Патопсихология и психопатология: Патопсихология и психопатология — определения, различия и общность

Содержание

Психопатология и патопсихология клинического феномена

Всё свидетельствует о том, что единственной реальной проблемой научной психологии сегодня становится методологическое обоснование своего предмета и выработка системы собственных универсальных концептов (теории), позволяющей систематизировать множество эмпирических фактов, полученных в опыте.

Парадоксально складывается история научного изучения психики и её нарушений. Сформировалось множество научных дисциплин: общая психология, психофизиология, нейропсихология, патопсихология, психопатология, в названии которых обозначен их предмет — психика человека. Предмет будто бы един, а наук — множество. Эти дисциплины практикуют собственные методы исследования, выработали уже собственный терминологический аппарат, теоретические конструкции так, что и взаимопонимание между специалистами, работающими на этом общем поле, стало уже невозможным. В контексте этого феномена особенно примечательны отношения психопатологии и патопсихологии в отечественной традиции.

 

Психопатология, будучи медицинской дисциплиной, исторически базируется на клиническом методе и сосредоточена на фиксации знаков заболевания, его феноменологии. В рамках общей психопатологии разрабатывались сложные систематизации разнообразных явлений психического расстройства. Суть психопатологической диагностики сводится к соотнесению совокупностей этих феноменов с конкретными нозологическими единицами, определёнными соответствующей классификацией болезней. Так картина поведения, фиксируемая у конкретного пациента, соотносится с картиной, описанной в соответствующем руководстве, например в МКБ-10. При этом конкретные наблюдаемые психические явления редуцируются и переозначиваются, сама сущность и механизмы нарушения психической деятельности остаются вне поля зрения.

Однако и патопсихологическое исследование, в этом аспекте, также не продвигает к пониманию сущности психического расстройства, хотя первоначальный замысел патопсихологии был, очевидно, в этом. Предпринятый на заре становления экспериментальной психологии функциональный метод, членящий исходную целостную систему психики на ряд несуществующих психических функций, с одной стороны, позволил упорядочить множество проявлений поведения и его расстройств (сейчас любое руководство как по психопатологии, так и по патопсихологии содержит их тщательное описание: расстройства ощущения, восприятия, внимания, мышления, памяти, личности и т.п.). С другой стороны такой аналитический подход, конечно, никак не соответствует действительной картине психического заболевания, где наблюдатель имеет дело с целостной системой, членение которой на функции может иметь лишь дидактическое значение.

Патопсихология, таким образом, подобно психопатологии, осуществляет собственное переозначивание состояния психики больного, хотя и в другие термины. Такой путь, конечно, ничуть не приближает к задачам практики (лечение, коррекция, профилактика). Несмотря на заявляемую самостоятельность и принципиальное отличие от психопатологии, патопсихология сегодня в действительности лишь переописывает картину поведения больного в другие термины, в значительной мере заимствуя из психиатрического языка. Такой путь, конечно, ничуть не приближает к задачам практики (лечение, коррекция, профилактика, реабилитация психического заболевания). Зато при этом появляется возможность «удвоения» («утроения» и т.п.) «картины» заболевания и поддержания иллюзии нового знания. Более того, подобное «умножение» ещё больше затрудняет координацию усилий специалистов разного профиля, работающих на поприще попечения душевнобольных.


Приходится констатировать, что путь подмены одной феноменологии (клинической) другой (патопсихологической) на сегодняшний день исчерпал свои познавательные возможности. Хотя на определённом этапе исторического развития такой путь был и предопределённым и эффективным. 

И если, несмотря на ограничения феноменологического подхода, предметные границы психопатологии в настоящее время поддерживаются устоявшимися практиками, сформированными в рамках естественно-научного подхода, то патопсихология с момента своего возникновения с большим трудом способна отстаивать свою самостоятельность.

Ограниченность метода переозначивания легко проиллюстрировать. Психопатология, включая в свой предмет рассмотрение пограничных психических расстройств, психопатий и акцентуаций характера, соматопсихических феноменов неизбежно скатывается в простое перечисление свойств наблюдаемого. Метод, зарекомендовавший свою эффективность при анализе и систематизации одних явлений — психозов, оказывается несостоятельным при переходе к другим феноменам. Точно так же и патопсихология, приближаясь к анализу пограничных психических расстройств, утрачивает самостоятельность и вынуждена использовать терминологический аппарат психопатологии, подменяя наблюдаемые явления клиническими «аналогиями», обозначая состояния как «депрессия», «тревога», «астения» и т.п.., что, конечно, познанием не является.


Интуитивно понятно, что множество наук о психике вещают об одном. Речь идёт о некоем целостном феномене, выделяющемся на фоне других феноменов жизни, имеющем свою собственную специфику, проявления, свойства. Но, приняв за свой предмет «психику» («душу») человека, все эти науки обречены на суверенитет. 

Душа человека научно определена быть не может, а без чёткого определения границ предмет научного исследования неизбежно рассыпается. Следствием этого становятся и те непреодолимые «дуализмы» (сома и психика, мозг и сознание, объект и субъект и т.п.), которыми страдает психология и которые без успеха прикрываются декларациями о «био-психо-социо-духовной» природе человека.

Попытки породить собственный терминологический аппарат «психологической диагностики» неизбежно приводят к созданию симулякров (Алёхин А.Н., 2009). Отсутствие в психологии собственных концептов и теорий, подобных выработанным в медицине: «организм», его функции (физиология), их нарушений (патофизиология) обесценивает и способы психологического вмешательства (терапии) — так называемой «психотерапии» в психологическом исполнении.

К сожалению, подобными прегрешениями инфицирована уже и медицинская психология, начало которой, в отличие науки о «душе», было многообещающим, и которой были достигнуты выдающиеся успехи, признанные во всём мире и до сих пор не утратившие своего значения для понимания процессов жизни. Некритичное смешение парадигм — «гуманистической» и «естественно-научной», обусловленное отнюдь не задачами науки, но исключительно житейскими обстоятельствами (разговорный жанр, конечно, экономичнее экспериментальных исследований) ведёт к тому, что и медицинская (клиническая) психология теряет уже свою целостность и прагматическую ориентацию.

Всё состояние современной психологии свидетельствует о её глубоком и перманентном кризисе, суть которого была проявлена ещё Л.С. Выготским (1982) и который теперь уже примирительно констатируют современные авторы (Василюк Ф.Е., 1996; Мазилов В.А., 2006). Вряд ли причина такого кризиса сводима лишь к сложности «объекта» познания. Кризис этот методологический, и преодоление его предполагает серьёзную методологическую работу, интерес к которой, увы, угас.

Для обозначения предмета науки психологии в отечественной традиции естествознания разрабатывалась категория «поведение», категория, которая позволяла преодолевать неизбежно присущие предмету и методу исследования «психики» дуализмы (Ярошевский М.Г., 1996). 


При таком понимании, где психика и поведение — суть одно, и поведение при этом не сводимо к «видимым» реакциям, но полагается сложноорганизованной системой функций, обеспечивающей целостность и адаптацию организма, существующие научные дисциплины предстают как частные описания различных аспектов (феноменологических, нейрофизиологических, психологических) поведения человека. 

Всё их разнообразие определяется, следовательно, лишь «точками обзора» и используемыми терминами.

При понимании поведения как сложно организованной системы открываются замечательные возможности для анализа ее структуры, функций, динамики. Неизбежное при этом определение уровней организации такой системы: нейрофизиологический, психофизиологический, психологический, социально-психологический является естественным и не нарушает исходной целостности поведения, но позволяет рассматривать его в разных аспектах, где и психомоторные, и познавательные и личностные процессы осуществляются по единым механизмам, сформулированным в теории функциональных систем (Анохин П.К., 1970). Такой подход позволяет рассматривать и психосоматические отношения в качестве векторов единого континуума поведения. Более того, такой ход мысли освобождает от непреодолимого иначе противопоставления «организм-среда», противопоставления, которое блокирует адекватное понимание сути гомеостазиса, стресса и адаптации применительно к психологическим аспектам этих процессов.

Например, с точки зрения теории поведения, нет существенной разницы в сути феноменов обсессивно-компульсивных расстройств и аддикций: в обоих случаях речь идёт о формировании нового поведенческого паттерна, циркулирующего в динамике напряжения и разрядки и не подвластного сознательному регулированию. Патопсихологические механизмы формирования специфики феноменов — предмет исследования. Однако описание и переописание феноменов, например, аддиктивного расстройства ничего не прибавляет к возможности решения задач профилактики и коррекции.


Всё свидетельствует о том, что единственной реальной проблемой научной психологии сегодня становится методологическое обоснование своего предмета и выработка системы собственных универсальных концептов (теории), позволяющей систематизировать множество эмпирических фактов, полученных в опыте. 

Идеальным решением этой проблемы можно было бы счесть разработку теории поведения человека на разных уровнях его организации: соматическом, когнитивном, личностном (психологии в её истинном значении), теории нарушений психической адаптации — психогенеза психических расстройств (патопсихологии), теории психологического воздействия (психопрофилактики, реабилитации и психотерапии). Такое строение психологической науки, подобное исторически выработанному строению теории медицины, обеспечило бы выход её из методологического тупика и приобретение ею статуса практической дисциплины.

Клинический феномен (симптом, синдром, динамика заболевания) очевидно детерминирован не только болезненным процессом (патофизиологической сущностью заболевания), но и психологическими процессами, определяющими реакции личности на болезнь, и психологическими свойствами и структурами, определяющими собственно личность больного (патопсихологическая сущность заболевания). Такой системный анализ клинического феномена позволил бы не только открыть новые возможности для научного исследования психических расстройств, но и интегрировать усилия специалистов в решении практических задач по психологической профилактике нарушений психической адаптации, диагностике психического расстройства и реабилитации психически больных.


СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

  1. Алёхин А.Н. Психологическая диагностика как производство симулякров // Научное мнение. 2011. № 1. С. 133-138.
  2. Выготский Л.С. Исторический смысл психологического кризиса. Собр. соч. В 6 т. Т. 1. М.: Педагогика, 1982. С. 386-389.
  3. Василюк Ф.Е. Методологический смысл психологического схизиса // Вопросы психологии. 1996. № 6. — С. 25-40.
  4. Мазилов В.А. Методологические проблемы психологии в начале XXI века // Психол. журн. — 2006. — № 1. — С. 23-34
  5. Ярошевский М.Г. Наука о поведении: Русский путь. М.; Воронеж: Изд-во Института практической психологии; МОДЭК, 1996. — 380 с.
  6. Анохин П.К. Теория функциональной системы // «Успехи физиол. наук.», 1970, т. 1, № 1, с. 19-54.

Психопатология и патопсихология. Две науки или одна?: rabota_psy — LiveJournal

Патопсихология — это отрасль психологической науки, относящаяся к прикладным областям знания. Признание положения, что патопсихология является психологической дисциплиной, определяет ее предмет и задачи в их специфическом отличии от предмета и задач психиатрии.

Психопатология, как и всякая отрасль медицины, направлена на выяснение причин психической болезни, на исследование симптомов и синдромов, типичных для тех или иных заболеваний, на лечение и профилактику болезни.

Патопсихология как психологическая дисциплина исходит из закономерностей развития и структуры психики в норме.

Общая теория медицины неразрывно связана с общими психологическими концепциями. И той, и другой науке присущи общие проблемы: соотношение биологического и социального в деятельности человека, связь между психикой и деятельностью мозга, психосоматические и соматопсихические корреляции, проблемы нормы и патологии, соотношения между сознанием и неосознаваемыми формами психической деятельности.

Понятие патопсихологии иногда без оснований идентифицируется с понятием психопатологии, хотя они вовсе не тождественны, несмотря на их внешнее сходство и единство образующих эти слова корней.

Предметом патопсихологии, по определению Б. Зейгарник, является изучение закономерностей распада психической деятельности и свойств личности в сопоставлении с закономерностями формирования и протекания психических процессов в норме, изучение закономерности искажения отражательной деятельности мозга.

Психопатология, т.е. общая психиатрия, занимается описанием признаков психического заболевания в динамике, в течении болезни. А. В. Снежневский видит основное отличие психопатологии от психологии в том, что первая оперирует понятиями медицинскими (этиология, патогенез, симптом, синдром) и использует общепатологические критерии (возникновение болезни, исход болезни). Патопсихология также использует эти клинические критерии, так как без постоянного соотнесения с ними она бы утратила свое практическое прикладное значение. Данные патопсихологического исследования в обязательном порядке должны соотноситься с психическим статусом больного, со стадией течения заболевания, с его динамикой.

О. П. Росин считает, что патопсихология так же, как и психопатология, изучает закономерности и стереотип развития психической болезни, но предметом ее исследования является не закономерность смены симптомов и синдромов, а определенное звено в структуре симптомообразования, т.е. то, что предшествует психопатологическим образованиям в патогенезе болезни. То есть патопсихология — это необходимое звено в общей патологии психического.

Психопатология, так же как патопсихология, является наукой, изучающей расстройства психики, но пользуются они при этом разными методами. Если патопсихология изучает психические расстройства методами психологии, то психопатология, в основном, прибегает к методу клинико-описательному. Поводом для утверждений о том, что психопатология, или психиатрия, и патопсихология являются одной и той же наукой, иногда, очевидно, служит то обстоятельство, что и патопсихология, и психопатология имеют дело с одним и тем же объектом — нарушениями психической деятельности.

И так, психопатология и патопсихология все же разные науки не смотря на единый объект изучения.

Соотношение патопсихологии и психопатологии | Студент-Сервис

По своим целям и решаемым практическим задачам патопсихология направлена на оказание конкретной практической помощи клиницистам, занимающимся проблемами нарушений психики при разнообразных психических расстройствах. Наиболее тесные связи (даже в названии) обнаруживаются у патопсихологии с одним из разделов психиатрии — психопатологией. Названия этих дисциплин состоят из одних и тех же древнегреческих корней: «pathos» — «страдание», «болезнь», «psyche» — «душа», «психика» и «logos» — «изучение». Таким образом, и патопсихология, и психопатология представляют собой отрасли, изучающие различные проявления нарушений психики.

Однако при всем внешнем сходстве, при общности «объекта» исследования (в качестве которого выступают нарушения психики), между психопатологией и патопсихологией имеются существенные различия. Эти различия заключаются в первую очередь в том, что патопсихология является одним из разделов психологии (клинической психологии), а психопатология является отраслью медицины (психиатрии).

Таким образом, в силу принадлежности к различным научным дисциплинам психопатология и патопсихология имеют каждая свой специфический предмет исследования, методы исследования и различный категориальный аппарат.

Предметом любой медицинской отрасли, как известно, является болезнь во всех ее проявлениях и связях. Предметом же психологии (а следовательно, и любой ее отрасли) является психика. В отношении психопатологии предметом изучения выступает особая категория заболеваний — психические заболевания, т. е. заболевания, при которых в первую очередь нарушаются именно психические функции (познание и регуляция поведения). Другими словами, можно сказать, что психопатология изучает причины возникновения, особенности проявления, течения, лечения и предотвращения различных психических расстройств.

Патопсихология, как и любая другая отрасль психологии, изучая психику, имеет и свою собственную специфику, так как ее предметом является не просто психика, а психика, нарушенная тем или иным психическим расстройством. Наиболее полно и точно определение предмета патопсихологии дала Б. В. Зейгарник: патопсихология как психологическая дисциплина исходит из закономерностей развития и структуры психики в норме. Она изучает закономерности распада психической деятельности и свойств личности в сопоставлении с закономерностями формирования и протекания психических процессов в норме, она изучает закономерности искажений отражательной деятельности мозга.

Патопсихология, рассматривая нарушения психики, дает квалификацию психопатологических явлений в понятиях современной психологии, используя общий для всех отраслей психологии категориальный аппарат. Патопсихолог пользуется такими понятиями, как психика, деятельность, общение, личность, познание и т. п. Психопатология, являясь наукой сугубо медицинской, оперирует главным образом клиническими понятиями, такими как этиология, патогенез, симптом, синдром и т. д.

При этом надо отметить, что эти клинические термины должны быть известны и часто используются в практике патопсихологии, что связано с ее пограничным и прикладным характером. Решение практических задач, которые стоят перед патопсихологией, немыслимо без хорошей ориентировки в клинических особенностях заболевания, а данные патопсихологического исследования обязательно должны соотноситься с психическим статусом больного, с динамикой течения заболевания.

Не нашли что искали?

Преподаватели спешат на помощь

Существенные различия между психопатологией и патопсихологией отмечаются и в области методологии и методики проведения исследований. В практике психиатрии традиционно доминирует клинико-описательный метод исследования психопатологических явлений, что связано во многом с самой природой патологии психики.

Как отмечает С. Я. Рубинштейн, эта природа такова, что установить ее удается лучше всего при расспросе и наблюдении. Причем опытный врач-психиатр в большей степени, чем представители других медицинских
специальностей, умеет контактировать с больным, обладает искусством выявлять признаки заболевания в ходе наблюдения и беседы с пациентом, расспросов родственников и персонала о его поведении.

Надо отметить, что в оценке психического состояния беседа и наблюдение до сих пор занимают основное место, тогда как соматическое состояние больного исследуется многообразными современными лабораторными и экспериментальными методами. Между тем, при анализе патологии психики методы опроса и наблюдения обязательно должны быть дополнены экспериментом, так как именно экспериментальный метод позволяет перейти от описания явления к анализу причин и механизмов симптомообразования.

Патопсихология, являясь отраслью психологии, использует весь арсенал методов, накопленных психологической наукой, и среди них эксперимент занимает ведущее место. В силу специфики предмета
и решаемых ею практических задач можно сказать, что патопсихология является экспериментальной наукой. В патопсихологии накоплен большой опыт экспериментального исследования психики больных, и этот опыт является весьма полезным для психопатологии.

Современный системный подход к исследованию психических расстройств требует их всестороннего рассмотрения, поэтому данные клинического анализа должны быть дополнены данными патопсихологического исследования. Поэтому в последнее время все четче проявляется тенденция к сближению практики исследования нарушений психики в психологии и психопатологии: клиницисты все активнее используют психологические экспериментальные методы исследования, а в патопсихологии (и клинической психологии в целом) существенная роль отводится описательному подходу.

Однако различия в предметной области обеих наук остаются неизменными. Поэтому можно сказать, что психопатолог и патопсихолог подходят к одному и тому же явлению — психическому расстройству — с различных сторон. Для клинициста любые нарушения психики интересны, потому что они являются признаками (симптомами или синдромами) тех или иных психических заболеваний, т. е. в психопатологии акцент делается именно на проявлении нарушений. Патопсихолога же интересуют психические нарушения, так как они раскрывают специфику психики, проявляющейся в особых условиях (в условиях болезни), т. е. для патопсихологии актуальным остается изучение именно психологических феноменов.

Психопатология и патопсихология, характеристика и различия.

Патопсихология — одна из самых старых и важнейших составляющих медицинской психологии, включает:

—          определение структуры нарушения познавательных процессов,

—          закономерности их распада в сравнении с нормой в понятиях современной психологии,

—           диагностика особенности личности, поведения, общения

—          адаптация к измененным условиям функционирования в связи с психическими расстройствами.

Основная цель — диагностирование изменений психики человека в сравнении с нормой.

Психопатология — сугубо медицинская наука, один из разделов психиатрии, изучающей признаки психических расстройств в динамике. В отличие от патопсихологии в основном оперирует клиническими понятиями этиология (причина возникновения), патогенез (механизм возникновения), симптом, синдром и диагноз (нозологической формы психического расстройства, ее тяжесть и течение, обоснование патогеничной терапии и т.д.) и использует общепатологические клинические критерии (возникновение и исход болезни).

Общее для них — выявление характерных признаков того или иного нарушения психической сферы (симптоматика), их закономерного сочетания, обусловленного единым патогенезом, т.е. синдромом.

Внимание!

Если вам нужна помощь в написании работы, то рекомендуем обратиться к
профессионалам. Более 70 000 авторов готовы помочь вам прямо сейчас. Бесплатные
корректировки и доработки. Узнайте стоимость своей работы.

Следовательно, патопсихология является основой диагностического процесса в психопатологии. С учетом этого медицинскому психологу необходимо иметь понятия и дифиниции (определения) методологии диагностики и клиники психических расстройств.

Патопсихология является одним из разделов психологии (клинической психологии), а психопатология является отраслью медицины (психиатрии). Таким образом, в силу принадлежности к различным научным дисциплинам психопатология и патопсихология имеют каждая свой специфический предмет исследования, методы исследования и различный категориальный аппарат.

Предметом любой медицинской отрасли, как известно, является болезнь во всех ее проявлениях и связях. Предметом же психологиии (а следовательно, и любой ее отрасли) является психика. В отношении психопатологии предметом изучения выступает особая категория заболеваний — психические заболевания, т. е. заболевания, при которых в первую очередь нарушаются именно психические функции (познание и регуляция поведения). Другими словами, можно сказать, что психопатология изучает причины возникновения, особенности проявления, течения, лечения и предотвращения различных психических расстройств /19/.

Существенные различия между психопатологией и патопсихологией отмечаются и в области методологии и методики проведения исследований. В практике психиатрии традиционно доминирует клинико-описательный метод исследования психопатологических явлений, что связано во многом с самой природой патологии психики. Как отмечает С. Я. Рубинштейн /18/, эта природа такова, что установить ее удается лучше всего при расспросе и наблюдении. Причем опытный врач-психиатр в большей степени, чем представители других медицинских специальностей, умеет контактировать с больным, обладает искусством выявлять признаки заболевания в ходе наблюдения и беседы с пациентом, расспросов родственников и персонала о его поведении. Надо отметить, что в оценке психического состояния беседа и наблюдение до сих пор занимают основное место, тогда как соматическое состояние больного исследуется многообразными современными лабораторными и экспериментальными методами. Между тем, при анализе патологии психики методы опроса и наблюдения обязательно должны быть дополнены экспериментом, так как именно экспериментальный метод позволяет перейти от описания явления к анализу причин и механизмов симптомообразования.

Патопсихология, являясь отраслью психологии, использует весь арсенал методов, накопленных психологической наукой, и среди них эксперимент занимает ведущее место. В силу специфики предмета и решаемых ею практических задач, можно сказать, что патопсихология является экспериментальной наукой. В патопсихологии накоплен большой опыт экспериментального исследования психики больных, и этот опыт является весьма полезным для психопатологии.

Современный системный подход к исследованию психических расстройств требует их всестороннего рассмотрения, поэтому данные клинического анализа должны быть дополнены данными патопсихологического исследования. Поэтому в последнее время все четче проявляется тенденция к сближению практики исследования нарушений психики в психологии и психопатологии: клиницисты все активнее используют психологические экспериментальные методы исследования, а в патопсихологии (и клинической психологии в целом) существенная роль отводится описательному подходу.

Однако различия в предметной области обеих наук остаются неизменными. Поэтому можно сказать, что психопатолог и патопсихолог подходят к одному и тому же явлению — психическому расстройству — с различных сторон. Для клинициста любые нарушения психики интересны, потому что они являются признаками (симптомами или синдромами) тех или иных психических заболеваний, т. е. в психопатологии акцент делается именно на проявлении нарушений. Патопсихолога же интересуют психические нарушения, так как они раскрывают специфику психики, проявляющейся в особых условиях (в условиях болезни), т. е. для патопсихологии актуальным остается изучение именно психологических феноменов.

Поможем написать любую работу на аналогичную
тему

Получить выполненную работу или консультацию специалиста по вашему
учебному проекту

Узнать стоимость

Патопсихология: предмет, цели и задачи, место в структуре современного научного знания


Патопсихология — область клинической психологии, которая возникла на стыке психологии и психиатрии.

Термин «патопсихология» – ввел Бехтерев, 1903.

Патопсихология – наука о законах нарушений (изменений) психических процессов и свойств психической деятельности.

В отличие от: Психиатрия – изучение и помощь лицам с психическими болезнями.

Психопатология — часть медицины, посвященная описанию и изучению симптомов и синдромов при отдельных психических болезнях.

Патопсихология — психопатология: изучает объект: один, человек с психическими заболеваниями .

Метод психопатологии. Психологический – эксперимент, психиатрический – наблюдение.

Предмет психопатологии. Психопатология – характеристики проявлений, продуктов, результатов психического

нарушения; психология – закономерности нарушения психики, приводящие к этим

результатам.

Патопсихология занимается вопросами нарушений психики человека, расстройствами адекватного восприятия мира из-за поражений центральной нервной системы. Патопсихология изучает закономерности распада психических процессов при разных расстройствах (болезнях), а также факторы, способствующие созданию эффективных коррекционных методов лечения.

Задачи патопсихологии:

-анализ структуры психических расстройств,

-установление степени снижения психических функций,

-дифференциальная диагностика,

-изучение особенностей личности и исследование эффективности терапевтических воздействий.

Существует различие между патопсихологией, или рассмотрение психической сферы человека с точки зрения методов психологии, и психопатологией, рассматривающей психику человека с точки зрения нозологии и психиатрии.

Клиническая психопатология исследует, выявляет, описывает и систематизирует проявления нарушенных психических функций,

Патопсихология же вскрывает психологическими методами характер протекания и особенности структуры психических процессов, приводящих к наблюдаемым в клинике расстройствам.

Основателями российской патопсихологии считаются Б. В. Зейгарник и С. Я. Рубинштейн.

Патопсихология является отраслью психологической науки. Ее данные имеют теоретическое и практическое значение для психологии и психиатрии. В этом смысле ее можно причислить к прикладным областям знания.

В настоящее время в науке происходит чрезвычайно интенсивный процесс формирования междисциплинарных и прикладных областей. Существуют такие области, как биохимия, биофизика, химическая радиология и т.п. Этот процесс отпочкования от “материнской” науки, свидетельствующий о ее зрелости, коснулся и психологии: существует инженерная, детская, педагогическая, социальная психология, нейропсихология, патопсихология и т.п. Процесс отпочкования прикладных областей знаний обусловлен многими причинами, прежде всего научно- техническим прогрессом. В психологии к этим общим причинам добавляется еще одна — роль человеческого фактора. Стало очевидным, что многие, даже частные, проблемы педагогики, медицины и даже техники нельзя разрешить без учета человеческого фактора.

Патопсихология | Понятия и категории

ПАТОПСИХОЛОГИЯ  (греч. pathos — страдание и психология) — раздел медицинской психологии, изучающий закономерности распада психической деятельности и свойств личности при болезни. Анализ патологических изменений осуществляют на основе сопоставления с характером формирования и протекания психических процессов, состояний и свойств личности в норме. В этом состоит основное отличие патопсихологии, интерпретирующей данные исследования в категориях психологической теории, от психопатологии — области психиатрии, изучающей патологию психики на основе общеклинических категорий (возникновение и исход болезни как клинически закономерная смена симптомов и синдромов). Если психопатологические исследования обнаруживают, описывают и систематизируют проявления нарушенных психических процессов, то патопсихология вскрывает характер протекания и особенности структуры психических процессов, приводящих к наблюдаемым симптомам.

Патопсихология изучает психические расстройства в первую очередь экспериментально-психологическими методами. Прикладное значение ее в медицинской практике проявляется в использовании полученных в эксперименте данных: 1) для дифференциальной диагностики расстройств психики; 2) для установления меры выраженности психического дефекта в интересах экспертизы — судебной, трудовой, военной и др.; 3) для оценки эффективности проводимого лечения по характеристикам динамики психического состояния больных; 4) для анализа возможностей личности больного с точки зрения ее сохранных сторон и перспектив компенсации утраченных свойств в целях выбора психотерапевтических мероприятий и проведения психической реабилитации.

Значение патопсихологических исследований заключается в возможности более глубокого познания закономерностей функционирования и развития нормальной психики, изучения категорий психической нормы, психического здоровья, а также факторов, активизирующих или тормозящих развитие личности в процессе ее онтогенеза и социогенеза.

Патопсихология относится к наиболее интенсивно и плодотворно развиваемым областям медицинской психологии. Основы отечественной патопсихологии заложены в трудах А. Р. Лурии, Б. В. Зейгарника и др.

Шапарь В.Б. Новейший психологический словарь / В.Б. Шапарь, В.Е. Рассоха, О.В. Шапарь; под. общ. ред.  В.Б. Шапаря. – Изд. 4-е – Роснов н/Д. Феникс, 2009, с. 367-368.

38.Патопсихология — ее предмет, задачи и место в структуре клинической психологии » Шпоры для студентов

Патопсихология – ее предмет, задачи и место в структуре клинической психологии.

Патопсихология — раздел медицинской психологии – науки, возникшей на стыке медицины и психологии. Медицинская психология относится к междисциплинарной, пограничной области исследований. Она исходит из психологических теорий и разработанных на их основе психологических методов. Основными проблемами, сходными с медицинскими, являются соотношение биологического и социального в деятельности человека, связь между психикой и деятельностью мозга, психосоматические и соматопсихические корреляции, проблемы нормы и патологии, соотношения между сознанием и неосознаваемыми формами психической деятельности.

Б. В.Зейгарник: патопсихология исследует структуру нарушений психической деятельности, закономерности ее распада в их сопоставлении с нормой, при этом она дает классификацию психопатологических явлений в понятиях современной психологии. Патопсихология использует клинические критерии, так как без постоянного соотнесения с ними она бы утратила свое практическое значение. Данные патопсихологического исследования должны соотносится с психическим статусом больного, со стадией течения заболевания, с его динамикой. О. П.Росин: патопсихология изучает закономерности и стереотип развития психической болезни, предмет исследования: то, что предшествует психопатологическим образованиям в патогенезе болезни.

Психопатология так же, как патопсихология, является наукой, изучающей расстройства психики, но пользуются они разными методами (психологическими и клиническими, соответственно). Однако, изучая одни и тез же проявления психической патологии, например разорванность мышления, патопсихологи исследуют их психологическую структуру, а психопатологи дают клиническое описание этих признаков, прослеживают особенности их возникновения и связь с другими наблюдаемыми в клинике расстройствами мышления.

Основатель патопсихологии Б. В.Зейгарник (ученица К. Левина). Ею разработаны теоретические основы патопсихологии, описаны расстройства психических процессов, сформулированы принципы работы патопсихолога. Последователи: Поляков, С. Я.Рубинштейн, Соколова, Тхостов, Братусь.

Патопсихология явл-ся психологической дисциплиной, это определяет ее предмет и отграничивает его от предмета психиатрии. Патопсихология как психологическая дисциплина исходит из закономерностей развития и структуры психики в норме. Практические задачи, стоящие перед патопсихологическим исследованием: анализ структуры дефекта, установление степени психических нарушений больного, его интеллектуального снижения. Особенно большое значение приобретают данные экспериментальной патопсихологии при решении вопросов психиатрической экспертизы (трудовой, судебной, военной). В последнее время на первый план выступает направленность на психокоррекцию. Делается попытках обоснования психологических рекомендаций для психокоррекции. Особое место занимает использование патопсихологического эксперимента в психиатрической клинике детского возраста. Встает специфический для детской психиатрической клиники вопрос о прогнозе обучаемости и связанный с ним вопрос об отборе детей в специальные школы.

В качестве важнейшей характеристики современной патопсихологии выступает ее направленность на восстановление измененной психической деятельности, направленность на возвращение больному чку его социального статуса, профилактика возможности подобной утраты у взрослых и детей.

Патопсихология

Психопатология

Входит в раздел ψ-ких наук, ψ-ие м-ды (наблюдение, эксперимент, беседа, диагностика). Клин. понятия + ψ-ие понятия. Патоψ классифицирует ψопатологические явл-ия в понятиях психологии. Явл-ия нарушения исследуют ψ-ую стр-ру этого нарушения (неск. закономер. распада психики, стр-ру, сопоставл. С нормой). Внимание на стр-ре симптомообразования – то, сто предшествует ψопатологическому явл-ию, образованию. (Стереотипы развития болезни). Объект – расстройства ψ.

Наука медицинская, раздел общей психиатрии; использует м-ды клинико описательные (беседа, наблюдение). Оперирует клин. понятиями («этиология», «симптом», «синдром»). Описывает психические заболевания (признаки заболевания – явл-ия, клин. описания признаков болезни, он их описывает в течении болезни). Объект – расстройства ψ. (!) Понятийный аппарат особенно близок.

В патопсихологии получили развитие представления о патопсихологических синдромах нарушений познавательной, мотивационно-волевой, личностной сферы при психических заболеваниях. Центральное место занимает поиск общего звена нарушений ВПФ, лежащего в основе развития отдельных симптомов при реализации таких функций (# синдромообразующий радикал при шизофрении – нарушение мотивации, следствие – характерные для этого заболевания изменения мышления, восприятия, памяти). Патопсихологический синдром играет существенную роль в качестве звена в нозологической и функциональной диагностике.

Патопсихология явл-ся психологической наукой, поэтому ее проблематику, перспективы и достижения нельзя рассматривать в отрыве от развития и состояния общей психологии. Хотя патопсихология получила большое применение в психиатрической клинике, в настоящее время ее методические приемы используются не только в психиатрии. Учет сдвигов в психическом состоянии больного, изменения его работоспособности, личностных особенностей становятся необходимыми в терапевтических, хирургических клиниках и других областях медицины.

границ | От редакции: Новые перспективы в психопатологии

Каковы позиции исследований в области психопатологии?

С одной стороны, текущие психиатрические классификации не соответствуют потребностям клиницистов (например, многие психопатологические синдромы не попадают ни в одну из существующих классификационных категорий) (1).

С другой стороны, текущие классификации еще больше терпят неудачу в отношении исследований, а именно трансляционных исследований. Для решения этой последней проблемы были предложены новые классификации, стремящиеся к смене парадигмы (Rdoc) (2), но они также подвергаются критике, поскольку подразумевают размытие клинической реальности симптома, определяющего психическое заболевание, до понятия, сосредоточенного на нескольких нейробиологических исследованиях. корреляты некоторых умственных действий (3).Новые идеи утверждают, что может возникнуть необходимость в сосуществовании различных классификаций, некоторые из которых больше используются в исследованиях, а другие больше подходят для клинической практики и принятия решений (3).

Методология поиска нейробиологических коррелятов психопатологических проявлений также остается неудовлетворительной. Существует эпистемологическая пропасть между клинической психопатологической и нейробиологической оценкой, и корреляции между этими двумя реальностями установить трудно (4–6).

Кроме того, еще многое предстоит узнать о каузальных моделях в психопатологии. Действительно, роль биологических факторов в развитии психических расстройств, а также роль факторов окружающей среды (а именно жизненных событий) и не только индивидуальный вклад каждого фактора, его интегративная многозадачная модель, еще предстоит установить (4). ). Современные причинные модели неадекватно объясняют психопатологические проявления и неудовлетворительны для использования в исследованиях. Принимая во внимание тот факт, что найти окончательную модель может быть трудно или даже невозможно, новые предложения, которые становятся все более уместными и полезными для клинической и исследовательской реальности, являются неотложными.

В этой теме исследования предпринята попытка собрать воедино несколько статей, отражающих новые идеи, которые появились в исследованиях в области психопатологии.

В рамках этой темы исследования у нас было 28 статей, 15 оригинальных исследовательских статей, пять обзорных статей, семь перспективных статей, одна гипотеза и теоретическая статья.

Мы резюмируем этот вклад ниже.

Что касается оригинального исследования, в статье, озаглавленной «Доказательства ERP для дефицита ингибирующего контроля у лиц, испытывающих тревожный тест», было набрано 46 участников, которые были разделены на HTA (N = 26) и низкий уровень тревожности при тестировании (LTA; i.е. здоровый контроль; N = 20) группа. Были получены самоотчеты (Тестовая шкала тревожности, Опросник состояния-черты тревожности для отрицательных эмоций). Эмоциональная задача Струпа (ES) и числовая задача Струпа (NS), вызывающие различные типы помех, использовались для оценки эмоциональных и когнитивных аспектов способности контролировать внимание (поведенческие данные). Авторы пришли к выводу, что люди с высоким уровнем тревожности при тестировании имеют обширный тормозной дефицит как для эмоциональных, так и для когнитивных аспектов; однако влияние нарушений больше на эмоциональные аспекты, чем на когнитивные (Zhang et al.).

В статье «Ранняя травма и когнитивные функции пациентов с шизофренией» авторы стремились исследовать предполагаемую корреляцию между ранней травмой и когнитивными функциями, а также между психотическими симптомами и когнитивными функциями у пациентов с шизофренией. Количественная оценка проводилась с участием 20 человек с диагнозом шизофрения в соответствии с критериями 5-го издания Диагностического и статистического руководства (DSM-5). Клинические [шкала положительных и отрицательных синдромов (PANSS) и самоотчет по ранней инвентаризации травм — краткая форма (ETISR-SF)] и когнитивные измерения [тест Beta III, тест на концентрированное внимание (CA), тест цветовых следов (CTT), и визуальная память лица (VFM)].Авторы обнаружили, что существует связь между ранним переживанием травмы и когнитивными нарушениями, такими как зрительная память, а также связь между негативными симптомами и областями внимания (Carrilho et al.).

В статье «Нарушения ассоциативной памяти связаны с функциональными изменениями в сети памяти у пациентов с шизофренией и их здоровых родственников первой степени: исследование фМРТ» авторы использовали задачу ассоциативной памяти для проверки гипотезы о том, что пациенты с СЗ и первой степени родственники изменили функциональные паттерны по сравнению со здоровым контролем.Они обнаружили, что результаты родственников первой степени родства указывают на несколько иной функциональный паттерн в мозговых сетях по сравнению с контрольной группой без значительных различий в поведенческой задаче (Oertel et al.).

В статье «Взаимосвязь между депрессией и подтипами стресса в раннем возрасте у взрослых психиатрических пациентов» изучалась взаимосвязь между депрессией и подтипами стресса в раннем возрасте среди 81 психиатрического пациента, проходящего лечение в стационарном отделении дневного стационара университетской больницы общего профиля.Было продемонстрировано, что эмоциональное насилие является значительным фактором риска, вовлеченным в патогенез депрессии (Martins-Monteverde et al.).

В статье «Снижение когерентности ЭЭГ 40 Гц в фазах быстрого сна и кетаминовой модели психоза» сделан вывод о том, что функциональные взаимодействия между кортикальными областями в диапазоне гамма-частот снижаются в обеих экспериментальных моделях психоза (Castro-Zaballa et al.).

В разделе «Активность измененного гамма-диапазона как потенциальный биомаркер рецидива большого депрессивного расстройства» 33 здоровых участника контрольной группы и 18 участников с большим депрессивным расстройством выполнили задачу по идентификации лексических эмоций во время электроэнцефалографии вместе с оценкой когнитивной реактивности после отрицательного индукция настроения.Авторы пришли к выводу, что у основной депрессивной группы были значительно более высокие показатели когнитивной реактивности, чем у контрольной группы, и что мощность поздних ответов гамма-диапазона на положительные слова была значительно выше в этой группе (Ямамото и др.).

В статье «Симптомы гипомании при психиатрических расстройствах: скрининг с использованием контрольного списка гипомании 32 при поступлении в амбулаторную психиатрическую клинику» авторы проверили психометрические свойства европейской португальской адаптации HCL-32, установив ее факторную структуру. надежность и обоснованность конструкции.Был сделан вывод, что HCL-32 можно использовать в качестве инструмента для скрининга расстройств биполярного спектра среди взрослых пациентов, поступающих в амбулаторные психиатрические клинические учреждения (Camacho et al.).

В разделе «Влияние расстройств пищевого поведения на бдительность и принятие решений в сообществе. Пример лечения Наивный дефицит внимания / синдром гиперактивности» 90 студентов колледжа разбиты на три группы [синдром дефицита внимания / гиперактивности (СДВГ) + расстройство пищевого поведения (ED) , ADHD only и Controls] были проанализированы с использованием полуструктурированных интервью для ADHD (K-SADS), задачи по азартным играм в Айове, теста непрерывной производительности Коннера, цифрового и визуального диапазона, а также оценочных шкал для тревожности (STAI), депрессии ( BDI), импульсивность (BIS-11) и переедание (BES).Было обнаружено, что наличие ED при нормальном весе в выборке сообщества людей с СДВГ связано с более высоким индексом массы тела и худшим когнитивным функционированием (Назар и др.).

В разделе «Микроструктурные изменения белого вещества и эпизодические нарушения памяти при биполярном расстройстве с поздним началом» были выполнены визуализация тензора диффузии (DTI) и объемные измерения у пациентов с ранним началом биполярного расстройства (EOD) ( n = 16), позднее -начальное биполярное расстройство (LOD) ( n = 14) и здоровая контрольная группа ( n = 32).Авторы продемонстрировали, что LOD был связан с более обширными микроструктурными изменениями WM и худшими характеристиками эпизодической памяти, чем EOD (биполярное расстройство с поздним началом) (Alves et al.).

В «Критерии валидности обсессивно-компульсивной шкалы Йеля-Брауна, второе издание для диагностики обсессивно-компульсивного расстройства у взрослых» авторы намеревались проверить факторную структуру и валидность критериев Y-BOCS-II. Для этого Y-BOCS-II и другие психометрические инструменты, такие как подшкала ОКР структурированного клинического интервью для DSM-IV, были введены 187 участникам (52 пациента с ОКР, 18 с другими расстройствами настроения и тревожными расстройствами и 117 здоровых предметы).Был сделан вывод, что эта шкала имеет отличные психометрические свойства для оценки тяжести обсессивно-компульсивных симптомов, отражающих обсессивно-компульсивные параметры, совместимые с определенными в настоящее время субшкалами (Castro-Rodrigues et al.).

В разделе «Разъединение — нарушенная точность интероцепции и ее связь с самовосприятием и тонусом сердечного блуждающего нерва у пациентов с диссоциативным расстройством» 18 пациентов, страдающих диссоциативными расстройствами, и 18 здоровых людей из контрольной группы были оценены с помощью парадигмы отслеживания психических расстройств от Schandry для обнаружения сердцебиения при на исходном уровне и после конфронтации, выставляя их перед собственными лицами в зеркале.Также оценивали тонус блуждающего нерва. Авторы пришли к выводу, что в группе пациентов более высокий тонус сердечного блуждающего нерва был связан с более точным обнаружением сердечных сокращений, а также что пациенты с диссоциативным расстройством показали значительный дефицит интероцептивной точности. Следовательно, они утверждают, что терапевтические подходы, повышающие точность интероцепции и тонус блуждающего нерва сердца, могут считаться важными и практичными шагами для улучшения результатов терапии этой группы пациентов (Schäflein et al.).

В разделе «Влияние перечисления релевантных слов на самофокусированное внимание и повторяющиеся негативные мысли» 146 студентов бакалавриата выполнили оценку состояния тревожности, задание на подсчет SRW, анкету на повторяющееся мышление, краткую шкалу страха отрицательной оценки, и Анкета размышлений-размышлений до и после представления ситуации социальной неудачи.

Был сделан вывод о значительном положительном влиянии самоактуальности отрицательных НИР на повторяющееся отрицательное мышление.

Авторы утверждают, что подсчет SRW может позволить выборочное и независимое определение степени саморефлексии и самоанализа (Муринака и Сасаки).

В разделе «Симптомы психологического дистресса, связанные с жизненными событиями у пациентов с биполярным расстройством: кросс-секционное исследование», 79 пациентов с биполярным расстройством (группа депрессии, n = 32; мания, n = 22; эутимия, n = 25) оценивались с помощью пересмотренной шкалы воздействия события (IES-R), рейтинговой шкалы депрессии Гамильтона (HDRS) и рейтинговой шкалы мании Юнга (YMRS).Было обнаружено, что оценки HDRS, но не YMRS, показали значительную корреляцию с оценками IES-R (группа депрессии, r = 0,42; мания, r = 0,64; эутимия, r = 0,70). Авторы приходят к выводу, что депрессивные симптомы могут быть тесно связаны с симптомами психологического дистресса, связанными со стрессовыми событиями в прошлом у пациентов с биполярным расстройством (Sato et al.).

В статье «Эффективная связность переднего островка при депрессии в измененном состоянии покоя» авторы попытались найти различия в эффективном соединении между восемью областями правого полушария головного мозга: передний островок, нижняя лобная извилина, средняя лобная извилина (MFG), лобное поле глаза. , передняя поясная извилина коры, верхняя теменная доля, миндалина и гиппокамп, между группой здоровых контролей ( N = 20) и лечившихся депрессивными пациентами ( N = 20).

Авторы обнаружили, что у пациентов была значительно снижена сила связи от передней островковой доли к MFG (то есть дорсолатеральной префронтальной коры), а также что была значительная связь между миндалевидным телом и передней островковой частью. Эти результаты подтверждают и обогащают предыдущие данные о роли правого переднего островка в патофизиологии депрессии (Kandilarova et al.).

В разделе «Пересмотр методов оценки психопатологии: о трансляционной перекрестной проверке шкалы клинической самооценки и фМРТ» 18 взрослых субъектов с депрессивным эпизодом в контексте большого депрессивного расстройства (12 субъектов) или биполярного аффективного расстройства (6 субъектов) и 18 здоровых людей из контрольной группы были изучены посредством клинической самооценки (с использованием шкалы депрессии Церсена), и им одновременно проводилась фМРТ.Авторы подтвердили возможность трансляционной перекрестной проверки клинического психологического теста (шкала депрессии фон Церссена) и фМРТ (Стоянов и др.).

Что касается обзорных статей, то в статье «Исследование психического состояния и его процедуры — обзор описательной психопатологии в Бразилии» были проведены поиски, интервью и описательные обзоры для поиска систематических способов проведения исследования психического состояния. Утверждается, что, возможно, произошел переход от подробных описательных результатов к множеству наблюдаемых патологических элементов, описанных с помощью контрольного списка психических функций, который наблюдался с течением времени, и что улучшение практики MSE может зависеть от восстановления психопатологических споров и семиологических рассуждений. (Роча Нето и др.).

В книге «Формальные расстройства мышления — исторические корни» авторы намеревались рассмотреть исторические корни формальных расстройств мышления с XIX (вместе с Эскиролем) века до наших дней. История этой категории психопатологических симптомов тщательно изучается (включая вклады Esquirol, Kraeplin, Kleist, Bleuler, Kretschemer, Carl Schneider, Goldstein, Cameron, Hamilton, Fish и Nancy Andreasen) (Jerónimo et al.).

В разделе «Социальное познание при шизофрении и расстройствах аутистического спектра: систематический обзор и метаанализ прямых сравнений» был проведен систематический обзор литературы по Pubmed, Web of Science и Scopus, включая такие ключевые слова, как «социальное познание», « теория разума »,« аутизм »,« синдром Аспергера »,« психоз »и« шизофрения.”Данные были отобраны и извлечены в соответствии с рекомендациями PRISMA. Был сделан вывод, что сочетание поведенческих задач с нейрофизиологическими оценками может лучше охарактеризовать различия в социальном познании между обоими расстройствами (Fernandes et al.).

В «Обработке эмоций при функциональном неврологическом расстройстве» авторы намеревались рассмотреть доказательства связи между функциональным неврологическим расстройством и эмоциями, сформулированные Брейером и Фрейдом в их концепции истерического обращения.Они пришли к выводу, что при функциональном неврологическом расстройстве имелись некоторые доказательства аномального телесного осознания. Согласно их исследованиям, авторы предполагают, что функциональные неврологические симптомы представляют собой формы эмоциональных реакций, сформированных в симптомы в результате предыдущего опыта болезни и, возможно, подкрепленных реальным социальным контекстом (Sojka et al.).

В статье «Культура и психопатология: новые перспективы исследований, практики и клинической подготовки в глобализированном мире» автор обсуждает роль культуры в понимании и лечении психопатологии в отношении неизбежной связи между психопатологией и культурой.Также рассматриваются новые взгляды на концептуализацию психопатологии и определение культуры, а также на то, как они переплетаются в значениях культуры в исследованиях и клинической подготовке в психопатологии (Молейро).

Что касается перспективных статей в «Взгляд за пределы болезней и расстройств: комплексы симптомов как проявления психических составляющих», автор задается вопросом, являются ли психические симптомокомплексы проявлениями составляющих разума или функциями, которые делают возможными человеческий опыт и разум.С этой целью вновь обращаются к нескольким авторам, таким как Карл Шнайдер и Краеплин. Авторы также ожидают, что мировые исследования в этой области могут включать эту точку зрения (Дакер).

В «От аффективной науки к психиатрическому расстройству: онтология как семантический мост», где авторы предлагают и обсуждают онтологическую основу для явного отражения сложных взаимосвязей между аффективными сущностями и психическими расстройствами, чтобы облегчить отображение и интеграцию между аффективной наукой. и психиатрическая диагностика.Они утверждают, что эта структура актуальна для нескольких целей, таких как прояснение психиатрических диагностических категорий, клинических информационных систем, а также интеграция и перевод результатов исследований по дисциплинам (Ларсен и Гастингс).

В «Новые перспективы феноменологической психопатологии: ее использование в психиатрическом лечении» предлагаются две современные модели клинической практики, основанные на феноменологической психопатологии: диалектико-пропорциональный ориентированный подход и личностно-ориентированный диалектический подход.Первый способствует наблюдению за сложностями, присущими каждому типу патологического переживания, например, шизофрению можно понять не только из ее основных элементов заблуждения, но и из диалектических отношений между потерей конституции реальности и ее сохранением. Последний поддерживает раскрытие пациентом его личного опыта и помогает ему определить ключевой смысл в его переживаниях, вокруг которого его рассказ может стать значимым (Messas et al.).

В статье «Психическое заболевание и эпидемиология репрезентаций», где утверждается, что можно поддерживать идею надиндивидуального измерения психического здоровья, избегая при этом очевидных ловушек, связанных с категориальной диагностикой общества как страдания. от психического заболевания. Автор защищает расширенное понятие психического нездоровья, которое выходит за рамки количественного понимания психического здоровья как совокупности отдельных больных психических состояний, зафиксированных в статистике, и которое можно рассматривать как динамическое, возникающее свойство, возникающее в результате взаимодействия отдельных мозгов. / умы в социальном пространстве (Кеснер).

В статье «Психопатологический взгляд Блейлера на бред при шизофрении: к новым инструментам в психотерапевтическом лечении» он призван осветить психопатологический вклад Блейлера в аффективную и значимую причинность бреда при шизофрении. Роль бреда в психопатологии шизофрении была исследована в тесной связи с фундаментальными симптомами Блейлера (алогия, аутизм, амбивалентность и притупление аффекта), преследование, грандиозность и сексуальные бредовые идеи при шизофрении также были объяснены с привлечением концепций Блейлера и описаны в соответствии с напряжением между логикой и аффектами, а также внутренним конфликтом, шизоидными чертами и аутоэротизмом как ключевыми психопатологическими путями (Arantes-Gonçalves et al.).

В «Перспективе возможной связи между психопатологией шизофрении / шизоаффективного спектра и неконъюгированным билирубином: исследование продольного протокола» аргументируется возможность связи между высокими уровнями неконъюгированного билирубина (UCB) в плазме и шизофренией. Для изучения этой связи был предложен протокол исследования. Это будет наблюдательное лонгитюдное исследование с двумя оценками в течение 1 года, чтобы добиться лучшей корреляции между переменными в ходе развития расстройства пациента и соответствующего лечения (Маркес и Арантес-Гонсалвес).

В разделе «Психическое расстройство — необходимость точного определения» был проведен обзор факторов, обосновавших появление первого формального определения психического расстройства, на котором основывались все его более поздние версии. Авторы предлагают учитывать критерии дистресса и инвалидности в любых настоящих и будущих определениях психического расстройства (Telles-Correia et al.).

Что касается гипотезы и теории в статье «Взаимодействие генов и окружающей среды при нарушениях развития: где мы находимся и что дальше?», Авторы исследуют необходимость выхода за рамки простого изучения статистических взаимодействий между генами и окружающей средой и мотивации. для исследования специфической генетической предрасположенности и условий окружающей среды, которые вызывают нарушения развития.

Предполагается, что дальнейший анализ генетических и экологических компонентов необходим для полного понимания уникального вклада каждого фактора в этиологию нарушений развития (Esposito et al.).

Выводы

В этой теме исследования мы попытались привлечь новые вклады, которые включают различные типы исследований, которые мы считаем важными в психопатологии: обзор исследований, концептуальный анализ и оригинальные исследования.

Психопатология, как мы ее знаем сегодня, возникла в результате длительного процесса концептуального анализа (адаптированного к социальной, культурной и научной реальности того времени) психиатров XIX и XX веков (7).

В последнее время эмпирические исследования в области клинической психиатрии и психологии, а также трансляционной нейробиологии появились в большом количестве, но с использованием классических психопатологических парадигм, которым не хватает обновлений или адекватности. Скудность результатов этих исследований подтолкнула к возрождению более широкого способа исследования психопатологии, который всегда должен включать в себя тщательный анализ концепций и наиболее подходящую эпистемологию для использования.

В этой теме исследования мы достигли поставленных целей, объединив несколько обзорных и перспективных статей, в которых критически анализируются различные модели, используемые в психопатологии, и предлагаются новые способы исследований в этой области.Были также включены несколько оригинальных исследований, некоторые из которых также бросают вызов классическим психопатологическим концепциям.

Вклад авторов

DT внесла свой вклад в концепцию и дизайн статьи. DT и EC участвовали в редактировании, чтении и утверждении представленной версии рукописи.

Конфликт интересов

Авторы заявляют, что исследование проводилось в отсутствие каких-либо коммерческих или финансовых отношений, которые могли бы быть истолкованы как потенциальный конфликт интересов.

Ссылки

2. Стоянов Д., Теллес-Коррейа Д., Катберт Б.Н. Критерии области исследования (RDoC) и исторические корни психопатологии: точка зрения. Eur Psychiatry (2019) 57: 58–60. doi: 10.1016 / j.eurpsy.2018.11.007

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

5. Castanheira L, Ferreira MF, Sebastião AM, Telles-Correia D. Оценка тревожности в доклинических и клинических испытаниях: критический обзор. Curr Top Med Chem (2018) 18 (19): 1656–76.doi: 10.2174 / 1568026618666181115102518

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

6. Феррейра MF, Castanheira L, Sebastião AM, Telles-Correia D. Оценка депрессии в клинических испытаниях и доклинических испытаниях: критический обзор. Curr Top Med Chem (2018) 18 (19): 1677–703. doi: 10.2174 / 1568026618666181115095920

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

7. Теллес-Коррейя Д., Сампайо Д. (2016). Редакция: Исторические корни психопатологии. Фронт. Psychol. doi: 10.3389 / fpsyg.2016.00905

CrossRef Полный текст | Google Scholar

журналов по психопатологии | Insight Medical Publishing

Импакт-фактор журнала: 1,2 *
Индекс Коперника Значение: 87,25

Acta Psychopathologica — это рецензируемый журнал с открытым доступом, который вносит значительный вклад в основные области психологии. Этот журнал помогает психотерапевтам, которые сталкиваются со сложностями и противоречиями наряду с передовыми аспектами психопатологических дисфункций и психиатрической диагностики.

Acta Psychopathologica специализируется на темах, связанных с психопатологией депрессии, психопатологией взрослых, детской психопатологией, психологией гипноза, криминальной психопатологией, клинической психопатологией, психопатологией развития, психопатологией биполярного расстройства, пироманией, психогенным тремором, парано-психическим расстройством личности, нейропсихиатрической дисфункцией личности, психопатологией акушерства. , Психопатологическое расстройство, Психопатология нервной анорексии.

Целью этого журнала является публикация высококачественных статей по смежным аспектам психологии и психопатологии, которые могут улучшить результаты для людей, страдающих психическими расстройствами, и, кроме того, смягчить проблемы, связанные с психологией во всем мире.

Отправьте новую рукопись по адресу: www.imedpub.com/submissions/acta-psychopathologica.html

Отправьте в виде приложения к электронному письму в редакцию по адресу [электронная почта]

Психопатологические дисфункции

Этот термин включает в себя неадаптивное поведение, которое ухудшает способность человека выполнять обычные повседневные функции. Такое неадаптивное поведение мешает человеку вести нормальный здоровый образ жизни.

Дисфункциональное поведение не всегда вызвано расстройством, оно может быть добровольным.Эти дисфункции включают депрессию, деменцию, психоз, нарушения сна, возникающие из-за болезни Паркинсона и Хантингтона, синдрома Туретта, а также множественную системную атрофию, прогрессирующий надъядерный паралич, кортикобазальную дегенерацию.

Связанные журналы психопатологических дисфункций

Acta Psychopathologica, Аномальная и поведенческая психология, Международный журнал психического здоровья и психиатрии, Международный журнал кардиологии, Журнал психопатологии и оценки поведения, Журнал половой и семейной терапии, Журнал клинической психофармакологии, Журнал психиатрии и права, Американский журнал Умственная отсталость.

Психиатрическая диагностика

Диагностическое и статистическое руководство по психическим расстройствам (DSM) — официальное руководство по диагностике психических расстройств. Он служит справочником для ряда специалистов в области здоровья и психического здоровья.

Некоторые примеры DSM: • Большое депрессивное расстройство • Биполярные расстройства • Дистимия • Шизофрения • Пограничное расстройство личности • Нервная булимия • Фобии • Пиромания.

Связанные журналы психиатрической диагностики
Неврология и клинические исследования, Международный журнал нейрореабилитации, Acta Psychopathologica, Журнал психического здоровья, Журнал молекулярной психиатрии, Журнал медицинской этики, Журнал психологии в Африке, Журнал консалтинговой и клинической психологии, Журнал прикладной психологии, Журнал клинической психиатрии, Журнал общественного психического здоровья.

Психопатология депрессии

Большое депрессивное расстройство — это расстройство настроения, определяемое симптомами потери мотивации, пониженного настроения, недостатка энергии и мыслей о самоубийстве. Биполярные расстройства — это расстройства настроения, характеризующиеся депрессивными и маниакальными эпизодами различной продолжительности и степени.

Симптомы включают:

Усталость или потеря энергии

Чувство никчемности или вины

Нарушение концентрации внимания, нерешительность

Беспокойство или чувство заторможенности

Связанные журналы психопатологии депрессии
Неврологические расстройства, Клиническая депрессия, Acta Psychopathologica, Депрессия и тревога, Журнал экспериментальной психопатологии, Журнал аффективных расстройств, Журнал аномальной и социальной психологии, Журнал расстройств настроения, Международный журнал психоанализа Журнал Американской академии детской и подростковой психиатрии.

Психология гипноза

Гипноз — это терапевтическая техника, при которой врачи делают рекомендации людям, прошедшим процедуру, призванную расслабить их и сосредоточить внимание.

Хотя это спорно, но большинство клиницистов теперь согласны с тем, что это может быть мощная и эффективная терапевтическая методика для широкого спектра состояний, включая боль, тревогу и расстройства настроения. Гипноз также может помочь людям изменить свои привычки, например бросить курить.Гипноз обычно выполняется с помощью терапевта с использованием словесного повторения и мысленных образов.

Связанные журналы психологии гипноза

Американский журнал клинического гипноза, Acta Psychopathologica, Международный журнал клинического и экспериментального гипноза, гипноза и экспериментальной психологии, Европейский журнал клинического гипноза, журналы психологии гипноза, современного гипноза и комплексной терапии.

Психопатология взрослых

Психопатология взрослых специализируется на психопатологии и поведенческих, когнитивных и эмоциональных расстройствах у взрослых.Изучаются поведенческие, когнитивные, социально-эмоциональные, нейробиологические, поведенческие и молекулярно-генетические подходы, а также нейровизуализационные подходы.

Связанный журнал психопатологии взрослых

Международный журнал школьной и когнитивной психологии, клинической и экспериментальной нейроиммунологии, Американский журнал психиатрии, Британский журнал психиатрии, Журнал детской психологии и психиатрии, Международный журнал зависимостей, Журнал расстройств личности, Журнал детской психологии и психиатрии и союзные дисциплины.

Детская психопатология

Детская психопатология — это проявление психологических расстройств у детей и подростков. Оппозиционно-вызывающее расстройство, синдром дефицита внимания с гиперактивностью и всеобъемлющее расстройство развития являются примерами детской психопатологии. Детская психология направлена ​​на то, чтобы помочь родителям, учителям и опекунам создать среду, благоприятную для эмоционального, познавательного и социального развития детей.

Связанные журналы детской психопатологии
Психологические отклонения у детей, Детская неврология и медицина, Acta Psychopathologica, Детское и подростковое поведение, синдром Дауна и хромосомные аномалии, Журнал экспериментальной детской психологии, Журнал клинической детской и подростковой психологии и Психиатрия, Журналы о детских аномалиях, Журнал детской психологии и психиатрии и смежных дисциплин, Международное общество исследований детской и подростковой психопатологии.

Криминальная психопатология

Криминальная психология, также называемая криминологической психологией, — это изучение воли, мыслей, намерений и реакций преступников, всего, что участвует в преступном поведении. Это относится к области криминальной антропологии.

Связанные журналы криминальной психологии
Социология и криминология — открытый доступ, журнал психиатрии, журнал криминальной психологии, журнал полиции и криминальной психологии, журнал поведения, здоровья и социальных проблем, личности и индивидуальных различий, прикладной психологии в уголовном Правосудие, Американское общество криминологии.

Клиническая психопатология

Клиническая психология — это психологическая специальность, обеспечивающая непрерывную и всестороннюю помощь в области психического и поведенческого здоровья отдельным лицам и семьям. Клинические психологи должны ставить функциональный диагноз в отношении интеллектуального уровня, когнитивных, эмоциональных, социальных, поведенческих функций, психических и психологических расстройств.

В целом клиническая психология пытается оценивать и лечить различные психические заболевания, психиатрические проблемы и ненормальное поведение.Он применяет психологические принципы к оценке, предотвращению и реабилитации психологического стресса, инвалидности, дисфункционального поведения и других.

Связанные журналы клинической психопатологии
JBR Journal of Clinical Diagnosis and Research, Clinical & Medical, Clinical Trials, Clinical Pediatrics: Open Access, Journal of Clinical Psychopathology, Journal of Psychopathology, Journal of Clinical and Experimental Psychopathology, Integrative Psychological and Behavioral Science, Журнал фундаментальной и клинической патофизиологии, Журнал социальной и клинической психологии, предрасположенности к психозам и клинической психопатологии, Журнал клинической детской и подростковой психологии, Средиземноморский журнал клинической психологии.

Психопатологическое расстройство

Термин «психологическое расстройство» иногда используется для обозначения того, что более часто известно как психические расстройства или психические расстройства. Психические расстройства — это модели поведенческих или психологических симптомов, которые влияют на несколько сфер жизни.

Следующий список включает некоторые из основных категорий расстройств, описанных в Руководстве по диагностике и статистике психических расстройств (DSM):

Расстройства нервного развития, расстройства личности, расстройства сна и бодрствования, соматические симптомы и связанные с ними расстройства, расстройства, связанные с употреблением психоактивных веществ и аддиктивные расстройства, травмы и расстройства, связанные со стрессом, тревожные расстройства, биполярные и связанные с ними расстройства, деструктивные, импульсные и кондуктивные расстройства Расстройства, нарушения питания и приема пищи, нейрокогнитивные расстройства.

Связанные журналы психопатологического расстройства

Acta Psychopathologica, Международный журнал психического здоровья и психиатрии, Журнал психопатологии и оценки поведения, Журнал психологических отклонений, Журнал психопатологии, Американский журнал психиатрии, Журнал поведенческой терапии и экспериментальной психиатрии, Журнал расстройств личности, Журнал Нервные и психические заболевания.

Психопатология развития

Психопатология развития — это подход или область исследования, разработанная для лучшего понимания сложностей человеческого развития.Его основная цель состоит в том, чтобы обозначить различные пути, по которым люди развивают психологические трудности (агрессия, депрессия, употребление психоактивных веществ) и нормальное или оптимальное психологическое здоровье (самооценка, успехи в учебе, нравственное развитие). Психопатология развития — это исследование развития психологических расстройств, таких как психопатия, аутизм, шизофрения и депрессия.

Связанные журналы психопатологии развития
Уход за пациентами, злоупотребление наркотиками, неврологические расстройства, расстройства мозга и терапия, журнал прикладной психологии развития, Британский журнал психологии развития, журнал развития и психопатологии, психология развития, Европейский журнал психологии развития.

Психопатология биполярного расстройства

Биполярное расстройство, также называемое маниакально-депрессивным заболеванием, представляет собой аффективное расстройство, характеризующееся чередованием периодов мании и депрессии. Настроение человека может быть чрезвычайно раздражительным и импульсивным во время маниакальной фазы и чрезвычайно грустным и вялым во время депрессивной фазы.

Связанные журналы психопатологии биполярного расстройства
Биполярное расстройство: открытый доступ, травматические стрессовые расстройства и лечение, Acta Psychopathologica, расстройства сна и терапия, Международный журнал биполярных расстройств, Журнал аффективных расстройств, Архив общей психиатрии, Американский журнал Академия детской и подростковой психиатрии, журнал психопатологии и оценки поведения, журнал психиатрии и неврологии.

Психопатология нервной анорексии

Нервная анорексия — это потенциально опасное для жизни расстройство пищевого поведения, характеризующееся неспособностью поддерживать минимально нормальный вес, разрушительным страхом набора веса, безжалостными диетическими привычками, препятствующими увеличению веса, и нарушением способа изменения веса и формы тела. воспринимается.

Нервную анорексию можно разделить на 2 подтипа:

-Ограничение, при котором строгое ограничение приема пищи является основным средством потери веса.

— Тип переедания / очищения, при котором есть периоды приема пищи, которые компенсируются самоиндуцированной рвотой, злоупотреблением слабительными или мочегонными средствами и / или чрезмерными упражнениями.

Пациенты с нервной анорексией часто проявляют такие черты, как стремление к совершенству и учебе, отсутствие соответствующей возрасту сексуальной активности и отрицание голода перед лицом голода. Психиатрические характеристики включают чрезмерную зависимость, незрелость в развитии, социальную изоляцию, обсессивно-компульсивное поведение и ограничение аффекта.

Связанные журналы психопатологии нервной анорексии

Acta Psychopathologica, Журнал ожирения и расстройств пищевого поведения, Журнал Американской академии детской и подростковой психиатрии, Международный журнал расстройств пищевого поведения, Журнал Американской академии детской и подростковой психиатрии, Американский журнал клинического питания.

Пиромания

Пиромания проявляется очарованием, любопытством или влечением к намеренному поджиганию вещей.Это может произойти из-за бредового мышления, нарушения суждений из-за других психических расстройств или просто как агрессивное поведение для выражения гнева.

Симптомы могут включать:

Быть очень напряженным или возбужденным перед поджогом.

Влечение к огню и предметам, людям или ситуациям, связанным с огнем.

Не заботиться об утрате имущества, травмах или даже смерти в результате пожаров.

Связанные журналы Pyromania
Клиническая и экспериментальная нейроиммунология, Психическое здоровье в семейной медицине, Acta Psychopathologica, Психическое расстройство и лечение, Pyromania Journals, Pyromania — Британский журнал криминологии, журнал судебных наук, журнал психологической медицины и психической патологии , Журнал детской и подростковой психофармакологии, Журнал Американской академии психоанализа.

Психогенный тремор

Психогенный тремор, также называемый истерическим тремором, может возникать в покое, во время постурального или кинетического движения.

Характеристики этого вида тремора могут различаться, но обычно включают внезапное начало и ремиссию, повышенную частоту возникновения стресса, изменение направления тремора и / или пораженных частей тела, а также значительное снижение или исчезновение треморной активности, когда пациент отвлекается. Многие пациенты с психогенным тремором страдают конверсионным расстройством.

Связанные журналы психогенного тремора
Неврология и неврология, неврологические расстройства, клиническая и экспериментальная нейроиммунология, Acta Psychopathologica, неврологические журналы, Психогенный тремор и асоматогнозия, Канадский журнал неврологических наук, журнал неврологических наук, журнал электромиологии Журнал нейронной передачи.

Умственная отсталость

Интеллектуальная инвалидность (ID), также называемая расстройством интеллектуального развития (IDD) или общей неспособностью к обучению и ранее известная как умственная отсталость (MR), является генерализованным расстройством психического развития, характеризующимся значительным нарушением интеллектуального и адаптивного функционирования.

Умственная отсталость имеет ограничения в двух областях:

Интеллектуальное функционирование — также известное как IQ, это относится к способности человека учиться, рассуждать, принимать решения и решать проблемы.

Адаптивное поведение — это навыки, необходимые для повседневной жизни, такие как способность эффективно общаться, взаимодействовать с другими и заботиться о себе.

Родственные журналы интеллектуальной инвалидности
Психическое здоровье в семейной медицине, Международный журнал экстренного психического здоровья и устойчивости человека, деменции и психического здоровья, Международный журнал психического здоровья и психиатрии, Acta Psychopathologica, Журнал исследований интеллектуальной инвалидности, Журнал интеллектуальных и нарушение развития, Американский журнал по интеллектуальным нарушениям и нарушениям развития, Журнал интеллектуальных нарушений и оскорбительного поведения, Журнал прикладных исследований в области интеллектуальных нарушений, Европейский журнал интеллектуальных нарушений, Австралазийское общество интеллектуальных нарушений.

Шизофрения

Шизофрения характеризуется измененным восприятием реальности, включая бредовые мысли, галлюцинации и неорганизованную речь и поведение.

Шизофрения — серьезное заболевание, которое влияет на то, как человек думает, чувствует и действует. Человеку, страдающему шизофренией, может быть трудно отличить реальное от воображаемого; может не отвечать или отозван; и могут испытывать трудности с выражением нормальных эмоций в социальных ситуациях.

Связанные журналы по шизофрении
Нейроинфекционные заболевания, Международный журнал нейрореабилитации, Acta Psychopathologica, Неврологические расстройства, Исследования шизофрении, Журнал исследований шизофрении, Исследования и лечение шизофрении, Журнал клинических исследований шизофрении и шизофрении, журнал исследований по шизофрении и шизофрении в Корее .

Биопсихология

Поведенческая нейробиология, также известная как биологическая психология, биопсихология или психобиология, представляет собой приложение принципов биологии к изучению физиологических, генетических и связанных с развитием механизмов поведения людей и животных.

Биопсихология — это раздел психологии, который анализирует, как мозг и нейротрансмиттеры влияют на наше поведение, мысли и чувства.

Связанные журналы биопсихологии
Исследования и обзоры: Исследовательский журнал биологии, заболеваний мозга и терапии, клеточной биологии: исследования и терапия, биология новорожденных, журналы психологии, Международный журнал индийской психологии, Международный журнал психологических исследований, Международный журнал психологии и консультирования, журнал психологии, испанский журнал психологии, журнал Индийской академии прикладной психологии, южноафриканский журнал психологии, журнал управленческой психологии, журнал открытой психологии.

Психомоторная отсталость

Это не заболевание, а симптом некоторых психических расстройств, психических расстройств, болезней и других общих причин. Это также известно как психомоторное нарушение.

Симптомы Включает:

Время от времени снижение способности заботиться о себе.

Трудности в том, чтобы встать с постели по утрам, принять душ.

Физически двигательные нарушения, например, внезапно стало трудно жить с легкими предметами, сложно подняться в гору.

Связанные журналы психомоторной отсталости
Архивы медицины, семейной медицины и медицинских исследований, Acta Psychopathologica, Международный журнал физической медицины и реабилитации, Журнал поведенческой медицины, Журнал медицины и здравоохранения, Журнал истории неврологии , Американский журнал генетики человека, Американский журнал офтальмологии.

Нейропсихиатрия

Раздел медицины, изучающий психические расстройства, связанные с заболеваниями нервной системы.

Нейропсихиатрия — это комплексное исследование психиатрических и неврологических расстройств. Он включает в себя следующие состояния: пристрастия, детство и развитие, расстройства пищевого поведения, дегенеративные заболевания, расстройства настроения, невротические расстройства, психозы, нарушения сна.

Связанные журналы нейропсихиатрии
Детская неврология и медицина, Нейропсихиатрия, Acta Psychopathologica, Неврология и клинические исследования, Журнал нейропсихиатрии и клинической нейробиологии, Журнал клинической нейропсихиатрии — Журнал оценки неврологии и лечения, Журнал неврологической психиатрии Журнал нейропсихиатрических заболеваний, журнал неврологии, нейрохирургии и психиатрии, неврологии и нейропсихиатрии, журнал Austin Journal of Neuropsychiatry and Cognitive Science, Международный журнал детской нейропсихиатрии.

Параноидальное расстройство личности

Параноидальное расстройство личности (PPD) — психическое расстройство, характеризующееся паранойей и повсеместной, давней подозрительностью и общим недоверием к другим. Человек с параноидальным расстройством личности почти всегда верит, что мотивы других людей являются подозрительными или даже злонамеренными.

Люди с этим расстройством:
Неумолимы и злопамятны.
Гиперчувствителен, плохо воспринимает критику.
Прочтите скрытый смысл в невинных замечаниях или небрежных взглядах других.

Связанные журналы параноидального расстройства личности
Психология и психотерапия, Прикладная и реабилитационная психология: открытый доступ, Acta Psychopathologica, Клиническая психология и психотерапия, Журнал психиатрических исследований, Международный журнал судебной психиатрии, Журнал консалтинговой и клинической психологии, Журнал травматического стресса, Международный журнал права и психиатрии, Европейский журнал психиатрии.

Акафизия

Нейролептики, особенно антипсихотики первого поколения, могут вызывать акатизию.

Двигательное расстройство, характеризующееся чувством внутреннего беспокойства и непреодолимой потребностью в постоянном движении, а также такими действиями, как раскачивание в положении стоя или сидя, поднятие ступней, как будто марширует на месте, и скрещивание и расхождение ног. сидя.

Связанные журналы акатизии
Неврология и нейрофизиология, позвоночник и нейрохирургия, Журнал неврологии, нейрохирургии и психиатрии, Журнал неврологических наук, Международный журнал нейропсихофармакологии, Международный журнал рисков и безопасности в медицине, Журнал психиатрической и психиатрической помощи .

Расстройство множественной личности

Диссоциативное расстройство идентичности (DID), также известное как расстройство множественной личности (MPD), представляет собой психическое расстройство диссоциативного спектра, характеризующееся как минимум двумя различными и относительно устойчивыми идентичностями или диссоциированными состояниями личности, которые поочередно контролируют поведение человека и сопровождаются нарушением памяти на важную информацию, не объяснимым обычной забывчивостью.

Связанные журналы множественного расстройства личности
Исследования и обзоры: журнал медицинских наук, психотерапии и психологических расстройств, Acta Psychopathologica, сестринский уход и уход за пациентами, Международный журнал семейной психиатрии, Американский журнал психотерапии, Журнал аномальных и социальных Психология, Американский журнал психотерапии, Журнал Американской ассоциации психиатрических медсестер, Американский журнал клинического гипноза, Журнал медицины и философии.

(PDF) Психопатология развития и диагностическое и статистическое руководство по психическим расстройствам

Beauch c02.tex V1 — 30.08.2012 23:14 Page 107

Психопатология развития и руководство по психическим расстройствам 107

Якобсон, К. М., Мюленкамп, Дж. Дж., Миллер, А. Л., и Тернер, Э. Б. (2008). Психиатрические

нарушения среди подростков, участвующих в различных типах умышленных членовредительства.

Журнал клинической детской и подростковой психологии, 37, 363–375.

Дженсен П. С., Кнапп П. и Мразек Д. А. (2006). На пути к новой диагностической системе

детской психопатологии: выход за рамки DSM. Нью-Йорк, Нью-Йорк: Guilford Press.

Кац, М. М., Секунда, С. К., Хиршфельд, Р. М. А., и Козлоу, С. Х. (1979).

NIMH — Совместная программа отделения клинических исследований по психобиологии

депрессии. Архив общей психиатрии, 36, 765–771.

Кенделл Р. Э. (1989). Клиническая достоверность. Психологическая медицина, 19, 45–55.

Кендлер, К.С., Муньос, Р.А., и Мерфи, Г. (2009). Развитие критериев Feighner

: историческая перспектива. Американский журнал психиатрии, 167, 134–142.

Килинг, К., Килинг, Р., Роде, Л. А., Фрик, П. Дж., Моффит, Т., Нигг, Дж., … Кастелланос,

Ф. Х. (2010). Возраст начала СДВГ. Американский журнал психиатрии, 167, 14–16.

Кляйн Д. Н. и Рисо Л. П. (1993). Психиатрические расстройства: проблемы границ

и

коморбидности.В К. Г. Костелло (ред.), Основные вопросы психопатологии (стр. 19–66).

Нью-Йорк, Нью-Йорк: Guilford Press.

Kraemer, H.C., Kupfer, D.J., Narrow, W.E., Clarke, D.E., & Regier, D.A.

(2010). Переход к DSM-5: полевые испытания. Американский журнал психиатрии, 167,

1158–1160.

Крюгер, Р. Ф., Итон, Н. Р., Кларк, Л. А., Уотсон, Д., Маркон, К. Э., Деррингер,

,

Дж., … Ливсли, В. Дж. (2011). Получение эмпирической структуры личностной патологии для DSM-5.Журнал расстройств личности, 25, 170–191.

Крюгер, Р. Ф., Хикс, Б. М., Патрик, К. Дж., Карлсон, С. Р., Яконо, В. Г., и МакГу,

М. (2002). Этиологические связи между зависимостью от психоактивных веществ, антисоциальным поведением и личностью: моделирование спектра экстернализации. Journal of Abnormal

Psychology, 111, 411–424

Крюгер, Р. Ф., Уотсон, Д., и Барлоу, Д. Х. (2005). К

таксономии психопатологии, основанной на измерениях [Специальный раздел].Журнал аномальной психологии,

114, 491–569.

Купфер, Д. Дж., Ферст, М. Б., и Регье, Д. А. (2002). Программа исследований для DSM-V.

Вашингтон, округ Колумбия: Американская психиатрическая ассоциация.

Лэндис, Дж. Р., и Кох, Г. Г. (1977). Измерение согласия наблюдателя для

категориальных данных. Биометрия, 33, 159–174.

Лаурин, М. (2010). Субъективная природа категорий Линнея и ее влияние

на эволюционную биологию и исследования биоразнообразия.Вклад в зоологию, 79,

131–146.

ЛеБо, Р. Т., Гленн, Д., Ляо, Б., Витчен, Х.-У., Бисдо-Баум, К., Оллендик, Т.,

,

и Краск, М. Г. (2010). Специфическая фобия: обзор специфической фобии DSM-IV и предварительные рекомендации

для DSM-V. Депрессия и тревога, 27, 148–167.

Leckman, J. F., Denys, D., Simpson, H. B., Mataix-Cols, D., Hollander, E., Saxena,

,

S., … Stein, D. J. (2010). Обсессивно-компульсивное расстройство: обзор диагностических критериев

и возможных подтипов и размерных характеристик для DSM-V.Депрессия

и тревога, 27, 507–527.

Лекман, Дж. Ф., Вайсман, М. М., Мерикангас, К. Р., Паулс, Д. Л., и Прусофф, Б.

A. (1983). Паническое расстройство и большая депрессия: повышенный риск депрессии,

алкоголизма, паники и фобических расстройств в семьях депрессивных пробандов с

паническим расстройством. Архивы общей психиатрии, 40, 1055–1060.

Патофизиология психозов

Наличие психоза может быть связано с другими проблемами психического здоровья, но это состояние также вызвано злоупотреблением наркотиками, алкоголизмом и некоторыми болезненными состояниями.Это говорит о том, что у людей, страдающих этими состояниями, есть несколько патологических механизмов в головном мозге.

Одной из наиболее частых черт психоза являются галлюцинации, которые могут включать видение, слух, обоняние или вкус чего-то, чего на самом деле нет. Еще одна общая черта — бредовые мысли или вера во что-то, что не является реальным или правдивым. Бред может иметь форму параноидального бреда или мании величия.

Первые исследования, проведенные с целью понять патологию мозга при психозах, относятся к 1935 году и включали анализ структур мозга людей с психозами с использованием рентгеновских снимков.

Теперь устаревшая процедура, называемая пневмоэнцефалографией, при которой жидкости из мозга откачивались и заменялись воздухом, использовалась для изучения рентгеновских снимков мозга. Известно, что мозг является средоточием эмоций, ощущений и, например, чувства голода, жажды и боли, а также является центром управления восприятием и суждением.

Вся информация, которая поступает в мозг через органы чувств, обрабатывается мозгом для формирования связных мыслей, которые помогают человеку вести себя и реагировать логично и связно.Однако у людей, страдающих психозом, сенсорные центры мозга могут вызывать спонтанные реакции без каких-либо раздражителей, которые затем могут привести к галлюцинациям.

Основная проблема психозов — это не галлюцинации или бред, а неспособность отличить их от реальности. Сканирование мозга с использованием ПЭТ (позитронно-эмиссионной томографии) или фМРТ (функционального магнитного резонанса) у людей со слуховыми галлюцинациями показывает, что затронуты части мозга, которые обрабатывают речь и слух.

Исследования также показали, что передатчики в головном мозге, называемые нейротрансмиттерами (например, серотонин и дофамин), могут играть роль в психозах, депрессиях и других формах психических заболеваний. Некоторые исследования показывают, что активация рецептора 5-HT2A может привести к галлюцинациям. Кроме того, препараты, блокирующие D2-рецепторы дофамина, могут уменьшить последствия психоза.

Дополнительная литература

Книг по медицине и наукам о здоровье @ Amazon.com

Обычный учебник для студентов старших курсов, разработанный для первых курсов психопатологии развития

Психопатология развития обеспечивает всестороннее введение в развивающуюся научную дисциплину, которая фокусируется на взаимодействии между биологическими, психологическими, поведенческими и социальными контекстными аспектами типичное и нетипичное человеческое развитие.Этот хорошо сбалансированный учебник, предназначенный для продвинутых студентов и аспирантов, ранее не знакомых с этим предметом, объединяет клиническую практику и научные знания, чтобы помочь студентам понять, как и почему проблемы психического здоровья возникают на протяжении всей жизни.

Разделенный на четыре части, текст сначала предоставляет студентам важную справочную информацию о традиционных подходах к психопатологии, психопатологии развития (DP), нормальном развитии и небезопасной привязанности.В следующем разделе рассматриваются синдром дефицита внимания / гиперактивности (СДВГ), расстройство аутистического спектра (РАС) и другие проблемы, возникающие в детстве. Часть III охватывает проблемы, возникающие в подростковом и юношеском возрасте, такие как депрессия, самоубийства, расстройства пищевого поведения и шизофрения. Текст завершается обсуждением специальных тем, таких как связь между патопсихологическими проблемами и разводом, разлукой и потерей. Каждая глава включает наглядную демонстрацию подхода DP, клинический случай, дополнительные материалы для чтения и вопросы для обсуждения. Психопатология развития:

  • Представляет последовательную организацию материала, который иллюстрирует принцип DP, предусматривающий пересечение нескольких уровней анализа
  • Охватывает общие психопатологические проблемы, включая антисоциальное поведение, расстройства, связанные с употреблением психоактивных веществ, страх и тревогу, а также возникающие расстройства личности
  • Включает интегративные модели DP, основанные на последних исследованиях психопатологических расстройств
  • Предоставляет преподавателям последовательную педагогическую основу для обучения студентов старших классов, впервые сталкивающихся с данной дисциплиной

Психопатология развития — идеальный учебник для продвинутых студентов или студентов. аспирантура по детской психопатологии, аномальной детской психологии, клинической психологии и семейной динамике и психопатологии.

Обычный учебник для студентов старших курсов, разработанный для первых курсов психопатологии развития

Психопатология развития обеспечивает всестороннее введение в развивающуюся научную дисциплину, которая фокусируется на взаимодействии между биологическими, психологическими, поведенческими и социальными контекстными аспектами типичное и нетипичное человеческое развитие. Этот хорошо сбалансированный учебник, предназначенный для продвинутых студентов и аспирантов, ранее не знакомых с этим предметом, объединяет клиническую практику и научные знания, чтобы помочь студентам понять, как и почему проблемы психического здоровья возникают на протяжении всей жизни.

Разделенный на четыре части, текст сначала предоставляет студентам важную справочную информацию о традиционных подходах к психопатологии, психопатологии развития (DP), нормальном развитии и небезопасной привязанности. В следующем разделе рассматриваются синдром дефицита внимания / гиперактивности (СДВГ), расстройство аутистического спектра (РАС) и другие проблемы, возникающие в детстве. Часть III охватывает проблемы, возникающие в подростковом и юношеском возрасте, такие как депрессия, самоубийства, расстройства пищевого поведения и шизофрения.Текст завершается обсуждением специальных тем, таких как связь между патопсихологическими проблемами и разводом, разлукой и потерей. Каждая глава включает наглядную демонстрацию подхода DP, клинический случай, дополнительные материалы для чтения и вопросы для обсуждения. Психопатология развития:

  • Представляет последовательную организацию материала, который иллюстрирует принцип DP, предусматривающий пересечение нескольких уровней анализа
  • Охватывает общие психопатологические проблемы, включая антисоциальное поведение, расстройства, связанные с употреблением психоактивных веществ, страх и тревогу, а также возникающие расстройства личности
  • Включает интегративные модели DP, основанные на последних исследованиях психопатологических расстройств
  • Предоставляет преподавателям последовательную педагогическую основу для обучения студентов старших классов, впервые сталкивающихся с данной дисциплиной

Психопатология развития — идеальный учебник для продвинутых студентов или студентов. аспирантура по детской психопатологии, аномальной детской психологии, клинической психологии и семейной динамике и психопатологии.

Об авторе

Аманда Вента, доктор философии , доцент кафедры психологии Хьюстонского университета, штат Техас, США. Основные исследовательские интересы доктора Венты — это развитие психопатологии у молодежи и защитный эффект безопасности привязанности.

Карла Шарп, доктор философии , профессор психологии и директор лаборатории психопатологии развития Хьюстонского университета, штат Техас, США, где она также возглавляет клинику по профилактике и лечению диагнозов подростков (ADAPT).

Джек М. Флетчер, доктор философии — заслуженный профессор Хью Роя и Лилли Кранц Каллен, заместитель вице-президента по управлению исследованиями и доцент кафедры психологии Хьюстонского университета, штат Техас, США.

Питер Фонаги, доктор философии, — руководитель отдела психологии и языковых наук Университетского колледжа Лондона; Исполнительный директор Национального центра детей и семьи Анны Фрейд, Лондон; Консультант программы «Ребенок и семья» факультета психиатрии и поведенческих наук Меннингера Медицинского колледжа Бейлора; и является приглашенным профессором медицинских школ Йельского университета и Гарварда.

Компьютерная нозология и прецизионная психиатрия

  • Borsboom, D., & Cramer, A.O. (2013). Сетевой анализ: интегративный подход к структуре психопатологии. Ежегодный обзор клинической психологии , 9, 91–121.

  • Брендель Р. В. и Стерн Т. А. (2005). Психотические симптомы у пожилых людей. Помощник по первичной медико-санитарной помощи в журнале клинической психиатрии , 7, 238–241.

  • Бреннан, М.Д. (2014). Фармакогенетика нейролептиков второго поколения. Фармакогеномика , 15 (6), 869–884.

  • Карр Дж. (1981). Приложения теории центрального многообразия . Берлин, Германия: Springer.

  • Чекроуд, А. М., & Кристал, Дж. Х. (2015). Персонализированная фармакотерапия: временное решение для лечения антидепрессантами?
    BMJ , 350, h3502.

  • Daunizeau, J., Дэвид О. и Стефан К. Э. (2011). Динамическое причинно-следственное моделирование: критический обзор биофизических и статистических основ. NeuroImage , 58, 312–322.

  • Дэвис, М. Дж. (2006). Низкоразмерные многообразия в уравнениях реакция-диффузия: 1. Фундаментальные аспекты. Журнал физической химии A , 110, 5235–5256.

  • де Бур, Р. Дж., И Перельсон, А. С. (1991). Размер и связность как новые свойства развивающейся иммунной сети. Журнал теоретической биологии , 149, 381–424.

  • Франк, Т. Д. (2004). Нелинейные уравнения Фоккера-Планка: основы и приложения (ряды Спрингера в синергетике) . Берлин, Германия: Springer.

  • Фрейер, Ф., Робертс, Дж. А., Риттер, П., & Брейкспир, М. (2012). Каноническая модель мультистабильности и масштабной инвариантности биологических систем. PLoS Computational Biology , 8, e1002634.

  • Фристон, К. Дж. (2016). Вычислительная нозология и прецизионная психиатрия: доказательство концепции. В рекламе.
    Редиш и Дж. А.
    Gordon (Eds.), Вычислительная психиатрия: новые взгляды на психические заболевания (стр. 201–222). Кембридж, Массачусетс: MIT Press.

  • Фристон, К. Дж., Харрисон, Л., и Пенни, В. (2003). Динамическое причинно-следственное моделирование. NeuroImage , 19, 1273–1302.

  • Фристон, К.J., Litvak, V., Oswal, A., Razi, A., Stephan, K.E., van Wijk, B.C., et al. (2016). Редукция байесовской модели и эмпирический байесовский метод для групповых (DCM) исследований. NeuroImage , 128, 413–431.

  • Фристон, К. и Пенни, В. (2011). Выбор апостериорной байесовской модели. NeuroImage , 56, 2089–2099.

  • Фристон К., Стефан К., Ли Б. и Даунизо Дж. (2010). Обобщенная фильтрация. Математические проблемы инженерии , 2010, 621670.

  • Фристон К. Дж., Трухильо-Баррето Н. и Даунизо Дж. (2008). DEM: вариационная трактовка динамических систем. NeuroImage , 41, 849–885.

  • Гарридо, М. И., Килнер, Дж. М., Кибель, С. Дж., И Фристон, К. Дж. (2009). Динамическое причинно-следственное моделирование реакции на отклонения частоты. Журнал нейрофизиологии , 101, 2620–2631.

  • Хакен, Х. (1983). Синергетика: Введение. Неравновесный фазовый переход и самоорганизация в физике, химии и биологии . Берлин, Германия: Springer.

  • Холлис, К., Моррис, Р., Мартин, Дж., Амани, С., Коттон, Р., Денис, М., и Льюис, С. (2015). Технологические инновации в области психического здоровья на основе цифровой революции. Британский журнал психиатрии , 206, 263–265.

  • Hrdlicka, M., & Dudova, I. (2015). Атипичные нейролептики в лечении шизофрении с ранним началом. Психоневрологические заболевания и лечение , 11, 907–913.

  • Касс, Р. Э., и Стеффи, Д. (1989). Приближенный байесовский вывод в условно независимых иерархических моделях (параметрические эмпирические байесовские модели). Журнал Американской статистической ассоциации , 407, 717–726.

  • Кауфман Дж., Гелернтер Дж., Худзяк Дж. Дж., Тырка А. Р. и Коплан Дж. Д. (2015). Проект критериев исследовательской области (RDoC) и исследования риска и устойчивости детей, подвергшихся жестокому обращению. Журнал Американской академии детской и подростковой психиатрии , 54, 617–625.

  • Кей, С. (1990). Оценка положительно-отрицательных симптомов при шизофрении: психометрические вопросы и сравнение шкал. Psychiatric Quarterly , 61, 163–178.

  • Кей С. Р., Фисбейн А. и Оплер Л. А. (1987). Шкала позитивных и негативных синдромов (PANSS) для шизофрении. Бюллетень по шизофрении , 13, 261–276.

  • Кендлер, К.С., и Карковски-Шуман, Л. (1997). Стрессовые жизненные события и генетическая предрасположенность к большой депрессии: генетический контроль воздействия окружающей среды? Психологическая медицина , 27, 539–547.

  • Кристал, Дж. Х., и Стейт, М. У. (2014). Психиатрические расстройства: от диагноза до терапии. Ячейка , 157, 201–214.

  • Лейтон, М., и Везина, П. (2014). Взлеты и падения дофамина в уязвимости к зависимостям: модель развития нервной системы. Тенденции фармакологических наук , 35, 268–276.

  • Лоренц, Э. Н. (1963). Детерминированный непериодический поток. Журнал атмосферных наук , 20, 130–141.

  • Маккей, Д. Дж. (1995). Алгоритм минимизации свободной энергии для декодирования и криптоанализа. Электронная почта , 31, 445–447.

  • Мартинес Б. и Валстар М. Ф. (2016). Регрессия на основе L2,1 и накопление прогнозов по видам для надежного обнаружения лицевых ориентиров. Image and Vision Computing , 47, 36–44.

  • Misiak, B., Frydecka, D., Zawadzki, M., Krefft, M., & Kiejna, A. (2014). Уточнение и интеграция патофизиологии шизофрении — Актуальность концепции аллостатической нагрузки. Обзоры неврологии и биоповеденческих исследований , 45, 183–201.

  • Монтегю, П. Р., Долан, Р. Дж., Фристон, К. Дж., И Даян, П. (2012). Вычислительная психиатрия. Тенденции в когнитивных науках , 16, 72–80.

  • Моран, Р. Дж., Симмондс, М., Стефан, К. Э., Фристон, К. Дж., И Долан, Р. Дж. (2011). Анализ in vivo синаптической функции, опосредующей познание человека. Current Biology , 21, 13201325.

  • МердокДж. (2003). Нормальные формы и развертки для локальных динамических систем . Берлин, Германия: Springer.

  • Muzerelle, A., Scotto-Lomassese, S., Бернар, Дж. Ф., Сойса-Рейли, М., и Гаспар, П. (2014). Условное антероградное отслеживание выявляет четкое нацеливание отдельных групп серотониновых клеток (B5 – B9) на передний мозг и ствол мозга. Структура и функции мозга , 221, 535–561. DOI: 10.1007 / s00429-014-0924-4.

  • Оглодек, Э., Шота, А., Джаст, М., Мос, Д., и Арашкевич, А. (2014). Роль нейроэндокринной и иммунной систем в патогенезе депрессии. Фармакологические отчеты , 66, 776–781.

  • Пэйнтер, С. (2016). Включение передачи в причинные модели инфекционных заболеваний для лучшего понимания эффекта и воздействия факторов риска. Американский журнал эпидемиологии , 183, 574–582.

  • Пелед А. (2009). Нейронаучная психиатрическая диагностика. Медицинские гипотезы , 73, 220–229.

  • Петторрузо, М., Де Рисио, Л., Ди Никола, М., Мартинотти, Г., Конте, Г., и Джанири, Л. (2014). Аллостаз как концептуальная основа, связывающая биполярное расстройство и зависимость. Границы в психиатрии , 5, 173.

  • Польша, Д. (1993). Кооперативный катализ и химический хаос, химическая модель для уравнений Лоренца. Physica D , 65, 86–99.

  • Ранлунд, С., Адамс, Р. А., Диез, А., Константе, М., Датт А., Холл М. Х., и др. (2016). Нарушение префронтального синаптического усиления у людей с психозами и их родственников во время негативности рассогласования. Составление карты человеческого мозга , 37, 351–365.

  • Редиш А., Гордон Дж. (2016). Вычислительная психиатрия: новые взгляды на психические заболевания . Кембридж, Массачусетс: MIT Press.

  • Редиш, А. Д., и Джонсон, А. (2007).Вычислительная модель влечения и навязчивой идеи. Анналы Нью-Йоркской академии наук , 1104, 324–339.

  • Рикессон, Р. Л., Сан, Дж., Патак, Дж., Хо, А. Н., и Денни, Дж. К. (2016). Клиническое фенотипирование в избранных национальных сетях: демонстрация потребности в высокопроизводительных, портативных и вычислительных методах. Искусственный интеллект в медицине , 71, 57–61.

  • Робертс, Дж.А., Айер, К. К., Финниган, С., Ванхатало, С., и Брейкспир, М. (2014). Разрыв без чешуек в коре головного мозга человека после гипоксии при рождении. Журнал неврологии , 34, 6557–6572.

  • Роуз, Н. Р. (2014). Учимся на миокардите, мимике, хаосе и черных дырах. F1000Прайм отчеты , 6, 25.

  • Стефан К. Э. и Матис К. (2014). Вычислительные подходы в психиатрии. Текущее мнение в области нейробиологии , 25, 85–92.

  • Стефан, К. Э., Пенни, В. Д., Даунизо, Дж., Моран, Р. Дж., И Фристон, К. Дж. (2009). Выбор байесовской модели для групповых исследований. Neuro Image , 46, 1004–1017.

  • Такар, Дж., Посс, М., Альберт, Р., Лонг, Г. Х., и Чжан, Р. (2010). Динамические модели иммунных ответов, каков идеальный уровень детализации?
    Теоретическая биология и медицинское моделирование , 7, 35–35.

  • Вальдес-Соса, П. А., Робрук, А., Даунизо, Дж., И Фристон, К. (2011). Эффективная взаимосвязь: влияние, причинно-следственная связь и биофизическое моделирование. NeuroImage , 58 (2), 339–361.

  • van de Leemput, I.A., Wichers, M., Cramer, A.O.J., Borsboom, D., Tuerlinckx, F., Kuppens, P., et al. (2014). Критическое замедление как раннее предупреждение о начале и прекращении депрессии. Proceedings of the National Academy of Sciences , 111, 87–92.

  • Viceconti, M., Hunter, P., & Hose, R. (2015). Большие данные, большие знания: большие данные для персонализированного здравоохранения. IEEE Journal of Biomed Health Inform , 19, 1209–1215.

  • Vineis, P., & Kriebel, D. (2006). Причинные модели в эпидемиологии: наследственность в прошлом и генетическое будущее. Гигиена окружающей среды , 5, 21–21.

  • Ван Х. Дж. И Кристал Дж. Х. (2014). Вычислительная психиатрия. Нейрон , 84, 638–654.

  • Уайт, Л. Дж., Мандл, Дж. Н., Гомес, М. Г., Бодли-Тикелл, А. Т., Кейн, П. А., Перес-Брена, П., и др. (2007). Понимание динамики передачи респираторно-синцитиального вируса с использованием нескольких временных рядов и вложенных моделей. Математические биологические науки , 209, 222–239.

  • Всемирная организация здравоохранения. (1993). Классификация психических и поведенческих расстройств МКБ-10: диагностические критерии для исследования . Женева, Швейцария: Всемирная организация здравоохранения.

  • Виланд, С., Шиндлер, С., Хубер, К., Кёр, Г., Освальд, М. Дж., И Кельш, В. (2015). Фазный дофамин изменяет сенсорную продукцию нейронов полосатого тела за счет синаптической пластичности. Журнал неврологии , 35, 9946–9956.

  • Янг, П. С. (2002). Достижения в области прогнозирования наводнений в реальном времени. Философские труды Королевского общества A , 360, 1433–1450.

  • Патофизиология амнезии — wikidoc

    Главный редактор: C. Майкл Гибсон, M.S., M.D. [1]; Заместитель главного редактора: Зехра Малик, M.B.B.S [2]

    Обзор

    Память — это информация, хранящаяся в гиппокампе головного мозга.В зависимости от продолжительности память делится на краткосрочную и долгосрочную.

    Патофизиология

    Физиология

    Память — это информация, хранящаяся в гиппокампе головного мозга. Согласно Ричарду Семону (1904), переживания вызывают некоторые структурные и функциональные изменения в нейронах, и эти изменения упоминаются как инграмма , , и они формируют память об этом опыте. Реактивация этих нейронов происходит, когда пациент пытается вспомнить эти воспоминания. [1] Память делится на группы в зависимости от продолжительности:

    Патогенез

    Генетика

    Макропатология

    При макроскопической патологии у пациентов с болезнью Альцгеймера наблюдается генерализованная атрофия коры, более выраженная в гиппокампе и медиальной височной доле. [14]

    Микроскопическая патология

    Список литературы

    1. ↑ Семон Р. (1904). Die mneme [Мнема]. Под редакцией В. Энгельмана. Лейпциг
    2. Камина Э, Гуэль Ф (2017).«Нейроанатомические, нейрофизиологические и психологические основы памяти: современные модели и их происхождение». Фронт Pharmacol . 8 : 438. DOI: 10.3389 / fphar.2017.00438. PMC 5491610. PMID 28713278.
    3. Bisaz R, Travaglia A, Alberini CM (2014). «Нейробиологические основы формирования памяти: от физиологических состояний до психопатологии». Психопатология . 47 (6): 347–56. DOI: 10,1159 / 000363702. PMC 4246028. PMID 25301080.
    4. Профайс П., Риццелло В., Пеннестри Ф, Пилато Ф., Делла Марка Дж., Сестито А; и другие. (2008). «Преходящая глобальная амнезия во время чреспищеводной эхокардиограммы». Neurol Sci . 29 (6): 477–9. DOI: 10.1007 / s10072-008-1034-у. PMID 1

      42.

    5. Leclerc S, Lassonde M, Delaney JS, Lacroix VJ, Johnston KM (2001). «Рекомендации по оценке сотрясения мозга у спортсменов». Спортивная медицина . 31 (8): 629–36. DOI: 10.2165 / 00007256-200131080-00007. PMID 11475324.
    6. Ван Кью (2003). «Пересмотр инфантильной амнезии: кросс-культурный анализ». Память . 11 (1): 65–80. DOI: 10.1080 / 741938173. PMID 12653489.
    7. ↑ Садок, Бенджамин Дж. И Вирджиния А. Садок. Краткий учебник по клинической психиатрии Каплана и Садока. Филадельфия: Wolters Kluwer / Lippincott Williams & Wilkins, 2008. Печать
    8. Аллен Р.Дж. (2018). «Классические и недавние достижения в понимании амнезии». F1000Res . 7 : 331. DOI: 10.12688 / f1000research.13737.1. PMC 5861508. PMID 29623196.
    9. ↑ Колб, Брайан, и Ян В. Whishaw. Основы нейропсихологии человека. Нью-Йорк, Нью-Йорк: Издательство Worth, 2003. Печать.
    10. Уолш Р. Д., Уорен Р. Е., Татум В. О. (2011). «Сложная преходящая эпилептическая амнезия». Поведение при эпилепсии . 20 (2): 410–3. DOI: 10.1016 / j.yebeh.2010.12.026. PMID 21262589.
    11. ↑ Benezech М девяносто одна тысяча восемьдесят семь, Leyssenne JP (1978).«[Лакунарная амнезия и преступное поведение: реалии и медико-правовые последствия]». Энн Мед Психол (Париж) . 136 (6–8): 918–29. PMID 747264.
    12. Бекрис Л.М., Ю. CE, Берд Т.Д., Цуанг Д.В. (2010). «Генетика болезни Альцгеймера». J Гериатр психиатрии Neurol . 23 (4): 213–27. DOI: 10.1177 / 0891988710383571. PMC 3044597. PMID 21045163.
    13. Павлопулос Э, Джонс С., Космидис С., Клоуз М., Ким С., Ковалерчик О; и другие.(2013). «Молекулярный механизм возрастной потери памяти: гистон-связывающий белок RbAp48». Научный перевод медицины . 5 (200): 200ра115. DOI: 10.1126 / scitranslmed.3006373. PMC 4940031. PMID 23986399.
    14. 14,0 14,1 DeTure MA, Dickson DW (2019). «Невропатологический диагноз болезни Альцгеймера». Мол Нейродегенератор . 14 (1): 32. DOI: 10.1186 / s13024-019-0333-5. PMC 6679484. PMID 31375134.
    15. Салливан Э.В., Пфеффербаум А (2009).«Нейровизуализация синдрома Вернике-Корсакова». Алкоголь Спирт . 44 (2): 155–65. DOI: 10,1093 / alcalc / agn103. PMC 2724861. PMID 1
    16. 99.

    Шаблон: WH
    Шаблон: WS

    .

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован.