Псевдология симптомы: Ошибка #404 — Департамент труда и социальной защиты населения города Москвы

Содержание

Фантастическая псевдология. Психология обмана [Как, почему и зачем лгут даже честные люди]

Фантастическая псевдология

Некоторые виды патологической лжи принимают форму фантастической псевдологии, смешения фактов и вымысла.

Коррумпированные судьи

Предложенный на должность судьи губернатором Джорджем Уоллесом и дважды переизбранный жителями штата Алабама судья Джек Монтгомери был столь же ярким, сколь и противоречивым (Джойнт, 1993). Он размахивал револьвером прямо в зале суда, угрожая и подсудимым, и адвокатам. Он называл гомосексуалистов «пламенными королевами», но запрещал ВИЧ-инфицированным обвиняемым входить в зал суда. Он славился драматическими военными историями, которые сам же и рассказывал, и необоснованными приговорами. Его приговоры обрели смысл, когда Федеральное бюро расследований (ФБР) начало операцию, кульминация которой пришлась на 1992 год с ордером на обыск его дома. ФБР обнаружило тысячи долларов, которые, как утверждалось, судья получил в качестве взяток.

Позднее выдвинутое Монтгомери обвинение и начавшийся судебный процесс, дополненные свидетельскими показаниями, пролили свет на многие дела судьи, включая и ложность фактов, которые он рассказывал о себе. У него было много историй. Он называл себя первым герпетологом Бирмингемского зоопарка, назначенным несколько десятилетий назад майором Джимми Морганом (никаких документальных подтверждений этого не существовало). Он живописал, как в годы Корейской войны попал в плен к китайцам, где его истязали (военные документы доказывали, что он никогда не был в Корее). Чтобы сделать последнюю историю более правдоподобной, он отказывался от еды в китайских ресторанах, повторяя печальные «факты» своей биографии и жалуясь на ночные кошмары с истязаниями. Эти истории выглядели столь правдоподобными, что в одной больнице ему поставили диагноз «посттравматическое стрессовое расстройство». Позже, объясняя его симптомы, один психолог предположил, что, возможно, он действительно страдал этим расстройством, но причина лежала в детской психологической травме.


Монтгомери родился в канун Рождества в земледельческом городке Тикфеа, штат Луизиана. Пока он был ребенком, мать часто надолго отлучалась из дома, она работала в другом городе не менее пяти дней в неделю, и будущего судью держал в ежовых рукавицах пьющий и жестокий отец. Он рассказывал, как его связывали и били пастушьим кнутом. Хотя подробности можно поставить под сомнение, власти верили, что в детстве Монтгомери подвергался физическому насилию.

В ходе судебного разбирательства Джек Монтгомери, страдавший от алкоголизма и диабета, имитировал слабоумие и психоз. Из-за неспособности убедить судебно-медицинских экспертов и председательствующего судью в своей невменяемости он был признан виновным. До вынесения приговора его нашли мертвым с огнестрельным ранением в голову. Предположительно, это было самоубийство, но оружие так и не обнаружили.

Очаровательная наследница

Жаклин, которую есть все основания относить к компульсивным лжецам, нашел Эдвард Долник (1992). Ее ложь была столь же очевидной, как и ложь судьи Монтгомери, хотя ее биография и не освещалась так же подробно в прессе. Эта провокационно одетая миниатюрная блондинка однажды днем скользящей походкой вошла в жизнь Долника, и часами развлекала его своими банковскими счетами. Позже она призналась: «Реальность бывает такой однообразной. Я стараюсь сделать ее особенной». Среди ее мифов: окончание факультета бизнеса в Стэндфордском университете с высокими баллами, ремиссия лейкемии, болезни, убившей ее сестру-близняшку, безумства бойфренда, который, стремясь вновь завоевать ее, на Рождество пригнал к дому красную «Феррари», перевязанную бантом. В реальности Жаклин была неприметной серой мышкой, чуть не вылетевшей из университета. Она пережила сексуальное насилие и аборт, о котором сожалела. Чтобы стать более привлекательной, она перенесла ринопластику, пластическую операцию на подбородке, и прибегла к услугам стоматолога. Наконец, чтобы поддержать самоуважение, она превратила (словно у нее была крестная фея) свою сердобольную бабушку в щедрого покровителя, подарившего ей доверительную собственность, а безразличного приятеля в страстного богатого поклонника.

Фантастическая псевдология — приятный симптом. Пациент потчует на первый взгляд правдоподобными историями, но скоро замечаешь, что между ними нет никакой связи. Правда и вымысел переплетаются причудливо и так тесно, что невозможно отделить их друг от друга. В отличие от пациентов с бредовым психотическим расстройством, псевдолог откажется от старой легенды или изменит ее, если встретит недоверие (Кинг и Форд, 1988).

Примерно в одной трети случаев фантастическая псевдология связана с дисфункцией головного мозга. У некоторых пациентов она проявляется в дислексии и в других видах неспособности к обучению. Часто у людей с церебральной дисфункцией навыки вербального общения развиты лучше, чем другие функции мозга, и вербальный IQ намного выше, чем IQ общего интеллекта (Кинг и Форд, 1988). Было выдвинуто предположение, что значительный фактор для фантастической псевдологии — отсутствие «контроля качества» за своей коммуникацией (Форд и др., 1988). Отделы головного мозга, отвечающие за логику и критическое восприятие (фронтальные лобные доли и недоминирующее полушарие), неспособны адекватно контролировать выдаваемую информацию. В крайнем варианте это приводит к конфабуляции (см. главу 3).

Если не принимать во внимание значимость церебральной дисфункции у некоторых пациентов, то можно утверждать, что не у всех псевдологов наблюдается нарушение деятельности головного мозга и не все пациенты с церебральной дисфункцией страдают фантастической псевдологией. Следовательно, существуют другие объяснения этого уникального явления. Некоторые психологи и психиатры рассматривали фантастическую псевдологию с точки зрения бессознательных попыток сохранить или создать ощущение самоидентичности и уберечься от нарастающей тревоги.

Хелен Дойч (1921–1922) в своем исследовании, которое она отправила в Венское психоаналитическое общество уже более 70 лет назад, определяла фантастическую псевдологию как сиюминутные мечты, выдаваемые за действительность, которые отражают желания честолюбивого или эротического свойства. Согласно Дойч, практически все мы хотя бы раз называем незначительное отклонение от правды обманом в течение своего правдолюбивого существования. Однако обман, вызванный фантастической псевдологией, имеет всепроникающий и устойчивый характер. Масштабы и содержание псевдологии определяются скорее внутренними факторами, нежели аудиторией. История Жаклин подтверждает теорию Дойч. Жаклин вылепила целый виртуальный мир мечты, чтобы избавиться от болезненных воспоминаний.

Именитый психоаналитик и теоретик психологии Отто Фенихель (1954) рассматривал фантастическую псевдологию иначе. Он предполагал, что «раз можно заставить собеседника поверить в то, что ложные факты правдивы, значит, не исключено, что подлинные события, воспоминания о которых держат меня в страхе, недостоверны». Одна из задач псевдологии — избавление от мыслей о чем-то неприятном и тревожном (репрессия, подавление). Однако субъект фантастической псевдологии может выбрать маскировку болезненных воспоминаний, которые пытается скрыть. То есть ложь может открывать правду.

История Джека Монтгомери — это прекрасный пример, подтверждающий данную гипотезу. Он много раз лгал о насилии, пережитом на войне. Но насилие он перенес в детстве, будучи «пленником» собственного отца. Болезненные картины детства замещались лжекартинами о героически вынесенных пытках военнопленного.

Фантастическая психология выполняет и защитную функцию, позволяя поддерживать чувство субъективной индивидуальности и ощущение «собственной персоны». Дитрих (1991) описал успешный психоанализ мальчика-подростка, который неоднократно прибегал к псевдологии во время анализа. Псевдология отвлекала его от мыслей об угнетенной, скрытной, бедной и властной матери. После успешного завершения анализа юноша мог обернуться назад и сказать: «Я сам придумал весь этот бред. Он был куда интереснее, чем настоящий я».

Фантастическая псевдология может быть формой проекции отрицательных сторон личности и наделения ими другого объекта (человека). Фантазии пациента с пограничным расстройством личности о том, что он стал жертвой нападения или сексуального насилия, могут скрывать под собой его собственные импульсы, перенесенные на других людей (Снайдер, 1986). Ложные обвинения мы рассмотрим в главе 9.


Часто считается, что псевдолог лжет, не прилагая для этого никаких усилий, не испытывая чувства вины или эмоционального возбуждения. Работа Пауэлла и его коллег (1983) опровергает это утверждение на примере одного случая. Пациент, давно укоренившийся в фантастической псевдологии, эмоционально возбуждался, когда давал ложные ответы при проверке на полиграфе. Исследователи пришли к выводу, что псевдолог испытывает значительно более сильное чувство тревоги и вины, чем привыкли считать.

Данный текст является ознакомительным фрагментом.

Продолжение на ЛитРес

Как избавиться от патологической лжи. Термины, просто термины

Для начала определимся с терминологией.

Патология (от греч. патос – страдание, боль, болезнь и логос – изучение) – болезненное отклонение от нормального состояния или процесса развития.

Сложнее с понятием «ложь». Это очень распространенный в повсеместной жизни коммуникативный феномен, который включает в себя разнообразие ситуаций и тактик и которому дано столько определений и толкований, что хватило бы на несколько десятков статей, но в целом эти определения схожи между собой.

Ложь – утверждение, заведомо не соответствующее истине и высказанное в таком виде сознательно, с целью создания или удержания в другом человеке убеждения, которое сам передающий считает противным истине.

Ложь – это совершаемая без предупреждения успешная или безуспешная намеренная попытка сформировать у другого человека убеждение, которое коммуникатор считает неверным.

Ложь – намеренное искажение действительного положения вещей с целью ввести другого человека в заблуждение.

Небезынтересны попытки систематизировать типы лжи. Так, по утверждению МакКорнака (McCornack) ложь, являющаяся манипуляцией количеством, либо качеством информации делится на:
1. Осознанное манипулирование количеством передаваемой информации (хорошо объясняет обман или укрывательство).
2. Передача двусмысленной, размытой информации.
3. Умолчание – сокрытие правды (минимизация – minimization).
4. Искажение – сообщение ложной информации, также – фабрикация, фальсификация (максимизация – maximization).

Качество лжи тесным образом связано с испытываемыми лжецом эмоциями, такими например, как чувство вины, страх, восторг от «надувательства» – чувство всемогущества, стыд.

Патологическую лживость, известную также под названиями «фантастическая псевдология» (pseudologia fantastica) и «синдром Мюнхгаузена», понимают как фальсификацию очень сложной структуры, обширную во времени (от нескольких лет до целой жизни), которая не вызвана слабоумием, безумием и эпилепсией. Патологическую ложь следует рассматривать как часть базового психологического расстройства личности, нежели как отдельный недостаток. Нужно заметить, что данное расстройство один из самых спорных предметов в сегодняшнем мире психологии. Последствия от патологической лжи могут быть самыми непредсказуемыми как для жертвы обмана, так и для самого лжеца.

Патологический лжец – психологический тип личности; человек, который часто лжёт, пытаясь произвести впечатление на окружающих. Таких людей также называют псевдологами или мифоманами. В медицинской литературе этот тип личности впервые был описан более 100 лет назад. Патологических лжецов больше, чем нам кажется, и встречаются они не только в штампованных сюжетах голливудских фильмов. Подобные персонажи могут оказаться среди ваших родственников, друзей, знакомых, коллег, да где угодно. И хотя имя литературного персонажа барона Мюнхгаузена не вызывает неприятных ассоциаций, встреча с патологическим лжецом в реальной жизни приносит только негативные последствия, т.к. сам патологический лжец деструктивен по своей природе. Реальность, в которой существует псевдолог, не стыкуется с привычной действительностью. Там происходят события, которых в действительности происходить не может. Вас будут уверять, что черное – это белое, и наоборот, а при попытке разобраться устроят вам скандал или бойкот.

До настоящего времени ведутся споры насколько патологический лжец может контролировать свою ложь, и, следовательно, можно ли считать такого человека в полной мере дееспособным.

Учёные из Калифорнийского университета продемонстрировали, что патологическая ложь имеет и физическое обоснование: мозг патологических лгунов отличается от нормы тем, что в его префронтальной коре (эта часть мозга связана и с обучением моральному поведению и с ощущением раскаяния) на 14% уменьшен объём серого вещества (нейронов) и на 22% увеличен объём белого вещества (нервных волокон). Серое вещество состоит из мозговых клеток, а белое представляет собой как бы «соединительную проводку» между ними. Избыток белого вещества повышает способность патологических лжецов к вранью (проделывать трудную работу фантазёрства им намного легче) и ослабляет их моральное сдерживание. Наша с вами мораль и модель правильного поведения для них не обязательна, хотя в детстве этих людей учили, что врать нехорошо, так же как всех остальных.

Возникновение этого расстройства специалисты относят к ряду травматических событий, происшедших с человеком в детстве. Это может быть постоянное унижение и критика со стороны взрослых, отсутствие любви от родителей, неразделённая первая любовь или отвержение противоположным полом, что приводит к низкой самооценке в период взросления. Иногда такое же расстройство может проявиться уже во взрослом возрасте после черепно-мозговой травмы. Не исключается возможность передачи таких свойств по наследству.

Многие исследователи рассматривают патологическую лживость как неотъемлемый атрибут тяжелых «социальных» болезней, таких, как наркомания и алкоголизм. К патологическим лжецам зачастую относят также людей с нарциссизмом, психопатизмом и социопатией.

Патологический лжец, как правило, обладает истероидным типом личности. Такой человек стремится быть в центре внимания любым способом, а его враньё – это один из способов достижения цели. Такие люди зачастую психически незрелы и, как дети, не видят последствий своего поступка. Постоянная потребность вызывать к себе неоправданное фактическими обстоятельствами чувство уважения, соединённое с моральными дефектами мифомана, рождает нежелание осознавать и признавать, что вранье легко может быть раскрыто.

Вместе с тем, практика показывает, что в подавляющем своём большинстве патологические лжецы вполне вменяемы и способны отвечать за свои слова.

Рассказывать фантастические истории, чтобы придать себе значимости – такое поведение характерно для четырех-шестилетних детей. Встретив его у своего ровесника, взрослый человек теряется и… порой верит рассказанному. Во-первых, сложно представить, что великовозрастный, с виду адекватный человек от начала до конца выдумал историю с таким количеством подробностей. Во-вторых патологический лжец может выглядеть абсолютно искренне: он сам уже давно поверил в то, что говорит. Какая-то часть его сознания в курсе, что описываемых событий не происходило, но она блокируется.

Вот как описывает своё шестимесячное общение с патологическим лжецом одна из женщин:
«При встрече будет утверждать, что не женат, детей нет. Но позже может признаться вам, что был когда-то женат и есть ребенок 7 лет. На самом деле, дорогие женщины, у него 3-е детей, второй брак, живёт с женой. А поверите вы ему в «честности», т.к. очень хорошо маскируется, речь его хорошо отработана, истории все заготовлены заранее. Будет давить на жалость, что он один, несчастный, никто его не любит, жена бывшая – тварюга, а он жертва. Что он хочет построить семью, дом, родить ребеночка и бла-бла-бла. Наврет вам, что у него 3-х комнатная квартира и он скоро продаст её и переедет жить к вам. С легкостью познакомится со всеми вашими родственниками, родителями и ничего у него не ёкнет. Также спокойно может познакомить вас со своими друзьями, но это как правило не близкие, а такие же гастарбайтеры. Будет очень добр и щедр с вами, подарки, бесконечные смс, звонки, признания, что вы «Самая-самая», в общем не мужчина – идеал. Но не верьте ему! Он обычный аморальный тип, для которого не существует ничего святого, он обманывал меня пол года, обманывал свою беременную жену. Он будет травить анекдоты и байки, которые вы в последствии можете найти в интернете, но он будет уверять вас, что это произошло именно с ним. Он так же будет придумывать за других речь. Например о том, что его мама знает о вас и вообще он скоро вас с ней познакомит. Он может намекать вам на скорую женитьбу и даже предложить померить свадебное платье. Он будет рад, если вы родите ему ребенка, а впоследствии он просто скроется, т.к. дети для него ничего не значат. Он просто похотливая кобелина, которая будет склонять вас на различные виды секса. Милые девушки, только не идите на эти уговоры!»

Типичные признаки патологического лжеца:

– Рассказ об одном событии от раза к разу меняется. Лжец путается в деталях, датах и именах. В новой компании может рассказать ту же историю с другими подробностями.
– Преувеличивая свои доводы, чтобы придать им правдивый вид, лжец может дойти до той крайности, когда утверждения становятся нелепыми. Самое примечательное, что зачастую он не замечает нелепость своих утверждений.
– Помимо крупной, детализированной лжи для придачи себе большей важности, мифоман лжет по мелочам там, где это не имеет очевидной практической выгоды.
– Патологический лжец любит быть центром всеобщего внимания, поэтому он, не задумываясь, будет нести еще более немыслимую околесицу ради поддержания интереса к своей персоне.
– Правда для мифомана не имеет ценности. Нравственное поведение неактуально.
– Для патологического лжеца нет ничего святого. Он может солгать о чьей-то тяжелой болезни или смерти, очернить своих близких, легко сказать гадость об общем знакомом.
– В то время как обычный человек при общении с малознакомыми людьми может счесть затруднительным поддерживание продолжительного зрительного контакта, лжец осуществит это с непринужденностью.
– Не видит в своей лжи ничего страшного (при меньшей выраженности расстройства), или вообще не признает ее ни при каких обстоятельствах (чаще всего бывает именно так).
– Патологического лжеца невозможно припереть к стенке. При попытке изобличить его он будет изобретательно выкручиваться, придумывая еще более неправдоподобные оправдания, проверить которые, однако, затруднительно. Свидетели событий окажутся эмигрировавшими, погибшими, сбежавшими по поддельным документам. Может давить на вас эмоционально и попытается перевести вину, заставить вас устыдиться того, что вы ему не верите.
– Эмоциональные оценки одних и тех же фактов будут меняться в зависимости от ситуации и окружения. Если напомнить о его предыдущей оценке, вспыхнет и обвинит вас в преувеличении, или, напротив, равнодушно скажет, что был неправ и изменил мнение.
– Патологические лжецы чрезвычайно импульсивны, они всегда действуют «здесь и сейчас», поэтому воспроизводимая ими ложь в достаточной степени непоследовательна.
– Псевдолог часто забывает то, что уже соврал. По этой причине часто выдаёт противоположные мнения, сам себя опровергает.
– Патологическому лжецу свойственно хамелеонство – он подстраивается под более сильную личность или под человека, от которого что-то нужно. Пытается угадать какой из ответов вам нужен, своего мнения зачастую не имеет.
– В основном лжецы полагают, что они всегда правы, в то время как другие неправы, и именно эта непоколебимая вера в собственную правоту тянет их к самому дну. Они будут с ожесточенным упорством возражать против очевидного.
– Патологический лжец способен признаться во лжи только когда разоблачение реально может нанести ему значительный ущерб. Причем признание обычно происходит в такой форме, которую и признанием-то не назовешь.

При наличии хотя бы трех–четырех признаков можно с уверенностью предположить, что человек страдает синдромом Мюнхгаузена. Что делать, если вы узнали в ком-то патологического лжеца? Реакция нормального человека на ложь – это гнев, разочарование и обида, а также желание доказать лжецу, что он лжёт и желание его изменить, либо перевоспитать. Но в отношениях с патологическим лжецом важно помнить что вы встретились с болезнью.

Есть ли лечение? Возможно ли исправить такого человека? Психологи расходятся во мнениях. Однозначно то, что человек должен сам захотеть исправиться, но как это возможно, если структура его мозга не позволяет ему поверить в то, что лгать – это плохо? Выходит, что лечения нет. А что же делать всем, кто пережил или переживает кошмар общения с патологическим лжецом?

Вот несколько советов от психологов:

– Повторять себе много раз, что человек болен и что моральными примерами и наставлениями не поможешь, даже наоборот – только изведёшь себя.
– Перестать верить в его басни и небылицы, какими бы правдоподобными они не казались, т.к. они разрушают вашу собственную реальность. Поставить под вопрос каждое слово, вылетающее из его рта.
– Перестать думать, что вы чем-то задели чувства этого человека и поэтому он так себя ведёт. Вы тут не при чём, это заболевание. Патологический лжец в силу заболевания не мучается угрызениями совести и не думает о том, как чувствуете себя вы, ему всё равно.
– Убить в себе надежду (а она умирает последней) на то, что этот человек станет лучше. Не оправдывать его и не надеяться, что ради вас он (она) изменится, не пытаться его переубедить. Синдром Мюнхгаузена – довольно серьезное расстройство поведения, корректировать которое должен психотерапевт.
– Эмоционально оторваться, отделиться от такого человека.
– Если возможно – отстранить этого человека от себя, оборвать все каналы связи.
– Отдышаться, отдохнуть и восстановить свой мир, в котором белое по-прежнему белое.
– Не поддаваться искушению загнать патологического лжеца в угол, так как это чревато ухудшением его психического состояния.
– Помнить, что патологический лжец никогда не свыкнется с реальным миром, ему легче жить в своём воздушном замке.
– Если же отделиться эмоционально и разорвать отношения по каким-то причинам невозможно, попытаться перенаправить энергию псевдолога в созидательное русло. Например, предложить ему рисовать, сочинять стихи, рассказы, музыку, конструировать и т.п.

Использованы материалы:
http://www.yana.enikeeva.ru/patologicheskiy-lzhets.html
www.myjane.ru/articles/text/?id=10229
http://newwoman.ru/letter.php?id=2812
http://www.usc.edu/uscnews/stories/11655.html
http://www.iarltula.ru/publics11.html
http://www.radiuscity.ru/articles.aspx?id=3741
http://ru.wikipedia.org/
http://dosvidos.ru/view/79457/

© Питон22
Специально для проекта «Империя Наносит Ответный Щелбан»


Утверждение «врать — нехорошо» для патологического лжеца неактуально. Да, оказывается существуют люди, постоянно говорящие неправду и при этом испытывающие потребность вести себя именно так. Но патологическую лживость, или псевдологию (от греч. pseudos ложь и iogos слово, учение) не стоит путать с лживостью ради выгоды, лести или иных корыстный побуждений. Зависимость от собственного вранья — это патологическая склонность к выдумыванию и сообщению окружающим о вымышленных событиях, успехах и приключениях из собственной жизни с целью привлечь внимание и возвысить себя над остальными. Например, человек может рассказывать о том, что получил высокую должность, купил дорогую машину, слетал на Кубу и т. д. Гораздо реже встречается патологическая ложь о себе в негативном свете (самонаговор).

Основным отличием патологической лживости от обычной является то, что в первом случае человек постепенно сам вживается в роль и начинает верить в собственное враньё. Хотя не все психологи согласны с данным мнением, но все единодушно причисляют псевдологию к особому психическому нарушению. Жизнь рядом с патологическим лжецом или вынужденное регулярное общение с ним становится для нормальных честных людей настоящим кошмаром. Но можно ли изменить такое поведение? Попытаемся разобраться во всём по порядку.

Признаки патологической лживости

Зависимость от беспрестанного вранья принято рассматривать не как отдельную поведенческую патологию, а часть общего психологического расстройства личности. Патологический лжец не осознаёт, какой вред он может нанести самому себе и своему окружению тем, что постоянно говорит неправду о себе. Причём помимо использования лжи многие вещи он делает несознательно, и некоторые признаки выдают его сами:

  • сообщение об одном и том же событии постоянно меняется, обрастая новыми, зачастую противоречащими друг другу подробностями;
  • непоследовательность изложения событий и фактов, ввиду импульсивности характера;
  • преувеличивание не только значимых фактов из жизни, но и ложь по пустякам;
  • абсолютная уверенность в своей правоте;
  • защита, агрессивность и изворотливость в случае, его ложь раскрывается; умение перевалить вину на того, кто вывел на чистую воду;
  • непризнание собственной лжи, либо признание в исключительных ситуациях, когда обман значительно угрожает личному благополучию;
  • подстраивание под человека, от которого нужна какая-либо выгода и неимение собственного мнения;
  • «кощунственное» вранье: о смерти близкого, тяжёлой болезни ребёнка, автокатастрофе и т. п.

Реакция обычного человека на фантазии лгуна всегда выражается обидой и негодованием. Но патологический лжец вовсе не стремится кого-нибудь обидеть: он просто хочет, чтобы о нём говорили и обсуждали его жизнь. Часто сам верит в свою ложь, но ту, которая носит позитивный характер (успехи в карьере, выигрыш и др.)

Причины патологической лживости

Патологическая лживость у взрослого человека уходит корнями в детство. Разумеется, многие в нежном возрасте любят фантазировать, но это хорошо до тех пор, пока не переходит все границы и не начинает создавать сложности с взаимопониманием с родителями и друзьями.

Дети, склонные к вранью, поступают так, чтобы обратить на себя внимание. Часто так ведут себя дети, которым при полном материальном обеспечении не достаёт родительской ласки и заботы. Либо, напротив, ребёнка постоянно хвалили, даже не по делу, что выработало завышенную самооценку и желание «построить» под себя окружающих, быть беспрестанно в центре внимания.

Во взрослом возрасте нередко патологическая ложь обусловлена маскировкой собственных недостатков. Так, мужчина, рассказывающий всем о головокружительных успехах в карьере, на самом деле — лентяй и тунеядец, а женщина, не пользующаяся вниманием у противоположного пола утверждает, что её осыпают комплиментами и подарками. Обычно за фасадом лжи в данном случае скрываются комплексы и страхи, враньё становится своеобразной психологической защитой.

Диагностика и лечение патологической лживости

Вообще, исправить и вылечить патологического лжеца не представляется возможным, ведь строго говоря псевдология — это не психическое расстройство, а негативная черта личности. И проблема тут гораздо глубже, чем может показаться.

Специальной диагностики патологической лживости у нас в стране не существует. Выявление этой особенности поведения возможно на приёме у психолога, и то, если человек сам сознается, как он ведёт себя.

В США же есть специальный метод исследования мозга, по которому можно выявить склонность к безудержному вранью. Так, у патологических лгунов в префронтальной коре головного мозга снижен объём нейронов (серого вещества) и повышен, по сравнению с нормой, объём нервных волокон (белого вещества). Таким образом, структура префронтальной коры мозга оказывает влияние на подверженность человека говорить неправду.

Лечения от зависимости к собственному вранью не существует, и тем более, нет никаких препаратов, «заставляющих» человека быть честным. А мнения о том, может ли человек исправиться, у психологов расходятся. С одной стороны, это реально, если человек сам осознаёт пагубность своего поведения и желает измениться, а с другой — невозможно, ведь структуру мозга поменять нельзя. Сеансы психотерапевтической помощи, на которых человек учится находить причины своей лжи и разбираться в себе, могут предоставить лишь кратковременный эффект. А потом лгун опять возьмётся за старое.

А как быть тем, кому приходится всё время или периодически контактировать с патологическим лжецом? Несколько советов должны помочь в общении:

  • Не пытаться воспитывать вруна. Доводами и нравоучениями на него воздействовать бесполезно.
  • Перестать верить во все его рассказы и ставить под сомнение каждую фразу.
  • Отдалиться эмоционально от лжеца и не ждать положительных перемен.
  • Не стараться сорвать с него маску — это только усугубит его психологическое состояние.
  • Перестать общаться с этим человеком и оборвать все нити, связывающие вас, если такое возможно.
  • Помнить, что патологический лжец никогда не примет реальность такой, какая она и есть и будет продолжать жить иллюзиями и неправдой.

Патологическую ложь, которая в медицине именуется как «фантастическая псевдология» или синдром Мюнхгаузена, принято считать не отдельным психическим заболеванием, а комплексным расстройством, которое имеет сложную структуру. Патология может носить временный характер (от нескольких месяцев) или длится всю жизнь. Ученые доказали, что болезнь не является следствием эпилепсии, безумия или слабоумия человека. Патологическое вранье следует воспринимать как часть общего расстройства психики, а не как отдельное явление. На сегодняшний день лечением подобного отклонения занимаются только психологи.

Патологический врун старается выдать вымысел за действительность с целью выставить себя в лучшем свете перед окружающими. Со временем он сам начинает верить в свою ложь. Мир, в котором существуют лгуны, никак не стыкуется с реальностью.


Причины развития патологии

До сих пор врачи не могут прийти к единому мнению о том, насколько патологический врун может контролировать свои выдумки и можно ли признать этого человека полностью дееспособным.

Ученые доказали, что появление фантастической псевдологии имеет и анатомические причины. Проведенные исследования подтвердили, что количество серого вещества (нейронов) в мозге патологического вруна на 14% меньше, а содержание нервных волокон превышает средний объем на 22%, по сравнению с нормальным человеком. Такой избыток ослабляет моральное сдерживание и дает толчок к фантазерству.

Помимо этого, причины психического расстройства могут быть вызваны издержками воспитания в детстве.

Р ебенок мог испытать:

  • оскорбления и унижения со стороны родителей или сверстников;
  • нехватку родительского внимания и любви;
  • чрезмерную похвалу, что привело к желанию постоянно быть в центре внимания;
  • неразделенную первую любовь;
  • невосприятие противоположным полом в подростковом возрасте.

Появление склонности к патологическому вранью уже у взрослого человека зачастую связано с полученными черепно-мозговыми травмами. Патологическая ложь свойственна людям с пониженной самооценкой, и поэтому с помощью вранья они хотят самоутвердиться в социуме и показать свою значимость окружающим. Вранье нередко становится характерной маской, за которой человек пытается скрыть ощущение своей никчемности и несостоятельности.

Не последнюю роль в развитии расстройства имеет и наследственная предрасположенность человека при наличии в семье родственника с подобным отклонением.

Некоторые ученные утверждают, что патологическая ложь является характерным поведением для алкоголиков и наркоманов, также к ней постоянно прибегают люди, страдающие социопатией, нарциссизмом и психопатизмом.

Характерные симптомы лжеца

Патологический врун отличается истероидным типом личности и поэтому стремится быть в центре внимания при помощи постоянной лжи.

Взрослый человек, страдающий этим расстройством, отличается психической незрелостью, то есть не может предвидеть последствия своего фантазерства. Постоянное желание восхищения своей личностью, которое не достигнуто реальными поступками, не позволяет патологическому вруну осознавать, что его ложь легко разоблачима.

Существует ряд характерных симптомов, по которым можно выявить патологического вруна:

  1. 1.
    При рассказе об одной и той же истории из жизни человек постоянно путает детали, очередность событий, имена действующих лиц и даты. Причем в новой компании история из уст лжеца звучит каждый раз по-разному.
  2. 2.
    При изложении доводов лжец постоянно преувеличивает их, чтобы доказать их правдивость, что в итоге доходит до полной нелепости и несуразности. Зачастую такой человек сам не осознает бессмысленности изложенного.
  3. 3.
    Патологический врун старается приукрашивать даже детали без всякой выгоды для себя.
  4. 4.
    Для патологического вруна не существует нравственных устоев, поэтому он с легкостью может выдумать историю о страшной болезни или смерти кого-то из близких.
  5. 5.
    Такой человек не считает свое фантазерство предосудительным при небольшом расстройстве или совсем не признается во лжи ни при каких обстоятельствах.
  6. 6.
    Патологического вруна нельзя вывести на чистую воду, он будет юлить и изворачиваться, придумывать новые доводы, которые невозможно будет проверить или доказать. В итоге его тактика перейдет в нападение — он начнет давить эмоционально, доказывая свою правоту и обвиняя окружающих в неверии.
  7. 7.
    Эмоциональное состояние меняется при изложении одной и той же истории в разном окружении.
  8. 8.
    Когда человек постоянно врет, он забывает многие детали предыдущего рассказа, поэтому каждый раз приводит совершенно противоположные доводы, сам себя опровергая.
  9. 9.
    Псевдологи действуют по принципу «здесь и сейчас», поэтому изложенный вымысел носит непоследовательный характер.
  10. 10.
    Патологический врун всегда подстраивается под человека, от которого ждет выгоды. Старается предугадать нужный ответ на поставленный вопрос, не высказывая собственного мнения.
  11. 11.
    Такие личности всегда отстаивают свои выдуманные доводы и полностью уверены в своей правоте.
  12. 12.
    Лжец с любым малознакомым человеком может поддерживать длительный зрительный контакт.

Проявление хотя бы нескольких из этих симптомов свидетельствует о психическом расстройстве. Нормальной реакцией здорового человека является желание отучить, перевоспитать или воздействовать другими средствами на патологического лжеца. Однако такие методы являются безуспешными.

Диагностика и лечение

В психиатрии и психологии не существует специальной диагностики подобного состояния. Выявление патологии во многом зависит от собственного признания человека в наличии психических проблем на приеме у психолога. На России не проводится никаких дополнительных обследований человека на наличие синдрома Мюнхгаузена, диагноз ставится исключительно на основе наблюдений психиатра.

Экология жизни. Психология: Все мы иногда можем лгать в те или иные моменты своей жизни. Но есть такие люди, которые лгут так же легко, как дышат…

Как распознать лжеца


Все мы иногда можем лгать в те или иные моменты своей жизни. Я верю, что это правда. Я знаю, что могу солгать, если возникает необходимость защитить тех, кого я люблю, или когда я чувствую, что нахожусь в опасности.

Но есть такие люди, которые лгут так же легко, как дышат. На самом деле, если бы они не могли лгать, я думаю, что их разорвало бы на части.

Возможно, я немного драматизирую, но раскрою вам ещё одну небольшую тайну о них. Лгуны иногда верят в свою собственную ложь.
Враньё становится частью их жизни и смешивается с правдивыми фактами, которые они говорят. Удивительно наблюдать за лгуном на работе, и если вы знаете такого человека, вы хорошо понимаете, о чём я говорю.

Типы лгунов, присутствующих в вашей жизни

Теперь поговорим о людях, которые лгут, как никто другой. Люди, которые лгут так же легко, как дышат, обычно относятся к определённому типу. Часто они страдают умственными или личностными расстройствами.

Но существуют и те, кто скрывает свои заболевания и делает это очень хорошо. Могут потребоваться годы, чтобы понять степень их неадекватного поведения и количество лжи, которую они говорят.

Вот люди, которые являются более склонными вести двойную жизнь.

Психопаты

Вы знаете кого-нибудь, кто болен психозом? Возможно, вы не знаете этого точно. Психопат – не обязательно жестокий человек. Он может быть милым и жить на вид нормальной жизнью. Если вы не общаетесь с ним близко, вы можете даже не заподозрить, что у него с головой что-то не так, но это как раз наоборот.

Психопаты – одни из самых больших лгунов, потому что всё, что они делают, строится на обмане.

Они не обладают сочувствием и работают над своим очарованием, чтобы получить всё, чего они желают, за счёт вашей безопасности или чувств. Ложь – вторая натура психопата, который предпочтёт враньё, чтобы получить выгоду, нежели скажет правду, чтобы помочь другим.

Экстраверты

Вы удивлены? А знаете ли вы, что экстраверты склонны лгать намного больше, чем интроверты? Есть довольно простое объяснение этого. Экстраверт – социальное существо, и большая часть социального взаимодействия требует какого-либо рода лжи. На самом деле неофициальные встречи проходят более гладко, когда можно сказать «немного лжи во спасение».

Подумайте об этом: общаясь с экстравертами, вы рискуете услышать больше вранья.

Социальное общение означает ситуации взаимодействия, а ситуации взаимодействия означают больше причин лгать, чтобы сберечь чувства и уменьшить конфронтации. Некоторые экстраверты, находясь в своей привычной среде, начнут лгать так же легко, как они дышат, а через какое-то время даже начнут верить той лжи, которую они говорят. Всё дело в статусе и давлении со стороны окружающих. Всё это может превратить людей в настоящих монстров, которые просто хотят иметь больше друзей. Это грустная правда, но правда, тем не менее.

Самовлюблённые люди

Неудивительно, что самовлюблённые люди больше склонны лгать. Если рассмотреть черты их индивидуальности, мы увидим желание внимания, ложь, недостаток в сочувствии и вечные поиски виновного – характер самовлюблённого человека создан для того, чтобы сохранить определённую индивидуальность. Причина, по которой самовлюблённый человек использует это оружие, заключается во внутренней пустоте.

Истинная личность самовлюблённого человека захоронена так глубоко внутри, что он создаёт вокруг себя ложную жизнь, которую он отчаянно хочет превратить в правду.

Они борются за внимание, чтобы сохранить эту ложную индивидуальность, врут и отказываются от сочувствия к другим. Когда другие начинают видеть сквозь этот фасад, самовлюблённый человек злится и начинает врать ещё больше. К сожалению, большая часть самовлюблённых людей никогда не меняется, и они остаются лгунами навсегда.

Социопаты

Существует немного различий между психопатом и социопатом, но они есть. В то время как социопаты немного сожалеют о своих действиях и немного сочувствуют другим, психопаты не могут этим похвастаться. Психопаты могут легко быть очаровательными, в то время как социопаты демонстрируют вспышки гнева и презрение к другим людям.

Ложь социопата легче распознать, но от этого она становится ещё хитрее. Если вы разозлите их, вы будете обмануты. Они живут и дышат ложью, пока могут сохранять спокойное поведение. Иначе их патологическая ложь потеряет смысл, и это будет на руку окружающим.

Патологические лгуны

Иногда вам не нужно быть больным психозом или влюблённым в себя, чтобы жить жизнью бесконечной лжи. Патологические лгуны кажутся столь же нормальными, как и все вокруг, пока вы не изобличите их во лжи. Но неважно, насколько сильно вы будете стараться, патологический лгун не признается во лжи, и если вы думаете, что это единичный случай, подумайте ещё раз.

Патологические лгуны отрицают враньё до последнего вздоха, с таким же рвением они лгут всем и обо всём.

Даже когда нет никакой причины врать, они делают это для забавы. Они действительно наслаждаются этим, а говорить правду им невероятно трудно.

Молодёжь

Знаете ли вы, что молодёжь склонна лгать в невероятном количестве? Если вы подумаете об этом, то поймёте смысл. По большей части студенты склонны легко лгать – и лгать о вещах, которые даже не имеют значения.

Статистические данные показывают, что чем старше вы становитесь, тем меньше склонны ко лжи, что также поддерживает эту теорию.

Так кому они лгут? Молодёжь может врать своим друзьям, но больше лжи достаётся их семьям и любимым. Обычно они используют ложь, чтобы получить то, что они хотят во времена острой необходимости, или остаться вне проблемы, которая имеет смысл. Чем старше вы становитесь, тем больше в вас самостоятельности и меньше потребности во лжи.

Продавцы

Это легко понять большинству из нас, но позвольте мне преподнести это вам с другой стороны. Я много лет крутилась в сфере продаж – я продавала косметические товары, предметы ухода за больными и другие продукты. Меня учили всё время врать, чтобы продавать продукцию. Мои начальники заставляли меня говорить такие вещи как «Продукт является лучшим», «Его эффект доказан» и так далее. Меня также заставляли лгать, что я использую этот продукт и просто обожаю его, что в большинстве случаев было очень далеко от правды.

Будучи продавцом, я лгала каждый день. Я врала, почему цены были столь высокими и почему так дорого стоила доставка. Я лгала, лгала и лгала, пока сама не начала верить всему, что вырывалось из моего рта. В итоге я бросила эту работу, потому что просто не могла больше врать. Продавцы действительно лгут, иногда почти как психопаты, а иногда они сами становятся людьми с расстройствами.

Вы знаете людей, которые лгут?

Ну, конечно, вы знаете. Держу пари, что если вы не настолько подвержены вранью, вы видите лгуна каждый день. Возможно, вы видите их в спортзале, на рынке или даже в вашем офисе.

Все лгут, но люди, которые лгут так же легко, как дышат, опасны, и вы обязательно должны знать об их присутствии. Потому что, если они могут лгать так легко, то ваши чувства и благополучие не будут вызывать у них беспокойство.

Не упускайте этих лгунов, а сами оставайтесь честным и лояльным человеком. Вы будете гордиться тем, что сделали это.

Мифомания: кто они – патологические жрецы и фантасты

Любой человек желает показать себя в обществе в более выгодном свете. Мы стремимся замаскировать свои недостатки и подчеркнуть достоинства. Мы хотим блеснуть остроумием и продемонстрировать отличные знания. Иногда мы сознательно утаиваем какие-то детали или стараемся ускользнуть от неприятной темы разговора.
Однако в большинстве ситуаций умалчивание или благородная ложь вызвана объективно существующими обстоятельствами и призвана достигнуть высоких целей. Когда мы скрываем какие-то подробности, нами руководят вполне нормальные желания: не причинить человеку душевную травму и защитить оппонента от переживаний. Мы иногда прибегаем к «маленькой» неправде, чтобы скрыть свои незначительные промахи либо убедить собеседника в своей компетенции. Такая ложь человека – эпизодическое явление, в других жизненных аспектах мы не утрачиваем связь с действительностью и руководствуемся существующими нравственными принципами.

Однако существуют люди, одержимые потребностью постоянно лгать и обманывать. Неестественная неуправляемая потребность к сообщению ложной информации в научной среде носит название мифомания или псевдология.

Как проявляется патологическая ложь: признаки мифомании


Мышлением мифоманов управляет неконтролируемое желание предстать перед окружающими в максимально привлекательном облике. У таких персон существует навязчивое стремление выделиться среди толпы любой ценой. Такие субъекты склонны преувеличивать свои достоинства, таланты, достижения. Они умышленно и целенаправленно искажают реальные факты. Очень часто такие люди настолько входят в исполняемую роль, что сами не понимают, что в их действительности – истина, а что продукт фантазии.
Рассказы мифомана в большинстве случаев ориентированы на то, чтобы представить себя в выгодном положении. Патологический лжец «украшает» героя своего повествования, коим практически всегда является он. Больной псевдологией, как барон Мюнхгаузен, описывает себя фантастически храбрым, отважным, находчивым человеком. Мифоман искренне верит, что он совершил сверхчеловеческие подвиги или достиг впечатляющих грандиозных успехов.

Патологический лжец не осознает анормальность своего состояния. Он не отдает отчета, что его сочинительство фантастических историй не обусловлено существующей необходимостью, а является продуктом дефектов в психической сфере.
Изначально патологическая лживость обусловлена неосознаваемой потребностью индивидуума привлечь к себе внимание социума путем демонстрации фактов, подтверждающих его значимость. Однако поскольку в жизни индивида объективно отсутствуют такие аспекты, которые могли бы обеспечить его авторитет, он в своей фантазии «творит» такие аргументы.

В дальнейшем склонность к сообщению неправдивых сведений перерастает во вредную привычку, а лживость становится доминирующей чертой характера человека. На этом этапе субъект еще имеет возможность контролировать свое поведение, и он полностью осознает, что говорит неправду. Если человек не сумел целенаправленными усилиями воли преобразовать такой негативный аспект характера, ложь захватывает его мышление все больше и проникает все глубже, со временем приводя в психопатологический симптом – мифоманию.
Трансформация привычки лгать в псевдологию приводит к тому, что человек утрачивает возможность критической оценке своих повествований. Развитие мифомании характеризуется тем, что больной не понимает того, что он сообщает недостоверную информацию. Такой индивид свято верит в то, что его рассказы – правда. Сообщая неправду и обманывая окружающих, такой субъект не может остановиться. Даже когда реальные факторы указывают на то, что человек врет, и он находится у порога разоблачения, больной мифомании не перестает лгать.

Мифомания может возникнуть у любого человека, независимо от его половой принадлежности и возрастной категории. Псевдологию отличает стремительное отягощение состояния: со временем человек начинает врать все больше, при этом его обманы касаются и глобальных тем, и пустяковых ситуаций.
Мифомания приносит очень много негативных моментов в жизнь человека. Патологический лжец очень быстро теряет авторитет коллег. Ему перестают доверять выполнение каких-то ответственных заданий. Его не привлекают к участию в перспективные проекты. Он не участвует в увлекательных коллективных мероприятиях. Репутация обманщика ставит крест на продвижении по служебной лестнице и не позволяет сделать карьеру.

Больной мифоманией теряет приятелей и друзей, которые, естественно, не желают быть в очередной раз обманутыми. Он становится изгоем в социуме. Его не приглашают на дружеские вечеринки. Знакомые стараются оградить себя от общения с лживым человеком, не желая быть втянутыми в фантастические спектакли.
У патологического лжеца не складываются отношения с противоположным полом. Если на начальном этапе встреч он может произвести впечатление на нового знакомого, то в дальнейшем становятся очевидными неискренность и фальшивость рассказов, побуждений мифомана. Его партнер неоднократно получает убедительные доказательства обмана.

При этом для окружающих становится понятным, что переубедить и перевоспитать патологического лгуна не представляется возможным. Склонность к вранью, в прямом смысле слова, заложена у мифомана в крови. Не желая существовать в мире лжи, любой адекватный человек прекратит всякие контакты с патологическим лгуном. В итоге, мифоман становится изолированным из разных социальных групп. Он оказывается у разбитого корыта, не имея ни друзей, ни семьи.

Почему становятся патологическими лжецами: причины мифомании


Псевдология может быть самостоятельной изолированной проблемой, проявляясь тем, что в личностном портрете мифомана доминирующая черта – склонность к обманам. Мифомания также может сопутствующим симптомом тяжелых и труднопреодолимых психических расстройств.
Патологическая лживость и фантазерство часто присутствует в структуре шизофрении. Характерными проявлениями этого заболевания является дезорганизация мышления, необычность речевой деятельности, слуховые галлюцинации, бредовые включения. Типичным симптомом шизоаффективного расстройства выступает стойкий бред, не характерный для субкультуры этого человека. Поэтому те явления, которые рядовой обыватель трактует, как умышленное искажение сведений, при шизофрении является лишь внешним проявлением бредовых идей.

Склонность к сообщению лживой информации также присутствует в рамках ипохондрического расстройства. Больной ипохондрией вовсе не осознает, что он лжет, когда сообщает врачам многочисленные жалобы на свое самочувствие. Такой человек искренне убежден, что он болен каким-то трудно диагностируемым и неизлечимым заболеванием. Именно поэтому он описывает уверенно и правдоподобно симптомы «имеющихся» болезней. Однако признаки каких-либо соматических дефектов не подтверждаются результатами многократных обследований. Поэтому у окружающих складывается впечатление, что ипохондрик нагло врет.
Мифомания – неотъемлемое явление при истерическом неврозе. Истерия проявляется, в первую очередь, демонстративными эмоциональными реакциями. Ради привлечения внимания толпы у человека беспричинно выступают слезы, или же его одолевает неудержимый смех. В поведение больного отсутствует простота и естественность. Все его жесты, мимика, высказывания, движения отличаются наигранностью и воспринимаются людьми, как фальшивка.

Мифомания – обязательное составляющее антисоциального расстройства личности. Лица, страдающие этой патологией, не в состоянии соответствовать социальным и нравственным нормам, царящим в обществе. Они всегда готовы пойти на обман, могут использовать фальшивые имена, способны прибегать к иным способам мошенничества и манипуляций для получения собственной выгоды или для достижения власти. Такие люди лгут и обманывают ради того, чтобы ощутить удовольствие в виде секса или денег.
Псевдология – расстройство, которое поражает особ с неадекватно заниженной самооценкой. Многие мифоманы страдают от комплекса неполноценности. Они считают себя неспособными и ущербными. Они начинают сочинять фантастические истории касательно своей персоны, чтобы чувствовать себя нужными и важными. Каждый новый обман, который они с успехом произвели, улучшает их мнение о себе и повышает самооценку.

Мифомания присуща людям, у которых отсутствуют навыки коммуникации, необходимые для нормального взаимодействия в человеческом сообществе. Многие патологические лжецы на самом деле оказываются робкими и застенчивыми людьми. Они нерешительные и трусливые. Они не знают, какими конструктивными способами можно заработать авторитет в обществе. Ими движет страх быть отвергнутыми и изгнанными из социальной ячейки. Чтобы удержаться на плаву и быть принятым в коллектив, мифоманы начинают строить фантастический замок из преувеличений и искажения истины.
Часто мифомания возникает как результат всепоглощающего чувства вины. Субъект, который осознает, что он был не прав и знает, что его действия незаконные, понимает, чтобы не быть разоблаченным, необходимости скрыть правду. Утаивание правдивой информации, умалчивание существующих фактов, сокрытие истины – всего лишь попытки человека сделать себя неуязвимым, желание уйти от ответственности. Однако, чем больше индивид начинает лгать, тем ложь сильнее его затягивает в омут. В итоге, ступив на тропу обмана, человек начинает лгать постоянно, при чем он сообщает неправду не только в тех ситуациях, которые могли бы его разоблачить. Он начинает врать по пустякам, при любом удобном случае выдумывает фантастические истории.

Патологическая ложь – метод сокрытия несовершенства и изъянов внутреннего мира. Приступая к обману, субъект старается замаскировать существующие страхи и тревоги. Начиная врать, особа пытается ликвидировать психологический дискомфорт. Умышленный обман других людей – попытка устранить существующую неудовлетворенность жизнью.
Именно поэтому многих мифоманов объединяет общая черта. Эти патологические лжецы по своей натуре – бездеятельные пассивные наблюдатели. Они не привыкли активно действовать и не умеют побеждать. Они не способны прикладывать требуемые усилия для получения желаемых благ и достижения поставленной цели. Это страусы, которые прячут голову в песок.

Им не ведомо, что такое достаток, успешная карьера, развитие личности, творческий рост. Для них чужды состояния истинной любви и полного наслаждения от жизни. Стараясь скрасить свое серое существование, такие индивиды начинают выдавать желаемое за действительное. Истинная цель таких патологических лгунов – создать иллюзию успешности, привлечь к своей персоне внимание других людей, доказать значимость и важность собственной персоны.
Существует и еще одна группа мифоманов. Вранье таких персон целиком бескорыстно и не ориентировано на обретение выгоды. Этих субъектов привлекает не желание ввести кого-то в заблуждение, тем самым получить какие-то награды или преимущества. Их притягивает сам процесс мифотворчества: они сочиняют разные небылицы ради «любви к искусству». Такие люди обожают фантазировать и придумывать, хотя осознают, что окружающие воспримут их творение исключительно, как вымысел. Однако такие затейники не останавливаются, даже если их довольно грубо и бесцеремонно изобличили во лжи. Для них ложь – способ демонстрации их нереализованного творческого потенциала. Они лгут, потому что считают, что жизнь людей однообразна и недостаточно интересна. И своим творчеством они вносят некую изюминку.

Как избавиться от патологической лживости: методы преодоления


Оптимальный вариант действия, если обнаружены симптомы мифомании – обратиться к психологу или психотерапевту. Однако такой шаг человек, склонный к патологической лжи, чаще всего не может самостоятельно совершить. От обращения к врачу его сдерживают различные обстоятельства: страх быть разоблаченным, нежелание что-либо менять в своей действительности, боязнь натолкнуться на упреки или же другие аргументы.
Именно поэтому основная работа возложена на плечи родственников мифомана. Хотя близкие патологического лжеца изрядно пострадали от неискренности и лживости их сородича, только они могут мотивировать человека на начало лечения по освобождению от анормальной страсти. От родственников мифомана требуется терпение и настойчивость. Они должны действовать мягко, тактично и деликатно. Однако это не означает, что они должны потакать мифоману, покрывать его ложь и содействовать ему в обмане.

Очень часто единственный способ, чтобы остановить лжеца – поставить ему ультиматум: или он прекращает лгать и обращается к специалисту, или же с ним раз и навсегда прекращают всяческие отношения. Для многих мифоманов требуемое условие для их комфортного самочувствия – регулярное подтверждение признания их достоинств со стороны окружающих. Такие знаки чаще всего посылают именно близкие люди. Поэтому страх быть отвергнутыми родными становится для них веским стимулом для обращения к врачу.
Что делает психотерапевт в случае подтверждения псевдологии? Врач укрепляет у человека желание вернуться в реальный мир. Он помогает пациенту отличить ложь от правдивой информации. Во время психотерапевтических сессий больной обретает самоуважение и принимает собственную индивидуальность. Психотерапия позволяет субъекту побороть неуверенность в себе и избавиться от разрушающих комплексов. Специалист подсказывает клиенту, каким способом можно установить нормальные контакты в разных социальных ячейках.

Основная задача психотерапии – выяснить, по каким причинам и ради каких целей человек врет. Некоторые люди лгут, чтобы получить контроль над ситуацией и вынудить других людей делать то, что они желают. В такой ситуации врач рассказывает больному о техниках, использование которых поможет добиться авторитета в обществе и стать лидером, не прибегая ко лжи.
Существуют особы, которые используют сочинительство историй в целях утешить себя. Таким людям очень тяжело говорить вслух правду, поскольку сообщение подлинных фактов вызывает напряжение и неловкость. В этом случае психотерапевт подсказывает, какие существуют техники релаксации, способные устранить психологический дискомфорт.

Чтобы избавиться от патологической лживости, нужно определить ситуации, в которых возникает навязчивое желание лгать. С помощью психотерапии можно выяснить, что провоцирует человека на ложь. После установления таких закономерностей врач поможет изобрести эффективные способы противодействия таким ситуациям. Травмирующие обстоятельства и раздражающие факторы можно обходить стороной или игнорировать их существование. Однако наилучший способ – научиться преодолевать трудности честно и безболезненно.
Например, чтобы повысить свой статус на работе и обрести авторитет в существующем кругу, надо четко определить свою жизненную позицию. Наличие собственного мнения о происходящем, четкая расстановка приоритетов, понимание своих целей станут фундаментом для построения отношений в обществе. Человек, который осознает свои потребности, способен конструктивным путем заявлять о своих интересах. Прочный внутренний стержень наделяет его властью отстаивать свою точку зрения и не приукрашать факты.

Несмотря на сумасбродство нынешнего мира, мы должны равняться на высшие добродетели. Не опускаться в грязную среду лжи и лицемерия. Стремиться быть порядочными и честными и перед людьми, и перед самим собой. Верить в то, что мир справедлив: творимое добро и признание правды будет основой для формирования самоуважения. Нужно помнить, что уважающий себя, порядочный человек имеет полное право гордиться собой и заявить всю правду о себе.
Следует учитывать, что если вы не в силах раскрыть истину, лучше и вовсе ничего не сообщать. Когда возникает соблазн соврать в ответ на неприятный вопрос, лучше промолчать. Нужно помнить, что вы не обязаны кому-то давать пояснения и комментарии. Любой человек имеет право не разглашать информацию, которая для него является конфиденциальной.

Чтобы избавиться от мифомании, нужно ежедневно тренироваться говорить правду. Нужно взять за правило: перед тем, как начать повествование, ответить себе на вопрос: вы собираетесь раскрыть истинную информацию, либо вас тянет сообщить фальшивые факты. Во втором случае лучший выход – попросту ничего не говорить. Такая практика приводит к тому, что человек берет под контроль свое мышление. Он начинает четко понимать, когда его реплики правдивые, а когда лживые. Тем самым со временем он выстраивает барьер, препятствующий к выражению фальшивой информации.

Чтобы закрепить привычку говорить правду, желательно общаться с приятными людьми на нейтральные темы. В беседах нужно стараться избегать рассказов о себе. Вы можете обсудить политические новости или события в мире спорта. Можно поговорить на философские темы. Чтобы избежать неправды, стоит рассмотреть идеи касательно мира моды или туризма.

Для избавления от псевдологии нужно искать примеры честного и достойного поведения людей. Можно почитать практики духовных лидеров. Изучить труды известных философов. Постараться понять, из-за каких черт характера стали популярными лидеры общественных движений.
Помните: когда вы избавитесь от мифомании, вы обретете независимость и сможете быть самим собой.

ФГБНУ НЦПЗ. ‹‹Общая психиатрия››

К истерическим синдромам относятся состояния, психогенные по происхождению, функциональные по механизмам развития и крайне разнообразные по проявлениям. Речь идет об истерических припадках, истерических сумеречных состояниях, истерических амбулаторных автоматизмах и фугах, синдроме Ганзера, псевдодеменции, пуэрилизме и других расстройствах.

Истерический припадок возникает внезапно и проявляется разнообразными сложными выразительными движениями: больные стучат ногами, простирают руки, рвут на себе волосы, одежду, стискивают зубы, дрожат, катаются по полу, выгибаются всем телом, опираясь на затылок и пятки («истерическая дуга»), плачут, рыдают, кричат, повторяют одну и ту же фразу. В отличие от эпилептического припадка у больных в положении лежа мышечная сила и движения сохранены в полном объеме.

После истерических припадков, а также независимо от них могут наблюдаться другие истерические расстройства. Нередко бывают гиперкинезы: тремор головы, конечностей, всего тела, тикообразные сокращения мышц лица. Во сне гиперкинезы исчезают, при отвлечении внимания больного ослабевают, при волнении усиливаются.

Истерические парезы и параличи возникают по типу моно-, геми- и параплегии, нередко сопровождаются расстройствами чувствительности, которые, как правило, не соответствуют анатомической иннервации. Особенно часто отмечаются расстройства походки, известные под названием «астазия—абазия», заключающиеся в психогенно обусловленной невозможности стоять и ходить при отсутствии нарушений мышечного тонуса и сохранности активных и пассивных движений. У больных могут развиваться расстройства речи — заикание, афония (беззвучная речь), мутизм (немота) и сурдомутизм (глухонемота), нарушения зрения — частичная или полная слепота либо сужение полей зрения, а также вегетативные расстройства — рвота, икота, отрыжка, спазм мышц глотки («истерический ком») и пищевода, тахикардия, полиурия или анурия.

К истерическим расстройствам относится также синдром Мюнхгаузена — склонность к самовнушению и псевдологии по поводу мнимых заболеваний или повреждений с повторными обращениями в медицинские учреждения. В связи с этим больные могут подвергаться неоправданным хирургическим вмешательствам.

Истерические сумеречные состояния своеобразные расстройства, проявляющиеся наплывом ярких галлюцинаций, полностью замещающих реальную обстановку. Поведение больных в таких случаях чрезвычайно выразительно, иногда театрально: они разыгрывают сцены, в которых травмирующая ситуация, предшествующая развитию этого состояния, занимает основное или значительное место. В структуре сумеречного состояния возникают нестойкие, психогенно обусловленные изменчивые несистематизированные бредоподобные идеи. Истерические сумеречные состояния могут быть затяжными — по несколько дней. После выхода из такого состояния у больных обычно наступает полная амнезия.

Истерические амбулаторные автоматизмы и фуги характеризуются нарушениями сознания различной глубины. При истерических амбулаторных автоматизмах больные совершают достаточно сложные, но привычные заурядные поступки. Истерические же фуги реализуются в виде бесцельных, но внешне целесообразных внезапных действий, например в виде бегства. Данные состояния обычно сопровождаются амнезией.

Синдром Ганзера один из вариантов истерического сумеречного помрачения сознания. В этих случаях больные не могут ответить на элементарные вопросы, произвести то или иное простое действие, решить несложную арифметическую задачу, объяснить смысл картинки. Их ответы, несмотря на явную нелепость, находятся обычно в плане вопросов. На первый взгляд, больные действуют невпопад, но у них тем не менее сохраняется общее направление требуемого действия: например, при просьбе зажечь спичку больной чиркает ею о коробок, но другим концом. Пациенты дезориентированы в окружающем, безразличны к происходящему вокруг, бессмысленно хохочут, иногда выглядят испуганными; они бывают суетливы, непоседливы. Продолжительность синдрома Ганзера составляет несколько дней. После выхода из состояния наблюдается амнезия.

Псевдодеменция отличается от ганзеровского синдрома относительно меньшей глубиной сумеречного помрачения сознания. Больные растеряны, жалуются на невозможность разобраться в окружающей ситуации, бессмысленно смотрят перед собой, отвечают невпопад, дурашливы, таращат глаза; то смеются, то подавлены; не могут справиться с простейшей задачей, ответить на вопрос обыденного содержания и вместе с этим неожиданно правильно отвечают на сложный вопрос. Выделены депрессивная и ажитированная формы псевдодеменции, при первой больные вялы, подавлены, много лежат, при второй — суетливы, непоседливы, дурашливы. Состояния псевдодеменции могут продолжаться от нескольких дней до нескольких месяцев.

Пуэрилизм нелепое, не соответствующее психике взрослого человека ребячливое поведение, проявляющееся детскими манерами, жестами, шалостями. Больные забавляются игрушками, капризничают, плачут, по-детски строят фразы, говорят с детскими интонациями, сюсюкают. Окружающие для них «дядечки» и «тетечки». Решение элементарных задач или совершение простейших действий сопровождается грубыми просчетами и ошибками. Наряду с детскими чертами поведения у больных сохраняются отдельные привычки и навыки взрослого человека. Настроение обычно подавленное, несмотря на игривость и внешнюю подвижность. Пуэрилизм по сравнению с псевдодеменцией имеет более затяжное течение.

Истерический ступор состояние, проявляющееся обездвиженностью и мутизмом. Характеризуется аффективной неустойчивостью, связанной с изменениями окружающей обстановки и проявляющейся разнообразием эмоциональных реакций в мимике больных. Нередко в этом состоянии определяются отдельные черты псевдодеменции и пуэрилизма (больные бессмысленно таращат глаза, выражение их лица по-детски наивно). Развивается чаще всего постепенно и приходит на смену состояниям псевдодеменции и пуэрилизма. Имеет тенденцию к затяжному течению.

Патологическая ложь — Pathological lying

Психическое расстройство

«Псевдология фантастическая» перенаправляется сюда. Чтобы узнать о песне, см. Pseudologia Fantastica (песня) .

Состояние здоровья

Патологическая ложь, также известная как Мифомания и pseudologia Fantastica, это психическое расстройство, при котором люди обычно или навязчиво лжи . Причина такой лжи часто не служит очевидной цели, кроме как выставить себя героем или жертвой, в зависимости от обстоятельств.

Впервые он был описан в медицинской литературе в 1895 году Антоном Дельбрюком [ де ] . Хотя это спорная тема, патологическая ложь определяется как «фальсификация, полностью несоразмерная какой-либо видимой цели, может быть обширной и очень сложной и может проявляться в течение многих лет или даже всей жизни». Не существует ни твердой концепции поведения, ни каких-либо диагностических критериев, которые широко приняты медицинскими работниками; что привело к спорам о том, что на самом деле означает быть патологическим лжецом. Теории, объясняющие основные причины, включают стресс, попытку сместить локус контроля на внутренний и проблемы, связанные с низкой самооценкой.

Характеристики

Определяющие характеристики патологического лжи включают:

  • Внутренний мотив такого поведения невозможно распознать клинически: например, продолжительное вымогательство или привычные супружеские побои могут заставить человека постоянно лгать, причем ложь не является патологическим симптомом.
  • Рассказанные истории имеют тенденцию благоприятно изображать лжеца. Лжец «украшает себя», рассказывая истории, которые представляют его как героя или жертву. Например, этот человек может быть представлен как фантастически храбрый, знающий или связанный со многими известными людьми или обладающий большой властью, положением или богатством.

Некоторые психиатры различают компульсивную ложь от патологической, а другие считают ее эквивалентной; третьи вообще отрицают существование навязчивой лжи; это остается предметом значительных разногласий.

Диагностика

Патологическая ложь указана в Диагностическом и статистическом руководстве по психическим расстройствам, но только как симптом других расстройств, таких как психопатия и антисоциальные, нарциссические и истерические расстройства личности, а не как отдельный диагноз. МКБ-10 расстройства Haltlose расстройство личности сильно привязан к патологической лжи.

С помощью тестов на детекторе лжи было показано, что пациенты с PF ( pseudologiaantastica ) испытывают возбуждение, стресс и чувство вины из-за своего обмана. Это отличается от психопатов, которые не испытывают ни одной из этих реакций. Люди, страдающие антиобщественным расстройством, лгут ради личной выгоды в форме денег, секса и власти . ПФ строго внутренний. Разница между пограничным расстройством личности (ПРЛ) и ПФ заключается в том, что пациенты с ПРЛ отчаянно пытаются справиться со своим чувством покинутости, жестокого обращения или отвержения, высказывая пустые угрозы самоубийством или ложные обвинения в оставлении. Патологические лжецы не чувствуют себя отвергнутыми; они обладают высоким уровнем самоуверенности, что помогает им успешно лгать. В отличие от лиц, обладающих театральной личностью, патологические лжецы более выразительны в словесном плане, чем в сексуальном плане. Нарциссы думают, что достигли совершенства и безразличны к другим. Пациенты с PF не проявляют такого антиобщественного поведения; они часто лгут, потому что считают свою жизнь недостаточно интересной.

Единственный диагноз в нынешней системе, где бесцельные, внутренне мотивированы обман перечисленные оси I имитируемого расстройства . Этот диагноз касается людей, которые лгут о своих физических или психологических расстройствах. Однако необходимо провести исследование, чтобы подтвердить, что у человека на самом деле нет заболевания. Это может вызвать проблемы из-за того, что медицинские записи закрыты для общественности. Люди с ПФ склонны лгать о своей личности и прошлом. Поскольку симптомы не совпадают, индивидуум может остаться невыявленным. Хотя они вполне могут быть диагностированы под броскими все рубриками в неустановленном расстройстве личности (UPD) ( МКБ-10 код F69) или, возможно, даже в МКБ-10 код F68.8 «Другие уточненные расстройства взрослой личности и поведения», как это определяет сам по себе как «Эта категория должна использоваться для кодирования любого указанного расстройства личности и поведения взрослого человека, которое не может быть отнесено ни к одному из предыдущих заголовков». Здесь указанное расстройство является ложью по психологическим причинам (не по материальным, например, сексуальное самоудовлетворение и т. Д.), И поведение также должно соответствовать необходимым условиям, чтобы его можно было рассматривать как психическое заболевание .

Психопатия

Патологическая ложь входит в Фактор 1 Контрольного списка психопатии (PCL).

Патологические лжецы

Ложь — это сознательное, намеренное или преднамеренное ложное заявление. Обычная ложь носит защитный характер, и ее говорят, чтобы избежать последствий правды. Часто это ложь, которая щадит чужие чувства, отражает просоциальное отношение и делает возможным цивилизованный человеческий контакт. Патологическую ложь можно охарактеризовать как привыкание ко лжи. Это когда человек постоянно лжет без личной выгоды.

У патологического лжеца есть много последствий. Из-за недостатка доверия отношения и дружба большинства патологических лжецов рушатся. Если это будет продолжаться, ложь может стать настолько серьезной, что вызовет юридические проблемы, включая, помимо прочего, мошенничество.

Эпидемиология

Средний возраст дебюта — 21 год при уровне интеллекта средний или выше среднего. Страдающие также продемонстрировали вербальные навыки выше среднего, а не исполнительские способности. Тридцать процентов испытуемых жили в хаотичной домашней обстановке, когда у одного из родителей или другого члена семьи было психическое расстройство. В ходе исследования было установлено, что его встречаемость одинакова у женщин и мужчин. В 40 процентах случаев сообщалось о нарушениях центральной нервной системы, таких как эпилепсия, аномальные результаты ЭЭГ, СДВГ, травмы головы или инфекция ЦНС .

Смотрите также

использованная литература

дальнейшее чтение

внешние ссылки

Классификация

Психические расстройства в детско-подростковом возрасте

Запись вебинара «Подростковая аутоагрессия: как распознать и что делать?». В студии заведующая отделением помощи семьям, имеющим детей центра «Ладо» Передельская Ирина Георгиевна и к.м.н., врач психиатр, руководитель клиники «Елизармед» Детков Дмитрий Васильевич обсуждают проблему аутоагрессивного суицидального и несуицидального поведения (шрамы, татуировки, самоувечья).- Смотреть.


Предлагаем посмотреть запись вебинара, в котором опытные специалисты центра «Ладо»

Селькова Ольга Николаевна и Передельская Ирина Георгиевна рассказывают о причинах, проявлениях, профилактике биологической и социальной  агрессии в детско-подростковом возрасте. Взгляд педагога-психолога.- Смотреть.


Радиоинтервью для канала «Воскресение» на тему психические расстройства в детском и подростковом возрасте, часть 1

В студии журналист Мария Хмелинина и врач психиатр Детков Дмитрий Васильевич. Обсуждаются вопросы классификации, возникновения и развития психических заболеваний у несовершеннолетних. Разъясняется понятие «патологической почвы».


Радиоинтервью на тему: Психические расстройства в детском и подростковом возрасте, часть 2

В студии ведущая и журналист Мария Хмелинина обсуждает данную тему с психиатром Детковым Д.В. Как налаживается контакт у врача психиатра с подростком? Как влияет интернет, гаджеты и «клиповое» мышление на формирование головного мозга и личности? Опасны ли вэйпы и электронные сигареты? Как профилактировать суицидальное поведение у подростков ? Ответы на эти и другие вопросы сможете узнать прослушав запись радиопередачи.


Патологическое  фантазирование и ложь в детско-подростковом возрасте 

Фантазирование у детей бывает патологическим и непатологическим. Чтобы отличить, надо понимать, в рамках какой нозологии и клинической картины оно возникает. Например, при истерическом или шизоидном расстройстве личности, вялотекущей шизофрении.
При истероидном патологическом фантазировании дети находятся в полной ориентировке и контакте. Очень ярко описывают произошедшее, многословны, используют активную жестикуляцию. Главным действующим лицом является сам ребенок. У этих детей изначально нет серьезных проблем с коммуникациями.

При шизоидных расстройствах личности патологическое фантазирование может начаться под влиянием социальных сетей и компьютерных игр.   В виртуальное пространство эта категория попадает из-за недостатка живого общения. Замещается неинтересная реальность. Гебоидные расстройства также могут способствовать патологическому фантазированию. Из за компьютерных игр фантазирование сразу носит аутистический и оторванный от реальности характер. Например, «с помощью алмазного молотка одного из героев игры телепортирую плохого учителя». Так, причудливые, непонятные, жестокие игры приходят в сознание ребенка и запускают свое продолжение через фантазирование.

При прогрессировании фантазии усложняются,   отрываются от реальности, становятся постоянными, овладевают сознанием, снижается критика, теряется контроль, появляются галлюцинации воображения, ребенок уже больше зритель.

При вялотекущей шизофрении патологическое фантазирование переходит в псевдогаллюцинации. 

Как самостоятельный психопатологический феномен и эквивалент будущих псевдогаллюцинаций и бредовых идей выступает инфантильное фантазирование.

В плане  психоинтеллектуального и нравственного развития  приходится говорить  о психической незрелости или отставании психического развития от физического. И тогда через инфантильную психологическую защиту сознания от тревоги и переживаний возникает фантазирование, которое заменяет скучную и серую действительность или отражает нереализованную потребность в признании и самоутверждении. При психогенных факторах травмирующая ситуация вытесняется из сознания. В фантазировании можно найти и поиск самочувствия у окружающих.

При патологическом фантазировании персонаж компьютерной игры или другая фабула фантазирования  становится более значимым для ребенка чем реальность. Он готов перевоплотиться и вжиться в свой вымысел. Поведение также начинает подчиняться фантазии «мне не надо учиться, я не пойду никуда после 9 класса,  так как у меня будет новый аккаунт и с помощью нового героя стану супербогатым и суперсильным».

К непатологическим вымыслам относятся псевдология и ложь, при которых видна личная цель. Например, не быть хуже сверстников, сказав, что тоже имеет последнюю модель гаджета.  Исключением является патологическая ложь, при которой не определяется смысл и цель, важен сам процесс.

Симптомы, причины, лечение и прогноз депрессии в детском и подростковом возрасте



Тег video не поддерживается вашим браузером. Скачайте видео.

Актуальность темы депрессии у детей и подростков определяется ростом распространения данной болезни за последние 30 лет. Это обусловлено воздействием на неокрепший мозг невиданных ранее информационных деструктивных потоков, снижением уровня здоровья, вредными привычками, ухудшением питания, разрушением моральных ценностей, следствием чего является плачевное состояние института семьи и брака, инфантилизация вследствие разнообразных причин, в том числе под воздействием компьютерных игр и социальных сетей.

В подростковом возрасте выделяют следующие формы депрессии: астеническая, тревожная, дисфорическая, ипохондрическая, истерическая (Гурьева В.А., 2001). Депрессии у детей и подростков бывают невротические, психогенные и эндогенные с психозом или без психоза. Последние встречаются при процессуальных заболеваниях, таких как прогрессирующее заболевание головного мозга, биполярное аффективное расстройство, шизофрения, эпилепсия.

Развитие психогенной пубертатной депрессии связано с незрелым мозгом и преобладанием аффективного уровня реагирования со сниженной способностью к прогнозированию поведения, переработке неприятных впечатлений и стрессов, проблемному анализу.

В симптомах эндогенных витальных депрессий мы увидим апатию, постоянную усталость и снижение побуждений, стойкие нарушения сна и аппетита, соматические симптомы, суточные и сезонные ритмы, «тяжесть на душе, боль в сердце» и т.д. Для эндогенных депрессивных состояний характерна триада психиатра Протопопова В.П., связанная с активизацией симпатического отдела вегетососудистой системы: расстройства стула, учащение пульса, мидриаз зрачков. В симптомах невротической депрессии в манифесте будет больше симптомов тревожно-фобического спектра.

Шизофренический процесс в подростковом возрасте часто начинается с депрессии, этиологически и клинико-психопатологически схожей с невротической. Примерно то же относится к первой затяжной депрессии при биполярном аффективном расстройстве.

Детские и подростковые депрессия часто остаются нераспознанными родителями, опекунами, педагогами, педиатрами, сотрудниками социальных служб. Ребенок остается один на один с депрессией. Низкая диагностика связана не только с низкой осведомленностью или недооценкой со стороны взрослых («надо просто взять себя в руки»), а также с распространением скрытых, маскированных депрессий, ее «эквивалентов». Соматические депрессии описаны психиатром Плетневым Д.Д., Вегетативные — Лемке Р. При таких депрессиях на первом плане не психопатологический статус с аффективными, идеаторнами и двигательными симптомами, а психосоматические вегетососудистые проявления: непонятные колебания температуры тела, головокружение, головная боль напряжения, нарушения сна, энурез, кожный зуд, покраснение или бедность кожных покровов, нехватка воздуха, напоминающая бронхиальную астму, раздраженный кишечник и спастический колит, анорексия и похудание, повышение или понижение артериального давления, психогинекология и т.д. Кроме того, у подростков отмечаются поведенческие и психопатоподобные «маски» с вспыльчивостью, эскплозивностью, развязностью, суицидальными поступками. Если на фоне депрессии совершается преступление, то говорят о криминальных «масках» или депрессии в период проступка. В период депрессии увеличивается склонность к компьютерным играм, употреблению никотина (сигареты, «вэйпы»), алкоголя и других психоактивных веществ. Подростковая ипохондрия и социальные фобии также могут протекать на фоне скрытых депрессий. Распространенной является «маска» депрессии в виде юношеской, подростковой астении с истощаемостью, головной болью, нарушением внимания, ухудшением успеваемости. Снижение интереса к прежним увлечением окружающие объясняют ленью. Описанные симптомы также сочетаются с эгоцентризмом, капризностью, оппозиционностью, самоутверждением и максимализмом.

Лечении детских и подростковых депрессий начинается с правильно клинико-психопатологический оценки и психиатрического освидетельствование состояния.

Своевременное распознание начала депрессии позволяет использовать невысокие дозы антидепрессантов и нейролептиков, сохранить личность, избежать госпитализации, декомпенсации и десоциализации. При любых формах депрессии психотерапия позволяет установить правильный комплайенс, выбрать правильные цели, усилить личность, развить эмоциональные и интеллектуальных возможности пациента, научить бороться с болезнью.

Прогноз при депрессии зависит от многих факторов. Вильям Е.К. с соавт. (2020) проанализировав психическое здоровье детей и подростков от 9 до 16 лет с симптомами депрессии, а затем наблюдая и после 18 летнего возраста, выяснили, что у них возникало гораздо больше проблем со здоровьем, чаще были проблемы с семейной жизнью — оставались одинокими, конфликтовали и разводились. Чаще совершали преступления, имея проблемы с законом. Депрессия снижала успехи в профессии и карьере. Дети, пролеченные врачами от депрессии, в будущем имели меньше описанных проблем, но повторяющееся сниженное настроение проявлялось в употреблении психоактивных веществ, в том числе алкоголя и никотина.

Депрессии у детей и подростков в период пандемии

В мире психиатрической науки известно, что катаклизмы, в первую очередь, сказываются на неокрепшей, несформированной или неотрегулированной психике. Неслучайно, что пандемия серьезно повлияла на психическое здоровье подростков. Исследователи из Исландии (Индибьерг Е.А. с соавт., 2021) на основании обследования подростков 13-18 лет определили, что уровень распространенности депрессии в 2020 году вырос по сравнению с 2016 и 2018 годами, особенно у девушек. К симптомам депрессии отнесены: снижение самооценки, снижение аппетита, уменьшение общения с друзьями, снижение оптимизма в отношении будущего, показатели настроения, поведения и т.д. Отрадно, что в период пандемии снизилось употребление алкоголя и никотина (табак, электронные устройства). Одна из причин — подростки больше находились дома под контролем родителей. Другая причина в донесении средствами массовой информации достоверных данных о тяжелом течении коронавирусной инфекции у пьющих и курящих людей.

Психические нарушения у детей и подростков при психорганическом синдроме

Под психорганическим синдромом понимается нарушения интеллекта, памяти и аффективности под воздействием экзогенного патологического фактора  в период беременности, родов и дальнейшего развития. Отсроченное по времени поражение мозга еще называется резидуальной цереброорганической недостаточностью (рцон). Очень много работ этому вопросу посвятили врачи психиатры и неврологи Уральской психиатрической школы, одной из ярких представительниц которой является Наталья Ерофеевна Буторина (Челябинск).

Выделяют 2 варианта психорганического синдрома (ПОС). При брадифреническом варианте ребенок медленно соображает, с трудом переключает внимание, сложно оторвать от чего-то, утомляем, придирчив по мелочам, назойлив, обстоятелен в мышлении, раздражителен и злобен. При тахифреническом варианте темп психических процессов ускорен. Интересы неустойчивы и непостоянны. Суждения, представления обращают на себя внимание  поверхностностью и легкомыслием. В поведении расторможенность, непоседливость и эмоциональная лабильность. Затруднено приобретение новых знаний и навыков. 

Врач психиатр-психотерапевт поможет подобрать правильное воздействие на подростка при ПОС с комплексом медикаментозных, психовосстановительных и коррекционных воздействий.


Благодарность от Даши, проходившей лечение в клинике «Елизармед»

Выступления президента Азербайджана — кладезь для психиатров — РЕСПУБЛИКА АРМЕНИЯ

Все 30 лет Баку пытается представить Арцах как «серую, бесконтрольную, открытую для наркотрафика зону». На деле более чем контролируемый Азербайджан его власти превратили в серую зону комфорта для террористов и наркобаронов.

Все выступления вымышленного президента незаконного гособразования под названием «Азербайджан» — в прямом смысле слова кладезь для психиатров, которые, по моему убеждению, найдут там множество симптомов для постановки классических диагнозов. Из лежащих на поверхности очевидны, как минимум, три:

— псевдология, патологическая склонность ко лжи, обусловленная желанием индивида обратить на себя внимание других путём доказательства собственной значимости, большинство психиатров считают, что этот тип личности является либо результатом психического заболевания, либо низкой самооценки;

— нарциссическое расстройство личности, характеризующееся убеждённостью в собственной уникальности, особом положении, превосходстве над остальными людьми, поглощённостью фантазиями о своих успехах;

— ну, и, наконец, гомицидомания — непреодолимое влечение к убийствам.  

Про призывы Алиева Ильхама к убийствам армян, возведением им убийц в ранг национальных героев мы писали много. Про страсть к пыткам и убийствам инакомыслящих тоже. О нарциссизме и говорить нечего — все налицо. Ну, а про псевдологию пришлось вновь вспомнить в связи с алиевским пассажем про будто бы пролегавший через ныне оккупированные Азербайджаном территории Арцаха якобы наркотрафик из Ирана.

Высказался Алиев по этому поводу на онлайн-заседании Совета глав стран — участниц СНГ 15 октября. Не упустил случая гадость высказать в адрес Армении и Ирана, а себя выставить в качестве якобы победителя «армяно-иранской наркомафии». Эдакий комиссар Каттани…

Правда представитель МИД Ирана Саид Хатибзаде сравнил апшеронского султана не с итальянским полицейским, а с прислужником «сионистского режима», интересам которого, по его словам, служат подобные обвинения.

Акцентировав ведущую роль ИРИ в борьбе с незаконным оборотом наркотиков, Хатибзаде подчеркнул, что за последние 40 лет в борьбе с этим зловещим явлением погибли тысячи иранцев, а упорные и непрерывные усилия Ирана в этом направлении неоднократно подтверждались соответствующими международными организациями.

Премьер-министр Армении Никол Пашинян в ответ на обвинения Алиева заметил: «Мы также можем представить цифры о фактах пресечения попыток перевозки наркотиков и объеме изъятых наркотиков, которые после войны увеличились в 3-4 раза».

Мы же напомним самовлюбленному апшеронцу, что Иран не раз получал благодарности за сотрудничество в борьбе с наркотиками от международных организаций, в т.ч. от ООН. Тегеран неоднократно заявлял, что Иран из-за соседства с Пакистаном находится на передовой борьбы с контрабандой наркотиков из Афганистана в Европу и несёт большую долю человеческих жертв и финансовых потерь в борьбе с этим злом.

Наркоторговцам в Иране грозит смертная казнь. Их это, увы, не останавливает. Как, впрочем, везде. Но борьба с наркотрафиком из Пакистана и Афганистана ведется бескомпромиссная.

А вот Азербайджан неоднократно отмечался в списке транзитных стран для незаконной перевозки наркотических средств. В докладах Госдепартамента США о международной стратегии по контролю за наркотиками Азербайджан перманентно отмечается как транзитная страна для незаконной перевозки наркотиков в Европу и Россию.

Указывается, что каждый год в Азербайджан нелегально поступает 5,8-7 тонн наркотиков, что в Азербайджане более 30% учащихся средних школ употребляют наркотики,  что число наркоманов увеличивается. В основном в Азербайджане популярен героин, а также выращиваются наркосодержащие растения.

Согласно докладу ООН, «Северный Балканский путь» транспортировки наркотиков из Афганистана (где производится до 90% всего опиума) в Европу лежит именно через Азербайджан. В сентябре 2010 года заместитель генерального прокурора Азербайджана Рустам Усубов заявил, что через территорию Азербайджана перевозится около 35% наркотиков, незаконно производимых в Афганистане.

В 2015г. Комитет экспертов Совета Европы по оценке мер борьбы с отмыванием денег (MONEYVAL) призывал Азербайджан активизировать усилия в сфере борьбы с отмыванием денег и финансированием терроризма путем устранения выявленных недочетов и принятия эффективных мер в этой области.

В докладе, опубликованном на сайте СЕ, отмечалось: «Стратегическое положение Азербайджана привлекает преступников и организованные преступные группы, чему способствует действующая транспортная инфраструктура. Основные риски, обусловленные местонахождением страны, связаны, прежде всего, с незаконным оборотом наркотиков (главным образом из Афганистана в Европу и Россию) и контрабандой людей (Азербайджан является как транзитной страной, так и источником)».

Наркотики в Азербайджан в основном поступают по афганскому маршруту — это 90% всех наркотиков в регионе. Всего пару лет назад вице-премьер, глава Государственной комиссии по борьбе с наркоманией и незаконным оборотом наркотических средств Али Гасанов заявлял, что наркотики провозятся из Ирана через пять азербайджанских районов — Астаринский, Лянкяранский, Джалилабадский, Билясуварский и Масаллинский. Конечным пунктом назначения наркотиков являются страны Центральной Азии и Восточной Европы. По словам Гасанова, из Азербайджана наркотики везут в Россию, Беларусь, Японию, Малайзию, Голландию, Индонезию, Боливию, Украину, Грузию, все страны Восточной Европы, даже в Канаду.

Судя по множеству публикаций о распространении наркотиков в Азербайджане, он, похоже, давно стал для наркоторговцев обкатанной зоной минимального риска, а трафик поставлен на системную основу. А это значит, что наркотрафик крышуется на самых «верхах».

И неспроста Турция, которая сегодня правит бал в Азербайджане, проявляет столь нездоровый интерес к Афганистану, в частности, к кабульскому аэропорту. Да еще азербайджанцев привлекла к его якобы охране. Все эксперты одной из основных причин называют интерес к афганскому наркотрафику.

Все 30 лет Баку пытается представить Арцах как «серую, бесконтрольную, открытую для наркотрафика зону». В вышеприведенном пассаже Алиева логистическое мышление просто зашкаливает. В минусовую сторону. Куда, скажите на милость, из Арцаха должны были идти эти наркотики далее? В Армению? При наличии у Армении границы с Ираном это абсурдно.

Тогда уж не в Азербайджан ли? Наверное, для того, чтобы верховному главнокомандующему азербайджанской армии сподручнее было накачивать своих солдат наркотиками, дабы те не боялись воевать с армянами?

Вот и получается, что более чем контролируемый Азербайджан его власти превратили в серую зону комфорта для террористов и наркобаронов.

Каплан. Клиническая психиатрия >> ИСКУССТВЕННО ДЕМОНСТРИРУЕМЫЕ РАССТРОЙСТВА С ПСИХОЛОГИЧЕСКИМИ СИМПТОМАМИ (ПРОЯВЛЕНИЯМИ) Некоторые больные высказывают жалобы на симптомы, наблюдающие…

ИСКУССТВЕННО ДЕМОНСТРИРУЕМЫЕ РАССТРОЙСТВА С ПСИХОЛОГИЧЕСКИМИ СИМПТОМАМИ (ПРОЯВЛЕНИЯМИ) Некоторые больные высказывают жалобы на симптомы, наблюдающиеся у психически больных, однако они расцениваются как выдуманные.
Различия между ними иногда определяются с большим трудом, даже при длительном наблюдении.
Ниже приведены диагностические критерии для искусственно демонстрируемых расстройств с психологическими симптомами (проявлениями).
А.
Намеренное высказывание ложных жалоб психологического (но не физического) характера.

Б.
Психологическая потребность принять на себя роль больного, как свидетельствует отсутствие внешних признаков поведения, типичных для такого поведения, например, вторичной выгоды, лучших условий жизни или физического благополучия.

В.
Появление симптомов не только во время расстройства Оси I, например, шизофрении.

Ложные жалобы часто включают депрессию, галлюцинации, диссоциативные и конверсивные симптомы и причудливое поведение.
Из — за отсутствия улучшения больные с данным расстройством иногда получают большие дозы психоактивных веществ и подвергаются электрошоковой терапии.
Искусственно демонстрируемые психологические симптомы напоминают феномен псевдосимуляции, который трактуется как удовлетворение потребности к сохранению образа самого себя, чему способствуют психологические проявления, с которыми больной не в состоянии справиться сознательными усилиями.
В этом случае обман является транзиентной, поддерживающей эго — защитой.
Данные исследований последних лет показывают, что при искусственно демонстрируемых расстройствах психотические симптомы демонстрируются более часто, чем считали раньше.
Симуляция психотических проявлений наблюдается при расстройствах, отличающихся от данного, например, при аффективных расстройствах и в целом является прогностически более неблагоприятным.
Когда у больных с психотическими расстройствами также обнаруживаются определенные искусственно демонстрируемые психологические симптомы, т.
е.
полностью симулятивные психотические проявления, обычно имеется дополнительно пограничное расстройство личности.
В этих случаях исход хуже, чем при маниакальных или шизоаффективных расстройствах.

Больные могут жаловаться, что у них депрессия, в качестве причины которой рассказывают выдуманную историю недавней смерти близкого друга или родственника.
Элементами истории, приводимой как потеря близкого человека, иногда бывают кровавая смерть, причем говорят, что умер ребенок или молодой человек.
В других случаях рассказывают о двух потерях — недавней и отдаленной, или же о галлюцинациях, как слуховых, так и зрительных.
Другими симптомами, которые также имеют место и при физическом типе, является фантастическая псевдология, в которой больной иногда играет роль самозванца.
При фантастической псевдологии небольшой фактический материал перемешан с обширными фантазиями.
Интерес со стороны слушателя удовлетворяет больного и, таким образом, подкрепляет симптом.
Никаких границ для искажения правды, однако, при изложении болезни нет, такие больные часто указывают ложные и противоречивые сведения о других областях своей жизни (например, больной говорит о смерти родителя, чтобы вызвать сочувствие окружающих).
Часто в основе этой лжи лежит желание играть чужую роль (самозванство).
Многие больные принимают на себя роль престижного лица.
Мужчины, например, рассказывают о своих боевых подвигах, указывая на следы хирургических операций как на раны, полученные во время сражений или других драматических и опасных обстоятельств.
Они также могут выдавать себя за других известных и прославленных лиц.


Г.И. Каплан. Клиническая психиатрия. М., 1994.

 


 


   RSS  
  [email protected] 

Pseudologia Fantastica в отделении неотложной помощи: история болезни и обзор литературы

Abstract

Психиатры часто сталкиваются с обманом в отделении неотложной помощи. В этой статье представлен случай пациента, который обращается в отделение неотложной помощи с необычной и сложной сетью обманов по нескольким темам, включая симуляцию болезни, многочисленные потери и грандиозные академические и спортивные достижения. Мы рассматриваем клинические характеристики фантастической псевдологии и обсуждаем, как совокупность симуляции, симулятивного расстройства и расстройства личности у этого пациента позволяет предположить этот диагноз.

1. Введение

Фантастическая псевдопсевдология, очаровательный психиатрический синдром, при котором пациенты представляют определенные фантазии как реальные явления, в англоязычной литературе почти не упоминается: в англоязычной литературе описано менее тридцати случаев. Псевдология фантастическая имеет несколько разных названий, включая патологическую ложь и мифоманию. В этом отчете и обсуждении мы начнем с описания случая, иллюстрирующего фантастическую псевдологию, а затем обсудим феноменологические, нозологические, психодинамические и терапевтические аспекты этой конструкции.

2. Случай

Пациент, 28 лет, с тяжелым депрессивным расстройством в анамнезе, гепатитом С, желчной коликой (статус после осложненной холецистэктомии), множественными сотрясениями головного мозга и хронической болью в спине, поступил в отделение неотложной помощи по поводу боль в животе, клинически относящаяся к острому аппендициту. Он локализовал свою боль в правом нижнем квадранте, жаловался на боль в правом нижнем квадранте при пальпации левого нижнего квадранта (симптом Ровсинга) и указал на то, что его боль воспроизводилась при разгибании правого бедра (симптом поясничной мышцы).Его жизненные показатели при поступлении отличались отсутствием лихорадки или тахикардии, а его первоначальные лабораторные данные показали нормальные биохимические показатели и нормальное количество лейкоцитов 4,2. Ему внутривенно ввели морфин и срочно сделали компьютерную томографию брюшной полости. По пути к компьютерной томографии пациент упомянул, что боролся с грустью и склонностью к суициду, так как его беременная невеста недавно погибла в автокатастрофе. Врачи скорой помощи сочли, что предварительная вероятность острого аппендицита чрезвычайно высока, и попросили психиатрическую консультативно-связную группу «быстро оценить его, прежде чем он пойдет на операцию.В конце концов, визуализация оказалась отрицательной для острого аппендицита, операция была отменена, а решение о его выдаче из отделения неотложной помощи оставили на усмотрение психиатра.

Просмотр электронной медицинской карты показал, что пациенту было назначено лечение в этом учреждении за месяц до этого обращения, когда он поступил с желчной коликой, что привело к длительной госпитализации в связи с осложненной холецистэктомией, сложным послеоперационным обезболиванием и новым диагнозом гепатит С.Во время этой госпитализации он был замечен социальным работником, который задокументировал, что он был сбит с толку тем, как он заразился гепатитом С, но сказал, что он пережил много потерь в своей жизни, включая смерть его матери, когда ему было 6 лет. смерть своего брата, когда ему было 19 лет, поэтому он чувствовал, что у него развились сильные навыки преодоления трудностей. Что касается его социальной истории, он сообщил, что был помолвлен и работал профессором математики и физики в престижном университете, а также инженерным консультантом в частном секторе.Он также сообщил, что получил ряд травм опорно-двигательного аппарата, вызвавших хронические боли, когда играл в футбол первого дивизиона в колледже, и что он был призван Национальной футбольной лигой. После выписки из этого госпиталя он обратился за помощью к врачу первичной медико-санитарной помощи для постоянного лечения хронической боли. На своем первом приеме он повторил социальную историю, которую он предоставил социальному работнику, и подписал соглашение о наркотиках.

При первоначальном обследовании в отделении неотложной помощи психиатрической консультативно-связной группой пациент оказался молодым полноватым мужчиной азиатского происхождения, одетым в простую белую футболку и спортивные штаны.Волосы у него были сальные, ногти длинные и грязные, а на одной из линз очков была небольшая трещина. У него был плохой зрительный контакт, и большую часть интервью он сосредоточил свой взгляд на своем планшетном компьютере. Его аффект был отозван и имел минимальный диапазон. Во время интервью он начал разговор с просьбы о помещении в стационар психиатрической больницы для электрошоковой терапии, сообщив, что у него очень плохое настроение с тех пор, как его беременная невеста была сбита пьяным водителем восемь месяцев назад.Поскольку в электронной медицинской карте указано, что он был помолвлен всего месяц назад, мы попросили его подтвердить дату смерти его невесты, которую он не мог вспомнить. Он отвечал на все вопросы деловым тоном и проявлял очень мало эмоций. Что касается его настроения, он не стал подробно рассказывать о своем опыте, кроме как сказал, что чувствовал себя «депрессивным и склонным к самоубийству» из-за туманного плана прыгнуть под поезд. Он уклонился от дальнейшего обсуждения симптомов своего настроения, спонтанно рассказав подробности своей социальной истории.Он рассказал о своей профессии штатного профессора математики и физики в престижном университете, хотя, когда его спросили о характере его исследований, он мог лишь смутно описать изучение «временных изгибов в пространстве с использованием некоторых старых формул Эйнштейна». Он подробно рассказал о своей карьере университетского футболиста, назвав футбольные травмы источником хронических болей в спине. Когда его попросили предоставить дополнительный контакт, он сообщил, что оба его родителя, несколько братьев и сестер и двоюродные братья умерли в его раннем детстве.

Пациента сопровождал друг, небрежно, но аккуратно одетый, примерно того же возраста. Пациент разрешил нам поговорить со своим другом, которому было некомфортно, сказав: «Я не знал, что мне придется говорить!» Он сообщил, что он и пациент были коллегами по работе, которые знали друг друга несколько лет, но отказались сообщить, где они работают. Он не предоставил никакой дополнительной информации, кроме того, что сказал: «Он действительно был в депрессии, и я просто знаю, что ему нужна помощь, прежде чем что-то случится.Затем он быстро покинул больницу, не попрощавшись с пациентом.

Хотя пациент первоначально сообщил, что оба родителя умерли, его отец был указан в его медицинской карте как экстренный контакт. Столкнувшись с этим, больной сказал, что это его отчим, и дал согласие на контакт. Отец сообщил, что пять лет назад его сын с плохими оценками окончил университет, в котором нет футбольной команды Дивизиона I. Он подтвердил, что пациент играл в футбол в старшей школе и получил множественные сотрясения мозга.В течение года после выпуска пациент некоторое время жил с родителями, но из-за эскалации наркомании и отсутствия работы был уволен. С тех пор он страдал от тяжелого расстройства, связанного с употреблением опиоидов, был бездомным и безработным. Он побывал в различных больницах в городе и даже за его пределами в поисках обезболивающего и ухода, и рассказывал аналогичную вымышленную историю другим врачам.

Мы получили информацию от местного агентства экстренной помощи, которая показала, что пациент обратился с основной жалобой на суицидальные наклонности в несколько отделений неотложной помощи в городе, что привело к двум предыдущим стационарным психиатрическим пребываниям за последний год.Мы получили записи о его последней госпитализации в психиатрическую больницу около шести месяцев назад, когда у него была депрессия, связанная с предполагаемым недавним диагнозом рака груди его подруги. Его выписали на антидепрессанте, стабилизаторе настроения и оксикодоне из-за хронической боли в спине.

Когда пациент мягко столкнулся с этими несоответствиями, он казался невозмутимым и легко объяснял их более подробно. Однако при дальнейшем давлении он заявил, что считает, что ему нужна «драматическая» причина его депрессии и суицидальных наклонностей, чтобы получить помощь, и спросил: «Могу ли я просто быть в депрессии и склонен к самоубийству?» Он выглядел озадаченным тем, почему мы пытались прояснить его предыдущие заявления или их отношение к его лечению.Несмотря на это, он продолжал заявлять, что чувствует себя очень подавленным и не сможет обеспечить свою безопасность в обществе.

3. Обсуждение

3.1. Феноменология фантастической псевдологии

Термин «фантастическая псевдология» был впервые введен немецким врачом Антоном Дельбрюком в 1891 году для описания феноменологии группы пациентов, которые лгали явно экстремально и фантастично, с явным отходом от реальности для наблюдателя. , но воспринимается самими пациентами как возможное [1].Дельбрюк описал серию случаев пяти пациентов, рассказы которых нельзя было объяснить исключительно обычной ложью, ложными воспоминаниями или бредом. Он ввел термин «фантастическая псевдология» для описания пациентов, рассказывающих сложные истории, в которых бред, казалось, сосуществовал с ложью [2]. С тех пор псевдология фантастика подверглась последующему дальнейшему изучению, и, хотя в настоящее время не существует золотого стандарта определения этой сущности, в последующих обзорах [3-7] были определены ключевые характеристики, в том числе следующие:

  1. не связано с какой-либо явной объективной выгодой или несоразмерно ей;

  2. Качественно рассказы драматические, подробные, сложные, красочные, фантастические;

  3. Истории обычно изображают псевдолога в роли героя или жертвы и, кажется, направлены на то, чтобы добиться признания, восхищения и сочувствия;

  4. С точки зрения понимания, псевдолог находится где-то в диапазоне между сознательным обманом и заблуждением, не всегда осознает свои мотивы и, по крайней мере время от времени, кажется, что верит своим историям, но никогда не достигает уровня убежденности, который указывал бы на поражение. проверки реальности.

Обзоры pseudologia fantas показывают, что псевдолог обычно обладает нормальным интеллектом, но обладает превосходными вербальными способностями. 40% имеют в анамнезе аномалии центральной нервной системы, такие как эпилепсия, аномальная электроэнцефалограмма, черепно-мозговая травма или инфекция центральной нервной системы. Не менее 50% демонстрируют историю странствий по разным учреждениям здравоохранения, а 25% симулируют соматическое заболевание [3].

3.2. Нозология фантастической псевдологии в DSM 5

Хотя фантастическая псевдология не кодируется в DSM 5, исторически она ассоциировалась с симулятивным расстройством.Искусственное расстройство, навязанное самому себе (часто называемое синдромом Мюнхгаузена), определяется как фальсификация физических или психологических признаков или симптомов и представление себя больным, ущербным или травмированным в отсутствие очевидных внешних вознаграждений [8]. В тех случаях, когда все рассказы связаны с представлением себя больным, инвалидом или раненым, может применяться искусственное расстройство. Однако псевдолог обычно рассказывает истории на самые разные темы, некоторые из которых не имеют никакого отношения к притворным физическим или психологическим признакам или симптомам.Более того, иногда могут быть очевидные внешние вознаграждения, такие как жилье или лекарства; но истории несоизмеримы с любыми очевидными внешними наградами.

Фантастическая псевдопсевдология иногда приравнивается к симуляции. Симуляция, теперь V-код в DSM 5, определяется как «преднамеренное создание ложных или сильно преувеличенных физических или психологических симптомов, мотивированное внешними стимулами, такими как уклонение от военной службы, уклонение от работы, получение финансовой компенсации, уклонение от уголовного преследования или получение наркотиков.[8] В целом симуляция рассматривается как инструментальная, рассчитанная на достижение цели и «адаптивная» в этом смысле. Псевдологические сказки часто качественно слишком драматичны и красочны, чтобы их можно было считать адаптивными для получения внешнего стимула. На самом деле уровень драматизма и явное отступление от реальности фактически приводят к обнаружению фальсификации. Это проверяет концепцию «адаптивности» и предполагает, что происходит что-то еще. Кроме того, как и в случае с искусственным расстройством, симуляция в DSM 5 фокусируется на физических или психологических симптомах.Ложь или истории, которые не касались симптомов, не освещались.

Бредовое расстройство или другие психотические расстройства могут быть дифференциальными, если пациент полностью убежден в нереальной истории; однако рассказы не причудливы, мыслительный процесс пациента хорошо организован, и рассказы не достигают уровня убедительности, необходимого для того, чтобы считаться бредом. В случае с этим пациентом, когда ему противостояли, он смог отказаться от своей истории, что еще больше отличало ее от бреда.

Кроме того, были описаны случаи, соответствующие феноменологии псевдологии фантастической, с сопутствующим расстройством, связанным с употреблением психоактивных веществ [9], задержкой развития [10], гендерными нарушениями [11], посттравматическим стрессовым расстройством [12], расстройством настроения [6], расстройство личности [6, 13–15]. Пациенты с фантастической псевдологией могут дополнительно иметь пограничные, антисоциальные или другие черты расстройства личности. В случае с этим пациентом он продемонстрировал несколько нарциссических черт личности.Многие из его рассказов были посвящены грандиозным профессиональным, академическим и спортивным достижениям, подчеркивая необходимость чрезмерного восхищения и озабоченности фантазией о безграничном успехе и власти. Его неспособность понять, почему его поставщики в отделении неотложной помощи пытались решить проблему отсутствия правдивости его историй, а также его цель получить стационарную госпитализацию и наркотические препараты, продемонстрировать отсутствие эмпатии и межличностные эксплуататорские качества.Таким образом, в дополнение к тому, что его рассказы были охарактеризованы как «фантастическая псевдология», пациент также соответствовал диагностическим критериям расстройства, связанного с употреблением психоактивных веществ, и, вероятно, нарциссического расстройства личности.

Таким образом, хроническая модель повествования, наблюдаемая в псевдологии фантастической, не может быть полностью объяснена каким-либо одним стандартным диагнозом DSM 5 и, по сути, может проявляться в контексте нескольких диагнозов DSM 5. Мы предлагаем рассматривать псевдологию как фантастическую конструкцию, используемую для описания определенного паттерна повествования, который пересекается, но не вписывается четко в несколько диагностических категорий, включая соматические симптомы и связанные с ними расстройства (фиктивное расстройство), симуляцию и психотические расстройства (бредовое расстройство). ).Это понятие напоминает первоначальное описание Дельбрюком фантастической псевдологии как смеси и сосуществования лжи и заблуждений [2]. Наконец, пациенты с фантастической псевдологией должны быть тщательно обследованы на наличие сопутствующих психиатрических диагнозов, включая расстройства, связанные с употреблением психоактивных веществ, расстройства настроения и расстройства личности.

3.3. Психодинамическое понимание Pseudologia Fantastica

Изучая литературу по истории болезни по этому вопросу [4, 6, 7, 9–15], мы определили компенсаторное повышение самооценки перед лицом стыда как общую качественную тему среди многих рассказы.Например, Тифорд и др. описал 14-летнюю девочку с повсеместной задержкой развития, которая начала придумывать самовозвеличивающие истории об академических успехах и интеллекте, когда осознала, что отстает от своих сверстников в учебе [10], а Снайдер описал случай 18-летней — старик, рассказывавший истории о том, что он торговец наркотиками с хорошими связями, в ответ на чувство неполноценности по сравнению со своими братьями [6]. С психодинамической точки зрения псевдологические сказки могут быть концептуализированы как проявления совокупности примитивных защит от болезненных аффектов, которые можно наблюдать при ряде психических расстройств.Псевдологи не только отвергают реальность, но и активно создают новую реальность, допускающую исполнение желаний. Диссоциация, временная, но радикальная модификация своей личности для облегчения страданий, также является отличительной чертой защиты фантастической псевдологии. Псевдолог колеблется между сознательным обманом и заблуждением, иногда веря своим рассказам, а иногда способный признать их лживость, тем самым демонстрируя диссоциативное качество. Как резюмировал Дойч, психическая функция повествования в псевдологии фантастической направлена ​​не на достижение целенаправленной внешней выгоды, а скорее на удовлетворение, неотъемлемо связанное с сообщением самой истории.Сообщение псевдологических мечтаний, как если бы они были реальностью, служит освобождению псевдолога от обязательств реальной жизни [16].

3.4. Лечение

Из-за небольшого числа тематических исследований и отсутствия клинических исследований по этому вопросу оптимальная стратегия лечения псевдологов остается спорной и неясной. Описаны два возможных пути взаимодействия: первый — столкновение псевдолога с его обманом, а второй — проявление незаинтересованности в сказках, но сохранение интереса к самому пациенту.И Тифорд с соавт. и Хойер описывают больший успех последней стратегии и фактически обнаружили, что конфронтация приводит к увеличению частоты псевдологического результата [10, 17].

«Лживый» пациент часто вызывает фрустрацию и негодование у своих медработников [6], что может привести клиницистов к карательной конфронтации прокурорского типа, которая может привести только к тому, что пациент пойдет в другое место с таким же поведением, а не изменит свое поведение. В литературе по симулятивным расстройствам аналогичная проблема побудила Холлендера и Херша рекомендовать, чтобы врач первичной медико-санитарной помощи выступал перед пациентом, чтобы психиатр мог избежать роли прокурора [18].Точно так же Эйзендрат предложил «неточную интерпретацию», где интерпретация частично верна, но неполна, направлена ​​на лежащую в основе динамику без непосредственного противостояния ложным симптомам. Его предпосылка, стоящая за «неточным толкованием», заключается в том, что искусственное поведение выполняет важную психологическую функцию и что пациент может оправиться от него только в том случае, если он чувствует себя в безопасности. В том же духе интерпретация, которая улавливает основную динамику псевдолога без прямого столкновения с историями, с большей вероятностью будет успешной, чем обвинительный подход [19].

Исследование двух случаев фантастической псевдологи

368

JA

Korkeila ER

AL

NORD

J

Psychiatry

(1995)

(1995)

в

Невропсихологическая экспертиза PA —

тент хорошо сотрудничал. Во время тестирования его ориентация

не пострадала. Его полный IQ составлял

121.

По сравнению с этим

его

способность к абстрактному

мышлению была относительно ограниченной.Легкое нарушение

его функции памяти наблюдалось только тогда, когда

задание требовало организации и извлечения

из

зрительных и вербальных событий одновременно. В хорошо организованных и контролируемых тестовых ситуациях показатели пациента, как правило, находились в пределах нормы. Однако в менее организованных ситуациях

(например, в подсчете очков Wisconsin Card) он столкнулся с трудностями.Такие нейропсихологические изменения

могут повлиять на поведение пациента в

повседневных жизненных ситуациях. Поскольку его преморбидная личность также имела

аномальные характеристики (особенно импульсивность),

эффект контузии не может быть четко дифференцирован

.

за последние 3 года

или

больше и датируется

временем до его травмы головы.

В

отделения

внутренних болезней консульта- ция

резидента заподозрила случай бредового

психоза и сочла камни свидетельством

бредовой системы.Пациент был направлен в университетскую психиатрическую клинику

городской больницы

Турку. В

Предварительная психиатрическая психиатрическая психиатрия

Teview

на

психиатрическая палата, пациент составлял

, нашел не

до

имеют общие заблуждения, но до

слегка дезориентированы. Он сообщил о

нет

галлюцинаций-

галлюцинаций. Он также сообщил, что в течение нескольких лет до

на этот раз у него были проблемы с алкоголем, в том числе

приступы бреда, по поводу которых он

лечился в учреждении для алкоголиков.

В беседе больной сказал, что у него

бег

вдали от дома в возрасте

15

лет. У него были,

несколько раз, споры с

его

отцом по поводу правонарушений.

В

своей

юности, работая моряком

за границей, он злоупотреблял наркотиками в дополнение к

алкоголю.После увольнения с работы в море пациент

работал на стройках. Он также посещал вечернюю среднюю школу

и окончил ее. Он дважды подавал

на юридический факультет университета, но

не смог поступить. Пациент признался во лжи,

которую сам считал дурной привычкой.

После клинической психиатрической экспертизы ему был поставлен

диагноз DSM-IV оси-I

из

органическое психическое

психическое расстройство, не уточненное иначе.

В дополнение

,

пациент удовлетворял шести

из

девяти критериям

пограничного расстройства личности (ПРЛ). Он соответствовал пяти

из

семи критериям группы А и критериям

B, C и D антисоциального расстройства личности

(APD).

И того и другого было достаточно, чтобы установить эти оси-I1

диагнозы. Он получил 37 баллов в

BPRS.

Также были проведены психологические и нейропсихологические тесты

. Проективное психологическое обследование (например, Роршаха)

диагностически подкрепляло представление о пограничном расстройстве порядка (7), которое у больного уже было

до травмы.

обнаружены признаки бредового психоза

.

«В

трудных ситуациях пациент

использует ПФ и бегство от реальности в качестве защитных

операций

или

переходит к агрессивному поведению.

Два независимых психиатра опросили пациента

, используя структурную модель Кернберга (7).

выявлены существенные признаки любого органического

или

неорганического

психоза. Больной несколько стереотипно повторял некоторые ответы и имел склонность к черно-белому мышлению, в том числе

использование

из

расщепления.

Случай

2

Пациентка, 35-летняя незамужняя женщина.

за последний год она дважды госпитализировалась из-за беспокойства, депрессии и суицидальных мыслей. По данным

пациента, эти

симптомы были спровоцированы как психотерапевтическим процессом, так и межличностными трудностями —

связями. Несмотря на них, пациентка довольна своим

прогрессом в психотерапии, которая продолжается дважды

в неделю.

При клиническом психиатрическом обследовании

пациент соответствовал критериям оси-I генерализованного

тревожного расстройства DSM-IV. Она также удовлетворяла шести

из

девяти критериям ПРЛ и пяти из

восьми критериям истерического расстройства личности порядка

, удовлетворяя критериям обоих этих

диагнозов оси4.

Больная вспоминает, что она была диким,

мальчишеским ребенком.В возрасте 7 лет обследована

в стационаре по поводу болей в животе.

также дважды госпитализировалась в детский психиатрический диспансер-

ic по поводу школьной фобии в возрасте

9

и

11. Когда больной было

14

900 лет, отец

умер от рака. После его смерти больной стал

глубоко религиозным. В то же время она начала

врать своим одноклассникам.Она сказала им, например,

, что у нее была аппендэктомия и

, что у нее смертельный лейкоз. Когда одноклассники обвинили ее во лжи, она

стала

злой и раздраженной. У больного начались

трудности в школе. После окончания средней школы

жила с матерью в ре-

Nord J Психиатрия.

Новый взгляд на патологическую ложь | Журнал Американской академии психиатрии и права

Резюме

Несмотря на то, что патологическая ложь была впервые описана в медицинской литературе более 100 лет назад, она остается малоизученной концепцией. Психиатры продолжают бороться со всеми последствиями этого состояния, даже несмотря на то, что в последнее время интерес конкретно к патологической лжи, похоже, ослаб. Воздействие патологической лжи заслуживает критического внимания со стороны судебных психиатров из-за последствий, которые ложь имеет в юридическом контексте.В этой статье авторы рассматривают значительную неопределенность и путаницу, окружавшие это понятие, и исследуют, в какой степени человек может контролировать лживое поведение, и связанный с этим вопрос о том, несут ли патологические лжецы ответственность за свои действия. Предоставляя структурированную основу для рассмотрения патологической лжи в судебно-медицинском контексте, авторы приходят к выводу, что для решения вопросов, поднятых в этой статье, необходимы дальнейшие систематические исследования.

В августе 2001 года Комиссия штата Калифорния по судебной деятельности распорядилась об отстранении от должности судьи Патрика Кувенберга за то, что он давал ложные показания, чтобы стать судьей, продолжал давать ложные сведения, будучи судьей, и преднамеренно предоставлял ложную информацию Комиссии в ходе судебного разбирательства. его расследование. 1 Судья неоднократно лгал судьям, адвокатам, репортеру газеты и Комиссии по делам судей. Он сказал Комиссии под присягой, что участвовал в тайных операциях ЦРУ в Юго-Восточной Азии и Африке и что у него есть степень магистра психологии, хотя на самом деле он никогда не работал в ЦРУ и не имел степени психолога. . Он совершил много других искажений, в том числе заявил, что получил Пурпурное сердце за травмы, полученные во Вьетнаме, и драматически сообщил, что осколки все еще застряли в его паху.На самом деле он никогда не был во Вьетнаме во время войны. 1

Свидетель-психиатр-эксперт, дающий показания перед коллегией из трех судей, выступающих в качестве специальных мастеров следствия Судья Кувенберг пришел к выводу, что судья страдал от pseudologia fanta , которую он описал как «рассказывание историй, часто имеющее своего рода матрицу фантазии». переплетаются с некоторыми фактами» (Лит. 1, стр. 10). Эксперт далее показал, что pseudologia fanta поддается лечению и не делает судью Кувенберг непригодным для работы в суде.Основа для выводов относительно обращения и годности к судебной службе не была указана в справочной статье и, следовательно, недоступна для ознакомления.

Дела, подобные делу судьи Кувенберга, продолжают время от времени появляться. Недавние статьи в СМИ, рассказывающие о лживом поведении известных людей, таких как Джозеф Дж. Эллис, 2 , историк, лауреат Пулитцеровской премии и профессор истории в колледже Маунт-Холиок; Джеффри Арчер, 3 , член Палаты лордов Англии; и сэр Лоренс Ван дер Пост, 4 , бывший духовный советник принца Чарльза и крестный отец принца Уильяма, вызвали значительный интерес.Бывший ученик профессора Эллиса, узнав о лжи своего наставника, сказал: «Он казался таким искренним. Возможно, это была фантазия, в которую он сам поверил» (ссылка 5, стр. A12). Это наблюдение подняло важные вопросы: сознательно и преднамеренно ли только что названные лица изрыгали свою ложь или они были не в состоянии контролировать свою ложь?

Концепция патологической лжи, при которой человек неоднократно и явно навязчиво рассказывает лживые истории, не нова для психиатрии.О нем написано множество статей в первой половине 20 века. Однако интерес к ней резко угас, вплоть до того, что в последние годы о ней почти не упоминается. Тем не менее, относительно скромный свет, пролитый на патологическую ложь в недавней психиатрической литературе, может не отражать ее истинной распространенности среди патологий, с которыми обычно сталкиваются клинические психиатры. Скорее, может случиться так, что психиатры просто мало знают о предмете и с трудом распознают явление.

О лжи писали и классифицировали веками. Однако, как отмечают Healy and Healy, 6 , именно немецкий врач (доктор Дельбрюк) впервые четко описал концепцию патологической лжи после тщательного изучения лжи, сказанной пятью его пациентами. Он пришел к выводу, что эта ложь была настолько ненормальной и несоразмерной, что заслуживает особой категории, которую он описал как pseudologia phantastica , терминологию, которая используется взаимозаменяемо с pseudologia fantastica , что может быть американизированным правописанием.Патологическая ложь, псевдология фантастическая , мифомания и болезненная ложь обычно используются взаимозаменяемо, хотя остается спорным, описывают ли все они одно и то же явление. Действительно, описание манипулятивной личности Берстеном 7 демонстрирует характеристики, сходные с патологической ложью. Тем не менее, для целей данной статьи мы не делаем различий между только что описанными терминами. Кроме того, мы ограничиваем наше рассмотрение узким явлением патологической лжи и не рассматриваем более широкое понятие лжи.Последний вопрос был предметом серьезных дискуссий.

Во многих статьях по-разному определяются pseudologia fanta , но часто цитируется определение, предложенное Хили и Хили 8 , которые описали его как «фальсификацию, совершенно непропорциональную какой-либо видимой цели, может быть обширной и очень сложной, проявляющееся в течение многих лет или даже всей жизни, при отсутствии определенного сумасшествия, слабоумия или эпилепсии» (Лит. 8, стр. 1).Хотя это очень всеобъемлющее определение, оно поднимает вопрос о том, должно ли отсутствовать определенное безумие, слабоумие или эпилепсия, чтобы ложь считалась патологией.

Продажа не согласна. Он считал, что «очевидное психическое заболевание, особенно поддающаяся диагностике психопатическая личность определенного типа» (ссылка 9, стр. 336) было ответственно за pseudologia fanta .

Хотя в настоящее время в литературе не существует единого определения патологической лжи, идентифицированными функциональными элементами этого явления являются: повторяющееся высказывание неправды; ложь часто повторяется в течение многих лет, и ложь в конечном итоге становится стилем жизни; материальное вознаграждение или социальное преимущество не являются основной движущей силой, но ложь является самоцелью; внутренняя динамика, а не внешняя причина движет ложью, но когда подозревается внешняя причина, ложь намного превосходит предполагаемую внешнюю причину; ложь часто вплетается в сложные повествования.

Мы определим патологическую ложь так, как это сделали Хили и Хили 8 , но без трясины этиологии. Патологическая ложь — это фальсификация, совершенно несоразмерная какой-либо видимой цели, может быть обширной и очень сложной и может проявляться в течение нескольких лет или даже всей жизни.

В этой статье мы пересматриваем концепцию патологической лжи и исследуем, как она обсуждалась в психиатрической литературе. Мы намерены рассмотреть историческое развитие концепции и изучить ее текущий статус в современной психиатрии.Мы хотим установить сходства и различия между патологической ложью и другими более популярными психиатрическими синдромами, такими как конфабуляция, бредовое мышление, симулятивное расстройство и симуляция. Наконец, обратим внимание на значение понятия в судебной психиатрии и на подход к судебно-медицинской оценке патологической лжи.

Историческая эволюция патологической лжи

Патологическую ложь сравнивали с «псевдолежанием», наблюдаемым у детей.Несмотря на их очевидную сопоставимость, важно различать «фантазийную» ложь, наблюдаемую у детей, и патологическую ложь. Считается, что использование детьми фантазий для отрицания реальности является важным аспектом саморазвития и самозащиты, но когда это продолжается во взрослом возрасте, оно становится патологическим. Было высказано предположение, что эго патологического лжеца фиксируется на уровне детства. 10

Выдающиеся психиатры, такие как Шнайдер, 11 Блейлер, 12 Ясперс, 13 и Фиш 14 , все задавались вопросом, признает ли патологический лжец свою историю ложной или считает ее правдой.Существенными понятиями в большей части литературы являются основа лжи и степень, в которой патологическая ложь отражает нарушение проверки реальности. Краткий обзор прошлых характеристик патологической лжи, опубликованный Healy and Healy, 8 , которые перевели раннюю работу, первоначально опубликованную на немецком языке, и резюмировали ее в своем знаковом тексте, опубликованном в 1926 г., показывает раскол между теми, кто считает возможное нарушение на самом деле тестирование является важным фактором, и те, кто считает патологическую ложь умышленным действием.

Сторонники возможной проверки искаженной реальности отмечают, что в конечном развитии патологической лжи ее нельзя отличить от бреда, потому что для лжеца она имеет ценность реального опыта. 15 Ложь в конечном счете побеждает патологического лжеца, так что власть над собственной ложью теряется. Новое «я» предположительно подавляет нормальное «я», которое теперь появляется только через определенные промежутки времени, состояние, которое было названо систематизированным бредом. 16 Сознание реальной ситуации было затуманено в сознании патологического лжеца, а ложь охарактеризована как импульсивная и незапланированная, «захватывающая» лжеца внезапно. 17 Таким образом, псевдологи (патологические лжецы) не считались лжецами в истинном смысле, несмотря на ложность их утверждений, потому что не считалось, что вербализация порождена сознательно, а цель осознана.

Дальнейшим подтверждением возможного тестирования на нарушение реальности при патологической лжи было наблюдение, что ложь была более сложной, чем обычная ложь, и с большей готовностью покидала пределы реальности.Предположение о том, что патологическая ложь является «психозом желания», было основано на наблюдении, что патологические лжецы видели свою ложь как реальность и верили ей. 18

Противники проверки нарушенной реальности при патологической лжи отмечали, что когда внимание патологического лжеца энергично привлекалось к его лжи, его можно было довести хотя бы до частичного признания их ложности, но, предоставленный самому себе, он не напрягал своего внимания в это направление. 19 Это наблюдение предполагало определенную степень своеволия. Псевдология фантастическая поэтому была описана как фантастическая ложь, сон наяву, переданный как реальность, в которой ложь может быть удовлетворением сама по себе, только для удовольствия, а не для какой-либо другой очевидной выгоды. 20 Его описывали как промежуточную фазу между психическим здоровьем и неврозом. 20 В качестве механизма, лежащего в основе патологической лжи, предложено понятие «двойного сознания», при котором две формы жизни идут рядом, действительное и желаемое, а желаемое становится преобладающим и решающим. 21 Было также высказано предположение, что психические процессы, подобные тем, которые формируют основу импульса к литературному творчеству у нормальных людей, являются основой болезненных романов и фантазий людей с p seudologia fanta . 22 Импульс, заставляющий сочинять рассказы, якобы связан с желанием сыграть роль изображаемого; фантастика и реальная жизнь не разделены. Еще одним подтверждением проверки неповрежденной реальности в pseudologia fanta является предположение, что псевдологи обычно имеют здравые суждения в других вопросах, наблюдение, которое затрудняет доказательство того, что псевдолог не знает, что то, что он или она делает, неправильно.

В своей работе с патологическими лжецами Хили и Хили 8 заметили, что произнесение лжи происходит так же быстро и естественно, как и высказывание правды другим людям. Они отметили, что даже действительно безумные люди не застрахованы от патологической лжи; некоторые могут рассказывать сказки, которые признают неправдой. Это наблюдение еще больше подчеркивает споры о том, поддерживает ли патологический лжец контакт с реальностью. По мнению Хили и Хили, патологическая ложь очень редко является симптомом сама по себе, поскольку существует тенденция к тому, чтобы ложь заключалась в других формах искажения фактов.Патологический лжец ставит себя в затруднительное положение, лгая, а затем лжет еще больше, чтобы выпутаться. Через некоторое время единственным выходом может стать бегство в другое место.

Таким образом, исторический обзор предоставляет некоторые элементы, которые, можно сказать, характеризуют патологического лжеца или, по крайней мере, создают общее впечатление о том, что представляет собой патологическая ложь. Патологические лжецы могут верить в свою ложь до такой степени, что, по крайней мере, для других эта вера может показаться бредом; в других вопросах они обычно имеют здравый смысл; сомнительно, всегда ли патологическая ложь является сознательным актом и всегда ли патологические лжецы контролируют свою ложь; внешняя причина лжи (например, финансовая выгода) часто отсутствует, а внутренняя или психологическая цель лжи часто неясна; ложь при патологической лжи часто бывает незапланированной и достаточно импульсивной; патологический лжец может стать пленником своей лжи; желаемая личность патологического лжеца может превзойти настоящую личность; патологическая ложь иногда может быть связана с преступным поведением; патологический лжец может признать, по крайней мере частично, ложность сказок, когда его энергично бросят вызов; а при патологической лжи часто может казаться, что ложь является самоцелью.Однако очевидно, что ни одна описательная картина патологического лжеца не решает всех нозологических и этиологических вопросов, возникающих в связи с феноменом патологической лжи.

Некоторые психические состояния и патологическая ложь

Психиатрические состояния, которые традиционно ассоциировались с обманом в той или иной форме, включают симуляцию, конфабуляцию, синдром Ганзера, симулятивное расстройство, пограничное расстройство личности и антисоциальное расстройство личности.Ложь также может возникать при истерическом и нарциссическом расстройствах личности. Краткое описание этих состояний будет предложено с целью сравнения их с патологической ложью. Хотя бред традиционно не ассоциируется с преднамеренным обманом, он был включен, чтобы подчеркнуть сложность обозначения патологической лжи как бреда.

Симуляция

DSM-IV-TR определяет симуляцию как преднамеренное создание ложных или сильно преувеличенных физических или психологических симптомов, мотивированное внешними стимулами, такими как получение финансовой компенсации или незаконных наркотиков и уклонение от работы, службы в армии или уголовного преследования.В то время как цель лжи при симуляции ясна, при патологической лжи она часто неясна. В тех редких случаях, когда кажется, что существует внешний стимул для патологической лжи, ложь часто настолько непропорциональна предполагаемой выгоде, что кажется смешной. Кроме того, некоторые предполагают, что ложь при патологической лжи не является полностью сознательным (или преднамеренным) действием, даже если оно изначально начинается как таковое. 10

Конфабуляция

Конфабуляция описывает фальсификации памяти, происходящие в ясном сознании в сочетании с амнезией органического происхождения.Пациент пытается закрыть открытые пробелы в памяти придуманными материалами. При патологической лжи не бывает органически обусловленной амнезии. Кроме того, характерна картина нарушения памяти при конфабуляции, в основном затрагивающая недавнюю память, при наличии сохранной непосредственной памяти и внимания и концентрации. Конфабуляция возникает при стойком амнестическом расстройстве, индуцированном веществом (синдром Вернике-Корсакова), синдроме Антона (кортикальная слепота) и анозогнозии.

Синдром Ганзера

Ложь при синдроме Ганзера ограничивается приблизительными ответами, а не сложными фантазиями при патологической лжи.Кроме того, синдром Ганзера сочетается с другими признаками, не характерными для патологической лжи: помутнением сознания с последующей амнезией относительно эпизода, выраженными галлюцинациями, сенсорными изменениями истерического характера. 23

Искусственное расстройство

При искусственном расстройстве преднамеренное создание симптомов (психологических или физических), часто ложными средствами, исключительно для того, чтобы принять на себя роль больного человека.Патологический лжец не хочет казаться больным. DSM-IV-TR признает pseudologia fanta общим признаком симулятивного расстройства, но не существенным для диагноза. Хотя синдром Мюнхгаузена подпадает под этот диагноз, рассказы барона фон Мюнхгаузена (1720–1791), немецкого офицера Голгофы, в честь которого синдром был назван Ашером, 24 , как сообщил Рудольф Респе в 1785 году, 25 , были довольно фантастическими. и драматические, и не были рассказаны с целью того, чтобы он взял на себя роль больного человека, что является ключевым элементом искусственного расстройства.

Пограничное расстройство личности

Патологическая ложь нередко встречается у пациентов с пограничным расстройством личности. 26 Действительно, основные характеристики последнего расстройства способствуют фальсификациям. Этим пациентам часто не хватает последовательной самоидентификации и они придерживаются противоречивых взглядов на себя, которые часто меняются. Они склонны к расплывчатому мышлению в неструктурированных ситуациях и могут страдать от временной потери проверки реальности.Такие искажения реальности, осложненные отсутствием контроля над импульсами и защитными механизмами примитивного отрицания, идеализации и обесценивания, являются благодатной почвой для патологической лжи.

Антисоциальное расстройство личности

Симптомы этого расстройства, перечисленные в DSM-IV-TR, включают лживость и повторяющуюся ложь для личной выгоды или удовольствия. Хотя вопрос о том, лгут ли люди с антисоциальным расстройством личности неоднократно и последовательно только ради внутреннего удовлетворения, является спорным, учитывая их преобладающее представление о лжи ради личной выгоды, есть свидетельства того, что они это делают. 27 Характерная для этого состояния патологическая эгоцентричность может, однако, быть ключом к развитию патологической лжи у этих лиц. Хотя патологическая ложь теоретически может иметь место при антисоциальном расстройстве личности, патологические лжецы не часто имеют расстройство антисоциальной личности.

Истерические и нарциссические расстройства личности

Истерическое расстройство личности характеризуется драматическим поведением и стремлением привлечь внимание.Эти люди часто лгут, чтобы привлечь внимание, и в тяжелых случаях ложь может быть настолько частой, что напоминает pseudologia fanta . Их поверхностный и драматичный характер и постоянное поведение, направленное на привлечение внимания, часто указывают на диагноз истерического расстройства личности.

Лица с нарциссическим расстройством личности могут рассказывать истории, повышающие эго, чтобы получить постоянное одобрение от других. В этом состоянии ложь в основном сказана по причине самовозвеличивания, что часто очевидно для аудитории.

Заблуждения

Это ложные убеждения, которые твердо придерживаются, несмотря на неопровержимые доказательства обратного, и которые, как правило, не разделяются другими в культурном контексте человека. В отличие от человека с бредом, когда ему предъявляются убедительные доказательства, противоречащие сказанной лжи, патологический лжец может признать, по крайней мере частично, ложность своих историй или, что чаще, изменить истории. Хотя это противоречиво, стоит отметить, что некоторые предполагают, что патологические лжецы могут верить в свою ложь до такой степени, что их убеждения кажутся бредовыми.

Таким образом, из обсуждаемых состояний только искусственное расстройство, пограничное расстройство личности, антисоциальное расстройство личности, истерическое расстройство личности и, возможно, нарциссическое расстройство личности связаны с патологической ложью.

Патологическая ложь как диагноз

Хотя нет никаких сомнений в том, что патологическая ложь как симптом может возникать при симулятивном расстройстве и пограничном расстройстве личности, менее ясно, может ли она существовать сама по себе и возникать независимо от известного психического расстройства.Healy and Healy 8 предложили проводить четкое различие между теми, кто лжет патологически как прямое осложнение психического расстройства (вторичные патологические лжецы, по нашему мнению), и патологическими лжецами, которые не демонстрируют симптомов четко выраженного психического расстройства. расстройство (первичные патологические лжецы). Фактически, Хили и Хили утверждали, что настоящая патологическая ложь не должна зависеть от основного основного психического расстройства. И судья Кувенберг, и профессор Эллис неоднократно рассказывали ложные истории о своих подвигах, в то же время занимаясь высокопоставленными профессиями и внося свой вклад в общество.У нас не было возможности изучить ни одного из них, но описания в СМИ предполагают, что их ложь не была вызвана первичным серьезным психическим расстройством. Действительно, психиатр, осматривавший судью Кувенберга, пришел к выводу, что у него не было серьезного психического расстройства. Возвращаясь к истории, нет никаких доказательств того, что у барона фон Мюнхгаузена было психическое расстройство; и, хотя синдром Мюнхгаузена был назван в его честь, насколько нам известно, он был основан исключительно на его патологической лжи.

Клекли 28 также описал случай успешного и уважаемого человека со степенью доктора физики, рассказы которого были полны преувеличений и фальсификаций, иногда сознательных или полусознательных. Он отметил, что этот человек не был психопатом или сумасшедшим, но обладал признаками фантастической псевдологии . Эта ложь, стимулирующая эго, какой бы безобидной она ни казалась на первый взгляд, может привести к серьезным трудностям для лжеца, когда ее разоблачат. Эти примеры, хотя и разделены веками, предполагают, что патологическая ложь может иметь место в отсутствие другого поддающегося диагностике серьезного психического расстройства.

Также следует отметить описание «псевдологии à deux » (ссылка 20, стр. 383) в литературе, диагноза, сходного с folie à deux , но отличающегося тем, что у них общая псевдология, а не бред. 20 Действительно, в другой статье предполагалось, что первичным диагнозом доминирующего партнера в этом варианте folie à deux является патологическая ложь, а не психоз, 29 — еще одно указание на то, что патологическая ложь может существовать как первичный диагноз организация.

Обсуждение

Клинические вопросы

Несмотря на то, что ложь распространена, неясно, почему некоторые люди становятся патологическими лжецами, является ли это психическим расстройством, и если да, то поддается ли оно лечению. Хотя патологическая ложь была определена в научной литературе более 100 лет назад, она остается малоизученной, и ее значение для практики психиатрии в значительной степени неясно. Действительно, единственное упоминание о нем в DSM-IV связано с симулятивным расстройством, но обзор литературы выявил подгруппу лиц, которые демонстрировали патологическую ложь, но без признаков симулятивного расстройства или любого другого явного психического расстройства.

Хотя многие из этих людей могут не иметь причин обращаться за лечением и действительно могут продолжать вести очень успешную и продуктивную жизнь, их ложь нередко причиняет им трудности из-за столкновений с законом или другими властями с вытекающими из этого неблагоприятными последствиями. Последствием для судьи Кувенберга стало отстранение от скамьи. Свидетель-эксперт судьи Коувенберга признал, что, хотя судья страдал от pseudologia fanta , у него не было серьезного психического расстройства, диагностируемого по DSM-IV.Однако он отметил, что pseudologia fanta поддается лечению и не делает судью Кувенберг непригодным для судебной службы. Хотя доказательства этого последнего разъяснения не были доступны для обзора, это важно, потому что для того, чтобы патологическая ложь была желаемой стратегией защиты, она должна быть идентифицирована как болезнь, от которой можно вылечиться и полностью выздороветь. В противном случае ярлык может нанести серьезный ущерб репутации и авторитету.

Патологическая ложь определяется по-разному, и основные симптомы, возможные этиологические факторы и влияние на индивидуальный уровень функционирования неясны.Кроме того, неизвестно, существует ли патологическая ложь в разных культурах, существуют ли разные подтипы этого феномена и имеют ли патологические лжецы достаточно преобладающих, последовательных и стабильных симптомов или кластеров симптомов, чтобы четко очертить клиническую сущность, подходящую для индивидуальной классификации в DSM. . Систематический сбор данных поможет не только прояснить эти загадки, но и определить, всегда ли патологическая ложь является лишь симптомом, синдромом или диагнозом.

Мы ожидаем критики, что патологическая ложь — это всего лишь поведенческий симптом, а не диагноз. Такой вывод, конечно, может быть в конечном счете правильным. Однако мы утверждаем, что в настоящее время нам не хватает клинических данных, чтобы сделать тот или иной вывод.

В качестве альтернативы, если она не может рассматриваться как самостоятельная клиническая единица, какое место в DSM следует отнести к патологической лжи среди существующих в настоящее время психических расстройств? Например, соответствует ли оно критериям расстройства импульсивного контроля, учитывая импульсивный характер лжи, или оно должно быть просто связано с одним или несколькими расстройствами личности? Обсессивно-компульсивное расстройство также следует учитывать, учитывая мнение некоторых, что патологические лжецы вынуждены повторять свои лживые действия.

Варианты лечения патологической лжи также мало изучены. Научный интерес к патологической лжи был заметен в эпоху, предшествовавшую разработке психотропных препаратов, и в результате обсуждаемый метод лечения состоял в основном из психотерапии. Тем не менее эффективность психотерапии при лечении патологической лжи систематически не изучалась. Недавний отчет о том, что до 40 процентов случаев pseudologia fanta имеют в анамнезе аномалии центральной нервной системы, 30 и обнаружение правосторонней гемиталамической дисфункции с помощью однофотонной эмиссионной компьютерной томографии (ОФЭКТ) в случае патологического лежания, 31 предполагают возможную роль фармакотерапии или других вмешательств.Таким образом, исследования в этих областях могли бы плодотворно включать использование радиовизуализации и других исследований для диагностики, а также систематическое изучение эффективности фармакотерапии, психотерапии или их комбинации.

Судебно-медицинские последствия

Когда ложь патологических лжецов приводит непосредственно к столкновению с судебной системой или административной структурой, психиатров могут попросить дать совет о природе патологической лжи.Неправда имеет особое значение в судебно-медицинской экспертизе и ставит перед экспертом задачу разобраться в применимых дифференциальных диагнозах, которые могут охватывать патологическую ложь в конкретном случае. Мы, безусловно, рекомендуем, чтобы психиатры завершили тщательное клиническое обследование этих лиц и получили обширный лонгитюдный анамнез лжи. Получение дополнительной информации от родственников, работодателей и других соответствующих партнеров было бы особенно полезным, как и четкое понимание прошлых юридических проблем человека.Следует также уделить внимание выяснению внешних и внутренних целей лжеца. Мы ожидаем, что оценка будет лучше структурирована, если психиатр вспомнит диагностические единицы, потенциально связанные с патологической ложью или спутанные с ней. Психологическое тестирование также может быть полезным в установлении того, присутствует ли психотическое расстройство или симуляция, или ложь обусловлена ​​определенными личностными чертами. В настоящее время не существует специального психологического теста для выявления патологической лжи.

Нас интересует частота патологической лжи в условиях судебной психиатрии, и мы ожидаем, что в этих контекстах решающее значение имеет более четкое определение. Психиатры выразили разные мнения по существенным вопросам о патологических лжецах: признают ли они свои истории ложными или верят в их реальность? В той мере, в какой они верят в них как в реальность, происходит ли потеря проверки реальности? Ответы на эти вопросы могут иметь значение для судебной психиатрической практики.Одной из актуальных проблем может быть вопрос о том, считается ли человек ответственным за любые действия, связанные с патологической ложью. Можно ли в некоторых случаях утверждать, что ложь была неконтролируемой? Мы понимаем, что патологическая ложь в качестве защиты не достигает порога безумия в большинстве юрисдикций, и мы, конечно, не выступаем за то, чтобы это было так. Мы считаем, однако, что, когда поведение прокуроров правильно сформулировано, ответчики могут получить некоторое внимание.

Фактором, осложняющим утверждения о том, что патологическая ложь не поддается контролю, является наблюдение, что иногда она может сосуществовать с обычной ложью.Любое доказательство лжи ради личной выгоды может исказить картину, даже если человек в основном лжет патологически. Неверные сведения судьи Кувенберга о своем образовании были расценены комиссией как примеры лжи, направленной на прямое продвижение его личных интересов, и, хотя некоторые из его лжи было не так легко объяснить, он не мог избавиться от впечатления, что его ложь была направлена ​​на удовлетворение собственных интересов. очевидный выигрыш. Другим усложняющим фактором является наблюдение, что патологические лжецы обычно имеют здравые суждения в других вопросах.Как указывалось ранее, это наблюдение затрудняет доказательство того, что патологический лжец не знает, что то, что он или она делает, является неправильным.

Когда патологические лжецы дают заведомо ложные показания под присягой, правомерно ли характеризовать такие показания просто как лжесвидетельство или эти люди заслуживают лучшего оформления своего поведения, чтобы получить некоторое освобождение от соблюдения обычных стандартов правдивости? Судья Кувенберг неоднократно давал ложные показания под присягой, но комиссия отметила, что у него не было какого-либо психического заболевания, которое оправдывало бы или смягчало его состояние.По мнению коллегии из трех судей, заседающих в качестве мастеров, обладание «симптомом» без какого-либо психического расстройства не имеет особых юридических последствий. Действительно, повторение фантастической и невероятной лжи в рамках административного права может вызвать раздражение судьи и привести к отрицательному результату.

Последний вопрос касается того, может ли патологический лжец предстать перед судом. Можно ли утверждать, что навязчиво повторяющаяся ложь мешает патологическому лжецу эффективно помогать своему адвокату в представлении его дела? Неспособность представить последовательную историю и довести до сведения адвоката соответствующую информацию, вероятно, смутит адвоката и ухудшит отношения сотрудничества между ответчиком и его адвокатом.

Поднятые здесь вопросы создают трудности для судебно-медицинского эксперта как при формулировании, так и при интерпретации выводов в суде, присяжных, страховой компании или коллегах. Хотя до консенсуса в отношении концепции патологической лжи еще далеко, судебно-медицинскому эксперту все еще нужна стратегия для оценки связи между патологической ложью и рассматриваемой судебно-медицинской проблемой. Когда у патологических лжецов возникают проблемы с законом или каким-либо другим административным органом, судебно-медицинские эксперты должны определить, следует ли им не давать рекомендаций или приводить доводы в пользу смягчающих обстоятельств.Мы думаем, что с помощью информации, представленной здесь, судебные психиатры могут в определенных случаях помочь адвокатам сформулировать аргумент, который может быть или не быть в конечном счете оправдательным, но который обоснованно представляет своих клиентов в более понятном виде для соответствующих органов.

  • Американская академия психиатрии и права

Ссылки

  1. Робинсон В.В.: Прошлое профессора под вопросом.Бостонский глобус. 18 июня 2001 г., стр. A1, A6

  2. Смит Д. Мастер-рассказчик или мастер-обманщик. Нью-Йорк Таймс. 3 августа 2002 г. стр. B7

  3. Хили П., Робинсон В.В.: Профессор приносит извинения за выдумки. Бостонский глобус. 19 июня 2001 г., стр. A1, A12

  4. Дельбрюк A: Патологический спуск и психические отклонения Швиндлер: Eine Untersuchung uber den allmahlichen Uebergang eines normalen Psychologischen Vorgangs in ein pathologisches Symptom, fur Aerzte und Juristen.Stuttgart, 1891, стр. 131. Перевод Хили В., Хили М.Т.: Патологическая ложь, обвинение и мошенничество, в серии переизданий Паттерсона Смита по криминологии, правоохранительным органам и социальным проблемам. Под редакцией Голта Р.Х., Кроссли Ф.Б., Гарнера Дж.В. Монклер, Нью-Джерси: Паттерсон Смит, 1969

  5. Берстен Б. Манипулятивная личность. Arch Gen Psychiatry 26: 318–21, 1972

  6. Хили В., Хили М.Т.: Патологическая ложь, обвинения и мошенничество.Бостон: Литтл, Браун, 1926

  7. Продажа LS: Психиатрические аспекты патологического лжеца. Nerv Child 1:335–50, 1942

  8. Хойер ТВ: Фантастическая псевдология. Психиатр Q 33:203–20, 1959

  9. Шнайдер К.: Клиническая психопатология (перевод Гамильтона М.В.). Нью-Йорк: Грюн и Страттон, 1959 г.

  10. Bleuler E: Учебник психиатрии.Нью-Йорк: Компания Macmillan, 1924 г.

  11. Ясперс К.: Общая психопатология (перевод Хенига Дж., Гамильтона М.В.). Чикаго: Издательство Чикагского университета, 1963 г.

    .

  12. Фиш Ф. Клиническая психопатология. Бристоль, Великобритания: Джон Райт, 1967

  13. Koppen M: Über die pathologische Luge (Pseudologia phantastica). Шарите-Аннален 8: 674–719, 1898 г.Перевод Хили В., Хили М.Т.: Патологическая ложь, обвинения и мошенничество, в серии переизданий Паттерсона Смита по криминологии, правоохранительным органам и социальным проблемам. Под редакцией Голта Р.Х., Кроссли Ф.Б., Гарнера Дж.В. Монклер, Нью-Джерси: Паттерсон Смит, 1969

  14. Менье Р.: Замечания о трех случаях болезненной лжи. Дж. Мент Патол 6: 140–2, 1904

  15. Stemmermann A: Beitrage und Kasuistik der Pseudologia phantastica.Берлин: гео. Реймер, 1906, стр. 102. Перевод Хили В., Хили М.Т.: Патологическая ложь, обвинение и мошенничество, в серии перепечаток Паттерсона Смита по криминологии, правоохранительным органам и социальным проблемам. Под редакцией Голта Р.Х., Кроссли Ф.Б., Гарнера Дж.В. Монклер, Нью-Джерси: Паттерсон Смит, 1969

  16. Vogt H: Jugendliche Lugnerinnen. Zeitschrift fur Erforschung d. югенд. Швахсиннс Бд. 3. H. 5:394–438, 1910. Перевод Хили В., Хили М.Т.: Патологическая ложь, обвинение и мошенничество, в серии переизданий Паттерсона Смита по криминологии, охране правопорядка и социальным проблемам.Под редакцией Голта Р.Х., Кроссли Ф.Б., Гарнера Дж.В. Монклер, Нью-Джерси: Паттерсон Смит, 1969

  17. Wiersma D: О патологическом вранье. Личный персонаж 2:48–61, 1933

  18. Deutsch H: О патологической лжи (pseudologia phantastica). J Am Acad Psychoanal 10: 369–86, 1982

  19. Wendt E: Ein Beitrag zur Kasuistik der Pseudologia phantastica.Allgemeine Zeitschrift fur Psychiatrie 68:482–500, 1911. Перевод Хили В., Хили М.Т.: Патологическая ложь, обвинения и мошенничество, в серии репринтов Паттерсона Смита по криминологии, правоохранительным органам и социальным проблемам. Под редакцией Голта Р.Х., Кроссли Ф.Б., Гарнера Дж.В. Монклер, Нью-Джерси: Паттерсон Смит, 1969

  20. Risch B: ber die Phantastische form des degenerativen Irreseins (Pseudologia phantastica). Allgemeine Zeitschrift fur Psychiatrie 65: 576–639, 1908.Перевод Хили В., Хили М.Т.: Патологическая ложь, обвинения и мошенничество, в серии переизданий Паттерсона Смита по криминологии, правоохранительным органам и социальным проблемам. Под редакцией Голта Р.Х., Кроссли Ф.Б., Гарнера Дж.В. Монклер, Нью-Джерси: Паттерсон Смит, 1969

  21. Enoch MD, Trethowan WH: Синдром Ганзера, в Необычных психических синдромах. Бристоль, Великобритания: Джон Райт, 1979, стр. 50–62

    .

  22. Ашер Р. Синдром Мюнхгаузена.Ланцет 1:339–41, 1951

  23. Распе RE: Приключения барона Мюнхгаузена. Нью-Йорк: Книги Пантеона, 1969

  24. Снайдер С.: Фантастическая псевдопсевдология у пограничного пациента. Am J Psychiatry 143:1287–9, 1986

  25. Уэстон В. А., Долби Дж. Т.: случай фантастической псевдологии с антисоциальным расстройством личности. Can J Psychiatry 36:612–14, 1991

  26. Клекли Х.: Маска здравомыслия.Сент-Луис: CV Mosby, 1955

  27. Кейси PR: Необычный вариант folie a deux? Irish J Psychol Med 6: 44–6, 1989

  28. King BH, Ford CV: Фантастическая псевдология. Acta Psychiatr Scand 77:1–6, 1988

  29. Modell JG, Mountz JM, Ford CV: Патологическое лежание, связанное с таламической дисфункцией, продемонстрированное с помощью [99mTc] HMPAO SPECT.J нейропсихиатрия 4:442–6, 1992

Эпизод 2 | Оккультное восприятие

Риск PhP , Субъект не проявляет никаких повреждений памяти или восприятия, но настойчиво (и с большой убежденностью) говорит о сложных фантазиях. Поведение субъекта отражает полную веру в ее воображаемую роль. Предыдущие факторы в высшей степени указывают на случай фантастической псевдологии (PhP).

Фантастическая Псевдология – Имя собственное должно быть Фантастическая Псевдология или Фантастическая Псевдология, которая определяется как патологическая ложь.

—————————————————————————————————

Амрита («сладкая вода») появляется в древнем индуистском мифе и дарует вечную молодость и бессмертие. Клетки амриты делятся бесконечно (нет предела Хейфлика) и, таким образом, живут бесконечно.

Амрита – В индуистской и буддийской мифологии амрита – напиток богов, дарующий им бессмертие. Само слово буквально означает «без смерти».

Предел Хейфлика — Предел Хейфлика был открыт Леонардом Хейфликом в 1965 году.Хейфлик наблюдал, что клетки, делящиеся в клеточной культуре, делятся только определенное количество раз, после чего погибают. Количество раз, когда они делились, всегда было одинаковым (около 50), это, казалось, было пределом количества раз, когда клетки могли делиться. По мере того как клетки приближались к этому пределу, они начинали проявлять все больше и больше признаков старости.

—————————————————————————————————

Симптомы –  ( Су)объект изменяет прошлые события и представление о себе на основе фантазии.(Многие) из заявлений субъекта превышают нормальный уровень преувеличения и явно вводят в заблуждение. (Намерение) фальсифицировать неясно; сама субъект, по-видимому, полностью верит утверждениям.

Причины –   В нормальных условиях псевдологический пациент выражает фантазии как средство утверждения собственного существования. (Хо) мы, в некоторых случаях, пациенты прибегают к псевдологии как к стратегии ухода от чрезмерного стресса. (Это) (A) похоже, что состояние субъекта могло быть побочным продуктом чрезвычайного физического и психического напряжения, (испытанного) на рабочем месте.Возникший в результате психоз возник без осознания субъектом начала симптомов и сделал ее неспособной различать фантазию и реальность.

Рекомендации –  Симптомы псевдологии ухудшаются, если субъект способен убедить других в (обоснованности) своих утверждений. Поэтому субъекта следует изолировать от внешнего мира и немедленно отправить на лечение.

Конфабулированная память –  Конфабуляция определяется как спонтанное создание ложных воспоминаний: либо воспоминаний о событиях, которые никогда не происходили, либо воспоминаний о реальных событиях, смещенных в пространстве или времени.

 

Нравится:

Нравится Загрузка…

PRIME PubMed | журнальные статьи pseudologia fantasy из PubMed

Сообщалось о шести случаях генерализованной амнезии. Генерализованная амнезия, вызванная явлениями подлинно психогенного происхождения, является редким психическим расстройством, и спонтанное излечение от амнезии в сравнительно короткий срок является одной из особенностей этого расстройства. В трех случаях в этом отчете развилась амнезия, которая была более продолжительной по сравнению с ранее зарегистрированными случаями.Сравнение между этими шестью случаями и ранее зарегистрированными случаями амнезии прояснило общие характеристики этого расстройства, дифференциальный диагноз с другими расстройствами, развитие новой личности в течение амнестического периода, амнезию как альтернативу самоубийству, факторы, связанные с длительной амнезией, и его лечение. Хотя дифференциальная диагностика с другими расстройствами, особенно с симуляцией, иногда затруднена, необходимо тщательно наблюдать и оценивать отношение пациента к амнезии, развитие клинического течения амнезии, преморбидный анамнез и межличностные отношения, чтобы дифференцировать генерализованную амнезию. от симуляции.В период амнезии было замечено, что трое пациентов считали, что у них имена других людей, а двое из них вспоминали личные истории, полностью отличные от их собственных. Раньше такие явления обсуждались в Японии в основном с точки зрения псевдологии фантастической или симуляции. Автор обсуждает, как в случаях генерализованной амнезии может формироваться новая личность. Согласно Абелесу и др., генерализованная амнезия иногда может служить психологическим самоубийством.Автор подчеркивает, что суицидальный риск пациента следует тщательно оценивать, даже если он или она внешне не кажутся сильно склонными к суициду. Чрезмерная поспешность в восстановлении после амнезии может повысить суицидальный риск или способствовать развитию искаженной личности. Принцип лечения заключается в исключении ненужных терапевтических манипуляций и проведении последовательной и комплексной психотерапии. Автор также обсуждает факторы, с помощью которых можно оценить продолжительность амнезии при первоначальном планировании лечения.Следует принимать во внимание преморбидную личность, преморбидную социальную адаптацию, предыдущие конфликты, приведшие к амнезии, всю клиническую картину амнезии, местонахождение семьи пациента и суицидальные мысли.

PRIME PubMed | журнальные статьи псевдологии из PubMed

В то время как ложь является диахронической неотъемлемой частью человеческого взаимодействия, фантастическая псевдология представляет, вероятно, ее психопатологическое измерение. Относительно мало сообщений о психологических механизмах патологической лжи, а также о критериях психопатологического развития на почве лжи.Представлен обзор литературы о возможных психологических механизмах фантастической псевдологии. Психопатологические качества довольно противоречивы, особенно является ли патологическая ложь сознательным актом или нет. DSM IV-TR признает фантастическую псевдологию в связи с искусственным расстройством, но не как клиническую единицу. Поднимаются диагностические вопросы относительно лжи, обмана, псевдологии и их общего измерения. О случаях общей псевдологии редко сообщается в литературе. Родственные общие психопатологические феномены, такие как pseudologia à deux, folie à deux и массовая истерия, в равной степени исследуются и сравниваются под призмой «психической инфекции».Случаи фантастической псевдологии плохо изучены или недостаточно распознаны, и клиницисты обычно уделяют мало внимания ее психопатологическому значению. Остается сомнительным, следует ли рассматривать патологическую ложь как самостоятельную клиническую единицу. Подчеркивается необходимость исследований как по феноменологии, так и по патофизиологии. В дополнение к обзору литературы мы также сообщаем о случае псевдологии à deux у пары, женщины и мужчины. Представленные психопатологические проявления, личностные характеристики, психологические и социальные факторы, касающиеся обоих пациентов, рассматриваются с целью проведения достаточного феноменологического анализа.Диагнозы «фантастическая псевдология» и «фолио на двоих» обсуждаются и документируются. Также рассматриваются вторая ось диагноза расстройства личности и другие диагностические вопросы. Благоприятный исход этого случая в течение одного года обусловлен терапевтическим и социальным потенциалом внебольничной психиатрии, предлагающей индивидуальное наблюдение за обоими партнерами и семейный подход, включая бывшего мужа пациентки и двое ее несовершеннолетних детей. Представленный случай фокусируется на особенно редкой и противоречивой форме патологической лжи, pseudologia fanta à deux, и возможных лежащих в ее основе механизмах.

симптомы, причины и лечение у детей и взрослых

Ложь — это такое же поведение, присущее человеку, как еда и сон . Стать эффективной техникой, хотя и не слишком честной, когда дело касается достижения определенных целей или даже попытки быть принятым окружающими

Однако, когда ложь становится необходимостью и ложь затрагивает все аспекты жизни человека, это возможно что она страдает мифоманией , психологическим расстройством, при котором человек постоянно лжет о своей жизни.

  • Возможно, вам интересно: «Лживый мозг: знаем ли мы, почему мы делаем то, что делаем?»

Что такое мифомания?

Мифомания, также известная как патологическая ложь или фантастическая псевдология , представляет собой психологическое расстройство, впервые описанное в 1891 году швейцарским психиатром Антоном Дельбрюком. От этого состояния страдают те люди, которые постоянно и постоянно лгут, чтобы привлечь внимание и восхищение окружающих.

Эти люди фальсифицируют и постоянно искажают действительность, и хотя в большинстве случаев они осознают, что лгут, в некоторых случаях они могут поверить в собственные выдумки и принять их за настоящие.

Обычно этими людьми движет острая потребность очаровать других людей, делая вид, что их жизнь чрезвычайно увлекательна. Однако в подавляющем большинстве случаев они осознают, что их реальность сильно отличается, и считают свою жизнь утомительной, неприятной или несчастливой.

Главной характеристикой лжи мифомании является то, что эти нарративы всегда имеют тенденцию быть увлекательными и химерическими. Но тем не менее, они никогда не становятся невозможными или слишком фантастическими , поэтому определить, что человек лжет, действительно сложно.

Конечно, мифоман всегда склонен быть героем или протагонистом своей собственной лжи, так как главная мотивация этого состоит в том, чтобы ослепить других людей и таким образом добиться известности и восхищения.

Кроме того, поскольку эта потребность лгать заложена в черте характера, субъект хронически лжет. То есть оно не реагирует на конкретную социальную ситуацию, а вся его жизнь вращается вокруг лжи.

Кто это испытывает?

Хотя это не полностью доказано, различные исследования показывают, что мифомания чаще встречается у мужчин, чем у женщин .Среди основных характеристик личности этих людей будет низкая самооценка, нарциссизм, мало или совсем нет социальных навыков и склонность не доверять другим людям.

Каковы симптомы?

Поскольку мифомания считается императивной потребностью лгать, ее можно считать чем-то вроде зависимости , поэтому она имеет ряд черт и симптомов, общих с другими зависимостями. К этим симптомам относятся:

  • Повышение тревожных симптомов во время проявления аддиктивного поведения.В этом случае ложь.
  • Идеи и постоянные мысли навязчивого характера.
  • Неспособность сопротивляться желанию соврать .
  • Снижение психологического давления, когда лгут и остаются незамеченными.

Кроме того, существует ряд симптомов мифомании . Среди которых:

1. Увеличение реальности

Иногда, вместо того, чтобы придумывать историю, мифоман увеличивает реальность, увеличивая ее и украшая, чтобы сделать ее намного интереснее и привлекательнее.Кроме того, эти люди склонны преувеличенно жестикулировать, сопровождая свои рассказы.

2. Низкая самооценка

Потребность лгать часто усиливается низкой самооценкой и неумением принимать и принимать свою жизнь такой, какая она есть . Отсюда необходимость разработать и выразить представление о себе, чтобы они выглядели привлекательно и интересно.

  • Статья по теме: «Низкая самооценка? Когда вы становитесь злейшим врагом»

3. Тревожная симптоматика

Из-за фрустрации и разочарования в реальности жизни мифоманы склонны переживать многочисленные эпизоды беспокойство в результате сравнения своей жизни с тем, какой они хотели бы ее видеть в действительности.

  • Статья по теме: «7 типов беспокойства (причины и симптомы)»

4. Постоянное чувство стресса

Постоянное ощущение страха, которое необходимо обнаружить, усилия, возникающие из-за удержания лжи и постоянного создания сценариев и контексты, которые нельзя обнаружить, приводит их к экспериментам с постоянными уровнями стресса , которые в конечном итоге носят их на психологическом уровне.

5. Способность верить в собственную ложь

Хотя это происходит не во всех случаях, многие люди, живущие с мифоманией, могут усвоить или поверить в собственную ложь; принимая себя за истину или за ситуацию, прожитую по-настоящему .

Наконец, мифомания может быть интегрирована как симптом, более типичный для других психологических расстройств, таких как шизофрения, биполярное расстройство и пограничное расстройство личности. , а также в некоторых других зависимостях , так как последние ставят человека в ситуацию изоляции и большой потребности в деньгах.

Его причины

Хотя точная причина мифомании еще не установлена, Существует ряд теорий, которые пытаются дать основу этому расстройству.

Что касается нейропсихологических основ, то некоторые исследования указывают на дисбаланс нейронов в области лобных долей, а также большее количество белого вещества в головном мозге.

С другой стороны, по разным гипотезам, выдвигаемым психологией, причина этого состояния кроется в совокупности черт личности, благодаря которым человеку легче испытывать потребность лгать для привлечения внимания или для того, чтобы добиваться популярности или расположения других людей.

Наконец, были разработаны теории, указывающие на то, что мифомания на самом деле является симптомом другого более важного психологического состояния, которое остается лежащим в основе, такого как пограничное расстройство личности и антисоциальное расстройство личности.

Есть ли лечение?

Из-за вашего страха быть обнаруженным или того, что ваша реальность будет обнаружена, в большинстве случаев люди с мифоманией обычно не приходят на консультацию или проявляют сильное отвращение к терапии.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.