Что такое педантизм википедия: Недопустимое название — Викицитатник

Содержание

Как белорусский крестьянин стал блестящим военным летчиком — Российская газета

Как белорусский крестьянин стал блестящим военным летчиком

Белорусский крестьянин Донат Макиёнок в годы Первой мировой войны стал легендой, подбив девять самолетов противника.

Хотя к началу ХХ века трудно было представить такую вот фантастическую картину — молодой парень из дальнего озерного края, будучи призван в пехоту, быстро освоит мудреную авиационную технику и с началом большой войны в 1914 году станет мастером воздушных боев.

История, согласитесь, характерная для следующей, советской эпохи, когда для многих уже именно так зазвучала мелодия «Авиамарша» с чеканными словами «Мы рождены, чтоб сказку сделать былью…». Но это было еще в последние годы Российской империи, а делал сказку былью родившийся 130 лет назад, 15 мая 1891 года, крестьянский сын Донат Макиёнок из маленькой деревни Дамбовка. Это самый север современной Беларуси. Неподалеку — громадное, второе по площади после знаменитой Нарочи Освейское озеро, знаменитое своим островом, на котором одно время даже колхоз работал. Нет в этих местах только одного — аэродромов, но массовое для начала ХХ века увлечение авиацией захватило и юного Доната.

Мечта была настолько страстной, что на пути к ней Макиёнок перепрыгивал казавшиеся объективно непреодолимыми препятствия. Его военная биография начинается в ноябре 1911 года, когда 20-летнего Доната призвали в 97-й пехотный Лифляндский полк, из которого до неба почти так же далеко, как и из окрестностей Освейского озера. Но удача улыбнулась новобранцу — растущей российской авиации требовались не только летчики, но и механики. Макиёнок до службы получил начальные технические навыки и благодаря им уже в марте 1912-го был зачислен в 3-й корпусной авиационный отряд, а в мае отправлен в севастопольскую школу авиации, где успешно окончил курсы мотористов. От моториста до пилота вроде бы дистанция огромного размера, но на смышленого парня в авиашколе обратили внимание, и он это внимание оправдал сполна. Молодому солдату разрешили учиться на летчика, и за несколько месяцев до войны, в феврале 1914-го, он получил летное удостоверение. Вернувшись после учебы в свой авиаотряд, он стал там единственным пилотом, не имевшим офицерского звания, будучи всего лишь старшим унтер-офицером.

Летать с началом Первой мировой Донату довелось целых три года — с августа 1914-го до августа 1917-го. Белорусский крестьянский сын оказался фантастически удачлив — летная служба в ту пору сопровождалась огромным количеством опасностей и просто курьезов ввиду несовершенства техники. Из таких нештатных ситуаций на боевом пути Макиёнка можно сделать неплохой сценарий приключенческого фильма: там и отказ двигателя, и пробитый пулей бензобак, и приземление в болото, и жесткие посадки с поломанными крыльями, винтом и шасси, и сомнительное удовольствие потеряться в тумане или быть поверженным порывом ветра, и сожжение поврежденного самолета, приземлившегося вблизи позиций противника. Каждая из таких историй могла стать последней в военной биографии молодого пилота, но всякий раз окончание выдавалось благополучным, легкие ранения и травмы средней тяжести не в счет. Самое большое счастье привалило в Восточной Пруссии, где грозовым летом 1914-го Донат открывал счет своим боевым вылетам. Третьему корпусному авиаотряду удалось избежать окружения.

Фото: из архива

Начинал он с очень важной для той войны авиационной разведки, выведывая с воздуха конфигурации частей и боевой техники германской армии. Летали вдвоем, и очень часто летчиком-наблюдателем при пилоте Макиёнке был другой белорус, его ровесник подпоручик Василий Макейчик родом из Бобруйска. В апреле 1915 года их экипаж был подбит вражеской артиллерией — все же удалось долететь до нейтральной полосы, но садиться пришлось в болото. Макейчика придавило крылом, и Макиёнку пришлось тащить товарища до своей линии окопов. В 1915-м Донат получил первое офицерское звание, став подпрапорщиком, а в конце года императорским указом ему было присвоено звание военного летчика.

В феврале 1916 года Макиёнок вместе с товарищами освоил новую по тем временам тактику ночных бомбардировок, а к концу года перешел на службу в 7-й истребительный авиаотряд. Именно там с марта по август 1917 года и зафиксированы девять сбитых им вражеских аэропланов, четыре из которых были засчитаны Донату вне всяких сомнений. Летчик-истребитель из белорусского крестьянина получился первоклассный. Командир 7-го авиаотряда Иван Орлов дал ему такую характеристику: «Летчик изумительной храбрости. Не только отлично исполняет приказы, но сам всегда вызывается на опасные полеты, которые выполняет блестяще. Также очень хорош по технике полета, свою работу любит. Характера спокойного и уживчивого. Всего более подходит для истребительного дела, хотя одинаково хорошо выполняет всякие задачи».

Революционный 1917-й стал звездным часом 26-летнего летчика. Первую мировую он закончил штабс-капитаном, кавалером шести боевых орденов. Но три года большой войны подорвали здоровье отчаянного пилота, и все чаще давал о себе знать проявившийся туберкулез. С осени 1917 года Макиёнок лечится в Крыму, а в 1918-м идет на службу во 2-й польский корпус, созданный в составе Русской армии. Католика по вере, его в ряде источников неверно называют поляком, но в тот момент переход на польскую службу показался ему хорошей альтернативой службе у большевиков, которых герой-летчик не любил, обвиняя в развале армии в 1917-м.

Большевиков герой-летчик не любил, обвиняя их в развале армии в 1917 году

На польской службе он оказался и в дальнейшем, а летную работу из-за болезни пришлось оставить уже в 1919-м. С началом Второй мировой войны выяснилось, что немцы не забыли, кто сбивал их самолеты в прошлую войну.

В 1941 году Макиёнок был арестован гитлеровцами и погиб в печально знаменитом Освенциме.

Хотите знать больше о Союзном государстве? Подписывайтесь на наши новости в социальных сетях.

Педантизм. Энциклопедия пороков [Оправдание изъянов и слабостей человеческой натуры]

Педантизм

Педант — самый верный из подданных. Раз определив для себя систему мира, он хранит ее с усердием пчелы или муравья. Оттого он чрезвычайно удобен в быту — как в семейном, так и гражданском.

Всякое явление, цель или вещь имеет у него свое место, и железный закон связи этих явлений, действий и норм незыблемо поддерживается им. Твердо и непреклонно он стоит на своем, утверждая собственный образ жизни как нечто непрекословное. Педант сильнее и последовательнее самого сильного духом человека. Его ограниченность закрывает для него все иные возможности, кроме одной, им однажды избранной. Поэтому для педанта может быть лишь то, что есть. Представьте, сколь незыблемую опору в подобном душевном складе находит любой социальный строй!

Педантизм в самом буквальном смысле — положительное качество. Действительно, на какого человека можно положиться с большим основанием, чем на педанта? Надо лишь знать, какое течение дел принято им за норму, и тогда можно опираться на эти сведения с той же уверенностью, как если бы это было знание не о поведении человека, а о природной закономерности.


Неукоснительные привычки педанта особенно благотворно должны действовать на замученного суетой человека. В них он должен находить то же отдохновение, что в мерном плеске прибоя или в убаюкивающе-монотонном шелесте листвы. Так непременно должно быть… если, конечно, мы не задерганы до такой степени, что кроткая размеренность бытия педанта кажется нам угрюмым издевательством над естественным течением жизни. Тогда возникают гнев, ненависть, скандал и даже бытовое членовредительство. Однако, согласимся, это следует отнести на счет воспаленной психики, а не педантичности. Я твердо держусь того мнения, что с педантом легко, безмятежно, надежно, а скука и раздражительность — неминуемые спутники общения с педантичной личностью, — проходят ведь… проходят, правда?












Ананкаст: тяжелая судьба педанта — Психологос

Кролик — типичный ананкаст, то есть патологический педант. Тревожная мнительность, боязнь загрязниться, боязнь воров, негодяев, сверхаккуратность, сверхпунктуальность, требовательность, муки совести… Узнаёте нашего героя?

Порядок — это замечательно, но иногда он может выходить за пределы разумного.
скачать видео

​​​​​​​Ананкаст (от др.-греческого «принужденный») – патологический педант: человек, страдающий навязчивыми состояниями, чрезмерной склонностью к сомнениям, поглощенностью деталями, излишним перфекционизмом и упрямством.

Слово «ананкаст» является производным от имени богини неизбежности-судьбы Ананке. Ананкаст, проживая свою судьбу и оберегая себя от неприятностей, совершает массу навязчивых ритуалов, как если бы приносил жертву богине Ананке.

Аккуратность — достойная черта характера, но в данном случае она приобретает болезненный характер. Если слишком заботиться о каждой мелкой детали, теряется более общий взгляд, а вследствие этого происходят уже крупные потери. Если в принятии решений стремиться учесть каждую мелочь, невозможно остановиться уже ни на каком решении. Ананкасты не в состоянии принять решение даже тогда, когда для этого существуют все предпосылки. Они стремятся, прежде чем начать действовать, взвесить все до последней мелочи и не могут исключить из сознания ни одну мельчайшую возможность, способную привести к более удачным решениям.

Человек со здоровой головой здесь бы начал думать, однако ананкаст начинает вместо использовать спасительные ритуалы. Он верит, что если соблюсти несколько раз выручающий его защитный ритуал, то и с этот раз будет все хорошо.

Происходит защитная подмена: вместо того чтобы позаботиться о чем-то реальном, человек боится малейшего нарушения ритуала. Он понимает абсурдность всех своих магических защит, но без них ему еще страшнее. Ритуалы его отвлекают и успокаивают.

Главная неприятность анакаста в том, что, скрупулезно занимаясь одним делом, он совершенно забывает про другие дела. Отсюда неприятности, повышение тревожности — и новые магические ритуалы…

Степень выраженности обессивно-компульсивных (ананкастических) нарушений может довольно сильно разниться в зависимости от уровня организации личности человека. Если подобные навязчивости возникают только в ситуации стресса, говорят об акцентуации, если проявляются и в повседневной, будничной жизни — это уже психопатия.

«Всё знает, всё понимает, всё умеет»: как Отто Шмидт стал супергероем Советской Арктики

«Во мне два человека — человек науки, ума и человек действия, воли», — говорил о себе Отто Шмидт. Оба эти человека успели совершить немало: первый писал труды по математике, разрабатывал космогоническую гипотезу о происхождении Земли, издавал Большую советскую энциклопедию. Второй совершал восхождение на Памир, руководил экспедициями в Арктику и организовывал на льдине быт челюскинцев в ожидании спасателей.

Научный подход

Отто Шмидт родился в 1891 году в семье хуторян, он происходил по отцовской линии из лифляндских немцев, по материнской — из латышей. Дед мальчика Фрицис Эргле обратил внимание на его редкую любознательность и на семейном совете предложил отправить учиться в гимназию. Шмидт окончил её с золотой медалью, поступил на физико-математический факультет Киевского университета и составил подробный список книг, которые, по его мнению, необходимо было прочесть, чтобы стать настоящим учёным.

«Я сел подсчитывать ведь всё же я был математиком. Оказалось, необходимо 1000 лет, чтобы всё намеченное одолеть… Тысячу лет прожить нельзя, и всё знать невозможно. С болью в душе я стал вычёркивать то, что хотя и интересно, и нужно, но без чего всё же можно обойтись. Оставил себе только то, без чего не мыслил себе пути в науку. Вновь подсчитал… Осталось ещё на 250 лет».

Отто Шмидт, из воспоминаний

Уже на первом курсе он ухитрился написать работу, которая привлекла внимание специалистов. К моменту выпуска на счету у Шмидта было три печатные работы и книга «Абстрактная теория групп». Окончив обучение, он некоторое время работал экономистом — сначала при Временном правительстве, потом при Наркомпроде. Потом оказался на должности заведующего Государственным издательством, параллельно занимаясь реформой образования.

В горы Отто Шмидт попал из-за болезни — с юности его терзал туберкулёз. В 1924 году его отправили в Австрию для поправки здоровья, и там, в Тироле, он увлёкся альпинизмом. Когда в 1928 году Шмидту предложили принять участие в первой советско-германской памирской экспедиции, организованной советской Академией наук, он тут же согласился.

Понимая, что для полноценной научной работы не хватает опыта, Шмидт обратился к экспедиционному топографу Ивану Дорофееву, о чём тот позже писал в своих воспоминаниях: «После доклада ко мне пoдошёл Отто Юльевич и, пожимая мне руку, сказал: «Разрешите мне, Иван Георгиевич, быть вашим учеником. Научите меня проводить глазомерную съёмку. Мне хочется, чтобы моё пребывание в экспедиции принесло возможно больше пользы для общего дела, чтобы мои походы по необследованной области в качестве альпиниста имели бы и более существенный след. Обидно ходить по местам, где до тебя не ступала нога человека, и не уметь изобразить на бумаге пройденного».

На бумаге и впрямь появились новые места: в ходе экспедиции получили названия пики Ленина и Дзержинского, мыс Свердлова. Шмидт особенно заинтересовался ледниками Памира, которые взялся исследовать с присущим ему педантизмом. Его работы позднее активно использовались советскими гляциологами — учёными, изучающими льды.

«Ледник Федченко ровный, огромный, в этой части с редкими трещинами, но тем не менее довольно неудобный для ходьбы. Ледниковые иглы бьют колени, не дают прямо поставить ногу. Под тонким покровом из снега и льда бурлит вода над ледником. То и дело проваливаешься по колени болото! Иногда дорогу пересекает настоящая глубокая и большая река. Река на леднике!»

Из дневника Отто Шмидта

Комиссар Заполярья

Поначалу Шмидт планировал повторить экспедицию на Памир, но вмешался случай. В 1929 году Совет народных комиссаров принял решение построить полярную станцию на Земле Франца-Иосифа. Хотя в экспедицию отправлялось немало опытных полярников — Владимир Визе, Рудольф Самойлович, Эрнст Кренкель и др., начальником назначили Шмидта. С точки зрения руководства, он был надёжен и зарекомендовал себя как «проверенный член ВКП(б), необычайно талантливая и яркая личность, а также человек бешеной энергии и удивительной трудоспособности». Так Шмидт стал правительственным комиссаром архипелага Земля Франца-Иосифа, а в случае обнаружения других островов — и их тоже.

«Первая встреча со Шмидтом произвела большое впечатление. В комнату вошёл человек, облик которого был совершенно необычен. Огромная окладистая борода, волосы пышные, зачёсанные назад. Прекрасная шевелюра. Запоминающиеся черты лица, особенно глаза умные серые глаза, способные принимать десятки разных оттенков. Стоило Шмидту войти в комнату, как тотчас же возникало ощущение, что этот человек всё знает, всё понимает, всё умеет.

Шмидт разговаривал с нами на равных. Мы тоже держались вполне независимо, но, думаю, не ошибусь, если скажу, что внутренне каждый из нас трепетал и робел. Вполне официально Шмидт сказал в этой беседе, что нам предстоит стать первой сменой самой северной в мире полярной станции, которую поставят на Земле Франца-Иосифа».

Из воспоминаний Эрнста Кренкеля

Экспедиция оказалась успешной: исследователи не только открыли на Земле Франца-Иосифа научный стационар, но и собрали немалое количество материалов, а также провели топографические съёмки местности и обнаружили американскую зимовочную базу Фиалы в бухте Теплиц. Шмидт прикипел к Арктике и возвращался туда снова и снова.

На следующий год экспедиция сменила зимовщиков, обследовала берега Новой Земли в районе Русской Гавани и открыла ряд новых островов. На острове Домашний за шесть суток выросла очередная полярная станция. Сам Шмидт называл плавания 1929–1930 годов своим «арктическим крещением». Дальнейшие намеченные им задачи были весьма масштабными.

«На борту «Седова» между мной и В.Ю. Визе завязался разговор о дальнейших задачах арктических исследований. Мы сошлись на том, что исследования в западной части Советской Арктики можно считать в первом приближении законченными и что теперь внимание должно быть обращено на восточную часть и на пути с запада на восток. Я предложил экспедицию на ледоколе из Архангельска во Владивосток по пути Норденшельда, но без зимовки. В.Ю. Визе горячо поддержал эту идею и предложил осуществить её в 1932 году Международном Полярном».

Из стенограммы отчёта Шмидта в Арктической комиссии

В течение двух лет специалисты Всесоюзного арктического института, директором которого назначили Шмидта, готовились к тому, чтобы пройти по Северному морскому пути за одну навигацию. 28 июля 1932 года ледокол «Сибиряков» вышел из Архангельска и направился к Тихому океану. Судно стало первым, обогнувшим с севера Северную Землю. Ему предстояло пробиваться через тяжёлые полярные льды. Миновав факторию Ванкарем, участники экспедиции осмотрели гребной винт и выяснили, что он лишился одной лопасти, а три остальные были обломаны более чем наполовину.

Чтобы установить новую лопасть, требовалось переместить на бак 400 тонн груза из трюмов. «И аврал начался, — писал позже Визе. — Вернее, не аврал, а авралище. Все участники экспедиции, разделённые на две бригады, превратились в грузчиков. Каждая бригада работала по шесть часов, и перегрузка шла без перерыва день и ночь. Работали неистово, до полного изнеможения. У многих ноги сгибались под непривычной тяжестью, руки дрожали, сердце начинало бешено колотиться, забирала одышка, но никто не сдавал. Каждый понимал, что дело касается чести экспедиции. Если не удастся закончить работу в кратчайший срок, пока льды не станут смерзаться или шторм не наделает беды, тогда «Сибиряков» не пройдёт в одну навигацию в Тихий океан и зазимует там же, где зимовала «Вега»… К концу вторых суток аврала все 400 тонн были перегружены на нос».

После того как новая лопасть заменила пострадавшую, «Сибиряков» прорывался к Берингову проливу ещё пять дней. Во время очередного рывка через лёд корабль лишился гребного вала — теперь он мог только дрейфовать. «С юмором висельников мы называли наш ледокол домом отдыха с паровым отоплением или самым совершенным буйком для изучения полярных течений», — вспоминал острослов Кренкель.

Успешно завершить миссию помог ветер. Остаток пути ледокол прошёл под парусами, на которые пошли шесть угольных брезентов, из-за чего паруса получились чёрными.

17 декабря 1932 года Совнарком принял постановление проложить окончательно морской путь от Белого моря до Берингова пролива и обеспечить безопасность следования. Выполнить задачу поручили Отто Шмидту — так возник Главсевморпуть, которым он руководил с 1932 по 1938 год.

«Сталин, который, покуривая трубку, ходил вдоль стола, спросил: «Вы думаете, всё это можно осуществить?» Ответили: «Если будет решение». Сталин: <…> «Арктика — вещь сложная. Надо создавать организацию, которая отвечала бы за всё. И знала бы — отвечает за Арктику и больше ни за что. А мы с неё спросим — и строго! Тогда дело у вас пойдёт. Давайте сделаем по-другому. Бумаги переделайте, а мы напишем постановление: создать при СНК Главное управление Северного морского пути, поручить ему проложить этот путь и содержать в исправном состоянии. Пока хватит».

Так состоялось рождение Северного морского пути. Мы начали работать. Приказ № 1, который отдал Шмидт, датирован 1 января 1933 года, так как с этого дня началось финансирование, открылись счета…»

Марк Шевелёв, «Арктика — судьба моя»

Ледовый лагерь поневоле

22 августа 1933 года из порта Мурманска во Владивосток вышел грузопассажирский пароход «Челюскин» надо было «обкатать» схему доставки грузов по Севморпути. На борту было 112 человек, среди которых одна семья с годовалой малышкой и одна в ожидании ребёнка: Карина Васильева родилась во время плавания в Карском море.

Через его сплошные льды пароход провёл ледокол, дальше «Челюскин» пошёл самостоятельно. В Чукотском море он вновь столкнулся со сплошными льдами корабль заблокировало в том же месте, где год назад потерпел аварию «Сибиряков». Пришлось дрейфовать вместе со льдами, и поначалу всё складывалось неплохо. Пароход уже был совсем недалеко от Берингова пролива, когда его потащило назад в море.

Участники экспедиции не унывали, продолжая заниматься исследовательской работой. Кроме того, Шмидт организовал на корабле чтение лекций.

«В Мурманске на «Челюскин» пришли восемь плотников и три печника. Многие из них едва-едва по складам могли прочесть небольшие заметки в газетах и знали только два правила арифметики. Шестимесячная учёба на «Челюскине» дала плотникам много: они прошли курс арифметики, ознакомились с элементарной алгеброй и геометрией. Они узнали правила грамматики, ознакомились с историей, географией. Вечерами при свете керосиновых ламп, в салоне комсостава собирались члены экспедиции, штурманы, матросы и кочегары. Отто Юльевич рассказывал жадным слушателям о теории Фрейда, о работах языковеда академика Марра, о Памире. Запас знаний и глубина их казались неисчерпаемыми в этом человеке. Он мог ответить на любой вопрос, и напрасными были попытки поставить его в тупик. Мы всегда получали тёплую, очень дружественную улыбку и точный исчерпывающий ответ».

Из воспоминаний матроса Миронова

Чтение лекций продолжилось и позже, когда «Челюскин» не выдержал напора льдов и затонул, а людям пришлось спешно высаживаться на льдину. В момент катастрофы организаторские способности Шмидта и его умение влиять на людей сыграли немаловажную роль. «Когда судно погибало, не было никакой паники, криков, ругани, вспоминал позже судовой плотник Кудрявцев. Помню, когда я жил ещё в деревне и там случился пожар, то было больше паники и рёва, чем в такой большой опасности, в которую мы попали».

Каждый день челюскинцев в ледовом лагере был наполнен тяжёлой рутиной ремонтировали и утепляли палатки, строили из подручных средств барак и камбуз, готовили еду на сто с лишним человек. При этом продолжалась научная работа, по-прежнему разные специалисты, включая Шмидта, читали лекции. Временные обитатели льдины даже ухитрились выпускать газету «Не сдадимся!», где публиковали актуальную информацию о скорости дрейфа, сведениях с Большой земли, количестве наличных запасов. А заодно изрядное количество карикатур, героями которых были не только рядовые челюскинцы, но и начальник экспедиции: так, Шмидта изобразили выглядывающим из палатки с бородой, примёрзшей ко льду.

На организацию спасательной операции понадобилось чуть меньше трёх недель. 5 марта лётчик Анатолий Ляпидевский сумел добраться до лагеря и вывезти оттуда женщин и детей. Следующего рейса пришлось ждать больше месяца полёты к челюскинцам возобновились только 7 апреля. Весь этот день Отто Шмидт провёл на аэродроме под пронизывающим ветром при температуре -16°С, после чего слёг с высокой температурой. Несмотря на болезнь, он упрямо решил покинуть лагерь последним. Чтобы переубедить его, понадобился приказ правительства.

«Положение Отто Юльевича с каждым часом ухудшается. Он часто впадает в бредовое состояние. Температура выше 39°. Вечером я советуюсь с его помощниками и секретарём партийного коллектива. На моё категорическое требование вывезти Шмидта вне всякой очереди они отвечают сомнением. Один из них говорит:

— Придётся подождать, пока Шмидт совершенно потеряет сознание. Тогда его можно будет погрузить в самолёт и вывезти. До этого момента надеяться на то, что Шмидт согласится оставить лагерь, нет никаких оснований.

Давно зная Шмидта, я не мог оспаривать слова товарища, но в то же время я не мог ждать момента, когда Шмидт потеряет сознание… Поэтому на следующий день… я с первой машиной возвращаюсь в Ванкарем и немедленно даю телеграмму т. Куйбышеву о состоянии здоровья Шмидта… Утром 11-го я получаю соответствующее распоряжение и даю поручение т. Молокову вывезти Шмидта из лагеря. Вечером Шмидт вместе с врачом Никитиным уже в Ванкареме».

Георгий Ушаков, «Мы победили в бою под Ванкаремом!»

Из 105 человек, находившихся на «Челюскине» на момент катастрофы (восемь сошли с парохода раньше), выжили все, кроме одного.

А в 1937 году Шмидт реализовал идею, которая возникла во время дрейфа челюскинцев, — организовал дрейфующую станцию. Льдину для создания СП-1 он подбирал лично. И лично возглавил экспедицию по спасению папанинцев, когда льдина пошла трещинами после шестидневного шторма. Четыре исследователя географ Иван Папанин, океанолог Пётр Ширшов, геофизик Евгений Фёдоров и радист Эрнст Кренкель — благополучно вернулись из Арктики.

В 1939 году Шмидт стал вице-президентом Академии наук и до 1942 года руководил ею. Научной работой он продолжал заниматься до самой смерти в 1956 году.

Любопытные факты

  • Отто Шмидт был одним из основателей и главным редактором Большой советской энциклопедии.
  • В 20-е годы проводил реформы просвещения; именно Шмидт ввёл в обиход слово «аспирант».
  • Создал новую космогоническую гипотезу о появлении Земли и планет Солнечной системы: он считал, что они сформировались из твёрдых, холодных частиц вещества.
  • Не будучи географом по образованию, стал почётным членом РГО.
  • Именем Шмидта названы подлёдная равнина в Антарктиде, мыс на побережье Чукотки, остров в архипелаге Новая Земля и астероид.
  • После спасения челюскинцев в обиход вошли несколько новых имён: Оюшминальд(а): «Отто Юльевич Шмидт на льдине», Лагшминальд(а): «лагерь Шмидта на льдине», Лагшмивар(а), Лашмивар(а): «Лагерь Шмидта в Арктике».

Ольга Ладыгина

 

«Все самочинцы произвола…»: подлинная биография Сергея Таборицкого


[стр. 162—189 бумажной версии номера] [1]

Глава первая. Чиновник (1936—1945)

В октябре 1946 года сотрудник немецкой полиции опросил владельца дома по Паризерштрассе, 21/22 в Берлине относительно личности одного из бывших жильцов. У домовладельца о квартиросъемщике Сергиусе фон Таборицки остались самые лучшие впечатления — жилец был основательным, добросердечным человеком, любимым соседями:

«Однажды он рассказал о своем прошлом, прежде он был русским подданным. В России его трижды приговаривали к смерти, так как в борьбе против большевизма он расстрелял многих революционеров… Этот рассказ показался мне неправдоподобным, так как не вязался с его нынешним образом жизни… Он был, вероятно, членом НСДАП, некоторое время носил униформу… Он до самого конца был убежден в победе и даже записался добровольцем в фольксштурм».

Через два дня после взятия Берлина к дому подъехали советские офицеры и спрашивали о Таборицком. Но тот съехал задолго до этого, так как дом пострадал от бомбардировки.

Усердный полицейский разыскал затем бывшего сотрудника Министерства финансов рейха Виктора фон Кнорре, к которому Таборицкий перебрался в 1944 году. Тот добавил, что «за 14 дней до вступления русских в Берлин Таборицкий уехал на запад; адреса он мне не оставил, так как опасался преследований со стороны русских». По роду деятельности его гость был заместителем начальника Управления делами русской эмиграции: «Он занимался экономической и социальной опекой русских эмигрантов»[2].

Управление делами российской эмиграции — УДРЭ (Russische Vertrauensstelle) — было создано нацистами в мае 1936 года. Хотя за предшествующие этому 15 лет количество русских эмигрантов в Германии снизилось более чем в десять раз[3], новая власть посчитала необходимым присматривать и за оставшимися 45—50 тысячами. Если в немецких организациях к этому времени уже был проведен Gleichschaltung, то есть они были унифицированы и взяты под нацистский идеологический контроль, то эмигрантские общества продолжали существовать сравнительно автономно.

Начальником УДРЭ был назначен генерал Василий Бискупский. Его первые контакты с НСДАП относились еще к началу 1920-х, когда Альфред Розенберг состоял в созданном Бискупским и Максом фон Шойбнер-Рихтером в Мюнхене обществе «Ауфбау» («Восстановление»)[4], но в дальнейшем их пути разошлись не в последнюю очередь из-за несогласия Бискупского с отдельными идеями Розенберга — в частности с его поддержкой украинского сепаратизма. После прихода нацистов к власти, и особенно после создания в апреле 1933 года Внешнеполитического ведомства НСДАП во главе с Розенбергом, Бискупский отчаянно пытался восстановить старые связи и убедить Розенберга и его заместителя, также уроженца Российской империи и в прошлом секретаря «Ауфбау» Арно Шикеданца, в необходимости создания под их патронажем русского центра, который объединил бы все правые эмигрантские организации. Однако предложения Бискупского не были услышаны[5], а сам он был арестован как конфидент советского шпиона[6] и отпущен лишь через три месяца под письменное обещание не заниматься политической деятельностью на территории Германии. Окончательно разочаровавшись в Розенберге, Бискупский стал искать себе нового покровителя и к концу 1935 года нашел его в рейхсфюрере СС Генрихе Гиммлере[7]. В январе 1936-го Бискупский представил Гиммлеру обширный отчет о русской эмиграции, а также список вопросов, которые следовало бы обсудить лично[8]. Их встреча, по всей видимости, состоялась в феврале—марте, и на ней был принципиально решен вопрос о создании УДРЭ[9]. Эта новость вызвала немалое бурление в эмигрантской среде, о чем можно судить по многочисленным доносам и жалобам, поступившим в немецкие ведомства. Критиковался не только Бискупский[10], но и заместители, которых он себе назначил. В частности один из эмигрантов, работавший в фирме «Оккульта», назвал «неблагонадежным во всех отношениях, как морально, так и политически»[11], Сергея Таборицкого.

Илл. 1. Сергей Таборицкий, около 1937 года (Государственный архив Российской Федерации)

Имена Таборицкого и его друга Петра Шабельского-Борка были на слуху с марта 1922 года, когда в зале Берлинской филармонии они совершили покушение на выступавшего с докладом бывшего лидера кадетов Павла Милюкова. По воле случая Милюков остался жив, но от пуль Таборицкого погиб другой известный кадетский политик — Владимир Набоков, — отец ставшего знаменитым впоследствии писателя. Шабельский-Борк и Таборицкий были арестованы и осуждены.

Уже после их выхода из тюрьмы, в начале 1930-х, Бискупский приблизил к себе Шабельского-Борка и сделал его своим берлинским представителем (сам Бискупский до того, как занял пост начальника УДРЭ, жил в Мюнхене). Естественно, он назначил его и своим заместителем в УДРЭ. Логичным было и назначение Таборицкого: помимо дружбы с Шабельским, он был наиболее «онемечен» и имел неплохие связи среди берлинских нацистов «среднего звена».

Сразу после назначения Бискупский заявил, что его учреждение будет сугубо неполитическим и что он попытается внести примирение в ряды эмиграции и объединить ее; поставленные же перед ним задачи «весьма скромны: регистрация беженской массы, их организация в смысле бытовом, культурном и прекращение розни, а также принятие мер против тех, кто эту рознь будет злонамеренно вносить и раздувать»[12]. Некоторое время существовало своеобразное «двоевластие», так как продолжало действовать берлинское отделение Международного Нансеновского комитета по делам беженцев (в большинстве своем эмигранты были людьми без гражданства, и их личность удостоверял так называемый «нансеновский паспорт»), которое было закрыто лишь в апреле 1938 года[13]. Однако эмигрантам было понятно, что УДРЭ, созданное по прямой инициативе гестапо[14] и работающее с ним в тесной связи, гораздо влиятельнее.

Реформа эмигрантских организаций предполагала, что они будут консолидированы таким образом, что останутся одно политическое (естественно, пронацистское), одно военное, одно церковное и так далее объединения. К 1939 году эта задача в целом была выполнена. В частности, в конце 1938-го II (германский) отдел Русского общевоинского союза (РОВС), находившийся под началом генерал-майора Алексея фон Лампе, формально покинул головную организацию и образовал собственное Объединение русских воинских союзов (ОРВС), которое возглавил тот же Лампе. На территории Германии не входившие в РОВС воинские организации должны были присоединиться к ОРВС, в противном случае им грозил роспуск[15]. Впоследствии Лампе даже отмечал, что к плотной опеке со стороны гестапо, «на котором исключительно лежит ведение русскими эмигрантами, […] мы давно привыкли и видим в этом кое-какие преимущества»[16]. Главы новых унифицированных организаций представляли отчеты в УДРЭ, которое в свою очередь регулярно рапортовало в нацистские ведомства[17]. Параллельно с реорганизацией из эмигрантского руководства удалялись нежелательные элементы: так, в начале 1938 года свой пост покинул глава «Дружины русских витязей» Владимир Слепян, в чьем арийском происхождении возникли сомнения, а из «Комитета помощи русским детям» был исключен Федор фон Шлиппе, который, хотя и был арийцем, имел неосторожность до 1933 года состоять в масонской ложе[18].

Постепенно был определен круг обязанностей УДРЭ. Всем эмигрантам старше 15 лет следовало выдать заверенные Управлением удостоверения с фотографиями и установить, насколько возможно, их политическую благонадежность[19]. Кроме того, УДРЭ должно было представлять справки об эмигрантах заинтересованным учреждениям, например налоговой службе или ведомству, проверявшему чистоту происхождения. Под общую регистрацию попали и русские евреи, чьи адреса в 1938 году были переданы гестапо[20]. Кому-то из них (особой логики в выборе не просматривалось) затем поступали предписания покинуть страну. Многие стремились уехать сами, но для этого требовались хотя бы какие-то средства. Частично их предоставляли еврейские благотворительные организации, но спасти удалось далеко не всех[21]. Устроившийся в 1941 году секретарем в УДРЭ, Владимир Янковский вспоминал:

«Моя работа […] заключалась в восстановлении метрических справок о рождении, свидетельств о бракосочетании и уточнении подлинного арийского происхождения тех или иных лиц. […] Каждому человеку требовалось доказать, что три поколения его родных как со стороны матери, так и со стороны отца не имели еврейской крови. Порой без такого доказательства несчастные люди попадали в концлагеря»[22].

Угрозы начальника УДРЭ в адрес «вносящих и раздувающих рознь» эмигрантов удалось — несмотря на поддержку гестапо — осуществить лишь частично. Далеко не все эмигранты были готовы признать свежеиспеченного «шефа», пусть и назначенного сверху. В частности, за распускание слухов против Бискупского в октябре 1938 года был арестован и впоследствии выслан в Италию один из видных русских национал-социалистов Владимир Левашов[23]. Выслан был и прежний идеолог «Ауфбау», а на тот момент сотрудник берлинской газеты «Новое слово» Георгий Немирович-Данченко, который в невменяемом состоянии сам явился в гестапо с рассказом о том, что его хочет отравить Иван Солоневич[24].

Именно вокруг «Нового слова», финансируемого и поддерживаемого все тем же Внешнеполитическим ведомством, концентрировалась оппозиция УДРЭ, после начала войны еще более укрепившаяся благодаря массовой миграции в Германию членов Национально-трудового союза нового поколения (НТСНП). Главный редактор газеты Владимир Деспотули открыто нападал на Бискупского: поместив объявление о проводимом УДРЭ «Дне русской культуры»[25], он тут же написал в передовице:

«Лицемерием, нестерпимой фальшью отдает от празднования за границей так называемых дней русской культуры. […] Все замусолено, стерто, затаскано. Лишь снаружи немного припомажено дешевым фиксатуаром лубочного патриотизма»[26].

Другой сотрудник «Нового слова» — Виктор Ларионов[27] — был поставлен УДРЭ во главе созданной весной 1939 года в рамках унификации единой Национальной организации русской молодежи (НОРМ). Но уже к осени он основательно рассорился со своими помощниками, а также с братом генерала Константином Бискупским[28], в результате чего был вынужден покинуть свой пост. Он сообщил газете, что монархисты-легитимисты (читай: Бискупский) «путем компромиссов, уступок и приспособленчества хотят любой ценой гальванизировать обреченную историей мертвечину»[29]. После отставки Ларионова куратором НОРМ стал Таборицкий:

«У [Таборицкого] для работы с молодежью не было ни знаний, ни опыта, ни времени. […] Таборицкий никогда не посещал НОРМ и в дела молодежи не вмешивался. Он писал начальству отчеты и иногда выступал как глава НОРМа на страницах [Нового слова]»[30].

В феврале 1940 года Сергей Таборицкий подал заявление о вступлении в НСДАП. Прием, однако, затягивался. Партийных бюрократов смущали две вещи: русское происхождение (он указал в анкете, что и мать, и отец его были «русскими немцами», слово «русский» в обоих случаях было отчеркнуто чиновниками) и приговор за убийство. Дело дошло до партийного суда. Хотя министр юстиции рейха по указанию канцелярии фюрера еще в феврале специальным указом вернул Таборицкому утраченные им при осуждении права, вердикт суда был амбивалентен: раз Милюков сам покинул территорию России после октябрьской революции, то он не имеет отношения к большевизму, а значит, покушение на него не является «политической заслугой». Но, очевидно, за Таборицкого замолвили словечко «наверху», так как в апреле 1942 года, он был задним числом со дня регистрации заявления принят в НСДАП и получил партбилет № 8764347[31].

Илл. 2. Учетная карточка НСДАП, фрагмент (Bundesarchiv Berlin)

Фактически Таборицкий был «оком гестапо» в среде русской эмиграции, тем самым оно получало сведения о неблагонадежных русских из первых рук. Поступив на службу в УДРЭ, Янковский обнаружил, что генерал Бискупский является лишь ширмой, «фактическим и всесильным хозяином Управления был […] Таборицкий»[32]. Неудивительно, что со временем отношения Таборицкого с Бискупским (а также с Лампе) заметно охладели[33].

С началом Второй мировой войны число русских эмигрантов в Германии впервые за многие годы стало снова расти. Еще раньше, в январе 1937 года, группа, состоящая из 150—200 офицеров, живущих во Франции, обратилась в УДРЭ за разрешением въехать в Германию, чтобы оттуда бороться с большевизмом. Гестапо запретило Бискупскому отвечать на письмо[34]. После оккупации Бельгии и Франции поток эмигрантов, отправлявшихся в Германию на заработки, резко увеличился, при этом УДРЭ пыталось по возможности управлять процессом[35].

В преддверии войны с СССР, в конце мая 1941 года, Лампе направил главнокомандующему сухопутными силами вермахта, генерал-фельдмаршалу Вальтеру фон Браухичу, письмо, в котором ставил ОРВС в распоряжение немецкого командования, сделав, правда, оговорку: «Мы твердо верим, что… доблестная Германская армия будет бороться не с Россией, а с овладевшей ею и губящей ее коммунистической властью»[36]. В тот момент официального ответа на это обращение не последовало, к тому же возглавивший вновь образованное Восточное министерство Розенберг был против любого задействования эмигрантов на завоеванной территории. В сходном духе было выдержано предвоенное распоряжение шефа РСХА Рейнхарда Гейдриха: местным отделениям управления делами эмигрантов предписывалось известить своих подопечных, что они не имеют права покидать место жительства без особого полицейского разрешения[37].

Но в то же время вермахту были необходимы переводчики, поэтому приходилось, особо это не афишируя, прибегать к услугам русских эмигрантов, в том числе не имевших гражданства рейха. На самую широкую ногу дело поставила 9-я армия, так как служивший в ней переводчиком эмигрант Борис Карцов, с одной стороны, был еще с польской кампании доверенным лицом командующего армией, генерал-полковника Адольфа Штрауса, а с другой стороны, имел хорошие связи в Берлине. В результате только в 1941 году армия получила несколько десятков переводчиков-эмигрантов от неофициальной «организации Карцова—Таборицкого»[38]. С подъемом партизанского движения переводчики-белоэмигранты — как правило, бывшие офицеры — начали создавать антипартизанские отряды, вербуя в них пленных красноармейцев[39]. Первые такие отряды в 9-й армии зарекомендовали себя неплохо, но требовался постоянный приток новобранцев, и Таборицкий расширил рамки «призыва» на чешский протекторат и оккупированную Францию. Так, представитель УДРЭ в Праге получил в начале января 1942 года от Таборицкого письмо, в котором предлагалось «по поручению Германского Военного Командования в спешном порядке представить списки лиц, желающих принять участие в борьбе против большевиков в качестве лиц, могущих быть полезными благодаря своему воинскому духу, воспитанию и выправке […] или же в качестве переводчиков»[40].

Всего по этому каналу на германо-советский фронт попали до тысячи белоэмигрантов, но это был не единственный вариант трудоустройства, который предлагал Таборицкий. Один из мемуаристов так вспоминал свой приезд в Берлин в 1941 году:

«В русском комитете генерала Бискупского меня встретили очень любезно, и некто Таборицкий, игравший в комитете крупную роль, предложил мне поступить в гестапо, говоря, что имеет там большие связи. Я сделал вид, что ничего в этих делах не понимаю. Тогда Таборицкий передал меня двум молодым людям, которые […] повели меня с собой в ресторан и начали объяснять, как легко, выгодно и приятно служить в гестапо»[41].

В компании ленивого и склонного мыслить стратегически Бискупского и увлеченного духовными исканиями Шабельского-Борка Таборицкий был единственным человеком, способным к повседневной конторской работе, поэтому сюжет о том, как вновь прибывший в Берлин русский эмигрант идет в УДРЭ и встречает там Таборицкого, повторяется из источника в источник. Так, Глеба Рара направили «в отделение гестапо по русской эмиграции». Он вспоминает: «Меня… пустили в какой-то кабинет, там был стол, за которым сидел господин средних лет, даже довольно старый уже, в коричневом пиджаке со значком SA — штурмовиков»[42]. Он был «педантом и вел опрос по-военному»[43]. «Нервный, говоривший очень быстро, шепелявил, так как в верхней челюсти не имел несколько зубов»[44]. «Исполнял свое служение “не вздыхая, а охотно”, так сказать “со вкусом”»[45].

Еще в апреле 1939 года Таборицкий перевез в Берлин из Парижа своего младшего брата Николая, которого устроил работать в специальную службу, занимавшуюся прослушкой иностранных радиопередач (Sonderdienst Seehaus). После начала войны с СССР Николай подал прошение о получении немецкого гражданства, указав, что в этом случае готов отправиться добровольцем на фронт в качестве переводчика. Родословная Таборицкого-младшего была изучена, в ней обнаружили лишь четверть немецкой крови, в гражданстве было отказано[46].

По мере увеличения числа остарбайтеров и военнопленных-коллаборационистов, освобожденных из лагерей, УДРЭ по возможности присматривало и за ними на предмет благонадежности. В то же время «было сообщено о нежелательности контакта между эмиграцией и сов[етскими] людьми. В этом смысле были сделаны разъяснения и Бискупским, и Таборицким. Эмигранты приняли это разъяснение к сведению (гестапо с ними не шутило) и вели себя осторожно»[47]. Когда летом 1944 года гестапо начало массовые аресты членов НТСНП, злопамятный Таборицкий «издевался над Союзом и глумился над [супругой одного из арестованных], пришедшей к нему за помощью»[48]. Осенью 1944-го он приезжал в Прагу и агитировал местных эмигрантов, в том числе старших школьников, ехать на работы в Германию и вступать во вспомогательную службу противовоздушной обороны[49]. Есть, впрочем, и более лестные свидетельства о его последних днях в УДРЭ: при приближении советских войск к Данцигу Таборицкий добился отмены незаконного приказа о мобилизации эмигрантов, а чуть позже «спас жизнь многим сотням, если не тысячам, русских берлинцев, которым… помог уехать из Берлина вопреки приказу Гитлера»[50]. Вместе с ними уехал и он сам.

Глава вторая. Гражданин (1932—1938)

4 мая 1932 года уполномоченный Таборицким адвокат подал в Министерство внутренних дел прошение о получении его клиентом гражданства рейха. Сергей Таборицкий, говорилось в прошении, родился 15 августа 1895 года в Санкт-Петербурге. Родители были дворянами, отца звали Владимир Васильевич, он владел родовым поместьем Яблоновка под Чистополем, мать — Анна Владимировна, урожденная Добровольская, из Белой Церкви. Бабушка по материнской линии, Элизабет фон Хове, происходила из балтийских немцев.

Таборицкий окончил кадетский корпус в Санкт-Петербурге, в начале Первой мировой войны служил юнкером-ординарцем при великом князе Михаиле Александровиче, через восемь месяцев был направлен в офицерскую артиллерийскую академию, откуда в 1916 году выпустился в Черкесский полк «Дикой дивизии». В октябре произведен в старшие лейтенанты (так в тексте). В 1917 году был в Петрограде, с июля по октябрь 1918-го — в Прибалтике, где сотрудничал с немецкими войсками. С октября 1918-го служил в Киеве под началом генерала, графа Федора Келлера. Был арестован петлюровцами и посажен в тюрьму, откуда освобожден немецкими войсками незадолго до Рождества и с ними выехал в Германию. В Германии сперва работал в газете, выступавшей за тесное сотрудничество с Россией. После банкротства газеты два года был сельским рабочим в Мекленбурге на берегу Балтийского моря. Оттуда перебрался в Мюнхен, где устроился наборщиком в типографию. Через три месяца вместе со своим другом Петром Шабельским-Борком поехал в Берлин, где они запланировали покушение на русского эмигрантского политика Милюкова. Живший тогда в Париже, Милюков был всегда ориентирован на Францию, выступал за оккупацию Рейнской области и тем не менее приехал в Берлин читать доклад. Но в зале филармонии пули друзей попали не в Милюкова, а в бывшего члена Государственной Думы Набокова, который погиб на месте. 7 июля 1922 года Таборицкий за нанесение телесных повреждений со смертельным исходом был приговорен к 14 годам тюрьмы. Наказание он с 18 октября 1922-го по 22 апреля 1927-го отбывал в Бранденбурге-на-Хафеле. Остаток срока был сначала зачтен условно, а затем, в 1928 году, отменен. Также отменено было принятое перед его выходом на свободу решение о высылке из Германии. С тех пор он неукоснительно следует полученным от директора тюрьмы наказам: избегает всякой политической деятельности и зарабатывает на жизнь честным трудом. К сожалению, ему не дали разрешения работать шофером такси, поэтому он работал сначала трактористом, а затем экспедитором в фирме «Оккульта». Уже два года он помолвлен с фройляйн Вильгельминой Шмидт, но не может жениться на ней, так как при выходе замуж за лицо без гражданства она по закону потеряет немецкое подданство. И вообще заявитель настолько проникся немецким духом, что безоговорочно хочет стать немцем. Документы заявителя были утрачены в России, поэтому, вместо свидетельства о рождении, он предоставляет справку, выданную местным иерархом православной церкви[51].

Илл. 3. Страница официального заявления на получение гражданства (Bundesarchiv Berlin)

20 октября 1932 года в прошении было отказано. На отказе есть пометки о том, что Таборицкий недостаточно долго (лишь 13 лет) живет в стране и имеет уголовное прошлое[52]. 15 июля 1933 года адвокат подал новое прошение. К этому времени власть в рейхе сменилась, что отразилось и на содержании прошения. После рассказа о родителях было добавлено, что заявитель имеет «чисто арийское происхождение». Перед февральской революцией он служил во 2-м Сибирском горном артиллерийском дивизионе командиром батареи, но в 1917 году покинул армию, так как не хотел сражаться под командованием «расово чуждых военачальников». В Петрограде он немедленно присоединился к контрреволюционным группировкам и работал с ними, «ориентируясь на Германию», за что был арестован советскими органами и многократно приговаривался к смерти. Снова и снова ему удавалось избежать казни, а затем он сумел вырваться в Прибалтику. В Киеве граф Келлер назначил его командовать Волынским отрядом Северной армии, который попал в окружение к петлюровцам. Таборицкий сложил оружие последним, чтобы не осложнять участи уже плененных товарищей. Попав в Берлин, Таборицкий работал в газете «Призыв» и журнале «Луч света», издававшихся известным борцом против евреев и масонов, полковником Федором Винбергом. Они вели ожесточенную борьбу с масонством. Кроме того, именно Таборицкий вместе с Шабельским-Борком привез в Германию уцелевший экземпляр «Протоколов сионских мудрецов», благодаря чему арийцы впервые узнали об их существовании. После капповского путча Винберг вынужден был закрыть «Призыв» и перебраться в Мюнхен. Вскоре за ним туда последовал и Таборицкий. В Мюнхене он крайне сблизился с Максом фон Шойбнер-Рихтером, впоследствии трагически павшим во время «пивного путча», и активно работал в обществе «Ауфбау»[53]. Выбор Милюкова в качестве цели покушения объяснялся тем, что тот был одним из главных германофобов и натравливал Россию на Германию. Именно он подготовил русскую революцию, играет большую роль в масонских кругах и посейчас продолжает кампанию травли против национальной Германии. Возглавляемая им газета «Последние новости» активно поддержала оккупацию французами Рурской области; недаром Милюков получает помощь от французского правительства. Убитый Набоков тоже был крупным масоном, заместителем русского Великого мастера. Его ненавидели за то, что уже после убийства царской семьи он опубликовал интимную переписку между царем и царицей. Таборицкий выстрелил лишь потому, что на произведшего первый выстрел Шабельского-Борка накинулась публика и чуть не линчевала его.

После выхода на свободу инфильтрованные «леваками» ведомства Веймарской республики принудили Таборицкого подписать бумагу об отказе от политической деятельности. По указанию заместителя берлинского полицайпрезидента Бернхарда Вайса за ним еще долго велась слежка, поэтому он не получил разрешения водить такси. В настоящий момент, говорилось в прошении, Таборицкий работает в Берлине на радиофабрике, уже два года помолвлен с коренной немкой фройляйн Шмидт, но ее родители дадут согласие на брак, лишь если он станет немецким гражданином. В жилах его предков текла немецкая кровь, и сам он чувствует себя немцем, особенно сейчас, когда победила национальная идея, на которую он когда-то работал в Мюнхене[54].

В этот раз отказ поступил уже через месяц: заявитель все еще не прожил в стране требуемые 20 лет[55].

22 мая 1934 года Таборицкий подал заявление в третий раз, теперь лично. Дополнительно он указал даты смерти родителей (отец умер в 1902-м, мать в 1914-м). Оказалось, что два его прадедушки и две прабабушки были чистокровными немцами, их звали Шуберт, Нир, Рот и фон дер Остен. Он покинул фронт в 1917 году, так как не хотел сражаться за «еврейскую революцию». В контрреволюционных группировках в Петрограде он работал рука об руку с немцами. В 1923 году в Мюнхене он познакомился не только с Шойбнер-Рихтером, но и с Розенбергом и Шикеданцем, которые могут это подтвердить. В зале филармонии он выстрелил лишь потому, что Шабельский-Борк был «вероломно атакован озлобленным жидовским отребьем». После выхода из тюрьмы ему запретили контакт с правыми организациями. Исидор Вайс[56] лично установил за ним слежку и всячески вставлял палки в колеса. Уже три года он помолвлен с фройляйн Шмидт, но женитьба зависит от получения гражданства. В знак признания его заслуг перед национал-социализмом он, несмотря на судимость и отсутствие гражданства, принят в местный отряд штурмовиков СА. Прилагаются справки от командира отряда, других старых членов НСДАП и адвоката Альфонса Зака, защищавшего Таборицкого в 1922 году и впоследствии сделавшего себе имя, представляя в судах интересы нацистов. В настоящий момент заявитель болен и живет на страховое пособие[57].

На этот раз быстрого отказа не последовало, вместо этого, полиция начала наводить справки о Таборицком. Ободренный этим, он 6 августа написал дополнительное заявление на имя Геббельса, где особо подчеркнул причины прежнего отказа в гражданстве: он прямо оскорбил Исидора Вайса и весь род его; он привез в Германию единственный уцелевший экземпляр «Протоколов сионских мудрецов», с которого был осуществлен перевод для немецкого издания; целью его покушения был «предводитель еврейской демократии»; во время процесса они прямо заявляли о верности идеям национальной Германии; а в 1932 году чиновник-левак отказал ему в гражданстве, устно добавив, что не хочет подарить НСДАП лишнего члена[58]. Прошение Таборицкого было поддержано даже местным отделением гестапо, которое, впрочем, ошибочно приравняло прием в СА к приему в партию[59]. 4 января 1935 года последовал очередной отказ, внутреннее пояснение гласило, что «прежняя деятельность заявителя имеет в своей основе лишь национально-русские корни»[60].

Илл. 4. Первая страница прошения Таборицкого Геббельсу от 6 августа 1934 года (ГАРФ)

Очередное поражение не расстроило Таборицкого, и 28 июля 1935 года он предпринял следующую попытку. Содержательные отличия были незначительны: из заявления исчезла фройляйн Шмидт, уход из армии в 1917 году Таборицкий объяснял тем, что остался верен присяге, а не хотел служить «жидовско-марксистскому режиму» (эту строчку чиновники потом подчеркнули красным). Подробнее была изложена история о последнем уцелевшем экземпляре «Протоколов», особо подчеркнута роль Милюкова в «Лиге борьбы с антисемитизмом», судьи на процессе 1922 года были названы «марксистами». После выхода из тюрьмы, несмотря на запрет открыто поддерживать НСДАП и преследования «марксистского правительства» в лице Вайса, он вел тайную работу на благо партии и встретил 30 января 1933 года с радостью, ведь национал-социалистическое движение олицетворяет его политический идеал, затрагивает самые святые струны его души и является единственной надеждой в борьбе с еврейско-масонским интернационалом. Заявление было отправлено командиром отряда СА непосредственно на имя группенфюрера СА Вольфа-Генриха фон Хелльдорфа, возглавлявшего берлинскую полицию[61].

На этот раз разбирательство растянулось на полтора года, пока папка с делом не попала на стол шефа гестапо Генриха Мюллера, который поставил жирную точку:

«Согласно установленным мною данным, Сергиус фон Таборицки является по складу своего характера личностью, крайне неполноценной и не может быть сочтен дополнением, желательным для немецкого народа»[62].

10 декабря 1936 года последовал официальный отказ[63]. Но к этому времени Таборицкий уже стал заместителем начальника УДРЭ, благодаря чему сам вошел в плотный контакт с гестапо. И в начале 1937 года оно совершает резкий разворот. Теперь Мюллер пишет:

«Стали известны более точные сведения. Считаю, что Таборицкий по причине своей антикоммунистической и германофильской ориентации достоин стать немецким гражданином, прежние возражения снимаю. […] Таборицкий в ближайшее время женится на немке, давнем члене партии»[64].


Илл. 5. Первая страница письма от 1 февраля 1937 года, в котором гестапо признает заявителя достойным немецкого гражданства (Bundesarchiv Berlin)

Тут же оказывается, что Внешнеполитическое ведомство поддерживает прошение еще с 1935 года[65]. В апреле 1937-го Таборицкий действительно женится на Элизабет фон Кнорре[66], состоявшей в НСДАП с 1931 года. Бюрократы работают медленно, собирая справки со всех прежних мест жительства Таборицкого, молодоженов заставляют нарисовать генеалогические древа, подтверждающие арийское происхождение, в октябре 1937-го Таборицкого осматривает врач, обнаруживая нордическое телосложение[67], и, наконец, в феврале 1938-го он становится гражданином рейха[68].

Глава третья. Террорист (1919—1927)

В канун Рождества 1917 года в большевистской тюрьме в Петрограде Федор Винберг познакомился с бывшим корнетом Ингушского полка «Дикой дивизии» Петром Поповым — человеком, впоследствии называвшим себя Шабельский-Борк[69]. Ровно год спустя, уже в петлюровской тюрьме в Киеве, он познакомился с Сергеем Таборицким. После бегства в Германию оба молодых монархиста нашли в Винберге духовного наставника, которого слушались и которому подчинялись. Так как Винберг предпочитал оставаться в тени, первые два номера журнала «Луч света», призванного «сплотить и ободрить сынов Света, уставших в трудной борьбе, и вдохновить их на предстоящее им святое дело воссоздания, строительства и собирания нашей исстрадавшейся Родины»[70], подписывал в качестве редактора Таборицкий, а третий, в котором были републикованы «Протоколы сионских мудрецов», — Шабельский-Борк. После того, как Винберг с Шабельским уехали в Мюнхен, а Таборицкий в Мекленбург, они поддерживали постоянную переписку. В январе 1921 года Таборицкий неожиданно вернулся в Берлин, где встретил в метро бывшего депутата Государственной Думы Александра Гучкова и избил его. В эмигрантской среде ходили толки, что не обошлось без науськивания Винберга, который хвастался покорностью своих паладинов[71].

В Мюнхене Винберг и Шабельский-Борк жили очень бедно, их ужин зачастую состоял из ломтя хлеба с кружкой несладкого чая[72]. Не вполне ясно, с какой целью они вызвали к себе Таборицкого, но его новая встреча с неврастеничным и полуголодным Шабельским, очевидно, запустила маховик событий, приведших к убийству Набокова. После того, как Таборицкий и Шабельский-Борк были арестованы в Берлине, мюнхенская полиция провела собственное расследование дела. Все мюнхенские свидетели всячески осуждали убийц и подчеркивали, что подобные эксцессы сильно ухудшают отношение немцев к русским эмигрантам. Наиболее оригинально отмежевался от них бывший морской офицер Гаральд Граф: «Как финн я не испытываю особого политического интереса к России»[73]. Винберг сказал, что хотя и считает Милюкова и Гучкова величайшими вредителями России, но в Германии решительно выступает против любых путчей и терактов, проводимых соотечественниками[74].

В начале 1926 года Шабельский-Борк прямо в бранденбургской тюрьме женился на 18-летней дочери берлинского учителя музыки Ирмгард Баль (которая впоследствии, очевидно, крестившись в православие, стала Надеждой фон Шабельской-Борк)[75]. В письмах к ней оба арестанта подробно рассказывали о своей жизни. Шабельский сообщал, как после ранения в 1915 году восемь месяцев лежал с парализованными ногами и снова встал лишь благодаря благословлению императрицы. По его словам, в июле 1916-го в бою за деревню Езераны он был ранен и почти истек кровью[76]. В повествовании Таборицкого красочных подробностей было не меньше: он уже в 1914 году попал в Черкесский полк «Дикой дивизии», до направления в артиллерийское училище был дважды ранен, геройски участвовал в кавалерийской вылазке на 250 километров в глубь австро-венгерской территории. По словам Таборицкого, командир дивизии, великий князь Михаил Александрович, называл его имя среди тех подчиненных, которые навсегда запечатлелись в его памяти[77]. Другой постоянной темой писем было обоснование покушения. В своей знаменитой речи перед Государственной Думой 1 ноября 1916 года Милюков всячески оскорблял императрицу и даже назвал ее «злой гессенской мухой», от чего она ужасно страдала[78]. Затем он организовал революцию с тем, чтобы помешать русской армии одержать победу, от которой ее отделял лишь шаг и которая упрочила бы царскую власть. Наконец, после революции он не позволил английскому королю дать убежище царской семье. Все это заставило Шабельского в марте 1922 года «отбросить перо и взяться за пистолет»[79].

Директор бранденбургской тюрьмы относился к Таборицкому и Шабельскому-Борку более чем благосклонно. У них практически не было ограничений на переписку и визиты посетителей, в камерах имелись книги, иконы и даже фотоаппарат[80]. Обоих регулярно осматривали врачи, а в 1924 году Таборицкий был отправлен для лечения «под честное слово императорского офицера-кавалериста» в городскую больницу Бранденбурга[81]. Кроме того, он озаботился официальным признанием себя дворянином; справку, подтверждающую дворянское происхождение, прислал в прошлом «далекий от русской политики финн», а ныне начальник канцелярии великого князя Кирилла — Гаральд Граф[82].

Арестантов также опекали благотворители, в первую очередь мюнхенский коммерсант Вильгельм Корнель[83] и вдовая графиня Элизабет фон дер Гребен. Именно она уже в ноябре 1923 года подала первое прошение о помиловании. Его с энтузиазмом поддержал директор тюрьмы, отмечая, что в нынешней политической ситуации даже светлые головы теряют рассудок, а также указывая на пример коммунистов, которым власти смягчают наказания или даже отпускают их на волю[84]. Ни эта, ни повторные попытки в июле 1924-го и мае 1925-го не имели успеха[85], но к началу 1926 года судьбой арестантов заинтересовались в высших политических и церковных кругах[86].

Митрополит Киевский Антоний, глава русской церкви за границей, обратился к рейхспрезиденту Паулю фон Гинденбургу, чуть не дословно повторяя аргументацию самого Шабельского: «Пареньками двигал вовсе не злой умысел, а рыцарская месть за оскорбленную Милюковым и Набоковым честь императрицы»[87]. Ему вторил епископ Берлинский Тихон: «Их подталкивал рыцарский долг чести, требующий защитить даму, чья честь была незаслуженно поругана. Они обожествляли императрицу-мученицу… и не могли простить Милюкову, что он поливал ее грязью даже после ее мученической смерти»[88]. И, наконец, немецкий МИД «счел по политическим причинам желательным рассмотрение вопроса о помиловании». После того, как прошлой осенью был помилован советский гражданин, неплохо бы, считало министерство, пойти навстречу и правым кругам русской эмиграции — тем более, что убийцами двигали лишь политические мотивы[89].

Хотя впоследствии МИД отказался от своей аргументации[90], решение к тому времени, похоже, уже было принято. В июне 1926 года прусское Министерство юстиции «скостило» срок Шабельскому-Борку с 12-ти до 8 лет, а Таборицкому с 14-ти до 9 лет. Кроме этого, рекомендовалось обратить особое внимание на состояние их здоровья[91]. В конце июля оба были отправлены для обследования в Берлин, причем если Таборицкого поместили в обычную камеру тюрьмы Моабит, то Шабельского сразу перевели в психиатрическое отделение. Впрочем, в результате его признали здоровой, хотя и крайне экзальтированной персоной:

«Он невероятно вежлив, […] но постоянно высказывает разные пожелания. […] Объем его переписки многократно превосходит принятый в тюрьмах. Он почти ежедневно пишет супруге и единомышленникам, особенно “святому старцу” Денасию с горы Афон. Он находится во власти убеждения, что выполняет политическую миссию, поэтому ведение переписки совершенно необходимо».

Чем дольше он будет сидеть в тюрьме, заключал врач, тем больше отдалится от реальности, что может стать патологией. Диагноз Таборицкого, напротив, был далек от всяческого пафоса: болезни легких, терзавшей его последний год, у него не нашли, зато нашли сифилис, от которого и лечили[92].

В декабре 1926 года митрополит Антоний подал новое прошение о помиловании, подчеркивая, что «их преступление вовсе не преступление, а патриотический акт и юные энтузиасты уже достаточно наказаны»[93]. В январе 1927-го Министерство юстиции решило выпустить Шабельского-Борка 1 марта, зачтя остальную часть срока условно, а к вопросу о Таборицком вернуться в августе. Но уже в феврале решение было пересмотрено: выход Таборицкого назначили на 1 мая, а затем еще раз перенесли на 22 апреля с тем, чтобы заключенный смог отпраздновать православную Пасху на воле[94].

В марте 1928 года в тюрьму Моабит пришло письмо из Парижа. Некий Серж Запевалов, проживавший в отеле «Метрополь», на ломаном немецком языке спрашивал, у них ли находится некто Табориский (так в тексте). Если да, ему следует сказать, чтобы он написал Запевалову в Париж, и тогда тот пришлет ему денег. Но арестант уже год как был на свободе, поэтому письмо до него не дошло[95].

Глава четвертая. Инородец (1897—1915)

11 июня 1915 года братья Сергей и Николай Таборисские подали в Петроградскую духовную консисторию заявление, которое начиналось так:

«Мать наша Анна Владимировна до принятия православия именовалась Хана Вульфовна Левис, происходила она из еврейской семьи, вероисповедания была иудейского и более 30-ти лет назад вышла замуж за первого своего мужа, мещанина города Ошмян Виленской губ[ернии] Вульфа Айзиковича Таборисского, который также был иудейского вероисповедания».

В 1889 году Анна приняла православие, причем ее крестным отцом был будущий обер-прокурор Святейшего синода Владимир Саблер. Еще до того, в 1887-м, Вульф Таборисский бросил ее и уехал в Америку. Но их брак был официально расторгнут Синодом лишь в 1899 году, а до этого Анна Таборисская «вступила в незаконную связь с петроградским, православного исповедания, купцом 2-й гильдии Сергеем Александровичем Запеваловым», от которого и прижила авторов заявления, родившихся в 1897-м и 1898 годах и крещеных по православному обряду. В 1903 году Анна Таборисская «прекратила связь» с Запеваловым, а в 1910-м вышла замуж за 25-летнего сына дворянина Марасанова, но «брак оказался непрочным, семейная их жизнь превратилась в ад, Марасанов был изгнан из дома». Сама она заболела и уехала для лечения во Францию, где и умерла в марте 1914 года.

Лишь после этого авторы заявления обнаружили, что считаются детьми Вульфа Таборисского (которого никогда в жизни не видели), так как мать оформила их законными детьми, а официально ее брак был расторгнут лишь в 1899 году:

«Она нас оставила в крайне тяжелом нравственном положении, у нас обоих изболела грудь, устала душа, полная страдания и горечи, отравилось и пресеклось все наше будущее существование, и мы должны с глубокой скорбью нести непосильное тяжелое бремя, имея фактически ложные документы о нашем рождении и происхождении, которые, как каинский знак, незаслуженно клеймят и унижают нас, мешая нам осуществить заветную мечту быть истинными и верноподданными слугами СВОЕГО ГОСУДАРЯ и ОТЧИЗНЫ, поступить в военное училище и продолжать далее военную службу, несмотря на то, что с рождения нашего мы приняли святое крещение и остаемся глубоко верующими православными христианами».

В связи с вышеизложенным заявители просили признать их «детьми внебрачными, происходящими от русского православного лица и выдать в том подлежащие метрики»[96]. 15 июля Духовная консистория оставила заявление без удовлетворения, так как подобные дела находятся не в ее компетенции, а в компетенции гражданского суда[97].

Илл. 6. Письмо братьев Сергея и Николая Таборисских в Петроградскую духовную консисторию от 11 июня 1915 года с просьбой признать их внебрачными детьми (ЦГИА СПб)

Другие архивные материалы в целом подтверждают факты, изложенные в заявлении. Хана Таборисская действительно крестилась в православие в июне 1889 года, приняв имя Анна[98]. С 1893 года она появляется в санкт-петербургских адресных книгах как владелица мастерской дамских нарядов. Она явно преуспевает, ее дамский (позже шляпный) магазин переезжает сначала на угол Невского и Фонтанки, а затем в Пассаж. В 1901 году она становится купчихой 2-й гильдии. В списках санкт-петербургских купцов упоминаются ее сыновья Сергей и Николай, а также дочери[99]. В 1911 году, вместо Анны Таборисской, в адресной книге обнаруживается Анна Марасанова — жена дворянина, в 1915-м она предсказуемо исчезает, зато на начало 1916-го в качестве владельцев шляпного магазина указаны Сергей и Николай Табуриссние (так в тексте)[100].

В 1905 году Анна Владимировна отдала сына Сергея в реальное училище Гуревича. В 1914-м отчим Марасанов попросил разрешения оставить Сергея на второй год в выпускном седьмом классе «из-за нервного потрясения, вызванного смертью матери» (до этого тот уже оставался на второй год в шестом классе). Наконец, в сентябре 1915 года попечитель несовершеннолетних сыновей, полицейский ротмистр Николай Добровольский[101], ходатайствовал о выдаче Сергею аттестата об окончании училища[102].

В отличие от Сергея, его брат Николай училище Гуревича не закончил. В августе 1915 года он подал прошение министру просвещения разрешить ему досрочно сдать экзамены за шестой класс, так как лишь после этого попечитель Добровольский позволит ему «поступить на военную службу в качестве охотника». Экзамен он не сдал, зато, очевидно, сдался Добровольский, так как в октябре Николай «выбыл из числа учеников… для поступления на военную службу»[103].

Заявление Анны Таборисской о расторжении первого брака было отправлено в канцелярию Синода в сентябре 1898 года, сразу после рождения младшего сына[104]. Наконец, ее разрыв с купцом Запеваловым произошел в июле 1901 года, вскоре после того, как тот «тайно похитил и скрывал долгое время местонахождение» малолетних Сергея и Николая. Познакомилась она с Запеваловым «семь с половиной лет назад», но тот, «будучи всегда в нетрезвом виде» и имея «злой бесшабашный характер», постоянно заводил «ссоры, оканчивающиеся побоями», и даже грозился ее убить. Поэтому Анна Владимировна подала в полицию заявление с просьбой оградить ее от Запевалова[105].

Вместо эпилога

В 1948 году мстительные энтээсовцы отыскали Таборицкого в нижнесаксонском Бюкебурге[106]; впрочем, никаких неприятных последствий это для него, похоже, не имело. Затем Таборицкий переехал несколько южнее, в Лимбург, где и прожил почти до самой смерти в 1980 году. Он вел довольно затворнический образ жизни; лишь когда в 1952 году в Аргентине скончался Шабельский-Борк, он опубликовал в бразильском «Владимирском вестнике» — самом консервативном издании послевоенной эмиграции — некролог:

«Я помню тебя на Галицийских полях во время конных атак, когда Ты на своем “Падишахе” не знал малодушия и страха. […] В 1922 году созревает юношеская готовность отомстить за Царскую Семью и Россию первому подготовителю их гибели — Милюкову. […] Последние годы перед Второй мировой войной ты бессменно стоишь на своем посту, зовя русских людей к их исконным началам»[107].

Восстановленная биография Сергея Таборицкого дает специалистам простор для интерпретаций. Историкам Второй мировой войны известны примеры Милетия Зыкова[108], попавшего в немецкий плен и ставшего идеологом и организатором власовского движения, или Рихарда Каудера, возглавившего специальное подразделение абвера, якобы передававшее важную агентурную информацию из советского тыла[109]. В обоих случаях это была авантюра, игра ва-банк в надежде скрыть свое еврейское происхождение и спастись в безнадежной ситуации. История Таборицкого имеет, казалось бы, элементы сходства с ними, если предположить, что он так упорно добивался гражданства рейха, членства в НСДАП, связей с гестапо с целью обезопасить себя самого.

Однако при ближайшем рассмотрении аналогия представляется ложной. Таборицкий был совершенно искренним монархистом и антикоммунистом, недаром он в 1922 году, живя в абсолютной нищете, все же отказывался набирать в типографии книгу, заказанную большевиками[110]. Он верил в подлинность «Протоколов сионских мудрецов» и увидел «перст Божий» в факте приезда Милюкова в Берлин[111]. Когда надежды на реставрацию монархии в России окончательно растаяли, он нашел себе другой идеал и, вполне возможно, во время войны действительно «грозно вещал, что Россия должна быть покорена и управляема фюрером минимум 25 лет»[112]. Собственное прошлое до 1915 года он счел попросту небывшим; в его реальности злосчастный «еврей Таборисский» перестал существовать, разве что ненавистные черты его проглядывали в персонажах, злобно скалившихся с обложек антисемитских брошюр; мать же превратилась в добродетельную дворянку из Белой Церкви. Его настоящую историю знали лишь близкие родственники. Непонятно даже, насколько был в нее посвящен Шабельский-Борк — человек не только экзальтированный, но и крайне легковерный[113]. Возможность доноса со стороны школьных приятелей или детских знакомых Таборицкий, похоже, в расчет не принимал, иначе трудно объяснить тот факт, что он еще до начала Второй мировой перевез в Берлин брата (оба, по нацистским законам, считались бы в лучшем случае мишлингами первой степени, а в случае разоблачения были бы уволены со своих постов и жили бы под постоянной угрозой депортации[114]).

В 1956 году во «Владимирском вестнике» было опубликовано стихотворение «Царский трон»[115], в концовке которого автор предрекает:

…И упадут к ногам Престола,
С приходом радостной поры
Все самочинцы произвола,
Все самозванцы и воры.

В известном смысле его желание осуществилось.


[1] Я хотел бы выразить глубокую благодарность Габриэлю Суперфину, несколько лет назад подтолкнувшему меня к исследованию биографии Сергея Таборицкого, а затем неизменно поддерживавшему и помогавшему ценными советами и подсказками. В процессе подготовки статья интенсивно и плодотворно обсуждалась с Олегом Бэйдой; ему же, а также Игорю Богомолову и Павлу Гаврилову, я благодарен за помощь в работе с документами из американских и российских архивов.

[2] Отчет см.: Bundesarchiv Berlin (BAB). R 9361-V/137146. Опросы велись в рамках процедуры денацификации. Других документов в деле нет; вероятно, в связи с отсутствием искомого человека в Берлине розыск был прекращен.

[3] С 600 тысяч в 1923 году до 60 тысяч в 1932-м и 45 тысяч в 1937-м. См.: Dodenhoeft B. «Laßt mich nach Rußland heim»: Russische Emigranten in Deutschland von 1918 bis 1945. Frankfurt a. M.: Peter Lang, 1993. S. 10.

[4] См. список сотрудников, для которых испрашивается разрешение на ношение оружия: Brief ans Polizeipräsidium vom 31.08.1921. Staatsarchiv München. Pol. Dir. Mü. 15537. Unpag.

[5] См. переписку: Archiv des Instituts für Zeitgeschichte (IfZ-Archiv). MA 128/5. Unpag.

[6] Речь идет о полковнике Александре Хомутове, который действительно с середины 1920-х был советским агентом. См. о нем подробнее: Мотов В.С. НКВД против Абвера. Незримый поединок. М.: Яуза, 2005. С. 57—106.

[7] Соответствующие слухи ходили в среде эмиграции и до того, как свидетельствует сохранившаяся в архиве Внешнеполитического ведомства служебная записка от 30 сентября 1935 года. Согласно ей, существует «план нового управления по делам русской эмиграции, для [руководства] которым предусмотрен генерал Бискупский» (IfZ-Archiv. MA 48. Unpag.). Первые контакты между Бискупским и Гиммлером имели место еще в апреле 1934 года: BAB. NS 19/1839. Bl. 3.

[8] BAB. NS 19/1839. Bl. 2—17. Первая версия отчета была отправлена в октябре 1934 года во Внешнеполитическое ведомство, что не принесло никакого результата.

[9] Между 8 февраля и 7 марта; см.: BAB. NS 19/1839. Bl. 41—42.

[10] В частности говорилось, что «Бискупский неприемлем для русской эмиграции» и будет двигаться прежним фарватером «масоно- и франколюбивых» русских чиновников (Brief H. von der Lancken vom 05.05.1936. IfZ-Archiv. MA 128/5). В других доносах утверждалось, что назначению Бискупского противятся православная церковь и русские национал-социалисты (Российское национальное и социальное движение).

[11] Aktennotiz vom 22.05.1936. IfZ-Archiv. MA 128/5.

[12] Назначение ген[ерала] В.В. Бискупского // Возрождение [Париж]. 1936. 5 мая. № 3989. С. 4.

[13] Прекращение деятельности Nansenamt’а // Новое слово [Берлин]. 1938. 8 мая. № 19(191). С. 7.

[14] Rundschreiben vom 08.07.1936. Politisches Archiv des Auswärtigen Amtes, Berlin. F. Moskau 199. Unpag.

[15] Семенов К.К. «Моей ненависти к большевикам я не изменю»: Алексей фон Лампе как зеркало военной эмиграции // Вестник СПбГУ. Серия 2. 2016. Вып. 1. С. 84. Следует отметить, что еще в 1933 году Бискупский писал доносы на Лампе, в результате чего последний тоже был ненадолго арестован. После образования УДРЭ отношения между генералами наладились.

[16] Письмо Алексея фон Лампе Владимиру Витковскому от 8 февраля 1941. Hoover Institution Archives (HIA). Arkhangelskii Papers. Box 2.

[17] См. упоминание об отчетах в письме Алексея фон Лампе Василию Бискупскому от 5 ноября 1939 года и в циркуляре Бискупского от 29 января 1941 года: Русская военная эмиграция 20-х — 40-х годов. Документы и материалы / Сост. В.А. Авдеев и др. Курск: ЮЗГУ, 2017. Т. 10 («Крах. 1939—1946 г.г.). С. 13, 167.

[18] См. отчеты гестапо: Lagebericht für Monat Januar 1938, Lagebericht für Monat Februar 1938. Российский государственный архив социально-политической истории (РГАСПИ). Ф. 458. Оп. 9. Д. 118. Л. 15, 49.

[19] Rundschreiben vom 08.07.1936.

[20] Dodenhoeft B. Vasilij Biskupskij Eine Emigrantenkarriere in Deutschland // Schlögel K. (Hrsg.). Russische Emigration in Deutschland 1918 bis 1941. Leben im europäischen Bürgerkrieg. Berlin: Akademie-Verlag, 1995. S. 224. В одном из источников, посвященных судьбе караимов, утверждается, что УДРЭ занималось также избиением подозреваемых. Kizilov M. The Sons of Scripture. The Karaites in Poland and Lithuania in the Twentieth Century. Warsaw; Berlin: de Gruyter, 2015. P. 187. Другие источники обвинение не подтверждают: при столь плотном контакте с гестапо прямой необходимости в этом не было.

[21] Будницкий О.В., Полян А.Л. Русско-еврейский Берлин. 19201941. М.: Новое литературное обозрение, 2013. С. 250, 307.

[22] Кулида С.В. Красные шпионы. Киев: Арий, 2015. С. 421. Янковский был агентом советской разведки, потерявшим после начала войны связь с центром. Он вернулся в СССР только в 1974 году. В книге Сергея Кулиды опубликовано (без указания архивного источника) письмо Янковского на имя генерального прокурора СССР Романа Руденко. Сравнение с другими источниками подтверждает достоверность письма, в то же время описание Янковским актов саботажа с документами УДРЭ представляется сильно преувеличенным.

[23] См. отчет гестапо: Lagebericht für Monat Oktober 1938. РГАСПИ. Ф. 458. Оп. 9. Д. 118. Л. 136; см. также перехваченное письмо Левашова от 9 февраля 1939 года: IfZ-Archiv. MA 128/5.

[24] Brief Leibbrandt an Schikedanz vom 08.05.1939. IfZ-Archiv. MA 128/5. Немирович-Данченко умер через три месяца в Эстонии.

[25] День русской культуры // Новое слово. 1939. 9 июля. № 28(252). С. 7.

[26] Деспотули В. Особенная стать (III) // Новое слово. 1939. 30 июля. № 31(255). С. 1.

[27] Ларионов, прославившийся в эмигрантской среде совершенной в 1927 году вылазкой в Ленинград и проведенным там терактом, в 1938-м был выслан из Франции и обосновался в Берлине.

[28] Aktennotiz vom 15.10.1939. Российский государственный военный архив (РГВА). Ф. 1358. Оп. 3. Д. 24а. Л. 63—66.

[29] Ларионов В. Родина (II) // Новое слово. 1939. 17 декабря. № 51(275). С. 2; см. также жалобу Бискупского от 2 января 1940 года: РГВА. Ф. 1358. Оп. 3. Д. 24а. Л. 3—4.

[30] Полчанинов Р.В. Русские дети в Германии и под оккупацией 1939—1945 гг. (www.russkije.lv/ru/journalism/read/polchaninov-rus-children-in-germany/). Сам мемуарист прибыл в Германию лишь в 1942 году, поэтому не знает подробностей о начальном периоде НОРМ.

[31] См. документы о приеме: BAB. PK M0128.

[32] Кулида С. Указ. соч. С. 420.

[33] Войцеховский С.Л. Эпизоды. Лондон [Канада]: Заря, 1978. С. 30; см. также беседу Алексея фон Лампе с Сергеем Мацылевым от 26 июня 1947 года: «Все лица, возглавлявшие русские организации,.. добровольно подчинялись г. Бискупскому в своих выступлениях, что, однако, не распространялось на его заместителя» (HIA. Arkhangelskii Papers. Box 1).

[34] Dodenhoeft B. Op. cit. S. 225.

[35] См. в письме Василия Бискупского Алексею Архангельскому от 2 декабря 1940 года: «В Париже [генерал Витковский] должен составить список всех ваших сочленов, желающих ехать сюда на работы. […] В Брюсселе сделать то же самое. […] При […] взятии на себя […] гарантии за моральные и профессиональные качества лиц, поименованных в списках, мне обещано полное содействие по устройству на работу этих лиц» (HIA. Arkhangelskii Papers. Box 2). См. также циркуляр Алексея фон Лампе от 5 ноября 1940 года (Ibid).

[36] Русский текст письма Алексея фон Лампе Вальтеру фон Браухичу от 21 мая 1941 года см.: HIA. Arkhangelskii Papers. Box 2; см. также в письме Владимира Берга [Валюженича] Борису Николаевскому от 16 октября 1949 года: «УДРЭ предложило свои услуги [немцам] само. Я сам видел копии этих предложений, одно сделано было в конце мая или в нач[але] июня 1941 г., другие — в июле 1941 г.» (HIA. Boris I. Nicolaevsky Collection. Box 472. Folder 31).

[37] Schnellbrief vom 18.06.1941. IfZ-Archiv. MA 553.

[38] Недатированный список хранится в: IfZ-Archiv. MA 1789/18; см. также: «Имелся так называемый “доверенный комитет” [УДРЭ], который занимался проверкой всех белоэмигрантов и выдачей им документов на жительство в Германии. В Берлине фон Карцова принял Таборицкий. Он пообещал собрать нескольких человек, желающих поступить на работу в качестве переводчиков. На другой день у Таборицкого было несколько человек» (Федоров Е.С. Правда о военном Ржеве. Ржев, 1995. С. 48).

[39] Подробнее см.: Beyda O. A Different Russian Perspective or «Their Long Defeat»: White Émigrés and the Second World War // Moss T., Richardson T. (Eds.). New Directions in War and History: Debating Military History. Newport: Big Sky Publishing, 2016. P. 81—83.

[40] См. циркуляр от 5 января 1942 года: Государственный архив Российской Федерации (ГАРФ). Ф. Р-5759. Оп. 1. Д. 53. Л. 14—14 об.; см. также у Янковского: «Вместе с Таборицким немцы разрабатывали систему вербовки в антипартизанские части русских белоэмигрантов и представителей других национальностей. […] Через представителей [Управления] в разных городах Германии и в порабощенных странах Европы поступали многочисленные прошения о зачислении в антипартизанские части» (цит. по: Кулида С. Указ. соч. С. 423).

[41] Каров Д. [Кандауров Д.П.] Русские на службе в немецкой разведке и контрразведке (HIA. Boris I. Nicolaevsky Collection. Box 280. Folder 5. C. 17).

[42] «Один русский и тот Рар». Беседа Ивана Толстого с Глебом Раром, записанная в 2002 году // Радио Свобода. 2012. 9 сентября (www.svoboda.org/a/24703227.html). Самсон Шёнхаус в своих мемуарах якобы со слов Янковского пишет, что Таборицкий часто носил в УДРЭ форму СС и был оберштурмфюрером (см.: Schönhaus C. Der Passfälscher: die unglaubliche Geschichte eines jungen Grafikers, der im Untergrund gegen die Nazis kämpfte. Frankfurt а. M.: Scherz, 2004. S. 145. Это представляется аберрацией памяти, сам Янковский об этом не упоминает (см.: Кулида С. Указ. соч. С. 420—426).

[43] Schönhaus C. Op. cit. S. 146.

[44] Федоров Е.С. Указ. соч. С. 48.

[45] Елизаров В. Так было // Часовой [Брюссель]. 1949. № 291. С. 17.

[46] См. коллекцию документов в: ГАРФ. Ф. 10081. Оп. 1. Д. 340.

[47] Письмо Владимира Берга Борису Николаевскому от 28 ноября 1949 года. HIA. Boris I. Nicolaevsky Collection. Box 472. Folder 31.

[48] См. неподписанную справку руководства НТС от 15 декабря 1948 года: Archiv der Forschungsstelle Osteuropa (FSO-Archiv), Bremen. F. 98.

[49] «Край мой, рай мой чешский…» Беседа Ивана Толстого с Натальей Савицкой // Новый журнал [Нью Йорк]. 2008. № 251. С. 301.

[50] Елизаров В. Указ. соч. С. 17; Войцеховский С.Л. Так было // Часовой. 1949. № 285. С. 21.

[51] ГАРФ. Ф. 10081. Оп. 1. Д. 143. Л. 1—4.

[52] Там же. Л. 15.

[53] Сведений о действительном сотрудничестве Таборицкого с «Ауфбау» нет. Оно не могло быть активным уже потому, что Таборицкий прожил в Мюнхене менее трех месяцев, в течение которых постоянно работал в типографии. В расследовании мюнхенской полиции и в многочисленных допросах свидетелей его контакты с «Ауфбау» не упоминаются (см.: BayHStA. MInn 71624).

[54] ГАРФ. Ф. 10081. Оп. 1. Д. 143. Л. 17—27.

[55] Там же. Л. 29.

[56] В своих статьях в «Ангриффе» будущий министр пропаганды рейха Йозеф Геббельс постоянно издевательски называл Бернхарда Вайса Исидором, чтобы подчеркнуть его еврейское происхождение.

[57] ГАРФ. Ф. 10081. Оп. 1. Д. 143. Л. 30—34.

[58] Там же. Л. 46—47.

[59] Там же. Л. 54.

[60] Там же. Л. 60.

[61] Там же. Л. 61—64.

[62] Brief Müller an Frick vom 30.10.1936. BAB. R1501/6285. Bl. 31.

[63] ГАРФ. Ф. 10081. Оп. 1. Д. 143. Л. 85.

[64] Brief Müller an Frick vom 01.02.1937. BAB. R1501/6285. Bl. 36.

[65] ГАРФ. Ф. 10081. Оп. 1. Д. 143. Л. 95—95 об.

[66] Она была внучкой российского астронома Карла Фридриха Кнорре, перебравшегося в Германию в 1870-х годах. Виктор фон Кнорре, у которого Таборицкие нашли приют после того, как их дом в 1944-м разбомбили, был, вероятно, ее братом. После женитьбы супруга лишилась немецкого гражданства, но в 1938 году оно было восстановлено.

[67] ГАРФ. Ф. 10081. Оп. 1. Д. 143. Л. 116.

[68] BAB. R1501/6285. Bl. 45—46.

[69] Хотя Шабельский-Борк утверждал, что «благодаря инициативе нашей семьи была создана первая русская правая партия» (Geheimes Staatsarchiv Preußischer Kulturbesitz (GSta PK), Berlin. I. HA Rep. 84a. Nr. 55580. Bl. 91), он не имел родственных связей с писательницей Елизаветой Шабельской-Борк, познакомившись с ней лишь в 1916 году в Петрограде, где находился на излечении. Как справедливо отметила Ольга Макарова, «“Крещение” Попова Елизаветой Шабельской имело скорее всего символический, политический характер, поскольку родился он, […] когда Шабельская находилась в Германии, […] а его двойной псевдоним отсылает к 1905 году, когда Шабельская вышла замуж за А.Н. Борка. Кроме того, по церковным канонам, крестный не мог быть усыновителем и дать свою фамилию крестнику» (Макарова О.Е. «Уж если Суворин, изобретший ее, отвернулся…»: «Дело Шабельской» и участие в нем издателя «Нового времени» // Новое литературное обозрение. 2007. № 85. С. 100—120). Петр Никифорович (так!) Попов родился в 1893 году в Таганроге и не был дворянином. В 1914-м он покинул юридический факультет Харьковского университета и ушел добровольцем на фронт. В июле 1916-го он носил звание прапорщика.

[70] Ф.В. [Винберг Ф.В.] Перед рассветом // Луч света [Берлин]. 1919. № 1. С. 10. В первых двух номерах опубликованы также поэтические опыты Таборицкого, в частности «Романс»: «Я смотрю на увядший букет тубероз; / Нет в нем больше былой красоты; / Я над ними грущу как над символом слез, / Как над гробом погибшей мечты…» (Там же. С. 18).

[71] Вырезка из газеты «Русская сила» (Берлин). 12 апреля 1922. HIA. Boris I. Nicolaevsky Collection. Box 21. Folder 17—19.

[72] Anlage 8 zum Polizeibericht vom 30.03.1922. BayHStA. MInn 71624. S. 2.

[73] Anlage 6 zum Polizeibericht vom 30.03.1922. BayHStA. MInn 71624. S. 3.

[74] Anlage 5 zum Polizeibericht vom 30.03.1922. BayHStA. MInn 71624. S. 6, 17—18; впоследствии в печати Винберг выражался совсем иначе, восхваляя совершенно исключительный «дух идейного самопожертвования этих двух молодых рыцарей-фанатиков» (см.: Винберг [Ф.В.] Беседы с ближними // Луч света [Мюнхен]. 1922. № 4. С. 403). Следует добавить, что Винберг, который до отъезда в Париж прожил в Германии больше года, ни разу не посетил «молодых рыцарей» в тюрьме. Впрочем, в конце 1926 года, незадолго до собственной смерти, он прислал властям прошение об их помиловании (см.: GSta PK. I. HA Rep. 84a. Nr. 55580. Bl. 156—157).

[75] Трудно сказать, насколько прочным оказался брак. Судя по письмам, в 1933 году Шабельский-Борк вел холостяцкий образ жизни: «Слава Богу, таки переехал. Живу у члена нац[ионал-социалистической] партии. Кроме меня, живет еще только один Эс-А» (Brief SchabelskiBork an Schikedanz vom 29.04.1933. IfZ-Archiv. MA 128/5). Тем не менее жена сохранила его фамилию, впоследствии она работала в структурах Министерства пропаганды рейха как Ирмгард фон Борк.

[77] GSta PK. I. HA Rep. 84a. Nr. 55580. Bl. 77—78.

[78] Речь Милюкова была, безусловно, направлена против «придворной партии, которая группируется вокруг молодой царицы», но прямые оскорбления в ней, разумеется, не звучали. Подробнее см.: Колоницкий Б.И. «Трагическая эротика»: образы императорской семьи в годы Первой мировой войны. М.: Новое литературное обозрение, 2010. С. 289—312.

[79] GSta PK. I. HA Rep. 84a. Nr. 55580. Bl. 66, 69, 72.

[80] Vermerk vom 31.08.1926. РГВА. Ф. 1408. Оп. 1. Д. 2. Л. 138.

[81] Brief Taboritzki vom 30.10.1926. Там же. Л. 173.

[82] Brief Taboritzki vom 10.07.1926. Там же. Л. 73. Десять лет спустя оказалось, что Таборицкий беспокоился не зря: при приеме в немецкое гражданство ему отказали в использовании приставки «фон», так как ее не было в судебных документах (ГАРФ. Ф. 10081. Оп. 1. Д. 143. Л. 119).

[83] До 1915 года Корнель жил в России, где владел электромеханическим заводом и активно занимался благотворительностью. Об обстоятельствах его высылки из России см.: Деннингхаус В. Шпиономания, или «охота на ведьм», в Москве и Московской губернии в период Первой мировой войны // Вопросы германской истории. Сборник научных трудов / Ответ. ред. С.И. Бобылева. Днепропетровск: ДНУ, 2004. С. 103—118. Парадоксом представляется тот факт, что убитый Таборицким Набоков возглавлял Общество помощи русским гражданам в Берлине, основанное в 1916 году самим Корнелем. Жена Корнеля была еврейкой из Венгрии, она погибла в 1942 году в лагере смерти Хелмно.

[84] Brief vom 08.01.1924. РГВА. Ф. 1408. Оп. 1. Д. 2. Л. 32—32 об.

[85] GSta PK. I. HA Rep. 84a. Nr. 55580. Bl. 66, 69, 72.

[86] И у Корнеля, и у фон дер Гребен были хорошие связи в правительственных кругах. К примеру, дом последней часто посещал пресс-секретарь правительства Отто Кип (см.: Kiep O.C. Mein Lebensweg 1886—1944. Aufzeichnungen während der Haft. Berlin: Lukas, 2013. S. 100—101).

[87] Brief vom 28.01.1926. GSta PK. I. HA Rep. 84a. Nr. 55580. Bl. 46.

[88] Brief vom 25.05.1926. Ibid. Bl. 60.

[89] Brief vom 09.03.1926. Ibid. Bl. 44.

[90] Brief vom 19.05.1926. Ibid. Bl. 58.

[91] РГВА. Ф. 1408. Оп. 1. Д. 2. Л. 69—72. Поддерживая помилование, директор тюрьмы в январе 1926 года особо отмечал, что Таборицкий постоянно болеет, а Шабельский-Борк пребывает в «своеобразном состоянии религиозного экстаза» (Там же. Л. 60 об.).

[92] Attest vom 22.10.1926. GSta PK. I. HA Rep. 84a. Nr. 55580. Bl. 172—173.

[94] Vermerk vom 28.01.1927. Ibid. Bl. 193; Vermerk vom 28.02.1927. РГВА. Ф. 1408. Оп. 1. Д. 2. Л. 101; Vermerk vom 25.03.1927. Там же. Л. 99.

[95] Там же. Л. 122.

[96] Центральный государственный исторический архив Санкт-Петербурга (ЦГИА СПб). Ф. 19. Оп. 14. Д. 4833. Л. 1—3.

[97] Там же. Л. 6—7.

[98] ЦГИА СПб. Ф. 988. Оп. 1. Д. 129. Л. 3—4. В базе данных «JewishGen» (www.jewishgen.org) фигурируют проживавшие в 1882 году в местечке Крево Ошмянского уезда Виленской губернии Вульф Айзикович Тобариский и его жена Гана Тобариская, однако, по архивным данным, Гане на тот момент 28 лет (что на 10 лет больше возраста Анны Таборисской, указанного в заявлении ее сыновей). В адресной книге Лондона за 1921 год присутствует Woolf Taborisky, владелец бакалейного магазина на St. George’s Street.

[99] В 1889 году Анна Таборисская крестилась вместе с четырехлетней дочерью Нехамою (см.: ЦГИА СПб. Ф. 988. Оп. 1. Д. 129. Л. 3). В списках купцов за 1902 год указаны дочери Надежда, Мария и Александра, за 1903-й — Мария и Александра, с 1905-го по 1910-й — Мария. Однако в заявлении 1901 года Анна говорит, что имеет одну «шестнадцатилетнюю дочь» и «двух малолетних сыновей» (см.: ЦГИА СПб. Ф. 965. Оп. 1. Д. 1710. Л. 1).

[100] Следует отметить, что Таборисские крайне вольно относились к написанию своей фамилии. Разночтения встречаются не только в адресных книгах, составлявшихся третьими лицами, но и в собственноручно написанных заявлениях; в частности, в 1905 году Анна Владимировна именует себя Табуринской (см.: ЦГИА СПб. Ф. 171. Оп. 2. Д. 3212. Л. 1).

[101] Фамилия попечителя была впоследствии использована в немецких анкетах как девичья фамилия матери.

[102] ЦГИА СПб. Ф. 171. Оп. 2. Д. 3212. Л. 1—8. Таким образом, история о том, что Таборицкий в 1914—1915 годах сражался в «Дикой дивизии» и получил два ранения, должна быть признана совершенно недостоверной. Вероятно, чтобы сделать выдумку более правдоподобной, он в Германии перенес свой год рождения с 1897-го на 1895-й. Биографическую лакуну между 1915-м и 1918 годом еще предстоит заполнить.

[103] ЦГИА СПб. Ф. 171. Оп. 2. Д. 3210. Л. 7, 9, 11.

[104] Российский государственный исторический архив, Москва. Ф. 796. Оп. 179. Д. 4843.

[105] ЦГИА СПб. Ф. 965. Оп. 1. Д. 1710. Л. 1—2.

[106] Неподписанная справка руководства НТС от 15.12.1948. FSO-Archiv. F. 98.

[107] Таборицкий С.В. Царскому певцу и паладину — Петру Николаевичу Шабельскому-Борк // Владимирский вестник [Сан-Пауло]. 1952. 23 сентября. № 15. С. 18—19.

[108] Краткое биографическое описание см.: Александров К.М. Семейные письма 1924—1925 годов журналиста Николая Ярко (Милетия Зыкова) // Посев [Москва]. 2016. № 5. С. 42—46.

[109] См.: Meyer W. Klatt. Hitlers jüdischer Meisteragent gegen Stalin: Überlebenskunst in Holocaust und Geheimdienstkrieg. Berlin: Metropol Verlag, 2015.

[110] Anlage 1 zum Polizeibericht vom 30.03.1922. BayHStA. MInn 71624. S. 2.

[111] Дело об убийстве В.Д. Набокова и покушении на П.Н. Милюкова // Руль [Берлин]. 1922. 13 июля. № 491. C. 4.

[112] Неподписанная справка руководства НТС от 15 декабря 1948. FSO-Archiv. F. 98.

[113] В 1929 году он поверил в чудесное спасение Николая II и даже выпустил сборник стихов «с личного разрешения Государя Императора» (см.: Неволин М. [Ленгарт М.] Как сочинили легенду о спасении царской семьи // Сегодня [Рига]. 1929. 16 октября. № 287. С. 4).

[114] В 1935 году в Германии специальной поправкой к закону о гражданстве рейха было введено понятие «мишлинга» — человека, имеющего двух еврейских дедушек и/или бабушек (мишлинги первой степени) или одного еврейского дедушку или бабушку (мишлинги второй степени). Постепенно для этих категорий лиц вводились все новые и новые ограничения, в частности, уже с 1937 года они не имели права занимать чиновничьи посты. Осуществлению еще более жестких мер (на Ванзейской конференции Гейдрих предлагал депортировать всех мишлингов первой степени, а альтернативный проект предусматривал принудительную стерилизацию) помешал лишь неблагоприятный для Германии ход войны.

[115] Т-кий [Таборицкий С. В.] Царский трон // Владимирский вестник. 1956. № 56. С. 33.

Что такое паноптикум или как Google превратил интернет в идеальную тюрьму — T&P

Завершив два сезона рубрики «Просто о сложном», «Теории и практики» решили перейти от понятий эмпирических к вещам более теоретическим и начать объяснять смысл часто употребляемых выражений, которые зачастую используются в разговорной речи в абсолютно неправильном значении. Во втором выпуске новой рубрики — рассказ о проекте тюрьмы из XVIII века, осуществляемого на наших глазах службами Google.

Слово паноптикум бувально расшифровывается с греческого как «пространство, в котором видно все». Сейчас оно чаще всего употребляется в переносном значении — так говорят, когда описывают сборище уродов или как синоним кунсткамеры. Это значение происходит от распространенных XIX веке коммерческих паноптикумов — многие из которых стали позже первыми кинотеатрами. Знаменитый пример — Britannia Music Hall в Глазго, который раньше назывался Britannia Panopticon. Его экспозиция славилась уродцами и восковыми фигурами, а в подвале умещался зверинец. Весной этого года боксер Владимир Кличко назвал предстоящий бой паяца Дерека Чисоры и уже ушедшего с ринга Дэвида Хэя «паноптикумом с уродливыми правилами».

Седьмая серия пятого сезона сериала Lost называется «Жизнь и смерть Иеремии Бентама». Сценаристы здесь играют с классической традицией: главное действующее лицо серии — тезка великого философа Джон Локк, а Иеремия Бентам — его альтер-эго.

Другая традиция паноптикума связана с проектом идеальной тюрьмы, предложенным английскийм философом Иеремией Бентамом в конце XVIII века. Бентам писал много и по всем возможным темам, так что его работы вошли в историю философии и историю права. Даже в своем «Капитале» Карл Маркс уделил несколько строк этому «трезво-педантичному, тоскливо-болтливому оракулу пошлого буржуазного рассудка». Возможно, классик ошибался, и Бентам был не таким трезвым педантом, потому что шестнадцать лет своей жизни посвятил воплощению идеи идеальной тюрьмы.

В этой идее явно прослеживается русский след. Во время того, как брат философа — Сэмюэль Бентам — делал блестящую карьеру в России на службе у князя Григория Потемкина, Иеремия навещал его для того, чтобы вместе разработать проект паноптикума. Первоначально этим греческим словом планировалось назвать модель любого общественного пространства, но паноптикуму суждено было обрести славу идеальной тюрьмы.

© Евгения Онегина

Бентам был помешан на идее постройки кругообразного здания, в котором заключенные в полностью просматриваемых камерах не видели бы стражей и не знали, в какой момент за ними наблюдают. Слежка в такой тюрьме велась бы из центральной башни, чтобы у узников складывалось ощущение, что они находятся под контролем в каждый момент. Эта система позволила бы снизить до минимума персонал тюремного заведения, в идеале — до одного человека. Для философа эта была вакансия мечты — на роль надзирателя он до самой старости предлагал себя.

Екатерину Великую гениальный стартап не впечатлил, и Иеремия Бентам вернулся в Англию. Там он написал теоретическое обоснование своего проекта и принялся за его практическое осуществление. Он предлагал свои услуги английской короне, французскому революционному правительству и ирландским властям, но спонсоров так и не нашел. В конце концов Бентам получил финансирование от британского правительства, но из-за непонимания и бюрократических преград проект был свернут — государству пришлось возмещать философу убытки за годы напрасного труда.

Модель паноптикума повлияла на все последующее тюремное строительство, но нигде она не была воплощена так полно, как в кубинской тюрьме Пресидио Модело, которая ныне работает как музей. Проект Бентама там был осуществлен довольно точно: например, стража попадала в центральные башни четырех паноптикумов через подземные тоннели, которые в случае опасности бунта минировали. В этой тюрьме с 1953 по 1955 годы томились в неволе Фидель и Рауль Кастро.

Связь между неизвестным проектом XVIII века и современным обществом провел Мишель Фуко, усмотревший в паноптикуме нечто большее, чем архитектурный план. В его интерпретации паноптикум становится дисциплинарным принципом, выходящим далеко за рамки круглого по форме здания. Он обращает внимание на то, что паноптикум изначально был моделью для многих государственных учреждений, и видит в нем технику контроля над всеми формами деятельности. Фуко цитирует слова Бентама о том, что паноптикум призван «возродить мораль, сохранить здоровье, укрепить промышленность, распространить просвещение, уменьшить налоги, упрочить экономику, развязать, а не разрубить гордиев узел законов о бедных — и все это благодаря простой архитектурной идее». Именно доверие технологии Фуко считал свидетельством актуальности мысли Бентама.

Такая трактовка паноптикума дала возможность единомышленникам Фуко — антиглобалистам, критикам Google и социальных сетей — усматривать триумф замысла Бентама в «обществе наблюдения», установившемуся благодаря современным системам контроля. В первую очередь, это проявляется в камерах наружного наблюдения и системах сбора информации о пользователях. Типичные в этой среде заголовки: «Электронный паноптикум» или «Паноптикум 1.0».

Бентам был не таким трезвым педантом, потому что шестнадцать лет своей жизни посвятил воплощению идеи идеальной тюрьмы. В этой идее явно прослеживается русский след.

Вопрос о том, насколько общество наблюдения ограничивает права человека, в Великобритании обсуждается на правительственном уровне — Палата общин выпускает ежегодный отчет по этому вопросу. Кроме того, группа британских академиков (чтобы не сказать британских ученых) Surveillance Studies Network собирает и продвигает информацию по вопросам технологического наблюдения, а также вручает ежегодную книжную премию.

Габриэль Гарсиа Маркес использовал образ паноптикума в нескольких произведениях. В романе Чарльза Стросса «Стеклянный дом», который относят к стилю «посткиберпанк», действие происходит в оснащенном современными технологиями паноптикуме. В научно-фантастическом сериале «Доктор Кто» на планете Галлифрей находится Цитадель. В главном зале Цитадели, называемом Паноптикумом, заседают повелители времени, наблюдающие за всей вселенной.

Как говорить


Неправильно «Наш Витя — настоящий паноптикум, он решил теорему Ферма уже во втором классе». Правильно — уникум.

Правильно «Хамовнический суд — это, конечно, чистый паноптикум».

Правильно «Ненавижу переговорки со стеклянными стенами — чувствуешь себя не то в аквариуме, не то в паноптикуме».

Гайфуллин Булат Накиевич | ВМК МГУ

Почему вы поступили на ВМК?

По дороге на мехмат МГУ, где вначале планировал учиться, я решил из любопытства посмотреть, что это за такой факультет ВМК, о котором я практически ничего не знал. Во время собеседования в приемной комиссии В.С. Панферов как-то очень ярко и зажигательно говорил о нём. Поняв, что на этом факультете будет возможность заниматься и чистой математикой, и прикладной, и компьютерными технологиями, я выбрал ВМК, поскольку все направления были интересны, и хотелось заниматься всем и сразу. Кстати, через много лет я осознал, что даже название нашего факультета имеет глубокий философский смысл: кибернетика как понятийный аппарат и вычислительная математика как инструмент — это основа для понимания и познания тех энергоинформационных сущностей, которые движут и правят нашим миром.

Кто из преподавателей Вам запомнился больше всего?

На первом курсе запомнились два потрясающих лектора: яркие, артистичные, эмоциональные В.А. Ильин и Е.В. Шикин. Случалось так, что лекции Ильина по математическому анализу завершались аплодисментами и, уходя, он раскланивался. Шикин же был очень фактурным в своем белом халате, но, конечно, более всего он поражал своим педантизмом и пунктуальностью: он никогда не пользовался конспектами, но читал так, что, казалось, текст книги стоит у него перед глазами. Это было здорово.

Почему Вы выбрали кафедру АСВК?

Тогда мне казалось, что это перспективное направление, и я не ошибся. После окончания МГУ учился в аспирантуре на той же кафедре. Тема диссертации была ориентирована на оборонку, и я много времени проводил в ИТМиВТ АН СССР, где создавались интересные, с точки зрения архитектуры и возможностей, компьютеры и математическое обеспечение к ним. К сожалению, выпуск нового поколения специализированных компьютеров в то время затянулся, и моя диссертация «подвисла», не подкрепленная ценностью реального внедрения. Поэтому пришлось, уже работая в академическом институте, делать диссертационную работу на стыке ИТ, микроэлектроники и нанотехнологий. Эти наработки до сих пор актуальны и реализованы в виде программной системы, которая развивается и коммерчески востребована.

Расскажите, с чего начиналась компания «Интерфейс»?

Во времена перестройки я участвовал в различных проектах по разработке и внедрению аппаратно-программных комплексов, связанных с микроэлектроникой. При Всесоюзном обществе информатики и вычислительной техники был организован хозрасчетный центр «Интерфейс», который в соответствии с реалиями времени видоизменял свою организационно-правовую форму. В Черноголовке, где мы начинали, мы занимались продвижением созданных нами программных пакетов. В то время у нас не было ни Интернета, ни нормальной телефонной связи, ни факсов, поэтому мы стали продавать по почте, давая объявления в компьютерной прессе, а затем и в центральных газетах. Так что, наверное, мы были пионерами движения Open Source и торговли ПО по каталогу в СССР и России. Потом мы наладили взаимодействие с немецкой фирмой, которая взялась за продвижение нашего ПО для управления электронными микроскопами. Потом, мы познакомились и с другими компаниями и стали активно развивать направление, которое раньше называлось «оффшорное программирование», а сейчас именуется аутсорсингом разработки ПО. Жить приходилось попеременно то в Германии, то в России. Мы достаточно глубоко владели современными на то время методологиями и инструментарием разработки ПО и поняли, что наша миссия — нести ИТ в массы здесь, в России. Сейчас компания, с точки зрения управления, является самодостаточной, что позволяет уделять внимание различным интересным проектам.

Как Вам помогли знания и умения полученные на факультете?

Во-первых, все мои занятия и источники существования связаны с ИТ, и полученные базовые, фундаментальные знания всегда помогали во всех делах.

Во-вторых, чувство принадлежности к МГУ всегда помогало. До сих пор, общаясь с коллегами в разных странах, я вижу выражение уважения на их лицах, когда речь заходит о том, кто и какое образование получил. Диплом МГУ — это как «знак качества»: осознание того, что ты принадлежишь к когорте «лучших» всегда помогает справляться с любыми задачами и браться за проекты любой сложности.

В-третьих, юные и молодые годы, проведенные в МГУ, оставили множество прекрасных и замечательных воспоминаний, знакомств.

И, наконец, занимаясь общественной работой, я получил неплохие навыки общения, управления и взаимодействия с людьми, в том числе и в экстремальных ситуациях. Можно сказать, что свой MBA я получил тоже в МГУ, будучи заместителем командира оперотряда МГУ.

Почему педанты педанты? | Наука

Педанты буквально везде. Хотя еще есть место для кислорода, кроликов и ароматических свечей. Объявляя себя крылатой фразой, которая могла быть из фильма Ричарда Кертиса о деревенских источниках воды и очаровательно относиться к высшему классу и неуклюже (ну, на самом деле …), педанты часто исправляют грамматику, фактоиды и социальный этикет в благоприятных случаях, прежде чем исчезнуть. в облаке ничего не возвращалось туда, откуда они пришли.Этого достаточно, чтобы вас тошнило.

Зигмунд Фрейд утверждал, что педанты — это люди, которые не могут смеяться над собой. Я бы отметил, что женщины-педанты существуют, но он, вероятно, сказал бы, что я занимаюсь аналом. Или, может быть, генитальный. Между вами и мной я никогда не могу вспомнить этапы развития. Несмотря на это, педанты — это люди, которые чрезмерно демонстрируют свои знания, основанные на формальных правилах и чрезмерно точных деталях, с грандиозностью, игнорирующей здравый смысл. Педантизм представляет собой поведение, и как таковое потенциально может быть объяснено с помощью психологических / нейробиологических / научных историй.

Личность

У каждого есть личность. Не у всех есть хороший. Фотография: Radius Images / Alamy / Alamy

Во-первых, можно ожидать, что более высокий уровень педантизма можно ожидать от сварливых или сварливых людей. В этом отношении педантизм может быть связан с определенными типами личности. В одном американском исследовании 83 человека попросили оценить авторов электронных писем, претендующих на проживание в доме. Некоторые электронные письма были написаны на правильном стандартном английском языке, некоторые содержали опечатки (опечатки, связанные с неправильным расположением пальцев), а некоторые — грамматикой (ошибки, связанные с незнанием стандартных правил английского языка).Примеры опечаток: teh for the и helllo for hello. Примеры грамматик включают их там, а вы за свои. Участники разделили свои личности на категории по пяти личностным качествам. Они включают экстраверсию, открытость, добросовестность, покладистость, невротизм и сознательность.

Слишком много взаимодействий между личностью и педантизмом, чтобы обсуждать здесь, но что интересно, интроверты более критично относились к грамматикам и опечаткам по сравнению с экстравертами.Авторы утверждали, что люди, которые высоко ценят интроверсию, предпочитают чувство порядка, которое эти ошибки нарушают. Это приводит к усилению возбуждения и раздражения, а ошибки буквально действуют интровертам на нервы. Экстраверты, заявившие, что хорошая грамматика важна, менее восприимчивы к опечаткам, чем экстраверты, заявившие, что хорошая грамматика не важна. Авторы считают, что экстраверты, считающие, что хорошая грамматика важна, рассматривали опечатки как механические ошибки, а не как свидетельство плохой грамматики.Тогда педантизм можно рассматривать как реакцию интровертов на нарушение потребности в ограниченных вариациях. Тогда степень педантизма человека будет определяться его личностью. Далее, корреляция между папством и католицизмом, дефекация среды обитания медвежьей умеренной зоны и дифференциация ануса и локтя.

Превосходство

У людей есть много разных способов продемонстрировать превосходство, многие из которых, мягко говоря, утомительны. Фото: Юрий Кортез / AFP / Getty Images

Во-вторых, педантизм можно рассматривать как попытку показать превосходство.В основном педанты пытаются показать, что они знают больше, чем другие. Психологически люди оценивают свою компетентность по отношению к другим людям. Если вы высоко цените свои знания, вы можете доказать, что ваши знания фантастические или что чужие такие же, как у бактерий. Или оба. Например, многие люди на конференциях пытаются уловить выступающих с неудобными вопросами, вместо того, чтобы задавать правильные вопросы, на которые у них есть искреннее желание узнать ответ.Да, я смотрю на тебя. Если педантизм — это попытка сигнализировать о превосходстве, мы можем предположить, что уровень педантичности человека будет зависеть от его относительного статуса. Лица, которые считают, что они обладают высоким уровнем знаний по сравнению с кем-то другим, могут с большей вероятностью проявить педантичность к этому человеку, чтобы подтвердить этот более высокий статус. К сожалению, исследований, посвященных именно этому вопросу педантичности, не проводилось; данные недоступны. Однако получение статуса на онлайн-платформах e.грамм. как редактор Википедии, было показано, что у пользователей все более формализованная речь. Например, редакторы с более высоким статусом обращаются к политикам Википедии чаще, чем пользователи с более низким статусом. Кроме того, язык людей с более высоким статусом оказался более поучительным и содержит более сложные слова, чем язык людей с более низким статусом. Если бы только было какое-то место, где они могли бы найти слова. Люди с низким статусом склонны использовать более снисходительный и уступчивый язык. Надеюсь, это частично поддерживает идею педантизма как попытки отстоять статус.

Идентификация

«Я — гордый педант» Фотография: Линда Нилинд / The Guardian

Наконец, было высказано предположение, что публичный педантизм — это способ для людей идентифицировать себя с группой и сигнализировать о том, что они являются частью группы. Теория социальной идентичности утверждает, что мы стремимся к положительной оценке нашей группы по сравнению с другими группами, чтобы улучшить нашу самооценку. Этого можно добиться, сделав так, чтобы ваша группа выглядела хорошо или другие группы выглядели плохо. Если вы можете публично поправить кого-то в мелочах чего-то, что не интересует большинство людей, вы идентифицируете себя с теми, кто действительно заботится (ваша внутренняя группа), и одновременно показываете, что члены внешней группы не знают этих «жизненно важных» вещей.Искоренение предполагаемых ошибок вашей выбранной внешней группы почти до нуля с помощью вашего педантизма сделало бы вас героем для своей внутренней группы. Это не изучалось с прямым упоминанием педантизма, хотя внутригрупповая предвзятость и отступление от чужих — хорошо известные явления. Мы все видели футбол / обсуждали кошек против собак / знали о расистах.

Итак, почему педанты педанты? Мы точно не знаем, но некоторые косвенные исследования показывают, что это связано со смесью личности, сигнализации статуса и групповой идентификации.Как и во всем, необходимы дополнительные (хорошие) исследования. И вообще, это Доктор, а не Доктор Кто; Шон Бин не всегда умирает в конце; когнитивный диссонанс — это плохое предчувствие по поводу конфликтующих убеждений, а не самих конфликтующих убеждений; банановое варенье — это не варенье; перестаньте жаловаться на грамматику, когда вы имеете в виду использование или орфографию, а эффект Даннинга-Крюгера связан с навыками, а не с интеллектом! Я прав! Просвещать людей — это хорошо!

Дэйва Стила можно найти в Twitter под именем @hullodave.Что вы имеете в виду, что в этом посте есть некоторые «ошибки»?

Он может быть педантичным чудаком, но крестоносец грамматики Википедии — мой современный герой | Независимый

Что вы делаете в беспощадные часы воскресного вечера, в то жалкое время, когда выходные сменяются депрессивными мыслями о предстоящей неделе? Припаркуйтесь перед теликом? Просматривать каналы социальных сетей? Рано ложиться спать? Или, как Брайан Хендерсон, вы беретесь за то, что считаете общественной службой, делая все возможное, чтобы мир стал лучше?

Мистер Хендерсон, можно с уверенностью сказать, человек с миссией, и каждый воскресный вечер, начиная с 14 августа 2006 года, этот калифорнийский инженер-программист посвящает свое время делу грамматической точности.У всех нас есть особые опасения, когда дело доходит до небрежного использования английского языка — у меня сейчас мода на «сюрреалистический», часто используемый людьми в глазах общественности для описания экстраординарных событий, — но г-н Хендерсон выводит это на совершенно новый уровень.

Он ведет личный крестовый поход против использования слова «состоит из», и на данный момент он отредактировал 47 000 статей в Википедии, которые содержат этот солецизм. Более того, он все сделал вручную. Г-н Хендерсон действительно король Канута цифрового мира, сдерживающий волну плохой грамматики.Каждую неделю в записи Википедии вводится еще 70 или 80 словосочетаний «состоит из», и, прежде чем он ложится спать в воскресенье, г-н Хендерсон входит в систему и исправляет их все: он довел это до изящного искусства, и каждое редактирование сейчас у него уходит около 10 секунд.

Как мы все знаем, «состоит из» неверно, и чаще всего его следует заменять на «состоящий из», как в «Сообщество Википедии состоит из множества интересных людей, некоторые из которых имеют довольно своеобразные навязчивые идеи» или « Сообщество Википедии состоит из людей, с которыми вы обычно не хотели бы застрять в лифте.

Г-на Хендерсона можно не признать чудаком, проповедником, занимающимся одним вопросом, который посвятил свою жизнь довольно загадочным интересам. Но я думаю, что он современный герой. Мне жаль, что у меня не хватило решимости убрать из поля зрения публики все случаи неправильного употребления слова «надеюсь», и мне бы хотелось набраться смелости и морального мужества, чтобы исправлять людей, когда они используют раздельные инфинитивы в речи (я знаю, что это тоже шаг далеко). И не будем говорить о «буквально», которое теперь вставляется в предложения как знаки препинания.Я ненавижу то, как в наши дни люди используют запятые вместо точек, и когда я слышу «направлен» вместо «заголовок» (например, «куда вы направляетесь?»), Это сводит меня с ума. Но что мне делать с этим? Я тут же говорю себе.

Не так, Брайан Хендерсон. Он думает, что служит большему благу, как некоторые люди работают на общественных началах или собирают мусор с улицы. «Я действительно думаю, что занимаюсь общественной службой», — сказал он онлайн-журналу medium.com. «Но в то же время я сам кое-что получаю.Очевидно, что он извлекает из него истинное чувство собственной уникальности. Многие участники исправляют ошибки в Википедии, но он с гордостью говорит: «Я единственный, кто концентрируется на одном аспекте». Отличная работа, мистер Хендерсон. Правильное использование английского языка состоит из множества правил, и мир состоит из людей, которые не обращают на них внимания.

Один редактор снимет: NPR

Брайан Хендерсон, известный под именем Giraffedata, написал эссе из 6000 слов на своей пользовательской странице в Википедии, объясняя, почему он считает «состоит из» вопиющей ошибкой.

iStock


скрыть подпись

переключить подпись

iStock

Брайан Хендерсон, известный под именем Giraffedata, написал эссе из 6000 слов на своей пользовательской странице в Википедии, объясняя, почему он считает «состоит из» вопиющей ошибкой.

iStock

Я считаю употребление английского языка одним из таких предметов, как коктейли или британская королевская семья. Многие люди проявляют к нему мимолетный интерес, но никогда не знаешь, кто окажется истинным верующим — человек, который жалуется на грамматические ошибки в меню ресторана. «Официант, в моем супе есть раздвоенный инфинитив!»

Для целеустремленной приверженности грамматической правильности вам будет трудно сопоставить с редактором Википедии по имени Брайан Хендерсон, который известен под ником Giraffedata.Он был темой статьи Эндрю Макмиллана на сайте Medium, которая вызвала много споров. У Giraffedata в шляпе есть единственная пчела, фраза «состоит из». Он написал эссе из 6000 слов на своей странице в Википедии, объясняя, почему он считает это вопиющей ошибкой. И, чтобы доказать свою точку зрения, он внес 47 000 правок за последние восемь лет, большинство из которых были направлены на удаление фразы, где бы она ни появлялась на сайте Википедии. Он не проявляет к нему милосердия, даже когда это фигурирует в цитате — по его мнению, писателям хорошо не цитировать свои ошибки.

Теперь, если вы похожи на меня и не видите ничего плохого в предложении «Книга состоит из трех глав», можете быть уверены, что мы в хорошей компании. Фраза «состоит из» насчитывает 300 лет. Он появляется у Энтони Троллопа, у Кристофера Хитченса и Нормана Мейлера, в эссе Лайонела Триллинга и Гарольда Блума. Мерриам-Вебстер не возражает против этого, как и более двух третей выдающихся писателей и редакторов, включенных в список пользователей Американского словаря наследия, которые, как правило, не очень-то идиоты.

«Неважно, считаете ли вы слово правильным английским. Если некоторые приверженцы настаивают на том, что это ошибка, словари и руководства по стилям посоветуют вам держаться подальше от этого, чтобы не навлечь их гнев».

Но эта респектабельная родословная не отпугнула некоторых современных обозревателей употребления слова, которые решили, что «состоит из» нелогично. Это аргумент, который подхватила Giraffedata. Согласно теории, «книга состоит из трех глав» не может означать то же самое, что «книга состоит из трех глав.Они говорят, что «состоит из» — это пассивная форма глагола, которая меняет роль субъекта и объекта. По их мнению, сказать, что книга состоит из трех глав, все равно что сказать, что она «состоит из трех глав» или «состоял из трех глав.» Это не должно иметь никакого смысла.

Если я могу немного опуститься и расслабиться, я не нахожу этот аргумент слишком убедительным. grade, «состоит из» на самом деле не является пассивным. Это одна из множества любопытных прилагательных, таких как «произошедший от», «отомщенный» и «одержимый».«Она одержима озорным духом» — это не значит, что дух овладевает ею. Английский язык обычно знает, что делает, даже если он не всегда кажется таким аккуратным, как нам хотелось бы.

Но правильно это или нет, идея о том, что «состоит из» нелогично, стала одним из тех кусочков английского словесного знания, которые достаточно неясны, чтобы люди могли взять их в личное владение — не совсем, как домашние мозоли, а проприетарные. . Это дает вам приятное ощущение того, что вы внимательны к ошибке, которая ускользнула от внимания других носителей английского языка с тех времен, когда Джонатан Свифт ходил по земле.

Что ж, у всех нас есть свои маленькие фетиши. Что делает Giraffedata замечательным, так это то, что он смог разыграть свои навязчивые идеи на таком широком холсте. Он не просто участвует в спорадических актах сопротивления, как люди, которые вычеркивают неуместные апострофы на знаках над овощными баками в Piggly Wiggly. Он ведет тотальный джихад против «состоящего» из 5 миллионов статей в Википедии и пообещал не останавливаться, пока не загонит его в море.

Поразительно, что Giraffedata смогла реализовать это в среде совместной работы Википедии.В конце концов, то, что может удалить один википедист, может восстановить другой. Это то, что должно удерживать все предприятие от того, чтобы сойти с рельсов. Но даже редакторы, которые не согласны с ним по поводу «состоит из», очевидно, смирились с тем, чтобы позволить ему идти своим путем. Никто не собирается так усердно цепляться за эту фразу, как Giraffedata стремится избавиться от нее. И в конце концов, это не значит, что его устранение не причинит реального вреда.

Но это показывает, как система Википедии иногда бросает ее во власть упорных истинно верующих.Не когда дело доходит до серьезных вещей — правозащитники 11 сентября и противники вакцинации далеко не уйдут. Но вы можете в значительной степени справиться с этим, если посвятите себя вязанию крючком, о котором никто не заботится удаленно так, как вы. И для этих целей идеально подходят непонятные причуды английской грамматики.

Это не только Википедия. Джихад жирафедаты — лишь преувеличенный пример того, что я считаю вето педанта. Неважно, считаете ли вы слово правильным английским.Если некоторые приверженцы настаивают на том, что это ошибка, словари и руководства по стилям посоветуют вам держаться подальше от этого, чтобы не навлечь их гнев. Это может быть разумным ходом, особенно в эпоху, когда электронная почта и поток комментариев в Интернете упрощают работу того, что Уильям Сэфайр называл «бандой наркоманов». Досадно, что приходится пропускать совершенно хорошее слово или выражение только потому, что кому-то есть к чему прислушиваться, но кто захочет начать с этих людей? Но поймите следующее: всякий раз, когда мы избегаем говорить «состоит из», педанты побеждают.

Что такое синдром грамматической педантичности или GPS?

20,9 тыс.

28 мая 2019 в 12:05

3 минуты на чтение

Людей, страдающих синдромом грамматической педантичности или GPS, крайне раздражают грамматические ошибки, и они чувствуют потребность исправить каждую из них. Что именно вызывает это состояние? А может ли это быть опасно для здоровья?

Время чтения: 3 минуты

Вы не найдете определения синдрома грамматической педантичности (GPS) в Википедии, но это не значит, что его не существует.Фактически, недавние исследования показывают, что этот синдром является настоящим заболеванием и, возможно, даже формой ОКР. Давайте поговорим об этом подробнее.

ЧТО ТАКОЕ ГРАММАТИЧЕСКИЙ / ГРАММАТИЧЕСКИЙ ПЕДАНТНЫЙ СИНДРОМ?

Грамматические ошибки можно найти везде. Их делают носители языка; инородцы делают их еще чаще. На самом деле, если вы проведете день, не наткнувшись на грамматические ошибки онлайн или офлайн, значит, вам очень повезло.

Многие люди замечают эти ошибки, но тех, кто страдает синдромом грамматической педантичности, они особенно раздражают и испытывают необъяснимое желание исправить их.Если у вас есть друг, который исправляет каждую вашу ошибку, или вы встречали таких людей в Интернете, вероятно, у них есть GPS.

Неудивительно, что люди с синдромом грамматической педантичности часто становятся отличными корректорами и редакторами, способными быстро и точно выявлять все ошибки.

ЧТО ВЫЗЫВАЕТ ГРАММАТИЧЕСКИЙ ПЕДАНТНЫЙ СИНДРОМ?

В течение многих лет люди пытались понять синдром и его причины. Исследование, проведенное в 2016 году, попыталось установить связь между GPS и некоторыми личными характеристиками.Оказалось, что синдром никак не связан с возрастом, полом или уровнем образования. Однако результаты показали, что интроверты с большей вероятностью будут раздражаться из-за ошибок и опечаток.

Есть несколько исследований, которые связывают синдром грамматической педантичности с обсессивно-компульсивным расстройством (ОКР). Согласно этим исследованиям, GPS может быть формой ОКР, если те, у кого он есть, демонстрируют повышенное и не связанное с этим беспокойство по поводу грамматических ошибок.

У людей, страдающих ОКР, есть навязчивые мысли, которые доставляют им дискомфорт, вызывают тревогу или страх.В результате они разрабатывают определенные ритуалы, которые, как считается, помогают им преодолеть тревогу и другие сильные чувства, которые они испытывают.

Человек, страдающий GPS, чувствует то же самое: у него есть сильное побуждение исправить каждую грамматическую ошибку или опечатку, которую они видят. Они также могут почувствовать беспокойство, разочарование и беспокойство, увидев эти ошибки. Следовательно, хотя GPS не является диагнозом, подтвержденным врачами, он все же может быть симптомом ОКР, который сам по себе является подтвержденным диагнозом.


Если ваше желание выявлять и исправлять грамматические ошибки является здоровым, вы можете подумать о карьере редактора или корректора!


ЧТО ДЕЛАТЬ, ЕСЛИ У ВАС ГРАММАТИЧЕСКИЙ ПЕДАНТНЫЙ СИНДРОМ

Это зависит от того, как вы себя чувствуете. GPS не влияет напрямую на физическое здоровье, но может повлиять на психологическое состояние человека, увеличивая общее беспокойство и делая человека более нервным и компульсивным. В этом случае хорошим решением будет поговорить с терапевтом.

С другой стороны, если симптомы GPS несколько незаметны, нет необходимости обращаться за профессиональной помощью. Вы можете просто жить с этим, как и с любой другой привычкой, или даже использовать это в своих интересах. Если ваше желание выявлять и исправлять грамматические ошибки является здоровым, вы можете подумать о карьере редактора или корректора!

Pedant — 8 определений — Encyclo

Педант

1) Академическая зануда 2) Голубой чулок 3) Книжно-умный человек 4) Книжная зануда 5) Книжная зануда 6) Книжная зануда 7) Книжный червь 8) Догматический 9) Учитель догматики 10) Сухая пыль 11) Образованная понты 12) Финский ученый 13) Формалист 14) Французское слово, используемое в английском языке 15) Сторонник грамматики 16) Разделитель волос 17) Разделяющий волосы школьный
Найдено на https: // www.crosswordclues.com/clue/pedant


Pedant

1) Bookworm 2) Prig 3) Prude 4) Purist 5) Traditionalist
Найдено на https://www.crosswordclues.com/clue/pedant


Pedant

Педант — это человек, который чрезмерно озабочен формализмом и точностью, или который делает показную и высокомерную демонстрацию обучения. == Этимология == Английское слово «pedant» происходит от французского pédant (использованного в 1566 году в Dictionnaire général de la langue française Дарма и Хатцфельдстера) или более старого итальянского s.мальчик. См. «Педагог».] 1. Учитель; педагог. [Устарело] Драйден. «Педант, который держит школу в церкви». Шак. 2.
Найдено на http://www.encyclo.co.uk/webster/P/40


pedant

[ n] — человек, который уделяет формальным правилам и книжному обучению больше внимания, чем они того заслуживают.
Найдено на http://www.webdictionary.co.uk/definition.php?query=pedant


pedant

pedant 1. Ранее был школьным учителем; педагог; Репетитор. 2. Тот, кто демонстрирует или изображает обучение, особенно книжное обучение; также эрудированный человек, который чрезмерно подчеркивает мелочи в использовании или представлении своих знаний; формалист или прецизионист в преподавании или учености.3. Кто-то, кто делает чрезмерно или неприемлемо …
Найдено на http://www.wordinfo.info/words/index/info/view_unit/2749/8


pedant

bookworm 1 scholastic имя существительное человек, который уделяет больше внимания формальным правилам и книжному обучению, чем они того заслуживают
Найдено на https://www.encyclo.co.uk/local/20974


Точного совпадения не найдено.

Я злой? Чрезмерно педантичный?

IMHO, предоставление информации полезно. Унижение тех, кто предпочитает не принимать ваш совет, бесполезно.

Окончательное заявление в этой теме пришло от waltinator:

В этих статьях в Википедии четко написано объяснение того, что
ответственный администратор собирается изменить диск [или иным образом
потенциально разрушить систему] следует прочитать.

Оперативное слово

«Ответственный администратор»

, который, в большинстве случаев, НЕ описывает вопросы размещения на этом форуме.

Я начал работать над компьютерными системами более 50 лет назад.С тех пор я занимал должности системного инженера для множества систем и операционных систем, а также для тысяч продуктов прикладного программного обеспечения. Не говоря уже о мостах, коммутаторах, маршрутизаторах и различных других устройствах сетевой инфраструктуры.

Хотя я ценю документацию, совершенно неразумно ожидать, что кто-то изучит различные руководства, часто задаваемые вопросы, вики-страницы и т. Д. Только для того, чтобы найти ответ на вопрос, на который какой-нибудь умный участник форума мог бы сразу ответить. «Будьте любезны» также следует перемежать с «быть полезным».

Меня лично обрушили на меня за то, что я не отформатировал ответ способом, несовместимым с протоколами на этом сайте. Это не сделало меня желанным гостем. Представьте, что может чувствовать новичок с нулевым опытом работы с NIX, когда он задает вопрос и получает ответ в «RTFM».

Я здесь просто прохожий. Это твой сайт. Запускайте как хотите. Но если люди здесь действительно обеспокоены тем, воспринимаются ли они как «недобрые», они могут принять во внимание мои наблюдения.

Кроме того, если мне нужен быстрый ответ, я выполню поиск в Google, а также опубликую вопрос на соответствующем форуме. Но я обычно не склонен вкладывать деньги и, возможно, тратить много времени на чтение вещей, которые могут помочь или не решить мою проблему. Я уже довольно давно пользуюсь Ubuntu, перейдя с Red Hat. Поскольку я предан Ubuntu, я читаю много документации на этом сайте. Тем не менее, многие, если не большинство из тех, кто впервые размещает здесь постеры, НЕ привязаны к Ubuntu, и их первый опыт работы с Linux вполне может быть тем способом, которым к ним относятся при размещении здесь.Я уверен, что все здесь хотят, чтобы этот опыт был положительным.

Знакомьтесь, лучший WikiGnome | ПРОВОДНОЙ

Через час Хендерсон ответил. «Спасибо», — написал он. «Мне нравится, когда люди могут изменить свою грамматику на основе логических аргументов. Я такой — на самом деле, мне действительно нравится изучать и усваивать новую грамматику — но я часто сталкиваюсь с людьми, настолько эмоционально привязанными к своей грамматике, что они будут защищать то, что «звучит правильно», до смерти ».

Мое любопытство разозлилось, и на следующей неделе я договорился о телефонном интервью с Хендерсоном.Мне было интересно, насколько он соответствует стереотипу редактора Википедии, который Стивен Уоллинг в своем выступлении на Викимании охарактеризовал как одинокого человека, живущего в подвале своей матери, с немногим более капельницей и клавиатурой.

Хендерсон родился в Олимпии, штат Вашингтон, в семье отца, работавшего на правительство штата, и матери, преподававшей математику в средней школе. Он рано обнаружил пристрастие к информатике, и его первая работа после колледжа была работа в IBM. Он провел десять лет, работая в офисе компании в Сан-Хосе, прежде чем почувствовал желание заняться чем-то другим.Он покинул компанию в конце 1995 года.

Охваченный оптимизмом бума доткомов, он решил основать свою собственную компанию. Хендерсон купил соседний видеомагазин и, вдохновленный Apple, назвал его Giraffe Data Systems. «Они сорвали плод; Я выбрал животное », — говорит он.

Его идея была, по сути, тем, чем сейчас является Netflix, за исключением использования технологии того времени, видеокассеты VHS. Покупатель заказывает онлайн-фильм и, возможно, пиццу с доставкой к нему домой.«Это сработало бы, если бы только магазины видео по соседству не уходили, поскольку отрасль поглощалась Blockbuster», — говорит он. Он распустил Giraffe Data Systems в 1999 году, но сохранил название компании и веб-домен, и он вернулся домой, в Олимпию.

Примерно через год его бывшие начальники в IBM узнали, что Хендерсон безработный. Они заманили его обратно в Сан-Хосе, и вскоре он встретил в сети своего партнера Чун Сюэ. «Я заказывал его по каталогу», — шутит Хендерсон. «Это была любовь с первого взгляда.«Пара начала сожительство в 2001 году, и теперь они живут в квартире в Сан-Хосе.

Хендерсон впервые наткнулся на Википедию в 2004 году, когда сайту было три года. К тому времени, когда он сделал свое первое редактирование под ником Giraffedata в сентябре 2004 года, энциклопедия собрала 323 000 статей, хешированных вместе 10 885 участниками.

«Я читаю все в Интернете и говорю:« Господи, это неправильно написано », — вспоминает он. «Внезапно я взглянул на Википедию и сказал:« Знаете что? Ходят слухи, что я могу это исправить! — Он коротко смеется.«Я нажал« изменить », и, конечно же, это позволило мне отправить его, и никто не вернулся и не отругал меня за это или не изменил его. Неделю спустя он все еще был там ».

Его первое редактирование «состоящее из» состоялось 14 августа 2006 г. в статье «Центральный процессор». Следующее — 4 января 2007 г. в «Исследовательском сообществе штата Мичиган».

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.