Что альтруизм: Альтруизм. Что такое «Альтруизм»? Понятие и определение термина «Альтруизм» – Глоссарий

Содержание

Альтруизм — Гуманитарный портал





Альтруизм — это нравственный принцип, согласно которому благо других людей и их интересы более значимы, чем собственное Я и личные интересы. Термин «альтруизм» был сконструирован и введён в оборот О. Контом, развивавшим традиции британской моральной философии XVIII века, для фиксации понятия, противоположного понятию эгоизм (см. Эгоизм). Конт называл альтруизм «жизнью ради других», рассматривая, таким образом, бескорыстное удовлетворение человеком интересов других людей в качестве высшего блага. Центральная идея альтруизма — идея бескорыстия как непрагматически ориентированной деятельности, выполняемой в интересах других людей и не предполагающей реального вознаграждения.

Отдельные идеи альтруизма развивались в более ранних этических учениях — ранним христианством; в Средние века Франциском Ассизским; в Новое время многими просветителями (Д. Юм, А. Смит, Ж.-Ж. Руссо, И. В. фон Гёте и другими). В XIX веке под влиянием утилитаризма альтруизм понимался как ограничение личного интереса ради интереса общего (в некоторых интерпретациях — общественного). Как требование, предъявляемое к отношениям между людьми, альтруизм шире принципа уважения, запрещающего отношение к другому как к средству достижения собственных целей, и принципа справедливости, запрещающего ущемление интересов другого и обязывающего воздавать другим по заслугам. В своём существенном содержании принцип альтруизма был воплощён в заповеди любви, хотя им и не исчерпывается христианская заповедь милосердия, содержание которой включает благоговение и совершенствование; в этом смысле альтруизм представляет собой частный случай милосердия. Однако в новоевропейской философии милосердие начинает трактоваться именно в духе альтруизма, а содействие благу другого человека рассматривается как основа морали вообще. В XIX и начале XX века принцип альтруизма стал предметом критики христианских, в особенности православных, мыслителей, полагавших, что новоевропейский альтруизм неприемлем как «учение буржуазно-демократической морали». В марксизме альтруизм, равно как и эгоизм, рассматривались в качестве исторически и ситуативно конкретных форм самовыражения индивидов. Альтруизм определялся как идеологическая иллюзия, призванная закамуфлировать такой общественный порядок, который позволяет обладателям частной собственности представить свой частный корыстный интерес «в качестве интересов своих ближних». Решительно отвергал принцип альтруизма Ф. Ницше, видя в нём одно из выражений «морали рабов». Для А. Шопенгауэра альтруизм — это «изнанка мировой воли». Л. Фейербах считал альтруизм «родовой сущностью» человека. В психоаналитической концепции З. Фрейда проявление альтруизма рассматривается как невротическая потребность субъекта в ослаблении чувства вины, или же как компенсация им первобытного эгоизма, подвергнутого вытеснению. Во второй половине XX века философско-этическая проблематика, связанная с альтруизмом, получила развитие в исследованиях «помогающего» или, шире, «просоциального» поведения, в которых альтруизм анализируется в контексте практических отношений между людьми, на материале различных форм солидарности, благодеяния, благотворительности и так далее. Она также переосмысливается в контексте этики заботы (К. Гиллиган, Н. Ноддингс). Достижения эволюционной генетики позволили представителям эволюционной этики (Р. Триверс, Э. Уилсон) показать биологические предпосылки альтруизма и функциональную неопределённость того, что принято считать «личным интересом».

Очевидно, действительная проблема, отражённая в дилемме «альтруизм — эгоизм», заключается в противоречии не частного и общего интересов, а интересов Я и Другого. Как видно из определения термина (и этимологии слова «альтруизм»), речь идёт о содействии не общему интересу, а именно интересу другого человека (возможно, как равного, и при любых условиях — как ближнего), и уточняется, что альтруизм необходимо отличать от коллективизма — принципа, ориентирующего человека на благо сообщества (группы). Такое определение нуждается в нормативной и прагматической спецификации; в частности, относительно того, кто судит о благе другого, в особенности когда другой не может считаться в полной мере суверенным судить о том, что составляет его действительный интерес. Обращенный к индивиду как к носителю частного интереса альтруизм предполагает самоотречение, поскольку в условиях социальной и психологической обособленности людей забота об интересе ближнего возможна лишь при ограничении собственного интереса.




Что такое альтруизм с точки зрения биологии

«Афиша Daily» узнала у биолога и лауреата премии «Просветитель» Александра Маркова, что на самом деле побуждает нас жертвовать собственными интересами ради других.

Александр Марков

Что такое альтруизм?

Если посмотреть определение слова «альтруизм» в философском словаре, то там будет написано, что это нравственный принцип, который предписывает бескорыстные действия, направленные на благо других людей, или способность приносить себя в жертву ради общего блага. Но эволюционные биологи используют этот термин с другой точки зрения. Мы называем альтруизмом поведение, которое повышает приспособленность или репродуктивный успех других особей в ущерб своим собственным шансам на успешное размножение.

Эволюция и естественный отбор сделали из нас существ, у которых как будто есть некая «корыстная цель». Она состоит в том, чтобы оставить как можно больше потомства — передать копии своих генов следующим поколениям. И иногда происходит так, что какое-то живое существо жертвует этим своим корыстным интересом ради интересов другого существа. Такие действия мы называем альтруистическими.

Заложена ли у нас в генах склонность к альтруизму?

Нельзя сказать, что это есть в каждом из нас. Но склонность к альтруистическому поведению определенно заложена во многих живых существах. Хотя в биологии доминирует эгоизм, потому что по умолчанию каждое живое существо в первую очередь заботится о собственных интересах: выживании, размножении и так далее. Но иногда у некоторых организмов, в том числе у человека, мы можем наблюдать альтруистическое поведение.

Люди — довольно сложные существа. Есть множество факторов, которые влияют на наше поведение и могут заставить нас действовать альтруистически. В том числе и таких, которые неактуальны для других животных. У нас очень сложный социум, культура, правила совместной жизни и мораль, выработанная обществом уже в ходе культурной эволюции. Практически у всех человеческих популяций мораль диктует поведение, которое выгодно обществу, а не отдельному индивиду. Во многих ситуациях именно мораль, выработанная культурой, побуждает нас к альтруистическим действиям. Например, когда одно племя воюет с другим, пойти на войну и рисковать своей жизнью — это типичный пример проявления альтруистического поведения. В человеческом обществе альтруизм может поддерживаться совершенно разными способами: законами, уставами, угрозами и так далее.

Но это все накрутки поздней культуры. У нас нет врожденных инстинктов и полностью генетически запрограммированных поведенческих последовательностей, которые бы не зависели от воспитания и обучения. Мы все свое поведение обретаем в ходе развития, обучения, впитывая ту культуру, которую нам предлагает общество. Но мы генетически запрограммированы на то, что довольно легко и охотно обучаемся. Альтруизму в том числе.

Зачем мы жертвуем собой ради других?

Совсем бескорыстного альтруизма не существует. Невозможно представить, чтобы человек совсем не получал никакой отдачи от совершения акта жертвенности. Хотя бы моральное удовлетворение он должен получить. Но чаще всего, совершая альтруистический поступок, мы надеемся на какие-то бонусы. На благодарность, на то, что услуга будет нам возвращена в будущем, либо на улучшение отношений с человеком. Это модель так называемого взаимного альтруизма по принципу «ты — мне, я — тебе». Такое поведение встречается у людей и некоторых обезьян.

Подробности по теме

Почему мы любим делиться на «своих» и «чужих» — и чем это опасно

Почему мы любим делиться на «своих» и «чужих» — и чем это опасно

Есть модель родственного альтруизма. Это главная теория, которая объясняет большую часть случаев альтруизма в природе, почему и при каких условиях может в ходе эволюции развиваться альтруистическое поведение по отношению к родственникам. В некоторых ситуациях альтруизм помогает распространять свои гены. Если особь родственна вам, значит, какая-то часть ее генов идентична вашим. Поэтому, помогая выживать и размножаться другой особи, вы тем самым помогаете копиям своих же генов жить. Эффект с точки зрения эволюции будет точно такой же, как если вы сами размножитесь. Но это зависит от степени родства. Скажем, у родных братьев и сестер около половины генов идентичны. Получается, что пожертвовать своей жизнью ради спасения двоих своих братьев — это, так сказать, нулевой итог, никто не выиграл — никто не проиграл. А вот пожертвовать жизнью ради троих родных братьев или сестер — это уже выгодно с точки зрения эволюции. Поэтому у многих животных выработалась склонность отказываться от собственных интересов ради родственников. Например, ради родных сестер отказываются от собственного размножения пчелы и муравьи. То есть бесполые самки работают на размножение собственной матери, братьев, сестер. Это типичный пример альтруизма в биологии.

Еще существует альтруизм ради повышения репутации. Это уже только у социальных животных с неплохо развитыми мозгами и у человека. В развитом социуме репутация — это ценный ресурс. Если другие особи к вам хорошо относятся, они будут с вами взаимодействовать каким-то удобным для вас образом. А если вас все не любят — конечно, вам будет плохо. Поэтому ради повышения репутации стоит порой поступаться своими корыстными интересами. В биологии такой процесс называется непрямой взаимностью. У человека сильно развита боязнь за свою репутацию.

Ученые заметили, что люди, которые жертвуют деньги на благотворительность, предпочитают делать это таким образом, чтобы об этом узнали побольше их знакомых и родственников. Проводились психологические эксперименты, где добровольцам предлагали совершить какое-то альтруистическое действие. Скажем, участнику выдают какую-то сумму денег и говорят: «Вы можете пожертвовать часть на помощь голодающим детям Эфиопии, остальное забрать себе». И оказалось, что от степени анонимности ситуации жертвуют больше или меньше. Если человека убедить, что о его выборе вообще никто никогда не узнает, даже экспериментаторы, то в таких случаях жертвуют меньше всего. Чем ниже степень анонимности, тем больше человек жертвует. Это говорит о том, что человек заботится о своей репутации. Но любопытно, что даже при максимально возможном уровне анонимности альтруизм все-таки не нулевой, что-то люди жертвуют. Хотя это можно объяснить и тем, что человек никогда не может быть на 100% уверен в анонимности ситуации. А вдруг кто-нибудь узнает, как я поступил.

Все эти механизмы способны вызвать развитие альтруистического поведения в ходе эволюции в определенных ситуациях. Естественный отбор автоматически просчитывает эти вещи, само животное этого может не осознавать. Пчела, когда выбирает не размножаться ради кого-то, не просчитывает степень родства и не понимает, сколько генов она передаст, у нее просто срабатывает инстинкт.

Так же и у человека. В прошлом естественный отбор поддержал развитие психологических склонностей, которые помогали повышать репутацию в коллективе пещерных людей. Теперь наш мозг устроен так, что человек испытывает удовольствие, совершая добрый поступок в определенных ситуациях. Сам человек при этом не просчитывает родство, репутационные возможности и выгоду, чаще всего ему просто хочется совершить добрый поступок.

Сам человек может быть добрым, благородным и жертвенным, но причины этих проявлений отчасти эволюционные. И они довольно циничны.

Если это выгодно обществу и самому человеку, почему все не стали альтруистами?

Такой вопрос можно задать практически про любой признак. Почти по всем биологическим параметрам люди разнообразны. Например, у нас изменилось строение скелета, чтобы нам было удобнее быстро бегать. Но если нам выгодно быстро бегать, то почему не все люди могут это делать? Потому что человеческая популяция полиморфна.

Признак такого рода, как склонность к альтруистическому поведению, — это очень полигенный признак. Это значит, что многие гены могут на него влиять, прямо или косвенно. При этом один ген может выполнять еще кучу других функций и иметь разные эффекты. В такой ситуации естественный отбор просто не может всех подстричь под одну гребенку, и неизбежно возникает полиморфизм. К тому же новые мутации возникают постоянно. Каждый новорожденный человек, например, имеет около 70 новых мутаций, которых не было у его родителей. И одна из 70 мутаций вполне может попасть в какой-нибудь ген, влияющий на склонность к альтруизму.
Известны некоторые гены, вариации в которых влияют на склонность к альтруистическому поведению. Например, ген рецептора окситоцина. Окситоцин — такой нейропептид, нейрогормон, одна из функций которого обеспечивать удовольствие, которое человек получает от общения с другими особями. Люди с разными вариантами этого рецептора в разной степени склонны в психологических экспериментах жертвовать какие-то деньги и делиться.

Кроме того, существует балансирующий отбор. Так называют ситуацию, когда выгодно быть представителем редкого фенотипа. Скажем, если все вокруг беззаветные альтруисты, значит, существует поток ресурсов, которые эти альтруисты всем вокруг раздают. В этом обществе очень выгодно затаиться одним тихим эгоистом, который не будет ничего давать, но будет у всех все брать. Но если все кругом эгоисты и никто уже не производит общественного ресурса, то уже становится выгоднее быть производителем этого ресурса. Это на уровне одноклеточных организмов можно изучить. Например, дрожжи. Если дрожжей кормить сахарозой, то дрожжи будут выделять специальный фермент во внешнюю среду, он расщепляет сахарозу на фруктозу и глюкозу, последней они потом и питаются. Но этот полезный общественный фермент производит только часть клеток, а другая часть только пользуется плодами их трудов. То есть первые клетки — это кооператоры, альтруисты, которые производят общественно полезный продукт за свой счет, а другие — эгоисты, которые не производят фермент, но питаются наравне со всеми. В такой системе есть некое равновесие: если высок процент альтруистов, очень выгодно быть эгоистом, потому что эгоисты находятся в выигрышном положении и могут быстрее размножаться. Но если они размножаются быстрее, то процент эгоистов стремительно растет. И когда эгоистов становится слишком много, в выигрышном положении оказываются альтруисты. Соответственно, есть такая промежуточная частота, при которой приспособленность и тех и других оказывается равной. Это устойчивый полиморфизм.

Одно дело, если люди находятся в большом городе, где никто никого не знает, — это способствует индивидуалистическому поведению. Другое дело, если люди живут в какой-то небольшой уединенной деревне, где все друг друга знают, и не дай бог сделать что-то такое, за что соседи осудят. В мирное время, когда все обеспечены и не нуждаются в помощи друг друга, формируется среда, которая способствует эгоизму. А в военное время или период блокады, когда без помощи ближнего выжить невозможно, люди собираются в кучку и помогают друг другу изо всех сил.

Но важно понимать, что один и тот же человек в разных ситуациях будет вести себя либо эгоистично, либо альтруистично.

Поэтому здоровых людей трудно классифицировать на альтруистов и эгоистов. Нездоровый человек, конечно, может совершать исключительно эгоистичные или, напротив, альтруистические поступки. Есть история про американца, дорожного рабочего, которому железным стержнем пробило голову насквозь. Врачи его спасли, но большая часть лобной доли мозга погибла, из-за чего у него радикально изменилась личность. До этого он был добрым парнем и душой компании, а после стал злым, циничным, асоциальным.

Человеческий альтруизм, кстати, почти всегда парохиальный, то есть направлен только «на своих»: на семью, народность, религиозную общину. А есть еще «чужие», враги, на них альтруизм не распространяется. К сожалению, мы еще не доросли до такого уровня, когда бы мы считали всех людей своими, вне зависимости от их расовой, религиозной и любой другой принадлежности. Такое в нас эволюция не закладывала.

Альтруизм — это… Что такое Альтруизм?

Альтруи́зм (лат. Alter —другой, другие) — понятие, которым осмысливается активность, связанная с бескорыстной заботой о благополучии других; соотносится с понятием самоотверженность — то есть с приношением в жертву своих выгод в пользу блага другого человека, других людей или в целом — ради общего блага. В некоторых смыслах может рассматриваться как противоположное эгоизму. В психологии иногда рассматривается как синоним или часть просоциального поведения.

Согласно В. С. Соловьёву, под альтруизмом понимается «нравственная солидарность с другими человеческими существами»[1].

Содержание понятия

В этом разделе не хватает ссылок на источники информации.
Информация должна быть проверяема, иначе она может быть поставлена под сомнение и удалена.
Вы можете отредактировать эту статью, добавив ссылки на авторитетные источники.
Эта отметка установлена 2 сентября 2011.

Понятие альтруизма ввёл французский философ и основатель социологии Огюст Конт[2]. Он характеризует им бескорыстные побуждения человека, влекущие за собой поступки на пользу других людей. Согласно Конту принцип альтруизма гласит: «Живи для других». Согласно О. Конту, альтруизм противоположен, антонимичен эгоизму, и подразумевает такое поведение и активность человека, которыми он приносит другим людям больше пользы, чем требует от них приложения каких либо затрат.[3]

Оппозицией такому пониманию альтруизма выступают Чарли Л. Харди, Марк ван Вугт,[4] Дэвид Миллер[5] и Дэвид Келли[6], которые в своих исследованиях показали, что альтруизм и альтруистическое поведение не связаны с прямой выгодой, или с комбинациями различных выгод, но в конечном счёте, в долгосрочной перспективе создают больше преимуществ, чем было затрачено на совершение альтруистических действий.

Согласно Джонатону Сеглоу,[7] альтруизм — это добровольный, свободный акт субъекта, который, однако не может быть осуществлён без того, чтобы совершённое альтруистическое действие не потеряло своей альтруистичеcкой природы.

Русский философ Владимир Соловьев в работе Оправдание добра обосновывает альтруизм через жалость и считает его естественным проявлением человеческой природы (всеединства), тогда как его противоположность (эгоизм, отчуждение) является пороком. Общее правило альтруизма согласно В. С. Соловьёву может быть соотнесено с категорическим императивом И. Канта: поступай с другими так, как хочешь, чтобы они поступали с тобою[8]

Б. Ф. Скиннер провел анализ такого явления, как альтруизм, и пришел к следующему выводу: «Мы уважаем людей за их хорошие поступки только тогда, когда мы не можем объяснить эти поступки. Мы объясняем поведение этих людей их внутренними диспозициями только тогда, когда нам не хватает внешних объяснений. Когда же внешние причины очевидны, мы исходим из них, а не из особенностей личности».[источник не указан 258 дней]

Вера в то, что люди должны оказывать помощь тем, кто в ней нуждается, безотносительно к возможной выгоде в будущем, является нормой социальной ответственности. Именно эта норма побуждает людей, например, поднять книгу, которую уронил человек на костылях. Эксперименты показывают, что даже тогда, когда оказывающие помощь остаются неизвестными и не ожидают никакой благодарности, они зачастую помогают нуждающимся лицам.[источник не указан 258 дней]

Те, кто любит, всегда стремятся прийти на помощь возлюбленному. Однако интуитивное, неосознанное желание помочь вовсе не обязательно должно относиться к тому человеческому существу, с кем вас связывают узы любви или дружбы. Совсем наоборот, альтруистическое стремление оказать помощь совершенно постороннему человеку издавна считается доказательством особенно изысканного благородства. Подобные бескорыстные порывы альтруизма котируются в нашем обществе чрезвычайно высоко и даже, как утверждают знатоки, как бы сами несут в себе моральное вознаграждение за причинённые нам хлопоты.[источник не указан 258 дней]

Испытывая эмпатию, мы обращаем своё внимание не столько на наш собственный дистресс, сколько на страдания других. Ярчайший пример эмпатии — безоговорочное, моментальное оказание помощи людям, к которым мы испытываем привязанность. В среде учёных, изучающих взаимосвязь эгоизма и эмпатии были разные точки зрения, проводились многочисленные эксперименты: очень уж хотелось достоверно определить, способен ли вообще человек на абсолютное бескорыстие… Результаты экспериментов [источник не указан 306 дней] свидетельствовали, что да, способен, но учёные-скептики утверждали, что ни один эксперимент не может исключить всех возможных эгоистических мотивов оказания помощи. Тем не менее, дальнейшие эксперименты и сама жизнь подтвердили, что есть люди, которые заботятся о благе других, иногда даже в ущерб своему собственному благу.[источник не указан 258 дней]

«Каким бы эгоистичным ни казался человек, в его природе явно заложены определённые законы, заставляющие его интересоваться судьбой других и считать их счастье необходимым для себя, хотя он сам от этого ничего не получает, за исключением удовольствия видеть это счастье.»

— Адам Смит, Теория моральных чувств, 1759

Альтруизм в социуме также может быть выгоден, так как приводит к повышению репутации.[9] Другим преимуществом альтруизма может служить самореклама, названная израильским зоологом Амоцем Захави «эффектом потлача».

Основные виды, формы и практики альтруизма

Моральный и нормативный альтруизм

Моральная, нравственная сторона альтруизма может быть осмыслена через нравственный императив И. Канта. Интериоризованное человеком, то или иное понимание нравственности может стать таким внутриличностным образованием как совесть, исходя из которой, а не из стремлений к тем или иным выгодам, будет действовать человек. Таким образом, моральный/нравственный альтруизм заключается в действии в соответствии с собственной совестью.

Ещё одной формой, или одним пониманием морального альтруизма, является его осмысление в рамках представлений о правосудии или юстиции, социальные институты которых широко распространены в западных обществах. В рамках представлений о правосудии человек рассматривается как нередко готовый бескорыстно действовать за правду и её торжество в мире социальных взаимоотношений, а также против различного рода несправедливостей.

Действия в соблюдение обязательств (которые человек даёт самому себе или другому) и ожиданий (которые имеют в отношении человека другие люди) иногда рассматриваются как определённая степень альтруизма. Вместе с тем, нередко такого рода действия могут оказываться и действиями по расчёту.

Альтруизм из симпатии и сочувствия

Альтруизм может быть связан с различного рода социальными переживаниями, в частности с симпатией, сочувствием к другому, милосердием и доброжелательностью. Альтруисты, доброжелательность которых распространяется за пределы родственных, соседских, дружеских отношений, а также отношений со знакомыми, называются также филантропами, а их деятельность — филантропией.

Кроме доброй воли и сострадания альтруистические действия нередко делаются из привязанности (к чему-то/кому-то) или общей благодарности к жизни.

Рациональный альтруизм

Рациональный альтруизм — это балансирование (а также попытка его осмыслить) между своими интересами и интересами другого человека и других людей.

Выделяется несколько направлений рационализации альтруизма:

  • Альтруизм как мудрость (пруденция) (через моральное право (чувство «вправе») и добрые дела может быть оправдан разумный эгоизм (Кристоф Лумер).[10]
  • Альтруизм как взаимный (реципрокный) обмен. Рациональность взаимного обмена очевидна: действие, основанное на нормах взаимности (справедливость, честность), ориентированы не точный учет произведённых усилий и их компенсацию. Скорее, речь идет о предотвращении использования альтруистов эгоистами, таким образом, чтобы процесс обмена мог быть продолжен. Взаимность является средством для предотвращения эксплуатации.
  • Альтруизм как обобщённый обмен. Обобщенные системы обмена характеризуются тем, что они основаны на усилиях, прилагаемых в одностороннем порядке без прямой компенсации. Любой может оказаться получателем выгоды (от альтруистического действия) или тем, кто это действие совершает. Рациональность обобщенного обмена состоит в том, что каждый, кто нуждается в помощи, может получить её, но не прямо от кого-то, но косвенно; важную роль здесь играют отношения доверия между людьми.
  • Рациональный баланс собственных и чужих интересов (например, теория рациональных/социальных решений Говарда Марголиса).[11]
  • Парето-альтруизм. Согласно итальянскому экономисту и социологу Парето, Вильфредо, его известному распределению, «80 % последствий порождают 20 % причин», альтруистические действия возможны и не требуют привнесения никаких жертв в выгодах. Есть множество действий (в том числе — эгоистических), от совершения которых ни от кого не требуется никаких жертв и не приносит ни кому ни какого вреда. Такие действия могут быть причислены к альтруистическим актам.
  • Утилитарное понимание альтруизма. Альтруистический акт рассматривается как основанный на максимизации какого-либо общего блага, в том числе посредством привлечения других людей для этого. Пример: у человека есть некоторая сумма денег и он хочет её пожертвовать на развитие некой территории. Он находит какую-нибудь организацию, работающую с этой территорией и жертвует ей деньги, надеясь что в ней они потратятся нужным образом. Вместе с тем, как следует из примера, такое, утилитарное понимание альтруизма может приводить к предвзятости и преследованию определённых собственных интересов.

Социальная психология альтруизма и альтруистическое поведение

С развитием эмпирических психологических исследований такие нечёткие понятия как альтруизм, полезность, постепенно заменяются на более употребительный термин «просоциальное поведение».

Существуют половые различия в альтруистическом поведении: женщины, как правило, показывают более долгосрочное просоциальное поведение (например, забота о близких). Для мужчины, более вероятны, уникальные «подвиги» (например, при пожаре), в которых нередко нарушаются конкретные социальные нормы.[12]

Есть также исследования из области эволюционной психологии, в которых показано, что люди выживают за счёт сотрудничества и нормальной взаимности. Как выразился Герберт Саймон, просоциальное поведение имеет преимущество в ситуации естественного отбора/эволюции, и в некотором смысле, альтруизм может рассматриваться как генетически заложенная в человеке программа.[13]

Согласно социально-психологическим исследованиям альтруистического поведения, важную роль в нём играет личная ответственность человека. Принятие решений требует принятия на себя ответственности за эти решения. Если решение принимается группой людей, то ответственность за него распределяется по членам группы, снижая личную ответственность каждого из них. Как пишет Дмитрий Алексеевич Леонтьев, ссылаясь на исследования социальных психологов, описанные в книге Ли Росса (англ.)русск. и Ричарда Нисбетта (англ.)русск.[14]: «если что-то произошло, если вам стало плохо, нужна помощь, а вокруг идут люди, не останавливаясь, нельзя звать на помощь просто, ни к кому не обращаясь. Выберите любого человека, смотрите на него и обращайтесь лично к нему и вероятность того, что к вам придут на помощь, возрастёт в несколько раз.»[15]

Другие разновидности

В общем понятии альтруизма выделяют отдельные под-понятия, описывающие некоторые специфические виды альтруизма. Например:

Примечания

  1. Соловьев. В. С. Оправдание добра, 3,11,I
  2. Современный психологический словарь / Под редакцией Б. Г. Мещерякова, В. П. Зинченко. — Санкт-Петербург: Прайм-Еврознак, АСТ, 2007. — 496 с. — (Психология — лучшее). — 3000 экз. — ISBN 978-5-17-046534-7, ISBN 978-5-93878-524-3
  3. Manuela Lenzen. Evolutionstheorien in den Natur- und Sozialwissenschaften. Campus Verlag, 2003. ISBN 3-593-37206-1 (Google Books)
  4. Charlie L. Hardy, Mark van Vugt. Giving for Glory in Social Dilemmas: The Competitive Altruism Hypothesis. University of Kent, Canterbury 2006.
  5. David Miller. ’Are they my poor?’: The problem of Altruism in a World of Strangers. In: Jonathan Seglow (Hrsg.): The Ethics of Altruism.: Frank Cass Publishers, London 2004. — ISBN 978-0-7146-5594-9, S. 106—127.
  6. David Kelley. Altruism and capitalism. In: IOS Journal. 1 Januar 1994.
  7. Jonathan Seglow (Ed.). The Ethics of Altruism. ROUTLEDGE CHAPMAN & HALL. London. — ISBN 978-0-7146-5594-9.
  8. Соловьев В. С. Оправдание добра. Часть первая. Гл.3. Жалость и альтруизм
  9. Докинз, Клинтон Ричард. Возникла ли нравственность в процессе эволюции? // Бог как иллюзия = The God Delusion. — КоЛибри, 2009. — 560 с. — 4000 экз. — ISBN 978-5-389-00334-7
  10. Christoph Lumer. Rationaler Altruismus. Eine prudentielle Theorie der Rationalität und des Altruismus. Universitätsverlag Rasch, Osnabrück 2000.
  11. Howard Margolis. Selfishness, Altruism, and Rationality. A Theory of Social Choice. Chicago and London, 1982.
  12. Eagly A.H. Sex differences in social behavior: A social-role interpretation. — Erlbaum, Hillsdale, NJ 1987.
  13. Hoffman M.L. Is altruism a part of human nature? In: Journal of Personality and Social Psychology. 40 (1981), S. 121—137.
  14. Росс, Ли Д. (англ.)русск., Нисбетт, Ричард Э. (англ.)русск. Человек и ситуация: Уроки социальной психологии = The Person and the Situation: Perspectives of Social Psychology / Перевод с английского В. В. Румынского, под редакцией Е. Н. Емельянова, B. C. Магуна. — М.: Аспект-Пресс, 12 января 1999. — 429 с. — 5000 экз. — ISBN 5-7567-0234-2, ISBN 5-7567-0233-4
  15. Леонтьев, Дмитрий Алексеевич. Лабиринт идентичностей: не человек для идентичности, а идентичность для человека (рус.) // Философские науки : журнал. — 2009. — № 10. — С. 6.

Ссылки

См. также

АЛЬТРУИЗМ | Энциклопедия Кругосвет

АЛЬТРУИЗМ (фр. altruisme от лат. alter – другой) – нравственный принцип, предписывающий сострадание и милосердие к другим людям, бескорыстное служение им и готовность к самоотречению во имя их блага. В качестве морального требования альтруизм формулируется в противоположность эгоизму, о чем свидетельствуют золотое правило и заповедь любви (см. также МОРАЛЬ). Как принцип межличностных отношений альтруизм конкретизируется в принципе справедливости: «Поступай так, чтобы интерес другого человека не становился для тебя средством достижения собственных целей», в принципе уважения: «В своих поступках не ущемляй интересы и права другого человека» и принципе человеколюбия, или соучастия: «Поступай так, чтобы интерес другого человека становился целью твоего поступка». Обращенный к индивиду как к носителю частного интереса альтруизм предполагает самоотречение, ибо в условиях социальной и психологической обособленности между людьми забота об интересе ближнего возможна лишь при ограничении собственного интереса.

Сам термин «альтруизм» был предложен французским мыслителем Огюстом Контом (1798–1857) для того, чтобы выразить понятие, противоположное эгоизму. Контовский принцип альтруизма гласил: «Живи для других». В 19 в., под влиянием утилитаризма (утилитаризм (от лат. utilitas – польза) – направление в моральной философии, основанное Иеремией Бентамом (Jeremy Bentham, 1748–1832) и развитое под названием «утилитаризм» Дж.С. Миллем (John Stewart Mill, 1806–1873), согласно которому в основе морали лежит общее благо (как счастье большинства людей), или общая польза), альтруизм понимался как ограничение личного интереса в пользу общему, а в некоторых интерпретациях – именно общественному, интересу. В этом плане между альтруизмом и заповедью любви есть существенное различие. С собственно христианской, в особенности православной точки зрения, альтруизм неприемлем как человекоугодие, при котором забывается Бог и обязанность человека угождать Богу и выполнять все его заповеди. Христианская критика альтруизма в 19 в. была обусловлена тем, что концепция альтруизма вырастает из традиций европейского гуманизма, из стремления понять добродетели человека секуляризовано, а нравственность – как выражение потребностей и интересов человека, включенного в отношения с другими людьми, в общественные связи. Вместе с тем, некоторые трактовки утилитаристского понимания альтруизма допускали, что человек, ориентируясь на счастье большего числа людей, позволяет себе причинение некоторого вреда небольшому числу людей. Чтобы предотвратить эти допущения, необходима разработка таких нравственных кодексов, которые однозначно бы устанавливали приоритет правила «Не вреди» над правилом «Помогай ближним». Предлагаются и другие варианты альтруизма: «Живи и дай жить другим» (для большинства обычных людей в обычных обстоятельствах), «Живи и помогай жить другим» – для готовых к самопожертвованию.

Практическая проблема, отраженная в дилемме альтруизм – эгоизм, заключается в противоречии не частного и общего интересов, а моего и чужого интересов. Как видно из определения альтруизма и самого слова «альтруизм», этот принцип повелевает содействовать благу другого человека, возможно, как равного, и при любых условиях – как ближнего. В этом смысле альтруизм необходимо отличать от коллективизма как принципа, ориентирующего человека на благо сообщества (группы). Такое определение нуждается в нормативном и прагматическом уточнении, в частности, по поводу того, кто судит о том, в чем заключается благо другого, в особенности, когда другой не может считаться в полной мере способным самостоятельно судить о том, что составляет его действительный интерес. При формулировке альтруизма, указывающей на необходимость подчинения своего интереса интересу другого, сам принцип альтруизма может быть поставлен под сомнение: как следует поступать по отношению к обидчику, к чинящему несправедливость, к нечестивому человеку? В связи с этим принцип альтруизма может быть уточнен таким образом, что он не распространяется на тех, кто намеренно творит несправедливость и зло.

Во второй половине 20 в. альтруизм как особое явление сознания и поведения человека стал предметом специальных социологических и социально-психологических исследований «помогающего поведения». В них альтруизм анализируется в контексте практических отношений между людьми, на материале различных форм солидарности, благодеяния, благотворительности, взаимопомощи и т.д. Альтруизм также переосмысливается в контексте этики заботы.

Многие представители эволюционной этики, начало которой положил Ч.Дарвин, указывали на то, что альтруизм как социальное чувство или как взаимопомощь коренится в мире животных и является могучим фактором становления человека. Достижения эволюционной генетики позволили представителям эволюционной этики показать биологические предпосылки альтруизма. Согласно некоторым эволюционным теориям морали (например, П.А.Кропоткина, К.Кесслера, В.П.Эфроимсона), человечество проходило в своем становлении групповой отбор на моральность, в частности, на альтруистичность: выживали те группы, у индивидов которых появляется и закрепляется генетическая структура, определяющая альтруистическое – помогающее, самоотверженное, жертвенное – поведение. Если принять во внимание особенное понимание эволюционистами альтруизма, как такого индивидуального поведения, которое увеличивает возможности приспособления и размножения родственной группы при возможном уменьшении шансов индивида, то становится ясно, что альтруизма был одним из биологических инструментов приспособленности не особи, но родичей, т.е. «совокупной приспособленности». Речь идет именно об эволюционистском понимании альтруизма как механизма внутригруппового взаимодействия.

Рубен Апресян

Проверь себя!
Ответь на вопросы викторины «Философия»

Какую плату за обучение брал со своих учеников Конфуций?

Что такое альтруизм — значение и примеры

Что такое альтруизм? Это слово можно часто услышать по телевизору, в разговорной речи и встретить в интернете. Но далеко не все знают, что подразумевается под данным термином.

В этой статье мы расскажем, что значит альтруизм и в каких формах он может быть.

Кто такой альтруист

Альтруизм – это желание помогать другим людям и заботиться об их благополучии, не требуя ничего взамен. Таким образом альтруист – это человек, готовый пожертвовать своими интересами в пользу блага других людей.

Полной противоположностью альтруизму выступает эгоизм, при котором человек заботится только о своем благе. Стоит заметить, что альтруизм может проявляться в разных областях.

Виды альтруизма

  • Родительский – когда родители всецело заботятся о своих детях, и могут пожертвовать всем ради их благополучия.
  • Взаимный – вид альтруизма, при котором человек помогает другому человеку только тогда, когда твердо уверен, что тот тоже поможет ему в подобных обстоятельствах.
  • Нравственный – когда человек испытывает искреннее удовольствие от осознания того, что он кому-то помог и сделал других счастливыми. К примеру, к данной категории можно отнести волонтеров или филантропов.
  • Демонстративный – «фальшивый» вид альтруизма, когда кто-то делает добро не по велению своего сердца, а из чувства долга, выгоды или пиара.
  • Сопереживательный – такой вариант альтруизма относится к тем людям, которые бескорыстно помогают другим, потому что мысленно ставят себя на их место, представляя всю трудность их положения. Говоря простыми словами, они не могут пройти мимо чужой беды.

Стоит заметить, что у альтруистического поведения есть и негативные стороны. Это связано с тем, что довольно часто находятся паразиты, которые начинают нещадно эксплуатировать альтруистов, воспринимая их заботу как нечто должное и не чувствуя себя им чем-то обязанными.

Теперь вы знаете, что такое альтруизм. Если вам нравится узнавать значение умных слов – подписывайтесь на сайт InteresnyeFakty.org.

Понравился пост? Нажми любую кнопку:


Интересные факты:

Сострадающие эгоисты и истинные мотивы альтруизма — Моноклер

Рубрики : Нейронаука, Переводы, Последние статьи

Обозреватель журнала Scientific American Джордана Цепелевич рассказывает, как психологи и нейрофизиологи изучают альтруизм и эгоизм, какие мотивы альтруизма можно отследить на основе анализа работы мозга и почему в альтруистичных поступках эгоистичных людей больше искренности и сострадания, чем в поступках общественных активистов.

В декабре 2015 года генеральный директор Facebook Марк Цукерберг и его жена Присцилла Чан объявили о рождении своей дочери и дали обещание в течение своей жизни пожертвовать 99 процентов своих акций Facebook на благотворительные цели. Решение было встречено как похвалами за альтруизм, так и критикой, так как многие засомневались в истинных мотивах Цукерберга и предположили, что это был шаг, позволяющий сэкономить миллионы долларов, которые могли бы пойти на уплату налогов. Конечно, мир никогда не смог бы достоверно узнать, действительно ли мотивы альтруизма этих родителей были филантропичны.

Точнее — до этого момента. Исследование, опубликованное не так давно в журнале Science, доказывает, что, анализируя способ взаимодействия разных областей мозга, можно предсказать, был ли альтруистический поступок мотивирован эмпатией или взаимной услугой из разряда «вы почесали мне спинку, теперь я почешу вашу». Эрнст Фер, поведенческий экономист из Цюрихского университета (U.Z.H.) и руководитель исследования, говорит:

«Мотивы имеют нейрофизиологические «отпечатки пальца». Значение слова «мотив» говорит нам о том, что это чисто психическое понятие, которое мы не можем непосредственно наблюдать. Но нам удалось показать, что мы могли бы сделать его видимым».

Исследователи обнаружили, что простое наблюдение за поведением человека или деятельностью конкретных областей мозга не может ничего рассказать о мотивах, лежащих в основе его или ее альтруистических решений. Однако взаимодействие этих областей мозга имеет свои специфические особенности – в зависимости от того, эмпатией или взаимностью было вызвано то или иное решение. Кроме того, будь то эгоистические, альтруистические или просоциальные мотивы, у разных людей они проявляются по-разному: так, эгоистичные люди принимали больше альтруистических решений, когда они были мотивированы сопереживанием, а не взаимностью, в то время как люди с просоциальной направленностью чаще принимали альтруистические решения на почве взаимности, а не сопереживания.


Видео по теме Интервью с Диком Сваабом: «Свободы действий и бездействий не существует»


Исследовательская команда случайным образом распределила первых участников по двум группам: группу, стимулируемую эмпатией, и группу, стимулируемую взаимностью. В первой группе каждый субъект наблюдал, как партнер (который сотрудничал с исследователями) получал удары шокером, и это должно было вызвать сопереживание. Во второй группе субъект наблюдал, как партнер отказывался от денег, чтобы избавить его от шоковой терапии, что должно было вызвать взаимность, заставить человека чувствовать себя обязанными по отношению к партнеру. В каждом случае у каждого субъекта также был второй, нейтральный партнер, который выступал как контрольный субъект.

После этого команда исследователей измеряла поведение и мозговую активность добровольцев. Ученые сделали исследуемым фМРТ в тот момент, когда участники занимались распределением денег между собой и одним из партнёров: вызывающим эмпатию, стимулирующим на проявление взаимности и контрольным партнёром. Участники могли либо увеличить денежное вознаграждение партнера в ущерб себе (просоциальное поведение) или максимизировать свое собственное денежное вознаграждение в ущерб партнеру (эгоистичное поведение). Решение, которое они принимали, учитывая наличие контрольного партнёра, служило мерой их «базового уровня», или безусловным уровнем альтруизма, потому что никакие мотивы не были задействованы в этом сценарии.

Исследователи обнаружили, что участники, независимо от того, к какой группе они относились, демонстрировали одно и то же альтруистическое поведение: они принимали альтруистическое решение в отношении партнёров, вызывающих эмпатию или взаимность, гораздо чаще, чем в отношении контрольного партнёра, и эта тенденция в равной степени была характерна для обеих групп. Кроме того, фМРТ-сканирование показало активизацию нейронной сети мозга в передней островковой, передней поясной коре и вентральном стриатуме — областях, которые, как было ранее установлено, связаны с эмпатией и взаимностью, и это вполне согласовалось с мотивами.

Но исследователи нашли существенные различия, когда они проанализировали взаимодействие и связь между этими тремя областями мозга с использованием динамического каузального моделирования — вероятностного метода прогнозирования для выделения скрытой нейронной архитектуры основной активности мозга. Сети у эмпатически вызванного альтруизма и базового альтруизма были похожи: в обеих зафиксировали положительную связь между передней поясной корой головного мозга и островком (с увеличенным взаимодействием в мозге испытуемых, поступки которых стимулировали эмпатией). Нейронная модель у испытуемых, практикующих взаимный альтруизм, в противоположность этому, характеризовалась положительной связью между передней островковой долей и вентральным стриатумом. Таким образом, хотя два мотива привели к одному и тому же поведению, каждый из них активировался различными нейронными связями. Грит Хейн, психолог Цюрихского университета и ведущий автор исследования, отмечает:

«Эти различия достаточно надежны, так что мы можем использовать их, чтобы классифицировать мотивы».

По факту, Хейн и ее команда были в состоянии использовать данные мозга участников для определения их мотивов с точностью почти в 80 процентов.

И, наконец, учёные хотели проверить, действительно ли люди, классифицируемые как «эгоистичные» или «просоциальные» во время распределения денег, реагировали по-разному на стимулирование эмпатией и взаимностью. Они перераспределили участников на две новые группы, основываясь на том, как часто те принимали эгоистичные и альтруистичные решения, когда давали деньги контрольному партнеру, а затем изучили влияние обоих мотивов на каждую группу. Исследователи обнаружили, что стимуляция сопереживания увеличивала альтруизм у эгоистичных людей, но не у людей, настроенных просоциально. В то же время стимуляция взаимностью повлияла на увеличение альтруизма среди просоциальных личностей, но не имела никакого влияния на эгоистичных людей. Цендри Хатчерсон, психолог из университета Торонто, который не принимал участия в исследовании, комментирует:

«Это хороший результат. Он показывает, что если вы пытаетесь думать о том, как увеличить уровень альтруизма — либо потому что вы благотворительная организация, которая пытается собрать деньги, или вы просто думаете, что великодушие в целом — это хорошая вещь, — вы действительно должны знать свою аудиторию и то, на какие мотивы они обычно полагаются, потому что это поможет вам понять, какая стратегия, вероятнее всего, будет успешной».

Себастьян Глат, психолог из Базельского университета, который также не принимал участия в исследовании, считает, что в своей работе  ученые совершили некий переворот в применение данных фМРТ. В то время как фМРТ предоставляет информацию о деятельности различных областей мозга, исследователи пошли дальше, комбинируя сложное вероятностное моделирование с алгоритмом классификации для оценки того, как разные области взаимодействуют. Глут подчёркивает:

«Это особенно хороший способ показать, что метод фМРТ может больше, чем просто искать активные области мозга. Здесь важно, как эти активные области взаимодействуют друг с другом. И за этим будущее. Здесь кроется огромный потенциал проникновения в суть проблем; новые знания и новая информация могут быть извлечены из такого анализа фМРТ».

Хатчерсон соглашается с тем, что такой тип исследований обладает потенциалом использования в будущем, отмечая, что их исследование, анализирующее взаимодействия областей мозга во время того, как кто-то принимает альтруистические решения, рассказывает только половину истории. Измерение степени включенности областей мозга во время принятия эгоистичных решений может быть не менее показательно. В конце концов, один человек часто принимает как великодушные, так и эгоистичные решения на основе различных факторов, в том числе, исходя из того, чего субъекту будет стоить его великодушие или сколько партнёр в конечном счете получит от этого великодушия.


Читайте также Распознавание эмоций: предубеждения и искажения


Теперь исследователи планируют обобщить свои выводы, изучая другие мотивы для альтруистического поведения, такие как желание действовать морально, получение выгоды от будущей взаимности или защита своей репутации. Профессора Хайнс также интересует, что может произойти, если несколько мотивов соединятся в одном поступке — при условии, что эта ситуация будет близка к реальной жизни.

И эти измерения связи не говорят нам ничего о базовой склонности человека к альтруизму или эгоизму. Хатчерсон подчеркивает:

«Есть один огромный вопрос: учитывая ряд преимуществ, связанных с просоциальным поведением, как люди, которые априори великодушны или эгоистичны на уровне базового состояния, доходят до этой точки? Здесь дело в генетических различиях? Или это касается обучения и образования?»

Преследуя ответы на все эти вопросы, она также предлагает рассматривать другие части головного мозга, такие как височно-теменной узел — область, связанную с самосознанием и сопереживанием.

«Мы находимся в начале решения этой головоломки, и это [исследование] добавило лишь один кусочек, но оно также подчеркнуло, насколько велика эта загадка. Это не пазл для пятилетних, это пазл из тысячи частей, у которого нет границ. Здесь хранится очень много тайн, и все они предельно важны для человеческого состояния».

Источник:  «What’s Your Real Motive for Being Altruistic?» /S cientific American
Обложка: Жак Луи Давид «Велизарий, просящий подаяние»

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Похожие статьи

Почему альтруизм вреден для России и россиян

Противоположность альтруизму русских — европейский эгоизм и эгоцентризм. В их основе всегда четко понимаемые и «имеемые в виду» интересы. Если на первом плане общения европейцы неизменно дружелюбны и любезны, всегда готовы пожелать вам и хорошего дня, и доброго пути, и даже показать вам дорогу, то уже просьба подвезти (даже если им с вами по пути) вызывает и недоумение и дискомфорт. Помню, как развеселила меня одна финская журналистка: в своей статье о России и о русских она с искренним удивлением описала случай, когда в вагоне московского метро компания рокеров уступила место старушке…

Почему я об этом говорю? Думается, что, привнося в политические и даже деловые контакты, помимо своего специфического понимания вызовов и угроз, свой, не менее специфический, альтруизм, русские неосознанно создают у своих западных контрагентов дискомфорт, провоцирующий настороженность и тревогу.

Участвуя в переговорах и вообще, решая любые дела, европеец, прежде всего, исходит из своих интересов и последовательно торгуется за них. Такого же поведения он ожидает от партнера и контрагента, стараясь представить и понять интересы и цели второй стороны. Если такого понимания у него не возникает, он старается их домыслить или угадать. Сама мысль о том, что ему готовы пойти навстречу просто так, из желания помочь или из добрых чувств, для него нелогична и непонятна.

Европеец-эгоист относится к любой сделке, к ведению переговоров, как к торговле, в процессе которой балансируются интересы и прибыль переговорщиков. Если в итоге этой торговли заключается договор, то в нем прописываются и выгоды, и обязательства обеих сторон. Отныне эти стороны связаны, и само сцепление интересов несет в себе конкретные гарантии и избавляет от тревог.

Когда такого баланса в соглашении не проглядывается, то для европейца как бы нет и самой сделки. И всякое немотивированное ее логикой деяние изначально выглядит подозрительным, и, следовательно, потенциально опасным.

эмпирических подходов к альтруизму (Стэнфордская энциклопедия философии)

1. Некоторые философские основы

Люди часто ведут себя так, чтобы приносить пользу другим, а иногда и поступают.
зная, что это будет дорого, неприятно или опасно. Но в
по крайней мере, со времен классической дискуссии Платона во второй книге
Республика , вокруг бушуют дебаты, почему человек ведут себя в
Сюда. Их мотивы на самом деле альтруистичны, или их
поведение, в конечном итоге мотивированное личными интересами? Известно, что Гоббс дал
этот ответ:

Никто не дает, кроме как с намерением добра для себя, потому что дар — это
добровольно; и всех добровольных действий целью каждого человека является его
собственного блага; из которых, если люди увидят, что они будут разочарованы, будет
нет начала милосердия или доверия, и, следовательно, взаимопомощи.(1651 [1981]: гл. 15)

Взгляды, подобные Гоббсу, стали называть
эгоизм , [1]
и эта довольно удручающая концепция человеческой мотивации
очевидно, в той или иной форме пользовались благосклонностью ряда
выдающиеся философские защитники, в том числе Бентам, Дж. Мельница и
Ницше. [2]
Эгоизм также, возможно, был доминирующим взглядом на человеческую мотивацию в
социальные науки на протяжении большей части двадцатого века (Piliavin &
Charng 1990: 28; Грант 1997 г.).Несогласные голоса, хотя, возможно, меньше
по количеству, были не менее выдающимися. Батлер, Юм, Руссо и Адам
Все Смиты утверждали, что, по крайней мере, иногда, человеческая мотивация
искренне альтруистичен.

Хотя проблема разделения эгоистического и альтруистического взглядов на человеческое
мотивация в значительной степени эмпирическая, легко понять, почему философы
думали, что конкурирующие ответы будут иметь важное
последствия для моральной теории. Например, Кант утверждал, что
человек должен действовать «не из желания, а из долга, и
это сделало бы его поведение в первую очередь истинным моральным достоинством »(1785 г.
[1949]: гл.1, абз. 12). Но эгоизм утверждает, что все
человеческая мотивация в конечном итоге корыстна, и поэтому люди
не может действовать «по долгу службы» , как Кант
призвал. Таким образом, если эгоизм верен, из объяснения Канта следует, что
никакое поведение не имеет «истинной моральной ценности». Кроме того, если эгоизм
правда, это, по-видимому, налагает сильное ограничение на то, как моральный
теория может ответить на почтенный вопрос: «Почему я должен быть
моральный? » поскольку, как ясно видел Гоббс, ответ должен быть
обосновать мотивацию быть моральной в агентстве
своекорыстие.

Есть связанные последствия для политической философии. Если
эгоисты правы, тогда только способ мотивировать просоциальные
поведение состоит в том, чтобы дать людям эгоистичную причину для участия в таких
поведение, и это ограничивает дизайн политических институтов
призваны поощрять гражданское поведение. Джон Стюарт Милль, который был
как утилитарист, так и эгоист, выступал за различные манипулятивные
социальное вмешательство, чтобы породить соответствие с утилитарной моралью
стандарты эгоистической морали
агенты. [3]

Легко найти философов, предполагающих, что альтруизм необходим.
для морали или того, что эгоизм несовместим с моралью — и
еще проще найти философов, которые утверждают, что другие
философы так думают. Вот несколько примеров, взятых из
стандартный справочник, который случайно оказался под рукой:

Моральное поведение — это, на самом общем уровне, альтруистическое поведение,
мотивированы желанием способствовать не только нашему собственному благополучию, но и
благополучие других.(Рэйчелс 2000: 81)

[Единственное] центральное предположение, лежащее в основе этической теории в Аналитической
традиция заключается в том, что функция этики — бороться с присущими
эгоизм или эгоизм личности. Действительно, многие мыслители определяют
основная цель нравственности как «самоотверженность» или
«альтруизм». (W. Schroeder 2000: 396)

Философы со времен Сократа беспокоились, что люди могут
действуют только для продвижения собственных интересов. Но если это все, что мы
можно, тогда мораль кажется невозможной.(LaFollette 2000a: 5)
[4]

Хотя дебаты об эгоизме и альтруизме исторически были очень важными
философский интерес, проблема в основном касается психологических
вопросы о природе человеческой мотивации, так что это не
удивительно, что психологи провели много эмпирических исследований.
исследование, направленное на определение того, какая точка зрения верна. Психологические
литература будет в центре внимания
раздел 5,
самый длинный раздел в этой записи, а в
Раздел 6.
Но прежде чем рассматривать эмпирическую литературу, важно прояснить
о чем идет дискуссия.

2. Определение «эгоизма» и «альтруизма» — стандартный счет

Давать определения «эгоизму» и
«Альтруизм» — спорный вопрос, поскольку эти термины
понимались радикально по-разному как в философии, так и в
биологические и социальные науки. В этой записи основное внимание будет уделено
наиболее распространенное толкование
«Эгоизм» и «альтруизм», понимаемые как
описательные утверждения о человеческой психологии в рамках философии.
Мы будем называть его «стандартный аккаунт», версии
которые были предложены многими авторами, включая Broad (1950),
Файнберг (1965 [1999]), Собер и Уилсон (1998: гл.6 и 7),
Рэйчелс (2003: Глава 6), Джойс (2006: Глава 1), Китчер (2010, 2011: Глава.
1), May (2011a) и многие другие. Неудивительно, что есть второстепенные
различия между учетными записями, предоставленными этими авторами, и теми
различия иногда вызывают разногласия в литературе. Но
все они имеют сильное семейное сходство с тем, кем мы являемся
Собираюсь
эскиз. [5]

В конце этого раздела предлагается другой взгляд на альтруизм.
в философии кратко обсуждается.Биологические объяснения альтруизма
будет рассмотрен в
раздел 3,
и счета, предложенные социологами, будут обсуждаться в
Раздел 4.
Но в настоящее время мы сосредоточены на стандартном философском изложении.

Как уже говорилось, в то время как сторонники альтруизма и
эгоизм согласны с тем, что люди часто помогают другим, они расходятся во мнениях
почему они это делают. На стандартном счету защитники
альтруизм настаивает на том, что, по крайней мере, иногда, люди мотивированы
конечное стремление к благополучию другого человека, в то время как защитники
эгоизма утверждают, что все высшие желания корыстны.Этот
формулировка вызывает вопросы о том, (1) что такое поведение, чтобы
быть мотивированным конечным желанием , и (2) различие
между эгоистичными желаниями и желаниями
благополучие других
.

Первый вопрос, касающийся конечных желаний, может быть полезен.
объяснено с помощью знакомого счета практических
Рассуждения
. [6]
В связи с этим практическое рассуждение — это причинный процесс, посредством которого
желание и вера порождают или поддерживают другое желание.Для
Например, желание выпить эспрессо и вера в то, что лучший
место, чтобы выпить эспрессо, находится в эспрессо-баре на Мейн-стрит.
вызвать желание пойти в эспрессо-бар на Мейн-стрит. Это желание
затем может объединить усилия с другим убеждением, чтобы вызвать третье желание,
и так далее. Иногда этот процесс приводит к желанию выполнить
относительно простое или «базовое» действие, и это желание в
В свою очередь, агент выполнит основное действие без
вмешательство любых дальнейших желаний.Желания, порождаемые или поддерживаемые
этот процесс практических рассуждений инструментальных
желания — агент имеет их, потому что считает это удовлетворяющим
они приведут к чему-то еще, чего она желает. Но нет
все желаний могут быть инструментальными желаниями. Если мы хотим избежать
круговорот или бесконечный регресс, должны быть какие-то желания, которые
, а не произведено, потому что агент считает, что удовлетворяет их
облегчит удовлетворение другого желания. Эти желания
не производятся и не подкрепляются практическими рассуждениями, являются
наивысшего желаний и объектов высшего
желания — желаемое положение дел — часто называют
желанные «ради них самих».Поведение
мотивировано конкретным конечным желанием, когда это желание
часть процесса практического мышления, ведущего к
поведение.

Хотя второй вопрос, о различии между
корыстные желания и стремления к благополучию других,
потребует расширенного обсуждения при всестороннем рассмотрении
дебаты между эгоистами и альтруистами, некоторые грубые и готовые
примеров различения будет достаточно
здесь. [7]
Желание, чтобы жизнь другого человека была спасена, чтобы другой
страдания человека должны быть облегчены, или чтобы другой человек был
счастливы парадигмальные случаи желаний благополучия других,
в то время как желание испытать удовольствие, разбогатеть и прославиться
типичные примеры корыстных желаний.Корыстолюбивый
желание испытать удовольствие и избежать боли сыграло
особенно заметная роль в дискуссии, так как одна из разновидностей эгоизма,
часто называемый гедонизм , утверждает, что это наши
только предельных желаний. Стич и др. (2010) утверждают, что некоторые
желания, как и желание, чтобы я сам был тем, кто
облегчить страдания моего друга, их трудно классифицировать, и
пришли к выводу, что и эгоизм, и альтруизм лучше всего рассматривать как несколько
нечеткий. [8]

Верно это или нет, но ясно, что есть
много желаний, которые ни не корыстные, ни
желание благополучия других.Одним из самых ранних примеров был
предоставлено епископом Джозефом Батлером (1726 [1887]), который отметил, что месть
часто порождает недоброжелательные желания, такие как желание другого
причинить вред человеку, что явно не является желанием благополучия
этого человека, и не корыстолюбивы
или. [9]
Другие примеры включают желание, чтобы великие произведения искусства были
сохранены и стремятся к продолжению освоения космоса. Более
для теории морали интересны стремления
долг и желание повиноваться заповедям Бога.Если у людей есть
таких предельных желаний, значит, эгоизм ложен. Но из
конечно, существование таких высших желаний не показало бы
этот альтруизм — это правда. Вывод из таких случаев заключается в том, что на
стандартная оценка, эгоизм и альтруизм могут быть и
ошиблись.

Хотя толкования «альтруизма» в стандарте
счет семьи преобладают в философской литературе, некоторые
философы используют этот термин совсем по-другому. Статья Томаса
Schramme (2017) дает наглядный пример.

[А] лтруизм не нужно сводить к его противостоянию эгоизму. В этом
В главе альтруизм рассматривается как психологическая основа морального
поведение в более общем плане, а не только с точки зрения мотивации для получения выгоды
другие. Здесь альтруизм означает способность принимать
моральной точки зрения и быть готовым действовать соответственно…. Видимый
Таким образом, альтруизм — это краткое обозначение психологического феномена.
внутреннего притяжения морали… (2017: 203–204).

В этом случае альтруизм в основном тождественен моральной точке зрения:
вид, т.е., индивидуальная оценка нормативной силы
мораль. (2017: 209).
[10]

Шрамм, конечно, знает, что многие авторы отвергают «такую
тесная связь общей моральной мотивации и альтруизма
мотивация », но он утверждает, что этот рассказ об альтруизме
«Безусловно, можно найти в философских дебатах»
(2017: 209). Примерно такое же утверждение делает Бадхвар (1993: 90):

.

В моральной философии последних двух столетий альтруизм одного
тот или иной тип обычно считался тождественным моральному
беспокойство.

Шрамм определенно прав в том, что

[t] тот факт, что мы можем понимать альтруизм как относящийся к моральным
поведение в целом и ограничено более конкретным набором
помогающее поведение может привести к замешательству. (2017: 204)

Хотя некоторые философы могут полагать, что существует существенный спор
другие считают, что мнение об альтруизме является правильным.
вопрос чисто терминологический. Как отмечалось ранее, первичный
озабоченность в этой статье заключается в том, что она называет «стандартным
счет »альтруизма.Но в следующих двух разделах ряд
считаются аккаунты, которые отличаются как от стандартного аккаунта, так и
из отчета, обсужденного Шраммом и Бадхваром.

3. Альтруизм и эволюция

Читатели, знакомые с популярной литературой по эволюции
морали, появившейся в последние несколько десятилетий, может заподозрить
что недавняя работа в области эволюционной биологии разрешила споры
между эгоистами и альтруистами. Для некоторых читателей, а для некоторых
писатели — кажется, интерпретируют теорию эволюции как показывающую, что
альтруизм биологически невозможен.Если бы альтруистические организмы были
чтобы как-то появиться, эта литература иногда предполагает, они проиграют
конкуренция за выживание и воспроизводство своих эгоистичных
сородичи, и они быстро вымрут. С этой точки зрения любой
появление альтруизма — это просто иллюзия. В памятных словах
биолога Майкла Гизелина (1974: 247).
«Альтруист» и наблюдайте за «лицемером»
кровотечение ».

Но, как очень ясно показали Собер и Уилсон (1998),
нет простой связи между эволюционной теорией и
философский спор между эгоизмом и альтруизмом.Это потому, что
концепция альтруизма, важная в теории эволюции, весьма
отличается от стандартной концепции альтруизма, используемой в
философская дискуссия. Для биологов организм ведет себя
альтруистично тогда и только тогда, когда рассматриваемое поведение снижает его собственное
приспособленность при увеличении приспособленности одного или нескольких других организмов.
Грубо говоря, приспособленность организма — это мера того, сколько
потомки это будет
имеют. [11]
Как отмечают Собер и Уилсон, в этой эволюционной теории альтруизма
организм может быть альтруистом, даже если у него нет разума, способного
наличия убеждений и желаний.Таким образом, не может быть простого вывода
от биологического альтруизма к психологическому альтруизму. И не
вывод идет в противоположном направлении. Чтобы подчеркнуть суть, Трезвый и
Уилсон (гл. 10) отмечает, что естественный отбор вполне может вооружить людей или
другие психологически сложные организмы с конечным желанием
способствовать благополучию своего потомства при определенных обстоятельствах.
Организмы с этими высшими желаниями будут психологическими .
альтруистов, хотя поведение, порожденное желаниями, будет
обычно , а не , будет эволюционно альтруистическим, поскольку
помогая своим потомственным организмам, как правило, увеличивают свои собственные
фитнес.Итак, вопреки предположению, что эволюционная биология
разрешил спор между эгоистами и альтруистами в пользу эгоизма,
похоже, что эволюционная теория мало что может предложить, чтобы поддержать
что
заключение. [12]

4. Альтруизм в социальных науках

В последние десятилетия ведется огромное количество обсуждений
альтруизм в психологии, социологии, экономике, антропологии и
приматология. Большая часть работы по психологии, включая всю работу
рассказано в
раздел 5,
принял «стандартный взгляд» на альтруизм.Но, некоторые
психологи и многие исследователи в других дисциплинах
что-то совсем другое в виду. В полезном обзоре последних
дискуссии об альтруизме, Клавьен и Шапюиса сетуют на этот факт.
что

[т] представление об альтруизме стало настолько пластичным, что часто бывает трудно
чтобы понять, что на самом деле подразумевают авторы, использующие этот термин, и
еще сложнее оценить степень, в которой результаты одного исследования
область — например, экспериментальная экономика — может способствовать
разрешение споров в другой области исследований — e.грамм.,
эволюционная биология или философия. (2013: 134)

Одно из понятий, которое Клавьен и Шапюиса считают важным.
эволюционная антропология, эволюционная теория игр и экспериментальная
экономика — это то, что они называют «альтруизмом предпочтений».
«Действие альтруистично» в этом смысле, «если оно
является результатом предпочтения улучшения интересов других и
благосостояние за определенную цену для себя »(2013: 131). Хотя
Психология агента имеет значение в связи с альтруизмом,
нет упоминания о конечных желаниях агента.Таким образом, действие может быть альтруистическим по предпочтениям, даже если агент
предпочтение улучшению чьего-либо благосостояния является
инструментальное предпочтение, порожденное верой в то, что улучшение
благосостояние получателя будет способствовать собственному
удовольствие или сокровище.

Вторая, совершенно другая концепция альтруизма, упоминаемая в этих
дисциплины — это то, что Клавьен и Шапюиса называют «поведенческими
альтруизм». При такой интерпретации альтруизма агент
Психология не играет роли в определении того, является ли ее действие
альтруистический.

Поведение альтруистично, если оно приносит какую-либо пользу другим.
физическим лицам за некоторую плату для агента, и если нет предсказуемых
способ для агента получить компенсационные выгоды от ее поведения.
(2013: 131)

Рэмси (2016) приводит правдоподобный аргумент в пользу того, что некоторые выдающиеся приматологи
и психологи (в том числе де Ваал (2008), Варнекен и Томаселло
(2008)) ссылаются на еще менее требовательный подход к альтруизму, который
требует, чтобы получатель выгоды, но отменяет требование, чтобы
альтруистическое поведение должно повлечь за собой определенные затраты для агента.Этикетки Ramsey
это понятие «помогающий альтруизм».

Объединив рассказы из философии, биологии и социальных наук,
Пиччинини и Шульц (2019) предлагают многомерную таксономию для
различные версии альтруизма, и утверждают, что различия, которые они
розыгрыши необходимы для оценки морального статуса разного рода
альтруизма.

Рассматривая множество различных способов использования термина
«Альтруизм» использовался в эмпирических и
философской литературе трудно устоять перед аллюзиями на
библейская Вавилонская башня.Но в оставшейся части этой записи эти
интерпретации «альтруизма» останутся позади. Из
здесь в центре внимания будет альтруизм, как он понимается в
стандартный аккаунт.

5. Дебаты об эгоизме и альтруизме в психологии

Психологическая литература, относящаяся к эгоизму vs.
дебаты об альтруизме
огромный; [13]
в интересах сносной краткости запись будет сосредоточена на
работа Дэниела Бэтсона и его соратников, которые сделали некоторые из
наиболее влиятельная и философски сложная работа в этом
площадь.

Бэтсон, как и многие другие исследователи, начинает с заимствования идеи
это имеет глубокие корни в философских дискуссиях об альтруизме. Хотя
детали и терминология существенно различаются от автора к
автора, основная идея состоит в том, что альтруизм часто является продуктом
эмоциональная реакция на страдание другого человека. Аквинский
(1270 [1917]: II – II, 30, 3), например, утверждает, что

милосердие — это искреннее сочувствие к чужому горю,
побуждая нас помочь ему, если мы сможем.

А Адам Смит (1759 [1853]: I, I, 1. 1) говорит нам, что

жалость или сострадание [это] эмоция, которую мы испытываем к несчастью других,
когда мы либо видим это, либо заставляем задуматься в очень живом
манера

и эти эмоции

интересовать [человека] судьбой других и делать их счастливыми
необходимы ему, хотя он ничего из этого не извлекает, кроме
удовольствие видеть это.

Бэтсон (Batson, 1991: 58) называет этот ответ «сочувствием», которое он
характеризует как «ориентированную на других людей эмоциональную реакцию на то,
кто-то страдает », и называет традиционную идею, что сочувствие
приводит к альтруизму гипотеза эмпатии-альтруизма. Вкл.
Отчет Бэтсона (1991: 86), сочувствие

включает в себя чувство сочувствия, сострадания, тепла, мягкости сердца,
нежный и тому подобное, и согласно эмпатии-альтруизму
гипотеза, вызывает альтруистическую мотивацию

хотя эта мотивация не всегда приводит к поведению. Бэтсон (1991:
117) сопоставляет сочувствие с группой аффективных реакций, которые он называет
«Личное бедствие», которое «состоит из большего
эгоцентричные чувства, такие как расстройство, тревога, беспокойство и
горе». [14]

Если философская традиция, предполагающая эмпатию-альтруизм
гипотеза находится на правильном пути, и Бэтсон считает, что это так, можно было бы
предсказывают, что, когда люди сочувствуют, они захотят помочь тем, кто
которые вызывают эмоции и поэтому более склонны помогать
поведение, чем люди, не испытывающие сочувствия. Это не значит, что
люди будут всегда помогать поведению, когда они чувствуют
сочувствие, так как у людей часто могут быть противоречивые желания, и не все
конфликты разрешаются в пользу побуждения сочувствия.И не
это означает, что когда люди испытывают слабое сочувствие или не испытывают никакого сочувствия, они не будут
помогать поведению, так как желание помочь также может быть
производятся множеством процессов, в которых сочувствие не играет роли. Но
следует ожидать, что обычно люди, испытывающие сочувствие, будут больше
могут помочь, чем люди, не испытывающие сочувствия, и
чем сильнее их чувство сочувствия, тем более вероятно, что они
будет заниматься помогающим поведением.

Чтобы проверить это утверждение эмпирически, важно иметь
способы вызвать сочувствие в лаборатории, и есть существенный
литература, предлагающая, как это можно сделать.Например,
Стотланд (1969) показал, что испытуемые, которым было предложено
представьте себе , как указанный человек (часто называемый «
цель ») чувствовал себя при прохождении того, что, по мнению испытуемых,
быть болезненной медицинской процедурой сообщил о более сильном чувстве сочувствия
и демонстрировали большее физиологическое возбуждение, чем испытуемые, которые
проинструктирован следить за
движения. [15]
В связи с этим Кребс (1975) продемонстрировал, что испытуемые
которые наблюдают кого-то похожего на себя
пережить болезненные переживания показать более физиологические
возбуждения, сообщайте о более сильном отождествлении с целью и сообщайте
чувствовать себя хуже в ожидании начала болезненного раздражителя, чем
субъекты, которые наблюдают такие же болезненные переживания, назначенные
тот, кто не похож на себя.Кребс также показал, что
субъекты с большей готовностью помогают за некоторую личную плату, когда
больной похож на себя. Батсон (1991: 82–87) интерпретирует
эти данные свидетельствуют о том, что люди более склонны чувствовать
сочувствие к тем, кого они считают похожими на себя, и, таким образом,
что сочувствие часто может быть вызвано предоставлением человеку доказательств
что она и целевой человек похожи.

Чтобы доказать, что сочувствие ведет к помощи, Бэтсон полагается:
частично на работах других авторов, включая только что процитированное исследование Krebs (1975)
и исследование Dovidio et al.(1990). В этом последнем исследовании
Техника Стотланда для манипулирования эмпатией, инструктируя
субъекты, чтобы взглянуть на человека, терпящего бедствие, привыкли
вызвать сочувствие к молодой женщине. Предметы сосредоточены на одном из двух довольно
разные проблемы, с которыми столкнулась молодая женщина. Когда дается
возможность помочь молодой женщине, субъекты, в которых сочувствие было
вызванные, с большей вероятностью помогли, чем испытуемые с низким уровнем эмпатии
состояние, и увеличение помощи было специфическим для проблемы
это вызвало сочувствие.

Многие из собственных экспериментов Бэтсона, некоторые из которых
описанные ниже, также подтверждают утверждение, что оба спонтанно
вызывало сочувствие и сопереживание, порождающее экспериментальные манипуляции
увеличить вероятность помогающего поведения. Еще один важный источник
поддержки связи между сочувствием и помогающим поведением — это
метаанализ большого объема экспериментальной литературы Айзенберга
и Миллер (1987), которые обнаружили положительную корреляцию между сочувствием
просоциального поведения в исследованиях с использованием различных методов
оцените сочувствие.На основании этих и других выводов Бэтсон
(1991: 95) утверждает, что

действительно существуют отношения, помогающие сопереживать; сочувствие к
человек в нужде увеличивает вероятность помочь облегчить это
необходимость.

Можно подумать, что установление причинной связи между сочувствием
а помогающее поведение было бы плохой новостью для эгоизма. Но, как Бэтсон
проясняет, что тот факт, что сочувствие ведет к полезному поведению, не
разрешить спор между эгоизмом и альтруизмом, поскольку он не
рассмотреть природу мотивации для оказания помощи
это вызывает сочувствие.Одна из возможностей состоит в том, что сочувствие действительно вызывает
подлинно альтруистическое желание помочь — высшее желание
благополучие больного. Но есть и различные эгоистические
пути, по которым сочувствие может привести к оказанию помощи. Возможно
наиболее очевидным из них является то, что сочувствие может быть просто (или вызывать)
неприятный опыт, и что люди заинтересованы в помощи, потому что
они считают, что это лучший способ остановить неприятный
переживание, вызванное чужим бедствием.

Совсем другое семейство эгоистических возможностей сосредоточено на
ожидаемые награды за помощь и / или наказание
ожидается за удержание помощи. Если люди верят, что другие
будет вознаграждать или наказывать их за помощь или неспособность помочь в определенных
обстоятельства, и что чувство сопереживания отмечает эти случаи в
какие социальные санкции или вознаграждения наиболее вероятны, тогда мы бы
ожидайте, что люди будут больше помогать, когда они сочувствуют, даже если их
конечная мотивация чисто эгоистическая.Вариант на эту тему
фокусируется на вознаграждениях или наказаниях, которые назначаются самостоятельно. Если
люди верят, что помощь может заставить их чувствовать себя хорошо, или что неудача
помощь может заставить их чувствовать себя плохо, и что эти чувства будут
может произойти в тех случаях, когда они испытывают сочувствие, тогда мы снова
ожидают, что люди, которые сочувствуют, будут более полезными, хотя их
мотивы могут быть вовсе не альтруистическими.

За последние четыре десятилетия Бэтсон и его сотрудники
систематически исследовал эти эгоистические гипотезы и многие другие.Их стратегия заключается в разработке экспериментов, в которых альтруистические
объяснение связи между сочувствием и помощью можно сравнить с
то или иное конкретное эгоистическое объяснение. Рассматривая все эти
эксперименты потребуют гораздо больше времени
Вход. [16]
Вместо этого основное внимание будет уделено двум группам экспериментов, которые
проиллюстрировать потенциальные философские преимущества проектирования и
интерпретация экспериментов в этой области, а также некоторые трудности
с проектом.

5.1 Гипотеза социального наказания

Одна из наиболее популярных эгоистических альтернатив эмпатии-альтруизму.
гипотеза — это идея о том, что люди помогают поведению, потому что
они боятся, что другие люди накажут их, если они этого не сделают.Если я
не помогай, актер должен волноваться, люди будут злиться
или они будут плохо думать обо мне, и это может негативно повлиять на
как они будут относиться ко мне в будущем. В нынешнем виде эта эгоистическая гипотеза
не может объяснить тот факт, что сочувствие увеличивает вероятность
помогает, но более сложную версию легко построить,
добавляя предположение, что люди думают, что социальные санкции не
помощь более вероятна, когда цель вызывает сочувствие.

Чтобы проверить эту гипотезу, которую Бэтсон называет социально
Гипотеза
наказания, специфичного для сочувствия, — против
гипотезы эмпатии-альтруизма, Бэтсон и его соратники (Fultz et al.
al.1986) разработали эксперимент, в котором они манипулировали как
уровень сочувствия, которое испытывали субъекты к цели, и вероятность
чтобы кто-нибудь знал, решил ли испытуемый помочь
человек в нужде. Другие могут сформировать отрицательную оценку вашего решения
не помогать, только если они знают выбор, с которым вы сталкиваетесь, и
принятое вами решение; если ваше решение секретное, вам нужно иметь
нет страха перед социальными санкциями. Таким образом, социально управляемая
Гипотеза наказания, связанная с сочувствием, предсказывает, что субъекты, которые
проявлять высокое сочувствие в данном случае, с большей вероятностью поможет
когда они верят, что другие узнают, если они этого не сделают.На
гипотеза эмпатии-альтруизма, напротив, субъекты с высоким уровнем эмпатии
мотивированы крайним желанием помочь, и, следовательно, их уровень помощи
должен быть высоким, узнают ли другие, если они решат не
помощь. В условиях низкой эмпатии обе гипотезы предсказывают, что
уровень помощи будет низким. Эти прогнозы кратко изложены в
Таблицы 1 и 2.

Потенциал для отрицательного
Социальная оценка
Эмпатия
Низкая Высокая
Высокая Низкая Высокая
Низкая Низкая Низкая
Уровень сочувствия
Уровень помощи

Таблица 1.Прогнозы о количестве
Помощь (низкая или высокая) по социально управляемой эмпатии
Гипотеза наказания.

Потенциал для отрицательного
Социальная оценка
Эмпатия
Низкая Высокая
Высокая Низкая Высокая
Низкая Низкая Высокая
Уровень сочувствия
Уровень помощи

Таблица 2.Прогнозы о количестве
Помощь (низкая или высокая) по гипотезе эмпатии-альтруизма.

Испытуемым в эксперименте сказали, что они участвовали в
исследование формирования впечатления, и что они были случайно
назначена на роль «слушателя», в которой они
читать конфиденциальные записи другого студента-участника,
«Коммуникатор». Им дали две записки от Джанет.
Арнольд, первокурсница из другого штата, которая признается, что ей очень одиноко.
и в надежде найти друга.После заполнения формы, по каким предметам
указали свои впечатления от Джанет и их эмоциональные реакции на
ее записке, им была предоставлена ​​неожиданная возможность
подружиться с Джанет, добровольно приняв участие в исследовании долгосрочных
отношения, включающие первую встречу с Джанет и периодические
телефонные интервью о развитии их дружбы.
Участников, желающих помочь, спросили, сколько времени они
были готовы провести с Джанет в течение следующего месяца.

Чтобы манипулировать сочувствием, Бэтсон и его соратники использовали метод Стотланда.
техника.Субъекты, отнесенные к состоянию низкой эмпатии, были
поручено

Внимательно прочтите информацию в примечаниях к коммуникатору,
стараюсь быть максимально объективным. Постарайтесь сосредоточиться на техниках
используется для передачи сообщения коммуникатора.

Субъектам, отнесенным к условию высокой эмпатии, было предложено:

Внимательно прочтите информацию в примечаниях к коммуникатору,
пытаясь понять точку зрения человека, пишущего заметки.Попытайтесь представить, как этот человек думает о том, что он пишет.
(1991: 132)

Было предпринято четыре шага, чтобы манипулировать предполагаемым потенциалом
отрицательная социальная оценка. В состоянии с низким потенциалом
(1991: 132):

  1. Испытуемым сказали, что они будут единственным человеком, который когда-либо прочитает
    заметки коммуникатора, и заметки были доставлены в
    запечатанный конверт.
  2. Субъектов заверили, что анкеты, сообщающие об их
    реакция на записку Джанет будет анонимной.
  3. Ответы субъектов на приглашение к участию в
    исследования долгосрочных отношений были возвращены профессору в
    запечатанный конверт, чтобы никто не узнал, если бы они не захотели помочь
    Джанет. (Поскольку они считали, что профессор не читал Джанет
    заметьте, они могли предположить, что он не знал, что
    Джанет нужен был друг.)
  4. В письме с приглашением к участию в отношениях
    исследования, испытуемым сказали, что с Джанет свяжутся, «только если
    вы хотите встречи; в противном случае мы не будем связываться с
    коммуникатор, и он или она не узнает, что вас когда-либо просили
    о реальной встрече ».

В состоянии с высоким потенциалом (1991: 133):

  1. Испытуемым сказали, что экспериментатор прочитает
    заметки коммуникатора. Также экспериментатор собирал
    анкеты, когда испытуемый заполнил ее и сравнил
    содержание заметок с впечатлениями, сформированными субъектом.
  2. Конверт для ответа на приглашение
    участвовать в исследовании долгосрочных отношений, чтобы испытуемые могли
    сделать вывод, что экспериментатор знал бы о потребности Джанет в
    друг, об их эмоциональной реакции на Джанет, а также знал бы
    согласились ли они помочь Джанет или нет.
  3. Испытуемым сказали, что Джанет узнает, если они решат не
    помощь.

Как отмечает Бэтсон, процедуры в высокопотенциальном состоянии

были разработаны, чтобы подчеркнуть возможность негативных социальных
оценка, если участник решил не тратить время волонтером
с Джанет.

Потенциал для отрицательного
Социальная оценка
Эмпатия
Низкая Высокая
Высокая 0.67 1,71
Низкий 1,29 2,44
Уровень сочувствия
Уровень помощи

Таблица 3. Объем предложенной помощи Джанет,
дается как среднее количество времени, которое участники предложили провести с
Джанет (Фульц и др., 1986, исследование 2)

Результаты, приведенные в таблице 3, показывают, что социально управляемая
Гипотеза наказания, связанного с сочувствием, не оправдала себя.На основе
этого эксперимента и аналогичного эксперимента, в котором сочувствие к Джанет
Бэтсон заключает
что социально управляемая гипотеза наказания за эмпатию
не согласуется с экспериментальными фактами.

Вопреки тому, что социально-оценочная версия специфического для сочувствия
предсказанная гипотеза наказания, устранение ожидаемого отрицательного
социальная оценка в этих двух исследованиях не устранила
сопереживание-помощь отношениям.Вместо высокого сочувствия, ведущего к большему
помогать только при высокой социальной оценке, это привело к большему количеству помощи при
как низкая, так и высокая социальная оценка. Такая картина результатов не соответствует действительности.
соответствует тому, что можно было бы ожидать при эмпатическом возбуждении
люди эгоистически мотивированы, чтобы не выглядеть плохо в
глаза окружающих; это вполне соответствует тому, что можно было бы ожидать, если бы
сочувствие вызывает альтруистическую мотивацию, чтобы уменьшить потребность жертвы
(Бэтсон 1991: 134).

Хотя два эксперимента вряд ли могут служить убедительным доказательством, эти исследования
сформулировать социально управляемую гипотезу наказания, основанную на эмпатии
выглядят значительно менее правдоподобно, чем эмпатия-альтруизм
гипотеза.Итак, одна популярная эгоистическая гипотеза подверглась серьезному рассмотрению.
удар: субъекты с высоким уровнем эмпатии с большей вероятностью помогли , независимо от того,
а не
, они могли ожидать, что их поведение будет социально
внимательно изучил. По крайней мере, в некоторых обстоятельствах сочувствие
способствовать оказанию помощи независимо от угрозы социальных санкций.

5.2 Гипотеза уменьшения аверсивного возбуждения

Еще одна популярная эгоистическая стратегия объяснения связи между
эмпатия и помогающее поведение — это снижение на отвращения и возбуждения
гипотеза
, которая утверждает, что наблюдение за кем-то в нужде, и
сочувствие, которое оно вызывает, является неприятным или отталкивающим опытом, и
эта помощь мотивирована желанием уменьшить это отвращение
опыт. [17]
Если это так, утверждает Бэтсон, люди с большим сочувствием
условие иногда может иметь два совершенно разных способа уменьшения
неприятный опыт — они могут помочь нуждающемуся или могут
просто оставьте . Какую стратегию примет человек, будет зависеть от
часть от того, насколько сложно или дорого уйти с места происшествия. Если сбежать
легко, люди с большей вероятностью воспользуются этим вариантом, а если
уйти сложнее, люди с большей вероятностью помогут, так как
это менее затратный способ избавиться от неприятных переживаний.Если на
с другой стороны, гипотеза эмпатии-альтруизма верна, а эмпатия
приводит к подлинно альтруистической мотивации, можно было бы ожидать, что люди в
высокое состояние эмпатии, помогающее независимо от того, легко или трудно убежать, поскольку
только помощь удовлетворит альтруистическое желание.

И альтруизм, и эгоизм позволяют, что даже при отсутствии сочувствия
эмоционально тревожная ситуация потребности вызовет чувство
личного бедствия, таким образом, они и предсказывают, что люди
в состоянии низкого эмпатии будет более склонен помочь при побеге
трудно, и менее склонен, когда побег легкий.Бэтсон резюмирует
эти прогнозы приведены в таблицах 4 и 5 (Batson 1991: 111).

Побег Эмпатия
Низкая Высокая
Легкая Низкая Низкая
Сложная Высокая Высокий / Очень высокий
Уровень сочувствия
Уровень помощи

Таблица 4.Прогнозы от
Гипотеза снижения аверсивного возбуждения для скорости помощи в
Побег X Эмпатия Дизайн

Побег Эмпатия
Низкая Высокая
Легкая Низкая Высокая
Сложная Высокая Высокая
Уровень сочувствия
Уровень помощи

Таблица 5.Прогнозы от
Гипотеза эмпатии-альтруизма для скорости помощи при побеге X
Эмпатия Дизайн

Чтобы проверить эти прогнозы, Бэтсон и его соратники провели общую
из шести экспериментов. В одном из них (эксперимент 1 в Бэтсоне, Дункане,
и другие. 1981), студенты-испытуемые должны были смотреть, через то, что они
считается передачей по замкнутому телевидению — на самом деле
запись видео по сценарию — как еще один предмет для учащихся,
Элейн — на самом деле сообщница — попыталась выполнить задание
при получении электрического тока через случайные промежутки времени.Субъекты-наблюдатели
сказали, что их задача будет состоять в том, чтобы сформировать впечатление о
как Элейн ведет себя в неблагоприятных условиях. На пленке Элейн
Явно обнаружив, что разряды очень неудобны, и после второй
испытание при выполнении задания, она объясняет Марте, помощнице
применяя разряды, что она необычайно чувствительна к легким
поражение электрическим током из-за детской травмы. Затем Марта предлагает
что, возможно, субъект-наблюдатель захочет помочь Элейн
занимает ее место, и экспериментатор спрашивает, не
готов сделать это.Чтобы манипулировать легкостью побега, некоторые испытуемые были
сказал, что если они решат не занимать место Элейн, они
требуется просмотреть восемь дополнительных испытаний, в то время как другие испытуемые
сказали, что если они решат не занимать место Элейн, они
свободны идти. Чтобы управлять уровнем эмпатии, которую испытывают субъекты
для Элейн испытуемым давали копию личных ценностей и
анкета интересов, якобы заполненная Элейн, чтобы
помочь им составить впечатление о ее выступлении. В высоком сочувствии
состоянии, ценности и интересы Элейн были очень похожи на
субъект (который был определен во время сеанса просмотра)
несколько недель назад), находясь в состоянии низкого эмпатии, они были
Очень разные.

Результаты, приведенные в таблице 6, четко демонстрируют предсказанную закономерность.
гипотезой эмпатии-альтруизма, а не закономерностью, предсказанной
Гипотеза снижения аверсивного возбуждения.

Побег Эмпатия
Низкая Высокая
Легкая 0,18 0,91
Сложное 0.64 0,82
Уровень сочувствия
Уровень помощи

Таблица 6. Доля согласившихся
принять шок для Элейн (Бэтсон, Дункан и др., 1981,
Эксперимент 1)

В дополнительных экспериментах Бэтсон и его сотрудники использовали четыре
различные техники для создания условий низкой и высокой эмпатии,
два метода манипулирования легкостью побега и две разные потребности
ситуаций (Батсон, Дункан и др.1981; Той и Бэтсон 1982; Батсон,
О’Куин и др. 1983 г.). Результаты всех этих экспериментов
выставлен тот же образец. Интересно, что в другом эксперименте
Бэтсон и его коллеги попытались сломать шаблон, рассказав
испытуемых, что уровень шока, который им придется пережить, был
наивысший из четырех вариантов: «явно болезненно, но не
вредный». Они рассудили, что в этих обстоятельствах, даже если
у субъектов с высоким уровнем эмпатии было непреодолимое желание помочь, это желание
вполне может быть преодолено желанием избежать серии очень
болезненные шоки.Как и ожидалось, результаты этого эксперимента
вписать образец в
Таблица 4.

Это впечатляющие результаты. Снова и снова в хорошо продуманной
и тщательно проведенные эксперименты, Бэтсон и его соратники
получены результаты, которые явно совместимы с прогнозами
гипотеза эмпатии-альтруизма, изложенная в
Таблица 5,
и явно несовместим с предсказаниями аверсивного возбуждения
гипотеза редукции, изложенная в
Таблица 4.
Даже эксперимент «явно болезненный шок», который
полученные результаты в образце Таблицы 4, удобно совместимы
с гипотезой эмпатии-альтруизма; как отмечалось ранее,
Гипотеза эмпатии-альтруизма допускает, что субъекты с высоким уровнем эмпатии могут иметь
желания, которые сильнее их конечного желания помочь
цель, и желание избежать болезненного поражения электрическим током очень
вероятный кандидат.

Однако есть проблема, которую необходимо решить, прежде чем прийти к выводу, что
гипотеза снижения аверсивного возбуждения не может объяснить результаты
что сообщили Бэтсон и его соратники. Утверждая, что
Таблица 4
отражает прогнозы, сделанные при снижении аверсивного возбуждения
гипотезе, Бэтсон должен предположить, что побег смягчит отвращение
влияют как в ситуациях с низким, так и с высоким уровнем эмпатии, и эти субъекты
верят этому (хотя
доступны для самоанализа).Это можно было бы назвать из
зрение, из виду
предположение. Разработка предложенной идеи
Хоффманом (1991) и Хорнштейном (1991), защитником эгоизма, возможно,
предположить, что хотя субъекты верят в это, когда у них мало
сочувствие к цели, они не верят в это, когда у них высокий
сочувствие к цели
. Возможно, люди с высоким уровнем сочувствия верят
что если они сбегут, их по-прежнему будут беспокоить мысли
или воспоминание о потерпевшей бедствие цели, и, таким образом, физический побег будет
не приведет к психологическому побегу.Действительно, в тех случаях, когда сочувствие
сильный и вызывается приложением, это только то, что здравый смысл
заставит нас ожидать. Вы действительно верите, что если бы ваша мать была
в тяжелом бедствии, и вы ушли, не помогая ей, вы бы не
продолжают быть обеспокоены осознанием того, что она все еще в
горе? Мы предполагаем, что это не так. Но если
высокая эмпатия субъекты в экспериментах Батсона считают, что они
по-прежнему будет страдать от огорчает мысль о цели
даже после того, как они уходят, то эгоистическое аверсивная возбудимость снижения
гипотеза предсказывает, что эти субъекты будут склонны помогать в
как легкий физический побег, так и трудный физический побег
условия, так как помогает это единственная стратегия, по их мнению, будет
эффективный для уменьшения отвращения возбуждения.Так что ни результаты
сообщается в
Таблица 6
ни результаты каких-либо других экспериментов Бэтсона не дали бы
нам повод предпочесть гипотезу эмпатии-альтруизма гипотезе
Гипотеза снижения аверсивного возбуждения, потому что обе гипотезы делают
тот же прогноз.

Так ли это, что испытуемые с высоким уровнем эмпатии в таких экспериментах, как
Бэтсон считает, что, если они не помогут, они продолжат
думать о цели и, таким образом, продолжать испытывать страдания, и что
эта вера ведет к помощи, потому что порождает эгоистический
инструментальное желание помочь? Это, конечно, эмпирический
вопрос, и умно спланированный эксперимент Стокса и его
партнеры (Stocks et al.2009) предполагает, что в таких ситуациях, как
те, которые использовались в экспериментах Бэтсона, полагая, что они будут
продолжать думать о цели, не играет
значительная роль в возникновении помогающего поведения в высоком сочувствии
предметы.

Работа Бэтсона над гипотезой снижения аверсивного возбуждения,
при поддержке Stocks et al. находка, является крупным достижением в
дебаты об эгоизме и альтруизме. Гипотеза снижения аверсивного возбуждения
была одной из самых популярных эгоистических стратегий объяснения
помогающее поведение.Но экспериментальные данные убедительно свидетельствуют о том, что
в ситуациях, подобных тем, которые изучали Бэтсон и его соратники,
гипотеза эмпатии-альтруизма предлагает гораздо лучшее объяснение
поведение субъектов, чем снижение аверсивного возбуждения
гипотеза.

Как отмечалось ранее, Бэтсон и его коллеги также разработали
эксперименты, противопоставляющие гипотезу эмпатии-альтруизма
существенный список других эгоистических объяснений связи между
сочувствие и помогающее поведение.В каждом случае доказательства кажутся
бросить вызов эгоистической альтернативе, хотя, как это почти всегда
случае в эмпирических работах подобного рода, некоторые исследователи остаются
не убедил. [18]
Однако существует влиятельная критика работы Бэтсона, которая
бросает вызов всем его экспериментальной работе над
гипотеза эмпатии-альтруизма. Он утверждает, что сочувствие и его предшественники
изменить самооценку людей таким образом, чтобы это подорвало утверждения
что их помощническое поведение действительно альтруистично.

5.3 Проблема, связанная с «слиянием самих себя с другими»

За последние три десятилетия психологи много посвятили
усилий, направленных на изучение того, как люди думают о себе. Одна основная тема
в этой литературе заключается в том, что представление людей о себе
варьируется в зависимости от культуры, и это во многих незападных культурах
социальные роли и отношение к другим людям играют
гораздо более центральная роль в самооценке людей, чем они
на индивидуалистическом Западе (Markus & Kitayama 1991; Baumeister
1998).Один очень простой способ изучить эти различия — спросить
люди, чтобы ответить на вопрос «Кто я?» пятнадцать
раз. Незападные люди обычно упоминают социальные группы, группы
роли и отношения: «Я масаи», «Я —
человек, приносящий плоды в храм »,« Я мой
младший сын отца ». Западные люди, напротив, будут
обычно упоминают личные качества, стремления и достижения:
«Я умен», «Я студент-медик»,
«Я самый быстрый пловец в школе» (Ma &
Schoeneman 1997).Другая тема заключается в том, что представление людей о
сами по себе ситуативно податливы — они меняются в зависимости от
с кем мы, где мы находимся и чем занимаемся (Kihlstrom &
Cantor 1984; Маркус и Вурф 1987).

Хотя такая ситуационная податливость не может вызывать удивления,
ряд психологов предложили гораздо более радикальный ситуационный
пластичность. При определенных обстоятельствах, особенно когда у нас есть
близкие личные отношения с другим человеком, когда мы пытаемся
принять точку зрения другого человека или когда мы сочувствуем
другой человек, концептуальная граница между собой и другим
человек исчезает; Я и другой сливаются.По словам Артура
Арон и коллеги,

Многие из наших представлений о других в близких отношениях
познание, в котором другой рассматривается как я или путается с
«я» — основная причина — слияние «я-другой». (Арон и др.
al. 1980: 242)

Если это правда, то это представляет собой фундаментальную проблему для утверждения.
что помогающее поведение, направленное на кого-то, к кому мы сочувствуем,
действительно альтруистичен. Ибо, как незабываемо заметил Мелвин Лернер:

Кажется, что мы отвечаем сочувственно, с состраданием и чувством
беспокойства, когда мы чувствуем идентичность с жертвой.В
эффект, мы реагируем на мысль о себе в этой ситуации.
И, конечно же, мы наполнены «молоком человеческим».
доброта »к нашим сладким, невинным« я ». (Лернер 1980:
77)

Чуть менее красочно Бэтсон отмечает, что для «контраста»
между альтруизмом и эгоизмом, чтобы иметь смысл »,
оказание помощи «должно воспринимать себя и других, чтобы отличаться
люди »(2011: 145–146). И

если исчезает различие между собой и другим, то исчезает и
различие между альтруизмом и эгоизмом, по крайней мере, как эти термины
используется в гипотезе эмпатии-альтруизма.(2011: 148)

Психологи, которые обсуждали довольно удивительное утверждение, что
люди, которые помогают другим, часто теряют из виду различия
между собой и человеком, которому помогают, предложили несколько
различные способы определения того, является ли этот вид «себя другим»
слияние ». Однако прежде чем рассматривать их, мы
должны напоминать себе о важном философском различии, которое
будет иметь решающее значение при оценке тестов на самообладание
слияние. [19]
Часто для отличия используются ярлыки «качественный
идентичность »и« числовая идентичность ».Качественный
идентичность — это отношение, которое часто возникает между двумя телевизорами.
производится той же компанией. Они разделяют большую часть своих важных
характеристики. Числовая идентичность — это отношение, которое возникает между
человек в одно время в своей жизни и тот же человек в другое время
в его жизни. Если разрыв во времени значительный, человек, находившийся раньше
время может во многом отличаться от человека в более позднее время. Когда
вы были младенцем, весили менее 10 кг, не говорили на языке и
не мог ходить.Но теперь вы численно то же лицо, что и
ребенок. Числовая идентичность может иметь огромное юридическое и моральное значение.
важность, момент, хорошо иллюстрируемый судом над Джоном Демьянюком,
автомобильный рабочий украинского происхождения, которого обвинили в садистских
Охранник нацистского концлагеря, жертвы которого называли его «Иван
Ужасный». Подсудимый в 1988 г. во многом отличался от
охранник концлагеря: он был намного старше, тяжелее, лысый и
говорил по-английски. Он явно не был даже близок к тому, чтобы быть качественно
тождественен исполнителю преступлений Ивана.Что было у суда
определить было не то, были ли Иван и Демьянюк качественно
идентичны, но были ли они численно
идентичный. [20]
Что делает это различие важным для настоящих целей, так это то, что
тип идентичности, имеющий отношение к спорам между эгоистами
а альтруисты — это числовая идентичность, а не качественная идентичность. Если
София, 30 лет, откладывает крупную сумму денег, которая будет выплачена
По отношению к 70-летней Софии юная София не проявляет альтруизма. Если ее
Конечная цель — сделать так, чтобы у старой Софии были средства для полноценной жизни.
комфортная жизнь, то действие юной Софьи —
откровенно эгоистичный.Главный вывод здесь заключается в том, что если
тест, используемый для определения того, считает ли человек A себя
идентична личности B должна иметь отношение к эгоизму против
альтруизм, тест должен предоставить доказательства того, что человек A
принимает себя численно идентично человеку B ,
не то чтобы она считала себя качественно идентична
человек В .

Теперь давайте посмотрим, как психологи пытались оценить
испытывают ли участники эксперимента чувство идентичности с
кто-то, к кому они могут обратиться за помощью.В одном из самых
влиятельные исследования, утверждающие, что помощь часто оказывается продуктом
чувства единства, Cialdini et al. (1997) использовали пару
тесты.

[P] участники оценили степень единства, которое они чувствовали с [человеком
они могут помочь], отвечая на два вопроса, которые были объединены во всех
анализирует, чтобы сформировать индекс единства. Первый пункт включал
Шкала включения других в себя (IOS), используемая Aron et al. (1992) измерить себя другим
граничное перекрытие. Он состоял из семи пар возрастающих
перекрывающиеся круги.Участники выбрали пару кругов, которые
они считали, что лучше всего характеризует их отношения с [человеком
они могут помочь]. Во втором пункте участников просили указать на
По 7-балльной шкале степень, в которой они будут использовать термин ср
описать свои отношения с [человеком, которому они могут помочь].
(1997: 484)

В критике Чалдини и др. бумага, Batson, Sager, et al.
(1997) использовали три показателя слияния себя с другими. Одним из них была IOS
Шкала, используемая Cialdini et al.Второй был «воспринимаемым
сходство », в котором« [p] участников были заданы,
«Как вы думаете, насколько похож на вас этот человек…?»
(1 = немного, 9 = чрезвычайно) »(1997: 500). В третьем,
участники оценили как себя, так и цель по серии
личные качества. «Мерой слияния была средняя
абсолютная разница между оценками себя и других »(1997:
498).

Кажется, что ни один из этих четырех тестов слияния себя и других
дать повод полагать, что участница считает себя
численно идентичен другому человеку.Действительно, оба воспринимаемых
тест на сходство и тест на рейтинг личных качеств кажутся
оценка качественной идентичности, а не числовой идентичности. И это
далеко не ясно, что, если вообще, два других теста
измерения. Похоже, что на самом деле нет никаких доказательств того, что
люди в близких отношениях теряют из виду различие между
себя и другого человека. Действительно, как отмечает Мэй, если кто-то действительно
действительно верил, что он существует в двух явно разных телах, наиболее
естественным выводом будет то, что он заблуждается (май 2011b:
32).

В то время как литература о слиянии себя-другого дает мало оснований для
считают, что нормальные люди считают себя численно идентичными
с другим человеком, это бросает другой вызов
гипотезу эмпатии-альтруизма, защищаемую Бэтсоном и его коллегами.
Следует напомнить, что эта гипотеза состоит в том, что сочувствие часто вызывает
конечное желание помочь другому человеку. Но в Cialdini et al.
(1977), цитируемой ранее, они сообщают о трех исследованиях, показывающих, что
сочувствие, хотя и имеет место, не играет никакой причинной роли в
процесс, ведущий к оказанию помощи.Скорее, они утверждают, что это
«Слияние» — которое используется здесь как ярлык для чего-либо
шкала IOS и тестовая мера использования мы , то есть
фактически побуждая участников помочь. Хотя Cialdini et al.
бумага довольно сложна, Batson et al. (1997) указали на ряд
методологические проблемы. Когда они провели пару экспериментов
чтобы избежать этих методологических проблем, роль сочувствия в
было ясно видно, что вызывающее помогающее поведение. Однако большинство
эксперименты, изучающие связь между сочувствием и помогающим поведением,
включая этот, используйте относительно небольшое количество участников.А также
«кризис репликации», возникший в последние годы
заставило многих обеспокоиться устойчивостью эффектов, описанных в
подобные эксперименты (Chambers 2017). McAuliffe et al. (2018) есть
решила эти проблемы. Их мощное, предварительно зарегистрированное исследование,
запускались в Интернете, проанализировали данные от 680 участников. Их
результаты были «однозначно поддерживающими» (2018: 504)
связь между сочувствием и помогающим поведением.

5.4 Доказали ли исследования Бэтсона существование альтруизма у людей?

Ответ Батсона на этот вопрос ясен.

Рассмотрев доказательства исследований, направленных на проверку
гипотеза эмпатии-альтруизма против шести эгоистических альтернатив
… Пришло время сделать вывод — хотя
предварительный — о статусе этой гипотезы. Идея, что
эмпатия порождает альтруистическую мотивацию, что может показаться невероятным, учитывая
господство в западной мысли доктрины универсального эгоизма. Пока что,
по словам Шерлока Холмса: «Когда вы устранили
невозможно, что бы ни осталось, как ни маловероятно , должно быть
правда».Это кажется невозможным для какого-либо известного эгоистического объяснения.
отношений, способствующих сопереживанию, или любое сочетание
их — чтобы учесть данные исследований, которые мы рассмотрели. Так
что остается? Гипотеза эмпатии-альтруизма. Ожидает новых доказательств или
правдоподобное новое эгоистическое объяснение существующих свидетельств, нам кажется
вынудили принять эту невероятную гипотезу как истинную. (Батсон 2011:
160) [21]

Исследовательская программа Бэтсона убедительна, и он, безусловно,
показали, что гипотеза эмпатии-альтруизма находится «в
охота », но его выводы неубедительны.Есть ряд
разумных возражений против методологии и выводов в некоторых
исследований Батсона. Подробное изложение этого —
существенный проект (см. Stich, Doris, & Roedder 2010). Но есть
также правдоподобная эгоистическая гипотеза, которая не была
систематически исследуется.

В последние годы ряд авторов представили впечатляющие аргументы в пользу
гипотеза о том, что вера в «Большого Бога» —
сверхъестественное существо, всеведущее, морально озабоченное и действующее как
полицейский агент в человеческих делах — сыграл решающую роль в
переход от очных групп людей «на уровне группы»
состоит не более чем из нескольких сотен человек до гораздо более крупных племенных
групп и, в конечном итоге, к вождествам и национальным государствам (Norenzayan et al.
al.2016). Это провокационные и противоречивые идеи. Значительно меньше
спорным является утверждение, что многие люди считают, что даже если нет
другой человек может наблюдать за ними, сверхъестественное существо
осознают, что они делают и думают, и что это существо может
наказывать мысли и поведение, которые он не одобряет, и поощрять мысли и
поведение, которое он одобряет, с доставленными наказаниями и наградами
либо в течение жизни агента, либо после того, как он
умирает. [22]
В экспериментах, описанных в
Раздел 5.1,
предназначен для проверки гипотезы эмпатии-альтруизма на фоне социальной
гипотезу наказания, Бэтсон и его коллеги пошли на многое
чтобы гарантировать, что участники «низкого потенциала для отрицательного
социальная оценка »могло бы показаться, что никто не знал о
свои решения, и, таким образом, чтобы никто не подумал о них плохо или
наказывайте их, если они решили не помогать. Но, конечно, ни один из
шаги, предпринятые для обеспечения секретности, будут эффективными для сохранения
Всеведущий Бог, зная, что решили эти участники.Так что если
мы предполагаем, что многие люди верят, что всеведущий Бог хочет, чтобы они
помогать другим нуждающимся, и что они верят в Божьи санкции за то, что
помощи более вероятны, когда цель порождает
сочувствие, [23]
эксперименты не делают ничего, чтобы исключить вариант социальной
гипотеза наказания, которая утверждает, что участники мотивированы
желанием избежать наказаний, назначенных Богом.

Только что обрисованная эгоистическая альтернатива, которую можно было бы назвать
«Гипотеза божественного наказания» также приводит к
паттерн предсказаний, основанный на эмпатии-альтруизме
гипотеза, изложенная в
Таблица 5,
и результаты, представленные в
Таблица 6.Суть в том, что, используя стандарт Шерлока Холмса, Бэтсон
благосклонности, впереди еще много работы. Есть семья
эгоистические гипотезы, вызывающие веру в сверхъестественное
наказания или сверхъестественные награды, которые все еще должны быть
исключено, прежде чем мы примем «невероятную гипотезу» как
правда. [24]

6. За пределами эгоизма и альтруизма

В красочном отрывке, цитируемом в начале
раздел 5.4,
Бэтсон, кажется, предполагает, что в споре между эгоистами и
У альтруистов есть только два возможных исхода.Если все человеческое поведение
в конечном итоге мотивируется корыстными желаниями, тогда эгоист
выигрывает; если какое-то человеческое поведение мотивировано конечным желанием
благополучие других людей, тогда побеждает альтруист. Однако, как
отмечено в
раздел 2,
диалектический пейзаж более сложен, ибо есть много желаний
которые не являются ни корыстными, ни желаниями благополучия
другие люди. Если какое-либо из этих желаний является высшим, что приводит к
поведение, то ошибается эгоист. Но, как ясно Бэтсон
признает, что это не оправдывает альтруизм; и эгоизм, и
альтруизм может ошибаться.

Бэтсон использовал термин принциплизм для одной семьи
конечные желания, которые не поддерживают ни эгоизм, ни альтруизм.

Принципизм — это мотивация с конечной целью поддержать некоторые
моральный принцип — например, принцип честности или справедливости,
или утилитарный принцип наибольшего блага для наибольшего числа людей.
(Батсон 2011: 220)

При некоторых обстоятельствах тот или иной из этих принципов может
требуют вспомогательного поведения, хотя это вспомогательное поведение не будет
альтруистичен, поскольку конечное желание, мотивирующее поведение, — это
придерживаемся принципа.По мнению Бэтсона, мы действительно не
много знаю о принципиализме.

Насколько мне известно, нет четких эмпирических доказательств того, что
отстаивание справедливости (или любого другого морального принципа) функционирует как
окончательный
Цель. [25]
Нет и четких эмпирических доказательств, подтверждающих эту возможность.
из. (Бэтсон 2011: 224)

Но если это так, то вывод Бэтсона о том, что
гипотеза эмпатии-альтруизма верна, и что люди иногда
альтруизм преждевременно.Ведь даже если бы было допущено, что все
правдоподобных эгоистических альтернатив эмпатии-альтруизму
исключено, работа по проверке эмпатии-альтруизма против принципала
альтернатив едва началось. Более того, масштаб этого проекта может
быть намного больше, чем представляет себе Бэтсон.

Один из способов увидеть это — спросить, какие руководящие принципы действий
мораль
принципы. [26]
По этому вопросу ведутся споры как в философии, так и в философии.
психология (Стич, 2018).Хотя Бэтсон не затрагивает эту дискуссию,
примеры, которые он предлагает («справедливость или справедливость или утилитарный
принцип ») предполагают, что, когда он говорит о моральных принципах, он
имеет в виду довольно ограниченный набор принципов. Но если принципиализм
ограничивается относительно небольшим набором моральных принципов, знакомых по
философской литературы, то принциплизм вряд ли исчерпывает
неэгоистические альтернативы, которые защитники психологического альтруизма
должен исключить. В последние годы наблюдается рост объема работ.
о роли норм в жизни человека, где нормы
понимаются как руководящие правила действия, которые могут регулировать практически любые
Человеческая активность.Исследователи из самых разных дисциплин утверждали, что
эти нормы и прочная врожденная психология для приобретения, хранения и
действуя в соответствии с нормами, сыграли фундаментальную роль в формировании человеческого
культуры и превращения людей в самых успешных крупных животных на
планеты (Генрих 2015; Бойд 2018; Келли и Дэвис 2018). У других есть
предложили подходы к психологии нормы, по которой люди
желание соответствовать культурным нормам (Sripada & Stich
2006) и рассказы о том, как психологическая система порождает такие
конечные желания могут быть одобрены естественным отбором (Sripada 2008).Типы поведенческих правил, которые считаются нормами в этой литературе.
вполне могут включать в себя те моральные принципы, которые были у Бэтсона в
ум, когда он характеризовал принципиализм. Но это лишь небольшой
подмножество норм, которые имеют в виду эти исследователи. Что делает
все это имеет отношение к нашей текущей теме, так это то, что любой
культурно усвоенная норма может порождать окончательное желание подчиняться,
и большинство из этих высших желаний не являются ни эгоистическими, ни
альтруистический. Таким образом, чтобы представить правдоподобный довод в пользу того, что эпизод оказания помощи
поведение альтруистично, недостаточно исключить эгоистическое
объяснения и объяснения, апеллирующие к принципиализму.Защитник
психологического альтруизма должны также исключать объяснения, которые прослеживают
помогающее поведение к конечному желанию соответствовать любому из
обширный набор норм, преобладающих в человеческих культурах. А также
это работа, которую защитники альтруизма даже не начали.

Другая возможность состоит в том, что какое-то вспомогательное поведение может быть неприемлемым.
вообще мотивированы высшими желаниями. Генсиарц и Крокетт (2015)
утверждают, что, помимо целенаправленной системы, поведение,
в том числе помогающее поведение, иногда вызывается тем, что они называют
привычная и павловская системы.Привычный
система приводит к действиям, которые имеют наибольшую ожидаемую ценность на основе
указывает на предыдущий жизненный опыт, а не на возможные последствия
по особенностям текущей ситуации. В результате помогающее поведение
может повториться в будущем и в обстоятельствах, при которых
такие факторы, как обещание вознаграждения, отсутствуют, если поведение
были вознаграждены в прошлом. Как и в привычной системе, павловский
система производит поведение с наивысшим ожидаемым значением на основе
мимо.Однако, в отличие от привычной системы, система Павлова
производит поведение, которое было успешным в эволюционном прошлом,
а не в прошлом человека. Это означает, что поведенческие
предрасположенности, которые привели к репродуктивному успеху в
эволюционное прошлое человека могло стать врожденным или
«Зашита» посредством естественного отбора. Если это действительно так
случай, когда некоторая помощь вызывается привычными или
Павловские системы, значит, эгоизм ложен. И если какое-то помогающее поведение
эгоистически мотивирован, а остальное производится привычными и
Павловских систем, то альтруизм тоже ложен.

7. Итог

Бэтсон и его сотрудники многого достигли. У них есть
сформулировал изощренную альтруистическую гипотезу, эмпатию-альтруизм
гипотеза, которую можно проверить на фоне конкурирующих эгоистических гипотез,
и они разработали эксперименты, доказывающие, что многие из
эти эгоистические гипотезы ложны. Но чтобы показать, что альтруизм верен,
недостаточно показать, что конкретные эгоистические гипотезы не могут
объясните конкретные эпизоды помогающего поведения.И этого было бы недостаточно
чтобы показать, что все правдоподобные версии эгоизма ложны. Он также должен
показать, что эпизоды помогающего поведения, которое невозможно
эгоистически объясненный не может быть объяснен другим процессом,
такие как принципиальная конечная мотивация или конечная мотивация
неморальная норма. Кроме того, защитник альтруизма должен показать, что
неэгоистические эпизоды помогающего поведения не являются продуктом
привычные или павловские системы. Ни один из экспериментов Бэтсона не был
разработан, чтобы исключить эти неэгоистические варианты или другие варианты, которые могут
быть предложенным.Так что впереди еще много работы.

На более позитивной ноте, похоже, что Бэтсон и его соратники
довольно убедительно показали, что методы экспериментальной психологии
может продвинуть дискуссию вперед. В самом деле, можно утверждать, что у Бэтсона есть
добились большего прогресса в этой области за последние четыре десятилетия, чем
философы, использующие традиционную философскую методологию
априорные аргументы, подкрепленные анекдотами и интуицией,
предыдущие два тысячелетия. Их работа убедительно демонстрирует полезность
эмпирических методов в моральной психологии; философская мораль
психологи, обсуждающие вопрос об альтруизме-эгоизме, всегда
эмпирическое утверждение, и теперь очевидно, что гуманитарные науки обладают
ресурсы, которые помогут нам эмпирически оценить эти эмпирические утверждения.

Польза альтруизма для здоровья | Фонд психического здоровья

1. Помогать другим — это хорошо

Есть некоторые свидетельства того, что, когда вы помогаете другим, это может способствовать физиологическим изменениям в мозгу, связанным с ощущением счастья. 1

Помощь другим также может улучшить нашу сеть поддержки и побудить нас быть более активными. 4 Это, в свою очередь, может повысить нашу самооценку. 3

2. Создает чувство принадлежности и снижает изоляцию.

Волонтерство и помощь другим также могут помочь нам ощутить чувство принадлежности, завести новых друзей и установить связь с нашим сообществом. 3,4 Личные занятия, такие как волонтерство в продовольственном банке, могут помочь уменьшить одиночество и изоляцию. 4

3. Помогает видеть ситуацию в перспективе

Многие люди не осознают, какое влияние может оказать другая точка зрения на их взгляды на жизнь.

Помощь другим, особенно тем, кому повезло меньше, чем вам, может помочь взглянуть на вещи в перспективе и заставить вас чувствовать себя более позитивно. Есть некоторые свидетельства того, что осознание своих добрых поступков, а также вещей, за которые вы благодарны, может усилить чувство счастья, оптимизма и удовлетворения. 5,6 Делая добро, вы можете более позитивно относиться к собственным обстоятельствам.

4. Это помогает сделать мир более счастливым — это заразительно!

Добрые поступки могут сделать мир более счастливым. Доброта может улучшить чувство уверенности, уверенности, счастья и оптимизма. 6

Это также может побудить других повторить доброе дело, которое они испытали на себе, — способствуя созданию более позитивного сообщества. 7

5. Чем больше вы делаете для других, тем больше вы делаете для себя

Польза от помощи другим может длиться еще долго после самого действия, как для вас, так и для них.

Список литературы
  1. Post S. Хорошо быть хорошим: двухгодичный научный отчет о здоровье, счастье, долголетии и помощи другим, 2014 г. Int J Pers Cent Med. 2014; 2: 1–53.
  2. Пиллемер К., Фуллер-Роуэлл Т.Э., Рид М.С., Уэллс Н.М. Экологическое волонтерство и результаты для здоровья за 20-летний период.Геронтолог. 2010. 50 (5): 594–602.
  3. Браун К.М., Хойе Р., Николсон М. Самоуважение, самоэффективность и социальная взаимосвязанность как посредники в отношениях между волонтерством и благополучием. J Soc Serv Res. 2012. 38 (4): 468–83.
  4. Pilkington PD, Windsor TD, Crisp DA. Волонтерство и субъективное благополучие людей среднего и пожилого возраста: роль поддерживающих социальных сетей. Журналы Геронтол — Ser B Psychol Sci Soci. 2012. 67 В (2): 249–60.
  5. Отаке К., Симай С., Танака-Мацуми Дж., Оцуи К., Фредриксон Б.Л.Счастливые люди становятся счастливее благодаря доброте: счет доброты. J Happiness Stud. 2006; 7 (3): 361–75.
  6. Kerr SL, O’Donovan A, Pepping CA. Могут ли благодарность и доброта улучшить самочувствие в клинической выборке? J Студия счастья. 2014. 16 (1): 17–36.
  7. Прессман С.Д., Крафт Т.Л., Крест МП. Делать добро и получать добро — это хорошо: влияние доброго вмешательства в стиле «заплати вперед» на благополучие дарителя и получателя. J Posit Psychol. 2015; 10 (4): 293–302.

Человек, доказавший эгоизм альтруизма | Генетика

Джордж Прайс не был новичком в драме. Американский ученый и эрудит, родившийся в 1922 году в семье театральной актрисы, работал над Манхэттенским проектом, занялся журналистикой, составил влиятельное уравнение, объясняющее альтруизм, и в последние годы жизни претерпел впечатляющее религиозное обращение. Тем не менее, для жизни, полной поворотов, поворотов и трагедий, его история ускользнула от всеобщего внимания. До настоящего времени.

Открытие в конце этого месяца в Камденском народном театре в Лондоне, Calculating Kindness пытается раскрыть жизнь Прайса, погрузившись в его разум и его математику, чтобы пролить свет на малоизвестную историю человека, который исследовал фундаментальные аспекты человеческого состояние: альтруизм. «Его история проливает свет на многие большие и важные идеи о том, кто мы есть», — говорит режиссер Лаура Фарнворт. «Одна из главных тем пьесы — то, насколько мы должны жертвовать ради наших собственных амбиций и того, чего мы хотим от жизни, и уравновешивать это с семьей», — добавляет она.

Это игра, рожденная интуитивной прозорливостью. Попав в Reader’s Digest на биографию ученого «Цена альтруизма» Ореном Харманом за 2010 год, Фарнворт был очарован путешествием Прайса. «Были такие острые противоречия и развороты, что я просто не могла поверить, что эта удивительная история была правдой», — говорит она.

Борясь со своим открытием, Прайс начал сомневаться, почему это должен был быть он, кто придумал уравнение

Действительно, выдающаяся карьера Прайса была не чем иным, как эклектичной.Проучившись год в Гарвардском университете, он поступил в Чикагский университет, чтобы изучать химию, где в 1940-х годах его приняли в команду ученых, участвовавших в гонках по разработке атомной бомбы — так называемый Манхэттенский проект. Затем последовал разный срок службы в качестве медицинского исследователя, научного журналиста и даже в качестве сотрудника IBM. Но, несмотря на разноплановую карьеру, Прайс оставался разочарованным своей неспособностью самому совершить серьезный прорыв. «В нем важно то, что он появляется на довольно больших сценах, но никогда не бывает главным игроком», — говорит Фарнворт.

Однако вскоре все изменилось.

Не тот мужчина, чтобы довольствоваться обычным существованием, в 1967 Прайс оставил после себя двух дочерей и бывшую жену, решив оставить свой след в Лондоне. Именно там он наткнулся на статью, которая должна была изменить его жизнь: работу выдающегося биолога-эволюциониста У. Д. Гамильтона, которая стремилась объяснить, почему организмы демонстрируют альтруистическое поведение. «Альтруизм не имеет ничего общего с теплым сиянием», — объясняет профессор Алан Графен, один из научных консультантов пьесы и биолог из Оксфордского университета.«Биологический смысл альтруизма заключается в сокращении количества потомков, которые у вас есть в течение вашей жизни, и одновременном увеличении количества потомков, которые есть у другого человека в течение их жизни».

Гамильтон пришел к выводу, что альтруизм передавался из поколения в поколение, потому что эта черта улучшала приспособленность «родственников» организма. «Гамильтон известен своей работой над эволюцией альтруизма и объяснением альтруизма с точки зрения родственного отбора», — добавляет доктор Энди Гарднер, еще один научный консультант пьесы и биолог из Университета Сент-Эндрюс.«Итак, люди кумовски альтруистичны по отношению к своим родственникам, потому что у них общие гены с этими людьми». Другими словами, как выразился Графен, «[Гамильтон] утверждал, что показал, что действительно естественный отбор, если он влияет на социальное поведение, может заставить организмы вести себя альтруистично, но на самом деле это генетически эгоистично».

Это была теория, которая задела Прайса нервы. «Он буквально наталкивается на [газету] и спрашивает:« Вау, правда? », — говорит Фарнворт.Уйдя, чтобы доказать неправоту Гамильтона, Прайс в конечном итоге согласился с ним и в процессе создал свои собственные основополагающие математические отношения, теперь известные как уравнение Прайса. «В конце концов он вывел это удивительное уравнение», — говорит Гарднер. «Теперь он составляет основу современной теории группового отбора». В самом деле, как сам Гарднер обнаружил в своем собственном исследовании, «он продолжает находить новые применения в удивительных местах».

Прайс, наконец, добился своего. Но борясь со своим открытием, Прайс начал сомневаться, почему это уравнение придумал именно он.«Он решает, что единственное, что могло произойти, — это дар от Бога», — объясняет Фарнворт. В результате произошло сильное религиозное обращение. Но последовала катастрофа. Одержимый идеей самоотверженности, Прайс принял бездомных и в конечном итоге стал жить в сквотте. Наконец, в январе 1975 года он покончил с собой, перерезав сонную артерию ножницами для ногтей.

Это был трагический конец. Однако драматург Лидия Адетунджи непреклонна в том, что сама постановка имеет совершенно иной тон.«Это мрачно», — говорит она о кончине Прайса. «Но есть что-то весьма жизнеутверждающее в том, что он просто интересуется всеми этими вопросами и как бы бросается на них».

Прайс был сложным персонажем, взгляды и идеи которого резко менялись на протяжении всей его жизни, говорит Фарнворт. Углубляясь в его прошлое, она часами изучала письма Прайса в Британской библиотеке, используя опыт доктора Изабель Валли из Королевского колледжа Лондона, чтобы выявить его расположение.«Понимание его с точки зрения психиатрии помогло мне понять, как кажущаяся противоречивой природа Джорджа и некоторые из его решений могут объединиться в одну личность», — объясняет Фарнворт.

В конечном счете, говорит Адетунджи, поставив Прайса и его уравнение в центр внимания, она надеется, что его жизнь наконец получит то признание, которого она заслуживает. «Он просто человек, который никогда ничего не делал наполовину».

Calculating Kindness проходит с 29 марта по 16 апреля в Camden People’s Theater , London NW1

  • 31 мая в эту статью были внесены поправки, чтобы идентифицировать рецензию на книгу, в которой Лаура Фарнворт читала о Джордже Прайсе

Границы | Удовольствие от обмена знаниями: влияние альтруизма на молчаливое поведение при обмене знаниями

Введение

Поведение при обмене знаниями оказывает значительное влияние на сплоченность команды, творческий потенциал, эффективность работы в группе и процесс интеграции знаний (Mesmer-Magnus and DeChurch, 2009; Obrenovic et al., 2015). Совместное использование неявных и явных знаний приводит к новаторским идеям (Jackson and Knight, 2006) и повышает эффективность задач и организационные показатели (Adenfelt, 2010). Кроме того, негласный обмен знаниями особенно ценен, поскольку он способствует повышению производительности организации (Small and Sage, 2005; Reychav and Weisberg, 2009). Намерение поделиться неявными знаниями зависит от различных командных и организационных факторов (Субраманиам и Венкатраман, 2001). Индивидуальные факторы также играют важную роль, поскольку неявные знания тесно связаны с опытом, мыслями и убеждениями человека (Alavi and Leidner, 2001).Они формируют то, как люди интерпретируют и конструируют знания. Разнообразные навыки, опыт и таланты имеют решающее значение для повышения общей эффективности организации; поэтому принципиальное понимание индивидуальной мотивации к обмену знаниями жизненно важно для всех управленческих наук.

Предыдущие исследования показывают, что скрытый обмен знаниями основан на индивидуальных характеристиках (Matzler et al., 2008). Например, эффекты стилей группового общения, основанные на личностных качествах, влияют на поведение при обмене знаниями, которое опосредуется отношениями готовности и рвения к обмену знаниями (De Vries et al., 2006). Кроме того, черты экстраверсии и уступчивости положительно связаны с желанием делиться знаниями (De Vries et al., 2006). Хотя упомянутые исследования демонстрируют взаимосвязь между личностными качествами и поведением при обмене знаниями, многие черты остаются неизученными. Различие между альтруизмом и готовностью проводится для исследования того, в какой степени эти понятия влияют на неявный обмен знаниями. Хотя в предыдущих исследованиях предполагалось, что альтруизм и социальное взаимодействие сотрудников имеют решающее значение в продвижении поведения, связанного с обменом знаниями (Ma and Chan, 2014; Wang and Hou, 2015; Sedighi et al., 2016; Каррера и др., 2018; Suwanti, 2019), насколько значительным является эффект посредничества и что его побуждает, еще предстоит понять. В нашем исследовании мы устраняем этот пробел, используя конструкции альтруизма, субъективной нормы и готовности объяснять поведение при обмене знаниями на индивидуальном уровне, которое затем можно обобщить и применить в организационных условиях. Мы объединили теорию запланированного поведения (Ajzen, 1991), теорию социального обмена (Homans, 1958) и теорию большой пятерки личностных черт (Goldberg, 1990), чтобы объяснить влияние черт личности на обмен знаниями и опосредующий эффект готовность и субъективная норма.Создание, обобщение, расширение и передача знаний между людьми — это критически важный процесс для выживания и конкурентоспособности наукоемких организаций, и он почти полностью зависит от согласия и готовности людей поделиться ими. Поскольку индивидуальный обмен знаниями в бизнес-среде в конечном итоге приводит к положительным результатам деятельности, таким как инновационность, креативность и гибкость компании, он стал предметом многих исследований в области управления знаниями (Obrenovic and Qin, 2014).Литература предполагает, что изучать поведение отдельной организации изолированно, как если бы это был уникальный организм, упрощенно (Cummings and Thanem, 2002; Morgan, 2011; Faghih et al., 2016). Как предполагается в этой статье, организация — это скорее сеть, состоящая из влияний, мотиваций, поведения, действий и реакций различных людей и их динамических взаимодействий. Организационные и индивидуальные намерения взаимодействуют в социальных условиях, а это, в свою очередь, подпитывает обмен знаниями в рабочих группах, способствует сплоченности команды и стимулирует чувство принадлежности.Хотя в управленческой литературе указывается на действия, которые могут способствовать готовности сотрудников делиться знаниями и соблюдать организационные нормы (Wang et al., 2014; Safa et al., 2016), есть гораздо больше, чтобы узнать, как конкретные стратегии могут быть лучшими. применяется к разным личностям, чтобы вызвать негласный обмен знаниями и поощрить социальные связи через индивидуально-ориентированные практики.

Таким образом, более полное понимание индивидуальных знаний будет способствовать развитию психологии и науки управления.Как отмечает Гулденмунд (2010, стр. 13), «двигателем, который приводит систему к желаемому результату, всегда будут конкретные идеалисты, а не сама система или убеждения, которые она провозглашает». Человек находится в центре сложного набора факторов, которые либо способствуют обмену знаниями, либо препятствуют ему. Чтобы управлять знаниями на макроорганизационном уровне, нужно сначала понять, что мотивирует и побуждает к сотрудничеству в обмене практикой на индивидуальном уровне. Мы исследуем склонность людей к альтруизму и желанию делиться знаниями, уделяя особое внимание личным, нематериальным и скрытым знаниям.Основной вклад этой статьи состоит в том, чтобы провести эмпирическое исследование уровней влияний, которые стимулируют поведение по обмену знаниями, и предоставить рекомендации, основанные на эмпирических данных, которые могут быть применены при разработке стилей лидерства с обменом знаниями и вспомогательных инициатив.

Новаторские моменты исследования имеют практическое значение как для менеджеров, так и для лидеров, предполагая, что они должны развивать такие стили лидерства, которые способствуют укреплению социальных связей и доверия между сотрудниками, что приводит к готовности делиться неявными знаниями.Зная, что альтруисты предрасположены к добровольному обмену знаниями, менеджеры могут соответственно реагировать и устанавливать определенные роли для альтруистов в командах, назначая им задачи, в которых они будут сотрудничать и участвовать в социализации с другими людьми. Такие решения могут улучшить обмен знаниями в группе. Кроме того, для сотрудников с менее альтруистическими характеристиками следует разработать инициативы, стимулирующие желание, такие как стимулы и командные действия, повышающие доверие.Настоящее исследование вносит свой вклад в существующую литературу по профессиональной психологии и менеджменту, предлагая для будущих исследований рассмотреть другие возможные детерминанты, относящиеся к обмену знаниями, такие как личностные особенности сознания, невротизм и конкурентоспособность, и проверить их на лицах, работающих в менее наукоемких областях. проекты.

Альтруизм — это аспект согласия, который представляет собой склонность других к сочувствию; верят в справедливый мир; и быть социально ответственным, добрым и доверчивым по отношению к другим (Bierhoff et al., 1991). Предыдущие исследования показывают, что альтруистическая личность ведет к гражданскому поведению в организации (Орган, 1988). Забота и помощь людям в отношениях с другими и выходят за рамки их обычной должностной инструкции, чтобы помочь в решении задач. Обмен знаниями может вызвать у альтруистов чувство удовольствия и достижений (Kollock, 1999), а также удовлетворить желание внести свой вклад в рабочую среду, помогая другим (Davenport and Prusak, 1998).

В предыдущих исследованиях отношение и субъективная норма использовались для объяснения обмена знаниями путем применения намерения обмена знаниями в качестве индикатора поведения обмена знаниями (Ryu et al., 2003; Chen et al., 2009). Несмотря на то, что индивидуальные характеристики были признаны фактором обмена знаниями, прямая связь между личностными качествами и отношением к знаниям по большей части игнорировалась. Таким образом, настоящее исследование берет индивидуальную черту альтруизма и исследует его влияние на субъективную норму, готовность делиться знаниями и неявный обмен знаниями. Элементы теории запланированного поведения (Ajzen, 1991) интегрированы в исследовательскую модель, связывая их с индивидуальной чертой альтруизма.Такая инновационная модель представляет собой значительный вклад в исследование. Объяснение взаимосвязи между альтруизмом и готовностью делиться знаниями в контексте обмена знаниями обеспечивает лучшее понимание черт и отношений, которые следует развивать в людях.

Опыт или специализация следует понимать как результат непрерывного циклического генерирования, сбора и обобщения неявных знаний и их утверждения в межгрупповом обмене субъективными ноу-хау.Интенсивность обмена знаниями варьируется в зависимости от типа отрасли (Lin, 2007b), в то время как влияние типа отрасли на исследования в области управления подтверждено (Vij and Farooq, 2014). Например, если негласный обмен знаниями необходим для создания дополнительной стоимости инновационно-ориентированными предприятиями, явные знания более характерны для производственных компаний. Поскольку нас интересуют динамические мотивационные аспекты обмена знаниями, мы намеренно ограничиваем наше исследование выборкой сотрудников с высшим образованием.Мы исходим из того, что высшее образование, профессиональная подготовка и ординатура способствуют развитию практики обмена знаниями и подчеркивают альтруистическое поведение, что имеет решающее значение для целевых отраслей данного исследования. Успех инноваций в этих областях заключается в расширении знаний и расширении знаний за счет совместного участия в сложных условиях и задачах, что делает сотрудников более склонными делиться своим интеллектуальным капиталом.

Теория и модель

Теоретическая основа построена на основах теории запланированного поведения, теории социального обмена и большой пятерки личностных черт.Становится ясным различие между альтруизмом, субъективной нормой и готовностью делиться. Мы опираемся на предыдущие исследования обмена знаниями, основанные на теории запланированного поведения (TPB), предполагая, что намерения должны вести нас к мотивационным компонентам, лежащим в основе отношения (Mansor and Saparudin, 2015; Wu et al., 2015; Razak et al. ., 2016).

Неявный обмен знаниями

Согласно Дайеру и Нобеока (2000), знания — это наиболее мощное оружие, которым обладают организации, особенно для компаний, основанных на знаниях.Организациям необходимо эффективно производить, собирать и обмениваться знаниями (Зандер и Когут, 1995; Коннер и Прахалад, 1996; Грант, 2013), поскольку это стимулирует инновации и ведет к повышению эффективности организации. Неявный обмен знаниями создает связи и облегчает социальное общение между сотрудниками (Nonaka, 1994; Osterloh and Frey, 2000; Käser and Miles, 2002), что приводит к организационному успеху (Small and Sage, 2005; Reychav and Weisberg, 2009). Коммуникация позволяет людям делиться и обмениваться знаниями и опытом, что приводит к развитию специальных знаний и сложных навыков.Следовательно, сотрудничество и координация между сотрудниками и производительность команды улучшаются за счет создания коммуникативной среды (Marks et al., 2000). Кроме того, групповая трансактивная система памяти выигрывает от обмена знаниями (Moreland et al., 1996; Hollingshead, 1998a, b), которые лежат в основе общих достижений команды (Faraj and Sproull, 2000; Kanawattanachai and Yoo, 2002; Lewis, 2004). .

Неявное знание ранее определялось как эмпирическое и интуитивное по своей природе (Faith and Seeam, 2018), а также как субъективное, зависящее от контекста и трудное для восприятия (Razak et al., 2016), что делает его чрезвычайно ценным для роста организации. Обмен такими знаниями сложнее, поскольку они не являются легко доступными и напрямую кодифицируемыми на формальном языке, но требуют частого личного взаимодействия. В настройках группы сотрудники, работающие над совместными задачами, обычно хранят это в «общем интеллекте», состоящем из предыдущего поведения членов, идей, навыков, реакций и поведенческих моделей. Неявные знания передаются и приобретаются исключительно благодаря внутренним мотивам, таким как общение и во время социального взаимодействия (Lee and Choi, 2003).Этот процесс описывается как «обучение на практике», например, обмен знаниями развивается во время взаимодействия сотрудников со своими коллегами и сотрудниками с поставленной задачей (Nonaka and Von Krogh, 2009). Социализация не только способствует обмену техническими навыками и когнитивным капиталом, но такое коллективное обучение также ведет к созданию новых знаний (Cabrera et al., 2006). Некоторые исследования характеризуют его с точки зрения действий, опыта, навыков и ноу-хау, встроенных в профессиональное сотрудничество (Alavi and Leidner, 2001; Göksel and Aydintan, 2017).Можно сделать вывод, что люди с длительным сроком пребывания в должности и интенсивным участием в выполнении задач обладают значительным объемом неявных знаний, поскольку они в своей основе воплощены в действиях, приверженности и в первую очередь основаны на личном опыте, который может иметь решающее значение для выживания организации и получения конкурентного преимущества. . Предыдущие эмпирические данные подчеркивают сдерживающее влияние личностных качеств сотрудников на неявный обмен знаниями (Manaf et al., 2018).

Личность и отношение

В предыдущих исследованиях большая пятерка личностных черт и нескольких аспектов изучалась в контексте обмена знаниями.Подтверждена связь между личностными чертами и различными установками (Francis et al., 1996; MacNicol et al., 2003). Например, De Vries et al. (2006) подтверждают, что готовность может опосредовать влияние стилей группового общения, вытекающих из личностных черт, на поведение при обмене знаниями.

На готовность делиться знаниями положительно повлияли убеждения членов команды в производительности, удовлетворенность работой, покладистость и экстраверсия. Кроме того, экстраверты в команде, твердо верившие в свои достижения и довольные своей работой, проявляли готовность делиться знаниями (De Vries et al., 2006).

Альтруизм, проистекающий из личностной черты большой пятерки — уступчивости, — это свойство людей быть добрыми, заботливыми, сочувствовать и проявлять социально ответственное поведение (Bierhoff et al., 1991). Сцустер (2016) определяет альтруизм как проявленную помощь, не требующую затрат на создание союзов, сотрудничество и обмен ценностями с другими. Она различает родственный альтруизм (где ставки могут быть такими, как жизнь или здоровье) и взаимный альтруизм, требующий меньших жертв, который явно менее впечатляющий.Альтруистические люди часто помогают незнакомцам за свой счет. Например, работник умственного труда, который делится ценными знаниями и, таким образом, частично теряет конкурентное преимущество, может считаться чистым альтруистическим поведением.

Вопреки ранним представлениям об альтруизме, которые считали его теоретически маловероятным из-за природы любого поведения, которое следует понимать с точки зрения личных интересов, новые социально-экономические перспективы побудили понимание как исходящее из рамок выгод и затрат.Таким образом, социологическая конструкция альтруизма относительно нова и в целом связана с исследованием того, что заставляет людей действовать бескорыстно. Соответственно, альтруизм сотрудника можно определить как намеренное, добровольное поведение, направленное на улучшение состояния, навыков или знаний другого сотрудника без взаимных ожиданий или личной выгоды. Бкейхер и др. (2016) постулировали три доминирующих подхода к концепции альтруизма, а именно альтруизм как форму эволюционного самосохранения, как индивидуальную психологическую мотивацию делать добро и как общую моральную норму поведения.Альтруистическое просоциальное поведение — это добровольное поведение, стимулируемое внутренними нормами и сочувствием к благополучию других (Carlo and Randall, 2002). Эта поведенческая черта далее аргументируется на основании наследуемости симпатии, подросткового стабильного проявления просоциального поведения и существования альтруизма в различных контекстах. Сочувствие позволяет одному реагировать, принимая точку зрения другого, и оно может спровоцировать желание избавить других от страданий. Установлено, что склонность к альтруизму положительно связана с взглядом на перспективу и усвоением просоциальных рассуждений.В организационной среде он идеально вписывается в контекст обмена знаниями, предоставляя коллегам помощь и знания, необходимые для решения поставленных задач (Carlo and Randall, 2002). Кроме того, из-за основы интернализованных норм альтруизм оказывается моральным рассуждением более высокого порядка, основанным на принципе помощи другим, и часто предполагается, что альтруистические люди с большей вероятностью будут вести себя, соответствующее норме.

Настоящее исследование рассматривает альтруизм как психологическую мотивацию к самоотверженному и полезному для общества поведению, возникающему в результате получения удовольствия от обмена знаниями.Альтруистические сотрудники воспринимают участие в обмене знаниями как вклад в группу, с которой человек чувствует себя прочно связанным, независимо от того, представлен ли он в его коллегах, начальстве или организации в качестве партнера на уровне сообщества. Обмен знаниями может быть мотивирован желанием помочь другим (Давенпорт и Прусак, 1998) и переживается как чувство удовлетворения и удовольствия с момента совершения действия (Коллок, 1999). Следовательно, альтруистические люди чувствуют удовлетворение, когда они помогают.Они демонстрируют позитивное восприятие и чувство коллективизма. Таким образом, концепция получения удовольствия от помощи другим возникла из альтруизма и использовалась в предыдущих исследованиях для измерения альтруизма.

Альтруизм исследовался в контексте явного обмена знаниями (Wasko and Faraj, 2005; Wu et al., 2009). Чанг и Чуанг (2011) показывают, что альтруизм увеличивает качество и количество обмена знаниями в виртуальных сообществах. Более того, альтруизм вносит значительный вклад в желание продолжать делиться знаниями между членами таких сообществ (Zhang et al., 2010). Что касается компонента удовольствия в альтруизме, то он влияет на качество вклада знаний (Wasko and Faraj, 2005) и готовность жертвовать и собирать знания (Lin, 2007c). Альтруистические сотрудники часто выходят за рамки своих обычных должностных обязанностей и проявляют гражданское поведение в организации, например, помогают своим коллегам в выполнении рабочих задач. ИТ-специалисты обмениваются информацией и ноу-хау через систему управления знаниями (KMS), в результате чего получают удовольствие от помощи другим (He and Wei, 2009).Кроме того, совместное поведение и позитивное отношение к обмену знаниями улучшаются по мере увеличения удовлетворения от помощи другим (Lin, 2007b).

Предыдущие исследования показали, что обмен знаниями во многом зависит от того, насколько люди доставляют удовольствие от помощи другим, и в значительной степени полагается на альтруистические черты личности (Kankanhalli et al., 2005; He and Wei, 2009; Huang et al., 2011). Конкретные авторы определили альтруизм как бескорыстную добровольную попытку помочь другим с целью улучшения благосостояния общества даже за свой счет (Fang and Chiu, 2010).В соответствии с их выводами и согласующимися с TPB, было обнаружено, что альтруизм является предшественником намерения обмена знаниями, утверждая, что альтруизм положительно связан с намерениями продолжения обмена знаниями. Внутренняя мотивация определяется как обмен знаниями для удовлетворения присущих ей вещей, а не для получения ощутимого вознаграждения, и альтруизм представляет собой такую ​​внутреннюю мотивацию, зависящую от восприятия удовлетворения от помощи коллегам (Sedighi et al., 2016). Внутренне мотивированные сотрудники находят обмен опытом увлекательным и забавным, поэтому им часто нравится распространять знания, и в этом отношении они склонны браться за сложные и сложные задачи.Поступая таким образом, они способствуют реализации собственных и организационных интересов (Линь, 2007а; Минбаева и др., 2009).

Альтруизм — особенно важная поведенческая черта, которую следует учитывать при выборе команды в инновационных отраслях, поскольку было обнаружено, что он уменьшает конфликт в отношениях и улучшает процессы участия (Eddleston and Kellermanns, 2007). Это имеет большое значение, если учесть, что обмен знаниями можно представить как процесс коммуникации, а его жизнеспособность определяется готовностью всех сторон взаимодействовать и помогать друг другу в отношении объема и качества знаний (Lou et al., 2013). Если будут какие-либо перерывы, связь может прерваться, что сделает передачу знаний маловероятной. Грань альтруизма и просоциального поведения, проистекающая из этой черты, может обеспечить такую ​​сплоченность, особенно в тех случаях, когда системы денежного вознаграждения может быть недостаточно для поощрения передачи знаний. Кроме того, с когнитивной точки зрения, когда люди внутренне мотивированы своей альтруистической природой, стимуляция позитивного творчества позволяет им получить доступ к большему количеству информации и упростить идентификацию идей более гибким способом (Suwanti, 2019).Была также установлена ​​связь между доверием и альтруизмом. В то время как эгоистичная мотивация для обмена знаниями основывается на взаимном доверии между участниками обмена знаниями, поскольку они ожидают потенциальной отдачи от получателей знаний в будущем, в случае альтруизма такая взаимность менее важна. Принимая во внимание, что альтруисты действуют исходя из альтруистической мотивации, межличностное доверие не является жизненно важным. Wu et al. (2009) обнаружили, что влияние межличностного доверия более значимо для сотрудников с низким уровнем альтруизма, чем для сотрудников с высоким уровнем альтруизма; таким образом, свойство альтруизма снижает положительную связь между доверием коллег и обменом знаниями.

Учитывая большое значение личностных качеств в литературе и в объяснении социального поведения на рабочем месте (Matzler and Mueller, 2011), индивидуальная характеристика альтруизма была введена как предшественник неявного обмена знаниями. Люди, которые проявляют альтруистические качества в смысле удовольствия, помогая другим, более склонны делиться своими знаниями так, как им нравится, и делают это в первую очередь из-за своих положительных чувств по отношению к коллективу.

В результате выводится следующая гипотеза:

h2: Альтруизм положительно влияет на готовность делиться знаниями.

Готовность делиться знаниями

Готовность означает «степень, в которой человек готов предоставить другим членам группы доступ к своему интеллектуальному капиталу» (van den Hooff et al., 2012). Готовность проистекает из акцентирования внимания на интересах коллектива (De Vries et al., 2006), то есть отражения благоприятного отношения к членам группы. Философия готовности в первую очередь рассматривает членов группы как наиболее значимый фактор, ведущий к формированию намерений и поведению.Концепция взаимности лежит в основе готовности, ожидая, что другие тоже будут вносить свой вклад (Nahapiet and Ghoshal, 1998; Adler and Kwon, 2002).

Мы можем охарактеризовать готовность как степень, в которой люди готовы передать свои интеллектуальные ресурсы и предоставить доступ к личным знаниям, которые они приобрели, другим членам команды и организации. В отличие от нетерпеливых сотрудников, считается, что желающие люди обладают низким внутренним стремлением делиться своими знаниями с другими и, следовательно, должны иметь внешнюю мотивацию (Van den Hooff and Hendrix, 2004; Ziemba and Eisenbardt, 2014).Условно они восприимчивы к стимулам; например, их мотивация проистекает из ожидаемой взаимности, денежных и неденежных наград и престижа.

Согласно теории социального обмена (SET), готовность передавать знания высока при ожидании взаимных выгод. Взаимный обмен происходит в доверительных отношениях с коллегами, построенных с течением времени. Хотя эта взаимность оказывается полезной для сотрудников, она также становится полезной для организации (Tohidinia and Mosakhani, 2010; Krok, 2013; Kuo, 2013; Loebbecke et al., 2016). Например, взаимные отношения между протеже и наставником строят отношения между протеже и организацией (Curtis and Taylor, 2018). Очень показателен сбор знаний, когда активные сотрудники активно участвуют в процессе пожертвований, а желающие сотрудники довольно реактивны в своем поведении. Сотрудники часто неохотно делятся своими знаниями из-за страха потерять преимущество (Kankanhalli et al., 2005; Alsharo et al., 2017). При попытке стимулировать желание сотрудников и новаторское поведение воспринимаемая организационная поддержка играет решающую роль, поскольку она увеличивает эффект доверия и поощряет обмен знаниями (Kambey et al., 2018; Ле и Лей, 2019). Мало того, что готовность делиться знаниями проистекает из отношений с коллегами, но, согласно Малику и Канвалу (2018), их уровень удовлетворенности работой и производительность влияет на их мотивацию и готовность вносить свой вклад; т. е. чем выше уровень, тем сильнее желание поделиться знаниями. Мотивация делиться вызвана внутренними и внешними вознаграждениями и восприятием ценности знаний (McNichols, 2010).

Susanty et al. (2016) отмечают, что личное намерение делиться информацией является фундаментальным фактором, определяющим обмен знаниями.Учитывая, что у желающих нет внутреннего стремления делиться знаниями, но они более пассивны и реактивны, они ожидают, что другие будут делиться знаниями. Следовательно, баланс между дарением и сбором знаний является целевой целью желающих. В исследовании, проведенном De Vries et al. (2006) было подтверждено, что готовность связана со сбором и передачей знаний. Отношение готовности к совместному использованию знаний опосредует стили общения, удовлетворенность работой и взаимосвязь убеждений в производительности с поведением, связанным с обменом знаниями.Кроме того, на готовность влияют эмоции, и она служит посредником между гордостью, сочувствием и намерением совершить действие (De Vries et al., 2006).

В соответствии с основным принципом теории запланированного поведения и обширными эмпирическими данными, подтверждающими это предположение, мы заключаем, что установка готовности влияет на поведение при обмене знаниями. Таким образом, мы обнаруживаем, что готовность делиться знаниями влияет на неявный обмен знаниями и служит посредником между поведением при обмене знаниями и личностными характеристиками.При планировании поведения анализируются альтернативные варианты, чтобы определить тот, который, скорее всего, приведет к желаемой цели. Когда люди понимают, что совместные усилия делают выполнение поставленной задачи более вероятным, они охотно делятся своим опытом с другими при условии взаимности; например, они поделятся знаниями, чтобы получить знания, необходимые для выполнения задачи. Следовательно, их готовность проявлять совместное поведение возрастает, когда существует видимая связь между усилием и результатом, а именно, когда люди считают, что совместные усилия делают результат правдоподобным.

h3 : Готовность делиться знаниями оказывает положительное влияние на неявное поведение при обмене знаниями.

Субъективная норма

Субъективная норма относится к реакциям или мыслям, а иногда и к социальному давлению, которые возникают в отношении определенного действия, представленного кругом людей, включающим семью, соседей, коллег или других соответствующих членов сообщества. Такие реакции могут помочь определить или гарантировать, что поведение соответствует правилам общества (Fishbein and Ajzen, 1975, 1981).Соответствующие другие люди, которые будут реагировать на действия человека, часто демонстрируют некое образцовое поведение, которому человек может захотеть соответствовать, чувствуя себя частью группы (Pavlou and Fygenson, 2006). Субъективная норма в основном определяет, воспримут ли соответствующие другие действия действие (Thompson et al., 1991; Taylor and Todd, 1995; Strauss et al., 2000; Venkatesh et al., 2003). Субъективная норма состоит из двух компонентов: один — это некоторые нормативные идеи или суждения общества, а другой — желание индивида приспособиться к ним (Fishbein and Ajzen, 1975, 1981).Следуя теории необходимости принадлежности (Baumeister and Leary, 1995), люди склонны участвовать в социализации, чтобы обрести чувство принадлежности. Эта теория объясняет мотивацию к присоединению. Поскольку когнитивный обмен происходит во время социальных взаимодействий, люди могут участвовать в обмене знаниями, чтобы установить связь с другими, или они могут соблюдать субъективную норму, чтобы быть принятыми. Хотя люди склонны удовлетворять разные потребности, чувство принадлежности считается одним из самых основных и даже врожденных.

Альтруистические люди восприимчивы к потребностям других, учитывают ожидания соответствующих других и склонны искать их понимание. Благодаря такой внешней ориентации они соответствуют существующим социальным нормам. В частности, альтруистические люди склонны делиться знаниями с другими членами, когда это предписано нормой команды. Отсюда делаем вывод:

h4: Альтруизм положительно влияет на субъективную норму обмена знаниями.

Прошлые исследования показывают, что субъективная норма влияет на поведенческие намерения в отношении использования системы (Karahanna et al., 1999) и косвенно влияет на использование в виртуальных обучающих сообществах (Van Raaij and Schepers, 2008). В исследовании 1027 руководителей и сотрудников организаций была обнаружена взаимосвязь между обменом знаниями и субъективной нормой, что свидетельствует о том, что отношение сотрудника формируется требованием делиться знаниями, исходящим от значимых людей на рабочем месте (Castañeda and Ignacio, 2015). . Исследование, проведенное Bock et al. (2005) указали, что организационная среда, внешние мотиваторы и психосоциальные факторы влияют на модели обмена знаниями и готовность членов команды, формируя нормативные убеждения и мнения (Bock et al., 2005). Такие шаблоны и намерения, а также их влияние на использование в обучающих сообществах (Karahanna et al., 1999) и системах в значительной степени зависят от субъективной нормы (Van Raaij and Schepers, 2008). Основываясь на теоретической поддержке и эмпирических данных о взаимосвязи между субъективной нормой и поведением, мы утверждаем, что субъективная норма влияет на обмен неявными знаниями между сотрудниками.

h5: Субъективная норма в отношении обмена знаниями положительно влияет на неявный обмен знаниями.

Посреднические эффекты

В модели посредничества желание и субъективная норма опосредуют отношения между альтруизмом и неявным обменом знаниями. Рассмотренная выше литература, использующая теорию запланированного поведения, теорию социального обмена и теорию личностных черт, дает убедительное обоснование модели-посредника, поддерживая индивидуальные отношения между переменными модели. Теория запланированного поведения используется для объяснения влияния черт личности на обмен знаниями и опосредующего эффекта готовности и субъективной нормы.Модель большой пятерки личностных черт и теория социального обмена объясняют взаимодействие альтруизма как аспекта согласия (Goldberg, 1990) с готовностью и обменом знаниями. Согласно модели личности большой пятерки, черта уступчивости отражает индивидуальную заботу о социальной гармонии, и такие люди характеризуются как альтруистические, доверчивые, полезные и готовые к сотрудничеству. Альтруизм положительно коррелировал с качественными отношениями на рабочем месте, и некоторые ученые предполагают, что организации могут определять будущую производительность человека на основе этой черты (Sackett and Walmsley, 2014).В предыдущих исследованиях теория запланированного поведения была признана наиболее влиятельной теорией человеческого поведения. Отношение и субъективная норма использовались для объяснения намерения по обмену знаниями как индикатора поведения по обмену знаниями (Ryu et al., 2003; Chen et al., 2009). Когда люди понимают, что субъективная норма поддерживает поведение при обмене знаниями, они с большей готовностью подчиняются ей, а благоприятное отношение к поведению вместе с положительной субъективной нормой формирует намерение человека участвовать в таком поведении.Нормативные убеждения относительно ожиданий других людей, будь то коллеги, друзья или начальство, формируют отношение и влияют на намерение участвовать в совместной деятельности. Согласно теории социального обмена, социальное поведение включает в себя социальные обмены, при которых люди мотивированы получить вознаграждение, за которое они должны потерять что-то ценное (Redmond, 2015). Следовательно, передача знаний — это добровольный процесс между источником знаний и получателем знаний. Люди готовы распространять и передавать свои знания как в явной, так и в скрытой форме и помогают исправлять проблемы и генерировать новые идеи, когда они ожидают, в соответствии с теорией ожидаемой ценности, взамен получить денежное или неденежное вознаграждение, например бонусы. , продвижение и признание.Центральное место здесь занимает понятие взаимности. Отсюда делаем вывод:

H5 : Между альтруизмом и неявным обменом знаниями существует промежуточный эффект желания и субъективной нормы.

Материалы и методы

Участники и процедура

Применялся метод целенаправленной выборки и стратегия обследования. Данные были собраны у сотрудников компаний, базирующихся в Хорватии. Участниками исследования были сотрудники технологических компаний, занимающиеся в основном полупроводниками, электроникой, медициной, химией, информационными технологиями, фотоникой и биохимией.Сотрудники работали над сложными и наукоемкими задачами, для которых характерен высокий уровень негласного обмена знаниями. Стандартный онлайн-опрос был разослан по электронной почте 600 участникам. Анкету заполнили 432 респондента. После исключения недостающих значений окончательная выборка состояла из 288 сотрудников. Большинство испытуемых имели докторскую степень. степень (89%), степень магистра (9%) и стаж работы более 20 лет (36%). Участники мужского пола в целом были старше 50 лет.Чтобы гарантировать достоверность и надежность инструмента измерения, шкалы были изменены в соответствии с контекстом исследования и проверены на достоверность. Пункты с точки зрения команды и внутриличностные точки зрения были удалены или переписаны, чтобы соответствовать контексту неявного обмена знаниями на индивидуальном уровне. После изучения пунктов анкеты были внесены небольшие изменения в словарный запас и логику. Примеры элементов указаны в разделе измерений. Анкета заполнялась на английском языке.Все вопросы были оценены по 7-балльной шкале Лайкерта в диапазоне от полностью согласен (7) до категорически не согласен (1). Были собраны данные о неявном обмене знаниями, готовности делиться знаниями, субъективной норме и альтруизме. Кроме того, были собраны демографические данные, пол, возраст, образование, срок пребывания в должности и тип отрасли. Определения конструкций, ключевые ссылки, количество элементов для каждой конструкции и альфа Кронбаха, α, и омега Макдональдса, ω, показаны в таблице 1.

Таблица 1. Построить определения и значения надежности.

Измерения

Неявный обмен знаниями

Для оценки поведения, связанного с неявным обменом знаниями, элементы были заимствованы у Wang and Wang (2012), которые разработали шкалу, объединив элементы из прошлых исследований (Bock et al., 2005; Lin, 2007a, b, c; Holste and Поля, 2010; Рейчав, Вайсберг, 2010). Их шкала показала приемлемое значение α Кронбаха (α = 0,97). Мы изменили элементы, чтобы оценка соответствовала контексту обмена знаниями на индивидуальном уровне и общения с другими сотрудниками.Используемые элементы относятся к обмену и сбору индивидуального опыта, знаний и знаний, а также извлеченных уроков. Примеры включают: «Я часто делюсь знаниями, основанными на моем опыте» и «Я часто делюсь знаниями о том, где или кого знаю, с коллегами».

Готовность делиться знаниями

Готовность делиться знаниями измерялась по трехбалльной шкале, взятой из работы De Vries et al. (2006). Готовность человека поделиться опытом и индивидуальным интеллектуальным капиталом с другими членами команды оценивалась по шкале адекватной надежности (α = 0.80). Пункты оценивали улучшение работы коллег и сотрудничества путем обмена знаниями и ожиданиями коллег, делящихся своими знаниями после того, как они получили помощь. Примеры вопросов: «Я пытаюсь улучшить работу своих коллег, делясь знаниями» и «Я думаю, что обмен своими знаниями способствует улучшению сотрудничества с моими коллегами».

Субъективная норма

Шкала субъективных норм была заимствована из работы Bock et al. (2005), которые основали свою шкалу на исследовании Фишбейна и Айзена (1975).Нормативные убеждения коллег по работе, супервайзеров и менеджеров проектов членов проектной группы относительно обмена знаниями были измерены с использованием шкалы из трех пунктов. Примеры вопросов включают: «Мой непосредственный руководитель считает, что я должен поделиться своими знаниями с моими коллегами» и «Мои коллеги считают, что я должен поделиться с ними своими знаниями». Шкала Кронбаха, использованная для оценки внутренней согласованности, была приемлемой (α = 0,82).

Альтруизм (удовольствие от помощи другим)

Альтруизм оценивался с помощью четырехпозиционной шкалы Линя (2007c), которую он получил из исследования Васко и Фараджа Wasko and Faraj (2000).В этих исследованиях альтруизм был концептуализирован как чувство удовлетворения от помощи другим и был сконцентрирован на чувстве удовольствия, которое сотрудники испытывали, когда делились знаниями (α = 0,91). Примеры пунктов: «Мне нравится делиться своими знаниями с коллегами» и «Приятно делиться своими знаниями с кем-то еще».

Статистический анализ

Анализ проводился на выборке из 288 человек из компаний Хорватии. Предварительный анализ включал в себя расчет описательной статистики, проверки надежности, достоверности и нормальности.Индикаторы описательной статистики включают среднее значение, которое указывает на центральную тенденцию набора данных, и стандартные отклонения, стандартные ошибки, эксцесс и асимметрию, что указывает на изменчивость (таблица 2). Для определения нормальности набора данных использовались тесты Шапиро – Вилка и Колмогорова – Смирнова. Тест Шапиро-Уилка можно считать подходящим для размеров выборки до 2000 и имеет наивысшую мощность для данной значимости (Razali and Wah, 2011). Тесты надежности и валидности измерительного инструмента были выполнены с использованием SPSS, что указывает на пригодность.Дискриминантная валидность измерялась при MSV

Таблица 2. Описательная статистика.

Подтверждающий факторный анализ с оценкой максимального правдоподобия был проведен в программном обеспечении SEM AMOS версии 23. Это исследование было проведено в соответствии с двухэтапной аналитической стратегией для проверки гипотетической модели (рис. 1) в соответствии с рекомендациями Андерсона и Гербинга (1988). Соответственно, измерительная модель была протестирована независимо перед тестированием и оценкой полной структурной модели (Medsker et al., 1994). Проведен подтверждающий факторный анализ. При тестировании модели измерения была выдвинута гипотеза о четырехфакторной модели (рис. 2). Для оценки соответствия модели были рассчитаны индексы согласия χ 2 / df, CFI, SRMR и RMSEA. Затем в рамках оценки структурной модели были проверены отношения между альтруизмом, готовностью, субъективной нормой и неявным знанием. Кроме того, чтобы обеспечить полный анализ пути, были рассчитаны стандартизованные оценки параметров, стандартные ошибки и значения p для структурной модели.Уровень значимости был установлен на уровне p <0,001. Оценка хорошего соответствия модели была сделана с 1,96 p на уровнях значимости от 0,05 до 0,001.

Рисунок 1. Исследовательская модель исследования.

Рисунок 2. Модель измерения.

Результаты

Результаты подтверждающего факторного анализа и анализа пути

Результаты тестов на нормальность показывают, что данные распределены нормально. Нулевая гипотеза состоит в том, что данные соответствуют нормальному распределению. Поскольку все статистические значения для тестов Колмогорова – Смирнова и Шапиро – Уилка выше уровня значимости 0,05, 0,894 для готовности, субъективная норма 0.956, 0,886 альтруизма и 0,921 неявного обмена знаниями в тесте Шапиро-Уилка, мы не можем отвергнуть нулевую гипотезу и можем сделать вывод, что данные достаточно хорошо соответствуют нормальному распределению для всех переменных в модели. Для проверки соответствия данных нормальность была дополнительно оценена с использованием графиков QQ ’, подтверждающих соответствие данных.

Результаты подтверждающего факторного анализа показали, что модель измерения не подходит (χ 2 / df = 5,312; CFI = 0,875; SRMR = 0,065; RMSEA = 0.123). Поэтому, чтобы добиться лучшего соответствия, мы перешли к коваривным ошибкам заданий, учитывая, что некоторые пункты имеют схожие формулировки, что было оправдано Бирном (2010). Таким образом, руководствуясь индексами модификации со значениями выше 20, ковариации были добавлены к двум наборам ошибок альтруизма, чтобы улучшить соответствие модели. Кроме того, ковариации были добавлены к двум наборам тестовых ошибок неявного знания из-за обратной формулировки в вопроснике. Ковариация пунктов с обратными формулировками обоснована Брауном и Муром (2012).

После согласования внутрипозиционных ошибок улучшенная модель измерения была снова протестирована и достигла хорошего соответствия модели. Учитывая, что критерий хи-квадрат подвергался критике за его чувствительность к размеру выборки (Wheaton et al., 1977; Byrne, 2010), альтернативные показатели согласия (χ 2 / df, GFI, SRMR, RMSEA и CFI ) используются в данном исследовании. Таким образом, адекватность модели оценивалась с помощью функции несовпадения популяции и представлялась среднеквадратической ошибкой аппроксимации (RMSEA = 0.071). Он выше 0,05; однако это меньше порогового значения 0,08, рекомендованного Фердинандом (2002), которое интерпретируется как приемлемый уровень соответствия модели. Качество подгонки также подтверждается Cangur and Ercan (2015), если RMSEA находится в диапазоне от 0,05 до 0,08. Однако рекомендуется использовать сравнительный индекс соответствия (CFA), когда размер выборки невелик (Hu and Bentler, 1998; Chen, 2007). Статистическое значение CFI = 0,961, что выше рекомендуемого значения 0,95, указывает на отличное соответствие модели. Что касается остальных индексов, χ 2 / отношение степеней свободы (χ 2 / df = 2.396) было ниже рекомендованного значения 3, что соответствует отличному соответствию (Hair et al., 2013), стандартизованное среднеквадратическое значение (SRMR = 0,058) было меньше 0,08, что также указывает на хорошее соответствие модели (Byrne, 2010). Полученные результаты показали, что модель хорошо соответствует модели (Hu and Bentler, 1999; Byrne, 2010). В таблице 3 представлено сравнение показателей соответствия модели после улучшения модели измерения.

Таблица 3. Сравнение показателей соответствия модели.

Нестандартизированные и стандартизованные оценки параметров, полученные в этом исследовании, представлены в таблице 4.Рассматривая результаты, можно сделать вывод, что все нестандартные оценки (таблица 4) являются статистически значимыми, если значения C.R. превышают рекомендуемый порог (1,96).

Таблица 4. Стандартизированные оценки параметров, стандартные ошибки и p -значения для модели измерения.

После подтверждающего факторного анализа был проведен анализ путей в SEM и протестирована структурная модель. Предполагаемая модель (рис. 3) была проверена на соответствие модели.RMSEA с 0,08 <0,076 <0,05 был оправдан Фердинандом (2002) и Кангуром и Эрканом (2015) как приемлемый уровень соответствия. Ссылаясь на работы Hu и Bentler (1998) и Chen (2007), для размера выборки 288 CFI является подходящей мерой. CFI = 0,953 был выше порога 0,95, что указывает на отличное соответствие модели. Показатели CMIN / DF = 2,637 и SRMR = 0,088 также удовлетворяют пороговым требованиям, достигая приемлемого и отличного уровней соответственно. На основании этих оценок можно сделать вывод о хорошем модельном соответствии структурной модели.Результаты представлены в таблице 5.

Рисунок 3. Предполагаемая структурная модель.

Таблица 5. Сводка индексов соответствия модели.

Результаты, перечисленные в таблице 5, показывают, что все прямые пути в структурной модели были статистически значимыми. Существенное прямое влияние было между альтруизмом и удовольствием помогать другим (EHO) и готовностью (WILL) (β = 0,619; p <0,001). Кроме того, готовность оказывает положительное умеренное прямое влияние на неявный обмен знаниями (ТАСИТ) (β = 0.411; p <0,001), в то время как субъективная норма (NBKS) оказывает положительное слабое прямое влияние на неявный обмен знаниями (β = 0,272; p <0,001). Наконец, удовольствие от альтруизма в помощи другим оказывает положительное слабое прямое влияние на NBKS (β = 0,338; p <0,001). Следовательно, все предполагаемые взаимосвязи исследования были приняты (Таблица 6).

Таблица 6. Стандартизированные оценки параметров, стандартные ошибки и p -значения для структурной модели.

Посреднические эффекты

Наряду с установлением прямых отношений были протестированы опосредующие эффекты. Проверяются посреднические эффекты готовности и субъективной нормы между независимой переменной альтруизма и зависимой переменной неявного обмена знаниями. Для расчета опосредующих эффектов был использован подход бутстрапа, и было применено 95% скорректированного на смещение доверительного интервала (ДИ) нестандартизированных косвенных эффектов. В качестве первого шага готовность была включена в качестве посредника в отношения между альтруизмом и неявным обменом знаниями.Ссылаясь на таблицу 7, готовность опосредует связь между альтруизмом и неявным обменом знаниями, что подтверждается положительным значением β = 0,149 и тестом начальной загрузки ( p <0,05). Определена роль субъективной нормы как посредника. Подобно готовности, ее влияние на отношения между альтруизмом и неявным обменом знаниями положительно. Опосредующий эффект субъективной нормы (β = 0,088) меньше значения прямой связи альтруизма и неявного знания (β = 0.403), но тест начальной загрузки показывает тот же уровень значимости с p = 0,01, таким образом подтверждая гипотезу 5.

Таблица 7. Прямые, косвенные и суммарные эффекты.

Обсуждение

В исследовании изучались факторы, влияющие на индивидуальное поведение при обмене знаниями. В текущих эмпирических исследованиях использовались предшествующие знания (Когут и Зандер, 1993; Бок и др., 2005; Фюллер и др., 2014) для создания новаторской модели неявного обмена знаниями, что, в свою очередь, обогатило область организационной психологии.Мы исследовали влияние личностной черты альтруизма, концептуализированной как удовольствие от обмена знаниями, на неявный обмен знаниями и опосредующий эффект желания и субъективной нормы. В соответствии с моделью большой пятерки личностных черт альтруистические люди характеризуются как доверчивые, полезные, отзывчивые и из-за своего мягкого характера, более склонные соблюдать субъективные нормы для поддержания социальной гармонии и достижения чувства принадлежности. Они делятся знаниями, чтобы повысить благосостояние общества, и почти ничего не ожидают взамен.Теория запланированного поведения частично применялась для объяснения отношения и субъективной нормы при формировании поведения при обмене знаниями (Sedighi et al., 2016; Suwanti, 2019). Кроме того, мы обнаружили, что альтруистическая черта предполагает более высокую субъективную норму обмена знаниями. Альтруистические люди ориентированы вовне, внимательны и обращают внимание на потребности других. Они делятся знаниями, когда этого требует норма. Точнее, когда люди воспринимают эту субъективную норму, которая поддерживает поведение при обмене знаниями, они с большей готовностью подчиняются ей, и благоприятное отношение к поведению вместе с положительной субъективной нормой формируют поведение человека.Альтруистические люди участвуют в обмене знаниями, чтобы установить связь с другими, и они подчиняются субъективным нормам из-за своей врожденной потребности быть принятым (Lou et al., 2013).

Результаты исследования показывают, что альтруисты, испытывающие удовольствие от помощи другим, более охотно делятся знаниями. Люди, внутренне мотивированные удовлетворением, которое они получают от помощи коллегам, демонстрируют более позитивное отношение к коллективу и с большей готовностью делятся знаниями.Результаты исследования соответствуют результатам предыдущих исследований (Lin, 2007c). Альтруизм — это черта, в первую очередь направленная на помощь другим в решении организационных задач или проблем (Орган, 1988). Он включает в себя способность сопереживать (Batson et al., 1991; De Waal, 2008), что влияет на благоприятное отношение к обмену знаниями (van den Hooff et al., 2012). Учитывая, что готовность — это позиция, на которую влияет социальный капитал, включающий в себя взаимность, связи, общие ценности и язык, естественная склонность альтруистов заставляет их полагаться на компоненты социального капитала в их взаимодействии с другими.

Еще одним ключевым выводом исследования является то, что альтруизм оказывает положительное влияние на неявный обмен знаниями, что согласуется с предыдущими исследованиями (Wasko and Faraj, 2005; Wu et al., 2009). Несмотря на возможную потерю ценных знаний, альтруисты делятся знаниями, поскольку им нравится помогать другим. Делясь опытом, историями и информацией, сотрудники вносят свой вклад в коллектив, возможно, за свой счет. Сцустер (2016) определяет альтруизм как регулирование реакции на окружающую среду с помощью социальных норм.Значение самоотверженного достижения «благополучия других» достигается за счет того, чтобы опровергнуть предполагаемую «эгоистическую» мотивацию альтруизма. Кроме того, учитывая, что альтруизм влияет на готовность, которая связана с взаимностью и социальными связями, было подтверждено опосредующее влияние субъективной нормы на отношения альтруизма и молчаливого обмена знаниями. Параллельно с этим представлением альтруисты, возможно, благодаря своему взаимодействию и самоотверженности, выстраивают связи с другими, что облегчает обмен неявными знаниями.Таким образом, подтверждается, что личностные черты, основанные на социальном капитале, такие как альтруизм, имеют большее влияние на неявный обмен знаниями по сравнению с личностными чертами, которые подчеркивают внутренние компоненты.

В соответствии с предыдущими исследованиями (De Vries et al., 2006), наши результаты показывают, что готовность является важным фактором для обмена знаниями между сотрудниками. Социальный капитал, заложенный в межличностных отношениях, существующих между людьми, имеет решающее значение для облегчения процесса социализации, посредством которого желающие обмениваются знаниями (Huang et al., 2008). Другими словами, сотрудники делятся знаниями, чтобы способствовать пониманию коллектива. Социальное взаимодействие, общее видение, сетевое влияние и язык могут способствовать формированию субъективной нормы (Hu and Randel, 2014).

Теория социального обмена была применена для создания модели исследования, которая учитывает желание и способность людей соблюдать субъективные нормы и делиться знаниями для достижения желаемых результатов. Он рассматривает индивидуальное поведение как рациональное социальное явление на основе субъективного анализа затрат и выгод (Yan et al., 2016). Согласно этой теории, мы смогли лучше понять центральное понятие взаимности. Социальное поведение включает в себя социальные обмены, при которых люди мотивированы получить вознаграждение, ради которого они должны потерять что-то ценное (Redmond, 2015). В этом контексте под готовностью понимается степень, в которой человек готов поделиться своими интеллектуальными ресурсами и посвятить время и энергию другим членам команды или организации. В отличие от альтруистов, эгоистичные люди обладают низким внутренним стремлением делиться знаниями и должны быть мотивированы иным образом (Van den Hooff and Hendrix, 2004; Ziemba and Eisenbardt, 2014).Поэтому они восприимчивы к стимулам и действуют на условиях взаимности. В соответствии с теорией социального обмена, готовность делиться знаниями высока при ожидании взаимных выгод и обязательно включает межличностное доверие как форму гарантии того, что выплаты будут получены в будущем (Tohidinia and Mosakhani, 2010; Krok, 2013; Kuo, 2013; Loebbecke et al., 2016). Желающие люди готовы проявить инициативу при условии, что другие поступают так же. Если применяемые стимулы будут мотивировать сотрудников, они должны восприниматься как надежные, справедливые и сопоставимые со стимулами, которые получают коллеги сотрудников.Следовательно, стимулы могут быть значительным мотивационным фактором, влияющим на частоту внесения и передачи знаний (Weir and Hutchings, 2005; Kim and Lee, 2006; Al-Alawi et al., 2007). Наши результаты согласуются с результатами Curtis and Taylor (2018), Kambey et al. (2018) и Ле и Лей (2019).

Наконец, исследование подтверждает, что субъективная норма, в свою очередь, положительно влияет на неявный обмен знаниями. Сотрудники действуют в соответствии с субъективными нормами и участвуют в обмене различными полезными формами знаний.Результаты исследования параллельны исследованиям, применяющим теорию обоснованных действий для объяснения обмена знаниями (Bock et al., 2005; Kuo and Young, 2008).

Значение исследования

Достижение условий, которые подпитывают процесс обмена знаниями, — непростая задача. Это требует разработки инициатив, адекватно поддерживающих обмен знаниями. Такие действия проистекают из глубокого понимания критических аспектов процесса обмена, таких как врожденные атрибуты людей.Учитывая, что личность является индикатором поведения, связанного с обменом знаниями (Politis and Politis, 2012), и зная, что альтруистические люди предрасположены к добровольному обмену знаниями, менеджеры могут соответствующим образом отреагировать и установить определенные роли для альтруистов в группах. Назначение альтруистическим людям задач, в которых они будут сотрудничать и участвовать в социализации с другими людьми, может поощрять и расширять обмен знаниями в группе.

Кроме того, чтобы способствовать достижению желаемых уровней обмена знаниями, руководство организации должно сосредоточиться на выявлении сотрудников, обладающих характеристиками альтруизма во время процесса найма и отбора, поскольку это положительно связано с отношением готовности, которое имеет отношение к обмену знаниями.Оценивая личностные качества кандидатов, руководство вырабатывает представление о предрасположенности, что приводит к поведению, способствующему обмену знаниями. Отношение к оценке обмена знаниями следует интерпретировать вместе с личностными тестами, чтобы свести к минимуму риск ложных ответов, поскольку кандидаты на вакансии могут выглядеть более желанными в глазах руководства, манипулируя анкетами самоотчетов.

Перспективные исследования и ограничения

Ограничения исследования характерны для данного вида эмпирических исследований.Во-первых, метод триангуляции не применялся, и данные были собраны из относительно небольшой и однородной выборки с использованием самооценок. Целенаправленная выборка также может привести к смещению выборки, что сделает результаты менее обобщаемыми. Мы провели исследование, сосредоточив внимание на инновационно-ориентированных и наукоемких отраслях, которые в значительной степени полагаются на неявные знания вовлеченных лиц. Объектами исследования были высокообразованные специалисты, эффективное сотрудничество которых иногда зависит от готовности делиться и участия в негласном обмене знаниями.Это может вызвать определенную систематическую ошибку выборки, которая ограничит возможность обобщения исследования. Поэтому рекомендуется, чтобы в будущих исследованиях проводилось обследование в более широком контексте трудоспособного населения в целом, работающего в различных отраслях промышленности. Тем не менее, наши выводы по-прежнему актуальны и очень полезны для организаций, основанных на знаниях и ориентированных на сотрудничество. Кроме того, мы взяли теоретическую перспективу альтруизма как просоциального поведения и удовольствия от помощи другим в контексте обмена знаниями, и конструкция может быть исследована иным образом в зависимости от определения.Поэтому мы призываем будущие эмпирические исследования подойти и осмыслить альтруизм с другой теоретической точки зрения, такой как конституирующая норма делать добро, мотивация, основанная на эмпатии, или эволюционные и наследственные характеристики.

Будущие исследования должны повторить наше исследование в контексте одной компании в рамках одной отрасли или на более крупной выборке в различных секторах. Следует также изучить менее наукоемкие работы и проекты, чтобы изучить поведение при обмене знаниями в такой среде.Кроме того, опрос был перекрестным, и данные собирались в определенный момент времени. Для подтверждения результатов и выявления причинности обмена знаниями рекомендуется провести лонгитюдное исследование. Затем в исследование был включен только личностный аспект альтруизма, а другие, которые могут иметь большее значение для обмена знаниями, не были частью исследования. В будущих исследованиях можно будет изучить другие черты и аспекты личности, такие как сознание, невротизм и конкурентоспособность. Несмотря на то, что некоторые первоначальные идеи были получены в ходе телефонных разговоров с сотрудниками до начала опроса, можно было провести углубленное качественное исследование, чтобы выявить конкретные индивидуальные факторы, способствующие обмену знаниями.В будущих исследованиях можно было бы изучить, как определенные факторы, способствующие обмену знаниями, такие как социальный капитал и лидерство, будут взаимодействовать с различными личностными качествами, создавая благоприятное отношение к обмену знаниями. Другими элементами, которые следует учитывать в проспективных исследованиях, являются характеристики типа работы, неоднородность членов команды или динамическая рабочая среда.

Заключение

Результаты исследования вносят вклад в существующую теорию управления знаниями и организационной психологии.Отношения альтруизма и готовности были изучены в контексте неявного обмена знаниями. Результаты исследования показывают, что альтруизм положительно влияет на субъективную норму и негласный обмен знаниями. Черта личности альтруизма была эмпирически подтверждена как предшественник готовности делиться знаниями в текущем исследовании. Другой ценный вклад заключается в открытии того, что альтруизм оказывает прямое влияние на неявный обмен знаниями, подтверждая связь с обменом знаниями, но на этот раз проводя различие между обменом разными типами знаний, оценивая неявный обмен знаниями как конструкцию, отдельную от общего обмена знаниями.Наши результаты показывают, что готовность является важным фактором обмена знаниями между сотрудниками, оказывая как прямое влияние на неявный обмен знаниями, так и являясь посредником между чертой альтруизма и неявным обменом знаниями. Большинство предшествующих исследований не концептуализировали отношение к обмену знаниями как «готовность», а лишь описывали его как благоприятное и неблагоприятное для обмена знаниями. Наконец, мы обнаружили, что субъективная норма является посредником между альтруизмом и неявным обменом знаниями и что она оказывает прямое влияние на неявный обмен знаниями.Существование нормативных убеждений сотрудников относительно обмена знаниями положительно повлияет на их обмен неявными знаниями. Исследование вносит свой вклад в область организационной психологии и представляет эмпирические данные, которые могут быть использованы при разработке инициатив по обмену знаниями.

Заявление о доступности данных

Наборы данных, созданные для этого исследования, доступны по запросу соответствующему автору.

Заявление об этике

Исследования с участием людей были рассмотрены и одобрены этическим комитетом Университета Цзянсу.Письменное информированное согласие на участие не требовалось для этого исследования в соответствии с национальным законодательством и институциональными требованиями.

Авторские взносы

BO задумал идею, внес свой вклад в разработку исследования, участвовал во всех этапах исследовательского процесса и написал первую настройку и черновик рукописи. DJ участвовал в разработке исследования, сборе данных и интерпретации результатов, а также в составлении рукописи. DT внесла свой вклад в дизайн исследования, сбор данных и корректировки, а также написала дополнения.SO исследовала статистические методы и внесла свой вклад в анализ и интерпретацию результатов. МК внес существенный, прямой и интеллектуальный вклад в работу, отредактировал рукопись и утвердил ее к публикации. FA внесла свой вклад в статистический анализ, интерпретацию результатов, улучшение рукописей и редактирование. Все авторы внесли свой вклад в статью и одобрили представленную версию.

Финансирование

Эта работа была поддержана специальными фондами Национального фонда социальных наук Китая (18VSJ038) и частично Национальным научным фондом Китая в рамках (гранты 71974081, 71704066 и 71971100).

Конфликт интересов

СО работала в ООО «Иноватус Услуги».

Остальные авторы заявляют, что исследование проводилось при отсутствии каких-либо коммерческих или финансовых отношений, которые могли бы быть истолкованы как потенциальный конфликт интересов.

Список литературы

Аденфельт, М. (2010). Изучение эффективности транснациональных проектов: обмен знаниями, координация и общение. Внутр. J. Управление проектами. 28, 529–538.DOI: 10.1016 / j.ijproman.2009.10.004

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Адлер П. С. и Квон С. В. (2002). Социальный капитал: перспективы новой концепции. Acad. Управлять. Ред. 27, 17–40. DOI: 10.5465 / amr.2002.5

4

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Айзен И. (1991). Теория запланированного поведения. Орган. Behav. Гм. Decis. Процесс. 50, 179–211.

Google Scholar

Аль-Алави, А. И., Аль-Марзуки, Н.Ю., и Мохаммед, Ю. Ф. (2007). Организационная культура и обмен знаниями: важнейшие факторы успеха. J. Knowl. Управляйте . 11, 22–42.

Google Scholar

Алави М., Лейднер Д. Э. (2001). Системы управления знаниями и управления знаниями: концептуальные основы и проблемы исследования. MIS Quart. 25, 107–136.

Google Scholar

Альшаро М., Грегг Д. и Рамирес Р. (2017). Эффективность виртуальной команды: роль обмена знаниями и доверия. Информат. Управлять. 54, 479–490. DOI: 10.1016 / j.im.2016.10.005

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Андерсон, Дж. К., и Гербинг, Д. У. (1988). Моделирование структурным уравнением на практике: обзор и рекомендуемый двухэтапный подход. Psychol. Бык. 103: 411. DOI: 10.1037 / 0033-2909.103.3.411

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Батсон, К. Д., Батсон, Дж. Г., Слингсби, Дж. К., Харрелл, К. Л., Пикна, Х. М., и Тодд, Р. М.(1991). Эмпатическая радость и гипотеза эмпатии-альтруизма. J. Personal. Soc. Psychol. 61: 413. DOI: 10.1037 / 0022-3514.61.3.413

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Баумейстер, Р. Ф., и Лири, М. Р. (1995). Потребность в принадлежности: желание межличностных привязанностей как фундаментальная мотивация человека. Psychol. Бык. 117: 497. DOI: 10.1037 / 0033-2909.117.3.497

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Бирхофф, Х.W., Klein, R., and Kramp, P. (1991). Доказательства альтруистической личности из данных исследований несчастных случаев. J. Pers. 59, 263–280. DOI: 10.1111 / j.1467-6494.1991.tb00776.x

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Бкейхер О., Агеева В., Бразовская О., Быков А. (2016). «Продавцы знаний и просители милостыни: изучение научного и политического дискурса в англо-американских и российских социогуманитарных науках», в SHS Web of Conferences , Vol. 28, (Les Ulis: EDP Sciences), 01119.DOI: 10.1051 / shsconf / 20162801119

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Бок, Г. В., Змуд, Р. В., Ким, Ю. Г., и Ли, Дж. Н. (2005). Формирование поведенческих намерений при обмене знаниями: изучение роли внешних мотиваторов, социально-психологических факторов и организационного климата. MIS Quart. 29, 87–111.

Google Scholar

Бауман, Х., Ван Ден Хофф, Б., Ван Де Вейнгерт, Л., и Ван Дейк, Дж. (2005). Информационные и коммуникационные технологии в организациях: принятие, внедрение, использование и эффекты. Шалфей.

Google Scholar

Браун Т.А., Мур М.Т. (2012). «Подтверждающий факторный анализ», в Справочник по моделированию структурных уравнений , изд. Р. Хойл, (Нью-Йорк, Нью-Йорк: Guilford Press), 361–379.

Google Scholar

Бирн, Б. М. (2010). Моделирование структурным уравнением с помощью AMOS: основные концепции, приложения и программирование (серия многомерных приложений). N. Y. Taylor Francis Group 396: 7384.

Google Scholar

Кабрера, А., Коллинз, В. К., Сальгадо, Дж. Ф. (2006). Детерминанты индивидуального участия в обмене знаниями. Внутр. J. Hum. Ресурс. Управлять. 17, 245–264. DOI: 10.1080 / 095851

404614

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Cangur, S., и Ercan, I. (2015). Сравнение показателей соответствия модели, используемых при моделировании структурным уравнением при многомерной нормальности. J. Modern Appl. Статист. Методы 14:14.

Google Scholar

Карло Г. и Рэндалл Б.А. (2002). Развитие меры просоциального поведения для поздних подростков. J. Youth Adolesc. 31, 31–44. DOI: 10.1023 / а: 1014033032440

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Каррера, Дж. С., Браун, П., Броуди, Дж. Г., и Морелло-Фрош, Р. (2018). Исследовательский альтруизм как мотивация для участия в исследованиях в области гигиены окружающей среды, ориентированных на сообщества. Soc. Sci. Med. 196, 175–181. DOI: 10.1016 / j.socscimed.2017.11.028

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Castañeda, Z., и Игнасио, Д. (2015). Обмен знаниями: роль психологических переменных в лидерах и сотрудниках. Suma Psicol. 22, 63–69. DOI: 10.1016 / j.sumpsi.2015.05.008

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Чанг, Х. Х. и Чуанг, С. С. (2011). Социальный капитал и индивидуальная мотивация к обмену знаниями: участие участников в качестве модератора. Информ. Управлять. 48, 9–18. DOI: 10.1016 / j.im.2010.11.001

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Чен, Ф.Ф. (2007). Чувствительность показателей согласия к отсутствию инвариантности измерений. Struct. Equ. моделирование 14, 464–504. DOI: 10.1080 / 10705510701301834

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Chen, I. Y., Chen, N. S., and Kinshuk. (2009). Изучение факторов, влияющих на поведение участников при обмене знаниями в виртуальных обучающих сообществах. J. Educ. Technol. Soc. 12, 134–148.

Google Scholar

Каммингс, С., Танем, Т.(2002). Эссай: призрак в организме. Орган. Stud. 23, 817–839. DOI: 10.1177 / 0170840602235006

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Кертис, М. Б., и Тейлор, Э. З. (2018). Развитие наставничества, эмоциональная приверженность организации и обмен знаниями в аудиторских фирмах. J. Knowl. Управляйте . 22, 142–161. DOI: 10.1108 / JKM-03-2017-0097

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Давенпорт, Т. Х., и Прусак, Л.(1998). Рабочие знания: как организации управляют своими знаниями. Кембридж, Массачусетс: Harvard Business Press.

Google Scholar

Де Фрис, Р. Э., Ван ден Хофф, Б., и де Риддер, Дж. А. (2006). Объяснение обмена знаниями: роль стилей командного общения, удовлетворенность работой и убеждения в эффективности. Commun. Res. 33, 115–135. DOI: 10.1177 / 0093650205285366

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Де Ваал, Ф. Б. (2008).Возвращение альтруизма к альтруизму: эволюция эмпатии. Annu. Rev. Psychol. 59, 279–300. DOI: 10.1146 / annurev.psych.59.103006.093625

Google Scholar

Дайер, Дж. Х., и Нобеока, К. (2000). Создание и управление высокопроизводительной сетью обмена знаниями: пример Toyota. Стратегическое управление. J. 21, 345–367. DOI: 10.1002 / (sici) 1097-0266 (200003) 21: 3 <345 :: aid-smj96> 3.0.co; 2-н

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Эддлстон, К.А. и Келлерманнс Ф. В. (2007). Разрушительные и продуктивные семейные отношения: перспектива теории управления. J. Bus. Ventur. 22, 545–565. DOI: 10.1016 / j.jbusvent.2006.06.004

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Фагих Н., Бавандпур М. и Форухарфар А. (2016). Биологическая метафора и аналогия исследования организационного менеджмента в развитии клинической организационной патологии. QScience Connect 2016, 4.

Google Scholar

Вера, К.К., и Сеам, А. К. (2018). Обмен знаниями в академических кругах: тематическое исследование с использованием модельного подхода SECI. J. Educ. 9, 53–70.

Google Scholar

Fang, Y.-H., and Chiu, C.-M. (2010). Мы верим в справедливость: изучение намерений продолжения обмена знаниями в виртуальных сообществах практиков. Comput. Гм. Behav. 26, 235–246. DOI: 10.1016 / j.chb.2009.09.005

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Фердинанд А. (2002). Моделирование структурным уравнением Далам Пенелитян Манаджемен. Семаранг: Бадан Пенербит Университет Дипонегоро.

Google Scholar

Фишбейн М. и Айзен И. (1975). Вера, отношение. Намерение и поведение: введение в теорию и исследования. Рединг, Массачусетс: Аддисон-Уэсли.

Google Scholar

Фишбейн М. и Айзен И. (1981). Отношение и поведение при голосовании: применение теории обоснованного действия. Progr. Прил. Soc. Psychol. 1, 253–313.

Google Scholar

Фрэнсис, Л.Дж., Джонс, М., и Джеймс, Д. Дж. (1996). Социально-психологический профиль подросткового телевизионного наркомана. Бостон, Массачусетс: издательство Addison-Wesley Publishing Company.

Google Scholar

Фюллер, Дж., Хаттер, К., Хаутц, Дж., И Матцлер, К. (2014). Роли пользователей и их вклад в сообщества инновационных конкурсов. J. Manag. Инф. Syst. 31, 273–308. DOI: 10.2753 / MIS0742-1222310111

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Гёксель А. и Айдынтан Б.(2017). Как можно чаще делиться неявными знаниями в организациях? Многомерный подход к роли социального капитала и локуса контроля. Зн. Управлять. Res. Практик. 15, 34–44. DOI: 10.1057 / kmrp.2015.22

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Грант Р. М. (2013). Размышления о наукоемких подходах к организации производства. J. Manage. Управление 17, 541–558. DOI: 10.1007 / s10997-011-9195-0

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Волос, J.Ф., Рингл, К. М., Сарстедт, М. (2013). Моделирование структурных уравнений методом частичных наименьших квадратов: строгие приложения, лучшие результаты и более высокое признание. Дальний план. 46, 1–12. DOI: 10.1016 / j.lrp.2013.08.016

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Хе В. и Вэй К. К. (2009). Что движет продолжающимся обменом знаниями? Исследование убеждений, приносящих знания и ищущих. Decis. Supp. Syst. 46, 826–838. DOI: 10.1016 / j.dss.2008.11.007

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Холлингсхед, А. Б. (1998a). Коммуникация, обучение и поиск в системах трансактивной памяти. J. Exp. Soc. Psychol. 34, 423–442. DOI: 10.1006 / jesp.1998.1358

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Холлингсхед, А. Б. (1998b). Процессы извлечения в системах с трансактивной памятью. J. Personal. Soc. Psychol. 74: 659. DOI: 10.1037 / 0022-3514.74.3.659

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Холсте, Дж.С., Филдс Д. (2010). Доверие и негласный обмен и использование знаний. J. Knowl. Управлять. 14, 128–140. DOI: 10.1108 / 13673271011015615

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Хоманс, Г. К. (1958). Социальное поведение как обмен. Am. J. Sociol. 63, 597–606.

Google Scholar

Хойл, Р. Х. (2000). «Подтверждающий факторный анализ», в справочнике по прикладной многомерной статистике и математическому моделированию (Academic Press), 465–497.

Google Scholar

Hu, L., and Randel, A. E. (2014). Обмен знаниями в командах: социальный капитал, внешние стимулы и командные инновации. Групповой орган. Управлять. 39, 213–243. DOI: 10.1177 / 1059601114520969

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Ху, Л. Т., и Бентлер, П. М. (1998). Индексы соответствия в моделировании ковариационной структуры: чувствительность к неверной спецификации недо параметризованной модели. Psychol. Методы 3: 424. DOI: 10.1037 / 1082-989x.3.4.424

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Ху, Л. Т., и Бентлер, П. М. (1999). Критерии отсечения для индексов соответствия в анализе ковариационной структуры: традиционные критерии по сравнению с новыми альтернативами. Struct. Equat. Модель. Многопрофильный. J. 6, 1–55. DOI: 10.1080 / 10705519

0118

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Хуанг, К., Дэвисон, Р. М., и Гу, Дж. (2008). Влияние личных и культурных факторов на обмен знаниями в Китае. Азиатско-Тихоокеанский регион J. Manage. 25, 451–471. DOI: 10.1007 / s10490-008-9095-2

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Хуанг, К., Дэвисон, Р. М., и Гу, Дж. (2011). Влияние доверия, ориентации на гуаньси и лица на намерение китайских сотрудников и менеджеров участвовать в негласном и явном обмене знаниями между коллегами. Информ. Syst. J. 21, 557–577. DOI: 10.1111 / j.1365-2575.2010.00361.x

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Джексон, Дж.С., и Найт, К. М. (2006). «Раса и саморегулирующееся поведение в отношении здоровья: роль реакции на стресс и ось HPA в неравенстве физического и психического здоровья», серия «Влияние общества на старение». Социальные структуры, старение и саморегуляция у пожилых людей , редакторы К. В. Шайе и Л. Л. Карстенсен, (Берлин: Springer Publishing Co.), 189–239.

Google Scholar

Камбей, Дж. П., Вурьянинграт, Н. Ф., и Кумаджас, Л. И. (2018). Изучение роли лидерства и обмена знаниями об инновационных возможностях малых и средних предприятий. Внутр. J. Econ. Автобус. Адм. 6, 24–38. DOI: 10.35808 / ijeba / 149

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Kanawattanachai, P., and Yoo, Y. (2002). Динамический характер доверия к виртуальным командам. J. Strat. Сообщить. Syst. 11, 187–213. DOI: 10,1016 / s0963-8687 (02) 00019-7

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Канканхалли А., Тан Б. К. и Вэй К. К. (2005). Вклад знаний в электронные хранилища знаний: эмпирическое исследование. MIS Quart. 29, 113–143.

Google Scholar

Караханна Э., Штрауб Д. В. и Червани Н. Л. (1999). Принятие информационных технологий во времени: перекрестное сравнение убеждений до и после принятия. MIS Q. 23, 183–213. DOI: 10.2307 / 249751

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Кезер П. А. и Майлз Р. Э. (2002). Понимание успехов и неудач интеллектуальных активистов. Long Range Plann. 35, 9–28. DOI: 10.1016 / s0024-6301 (02) 00020-1

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Ким, С., и Ли, Х. (2006). Влияние организационного контекста и информационных технологий на возможности сотрудников по обмену знаниями. Public Admin. Ред. 66, 370–385. DOI: 10.1111 / j.1540-6210.2006.00595.x

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Клайн Р. Б. (2011). Конвергенция моделирования структурных уравнений и многоуровневого моделирования. 562–589.

Google Scholar

Когут Б. и Зандер У. (1993). Знание фирмы и эволюционной теории транснациональной корпорации. J. Int. Автобус. Stud. 24, 625–645. DOI: 10.1057 / palgrave.jibs.84

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Коллок, П. (1999). Производство доверия на онлайн-рынках. Adv. Групповой процесс. 16, 99–123.

Google Scholar

Крок, Э. (2013). Готовность делиться знаниями по сравнению с избранными теориями социальной психологии. Contem. Экон. 7, 101–109. DOI: 10.5709 / ce.1897-9254.77

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Куо, Ф. Ю., Янг, М. Л. (2008). Прогнозирование практики обмена знаниями через намерение: проверка конкурирующих моделей. Comput. Гм. Behav. 24, 2697–2722. DOI: 10.1016 / j.chb.2008.03.015

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Kuo, T.-H. (2013). Как ожидаемая выгода и доверие влияют на обмен знаниями. Ind. Manage.Data Syst. 113, 506–522. DOI: 10.1108 / 02635571311322766

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Ле, П. Б., и Лей, Х. (2019). Детерминанты инновационной способности: роли трансформационного лидерства, обмена знаниями и предполагаемой организационной поддержки. J. Knowl. Управлять. 23, 527–547. DOI: 10.1108 / JKM-09-2018-0568

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Ли, Х. и Чой, Б. (2003). Факторы, способствующие управлению знаниями, процессы и деятельность организации: комплексный взгляд и эмпирическое исследование. J. Manage. Сообщить. Syst. 20, 179–228. DOI: 10.1080 / 07421222.2003.11045756

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Лин, К. П. (2007a). Делиться или не делиться: моделирование обмена знаниями с использованием идеологии обмена в качестве модератора. чел. Ред. 36, 457–475. DOI: 10.1108 / 00483480710731374

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Лин, Х. Ф. (2007b). Влияние внешней и внутренней мотивации на намерения сотрудников делиться знаниями. J. Inform. Sci. 33, 135–149. DOI: 10.1177 / 0165551506068174

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Лин, Х. Ф. (2007c). Обмен знаниями и инновационный потенциал фирмы: эмпирическое исследование. Внутр. J. Manpower 28, 315–332. DOI: 10.1108 / 01437720710755272

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Леббек, К., ван Фенема, П. К., и Пауэлл, П. (2016). Управление обменом знаниями между организациями. J. Strat. Информат.Syst. 25, 4–14.

Google Scholar

Лу Дж., Фанг Й., Лим К. Х. и Пэн Дж. З. (2013). Предоставление качественных и качественных знаний онлайн-сообществам вопросов и ответов. J. Am. Soc. Сообщить. Sci. Technol. 64, 356–371. DOI: 10.1002 / asi.22750

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Ма, W. W., и Chan, A. (2014). Обмен знаниями и социальные сети: альтруизм, предполагаемая мотивация привязанности в Интернете и предполагаемая приверженность отношениям в Интернете. Comput. Гм. Behav. 39, 51–58. DOI: 10.1016 / j.chb.2014.06.015

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Макникол, С. А., Мюррей, С. М., и Остин, Э. Дж. (2003). Отношения между личностью, установками и диетическим поведением в группе шотландских подростков. чел. Ind. Diff. 35, 1753–1764. DOI: 10.1016 / s0191-8869 (02) 00404-x

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Малик, М.С., Канвал, М. (2018). Влияние практики обмена знаниями в организации на удовлетворенность сотрудников работой. J. Обучение на рабочем месте. 30, 2–7.

Google Scholar

Манаф, Х. А., Армстронг, С. Дж., Лоутон, А., и Харви, В. С. (2018). Управленческие неявные знания, индивидуальная эффективность и регулирующая роль личности сотрудника. Внутр. J. Государственный администратор. 41, 1258–1270. DOI: 10.1080 / 01

2.2017.1386676

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Мансор, З. Д., Сапарудин, И. Н. (2015). Факторы, побуждающие академиков частных университетов участвовать в мероприятиях по обмену знаниями. Pertanika J. Soc. Sci. Humanit. 23, 101–116.

Google Scholar

Marks, M.A., Zaccaro, S.J., и Mathieu, J.E. (2000). Влияние брифингов для лидеров и командного взаимодействия на производительность для адаптации команды к новому. J. Appl. Psychol. 85, 971–986. DOI: 10.1037 / 0021-9010.85.6.971

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Мацлер К., Мюллер Дж. (2011). Антецеденты обмена знаниями — изучение влияния ориентации на обучение и успеваемость. J. Econ. Psychol. 32, 317–329. DOI: 10.1016 / j.joep.2010.12.006

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Мацлер К., Ренцл Б., Мюллер Дж., Хертинг С. и Мурадян Т. А. (2008). Особенности личности и обмен знаниями. J. Econ. Psychol. 29, 301–313. DOI: 10.1016 / j.joep.2007.06.004

CrossRef Полный текст | Google Scholar

МакНиколс, Д. (2010). Оптимальные методы передачи знаний: перспектива поколения X. Дж.Знай. Управлять. 14, 24–37. DOI: 10.1108 / 13673271011015543

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Медскер, Г. Дж., Уильямс, Л. Дж., И Холахан, П. Дж. (1994). Обзор текущей практики оценки причинно-следственных моделей в исследованиях организационного поведения и управления человеческими ресурсами. J. Manage. 20, 439–464. DOI: 10.1177 / 014

9402000207

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Минбаева Д., Фосс Н., Снелл С. (2009). Внесение точки зрения знаний в HRM. Hum. Res. Управлять. 48, 477–483. DOI: 10.1002 / ч.20303

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Морленд, Р. Л., Арготе, Л., и Кришнан, Р. (1996). «Социально разделяемое познание в действии: трансактивная память и групповая работа», . Что общего в социальном познании? Исследование социально разделяемого познания в малых группах , ред. Дж. Л. Най и А. М. Брауэр (Sage Publications, Inc.), 57–84. DOI: 10.4135 / 9781483327648.n3

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Морган, Г.(2011). Размышления об образах организации и ее значении для организации и окружающей среды. Орган. Environ. 24, 459–478. DOI: 10.1177 / 1086026611434274

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Nahapiet, J., и Ghoshal, S. (1998). Социальный капитал, интеллектуальный капитал и организационные преимущества. Acad. Управлять. Ред. 23, 242–266. DOI: 10.5465 / amr.1998.533225

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Нонака, И., и Фон Крог, Г. (2009). Перспектива — неявные знания и преобразование знаний: споры и продвижение в теории создания организационных знаний. Орган. Sci. 20, 635–652. DOI: 10.1287 / orsc.1080.0412

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Обренович, Б., Обренович, С., Худайкулов, А. (2015). Ценность обмена знаниями: влияние неявного и явного обмена знаниями на коллективную работу ученых. Внутр. J. Manage. Sci.Автобус. Админ. 1, 33–52. DOI: 10.18775 / ijmsba.1849-5664-5419.2014.12.1003

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Обренович Б., Цинь Ю. (2014). Понимание концепции обмена знаниями на индивидуальном уровне: обзор важнейших факторов успеха. Информ. Знай. Управлять. 4, 110–119.

Google Scholar

Орган, Д. У. (1988). Организационное гражданское поведение: синдром хорошего солдата. Лексингтон, Массачусетс: Lexington Books / DC Heath and Com.

Google Scholar

Павлоу П. А., Фигенсон М. (2006). Понимание и прогнозирование внедрения электронной коммерции: расширение теории запланированного поведения. MIS Quart. 30, 115–143.

Google Scholar

Политис Дж. И Политис Н. (2012). «Взаимосвязь между служебным лидерством и личностными характеристиками:« большая пятерка »», Труды Европейской конференции по менеджменту, лидерству и управлению , 332–339.

Google Scholar

Разак Н. А., Пангил Ф., Зин М. Л. М., Юнус Н. А. М. и Аснави Н. Х. (2016). Теории обмена знаниями в бизнес-стратегии. Процедура экон. Financ. 37, 545–553. DOI: 10.1016 / S2212-5671 (16) 30163-0

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Разали, Н. М., и Вах, Ю. Б. (2011). Силовые сравнения тестов Шапиро-Вилка, Колмогорова-Смирнова, Лиллиэфорса и Андерсона-Дарлинга. J. stat. моделирование анала. 2, 21–33.

Google Scholar

Редмонд, М. В. (2015). Теория социального обмена. Английский Технические отчеты и Белые книги. 5., Университет штата Айова.

Google Scholar

Рейчав И., Вайсберг Дж. (2009). Выходя за рамки технологий: обмен знаниями как инструмент повышения клиентоориентированного отношения. Внутр. J. Информ. Manag. 29, 353–361. DOI: 10.1016 / j.ijinfomgt.2008.11.005

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Рейчав, И., и Вайсберг, Дж. (2010). Соединение намерений и поведения при обмене знаниями. J. Knowl. Управлять. 14, 285–300. DOI: 10.1108 / 13673271011032418

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Рю, С., Хо, С. Х., и Хан, И. (2003). Обмен знаниями поведение врачей в больницах. Expert Syst. Прил. 25, 113–122. DOI: 10.1016 / s0957-4174 (03) 00011-3

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Сафа, Н. С., Фон Сольмс, Р., Фурнелл, С.(2016). Модель соответствия политике информационной безопасности в организациях. Comput. П. 56, 70–82. DOI: 10.1016 / j.cos.2015.10.006

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Седиги, М., ван Сплантер, С., Брейзер, Ф., ван Бирс, К., и Лукош, С. (2016). Изучение многоуровневого участия в обмене знаниями: роли предполагаемых выгод и затрат. J. Knowl. Управлять. 20, 1247–1267. DOI: 10.1108 / JKM-01-2016-0044

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Малый, С.Т., и Сейдж А. П. (2005). Управление знаниями и обмен знаниями: обзор. Информ. Знай. Syst. Управлять. 5, 153–169.

Google Scholar

Штраус, М. Э., Томпсон, П., Адамс, Н. Л., Редлайн, С., и Бурант, К. (2000). Оценка модели внимания с помощью подтверждающего факторного анализа. Нейропсихология 14, 201–208. DOI: 10.1037 // 0894-4105.14.2.201

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Субраманиам, М., и Венкатраман, Н.(2001). Детерминанты транснациональных возможностей разработки новых продуктов: проверка влияния передачи и распространения неявных знаний за рубежом. Strateg. Управлять. J. 22, 359–378. DOI: 10.1002 / smj.163

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Susanty, A. I., Salwa, M., Chandradini, A., Evanisa, F. W., and Iriani, N. (2016). Обмен знаниями и реализация его стимулирующих факторов: на примере трех типов компаний в Индонезии. Пертаника Дж.Soc. Sci. Humanit. 24, 239–254.

Google Scholar

Суванти, С. (2019). Внутренняя мотивация, обмен знаниями и творческий потенциал сотрудников: перспектива самоопределения. Образование 22, 53–57.

Google Scholar

Шустер А. (2016). Ключевые аспекты человеческого альтруизма. Аффективные и концептуальные факторы, ведущие к помощи или укреплению других. Фронт. Psychol. 7: 519.

Google Scholar

Тейлор, С.и Тодд П. (1995). Эффекты разложения и кроссовера в теории запланированного поведения: исследование намерений потребителей принять. Внутр. J. Res. Рынок. 12, 137–155. DOI: 10.1016 / 0167-8116 (94) 00019-k

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Томпсон, К., Лэнгли, П., и Иба, В. (1991). «Использование базовых знаний при формировании концепций», in Machine Learning Proceedings 1991 , (Burlington, MA: Morgan Kaufmann), 554–558. DOI: 10.1016 / b978-1-55860-200-7.50113-6

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Тохидиния, З., Мосахани, М. (2010). Поведение при обмене знаниями и его предикторы. Ind. Manage. Data Syst. 110, 611–631. DOI: 10.1108 / 02635571011039052

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Ван ден Хофф, Б., и Хендрикс, Л. (2004). «Рвение и готовность делиться: актуальность различных подходов к обмену знаниями», Труды пятой европейской конференции по организационным знаниям, обучению и возможностям , Инсбрук.

Google Scholar

ван ден Хофф, Б., Схоутен, А. П., и Симоновски, С. (2012). Что человек чувствует и что знает: влияние эмоций на отношение и намерения в отношении обмена знаниями. J. Knowl. Управлять. 16, 148–158. DOI: 10.1108 / 13673271211198990

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Ван Раай, Э. М., и Шеперс, Дж. Дж. (2008). Принятие и использование виртуальной учебной среды в Китае. Comput. Educ. 50, 838–852.DOI: 10.1016 / j.compedu.2006.09.001

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Венкатеш В., Моррис М. Г., Дэвис Г. Б. и Дэвис Ф. Д. (2003). Принятие пользователями информационных технологий: к единому взгляду. MIS Quart. 27, 425–478.

Google Scholar

Видж, С., Фарук, Р. (2014). Ориентация на обмен знаниями и ее связь с производительностью бизнеса: подход к моделированию структурного уравнения. IUP J. Knowl. Управлять. 12, 17–41.

Google Scholar

Ван Х. К., Ценг Дж. Ф. и Йен Й. Ф. (2014). Как институциональные нормы и доверие влияют на обмен знаниями? Институциональная теория. Инновации 16, 374–391. DOI: 10.1080 / 14479338.2014.11081994

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Ван, В. Т., и Хоу, Ю. П. (2015). Мотивация поведения сотрудников при обмене знаниями: перспектива самоопределения. Информ. Орган. 25, 1–26. DOI: 10.1016 / j.infoandorg.2014.11.001

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Ван З. и Ван Н. (2012). Обмен знаниями, инновации и эффективность фирмы. Exp. Syst. Прил. 39, 8899–8908. DOI: 10.1016 / j.eswa.2012.02.017

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Wasko, M. M., and Faraj, S. (2000). «Это то, что каждый делает»: почему люди участвуют и помогают другим в электронных сообществах практиков. J. strat. Сообщить. Syst. 9, 155–173.DOI: 10.1016 / s0963-8687 (00) 00045-7

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Wasko, M. M., and Faraj, S. (2005). Зачем мне делиться? Изучение социального капитала и вклада знаний в электронных сетях практики. MIS Quart. 29, 35–57.

Google Scholar

Уир, Д., и Хатчингс, К. (2005). Культурная принадлежность и контекстуальные ограничения: обмен знаниями в китайской и арабской культурах. Зн. Управление процессами. 12, 89–98.DOI: 10.1002 / kpm.222

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Уитон Б., Мутен Б., Алвин Д. Ф. и Саммерс Г. Ф. (1977). Оценка надежности и устойчивости панельных моделей. Sociol. Методол. 8, 84–136.

Google Scholar

Wu, W. L., Lin, C. H., Hsu, B. F., and Yeh, R. S. (2009). Межличностное доверие и обмен знаниями: смягчающие эффекты индивидуального альтруизма и среды социального взаимодействия. Soc. Behav. Чел. Int.J. 37, 83–93. DOI: 10.2224 / sbp.2009.37.1.83

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Wu, W., Yu, B., Spender, J.C., Zhang, X., Long, C., Wang, Y., et al. (2015). Влияние взаимоотношений сотрудников на неявный обмен знаниями. Chinese Manag. Stud. 9, 611–625. DOI: 10.1108 / CMS-06-2015-0126

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Янь З., Ван Т., Чен Ю. и Чжан Х. (2016). Обмен знаниями в онлайн-сообществах здоровья: перспектива теории социального обмена. Информ. Управлять. 53, 643–653. DOI: 10.1016 / j.im.2016.02.001

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Зандер У., Когут Б. (1995). Знания и скорость передачи и имитации организационных возможностей: эмпирический тест. Орган. научный 6, 76–92.

Google Scholar

Zhang, Y., Fang, Y., Wei, K. K., and Chen, H. (2010). Изучение роли психологической безопасности в продвижении намерения продолжать обмен знаниями в виртуальных сообществах. Внутр. J. Информ. Управлять. 30, 425–436. DOI: 10.1016 / j.ijinfomgt.2010.02.003

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Зиемба, Э., Айзенбардт, М. (2014). Стремление потребителей к обмену знаниями с предприятиями — польское исследование. Online J. Appl. Знай. Управлять. 2, 40–58.

Google Scholar

детей-альтруистов? Исследование показывает, что младенцы готовы отказаться от еды, помогать другим

Новое исследование, проведенное Институтом обучения и мозговых наук при Вашингтонском университете, показывает, что очень маленькие дети готовы предлагать еду и помогать другим.Катрин Пиенаар

Альтруистическая помощь — акт раздачи чего-то желаемого, даже если это дорого обходится самому себе, — возможно, не более очевиден, чем когда дело доходит до еды.

Взрослые люди часто реагируют на голодных людей либо через продовольственные банки, либо через сбор средств, либо просто передавая свой обед. Но когда и как проявляется этот дух уступчивости?

Новое исследование Института обучения и мозговых наук Вашингтонского университета (I-LABS) показывает, что альтруизм может начаться в младенчестве.В исследовании почти 100 19-месячных детей исследователи обнаружили, что дети, даже будучи голодными, давали вкусную закуску нуждающемуся незнакомцу. Полученные данные не только показывают, что младенцы проявляют альтруистическое поведение, но также предполагают, что ранний социальный опыт может формировать альтруизм.

Исследование опубликовано в Интернете 4 февраля в Scientific Reports, журнале с открытым доступом от Nature Publishing Group.

«Мы думаем, что альтруизм важно изучать, потому что это один из самых отличительных аспектов человеческого бытия.Это важная часть моральной ткани общества », — сказал Родольфо Кортес Барраган, научный сотрудник I-LABS и ведущий автор исследования. «Мы, взрослые, помогаем друг другу, когда видим другого в нужде, и мы делаем это, даже если это дорого обходится нам самим. Поэтому мы проверили корни этого на младенцах ».

19-месячный ребенок достает чернику для исследователя Родольфо Кортеса Баррагана. UW I-LABS

Было обнаружено, что нечеловеческие приматы сотрудничают и делятся ресурсами в ограниченных условиях.Но нечеловеческие приматы, такие как шимпанзе, не активно раздают вкусную еду, в которой они сами нуждаются.

Исследователи I-LABS хотели проверить, способны ли человеческие младенцы действовать за пределами собственных интересов, когда они сталкиваются с одной из самых фундаментальных биологических потребностей: едой.

Для этого исследования исследователи выбрали фрукты, подходящие для детей, в том числе бананы, чернику и виноград, и наладили взаимодействие между ребенком и исследователем. Цель: определить, будет ли ребенок без поощрения, словесных указаний или подкрепления спонтанно давать привлекательную еду незнакомому человеку.

В эксперименте ребенок и взрослый исследователь смотрели друг на друга через стол в I-LABS, и исследователь показал ребенку фрукт. Что произошло дальше, определялось тем, был ли ребенок в контрольной группе или в тестовой группе. В контрольной группе исследователь осторожно бросил фрукт на поднос на полу вне досягаемости, но в пределах досягаемости ребенка. Исследователь не проявил никакого выражения и не попытался достать плод.

В тестовой группе исследователь сделал вид, что случайно уронил фрукт на лоток, а затем безуспешно потянулся за ним.

На этом видеоклипе из эксперимента показан 19-месячный ребенок, предлагающий клубнику ведущему автору исследования Родольфо Кортесу Баррагану после того, как Барраган притворился, что уронил фрукт.

По словам исследователей, это стремление — очевидное желание взрослого к еде — по-видимому, вызвало у детей полезную реакцию: более половины детей в тестовой группе взяли плод и дали его взрослому, по сравнению с 4%. детей контрольной группы.

Во втором эксперименте с другой выборкой детей родителей попросили привести своего ребенка непосредственно перед запланированным перекусом или приемом пищи — когда ребенок, вероятно, будет голоден. Исследователи полагали, что это повысит «стоимость для себя», определяющую альтруизм. Сценарии контрольной и тестовой групп были повторены, но с детьми, которые теперь были более мотивированы брать фрукты для себя. Результаты совпадают с результатами предыдущего исследования. Всего 37% испытуемых предложили фрукты исследователю, в то время как никто из детей контрольной группы этого не сделал.

«Младенцы во втором исследовании с тоской смотрели на плод, а потом отдали его!» — сказал Эндрю Мельцов, содиректор I-LABS и заведующий кафедрой психологии Джобса и Гертруды Тамаки. «Мы думаем, что это своего рода детская версия альтруистической помощи».

Исследовательская группа также проанализировала данные по-разному — например, предлагали ли дети фрукты при первом испытании эксперимента или поправлялись в процессе, и помогали ли больше дети из определенных типов семейной среды.

Значительно больше младенцев в тестовой группе извлекли фрукты для исследователя, чем в контрольной группе. Scientific Reports / Barragan, e al.

Исследователи обнаружили, что младенцы помогли так же хорошо в самом первом испытании эксперимента, как и в более поздних испытаниях, что, по словам Баррагана, является информативным, поскольку показывает, что детям не нужно было учиться помогать во время исследования и не нуждались в обучении. Действительно, дети спонтанно и неоднократно помогали человеку извне.

Исследователи также обнаружили, что дети, имеющие братьев и сестер и принадлежащие к определенным культурным традициям, особенно склонны помогать взрослым, что указывает на то, что проявление младенческого альтруизма податливо. Эти результаты хорошо согласуются с предыдущими исследованиями со взрослыми, которые показывают положительное влияние наличия культурного фона, подчеркивающего «взаимозависимость», то есть фона, придающего особое значение тому, насколько человек чувствует себя связанным с другими. Сказал Барраган: «Мы думаем, что определенный семейный и социальный опыт имеет значение, и было бы желательно продолжить исследования, чтобы более полно понять, что максимизирует проявление альтруизма у маленьких детей.Если мы сможем узнать, как поощрять альтруизм в наших детях, это может подтолкнуть нас к более заботливому обществу ».

Речел Брукс, научный сотрудник I-LABS, был соавтором. Исследование финансировалось Благотворительным фондом Templeton World Charity Foundation, премией за постдокторские исследования Национального научного фонда, присуждаемой Баррагану, и проектом I-LABS Ready Mind.

Для получения дополнительной информации обращайтесь по адресу [email protected] или [email protected]

Номера грантов: 1807789 (NSF), TWCF0198

Роль и правило родства в альтруизме

  • 1.

    Hamilton, W. D. J. Theor. Биол. 7 , 1–16 (1964).

    Артикул

    Google ученый

  • 2.

    Gardner, A., West, S. A. & Wild, G. J. Evol. Биол. 24 , 1020–1043 (2011).

    PubMed
    Статья

    Google ученый

  • 3.

    Kay, T., Keller, L. & Lehmann, L. Proc. Natl Acad. Sci. США 117 , 28894–28898 (2020).

    PubMed
    Статья

    Google ученый

  • 4.

    Trivers, R. L. Q. Rev. Biol. 46 , 35–57 (1971).

    Артикул

    Google ученый

  • 5.

    West, S. A., Griffin, A. S. & Gardner, A. J. Evol. Биол. 20 , 415–432 (2007).

    PubMed
    Статья

    Google ученый

  • 6.

    Bourke, A. F. G. Phil. Пер. R. Soc. В 369 , 20130362 (2014).

    PubMed
    Статья

    Google ученый

  • 7.

    Bourke, A. F. G. Proc. R. Soc. B 278 , 3313–3320 (2011).

    PubMed
    Статья

    Google ученый

  • 8.

    Helanterä, H., Strassmann, J. E., Carrillo, J. & Queller, D. C. Trends Ecol.Evol. 24 , 341–349 (2009).

    PubMed
    Статья

    Google ученый

  • 9.

    Маршалл, Дж. А. Р. Социальная эволюция и инклюзивная теория приспособленности: введение (Princeton Univ. Press, 2015).

    Google ученый

  • 10.

    Аллен Б., Новак М. А. и Уилсон Э. О. Proc. Natl Acad. Sci. СОЕДИНЕННЫЕ ШТАТЫ АМЕРИКИ. 110 , 20135–20139 (2013).

    PubMed
    Статья

    Google ученый

  • 11.

    Welch, J. J. Biol. Фил. 32 , 263–279 (2017).

    Артикул

    Google ученый

  • 12.

    Fromhage, L. & Jennions, M. D. Proc. R. Soc. В 286 , 201

    (2019).

    PubMed
    Статья

    Google ученый

  • Альтруизм — обзор | Темы ScienceDirect

    4.2 Семейные конституции с половой дифференциацией

    Половая дифференциация порождает более фундаментальные трудности, чем нисходящий альтруизм, потому что в этом случае действующим лицом является пара, а не индивидуум, и каждая пара имеет две группы родителей, с которыми приходится бороться. Проблема не возникает в традиционных обществах, где один из партнеров (обычно женщина, но в некоторых случаях мужчина) ba покидает родную семью и присоединяется («женится») к семье другого. bb Он возникает в современных обществах, где оба партнера могут сохранять свои связи со своими родными семьями.Если это так, две семьи взаимосвязаны.

    Этот вопрос поднят в Cigno et al. (2016). Из-за сложности, связанной с этой настройкой, авторы ограничивают общность анализа, используя конкретную функцию полезности. Поскольку основное внимание уделяется развитым обществам, предполагается, что пожилые люди достаточно хорошо обеспечены деньгами за счет сбережений или государственной пенсионной системы, чтобы не быть заинтересованными в получении материальной поддержки от своих взрослых детей (действительно есть свидетельства того, что пожилые люди субсидируют своих детей и внуков).Как и в более поздних формулировках теории семьи, рассмотренных в этой главе, до н.э. то, что пожилые родители хотят от своих детей, — это, по сути, личные услуги («внимание»), потому что у таких услуг нет идеального рынка или альтернативы, предоставляемой государством. Однако, если дети не проявляют альтруизма по отношению к своим родителям, эти услуги не будут оказаны, если их предоставление не будет в собственных интересах детей. То же самое было бы, если бы дети были альтруистами по отношению к своим родителям, как в Pezzin et al.(2007), уже рассмотренные в разделе 2.3, поскольку благополучие родителей — это местное общественное благо, и у детей возникнет соблазн прокатиться бесплатно.

    Чтобы иметь детей, взрослый i должен жениться на взрослой противоположного пола. Это даст i дочь D и сына S . Взрослые знают свои собственные ставки заработной платы до того, как решат, вступать ли в брак и с кем, но не знают будущих ставок заработной платы своих детей. Предполагается, что ставка заработной платы ребенка k = D , S будет высокой ( w k = w H ) с вероятностью π k , и низкое ( w k = w L ) с вероятностью 1 − πk, где π k — вогнутая функция πzk от суммы образования z k , которое k получает от ее или его родителей.Учитывая, что дети являются единственным источником неопределенности, если типичный взрослый i решит остаться холостым, его или его полезность наверняка составит

    Vi = c1i + lnc2i

    . bd Максимизация V i с учетом бюджетных ограничений

    c1i + si = wi

    и

    c2i = rsi,

    , где s i i — это сумма сбережений в период 1, r — процентный коэффициент, а w — ставка заработной платы, дает выплату одиночества

    Ri = maxsiwi − si + lnsir = wi − 1 + lnr.

    Если бы i женился, ее или его ожидаемая полезность была бы

    (68) EVi = c1i + lnc2i + δlntDi + lnxSi + EWD + EWS, 0 <δ <1,

    , где t ki — количество внимания, которое она получит в период 2, и EW k — удовольствие от уделения внимания, g k , образование, z k , и деньги (завещание), be b k , to k ,

    EWk = αϕlngk + lnb + πklnwH + 1 − πklnwL, 0 <α, ϕ <1.

    Обратите внимание, что EWD + EWS является местным общественным благом.

    Возьмем пару, образованную определенной женщиной f и конкретным мужчиной m . Предположим, что взрослые совпадают по своим предпочтениям (т. Е. Имеют одинаковые α , δ и ϕ ) и максимальные коммунальные услуги как одиночки ( R f = R m = R ), так что w f = w m = w .Распределение ресурсов внутри страны при условии заключения брака определяется сделкой по Нэшу между f и m . Предполагая, что родители не делают различий между своими детьми, g k = g , z k = z и b k 6 = 9000, так что EW k = EW для k = D , S .Для упрощения предполагается, что f обеспечивает все g и оплачивает все z , тогда как m дает все b . Учитывая, что m может сделать компенсационный денежный перевод от T на f , однако, полная стоимость детей может быть фактически разделена между родителями. Конечно, T может принимать любой знак. Как и в большей части литературы по экономике брака, считается само собой разумеющимся, что ни одна из сторон не может взять на себя обязательство компенсировать другую в период 2, и, таким образом, любая такая выплата должна быть произведена в период 1. bf Пара выйдет замуж тогда и только тогда, когда выплата будет не менее R для них обоих.

    При отсутствии семейной конституции равновесие на переговорах по Нэшу максимизирует

    N = EVf − REVm − R,

    , где

    EVf = w (1-2g) −2z − sf + T + lnrsf + 2EW

    и

    EVm = w − sm − T + lnrsm − 2b + 2EW.

    Учитывая, что i не получит никакого подарка от k , и если предположить, что покупка внимания k будет чрезмерно дорогостоящей по причинам, изложенным в конце Раздела 2.2, т ки будет нулем. Тем не менее, поскольку брак расширяет набор возможностей полезности, поскольку он порождает два местных общественных блага, EUD * и EUS *, точки R, R будут лежать внутри границы полезности-возможности, и, следовательно, существует равновесие в рамках переговоров по Нэшу без конституции семьи. (пара выйдет замуж).

    В равновесии,

    (69) ĝ = 2αϕw,

    (70) bˆ = 2αr, ŝf = 1, ŝm = 1 + 4α, π′zˆ = 12α∆w, Tˆ = zˆ − 2α1 − ϕ,

    где вершина обозначает значение переменной, заключенное Нэшем, и

    Δw≡lnwH − lnwL,

    При условии, что π ‘.- убывающая функция, zˆ увеличивается в Δw . Вознаграждение за брак составляет

    EVˆ = w − 2αϕ − zˆ − 1−2α + lnr + 2αϕln2αϕw + ln2αr + π (zˆ) lnwH + 1 − π (zˆ) lnwL

    для обеих сторон.

    Может быть, в интересах f и m жениться на и соответствовать правилу, устанавливающему, сколько внимания каждый взрослый должен уделять своим пожилым родителям? Учитывая, что если конституция существует, она должна сохраняться вечно, и учитывая, что ставка заработной платы является случайной величиной, причитающиеся суммы вполне могут зависеть от реализованного значения этой переменной.Пусть сумма, которую взрослая женщина F (мужчина M ) должна дать своей (его) престарелой матери, будет xFFH (xMFH), если ставка заработной платы дающего высока, и xFFL (xMFL), если эта ставка заработной платы низкая. Аналогично, пусть сумма, которую F ( M ) должна дать ее (его) престарелому отцу, будет xFMH (xMMH), если ставка заработной платы дарителя высокая, и xFML (xMML), если она низкая. Правило применяется не только к f и m , но также к D и S и всем их потомкам.Статья начинается с предположения, что пара торгуется на g , b , z и T , принимая xFFH, xMFH и т. Д., Как дано. Установив, что вступать в брак без конституции лучше, чем не вступать в брак вообще, внешний вариант i теперь EVˆ, а не R . Учитывая, что правило дает паре доступ к недостижимому иным образом благу (сыновнему вниманию), но налагает дополнительные ограничения на выбор пары, существование равновесия при переговорах по Нэшу не гарантируется (т. Е. Точка (EVˆ, EVˆ) не обязательно лежат внутри границы полезности-возможности).Работа начинается с характеристики равновесия при переговорах по Нэшу в предположении, что конституция существует, затем обнаруживается правило, препятствующее повторным переговорам, и, наконец, проверяется, что заключение брака при наличии этого правила делает пару по крайней мере столь же зажиточной, как и брак в ее силу. отсутствие.

    Равновесие по переговорам по Нэшу теперь найдено максимизирующим

    N = EVf − EVˆEVm − EVˆ,

    , где

    EVf = w (1−2g − xFF − xFM) −2z − sf + T + lnrsf + δπz [lnxFFH + lnxMFH] + 1 − πz [lnxFFL + lnxMFL] + 2EW

    и

    EVm = w (1 − xMF − xMM) −sm − T + lnrsm − 2b + δπz [lnxFMH + lnxMMH] + 1 − πz + lnxMML] + 2EW.

    Подстановка решения gC, bC, siC, zC, TC и правила tFFH = xFFH, tFMH = xFMH и т. Д. В функцию полезности ожидаемого срока службы i

    EVi = πzϕlngi + δlntDiH + lntSiH + 1 − πzϕlngi + δlntDiL + lntSiL + c1i + lnc2i + 2EW,

    и максимизируя полученное таким образом выражение относительно xFFH, xMFH и т. Д., Они находят

    (71) xFFj = xFMj = xMFj = xMMj = δwj, j = H, L

    и

    gC = 2αϕw, bC = 2αr, sfC = 1, smM = 1 + 4α, π′zC = 12αΔw + δΔx, TC = zC − 2α1 − ϕ,

    , где

    Δx = lnxFFH + lnxFMH + lnxMH + lnxMMH − lnxFFL + lnxFML + lnxML + lnxMML.

    Если конституция существует, то она предписывает, чтобы каждый взрослый уделял одинаковое внимание каждому из своих пожилых родителей. Поскольку эта сумма уменьшается в размере реализованной заработной платы дарителя, Δx является отрицательным, и, следовательно,

    zC

    Для

    α≤δ,

    z C будет фактически нулевым. Интуиция заключается в том, что, поскольку количество внимания, которое родители получат от каждого из своих взрослых детей, будет больше, если реализованные ставки заработной платы последних будут низкими, родители не заинтересованы в увеличении вероятности того, что ставки заработной платы их детей будут высокими. .Единственная причина дать детям образование — альтруизм. Если это чувство недостаточно сильное, чтобы перевесить желание получить сыновнее внимание в старости, родители вообще не дадут своим детям образования. Они дадут им только деньги.

    Конституция существует, если вознаграждение за брак и подчинение конституции:

    (72) EVC = w − 2α1 + ϕ − 2δ − zC − 1 + lnr + 2δπzClnδwH + 1 − πzClnδwL + 2αϕln2αϕw + π (zC) lnwH 1 − π (zC) lnwL + ln2αr,

    не меньше EVˆ. В зависимости от параметров предпочтений это может быть правдой, а может и нет.

    Давайте тогда возьмем пару, общие предпочтения которой совместимы с существованием семейной конституции. Будет ли эта пара придерживаться конституции (71), отражающей их общие предпочтения? Не обязательно, потому что все их потомки и потомки должны иметь те же предпочтения. Что заставляет нас думать, что это так? Если бы предпочтения были чисто случайными, вероятность того, что ребенок родится с теми же предпочтениями, что и его или его родители, была бы очень мала.

    Другая возможность, предложенная Старком (1993, 1995) и Коксом и Старком (2005), заключается в том, что предпочтения прививаются, а не наследуются генетически.В разделе 2.4 мы утверждали, что дети не будут обмануты своими родителями, если они будут любить дедушку и бабушку, просто чтобы внушить внукам, что они должны любить своих родителей. Однако на фоне конституции семьи, которая требует стабильных предпочтений определенного рода, имеет смысл сказать, что люди, выросшие в семьях, где взрослые, кажется, любят делать разного рода подарки своим детям, а пожилые люди, кажется, любят делать подарки. пользуются вниманием своих детей, скорее всего, оценят преимущества приобретения вкусов своих родителей, бабушек и дедушек.Также имеет смысл сказать, что взрослые, воспитанные таким образом, будут искать партнеров по браку с таким же воспитанием.

    А как быть с людьми, которые не унаследовали такого рода предпочтения и не прививали их в нежном возрасте? Эти люди вполне могут вступить в брак, но невозможно продемонстрировать, что у них будет семейное устройство, которому они должны подчиняться. Они могут даже жениться на людях с предпочтениями, отличными от их собственных, но тогда нет гарантии, что будет существовать равновесие переговоров по Нэшу, потому что граница полезности-возможности и, следовательно, игра будут асимметричными.Этот вывод имеет определенную интуитивную привлекательность.

    Cigno et al. (2016) исследуют также предложение, выдвинутое Бернхеймом и Багвеллом (1988), что, если бы каждый был альтруистически связан со всеми остальными кровью или браком, любое публичное действие, независимо от того, искажающее оно или неискажающее, было бы нейтрализовано частным действием. bg Переносится ли это предложение из мира, где частные действия, влияющие на других, мотивируются одним лишь альтруизмом, в мир, где это чувство сдерживается стратегическими корыстными интересами? Мы видели несколько подобных моделей в разделе 2.4, но ни один из них не предназначен для решения проблемы нейтралитета. Cigno et al. (2016) изучают три политики, одна неискажающая, а другие искажающие, в рамках модели, которую мы только что рассмотрели, когда люди вступают в брак и торгуются со своими супругами и могут или не могут быть ограничены семейной конституцией. Они обнаруживают, что первая политика — единовременная субсидия пожилым людям, оплачиваемая единовременным налогом на взрослых, — нейтрализуется частным переводом противоположного знака.

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *