Что такое истерика у женщин: Как обезопасить себя от истерики — Российская газета

Содержание

Типы женских истерик

Из рубрики «Ой, а я не знала!» — этимология слова  «истерия» происходит от греческого «матка» и в своем классическом значении означает  буквально следующее:  «бешенство матки» — устаревший медицинский диагноз, на данный момент частично соответствующий ряду психических расстройств легкой и средней степени тяжести. Использовался для описания специфических расстройств самочувствия и поведения у женщин, причиной которых долгое время считалось блуждание матки по организму (откуда и название). К проявлениям истерии относили демонстративные эмоциональные реакции, потерю чувствительности, глухоту, слепоту, помрачения сознания, повышенную сексуальную активность и другое».

А про «истерику» вот чего Википедия говорит – «крайне нервное, возбужденное состояние, доводящее до потери самообладания и выражающееся в немотивированных болезненных поступках, в резкой смене настроений».

Истерики – наихудшее из женских зол, но самое страшное, что и из мужских тоже. Почти наряду со скупостью. Но сегодня я поговорю о женских истериках, потому что они интереснее и познавательней – это целый мир!

Итааак, классификация женских истерик, добавляйте, если что…

1. Истерика будничная, обыкновенная

Самый  односложный вид женской истерики, связанный с «просто плохим настроением» или «нечего надеть».

Свежие новости

Проявляется в резких ответных репликах, внезапных слезах, наездах на ровных местах, хлопаньи дверьми и показательном выворачивании гардеробных внутренностей.

Протекает без последствий, если обращаться с истерящей спокойно и бережно: «Да, милая», «Конечно, купим, любимая» или «Хочешь кофе?». С наиболее продвинутыми истеричками, городскими жительницами, этот номер, впрочем, не пройдет. Им лучше нежно сказать – «Заткнись», «Хватить истерить, ты же девочка», а в самых тяжелых, интеллектуально обогащенных, случаях —  «Такими внезапными вспышками агрессии ты разрушаешь наши отношения, подумай об этом, пожалуйста!».

Будничная истерика не опасна и свойственна большинству девочек.  При правильной реакции – кратковременна. При  в корне неправильной может затянуться на месяцы, потому что девочка обижается уже не на видимую причину истерики, а на вашу реакцию на нее.

2. Истерика бурная, мокрая

Эта громкая истерика, как правило, является следствием какого-либо события или поступка, случившегося специально  или нечаянно для обижания истерящей.

Громкая истерика сопровождается бурными уходами. С работы, вечеринки, свадьбы или многих лет счастливого брака.  В последнем случае она всегда заканчивается возвратами, в первых трех – реже.

Единственная правильная реакция на такой вид женской истерики – просто ее переждать, ничего не предпринимая. А, когда буря утихнет,  поговорить об этом.

 3. Истерика тихая, небезопасная

Приглушенный голос, и тот особый тон, который выдает психиатров при общении с пациентами. Знакомо? Да, это она. Тихая небезопасная истерика. Она сопровождается тишиной и тихим голосом, но именно в такие моменты прокалываются шины, проламываются головы  и подается заявление о разводе.

Такую истерику ни в коем случае нельзя игнорировать! Ни в коем! Её нужно зацеловывать, задаривать и отвлекать любыми способами, вам известными. Даже щекоткой.

 4. Истерика-месть, косящая под «все хорошо»

Это самый опасный вид  женской истерики. Проявляется в малоизученном симптоме: «внешне вроде как обычно, но я-то чувствую, ЧТО-ТО не так!».

Расслабся, чувак. Поздняк метаться. Не так ВСЕ.

В этом состоянии обезумевшие тетки низшего  звена, публично сообщают всем о покупке нового платья, а сами идут «по экстрасенсам» делать страшные вещи, о которых вам лучше не знать.  Именно в этом состоянии  тетки звеном повыше заводят новые романы и делают их достоянием общественности, а  сами нанимают частного детектива, который следит за вами и кует  адские аргументы для лишения вас всего имущества при разводе.

Ключевое сходство всех этих теток – явно делать одно, тайно – замышлять другое, менее доброе, так что – будьте начеку и маскируйтесь под «терпилу». Действуйте  с помощью той же тактики.

Вы спросите – а что делают тетки звена высшего? Отвечаем. Тетки звена высшего в случае нападения на них истерики №4, искренне стараются покупать платья и заводить новые романы, не проклиная ни вас, ни Бога, ни расписание троллейбусов.  Потому что они свято уверены, что только они ответственны за собственное счастье и единственный способ мести – это быть успешной и счастливой. Эти морально растопчут вас, ничего не предпринимая – на то они и высшее звено.

Опасность, которая вам с ними грозит – это потерять их навсегда, но тут вам точно переживать не стоит – вы бы с такими и не справились. В противном случае, до истерики №4 вряд ли бы дошло.

Лично с меня видов истерик – хватит. Если у вас есть свои версии или смачные жизненные примеры – давайте их, девочки, перетрем 😉

Женская истерика — причины истерии у женщин

С таким явлением как женская истерика в своей жизни сталкивался практически каждый мужчина. При виде представительницы прекрасного пола, которая в процессе плача повышает голос до индивидуально высоких параметров, а также при этом чрезмерно жестикулирует, совершенно не контролируя свое эмоциональное состояние, любой джентльмен теряется и не знает, что делать. Резкая смена картинки, при которой ласковая, заботливая дама всего через мгновение способна превратиться в мегеру, хаотично размахивающую руками, пугает даже мужчину со стальными нервами. Поэтому следует как можно раньше осведомиться о том, как правильно поступать в такие моменты, и самое главное – как не допускать проявлений истерии у леди, чтобы обеспечить себе и своей спутнице спокойную жизнь без устрашающих неожиданностей.

Причины возникновения истерики у женщин

Учитывая переменчивую природу женского характера, любая представительница слабого пола в той или иной степени склонна к истерическим проявлениям при располагающих к тому условиях. Однако существует ряд основных причин, по которым психоэмоциональное состояние дамы может сильно пошатнуться в одно мгновение.

— Подверженность хроническому переутомлению – ввиду огромного груза ответственности перед семьей, детьми накапливается напряжение, и нервный срыв выступает в роли «разрядки», позволяя даме сбросить чрезмерную усталость.

— Неправильный рацион питания – следование модным тенденциям на худое, пересушенное диетами тело приводит к тому, что женщина отказывает себе в полноценном питании, наполненном жирами и углеводами в нужном объеме, за счет чего нервная система не получает должной поддержки, выражая недовольство сбоем в работе.

— Отсутствие грамотного подхода к планированию времени – выполняя множество дел за день, представительница прекрасного пола нередко забывает о важности выделить минутку для себя, чтобы расслабиться, освежить тело и ум, что приводит к вспышкам агрессии.

— Нерегулярность интимной жизни – выступая в качестве психологической подпитки, интимная близость с партнером помогает поддерживать эмоциональное равновесие на должном уровне, а длительное воздержание негативно сказывается на настроении.

Зная основные моменты, ответственные за появление истерического состояния, можно планировать свои действия таким образом, чтобы не допускать возникновения запущенного случая.

Грамотная реакция на дамскую истерику

Взглянув на перечень механизмов, приводящих к истерическому состоянию у женщин, становится понятно, что неконтролируемые эмоциональные всплески негативного характера не возникают на пустом месте. Игнорирование мужчиной истерики подруги приведет к тому, что она запомнит такое холодное отношение надолго. Потому следует знать, какую реакцию выдать в сложившейся ситуации, чтобы все остались довольны окончательным результатом. Основное правило – внимательно выслушать даму, не перебивая и не оставляя неприятные комментарии. Сопереживание, выраженное в приятных словах и крепких объятиях, станет отличным средством первой помощи.

Методы борьбы с женской истерикой

Склонность к резким эмоциональным всплескам близка каждой даме, потому ее спутнику жизни следует знать, как не просто остановить внезапный приступ, но не допустить частого повторения истерики, чтобы всем жилось спокойно. Стоит придерживаться таких рекомендаций:

— взять на себя часть домашних обязанностей;

— позаботиться о сбалансированности рациона питания;

— планировать совместный отдых;

— уделять пристальное внимание качеству половой жизни.

Если причина кроется в физиологии (предклиматическая пора, критические дни), нужно настоять на визите к квалифицированному гинекологу для подбора оптимальной поддерживающей терапии.

Секс как лекарство. Как справляться с истериками, объясняет психоаналитик | Pchela.news

— Истерия бывает двух форм. Первая — пограничная, она формируется еще у маленького ребенка: у него нет ресурсов, чтобы управлять эмоциями и он погружается в неконтролируемое состояние. Это почти никак не предотвратить и точно не вычислить заранее: пограничные истерики — нормальные люди в обычной жизни, они вежливо общаются, любезны, никогда не устроят истерику перед незнакомцами. А вот когда условный конфетно-букетный период остается позади, такой истерик начинает предъявлять претензии в неконтролируемой форме.

Александр Савченков

Вторая истерия — невротическая, это то, от чего Фрейд пытался вылечить всех женщин. Если пограничная истерика выглядит как «порвало-провалился-очнулся, а вокруг руины», то невротическая — контролируемая. Женщина (а обычно невротические истерики свойственны им) специально лезет под шкуру, четко понимает, что делает, подает это под соусом: «А почему это я должна себя сдерживать?». Нормальные люди решают такие вопросы в диалоге, а истерики сразу вцепляются в загривок, атакуют. В этот момент их качает, от ненависти к любви.

Истерия не лечится, но ее можно компенсировать. У пограничника все равно будут накапливаться эти эмоции, но глубина погружения в истерику может быть разной. Непроработанный провалится особенно глубоко, приступ отнимет у него много сил.

Скомпенсированный невротик сможет лучше контролировать эмоции: немного поколбасило, перегорел и все, дальше способен на диалог. Если с истериком не работать, то его могут ожидать не просто перепады настроения, но и приступы слабости, когда сложно пошевелиться, и даже истерический паралич, его крайняя форма — когда вообще перестают слушаться руки и ноги.

Если для пограничника компенсация возможна в основном на кушетке у психоаналитика, то невротики любвеобильны, им нужен секс, и они могут компенсироваться за его счет. Обычно за скандалом у них следует секс-примирение. Нередки случаи, когда истеричка осознанно все это провоцирует.

Хочу отметить, что с невротиками часто путают холериков. Это не одно и то же, холерик — это вид активности нервной системы. На работе мы можем увидеть, как холерик бегает по офису — там совет дал, там копию снял, там чайник поставил. А истерик может весь день сидеть молча, копить напряжение и взорваться, если принтер что-то не той стороной отпечатал.

Истерия — это психическое расстройство, с ним не рождаются, оно формируется в детстве, в инфантильную фазу. В первые два года жизни у ребенка формируется пограничная структура, до трех лет — отношения с отцом и матерью. Чтобы избежать всех подводных камней в воспитании ребенка, нужно комплексное понимание, того, как быть матерью. Мы учим этому в школе родителей.

Если вкратце, то вот что точно нельзя делать родителям, если они не хотят воспитать истерика.

Во-первых, нельзя с ребенком вступать в полемику. Взрослый всегда должен занимать доминантную позицию. Как бы мама ни устала, нельзя препираться и спорить. В этом случае мать регрессирует к ребенку, и они как в песочнице начинают кусать друг друга. При этом ребенку нужна мать, а не подружка. У него нет ресурсов адаптироваться к миру, мать для него в этом деле — базовый помощник, она обеспечивает безопасность, еду, принятие. А тут она начинает с ним ругаться чуть ли не на равных, и все — матери будто не существует. Тогда ребенок чувствует себя в дезадаптивной среде, где мать так же агрессивна, как и все вокруг, и закрепляет навык в ней взаимодействовать.

Второе, что нельзя делать, — игнорировать ребенка. Мама с папой пришли с работы, устали, несли тяжелые сумки, ребенок выбегает в прихожую, начинает чем-то взволнованно делиться и слышит: «Не сейчас!». Так нельзя. У него не закроется гештальт, напряжение не выплеснется — и он пойдет сломает игрушку, прольет чай, еще каким-то агрессивным способом привлечет к себе внимание.

Это две основные стратегии, и есть еще третья причина, когда может формироваться истерия — когда родители ведут себя инцестуозно. Например, папа прижимает к себе девочку, сажает на колени, ласкает ее. Он-то ничего такого не имеет в виду, но девочка в этот момент, получается, завоевала отца. Она одерживает триумф над матерью, присваивает сначала этого мужчину, а потом так же бессознательно хочет присвоить любого другого — и если так просто это не получается, это вызывает ярость и протест.

Или мальчик обнимает маму, говорит ей приятные слова, такой маленький рыцарь. Отказаться от такого сложно — для женщины это бессознательное воплощение идеального мужчины, который принимает и любит ее такой, какая она есть. Для мальчиков это грозит гомосексуализмом. Пассивные гомосексуалисты — это обычно заласканные дети. Женщины же не будут сходу такими ласковыми, как мать. И при неудаче первого близкого контакта с девушкой подросток испытывает аутоэротизм и направляет либидо на себе подобных, которые смогут любить его так, как любит он сам и его мать.

Что делать, если живешь с истериком?

Во-первых, если это мужчина, то подумать, надо ли оно вам. Женщину-истеричку можно терпеть, а мужчина должен быть зрелым, опорой, вести куда-то семейный корабль.

Во-вторых, женскую истерику можно прервать сексом (а мужскую — нет, только хорошей оплеухой, но на месте женщин я бы не рисковал). Но это работает только с невротичками — у пограничниц наоборот могут быть неприятные ощущения. Для пограничных способ купировать истерику — это полное принятие, нужно превратиться в чуткую жилетку. С невротичкой истерика, скорее всего, закончится сексом, а о пограничнице лучше как-то тепло позаботиться, например, накормить. У меня была на анализе полтора года такая невротическая истеричка. Муж ее понимал и принимал, давал возможность себя «покусать». И вот когда есть определенное количество секса, то истерия компенсируется. Кстати, мужчины жалуются на недостаток секса только до тех пор, пока не встречают женщину, которой нужно столько, сколько они не могут дать.

В целом, что делать во время истерики партнера? Скажу так — если ты любишь этого придурка, надо разрешать ему в себя прокричаться. Вести себя с ним в эти моменты как с ребенком, говорить, как сильно любишь и ценишь — они все недолюбленные. Нужно быть жилеткой, причем — бетонной, чтобы не вовлекаться в эту истерику и не выгорать. Уходить из дома в такие моменты нельзя, нужно быть рядом. А потом можно вместе пойти погулять. Если не дать истерику возможность выплеснуть эмоции, напряжение выйдет где-то в другом месте, один из вероятных исходов — алкоголизм.

Другое дело, если партнер начинает крушить дом. Если человек способен на деструктивные шутки, значит, мы имеем дело не с истериком, а с эпилептоидной, самой крайней фазой пограничного расстройства, когда забрало падает вплоть до переключения личности. Такой истерик наломал дров, а потом ничего не помнит.

Важно, чтобы был интеллект сохранным и оставался контроль — вот здесь проходит эта грань. Еще один критерий — готовность к самоповреждению или повреждению других. Шарахнуть тарелку и даже ноутбук об стену — это еще не социальная деструктивность. Шарахнул — купит новый. А вот если схватился за нож — пора госпитализировать. А еще подумайте, нужен ли вам в качестве партнера такой человек, который балансирует на грани эпилептоидной фазы, отключения критического мышления? Это попросту опасно.

В общем-то, инструкция по обращению с человеком в истерике очень простая. Нужно держать в уме, что это недолюбленный человек. Не надо его высмеивать, дразнить, главное — полное принятие. Дайте уже человеку разбить этот цветочный горшок! Иначе все вылезет в психосоматику. Он хочет признания, чувствителен к вниманию и нужно его давать. Скажите: «Я тебя люблю», обнимите — и пусть сначала вырывается, потом успокоится, и все закончится бурным сексом.

Фото: pixabay.com

Что такое женская истерика и как с этим бороться

Любая сцена истерики вызывает неприятные эмоции и оставляет не лучший осадок. Причем даже у очевидцев сцены, не говоря уж о ее участниках. Каковы же причины женских истерик и как с ними бороться?

В незапамятные времена древние лекари называли недуг, сопровождающийся неконтролируемыми всплесками эмоций, словом Hysterus, которое с латыни переводится как «бешенство матки». Доктора считали, что эта хворь свойственна исключительно женщинам с неустойчивым гормональным фоном. На сегодняшний день известно, что истерика отнюдь не женская преференция, ей бывают подвержены и мужчины. Однако по статистике на 10 женщин-истеричек приходится один мужчина-истерик.

Что становится причиной истерики? Как правило, женская истерика происходит от бессилия и желания добиться от окружающих того, чего женщине давно хочется получить. Истерика в данном случае – высшая точка, порог эмоциональной сдержанности, который женщина преступает, когда не может больше терпеть. Это своего рода клапан для выхода накопившихся обид. Процесс этот для самой женщины неконтролируемый.

Часто истерика связана со всяческими женскими недомоганиями, гормональной перестройкой организма.

Истериков делят на три категории:

1. Истероиды – это личности, которые от рождения обладают импульсивными чертами характера, развитым и подвижным воображением. Это артистические натуры, которые легко возбуждаются и хорошо владеют искусством манипуляции. 

Кстати, врожденная истерия зачастую не только не нарушает их адаптации в обществе, но помогает достичь определенных высот. Одним из очень показательных примеров истероидов является Жириновский. Истероидов не лечат, максимум, что им показано, – это психотерапия, направленная на коррекцию поведения.

2. Страдающие истерическим неврозом. Это состояние бывает как врожденное, так и приобретенное. Нередко первые его проявления можно заметить еще в детстве, когда ребенок вдруг падает, начинает истошно реветь и колошматить по полу руками-ногами по маломальскому поводу. И именно в эти моменты нужно сразу заниматься неврозом. 

Главное – приучить ребенка, что на его припадки вы не будете реагировать. Равнодушие — лучший ваш помощник против подобных эскапад. Истерику всегда нужна аудитория, без нее накал быстро сходит на нет. И, конечно же, ребенка с признаками истерического невроза обязательно нужно лечить у детского психолога. Иначе дальше будет хуже.

3. Страдающие истерической психопатией. Эти люди точно не являются манипуляторами и шантажистами, их поведение — не поза и не художественная выходка, а тяжелая форма психического заболевания.

Истерические припадки у этих больных носят грубый, брутальный характер — с потерями сознания, нарушением двигательных функций (вдруг отнимаются ноги) и даже истерической дугой (когда тело выгибается мостиком).

Таким людям нужно серьезное психиатрическое лечение.

Как прекратить истерику?

За исключением серьезных медицинских случаев, когда нужна помощь специалистов, есть несколько вполне эффективных методов остановить истерику.

Если есть возможность, просто уйдите с глаз долой, оставьте истерика одного, и приступ без «зрительской поддержки» прекратится сам.

Иногда, если истерика не самая экстремальная, может помочь и простой стакан воды, предложенный вспыхнувшему человеку.

Оборвать легкий приступ поможет быстрое и внезапное болевое воздействие. Можно резко сжать истерику руку, больно ущипнуть или даже дать пощечину, хотя, конечно, все это крайние варианты.

Лучше постараться чем-то внезапно и быстро отвлечь истерика. Например, незаметно позвонить на его мобильный телефон.

Если истерику устроил человек, обычно спокойный и сдержанный, но взрывной, не пытайтесь спорить, помолчите, послушайте. Он успокоится и будет сожалеть о своем взрыве.

И еще одно наблюдение: в целом эмоциональные выплески нормальны и полезны, если они к месту.  

Нашли ошибку? Cообщить об ошибке можно, выделив ее и нажав Ctrl+Enter

Кто такие истерики

С утра она может быть мальчишкой-сорванцом, к обеду — роковой женщиной, а вечером рухнуть в постель, воображая себя никому не нужной рухлядью. В ее психике есть мужское и женское, инь и ян, активное и пассивное. Отсюда стратегии соблазнения, которые кого угодно могут озадачить: активно покорять, пассивно отдаваться, а стоит другому подойти слишком близко — спасаться бегством. Такая женщина привносит эротику в самые невинные отношения, в глубине души мечтая лишь о высокой любви! Она непрерывно интригует, играет в загадочность, но требует, чтобы мы разглядели ее под всеми масками.

Часто говорят, что она фригидна и именно поэтому может контролировать тело и эмоции. Психоаналитик Жан-Давид Назьо в книге «Истерия, или Великолепное дитя психоанализа» приходит к прямо противоположным выводам: скорее ей удается непостижимым образом испытывать оргазм, не отдаваясь другому даже на пике наслаждения, «не вовлекая ни грана своей личности в отношения с партнером».

Неудовлетворенность как образ жизни

Неудовлетворенность — наш общий удел, но у человека, склонного к истерии, она перерастает в образ жизни. Истерическая женщина чувствует себя несчастной жертвой, испытывающей бесконечную фрустрацию. Чем больше окружающие стараются ей угодить, тем больше она (вместо того чтобы радоваться) думает о том, чего ей не хватает. В день, когда объект ее желаний дает понять, что поддался ее чарам, она немедленно утрачивает к нему любовное чувство. Внутреннее томление, которое иногда наводит нас на мысль, что, обладай мы всем, нам нечего было бы больше ждать от жизни, у нее приобретает пугающий размах. Она воображает, что, будь все ее желания удовлетворены, она умерла бы от тоски.

Невроз во благо

Хроническая неудовлетворенность жизнью часто превращает истериков в вечно ворчащих или стенающих людей. Однако бывает и наоборот — невроз придает истерикам энергию, заставляя их двигаться вперед и совершенствовать мир, который их окружает.

В поисках такого мира, который им наконец подойдет и где никто не будет испытывать фрустрацию, они могут заняться политикой или благотворительностью, участвовать в общественных движениях и отстаивать необходимость перемен. Так Берта Паппенгейм (одна из пациенток Зигмунда Фрейда, которую он описал под псевдонимом Анна О.) стала первой в мире женщиной — социальным работником, посвятив себя помощи внебрачным детям и девушкам, подвергшимся насилию. Так что мы многим обязаны истерикам. А истерия, действующая внутри нас и заставляющая всегда желать большего, не так уж плоха, как нам иногда кажется!

кто виноват? — психолог Мария Кравчук

Женская истерика – весьма распространенное и крайне негативное явление, действующее разрушающе на всех членов семьи. От нее страдают сами женщины, их мужья и дети, могут портиться отношения с родителями и соседями из-за постоянного накала страстей. Многие мужчины считают, что истеричка – это особый вид женщин, черта характера, не поддающаяся корректировке. По причине регулярных негативных всплесков часто рушатся семьи, любящие когда-то друг друга люди расстаются, мужчины искренне не понимают, как раньше не разглядели в спутнице жизни истеричку. На самом деле за все конфликты несут ответственность обе стороны. Если вы ощущаете себя на грани нервного срыва и задумываетесь о разводе, обратитесь к психологам нашей студии. Мы знаем, как остановить истерику у женщины, вернуть гармонию в семью и наладить отношения. Уже после первой консультации вы научитесь смотреть на ситуацию глазами партнера, понимать себя и других, находить причины конфликтов и их решения.

Что такое истерика?

У каждой девушки она проявляется по-разному: громкими криками, битьем посуды, безудержными рыданиями, иногда – смехом и другими нетипичными способами. В целом истерика – это неустойчивое состояние, при котором происходит выброс негативных эмоций, человек не контролирует собственные действия. Существует несколько видов истерик:

  • Будничная. Зачастую возникает от скуки и провоцируется бытовыми факторами. Яркий пример – «нечего надеть», хотя в шкафу свободного места уже нет.
  • Бурная. Зреет долго, но длится мало. Девушки в истерике высказывают все, чем они недовольны в отношениях, и быстро успокаиваются. Иногда используют такое поведение для привлечения внимания партнера.
  • Для самоутверждения. Женщина считает, что быть истеричкой – это хорошо и похвально, за счет этого старается повысить свою значимость в глазах партнера.
  • Молчаливая. Самый опасный тип – девушка проявляет эмоции не словами, а действиями: может испортить технику, нанести физический вред мужчине, сохраняя при этом внешнее спокойствие. С такими истериками можно бороться, вовремя замечая предпосылки к ним.
  • Физиологическая. Спровоцирована хронической усталостью, большой загруженностью на работе, заболеваниями различной этиологии, отсутствием секса.
  • Мстительная. Похожа на молчаливую, только в этом случае женщина проявляет свое состояние, но почти незаметно. Она может встретить мужа с работы с заплаканным лицом, тихо вздыхать, однако говорить, что все хорошо.

Истерика у женщин: причины

Как мы уже сказали, в негативных эмоциональных всплесках виноваты оба. Рассмотрим, как сама девушка провоцирует истерики и последующие конфликты на их фоне.

  1. Копирование родительского сценария. Возможно, мама вела себя точно так же, регулярно ругалась с отцом и устраивала скандалы. Дети склонны идти по стопам родителей: они видят определенную модель поведения и считают ее нормой, ведь взрослые априори все делают правильно. Эти сценарии откладываются в голове и негативно влияют на дальнейшую жизнь.
  2. Неумение говорить с партнером. Один из самых популярных ответов на вопрос, почему женщина истерит. Помните стереотип, что мужчины не понимают намеков? В действительности представители сильного пола прямолинейны, им проще воспринимать информацию, представленную без лишних загадок и недомолвок. У женщин другая природа. Они не любят говорить о своем недовольстве или потребностях прямо, делают различные намеки и устраивают скандал, когда в очередной раз они остались непонятыми.
  3. Сокрытие истинных чувств и эмоций. Когда девушку что-то не устраивает, она может долго молчать, надеясь, что мужчина сам обо всем догадается. Этого не происходит, тем временем чаша терпения переполняется, и в результате получается скандал. Понятие «женская истерика» психология рассматривает в этом случае в качестве защитного механизма. Долго скрывать негативные эмоции – путь к саморазрушению, нервным расстройствам и психическим заболеваниям. Руководствуясь инстинктом самосохранения, организм дает команду на выплеск накопившейся отрицательной энергии.
  4. Неправильный образ жизни. Отсутствие полноценного сна, несбалансированное питание, нарушенный режим труда и отдыха, регулярная сверхурочная работа, нехватка двигательной активности – эти и другие негативные факторы стали постоянными спутниками в жизни современных девушек. Организм не выдерживает такого ритма и соответствующе «отвечает». Многие считают, что истерика – это болезнь. На самом деле это защитный механизм и сигнал о необходимости срочно что-то менять.

Как достучаться до мужчины

Некоторые женщины видят в истерике единственный способ обратить на себя внимание партнера. Осознанно или нет, они преследуют несколько целей: снять эмоциональное напряжение, сказать мужу о проблемах, добиться ласкового отношения со стороны мужчины, ведь многие из них не знают, как реагировать на женскую истерику, и готовы буквально на все, чтобы она прекратилась.

На самом деле подобное поведение – яд замедленного действия для отношений. С каждой истерикой они становятся все более хрупкими и однажды полностью разрушаются. К тому же вы показываете отрицательный пример детям, «травите» самих себя и становитесь глубоко несчастными.

Чтобы не думать о том, как успокоить истерику женщины, стоит помнить несколько простых советов. Они нацелены на девушек, но актуальны и для парней, которые правильным поведением смогут предотвратить скопление негативных эмоций и их последующий выброс.

  1. Разговаривайте друг с другом. Нельзя копить недовольство – в будущем это выльется в настоящий скандал. Если вам что-то не нравится или чего-то хочется, обсудите это с партнером открыто. Женщинам стоит забыть о намеках: гораздо проще и эффективнее прямо сказать мужчине о чем-то, чем ждать, пока он догадается об этом сам (не догадается).
  2. Не живите по родительскому сценарию, пишите свой. Даже если в памяти отложилась такая модель поведения, вам не нужно ее копировать. Вы имеете право строить отношения, как сами того хотите.
  3. Нормализуйте образ жизни. Запишитесь в спортзал, на йогу или другие занятия – физическая активность выступает прекрасным «преобразователем» отрицательной энергии в положительную. Спите достаточное количество часов – часто именно недосыпание становится причиной раздражений, а по мере накопления – катализатором истерики.
  4. Рефлексируйте, но в меру. Анализируйте собственные поступки и партнера, прислушивайтесь к желаниям друг друга, ищите компромиссы. Без этого построить гармоничный союз невозможно.

 

Как мужчина делает из женщины истеричку

Что касается мужской логики в отношениях, она в корне отличается от женской. Например, любые конфликты и проблемы парням проще переживать, замкнувшись в себе. Подобную модель поведения они примеряют и на девушек, а потом искренне недоумевают, почему те впадают в истерики. Чтобы предотвратить бурю, достаточно просто слушать и интересоваться делами половинки: зачастую женщинам не нужно от мужчины готовое решение, им жизненно важно иметь возможность высказаться, ощущать поддержку, заботу и любовь партнера.

Игнорирование просьб – случайное или намеренное – еще один прямой путь к истерикам. Яркий пример: женщина месяц просит повесить полку, мужчина постоянно об этом забывает, что провоцирует конфликт.

Иногда мужчины специально доводят жен до истерик, чтобы получить выгоду – остаться ночевать у друзей, пойти развлекаться, избежать секса и пр. Такое поведение можно назвать садистским: если вас так не устраивает партнерша рядом, почему не поговорить откровенно и либо решить проблему, либо разойтись?

Как бороться с истериками жены? Этот вопрос я слышу часто. Если в семье накаленная атмосфера и справиться с ней самостоятельно не получается, записывайтесь на консультацию к психологу. Мы найдем и проработаем причины конфликтов, расскажем о методах их урегулирования и научим строить гармоничные отношения.

Просмотров: 👁 1407

Женская истерика: пособие для мужчин | Anima

Женская истерика – это самое настоящее стихийное бедствие. Его можно сравнить со штормом или торнадо, который сметает все на своем пути. Нет ничего удивительного в том, что из-за разрушительной силы истерик распались уже не одни отношения. Скажу сразу, эта статья предназначена для тех, кто любит свою половинку и стремится сохранить отношения. Итак, что же делать, если твоя женщина истеричка.

Истерика — терпеть, уйти или помочь?

Истерика — терпеть, уйти или помочь?

Истеричность у женщины: что это такое

Трудно переоценить героизм мужчины, влюбленного в такую женщину. Надо сказать, что истерика может случиться у любой женщины, даже совершенно не склонной к такому поведению. У постоянных женских истерик, как правило, две причины: врожденная чувствительная нервная система или гормональные изменения в процессе беременности, а также вследствие некоторых проблем со здоровьем, вызывающих всплески гормонов. Во втором случае, можно обратиться к врачу и попытаться что-то исправить. В случае шаткой нервной системы с рождения, с этим придется жить.

Немного о плюсах

Для начала немного о положительных моментах. Да-да, они есть. Преимущество женщины с истерическим типом характера в том, что она очень эмоциональная, яркая и сексуальная. Кроме того, она очень чувствительна и легкоранимая, что вызывает желание у мужчин защищать и оберегать ее. Несомненный плюс – с ней ты никогда не заплесневеешь от скуки. Жизнь с такой женщиной это и фейерверк, и американские горки. Сложная женщина способна раскрасить твою жизнь в яркие цвета, но не все из них будут светлыми.

Причины истерик

Прежде всего в основе любой женской истерики кроется самый обычный страх. Стресс-фактором может быть все что угодно – она может выйти из себя из-за немытой чашки, однако в основе всегда лежит страх. В случае с чашкой, например, она может бояться, что ты не будешь помогать ей с домашними делами. Как только ты поймешь какой именно страх вызывает всплеск эмоций, тебе будет легче справиться с этой бурей, а она почувствует твою поддержку.

Ошибки мужчин

Вполне естественная защитная реакция при столкновении с независящим от тебя стихийным бедствием – спрятаться в укрытие или сбежать. Поэтому столкнувшись с женской истерикой, мужчины пытаются уйти, в прямом смысле хлопнув дверью или закрыться внутри и хранить каменное молчание вместе с бесстрастным выражением лица. И в этом заключается главная ошибка мужчины. Также большой ошибкой будет срываться и кричать в ответ или давать пощечины «чтобы успокоилась».

Объяснение этому простое, женская истерика — это буря неконтролируемых эмоций. В такой момент она не управляет собой и будет говорить такие вещи, которые сильно ранят. Понятно, что у всех есть свои больные мозоли и в такой ситуации оставаться спокойным трудно, а подчас невозможно.

Что делать мужчине

Первое и самое важно – осознать, что в момент всплеска эмоций женщина себя не контролирует, а значит глупо принимать близко к сердцу ее высказывания в твой адрес. Станешь ли ты злиться на погоду, например, которая принесла ущерб имуществу?

Итак, что делать, если у нее истерика:

1. Ни в коем случае не уходить прочь. Знаю, как это сложно. Абстрагируйся от ситуации и держи в голове, что она собой не владеет в данную минуту и все что она говорит и делает не относится именно к тебе. Если в этот момент уйти и оставить ее одну – это ее не успокоит, а наоборот пока тебя не будет она накрутит себя еще больше и масштаб проблемы увеличится в разы.

Главное в том, что любая истерика — это попытка получить от мужчины эмоциональный отклик и реакцию на свою или вашу общую проблему. Грубо говоря, ее крик – это крик о помощи. И нужно ей эту реакцию дать, но правильно.

2. Не притворяйся каменным истуканом и не уходи в себя, наоборот, дай ей высказаться и постарайся выслушать ее внимательно и по возможности спокойно. Главное, дать ей почувствовать, что ты ее слушаешь и тебе не все равно. Ощутив твое спокойствие, и когда первый поток эмоций иссякнет, она быстро остынет и перейдет к нормальному диалогу. Хорошо, если у нее развиты навыки самоконтроля, и она может хотя бы предупредить, что у нее истерика, но чаще всего она несет чушь, совсем не управляя собой.

Все эмоции женщины такого склада всегда на поверхности

Все эмоции женщины такого склада всегда на поверхности

3. Постарайся узнать, что на самом деле ее волнует. Спроси прямо, чего она боится в данный момент. Отвечай не на ее высказывания и реплики, а на ее страх. Постарайся помочь ей справиться с ним. Она кричит, что ты добавил в социальной сети какую-то девушку? А причина в том, что она боится тебя потерять. Можешь смело игнорировать обвинения в неверности, а лучше скажи, что она самая любимая, самая красивая и кроме нее, тебе никто не нужен. А еще лучше покажи поступком.

Как отличить истерику от манипуляции

К сожалению, немало женщин разыгрывая истерику, пытаются таким образом манипулировать мужчиной. Важно понимать, что происходит с женщиной во время истерики. Чем бы она ни была вызвана, настоящая истерика – это водоворот эмоций, который в первую очередь затягивает саму женщину. Она не в состоянии прекратить истерить, даже если понимает весь масштаб вреда, который она наносит тебе, себе и вашим отношениям. Именно поэтому требовать от нее взять себя в руки, оставлять в одиночестве или отмахиваться от нее – все равно, что бросать ее тонуть в водовороте.

Разыгранная с целью манипуляции истерика – это совсем другая картина. Женщина хорошо владеет собой, ее поведение может меняться, переходя от крика к ласке и обратно. Если в этот момент уйти, а потом вернуться, можно будет увидеть, что истерика прошла и она спокойная. Как правило, это означает, что истерика была закатана с целью добиться чего-то и поняв, что прием не сработал, она попытается найти другой путь.

Разница в том, что при настоящей истерике женщина не умеет скрывать свои эмоции, они все наружу. Обиды, слезы, грусть – все это ты будешь видеть как на ладони.

Ну и напоследок…

Хочется пожелать тебе удачи, выдержки и спокойствия. Истеричная женщина – это сложная личность и жить с ней непросто. Но если есть любовь – стоит побороться, а если нет, лучше прекратить эти отношения.

женщин и истерия в истории психического здоровья

Abstract

Истерия, несомненно, является первым психическим расстройством, приписываемым женщинам, точно описанным во втором тысячелетии до нашей эры, и до Фрейда считалось исключительно женским заболеванием. За более чем 4000-летнюю историю это заболевание рассматривалось с двух точек зрения: научной и демонологической. Его лечили травами, сексом или половым воздержанием, наказывали и очищали огнем за его связь с колдовством и, наконец, клинически исследовали как болезнь и лечили с помощью инновационных методов лечения.Однако даже в конце 19, -го и -го века научные инновации все еще не достигли некоторых мест, где единственными известными методами лечения были методы, предложенные Галеном. В течение 20–-го века несколько исследований постулировали снижение истерии среди западных пациентов (как женщин, так и мужчин) и эскалацию этого расстройства в незападных странах. Понятие истерического невроза исключено в DSM-III 1980 года. Развитие этих заболеваний, по-видимому, является фактором, связанным с социальной «вестернизацией», и изучение того, при каких условиях симптомы впервые стали обычными в разных обществах, стало приоритетом для недавних исследований фактора риска.

Ключевые слова: История, Истерия, Психическое здоровье, Психиатрия, Запад, Женщина.

ВВЕДЕНИЕ

Мы намерены исторически идентифицировать два доминирующих подхода к психическим расстройствам, «магико-демонологический» и «научный» подход к женщинам: женщина не только уязвима к психическим расстройствам, она слаба и легко поддается влиянию. («сверхъестественным» или органическим вырождением), и она каким-то образом «виновата» (согрешила или не рожала). Таким образом, психическое расстройство, особенно у женщин, которое так часто неправильно понимают и неверно истолковывают, порождает научные и / или моральные предубеждения, определяемые как псевдонаучные предрассудки [1].

19-20 -е Исследования веков постепенно демонстрируют, что истерия не является исключительно женским заболеванием, что позволяет в конечном итоге преобладать более строгим научным взглядам. Исследования 20 -го -го века также обращали внимание на важность транскультурной психиатрии, чтобы понять роль факторов окружающей среды в эмоциональной эволюции и поведенческой феноменологии и в изменении психопатологии, выдвигая гипотезы о модификации истерии в результате увеличения расстройства настроения.

1. Древний Египет

Первое психическое расстройство, приписываемое женщинам и точное описание которого мы находим со второго тысячелетия до нашей эры, несомненно, является истерией.

Первое описание, относящееся к древним египтянам, датируется 1900 годом до нашей эры ( Kahun Papyrus ) и определяет причину истерических нарушений при спонтанных движениях матки в женском теле [2, 3].

В папирусе Эбера (1600 г. до н.э.), старейшем медицинском документе, содержащем ссылки на депрессивные синдромы, традиционные симптомы истерии описывались как тонико-клонические припадки, чувство удушья и неминуемой смерти (Globus istericus Фрейда).Мы также находим указания о терапевтических мерах, которые необходимо предпринять в зависимости от положения матки, которая должна быть принудительно возвращена в свое естественное положение. Если матка переместилась вверх, это можно было сделать, поместив зловонные и едкие вещества возле рта и ноздрей женщины, а душистые — возле ее влагалища; наоборот, если матка опустилась, документ рекомендует размещать едкие вещества возле ее влагалища, а ароматные — возле рта и ноздрей [2, 3].

2. Греческий мир

Согласно греческой мифологии, переживание истерии легло в основу зарождения психиатрии.

Аргонавт Меламп , врач, считается его основателем: он умилостивил восстание дев Арго, которые отказались чтить фаллос и бежали в горы, их поведение было сочтено безумием. Меламп вылечил этих женщин морозником, а затем призвал их плотно присоединиться к молодым и сильным мужчинам. Они исцелились и пришли в себя.Меламп называл безумие женщин результатом отравления их матки ядовитыми жидкостями из-за отсутствия оргазмов и «меланхолии матки» [2-4].

Так возникла идея женского безумия, связанного с отсутствием нормальной половой жизни: Платон , в Тимей , утверждает, что матка грустна и несчастна, когда она не соединяется с мужчиной и не дает к новому рождению, того же мнения придерживались Аристотель и Гиппократ [2-4].

Миф Еврипидии гласит, что коллективный способ лечения (или, если мы предпочитаем, предотвращения) меланхолии матки представлен дионисийским опытом Менад, которые достигли катарсиса через вино и оргии [5].Женщины, страдающие истерией, могли избавиться от тревожности, которая характеризует это состояние, участвуя в опыте Менад. Состояние транса, направляемое и излечиваемое сатиром, жрецом Диониса, способствовало разрешению конфликта, связанного с сексуальностью, типичного для истерии [6].

Гиппократ (V век до нашей эры) первым использовал термин истерия . На самом деле он также считает, что причина этого заболевания кроется в движении матки («истерон») [2-4].

Греческий врач дает хорошее описание истерии, которая четко отличается от эпилепсии. Он подчеркивает разницу между навязчивыми движениями эпилепсии, вызванными расстройством мозга, и истерическими движениями, вызванными ненормальными движениями матки в теле. Затем он возобновляет идею беспокойной и мигрирующей матки и определяет причину недомогания как ядовитые застойные жидкости, которые из-за неадекватной половой жизни никогда не изгонялись.Он утверждает, что женское тело физиологически холодно и влажно и, следовательно, склонно к гниению жидкостей (в отличие от сухого и теплого мужского тела). По этой причине матка подвержена заболеваниям, особенно если она лишена преимуществ, связанных с сексом и деторождением, которые, расширяя каналы женщины, способствуют очищению организма. И он идет дальше; особенно у девственниц, вдов, одиноких или бесплодных женщин, эта «плохая» матка — поскольку она не удовлетворена — не только выделяет ядовитые пары, но и перемещается по телу, вызывая различные расстройства, такие как беспокойство, чувство удушья. , тремор, иногда даже судороги и паралич.По этой причине он предлагает, чтобы даже вдовы и незамужние женщины выходили замуж и жили удовлетворительной сексуальной жизнью в рамках брака [2-4].

Однако, когда заболевание обнаружено, больным женщинам рекомендуется не только принимать участие в половом акте, но и лечить себя едкой или ароматной дезинфекцией лица и гениталий, чтобы вернуть матку на ее естественное место внутри тела. [2-4].

3. Рим

Авл Корнелий Цельс (1 век до н.э.) дает хорошее и точное клиническое описание истерических симптомов.В « De re medica Celsus» он писал: «У женщин сильная болезнь возникает также в утробе матери; и, рядом с желудком, эта часть наиболее сочувственно поражается или наиболее сочувственно влияет на остальную часть системы [7]. Иногда это настолько разрушает чувства, что иногда пациент падает, как от эпилепсии. Этот случай, однако, отличается тем, что глаза не обращены, пена не выходит, судороги отсутствуют: есть только глубокий сон ».

Теории Клавдия Галена об истерии (2 век нашей эры) сопоставимы с теориями Гиппократа.Кроме того, Гален говорит об истерии « Passio hysterica unum nomen est, varia tamen et innumera accidentia sub se comprehendit » (истерическая страсть — это название, но различные и несколько симптомов), подчеркивая разнообразие истерических событий [7]. В своей работе In Hippocratis librum de humoribus Гален критикует Гиппократа: «Древние врачи и философы назвали эту болезнь истерией по названию матки, органа, данного природой женщинам для зачатия [7].Я обследовал многих истеричных женщин, одних в ступоре, других с приступами паники […]: болезнь проявляется разными симптомами, но всегда касается матки ». Лечение истерии Галеном состояло в чистках, введении чемерицы, мяты, лауданума, экстракта белладонны, валерианы и других трав, а также в женитьбе или подавлении раздражителей, которые могли возбуждать молодую женщину [2, 3, 7].

Истерические лекарства революционизировал только Соран (греческий врач из 1-го -го половины 2-го -го -го века нашей эры, практикующий в Александрии и Риме), который написал трактат о женских болезнях и который считается основателем в области научной гинекологии и акушерства: женские расстройства возникают в результате тяжелого труда, их выздоровление стимулируется половым воздержанием, а вечная девственность — идеальное состояние женщины.Окуривания, катаплазмы и компрессии малоэффективны, истерическое тело нужно лечить осторожно: горячие ванны, массажи, упражнения — лучшая профилактика таких женских заболеваний [2, 3, 7].

4. Средневековье

После падения Римской империи новый эпицентр греко-римской медицинской культуры — Византия, где врачи унаследовали науку Галена, не внося никаких значительных нововведений (наиболее известным был Павел Эгинский , 625 -690 нашей эры). Когда-то раньше епископ Несторий (ок. 381-451 ок.), который нашел убежище на Ближнем Востоке в районе между сегодняшним Ираком и Египтом, принес с собой свои знания классической науки, способствуя распространению греко-римской медицины в этих областях.

Политические события раннего средневековья вызвали разрыв между христианской Европой с ее культурой auctoritas — в руках всего нескольких ученых — и Ближним Востоком халифов, где благодаря климату терпимости и культурной фермента тексты Гиппократа и Галена были переведены и прокомментированы на арабском языке, получив широкое распространение и известность [3].

В этом контексте свою работу проводят два великих ученых: перс Авиценна (980-1037) [8, 9] и андалузский еврей Маймонид (1135-1204) [10]. Благодаря им наследие Гиппократа и Галена не только сохраняется, но и распространяется по всей Европе: Реконкиста в Испании (718-1492) и новые контакты с Ближним Востоком приносят важные культурные обмены, Канон медицины Авиценны и Корпус Галена распространен вместе с латинскими переводами, приписываемыми Герарду Кремонскому (1114–1187), в то время как тексты Маймонида распространяются в еврейском мире вместе с другими основными медицинскими текстами благодаря переводам семьи Ибн Тиббона. (13-14 вв).В частности, медицинские школы Салерно и Монпелье были средством распространения этих работ [11].

Так в позднесредневековой Европе распространились концепции Гиппократа о меланхолии и истерии, и в осведомленных кругах эти болезни лечились в соответствии с тем, что мы будем называть «научным» видением. В частности, это выступало за использование мелиссы в качестве естественного средства, успокаивающего нервы (мелисса считалась превосходной даже в случаях бессонницы, эпилепсии, меланхолии, обмороков и т. Д.) [3, 12].

Помимо натуральных лекарств, была разработана разновидность «психотерапии», которую практиковал не только Авиценна, но и, например, Арнальдус из Вилла Нова (1240-1311). Последний, считавшийся величайшим врачом средневековой Европы, будет учитываться вместе с Галеном и Авиценной в описи библиотек врачей в современную эпоху [13].

Интересно также отметить, что во многих трактатах, распространенных в то время ( Константин Африканский, , Viaticum и Pantegni , но также Канон Авиценны и Арнальдус из текстов Вилла Нова), женщины были часто описывается не как «пациенты», которых нужно вылечить, а как «причина» определенного человеческого заболевания, определяемого как amor heroycus или безумие любви, невыполненное сексуальное желание [8].

Но мы не можем говорить о здоровье женщин в средние века, не цитируя Trotula de Ruggiero из Салерно (11 века). Будучи женщиной, она никогда не смогла стать магистром, но Тротула считается первой женщиной-врачом в христианской Европе: она принадлежала к числу известных женщин, активно участвовавших в Салернской школе, но дискредитированных, среди прочего, Арнальдусом из Вилла Нова [14].

Звали sanatrix Salernitana , Тротула был экспертом по женским болезням и расстройствам.Признавая женщин более уязвимыми, чем мужчин, она объяснила, что страдания, связанные с гинекологическими заболеваниями, носят «интимный характер»: женщины часто, стыдясь, не раскрывают свои проблемы врачу. Ее самая известная работа, De passionibus mulierum ante, in et postpartum , посвящена женским проблемам, включая истерию. Верная учению Гиппократа, Тротула была посвящена изучению женских болезней, из которых она пыталась раскрыть секреты, не поддаваясь влиянию предрассудков и морали своего времени, а также давая советы о том, как утолить сексуальное желание: ее воздержание от работы рассматривается как причина болезни, и она рекомендует седативные средства, такие как мускусное масло или мята [15].

Тротула работает в то время, когда женщины все еще считаются хуже мужчин из-за их физиологических и анатомических различий. Хильдегард Бингенская (1098-1179), немецкая настоятельница и мистик, была еще одной женщиной-врачом. Ее работа очень важна для попытки примирить науку с верой, что происходит за счет науки. Хильдегард возобновляет «гуморальную теорию» Гиппократа и приписывает происхождение черной желчи первородному греху [16]. По ее мнению, меланхолия — это порок души, порожденный Злом, и врач должен признать неизлечимость этой болезни.Ее описания очень интересны. Мужчины-меланхолики уродливы и извращены, женщины — стройны и мелочны, неспособны исправить мысли, бесплодны из-за слабой и хрупкой матки [16]. В идеологии Хильдегард Адам и Ева разделяют ответственность за первородный грех, а мужчина и женщина — дополняющие друг друга в сексуальном плане — равны перед Богом и Вселенной [17].

В то время господствовал взгляд на женщину как на физически и теологически неполноценное существо, идея, уходящая корнями в аристотелевскую концепцию мужского превосходства: St.Фома Аквинский (1225-1274) Summa Theologica Утверждения Аристотеля о том, что «женщина — неудачник» [18]. Неполноценность женщин считается следствием греха, и решения, предлагаемые размышлениями святого Фомы, не оставляют сомнений в том, что перевернет отношения между женщинами и христианством: концепция «несовершенного существа» — это только начало. В вопросе 117, статья 3, касающемся возможности того, что человеческая душа может изменить субстанцию, Сент-Томас говорит, что «некоторые старухи» злонамеренные; они злобно и злобно взирают на детей, а на демонов, с которыми ведьмы заключают соглашения, взаимодействуют через их глаза [18].Идея женщины-ведьмы, которую мы назовем «демонологическим видением», становится почти непреодолимой: проповедники раскрывают ветхозаветное осуждение волшебников и некромантов, а страх перед ведьмами распространяется в коллективном воображении европейского населения. Церковные власти пытаются навязать духовенству целомудрие и целомудрие, и богословские описания неполноценности женщины св. Фомы, возможно, являются началом женоненавистнического крестового похода в позднем средневековье.

Начиная с тринадцатого века и далее борьба с ересью приобретает политическую окраску: Церковь стремится объединить Европу под своим знаменем, так что краткие содержания становятся руководствами инквизиции, а многие проявления психических заболеваний рассматриваются как непристойные узы между женщинами и дьяволом. . «Истеричные» женщины подвергаются экзорцизму: причина их проблем — в демоническом присутствии. Если в раннем христианстве экзорцизм считался лекарством, но не наказанием, то в позднем средневековье он стал наказанием, а истерию путали с колдовством [19, 20].

Политическому и религиозному статус-кво в Европе угрожают первые гуманистические идеи, и Церковь отвечает усилением расследований: апогей достигается в 1484 году с Summis desiderantesffectibus, Быком Иннокентия VIII, который подтверждает охоту на ведьм и обязательство « наказывать, сажать и исправлять »еретиков [21, 22]. Немецкие доминиканцы Генрих «Institor» Крамер и Якоб Шпренгер аккредитованы при публикации знаменитого «Молота ведьм» Malleus Meleficarum (1486 г.) [21, 22].Хотя это не официальное церковное руководство, оно приобретает официальный тон из-за включения в текст папской буллы. Интересно отметить, что в самом названии есть признаки женоненавистничества: «Maleficarum» как ведьмы, а не «Maleficorum» как волшебники… как бы говоря, «зло — это женское / зло от женщин»!

Дьявол на этих страницах повсюду: он делает мужчин бесплодными, убивает детей, вызывает голод и эпидемии и все это с помощью ведьм. Составители руководства знакомы с медициной того времени и исследуют взаимосвязь между колдовством и человеческими темпераментами: их описания соперничают с описаниями, содержащимися в лучших руководствах по психопатологии [21, 22].Текст разделен на три части и направлен на доказательство существования демонов и ведьм (предупреждая читателя, что любой, кто не убежден, также является жертвой дьявола), объясняя, как найти и наказать колдовство.

Но при чем здесь женское здоровье? Это довольно просто: если врач не может определить причину болезни, значит, ее добыл Дьявол. Инквизитор находит грех в психическом заболевании, потому что, по его словам, дьявол является большим знатоком человеческой природы и может более эффективно вмешиваться в человека, подверженного меланхолии или истерии.Истерия считается женским заболеванием, а кто больше женщин склонен к меланхолии? Это заболевание лежит в основе женского бреда: женщина чувствует себя преследуемой, а сам дьявол является причиной этого «mal de vivre», лишающего женщин признания и прощения, приводя их к самоубийству.

Очевидно, что больше всего пострадали женщины пожилого возраста и одинокие, в большинстве случаев они уже пережили траур или стали жертвами насилия. Колдовство становится козлом отпущения для каждого бедствия, и даны этимологические объяснения: для Шпренгера и Кремера латинское слово foemina образовано от fe и минус , то есть «у кого меньше веры».Этот текст — наихудшее осуждение депрессивной болезни и женщин на протяжении всей истории Запада: до восемнадцатого века тысячи ни в чем не повинных женщин были преданы смерти на основании «свидетельств» или «признаний», полученных с помощью пыток [21 , 22].

5. Возрождение

В конце Средневековья путешествия вдоль побережья Средиземного моря способствовали быстрому распространению греческой классики, сохраненной и распространенной арабами.

Гуманистическое движение (рожденное Данте, Боккаччо и Петраркой) подчеркивало уважение к писаниям античности.В течение этих столетий родился новый реалистический подход к человеку как личности, который выступил против схоластов и представил новую точку зрения на природу и человека [19].

Итальянский философ Джованни Пико делла Мирандола (1463-1494) придерживался принципа, согласно которому каждый человек волен определять свою судьбу, концепции, которая, возможно, больше, чем любая другая, повлияла на развитие последних трех столетий: только человек есть способен реализовать свой идеал, а этого состояния можно, однако, достичь только через образование [23].Диссертация Пико была реализована испанским педагогом Хуаном Луисом Вивесом (1492-1540). Его прагматическая ориентация время от времени вызывала проблески озарения; например, он думал, что эмоциональный опыт, а не абстрактный разум, удерживает главную роль в психических процессах человека: чтобы обучить человека, необходимо понять сложное функционирование его ума [19].

До сих пор продолжает доминировать медицинское видение истерии, унаследованное от традиции Гиппократа-Галена [24].В конце 16 века в европейских странах, затронутых Контрреформацией, теологические взгляды имели тенденцию подавлять медицинское сообщество. В этот период зафиксирована наиболее интенсивная деятельность римской инквизиции, в которой магия заменила борьбу с ересью. Таким образом, в этих государствах возникает новое поколение врачей, которым суждено подчиняться инквизиторам [24]. Именно врач и богослов Джован Баттиста Кодронки (1547–1628), критикуя медицинскую терапию того времени, направленную на лечение истерии, дал нам их подробное описание.

Кодронки сказал, что акушерки, вспоминая учения Галена и Авиценны, заботились об истеричных женщинах, вводя пальцы в их половые органы, чтобы стимулировать оргазм и производство спермы [24]. Врач вообще запретил это лечение, из-за озабоченности, типичной для той исторической фазы, связанной с сексом и сексуальным подавлением. Его должны лечить духовные наставники [24]. И если Кодронки также является гордым сторонником существования демонов, в пользу чего он доказывал, ссылаясь на библейские и философские источники, то итальянское Возрождение уже пыталось осудить охоту на ведьм и дать «научное» объяснение психических заболеваний: Среди прочих, Джироламо Кардано (1501–1576) и Джованни Баттиста Делла Порта (1535–1615) интересовались колдовством и маргинальностью, но не видели в них демонической причины.Они определили происхождение определенного поведения в парах, в загрязненной воде и в предположении (для Кардано) или в приобретении определенных веществ, которые вызывают «видения» и «картинки» (согласно Делла Порта), но оба основывают большинство своих соображений. по физиогномике [25]. Другой важный врач, голландский врач Иоганн Вейер (1515–1588), стремился доказать, что ведьмы психически больны и их должны лечить врачи, а не допрашивать священнослужители [19]. В 1550 году он стал частным врачом герцога Вильгельма Клевского, страдавшего хронической депрессией.Герцог заметил, что ведьмы проявляли многие из тех же симптомов, что и его родственники сошли с ума. Таким образом, он сочувствует теории Вейера о том, что эти женщины действительно страдают психическим заболеванием, но он не может держать охотника на ведьм под контролем из-за его преходящих психотических эпизодов, вызванных апоплетическим инсультом [19]. В 1563 году Вейер публикует De prestigiis Daemonum , которое является пошаговым опровержением Malleus Maleficarum . Современники называли его «еретиком» или «сумасшедшим», но его страницы показывают, что он не бунтарь, а религиозный человек [19].

Однако для врачей того времени матка по-прежнему остается органом, позволяющим объяснить уязвимую физиологию и психологию женщины: понятие неполноценности по отношению к мужчинам все еще не устарело.

Истерия по-прежнему остается «символом» женственности [26].

6. Современная эпоха

16-е -е годы -го века — это период важных медицинских достижений, что подтверждается трудами Андреаса Везалия ( De humani corporis fabrica , 1543) и французского хирурга Амбруаза Паре ( 1510-1590).

Открытия этих авторов лежат в основе зарождения современной медицинской науки [24] в сочетании с «философской революцией», в которой Рене Декарт (1596-1650) объясняет, как на самом деле связаны действия, приписываемые душе. с органами тела, а также в сочетании с исследованиями анатомии мозга врача Томаса Уиллиса (1621–1675). Уиллис вводит новую этиологию истерии, которая больше не связана с центральной ролью матки, а скорее связана с мозгом и нервной системой [24].В 1680 году другой английский врач, Томас Сиденхэм (1624-1689), опубликовал трактат по истерии ( Эпистолярная диссертация об истерических страстях, ), который обращается к естественной истории, описывая огромный диапазон проявлений и признавая первые время тот факт, что истерические симптомы могут имитировать практически все формы органических заболеваний [19]. Однако автор колеблется между соматическим и психологическим объяснением [27]. Сиденхэм демонстрирует, что матка не является основной причиной заболевания, которое он сравнивает с ипохондрией: его работа революционна, поскольку она противостоит предрассудкам, но потребуется несколько десятилетий, чтобы теория «маточной ярости» была отвергнута [26]. .

Научное развитие не знаменует резкого отклонения от демонологического видения медицины, но идет рука об руку с эволюцией теорий экзорцизма. Письменные источники говорят нам о нескольких вспышках истерии, самая известная из которых, несомненно, произошла в деревне Салем (Массачусетс) в 1692 году. Тексты напоминают эпизод, в котором раб родом из Барбадоса рассказывает о предсказании судьбы и некоторые девушки создали круг посвящения.Последняя была образована женщинами младше двадцати лет и не замужем. Действие по созданию круга посвящения само по себе было явным нарушением заповедей пуритан.

Нет данных о первых стадиях болезни: девочки результат «одержимы» с февраля 1692 года. Описанными симптомами были пристальный взгляд и закрытые глаза, хриплые звуки и приглушенные, неконтролируемые прыжки, резкие движения и т. Д. Местный врач Уильям Григгс, передайте проблему священнику. Были вызваны рабыня и две другие женщины, и первая призналась в колдовстве и заключила с дьяволом договоры.Постепенно они начали обвинять друг друга. В конце концов, 19 человек были повешены как «ведьм», а более 100 человек содержались под стражей. Только когда девушки обвинили жену колониального губернатора в принадлежности к этому кругу, последний запретил дальнейшие аресты и суды за колдовство [27]. Мэрион Старки в конце Второй мировой войны сообщает об этом случае, сравнивая его с более современными событиями [27]. Ее объяснение классической истерии состоит в том, что болезнь проявлялась у молодых женщин, подавленных пуританством, и усугублялась вмешательством пуританских пасторов, что привело к драматическим последствиям.Таким образом, инцидент доказывает, что истерию можно рассматривать как следствие социальных конфликтов [27].

Социальные конфликты возникают не только в закрытых обществах, таких как небольшие сообщества, такие как пуританские круги, но они также возникают в более открытых и динамичных обществах, таких как большие города. В 1748 году Джозеф Раулин опубликовал работу, в которой он определяет истерию как болезнь vaporeuse и описывает ее как болезнь, вызываемую нечистотами больших городов и непослушной общественной жизнью.Теоретически заболевание может поражать представителей обоих полов, но женщины больше подвержены риску лени и раздражительности [26].

Между 17 и 18 веками начало развиваться течение мысли, делегировавшее женщине социальную миссию. Если с моральной точки зрения она находит искупление в материнской жертве, которая искупает душу, но не восстанавливает тело, с социальной точки зрения женщина играет особую роль. В 1775 году врач-философ Пьер Руссель опубликовал трактат «Система телосложения и морали женщины» , на который большое влияние оказали идеи Жан-Жака Руссо .Женственность для обоих авторов является сущностной природой с определенными функциями, а болезнь объясняется невыполнением естественного желания. Излишки цивилизации вызывают в женщине разлад, а также моральный и физиологический дисбаланс, который врачи выявляют при истерии [26]. Недуги, болезни и развращенность женщин являются результатом отказа от нормальных естественных функций. Следуя естественному детерминизму, врачи ограничивают женщину рамками определенной роли: она мать и хранительница добродетели [26].В этом контексте женщина-ведьма становится все более и более уловкой для обеспечения общественного порядка ancien régime .

Просвещение — это время растущего восстания против женоненавистничества, и колдовство становится предметом для психиатров: в энциклопедии мы читаем, что колдовство — это нелепое занятие, глупо приписываемое заклинанию демонов. И далее: психическое заболевание начинает рассматриваться в рамках «научной точки зрения», и истерия действительно описывается в энциклопедии «» как одно из самых сложных заболеваний, первоначально идентифицированных древними учеными как проблема, связанная с маткой.Еще более интересен тот факт, что причины и симптомы истерии и меланхолии связаны с теорией юмора. К счастью, «демонологическое видение» женских психических заболеваний не помешало поддержанию прежних медицинских теорий [28].

Последняя «ведьма» была приговорена к смертной казни в Швейцарии в 1782 году, через 10 лет после публикации последних томов «Энциклопедии » . Ее звали Анна Гёльди , и ее память реабилитировали только в 2008 году [29].

В 18 веке истерия начинает постепенно ассоциироваться с мозгом, а не с маткой, и эта тенденция открывает путь к неврологической этиологии: если она связана с мозгом, то, возможно, истерия не является женским заболеванием и может повлиять на оба. полов. Но это не такой простой сдвиг, как может показаться.

Немецкий врач Франц Антон Месмер (1734-1815) предложил метод лечения своих пациентов, страдающих истерией, применяя как групповые, так и индивидуальные методы лечения.Он обнаружил в теле жидкость, названную «животным магнетизмом», и его метод вскоре стал известен как «месмеризм». Действительно, считалось, что магнитное воздействие рук на больные части тела может лечить пациента, взаимодействуя с жидкостью внутри тела. Только позже мы поняли, что это было всего лишь предположением. Месмеризм получил дальнейшее развитие в изучении гипноза [30].

Французский врач Филипп Пинель (1745-1826), полагая, что доброта и чуткость по отношению к пациенту необходимы для хорошего ухода, освобождает от цепей пациентов, содержащихся в парижском санатории Сальпетриер.Теория Пинеля основана на идеях, связанных с Французской революцией: «сумасшедший» существенно не отличается от «здорового», баланс нарушен болезнью, и лечение должно восстановить этот баланс. Нонетелсесс, Пинель тоже считал истерию женским заболеванием [19, 31]. Жан Мартен Шарко (1825–1893), французский отец неврологии, настаивал на систематическом изучении психических заболеваний. В частности, он изучал эффективность гипноза при истерии, которая, начиная с 1870 года, отличается от других болезней духа.Шарко утверждает, что истерия возникает из-за наследственной дегенерации нервной системы, а именно из-за неврологического расстройства. Рисуя графики пароксизма, он в конечном итоге показывает, что это заболевание на самом деле чаще встречается среди мужчин, чем среди женщин [32-36].

В викторианскую эпоху года (1837-1901) большинство женщин носили в сумочке флакон с нюхательной солью: они были склонны падать в обморок, когда возникали их эмоции, и считалось, что, как постулировал Гипократ, блуждающие матка не любила резкий запах и возвращалась на свое место, позволяя женщине прийти в сознание [34].Это очень важный момент, поскольку он показывает, как теории Гиппократа оставались точкой отсчета на протяжении веков.

7. Современный век

Французский психоневролог Пьер Жанет (1859-1947) при спонсорской поддержке Ж. М. Шарко открыл лабораторию в парижском Сальпетриере. Он убедил врачей, что гипноз, основанный на внушении и диссоциации, является очень мощной моделью для исследования и терапии. Он писал, что истерия является «результатом самого представления пациента о его несчастном случае»: собственное представление пациента о патологии трансформируется в физическую инвалидность [35].Истерия — это патология, при которой диссоциация возникает автономно по невротическим причинам и таким образом, чтобы неблагоприятно нарушать повседневную жизнь человека. Джанет изучила пять симптомов истерии: анестезию, амнезию, абулию, нарушения контроля над моторикой и изменение характера. Причина истерии в idée fixe , то есть в подсознании , или подсознании. Что касается эротизма, Джанет отметила, что «истеричные, как правило, не более эротичны, чем нормальные люди».Исследования Джанет очень важны для ранних теорий Фрейда, Брейера и Карла Юнга (1875-1961) [35, 36].

Отец психоанализа Зигмунд Фрейд (1865-1939) внес вклад, который ведет к психологической теории истерии и утверждению «мужской истерии». Сам Фрейд писал в 1897 году: «После периода хорошего настроения у меня сейчас кризис несчастья. Главный пациент, о котором я беспокоюсь сегодня, — это я сам. Моя маленькая истерия, которая была сильно усилена работой, сделала шаг вперед »[37].В 1889 году он опубликовал свои исследований истерии с Джозеф Брейер (1842-1925). Ключевые концепции его психоаналитической теории (влияние детских сексуальных фантазий и различные способы мышления бессознательного) еще не сформулированы, но они уже подразумеваются в этом тексте. Среди представленных случаев мы находим истерику юной Катерины, страдающей заболеванием globus hystericus . В тексте нет ссылки на знаменитый Эдипов комплекс , который возник в результате изучения мужской истерии, разработанного после этого трактата [36-38].

Теперь мы подошли к решающему моменту: до Фрейда считалось, что истерия является следствием отсутствия зачатия и материнства. Фрейд переворачивает парадигму: истерия — это расстройство, вызванное отсутствием либидинозной эволюции (устанавливающее стадию эдипова конфликта), и неудача зачатия является результатом, а не причиной болезни [36-38]. Это означает, что истеричный человек не может жить зрелыми отношениями. Более того, еще одним важным моментом с исторической точки зрения является то, что Фрейд подчеркивает концепцию «вторичного преимущества».Согласно психоанализу, истерический симптом — это выражение невозможности реализации сексуального влечения из-за воспоминаний об эдиповом конфликте [36-38]. Таким образом, симптом является «первичной пользой» и позволяет «разрядить» влечение — либидинозную энергию, связанную с сексуальным желанием. Это также имеет «побочное преимущество», позволяя пациенту манипулировать окружающей средой для удовлетворения своих потребностей . Однако это болезнь женщин: это видение болезни, связанное с способом (исторически определенным) осмыслять роль женщин.У женщины нет силы, кроме как «управлять», пытаясь использовать другого тонкими способами для достижения скрытых целей. Это все еще эволюция концепции «одержимой» женщины [37, 38].

В течение 19 -го -го века описание истерии как множества телесных симптомов, испытываемых одним пациентом, было названо синдромом Брике. В 20 th Century несколько исследований основаны на конкретном представлении симптомов истерии: потеря или нарушение функции, которые не соответствуют тому, что известно об анатомии и физиологии тела, как потеря речи, но не пение.Психиатры отмечают, что истерия может повлиять на любую функцию организма [34].

Анализ постановки этих диагнозов в британском медицинском дискурсе c. 1910-1914 гг. Демонстрируют, что истерия и неврастения, хотя и подвергались переопределению в эти годы, были тесно связаны между собой, поскольку оба были обозначены как наследственные функциональные заболевания. До войны эти диагнозы воспринимались как индикаторы национального упадка. Преемственность, а также изменения очевидны в медицинской реакции на контузию [38].

Выявление истерического припадка, согласно теориям Пьера Жане, долгое время считалось невозможным: примером этой диагностической дилеммы является болезнь Royal Free Disease , эпидемия неврологических, психиатрических и других разнообразных симптомов, которая охватила весь мир. через персонал Королевской Фри Больницы в Лондоне в период с июля по ноябрь 1955 г., в результате чего пострадали в общей сложности 292 сотрудника. В отчете медицинского персонала был сделан вывод о том, что причиной этого был инфекционный агент [34].В 1970 году McEvedy и Beard выдвинули альтернативное предположение о том, что Royal Free Disease была эпидемией истерии (например, потеря чувствительности затрагивала всю конечность или часть конечности, но картина редко соответствовала распределению нервов по коже. ), а также указал, что распространение симптомов, преимущественно затрагивающих молодых женщин-постоянных сотрудников, характерно для эпидемий истерии, которые обычно возникают в популяциях сегрегированных женщин, таких как школы для девочек, монастыри и фабрики.Они также писали, что истерия имеет в их обществе уничижительное значение, но это не должно мешать докторам беспристрастно оценивать доказательства [34].

Помимо определения природы истерии, психиатры 20 -го -го века также рассмотрели ее историю и географию. Во время мировых войн г. истерия привлекла внимание военных врачей, и несколько авторов записали свои впечатления о частоте истерии в этот период. В условиях боя особенно ясно, каким образом истерические симптомы помогают разрешить эмоциональные конфликты.У солдата, разрывающегося между страхом перед смертью и стыдом из-за того, что его считают трусом, может развиться истерический паралич руки, болезнь — законный выход из конфликта [34]. Например, в 1919 году Hurst писал, что «многие случаи грубых истерических симптомов имели место у солдат, у которых не было семейных или личных неврозов в анамнезе и которые были в полной форме». В частности, в 1942 году Хэдфилд заметил, что наиболее разительным изменением в военном неврозе от Первой мировой войны до Второй мировой войны было «гораздо большая доля тревожных состояний в этой войне по сравнению с конверсионной истерией в прошлой войне» [34]. .Но Вторая мировая война не только позволила провести сравнение с Первой мировой войной с точки зрения паттернов невротических симптомов, но также стала возможностью для межкультурных сравнений между войсками из сильно различающихся культурных традиций [34].

Исследования Абсе (1950) по истерии в Индии во время Второй мировой войны показывают, что 57% из 644 пациентов, поступивших в Индийский военный госпиталь в Дели в течение 1944 года, страдали истерией, а 12% были диагностированы. как страдающие от тревожных состояний.Абсе также собрал данные из британского военного госпиталя в Честере (июнь-октябрь 1943 г.) и продемонстрировал существование большинства состояний тревоги (50%), чем случаев истерии (24%) [34].

Другие исследования подтверждают эти данные. В частности, в 1950 году Williams продемонстрировал, что индийские истерики часто имели высокий моральный дух и все уровни интеллекта, в то время как среди британцев грубыми истерическими реакциями были расстройства людей с низкой стабильностью и моральным духом и, как правило, с низким интеллектом [34 ].Более того, эти исследования демонстрируют, что с Первой мировой войны до Второй мировой войны наблюдалось небольшое относительное снижение истерии среди британских солдат, которое сопровождалось относительным ростом тревожных состояний, и, напротив, истерия все еще была наиболее распространенной формой невроза среди индийских солдат. солдаты во Второй мировой войне. Контрастные модели, показанные солдатами, предполагают, что истерия и невроз страха находятся во взаимной взаимосвязи, так что снижение первого компенсируется ростом второго [34].

Но это также, кажется, демонстрирует разный прогресс истерической болезни в западных и незападных обществах. Во второй половине 20-го 9000-го — -го века мы наблюдаем «уменьшение» истерии (как реакции на стресс, которая представляет собой представление пациента о телесной дисфункции) в западных обществах. Данные о ежегодных госпитализациях по поводу истерии в психиатрические больницы Англии и Уэльса с 1949 по 1978 год показывают, что их количество уменьшилось почти на две трети, с заметным снижением доли с 1971 года, и аналогичное снижение зафиксировано в исследовании, проведенном в США. А также Афины [34].На самом деле истерия была основной формой невротического заболевания в западных обществах на протяжении 19 -го -го века и оставалась таковой до Второй мировой войны. С тех пор, похоже, произошло быстрое снижение его частоты, и на смену ему пришли теперь обычные состояния депрессивных и тревожных неврозов.

Но исследования, сосредоточенные на индийских пациентах, а также на других незападных странах, таких как Судан, Египет и Ливан [34], демонстрируют, что во второй половине 20-го 9000-го 9000-го века истерия как один из соматических способов выражения эмоций. дистресс оставался распространенным заболеванием среди психиатрических пациентов, хотя тревожность и депрессивные неврозы, возможно, получили некоторое распространение.Следовательно, психиатры предположили, что это была нестабильная переходная фаза, и предсказали исчезновение истерии к концу 20-го -го -го века [34].

Кажется, существует обратная связь между уменьшением истерии и усилением депрессии в западном обществе. Идея о том, что депрессия с большей вероятностью проявляется у тех, кто родился после Второй мировой войны, была высказана в 1989 г. Klerman [39]. Совсем недавно это было документально подтверждено исследованиями, повторяемыми с течением времени в Америке и Австралии, хотя есть исключения в определенных областях, связанных с конкретными социально-экологическими условиями и миграцией [40-44].

Систематический обзор неправильного диагноза конверсионных симптомов и истерии, основанный на исследованиях, опубликованных с 1965 года по диагностическим результатам у взрослых с двигательными и сенсорными симптомами, не объясненными заболеванием, демонстрирует, что в ранних исследованиях сообщалось о высокой частоте ошибочной диагностики конверсионных симптомов, но этот показатель составлял в среднем только 4% в исследованиях этого диагноза с 1970 г. [45]. Это снижение, вероятно, связано с улучшением качества исследования, а не с повышением точности диагностики в результате внедрения компьютерной томографии головного мозга [40].

Мы знаем, что понятие истерического невроза исключено из 1980 DSM-III: истерические симптомы теперь фактически рассматриваются как проявление диссоциативных расстройств.

Развитие этого заболевания, по-видимому, является фактором социальной «вестернизации». Несколько исследований психических заболеваний, похоже, подтверждают эту гипотезу. В 1978 г. Генри Б. Мерфи (1915–1987) [46] выделил основные причины меланхолии в социальных изменениях и, как следствие, в социально-экономических изменениях.Картина, характеризующаяся чувством вины, заниженной самооценкой и беспомощностью. Эти особенности были описаны как следствие быстрых социальных изменений в двух разных социальных театрах: в тех областях Англии, которые были заинтересованы в превращении феодальной экономики в индустриальную7, в центре одной из них в конце 17-го -го — -го века и в последнее время. в некоторых районах Африки, пострадавших от стремительного экономического развития. В обоих случаях появление психопатологических симптомов было связано с двумя основными факторами: с одной стороны, распад расширенной семьи и потеря близкой эмоциональной поддержки для человека, а с другой стороны, заметное стремление к экономическому развитию. индивидуализм.В этом новом психологическом и внешнем состязании судьба и будущее больше не будут определяться судьбой, но люди будут строить свою собственную судьбу, неся неизведанную и жесткую ответственность перед жизнью [47]. В 1978 году Мерфи писал, что в Азии и Африке эти симптомы редки, за исключением западных людей, и что было бы полезно изучить, при каких условиях эти симптомы впервые стали обычными в различных обществах [46].

От выражения дискомфорта «истерия» до выражения дискомфорта «меланхолия» существенным является иное представление о себе.Мир истерических проявлений — это мир «диссоциации»: что-то темное (травма, внешние воздействия) влияет на симптом, не поддающийся прямой интерпретации. Отсюда развитие на Западе гипнотической терапии (от Месмера до Фрейда и Джанет) [36], и на Западе в большей степени, чем в незападническом мире, это осуществление экзорцизма и очистительных ритуалов, знаменующих встречу с группы: Тарантизм и Argia в Южной Италии [47], Narval-Wotal практики западноафриканских иммигрантов [48-52].Мир связан с представлением о женщинах как о средстве, не знающем о злых силах, «вышедшем из-под контроля» из-за разумности или (в европейском позитивизме) «незрелом» с манипулятивным поведением, стремящимся достичь ненадлежащего положения власти. Также мир Меланхолии женский, преимущественно женский, поскольку женщины страдают депрессией в соотношении 2,5: 1 по сравнению с мужчинами [48, 43]. Но это реальность, в которой, действительно, пациентка (и, следовательно, терпеливая женщина) осознает убежденность-победу в том, что она является хозяином своей судьбы (и, следовательно, виновата в своих неудачах).Мы можем видеть этот отрывок в Африке 80-х годов.

Современная Африка характеризуется множеством различных экономических и социальных ситуаций, которые нелегко сравнивать, но в которых урбанизация и постепенная потеря племенных связей являются общей тенденцией. В последние годы несколько исследовательских проектов, касающихся трансформации психопатологии, основанных на африканском населении и африканских иммигрантах на Сардинии, Италия, подтвердили гипотезы Мерфи о роли социальных изменений и их социально-экономических последствий в генезе депрессивной симптоматики [48].В исследованиях участвовали группы населения, в которых все еще сохраняется традиционная социальная структура и которые лишь незначительно пострадали от социальных изменений; население претерпевает быстрое изменение в сторону экономического индивидуализма, хотя сейчас это стало редкостью в современной Африке; населения, чьи традиционные социальные структуры и лежащие в основе человеческие отношения смогли пойти на компромисс и столкнуться с процессами частичных изменений, активно адаптировавшись к новым реалиям [48]. Отправной точкой является различие между характером африканской психопатологии , преобладающая форма которой характеризуется идеями референции, бредом преследования и психосоматическими симптомами, и «западной» депрессией, которая включает в себя чувство вины, недостойность и суицидальные наклонности. поведение.«Вестернизация» патологии выражается в смене симптомов с африканских моделей на западные. Подробный анализ опросов африканского сообщества показал, что в районе банту существуют группы населения, характеризующиеся психопатологическим риском, аналогичным тому, который отмечен в западных условиях, например, среди женщин в Хараре, которые представили годовой уровень распространенности тревожных и депрессивных расстройств. Психосоциальный ключ — подтвержденный несколькими исследованиями — может предполагать, что поддержание тесных связей с группой происхождения может играть защитную роль от расстройств, связанных с настроением [48].

Несколько исследований идентифицируют существование двух противопоставленных средств выражения депрессии, которые, скорее всего, «культурно детерминированы» на «другом уровне вестернизации» [42]. Исследователи транскультурной психиатрии предполагают, что социальные факторы могут влиять на изменение меланхолической феноменологии и модулировать риск депрессии [53–55].

Опрос на плато Дагон , проведенный среди фермеров и кочевых пастухов фулани в Мали , выявил очень низкую частоту депрессии и депрессивных кадров, которые связаны исключительно с вторичными реакциями серьезных соматических заболеваний у неграмотных людей [50].Кроме того, психопатология над Плато проявляется двумя противоположными синдромными линиями, первая из которых состоит из симптомов преследования, психосоматики и психастении, потери интереса к вещам, синдрома вины, печали, суицидальных идей. Это типично для образованных людей [51].

Исследование, проведенное в районе Намвера в Малави на границе с Мозамбиком, во время глубоких микро- и макросоциальных преобразований , которые привели к установлению многопартийной формы демократии после всенародного референдума, демонстрирует, что эмоциональное землетрясение был вызван конфликтом между новаторством и традициями.Эта ситуация фактически вылилась в полномасштабную эпидемию истерии среди молодых женщин [48]. В вышеупомянутом контексте в 1988 году, при финансовой поддержке итальянского сотрудничества, фабрика по пошиву одежды была открыта в деревне, населенной группами Яо и Чичева, для которых характерно сельское хозяйство. Проект был разработан для того, чтобы позволить женщинам выкупить оборудование после периода обучения и начать самостоятельную деятельность [48].

Принимая во внимание особое положение женщин в этих культурах, этот внезапный переход от традиционной женской роли к более независимой деятельности казался особенно подходящим для изучения взаимосвязи между личностной трансформацией и психопатологическими изменениями.Исследование проводилось на трех выборках женщин соответствующего возраста: портнихах, фермерах / домохозяйках (традиционная роль) и группе медсестер и акушеров [48]. История их развития, включая наличие стрессовых событий и других факторов риска, вместе со степенью удовлетворенности своей работой и семейной жизнью и другими социально-анаграфическими переменными, была исследована с помощью специально проверенного интервью [51].

Выбор новаторской профессии (портниха / медсестра) можно рассматривать как адаптивный ответ для выживания.Новаторские профессии были источником удовлетворения как работа сами по себе, но они были причиной серьезных межличностных конфликтов и конфликтов между парами, связанных с новой ролью женщины и новой работой. Домохозяйки и портнихи были более недовольны своим положением, чем медсестры, и у них было повышенное количество психопатологических симптомов, а количество депрессивных субъектов, диагностированных согласно DSM-IIIR, было выше [48, 51].

Домохозяйки также чаще сталкивались с психосоматическими симптомами, такими как головная боль, чрезмерная усталость, чувство никчемности, и часто сообщали о том, что страдают от убежденности в том, что люди не осознают важность своей роли и что кто-то может повлиять на их здоровье, что является интерпретируется как внешняя локализация источника их страдания в соответствии с характером африканской психопатологии.[48, 51] С другой стороны, портнихи демонстрировали высокую частоту депрессивных симптомов, проблемы с самооценкой, убеждение в социальной бесполезности и суицидальные мысли [48, 51].

Характерно, что страдающие женщины различались и по объяснению причин своего дискомфорта. «Предприниматели» считали, что причину своих страданий нужно искать в их ошибках, традиционные женщины приписывали свои недуги «злым чарам» [51].

Среди трех групп медсестры показали самую высокую частоту психологического благополучия и эмоциональной устойчивости.Это следует интерпретировать как результат хорошей интеграции в новую идентичность благодаря работе, связанной с традиционной ролью женщины, и удовлетворенности финансовой стабильностью. Без радикального разрыва с традициями, согласно нескольким психосоциальным линиям, культурный институт, такой как инновационная работа, воспринимается как обществом, так и индивидом как неотъемлемая часть эволюционирующего «я», и это создает условия для продолжения культурной передачи. Эта интерпретация объясняет, почему медсестры не страдали от конфликтов между традициями и инновациями, в то время как портнихи, чья новая индивидуалистическая роль расходилась с традиционной женской ролью, не чувствовали себя принятыми в своей группе и, следовательно, были более уязвимы к расстройствам настроения и, в частности, к депрессии. западная »депрессия [48].

Напротив, в популяциях, которые были далеки от процессов вестернизации, депрессивные расстройства были относительно редкими и почти всегда вторичными по отношению к тяжелым соматическим расстройствам, в то время как они проявлялись как первичные расстройства только у более образованных субъектов [48]. Несколько исследований продемонстрировали, что порог возникновения депрессии расположен на более высоком уровне по сравнению с западными культурами, и, как правило, подтверждают гипотезу о средствах выражения, характеризующихся синдромными скоплениями на полпути между «западным» стилем или «виноватым» и «традиционным» или «Выход из группы».Факторы окружающей среды, по-видимому, влияют на развитие депрессивных симптомов и риск депрессии через изменения в социальной организации, которые выражают установку «компульсивной самореактивности», которая в противном случае была бы обречена на исчезновение [48].

8. Сосредоточьтесь на современных сардинских случаях

В заключение мы хотели бы обсудить некоторые сардинские случаи, которые, кажется, противоречат сказанному выше: в наше время они, по-видимому, документально подтверждают продолжающееся использование древних медицинских теорий Гиппократа и Галена в отношение к истерии.

Женщины и истерия в истории психического здоровья

Abstract

Истерия, несомненно, первое психическое расстройство, приписываемое женщинам, точно описанное во втором тысячелетии до нашей эры, и до Фрейда считалось исключительно женским заболеванием. За более чем 4000-летнюю историю это заболевание рассматривалось с двух точек зрения: научной и демонологической. Его лечили травами, сексом или половым воздержанием, наказывали и очищали огнем за его связь с колдовством и, наконец, клинически исследовали как болезнь и лечили с помощью инновационных методов лечения.Однако даже в конце 19, -го и -го века научные инновации все еще не достигли некоторых мест, где единственными известными методами лечения были методы, предложенные Галеном. В течение 20–-го века несколько исследований постулировали снижение истерии среди западных пациентов (как женщин, так и мужчин) и эскалацию этого расстройства в незападных странах. Понятие истерического невроза исключено в DSM-III 1980 года. Развитие этих заболеваний, по-видимому, является фактором, связанным с социальной «вестернизацией», и изучение того, при каких условиях симптомы впервые стали обычными в разных обществах, стало приоритетом для недавних исследований фактора риска.

Ключевые слова: История, Истерия, Психическое здоровье, Психиатрия, Запад, Женщина.

ВВЕДЕНИЕ

Мы намерены исторически идентифицировать два доминирующих подхода к психическим расстройствам, «магико-демонологический» и «научный» подход к женщинам: женщина не только уязвима к психическим расстройствам, она слаба и легко поддается влиянию. («сверхъестественным» или органическим вырождением), и она каким-то образом «виновата» (согрешила или не рожала). Таким образом, психическое расстройство, особенно у женщин, которое так часто неправильно понимают и неверно истолковывают, порождает научные и / или моральные предубеждения, определяемые как псевдонаучные предрассудки [1].

19-20 -е Исследования веков постепенно демонстрируют, что истерия не является исключительно женским заболеванием, что позволяет в конечном итоге преобладать более строгим научным взглядам. Исследования 20 -го -го века также обращали внимание на важность транскультурной психиатрии, чтобы понять роль факторов окружающей среды в эмоциональной эволюции и поведенческой феноменологии и в изменении психопатологии, выдвигая гипотезы о модификации истерии в результате увеличения расстройства настроения.

1. Древний Египет

Первое психическое расстройство, приписываемое женщинам и точное описание которого мы находим со второго тысячелетия до нашей эры, несомненно, является истерией.

Первое описание, относящееся к древним египтянам, датируется 1900 годом до нашей эры ( Kahun Papyrus ) и определяет причину истерических нарушений при спонтанных движениях матки в женском теле [2, 3].

В папирусе Эбера (1600 г. до н.э.), старейшем медицинском документе, содержащем ссылки на депрессивные синдромы, традиционные симптомы истерии описывались как тонико-клонические припадки, чувство удушья и неминуемой смерти (Globus istericus Фрейда).Мы также находим указания о терапевтических мерах, которые необходимо предпринять в зависимости от положения матки, которая должна быть принудительно возвращена в свое естественное положение. Если матка переместилась вверх, это можно было сделать, поместив зловонные и едкие вещества возле рта и ноздрей женщины, а душистые — возле ее влагалища; наоборот, если матка опустилась, документ рекомендует размещать едкие вещества возле ее влагалища, а ароматные — возле рта и ноздрей [2, 3].

2. Греческий мир

Согласно греческой мифологии, переживание истерии легло в основу зарождения психиатрии.

Аргонавт Меламп , врач, считается его основателем: он умилостивил восстание дев Арго, которые отказались чтить фаллос и бежали в горы, их поведение было сочтено безумием. Меламп вылечил этих женщин морозником, а затем призвал их плотно присоединиться к молодым и сильным мужчинам. Они исцелились и пришли в себя.Меламп называл безумие женщин результатом отравления их матки ядовитыми жидкостями из-за отсутствия оргазмов и «меланхолии матки» [2-4].

Так возникла идея женского безумия, связанного с отсутствием нормальной половой жизни: Платон , в Тимей , утверждает, что матка грустна и несчастна, когда она не соединяется с мужчиной и не дает к новому рождению, того же мнения придерживались Аристотель и Гиппократ [2-4].

Миф Еврипидии гласит, что коллективный способ лечения (или, если мы предпочитаем, предотвращения) меланхолии матки представлен дионисийским опытом Менад, которые достигли катарсиса через вино и оргии [5].Женщины, страдающие истерией, могли избавиться от тревожности, которая характеризует это состояние, участвуя в опыте Менад. Состояние транса, направляемое и излечиваемое сатиром, жрецом Диониса, способствовало разрешению конфликта, связанного с сексуальностью, типичного для истерии [6].

Гиппократ (V век до нашей эры) первым использовал термин истерия . На самом деле он также считает, что причина этого заболевания кроется в движении матки («истерон») [2-4].

Греческий врач дает хорошее описание истерии, которая четко отличается от эпилепсии. Он подчеркивает разницу между навязчивыми движениями эпилепсии, вызванными расстройством мозга, и истерическими движениями, вызванными ненормальными движениями матки в теле. Затем он возобновляет идею беспокойной и мигрирующей матки и определяет причину недомогания как ядовитые застойные жидкости, которые из-за неадекватной половой жизни никогда не изгонялись.Он утверждает, что женское тело физиологически холодно и влажно и, следовательно, склонно к гниению жидкостей (в отличие от сухого и теплого мужского тела). По этой причине матка подвержена заболеваниям, особенно если она лишена преимуществ, связанных с сексом и деторождением, которые, расширяя каналы женщины, способствуют очищению организма. И он идет дальше; особенно у девственниц, вдов, одиноких или бесплодных женщин, эта «плохая» матка — поскольку она не удовлетворена — не только выделяет ядовитые пары, но и перемещается по телу, вызывая различные расстройства, такие как беспокойство, чувство удушья. , тремор, иногда даже судороги и паралич.По этой причине он предлагает, чтобы даже вдовы и незамужние женщины выходили замуж и жили удовлетворительной сексуальной жизнью в рамках брака [2-4].

Однако, когда заболевание обнаружено, больным женщинам рекомендуется не только принимать участие в половом акте, но и лечить себя едкой или ароматной дезинфекцией лица и гениталий, чтобы вернуть матку на ее естественное место внутри тела. [2-4].

3. Рим

Авл Корнелий Цельс (1 век до н.э.) дает хорошее и точное клиническое описание истерических симптомов.В « De re medica Celsus» он писал: «У женщин сильная болезнь возникает также в утробе матери; и, рядом с желудком, эта часть наиболее сочувственно поражается или наиболее сочувственно влияет на остальную часть системы [7]. Иногда это настолько разрушает чувства, что иногда пациент падает, как от эпилепсии. Этот случай, однако, отличается тем, что глаза не обращены, пена не выходит, судороги отсутствуют: есть только глубокий сон ».

Теории Клавдия Галена об истерии (2 век нашей эры) сопоставимы с теориями Гиппократа.Кроме того, Гален говорит об истерии « Passio hysterica unum nomen est, varia tamen et innumera accidentia sub se comprehendit » (истерическая страсть — это название, но различные и несколько симптомов), подчеркивая разнообразие истерических событий [7]. В своей работе In Hippocratis librum de humoribus Гален критикует Гиппократа: «Древние врачи и философы назвали эту болезнь истерией по названию матки, органа, данного природой женщинам для зачатия [7].Я обследовал многих истеричных женщин, одних в ступоре, других с приступами паники […]: болезнь проявляется разными симптомами, но всегда касается матки ». Лечение истерии Галеном состояло в чистках, введении чемерицы, мяты, лауданума, экстракта белладонны, валерианы и других трав, а также в женитьбе или подавлении раздражителей, которые могли возбуждать молодую женщину [2, 3, 7].

Истерические лекарства революционизировал только Соран (греческий врач из 1-го -го половины 2-го -го -го века нашей эры, практикующий в Александрии и Риме), который написал трактат о женских болезнях и который считается основателем в области научной гинекологии и акушерства: женские расстройства возникают в результате тяжелого труда, их выздоровление стимулируется половым воздержанием, а вечная девственность — идеальное состояние женщины.Окуривания, катаплазмы и компрессии малоэффективны, истерическое тело нужно лечить осторожно: горячие ванны, массажи, упражнения — лучшая профилактика таких женских заболеваний [2, 3, 7].

4. Средневековье

После падения Римской империи новый эпицентр греко-римской медицинской культуры — Византия, где врачи унаследовали науку Галена, не внося никаких значительных нововведений (наиболее известным был Павел Эгинский , 625 -690 нашей эры). Когда-то раньше епископ Несторий (ок. 381-451 ок.), который нашел убежище на Ближнем Востоке в районе между сегодняшним Ираком и Египтом, принес с собой свои знания классической науки, способствуя распространению греко-римской медицины в этих областях.

Политические события раннего средневековья вызвали разрыв между христианской Европой с ее культурой auctoritas — в руках всего нескольких ученых — и Ближним Востоком халифов, где благодаря климату терпимости и культурной фермента тексты Гиппократа и Галена были переведены и прокомментированы на арабском языке, получив широкое распространение и известность [3].

В этом контексте свою работу проводят два великих ученых: перс Авиценна (980-1037) [8, 9] и андалузский еврей Маймонид (1135-1204) [10]. Благодаря им наследие Гиппократа и Галена не только сохраняется, но и распространяется по всей Европе: Реконкиста в Испании (718-1492) и новые контакты с Ближним Востоком приносят важные культурные обмены, Канон медицины Авиценны и Корпус Галена распространен вместе с латинскими переводами, приписываемыми Герарду Кремонскому (1114–1187), в то время как тексты Маймонида распространяются в еврейском мире вместе с другими основными медицинскими текстами благодаря переводам семьи Ибн Тиббона. (13-14 вв).В частности, медицинские школы Салерно и Монпелье были средством распространения этих работ [11].

Так в позднесредневековой Европе распространились концепции Гиппократа о меланхолии и истерии, и в осведомленных кругах эти болезни лечились в соответствии с тем, что мы будем называть «научным» видением. В частности, это выступало за использование мелиссы в качестве естественного средства, успокаивающего нервы (мелисса считалась превосходной даже в случаях бессонницы, эпилепсии, меланхолии, обмороков и т. Д.) [3, 12].

Помимо натуральных лекарств, была разработана разновидность «психотерапии», которую практиковал не только Авиценна, но и, например, Арнальдус из Вилла Нова (1240-1311). Последний, считавшийся величайшим врачом средневековой Европы, будет учитываться вместе с Галеном и Авиценной в описи библиотек врачей в современную эпоху [13].

Интересно также отметить, что во многих трактатах, распространенных в то время ( Константин Африканский, , Viaticum и Pantegni , но также Канон Авиценны и Арнальдус из текстов Вилла Нова), женщины были часто описывается не как «пациенты», которых нужно вылечить, а как «причина» определенного человеческого заболевания, определяемого как amor heroycus или безумие любви, невыполненное сексуальное желание [8].

Но мы не можем говорить о здоровье женщин в средние века, не цитируя Trotula de Ruggiero из Салерно (11 века). Будучи женщиной, она никогда не смогла стать магистром, но Тротула считается первой женщиной-врачом в христианской Европе: она принадлежала к числу известных женщин, активно участвовавших в Салернской школе, но дискредитированных, среди прочего, Арнальдусом из Вилла Нова [14].

Звали sanatrix Salernitana , Тротула был экспертом по женским болезням и расстройствам.Признавая женщин более уязвимыми, чем мужчин, она объяснила, что страдания, связанные с гинекологическими заболеваниями, носят «интимный характер»: женщины часто, стыдясь, не раскрывают свои проблемы врачу. Ее самая известная работа, De passionibus mulierum ante, in et postpartum , посвящена женским проблемам, включая истерию. Верная учению Гиппократа, Тротула была посвящена изучению женских болезней, из которых она пыталась раскрыть секреты, не поддаваясь влиянию предрассудков и морали своего времени, а также давая советы о том, как утолить сексуальное желание: ее воздержание от работы рассматривается как причина болезни, и она рекомендует седативные средства, такие как мускусное масло или мята [15].

Тротула работает в то время, когда женщины все еще считаются хуже мужчин из-за их физиологических и анатомических различий. Хильдегард Бингенская (1098-1179), немецкая настоятельница и мистик, была еще одной женщиной-врачом. Ее работа очень важна для попытки примирить науку с верой, что происходит за счет науки. Хильдегард возобновляет «гуморальную теорию» Гиппократа и приписывает происхождение черной желчи первородному греху [16]. По ее мнению, меланхолия — это порок души, порожденный Злом, и врач должен признать неизлечимость этой болезни.Ее описания очень интересны. Мужчины-меланхолики уродливы и извращены, женщины — стройны и мелочны, неспособны исправить мысли, бесплодны из-за слабой и хрупкой матки [16]. В идеологии Хильдегард Адам и Ева разделяют ответственность за первородный грех, а мужчина и женщина — дополняющие друг друга в сексуальном плане — равны перед Богом и Вселенной [17].

В то время господствовал взгляд на женщину как на физически и теологически неполноценное существо, идея, уходящая корнями в аристотелевскую концепцию мужского превосходства: St.Фома Аквинский (1225-1274) Summa Theologica Утверждения Аристотеля о том, что «женщина — неудачник» [18]. Неполноценность женщин считается следствием греха, и решения, предлагаемые размышлениями святого Фомы, не оставляют сомнений в том, что перевернет отношения между женщинами и христианством: концепция «несовершенного существа» — это только начало. В вопросе 117, статья 3, касающемся возможности того, что человеческая душа может изменить субстанцию, Сент-Томас говорит, что «некоторые старухи» злонамеренные; они злобно и злобно взирают на детей, а на демонов, с которыми ведьмы заключают соглашения, взаимодействуют через их глаза [18].Идея женщины-ведьмы, которую мы назовем «демонологическим видением», становится почти непреодолимой: проповедники раскрывают ветхозаветное осуждение волшебников и некромантов, а страх перед ведьмами распространяется в коллективном воображении европейского населения. Церковные власти пытаются навязать духовенству целомудрие и целомудрие, и богословские описания неполноценности женщины св. Фомы, возможно, являются началом женоненавистнического крестового похода в позднем средневековье.

Начиная с тринадцатого века и далее борьба с ересью приобретает политическую окраску: Церковь стремится объединить Европу под своим знаменем, так что краткие содержания становятся руководствами инквизиции, а многие проявления психических заболеваний рассматриваются как непристойные узы между женщинами и дьяволом. . «Истеричные» женщины подвергаются экзорцизму: причина их проблем — в демоническом присутствии. Если в раннем христианстве экзорцизм считался лекарством, но не наказанием, то в позднем средневековье он стал наказанием, а истерию путали с колдовством [19, 20].

Политическому и религиозному статус-кво в Европе угрожают первые гуманистические идеи, и Церковь отвечает усилением расследований: апогей достигается в 1484 году с Summis desiderantesffectibus, Быком Иннокентия VIII, который подтверждает охоту на ведьм и обязательство « наказывать, сажать и исправлять »еретиков [21, 22]. Немецкие доминиканцы Генрих «Institor» Крамер и Якоб Шпренгер аккредитованы при публикации знаменитого «Молота ведьм» Malleus Meleficarum (1486 г.) [21, 22].Хотя это не официальное церковное руководство, оно приобретает официальный тон из-за включения в текст папской буллы. Интересно отметить, что в самом названии есть признаки женоненавистничества: «Maleficarum» как ведьмы, а не «Maleficorum» как волшебники… как бы говоря, «зло — это женское / зло от женщин»!

Дьявол на этих страницах повсюду: он делает мужчин бесплодными, убивает детей, вызывает голод и эпидемии и все это с помощью ведьм. Составители руководства знакомы с медициной того времени и исследуют взаимосвязь между колдовством и человеческими темпераментами: их описания соперничают с описаниями, содержащимися в лучших руководствах по психопатологии [21, 22].Текст разделен на три части и направлен на доказательство существования демонов и ведьм (предупреждая читателя, что любой, кто не убежден, также является жертвой дьявола), объясняя, как найти и наказать колдовство.

Но при чем здесь женское здоровье? Это довольно просто: если врач не может определить причину болезни, значит, ее добыл Дьявол. Инквизитор находит грех в психическом заболевании, потому что, по его словам, дьявол является большим знатоком человеческой природы и может более эффективно вмешиваться в человека, подверженного меланхолии или истерии.Истерия считается женским заболеванием, а кто больше женщин склонен к меланхолии? Это заболевание лежит в основе женского бреда: женщина чувствует себя преследуемой, а сам дьявол является причиной этого «mal de vivre», лишающего женщин признания и прощения, приводя их к самоубийству.

Очевидно, что больше всего пострадали женщины пожилого возраста и одинокие, в большинстве случаев они уже пережили траур или стали жертвами насилия. Колдовство становится козлом отпущения для каждого бедствия, и даны этимологические объяснения: для Шпренгера и Кремера латинское слово foemina образовано от fe и минус , то есть «у кого меньше веры».Этот текст — наихудшее осуждение депрессивной болезни и женщин на протяжении всей истории Запада: до восемнадцатого века тысячи ни в чем не повинных женщин были преданы смерти на основании «свидетельств» или «признаний», полученных с помощью пыток [21 , 22].

5. Возрождение

В конце Средневековья путешествия вдоль побережья Средиземного моря способствовали быстрому распространению греческой классики, сохраненной и распространенной арабами.

Гуманистическое движение (рожденное Данте, Боккаччо и Петраркой) подчеркивало уважение к писаниям античности.В течение этих столетий родился новый реалистический подход к человеку как личности, который выступил против схоластов и представил новую точку зрения на природу и человека [19].

Итальянский философ Джованни Пико делла Мирандола (1463-1494) придерживался принципа, согласно которому каждый человек волен определять свою судьбу, концепции, которая, возможно, больше, чем любая другая, повлияла на развитие последних трех столетий: только человек есть способен реализовать свой идеал, а этого состояния можно, однако, достичь только через образование [23].Диссертация Пико была реализована испанским педагогом Хуаном Луисом Вивесом (1492-1540). Его прагматическая ориентация время от времени вызывала проблески озарения; например, он думал, что эмоциональный опыт, а не абстрактный разум, удерживает главную роль в психических процессах человека: чтобы обучить человека, необходимо понять сложное функционирование его ума [19].

До сих пор продолжает доминировать медицинское видение истерии, унаследованное от традиции Гиппократа-Галена [24].В конце 16 века в европейских странах, затронутых Контрреформацией, теологические взгляды имели тенденцию подавлять медицинское сообщество. В этот период зафиксирована наиболее интенсивная деятельность римской инквизиции, в которой магия заменила борьбу с ересью. Таким образом, в этих государствах возникает новое поколение врачей, которым суждено подчиняться инквизиторам [24]. Именно врач и богослов Джован Баттиста Кодронки (1547–1628), критикуя медицинскую терапию того времени, направленную на лечение истерии, дал нам их подробное описание.

Кодронки сказал, что акушерки, вспоминая учения Галена и Авиценны, заботились об истеричных женщинах, вводя пальцы в их половые органы, чтобы стимулировать оргазм и производство спермы [24]. Врач вообще запретил это лечение, из-за озабоченности, типичной для той исторической фазы, связанной с сексом и сексуальным подавлением. Его должны лечить духовные наставники [24]. И если Кодронки также является гордым сторонником существования демонов, в пользу чего он доказывал, ссылаясь на библейские и философские источники, то итальянское Возрождение уже пыталось осудить охоту на ведьм и дать «научное» объяснение психических заболеваний: Среди прочих, Джироламо Кардано (1501–1576) и Джованни Баттиста Делла Порта (1535–1615) интересовались колдовством и маргинальностью, но не видели в них демонической причины.Они определили происхождение определенного поведения в парах, в загрязненной воде и в предположении (для Кардано) или в приобретении определенных веществ, которые вызывают «видения» и «картинки» (согласно Делла Порта), но оба основывают большинство своих соображений. по физиогномике [25]. Другой важный врач, голландский врач Иоганн Вейер (1515–1588), стремился доказать, что ведьмы психически больны и их должны лечить врачи, а не допрашивать священнослужители [19]. В 1550 году он стал частным врачом герцога Вильгельма Клевского, страдавшего хронической депрессией.Герцог заметил, что ведьмы проявляли многие из тех же симптомов, что и его родственники сошли с ума. Таким образом, он сочувствует теории Вейера о том, что эти женщины действительно страдают психическим заболеванием, но он не может держать охотника на ведьм под контролем из-за его преходящих психотических эпизодов, вызванных апоплетическим инсультом [19]. В 1563 году Вейер публикует De prestigiis Daemonum , которое является пошаговым опровержением Malleus Maleficarum . Современники называли его «еретиком» или «сумасшедшим», но его страницы показывают, что он не бунтарь, а религиозный человек [19].

Однако для врачей того времени матка по-прежнему остается органом, позволяющим объяснить уязвимую физиологию и психологию женщины: понятие неполноценности по отношению к мужчинам все еще не устарело.

Истерия по-прежнему остается «символом» женственности [26].

6. Современная эпоха

16-е -е годы -го века — это период важных медицинских достижений, что подтверждается трудами Андреаса Везалия ( De humani corporis fabrica , 1543) и французского хирурга Амбруаза Паре ( 1510-1590).

Открытия этих авторов лежат в основе зарождения современной медицинской науки [24] в сочетании с «философской революцией», в которой Рене Декарт (1596-1650) объясняет, как на самом деле связаны действия, приписываемые душе. с органами тела, а также в сочетании с исследованиями анатомии мозга врача Томаса Уиллиса (1621–1675). Уиллис вводит новую этиологию истерии, которая больше не связана с центральной ролью матки, а скорее связана с мозгом и нервной системой [24].В 1680 году другой английский врач, Томас Сиденхэм (1624-1689), опубликовал трактат по истерии ( Эпистолярная диссертация об истерических страстях, ), который обращается к естественной истории, описывая огромный диапазон проявлений и признавая первые время тот факт, что истерические симптомы могут имитировать практически все формы органических заболеваний [19]. Однако автор колеблется между соматическим и психологическим объяснением [27]. Сиденхэм демонстрирует, что матка не является основной причиной заболевания, которое он сравнивает с ипохондрией: его работа революционна, поскольку она противостоит предрассудкам, но потребуется несколько десятилетий, чтобы теория «маточной ярости» была отвергнута [26]. .

Научное развитие не знаменует резкого отклонения от демонологического видения медицины, но идет рука об руку с эволюцией теорий экзорцизма. Письменные источники говорят нам о нескольких вспышках истерии, самая известная из которых, несомненно, произошла в деревне Салем (Массачусетс) в 1692 году. Тексты напоминают эпизод, в котором раб родом из Барбадоса рассказывает о предсказании судьбы и некоторые девушки создали круг посвящения.Последняя была образована женщинами младше двадцати лет и не замужем. Действие по созданию круга посвящения само по себе было явным нарушением заповедей пуритан.

Нет данных о первых стадиях болезни: девочки результат «одержимы» с февраля 1692 года. Описанными симптомами были пристальный взгляд и закрытые глаза, хриплые звуки и приглушенные, неконтролируемые прыжки, резкие движения и т. Д. Местный врач Уильям Григгс, передайте проблему священнику. Были вызваны рабыня и две другие женщины, и первая призналась в колдовстве и заключила с дьяволом договоры.Постепенно они начали обвинять друг друга. В конце концов, 19 человек были повешены как «ведьм», а более 100 человек содержались под стражей. Только когда девушки обвинили жену колониального губернатора в принадлежности к этому кругу, последний запретил дальнейшие аресты и суды за колдовство [27]. Мэрион Старки в конце Второй мировой войны сообщает об этом случае, сравнивая его с более современными событиями [27]. Ее объяснение классической истерии состоит в том, что болезнь проявлялась у молодых женщин, подавленных пуританством, и усугублялась вмешательством пуританских пасторов, что привело к драматическим последствиям.Таким образом, инцидент доказывает, что истерию можно рассматривать как следствие социальных конфликтов [27].

Социальные конфликты возникают не только в закрытых обществах, таких как небольшие сообщества, такие как пуританские круги, но они также возникают в более открытых и динамичных обществах, таких как большие города. В 1748 году Джозеф Раулин опубликовал работу, в которой он определяет истерию как болезнь vaporeuse и описывает ее как болезнь, вызываемую нечистотами больших городов и непослушной общественной жизнью.Теоретически заболевание может поражать представителей обоих полов, но женщины больше подвержены риску лени и раздражительности [26].

Между 17 и 18 веками начало развиваться течение мысли, делегировавшее женщине социальную миссию. Если с моральной точки зрения она находит искупление в материнской жертве, которая искупает душу, но не восстанавливает тело, с социальной точки зрения женщина играет особую роль. В 1775 году врач-философ Пьер Руссель опубликовал трактат «Система телосложения и морали женщины» , на который большое влияние оказали идеи Жан-Жака Руссо .Женственность для обоих авторов является сущностной природой с определенными функциями, а болезнь объясняется невыполнением естественного желания. Излишки цивилизации вызывают в женщине разлад, а также моральный и физиологический дисбаланс, который врачи выявляют при истерии [26]. Недуги, болезни и развращенность женщин являются результатом отказа от нормальных естественных функций. Следуя естественному детерминизму, врачи ограничивают женщину рамками определенной роли: она мать и хранительница добродетели [26].В этом контексте женщина-ведьма становится все более и более уловкой для обеспечения общественного порядка ancien régime .

Просвещение — это время растущего восстания против женоненавистничества, и колдовство становится предметом для психиатров: в энциклопедии мы читаем, что колдовство — это нелепое занятие, глупо приписываемое заклинанию демонов. И далее: психическое заболевание начинает рассматриваться в рамках «научной точки зрения», и истерия действительно описывается в энциклопедии «» как одно из самых сложных заболеваний, первоначально идентифицированных древними учеными как проблема, связанная с маткой.Еще более интересен тот факт, что причины и симптомы истерии и меланхолии связаны с теорией юмора. К счастью, «демонологическое видение» женских психических заболеваний не помешало поддержанию прежних медицинских теорий [28].

Последняя «ведьма» была приговорена к смертной казни в Швейцарии в 1782 году, через 10 лет после публикации последних томов «Энциклопедии » . Ее звали Анна Гёльди , и ее память реабилитировали только в 2008 году [29].

В 18 веке истерия начинает постепенно ассоциироваться с мозгом, а не с маткой, и эта тенденция открывает путь к неврологической этиологии: если она связана с мозгом, то, возможно, истерия не является женским заболеванием и может повлиять на оба. полов. Но это не такой простой сдвиг, как может показаться.

Немецкий врач Франц Антон Месмер (1734-1815) предложил метод лечения своих пациентов, страдающих истерией, применяя как групповые, так и индивидуальные методы лечения.Он обнаружил в теле жидкость, названную «животным магнетизмом», и его метод вскоре стал известен как «месмеризм». Действительно, считалось, что магнитное воздействие рук на больные части тела может лечить пациента, взаимодействуя с жидкостью внутри тела. Только позже мы поняли, что это было всего лишь предположением. Месмеризм получил дальнейшее развитие в изучении гипноза [30].

Французский врач Филипп Пинель (1745-1826), полагая, что доброта и чуткость по отношению к пациенту необходимы для хорошего ухода, освобождает от цепей пациентов, содержащихся в парижском санатории Сальпетриер.Теория Пинеля основана на идеях, связанных с Французской революцией: «сумасшедший» существенно не отличается от «здорового», баланс нарушен болезнью, и лечение должно восстановить этот баланс. Нонетелсесс, Пинель тоже считал истерию женским заболеванием [19, 31]. Жан Мартен Шарко (1825–1893), французский отец неврологии, настаивал на систематическом изучении психических заболеваний. В частности, он изучал эффективность гипноза при истерии, которая, начиная с 1870 года, отличается от других болезней духа.Шарко утверждает, что истерия возникает из-за наследственной дегенерации нервной системы, а именно из-за неврологического расстройства. Рисуя графики пароксизма, он в конечном итоге показывает, что это заболевание на самом деле чаще встречается среди мужчин, чем среди женщин [32-36].

В викторианскую эпоху года (1837-1901) большинство женщин носили в сумочке флакон с нюхательной солью: они были склонны падать в обморок, когда возникали их эмоции, и считалось, что, как постулировал Гипократ, блуждающие матка не любила резкий запах и возвращалась на свое место, позволяя женщине прийти в сознание [34].Это очень важный момент, поскольку он показывает, как теории Гиппократа оставались точкой отсчета на протяжении веков.

7. Современный век

Французский психоневролог Пьер Жанет (1859-1947) при спонсорской поддержке Ж. М. Шарко открыл лабораторию в парижском Сальпетриере. Он убедил врачей, что гипноз, основанный на внушении и диссоциации, является очень мощной моделью для исследования и терапии. Он писал, что истерия является «результатом самого представления пациента о его несчастном случае»: собственное представление пациента о патологии трансформируется в физическую инвалидность [35].Истерия — это патология, при которой диссоциация возникает автономно по невротическим причинам и таким образом, чтобы неблагоприятно нарушать повседневную жизнь человека. Джанет изучила пять симптомов истерии: анестезию, амнезию, абулию, нарушения контроля над моторикой и изменение характера. Причина истерии в idée fixe , то есть в подсознании , или подсознании. Что касается эротизма, Джанет отметила, что «истеричные, как правило, не более эротичны, чем нормальные люди».Исследования Джанет очень важны для ранних теорий Фрейда, Брейера и Карла Юнга (1875-1961) [35, 36].

Отец психоанализа Зигмунд Фрейд (1865-1939) внес вклад, который ведет к психологической теории истерии и утверждению «мужской истерии». Сам Фрейд писал в 1897 году: «После периода хорошего настроения у меня сейчас кризис несчастья. Главный пациент, о котором я беспокоюсь сегодня, — это я сам. Моя маленькая истерия, которая была сильно усилена работой, сделала шаг вперед »[37].В 1889 году он опубликовал свои исследований истерии с Джозеф Брейер (1842-1925). Ключевые концепции его психоаналитической теории (влияние детских сексуальных фантазий и различные способы мышления бессознательного) еще не сформулированы, но они уже подразумеваются в этом тексте. Среди представленных случаев мы находим истерику юной Катерины, страдающей заболеванием globus hystericus . В тексте нет ссылки на знаменитый Эдипов комплекс , который возник в результате изучения мужской истерии, разработанного после этого трактата [36-38].

Теперь мы подошли к решающему моменту: до Фрейда считалось, что истерия является следствием отсутствия зачатия и материнства. Фрейд переворачивает парадигму: истерия — это расстройство, вызванное отсутствием либидинозной эволюции (устанавливающее стадию эдипова конфликта), и неудача зачатия является результатом, а не причиной болезни [36-38]. Это означает, что истеричный человек не может жить зрелыми отношениями. Более того, еще одним важным моментом с исторической точки зрения является то, что Фрейд подчеркивает концепцию «вторичного преимущества».Согласно психоанализу, истерический симптом — это выражение невозможности реализации сексуального влечения из-за воспоминаний об эдиповом конфликте [36-38]. Таким образом, симптом является «первичной пользой» и позволяет «разрядить» влечение — либидинозную энергию, связанную с сексуальным желанием. Это также имеет «побочное преимущество», позволяя пациенту манипулировать окружающей средой для удовлетворения своих потребностей . Однако это болезнь женщин: это видение болезни, связанное с способом (исторически определенным) осмыслять роль женщин.У женщины нет силы, кроме как «управлять», пытаясь использовать другого тонкими способами для достижения скрытых целей. Это все еще эволюция концепции «одержимой» женщины [37, 38].

В течение 19 -го -го века описание истерии как множества телесных симптомов, испытываемых одним пациентом, было названо синдромом Брике. В 20 th Century несколько исследований основаны на конкретном представлении симптомов истерии: потеря или нарушение функции, которые не соответствуют тому, что известно об анатомии и физиологии тела, как потеря речи, но не пение.Психиатры отмечают, что истерия может повлиять на любую функцию организма [34].

Анализ постановки этих диагнозов в британском медицинском дискурсе c. 1910-1914 гг. Демонстрируют, что истерия и неврастения, хотя и подвергались переопределению в эти годы, были тесно связаны между собой, поскольку оба были обозначены как наследственные функциональные заболевания. До войны эти диагнозы воспринимались как индикаторы национального упадка. Преемственность, а также изменения очевидны в медицинской реакции на контузию [38].

Выявление истерического припадка, согласно теориям Пьера Жане, долгое время считалось невозможным: примером этой диагностической дилеммы является болезнь Royal Free Disease , эпидемия неврологических, психиатрических и других разнообразных симптомов, которая охватила весь мир. через персонал Королевской Фри Больницы в Лондоне в период с июля по ноябрь 1955 г., в результате чего пострадали в общей сложности 292 сотрудника. В отчете медицинского персонала был сделан вывод о том, что причиной этого был инфекционный агент [34].В 1970 году McEvedy и Beard выдвинули альтернативное предположение о том, что Royal Free Disease была эпидемией истерии (например, потеря чувствительности затрагивала всю конечность или часть конечности, но картина редко соответствовала распределению нервов по коже. ), а также указал, что распространение симптомов, преимущественно затрагивающих молодых женщин-постоянных сотрудников, характерно для эпидемий истерии, которые обычно возникают в популяциях сегрегированных женщин, таких как школы для девочек, монастыри и фабрики.Они также писали, что истерия имеет в их обществе уничижительное значение, но это не должно мешать докторам беспристрастно оценивать доказательства [34].

Помимо определения природы истерии, психиатры 20 -го -го века также рассмотрели ее историю и географию. Во время мировых войн г. истерия привлекла внимание военных врачей, и несколько авторов записали свои впечатления о частоте истерии в этот период. В условиях боя особенно ясно, каким образом истерические симптомы помогают разрешить эмоциональные конфликты.У солдата, разрывающегося между страхом перед смертью и стыдом из-за того, что его считают трусом, может развиться истерический паралич руки, болезнь — законный выход из конфликта [34]. Например, в 1919 году Hurst писал, что «многие случаи грубых истерических симптомов имели место у солдат, у которых не было семейных или личных неврозов в анамнезе и которые были в полной форме». В частности, в 1942 году Хэдфилд заметил, что наиболее разительным изменением в военном неврозе от Первой мировой войны до Второй мировой войны было «гораздо большая доля тревожных состояний в этой войне по сравнению с конверсионной истерией в прошлой войне» [34]. .Но Вторая мировая война не только позволила провести сравнение с Первой мировой войной с точки зрения паттернов невротических симптомов, но также стала возможностью для межкультурных сравнений между войсками из сильно различающихся культурных традиций [34].

Исследования Абсе (1950) по истерии в Индии во время Второй мировой войны показывают, что 57% из 644 пациентов, поступивших в Индийский военный госпиталь в Дели в течение 1944 года, страдали истерией, а 12% были диагностированы. как страдающие от тревожных состояний.Абсе также собрал данные из британского военного госпиталя в Честере (июнь-октябрь 1943 г.) и продемонстрировал существование большинства состояний тревоги (50%), чем случаев истерии (24%) [34].

Другие исследования подтверждают эти данные. В частности, в 1950 году Williams продемонстрировал, что индийские истерики часто имели высокий моральный дух и все уровни интеллекта, в то время как среди британцев грубыми истерическими реакциями были расстройства людей с низкой стабильностью и моральным духом и, как правило, с низким интеллектом [34 ].Более того, эти исследования демонстрируют, что с Первой мировой войны до Второй мировой войны наблюдалось небольшое относительное снижение истерии среди британских солдат, которое сопровождалось относительным ростом тревожных состояний, и, напротив, истерия все еще была наиболее распространенной формой невроза среди индийских солдат. солдаты во Второй мировой войне. Контрастные модели, показанные солдатами, предполагают, что истерия и невроз страха находятся во взаимной взаимосвязи, так что снижение первого компенсируется ростом второго [34].

Но это также, кажется, демонстрирует разный прогресс истерической болезни в западных и незападных обществах. Во второй половине 20-го 9000-го — -го века мы наблюдаем «уменьшение» истерии (как реакции на стресс, которая представляет собой представление пациента о телесной дисфункции) в западных обществах. Данные о ежегодных госпитализациях по поводу истерии в психиатрические больницы Англии и Уэльса с 1949 по 1978 год показывают, что их количество уменьшилось почти на две трети, с заметным снижением доли с 1971 года, и аналогичное снижение зафиксировано в исследовании, проведенном в США. А также Афины [34].На самом деле истерия была основной формой невротического заболевания в западных обществах на протяжении 19 -го -го века и оставалась таковой до Второй мировой войны. С тех пор, похоже, произошло быстрое снижение его частоты, и на смену ему пришли теперь обычные состояния депрессивных и тревожных неврозов.

Но исследования, сосредоточенные на индийских пациентах, а также на других незападных странах, таких как Судан, Египет и Ливан [34], демонстрируют, что во второй половине 20-го 9000-го 9000-го века истерия как один из соматических способов выражения эмоций. дистресс оставался распространенным заболеванием среди психиатрических пациентов, хотя тревожность и депрессивные неврозы, возможно, получили некоторое распространение.Следовательно, психиатры предположили, что это была нестабильная переходная фаза, и предсказали исчезновение истерии к концу 20-го -го -го века [34].

Кажется, существует обратная связь между уменьшением истерии и усилением депрессии в западном обществе. Идея о том, что депрессия с большей вероятностью проявляется у тех, кто родился после Второй мировой войны, была высказана в 1989 г. Klerman [39]. Совсем недавно это было документально подтверждено исследованиями, повторяемыми с течением времени в Америке и Австралии, хотя есть исключения в определенных областях, связанных с конкретными социально-экологическими условиями и миграцией [40-44].

Систематический обзор неправильного диагноза конверсионных симптомов и истерии, основанный на исследованиях, опубликованных с 1965 года по диагностическим результатам у взрослых с двигательными и сенсорными симптомами, не объясненными заболеванием, демонстрирует, что в ранних исследованиях сообщалось о высокой частоте ошибочной диагностики конверсионных симптомов, но этот показатель составлял в среднем только 4% в исследованиях этого диагноза с 1970 г. [45]. Это снижение, вероятно, связано с улучшением качества исследования, а не с повышением точности диагностики в результате внедрения компьютерной томографии головного мозга [40].

Мы знаем, что понятие истерического невроза исключено из 1980 DSM-III: истерические симптомы теперь фактически рассматриваются как проявление диссоциативных расстройств.

Развитие этого заболевания, по-видимому, является фактором социальной «вестернизации». Несколько исследований психических заболеваний, похоже, подтверждают эту гипотезу. В 1978 г. Генри Б. Мерфи (1915–1987) [46] выделил основные причины меланхолии в социальных изменениях и, как следствие, в социально-экономических изменениях.Картина, характеризующаяся чувством вины, заниженной самооценкой и беспомощностью. Эти особенности были описаны как следствие быстрых социальных изменений в двух разных социальных театрах: в тех областях Англии, которые были заинтересованы в превращении феодальной экономики в индустриальную7, в центре одной из них в конце 17-го -го — -го века и в последнее время. в некоторых районах Африки, пострадавших от стремительного экономического развития. В обоих случаях появление психопатологических симптомов было связано с двумя основными факторами: с одной стороны, распад расширенной семьи и потеря близкой эмоциональной поддержки для человека, а с другой стороны, заметное стремление к экономическому развитию. индивидуализм.В этом новом психологическом и внешнем состязании судьба и будущее больше не будут определяться судьбой, но люди будут строить свою собственную судьбу, неся неизведанную и жесткую ответственность перед жизнью [47]. В 1978 году Мерфи писал, что в Азии и Африке эти симптомы редки, за исключением западных людей, и что было бы полезно изучить, при каких условиях эти симптомы впервые стали обычными в различных обществах [46].

От выражения дискомфорта «истерия» до выражения дискомфорта «меланхолия» существенным является иное представление о себе.Мир истерических проявлений — это мир «диссоциации»: что-то темное (травма, внешние воздействия) влияет на симптом, не поддающийся прямой интерпретации. Отсюда развитие на Западе гипнотической терапии (от Месмера до Фрейда и Джанет) [36], и на Западе в большей степени, чем в незападническом мире, это осуществление экзорцизма и очистительных ритуалов, знаменующих встречу с группы: Тарантизм и Argia в Южной Италии [47], Narval-Wotal практики западноафриканских иммигрантов [48-52].Мир связан с представлением о женщинах как о средстве, не знающем о злых силах, «вышедшем из-под контроля» из-за разумности или (в европейском позитивизме) «незрелом» с манипулятивным поведением, стремящимся достичь ненадлежащего положения власти. Также мир Меланхолии женский, преимущественно женский, поскольку женщины страдают депрессией в соотношении 2,5: 1 по сравнению с мужчинами [48, 43]. Но это реальность, в которой, действительно, пациентка (и, следовательно, терпеливая женщина) осознает убежденность-победу в том, что она является хозяином своей судьбы (и, следовательно, виновата в своих неудачах).Мы можем видеть этот отрывок в Африке 80-х годов.

Современная Африка характеризуется множеством различных экономических и социальных ситуаций, которые нелегко сравнивать, но в которых урбанизация и постепенная потеря племенных связей являются общей тенденцией. В последние годы несколько исследовательских проектов, касающихся трансформации психопатологии, основанных на африканском населении и африканских иммигрантах на Сардинии, Италия, подтвердили гипотезы Мерфи о роли социальных изменений и их социально-экономических последствий в генезе депрессивной симптоматики [48].В исследованиях участвовали группы населения, в которых все еще сохраняется традиционная социальная структура и которые лишь незначительно пострадали от социальных изменений; население претерпевает быстрое изменение в сторону экономического индивидуализма, хотя сейчас это стало редкостью в современной Африке; населения, чьи традиционные социальные структуры и лежащие в основе человеческие отношения смогли пойти на компромисс и столкнуться с процессами частичных изменений, активно адаптировавшись к новым реалиям [48]. Отправной точкой является различие между характером африканской психопатологии , преобладающая форма которой характеризуется идеями референции, бредом преследования и психосоматическими симптомами, и «западной» депрессией, которая включает в себя чувство вины, недостойность и суицидальные наклонности. поведение.«Вестернизация» патологии выражается в смене симптомов с африканских моделей на западные. Подробный анализ опросов африканского сообщества показал, что в районе банту существуют группы населения, характеризующиеся психопатологическим риском, аналогичным тому, который отмечен в западных условиях, например, среди женщин в Хараре, которые представили годовой уровень распространенности тревожных и депрессивных расстройств. Психосоциальный ключ — подтвержденный несколькими исследованиями — может предполагать, что поддержание тесных связей с группой происхождения может играть защитную роль от расстройств, связанных с настроением [48].

Несколько исследований идентифицируют существование двух противопоставленных средств выражения депрессии, которые, скорее всего, «культурно детерминированы» на «другом уровне вестернизации» [42]. Исследователи транскультурной психиатрии предполагают, что социальные факторы могут влиять на изменение меланхолической феноменологии и модулировать риск депрессии [53–55].

Опрос на плато Дагон , проведенный среди фермеров и кочевых пастухов фулани в Мали , выявил очень низкую частоту депрессии и депрессивных кадров, которые связаны исключительно с вторичными реакциями серьезных соматических заболеваний у неграмотных людей [50].Кроме того, психопатология над Плато проявляется двумя противоположными синдромными линиями, первая из которых состоит из симптомов преследования, психосоматики и психастении, потери интереса к вещам, синдрома вины, печали, суицидальных идей. Это типично для образованных людей [51].

Исследование, проведенное в районе Намвера в Малави на границе с Мозамбиком, во время глубоких микро- и макросоциальных преобразований , которые привели к установлению многопартийной формы демократии после всенародного референдума, демонстрирует, что эмоциональное землетрясение был вызван конфликтом между новаторством и традициями.Эта ситуация фактически вылилась в полномасштабную эпидемию истерии среди молодых женщин [48]. В вышеупомянутом контексте в 1988 году, при финансовой поддержке итальянского сотрудничества, фабрика по пошиву одежды была открыта в деревне, населенной группами Яо и Чичева, для которых характерно сельское хозяйство. Проект был разработан для того, чтобы позволить женщинам выкупить оборудование после периода обучения и начать самостоятельную деятельность [48].

Принимая во внимание особое положение женщин в этих культурах, этот внезапный переход от традиционной женской роли к более независимой деятельности казался особенно подходящим для изучения взаимосвязи между личностной трансформацией и психопатологическими изменениями.Исследование проводилось на трех выборках женщин соответствующего возраста: портнихах, фермерах / домохозяйках (традиционная роль) и группе медсестер и акушеров [48]. История их развития, включая наличие стрессовых событий и других факторов риска, вместе со степенью удовлетворенности своей работой и семейной жизнью и другими социально-анаграфическими переменными, была исследована с помощью специально проверенного интервью [51].

Выбор новаторской профессии (портниха / медсестра) можно рассматривать как адаптивный ответ для выживания.Новаторские профессии были источником удовлетворения как работа сами по себе, но они были причиной серьезных межличностных конфликтов и конфликтов между парами, связанных с новой ролью женщины и новой работой. Домохозяйки и портнихи были более недовольны своим положением, чем медсестры, и у них было повышенное количество психопатологических симптомов, а количество депрессивных субъектов, диагностированных согласно DSM-IIIR, было выше [48, 51].

Домохозяйки также чаще сталкивались с психосоматическими симптомами, такими как головная боль, чрезмерная усталость, чувство никчемности, и часто сообщали о том, что страдают от убежденности в том, что люди не осознают важность своей роли и что кто-то может повлиять на их здоровье, что является интерпретируется как внешняя локализация источника их страдания в соответствии с характером африканской психопатологии.[48, 51] С другой стороны, портнихи демонстрировали высокую частоту депрессивных симптомов, проблемы с самооценкой, убеждение в социальной бесполезности и суицидальные мысли [48, 51].

Характерно, что страдающие женщины различались и по объяснению причин своего дискомфорта. «Предприниматели» считали, что причину своих страданий нужно искать в их ошибках, традиционные женщины приписывали свои недуги «злым чарам» [51].

Среди трех групп медсестры показали самую высокую частоту психологического благополучия и эмоциональной устойчивости.Это следует интерпретировать как результат хорошей интеграции в новую идентичность благодаря работе, связанной с традиционной ролью женщины, и удовлетворенности финансовой стабильностью. Без радикального разрыва с традициями, согласно нескольким психосоциальным линиям, культурный институт, такой как инновационная работа, воспринимается как обществом, так и индивидом как неотъемлемая часть эволюционирующего «я», и это создает условия для продолжения культурной передачи. Эта интерпретация объясняет, почему медсестры не страдали от конфликтов между традициями и инновациями, в то время как портнихи, чья новая индивидуалистическая роль расходилась с традиционной женской ролью, не чувствовали себя принятыми в своей группе и, следовательно, были более уязвимы к расстройствам настроения и, в частности, к депрессии. западная »депрессия [48].

Напротив, в популяциях, которые были далеки от процессов вестернизации, депрессивные расстройства были относительно редкими и почти всегда вторичными по отношению к тяжелым соматическим расстройствам, в то время как они проявлялись как первичные расстройства только у более образованных субъектов [48]. Несколько исследований продемонстрировали, что порог возникновения депрессии расположен на более высоком уровне по сравнению с западными культурами, и, как правило, подтверждают гипотезу о средствах выражения, характеризующихся синдромными скоплениями на полпути между «западным» стилем или «виноватым» и «традиционным» или «Выход из группы».Факторы окружающей среды, по-видимому, влияют на развитие депрессивных симптомов и риск депрессии через изменения в социальной организации, которые выражают установку «компульсивной самореактивности», которая в противном случае была бы обречена на исчезновение [48].

8. Сосредоточьтесь на современных сардинских случаях

В заключение мы хотели бы обсудить некоторые сардинские случаи, которые, кажется, противоречат сказанному выше: в наше время они, по-видимому, документально подтверждают продолжающееся использование древних медицинских теорий Гиппократа и Галена в отношение к истерии.

История истерии | Управление науки и общества

Сегодня, когда мы говорим, что кто-то находится в истерике, мы имеем в виду, что он в бешенстве, отчаянии или выходит из-под контроля. Однако до 1980 года истерия была официально изученным психологическим расстройством, которое можно было найти в Диагностическом и статистическом руководстве по психическим расстройствам Американской психиатрической ассоциации. До того, как истерия была классифицирована как психическое расстройство, она считалась физическим недугом, впервые описанным с медицинской точки зрения в 1880 году Жан-Мартеном Шарко.Еще до этого истерия была подробно описана в древнеегипетском и греческом обществах. Так что же было истерией? Как это просто прошло? Почему это было основным предметом споров для феминисток второй волны и как к этому относились?

На протяжении всей истории истерия была расстройством, избирательным по признаку пола, поражающим только тех из нас, у кого была матка. Эти матки часто считались причиной множества проблем со здоровьем. Например, древние египтяне и греки считали, что утроба способна влиять на здоровье остальных частей тела.В частности, в Древней Греции считалось, что матка может перемещаться по женскому телу, оказывая давление на другие органы и вызывая множество болезненных эффектов. Эта теория «блуждающей матки», подкрепленная работами философа Платона и врача Эатея, называлась «истерическим удушьем», и пораженную матку обычно уговаривали вернуть на место, помещая хорошие запахи возле влагалища, неприятные запахи возле рта и т. Д. и чихание. Философ и врач Гален, однако, не согласился с теорией блуждающей матки, полагая вместо этого, что задержка «женского семени» в утробе является причиной беспокойства, бессонницы, депрессии, раздражительности, обморока и других симптомов, которые испытывали женщины.(В этих классических текстах практически любой симптом можно отнести к женским половым органам, от лихорадки до клептомании).

Другие писатели и врачи того времени обвиняли задержку менструальной крови в «женских проблемах». В любом случае очевидным решением было избавиться от вредной жидкости, поэтому брак (и подразумеваемый им регулярный половой акт) был общей рекомендацией. Также считалось, что мужская сперма обладает целебными свойствами, поэтому секс служил двум целям. Молодым или незамужним женщинам, вдовам, монахиням или замужним женщинам, неспособным достичь оргазма посредством строго проникающего гетеросексуального секса, который был распространен в то время, иногда нанимали акушерок, чтобы вручную стимулировать гениталии и выпустить вызывающую раздражение жидкость.В тексте 1637 года объясняется, что, когда сексуальные жидкости не выделяются регулярно, «сердце и окружающие области окутаны болезненным и влажным экссудатом», и что у любых «похотливых женщин, склонных к сладострастию», просто скопилось скопление этих жидкостей. Очевидно, смешно думать, что врачи считали, что все плохое с женщинами может быть связано с их уровнем жидкости, но, напротив, интересно, насколько близко врачи подошли к истине, в их убеждении, что сильное сексуальное желание было вызвано отсутствием регулярного оргазма.

Жан-Мартен Шарко из Франции в 1880 году первым применил современный научный подход к женской болезни истерии. Он читал лекции своим студентам-медикам, показывая им фотографии и живых испытуемых, о симптомах истерии, которые, по его мнению, были вызваны неизвестным внутренним повреждением нервной системы. Одним из этих студентов-медиков был никто иной, как Зигмунд Фрейд, основатель психоанализа. Фрейд, работая со своим партнером Брейером в Австрии, развил теории Шарко и написал несколько исследований женской истерии 1880-1915 годов.Он считал, что истерия является результатом не физической травмы тела, а «психологического шрама, образовавшегося в результате травмы или подавления». В частности, этот психологический ущерб был результатом устранения мужской сексуальности у женщин, идея, восходящая к знаменитому «Эдиповому моменту признания» Фрейда, когда молодая женщина понимает, что у нее нет пениса, и что она была кастрирована. (У меня нет времени открывать именно этот мешок с червями, но вы можете щелкнуть здесь, чтобы прочитать об этом)

По сути, Фрейд считал, что женщины испытывают истерию из-за того, что они не могут примириться с потерей своего (метафорического) пениса.Имея это в виду, Фрейд описал истерию как «типично женскую» и рекомендовал в основном то, что каждый другой мужчина, лечивший истерию, имел на протяжении многих лет — жениться и заниматься сексом. Раньше это было сделано, чтобы позволить избавиться от сексуальной жидкости, тогда как теперь идея заключалась в том, что женщина могла вернуть свой утраченный пенис, выйдя замуж за него и потенциально родив его. Однако если брак был неприемлемым или возможным лечением, существовал другой метод лечения истерии, выпадения матки и любых гинекологических проблем, набравший популярность в конце 17 века — массаж матки.

Да, маточный или гинекологический массаж был именно таким, как вы думаете.

Изобретен майором шведской армии по имени Туре Брандте, и хотя первоначально он использовался для лечения таких состояний у солдат, как выпадение ануса, массаж матки быстро стал нормой для лечения всего у женщин, от наклона матки до нимфомании. Брандте открыл несколько клиник, и все они оказались весьма успешными. У него было 5 студентов-медиков, 10 женщин-физиотерапевтов, а в его клиниках обучались врачи со всего мира, которые, как известно, вылечили до 117 пациентов за 1 день.Большинство рекомендуемых техник были бимануальными, то есть одну руку помещали за пределы тела на живот, а другую вставляли во влагалище или анус для массажа, пока не достигли «приступообразных конвульсий» (мы теперь называем эти оргазмы). По понятным причинам эти сеансы считались «долгими и физически изматывающими» для врачей. Эта проблема привела к созданию стимулирующих устройств, а именно вибраторов. (Вы можете увидеть некоторые ранние вибраторы, нажав здесь)

По крайней мере официально, сексуальная природа этих методов лечения не осознавалась или, по крайней мере, не признавалась.Оглядываясь назад, трудно не рассматривать эту процедуру как в первую очередь сексуальный процесс, но врачи в то время опасались, что ее отнесут к сексу. Настолько, что некоторые выступали за причинение вреда пациентам-женщинам или, по крайней мере, причинение им дискомфорта. Меня до сих пор сбивает с толку, как любой врач может целенаправленно и без необходимости причинять вред пациентам, но это всего лишь еще один пример многих неэтичных медицинских процедур, которым подвергаются женщины. Примерно после 1910 года гинекологический массаж попал в категорию альтернативной медицины, и, хотя я уверен, что вы все еще можете найти кого-то, кто его практикует сегодня, достижения в области медицины (и феминистские движения) привели к пониманию того, что матка не находится в центре внимания. сердце большинства медицинских проблем, и что многие из симптомов, ранее приписываемых истерии, действительно относились к психическим заболеваниям или были просто нормальным, если не приемлемым для исторических обществ поведением женщин.

Истерия была в основном медицинским объяснением «всего, что мужчины находили таинственным или неуправляемым в женщинах», вывод, подтверждаемый только господством мужчин (историческим и постоянным) над медициной, и продолжающимся использованием истерии в качестве синонима «чрезмерно эмоционального» или «сверхэмоционального» или «сверхэмоционального». невменяемым. Также стоит отметить, сколько проблем, которые врачи пытались решить у пациентов-женщин, не были проблемами, когда они возникали у пациентов-мужчин. Гендерные стереотипы, такие как идеи о том, что женщины должны быть покорными, уравновешенными и сексуально сдержанными, наносили огромный ущерб на протяжении всей истории (и продолжают делать это сегодня).Тогда не кажется таким случайным, что большинство современных методов лечения истерии включают регулярный (супружеский) секс, брак или беременность и роды, все «надлежащие» действия для «настоящей» женщины.

Учитывая все обстоятельства, большинство врачей и женщин были рады, что истерия была исключена из официального диагностического и статистического руководства по психическим расстройствам в 1980 году.

викторианских врачей не лечили женщин оргазмом, говорят историки

Это одна из самых восхитительно скандальных историй в истории медицины: на пике викторианской эпохи врачи регулярно лечили своих пациенток, стимулируя их к оргазму.Это массовое лечение — лекарство от ныне не существующей болезни «истерии» — стало возможным благодаря новой технологии: вибратору. Вибраторы позволяют врачам быстро и эффективно массировать женские клиторы, не утомляя их руки и запястья.

Это тревожное открытие, подразумевающее, что вибраторы преуспели не потому, что они способствовали развитию женского удовольствия, а потому, что они экономили труд врачей-мужчин. И в последние несколько лет он сосредоточился на массовой культуре. Это дало начало номинированной на Тони пьесе, романтической комедии с Мэгги Джилленхол в главной роли и даже линейке фирменных вибраторов.Саманта Би поставила об этом пародию в марте. Казалось бы, бесконечный марш необычных новостей показал читателям их удивительное, но истинное качество, в том числе Vice , Mother Jones, и Psychology Today .

Короче говоря, эта сказка стала обычным явлением в том, как люди думают о викторианском сексе. И согласно спорной новой статье, это также может быть почти полностью ложным.

Нет абсолютно никаких доказательств того, что викторианские врачи использовали вибраторы для стимуляции оргазма у женщин в качестве медицинского метода, утверждается в статье, написанной двумя историками из Технологического института Джорджии.«Мануальный массаж женских гениталий, — пишут они, — никогда не был рутинным лечением истерии».

«Нет никаких доказательств этого», — говорит Халли Либерман, автор новой статьи и Buzz , популярной истории секс-игрушек. «Это неточно».

Научная статья устарела.

Нетрудно увидеть, как эта идея распространилась. Вся история викторианских вибраторов восходит к работе одного ученого: Рэйчел Мейнс, историка и бывшего приглашенного ученого в Корнельском университете.В ее книге 1999 года « Технология оргазма », описываемой в то время как «тайная история женского сексуального возбуждения», утверждается, что массаж клитора использовался в качестве медицинской техники на протяжении веков, со времен Гиппократа до наших дней.

Но это неправда, по мнению Либермана и Эрика Шацберга, заведующих факультетом истории и социологии Технологического института Джорджии. Существует мало свидетельств того, что оргазм широко понимался как лекарство от женской истерии, и еще меньше свидетельств того, что викторианцы использовали вибраторы для возбуждения оргазма в качестве медицинской техники, говорят они.«Мэйнс не приводит ни одного источника, который открыто описывает использование вибратора для массажа области клитора», — говорится в их статье. «Ни в одном из ее англоязычных источников даже нет упоминания о возникновении« пароксизмов »с помощью массажа или чего-либо еще, что могло бы отдаленно предполагать оргазм».

Вместо этого, утверждают они, Мэйн скрывает отсутствие поддержки, полагаясь на подход к первичному поиску источников «подмигивая и кивая» и «дополняя свои аргументы массой косвенных цитат».

В одном из интервью Мэйнс сказала, что раньше она слышала различные варианты критики в газете, и что ее аргумент в The Technology of Orgasm был на самом деле только «гипотезой».«Я никогда не утверждала, что у меня есть доказательства того, что это действительно так, — сказала она. «Я сказал, что это интересная гипотеза, и, как [Либерман] указывает — правильно, я думаю, — люди не выдержали. Пришло время как-то превратиться в мифологию. Я не имел в виду этого, но, черт возьми, люди наверняка это приняли, побежали с этим ».

Мэйнс добавила, что она была немного удивлена, что другим ученым потребовалось так много времени, чтобы подвергнуть сомнению ее аргумент, учитывая, насколько, по общему признанию, «тонкими» были доказательства, которые она дала в The Technology of Orgasm .«Я думал, что люди собираются атаковать его сразу же. Но людям потребовалось 20 лет, чтобы сравняться с ними — люди не хотели подвергать это сомнению. Им так понравилось, что они не хотели на это нападать ».

Несмотря на то, что Мэйнс теперь называет ее аргумент «гипотезой», ее работа в The Technology of Orgasm не имеет того же условного тона. «В западной медицинской традиции массаж гениталий до оргазма врачом или акушеркой был стандартным лечением истерии», — написала она на первых страницах этой книги.«Когда в конце 19 века вибратор появился как электромеханический медицинский инструмент, он развился на основе предыдущих массажных технологий в ответ на потребность врачей в более быстрых и эффективных физиотерапиях, особенно при истерии».

«Я задумал это как гипотезу. Возможно, то, как я это выразил, не передало этого, — сказал Мейнс, когда его спросили о декларативном тоне книги. «Интерпретации исторических данных открыты для интерпретации».

«В книге она вообще не называет это гипотезой.Она утверждает, что это факт, и это произошло », — говорит Шацберг. «На мой взгляд, это говорит о том, что Мэйнс осознавал слабость своего заявления и позже, после того, как он получил столь широкое распространение, попытался отказаться от него».

Конечно, Либерман не считала Технология оргазма гипотетической, когда впервые столкнулась с ней. Ее новая статья с Шацбергом возникла в 2010 году, когда Либерман работала над диссертацией по истории секс-игрушек. Ее советник упомянул, что иногда ему было полезно понять работы других ученых, проверяя их цитаты.«Я начал делать это в этой книге и обнаружил, что ничего не складывается», — сказал Либерман.

Она принесла книгу Шацбергу, который в то время был профессором Университета Висконсина, для получения второго мнения. Они начали просматривать книгу за цитатой — и обнаружили то, что, по их мнению, было существенными ошибками. В одном отрывке Мэнс ссылается на методику, описанную в 1660 году британским хирургом Натаниэлем Хаймором. Оригинальная цитата, переведенная с латыни, описывает движение, которое «мало чем отличается от той игры мальчиков, в которой они пытаются потереть живот одной рукой, а другой — по голове.Мейнс говорит, что это ссылка на трудность достижения оргазма с помощью «массажа вульвы».

Хиллари Клинтон и возрождение старой истерии

Не так быстро, говорят Либерман и Шацберг. «Цитата об игре мальчиков возникает при обсуждении сложных движений пальцев, особенно при игре на струнных инструментах», — пишут они. «Нигде в этом обсуждении нет даже намека на массаж вульвы». (Когда его спросили, Мейнс продолжал настаивать, что Хаймор имел в виду массаж гениталий.)

В другом отрывке Мэн цитирует врача 19 века, описывающего, как вибратор может ускорить процесс массажа. Врач без вибратора «тратит час кропотливого труда, чтобы достичь гораздо менее глубоких результатов, чем [вибратор] легко достижим за короткие пять или десять минут», — говорится в цитате.

Но это не относится к генитальному массажу, — говорит Либерман. «Вибраторы были запатентованным лекарством», — сказала она мне, и они использовались в качестве трудосберегающего устройства для многих различных типов менее возбуждающего массажа.Этот врач на самом деле выступал за вибрационный массаж «кишечника, почек, легких и кожи», — говорит она.

Даже после того, как Либерман и Шацберг сделали эти открытия, их публикация не была обязательной. Сначала Либерман надеялась опубликовать статью, в которой ее собственное исследование истории секс-игрушек сочетается с опровержением тезиса Мэна. Но она обнаружила, что анонимные рецензенты сопротивлялись ее созданию The Technology of Orgasm . В конце концов, Либерман удалила из своей статьи всю критику Мэйнса, и она была принята к публикации.

Либерман, работая с Шацбергом, превратил эту критику в адрес Мэйнса в полноценную журнальную статью — и они снова изо всех сил пытались найти журнал, который бы ее опубликовал. Согласно электронным письмам, рассмотренным The Atlantic , редакторы теперь чувствовали, что их критика должна быть сосредоточена на более чем одной книге и что она должна быть более щедрой для политического контекста штата Мэн. Один редактор сказал, что они должны рассматривать утверждения Мэна не как ошибочные факты, а как устаревшую историческую интерпретацию. «Вы позволяете« фактам »переходить в то, что справедливо можно назвать интерпретацией», — написал этот рецензент.«Разве мы не, например, постоянно возвращаемся к тому, что представляли собой« факты »промышленной революции и как она произошла?»

Статья была опубликована в журнале The Journal of Positive Sexuality в августе.

«Некоторые люди говорят:« О, вы нападаете на [Мэнс] ». Но моя жизнь была бы намного проще, если бы ее работа была точной», — сказал Либерман. «Я не хотел критиковать ее, я не хочу нападать на нее, у меня нет с ней проблем. Я просто хочу опираться на чужую работу, и когда эта работа неверна, это создает проблемы для ученых в области истории сексуальности.

«Это настоящая проблема, если вы аспирант, пишущий диссертацию, и в том, что кажется широко принятой работой в вашей области, вы не можете найти никакого оправдания», — сказал Шацберг.

Другие историки ранее указывали на проблемы с работой Мэна. Ферн Ридделл, популярный историк, изучающий викторианский секс, в статье Guardian за 2014 год выступил с критикой идеи о том, что «викторианцы изобрели вибратор». (Ридделл не ответила на электронное письмо, отправленное через своего издателя.)

И Хелен Кинг, профессор классической литературы в Открытом университете в Соединенном Королевстве, в 2011 году написала пространное научное опровержение использования Мэном греческих и латинских источников. интерпретируя медицинский текст, «в котором нижняя часть спины массируется как« мастурбация », — сказал Кинг в электронном письме. «Она так же быстро и свободно играла со второстепенным материалом; например, она процитировала общую статью о римских банях, чтобы подтвердить свою гипотезу о том, что водопроводная вода в банях использовалась для мастурбации, хотя в этой статье ничего не говорится о давлении воды или женщинах, не говоря уже о мастурбации! »

Читая новую газету, Кинг сказала, что у нее возникла одна мысль: «Что вызывает удивление, так это то, что книга Мэйнса еще более ошибочна, чем я думал… Мне действительно интересно, смотрел ли кто-нибудь вообще на нее для печати.

Этим изданием было издательство Университета Джона Хопкинса, опубликовавшее 19 лет назад The Technology of Orgasm . «Как известно большинству высокопоставленных ученых, университет требует рецензирования своих книг, полагаясь на других высокопоставленных ученых, которые прокомментируют качество работы», — сказал Грег Бриттон, его редакторский директор. «Прежде чем она была принята к публикации два десятилетия назад, эта книга должна была быть выбрана редактором, подвергнута тщательному слепому рецензированию, а затем одобрена редакционной коллегией факультета.

Он добавил: «Однако прессы не проверяют факты, как признают Либерман и Шацберг. Более того, профессор Мейнс всегда считал ее утверждения гипотезой, открытой для дальнейшего исследования ».

Мэн кивнул на работу Кинга как на прецедент для статьи Либермана и Шацберга. Она утверждает, что никогда не собиралась выдавать понятие вибраторов как викторианское лечение истерии как исторический факт; скорее, она просто хотела представить возможность как способ заставить людей думать и говорить об «оргазмической взаимности» или женских оргазмах в дополнение к традиционно более знакомому мужскому оргазму.И учитывая его огромное влияние на популярную культуру, особенно благодаря таким произведениям, как номинированная на Пулитцеровскую премию пьеса Сары Рул « В соседней комнате» (или «Игра с вибратором») , «Думаю, мне это удалось», — говорит она.

Шацберг и Либерман говорят, что они признают важность и законность изучения секса и удовольствия, но факты все еще имеют значение. «В эту пост-фактическую эпоху единственным бастионом, где факты все еще следует любить, уважать, уважать и неуклонно преследовать, является академия», — сказал Шацберг.

В последние несколько лет социальные науки потрясены «кризисом воспроизводимости», когда некогда фундаментальные открытия в психологии, науке о питании и других дисциплинах не смогли воспроизвести при проверке. Либерман и Шацберг считают, что те же самые стимулы, которые привели к кризису, «публиковать или погибнуть» также объясняют историю вибратора: его успех, как они пишут, «служит предостережением о том, как легко ложь может внедриться в гуманитарные науки».

«Люди не получают вознаграждения за проверку предыдущей работы», — сказал Шацберг.«Их награждают за новые интересные результаты исследований. Это верно в отношении естественных наук, но также верно и в отношении гуманитарных наук «.

Либерман сказал, что весь эпизод, казалось, иллюстрирует тенденцию академии к предвзятости подтверждения. «Это было непристойно. Это было сексуально. Это было похоже на порно, — сказала она. — Это укладывалось в нашу веру в то, что викторианцы не были так образованы и осведомлены о сексе, как мы, и что мы постепенно становимся более осведомленными в вопросах секса, и что история следует этому повествованию. от прогресса к прогрессу.Это так хорошо вписывается в это. Это укладывается в представления людей о непонимании женской сексуальности ».

«Один из важных выводов для меня — это то, что процесс рецензирования несовершенен. Экспертная оценка не заменяет проверку фактов », — добавила она. «Нам нужно это исправить, и нам нужно начать проверять работы других людей, особенно в области истории».

Для Кинга вывод был ясен: «Люди хотели услышать эту историю», — сказала она. «Рассказы о вибраторах продаются».

История истерии и ее влияние на вас

Когда мы смотрим на историю медицины, восходящую к глубокой древности, всегда была одна неизменная переменная: женщины редко получают медицинское правосудие.Ответственность за их медицинские состояния часто возлагалась на женщину, и только сейчас многие из состояний, от которых страдают женщины, начинают получать информацию и варианты лечения. Хотя медицинская помощь доступна женщинам и назначается женщинам при рождении, все еще существует значительное число людей, которые не могут получить медицинский диагноз, признаны недействительными практикующими врачами и чувствуют тяжесть стигмы, окружающей репродуктивные и тазовые заболевания. Одна конкретная «болезнь» прошла через историю и преследовала женщин, несмотря на их прогресс на пути к равенству.Она ответственна за большую часть стигмы и препятствий, которые женщины должны преодолеть, чтобы получить медицинское лечение, и исторически известна как женская истерия, поскольку затрагивала в основном женщин. В этой статье мы будем называть это истерией

.

Что такое истерия?

Чтобы понять влияние истерии на женщин и медицинское обслуживание, важно понимать, что именно повлекло за собой это состояние. Истерия классифицируется по множеству различных симптомов и форм поведения.По сути, все, что не считалось приемлемым поведением женщины, считалось истерией и требовало лечения.

Описаны некоторые общие симптомы:

На протяжении многих лет лечение этого состояния варьировалось от массажа таза, принуждения женщины к оргазму с выделением лишней жидкости, пиявок в области живота для уменьшения количества крови в утробе матери и брака.

Брак был вкладом Фрейда во все это явление истерии, и он считал, что причиной этого была потеря женщиной своего метафорического пениса, которую можно было вылечить, только выйдя замуж за мужчину и восполнив эту потерю.Спасибо за ваш вклад, Фрейд!

Был также феномен спонтанного движения матки (как показано ниже), который лечили, подвергая женщину воздействию различных запахов, вызывающих чихание, а также подвешиванием вверх ногами в попытке вернуть матку на «правильное» место. . Истерия привела к тому, что матка была центральным решающим фактором в физическом и психологическом здоровье женщины, и это досадное представление о людях, имеющих матку, на протяжении всей истории было в центре внимания.

Истерия в истории

Мы часто видим женщин, IAFAB, и особенно чернокожих и других цветных женщин, которых изображают истеричными, драматичными и резкими, когда они просто пытаются отстаивать свое благополучие. История в этом вопросе не на их стороне, и истерия — отличный тому пример.

Еще в Древнем Египте здоровье женщин описывалось как нестабильное и тяжелое. В Древней Греции становилось все более распространенным списывать женщин на «сумасшедших» или не достигших достаточного оргазма.Считалось, что женщины могут освободиться от этих состояний с помощью секса, и это были многие методы лечения, рекомендованные женщинам, страдающим истерией.

Истерия была сосредоточена на убеждении, что само присутствие матки должно вызывать эти симптомы; Термин «истерия» даже появился в Древней Греции от слова «истера», что означало «матка». Эти разрушительные представления о женщинах сохранялись на протяжении всей истории и сильно повлияли на то, как медицина используется для лечения и диагностики людей с матками.

Будущее медицины

Женщины продолжали бороться с истерией в средние века; пока были женщины, была истерия. Вызывает беспокойство тот факт, что истерия получила широкое признание и лечение (в основном безуспешно) с помощью экспериментальной медицины в современности. Так продолжалось до 1980-х годов, когда этот термин больше не считался психологическим состоянием. Это был важный шаг на пути к признанию женщин и IAFAB, а также к началу признания доминирования гетеросексуальных мужчин в медицинской науке.

Становится все более очевидным, что женщины и люди с матками лучше всех знают свое тело, однако по-прежнему существуют расхождения в том, как женщины диагностируются и лечатся. Можно надеяться, что современная медицина отойдет от того, что когда-то было прославленным мнением мужчин о женском теле и поведении, к успешным исследованиям и лечению заболеваний, которые веками влияли на репродуктивное здоровье. Принимая во внимание усиливающиеся нападки на репродуктивные права, необходимо помнить о женоненавистнических взглядах, которые многие используют при рассмотрении женщин и медицинской помощи IAFAB; Тот факт, что все меньше врачей игнорируют эти несоответствия в медицинской помощи, не означает, что проблема исчезает.Признание истерии и ее последствий для медицины — лишь один шаг к борьбе с этими проблемами.

Белла — стажер по программе «Планируемое отцовство» во Флориде

Цитаты

https://www.ncbi.nlm.nih.gov/pmc/articles/PMC3480686/

https://www.mcgill.ca/oss/article/history-quackery/history-hysteria

https: // www.medicalnewstoday.com/articles/the-controversy-of-female-hysteria

Теги:

Расиализированная история «истерии»

В недавнем интервью изданию Slate политолог Марк Лилла заметил, что демократы произвели «слегка истерический тон в отношении расы». В беззаботном отрицании первородного греха Америки Лиллой нет ничего нового. Новым, однако, является использование заряженного слова «истеричный».«Знает ли Лилла об этом или нет, истерия и расовая принадлежность имеют долгую и неприлично общую историю в американской жизни.

Истерия была женским заболеванием, общим недугом для женщин, у которых проявлялся любой из множества симптомов, включая паралич, судороги и удушье. Хотя диагнозы истерии восходят к Древней Греции (отсюда и название, которое происходит от hystera , греческого слова «матка»), именно в девятнадцатом веке она стала стержнем современной психиатрии, гинекологии и акушерства. .По словам Марка С. Микале, врачи девятнадцатого века «считали истерию наиболее распространенным из функциональных нервных расстройств среди женщин». Это был, как писал известный невролог XIX века Жан-Мартен Шарко, «великий невроз».

Истерия возникла в конце девятнадцатого века как инструмент патриархальной власти и превосходства белых.

Но, как показывает историк-феминистка Лаура Бриггс в своей книге «Гонка истерии:« сверхцивилизация »и« дикая женщина в акушерстве и гинекологии конца XIX века », истерия также была расовым состоянием.Это было больше, чем просто женская болезнь, это была болезнь белых, женщин. Американские медицинские специалисты в 1800-х годах, лечившие истерию, диагностировали это расстройство почти исключительно у белых женщин из высшего класса, особенно у тех, кто искал высшее образование или решил воздержаться от рождения детей. Основываясь на этих данных, они выдвинули гипотезу, что истерия должна быть «симптомом сверхцивилизации», состоянием, непропорционально затрагивающим женщин, чья вялая роскошная жизнь заставила их нервную и репродуктивную системы выйти из строя, что, в свою очередь, поставило под угрозу саму белизну.«Белизна истерии, — пишет Бриггс, — сигнализирует о специфической репродуктивной и сексуальной недостаточности белых женщин; это был язык «расового самоубийства» ». С другой стороны, небелые женщины, поскольку считались более плодородными и более физически крепкими, были отмечены как« непримиримые отличия »от своих белых собратьев, более анималистичные и, следовательно,« пригоден для медицинских экспериментов ».

Именно так в конце девятнадцатого века возникла истерия как инструмент патриархальной власти и превосходства белых, средство подавления образовательных амбиций белых женщин и дегуманизации цветных людей, и все это под сложной драпировкой научной строгости и профессиональной подготовки. орган власти.

Хотя к 1930 году истерия практически исчезла из медицинской литературы, она прожила долгую лингвистическую загробную жизнь. В основном он используется как синоним слова «смешно» (например, «Вчерашний эпизод Veep был истерическим»), но он также сохраняет свой первоначальный нозологический привкус, когда используется в смысле «бесконтрольно эмоционального», как это сделала Лилла в своей книге. Slate , интервью.

Лилла, вероятно, не собиралась принимать позу акушера девятнадцатого века, когда сказал, что «у левых политических сил был своего рода слегка истеричный тон по поводу расы».Тем не менее, если слова по-прежнему значат вещи — а в этом пост-ковфефном мире, можно надеяться, так оно и есть, — то, сознательно или нет, Лилла все же возродила патологический термин в искусстве с долгой историей подрыва стремления женщин к автономии и борьбы небелых людей за признание и равное обращение в соответствии с законом. Выбор слов Лиллы был в лучшем случае неудачным. Объяснение социальной озабоченности либералов насилием, совершаемым в отношении маргинальных групп, эмоциональным дисбалансом, сводит к минимуму подлинную печаль и подлинный гнев.Даже через три десятилетия после того, как «истерия» была исключена из третьего издания Диагностического и статистического руководства по психическим расстройствам (DSM-III), определенная часть диагностической силы этого слова, очевидно, все еще сохраняется.

Ресурсы

JSTOR — это электронная библиотека для ученых, исследователей и студентов. Читатели JSTOR Daily могут бесплатно получить доступ к оригинальным исследованиям наших статей на JSTOR.

Автор: Лаура Бриггс,

Американский квартал, 52.2 (2000): 246-273

Издательство Университета Джонса Хопкинса

Автор: Марк С. Микале

Isis, 84.3 (1993): 496-526

.

Издательство Чикагского университета

История врачей, диагностирующих истерию у женщин

Есть много причин, по которым вам может понадобиться врач-женщина. Во-первых, это заставляет многих женщин чувствовать себя комфортнее во время экзаменов.С другой стороны, согласно исследованиям, женщины-врачи обычно имеют пациентов, которые живут дольше, чем их коллеги-мужчины. Тем не менее, женщины по-прежнему неравны в составе медицинских кадров, а мужчины занимают более престижные должности и руководящие должности. Но хотя сейчас нам нужно больше женщин-врачей, была эпоха, когда недостаток женщин в медицине означал, что полностью сексистское — не говоря уже о воображаемом — «состоянии» свирепствовало.

Это была бы женская истерия, первое психическое заболевание, связанное с женщинами.Он служил ловушкой для множества проблем, включая (но определенно не ограничиваясь) обмороки, беспокойство, бессонницу, раздражительность, нервозность и «склонность доставлять неприятности другим», по словам автора Рэйчел Мэн в книге The Технология оргазма. (Также в списке? Чрезмерная вагинальная смазка и эротические фантазии. Потому что ни то, ни другое не является нормальным.) Хотя формальное определение женской истерии на протяжении многих лет проявлялось по-разному, с тех пор от него отказались из-за его широты.

Врачи годами диагностировали у женщин это искусственное заболевание и предлагали всевозможные виды лечения, некоторые из которых были немного более дурацкими, чем другие. Итак, в свете # DayWithoutaWoman, посмотрите, как врачи неправильно понимали (а также лечили) женскую истерию задолго до того, как стало известно, как на самом деле выглядит женское здоровье.

1. Причина истерии (и, собственно говоря, ее словесное происхождение) изначально приписывалась «блуждающим утробам».

Термин «истерия» на самом деле происходит от греческого слова «матка», hysterika, , которое Гиппократ впервые использовал для описания болезни, которая заложена в движениях матки.По словам Гиппократа и его команды, женское тело физиологически холодно, и чтобы согреться, ему нужен секс. Таким образом, термин «истерия» часто использовался для диагностики женщин с неактивной или неполной сексуальной жизнью.

2. Когда-то истерия считалась одной из самых распространенных медицинских проблем.

Влиятельный врач по имени Томас Сиденхэм, живший с середины до конца 1600-х годов, считал, что истеричных женщин повсюду. По-видимому, Сиденхэм однажды заявил, что женская истерия, которую он приписывал «нерегулярным движениям духов животных», была второй по распространенности болезнью того времени — после другого туманного термина «лихорадка», согласно исследованию в Mother Jones .

3. Из-за своего широкого характера истерия стала широко распространенным диагнозом, когда врачи не знали, что еще происходит.

При таком большом количестве возможных симптомов истерия всегда была естественным диагнозом, когда болезнь не могла быть идентифицирована. Например, до внедрения теста электроэнцефалографии (ЭЭГ) эпилепсию часто путали с истерией. Честно говоря, я не думаю, что эти два могут быть более разными с медицинской точки зрения.

3. Когда дело доходило до лечения истерии, особенно тех, у кого проявлялись «сексуальные симптомы» расстройства, ручная стимуляция клитора использовалась как лечебное средство.

Послушайте, я люблю небольшую мастурбацию так же сильно, как и любая другая женщина, но я не собираюсь называть это следующим пенициллином. Хотя он имеет свои преимущества для здоровья, любой вид мастурбации не поможет облегчить серьезное заболевание. Тем не менее, я бы сказал, что это здорово, если вам нужен быстрый момент для хорошего самочувствия. Кроме того, вам не нужно, чтобы врач сказал вам, что пора немного насладиться любовью к себе!

4. Но на самом деле врачей не коснулись женщин, поэтому они обратились за помощью к мужьям.

В 1653 году врач Алемарианус Петрус Форестус опубликовал медицинский сборник под названием Observationem et Curationem Medicinalium ac Chirurgicarum Opera Omnia, , в котором Форестус посвящает целую главу болезням женщин. В частности, он отметил, что в отношении лечения истерии многие врачи-мужчины «искали любую возможность заменить свои пальцы другими приспособлениями, такими как внимание мужа, руки акушерки или деловой конец какого-то неутомимого и безличного человека. механизм.«Сексуально, правда?

5. Истерия привела к изобретению современного вибратора.

Да, вибратор изначально задумывался как медицинский рецепт для лечения истерии. В 1880-х годах доктор Дж. Мортимер Гранвиль официально пригласил вибратор и его электромеханическое изобретение были запатентованы. Хотя не существовало универсального приспособления, все больше и больше женщин хотели забрать домой это устройство, предназначенное только для использования в офисе, для самостоятельного лечения. время.(Вы действительно удивлены?)

6. Вас считали «излеченным» от истерии, если вы достигли «истерического пароксизма» (другими словами, вы испытали оргазм). осмотр и уход с промыванием после оргазма. Кабинет врача — не место для этого. Даже если ваш врач — МакДрими.

7. Но больше всего шокирует то, что истерия не была рассекречена как психическое здоровье расстройство Американской психиатрической ассоциации до 1950-х годов.

Мысль о том, что такую ​​тревожную с медицинской точки зрения вещь, как эпилепсия, можно спутать с чем-то таким простым, как желание секса, сегодня для нас не что иное, как пугающая. И без достижений современной медицины — особенно появления и роста числа женщин-врачей и женского здоровья — кто знает, будем ли мы все еще полагаться на нашего Кролика в лечении множества заболеваний.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.