключенный говорит другому: «Просто помни — быть виноватым — это нормально, но не чувствовать себя виноватым».”

Чувство вины — болезненное осознание совершенных грехов — может обновлять жизнь. Вина является плацдармом для раскаяния, которое, в свою очередь, может побудить к признанию и покаянию. Без вины нет раскаяния; без угрызений совести невозможно избавиться от привычных грехов.

Но есть формы вины, которые являются улицами тупика. Если я чувствую себя виноватым за то, что мне не удалось стать идеальным человеком, которым я иногда хочу быть, или за то, что я воображаю, что другие хотят, чтобы я был, это вина без божественной точки отсчета.Это просто раздражает меня созерцание раздражает меня. Христианство сосредоточено не на действиях, законах, принципах или достижении безупречного поведения, но на Самом Христе и на участии в преображающей любви Бога.

Когда Христос говорит: «Итак будьте совершенны, как совершен Отец ваш Небесный» (Матф. 5:48), он говорит не о получении высшей оценки на экзамене, а о том, что вы здоровы, находитесь в состоянии. общения, полностью участвуя в Божьей любви.

Об этом условии существования говорит св.Икона Пресвятой Троицы Андрея Рублева: эти три ангельские фигуры, молча склонившиеся друг к другу вокруг чаши на маленьком алтаре. Они символизируют Святую Троицу: таинственное общение Отца, Сына и Святого Духа, которое существует в Боге — не закрытое общение, ограниченное только ими самими, но открытое общение любви, в котором мы не только приглашены, но и намереваемся участвовать. .

Благословенная вина — это боль, которую мы чувствуем, когда осознаем, что отрезали себя от этого божественного общения, которое излучает все творение.Невозможно жить в безбожной вселенной, но легко не осознавать присутствие Бога или даже обижаться на него.

Распространенное заблуждение, что грехи человека являются личными или затрагивают лишь нескольких других людей. Думать, что наши грехи, какими бы скрытыми они ни были, не затрагивают других, — все равно что воображать, что камень, брошенный в воду, не вызовет ряби. Как заметил митрополит Каллист Варе: «Нет полностью личных грехов. Все грехи — это грехи против моего ближнего, а также против Бога и против себя.На самом деле, даже мои самые сокровенные мысли мешают окружающим следовать за Христом ».

Далеко не скрытый, каждый грех — это еще одна трещина в мире.

Одна из самых распространенных православных молитв, Иисусова молитва, состоит всего из одного предложения: «Господь Иисус Христос, Сын Божий, помилуй меня, грешника!» Каким бы коротким оно ни было, многие люди отталкиваются от последних двух слов. Тех, кто обучает молитве, часто спрашивают: «Но разве я должен называть себя грешником?» На самом деле концовка не важна — единственное важное слово — «Иисус», — но мои трудности с определением себя как грешника многое показывают.Что заставляет меня так неохотно говорить о себе так просто? Разве я не очень хорошо скрываю, а не открываю Христа в своей жизни? Разве я не грешник? Признание, что я есть, является отправной точкой.

Есть только два возможных ответа на грех: оправдать его или покаяться. Между этими двумя нет золотой середины.

Оправдание может быть словесным, но в основном оно принимает форму повторения: я делаю снова и снова одно и то же, чтобы продемонстрировать себе и другим, что на самом деле это не грех, а что-то нормальное или человеческое, или необходимое, или даже хорошее. .«Соверши грех дважды, и это не будет казаться преступлением», — отмечает еврейская пословица.

Покаяние, однако, — это признание того, что я больше не могу жить так, как жил, потому что, живя таким образом, я ограждаю себя от других и от Бога. Покаяние — это изменение направления. Покаяние — это дверь к общению. Это также непременное условие прощения. Отпущение невозможно там, где нет покаяния.

Как сказал святой Иоанн Златоуст шестнадцать веков назад в Антиохии:

Покаяние открывает небеса, ведет нас в Рай, побеждает дьявола.Ты согрешил? Не отчаивайся! Если вы грешите каждый день, то каждый день предлагайте покаяние! Когда в старых домах появляются гнилые детали, мы заменяем детали новыми и не перестаем ухаживать за домами. Таким же образом вы должны рассуждать для себя: если вы сегодня осквернили себя грехом, немедленно очистите себя покаянием.

Исповедь как социальное действие: Невозможно представить здоровый брак или глубокую дружбу без исповеди и прощения. Если мы сделали что-то, что повредило отношениям, признание необходимо для их восстановления.Ради этой связи мы признаемся в содеянном, приносим свои извинения и обещаем больше не делать этого; тогда мы делаем все, что в наших силах, чтобы сдержать это обещание.

В контексте религиозной жизни исповедание — это то, что мы делаем, чтобы сохранить и обновить наши отношения с Богом всякий раз, когда они повреждены. Исповедь восстанавливает наше общение с Богом и друг с другом.

Никогда не бывает легко признаться в том, что мы делаем то, о чем мы сожалеем и чего стыдимся, действие, которое мы пытались сохранить в секрете или отрицаем, или пытались обвинить кого-то еще, возможно, доказывая — как себе, так и другим, — что это на самом деле это не было грехом, или даже близко не было так плохо, как некоторые могут утверждать. В тяжелом труде взросления одна из самых мучительных задач — научиться говорить: «Мне очень жаль».

А ведь мы созданы для исповеди. В общем, секреты трудно хранить, но неисповеданные грехи не только никогда не исчезают, но и со временем становятся все тяжелее — чем больше грех, тем тяжелее бремя. Признание — единственное решение.

Чтобы понять исповедание в его сакраментальном смысле, нужно прежде всего ответить на несколько основных вопросов: Почему Церковь причастна к прощению грехов? Действительно ли необходимо признание при свидетелях священника? Зачем вообще кому-то признаваться? На самом деле, зачем исповедоваться перед Богом даже без человеческого свидетельства? Если Бог действительно всезнающий, то Бог уже все обо мне знает.Мои грехи известны еще до того, как мне приходит в голову признаться в них. Зачем рассказывать Богу то, что Бог уже знает?

Да, воистину Бог его знает. Мое признание никогда не может быть таким полным или откровенным, как знание Богом обо мне и обо всем, что нужно исправить в моей жизни. Но связанный с этим вопрос, который нам необходимо рассмотреть, связан с нашим основным дизайном как социальных существ. Почему я так хочу общаться с другими в любой другой сфере жизни, но не в этой? Почему я так стараюсь найти оправдания, даже теологические рационы, чтобы не исповедоваться? Почему я так стараюсь объяснить свои грехи, пока не решил, что они не так уж и плохи, или даже что их можно рассматривать как проявление добродетели? Почему мне так легко совершать грехи, но я так неохотно признаюсь в этом в присутствии другого?

Мы социальные существа.Индивид как автономная единица — заблуждение. Человек без общества, родителей, супруга или детей существует только в рекламе. Индивид — это тот, кто потерял чувство связи с другими или пытается существовать в противовес другим — в то время как человек существует в общении с другими людьми. Несколько лет назад на конференции православных христиан во Франции, обсуждая проблему индивидуализма, один богослов признался: «Когда я в машине, я личность, но когда выхожу из нее, я снова личность. .”

Мы социальные существа. Язык, на котором мы говорим, связывает нас с окружающими. Еда, которую я ем, была выращена другими. Передаваемые мне навыки медленно развивались на протяжении сотен поколений. Воздух, которым я дышу, и вода, которую я пью, предназначены не исключительно для меня, они были во многих телах до меня и будут использоваться другими, еще не родившимися. Место, где я живу, инструменты, которые я использую, клавиатура, на которой я печатаю, были созданы многими руками. Я не сам себе врач или дантист. Поскольку я отключаюсь от других, я в опасности.В одиночестве я умру, и скоро. Быть в общении с другими — это жизнь.

Поскольку мы социальные существа, исповедь в церкви не заменяет исповедь тем, против кого мы согрешили. Важный элемент признания — делать все возможное, чтобы исправить то, что я сделал неправильно. Если я что-то украл, это нужно вернуть или заплатить. Если я кому-то солгал, я должен сказать этому человеку правду. Если я злился без уважительной причины, я должен извиниться. Я должен искать прощения не только у Бога, но и у тех, кого я обидел или причинил вред.

Мы также вербальные существа. Слова обеспечивают способ общения не только с другими, но и с самими собой. Тот факт, что я засвидетельствован исповедью, заставляет меня выразить словами все те пути, второстепенные и главные, в которых я живу так, как будто нет ни Бога, ни заповеди любви. Скрытая мысль имеет над нами огромную власть.

Исповедание грехов или даже искушений помогает нам лучше сопротивляться. Лежащий в основе принцип описан в одном из сборников изречений отцов-пустынников:

Если вас беспокоят нечистые мысли, не скрывайте их, но сразу же скажите своему духовному отцу и осудите их.Чем больше человек скрывает свои мысли, тем больше они размножаются и набирают силу. Но злая мысль, когда раскрывается, немедленно уничтожается. Если вы скрываете вещи, они имеют над вами огромную власть, но если бы вы могли говорить о них только перед Богом, в присутствии другого, тогда они часто увядали и теряли свою власть.

Признание кому-либо, даже незнакомцу, скорее возобновляет, чем ограничивает мою человечность, даже если все, что я получаю взамен своего признания, — это заезженное замечание: «О, это не так уж плохо.В конце концов, вы всего лишь человек. Но если я могу исповедоваться кому угодно где угодно, зачем исповедоваться в церкви в присутствии священника? Это немалый вопрос для обществ, в которых так часто используется фраза «институционализированная религия», подразумевающая, что религиозные институты неизбежно подрывают духовную жизнь.

Исповедь — это христианский ритуал общинного характера. Исповедь в церкви отличается от исповеди в гостиной так же, как венчание в церкви отличается от простого совместного проживания.Общинный аспект события имеет тенденцию охранять его, укреплять и призывать всех к ответу — тех, кто совершает ритуал, и тех, кто его становится свидетелем.

В социальной структуре Церкви огромная сеть местных сообществ держится вместе в единстве, каждая община помогает другим и все разделяют общую задачу, в то время как каждая предоставляет конкретное место для признания и благословения основных событий жизни, начиная с от рождения до захоронения. Признание — неотъемлемая часть этого континуума. Мое исповедание — это акт воссоединения с Богом и со всеми людьми и существами, которые зависят от меня и которым нанесен ущерб из-за моих ошибок, и от которых я дистанцировался через акты несобщения.Сообщество представлено человеком, слушающим мое исповедание, рукоположенным священником, которому поручено служить свидетелем Христа, который дает руководство и мудрость, которые помогают каждому кающемуся преодолеть взгляды и привычки, которые сбивают нас с пути, который заявляет о прощении и восстанавливает нас к общению. Таким образом, наше покаяние проникает в сообщество, пострадавшее из-за наших грехов, — частное мероприятие в публичном контексте.

«Это факт», — пишет о. Томас Гопко, бывший ректор Свято-Владимирской духовной семинарии, «что мы не можем увидеть истинное уродство и ужас наших грехов, пока не увидим их в разуме и сердце того, кому мы исповедались.”

Жизнь, ориентированная на причастие: Посещение литургии и причастие по воскресеньям и в основные праздничные дни составляет сердцевину христианской жизни, событие, которое придает жизни евхаристическое измерение и центральное место. Но общение — принятие Христа в себя — никогда не может быть рутиной, никогда не может быть чем-то, чего мы заслуживаем, какими бы условиями ни были наши жизни. Например, Христос торжественно предостерегает нас от приближения к жертвеннику, если мы с кем-либо находимся в состоянии вражды. Он говорит нам: «Если вы предлагаете свой дар на жертвеннике и там помните, что ваш брат имеет что-то против вас, оставьте свой дар там перед жертвенником и уходите; сначала примирись с братом твоим, а потом подойди и принеси дар твой »(Матфея 5: 23-24).В одной из притч Христос описывает человека, которого изгнали со свадебного пира, потому что на нем нет свадебного платья. Рваная одежда — метафора жизни, превращающей совесть в лохмотья (Матфея 22: 1–14).

Принятие Христа в общении во время литургии является краеугольным камнем жизни в общении — с Богом, с людьми и с творением. Христос учит нас, что любовь к Богу и любовь к ближнему составляют суть Закона. Один из способов описания серьезного греха — сказать, что это любое действие, которое нарушает наше общение с Богом и с нашим ближним.

Именно поэтому испытание совести — при необходимости исповедь — является важной частью подготовки к причастию. Это непрерывный процесс попытки увидеть свою жизнь и действия с ясностью и честностью — взглянуть на себя, свой выбор и свое направление, известные Богу. Испытание совести — это повод вспомнить не только о серьезных грехах, совершенных с момента моего последнего исповедания, но даже о начале грехов.

Слово «совесть» происходит от греческого глагола, означающего «иметь общее знание» или «знать с кем-то». Это понятие привело к идее свидетельствовать о ком-то, особенно о самом себе.Совесть — это внутренняя способность, которая направляет нас в принятии решений, которые согласовывают нас с волей Бога, и которая обвиняет нас, когда мы нарушаем общение с Богом и нашим ближним. Совесть — это отражение божественного образа, лежащего в основе каждого человека. В «Священном даре жизни» о. Джон Брек отмечает, что «воспитание совести в значительной степени достигается через погружение в аскетическую традицию Церкви: ее жизнь молитвы, сакраментальных и литургических празднований и изучения Священных Писаний. Воспитание нашей совести также зависит от того, как мы обретаем мудрость от тех, кто более продвинут, чем мы, в вере, любви и познании Бога ».

Совесть — это нашептываемый голос Бога внутри нас, призывающий нас к образу жизни, который открывает присутствие Бога и побуждает нас отказаться от действий, разрушающих общину и общение.

Ключевые элементы исповеди: о. Александр Шмеманн представил следующее резюме трех ключевых областей исповедания:

  • Отношение к Богу: вопросы о самой вере, возможные сомнения или отклонения, невнимание к молитве, пренебрежение литургической жизнью, пост и т. Д.
  • Отношение к ближнему: базовые установки эгоизма и эгоизма, безразличие к другим, недостаток внимания, интереса, любви. Все фактические оскорбления — зависть, сплетни, жестокость и т. Д. — должны быть упомянуты и, если необходимо, показана их греховность кающемуся.
  • Отношение к самому себе: грехи плоти с их противоположностью христианскому видению чистоты и целостности, уважению к телу как к иконе Христа и т. Д. Злоупотребление собственной жизнью и ресурсами; отсутствие каких-либо реальных усилий по углублению жизни; злоупотребление алкоголем или другими наркотиками; дешевая идея «веселья», жизни, сосредоточенной на развлечениях, безответственности, пренебрежении семейными отношениями и т. д.

Инструменты самоанализа: В борьбе за изучение совести у нас есть инструменты, которые могут нам помочь, ресурсы, которые помогают как в формировании, так и в исследовании совести. Среди них Десять Заповедей, Блаженства и различные молитвы, а также списки вопросов, написанные опытными исповедниками. †

Эта статья в том виде, в котором она представлена ​​здесь, является первой частью более длинного печатного буклета Conciliar Media, отдела Антиохийской архиепископии, как части популярной серии привлекательных и информативных буклетов и брошюр об основных учениях древних православных христиан. Вера.Вторая половина начинается с раздела, которым мы заканчиваем: «Инструменты самопроверки». Чтобы просмотреть всю статью, посетите один из следующих веб-сайтов:

http://www.jimandnancyforest.com/2013/02/20/confession-primer/
http://www.antiochian.org/content/confession-healing-sacrament

Святое Исповедание — Греческая Православная Церковь Св. Иоанна Крестителя

«Войди в Церковь и омой свои грехи. Ведь здесь больница, а не суд.Не стыдись войти в Церковь; стыдитесь, когда грешите, но не когда каетесь ». ~ Иоанн Златоуст

В фильме Индиана Джонс и последний крестовый поход Индиана Джонс оказывается в пещере, пытаясь преодолеть три препятствия, чтобы достичь Святого Грааля. Чтобы пройти первое, ему говорят: «Пройдет только кающийся». Повторяя про себя эту фразу, он приближается к тому месту, где всего несколько мгновений назад многие пали перед ним.

В последний момент, когда лезвия падают ему на голову, он кричит себе: « кающийся человек смирен перед Богом!» Индиана падает на колени, и лезвия безвредно проходят над его головой.

Мы тоже призваны пасть на колени перед Богом. Но это только внешний знак покаяния. Также должно быть духовное , упавшее на колени в смирении перед Богом.

Покаяние уходит своими корнями в апостолов. В Книге Деяний апостол Петр говорит: «Покайтесь и креститесь каждый из вас во имя Иисуса Христа для прощения ваших грехов, и вы получите дар Святого Духа». (Деяния 2: 37-38)

Когда мы отпадаем от Бога, мы удаляемся от Его общения — общения с Ним и со всеми другими христианами.Мы сами отлучили от церкви . Вновь войти в общение с Богом — это постоянное занятие всех христиан. Мы так или иначе отпадаем каждый день. Никто не освобожден. Как пишет отец Иоанн Хрисавгис, «блудный сын и святой -« раскаявшиеся грешники ». [1]

Часто, когда дети играют в соревновательные игры, кто-то кричит: «Это уже ! «Разве все мы не желали более одного раза в жизни, что у нас есть шанс исправить прошлое и начать все сначала? Это первый шаг к покаянию. Покаяние предлагает нам это новое начало.

Мы говорим Богу, что мы изменили свое мнение о нашем прошлом направлении и хотели бы вернуться к общению с ним. Греческий труд для покаяния — metanoia , что переводится как « изменение ума». Это изменение подразумевает очень глубокую и фундаментальную трансформацию того, как мы видим себя, окружающих, наш мир и наши отношения с Богом. Так что часто бывает хорошо изменить свое мнение.

Изменить свое мнение в покаянии — это отправная точка на нашем пути к переориентации нашей жизни на Бога-Троицу.Мы оставляем сожаление, когда движемся к надежде. Мы переключаем наше внимание с собственных недостатков на силу Божьей любви. О неудачах забывают, и мы видим перед собой, кем мы можем стать по Божьей благодати. [2] Покаяние — это не единичное действие, а позиция, состояние ума.

В своей книге « Достижение своего потенциала во Христе: Теозис», Отец Антони Кониарис пишет о Преображении Христа как о преобразовании затемненной природы человека в восстановленную «позитивную красоту образа Божьего, испорченного грехом». ….«Стремясь к Теозису, единению с Богом, мы ведем к покаянию. По мере того, как мы движемся к свету Божьему, мы лучше осознаем свой грех и развиваем позицию постоянного покаяния. [3]

Вспомните в своей жизни вещи, о которых вы сожалеете, что сказали или сделали — обидные, невнимательные, эгоистичные, лживые. Подумайте также о тех вещах, которые вы сделали, которые, возможно, не повлияли напрямую на других, но которые, как вы знаете, являются неправильными в соответствии с учением Церкви. Напомните о них, как если бы они происходили прямо сейчас.Подумайте, как бы вы поступили иначе. Возьмите это сожаление и превратите его в покаяние. Почувствуйте ложь и признайте, что вы обидели другого человека или Церковь, и тем самым оскорбили Бога.

Это сожаление теперь требует личного ответа. Как Бог любит нас, так и наша любовь к Нему. По словам о. Теодор Стилианопулос: «По мере того как крещеный христианин растет от ребенка до взрослого и участвует в сакраментальной жизни Церкви, его личный ответ Богу становится решающим.

Личный ответ — это акт исповеди, признанный в Православной Церкви таинством. Признание — важный аспект нашего процесса духовного роста, и
не следует рассматривать как законнический, и его не следует окутывать чувством вины.

Исповедь — это один из аспектов духовной жизни во Христе, и ее следует рассматривать как своего рода духовную проверку с духовным отцом. Подобно тому, как мы идем к врачу, который может ознакомиться с нашей историей болезни, чтобы поставить соответствующий диагноз и прописать необходимое лекарство, нам необходимо обратиться к духовному отцу, который знает нас и может назначить наиболее подходящее духовное лекарство.

В Православии исповедь звучит в любой удобной и открытой части храма, нередко перед иконостасом. Когда кто-то стоит перед иконостасом, священник стоит рядом, служа министром и свидетельством перед Христом от имени человека. Не священник, а скорее Бог является судьей.

Прочитано несколько молитв и псалмов. Иногда поют гимны. Затем священник призывает человека к покаянию: «Мой брат / сестра, не стыдись рассказать Богу передо мной все, что ты пришел рассказать; потому что вы говорите это не мне, а Богу, перед Которым вы стоите.[4]
После исповеди священник читает человеку следующее:

«Мое духовное дитя, исповедовавшееся перед моей смиренной личностью: я, смиренный грешник, не имею власти прощать грехи на земле; только Бог может это сделать; но, полагаясь на сказанные Богом слова, которые были обращены к Апостолам после Воскресения Господа нашего Иисуса Христа, в которых говорилось: «Если вы объявляете непрощенными грехи кого-либо, они останутся непрощенными», мы смело можем сказать: все, что вы рассказали моему смиренному и смиренному человеку, и все, что вы не смогли сказать по незнанию или по забывчивости, что бы это ни было, пусть Бог простит вас в нынешнем веке и в будущем веке.”

Признание не является обязанностью или требованием. Покаяние и исповедь занимают важное место в развитии нашей христианской жизни. Таинство Святого Исповедания можно рассматривать как дар от Бога для принятия прощения. Это также возможность получить духовное руководство от духовного отца. С практикой Святое Исповедание может стать возможностью для личного духовного роста. [5]

Держа себя перед Богом, нам легче оставаться свободными от оков греха.По словам святого Таллассия: «Как воск тает перед огнем, так нечистая мысль перед страхом Божиим» 8

В повседневной жизни мы могли бы назвать это теорией «чистого листа» . Согласно этой теории, когда что-то грязное, немного больше грязи едва заметно. Но когда та же самая вещь
чистая, малейшее загрязнение сразу становится заметным.

Так и с грехом в нашей жизни. Без исповеди каждый дополнительный грех, кажется, очень мало запятнает нас, и мы теряем понимание различия между добром и злом.Но когда мы получаем дар чистого листа через исповедание своих грехов, мы находим наши грехи более неудобными, потому что они очень ясны для нас в нашем нынешнем состоянии чистоты.

Важно помнить, что если мы хотим получить прощение наших грехов от Бога, Он требует, чтобы мы также прощали друг друга. Для многих из нас это самый трудный аспект покаяния и исповеди. Тем не менее, мы говорим это каждый раз, когда молимся молитвой Господней: «Прости нам наши проступки, как мы прощаем тех, кто преступают против нас.”

Это также повторяется Иисусом в Евангелии от Матфея 6: 14-15: «Ибо, если вы простите людям преступления их, то Отец ваш Небесный простит вас; но если вы не прощаете людям их
проступков, то и ваш Отец не простит вам проступков ».

Вот что такое христианство. Это прямо посреди всего — даже молитвы Господней — «прости нам наши преступления, как мы прощаем тех, кто согрешает против нас». Нам не предлагают прощения ни на каких других условиях.

Тебе трудно простить? В своей книге «Простое христианство» К.С. Льюис пишет: «Все говорят, что прощение — прекрасная идея, пока нам не кого простить». [7]

Как мы можем простить кого-то, если он нам не нравится? Реально ли стремиться «любить ближнего»? Мы должны любить его или находить в нем привлекательного человека? Трудно уподобиться кому-то. Часто мы даже не любим себя.

Но нравится нам самим или нет, мы все еще любим себя . Отсюда следует, что любить наших врагов не означает, что мы должны как они.

Христиане всегда говорят: «Ненавидьте грех, но любите грешника». Но как это сделать?

Если задуматься, единственный человек, для которого мы делаем это всю жизнь, — это мы сами. Как бы сильно мы ни ненавидели то, что делаем, мы все равно любим себя. На самом деле, потому что мы любим себя, мы ненавидим то, что мы из тех людей, которые сделали бы некоторые из этих вещей.

Итак, наше христианство не уменьшает нашу ненависть ко злу. Мы должны ненавидеть зло.Но мы должны ненавидеть зло в других так же, как мы ненавидим зло в себе — сожалеть о том, что было сделано, и надеяться, что человек, делающий это, покается и будет спасен. [8]

Это человеческая склонность успокаиваться, зная, что, хотя мы согрешили, есть много других с гораздо большими грехами, чем наш. Легко подумать, что по сравнению с
«мы не так уж и плохи».

Но Бог не призывает нас быть «не такими уж плохими». Мы всегда можем найти кого-то, кто кажется более грешным, чем мы.

Но если мы посмотрим на себя, можем ли мы быть настолько уверены, что прожили жизнь покаяния и исповедания, которая будет держать врата небесные открытыми для нас? Отец Энтони Кониарис пишет: «Одного не исповеданного, не отпущенного греха достаточно, чтобы удержать нас от Царства, я не собираюсь рассказывать вам, что это за тайный грех для вас. Святой Дух, несомненно, уже сказал вам, что это такое. Иисус призывает вас сегодня покаяться и оставить этот грех, чтобы вы могли быть в Царстве ». [9]

Сноски

  1. Хрисавгис, Иоанн, Покаяние и исповедь, Holy Cross Православная пресса, Бруклин, 1990, стр. 4.
  2. Уэр, Каллистос, Православный путь, Издательство Св. Владимирской семинарии, Крествуд, 1993, стр. 152.
  3. Кониарис, Энтони М., Достижение вашего потенциала во Христе: Теозис, Публикация Света и Жизни, Миннеаполис, 1993, стр. 56.
  4. Константинидес, Эвагорас, Служебная книжка священника, Издано автором, Мерриллвилль, 1994, стр. 149.
  5. Харакас, Стэнли С., Православная церковь: 455 вопросов и ответов, Light & Life Publishing, Миннеаполис, 1988, стр. 87.
  6. Grube, George W., Что говорят отцы церкви…, Light & Life Publishing, Миннеаполис, 1996, стр. 89.
  7. Lewis, C.S., Mere Christianity, Collier Books, New York, 1984, p89.
  8. Там же.
  9. Coniaris, Anthony M., Daily Vitamins for Spiritual Growth I, Light and Life Publishing, Minneapolis, 1994.
  10. .

Это HTML-версия книги «Подготовка к исповеди» о. Джеймс Кордарис. Первоначально опубликовано в формате PDF по адресу http: // www.goarch.org/archdiocese/departments/outreach/greatlent/brochures/Confession.pdf.

Общие ресурсы для подготовки к исповеди

  • Оплакивание моей бессмертной души — Св. Василия Великого, издано Свято-Паисиевым монастырем. Этот документ настроен для печати как двусторонний буклет.
  • Рабочий лист исповеди — Разбивка грехов по семи смертным грехам.
  • Внутренняя духовная битва — Пять ступеней, ведущих к греху.
  • Список грехов — Составленный список грехов.
  • Молитвы об исповеди — Различные молитвы, помогающие подготовиться к Святому исповеданию.
  • Молитва исповеди благословенного Отца Николая Пекатороса для использования его духовными детьми: «Исповедую Господу Богу моему и перед Тобой, Святой Отец, все мои бесчисленные грехи, которые я совершил до настоящего времени. и час, на деле, словом и мыслью. Ежедневно и ежечасно я совершаю грех неблагодарности по отношению к Господу за Его великие и бесчисленные благословения и милостивое провидение ко мне, грешнику.Это мои грехи: пустые глупые слова; критика и словесное оскорбление других; неповиновение; гордость; безжалостность; завидовать; мстительный гнев; клевета на других; невнимательность; пренебрегать тем, что касается моего спасения; невнимательность; беззаботное отношение; грубость; раздражительность; уныние; возмездие злом за зло; жестокосердие; непослушание; жалоба; самодовольство; противоречивость; своенравие; поведение, достойное порицания или позора; злословие; врущий; чрезмерный смех; поддаваться искушению; любовь к себе; амбиция; чревоугодие; пьянство; тщеславие; лень; думать нечистыми мыслями; накопление мирских благ; вожделение к другим; пропуск Божественной литургии и других церковных служб из-за лени и невнимательности; блуждание ума во время молитвы в церкви и дома; грехи дела; словесные грехи; грехи мысли; и грехи зрения, слуха, обоняния, вкуса, осязания и других моих чувств, как физических, так и духовных.Я каюсь во всех своих грехах и прошу прощения. (Назовите здесь другие грехи, которые могут быть на душе.) Я также раскаиваюсь и прошу прощения за грехи, в которых не исповедал из-за их множества или из-за моей забывчивости. Прости и освободи меня, Святой Отец, и дай мне свое благословение на приобщение Святых и животворящих Тайн Христа к отречению от греха и обретению Жизни Вечной. Аминь . (Источник неизвестен) »

Помощь детям в подготовке к исповеди

Вот несколько предложений:

.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *