Ученые бихевиоризм: Бихевиорист — это… Что такое Бихевиорист?

Содержание

Бихевиорист — это… Что такое Бихевиорист?

Бихевиори́зм (от англ. behaviour — «поведение», ещё один вариант произношения: «би-хэ́й-вио-ри́зм» с двумя ударениями) — направление в психологии, объясняющее поведение человека. Программу этого направления провозгласил в 1913 году американский исследователь Джон Уотсон. Бихевиористы утверждают, что предметом изучения должно быть не сознание, а поведение человека и животных.

Бихевиоризм изучает непосредственные связи стимулов и реакций (рефлексов), чем привлекает внимание психологов к изучению навыков, учения, опыта, в противоположность ассоцианизму и психоанализу.

Методы

Бихевиористами применялось два основных направления для исследования поведения: наблюдение в лабораторных, искусственно создаваемых и управляемых условиях, и наблюдение в естественной среде обитания.

Большинство экспериментов бихевиористы проводили на животных, затем установление закономерности реакций в ответ на воздействия окружающей среды перенесли на человека. Позже эта методика подвергалась критике, в основном по этическим причинам (смотри, например, гуманистический подход). Также бихевиористы полагали, что благодаря манипуляциям внешними стимулами можно формировать у человека разные черты поведения.

В СССР

В СССР бихевиоризм рассматривался как буржуазное извращение психологии. Особенно активно критиковал этот подход А.Н.Леонтьев. В основном критика сводилась к тому, что бихевиоризм отрицал роль и вообще наличие внутренних ненаблюдаемых свойств (таких, как цели, мотивы, предубеждения и прочее) в поведении и деятельности человека.

В то же время к бихевиоризму были близки существовавшие в СССР в 1920—1930-е гг. «объективная психология» П.П.Блонского и «рефлексология» В.М.Бехтерева.

Развитие

Бихевиоризм положил начало возникновению и развитию различных психологических и психотерапевтических школ, таких, как необихевиоризм, когнитивная психология, поведенческая терапия. Существует множество практических приложений бихевиористской психологической теории, в том числе и в далёких от психологии областях.

Сейчас подобные исследования продолжает наука о поведении животных и человека — этология, использующая другие методы (например, этология гораздо меньшее значение придаёт рефлексам, считая врождённое поведение более важным для изучения).

См. также

Ссылки

Примечания

Формула Бихевиоризма : S -> R {S-стимул, R-реакция}.

Wikimedia Foundation.
2010.

Джон Бродес Уотсон | Индустрия рекламы


Джон Бродес Уотсон (John Broadus Watson) — американский ученый, психолог, исследователь человеческого поведения, основоположник бихевиоризма (от англ. behavior — поведение) — одной из самых распространенных теорий в психологии XX века. Уотсоном было многое сделано для развития психологии рекламы, поэтому он признается одним из создателей этого направления прикладных исследований.

Джон Уотсон родился в маленьком городке Тревелерс Рест в Южной Калифорнии в очень религиозной семье. В 1894 году он поступил в Южную баптистскую школу при Университете Фермана (Furman University), где проучился пять лет; среди предметов, которые его больше всего интересовали, была психология [28]. В 1900 году, после года преподавания в школе, он с 50 долларами в кармане отправился в Чикаго, где продолжил свое образование. Работая дворником, официантом, лаборантом, он под руководством крупных специалистов Джеймса Эйнджелла (James Rowland Angell, 1869–1949) и Генри Доналдсона (Henry Herbert Donaldson, 1857–1938) блестяще провел исследование и в 1903 году получил степень доктора наук.

Его теоретические выводы и экспериментальные результаты стали основой нового научного направления психологии, получившего название «бихевиоризм». В научных изданиях и популярных лекциях и статьях Уотсон называл бихевиоризм «учением о том, что люди делают». Он продуктивно работал, активно публиковался, редактировал два академических журнала и в 1915 году был выбран президентом Американской психологической ассоциации. Однако в 1920 году личные обстоятельства — громкий развод и женитьба на своей ассистентке — вынудили Уотсона, к тому моменту более десяти лет бывшего профессором и директором психологической лаборатории в Университете Джонса Хопкинса (Johns Hopkins University), оставить науку. В рекламную индустрию он пришел, будучи широко известным в стране и за рубежом ученым, однако ему фактически пришлось начинать свою карьеру заново.

Процесс перехода Уотсона из знакомой ему университетской среды в мир производства и распространения рекламы показывает, сколь значительный интеллектуальный потенциал притягивала к себе в начале 1920-х годов эта новая тогда прикладная область психологии: социальные исследователи уже знали о стремлении лидеров рекламной индустрии понять механизмы воздействия рекламы на сознание и поведение потребителей и об их желании использовать рекомендации науки в целях повышения эффективности бизнеса. Более того, даже опытные и именитые ученые серьезно задумывались о работе в этой исследовательской сфере. Во всяком случае, еще работая в университете, Уотсон в течение ряда лет размышлял о расширении использования своих результатов и выводов, и среди прочих направлений он рассматривал варианты сотрудничества с фирмами, действовавшими непосредственно на потребительском рынке. В частности, им были предприняты шаги по включению в университетскую программу курса «Психология рекламы» [29, p. 207–220]. Уотсон был одним из создателей и активных участников «The Scott Company» — созданного по инициативе Уолтера Скотта исследовательского и консультационного агентства в области прикладной психологии.

В формулировке Уотсона [27 p. X] бихевиоризм был направлением психологии, первейшей задачей которого было предсказание и контроль поведения человека. Причем Уотсон трактовал эти функции науки вполне буквально. Но одно дело — понимать важность прикладной психологии и содействовать ее развитию, находясь при этом в знакомой академической атмосфере, и совсем иное — оставить университет и войти в этот новый чужой мир. Осенью 1920 года стоял перед подобным выбором, и он его сделал. Уотсон не сомневался в том, что найдет работу в бизнес-сообществе, но радости от этого не испытывал. Иначе он не писал бы своему коллеге, известному психиатру Адольфу Мейеру (Adolf Meyer, 1866–1950), что это все же лучше, чем «выращивание цыплят и капусты». Но завершалось письмо словами: «Я перейду в бизнес полностью, с открытым сердцем и сожгу все мосты» [29, p. 211].

Свою новую карьеру Уотсон решил начать в известном нью-йоркском агентстве «J. Walter Thompson» (JWT), возглавляемому тогда классиком этой отрасли Стэнли Ризором (Stanley Barnet Resor, 1879–1962), которому он был представлен своим другом социологом и этнографом Уильямом Томасом (William Isaac Thomas, 1863–1947), в 1930-е годы ставшим известным благодаря проведенному им и Флорианом Знанецки (Florian Znaniecki, 1882–1958) фундаментальному исследованию жизни польских крестьян в Америке. Видимо, фирма просила Уотсона представить дополнительные рекомендательные письма от своих коллег. Одним из тех, кто отозвался на эту просьбу, был Эдвард Титченер, американский ученик В. Вундта, один из создателей структурализма и, что важно заметить, решительный, «ортодоксальный» оппонент бихевиоризма и прикладной психологии [30].

Это показывает, что Ризора и Уотсона сближало общее представление о том, что в основании поведения человека, в частности потребительского поведения, лежат определенные законы, которые могут быть обнаружены на основе концепций и методов бихевиоризма. Другими словами, им представлялся естественным и продуктивным синтез нового психологического учения и «томпсоновской» (или «ризоровской») культуры рекламы. Ризор полагал, что Уотсон возглавит и организует исследования, которые откроют законы поведения людей и позволят влиять на их сознание. Со своей стороны, Уотсон хотел «использовать свои психологические знания и навыки работы для решения проблем, связанных с рынком» [29, p. 212].

Несмотря на все заслуги Уотсона в науке и его международную известность, он прошел все этапы, предусмотренные политикой JWT при приеме сотрудников на постоянную работу, в частности, предоставил рекомендации относительно своей интеллектуальной честности и порядочности. Подобно всем новым сотрудникам JWT, Уотсон осваивал специальный курс — введение в новую профессию [4, p. 85]. Прежде всего ему было предложено изучить на значительной территории рынок резиновой обуви. Он вспоминал: «Я был неопытен и робок, но вскоре я научился нажимать кнопку звонка на дверях домов и останавливать машины фермеров, чтобы узнать, резиновую обувь какой фирмы носит их семья» [31]. В течение десяти недель он посещал небольшие магазины, пытаясь продать там тот вид кофе, которой рекламировался агентством, а затем два месяца работал клерком в одном из универмагов. Все это было частью разработанной Ризором программы подготовки сотрудников фирмы, «университета рекламы». Уотсон писал, что его бизнес-практика показала ограниченность его знания психологии, очень поверхностное представление о рекламной индустрии и незнание привычек и мест расселения широко распространенного вида животных, называемых потребителями. Примечательны его слова: «… теоретически я изучал этот вид животных в течение всей своей жизни, практически же я не знаю, как подойти к нему» [20].

Но все же работа Уотсона в агентстве заключалась не в исследовании психологии потребителя или механизмов воздействия рекламы, а в продвижении новых идей психологии в маркетинговые исследования. Его лекции по бихевиоризму содействовали становлению науки о рекламе, служили своеобразным мостом между существующими теоретическими конструкциями и будущими прикладными исследованиями в психологии.

Вскоре после начала работы в JWT Уотсон стал восприниматься как посол Ризора, который, как президент самой большого в мире рекламного агентства, был постоянно востребован на высокого уровня конференциях. Уотсон по указанию Ризора представлял агентство не только на американских, но и на международных форумах. С этой задачей он справлялся прекрасно. Уотсон был «великолепным докладчиком, производил прекрасное впечатление, был внешне привлекательным, и ему импонировал общественный интерес» [20].

Уотсон уделял крайне мало времени и внимания рутинным исследованиям, проводившимся в агентстве. Он фактически стал апостолом философии Ризора о роли науки в рекламном бизнесе. Один из историков бихевиоризма заметил: «Никто не говорил «Наука! Наука!» громче Уотсона» [32]. В начале 1930-х годов Уотсон отмечал, что психология уже вышла из академических лабораторий и пришла туда, где продаются и покупаются товары; исследования рынка становятся составной частью рекламных кампаний, и создатели реклам открывают свои собственные лаборатории для тестирования реакций потребителей [29, p. 214]. Наукой рекламы, по Уотсону, была психология торговли, и процесс рекламирования становился в той мере научным, в какой он учитывал методы психологии. В своих лекциях он подчеркивал, что «то, что продает реклама, — больше, чем продукт»: она продает идеи, престиж, экономику [29, p. 215].

Газетные статьи Уотсона и его выступления по радио строились таким образом, чтобы предлагать товары не напрямую, а исподволь. К примеру, он объяснял, что кофе повышает эффективность умственной деятельности. Он не предлагал покупать зубную пасту Pebeco, но объяснял функции слюнных желез и связывал их работу с процессом чистки зубов. Слушателям лекций раздавались резюме лекций и образцы пасты.

Известность Уотсона повышала доверие к его выступлениям и помогала фирме находить новых клиентов. В 1924 году он стал вице-президентом JWT.

Ряд специалистов полагает, что непосредственный вклад Уотсона в деятельность агентства был невысоким. По-настоящему ему не удалось соединить принципы психологии и практику рекламы. В JWT рекламные кампании планировались и проводились, прежде всего, усилиями двух выдающихся копирайтеров: женой Стэнли Ризора Хелен Ризор (Helen Lansdown Resor, 1886–1964) и Джеймсом Янгом, стиль которых сложился задолго до прихода Уотсона в агентство. Янг в течение многих лет был вице-президентом JWT, и многие свои наблюдения и обобщения он изложил в книге дневниковых записей, включавших краткие заметки о природе знания о рекламе и о познании природы рекламы. В одном из эссе он писал: «Что может человек, работающий в области психологии личности, привнести в рекламу? Ответ не ясен. Уолтер Дилл Скотт, я полагаю, предпринял первую попытку более двадцати пяти лет назад в своей «Психологии рекламы»; успех был скромным. Позже свой вклад в рекламу пытался внести известный создатель бихевиоризма Джон Уотсон. Но рекламная индустрия приняла Джона, не приняв многого из его психологии» [33]. И все же нельзя не учитывать, что как вице-президент агентства Уотсон успешно руководил рядом многомиллионных рекламных проектов, делавшихся по заказам известных фирм, среди которых были: «Baker’s Chocolate», «Coconut», «Johnson and Johnson Baby Powder», «Pebeco Toothpaste», «Odorono» и «Pond’s Extract».

Главная заслуга Уотсона заключается в распространении прикладной науки на рекламный и другие типы бизнеса. Для этого он использовал свои лекции и активно публиковался в прессе. Однако Уотсон не только демонстрировал возможности психологии в изучении рекламы, он пропагандировал бихевиоризм как новое направление науки. В 1924 году вышло первое издание книги Уотсона «Behaviorism» («Бихевиоризм») [34], содержавшей популярное изложение его научных идей. Книга вышла с посвящением Ризору; очевидно, Уотсон имел веские основания так поступить.

Ризор, безусловно, хорошо знал результаты Гейла, Скотта и других психологов, анализировавших в первые десятилетия ХХ века механизмы восприятия рекламы. Однако, приглашая Уотсона в свое агентство, Ризор преследовал достижение иной, более общей цели: его философия рекламы требовала знания законов поведения человека. То, что делали пионеры изучения рекламы, не давало ответов на его общетеоретические вопросы, ему нужен был иной, более высокий уровень осмысления эффективности рекламы. Судя по всему, Ризор не мог не понимать сложности подобной задачи и ее долгосрочного характера, и первый шаг к ее решению виделся ему в выработке общего знания о рекламе на основе принципов и методов науки, в частности экспериментальной и общей психологии, экономики и социологии. Поэтому он пригласил в свое агентство психолога высочайшего класса Уотсона, а несколько позже — экономиста и исследователя рынка, гарвардского профессора Пола Черингтона.

Если соотносить деятельность Уотсона с теми целями, к которым стремился Ризор, то можно согласиться с теми экспертами, которые признают значимым его вклад в развитие уникальной культуры производства рекламы в JWT. Что касается роли Уотсона в развитии науки о рекламе в целом, то здесь мнения всех специалистов едины: Уотсон по праву относится к основоположникам этого научного направления [20].


Библиография:

  1. Coolsen F. G. The Development of Systematic Instruction in the Principles of Advertising. University of Illinois. The Graduate School. September 17, 1942.
  2. Coolsen F. G. Marketing Thought in the United States in the Late Nineteenth Century. Lubbock, Texas: Tech Press, 1960.
  3. Barnum P. T. The Life of P. T. Barnum Written By Himself. New York: Redfield, 1855.
  4. Fox S. The Mirror Makers: A History of American Advertising and Its Creators. New York: William Morrow and Co., 1984. P. 36.
  5. Bate C. A. Good Advertising. New York: Holmes Pub. Co., 1896.
  6. Bates C. A. The Art and Literature of Business. New York: Bates, 1902.
  7. Calkins E. E., Holden R. Modern Advertising. New York: D. Appleton, 1905.
  8. Calkins E. E. «Louder Please!» Boston: Atlantic Monthly Press, 1924. P. 118.
  9. Lewis E. St.E. Financial Advertising, for Commercial and Savings Banks, Trust, Title Insurance, and Safe Deposit Companies, Investment Houses. Indianapolis: Levey Bros. & Co., 1908.
  10. Dickson T. Mass Media Education in Transition: Preparing for the 21st Century. Contributors. Mahwah, NJ: Lawrence Erlbaum Associates, 2000. P. 36.
  11. Ross B. I., Osborne A. C. Jef I., Richards J. I. Advertising Education, Yesterday — Today — Tomorrow. Baton Rouge, LA: Louisiana State University, 2006.
  12. Электронное письмо Б. Росса Б. Докторову от 16 августа 2007 г.
  13. Ross C. G. The Writing of News: A Handbook with Chapters on Newspaper Correspondence and Copy Reading. New York: H. Holt and Co., 1911.
  14. Chasnoff J. E. Retail Advertising and the Newspaper. Columbia, Mo.: University of Missouri, 1912.
  15. Chasnoff J. E. Selling Newspaper Space: How to Develop Local Advertising. New York: The Ronald Press Co., 1913.
  16. Resor, Stanley Burnet // The National Cyclopedia of American Biography: Vol. 53. New York: James T. White and Co., 1971. P. 86.
  17. Ogilvy D. Ogilvy on Advertising. New York: Vintage Book, P. 192.
  18. Buckle H. T. History of Civilization in England. New York: Appleton and Co., 1883.
  19. Schudson M. Advertising, the Uneasy Persuasion: Its Dubious Impact on American Society. New York: Basic Books, 1984. Р. 169.
  20. Kreshel P. J. John B. Watson at J. Walter Thompson: The Legitimation of «Science» in Advertising // Journal of Advertising. 1990. Vol. 19. № 2.
  21. Strable E. The History of Advertising Libraries and Agency Libraries // SLA Advertising & Marketing Division Bulletins, Fall 1986 — Winter 1988.
  22. Wood J. P. Stanley Resor // The Journal of Marketing. 1961. Vol. 25. № 6. P. 73.
  23. Laurence W. J. Stanly B. Resor 1897–1962 // Pioneers in Marketing / Ed. by J. Wright, P. Dimsdale, Jr. Atlanta, Georgia: Georgia State University, 1974. P. 11.
  24. Advertising Handbook / Ed. by R. Barton. Englewood Cliffs, NJ: Prentice-Hall, Inc., 1950. P. 158.
  25. Cherington P. T. The Consumer Looks At Advertising. New York: Harper & Brothers, 1928.
  26. Ewen S. Captains of Consciousness. New York: McGraw-Hills Book Co., 1976.
  27. Buckley K. W. Mechanical Man. John Broadus Watson and The Beginnings of Behaviorism. New York: The Cuilford Press, 1989. P. 136.
  28. Brewer C. L. Perspectives on John B. Watson // Portraits of Pioneers in Psychology / Ed. by G. A. Kimble, et al. Washington, DC: American Psychological Association, 1991. Ch. 12.
  29. Buckley K. W. The Selling of a Psychologist: John Broadus Watson and the Application of Behavioral Techniques to Advertising // Journal of the History of the Behavioral Sciences. Vol. 18 (July). P. 207–220.
  30. Wozniak R. H. Edward Bradford Titchener: An Outline of Psychology (1896).
  31. Watson, John B (roadus) // Current Biography: Who’s News and Why. New York: The Wilson Co., 1942, P. 870.
  32. Birnbaum L. T. Behaviorism in the 1920s // American Quarterly. 1955. Vol. 7 (Spring). P. 15–30.
  33. Young J. W. The Diary of an Ad Man. Chicago, Ill: Advertising Publications, Inc., 1944. P. 120.
  34. Watson J. B. Behaviorism. New York: People’s Institute Publishing Company, 1924/1925.
  35. Crossley A. Paul Terry Cherington. 1876–1943 // Pioneers In Marketing / Ed. by J. S. Wright, P. D. Dimsdale, Jr. Atlanta: School of Business, Georgia State University, 1974. P. 29–31.
  36. Converse J. M. Survey Research in the United States: Roots and Emergence, 1890–1960. Berkeley, 1987. P. 89.
  37. Cherington P. T. Advertising As A Business Force: A Compilation of Experience Records. New York: Arno Press, 1913.
  38. Cherington P. T. The Elements of Marketing. New York: The Macmillan Co., 1920.
  39. Cherington P. T. Relation Between Colleges and Business // The Journal of Marketing. 1940. Vol. 4. № 2. P. 120–121.
  40. Resor S. Introduction // Cherington P. T. The Consumer Looks at Advertising. New York: Harper & Brothers, 1928. P. X.
  41. Childs H. L. A Reference Guide to the Study of Public Opinion. Princeton: Princeton University Press, 1934. P. 9.
  42. Cherington P. T. People’s Wants and How to Satisfy Them. New York: Harper & Brothers, 1935.
  43. Link H. Some Milestones in Public Opinion Reserarch // Journal of Applied Psychology. 1947. Vol. 31. № 3. P. 225–229.
  44. Cherington P. T. Opinion Polls as the Voice of Democracy // Public Opinion Quarterly. 1940. Vol. 4. № 2. P. 236.
  45. Cherington P. T. Our Freedoms and Our Opinions // Public Opinion Quarterly. 1942. Vol. 6. № 4. P. 617, 621.
  46. Raymond Rubicam // Current Biography: Who’s News and Why. New York: The H. W. Wilson Co. 1943. P. 637–641.
  47. Rubicam R. Foreword // Lewis J. The 100 Greatest Advertisements. Who Wrote Them and What They Did. New York: Dover Publications, Inc., 1959. P. VIII.
  48. Gribbin G. [Interview] // The Art of Writing Advertising. Lincolnwood, Illinois: NTC Business Books, 1965. P. 57–59.
  49. Daniels D. Giants, Pigmies, and Other Advertising People. Chicago: Crain Communications, Inc., 1974. P. 41.
  50. Lewis J. The 100 Greatest Advertisements. New York: Dover Publications, Inc., 1959.
  51. Ohmer S. George Gallup in Hollywood. New York: Columbia University Press, 2006. P. 36.
  52. Herbert E. S. Raymond Rubicam // The Ad Men and Women / Ed. by E. Applegate. Westport, Connecticut: Greenwood Press, 1994. P. 289.
  53. Young J. O. Adventures in Advertising. New York: Harper, 1948.
  54. Allen C. Eisenhower and the Mass Media: Peace, Prosperity, & Prime- Time TV. Chapel Hill, NC: University of North Carolina Press, 1993. P. 16.
  55. Columbia University and the U. S. Intelligence Community.
  56. Письмо С. Лармона президенту Д. Эйзенхауэру от 18 июля 1952 года. Цит. с разрешения Eigen’s Political & Historical Quotations.
  57. Eisinger R M. The Evolution of Presidential Polling. New York: Cambridge University Press, 2003. P. 85.

57 БИХЕВИОРИЗМ. История психологии. Шпаргалка

57 БИХЕВИОРИЗМ

Основателем бихевиоризма (от англ. behaviour – «поведение») является Джон Уотсон (1878–1958), опубликовавший статью «Психология с точки зрения бихевиориста». По его мнению, достойно исследования не сознание, а поведение. Дж. Уотсон в отличие от ученых, полагающих главным в поведении метод интроспекции, предложил изучать внешние проявления, которые видимы без специальных приспособлений.

Дж. Уотсон предложил регистрировать зримые проявления в поведении человека, которые рождаются внешними влияниями сознательно. Согласно формуле «Sh» R» (стимул-реакция) ответные реакции субъекта могут быть генетическими (наследственными) и приобретенными. Под наследственными имелись в виду рефлексы, физиологические реакции и простые эмоции; приобретенные – это привычки личности, его поведение, степень развития когнитивных процессов, усложненные чувства. Механизм исследования протекает по следующей схеме: под влиянием абсолютного стимула появляется наследственная реакция, которая находится в непосредственной связи с новыми условными стимулами.


Дж. Уотсон проводил эксперимент: в качестве безусловного стимула выступал резкий звук (или другое внешнее воздействие), которое вызывало у маленького ребенка страх, в сочетании сус-ловным стимулом в виде кролика. Через некоторое время было замечено, что даже простой показ кролика ребенку вызывал у него возникновение чувства страха.

Бихевиоризм возник на основе двух направлений: позитивизма и прагматизма, согласно которым исследование должно строиться только на объективных фактах, знание о человеке должно быть достаточно полным.

К концу 1920-х – началу 1930-х гг. появилось такое направление бихевиоризма, как необихевиоризм. Оно обусловливалось тем, что между стимулом и реакцией существуют так называемые промежуточные переменные.

Первые исследования бихевиористы проводили на животных. И лишь тогда, когда с уверенностью можно было говорить о достаточно глубоких познаниях в области поведенческих реакций, предметом исследования выступил человек.

По мнению ученых, поведение человека можно было формировать под воздействием заведомо подготовленных внешних стимулов. Но бихевио-ристы не учитывали того, что поведение и вся деятельность человека обусловливается определенными мотивами и целями. Бихевиоризм возник на основе исследований Э. Торндайка, работ И. П. Павлова и В. М. Бехтерева.

Предметом бихевиоризма является поведение человека со всеми его врожденными и приобретенными составляющими.

Дж. Уотсон выделял 4 типа возникающих учеловека реакций: наружные приобретенные и наружные наследственные, внутренние приобретенные и внутренние наследственные. Бихеви-ористическое учение оказалось далеким от идеала, так как в нем предъявлялись слишком большие требования к строгости и объективности.

Данный текст является ознакомительным фрагментом.

Продолжение на ЛитРес

Психология как наука о поведении: ученые, мнения

Бихевиоризм: наука о поведении: Freepick

Какие тайны может раскрыть психология? Как наука о поведении предугадывает действия и поступки человека в различных ситуациях? Бихевиоризм дает ключи не только к пониманию, но и к управлению поведением людей. Рассмотрим кратко основы этого направления, а также самых ярких его представителей.

Психология как наука о поведении кратко

В психологии много граней, а предмет психологии понимают по-разному в зависимости от ее направления. Так, бихевиоризм занимается изучением реакций индивидов на различные события, то есть фактически это наука о поведении человека.

Как и почему возник бихевиоризм? Кратко стоит сказать о том, что это направление достаточно молодое, зародилось оно сто лет назад и стало кардинально новым психологическим подходом. Его задачу определили так — изучение поведения человека с точки зрения рефлексов. Методологический аппарат нового направления включал наблюдение и анализ.

Психология как наука о поведении стала своеобразным протестом против умозрительности выводов и описаний, основанных на метафорах. Новое направление сделало акцент на практической, а не теоретической психологии.

Приведем пример того, как работает наука о поведении. Джон Уотсон, основатель бихевиоризма, верил, что реакции людей на различные действия можно предсказать. Подтвердил он это таким экспериментом:

  1. Для опыта собралась небольшая группа детей. Принесли кроликов.
  2. У малышей возникало естественное желание погладить животных.
  3. При попытке это сделать ребенок получал слабый разряд тока.
  4. На следующий день при виде кроликов дети начинали плакать, так как помнили о предыдущем опыте.
  5. Ученый давал им сладости, продолжая держать кроликов рядом.
  6. Постепенно дистанция сокращалась, а в конце опыта дети вновь охотно играли с животными.

Таким образом, согласно теории бихевиоризма, поведение людей обусловлено преимущественно безусловными рефлексами. Зная стимулы и реакции человека на разные факторы, его поведение можно предугадывать и, соответственно, управлять личностью.

Мозг человека и его поведение: Freepick

За прошедшее столетие внутри бихевиоризма сформировалось несколько направлений:

  • Методологическое (бихевиоризм Уотсона). Предполагает, что объективному наблюдению поддаются лишь публичные события (поведение человека), а его личные чувства и мысли можно не брать во внимание.
  • Радикальное (бихевиоризм Скиннера) направление принимает во внимание, наряду с внешними, также внутренние события в жизни человека. Считается, что изменения в среде влияют и на них, и на поведение.
  • Телеологическое (целевое). Занимается объективными наблюдениями, противопоставляя их когнитивному процессу.
  • Теоретический бихевиоризм принимает в расчет внутренние (невидимые) процессы.
  • Биологическое (теория поведенческих систем) сориентировано на сознательную и бессознательную обработку данных.
  • Психологическое, которое сосредоточено на методах практического контроля поведения человека.

В современном мире бихевиоризм нашел широкое применение. Особое расположение ему оказывают, например, менеджеры по продажам и политики, которые заинтересованы в этих знаниях. Также метод используют практикующие психологи, чтобы помогать людям бороться с фобиями и страхами.

Но есть у этого течения и свои недостатки. Его основа — общие реакции человека, не учитывается темперамент и особенности его характера. По этой причине манипуляции поведением окружающих зачастую оказываются гораздо сложнее, а реакции плохо поддаются контролю.

Психология как наука о поведении: представители

Первенство в обосновании и развитии бихевиоризма принадлежит американскому ученому Джону Уотсону. В 1913 году исследователь сделал доклад, в котором четко изложил суть новой теории.

Основное открытие состояло в том, что стимул вызывает определенный отзыв. По мнению Уотсона, чтобы понять особенности индивида, необходимо за ним наблюдать. Верный подход помогает предугадывать реакции человека на различные действия. Основой направления стала физиологическая теория о рефлексах.

Основатель бихевиоризма Джон Уотсон: Gettyimages

С Уотсоном согласились и поддержали его идеи такие ученые:

Уильям Хантер

Этому ученому принадлежит обоснование теории отсроченного поведения. Ее смысл заключается в том, что стимул человеку можно дать сейчас, а ответная реакция может быть получена позже. Свои эксперименты Хантер проводил на обезьянах:

  • ставил в комнате ящик с бананами;
  • отгораживал его ширмой;
  • наблюдал за реакцией животных;
  • спустя время награждал приматов фруктами.

Карл Лешли

Взаимосвязь между раздражителями и центральной нервной системой изучал Карл Лешли. Ученый проводил опыты с животными: обучал их определенным навыкам, а после производил удаление частей головного мозга. Это позволило определить взаимозаменяемость участков мозга.

Беррес Скиннер

Способствовал развитию и популяризации бихевиоризма:

  • Разработал теорию оперантного обусловливания. В ней ученый обосновал, что поведение вызывает изменения в окружающей среде, которые в дальнейшем формируют особенности поведения.
  • Способствовал развитию программированного обучения.
  • Писал художественные и публицистические произведения о бихевиоризме.

Свои теоретические работы Скиннер подтвердил экспериментально с помощью функционального анализа. Их цель — изучение, прогнозирование и контроль поведения людей путем управления окружающей средой.

Эдвард Торндайк

Ученому принадлежит теория, согласно которой сознание рассматривается как система связей, объединенных ассоциациями. Торндайк предложил закон упражнений и эффекта. Его объясняют так: чем больше совершается повторов действия, тем сильнее оно запечатлевается в сознании.

Эдвард Торндайк: Facebook/@afender2017

Эдвард Толмен

Толмен развил стандартную теорию бихевиоризма, которую предложил Уотсон, и занялся разработкой когнитивного учения. Согласно его подходу, стимул и реакцию разделяют особенные знаки-гештальты, основа которых — это когнитивные карты.

Свою теорию он доказывал экспериментами на крысах. Они могли отыскать новую дорогу к кормушке, если освоенный ранее путь по каким-либо причинам оказывался недоступным.

Нил Миллер

Ученый занимался исследованиями поведенческой психологии. Бихевиористскую концепцию применял в изучении таких понятий, как мотивация, агрессия, фрустрация, а также в конфликтологии и психотерапии. Исследователя интересовали физиологические механизмы, которые лежат в основе влечений и подкреплений, электрофизиология мозга и психофармакология.

Психология — одна из самых загадочных наук, ведь предмет ее познания — внутренний мир человека. Загадки психологии решают целые поколения ученых. Новые открытия экспериментаторов приносят не только ответы, но и становятся источником вопросов.

Психология как наука о поведении сохраняет свою актуальность. Она продолжает развиваться и открывать неизведанные грани психики человека. Но все же точное прогнозирование поведения людей остается фантастической задачей, так как на него влияет множество факторов и не все из них можно заранее оценить и определить.

Оригинал статьи: https://www.nur.kz/family/self-realization/1767841-psihologia-kak-nauka-o-povedenii-ucenye/

6.6. Бихевиоризм | Вестишки.ру

 

Опорные слова к вопросу №6 — здесь

Название этого направления происходит от английского слова behavior — поведение. Его разраба­тывали американские психологи Эдуард Ли Торндайк (1874-1949), Джон Бродес Уотсон (1878-1958) и др. На развитие бихеви­оризма громадное влияние оказало учение русских уче­ных Ивана Петровича Павлова и Владимира Михайловича Бехтерева о природе рефлексов.

Ученые-бихевиористы считали, что сознание челове­ка, его мысли, чувства, переживания — слишком субъек­тивны и не могут быть зарегистрированы объективными средствами, потому они не подлежат исследованию. Изу­чать можно лишь то, что можно точно наблюдать в пове­дении и фиксировать. Психология стала пониматься бихевиористами как наука о поведении.

Основная схема поведения была описана бихевиористами в символах «S→R: стимул → реакция». Под стимулом понимается любое воздействие на организм, под реакци­ей — любое ответное действие. Чаще всего поведение оп­ределяется сложной совокупностью стимулов, которые трактуются как окружающая среда, или ситуация. Реак­ция может быть простой (например, отдергивание руки от огня) и сложной. К сложным реакциям относятся все формы человеческой деятельности, которые содержат какое-либо действие (например, прием пищи, написание текста, игра). Речь человека, как внешняя (вслух), так и внутренняя (про себя), также относилась ими к реакциям.

Такой подход стирает принципиальную разницу меж­ду психологией животных и человека. Недаром в работах психологов этого направления вплоть до настоящего времени данные, полученные на животных, непосредственно пе­реносятся на человека.

В дальнейшем исследователи, развивавшие идеи бихеви­оризма, признали, что формула «S→R: стимул → реакция» не может полностью описать поведение и деятельность, при­чем не только у человека, но и у животных. Существует множество факторов, влияющих на них. Между стимулом и реакцией, считают современные психологи-бихевиористы, у человека имеется промежуточный механизм — познавательные процессы: мышление, память, воображение. Эти идеи легли в основу необихевиоризма, основными пред­ставителями которого являются Эдуард Чейс Толмен (1886-1959), Кларк Леонард Халл (1884-1953), Беррес Фредерик Скиннер (1904-1990) и др.

Центральными для психологии бихевиоризма и необи­хевиоризма на протяжении всей его истории были вопро­сы научения, т.е. того, каков процесс приобретения инди­видуального опыта и каковы условия достижения наилуч­ших результатов. Недаром одно из современных течений бихевиоризма так и называется — теория социального научения. Его основатель Альберт Бандура (р. 1925) считает, что научение у человека может происходить двумя основными путями: 1) прямым; непосредственным подкреплением; 2) подкреплением косвенным, когда он наблюдает за по­ведением других людей и того, к чему может вести такое поведение.

Бихевиоризму и школе социального научения психо­логия обязана наличием множества четких, проверяемых фактов, тонкими экспериментальными приемами. Во мно­гом благодаря этим направлениям психология стала объек­тивной наукой, использующей точные методы выявления и измерения изучаемых явлений.

Критика бихевиоризма связана с механистическим взглядом его представителей на человеческую психику, игнорированием собственно психических явлений — воли, эмоций, потребностей человека, его активности.

Бихевиоризм это (в психологии)

Бихевиоризм в психологии – это направление, которое утверждает, что такого самостоятельного психологического явления, как сознание, не существует, а приравнивается оно к поведенческим реакциям на тот или иной раздражитель.

Если говорить простым языком, то теория заключается в том, что все чувства и мысли человека сводятся к его двигательным рефлексам, которые вырабатываются на протяжении жизни. Данная теория в свое время в психологии произвела настоящий фурор.

Суть понятия

Что же такое бихевиоризм? Слово это имеет английское происхождение от behaviour, что переводится как «поведение». Со времени своего появления теория бихевиоризма изменила на несколько десятков лет образ всей американской психологии, поскольку она радикально преобразовала все предыдущие научные представления об устройстве психики человека.

Рекомендуем: Что такое детерминизм?

Основатель бихевиоризма, американский ученый Джон Уотсон, рассматривая поведенческие реакции организма на внешние факторы, считал, что определяющим фактором поведения является стимул. Получается, что в бихевиоризме Джон Уотсон утверждал: человек поступает так или иначе на протяжении своей жизни, учитывая внешние стимулы.

Скачайте бесплатно: 5 книг, которые изменят вашу жизнь! ♡

Если говорить в широком смысле, то рассматриваемое нами течение психологии появилось как противоположность основного по тем временам (конец 19 века) метода изучения психики – интроспекции. Последний стали критиковать за недостаток объективных измерений и, как следствие, нелогичность получаемых результатов.

Основателем бихевиоризма с философской точки зрения считается Джон Локк, который полагал, что человек появляется на свет как чистый лист и на протяжении жизни формируется его личность под действием внешней среды.

Еще одним основоположником бихевиоризма является Джон Уотсон, предложивший систему, которая определила поведение не только человека, но и всех животных: стимул извне вызывает внутреннюю реакцию и определяет поступки. Эта идея получила широкое распространение во многом благодаря тому, что вышеуказанные понятия можно измерить. При этом в социальной психологии стали считать, что поступки человека можно не только предугадывать, но контролировать и даже формировать его поведение.

Различные теории

Психология бихевиоризма нашла подтверждение своих постулатов в экспериментах российского физиолога Ивана Павлова. Изучающий поведение животных, он доказал, что под воздействием определенных стимулов у них формируются рефлексы. Получается, что выработка условных рефлексов может позволить формировать нужное обществу поведение.

Основные принципы бихевиоризма Джон Уотсон определил в ходе исследования поведения младенцев. Он установил, что у малышей существует всего три главных инстинктивных реакции – страх, любовь и гнев, а все остальное является вторичным. Несмотря на то что формирование сложных конфигураций поведения детально ученый не описал, его основные идеи были весьма распространены в социологии, социология и сейчас во многом на них опирается.

Скачайте бесплатно: 5 книг, которые изменят вашу жизнь! ♡

Рекомендуем: Безусловные рефлексы — это

Немаловажный вклад в становление бихевиоризма внес Э. Торндайк. Он ставил свои эксперименты на птицах и грызунах и пришел к выводу, что причина изменений в поведении любого живого существа может заключаться только в пробах и ошибках. Причем исследователь детально проследил связь между поведением и разными ситуациями.

Торндайк был убежден, что исходным моментом для движения всегда должна являться какая-либо проблемная ситуация, которая заставляет живое существо приспосабливаться к ней и находить определенный выход. Психология человека, по его мнению, формируется на фоне дискомфорта либо удовольствия.

Основные понятия

Джон Уотсон утверждал, что бихевиоризм как наука о поведении базируется на следующих постулатах:

  • Предмет психологии – поведение живых существ.
  • Все психологические и физические функции человека зависят от его поведения.
  • Исследования поведения должны базироваться на том, как организм воздействует на раздражители извне.
  • Если знать характер раздражителя, можно предопределить реакцию на него и таким образом контролировать поведение людей.
  • Психология основывается на рефлексах, которые у человека могут быть врожденными или приобретенными.
  • Теория личности основана на поведении, которое зависит от закрепленных реакций на тот или иной раздражитель.
  • Речь и мышление человека должны считаться навыками.
  • Главный психологический механизм, призванный удерживать навыки, – память.
  • На протяжении жизни психика человека развивается, поэтому, учитывая условия, может меняться отношение человека к ситуации и его поступки.
  • В социальной психологии большое значение отводится эмоциям, которые являются положительными или отрицательными реакциями на раздражители.

Плюсы и минусы

У каждого научного течения есть как сторонники, так и противники. В связи с этим критика бихевиоризма тоже имеет место быть. Социальный бихевиоризм обладает как рядом достоинств, так и определенными недостатками.

Скачайте бесплатно: 5 книг, которые изменят вашу жизнь! ♡

Начнем с того, что для своего времени это была теория, которая произвела настоящий фурор, однако предметом изучения бихевиористов выступало только поведение, что было однобоко и даже немного неадекватно, потому что полностью отрицалось сознание как явление.

Общая характеристика бихевиоризма сводилась к тому, что изучалось только внешнее поведение человека и животных, без учета ненаблюдаемых психических реакций, они просто-напросто игнорировались. Идея бихевиоризма сводилась к тому, что поведение человека можно контролировать, но при этом никакого внимания не уделялось внутренней активности индивида.

Бихевиоральный подход основывался на экспериментах, которые преимущественно проводились над грызунами или птицами, при этом большой разницы между поведением человека и животных не предполагалось. Наибольшей критике бихевиоризм подвергся в социологии, социология считает, что в рассматриваемой нами теории был несправедливо отброшен в сторону социальный фактор формирования личности.

Разнообразие течений

Бихевиоризм – это направление в психологии, разделившееся на ряд течений. Одним из самых популярных и распространенных стал когнитивный бихевиоризм, появившийся в 60-е годы прошлого века благодаря Э. Толмену.

Это течение основывалось на том, что психология человека не может ограничиваться цепочкой «стимул – реакция». В середине нее обязательно должен быть промежуточный этап, который был назван «когнитивное представление» (или «знак-гештальт»). Получается, что человек реагирует на стимул не просто так, а с определенной мерой осознания и запоминания предыдущей подобной реакции.

Скачайте бесплатно: 5 книг, которые изменят вашу жизнь! ♡

Рекомендуем: Понятие диссоциации в психологии

Стоит рассмотреть также, чем отличаются понятия «бихевиоризм» и «необихевиоризм». Второе течение возникло тогда, когда ученые стали задумываться о неоправданной простоте схемы «стимул – поведение».

Они начали применять такое понятие, как «черный ящик» – какое-то явление, замедляющее или, наоборот, ускоряющее реакцию на раздражитель, а возможно, и вовсе тормозящее ее. Таким образом, краткий смысл необихевиоризма в том, что поступки человека хотя и зависят от стимулов, но все же являются осознанными и целенаправленными.

Не менее интересен радикальный бихевиоризм. Сторонники этого течения считали человека просто биологической машиной, которую можно при помощи специальных стимулов запрограммировать на выгодное для общества поведение. То есть психология, сознание, цели – все это не играет никакой роли. Есть лишь стимул (внешний раздражитель) и реакция на него.

Рекомендуем: Гештальтпсихология

Бихевиоризм, как уже отмечалось, изучается не только психологическими науками, но и, например, в социологии, социология включает даже отдельный подраздел – социальный бихевиоризм. Сторонники этого течения склонны к мнению, что нельзя изучать поведение человека, основываясь только на стимулах и реакциях, – обязательно нужно учитывать как личностные характеристики индивида, так и его социальный опыт.

Стоит отметить, что у бихевиоризма как у научного течения был целый ряд недостатков. Вследствие этого его признали-таки несостоятельным. И это не удивительно: личности в бихевиоризме рассматривались как биологические образцы, а основой течения были разнообразные эксперименты.

Их тщательно продумывали, работали над тем, чтобы все шло как нужно, но порой ученые настолько увлекались своими «играми», что вовсе забывали про предмет своего исследования. Причем человек зачастую отождествлялся с крысами или голубями, при этом представители бихевиоризма вовсе не учитывали тот факт, что человек, в отличие от всех других животных организмов, обладает сознанием и его психология – нечто более тонкое и совершенное, нежели просто реакция на какой-нибудь стимул.

Получается, что предаваясь бихевиоризму, основные положения которого мы описали выше, психологи утверждали, что поведением человека можно манипулировать, если правильно стимулировать его реакции. Конечно, такая точка зрения имеет право на существование, но все же человека с животными отождествлять вряд ли стоит. Автор: Елена Рагозина

Если вы любите давать советы и помогать другим женщинам,
пройдите бесплатное обучение коучингу у Ирины Удиловой,
освойте самую востребованную профессию и начните получать от 70-150 тысяч:

Классический бихевиоризм Уотсона — Необихевиоризм Б. Ф. Скиннера

Влиятельным течением в психологии, которому приписывалось «революционное» значение в начале ХХ века, стал бихевиоризм, программу которого обнародовал американский исследователь Джон Уотсон (1878-1958). Как и психоанализ, бихевиоризм противостоял аспектам ассоцианизма, связанным с идеями о сознании, но причины противостояния были совершенно иными. Бихевиоризм возник как отчетливо научное движение, и его основатели искали формы объективного доступа к психической жизни. По мнению бихевиористов, такие понятия, как «сознание», «опыт», «страдание» и т.д., не могут считаться научными; все они являются продуктами человеческого самоанализа, т.е. субъективны; наука, по их мнению, не может работать с идеями о чем-то, что не может быть постигнуто объективными средствами. Один из величайших ученых-бихевиористов. Б.Ф. Скиннер (р. 1904), назвал такие концепции «объяснительными фикциями» и отказал им в праве на существование в науке.

Так что же может быть предметом изучения? Ответ бихевиористов: поведение, деятельность. «Мы заменяем поток сознания потоком деятельности», — пояснил Д. Уотсон.

Активность — внешняя и внутренняя — описывалась термином «реакция», который охватывал те изменения в организме, которые можно было зафиксировать объективными методами — например, движения и секреторную активность.

В качестве описательной и объяснительной Д. Уотсон предложил схему S-R, согласно которой воздействие, т.е. стимул (S), вызывает определенное поведение организма, т.е. ответ (R), причем, что важно в концепциях классического бихевиоризма, характер ответа определяется только стимулом. С этой точкой зрения была связана научная программа Уотсона по изучению того, как контролировать поведение. А именно, если ответ определяется стимулом, то достаточно выбрать правильные стимулы, чтобы вызвать желаемое поведение. Следовательно, необходимо проводить эксперименты, направленные на выявление закономерностей, по которым формируются связи стимул-реакция, организовывать тщательный контроль ситуаций и фиксировать поведенческие проявления в ответ на воздействие стимула.

Еще один важный аспект: эта схема применима как к животным, так и к людям. По мнению Уотсона, законы научения (т.е. формирования реакции на конкретные стимулы) универсальны, поэтому данные, полученные в экспериментах с кошками или крысами (последние являются популярным материалом для бихевиористов), могут быть применены и к поведению человека.

Описание обучения, данное Уотсоном, достаточно просто в своей основе (что во многом определило популярность бихевиоризма) и коррелирует с законами условного рефлекса по И.П. Павлову, на которого, кстати, бихевиористы во многом ссылались).

Принципы классического бихевиоризма выглядят упрощенно. Более поздняя экспериментальная практика не подтвердила справедливость первоначальной схемы как универсальной: За одним и тем же стимулом могут следовать разные ответы, и один и тот же ответ может быть вызван разными стимулами. Зависимость реакции от стимула не подвергалась сомнению, однако возник вопрос о том, что определяет реакцию помимо стимула или во взаимодействии с ним. Исследователи, развивавшие идеи Уотсона, далее предложили включить в рассуждения еще одну сущность. Обычно их обозначают термином «промежуточные переменные», то есть некоторые события в организме, на которые влияет стимул и которые, хотя и не являются ответом в строгом смысле (поскольку их нельзя объективно зарегистрировать), также определяют ответ. (схема S-O-R). В логике уотсоновского бихевиоризма эти переменные не могут обсуждаться в традиционной психологической терминологии; однако нео-бихевиористы нарушили этот запрет, обсуждая проблемы цели, образа и т.д.

Необихевиоризм Б. Ф. Скиннера

Нео-бихевиоризм основан на том же принципе, что и Уотсон, а именно: психология не имеет права заниматься чувствами, влечениями или другими субъективными состояниями[1]; он отвергает любые попытки говорить о «природе» человека, строить модель личности или подвергать анализу различные страсти, мотивирующие поведение человека. Скиннер отвергает любой анализ поведения в терминах намерения, цели или задачи как донаучный и пустую трату времени. Психология должна заниматься изучением механизмов, которые мотивируют поведение человека, и тем, как их можно использовать для достижения максимальных результатов. «Психология» по Скиннеру — это наука о манипулировании поведением; ее цель — открыть механизмы «стимуляции», которые производят поведение, желаемое «клиентом».

Вместо условных рефлексов павловской модели Скиннер говорит о модели «стимул-реакция». Другими словами, это означает, что безусловно-рефлекторное поведение приветствуется и вознаграждается, потому что оно желательно для экспериментатора. (Скиннер обнаружил, что похвала и вознаграждение являются более сильными и эффективными стимулами, чем наказание). В результате такое поведение закрепляется и становится привычкой для объекта манипуляции. Например, Джонни не любит шпинат, но он все равно его ест, и мама вознаграждает его за это (хвалит, показывает ему взгляд, дружескую улыбку, любимый кусок торта и т.д.), что является положительным «стимулом», согласно Скиннеру. Когда стимулы действуют последовательно и систематически, дело доходит до того, что Джонни начинает нравиться есть шпинат. Скиннер и его коллеги разработали целую серию оперативных методик и проверили их в сотнях экспериментов. Скиннер доказал, что с помощью правильного применения положительных «стимулов» можно в невероятной степени изменить поведение как животных, так и людей — даже несмотря на то, что некоторые слишком нагло называют «врожденными склонностями».

Доказав это экспериментальным путем, Скиннер, несомненно, получил признание и славу. В то же время он подтвердил точку зрения тех американских антропологов, которые ставят социокультурные факторы на первое место в формировании человека. Важно добавить, однако, что Скиннер не полностью отвергал генетические предположения. Однако, чтобы точно охарактеризовать его позицию, следует подчеркнуть следующее: Скиннер считает, что поведение полностью определяется набором «стимулов», не зависящих от генетической обусловленности. Стимул может быть произведен двумя способами: либо в результате нормального культурного процесса, либо по заранее продуманному плану.

Цели и ценности

Эксперименты Скиннера не направлены на выяснение целей воспитания. Подопытному животному или испытуемому в ходе эксперимента создаются такие условия, что они ведут себя совершенно определенным образом. А почему их помещают в такие условия — это дело руководителя проекта, который определяет цели исследования. Практика-экспериментатора в лаборатории, по большому счету, мало волнует, зачем он обучает, воспитывает или тренирует подопытное животное (или человека), его больше интересует процесс демонстрации своих навыков и выбор методов, соответствующих поставленной цели. Когда мы переходим от лабораторных условий к условиям реальной жизни человека и общества, возникают серьезные трудности, связанные именно с вопросами: почему человек подвергается манипуляциям, и кто является заказчиком (кто ставит, преследует такие цели)?

Создается впечатление, что когда Скиннер говорит о культуре, он все еще имеет в виду свою лабораторию, где психолог действует без учета ценностных суждений и не испытывает трудностей, поскольку цель эксперимента не имеет для него значения.

О психологических экспериментах

Когда психолог ставит перед собой задачу понять поведение человека, он должен выбрать методы, подходящие для изучения людей в реальной жизни, тогда как бихевиористские исследования практически проводятся in vitro. Может сложиться впечатление, что психология пытается добиться уважения, подражая естественным наукам, заимствуя у них некоторые методы, но оказывается, что это были методы, действовавшие 50 лет назад, а не «научные» методы, используемые сегодня в передовых отраслях науки. В результате недостающая теория часто скрывается за внушительными математическими формулами, которые не имеют ничего общего с фактами и нисколько не повышают их значимость.

Разработка метода наблюдения и анализа поведения человека за пределами лаборатории — задача не из легких, но она является необходимой предпосылкой для понимания человека. По сути, есть только два метода наблюдения, которые работают при изучении человека:

  1. первый метод — это прямое и детальное обследование одного человека другим. Наиболее эффективную версию этого метода демонстрирует «психоаналитическая лаборатория» Фрейда. Здесь пациенту предоставляется возможность выразить свои бессознательные влечения, и в то же время проясняется связь этих влечений с наблюдаемыми «нормальными» и «невротическими» формами поведения. Менее мощным, но все же достаточно продуктивным методом является интервью или серия опросников, к которым следует добавить изучение некоторых сновидений, а также серию проективных тестов. Даже не зная субъекта лично и не имея его писем, дневников или подробной биографии, психолог может использовать этот вид наблюдения как важный источник для понимания психологического профиля личности.
  2. второй метод изучения человека в жизни — вместо того, чтобы «загонять» жизнь в психологическую лабораторию, превратить определенные жизненные ситуации в «естественную лабораторию». Вместо того чтобы конструировать искусственную социальную ситуацию (как это делается в психологической лаборатории), исследователь изучает эксперименты, которые предлагает сама жизнь. Необходимо отобрать такие социальные ситуации, которые можно сравнить, и превратить их в соответствующий эксперимент с помощью специального метода. Если одни факторы принять за константы, а другие изменить, то в такой природной лаборатории есть возможность проверить различные гипотезы. Подобных ситуаций очень много, и можно проверить, соответствует ли та или иная гипотеза всем этим ситуациям — и если нет, то можно выяснить, есть ли убедительное объяснение этому исключению, или нужно изменить гипотезу. Простейшей формой такого «естественного эксперимента» является анкетный опрос (с использованием большого списка открытых вопросов или личных интервью), проводимый среди репрезентативных групп людей разных возрастов и профессий.

Теория фрустрационной агрессивности

Существует множество других бихевиористских исследований агрессии, но единственной общей теорией агрессии и насилия является теория фрустрации Джона Долларда и других, которая пытается объяснить причину всей агрессии. Более конкретно, эта теория утверждает следующее: «Возникновение агрессивного поведения всегда связано с наличием фрустрации, и наоборот — наличие фрустрации всегда влечет за собой ту или иную форму агрессии».

Два года спустя один из авторов этой теории, Н.Е. Миллер, сформулировал вторую половину гипотезы, предположив, что фрустрация может вызывать множество различных реакций и что агрессия является лишь одной из них.

По словам Басса, за редким исключением, эта теория была принята почти всеми психологами. Сам Басс критически подытоживает: «К сожалению, исключительное внимание к фрустрации привело к тому, что целый большой класс предшественников (вредных стимулов) был выброшен вместе с концепцией агрессии как инструментальной реакции. На самом деле, фрустрация является лишь одним из многих предшественников агрессии, но не самым сильным».

Первоначальная простая формулировка теории сильно пострадала от многочисленных интерпретаций термина «фрустрация». Наиболее важными являются два значения: 1) прекращение начатой целенаправленной деятельности (пример мальчика, которого мать бьет, когда он лезет в банку с печеньем) и 2) фрустрация как отказ, желание, страсть, «отрицание», по словам Басса (мальчик, который просит у матери печенье, а она ему отказывает).

Многочисленные интерпретации концепции фрустрации объясняются, во-первых, тем, что Доллард и другие недостаточно четко и ясно сформулировали свои идеи. Вторая причина, вероятно, заключается в том, что в повседневном языке слово «фрустрация» обычно используется во втором значении, к которому можно добавить психоаналитическую интерпретацию.

Каждое значение слова «фрустрация» соответствует двум совершенно разным теориям. Фрустрация в первом смысле кажется довольно редким явлением, поскольку она предполагает ситуацию, в которой сознательная деятельность уже началась. В любом случае, серьезного подтверждения или опровержения этой теории можно ожидать только от новых научных данных в области нейрофизиологии.

Что касается другой теории, основанной на втором значении слова «фрустрация», то у нас сложилось впечатление, что она не выдерживает проверки эмпирическими фактами. Люди, стоящие в очереди за билетами в театр, верующие во время Великого поста, люди на войне, которым приходится мириться с нехваткой качественной еды — эти и сотни подобных случаев не приводят к росту агрессии. Скорее, решающую роль для человека играет психологический смысл фрустрации, который может меняться в зависимости от окружающей среды.

Психология и наука

На современном этапе довольно сложно говорить о психологии как о единой науке: Каждое течение предлагает свое понимание психической жизни, выдвигает свои объяснительные принципы и, соответственно, концентрирует свои усилия на анализе определенных аспектов того, что понимается как психическая реальность. Однако в последнее время наблюдается сближение различных направлений — или, по крайней мере, тенденция к большей терпимости между ними, что означает возможность диалога и взаимного обогащения.

Теперь я могу вернуться к вопросу о месте психологии в системе наук и попытаться оценить ее отношение к другим научным дисциплинам.

Связь психологии с естественными науками вполне очевидна. Наиболее очевидная связь — с биологическими науками. В древности душа понималась как особое жизненное начало или сущность живых существ, а Аристотель связывал типы душ с классами живых существ. Рассматривая возникновение самой научной психологии, следует отметить несколько аспектов в отношениях между психологией и биологическими дисциплинами.

Во-первых, это заимствование некоторых общебиологических теоретических положений для объяснения закономерностей психического развития — ряд психологических теорий ссылается на них достаточно прямо.

Теория эволюции Ч. Дарвина (который, кстати, и сам имел некоторые психологические проблемы) сыграла в этом отношении значительную роль: прежде всего, она включает в себя идею адаптации к изменяющимся условиям окружающей среды, что дает ключ к пониманию эволюции психических форм жизни и их адаптивной роли. Идеи Дарвина оказали влияние на многих психологов — специалистов по психологии как животных, так и человека. Одна из фундаментальных проблем психологии — проблема эволюции психики в филогенезе — обычно обсуждается с обращением к Дарвину. Эта проблема разрабатывалась одной из психологических дисциплин — эволюционной биопсихологией.

Многие авторы, обсуждая онтогенетическое развитие психики, опирались на так называемый биогенетический закон, согласно которому онтогенез (индивидуальное развитие) является редуцированным повторением филогенеза. На этом принципе Фрейд основывал выделение стадий индивидуального развития, которые находят свои аналоги на различных уровнях животного мира. Американец Стэнли Холл (1846-1924), основатель детской психологии, интерпретировал ее по-своему, отстаивая принцип рекапитуляции (в своем психическом развитии, по мнению Холла, ребенок повторяет стадии развития общества). Биогенетический закон неоднократно подвергался сомнению, но в данном случае нас интересует не его истинность, а факт его влияния на психологию.

Ряд психологов основывают свои концепции на принципах, взятых из эмбриологии. Например, американский психолог Арнольд Гезелл (1880-1961) распространил принципы эмбрионального развития на развитие ребенка после рождения, отметив сходство определенных «циклов» и стадий нейромоторных и психических изменений, которые он подчеркивал.

Известный в эмбриологии принцип эпигенетизма (согласно которому в эмбриональном развитии существуют стадии возникновения качественных новообразований — в отличие от принципа преформизма, утверждающего, что организм изначально дан как таковой и изменяется лишь количественно) был использован Эриксоном при анализе психического развития человека.

На странице курсовые работы по психологии вы найдете много готовых тем для курсовых по предмету «Психология».

Читайте дополнительные лекции:

  1. Близнецовый метод — Суть близнецового метода психогенетических исследований
  2. Классификация неврозов
  3. Психологическое консультирование по проблемам профессионального самоопределения
  4. Предмет и история детской психологии
  5. Особенности ценностных ориентаций у супругов молодой семьи — Общая характеристика ценностных ориентаций
  6. Личностная креативность организатора работы с молодежью
  7. Тревожность младших школьников и её коррекция
  8. Психодинамическое направление в психотерапии
  9. Бихевиоральная психотерапия — Основные направления бихевиоральной психотерапии
  10. Диагностика творческого мышления

Как нанять специалиста по поведению

Наука о поведении становится интересной дисциплиной в частном секторе, но для многих работодателей ее новизна вызывает неоднозначную реакцию. Самые инновационные компании знают, что это может быть полезно для бизнеса, но они не знают, как найти нужных людей для реализации этого потенциала. Что именно делает человека квалифицированным исследователем поведения? Какими техническими навыками должен обладать штатный ученый-бихевиорист?

На сегодняшний день в деловом мире нет руководства, как стать ученым-бихевиористом; среди специалистов-практиков в частном секторе существует разный опыт.Тем не менее, закономерности проявляются как в биографии людей, так и в том, что, по нашему мнению, необходимо для повседневного успеха. В моей компании Morningstar мы обнаружили эти закономерности, создав группу Behavioral Insights Team. Здесь я поделюсь «набором талантов» наборов навыков, которые, как мы обнаружили, являются ценными для штатного специалиста по поведению, и как оценить эти навыки у соискателей. Точное сочетание и глубина этих навыков варьируется в зависимости от конкретных потребностей компании, но поведенческие роли, как правило, включают их всех в той или иной степени.Я разобью стек талантов на пять широких категорий:

  1. Экспериментальный проект
  2. Знание психологии
  3. Анализ данных
  4. Цифровые эксперименты
  5. Управление продуктами

Что именно делает человека квалифицированным исследователем поведения? Какими техническими навыками должен обладать штатный ученый-бихевиорист?

№1: Экспериментальный проект

Что это такое и зачем это нужно: Прежде всего, прикладной ученый-бихевиорист должен разбираться в планировании и интерпретации экспериментов.Проведение экспериментов, особенно рандомизированных контролируемых испытаний (РКИ), является фундаментальной ценностью штатного поведенческого исследователя.

Почему это так важно? Прикладная наука о поведении — это больше процесс, чем теория. Хотя эта область получила известность благодаря популярным книгам, наполненным заслуживающими внимания примерами человеческого поведения, применение выводов непосредственно из этих книг может вас разочаровать. Успех приходит, когда вы знаете, как определить поведенческую проблему, оценить возможные решения на основе литературы и вашего опыта, а также тщательно протестировать решения.Ваши клиенты, вероятно, отличаются от чьих-либо других, и штатный специалист по поведению может помочь вам выяснить, что работает (а что нет) научным и основанным на данных образом.

Как это выглядит: Прикладной поведенческий исследователь должен иметь опыт проведения высокоэффективных экспериментов. Они должны знать все тонкости экспериментального дизайна, а не только простое A/B-тестирование, которое часто встречается в промышленности.

Это включает в себя опыт проведения экспериментов в реальном мире (будь то академические полевые эксперименты или в бизнес-среде) и глубокое понимание правильного дизайна эксперимента, такого как рандомизация, статистическая мощность и уменьшение дисперсии.В то время как официальное академическое обучение является наиболее распространенным способом приобретения этих навыков, все больше и больше людей учатся на рабочем месте, особенно в связи с тем, что компании все чаще экспериментируют с маркетингом роста и оптимизацией конверсии.

Исследователь поведения также должен иметь возможность анализировать результаты экспериментов и делиться результатами с более широкой аудиторией. Это означает наличие теоретических и технических знаний для проведения статистического анализа, включая выборку, Т-тесты, распределения вероятностей, статистическую значимость и доверительные интервалы.Успешная интерпретация результатов и обмен ими требуют сильных коммуникативных навыков.

Как оценивать: Попросите их предоставить подробные примеры экспериментов, которые они проводили, в том числе то, как они определили поведенческую проблему, теорию, лежащую в основе их вмешательств, как они выбрали размер выборки, подготовили данные, рандомизировали выборку, проанализировали результаты и интерпретировали полученные знания для своей команды. Они должны быть в состоянии обосновать свой экспериментальный план, а также объяснить его таким образом, чтобы их менее подкованные в статистике коллеги поняли.Исследования ценны только в том случае, если о них сообщается таким образом, который позволяет их применять.

#2: Знание психологии

Что это такое и зачем это нужно: Эксперименты — основная задача поведенческой работы, но глубокие знания психологии — это то, что позволяет этим экспериментам увенчаться успехом. Наука о поведении и смежные дисциплины дают информацию о решениях, которые проходят проверку и, в конечном счете, положительно влияют на деятельность компании.

Исследователь-прикладник должен иметь глубокие познания как минимум в области когнитивной и социальной психологии.Они должны хорошо разбираться в работах таких лидеров отрасли, как Даниэль Канеман, Амос Тверски, Ричард Талер, Касс Санстейн, Дэн Ариели и Роберт Чалдини. Но хороший практик выходит далеко за рамки основных книг и часто погружается в академические статьи, чтобы оставаться на переднем крае. Эта область регулярно развивается, поэтому они должны держать руку на пульсе последних событий в науке о поведении и должны отмечать исследования, которые не удалось воспроизвести.

Как это выглядит: Практики должны уметь определять и применять ключевые концепции поведения, такие как теория двойного процесса, ограниченная рациональность, психология привычек, теория перспектив, социальные нормы и временные предубеждения.

Как оценить: Чтобы проверить их способность применять идеи из психологии, возьмите проблему, с которой сталкивается ваш бизнес, и попросите кандидата пройти через свой мыслительный процесс определения поведенческой проблемы. Попросите их составить карту возможных диагнозов и решений. Попросите их подробно рассказать, как они усвоили эти понятия и каковы их привычки к чтению. Как они остаются в курсе последних событий в этой области? Как они гарантируют, что их не одурачат плохой исследовательской практикой или исследованиями, которые не были воспроизведены?

Успех приходит, если вы знаете, как определить поведенческую проблему, оценить возможные решения на основе литературы и вашего опыта, а также тщательно протестировать решения.

№3: Анализ данных

Что это такое и зачем это нужно: Навыки работы с данными имеют решающее значение для ученых-бихевиористов по двум причинам. Во-первых, эксперименты с высоким уровнем воздействия требуют сбора, очистки и анализа данных. Во-вторых, доступность и анализ данных часто являются самыми большими препятствиями для тщательного тестирования в организациях. Плохая практика работы с данными — например, потеря информации о том, какие данные и где хранятся — препятствует эффективному тестированию во многих компаниях. Таким образом, чтобы сделать возможными результативные эксперименты, ученый-бихевиорист должен понимать, как создать набор данных, пригодный для экспериментов и анализа.

Как это выглядит: Исследователь поведения должен понимать, как поведение его клиентов отслеживается и собирается с помощью аналитических инструментов. Наиболее распространенные инструменты, такие как Google Analytics, Adobe Analytics, Heap и Kissmetrics, помогают исследователям понять поведение пользователей на веб-сайтах и ​​в веб-программном обеспечении. В мобильных продуктах есть несколько уникальных инструментов, таких как Mixpanel. Кандидаты должны, по крайней мере, быть знакомы с этими инструментами и, желательно, хорошо разбираться в том, как они работают и когда на них следует или не следует полагаться.

Им также необходимо понять, как получить доступ к этим данным. Это требует знания того, как работают базы данных и как использовать SQL, язык программирования управления данными, для извлечения из них наборов данных. Исследователю поведения также полезно понимать, что такое реляционная база данных (наиболее распространенная форма организации базы данных) и как работают хранилища данных (системы отчетности и анализа данных).

Набор навыков работы с данными дополнен возможностью анализировать и очищать данные, чтобы сделать их полезными.Для этого требуются функциональные возможности в пакете статистического программирования, таком как R, STATA, SAS или Python. Какая программа будет зависеть от отрасли и организации, но R и Python наиболее распространены в частном секторе. Кандидаты должны быть в состоянии предоставить примеры кода, который они написали, и провести интервьюера через их программирование. Они должны быть в состоянии выполнять общие функции, такие как регрессионный анализ, когортный анализ и сравнения до и после.

Как оценить: Чтобы оценить набор навыков работы с данными, попросите их предоставить примеры проведенного ими анализа данных, включая их код.Попросите их пройти через мыслительный процесс и объяснить выводы. Они должны быть в состоянии подробно описать каждую часть процесса и объяснить результаты неспециалистам, как и при планировании экспериментов.

#4: Цифровые эксперименты

Что это такое и зачем это нужно: Экспериментальный дизайн и навыки работы с данными должны сочетаться с современными цифровыми инструментами для экспериментов, которые делают возможным и то, и другое. К счастью, технологии сделали тестирование в частных организациях удивительно простым.

Как это выглядит: Инструменты можно разделить по каналам. Для тестирования веб-сайта или веб-продукта необходимы инструменты «укажи и щелкни» для A/B-тестирования; к ним относятся Optimizely, Visual Website Optimizer, Adobe Target или Google Analytics Content. Для тестирования коммуникаций по электронной почте исследователям поведения потребуется опыт создания кампаний по электронной почте и проведения тестов в почтовых клиентах, таких как MailChimp, AWeber или Eloqua. Все они имеют встроенные функции A/B-тестирования, которые просты в настройке.Хотя процесс фактического создания и запуска тестов относительно прост, кандидатам нужны некоторые функциональные знания по созданию списков и кампаний в этих инструментах.

Как оценивать: Чтобы продемонстрировать свои знания, попросите кандидатов рассказать вам, как они будут использовать один из этих инструментов для настройки простого веб-эксперимента. Например, попросите их смоделировать либо A/B-тестирование строк темы электронной почты, либо две разные версии главной страницы вашего сайта.

№5: Управление продуктами

Что это такое и зачем это нужно: Наконец, сильный набор навыков работы с продуктом может позволить бихевиористу усилить цифровые продукты компании.Исследователю поведения не нужно уметь создавать продукт, но он должен знать, как он создается. Разработка продукта связана с ресурсами: чтобы исследователи поведения могли внести свой вклад в то, как эти ресурсы используются, они должны знать язык и процесс коллег, которые их используют. Чтобы определить приоритеты поведенческих вмешательств в цикле разработки продукта, штатный поведенческий исследователь должен иметь возможность работать в этой среде.

Как это выглядит: Хороший исследователь поведения должен понимать, как поведенческие вмешательства могут вписываться в процесс разработки продукта.Это означает понимание типичных моделей управления продуктом, таких как Waterfall, Stage Gate и Agile. Если исследователь знает, как такие функции вписываются в общий план продукта, он сможет помочь команде достичь бизнес-целей.

Исследователь поведения должен также понимать язык мира продуктов. Это включает в себя ключевые показатели эффективности (KPI) и то, как конкретная продуктовая команда их организации измеряет влияние. Любые эксперименты должны согласовываться с этими измерениями и улучшать это влияние.Они также должны знать инструменты управления продуктами, такие как JIRA и Aha, и иметь общее представление о том, как они используются.

Наконец, бихевиорист должен знать основы качественного исследования пользователей. Они должны понимать, как получить качественную обратную связь от пользователей (или потенциальных пользователей) перед тестированием или новой поведенческой функцией, особенно с помощью опросов пользователей и тестирования пользователей.

Как оценивать: Кандидаты должны пройти собеседование с членами команды разработчиков, чтобы убедиться, что они могут общаться на одинаковых условиях.Их также следует спросить, как они ответят на вопрос, используя качественное исследование пользователей, и смогут сформулировать компромиссы между различными методами.

Набор навыков прикладных ученых-бихевиористов все еще развивается. Не каждый ученый-бихевиорист будет обладать всеми этими навыками, но эта структура дает отправную точку для оценки того, смогут ли они помочь вашей организации в достижении ее целей. Хотя поведенческая наука обладает большим потенциалом, без надлежащей подготовки и технических навыков эти результаты не могут быть реализованы.Оценивая навыки кандидатов с помощью этого стека талантов, компании могут начать поиск подходящего человека — или людей — для того, чтобы воспользоваться преимуществами науки о поведении.

О журнале Behavioral Scientist Magazine

Behavioral Scientist — это некоммерческий цифровой журнал, предлагающий читателям оригинальные, наводящие на размышления отчеты с передовых рубежей науки о поведении. Наша миссия, созданная в лабораториях и офисах ведущих исследователей, практиков и журналистов, состоит в том, чтобы помочь нашим читателям разобраться в сегодняшнем мире посредством более глубокого понимания человеческого поведения.

Мы публикуем статьи о самых насущных социальных, политических, экономических и технологических проблемах современности, уделяя особое внимание оригинальным колонкам и комментариям ведущих академических и прикладных ученых-бихевиористов и дизайнеров. На нашем сайте вы также найдете отчеты о событиях в этой области, сводки новых ключевых результатов, интервью с экспертами, репортажи о недавно опубликованных книгах и тщательно подобранный контент со всего Интернета — это означает, что вы сможете найти последние новости науки о поведении. исследования и мысли в одном месте.

Мы сохраняем твердую приверженность умной науке и честной журналистике, отвергая шумиху и преувеличения. Мы стремимся превратить Behavioral Scientist в определяющий источник новостей и анализа в этой области. И мы надеемся развивать сообщество и совесть в этой области, объединяя ученых-бихевиористов и широкую общественность, не уклоняясь от ключевых дискуссий и дебатов.

Behavioral Scientist — редакционно-независимый журнал, миссия которого финансируется нашей программой членства читателей, индивидуальными пожертвованиями, грантами и консорциумом организаций, занимающихся изучением поведения, перечисленных ниже.


Партнеры

Организационные партнеры

верят в миссию ученого-бихевиориста — помочь людям разобраться в сегодняшнем мире посредством более глубокого понимания человеческого поведения.

Помимо прямого финансирования, организационные партнеры и доноры также поддерживают Behavioral Scientist посредством взносов в натуральной форме (например, использование продуктов и услуг, которые помогают компенсировать операционные расходы).

Организационные партнеры не играют роли в редакционных решениях журнала.Когда в наших историях упоминаются партнеры, будь то физические лица или представители организаций, мы раскрываем их на этих страницах.

Партнеры-учредители

idea42 — это некоммерческая организация, которая использует науку о поведении для разработки масштабируемых решений некоторых из самых сложных проблем общества. idea42 предоставляет финансирование и поддержку в натуральной форме с момента запуска программы Behavioral Scientist в 2017 году.

Behavioral Science & Policy Association (BSPA) — это глобальное сообщество лиц, принимающих решения в государственном и частном секторах, исследователей в области поведенческих наук, политических аналитиков и практиков, перед которыми стоит смелая миссия — продвигать применение тщательных исследований в области поведенческих наук, которые служат общественным интересам.BSPA предоставляет финансирование и поддержку в натуральной форме с момента запуска программы Behavioral Scientist в 2017 году.

Центр исследования решений (CDR) при Школе бизнеса Бута при Чикагском университете занимается вопросами лучшего понимания человеческого поведения и опыта. CDR предоставил финансирование в период с 2017 по 2020 год, чтобы помочь запустить программу Behavioral Scientist .

2021 Поддерживающие партнеры

2021 Организационные спонсоры

Мудрые совы:


Дополнительная опора

Поддержка семинаров по веб-разработке и написанию текстов была предоставлена ​​Фондом Ассоциации психологических наук (APS) для обучения и понимания общественностью психологических наук.

Фонд Джона Темплтона, основанный в 1987 году, поддерживает исследования и диалог по самым глубоким и сложным вопросам, стоящим перед человечеством. Фонд финансирует работу по самым разным темам: от черных дыр и эволюции до творчества, прощения и свободы воли. Он также поощряет гражданский, информированный диалог между учеными, философами, теологами и общественностью в целом.

О компании | Заголовок | Авторы | Рекомендации по отправке | Политика конфиденциальности. | Свяжитесь с нами

Воображая следующее десятилетие науки о поведении

Если бы вы спросили Ричарда Талера в 2010 году, что, по его мнению, станет с тогда еще очень новой областью науки о поведении в течение следующего десятилетия, он был бы неправ, по крайней мере, по большей части.Мог ли он предсказать расширение исследований поведенческой экономики? Наверное. Нобелевская премия? Может быть. Почти 300 поведенческих команд в правительствах, компаниях и других организациях по всему миру? Не шанс.

Когда полтора года назад мы попросили его подвести итоги 10 лет, прошедших с момента публикации Nudge , , он ответил: «Неужели я слишком стар, чтобы просто сказать «Боже мой? … [Касс Санстейн и я] никогда бы не ожидали, что одна «подталкивающая единица» будет намного меньше 200….Время от времени один из нас отправляет другому электронное письмо, которое равносильно просто «вау!»

Закрывая прошлый год (и последнее десятилетие), мы призвали помочь нам представить себе следующее десятилетие науки о поведении. Мы попросили вас поделиться своими надеждами и опасениями, прогнозами и предупреждениями, открытыми вопросами и большими идеями.

Мы получили более 120 заявок от ученых-бихевиористов со всего мира. Мы выбрали самые наводящие на размышления материалы и отобрали их ниже.

Мы разделили ответы на три раздела.Первый раздел, Обещания и подводные камни, содержит ответы о поле в целом — его личности, назначении, значениях. В этом разделе вы найдете авторов, бросающих вызов области, чтобы быть смелее. Вы также найдете идеи по объединению области, которая в своем росте для некоторых ощущалась как «Дикий Запад». Этические соображения также стоят на первом месте. «Наука о поведении и раньше сталкивалась с этическими дилеммами… но никогда прежде сущность этой области не была так прямо подчинена корпоративным интересам», — пишет Филипп Гофф.

Мы попросили вас поделиться своими надеждами и опасениями, прогнозами и предупреждениями, открытыми вопросами и большими идеями.

Во второй раздел мы поместили идеи о конкретных доменах. Это включает в себя «Технологии: кошмар или новая норма», где Таня Рамос рассматривает возможность поведенчески оптимизированной технологической антиутопии. В «Будущем работы» Лазсло Бок полагает, что своевременные, разумные подталкивания будут способствовать укреплению корпоративной культуры, а Джон Яхомивч подчеркивает важность страсти в экономике, в которой все больше доминирует А.I. В книге «Изменение климата: нацеливание на людей и систем» ученые-бихевиористы размышляют над тем, как поле может использовать свой вес в этой экзистенциальной битве. Вы также найдете разделы о построении более эффективных правительств, здравоохранении на цифровом фронтире и последней миле, а также о следующих шагах в сфере образования.

Третий и последний раздел является наиболее конкретным из всех. Здесь вы найдете комментарии о возможностях (и обязательствах) для исследований и применения. Например, Джордж Лоуэнштейн предлагает уделять больше внимания вниманию — ресурсу, который становится все более дефицитным.Другие, со стороны приложения, размышляют о том, как наука о поведении повлияет на дизайн наших кварталов, и задаются вопросом, что нужно сделать, чтобы привнести науку о поведении в зал суда. Раздел завершается идеями о будущем дизайна вмешательств и о том, как мы можем продолжать совершенствовать наши методы.

Талер, возможно, не был в состоянии предсказать будущее, но когда он и Састейн представили, какой может стать область бихевиористской науки, они надеялись, что это будет та область, в которой ученые-бихевиористы подтолкнули ее навсегда.

В этой коллекции вы найдете следы этого духа, отраженные повсюду. Как область мы заинтересованы в воздействии, этике и строгости, и у нас есть идеи о том, как использовать поведенческую науку, чтобы улучшить мир.

10 лет мы не узнаем, сбудется ли хоть одна из этих идей, кто был прав, а кто ошибался. Но суть не в этом. Смысл в том, чтобы представить миру наши надежды и страхи, наше видение лучшего поля и лучшего мира, а также способы, которыми мы можем этого достичь.

— Эван Нестерак, главный редактор


Содержание

Совет по навигации: Используйте оглавление ниже, чтобы перейти к определенному разделу. Если вы хотите вернуться к оглавлению, просто нажмите кнопку «Назад» в браузере.

РАЗДЕЛ I: Обещания и опасности
РАЗДЕЛ II: Области нашего разума
РАЗДЕЛ III: Исследования и идеи применения, план вмешательства, методы

НАДЕЖДА

Если бы я мог придумать идеальное десятилетие для ученых-бихевиористов, мы бы:

  1. Сосредоточьтесь на улучшении жизни с помощью науки о поведении, используя наши знания для решения еще более широкого круга насущных социальных проблем, чем в прошлые десятилетия (от неравенства доходов до преступности, бездомности, изменения климата и эпидемии ожирения).
  2. Внесите свой вклад в понимание того, что меняет поведение на длительное время, а не того, что способствует поощрению одного или двух правильных решений.
  3. Наблюдайте за развитием «большой науки» или обширными командными усилиями по расширению знаний.
  4. Охватывайте более широкий спектр областей и идей в нашей повседневной работе, например, не только психологию и экономику, но также нейробиологию, социологию, философию и информатику.
  5. См. практически повсеместное внедрение основ, обеспечивающих надежность и воспроизводимость нашей науки, таких как предварительная регистрация и открытый обмен исследовательскими стимулами и данными.
  6. Повысить наши этические стандарты, признавая, что по мере того, как становится доступным все больше и больше личных данных, мы должны бдительно защищать благополучие тех, чей выбор мы изучаем.

Кэтрин Милкман является профессором Уортонской школы Пенсильванского университета, заведующей семестровым обучением Эвана К. Томпсона.


Каким будет следующее десятилетие BI? Учитывая все, что мы знаем о человеческой (не)способности прогнозировать, мне действительно не следует прогнозировать.Тем не менее, я хотел бы, чтобы произошли три вещи.

Теоретически я ожидаю, что мы перейдем от демонстрации поведенческих отклонений к определению того, когда и где они возникают и не возникают, и определению их рыночных эффектов.

На практике я ожидаю, что мы выйдем за пределы подталкивания и настройки точек взаимодействия двумя способами. Во-первых, я ожидаю гораздо большей конвергенции между поведенческими данными и смежными дисциплинами, такими как дизайн, наука о данных и взаимодействие человека с компьютером.Во-вторых, я вижу гораздо больше усилий, направленных на создание поведенчески информированных организаций и разработку основы для масштабирования поведенческих вмешательств. Я надеюсь, что организации тратят столько же времени и энергии на то, чтобы соответствовать требованиям человека, чем они тратят на соблюдение закона!

Наконец, я считаю, что мы начнем двигаться к тому, что исследователи и практики начнут признавать центральную роль поведения. Если продукты и процессы хорошо разработаны с точки зрения поведения, нам не нужно будет подталкивать людей к их принятию.Поэтому, если к концу следующего десятилетия потребность в подталкивающих устройствах отпадет, это будет хорошим признаком успеха!

Дилип Соман — профессор поведенческих наук и экономики в Школе менеджмента Ротмана Университета Торонто. Он является автором Последняя миля .


ПРИОРИТЕТ ВОЗДЕЙСТВИЯ

идей42 и другие организации, подобные , которые применяют поведенческие науки для решения реальных проблем, успешно провели сотни, а возможно, и тысячи экспериментов за последнее десятилетие.В следующем десятилетии у нас есть потрясающая возможность применить поведенческую науку для масштабного воздействия, а не продолжать проводить больше экспериментов просто потому, что мы сделали эксперименты мерилом своего успеха. Наука о поведении может по-новому взглянуть на меняющиеся системы. Крайне важно адаптировать успешные решения от одного контекста к другому. Мы можем использовать его, чтобы помочь организациям трансформироваться. Наконец, берясь за эти более сложные проекты, мы можем последовательно использовать науку даже для оптимизации процесса применения науки.Эти более широкие приложения будет сложнее реализовать и сложнее измерить, но потенциал воздействия делает их достойными внимания.

Пиюш Тантиа — директор по инновациям в компании idea42.

Раскрытие информации: idea42 является партнером-основателем Behavioral Scientist , а Пиюш Тантиа входит в консультативный совет Behavioral Scientist .


Наука о поведении вызвала огромный интерес в последнее десятилетие ; в следующие десять лет часть этого внимания может переместиться в другое место.Если это произойдет, нам нужен способ гарантировать, что мы все еще можем применять те же доказательства, даже если люди больше не требуют «поведенческих» подходов.

Возможно, мы добьемся успеха, если в конце следующего десятилетия мы не будем говорить о «поведенческих инсайтах» как об отдельной идее — потому что они были поглощены стандартными способами разработки политики и разработки услуг.

Таким образом, очевидный приоритет состоит в том, чтобы больше сосредоточиться на новых тактиках интеграции поведенческих наук в стандартные методы работы организаций.Принятие этого приоритета поднимает интересный вопрос. Возможно, нам бы это удалось, если бы в конце следующего десятилетия мы не говорили о «поведенческих инсайтах» как об отдельной идее — потому что они были поглощены стандартными способами выработки политики и разработки услуг.

Майкл Холлсворт является управляющим директором BIT North America.


Изменить поведение сложно. Трудно начать, трудно поддерживать.Мы по-прежнему слишком много тратим, слишком много едим и забываем о лекарствах. Есть две проблемы: наши вмешательства имеют небольшой эффект и низкий уровень восприятия промышленностью.

Прикладная наука о поведении должна стать смелее и чувствовать себя более комфортно с шумом. Большинство ученых-бихевиористов — экспериментаторы, обученные максимизировать контроль и понимать механизм. Мы проводим гигантские полевые исследования с множеством условий, но это всего лишь тестирование небольших изменений в больших системах: формулировка инструкций в приложении или письма, которые мы отправляем налогоплательщикам.

Как нам по-настоящему интегрировать принципы поведенческой науки в наш мир? Как мы можем дать дизайнерам шаблоны для новых систем? Как мы можем есть меньше мяса, меньше летать, уменьшать предубеждения, повышать квалификацию, бороться с НИМБИизмом?

Прикладная наука о поведении должна стать смелее и чувствовать себя более комфортно с шумом.

Это будет непростое исследование, но это наша задача. Мы не идем за золотом, потому что золото трудно проверить.Мы прогнозируем, что область будет инвестировать в методы, которые позволят нам тестировать более смелые вмешательства, которые отдают приоритет влиянию. Мы прогнозируем: 

  • Все университетские лаборатории будут иметь собственные команды разработчиков и дизайнеров для создания веб-сайтов, воспроизводящих реальные решения.
  • Магазины прикладных товаров будут инвестировать в «живые лаборатории», используя программное обеспечение для пассивного отслеживания данных.
  • Мы будем изучать групповое поведение в дополнение к индивидуальному поведению. Изменение нормы станет следующей границей.
  • Будет издан рецензируемый журнал только для «прикладных» исследований с отраслевыми партнерами.В центре внимания будут более крупные проблемы, требующие более масштабных решений.
  • Мы выйдем за рамки изучения иррациональности человеческой природы, и нас попросят решить проблемы нашего будущего.

Кристен Берман — соучредитель Irrational Labs и Common Cents Lab в Университете Дьюка.


Сосредоточьтесь на выборе архитектуры в сложных системах , а не на изолированных вмешательствах. К этому моменту большинство прикладных наук о поведении принимало форму экспертов в предметной области, работающих над узкими, измеримыми проблемами.В этом режиме была проделана потрясающая работа, но я считаю, что нам нужно выйти за рамки этого, чтобы не застрять в качестве просто забавного побочного проекта для организаций.

Наибольшее влияние мы окажем не в изолированных экспериментах с разовыми решениями, а в изменении архитектуры выбора сложных организаций и систем, в которых они происходят. чем ученые-бихевиористы. Такие решения не так просто измерить в RCT, но в конечном итоге они гораздо более эффективны.

Я думаю об этом так: предпочел бы я добиться значительного и измеримого улучшения одного поведенческого результата в системе, например, использования продукта или участия в государственной программе, или изменить способ принятия руководителями или общественными лидерами своих стратегических решений? Бихевиоральная наука в значительной степени сыграла роль в первом, но я думаю, что второе, в конечном счете, более действенно, хотя и менее точно.

Эрик Джонсон — менеджер по оптимизации маркетинга в группе поведенческих исследований Morningstar.



Многие эмпирические журнальные статьи по социальной психологии заканчиваются подчеркиванием того, как результаты обеспечивают основу для будущей работы, которую можно использовать для улучшения жизни людей. Но эта «будущая работа» обычно не происходит. В конце концов, относительно легко проводить исследования в лаборатории или онлайн, а затем размышлять о том, как их можно использовать; Гораздо труднее проводить большие и строгие дорожные испытания наших идей в запутанном и сложном реальном мире.

Однако за последнее десятилетие правительства и организации стали все более открыты для партнерства с учеными-бихевиористами, что сделало такие дорожные тесты более осуществимыми. И теперь структура стимулов в академических кругах начинает меняться, позволяя ученым инвестировать значительное время и усилия, которые требуются для таких проектов. В частности, несколько крупных журналов теперь принимают зарегистрированные отчеты, которые принимаются до сбора данных.

Я бы предложил своим коллегам-бихевиористам оглянуться на их последнее заключительное заявление о том, как их открытия могут когда-нибудь быть полезными в реальном мире, и проверить эту идею прямо сейчас.

Я полагаю, что в течение следующего десятилетия этот формат станет более распространенным, что позволит исследователям тратить свое время на жесткие испытания своих идей в реальных условиях. Итак, я бы предложил своим коллегам-бихевиористам оглянуться на их последнее заключительное заявление о том, как их открытия могут когда-нибудь быть полезными в реальном мире, и проверить эту идею прямо сейчас.

Элизабет Данн — профессор психологии Университета Британской Колумбии и соавтор книги Happy Money (вместе с Майклом Нортоном).


Если наука о поведении состоит в итеративном улучшении предсказания кривой человеческого поведения, то ее применение заключается в изменении этой кривой. И главный вопрос следующего десятилетия — как и для кого мы его согнем.

Пилотирование, тестирование и масштабирование вмешательств требуют ресурсов, и естественным источником этих ресурсов являются компании (или кампании), которые хотят использовать его для собственной выгоды. Это не всегда плохо, когда стимулы согласованы.Но поскольку они не всегда совпадают, ученые-бихевиористы все чаще будут сидеть за столом друг напротив друга, борясь за изгибы кривой.

Если наука о поведении состоит в том, чтобы итеративно все лучше и лучше предсказывать кривую человеческого поведения, то приложение должно изгибать эту кривую. И главный вопрос следующего десятилетия — как и для кого мы его согнем.

Мы должны вооружиться для этого конфликта.Мы должны научиться делать бизнес-обоснование и согласовывать стимулы для борьбы с тем, что приносит непосредственную прибыль, но в конечном итоге приводит к саморазрушению. Не все выберут сторону того, что хорошо и правильно, и нам тоже придется с ними бороться. Не по мелочам, например, у кого есть докторская степень. или могут называть себя учеными-бихевиористами, но о том, что действительно важно: кому мы служим с помощью нашей науки.

Мэтт Валларт — главный специалист по поведению в Clover Health и автор книги «Начни с конца».


НОВАЯ ЭТИКА

Меня беспокоят ловушки, которые ждут науку о поведении в ближайшее десятилетие. В частности, по мере того, как Четвертая промышленная революция приближается к 2020-м годам, золотая лихорадка массивных наборов поведенческих данных открывает большие возможности и сопутствующие риски, от которых науке о поведении еще предстоит защитить себя. Искушение забыть о том, что даже «большие данные» часто измеряют операционализации, а не фактические результаты, меркнет по сравнению с угрозой, которую представляют огромные империи данных, способные использовать, гарантировать и противодействовать науке, которая помогает или мешает их миссии.

Наука о поведении и раньше сталкивалась с этическими дилеммами… но никогда прежде сущность этой области не находилась в такой прямой зависимости от корпоративных интересов.

Наука о поведении и раньше сталкивалась с этическими дилеммами: помогать ли правительствам пытать, говорить ли о последствиях дискриминации. Но никогда прежде суть этой области не находилась в такой прямой зависимости от корпоративных интересов. Подобно инженерным и биомедицинским исследованиям, бихевиористской науке в следующем десятилетии потребуется возвести прочные этические барьеры, чтобы защитить науку от развращающего влияния могущественных финансовых кругов.Хорошая новость заключается в том, что, похоже, еще есть время, чтобы выяснить, что мы должны делать, прежде чем поле создаст слишком много проблем с обнаружением того, что мы можем сделать. Но это только хорошие новости, если мы будем защищать нашу науку, пока десятилетие молодо!

Филип Атиба Гофф — профессор Франклина А. Томаса по охране справедливости в Колледже уголовного правосудия Джона Джея, а также соучредитель и президент Центра охраны справедливости.


Следующее десятилетие в науке о поведении должно стать тем , в котором вопросы этического использования нашего коллективного поведенческого инструментария станут такими же важными, как и сами инструменты.Бихевиоральная наука в значительной степени позиционирует себя как исключительно описательная, стремящаяся и часто преуспевающая в более полном объяснении принятия решений и поведения человека. Но, как и дисциплины, лежащие в основе бихевиористской науки — психология, экономика, неврология — серьезное нормативное исследование имеет решающее значение для реализации всего потенциала этой области.

Будут ли поведенческие данные использоваться для улучшения друг друга или просто для продажи большего количества товаров? Приведет ли это к более богатой, более автономной жизни или к жизни, которую легче подчинить нашим базовым инстинктам? Создаст ли он равенство или будет использоваться как инструмент разделения? Будет ли наша жизнь наполнена позитивными толчками или просто большим количеством грязи?

На эти вопросы нельзя ответить в ходе следующего эксперимента или полевого исследования, каким бы умным оно ни было, потому что исследование не завершено.Когда мы сосредотачиваемся только на том, что есть, и игнорируем то, что должно, мы упускаем из виду более глубокое понимание человечества, которое предлагает наука о поведении. Только когда вопрос будет рассмотрен полностью и глубоко, мы поймем истинное будущее науки о поведении и будет ли следующее десятилетие лучше, чем прошлое.

Тодд Хо — доцент бизнес-права и этики в Школе бизнеса Келли Университета Индианы.


Facebook, Amazon, Google и другие технологические компании непреднамеренно породят этическую революцию в бихевиористских науках.Формальный этический кодекс Американской психологической ассоциации, разработанный вскоре после того, как Нюрнбергский кодекс был написан в ответ на научные зверства Второй мировой войны, сосредоточен в основном на академических исследованиях и клинической практике. Но сегодня психологи делают гораздо больше. Поскольку психологи все больше участвуют в разработке продуктов, необходим новый код для учета непредвиденных проблем, связанных с подключенными устройствами, крупномасштабным сбором личных данных, распространением дезинформации, алгоритмической предвзятостью и массовой слежкой.

Мы увидим — и должны — увидеть разработку лучших практик и этических принципов, связанных с вкладом ученых-бихевиористов в проектирование и разработку технологий. Обучение новому этическому кодексу станет требованием для получения ученых степеней в области социальных наук или для работы в качестве исследователя в исследованиях, прошедших проверку IRB. Компании, которые не демонстрируют приверженность этим этическим стандартам, не выживут на рынке, поскольку потребители начинают понимать, каким образом технологии могут причинить им вред.А специалисты-практики, которые не соблюдают этический кодекс, по праву будут считаться неквалифицированными для участия в разработке .

Эми Бучер — вице-президент по дизайну изменений поведения в Mad*Pow и автор книги Engaged: Designing for Behavior Change.


Наука о поведении используется для продвижения хороших идей и хороших привычек от инвестирования до здорового образа жизни. Но кто действительно может сказать, являются ли эти хорошие идеи действительно лучшими для каждого уникального человека? Нужна ли нам поведенческая наука Клятва Гиппократа не причинять вреда при использовании таких методов, обладая способностью влиять?

Можно было бы легко отбросить такое понятие как неэффективное для людей, которые используют методы поведенческой науки, чтобы преднамеренно, злонамеренно и эгоистично убедить других предпринять действия, выгодные для коммуникатора, но вредные для человека.Истинный.

Но как мы можем защитить общественность от практиков бихевиоризма, которые могут искренне верить, что они альтруистичны и полезны, но которые на самом деле непреднамеренно ведут свою аудиторию по ложному пути? Может ли Клятва или какое-то другое культурное мышление вызвать у практиков достаточную паузу, чтобы побудить их сделать дополнительный шаг, чтобы убедиться, что их собственные данные и рекомендации надежны и что они действительно лучше всего подходят для каждого из людей, на которых они влияют? Как мы можем создать такое мышление, чтобы убедиться, что хорошие идеи действительно хороши, а не просто то, с чем мы случайно согласны?

Дэйв Столман — директор Arc Aspicio, где он помогает государственным учреждениям, некоммерческим и коммерческим организациям повышать производительность и организационную эффективность.


ОБЪЕДИНЯЯ ПОЛЕ

То, что начиналось как несколько экспериментов по разработке налоговых форм, превратилось в обширное предприятие по разработке решений основных глобальных проблем нашего времени: изменение климата, здоровье и устойчивость, и это лишь некоторые из них. Бихевиоральная наука росла в геометрической прогрессии в 2010-х годах, и теперь у нее появляется все больше возможностей для создания ткани, на которой разыгрываются человеческие жизни.

Но наша дисциплина все же напоминает Дикий Запад.Нет даже четкого определения того, что такое поведенческая наука (или ученый). У нас нет согласованных отраслевых стандартов или процессов аккредитации, нет общих этических указов и нет институционального органа для решения наших серьезных вопросов. Поле не хватает глобальной организации, авторитета и направления.

Наша дисциплина до сих пор напоминает Дикий Запад.

Потенциал науки о поведении для оказания положительного влияния на мир огромен. Мы должны объединиться как поле, чтобы установить ясность, процесс и структуру; и если мы не сможем, поведенческая наука может не пережить десятилетие.

Джон Пикеринг является генеральным директором Evidn Group (США и Австралия) и сопредседателем Экспертной группы Nature Sustainability по поведенческим наукам. Брендан Марки-Таулер — экономист-психолог, старший советник Evidn. Катри Хаантера — руководитель отдела поведенческих исследований в Evidn, где она возглавляет отдел поведенческих исследований. Эрик Симмонс — старший научный консультант Evidn и научный сотрудник Института будущих сред Технологического университета Квинсленда.


Ученые-бихевиористы нуждаются в ассоциации , чтобы общаться, сотрудничать и обмениваться идеями для дальнейшего развития области в ближайшее десятилетие.

В последние годы поведенческие идеи привлекли внимание правительств, бизнес-лидеров и ученых, но бизнес-сообщество мало сделало для сотрудничества с другими. Это происходит даже тогда, когда поведенческая наука распространяется в бизнесе с возрастающей скоростью, и все это без какого-либо единого подхода или контроля качества.Напоминая распространенную проблему, компании, стремящиеся к экспериментам, обычно делают это, не следуя процедурам, обеспечивающим достоверные и надежные результаты. В то же время академические ученые-бихевиористы сталкиваются с необходимостью проверять теории вне лаборатории. Моя мысль такова: кто может решить эту проблему лучше, чем те, кто исследует выбор, ведущий к такому результату?

На сегодняшний день я основал Профессиональное общество Behavioral Insights Professional Society и работаю с Ассоциацией поведенческой научной политики над созданием единственной некоммерческой ассоциации.Эта группа намеревается решить вышеупомянутую проблему, среди прочего, путем установления этики и руководящих принципов для определения законного применения науки о поведении, создания хранилища тематических исследований, размещения рабочих мест и возможностей для исследований, среди многих других. Чтобы быть успешными, эти усилия нуждаются в поддержке и участии всего сообщества ученых-бихевиористов.

Коннор Джойс — поведенческий исследователь в Microsoft и основатель Behavioral Insights Professional Society.


Антуан де Сент-Экзюпери сказал: «Ибо есть только одна проблема — проблема человеческих отношений». Я думаю, что в следующем десятилетии наукам о поведении необходимо будет методично раскрыть различные аспекты этой проблемы и предложить решения более сплоченным и совместным образом. К настоящему времени мы обнаружили сотни когнитивных искажений и разработали единичные вмешательства, чтобы сделать человеческую жизнь лучше. Я считаю, что нам пора более систематически заниматься многогранными социальными взаимодействиями, устранять индивидуальные предубеждения и поведение в контексте социальной экосистемы, чтобы создавать конструктивные, системные и устойчивые изменения.

Решение сложных человеческих проблем может потребовать более комплексных подходов и потенциально более сложных методологий. Нам нужны более глубокие и смелые дискуссии по различным дисциплинам. В этих беседах должны участвовать эксперты как из академических, так и из неакадемических кругов; они не могут происходить изолированно в двух разных мирах. Только тогда, когда мы все сможем объединиться вокруг более крупных и интересных вопросов о сети человеческих отношений, мы действительно сможем помочь отдельным людям, организациям и сообществам вздохнуть с облегчением.

Лалин Аник — доцент кафедры маркетинга Дарденской школы бизнеса Университета Вирджинии.


ПОИСК НАШЕЙ ИДЕНТИЧНОСТИ

С момента основания науки о поведении произошел взрыв наших знаний и понимания. За это время количество идентифицированных концепций науки о поведении увеличилось в десять раз; от привязки и поддержки до эффектов поддержки и поддержки.И мы хотели бы предположить, что в некоторых случаях это расширение было несколько ненаучным.

Из-за этого быстрого, несколько неконтролируемого расширения мы подозреваем, что в течение следующих 10 лет мы почти наверняка увидим сужение или ужесточение понятий. Практики поведенческих наук будут меньше заинтересованы в том, чтобы придумывать уникальные и потенциально противоречащие интуиции выводы, чтобы попасть в заголовки, и больше сосредоточатся на наблюдении и раскрытии глубоких поведенческих идей.Поскольку остается меньше концепций, основное внимание будет уделяться лучшему пониманию фактической величины воздействия этих концепций в различных контекстах и ​​установлению того, что может ослабить или усилить их воздействие. Наше понимание этих суженных концепций станет намного сильнее и детальнее, а исследования, связанные с ними, станут более надежными и строгими.

Несомненно, мы обнаружим, что многие из оставшихся будут наиболее интуитивными!

Будущее будет выглядеть ярче, когда специалисты в области бихевиоризма получат доступ к еще более мощному набору проверенных концепций, а также возможность использовать нюансы контекста, чтобы оказывать наибольшее влияние.Вмешательства станут более надежными, и мы вернем «науку» в науку о поведении!

Кроуфорд Холлингворт является соучредителем The Behavioral Architects.


Как ученые-бихевиористы, мы не совсем разные люди . Мы получили университетское образование. Мы живем в крупных городах. Мы работаем в академических кругах, технологиях, консалтинге, банковском деле и финансах. И осмелюсь сказать, мы довольно либеральны. Читайте потоки в Твиттере или другие публичные публикации основных научных учреждений, публикаций и личностей, и интересующие вас темы не отклоняются слишком далеко от того, что политик-демократ (замените левоцентристскую партию вашей страны) обсуждал бы в тупике. речь.

Нам нужно быть самокритичными, открытыми для того, чтобы быть неправыми, а не поддерживать собственное узкое мировоззрение.

В этом свете нам нужно больше думать
в целом о вопросах, которые мы решаем, и ответах, которые нам «нравятся». Нам нужно
спросить, какие проблемы важны для больших слоев населения, которые мы
не встретишь в нашей повседневности. Нам нужно быть самокритичными, открытыми для того, чтобы быть
неправильно, а не сторонники нашего узкого мировоззрения.Мы должны
найти и выслушать тех, кто не разделяет нашу точку зрения. Мы должны подвергнуть сомнению нашу
ортодоксии.

На практике это непросто. Но это жизненно важно
нашей значимости и нашим интеллектуальным основам.

Джейсон Коллинз возглавляет практику поведенческой экономики PwC в Австралии.


Что представляет собой хороший ученый-бихевиорист? Какие у них есть навыки? Что общего у них? Какие результаты составляют успех и престиж? Что важнее всего: публикации, финансирование или влияние? Имеют ли они какую-либо официальную аккредитацию или признание со стороны более крупной организационной структуры? Что-то из вышеперечисленного имеет значение? Все это имеет значение?

Что представляет собой хороший ученый-бихевиорист?

Это лишь некоторые из насущных вопросов, на которые бихевиористы должны будут ответить в ближайшее десятилетие.Смесь дисциплин в поведенческой науке является молодой. Следовательно, трудно определить точную базу знаний или набор навыков, необходимых для удовлетворения базовых требований того, кого мы называем «ученым-бихевиористом».

Спросите ученого-бихевиориста с опытом работы в психологии, и вы получите один ответ; спросите ученого-бихевиориста с опытом работы в экономике, и вы получите другого. Подобно подростку, мы как поле выясняем, кто мы есть, и испытываем обязательные боли роста.Мы надеемся, что предстоящее десятилетие принесет больше ясности в эту область, сохранив при этом гибкость, которая позволила ей быть творческой и инновационной.

Эрик Симмонс является старшим научным консультантом в Evidn и научным сотрудником с докторской степенью в Институте будущих сред Технологического университета Квинсленда.


Область поведенческого дизайна в настоящее время находится в руках экспертов, погруженных в эмпирические поведенческие исследования и анализ РКИ, но в следующем десятилетии она, вероятно, станет все более товарной.Подобно тому, как «дизайн-мышление» сейчас повсеместно распространено, специалисты-практики с большим энтузиазмом, чем формальное обучение, все чаще начинают практиковать поведенческий дизайн. Это не обязательно плохо. Демократизация обещает более широкое и органичное внедрение поведенческих аспектов в то, как мы представляем и разрабатываем предложения, организации и политику. Более доступные пути доступа к опыту могут также уменьшить восприятие академической исключительности или того, что кандидат наук. является требованием для практики.

Когда все станут «поведенческими мыслителями», велика вероятность того, что станет все более необходимым — и важным — сообщать о ценности истинного мастерства.

Но это также означает сдвиг в том, кто владеет определением того, как выглядит «хорошо», и так же, как и в случае с дизайн-мышлением, мы, вероятно, увидим новое распространение программ «быстро умнеть», которые сводят нюансы и точность к более шаблонным. процессы и обещание мгновенной экспертизы. Определение стандартов, таких как сертификация LEED для архитектуры, и методы кодификации могут быть одним из способов поддержания уровня согласованности и качества. Но когда все станут «поведенческими мыслителями», высока вероятность того, что станет все более необходимым — и важным — сообщать о ценности истинного мастерства.

Рут Шмидт — доцент Института дизайна в Чикаго.


В постоянно усложняющемся мире поведенческие исследования позволяют понять, почему люди делают то, что они делают, и как вмешательства могут изменить индивидуальное поведение. С точки зрения практика, следующее десятилетие будет посвящено тому, как внедрить науку, ее методологии и уроки в системы и организации.Есть три ключевых момента, которые необходимо учитывать, чтобы поведенческие инсайты вышли на новый уровень:

  1. Смирение: момент «становления реальным» для того, чтобы жить не в ложной уверенности, а в полной неопределенности, сигнализирует о смене парадигмы. Этот сдвиг признает, что те, кто наделен властью, будь то в государственных или частных учреждениях, не имеют, никогда не имели и не должны знать ответы на все вопросы, но они достаточно скромны и компетентны, чтобы беспристрастно находить решения.
  2. Честность: Зрелый подход к отношениям между теми, кто наделен властью, и теми, кем они руководят или управляют, основанный на лучшем понимании и понимании человеческой природы.Это может быть пугающим, однако с быстрым распространением данных и информации «командование и контроль» во многих случаях (но не во всех) придется заменить «сотрудничеством и предоставлением возможностей» будь то в правительствах или в организациях.
  3. Этичность: Этика была фундаментом для успешного распространения поведенческих идей по всему миру, и она будет оставаться еще более важной. Государственные органы имеют существующие этические рамки, системы сдержек и противовесов, контроль и общественную подотчетность. Частным учреждениям потребуются аналогичные структуры, поскольку они больше используют поведенческие данные, и обеим организациям необходимо будет обеспечить их укрепление и использование при изменении системы.

В 1958 году Вернер Гейзенберг, лауреат Нобелевской премии по физике, сказал: «То, что мы наблюдаем, — это не сама природа, а скорее природа, подвергнутая нашему особому методу опроса». Самый важный урок, который дал анализ поведения, заключается в том, что наши системы и процессы могут быть предвзятыми и, следовательно, ограниченными или даже ошибочными в их использовании для принятия решений. Это еще больший урок для лидерства, и поведенческие идеи могут помочь в решении проблемы в ближайшее десятилетие.

Фейсал Нару основал отдел изучения поведения в Организации экономического сотрудничества и развития (ОЭСР) и в настоящее время возглавляет отдел стратегического управления и координации в офисе исполнительного директора ОЭСР.


СТРАХИ

Мы живем в то время, когда у ученых есть несколько замечательных платформ для вовлечения людей в «реальный мир» — от блогов до обзорных статей, выступлений на TED Talks и подкастов. Одно беспокойство у ученых-бихевиористов вызывает то, что привлекательность простого, удобоваримого сообщения, которое может быть лишено нюансов или интеллектуальной глубины, приведет к тому, что ученые отвлекутся от больших, важных вопросов и перейдут к менее значимым (но более запоминающаяся») работа.В какой-то степени мы являемся хранителями интеллектуального дискурса в области человеческого поведения — давайте убедимся, что мы не уклоняемся от своей ответственности, чтобы держать в центре внимания те аспекты человеческого поведения, которые наиболее важны для человечества в целом.

Сион Бханот — доцент экономики в Суортмор-колледже и координатор-учредитель Инициативы по изучению поведения в Филадельфии.

Раскрытие информации: Сион Бханот является членом консультативного совета Behavioral Scientist.


Как наука о поведении может избежать усугубления неравенства? Успех этой области в расширении участия и участия в программах правительства и частного сектора заставляет нас задаться вопросом: подталкивают ли ученые-бихевиористы людей к системам, которые являются несправедливыми или несправедливыми в том виде, в каком они разработаны в настоящее время? Как мы можем переосмыслить системы финансов, правосудия или здравоохранения, которые могут усилить разделение между социальными классами, расами и полами?

Подталкивают ли ученые-бихевиористы людей к системам, которые несправедливы или несправедливы в том виде, в каком они разработаны в настоящее время?

Поведенческое вмешательство, которое в среднем снижает факторы беспокойства, может восприниматься некоторыми группами как повышенное бремя.Подталкивание, часто описываемое как «низко висящие плоды», может отдавать приоритет тем, у кого уже есть относительно большие ресурсы и требуется лишь небольшой толчок, чтобы довести их до финиша. Если мы не учитываем потребности определенных рас, этнических групп, социальных классов, полов и сексуальных ориентаций, увеличиваем ли мы неравенство в результатах?

В следующем десятилетии исследования в области поведенческих наук могут сосредоточиться на сокращении неравенства внутри систем. На индивидуальном уровне это может включать более дифференцированные и персонализированные вмешательства.На более широком уровне это может потребовать меньшего количества подталкиваний/толканий людей и большего изменения контекста или даже миссии программ и организаций. Мы призываем людей на местах совершенствовать системы, чтобы лучше устранять вопиющее и сохраняющееся неравенство.

Рекха Балу — директор Центра прикладных поведенческих наук (CABS) в MDRC.


Благодаря широкому использованию , положительному освещению в прессе и возросшему академическому интересу концепции того, как влиять на процесс принятия решений, становятся более понятными и более распространенными.Это хорошая новость.

Плохая новость заключается в том, что это происходит в то время, когда люди все больше обеспокоены и предупреждены об опасностях «фальшивых новостей» и гнусных деятелей, пытающихся повлиять на их мнение с помощью сфабрикованных, неточных или искаженных данных.

Существует риск того, что эти две тенденции объединятся, чтобы создать среду, в которой методы поведенческой науки будут рассматриваться как еще один вариант «фальшивых новостей», способ манипулировать слабыми умами, заставляя их принимать неразумные решения и совершать неправильные действия.Затем общественность вооружится, чтобы идентифицировать методы поведенческой науки в коммуникациях, программных инструментах и ​​приложениях, а также других приложениях, с предубеждением, что если поведенческая наука используется, она должна быть злонамеренной.

Дэйв Столман — директор Arc Aspicio, где он помогает государственным учреждениям, некоммерческим и коммерческим организациям повышать производительность и организационную эффективность.



ТЕХНОЛОГИИ: КОШМАР ИЛИ НОВАЯ НОРМА?

Представьте себе мир, в котором вы просыпаетесь , и робот автоматически надевает вашу спортивную одежду на бок, чтобы вы преодолевали инерцию упражнений.Вы входите на кухню, и автоматически предлагается завтрак с идеальным балансом питательных веществ, поэтому вы избегаете нездоровых искушений. Позже, когда вы откроете свой ноутбук, вам будет представлен список целей, подцелей и конкретных задач с подсказкой об обязательствах, которая поможет вам лучше сопротивляться отвлекающим факторам. После определенного времени сосредоточенной работы вы получаете предупреждение, подталкивающее вас к дыхательным упражнениям и питью воды. Во время следующего перерыва вас подтолкнут к общению с коллегами и представят список людей, беседы с которыми будут максимально способствовать творчеству.Во время встреч появится всплывающее окно с вопросом, поощряете ли вы вклад каждого.

Потенциал заключается в том, чтобы помочь нам стать теми, кем мы хотим быть. Опасность заключается в том, чтобы устранить изменчивость, которая делает нас людьми.

И так далее. Предвзятость подтверждения, ошибка планирования, самоуверенность, неприятие потерь, предвзятость невозвратных издержек или любая другая предвзятость потенциально покрываются системами отслеживания поведения, которые предупреждают нас о признаках их появления и подталкивают нас к их исправлению.Ночью мы ложимся спать со странным чувством «счастливости», но не раньше, чем получаем текстовое сообщение, напоминающее нам о научно подтвержденной пользе чтения для ваших детей.

Это обещания, но также и опасности будущего, в котором технологии и наука о поведении будут все больше взаимосвязаны. Потенциал состоит в том, чтобы помочь нам быть теми, кем мы хотим быть. Опасность заключается в том, чтобы устранить изменчивость, которая делает нас людьми. И хотя я признаю огромную ценность как психологии, так и технологии, мы должны быть первыми, кто обсудит этические последствия наших возможностей.

Таня Рамос — когнитивный и социальный психолог, в настоящее время работает исследователем UX в Outsystems. Ранее она была исполнительным директором подразделения CLOO Behavioral Insights.


Роботы и алгоритмы будут принимать решения за нас: что мы будем есть, что покупать, за кого голосовать и с какими людьми встречаться в личной и служебной жизни. По этим причинам нам нужны точные инструменты (опросы, тесты, стимулирующие эксперименты), чтобы выявить индивидуальные предпочтения, которые роботы и алгоритмы могут принять во внимание, чтобы вычислить для нас наилучшие решения.Нам также необходимо измерить, как на эти предпочтения влияет выбор других (сверстников) и как заразное поведение распространяется в сетях. Наконец, нам нужно изучить «податливость» этих предпочтений и понять, как алгоритмы и роботы могут подтолкнуть нас к более добродетельному выбору.

Марко Пиовесан — профессор MSO экономического факультета Копенгагенского университета.


Алгоритмы стали преобладать в нашем ежедневном принятии решений. Теперь они помогают нам ориентироваться в новом городе с помощью GPS, определяют наш выбор развлечений в потоковых сервисах, таких как Spotify, и в целом определяют наше поведение в Интернете. Эти алгоритмы предназначены для облегчения выбора людьми. Учитывая это, удивительно обнаружить, как мало исследований человеческого поведения обычно уходит на их разработку.

Результатом этого является то, что алгоритмы больше подходят для помощи рациональному агенту, чем человеку. Нетфликс тому пример. На своем веб-сайте Netflix заявляет, что их алгоритм рекомендаций направлен на то, чтобы помочь пользователям найти программу, которая им понравится, с «минимальными усилиями».Тем не менее исследование 2016 года показало, что среднему пользователю Netflix требуется 18 минут, чтобы выбрать программу для просмотра. В литературе по суждениям и принятию решений этому явлению есть название: перегрузка выбором.

Алгоритмы больше подходят для помощи рациональному агенту, чем человеку.

Представьте, если бы мы использовали науку о поведении для разработки алгоритмов. Можем ли мы тогда разработать алгоритмы, которые действительно улучшат решения, принимаемые реальными людьми? Насколько они будут довольны результатом? Если мы это сделаем, возможно, нам больше никогда не придется проводить весь вечер, выбирая что посмотреть на Netflix.

Нурит Нобель является доктором философии. кандидат Центра экономической психологии Стокгольмской школы экономики.


Попрощайтесь с днями встреч с новыми друзьями в кофейнях. При разработке приложений для знакомств за последнее десятилетие приложения стали основным средством общения миллениалов. Погружаясь в предстоящее десятилетие, эти разработчики программного обеспечения обращаются к машинному обучению, чтобы предсказать совместимость с незнакомцами. Некоторые платформы стремятся применить это программное обеспечение к отношениям, не относящимся к романтическим.В ближайшие несколько лет молодые поколения могут и дальше обращаться к приложениям, чтобы найти новых друзей или потенциальные деловые связи.

Может ли машинное обучение создавать прочные человеческие связи? Если программное обеспечение может узнать наши предпочтения, интересы и тенденции в отношениях, оно вполне может помочь нам построить лучшие отношения, чем те, которые мы устанавливаем самостоятельно. Тем не менее, кажущееся безграничным количество связей может сделать создание новых устойчивых отношений еще более трудным, чем когда-либо.Эти растущие тенденции предполагают, что в предстоящем десятилетии наша личная жизнь может еще больше слиться с персонажами, которых мы предлагаем в Интернете. В крайнем случае это может означать резкий переход от общих пространств для встреч к карманным устройствам.

Карли Болл — магистр государственной политики, аспирант Университета Вирджинии.


БУДУЩЕЕ РАБОТЫ

Этические, интеллектуальные подталкивания заменят существующие попытки стимулировать рост. Несмотря на то, что ежегодно на трансформацию и обучение тратятся миллиарды долларов, большинство этих инициатив практически не влияют на результаты бизнеса. На традиционном рабочем месте вы можете уйти с тренинга или всеобщего обозрения с чувством мотивации, но когда вы вернетесь в свою рабочую среду, все будет по-прежнему. И ваше поведение не изменится, потому что его ничто не подкрепляет.

Секрет в том, чтобы получать подсказки, когда они вам нужны, а не напоминания о передовом опыте на ретрите или ежемесячном собрании персонала.

Ключ в том, чтобы получать подсказки, когда они вам нужны, а не напоминания о передовом опыте на ретрите или ежемесячном собрании сотрудников. Что мы видим в Humu, так это то, что самое незначительное вмешательство, направленное нужному человеку в нужное время, часто дает самый большой результат. И когда каждый человек в компании ставит перед собой задачу выполнять мелкие задачи — например, выступать в качестве союзника коллеги или обеспечивать право голоса каждого члена команды, — окружающая среда меняется. Люди учатся быстрее, команды предлагают лучшие решения, а организация опережает конкурентов.

Ласло Бок — генеральный директор Humu, бывший старший вице-президент по управлению персоналом Google и автор бестселлера The New York Times Work Rules!


Способ выполнения работы изменится. Появление более умного ИИ будет продолжать вытеснять существующие рабочие места и создавать новые, но другие. О тех, кто «остался позади», часто говорят, что они должны «повысить квалификацию», чтобы соответствовать этим будущим должностям.Но есть и вторая, менее обсуждаемая проблема: активизация страсти этих сотрудников.

Многие из профессий, которые заменит ИИ, в настоящее время не позволяют сотрудникам заниматься своей страстью. Многие сотрудники на этих должностях никогда не имели возможности реализовать свою страсть. Здесь кроются и вызов, и возможность: страсть — это одно из качеств, которое отличает людей от ИИ, а креативность и вдохновение, которые она подпитывает, могут дать конкурентное преимущество по сравнению с ИИ. Все чаще рабочие места будущего будут требовать от людей следовать своей страсти — иначе они рискуют быть замененными ИИ.Но в настоящее время мы не знаем, как более эффективно преследовать страсть. В 2020-х годах ученые-бихевиористы должны быть в авангарде изучения того, как люди могут наиболее эффективно реализовать свою страсть, чтобы они были в состоянии научить руководителей тому, как создавать среду, в которой их сотрудники могут процветать.

Джон Яхимович — доцент кафедры делового администрирования в отделе организационного поведения Гарвардской школы бизнеса.


20-е изменят то, как корпоративная культура определяет их финансовый успех. Миллениалы и (хотите верьте, хотите нет) поколение Z захватили кадровый резерв, и у них есть определенные убеждения и ожидания помимо денег, которые влияют на то, где они решают работать. Эта революция особенно мощна, поскольку она не зависит от отрасли, влияет на все рынки и с ней трудно бороться.

Итак, как нормы миллениалов и поколения Z повлияют на то, как компании привлекают/удерживают таланты и остаются конкурентоспособными? Как компании могут стратегически планировать не отставать от туманных вещей, таких как социальные нормы? Какие ресурсы должны выделить компании для надлежащего решения этой проблемы?

Лидерам было бы мудро обратить внимание на меняющиеся социальные нормы, если они хотят оставаться актуальными.Наука о поведении и ее специалисты будут жизненно важны, чтобы помочь компаниям справиться с этой неопределенностью. Мы можем помочь сформировать среду, благоприятную для молодежи, которая будет способствовать долгосрочному выживанию фирмы. Если организации не знают, что мы им нужны сейчас, надеюсь, они скоро поймут.

Джеймс О’Флаэрти — ученый-бихевиорист, специализирующийся на организационной культуре в GothamCulture.


Каковы наилучшие бесконтекстные способы улучшить разнообразие и интеграцию в организациях, не угрожая сотрудникам, принадлежащим к большинству? Как мы можем помочь сотрудникам усвоить ценность разнообразия и инклюзивности и как внедрить их в наши системы, чтобы они стали прочной струной в структуре организационной культуры?

Сандип Ауйла — специалист по промышленной и организационной психологии, возглавляющий большую группу кадров в крупном муниципалитете Канады.


БИЗНЕС, ПОВЕДЕНЧЕСКАЯ ИНФОРМАЦИЯ

Поведенческие бренды победят в эпоху постпотребления. Быть потребителем уже не то, что раньше: социальные сети подвергаются критике за поощрение дезинформации и проблем с психическим здоровьем. Воздействие нашего потребления материалов на окружающую среду невозможно избежать. Становится все более нормальным сомневаться в том, какую роль потребление играет в нашей жизни.

Для многих брендов это представляет проблему: отношение к людям как к потребителям, а не как к людям, заставляет их постоянно переключаться с одного бренда на другой, побуждая людей покупать все больше и больше товаров.Но исследования показывают, что люди сжимают свои кошельки, меньше пользуются социальными сетями и все больше заботятся об окружающей среде. Такое поведение указывает на серьезное развитие в течение следующих 10 лет — возраст постпотребления.

Бренды, ориентированные на будущее, должны реагировать, внедряя принципы дизайна поведения, которые привлекают людей, стремящихся использовать продукты, а не покупать их, исправлять, а не заменять.

Бренды, ориентированные на будущее, должны реагировать, внедряя принципы дизайна поведения, которые вовлекают людей, стремящихся использовать продукты, а не покупать их, чинить, а не заменять — о чем свидетельствуют Patagonia и Eastpak, поощряющие людей возвращать изношенную одежду для ремонта, или запуск Toyota свое автомобильное предложение по подписке «Kinto» в начале 2019 года.

В эпоху постпотребления бренды сосредоточатся на повышении лояльности, помогая людям покупать меньше и быть более изобретательными.

Хелеана Блэквелл — специалист по стратегии взаимодействия с клиентами и соучредитель The New Work.


Мандаты поведенческой экономики станут более сложными и амбициозными. Низко висящие плоды, такие как оптимизация электронной почты для повышения рейтинга кликов, уступят место многогранным программам, направленным на решение неотложных экологических, политических и экономических проблем, стоящих перед нашим миром.Акционерная стоимость традиционно служила решающим мерилом успеха компании. Это стало возможным благодаря данным о финансовых показателях и электронных системах, включая отчетность и торговлю, для облегчения этой оценки и принятия мер. Но большие данные теперь могут быть доступны по ряду других показателей, что делает стремление к отчетности о ценности для заинтересованных сторон более обоснованной. То есть теперь компании могут иметь набор показателей, таких как ценность для сотрудников, клиентов и общества.

Поведенческая экономика хорошо подходит для разработки этих показателей поведения и, кроме того, для разработки стратегий, помогающих фирмам добиться успеха в наращивании импульса и достижении этих целей.Поведенческая экономика хорошо подходит для разработки этих показателей, а также для создания стратегий, которые помогут организациям стать большей силой добра и внедрить деловую практику, которая продвигает модель капитализма с участием заинтересованных сторон.

Келли Питерс — генеральный директор BEworks и преподаватель прикладного бихевиоризма в Школе менеджмента Ротмана Университета Торонто.


ИЗМЕНЕНИЕ КЛИМАТА: НАПРАВЛЕНИЕ НА ОТДЕЛЬНЫХ ЛИЦ

И СИСТЕМЫ

Пожары в Австралии служат важным напоминанием: изменение климата является реальной и неотложной проблемой.И решения о поездке — например, едем ли мы в одиночку на машине на работу и сколько летаем — играют нетривиальную роль. Мы знаем, что подталкивание хорошо работает для поведения, которое мы можем «установить и забыть», например, невыполнение обязательств по пенсионным сбережениям. Тем не менее, чтобы попросить людей вести себя устойчиво, мы должны изменить свои привычки.

В следующие 10 лет ученые-бихевиористы должны начать использовать все имеющиеся у них инструменты для борьбы с изменением климата — как подталкивания, так и толчки.

В недавней серии экспериментов Ph.Студентка D. Ариэлла Кристал и я обнаружили, что обычные поведенческие подталкивания не смогли изменить поведение пассажиров. Большинство людей считают, что переход на устойчивые виды транспорта не является необходимым. И мы пожинаем плоды меньшего количества машин на дорогах только в том случае, если большинство людей изменят свое поведение. Таким образом, подталкивание людей к покупке более экологически чистых автомобилей или включение их в график работы на дому может быть более эффективным.

Если организации и политики серьезно относятся к устойчивому поведению, нам может потребоваться более жесткое вмешательство, например, штрафы.В следующие 10 лет ученые-бихевиористы должны начать использовать все имеющиеся у них инструменты для борьбы с изменением климата — как подталкивания, так и толчки.

Эшли Уилланс — доцент кафедры переговоров, организаций и рынков Гарвардской школы бизнеса.


Я рекомендую две смежные области для исследований по связи проблемы изменения климата с людьми и решениями.

1. Уменьшение психологической дистанции к изменению климата за счет сжатия пространства и времени

Как мы можем сделать людей более связанными с отдаленным будущим и воздействием климата в разных местах? Наши данные показывают, что изменение климата рассматривается сегодня как важная проблема для всего мира и для США.С. и мир в будущем, но не рассматривается как важная проблема для США сегодня. Как нам более тесно связать людей с местами, где они никогда не были, будь то опустошенная лесными пожарами Австралия или тающие ледяные шапки? Одна из возможностей — использовать истории, чтобы связать нас с этими потенциально далекими временами и пространствами (например, книги Нью-Йорк 2140 и The Overstory ).

2. Преодоление растущего идеологического разрыва в отношении политических решений для решения проблемы изменения климата

Наблюдается растущий разрыв в том, как бороться с изменением климата, при этом либералы гораздо чаще поддерживают климатическую политику, чем консерваторы.Неприятие решения, которое консерваторы питают к климатической политике, необходимо более четко изучить, чтобы понять действующие механизмы (например, незнакомцы на своей земле), а затем протестировать меры, которые могут способствовать большей поддержке необходимой климатической политики, чтобы увеличить глобальные выбросы парниковых газов. нуль.

Шахзин З. Аттари is доцент Школы общественных и экологических вопросов Университета Индианы в Блумингтоне.


В следующем десятилетии климатический кризис станет определяющей проблемой нашей эпохи. Эта экзистенциальная угроза требует, чтобы поведенческая наука сосредоточилась на создании значимых изменений в поведении, чтобы смягчить наихудшие последствия и адаптироваться к тому, что уже неизбежно. Исторически роль науки о поведении в борьбе с изменением климата ограничивалась изменением индивидуального поведения, например, для повышения уровня утилизации или сокращения потребления электроэнергии. Хотя это, без сомнения, стоящее усилие, этого просто недостаточно, чтобы спасти планету.

Исторический отчет Межправительственной группы экспертов по изменению климата за 2018 год ясно дает понять: если мы хотим планету, пригодную для жизни, то необходимы быстрые изменения отдельных людей, стран, городов и частного бизнеса.

Мы не можем допустить, чтобы подталкивание малоэффективных индивидуальных действий уменьшало поддержку более действенных изменений в политике. Вместо этого наука о поведении должна сосредоточиться на поощрении изменения поведения, которое ведет к крупномасштабным действиям по спасению мира.

В 2020-х годах ученые-бихевиористы, заинтересованные в борьбе с климатическим кризисом, должны сосредоточиться на возможностях стимулировать изменение поведения среди наиболее загрязняющих окружающую среду городов, стран, частных предприятий и, да, некоторых людей.Но, как предупреждали Hagman, Ho и Lowenstein (2019), мы не можем допустить, чтобы подталкивание к малоэффективным индивидуальным действиям уменьшало поддержку более действенных изменений в политике. Вместо этого наука о поведении должна сосредоточиться на поощрении изменения поведения, которое ведет к крупномасштабным действиям по спасению мира.

Стивен Перротти является кандидатом наук о поведении и принятии решений в Пенсильванском университете.


Поскольку 80 процентов населения развитых стран признают угрозу изменения климата, изменение климата представляет собой ужасающий провал коллективного намерения, ведущий к действиям.Несмотря на чрезвычайный статус того, что сейчас обычно называют климатическим хаосом, ученые-климатологи в основном считают, что у нас есть технология, позволяющая предотвратить наихудшие последствия изменения климата. Как наука о поведении может вмешаться и ускорить переход к нулевому выбросу углерода? Ответ может заключаться в направлении уже мотивированных как к индивидуальным, так и к коллективным действиям. Недавние исследования связи с группами защиты интересов как формы адаптации к изменению климата и масштабируемых методов устранения разрыва между намерениями и действиями создают основу для ученых-бихевиористов, которые могут осмысленно вмешаться и помочь катализатору глобальных действий по борьбе с изменением климата.

Джейсон Вессел — доктор философии. кандидат в Университете Гриффита в Австралии. Грэм Брэдли — адъюнкт-профессор прикладной психологии в Университете Гриффита. Джозеф Резер — профессор прикладной психологии в Университете Гриффита.


ПОСТРОЕНИЕ ЛУЧШЕГО ПРАВИТЕЛЬСТВА

У людей есть хорошие намерения и важные планы, но они отвлекаются и не могут найти время, чтобы воплотить их в жизнь.Регистрация в качестве донора органов никогда не кажется срочной, и трудно накопить на будущее, когда все эти расходы накапливаются сейчас. Самые большие успехи поведенческой политики способствовали намерениям людей, требуя от них очень мало. Измененные значения по умолчанию и тонкие обязательства, такие программы, как «Экономьте больше завтра», способствовали регистрации доноров и увеличению сбережений, позволяя людям продолжать смотреть телевизор. Но это вряд ли решит большие проблемы общества — изменение климата, неравенство, инфраструктуру.С помощью государственных бухгалтеров и специалистов по планированию мы должны применять выводы из индивидуального поведения для формирования коллектива.

Как и люди, правительства непоследовательны в планировании, имеют короткие горизонты и ограниченную концентрацию внимания.

Как и люди, правительства — непоследовательные планировщики, с короткими горизонтами и ограниченным объемом внимания. Когда правительства обдумывают защиту прав потребителей, инфраструктуру или экологическую политику, следует предпринять шаги для обеспечения реализации намерений в течение долгого времени после того, как внимание было отвлечено и деньги потребуются в другом месте.Могут быть введены крайне негибкие правила расходования средств, обеспечивающие соблюдение самых лучших намерений (конечно, могут быть предусмотрены тщательные процедуры изменения планов в чрезвычайных ситуациях), и комитеты, назначенные для бдительности, напоминаний и бдительности.

Примеры тому есть — в США Бюро финансовой защиты прав потребителей не финансируется Конгрессом (хотя в настоящее время оно и ослаблено, но его существование сохраняется!), а в Великобритании Комитет по изменению климата обязан периодическим докладам правительства, которым правительство отвечает.Подобно автоматическим вычетам в 401(k), нам нужны автоматические вычеты для починки мостов; как напоминание о необходимости принимать лекарства, нам нужны комитеты, постоянно предупреждающие правительство об изменении климата. Хотя люди и правительства разные, и те, и другие могут извлечь пользу из правильных напоминаний, обязательств и других поведенческих вмешательств.

Эльдар Шафир — профессор поведенческих наук и государственной политики и первый директор Центра поведенческих наук и государственной политики Канемана-Трейсмана в Принстонском университете.Он также является соавтором Скудность (вместе с Сендхилом Муллайнатаном).


Для ученых-бихевиористов в правительстве следующее десятилетие будет труднее, чем предыдущее. Мы начинаем 2020-е годы с крупных, хорошо обеспеченных ресурсами поведенческих подразделений, созданных в правительствах по всему миру. Если мы собираемся покончить с этим, масштаб воздействия должен соответствовать росту численности персонала.

В 2020-х будет недостаточно просто «поведенческого» в названии команды.Проницательные руководители потребуют конкретных результатов от своих подразделений, занимающихся поведенческими инсайтами: постоянный поток новых инсайтов, основанных на фактических данных, адаптированных к реальным системам, выполняемых в темпе и проверенных эмпирическим путем. Это высокая планка, но альтернативой является самоуспокоенность и «поведенческие инсайты только на словах».

Для команд, способных держать темп, в этом десятилетии возможностей будет больше, чем когда-либо. Только в этом месяце Доминик Каммингс, старший советник премьер-министра Великобритании, заявил, что в науке об элитных командах, прогнозировании, когнитивных технологиях, коммуникации и принятии решений «лежат триллионы долларов».Поведенческие единицы хорошо подходят для того, чтобы начать их подбирать, но для этого нам нужно быть на вершине нашей игры.

Эд Брэдон — руководитель отдела политики Азиатско-Тихоокеанского региона в BIT.


ЗДРАВООХРАНЕНИЕ: НА ЦИФРОВОЙ ГРАНИЦЕ И ПОСЛЕДНЕЙ МИЛЕ

Наука о поведении едва коснулась поверхности здравоохранения. К счастью, ситуация уже начинает меняться; В ближайшие десять лет системы здравоохранения, традиционно не склонные к риску, придут в соответствие с наступающей эрой потребительского здравоохранения (включая вновь обретенную конкуренцию со стороны нетрадиционных поставщиков медицинских услуг, таких как Walmart и Amazon). -системы обслуживания, чтобы лучше согласовывать стимулы со здоровьем пациентов, и технологические платформы созреют, чтобы способствовать столь необходимым инновациям в системах здравоохранения.

В следующем десятилетии здравоохранение начнет охватывать результаты и методологии поведенческих наук, выходя за рамки транзакционного универсального оказания помощи.

Цифровое здравоохранение, в частности, созрело для возможности применения науки о поведении — технологии, которые позволяют людям отслеживать и собирать данные с носимых и интеллектуальных устройств, в сочетании с возможностью лиц, осуществляющих уход, связываться с пациентами через свои смартфоны, обещают более целенаправленные действия. вмешательства, которые достигают людей в нужное время и в нужном месте.В следующем десятилетии здравоохранение начнет охватывать открытия и методологии бихевиористской науки, переходя от транзакционного универсального оказания помощи к персонализированной модели, разработанной для людей, которые проходят через нее.

Алин Хольцварт — руководитель отдела поведенческих исследований в Pattern Health, где она специализируется на исследованиях в области цифрового здравоохранения и научно обоснованном дизайне продуктов.


В Южной Африке самая крупная в мире эпидемия ВИЧ – 7.2 миллиона ВИЧ-позитивных людей, 19 процентов распространенности ВИЧ и 740 новых случаев заражения каждый день. Научные прорывы и широко доступные услуги по профилактике и лечению позволили положить конец эпидемии, но успеху мешают проблемы «последней мили», связанные с поведением человека. Из-за общих психологических барьеров, факторов принятия решений и пробелов в информации многие люди не пользуются доступными услугами здравоохранения. Почти каждый третий ВИЧ-положительный человек не знает о своем статусе или не проходит регулярного лечения.

Мы верим, что анализ поведения может помочь найти надежные и революционные решения, которые будут мотивировать людей пользоваться услугами по профилактике и лечению ВИЧ и положат конец эпидемии в Южной Африке. Работая с партнерами-исполнителями по всей стране, мы предполагаем комплексные поведенческие вмешательства, которые: (1) устраняют инерцию, прокрастинацию и другие поведенческие барьеры с помощью стратегически разработанных вознаграждений; (2) использовать социальное влияние и социальные сети, чтобы убедить наиболее труднодоступных и подвергающихся наибольшему риску пройти тестирование и обратиться за помощью; и (3) переформулировать сообщения о профилактике ВИЧ, чтобы подчеркнуть преобразующий потенциал лечения и профилактики.Если мы сейчас развернем эти недорогие решения в больших масштабах, мы сможем положить конец крупнейшей в мире эпидемии ВИЧ и создать модель, которую можно будет воспроизвести в других странах.

Элисон Баттенхейм — адъюнкт-профессор сестринского дела и политики в области здравоохранения, а также заместитель директора Центра стимулирования здоровья и поведенческой экономики (CHIBE) Пенсильванского университета. Harsha Thirumurthy — адъюнкт-профессор медицинской этики и политики в области здравоохранения в Медицинской школе Перельмана и заместитель директора Центра стимулирования здоровья и поведенческой экономики (CHIBE) Пенсильванского университета.


В 2010-х годах росло признание роли неявной предвзятости в усугублении расовых и этнических различий в здравоохранении. 2020-е дают возможность что-то с этим сделать. В частности, включение информации о неявных предубеждениях в поведенческую экономику может напрямую повлиять на эти различия в медицинском обслуживании.

Надежные исследования показывают, что неявные предубеждения медицинских работников или бессознательные и непроизвольные установки, которые могут влиять на поведение, могут привести к изменению предоставляемой ими помощи.Новые стратегии, такие как внимательность и замена стереотипов, показали себя многообещающими в снижении влияния неявных предубеждений на принятие решений.

Включив имплицитную предвзятость в качестве общепризнанной когнитивной предвзятости (например, в «Кодексе когнитивной предвзятости»), мы можем добавить стратегии уменьшения неявной предвзятости в набор инструментов поведенческих экономических подходов для принятия клинических решений. Например, поставщики медицинских услуг могут полагаться на бессознательные расовые предубеждения при принятии решений о вероятности того или иного диагноза у данного пациента.Мы можем противостоять этой неточной статистической дискриминации, научив клиницистов переосмысливать своего прототипа пациента с таким заболеванием как человека из традиционно недооцененной группы.

2020-е годы могут стать десятилетием, когда мы перейдем от диагностики предубеждений, лежащих в основе различий в медицинском обслуживании, к достижению прогресса в достижении справедливости в отношении здоровья.

Кейт Уоллис — педиатр, специализирующийся на развитии и поведении, на кафедре педиатрии Медицинской школы имени Перельмана Пенсильванского университета и исследователь различий в состоянии здоровья в лаборатории PolicyLab Детской больницы Филадельфии. Alison Buttenheim — адъюнкт-профессор политики ухода за больными и здравоохранения, а также заместитель директора Центра стимулирования здоровья и поведенческой экономики (CHIBE) Пенсильванского университета.


ОБРАЗОВАНИЕ: КУДА НАМ ДАЛЬШЕ?

Как мы можем реализовать свой наивысший потенциал как личности , наиболее эффективно действовать в обществе и раздвинуть границы человеческих возможностей, если мы не в состоянии сознательно управлять собственным телом, мыслями и эмоциями? В сфере образования нам необходимо сместить акцент на развитие у молодежи самосознания и научить ее эффективно управлять своим внутренним миром так же, как и своим внешним миром.Для этого мы должны в первую очередь помочь учителям. Учителя должны оттачивать навыки самоанализа, самосознания и самоуправления, а также изучать стратегии для привития этих способностей учащимся.

Нам необходимо кардинально изменить методы подготовки и поддержки учителей.

Нам необходимо кардинально изменить способы подготовки и поддержки учителей. Я предвижу будущее, в котором мы разработаем и внедрим новые подходы для передачи созерцательных идей (например,г., сострадание к себе, внимательное осознание) во время подготовки и развития учителей, чтобы способствовать адаптивным убеждениям, благополучию и мотивации учителей. Эти подходы будут основываться на выводах науки о поведении, мудрых социально-психологических вмешательствах и созерцательных тренировках (например, тренировках внимательности). Эти краткие и новаторские вмешательства, адаптированные к контексту учителей и тщательно проверенные, могут служить многообещающим способом поддержки учителей и, в конечном счете, учеников.

Ребекка Найквист Баелен является доктором философии.D. кандидат в области образовательной политики Пенсильванского университета.


Хорошее образование является одним из основных прав человека. Тем не менее, во многих частях мира об этом можно только мечтать. Таким образом, образование для всех является большой целью на десятилетие. Перспективы демократизации образования позитивны, если мы обратимся к новым решениям: онлайн-обучению.

Однако наши чувства не готовы к новым модальностям педагогики. Человеческая история была историей обучения в реальных классах.Чтобы адаптироваться, нам нужны новые привычки. Некоторые из них будут цифровыми и будут работать, чтобы противостоять кризису дефицита внимания — по иронии судьбы, побочному продукту цифровой революции. Прогноз: нам нужны поведенческие вмешательства, о которых мы раньше и не подозревали.

Мультидисциплинарные данные помогут нам разработать правильные стратегии формирования привычек обучения. Эти вмешательства станут катализатором цифрового обучения и позволят нам отслеживать, анализировать и прогнозировать действия, чтобы постоянно развивать наш подход, кардинально меняя способы обучения людей.Это будущее науки о поведении.

Грядут перемены; онлайн-обучение набирает обороты. Вопрос сейчас не в том, нужны ли нам поведенческие вмешательства, чтобы помочь онлайн-учащимся лучше учиться, а в том, когда они приживутся. Мы с нетерпением ждем нового захватывающего десятилетия — надеюсь, того, в котором право на образование, возможности и равенство будет действенным.

Рачика Комал — исследователь поведения, выпускница Университета Христа, Бангалор (Индия). Сумья Бахугуна — стратег по коммуникациям и специалист по экономике в Коммерческом колледже Шри Рам Делийского университета (Индия).


Нет сомнений в том, что в следующем десятилетии наука о поведении будет все больше и больше использоваться правительствами и частными организациями для изменения поведения. Чтобы обеспечить этичное использование, науку о поведении необходимо больше преподавать в школах и колледжах по двум основным причинам. Во-первых, потому что это поможет каждому из нас расшифровать, когда и почему наука о поведении может влиять на нас как потребителей и граждан.Во-вторых, потому что мы все должны быть в состоянии применять науку о поведении навсегда в нашей профессиональной жизни, либо сами, либо с помощью ученых-бихевиористов. Задача для ученых-бихевиористов в следующем десятилетии: создать поколение молодых людей, знающих основы науки о поведении.

Этьен Брессо является соучредителем и заместителем генерального директора BVA Nudge Unit.



ИССЛЕДОВАНИЯ: НОВЫЕ ВОЗМОЖНОСТИ… И ОБЯЗАННОСТИ

Герберт Саймон, лауреат Нобелевской премии по психологии из Карнеги-Меллона, в 1960-х годах отмечал, что внимание становится самым важным дефицитным ресурсом во все более насыщенном информацией мире.Я считаю, что следующее десятилетие станет периодом, когда поведенческие и социальные науки, наконец, примут идеи Саймона как на теоретическом, так и на эмпирическом уровне. Это будет включать, например, понимание функции и действия мотивационных чувственных состояний, таких как скука, поток и любопытство, которые развились для эффективного распределения внимания.

Эти мотивы — например, скука, поток и любопытство — все больше стимулируют экономическую активность, потому что все больше и больше работы носит интеллектуальный, а не физический характер, и потому что большинство бизнес-моделей в Интернете предполагают направление внимания пользователей на целевой контент, такой как реклама.Внимание также направляется гедонистическими мотивами, такими как желание не думать о вещах, которые заставляют нас чувствовать себя плохо, и обращать внимание на информацию, которая соответствует тому, во что мы в настоящее время верим и хотим верить, и эти мотивы играют центральную роль в таких явлениях, как как политическая поляризация.

Большая часть важного для людей «происходит в голове», и экономическая значимость познавательных ресурсов по сравнению с материальными будет только возрастать.

На протяжении сотен лет экономическая наука сосредоточивалась на материальных ресурсах (земле, труде, капитале) и времени, потому что они имеют цену и могут быть легко измерены.Но, за исключением тех, кто живет за счет средств к существованию, большая часть того, что имеет значение для людей, «происходит в голове», и экономическая значимость когнитивных ресурсов по сравнению с материальными будет только расти с предсказуемым развитием информационных технологий. Соответственно, социальным наукам и наукам о поведении необходимо лучше понять ограничения и компромиссы, с которыми сталкивается мозг, и их последствия для быстро развивающегося века информации.

Джордж Ловенштайн — Герберт А.Профессор экономики и психологии Университета Саймона и содиректор Центра исследований поведенческих решений Университета Карнеги-Меллона.


Двадцать первый век подталкивает нас к все более цифровой, управляемой информацией и основанной на убеждении глобальной экономике — точно так же, как в нейронауке и психологии появляется новый набор инструментов, которые дают возможность понять эти явления в новый способ. Когнитивная экономика — это новая область, основанная на поведенческой экономике, параллельная переходу от поведенческой к когнитивной психологии.Вместо того чтобы сосредотачиваться на предубеждениях при выборе между материальными благами, когнитивные экономисты исследуют, как люди потребляют нематериальные продукты своим разумом.

Потребители больше не стремятся приобретать только материальные блага или зарабатывать как можно больше денег. Вместо этого они ищут цель, символическую ценность, интенсивный опыт и удобство: все это поглощается их головами.

Старая экономическая теория не может объяснить огромную ценность, которую потребители придают этим символическим товарам, ментальным состояниям, мыслям и убеждениям.Хотя поведенческая экономика исследует некоторые аспекты психологии экономических решений, она по-прежнему в основном имеет дело с деньгами и физическими товарами.

Когнитивная экономика рассматривает наши эмоции, надежды, убеждения, страхи и идеи, задавая вопрос, насколько важен для вас ваш внутренний ментальный опыт? Сколько они стоят? И самый большой экономический вопрос из всех: как общество может обеспечить всем нам наилучшие возможные результаты?

Ли Колдуэлл — поведенческий экономист и математик, а также основатель Inon и Irrational Agency.Он также является автором книги «Психология цены».


Я предсказываю, что мы войдем в трехсистемный мир. И это давно назрело. Первоначальное описание Платоном самости включало не только Систему 1 и 2 (иррациональную и рациональную), но и «тумос», часто переводимый как стремление к достоинству. В то время как исследователи идентичности, эмоций и культуры отнеслись к этому серьезно, ученые-бихевиористы и экономисты в основном только махнули рукой на Систему 3.Если мы хотим продвинуться вперед, нам придется бороться с беспорядочностью Системы 3 и работать над систематизацией ее связи с моделями двойных систем, которые привели большую часть нашей работы к настоящему моменту.

Кейт Ламбертон — заслуженный профессор маркетинга при президенте Альберто И. Дюрана в Уортонской школе Пенсильванского университета.


Традиционная и поведенческая экономика уделяют большое внимание деньгам и материальному богатству (как дефицитному ресурсу) при изучении поведения и принятия решений.Хотя это понятно (большая часть экономической деятельности связана с деньгами, прямо или косвенно) и в определенной степени имеет смысл, это чревато трудностями. Деньги — дефицитный ресурс, но их ценность очень зависит от контекста.

Вместо этого я задаюсь вопросом, в какой степени другой дефицитный ресурс, время, заслуживает большего внимания. Мы все равны: все начинают каждый день с 86 400 секунд, и все уходят на один день позже. Мы склонны рассматривать время как нечто, что мы обмениваем на деньги и материальные блага (через нашу работу), но мы также обмениваем деньги на время, покупая экономящие время машины или платя другим людям за работу за нас.Хорошо ли мы используем свое время? Мы можем предложить свое время другим или отнять его у них (потратив впустую). Так ли мы боимся потерь со временем, как (или кажемся) с деньгами или материальными ценностями?

Это не совсем новая идея, но я бы рекомендовал больше изучать этот уголок человеческого поведения. Я ожидаю, что это прояснит многие текущие идеи и создаст много новых.

Коэн Сметс — консультант по организационному развитию, специализирующийся на применении поведенческой экономики.Он часто пишет о человеческом поведении во всех его аспектах.


Автономные и полуавтономные системы с искусственным интеллектом быстро стали неотъемлемой частью нашей жизни, и нет никаких правдоподобных ожиданий, что эта зарождающаяся тенденция изменится. Два аспекта этого развития относятся к поведению. Первая связана с взаимодействием людей и машин. От медицинской диагностики ИИ до финансового прогнозирования люди принимают важные решения с помощью машинного обучения.Развитие автономных транспортных средств и устройств вызвало серьезные опасения по поводу того, как люди воспринимают эти системы и как это влияет на их процессы принятия решений. Таким образом, поведение человека при взаимодействии с машиной должно быть приоритетным в поведенческих исследованиях.

«Машинное поведение» само по себе заслуживает приоритета в поведенческих исследованиях.

Второй аспект больше относится к полностью автономным системам. Во многих случаях, таких как алгоритмический трейдинг и робототехника, машины предназначены для того, чтобы единолично принимать решения, в основном из соображений эффективности и скорости.Однако не всегда возможно предсказать все возможные результаты этих процессов в сложных средах, особенно в отношении «черных ящиков», которые они могут повлечь за собой. Одна из основных проблем в этой области связана с тем, насколько эти системы могут быть построены таким образом, чтобы все время оставаться в рамках моральных и этических ограничений. Таким образом, «поведение машины» само по себе заслуживает приоритета в поведенческих исследованиях.

Али Озкес — доцент экономики WU Vienna, работает в области поведенческой и экспериментальной экономики, теории социального выбора и политической экономии.


Ученые-бихевиористы должны демократизировать свои лаборатории. Лаборатории должны иметь коллективное принятие решений, основанное на консенсусе, и позволяющее всем членам лаборатории (RA, аспирантам, докторантам и т. д.) осуществлять власть над научным процессом. Отделение иерархии знаний от иерархии формальной власти поможет решить проблемы, поднятые реформаторами в области поведенческих наук за последнее десятилетие.

Демократические лаборатории приведут к большей прозрачности и подотчетности в исследовательском процессе, что, по справедливому мнению сторонников открытой науки, необходимо для преодоления устаревших практик, которые являются сомнительными с научной точки зрения и способствуют кризису воспроизводимости.Демократические лаборатории будут продвигать и поощрять разнообразие точек зрения, закрепляя права всех членов лаборатории на интеллектуальный вклад. А демократические лаборатории дадут возможность тем, кто подвергается враждебной рабочей среде, эксплуатации и преследованиям, требовать возмещения ущерба, изменить культуру своей лаборатории и противостоять злоумышленникам.

Демократические принципы прозрачности, разделения власти, эгалитаризма и принятия решений на основе консенсуса уже являются отличительными чертами того, как мы структурируем науку о поведении вне лабораторий, от научных обществ до процесса экспертной оценки.Мы признаем, что эти ценности способствуют улучшению науки, но в наших лабораториях мы по-прежнему работаем в соответствии с моделью доброжелательной (надеюсь) диктатуры. Это должно измениться. Лаборатории должны демократизироваться.

Джеффри Лис является доктором философии. кандидат организационного поведения и психологии в Гарвардской школе бизнеса.


ПРИМЕНЕНИЕ: НОВЫЕ ВОЗМОЖНОСТИ… И ОБЯЗАННОСТИ

Подтолкнуть судью. Правовая система движется медленно.Связанные правилами прецедента, судьи и прецедентное право по самой своей природе смотрят назад. Таким образом, регулирующим органам предстоит тяжелая битва за введение новых форм данных о человеческом поведении. Экономические доказательства уже играют роль в делах о конкуренции и защите прав потребителей, но эти доказательства в основном представлены в форме теории или моделей. Другие идеи — о том, как потребители могут отреагировать или ответить на предложение — считаются вопросами фактов. Они для суда, а не для любого свидетеля, чтобы решить.

По мере того, как количество свидетельств о принятии решений человеком продолжает расти, судьи все чаще сталкиваются со свидетелями-экспертами из области науки о поведении.Я надеюсь и предсказываю, что судьи начнут прислушиваться к этому опыту. Старая модель «рационального потребителя, который читает мелкий шрифт» должна исчезнуть в течение следующего десятилетия. Потребуется время, чтобы убедить юридическое сообщество придать вес такого рода доказательствам. Но это прекрасное время, чтобы начать это путешествие. Пришло время подтолкнуть судью.

Janine Bialecki — главный экономист Австралийской комиссии по конкуренции и защите прав потребителей, где применяет как поведенческий, так и более традиционный экономический анализ к вопросам слияний, судебных разбирательств и правоприменения.


Во всем мире наблюдается заметное снижение социального капитала, предоставляемого нашими сообществами. В Великобритании недавний отчет показал, что пятая часть людей никогда не разговаривала со своим соседом. Находясь в США, Роберт Путман, автор влиятельной статьи Bowling Alone , утверждал, что гражданское общество в Америке пришло в упадок за последние десятилетия. В конечном счете, чувства изоляции и одиночества доминируют в заголовках западного мира, заставляя многих искать ответ.

Мы можем помочь создать искусственную среду, которая устраняет сдерживающие социальные нормы, поощряя частые социальные взаимодействия, которые способствуют чувству общности.

Одним из способов решения этой проблемы является создание сообществ, поощряющих просоциальное поведение и, в свою очередь, увеличивающих социальный капитал. Исследования в таких областях, как экологическая психология и другие дисциплины науки о поведении, вскоре станут ключевыми движущими силами, необходимыми для продвижения инноваций в городском дизайне и развитии недвижимости.Например, мы можем помочь специалистам по недвижимости создать искусственную среду, которая устраняет сдерживающие социальные нормы, поощряя частые социальные взаимодействия, которые способствуют чувству общности. Слияние науки о поведении и городского дизайна может создать места назначения, которые обеспечивают функциональность и форму таким образом, чтобы приносить ощутимые социальные выгоды своим гражданам.

Джейми Самсон — руководитель отдела обработки и анализа данных MindFolio, консалтинговой компании по управлению недвижимостью, базирующейся в США.К.


Друг однажды рассуждал о загрязнении морской среды пластиком: «Океаны необходимо очищать, но я не знаю, как заставить людей это делать — нужно как-то создать рынок». Это замечание ученого-бихевиориста вызвало бурю эмоций. Не в последнюю очередь потому, что он следовал почти тому же сценарию, что и недавний разговор с другим государственным служащим. Этот коллега также считал, что если мы не создадим рынки, финансово вознаграждающие людей за предоставление общественных благ, они не будут вести себя просоциально, а общественные блага будут предоставляться в недостаточном объеме.

Нам нужно сделать термины взаимность, справедливость и родство такими же неотъемлемой частью публичного дискурса, как термины вознаграждения, стимулы и рынки.

Итак, что ученые-бихевиористы должны сделать приоритетными в следующем десятилетии? Исправление этого широко распространенного заблуждения о том, что мотивирует людей. Нам нужно сделать термины взаимность, справедливость и родство такими же неотъемлемой частью публичного дискурса, как термины вознаграждение, стимулы и рынки. Как ученые-бихевиористы, работающие в области государственной политики, нам особенно необходимо закрепить новые идеи для политиков, рассматривающих варианты стимулирования просоциального поведения.Хотя вопрос о том, что это значит для человека, актуален, нам необходимо расширить обсуждение, чтобы также охватить внутренние и контекстуальные влияния. Мой ответ на эти разговоры был и остается таким: «Рынки — не единственный вариант — буквально моя работа — находить другие варианты».

Ксения Шагабутдинова — специалист по анализу поведения в Департаменте окружающей среды, продовольствия и сельского хозяйства Англии.


На пороге 2020-х годов политическая и культурная поляризация , пожалуй, является самой большой проблемой, стоящей перед обществом.В США, Великобритании и других странах все тенденции указывают на рост «аффективной поляризации», поскольку люди все чаще делятся на противоборствующие команды (и игнорируют их общие черты, а также основные факты, лежащие в основе проблем).

Как ученые-бихевиористы, у нас есть возможность (и ответственность) помочь противостоять этой тенденции в предстоящем десятилетии. На сегодняшний день наша область помогла определить множество сил, разъединяющих людей (пузыри в социальных сетях, предвзятость подтверждения, демография и т. д.).). А недавно мы услышали о многообещающих усилиях по «прививке» людей от фейковых новостей (на BX2019) и поощрению их остановиться и обдумать свои убеждения (в Behavioral Scientist ).

Тем не менее очевидно, что фейковые новости — это симптом более широкой проблемы. Как общество, мы должны относиться к источнику. Как сообщество ученых-бихевиористов мы должны приложить свои усилия (и ресурсы) для разработки и тестирования вмешательств, которые подталкивают людей и общество в позитивном направлении, противодействуют поляризации, способствуют уважительному диалогу и вознаграждают компромиссы.Это станет основной задачей на ближайшее десятилетие, и мы должны сделать ее приоритетной задачей в будущем.

Скотт Янг — генеральный директор подразделения BVA Nudge в Великобритании и старший вице-президент группы BVA.


Организации должны смотреть не только вовне, на потребителей, но и внутрь, , на своих сотрудников и процессы. Это особенно верно в отношении ИТ, где так много проектов выполняются с опозданием, с превышением бюджета или вообще не выполняются.

Когнитивные предубеждения, с которыми сталкиваются ученые-бихевиористы, когда помогают людям лучше питаться или больше откладывать, — это те же предубеждения, которые приводят к задержке реализации ИТ-проектов, созданию необслуживаемых систем, принятию неверных решений или неоправданному риску.

ИТ-индустрия знает о своих проблемах и пытается решить их с помощью новых процессов, таких как Agile и DevOps. Однако ИТ-отдел не понимает поведенческих факторов, способствующих этим проблемам, в результате чего внедряются новые процессы, но проблемы остаются.

Учитывая, что ИТ имеет решающее значение для большинства организаций и что многие проблемы ИТ не просто очевидны, но могут быть связаны с предубеждениями, не пора ли организациям, использующим поведенческие науки, не только изменить поведение своих потребителей, но и изменить свое собственное?

Эндрю Браун — главный консультант Expleo.


БУДУЩЕЕ ДИЗАЙНА ВМЕШАТЕЛЬСТВА

История 2010-х — это история осторожности , когда мы узнали, что многие старые прописные истины не выдерживают тщательного повторения и что даже самые реальные эффекты меньше, чем мы думаем.Это также история фрагментации, признания того, что те же самые технологические устройства, которые дают нам беспрецедентный доступ к жизни людей, бомбардируют их постоянной стимуляцией.

История 2020-х должна быть историей точности.

В ответ история 2020-х должна стать историей точности. Значимые изменения в поведении в эпоху постоянного сенсорного ввода будут происходить только с помощью целенаправленных стратегий, таких как своевременные вмешательства.Традиционные способы обмена сообщениями элегантны, привлекательны и иногда успешны, но их уже недостаточно, чтобы пробиться сквозь море хаоса.

Дженна Кларк — старший исследователь поведения в Центре продвинутого ретроспективного анализа Университета Дьюка, где она помогает людям принимать здоровые решения вопреки их собственной воле.


Будущее прикладной науки о поведении будет гиперлокальным. Наблюдая за развитием этой области в течение последних шести лет, я заметил медленную, но определенную тенденцию к вмешательству, учитывающему особенности, существующие на рынке или среди населения.Мы быстро приближаемся к тому времени, когда идея о том, что все население получает один и тот же толчок, в одно и то же время и одним и тем же образом, будет казаться устаревшей.

Один из новых путей отказа от универсального подхода заключается в более эффективном использовании машинного обучения, сегментации и персонализации. Однако меня беспокоит то, что большая часть инноваций здесь по-прежнему направляется из централизованных точек, которые, похоже, достигают своего рода локального максимума как с технической, так и с этической точек зрения.

Альтернативный путь — появление цифровых инструментов, ориентированных на персонализацию. На этом пути технология позволяет людям быть самостоятельными дизайнерами среды по своему выбору.

Дэвид Перротт — независимый консультант из Кейптауна, Южная Африка.


Будущее науки о поведении будет и должно быть более творческим и технологически продвинутым , чтобы справиться с ожидающими вызовами.Многие подталкивания и изменения в архитектуре выбора на сегодняшний день представляют собой простые изменения в построении вариантов или изменения в формулировках. Хотя такие изменения были успешными во многих условиях, что, возможно, удивительно, учитывая тонкость многих вмешательств, для того, чтобы полностью реализовать потенциал науки о поведении, эта область должна охватывать весь потенциал творческих и технологических средств.

Анимация, иллюстрации, фильмы и виртуальная реальность могут привнести иммерсивный и мультисенсорный опыт в поведенческие вмешательства.

Анимация, иллюстрации, фильмы и виртуальная реальность могут привнести иммерсивный и мультисенсорный опыт в поведенческие вмешательства. Технологии смартфонов, искусственный интеллект и большие данные обещают помочь врачам-практикам ориентироваться на определенные демографические и психографические когорты, обеспечивая возможность проведения персонализированных вмешательств с учетом индивидуальных различий.

В антропоцене, эпохе, когда наша планета определяется влиянием человека, и когда мы вступаем в Четвертую промышленную революцию, эпоху, когда промышленность и повседневная жизнь трансформируются под влиянием технического прогресса, мы сталкиваемся с серьезными проблемами, с некоторыми экзистенциальный.Будущее приближается быстро, и человечеству нужна творческая, технологически продвинутая наука о поведении, чтобы помочь обеспечить процветание и безопасность нашего вида.

Натаниэль Барр — профессор творчества и творческого мышления в колледже Шеридан и научный консультант в BEworks.


ОСВОЕНИЕ НАШИХ МЕТОДОВ

По своей сути, наука о поведении занимается людьми и включением природы нашей иррациональности в разработку вмешательств и политик, направленных на улучшение общества.Точно так же, как в BIT был пункт об истечении срока действия, у нас также должен быть пункт об итерации для политик, которые мы уже приняли, потому что в конечном итоге люди меняются. Давайте отследим, что сработало, а затем спросим себя через пять лет: может ли это быть лучше? Главы в поведенческих исследованиях никогда не закрываются, они только улучшаются.

Ирэн Фролих является вице-президентом отдела здравоохранения компании Sound Physicians.


В последнее десятилетие поощрение получило широкое распространение как практичный, недорогой и политически приемлемый способ мотивировать ряд желаемых действий, от уплаты налогов до поездки на автобусе.Но недавние исследования поставили под сомнение эффективность подталкивания, поскольку полевые испытания часто дают слабые или непостоянные результаты. Это прямой и естественный результат попыток использовать подталкивания без прочной теоретической точки зрения на то, почему подталкивания работают и, следовательно, когда они будут работать лучше всего и сохранятся; если вы бросаете спагетти в стену, не зная, когда они будут готовы, они обычно не прилипнут.

Мы надеемся — и оптимистично прогнозируем — переход от интуиции исследователя и ненадежных эффектов к твердой теории в развитии подталкивания.

Однако существует альтернативный подход: мы можем строить подталкивания на основе теории. Например, четкое понимание происхождения социальных предпочтений позволяет делать конкретные прогнозы о том, как подсознательная «репутация» хороших поступков может управлять поведением. Недавняя работа, проведенная нами и другими, показала, как это теоретически обоснованное понимание может быть использовано для успешного стимулирования просоциального поведения в таких разных ситуациях, как чрезмерный вылов рыбы или соблюдение режима приема антибиотиков. Мы надеемся на предстоящее десятилетие — и оптимистично прогнозируем — переход от опоры на интуицию исследователя и ненадежные эффекты к твердой теории в развитии подталкивания, что сделает их гораздо более мощным и надежным инструментом.

Эрик Тулин — ведущий специалист по поведенческим наукам в Центре изучения поведения и окружающей среды в Rare, работающий над стимулированием зеленого поведения по всему миру. Эрез Йоэли и Моше Хоффман — ученые-исследователи из Массачусетского технологического института, занимающиеся скрытой ролью стимулов в формировании наших вкусов и убеждений.


Представьте себе компанию из 1000 человек. Подразделение поведенческих исследований этой компании создает недорогое вмешательство, чтобы снизить уровень опозданий сотрудников, и проводит A/B-тестирование для оценки вмешательства.Контрольная и лечебная группы имеют ограниченный размер выборки в 20 человек из-за ограничений со стороны высшего руководства. Результаты показывают, что в экспериментальной группе уровень опозданий был на 10% ниже, чем в контрольной группе.

В этом сценарии вероятность того, что тестирование выявит признаки эффекта, мала из-за малого размера выборки. Некоторые практикующие врачи могут представить вмешательство как успешное, потому что наблюдается наблюдаемое отличие от недорогих инвестиций. Другие могут сказать, что доказательств эффекта нет и что необходимо провести еще одно исследование, поскольку мощность теста была низкой.

Поскольку многие вмешательства будут реализованы и измерены в неидеальных сценариях (будь то ограниченное время, небольшая группа населения и т. д.), где проходит грань между операционной эффективностью и методологической обоснованностью? Последнее десятилетие стало свидетелем как кризиса репликации, так и взрыва науки о поведении. В этом десятилетии от отрасли может потребоваться самоанализ и уточнение своих целей. Это естественные болезни роста. Лучше, чтобы наука о поведении прошла через них раньше, чем позже.

Пол Чой — студент магистра государственной политики Университета Вирджинии.


Мы хотим знать, что вы думаете об этой статье. Отправьте письмо редактору или напишите нам по телефону [email protected] .

10 ученых-бихевиористов, которых вы должны знать

10 ученых-бихевиористов, которых вы должны знать

Алин Хольцварт

Наука о поведении все чаще применяется за пределами университетских лабораторий в отраслевых условиях, оказывая влияние на реальный мир.У меня была возможность взять интервью у десяти лидеров, прокладывающих путь для прикладной бихевиористской науки, и я собрал их здесь.

Эти десять ученых-бихевиористов являются яркими примерами воздействия на здоровье, их работа простирается от экспериментов до внедрения. От массовых тестов Кэти Милкман, направленных на повышение уровня вакцинации, до усилий Нилы Салданьи по борьбе с бедностью во всем мире — эти ведущие ученые-бихевиористы вносят изменения, которые они хотят видеть в мире.

Помимо впечатляющей работы, эти ученые-бихевиористы еще и интересные люди! В своих интервью они делятся мыслями, которые выходят за рамки их исследований, от случайных «забавных фактов» до художественных книг, которые они могут порекомендовать исследователям и новаторам в области здравоохранения.

1. Лори Сантос

Лори Сантос — эксперт по человеческому познанию и когнитивным искажениям, которые мешают сделать правильный выбор. Ее программа «Наука благополучия» помогла миллионам людей использовать науку для улучшения своей жизни. Доктор Сантос — профессор психологии Йельского университета. Полное ее интервью читайте здесь.

2. Элисон Баттенхейм

Элисон Баттенхайм сочетает свой интерес к поведенческой экономике с акцентом на улучшение здоровья детей на глобальном уровне.Ее работа дает новые идеи, чтобы помочь родителям сделать лучший выбор для своих детей и улучшить использование профилактических услуг, основанных на фактических данных. Доктор Баттенхейм — исследователь общественного здравоохранения и поведенческий эпидемиолог, работавший в Пенсильванском университете. Полное ее интервью читайте здесь.

3. Эми Бучер

Эми Бучер помогает людям изменить свое поведение для достижения личных целей, особенно связанных со здоровьем, благополучием, обучением и финансовым благополучием.Ее исследования включают в себя мотивационный дизайн, взаимодействие с пациентами и пользователями, счастье, влияние социальных отношений на здоровье и благополучие, а также стратегии изменения межкультурного поведения. Д-р Бухер — вице-президент по дизайну изменений поведения в Mad*Pow. Полное ее интервью читайте здесь.

4. Кэти Милкман

Кэти Милкман использует знания из области экономики и психологии, чтобы изменить к лучшему поведение, связанное с последствиями, такими как сбережения, физические упражнения, вакцинация и предотвращение дискриминации.Доктор Милкман — профессор Уортонской школы Пенсильванского университета. Полное ее интервью читайте здесь.

5. Дори Стейнберг

Дори Стейнберг разрабатывает цифровые медицинские вмешательства для изменения рациона питания и лечения хронических заболеваний у взрослых, используя принципы интуитивного питания. Доктор Стейнберг является адъюнкт-профессором Школы медсестер Дьюка и Института глобального здравоохранения Дьюка. Полное ее интервью читайте здесь.

6. Ингрид Мельвер Паулин

Ingrid Melvær Paulin применяет поведенческие науки для разработки продуктов и опыта, которые улучшают и упрощают здравоохранение.Дизайн ее цифровых продуктов для здоровья делает пациентов и их лечащие бригады более связанными между собой, помогает пациентам лучше следовать своим планам лечения, знать, чего ожидать и когда следует обращать внимание на предупреждающие знаки. Ингрид Мелвэр Паулин — старший научный сотрудник Rally Health. Полное ее интервью читайте здесь.

7. Синтия Кастро Свит

Cynthia Castro Sweet руководит программой исследований для подтверждения клинических и экономических преимуществ программ Omada Health по профилактике заболеваний и самоконтролю.Она разрабатывает технологические решения, которые делают интегрированное здравоохранение более осуществимым и доступным. Доктор Кастро Свит — старший директор по клиническим исследованиям и политике Omada Health. Полное ее интервью читайте здесь.

8. Джина Мерчант

Джина Мерчант специализируется на разработке цифровых продуктов для здоровья, исследованиях и стратегии. Она является экспертом по извлечению практических идей из реальных данных в поведенческих областях, включая физическую активность, сон и приверженность терапии.Доктор Мерчант — ученый-бихевиорист, работающий консультантом в индустрии медицинских технологий. Полное ее интервью читайте здесь.

9. Нила Салдана

Нила Салдана разрабатывает и тестирует поведенческие вмешательства по всему миру для решения сложных проблем борьбы с бедностью, общественного здравоохранения, финансовой доступности и благотворительности. Она является сторонником изучения Глобального Юга, на котором проживает 80% населения мира, и все же большая часть того, что мы знаем о человеческом поведении, получена из исследований Глобального Севера.Доктор Салдана работает независимым консультантом в различных организациях. Полное ее интервью читайте здесь.

10. Кристина Граверт

Кристина Граверт изучает, как люди принимают решения и как их можно мотивировать или подтолкнуть к тому, чтобы они «поступали правильно» в вопросах экологической устойчивости, здоровья и благотворительности. Она стремится повысить благосостояние людей и общества за счет анализа поведения и принятия решений на основе фактических данных. Доктор Граверт — доцент кафедры экономики Копенгагенского университета и соучредитель Impactually.Полное ее интервью читайте здесь.

Внимательный читатель мог заметить, что все эти десять ученых-бихевиористов — женщины. И это может быть удивительно, поскольку лидеры, представленные в мейнстриме, в подавляющем большинстве, как правило, мужчины. На самом деле, женщины составляют 70% специалистов в области бихевиоризма, но редко получают заслуженное признание. Важно выделить всех лидеров, которые отлично работают, особенно тех, кто традиционно недостаточно представлен в заголовках. Если вы знаете лидера мнений в области исследований и здравоохранения, у которого следует взять интервью, дайте мне знать!

Что делает ученый-бихевиорист?

 

В сфере общественного здравоохранения ученые-бихевиористы используют изучение человеческого поведения для укрепления здоровья и предотвращения рискованного поведения.Они исследуют различные модели поведения, собирают данные об их влиянии и работают над тем, чтобы поддерживать те модели поведения, которые способствуют позитивным изменениям. Например, ученые-бихевиористы могут изучать влияние протоколов социального дистанцирования и ношения масок во время пандемии COVID-19, анализировать, почему некоторые люди с меньшей вероятностью соблюдают директивы по безопасности, и предлагать решения для достижения большего признания. Ученые-бихевиористы сосредотачиваются на факторах, влияющих на то, как и почему люди принимают те или иные решения. Более глубокое понимание причин действий может привести к решениям и лучшим результатам, например помочь людям сделать лучший выбор в отношении здоровья.Они также могут помочь системам здравоохранения работать более эффективно и помочь компаниям снизить риски. Благодаря знаниям и обучению, предлагаемым такой степенью, как онлайн-магистр общественного здравоохранения, ученые-бихевиористы могут помочь создать более здоровые сообщества.

Кто такой поведенческий ученый?

Социальные науки и науки о поведении могут оказать существенное влияние на эффективность и результативность общества в целом. Это особенно верно, когда речь идет о программах общественного здравоохранения. Ученые-бихевиористы играют центральную роль в понимании проблем общественного здравоохранения и факторов риска, потому что они изучают социальные, поведенческие, экономические, культурные и психологические факторы, которые влияют на здоровье и болезни.

Например, рост проблем со здоровьем (например, сердечно-сосудистых заболеваний) был связан с более низким социально-экономическим статусом. Используя качественные и количественные методы исследования, ученые-бихевиористы могут определить масштаб проблем общественного здравоохранения и связанных с ними факторов риска. Обладая этими знаниями, они могут разрабатывать мероприятия, политику и образовательные программы, направленные на решение этих проблем на индивидуальном, популяционном и общинном уровнях. Усилия в этих областях могут включать профилактику заболеваний, лечение и ведение хронических заболеваний, укрепление общественного здоровья, вмешательства в области поведенческого здоровья, законодательство в области государственной политики и многое другое.

Как стать специалистом в области бихевиоризма

Чтобы стать ученым-бихевиористом, нужно получить правильное образование. Хотя некоторые должности начального уровня могут быть открыты для тех, кто имеет степень бакалавра, для большинства требуется степень магистра. Магистерские программы в области общественного здравоохранения предлагают учебную программу широкого спектра, охватывающую темы, которые могут быть непосредственно применены к работе в области поведенческих наук. Типичные курсы MPH включают эпидемиологию, биостатистику, социальное и поведенческое здоровье, лидерство в области здравоохранения, гигиену окружающей среды и методы исследования, каждый из которых может занимать центральное место в области поведенческого здоровья.

Университет Невады, онлайн-программа Рино «Магистр общественного здравоохранения в практике общественного здравоохранения» погружает студентов в проекты, предназначенные для получения знаний и реальных навыков, которые способствуют карьере ученых-бихевиористов. Студенты могут даже выбирать темы, основанные на их увлечениях и интересах, чтобы персонализировать свое образование и соответствовать их индивидуальным карьерным целям. Онлайн-студенты Университета учатся непосредственно у специалистов в области общественного здравоохранения, которые активно практикуют в области поведенческих наук в рамках инициативы в области общественного здравоохранения.

Выпускники программы подготовлены к:

●  Разработка исследовательских модулей, касающихся поведенческого здоровья

● Сбор данных с помощью различных количественных и качественных методов исследования

●  Анализировать и делать выводы на основе собранных данных

●  Четко и лаконично сообщайте о результатах

● Сотрудничать и консультировать других специалистов в области общественного здравоохранения, политиков или другие группы, работающие в области поведенческих наук

Зарплата специалиста по поведению

Заработная плата ученых-бихевиористов зависит от региона, работодателя, должности и профессионального опыта.По данным компенсационного веб-сайта PayScale, по состоянию на март 2021 года средняя годовая зарплата ученых-бихевиористов составляла около 92 500 долларов. Лица со стажем четыре или менее лет зарабатывали около 70 000 долларов в год, а те, у кого 10-20 лет опыта, получали среднюю зарплату около 105 000 долларов.

Перспективы карьеры для ученых-бихевиористов

Профессиональные возможности для ученых-бихевиористов разнообразны, охватывают самые разные отрасли и карьеры. Ученые-бихевиористы с учеными степенями в области общественного здравоохранения обычно находят возможности трудоустройства в следующих отраслях.

● Правительство

● Образовательные учреждения

● Корпорации

● Некоммерческие организации

● Здравоохранение

● Организации управляемого ухода

Ученые-бихевиористы меняют мир

Для людей, которые хотят участвовать в работе, которая может положительно повлиять на все население, возможности в качестве ученого-бихевиориста многочисленны. То, как стать ученым-бихевиористом, зависит не только от образования, но и от личного интереса.Это просто вопрос вашей страсти. Рассмотрим следующие примеры того, как факультет общественного здравоохранения Университета Невады в Рино сосредотачивает свою страсть на активном изменении поведения и понимании текущих проблем со здоровьем.

Профессор Джули Лусеро провела обширное исследование, посвященное сельским американским индейцам и их неприятию лечения алкоголем, наркотиками и психическими расстройствами. Лусеро и ее коллеги определили четыре основных препятствия для получения или продолжения ухода: уверенность в себе, конфиденциальность, качество ухода и общение/доверие.В ходе исследования были выявлены препятствия, намечены решения и предложены изменения в политике.

Другой профессор Университета Невады, Рено, недавно завершил исследование по преодолению опиоидного кризиса с помощью налоксона. Преподаватель общественного здравоохранения Карла Вагнер работала с сотрудниками правоохранительных органов (LEO) на передовой борьбы с опиоидным кризисом.

Она собирала данные от LEO до, во время и после их участия в пилотной программе LEO по налоксону. «LEO вводили налоксон 11 раз; девять жертв выжили, и трое из девяти выживших жертв хотя бы один раз обращались за лечением от наркозависимости в результате направления, предоставленного LEO», — написал Вагнер.«Качественные данные свидетельствуют о том, что у LEO в целом был положительный опыт, когда они применяли навыки, полученные в ходе обучения». Исследование показало, что обучение налоксону может иметь положительные результаты как для LEO, так и для жертв передозировки.

Изучите карьеру специалиста по поведению

Получение степени магистра общественного здравоохранения в области общественного здравоохранения в Университете Невады, Рино, может подготовить вас к будущему успеху в карьере в области поведенческих наук. Сделайте первый шаг, записавшись в университетскую онлайн-программу MPH в области общественного здравоохранения сегодня.

 

Рекомендуемые показания

Как стать медсестрой общественного здравоохранения: выполнение важной роли в уходе

Санитарные сертификаты

В чем разница между общественным здравоохранением и общественным здравоохранением?

 

Источники:

PayScale, средняя зарплата специалиста по поведению

PubMed, «Обучение правоохранительных органов реагированию на передозировку опиоидами с помощью налоксона: влияние на знания, отношение и взаимодействие с членами сообщества»

ResearchGate, «Точки зрения сельских американских индейцев на препятствия в процессе лечения психических заболеваний в трех секторах лечения»

UNR, онлайн-мастер общественного здравоохранения в области общественного здравоохранения

Наука о поведении — Optimizely

Что такое поведенческая наука?

Наука о поведении, также известная как поведенческая экономика, рассматривает предмет человеческих действий.Он охватывает несколько областей исследования, включая когнитивную неврологию, психологию и экономику, а также поведенческие аспекты биологии, права, психиатрии и политологии. Наука о поведении изучает человеческое поведение, особенно то, как люди на самом деле принимают решения в реальном мире.

В частности, наука о поведении изучает то, как эмоции, окружающая среда и социальные факторы влияют на наши решения. Наука о поведении особенно интересуется тем, как эвристика, предубеждения и фрейминг могут привести нас к принятию «иррациональных» решений.

Наука о поведении во многом заимствует методологии, разработанные в социальных науках, в основном проводя эксперименты с использованием рандомизированных контрольных испытаний, которые позволяют нам делать причинно-следственные выводы о конкретных механизмах, управляющих человеческим поведением. Ученые-бихевиористы проводят эксперименты, чтобы понять человеческие действия: почему люди что-то делают, а не просто наблюдают за тем, что они делают.

Наука о поведении влияет на принятие более эффективных решений

Несмотря на то, что люди могут и часто принимают «иррациональные» решения, когда дело доходит до человеческих действий, оказывается, что в безумии принятия решений есть метод.Поскольку в нашей иррациональности есть «предсказуемые» паттерны, как только мы поймем эти паттерны человеческого поведения, мы сможем использовать их для создания среды, помогающей людям принимать лучшие решения. Прикладная наука о поведении может оказать положительное влияние на принятие решений, будь то в области государственной политики, разработки продуктов и маркетинга или развития личных привычек.

Принятие решений часто происходит на автопилоте. Изучая человеческое поведение, ученые-бихевиористы обнаружили, что люди принимают 95% своих решений, используя ментальные ярлыки или эмпирические правила.Каждый раз, когда вы проектируете пространство, где человек должен сделать выбор, будь то маркетинговая целевая страница или школьная столовая, вы создаете то, что ученые-бихевиористы называют «архитектурой выбора». Независимо от того, как вы разрабатываете архитектуру выбора, вы будете влиять на принятие решений людьми, намеренно или нет.

Влияние на решения через архитектуру выбора

Наука о поведении предоставляет вам два важных инструмента для улучшения вашей архитектуры выбора и влияния на процесс принятия решений: подталкивание и проведение экспериментов.

  • Подталкивание: это проверенные и надежные решения, которые придумали ученые-бихевиористы, которые формируют архитектуру выбора, чтобы помочь людям принять правильное решение. (Довольно известно, что эта концепция поведенческой экономики была представлена ​​широкой публике с публикацией книги «Подталкивание: улучшение решений о здоровье, богатстве и счастье»)
  • .

  • Эксперименты: это контролируемый способ для ученых-бихевиористов установить базовые уровни, выделить переменные, изменяющие человеческое поведение, и предоставить доказательства того, что ваша идея по изменению архитектуры выбора работает.

Использование науки о поведении для получения более предсказуемых результатов при принятии решений

Если вы сможете лучше понять, КАК И ПОЧЕМУ люди принимают решения (т. е. какие из этих «эмпирических правил» используются для принятия решений), вы сможете разработать более эффективные эксперименты в области науки о поведении. Прикладная наука о поведении имеет значительные преимущества по сравнению с традиционным подходом «Безумцев», когда идеи швыряются в стену и молятся, чтобы что-то прижилось.

Прикладная наука о поведении позволяет вам внедрять решения, подкрепленные научными данными, и помогает вам точно знать, почему ваша последняя идея успешно повлияла на принятие решений, а также количественно оценить ее влияние на поведение человека.

Популярные эксперименты в науке о поведении:

В области науки о поведении проведено более 290 экспериментов, демонстрирующих иррациональность человеческого поведения. Ниже приведены некоторые из наиболее воспроизводимых/значимых вмешательств в науку о поведении:

  • Неприятие потерь: В науке о поведении неприятие потерь предполагает, что для людей боль от потери психологически в два раза сильнее, чем удовольствие от приобретения. Ученые-бихевиористы использовали неприятие потерь при изучении человеческого поведения, показывая, почему система наказаний иногда более эффективна, чем система вознаграждения в мотивации человеческого поведения (Gächter et al., 2009). Веб-сайт Stickk, например, влияет на поведение людей, позволяя людям совершить положительное изменение поведения (например, отказаться от нездоровой пищи), что может сочетаться со страхом потери — денежным штрафом в случае несоблюдения.
  • Эффект владения: это предубеждение возникает, когда мы переоцениваем то, чем владеем, независимо от объективной рыночной стоимости (Kahneman et al., 1991). Это очевидно, когда люди относительно неохотно расстаются с товаром, которым они владеют, из-за его денежного эквивалента, или если сумма, которую люди готовы заплатить за товар, ниже той, которую они готовы принять при его продаже.
  • Избыток выбора: ученые-бихевиористы описывают перегрузку выбором в результате слишком большого выбора, доступного для потребителей. В прикладной науке о поведении наличие слишком большого выбора связано с несчастьем (Schwartz, 2004), усталостью от принятия решений, выбором варианта по умолчанию, а также с отсрочкой выбора — полным отказом от принятия решений, например, отказом от покупки продукта (Iyengar & Lepper, 2000).

Когда наука о поведении имеет неприятные последствия

На первый взгляд, наука о поведении звучит достаточно просто — просто зайдите в Википедию, выберите любую из сотен интервенций в области науки о поведении, и вы заставите людей вести себя именно так, как вы хотите.Неправильно. В лучшем случае это не сработает; в худшем случае вы саботируете результаты и свое доброе имя.

Ознакомьтесь с тремя наиболее распространенными ловушками, которых следует избегать при использовании поведенческой экономики.

Чем поведенческая наука отличается от социальной науки?

И поведенческая наука, и социальная наука изучают человеческое поведение. Хотя термины «наука о поведении» и «социальная наука» часто используются взаимозаменяемо, эти области различаются по объему, предмету и методологиям. Социальные науки фокусируются на социальном контексте.Существует частичное совпадение с наукой о поведении, но в целом социальная наука исследует социальные процессы, организации и институты.
Наука о поведении пытается понять, почему люди делают то, что они делают, и часто пытается обобщить человеческое поведение в его отношении к обществу. Наука о поведении исследует когнитивные процессы, особенно принятие решений и общение, посредством систематического анализа человеческого поведения.

В отличие от социологов, ученые-бихевиористы собирают эмпирические данные и используют экспериментальные методы, включая тестирование, контроль и манипулирование настройками.

Социальные науки изучают поведение человека в различных социальных контекстах

Социальные науки изучают общество в целом, вместо того чтобы сосредотачиваться на индивидуальных различиях в принятии решений или общении. Социология, например, исследует группы людей в рамках социальных институтов, таких как семья, религия, политика, образование и экономика.
Там, где поведенческие науки проводят эксперименты для сбора эмпирических данных, социальные науки используют такие методы, как наблюдение, самоотчетные опросы или интервью.Ученые-бихевиористы манипулируют контекстом, чтобы определить и измерить влияние этих манипуляций на принятие решений субъектом. Когда чем-то манипулируют и контролируют, появляется более высокая уверенность в том, что результат был вызван систематическим манипулированием и контролем.

Получение степени в области поведенческих наук

Степени по поведенческим наукам доступны в нескольких учреждениях и часто охватывают социальную психологию как неотъемлемую область обучения. Люди, получившие степень в области поведенческих наук, часто работают в сфере социальных услуг или общественного здравоохранения, а иногда и в системе уголовного правосудия.

Определение предоставлено Next Step.

О BSPA | Ассоциация поведенческих наук и политики

Кто мы

мы являемся глобальным сообществом лиц, принимающих решения в государственном и частном секторах, исследователей в области поведенческих наук, политических аналитиков и практиков со смелой миссией по продвижению применения строгих исследований в области поведенческих наук, которые служат общественным интересам. мы служим информационным центром и создателем сообщества, объединяя людей и организации посредством наших конференций, семинаров, рабочих групп и публикации информационных бюллетеней, а также поведенческой науки и политики.

Наша философия

воздействие политики государственного и частного секторов в решающей степени зависит от поведения отдельных лиц, групп и организаций. мы считаем, что четкое понимание силы исследований и вмешательств в области поведенческих наук может предоставить инновационные решения для решения проблем, с которыми сталкиваются политики и другие практики.

  • Все
  • консультативный совет
  • команда бспа
  • исполнительный комитет
  • сопрезиденты-основатели
  • Команда BSPA

  • Консультативный совет

  • Консультативный совет

  • Консультативный совет

  • Консультативный совет

  • Команда BSPA

  • Команда BSPA, соучредитель

  • Консультативный совет

  • Исполнительный комитет

  • Команда BSPA

  • Консультативный совет

  • Команда BSPA

  • Исполнительный комитет

  • Команда BSPA

  • Исполнительный комитет

  • Консультативный совет

  • Исполнительный комитет

  • Консультативный совет

  • Команда BSPA

  • Исполнительный комитет

  • Исполнительный комитет

  • Команда BSPA, соучредитель

  • Консультативный совет

  • Консультативный совет

  • Консультативный совет

  • Команда BSPA

  • Команда BSPA

Лидерский совет

BSPA имеет руководящий совет, который обеспечивает руководство в определении стратегического направления деятельности.Объединившись под одной крышей, мы надеемся, что вместе сможем оказать большее влияние, чем по отдельности.

участников Включая

Области внимания

  • Образование и культура

    фокусируется на формальном и неформальном образовании от раннего детства до высшего образования и обучения на протяжении всей жизни, а также на ряде культурных учреждений, включая искусство, спорт, средства массовой информации и другие учреждения культуры.Исследования в этой области сосредоточены на усовершенствовании педагогики, подготовки учителей и управления образованием, а также на улучшении функционирования и эффективности культурных организаций.

  • Энергетика и окружающая среда

    Исследование

    изучает воздействие на окружающую среду получения, транспортировки и производства энергии, а также усилия по ее сохранению и очистке.Исследования в этой области также сосредоточены на интеграции экологических соображений в стратегические планы развития для поддержки устойчивого развития.

  • Принятие финансовых решений

    занимается разработкой количественных методов и инструментов принятия решений, чтобы помочь отдельным лицам, группам и организациям принимать более эффективные финансовые решения.

  • Здоровье

    Исследование

    рассматривает, как организация и финансирование медицинской помощи влияют на выбор пациентов и поставщиков медицинских услуг, включая стоимость, качество, доступность и результаты.Объем этой области включает физическое здоровье, психическое здоровье и субъективное благополучие. Области внимания включают затраты на здравоохранение и результаты, организационные и межорганизационные структуры и процессы, медицинское страхование, реформу здравоохранения, информационные технологии здравоохранения, принятие решений и поведение пациентов, а также поведение поставщиков медицинских услуг.

  • Правосудие и этика

    охватывает вопросы, касающиеся правовой системы, политики и правил в области профессиональной и корпоративной этики, включая гражданское и уголовное правосудие, политику исправительных учреждений, информацию о преступлениях, ювенальную юстицию, международное право, судебную систему и юридическую практику, правительственные и отраслевые этические процедуры, а также другие гражданские и вопросы общественной безопасности.Исследователи дают информацию, относящуюся к вопросам политики, таким как определение преступления, полицейская деятельность, процедуры реагирования на преступления, распределение ресурсов, а также структуры и процессы вынесения приговоров.

  • Менеджмент и труд

    Исследование

    изучает вопросы, касающиеся дизайна и управления рабочим местом, организационного управления и стратегии, а также работников.Конкретные темы включают улучшенную организационную структуру и стимулы, эффективные советы управляющих, управленческую коммуникацию и реализацию решений, компенсацию рабочей силы, разрешение споров между работниками и работодателями, кадровую политику и практику, профсоюзы, а также безопасность и гигиену труда.

  • Технологии и инновации

    Исследование

    изучает факторы, влияющие на индивидуальные, групповые, организационные и социальные инновации, а также на разработку и внедрение технологий.Конкретные темы включают влияние новых технологий на общение, конфиденциальность и производительность; влияние политики на инновации; и индивидуальное и организационное ситуационное влияние на творчество, изобретательство, инновации, а также распространение и внедрение инноваций.

  • Поведенческая экономика

    стремится включить научные взгляды на человеческое поведение в экономический анализ индивидуального принятия решений, стратегических взаимодействий и работы финансовых рынков.

  • Когнитивные науки и наука о мозге

    включает изучение ощущений, восприятия, обучения, памяти, языка, рассуждений и суждений, а также изучение развития, функционирования мозга и нейронных субстратов поведения.

  • Маркетинг принятия решений и управленческие науки

    касаются того, как отдельные лица и группы принимают решения и делают выбор, включая различные дисциплинарные точки зрения, включая экономику, менеджмент, маркетинг, психологию и статистику.

  • Организационная наука

    — это изучение организационных процессов, структур и стратегий, включая понимание того, как ведут себя группы членов организации. Это исследование опирается на ряд областей, включая управление человеческими ресурсами, промышленную и организационную психологию, организационное поведение, организационную коммуникацию, организационную социологию, организационную теорию, социальную психологию и стратегическое управление.

  • Политология

    исследует теорию и практику политики в отношении политических систем, поведения и культуры; он основан на теории и методах многих дисциплин, включая антропологию, социологию, экономику и психологию.

  • Социальная психология

    исследует социальное поведение и индивидуальное поведение в социальном контексте, включая такие темы, как агрессия, отношения, теория атрибуции, групповые процессы, межличностные процессы, предрассудки и дискриминация, самооценка, социальное познание, социальное влияние и стереотипы.

  • Социология

    исследователя изучают социальную жизнь, социальные изменения, а также социальные корни и последствия для человеческого поведения, уделяя особое внимание структурам групп, организаций и обществ.

  • Что такое «наука о поведении»?

    BSPA использует широкий взгляд на науку о поведении, описывая ее как междисциплинарную науку о понимании причин индивидуального, группового и организационного поведения на разных уровнях.Наука о поведении охватывает социальные науки и объединяет идеи и методы из различных областей и дисциплин, например, суждений и принятия решений, поведенческой экономики, организационного поведения, неврологии, социальной и когнитивной психологии. Под эгидой поведенческой науки эти дисциплины, которые по отдельности не дают полной картины человеческого поведения, предлагают всеобъемлющий набор инструментов для преодоления разрыва между экономическими моделями и повседневной реальностью для формирования политики и практики как частного, так и государственного секторов.

  • Почему существует BSPA?

    BSPA — это некоммерческая двухпартийная организация 501(c)3, содействующая пониманию общественностью того, как эмпирически подтвержденные выводы из поведенческой науки могут обеспечить инновационные и эффективные политические решения. Членская организация BSPA способствует взаимодействию между учеными-бихевиористами и политическими сообществами, помогает связывать существующие организации в пространстве, собирает информацию о ресурсах и событиях, расставляет приоритеты, проверяет и продвигает новые исследования, а также способствует распространению и внедрению практических идей в этой области. посредством сватовства и других мероприятий.

  • Связано ли BSPA с какой-либо конкретной политической идеологией?

    BSPA — беспартийная, независимая организация, свободная от политических предубеждений или обязательств поддерживать членов определенного учреждения. Вместо этого мы сосредотачиваемся на содействии сотрудничеству между отдельными людьми, дисциплинами и организациями, публикуя информацию о заслугах, независимо от источника.

  • Как финансируется BSPA?

    BSPA полагается на взносы отдельных членов, гранты, продажи нашего издания Behavioral Science & Policy, а также на щедрость фондов и благотворителей для финансирования нашей деятельности.

  • Как я могу участвовать?

    Мы постоянно ищем партнеров и будем рады, если вы присоединитесь к нам в качестве платного члена или волонтера! Чтобы быть в курсе нашей деятельности и возможностей, подпишитесь на наш ежемесячный информационный бюллетень, который содержит призывы к статьям, участие в рабочих группах и освещает события BSPA, а также других членов нашего сообщества.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.