Истерический припадок симптомы: ФГБНУ НЦПЗ. ‹‹Истерия››

Содержание

Истерический Невроз — Причины И Симптомы. Как лечить истерическую психопатию

Проявление душевного дискомфорта, напрямую связанного с патологическим перенесением внутреннего конфликта на соматическую почву. Характерны двигательные (тремор, проблемы с координацией, афония, судороги, парез или паралич), сенсорные (нарушение чувствительности) и соматические нарушения (нарушение работы внутренних органов), а также истерические припадки. Диагноз устанавливается на основании серьезных жалоб, не соответствующих действительности. Лечебные мероприятия включают в себя психо- и трудотерапию, общее укрепление здоровья и устранение текущих клинических симптомов.

Общие сведения

Резкое ухудшение состояния (припадок) при истерии очень похож на проявление эпилепсии . Любая, психологически трудно воспринимаемая пациентом ситуация — ссора, неприятная новость, отказ окружающих исполнить желание больного — заканчивается театрализованным припадком. Этому могут предшествовать головокружение, тошнота и другие признаки псевдоухудшения состояния.

Больной падает, изгибаясь в дугу. При этом пациент всегда упадет «правильно», стараясь максимально обезопасить себя от травмирования. Махая руками и ногами, ударяясь головой о пол, бурно проявляя свои эмоции слезами или смехом, пациент изображает невыносимое страдание. В отличие от эпилептика, истерик не теряет сознание, сохраняется реакция зрачков. Громкий окрик, орошение лица холодной водой или пощечина быстро приведут больного в чувство. Также больного выдает цвет лица: при эпилептическом припадке лицо багрово-синюшное, а при истерии — красное или бледное.

Истерический припадок в отличие от эпилептического никогда не случается во сне. Последний всегда происходит прилюдно. Если публика перестает обращать внимание на конвульсии истерика или удалится, припадок быстро закончится. После приступа больной может проявлять амнезию , вплоть до незнания собственных имени и фамилии. Однако и это проявление краткосрочно, восстановление памяти происходит достаточно быстро, так как неудобно для самого пациента.

Истерия — «великая симулянтка». Пациент ярко рассказывает о своих жалобах, чрезмерно демонстрируя их подтверждение, однако при этом проявляет эмоциональное равнодушие. Можно подумать, что больной получает удовольствие от множества своих «болячек», при этом считая себя сложной натурой, которая требует пристального всестороннего внимания. Если пациент узнает о каких-либо проявлениях болезни, ранее у него отсутствующих, с большой вероятностью эти симптомы появятся.

Диагностика истерического невроза

Истерия — перевод пациентом своих психологических проблем в физическое русло. Отсутствие органических изменений на фоне серьезных жалоб является основным признаком в диагностике истерического невроза. Чаще всего пациенты обращаются к педиатру или терапевту. Однако при подозрении на истерию больного направляют к неврологу. При всем разнообразии проявлений истерического невроза врач находит несовпадения между симптомами и реальным состоянием организма. Хотя нервное напряжение пациента может вызвать некоторое усиление сухожильных рефлексов и тремор пальцев рук, постановка диагноза «истерический невроз» обычно не составляет труда.

Важно! Припадки у детей до 4 лет, желающих добиться исполнения своего желания, являются примитивной истерической реакцией и также обусловлены психологическим дискомфортом. Обычно аффективные припадки самостоятельно исчезают к 5 годам.

Инструментальные исследования проводятся для подтверждения отсутствия каких-либо органических изменений со стороны внутренних органов. КТ позвоночника и МРТ спинного мозга назначают при двигательных расстройствах. КТ и МРТ головного мозга дают подтверждение отсутствия органической патологии. К ангиографии сосудов головного мозга, реоэнцефалографии , УЗДГ сосудов головы и шеи прибегают для исключения сосудистой патологии. ЭЭГ (электроэнцефалография) и ЭМГ (электромиография) позволяют подтвердить диагноз истерии.

При истерии данные вышеуказанных исследований опровергнут патологию структур головного и спинного мозга. В зависимости от жалоб, которые пациент подтверждает теми или иными внешними проявлениями, невролог принимает решение назначить консультацию нейрохирурга , эпилептолога и других специалистов.

Лечение истерического невроза

Суть лечения истерии заключается в коррекции психики пациента. Одной из таких методик является психотерапия . При этом врач не уделяет чрезмерного внимания жалобам больного. Это лишь спровоцирует учащение истерических припадков. Однако полное игнорирование может привести к тем же результатам. Обязательны повторные курсы психотерапии с выявлением истинной причины возникшего состояния. Психолог или психотерапевт , используя внушение, поможет пациенту адекватно оценивать себя и происходящие события. Важное значение при истерии уделяется трудотерапии. Привлечение пациента к труду, поиски нового хобби отвлекают больного от невротического состояния.

В основном сводится к назначению общеукрепляющих средств. При повышенной возбудимости целесообразно назначение препаратов на основе лекарственных трав (валерьяна, пустырник), брома. В некоторых случаях оправдано применение транквилизаторов в малых дозах и краткосрочными курсами. При установлении инсомнии (продолжительной бессонницы) назначают снотворные.

Прогноз и профилактика истерического невроза

Прогноз для жизни таких больных вполне благоприятный. Более длительного наблюдения требуют пациенты с признаками анорексии , сомнамбулизма и попытками суицида . Более длительное, а порой и затяжное лечение требуется больным художественного типа и с явлениями истерии, зародившимися в детском возрасте. Более неблагоприятный исход наблюдается при сочетании истерического невроза с органическими поражения нервной системы или тяжелыми соматическими болезнями.

Профилактика истеричного невроза включает в себя мероприятия по предупреждению нарушения психики и нервных процессов, а также укреплению и подготовке нервной системы к перенапряжениям. Эти мероприятия особенно важны в отношении людей художественного типа и детей.

Необходимо несколько ограничить воображение и фантазии ребенка, попытаться создать для него спокойную обстановку, привлечь к спорту и пребыванию со сверстниками. Не следует постоянно потакать капризам и окружать чрезмерной заботой. Важную роль в предотвращении развития истерического невроза играет правильное воспитание малыша и формирование полноценной личности. Самому же пациенту не стоит игнорировать свои психологические проблемы, быстрое их решение устранит стрессовую ситуацию и не позволит укорениться психопатии.

Истерия
(син.: истерический невроз) — форма общего невроза, проявляющаяся разнообразными функциональными двигательными, вегетативными, чувствительными и аффективными расстройствами, характеризующаяся большой внушаемостью и самовнушаемостью больных, стремлением любым путем привлечь к себе внимание окружающих.

Истерия
как болезнь известна с глубокой древности. Ей приписывалось много мифического и непонятного, что отражало развитие медицины того времени, господствующие в обществе идеи и верования. Эти данные сейчас имеют лишь общепознавательный характер.

Сам термин «истерия
» произошел от греч. hystera — матка, так как древнегреческие врачи полагали, что эта болезнь встречается только у женщин и связана с нарушением функции матки. Блуждая по телу с целью удовлетворения, она якобы сдавливает себя, другие органы или идущие к ним сосуды, что и вызывает необычные симптомы болезни.

Клинические проявления истерии
, согласно дошедшим до нас медицинским источникам того времени, также были несколько иными и более выраженными. Однако ведущим признаком были и остаются истерические припадки с судорогами, нечувствительность отдельных участков кожи и слизистых оболочек, головная боль сжимающего характера («истерическая каска») и давление в горле («истерический ком»).

Истерический невроз (истерия) проявляется демонстративными эмоциональными реакциями (слезы, смех, крик). Могут быть судорожныгиперкинезы (насильственные движения), преходящие параличи, потеря чувствительности, глухота, слепота, потеря сознания, галлюцинации и др.

Основная причина истерического невроза — психическое переживание, приведшее к срыву механизмов высшей нервной деятельности. Нервное напряжение может быть связано с каким-нибудь внешним моментом или внутреличностным конфликтом. У таких лиц истерия может развиваться под влиянием ничтожного повода. Возникает заболевание или внезапно под влиянием тяжелой психической травмы, или чаще, под влиянием длительной травмирующей неблагоприятной ситуации.

Истерический невроз имеет следующие симптомы.

Чаще заболевание начинается с появления истерических признаков. Обычно припадок провоцируется неприятными переживаниями, ссорой, душевным волнением. Припадок начинается с неприятных ощущений в области сердца, ощущения «комка» в горле, сердцебиения, чувства недостатка воздуха. Больной падает, появляются судороги, чаще тонические. Судороги носят характер сложных хаотических движений, по типу опистотонуса или, другими словами, «истерической дуги» (больной становится на затылок и пятки). Во время припадка лицо или краснеет, или бледнеет, но никогда не бывает багрово-красным или синюшным, как при эпилепсии. Глаза закрыты, при попытке их открыть больной еще больше зажмуривает веки. Реакция зрачков на свет сохраняется. Нередко больные рвут на себе одежду, бьются головой о пол, не причиняя себе значительных повреждений, стонут или вьжрикивают какие-то слова. Судорожному припадку нередко предшествует плач или смех. Приступы никогда не возникают у спящего человека. Не бывает ушибов или прикусов языка, непроизвольного мочеиспускания, отсутствует сон после припадка. Сознание сохранено частично. Больной о припадке помнит.

Одним из частых явлений истерии является расстройство чуствительности (анестезия или гиперестезия). Это может выражаться в виде полной потери чувствительности в одной половине туловища, строго по средней линии, от головы до нижних конечностей также повышением чувствительности и истерическими болями. Часто бывают головные боли, а классическим симптомом при истерии является ощущение «вбитого гвоздя».

Наблюдаются расстройства функции органов чувств, которые проявляются в преходящих нарушениях зрения и слуха (скоропроходящие глухота и слепота). Могут быть речевые нарушения: утрата звучности голоса (афония), заикание, произношение по слогам (скандированная речь), молчание (истерический мутизм).

Двигательные нарушения проявляются параличами и парезами мышц (в основном конечностей), вынужденным положени конечностей, невозможностью выполнять сложные движения.

Больным присущи черты характера и особенности поведения: эгоцентризм, постоянное стремление быть в центре внимания, брать ведущую роль, изменчивость настроения, плаксивость, капризность, склонность к преувеличениям. Поведение больного отличается демонстративностью, театральностью, в нем отсутствуют простота и естественность. Создается впечатление, что больной доволен своей болезнью.

Истерия начинается обычно в юношеском возрасте и протекает хронически с периодическими обострениями. С возрастом симптомы сглаживаются, а в климактерическом периоде обостряются. Прогноз благоприятен при устранении ситуации, которая вызвала обострение.

В средневековье истерия считалась не болезнью, требующей лечения, а бесоодержимостью, перевоплощением в животных. Больные страшились церковных обрядов и предметов религиозного культа, под влиянием которых у них возникали судорожные припадки, они могли лаять по-собачьи, выть по-волчьи, кудахтали, ржали, квакали. Наличие у больных нечувствительных к боли участков кожи, что нередко встречается при истерии, служило доказательством связи человека с дьяволом («печать дьявола»), и таких больных сжигали на кострах инквизиции. В России подобное состояние рассматривалось как «кликушество». Такие больные могли вести себя спокойно в домашней обстановке, но считалось, что в них вселился бес, поэтому в силу большой внушаемости в церкви нередко возникали припадки с выкрикиваниями — «выкликание».

В Западной Европе в XVI и XVII вв. были своеобразные истерии. Больные собирались толпами, плясали, причитали, шли к часовне святого Витта в Цаберне (Франция), где считалось возможным исцеление. Такая болезнь носила название «большая хорея» (фактически истерия). Отсюда и возник термин «пляска святого Витта».

В XVII в. французский врач Шарль Лепуа наблюдал истерию и у лиц мужского пола, что опровергало роль матки в возникновении болезни. Тогда же возникло предположение, что причина кроется не во внутренних органах, а в мозгу. Но характер поражения головного мозга, естественно, был неизвестен. В начале XIX в. Брикл считал истерию «мозговым неврозом» в виде нарушений «чувствительных восприятий и страстей».

Глубоко научное изучение истерии было проведено Ж. Шарко (1825-1893) — основоположником французской школы невропатологов. Вместе с ним работали над данной проблемой 3. Фрейд и известный невропатолог Ж. Бабинский. Была четко установлена роль внушений в происхождении истерических расстройств, подробно изучались такие проявления истерии, как судорожные припадки, параличи, контрактуры, мутизм (отсутствие речевого общения с окружающими при сохранности речевого аппарата), слепота. Было обращено внимание, что истерия может копировать (симулировать) многие органические болезни нервной системы. Шарко назвал истерию «великой симулянткой», а еще раньше, в 1680 г., английский врач Сиденгам писал, что истерия подражает всем болезням и «является хамелеоном, который беспрестанно меняет свои цвета».

Еще и на сегодняшний день в неврологии используются такие термины, как «Шарко малая истерия» — истерия с двигательными расстройствами в виде тика, тремора, подергивания отдельных мышц: «Шарко большая истерия» — истерия с выраженными двигательными расстройствами (истерические припадки, параличи или парезы) и (или) нарушения функций органов чувств, например слепота, глухота; «Шарко истерическая дуга» — приступ генерализованных тонических судорог у больных истерией, при которых тело больного истерией выгибается с опорой на затылок и пятки; «Шарко истерогенные зоны» — болезненные точки на теле (например, на затылке, руках, под ключицей, под молочными железами, на нижней части живота и др.), давление на которые может вызвать истерический припадок у больного истерией.

Причины возникновения и механизмы развития истерического невроза

Согласно современным воззрениям, в возникновении истерического невроза важная роль принадлежит наличию истерических черт личности и психического инфантилизма как фактору внутренних условий (В. В. Ковалев,1979), в чем, несомненно, существенная роль отводится наследственности. Из внешних факторов В. В. Ковалев и другие авторы придавали значение семейному воспитанию по типу «кумир семьи» и другим видам психотравмирующего воздействия, которые могут быть весьма различными и в определенной степени зависят от возраста ребенка. Так, в младшем детском возрасте истерические расстройства могут возникнуть в ответ на острый испуг (чаще это кажущаяся угроза жизни и благополучию). В дошкольном и младшем школьном возрасте подобные состояния в ряде случаев развиваются после физического наказания, при выраженном недовольстве родителей поступком ребенка или категорическом отказе выполнить его просьбу. Подобные истерические расстройства носят обычно временный характер, они могут не повториться в последующем, если родители поймут свою ошибку и будут более бережно относиться к ребенку. Следовательно, речь не идет о развитии истерии, как болезни. Это лишь элементарная истерическая реакция.

У детей среднего и старшего (фактически, у подростков) школьного возраста истерия обычно возникает вследствие длительно действующей психотравмы, которая ущемляет ребенка как-личность. Давно подмечено, что различные клинические проявления истерии чаще наблюдаются у изнеженных детей со слабой волей и невосприимчивостью к критике, не приученных к труду, не знающих слов «нельзя» и «надо». У них доминирует принцип «дай» и «хочу», имеется противоречие между желанием и реальной действительностью, недовольством своим положением дома или в детском коллективе.

Механизм возникновения истерического невроза И. П. Павлов объяснял преобладанием подкорковой деятельности и первой сигнальной системы над второй, что четко сформулировано в его работах: «… истерический субъект живет в большей или меньшей степени не рассудочной, а эмоциональной жизнью, управляется не корковой деятельностью, а подкорковой…».

Клинические проявления истерического невроза

Клиника истерии весьма разнообразна. Как было указано в определении данной болезни, она проявляется двигательными вегетативными, чувствительными и аффективными расстройствами. Эти нарушения в различной степени выраженности могут быть у одного и того же больного, хотя иногда имеет место только один из приведенных симптомов.

Клинические признаки истерии наиболее выраженны у подростков и взрослых. В детском возрасте она менее демонстративна и часто моносимптоматична.

Отдаленным прообразом истерии могут быть состояния, часто встречаемые у детей первого года жизни; ребенок, который еще осознанно не произносит отдельных слов, но уже может самостоятельно садиться и сидеть (в 6-7 месяцев), протягивает к маме свои ручки, выражая этим желание, чтобы его взяли. Если мать по каким-то причинам не выполняет эту бессловесную просьбу, ребенок начинает капризничать, плакать, а нередко забрасывает головку назад и падает, кричит, дрожит всем телом. Стоит взять его на руки, как он быстро успокаивается. Это есть не что иное, как самое элементарное проявление истерического припадка. С возрастом проявление истеричности все более усложняется, но цель остается прежней — добиться своего «хочу». Она лишь может дополняться противоположным желанием, «не хочу», когда ребенку предъявляются требования или даются поручения, которые он выполнять не хочет. И в чем больше категоричной форме предъявляются эти требования, тем выраженнее и многообразнее реакция протеста. Семья, по образному выражению В. И. Гарбузова (1977), становится для ребенка настоящим «полем битвы»: борьба за не разделенную ни с кем любовь, внимание, заботу, центральное место в семье, нежелание иметь братика или сестричку, отпускать от себя родителей.

При всем разнообразии истерических проявлений в детском возрасте наиболее часто встречаются двигательные и вегетативные расстройства и относительно редко чувствительные нарушения.

Двигательные нарушения. Можно выделить отдельные клинические формы истерических расстройств, сопровождающихся двигательными нарушениями: припадки, в том числе респираторные аффективные, параличи, астазия-абазия, гиперкинезы. Они обычно сочетаются с аффективными проявлениями, но могут быть и без них.

Истерические припадки — основное, наиболее яркое проявление истерии, которое позволило выделить эту болезнь в отдельную нозологическую форму. Следует отметить, что в настоящее время как у взрослых, так и у детей практически не встречаются или наблюдаются исключительно редко развернутые истерические припадки, которые были описаны Ж. Шарко и 3. Фрейдом в конце XIX в. Это так называемый патоморфоз истерии (как и многих других заболеваний) — стойкое изменение клинических проявлений болезни под влиянием факторов окружающей действительности: социальных, культурных (обычаи, мораль, культура, образование), успехов медицины, профилактических мероприятий и др. Патоморфоз не относится к числу наследственно закрепленных изменений, что не исключает проявлений в первоначальном виде.

Если сравнивать истерические припадки, с одной стороны, у взрослых и подростков, и с другой — в детском возрасте, то у детей они носят более элементарный, простой, рудиментарный (как бы недоразвитый, сохраняющийся в зачаточном состоянии) характер. Для иллюстрации будет приведено несколько характерных наблюдений.

Бабушка привела на прием трехлетнего Вову, который, по ее словам, «болен нервным заболеванием». Мальчик часто бросается на пол, колотит ножками, плачет. Такое состояние наступает при невыполнении его желаний. После приступа ребенка укладывают в постель, около него часами сидят родители, затем покупают много игрушек и тут же выполняют все его просьбы. Несколько дней назад Вова был с бабушкой в магазине, просил ее купить шоколадного мишку. Зная характер ребенка, бабушка хотела выполнить его просьбу, но не хватило денег. Мальчик начал громко плакать, кричать, затем упал на пол, бился головой о прилавок. Дома были подобные приступы до тех пор, пока его желание не было исполнено.

Вова — единственный ребенок в семье. Родители большую часть времени проводят на работе, а воспитание ребенка полностью поручено бабушке. Она очень любит своего единственного внука, и у нее «разрывается сердце», когда он плачет, поэтому все прихоти мальчика выполняются.

Вова — живой, подвижный ребенок, но очень упрям, а на любые поручения дает стандартные ответы: «не буду», «не хочу». Родители расценивают такое поведение как большую самостоятельность.

При осмотре со стороны нервной системы не обнаружено никаких признаков ее органического поражения. Родителям дан совет не обращать внимания на подобные приступы, игнорировать их. Совет врачей родители выполнили. Когда Вова падал на пол, бабушка выходила в другую комнату, и приступы прекратились.

Второй пример — истерический припадок у взрослого. Во время моей работы невропатологом в одной из районных больниц Беларуси однажды зашел в наше отделение главный врач и сообщил, что мы должны на следующий день пойти на овощную базу и перебрать картошку. Все мы молча, но с воодушевлением (раньше нельзя было иначе) встретили его распоряжение, а одна из санитарок, женщина около 40 лет, упала на пол, выгнулась дугой и затем стала биться в судорогах. Мы знали о наличии у нее подобных припадков и оказали необходимую в таких случаях помощь: побрызгали холодной водой, похлопали по щекам, дали понюхать нашатырный спирт. Через 8- 10 минут все прошло, но женщина испытывала большую слабость, не могла сама передвигаться. Ее отвезли домой на больничной машине и, разумеется, она не пошла работать на овощную базу.

Из рассказа больной и разговоров ее знакомых (женщины всегда любят посудачить) выяснено следующее. Она росла в деревне в зажиточной и трудолюбивой семье. Окончила 7 классов, училась посредственно. Родители рано приучили ее к труду по хозяйству и воспитывали в жестких и требовательных условиях. Многие желания в подростковом возрасте подавлялись: запрещалось ходить на посиделки со сверстниками, дружить с ребятами, посещать танцы в деревенских клубах. Всякие протесты в этом плане встречали запрет. Девушка испытывала ненависть к родителям, особенно к отцу. В 20 лет вышла замуж за разведенного односельчанина, который был значительно старше ее. Человек этот был ленив и имел определенную страсть к выпивке. Жили отдельно, детей не было, домашнее хозяйство было запущенным. Через несколько лет развелись. Часто вступала в конфликты с соседями, которые пытались чем-то ущемить «одинокую и беззащитную женщину».

Во время конфликтов с ней случались припадки. Односельчане стали ее сторониться, лишь с несколькими подругами находила общий язык и взаимопонимание. Вскоре ушла работать санитаркой в больницу.

В поведении очень эмоциональна, легковозбудима, но старается сдерживать и скрывать свои эмоции. На работе в конфликты не вступает. Очень любит, когда ее хвалят за хорошую работу, в таких случаях трудится, не покладая рук. Любит помодничать на «городской манер», пококетничать с больными мужского пола и поговорить на эротические темы.

Как видно из приведенных данных, причин для невроза было более чем достаточно: это и ущемление сексуальных влечений в детстве и в юношеские годы, и неудачно сложившиеся семейные отношения, и материальные трудности.

Насколько мне известно, истерических припадков у этой женщины не было в течение 5 лет, по крайней мере на работе. Состояние ее было вполне удовлетворительным.

Если проанализировать характер истерических припадков, то может сложиться впечатление, что это простая симуляция (притворство, т.е. имитация болезни, которой нет) или аггравация (преувеличение признаков существующего заболевания). В действительности же это болезнь, но протекающая, как образно пишет А. М. Свядощ (1971), по механизму «условной желательности, приятности для больного, или «бегство в болезнь» (по 3. Фрейду).

Истерия — это способ защитить себя от сложных жизненных ситуаций или достичь желаемой цели. Истерическим припадком больной стремится вызвать сочувствие у окружающих, они не наступают, если нет посторонних лиц.

В истерическом припадке нередко видна определенная артистичность. Больные падают, не получая ушибов и повреждений, нет прикусов языка или слизистой полости рта, недержания мочи и кала, что часто встречается при эпилептическом припадке. И все же их отличить не так просто. Хотя в ряде случаев могут быть индуцированные расстройства, в том числе за счет поведения врача во время припадка у больного. Так, Ж. Шарко во время демонстрации студентам истерических припадков обсуждал при больных их отличие от эпилептических, обращая особое внимание на отсутствие непроизвольного мочеиспускания. Когда в следующий раз он продемонстрировал того же больного, то тот во время припадка помочился.

Респираторные аффективные припадки. Данная форма припадков известна также, как спастический плач, плач-рыдания, приступы задержки дыхания, аффект-респираторные припадки, судороги ярости, плач гнева. Главное в определении — респираторный, т.е. относящийся к дыханию. Припадок начинается с плача, вызванного отрицательным эмоциональным воздействием или болью.

Плач (или крик) становится все более громким, дыхание учащается. Внезапно во время вдоха дыхание задерживается вследствие спазма мышц гортани. Голова обычно запрокидывается кзади, вздуваются вены на шее, возникает синюшность кожных покровов. Если это длится не более 1 минуты, то появляются лишь бледность и небольшая синюшность лица, чаще только носо-губного треугольника, ребенок делает глубокий вдох и на этом все прекращается. Однако в некоторых случаях задержка дыхания может продолжаться несколько минут (иногда до 15-20), ребенок падает, частично или полностью теряет сознание и могут быть судороги.

Данный вид припадков наблюдается у 4-5% детей в возрасте 7-12 месяцев и составляет 13% всех судорог у детей до 4 лет жизни. Респираторные аффективные припадки подробно нами опи* саны в «Медицинской книге для родителей» (1996), где указана их связь с эпилепсией (в 5-6% случаев).

В данном разделе отметим лишь следующее. Респираторные аффективные припадки чаще встречаются у мальчиков, чем у девочек, они психогенно обусловлены и являются часто встречающейся формой примитивных истерических реакций у детей раннего возраста, обычно исчезают к 4-5 годам. В их возникновении определенную роль играет наследственная отягощенность подобными состояниями, что, по нашим данным, имело место у 8-10% обследованных.

Что делать в подобных случаях? Если ребенок плачет и «заходится», то можно его побрызгать холодной водой, шлепнуть или встряхнуть, т.е. нанести другой выраженный раздражитель. Нередко этого бывает достаточно и припадок дальше не развивается. Если же ребенок падает и возникают судороги, то его следует положить на кровать, придержать голову и конечности (но не удерживать их насильно), чтобы избежать ушибов и повреждений, и вызвать врача.

Истерические парезы (параличи). В плане неврологической терминологии парез — ограничение, паралич — отсутствие движений в одной или нескольких конечностях. Истерический парез или паралич — это соответствующие расстройства без признаков органического поражения нервной системы. Они могут захватывать одну или несколько конечностей, чаще бывают в ногах, а иногда ограничиваются только частью ноги или руки. При частичном поражении одной конечности слабость может ограничиться только стопой или стопой и голенью; в руке это будет соответственно кисть или кисть и предплечье.

Истерические парезы или параличи встречаются значительно реже приведенных выше истерических двигательных нарушений.

В качестве примера приведу одно из личных наблюдений. Несколько лет назад меня попросили проконсультировать девочку 5 лет, у которой несколько дней назад парализовало ноги. Кем-то из врачей предполагалось даже заболевание полиомиелитом. Консультация была срочной.

Девочку принесли на руках. У нее совершенно не двигались ноги, она не могла даже пошевелить пальцами стопы.

Из расспроса родителей (анамнеза) удалось установить, что 4 дня назад девочка стала без видимой причины плохо ходить, а вскоре не могла совершать ни малейшего движения стопами. При подъеме ребенка подмышки ноги свисали (болтались). Когда приставляли ноги к полу, они подгибались. Она не могла садиться, а посаженная родителями тут же валилась набок и назад. При неврологическом обследовании не было обнаружено органических поражений нервной системы. Это наряду с многими предположениями, которые складываются в процессе осмотра больного, наводило на мысль и о возможности истерического паралича. Быстрое развитие этого состояния потребовало выяснить его связь с определенными причинами. Однако родители их не находили. Стал уточнять, чем она занималась и что делала несколько дней накануне. Родители снова отметили, что это были обычные дни, они работали, девочка находилась дома с бабушкой, играла, бегала, была веселой. И как бы между прочим мама отметила, что купила ей коньки и уже несколько дней водила учиться кататься. При этом у девочки изменилось выражение лица, она как-то вроде встрепенулась и побледнела. На вопрос, нравятся ли ей коньки, неопределенно пожала плечами, а на вопрос, хочет ли она ходить на каток и стать чемпионкой по фигурному катанию, вначале ничего не ответила, а потом тихо сказала: «Не хочу».

Оказалось, что коньки были ей несколько велики, она не могла на них стоять, катание не получалось, она постоянно падала, а после катка побаливали ноги. Следов ушибов на ногах не обнаружено,хождение на каток продолжалось несколько дней с минимальными сдвигами. Очередное посещение катка было назначено на день начала болезни. К этому времени у девочки появился страх перед очередным катанием, она стала ненавидеть коньки, боялась кататься.

Причина паралича стала ясной, но как ей помочь? Выяснилось, что сна любит и умеет рисовать, ей нравятся сказки про хороших животных, и разговор перешел на эти темы. Тут же был «поставлен крест» на коньках и катании, и родители твердо пообещали отдать коньки племяннику и каток больше не посещать. Девочка оживилась, охотно беседовала со мной на нравящиеся ей темы. Я же во время беседы поглаживал ее ноги, слегка массируя. Понял также, что девочка внушаема. Это дает надежду на успех. Первым делом удалось добиться, чтобы она лежа немного упиралась ногами в мои руки. Это получилось. Затем она смогла самостоятельно сесть и посидеть. Когда и это удалось, попросил ее, сидя на диване и опустив ноги, прижать их к полу. Так постепенно, этап за этапом, она начала стоять самостоятельно, вначале пошатываясь и подгибая колени. Затем, с перерывами на отдых, начала немного ходить, а в конечном итоге почти хорошо прыгать то на одной, то на другой ноге. Родители все это время сидели молча, не проронив ни слова. После завершения всей процедуры сказал ей с оттенком вопроса «Ты здорова?» Она вначале пожала плечами, затем ответила «да». Отец хотел взять ее на руки, но она отказалась и пошла с четвертого этажа пешком. Я наблюдал за ними незаметно. Походка у ребенка была нормальной. Больше они ко мне не обращались.

А всегда ли так легко удается вылечить истерический паралич? Конечно, нет. Повезло мне и ребенку в следующем: раннее обращение, установление причины заболевания, внушаемость ребенка, правильное реагирование на психотравмирующую ситуацию.

В данном случае был явный межличностный конфликт без всяких сексуальных наслоений. Если бы родители вовремя прекратили посещение катка, купили ей коньки по размеру, а не «на вырост», возможно, не было бы подобной истерической реакции. Но, как знать, хорошо то, что хорошо кончается.

Астазия-абазия в дословном переводе означает отсутствие возможности самостоятельного (без поддержки) стояния и ходьбы. При этом в горизонтальном положении в постели активные и пассивные движения в конечностях не нарушены, сила в них достаточная, координация движений не изменена. Встречается при истерии преимущественно у лиц женского пола, чаще в подростковом возрасте. Мы наблюдали подобные случаи у детей, как мальчиков, так и девочек. Предполагается связь с острым испугом, который может сопровождаться слабостью в ногах. Могут быть и другие причины данного расстройства.

Приведем несколько наших наблюдений. Мальчик 12 лет поступил в детское неврологическое отделение с жалобами на невозможность самостоятельно стоять и ходить. Болен в течение месяца.

Со слов родителей, перестал ходить в школу через 2 дня после того, как пошел с отцом на длительную прогулку в лес, где испугался внезапно вспорхнувшей птицы. Сразу же подкосились ноги, посидел и все прошло. Отец дома подтрунивал над ним, что трусливый и физически слабый. Подобное было и в школе. На насмешки сверстников болезненно реагировал, переживал, пытался при помощи гантелей «накачать» силу мышц, но через неделю охладел к этим занятиям. Первоначально лечился в детском отделении районной больницы, где был правильно поставлен диагноз астазия-абазия психогенного гене-за. При поступлении в нашу клинику: спокойный, несколько медлительный, в контакт вступает неохотно, отвечает на вопросы односложно. К своему состоянию относится индифферентно. Со стороны нервной системы и внутренних органов патологии не выявлено, в постели садится и сидит самостоятельно. При попытке поставить на пол не сопротивляется, но ноги сразу подгибаются, как только коснется ими пола. Весь обвисает и падает в сторону сопровождающего персонала.

Вначале естественные потребности справлял в постели на судно. Однако вскоре после насмешки сверстников попросил отводить его в туалет. Было отмечено, что по пути в туалет неплохо опирается ногами, хотя требовалась двусторонняя поддержка.

В стационаре проводились курсы психотерапии, принимал ноо-тропные препараты (аминалон, затем ноотропил), рудотель, дарсонвализацию ног. Лечению поддавался плохо. Через месяц мог ходить по отделению с односторонней помощью. Нарушения координации существенно уменьшились, оставалась выраженная слабость в ногах. Затем еще несколько раз лечился в стационаре психоневрологического диспансера. Через 8 месяцев от начала болезни походка полностью восстановилась.

Второй случай более своеобразный и необычный. В нашу детскую неврологическую клинику поступила девочка 13 лет, которая до этого в течение 7 дней находилась в реанимационном отделении одной из детских больниц, куда была доставлена «скорой помощью». А предыстория этого случая была такова.

Родители девочки, жители одной из союзных республик бывшего СССР, часто приезжали торговать в Минск. В последнее время они живут здесь около года, занимаясь своим бизнесом. Их единственная дочь (назовем ее Галей — у нее действительно русское имя) жила с бабушкой и тетушками у себя на родине, ходила в 7-й класс. Летом приехала к родителям. Здесь ее встретил 28-летний уроженец той же республики, и она ему очень понравилась.

В их стране давно был обычай воровать невест. Эта форма заполучить жену в настоящее время стала более распространенной. Молодой человек познакомился с Галей и ее родителями, и вскоре ее, как рассказывала Галина мама, украл и увез на свою квартиру, где они пробыли трое суток. Затем родителям было сообщено о случившемся и, со слов мамы, якобы согласно обычаям мусульманских стран, украденная женихом девушка считается его невестой или даже женой. Этот обычай был соблюден. Молодожены (если их можно так назвать) стали жить вместе на квартире жениха. Ровно через 12 дней Гале утром стало плохо: появились боли внизу живота слева, болела голова, не могла подняться, а вскоре перестала говорить. Была вызвана «скорая помощь» и больную отвезли в одну из детских больниц с подозрением на энцефалит (воспаление головного мозга). Естественно, что врачу «скорой помощи» не было ни слова сказано о предшествующих событиях.

В больнице Галю осматривали многие специалисты. Данных, свидетельствующих об остром хирургическом заболевании, не установлено. Гинеколог находил болезненность в области яичника слева и предполагал наличие воспалительного процесса. Однако девочка не вступала в контакт, не могла стоять и ходить, а при неврологическом обследовании вся напрягалась, что не позволило судить о наличии органических изменений нервной системы.

Проводилось всестороннее клиническое и инструментальное обследование внутренних органов и нервной системы, в том числе компьютерная и магнитно-резонансная томография головного мозга, которые не выявили органических расстройств.

В первые дни пребывания девочки в стационаре к ней в палату сумел войти и ее «муж». Увидев его, она стала плакать, что-то выкрикивать на своем языке (русский знает крайне плохо), вся затряслась и замахала руками. Его быстро вывели из палаты. Девочка успокоилась, а на следующее утро стала самостоятельно садиться и беседовать с мамой. Вскоре посещения «мужа» переносила спокойно, но в контакт с ним не вступала. Врачи заподозрили что-то неладное, и возникла мысль о психическом характере болезни. Матери пришлось рассказать некоторые детали случившегося, и через несколько дней девочка была переведена к нам на лечение.

При осмотре установлено: высокого роста, стройная, несколько склонная к полноте, хорошо развиты вторичные половые признаки. На вид можно дать 17-18 лет. Известно, что у женщин Востока раньше наступает половое созревание, чем в нашей климатической зоне. Несколько настороженна, невротична, в контакт вступает (через мать как переводчика), жалуется на головные боли сжимающего характера, периодически наступающие покалывания в области сердца.

При ходьбе несколько заносит в стороны, пошатывается во время стояния с вытянутыми вперед руками (проба Ромберга). Ест хорошо, особенно острые блюда. Возможность беременности не доказана. В палате адекватно ведет себя с окружающими. Во время посещения жениха уединяются и долго о чем-то беседуют. Спрашивает у мамы, почему он не приходит ежедневно. А в общем состояние заметно улучшается.

В данном случае явно видна истерическая реакция в виде аста-зии-абазии и истерического мутизма — отсутствие речевого общения при сохранности речевого аппарата и его иннервации.

Причиной состояния явилась ранняя половая жизнь ребенка со взрослым мужчиной. Возможно, в этом плане были и какие-то другие обстоятельства, о которых девушка вряд ли расскажет своей матери и тем более врачу.

Истерические гиперкинезы. Гиперкинезы — разнообразные по внешним проявлениям непроизвольные, избыточные движения в различных частях тела. При истерии могут быть как простыми — дрожание, вздрагивание всем телом или подергивание различных мышечных групп, так и весьма сложными — своеобразные вычурные, необычные движения и жесты. Гиперкинезы могут наблюдаться в начале или в конце истерического припадка, возникать периодически и без припадка, особенно в трудных жизненных ситуациях, или наблюдаются постоянно, особенно у взрослых или подростков.

В качестве примера приведу одно личное наблюдение, или свою, «первую встречу» с истерическим гиперкинезом, которая имела место в первый год моей работы районным невропатологом.

На центральной улице нашего небольшого городского поселка в маленьком частном домике жил с матерью один молодой человек 25-27 лет, у которого была необычная и странная походка. Он поднимал ногу, сгибая ее в тазобедренном и коленном суставах, отводил в сторону, затем вперед, вращая стопой и голенью, а затем штампующим движением ставил на землю. Движения были одинаковыми как с правой, так и с левой стороны. Этого человека часто сопровождала толпа детворы, повторяя его странную походку. Взрослые привыкли к этому и не обращали никакого внимания. Знали этого человека во всей округе из-за странностей ходьбы. Он был стройным, высоким и подтянутым, всегда ходил в военном кителе защитного цвета, штанах-галифе и начищенных до блеска сапогах. Понаблюдав за ним в течение нескольких недель, я сам подошел к нему, представился и попросил прийти на прием. Он отнесся к этому без особого энтузиазма, но все-таки явился в назначенный срок. Узнал от него лишь то, что подобное состояние продолжается в течение нескольких лет и наступило без видимой причины.

Исследование нервной системы ничего плохого не выявило. На каждый вопрос он отвечал кратко и обдуманно, говорил, что очень переживает из-за своей болезни, которую многие пытались вылечить, но никто не добился даже минимального улучшения. О своей прошлой жизни говорить не хотел, не видя в ней ничего особенного. Однако по всему было видно, что он не допускает вмешательства ни в свою болезнь, ни в свою жизнь, отмечалось лишь, что он артистически демонстрирует всем свою походку с какой-то гордостью и презрением к мнению окружающих и насмешкам детей.

Я узнал от местных жителей, что родители больного живут здесь давно, отец ушел из семьи, когда ребенку было 5 лет. Жили очень бедно. Мальчик окончил строительный техникум и работал на стройке. Был эгоцентричным, самолюбивым, терпеть не мог чужих замечаний, часто вступал в конфликты, особенно в тех случаях, когда речь шла о его личных качествах. Познакомился с разведенной женщиной «легкого» поведения и старше его по возрасту. Поговаривали о свадьбе. Однако вдруг все расстроилось, якобы на сексуальной основе, об этом рассказывала его бывшая знакомая кому-то из очередных своих кавалеров. После этого ни одна из девушек и женщин не хотела с ним иметь дела, а мужчины посмеивались над «слабаком».

Перестал ходить на работу и несколько недель не выходил из дому, а мать никого не пускала в дом. Затем его увидели во дворе со странной и неуверенной походкой, которая зафиксировалась на многие годы. Получил вторую группу инвалидности, мать же получала пенсию за выслугу лет. Так и жили вдвоем, кое-что выращивали на своем небольшом огороде.

Меня, как и многих врачей, лечивших и консультировавших больного, интересовал биологический смысл такой необычной ходьбы со своеобразным гиперкинезом в ногах. Он рассказывал лечащему врачу, что при ходьбе половые органы «прилипают» к бедру, и он не может сделать правильный шаг, пока не наступит «разлипание». Возможно, так и было, но в последующем он уходил от обсуждения данного вопроса.

Что же здесь произошло и каков механизм истерического невроза? Очевидно, что болезнь возникла у человека с истерическими чертами личности (акцентуация по истерическому типу), психотравмирующую роль сыграла подостро действующая конфликтная ситуация в виде неполадок на работе и в личной жизни. Человека везде преследовали неудачи, создающие противоречие между желаемым и возможным.

Больного консультировали все ведущие неврологические светила того времени, работавшие в Беларуси, он неоднократно обследовался и лечился, но эффекта не было. Даже сеансы гипноза не возымели положительного действия, а психоанализом в то время никто не занимался.

Понятна психологическая значимость для данного человека его истерических расстройств. Фактически это был единственный способ получения инвалидности и возможности существования без работы.

Лишился бы он этой возможности, и все бы пошло прахом. А работать он не хотел, да и, видимо, уже не мог. Отсюда глубокая фиксация данного синдрома и отрицательное отношение к лечению.

Вегетативные нарушения. Вегетативные расстройства при истерии обычно касаются нарушения деятельности различных внутренних органов, иннервация которых осуществляется за счет вегетативной нервной системы. Это чаще боли в сердце, эпигастральной (подложечной) области, головные боли, тошнота и рвота, чувство кома в горле с затруднением глотания, нарушение мочеиспускания, вздутие живота, запоры и др. Дети и подростки особенно часто испытывают покалывание в сердце, чувство жжения, нехватки воздуха и страха смерти. При малейшем волнении и различных ситуациях, требующих умственного и физического напряжения, больные хватаются за сердце, глотают лекарства. Свои ощущения они описывают как «мучительные, страшные, ужасные, непереносимые, жуткие» боли. Главное — привлечь к себе внимание, вызвать сострадание у окружающих, избежать необходимости выполнять какие-то поручения. И, повторяю, это не притворство и не аггравация. Это своеобразная болезнь у определенного типа личности.

Вегетативные нарушения могут быть и у детей раннего и дошкольного возраста. Если, к примеру, ребенка пытаются насильно покормить, то он с плачем жалуется на боли в животе, а иногда во время плача от неудовольствия или нежелания выполнить какое-то поручение ребенок начинает часто икать, затем возникают позывы на рвоту. В таких случаях родители обычно сменяют гнев на милость.

В силу повышенной внушаемости вегетативные нарушения могут возникать у детей, которые видят болезнь родителей или других лиц. Описаны случаи, когда ребенок, увидев задержку мочеиспускания у взрослого, сам перестал мочиться, и даже приходилось спускать мочу катетером, что приводило к еще большей фиксации данного синдрома.

Это общее свойство истерии — принимать формы других органических заболеваний, имитируя эти болезни.

Вегетативные нарушения часто сопутствуют другим проявлениям истерии, например, могут быть в промежутках между истерическими припадками, но иногда истерия проявляется только в виде разнообразных или стойких однотипных вегетативных расстройств.

Чувствительные нарушения. Изолированные чувствительные нарушения при истерии в детском возрасте встречаются исключительно редко. Они выраженны у подростков. Однако и у детей возможны изменения чувствительности, обычно в виде ее отсутствия в определенной части тела с одной или с обеих сторон. Одностороннее снижение чувствительности на боль или ее повышение всегда распространяется строго по средней линии тела, что отличает данные изменения от изменений чувствительности при органических заболеваниях нервной системы, которые обычно не имеют четко очерченных границ. Такие больные могут не чувствовать части конечности (руки или ноги) с одной или обеих сторон. Могут встречаться истерическая слепота или глухота, но они более присущи взрослым, чем детям и подросткам.

Аффективные нарушения. В плане терминологии аффект (от лат. affectus — душевное волнение, страсть) означает относительно кратковременное, выраженное и бурно протекающее эмоциональное переживание в виде ужаса, отчаяния, тревоги, ярости и других внешних проявлений, что сопровождается криком, плачем, необычными жестами или угнетенным настроением и снижением психической активности. Состояние аффекта может быть физиологическим в ответ на резко выраженное и внезапно наступившее чувство гнева или радости, что обычно адекватно силе внешнего воздействия. Оно кратковременное, быстро преходящее, не оставляющее длительно сохраняющихся переживаний.

Все мы периодически радуемся хорошему, переживаем огорчения и невзгоды, которые часто встречаются в жизни. Например, ребенок нечаянно разбил дорогую и любимую вазу, тарелку или испортил какую-то вещь. Родители могут накричать на него, пожурить, поставить в угол, проявить на некоторое время индифферентное отношение. Это обычное явление, путь привития ребенку запретов («нельзя»), необходимых в жизни.

Истерические аффекты носят неадекватный характер, т.е. не соответствуют содержанию переживания или возникшей ситуации. Они обычно резко выражены, внешне ярко оформлены, театрализованны и могут сопровождаться своеобразными позами, рыданиями, заламыванием рук, глубокими вздохами и т.д. Подобные состояния могут возникать накануне истерического припадка, сопровождают его или наступают в промежутке между приступами. В большинстве случаев им сопутствуют вегетативные, чувствительные и другие расстройства. Нередко на определенном этапе развития истерии могут проявляться исключительно эмоционально-аффективными расстройствами, к которым в большинстве случаев присоединяются и другие нарушения.

Другие расстройства. Среди других истерических расстройств следует отметить афонию и мутизм. Афония — отсутствие звучности голоса при сохранении шепотной речи. Она преимущественно носит гортанный или истинный характер, встречается при органических, в том числе воспалительных, заболеваниях (ларингит), при органических поражениях нервной системы с нарушением иннервации голосовых связок, хотя может быть психогенно обусловлена (функциональная), что в ряде случаев имеет место при истерии. Такие дети говорят шепотом, иногда напрягая лицо, чтобы создать впечатление невозможности нормального речевого общения. В ряде случаев психогенная афония наступает только в определенной ситуации, например, в детском саду при общении с воспитателем или на уроках в школе, в то время как при разговоре со сверстниками речь более громкая, а в домашних условиях она не нарушена. Следовательно, имеет место речевой дефект лишь на определенную ситуацию, чем-то неугодную ребенку, в виде своеобразной формы протеста.

Более выраженной формой речевой патологии является мутизм — полное отсутствие речи при сохранности речевого аппарата. Он может встречаться при органических заболеваниях головного мозга (обычно в сочетании с парезами или параличами конечностей), тяжелых психических заболеваниях (например, при шизофрении), а также при истерии (истерический мутизм). Последний может быть тотальным, т.е. отмечается постоянно в различных условиях, или избирательным (элективным) — наступает только в определенной ситуации, например, при разговоре на определенные темы или в отношении конкретных лиц. Тотальный психогенно обусловленный мутизм часто сопровождается выразительной мимикой и (или) сопутствующими движениями головы, туловища, конечностей (пантомимика).

Тотальный истерический мутизм в детском возрасте встречается исключительно редко. Описаны отдельные казуистические его случаи у взрослых. Механизм возникновения данного синдрома неизвестен. Общепринятое ранее положение о том, что истерический мутизм обусловлен торможением речедвигательного аппарата, не содержит никакой конкретизации. По мнению В. В. Ковалева (1979), элективный мутизм обычно развивается у детей с речевой и интеллектуальной недостаточностью и чертами повышенной тормозимости в характере при повышенных требованиях к речевой и интеллектуальной деятельности во время посещения детского сада (реже) или школы (чаще). Подобное может встречаться у детей в начале пребывания в психиатрическом стационаре, когда они молчат на занятиях, но вступают в словесный контакт с другими детьми. Механизм возникновения данного синдрома объясняется «условной желательностью молчания», которое защищает личность от психотравмирующей ситуации, например, вступать в контакт с непонравившимся воспитателем, отвечать на уроках и т.д.

В случае наличия у ребенка тотального мутизма всегда следует проводить тщательное неврологическое обследование с целью исключения органического заболевания нервной системы.

Истерика — это состояние, по поводу которого психиатры и психотерапевты сломали немало копий. Долгое время истерию, при которой развивались истерические припадки, считали чисто женским заболеванием, о чем даже говорит слово, давшее название недугу — hystera (матка). До конца XIX века медицина пребывала в этом заблуждении, пока сначала французский невролог Шарко не доказал физическую (и никак не связанную с маткой) природу истерии, после чего великий психиатр Фрейд сообщил, что данная патология наблюдается и у мужчин тоже, хотя и в 2-5 раз реже, чем у слабого пола. Сегодня истерия признается вполне себе реальным заболеванием, которое может выражаться в истерических припадках, внешне напоминающих приступы эпилепсии. Что при этом следует делать окружающим и как отличить истерию от других болезней, расскажет MedAboutMe.

Истерика: результат стресса или симуляция?

Истерика, истерический припадок — это проявление истерии, которая в справочнике МКБ-10 указана, как диссоциативное конверсионное расстройство. Психиатры называют истерию «великой симулянткой», однако это вовсе не значит, что человек осознанно и так бурно симулирует, как ему плохо. Нет, он на самом деле настолько плохо себя чувствует и не в состоянии контролировать свой организм. А врачи, говоря о симуляции, имеют в виду болезнь, которая удивительным образом имитирует другие патологии. При этом пациент проявляет недюжинную настойчивость в том, чтобы ощущать себя больным. Врачи нередко говорят, что проще согласиться с больным, чем доказать ему, что он не болен всеми теми болезнями, которые проявляются при истерии.

Истерия имитирует только сложные патологии. Это значит, что пациенты с истерией никогда не жалуются на перелом ноги или на пневмонию, которые со 100%-ной гарантией выявляются при осмотре. А вот такие сложно определяемые состояния, как нефроптоз (опущение почки), коллагеноз (системные болезни соединительной ткани), ложная беременность и т. п. — благодатная нива для подсознания человека, страдающего от диссоциативного конверсионного расстройства. Причем обычно пациент согласен «страдать» от гастроэнтерологических или кардиологических проблем, но категорически не хочет ассоциировать себя с заболеваниями нервной системы. Кстати, если «требуемую» болезнь обнаружить не удается, то истерики по этому поводу переживают и желают продолжать обследование, будучи уверенными, что они все же тяжело больны.

В основе истерии лежат нарушения работы вегетативной нервной системы. Последняя обеспечивает проявление эмоций пациента на телесном уровне — скачки артериального давления, слабость, боли в животе. Еще один характерный признак — все эти проявления истерии развиваются в неприятных для человека ситуациях, давая ему, таким образом, возможность избежать состояния стресса . Врачи говорят о так называемом синдроме условной приятности: переживание болезни и самые настоящие физические страдания позволяют отдалиться от необходимости разбираться с какой-то жизненной проблемой. Например, боли в животе могут стать поводом, чтобы не идти на работу. Необходимость писать статью вызывает острые спазматические боли в руке. Требование предоставить отчет становится причиной мигрени.

Интересно, что на подсознательном уровне истерик сопротивляется лечению. Врачи отмечают, что назначение лекарств таким пациентам приводит к масштабному проявлению всех возможных побочных эффектов, да и самих пациентов крайне сложно убедить в необходимости медикаментозной терапии. Они не стремятся лечиться, так как получают от роли больного человека немалые социальные дивиденды, особенно, если окружающие люди идут у них на поводу. Практически можно говорить, что их болезнь — это форма адаптации к трудностям жизни.

Люди, склонные к истерическим припадкам, описываются специалистами в области клинической психологии, как склонные к демонстративному поведению и театральности, обладающие богатой мимикой, крайне озабоченные своим внешним видом, стремящиеся казаться моложе и неумеренно использующие косметику. Среди основных паттернов их поведения — «мне все должны», «бери от жизни все» и т. п.

У человека в состоянии истерики наблюдаются беспричинные приступы плача или смеха, координация движений нарушена, у него учащается сердцебиение, дрожат руки. При тяжелых приступах могут развиваться судороги, вплоть до временного паралича отдельных частей тела с ощущением онемения тканей. Пациент страдает от затруднения дыхания, испытывает ощущение перехватывания горла и непреодолимой слабости в ногах.

Такое состояние может продолжаться от нескольких минут до нескольких часов и тяжело переносится человеком.

Как отличить истерический припадок от приступа эпилепсии?

Внешне приступ эпилепсии и приступ истерии могут быть похожи. Основные отличия:

  • Истерический припадок развивается только при наличии зрителей и какой-то внешней причины, например, получить желаемое здесь и сейчас.
  • В отличие от приступа эпилепсии, во время истерического припадка человек может смеяться, плакать и что-то выкрикивать, выгибаться в так называемую истерическую дугу, рвать на себе волосы и одежду и даже аккуратно биться об пол, не нанося себе травм.
  • Человек в истерическом припадке не теряет сознание, и у него никогда не идет пена изо рта. Он не прикусывает язык и уж тем более — не мочится непроизвольно, в отличие от эпилептика, который не контролирует свои действия ни сознательно, ни неосознанно.

Истерический припадок считается неотложным состоянием, но не угрожающим жизни человека, поэтому скорую помощь по поводу истерии вызвать нельзя. С другой стороны, истерика может проявляться симптомами, которые будут интерпретироваться окружающими, как «плохо с сердцем» — человек начинает задыхаться, хвататься за грудь. Кроме того, истерический припадок может выглядеть как приступ острого психоза. Если однозначно сказать, что это истерика, нельзя, то скорая помощь на подобные описания состояния пациента обычно выезжает. Пациенту обычно назначаются транквилизаторы, а в тяжелых случаях к ним добавляются нейролептики.

Если припадок случился в домашней обстановке, то человеку можно помочь старыми, проверенными временем, способами:

  • прыснуть в лицо холодной водой;
  • дать подышать нашатырным спиртом;
  • обеспечить человеку уединение.
  • Громкие звуки — можно уронить стул, громко хлопнуть в ладоши, крикнуть;
  • Неожиданные действия — среди советов встречаются такие как, например, залезть на подоконник и тем самым удивить пациента, устроить ему так называемое «китайское зеркало» — начать повторять за пациентом все его действия и гримасничать.

Если есть острая необходимость общения с человеком, находящимся в состоянии истерики , следует использовать короткие фразы в повелительной наклонении: «Сядь», «Выпей воды» и т.п. Более долгие рассуждения человек просто не в состоянии воспринимать.

После завершения приступа обычно наблюдается своего рода «откат» — упадок сил, сонливость, заторможенность. Рекомендуется выдать человеку чашку сладкого чая и уложить спать.

Некоторые действия, казалось бы, напрашиваются сами собой, но надо помнить, что речь идет не о здоровом человеке, а о больном человеке, страдающем от истерии. Это болезненное состояние, и переживаемая истерика — непростая ноша для самих пациентов. Поэтому следует знать, что точно нельзя и даже вредно делать при истерическом припадке:

  • объяснять истерику, как он не прав, и что надо взять себя в руки;
  • уговаривать успокоиться и рассказывать, как прекрасна жизнь;
  • оскорблять человека, находящегося в состоянии истерики;
  • пытаться удерживать его силой;
  • выполнять требования пациента и поддерживать его действия.

При повторении приступа необходима консультация у психотерапевта или психиатра.

Пройдите тест

Этот тест поможет определить ваш уровень волнения и тревожности.

Как человек реагирует на ситуацию, когда его что-то не устраивает? Здесь естественными становятся негативные эмоции, которые проявляются в различных действиях. который проявляется в крике и самоистязаниях как в симптомах, является одним из таких поступков. Интернет-журнал сайт говорит о необходимости лечения и оказания первой помощи человеку, который находится в данном состоянии.


Отрицательные эмоции – это разница между ожидаемым и действительным. Почему люди обижаются, становятся агрессивными или злыми? Потому что они ожидали чего-то одного, а получили совсем другое. Положительные эмоции являются результатом воплощения всех ожиданий. Человек ожидал, именно это в итоге и получил. Когда же ожидаемое не становится реальностью, тогда человек отрицательно относится к происходящему.

Что такое истерический припадок?

Одним из проявлений отрицательных эмоций, когда человек не получает того, что ожидал, является истерический припадок. Присущ он в большей степени детям в возрасте до 5 лет, а также женщинам. Мужчины достаточно редко прибегают к данному способу поведения, поскольку он им никогда не помогает в достижении желаемого. Что такое истерический припадок?

Данный термин подразумевает вид невроза, который проявляется в показательных эмоциональных состояниях (заламывание рук, выгибание, смех, крик, слезы), судорогах и периодических параличах. В обыденной жизни это называют «закатить истерику». В древности Гиппократ называл данное состояние бешенством матки.

Истерический припадок проявляется в форме протеста и провокации с целью привлечения внимания и получения выгоды. Человек обычно ее проявляет в момент, когда что-то не соответствует его желаниям, требованиям, представлениям.

Данное поведение присуще людям с особым складом характера. Здесь следует выделить такие характеристики истеричных людей:

  • Склонность к фантазированию.
  • Внушение и самовнушение.
  • Склонность к привлечению к себе внимания путем экстравагантного поведения.
  • Неуравновешенность в настроении и поведении.
  • Театрализованность на публике.

Припадок происходит только тогда, когда есть зрители. Пока на человека смотрят, подбадривают, общаются, уговаривают успокоиться, он продолжает биться в истерике.

Следует понимать, что истерические припадки могут наблюдаться как у взрослых людей, так и у больных. 7-9% лиц страдают истерическими припадками. Они могут быть следствиями тяжелой истерии – истерическая психопатия. В данном случае речь идет не о спектакле, а о настоящих проявлениях болезни. Первые признаки данного расстройства проявляются еще в детстве. Поэтому если родители замечают за ребенком бурное реагирование, выгибания дугой, надсадный крик, тогда следует обратиться к детскому невропатологу.

Симптомы истерического припадка

В достаточно разнообразных формах проявляются симптомы истерического припадка, которые могут напоминать эпилепсию, абстинентный синдром или инсульт. Сопровождается он общим дрожанием тела, глухотой, слепотой и параличом.

Симптомами начала истерического припадка становятся хаотичные и порой неестественные движения:

  • Заламывание локтей.
  • Вскидывания рук или ног.
  • Стискивание и скрип зубами.
  • Вырывание волос.
  • Выгибание в дугу, когда упор делается на пятки и затылок.
  • Плач.
  • Крики.
  • Повторение одних и тех же слов.
  • Нарушение координации.
  • Нарушение речи.
  • Учащенное мочеиспускание.
  • Икота.
  • Рвота.
  • Учащенное сердцебиение.
  • Отрыжка.
  • Спазмы пищевода.
  • Битье головой.
  • Чувство нехватки воздуха.
  • Гиперемия кожи.
  • Хватание за сердце.
  • Падание на пол, судороги.

Чтобы отличить истерический припадок от других видов болезненного состояния, следует знать о том, что он отмечается:

  1. Отсутствием сна.
  2. Отсутствием ушибов. Человек на самом деле совершает движения так (падает на пол), чтобы самому себе не навредить.
  3. Отсутствием прикусанного языка.
  4. Отсутствием непроизвольного мочеиспускания.
  5. Наличием ответов на вопросы, которые задаются человеку.
  6. Наличием ровного дыхания.
  7. Отсутствием повышенной потливости.
  8. Сохранением сознания.
  9. Сохранением памяти.
  10. Наличием реакции зрачков на свет.

Возникают различные нарушения в теле. Первым является болезненность в теле и потеря ощущений в некоторых его частях, неспособность ими двигать.

  1. На уровне органов чувств возникают такие патологии:
  • Сужение зрения.
  • Нарушение слуха и зрения.
  • Истерическая глухота.
  • Истерическая слепота на один или два глаза.
  1. На уровне речи возникают такие нарушения:
  • Заикание.
  • Немота.
  • Истерическая афония – потеря звука в голосе.
  • Скандирование – общение по слогам.
  • Вступление больного в письменный контакт.
  1. На уровне движений возникают такие нарушения:
  • Невозможность совершить движение.
  • Паралич.
  • Загибание тела дугой.
  • Паралич мышц лица, языка, шеи.
  • Односторонний парез руки.
  • Нервные тики мышц лица.
  • Дрожание отдельных частей или всего тела.
  1. На уровне работы внутренних органов отмечаются такие патологии:
  • Психогенная рвота.
  • Потеря аппетита.
  • Метеоризм.
  • Псевдоаппендицит.
  • Тошнота.
  • Зевота.
  • Отрыжка.
  • Икота.
  • Кашель.
  • Нарушение глотания.

В момент истерического припадка отмечается излишняя эмоциональность, преувеличенность переживания, стремление человека привлекать к себе внимание окружающих. Его поведение полно театрализованности, демонстративности, инфантильности. Человек будто с удовольствием истерит.

Длительность припадка зависит от количества времени, которое уделяется больному. Пока зрители смотрят, спектакль разыгрывается. По окончании человек быстро возвращается к обычной жизни, что невозможно после эпилептического припадка. Человек делает детское выражение лица и таращит глаза, делая вид, будто ничего не помнит и не понимает реакций окружающих.

Больному человеку может казаться, что он действительно страдает от какого-то заболевания. Может развиться ипохондрия, из-за чего он начнет регулярно посещать различных врачей.

Лечение истерического припадка

Поскольку истерические припадки могут возникать как у взрослых людей, так и у детей, здесь необходимо лечение. Оно проводится квалифицированным психиатром, который сам назначает все методы терапии и медикаментозного лечения. Самостоятельно излечиться можно только здоровому человеку, который понимает, что порой он истерит, начинает демонстративно выражать свои негативные эмоции.

Напомним о том, что отрицательные эмоции – это разница между тем, как вы хотели, чтобы произошло, и тем, как оно на самом деле произошло. Положительные эмоции возникают в результате совпадения желаемого и действительного. Человек что-то запланировал и в итоге именно это и получил, что вызвало у него чувство удовлетворения. То, что человек хотел, то и получил. Но когда человек видит, что ситуация разворачивается не так, как он этого хотел, у него начинают возникать отрицательные эмоции.

Соответственно, чтобы не изматываться отрицательными эмоциями и чувствами, измените свое отношение к происходящему. Если вам что-то не нравится, поймите, что просто не оправдались ваши ожидания. Произошло так, как произошло. А вы ожидали чего-то другого. Но если вы примите факт того, как все произошло, то измените свое отношение к происходящему. Речь не идет о том, чтобы полюбить то, что вам не нравится. Здесь говорится о том, чтобы просто принять, что неприятности тоже случаются, а ваши ожидания не всегда оправдываются. И чтобы жить спокойно, не нервничать и не мучить себя отрицательными эмоциями, нужно принимать факт того, что события иногда разворачиваются не так, как вам того хотелось бы.

Менять свое отношение нужно лишь для того, чтобы не позволять своим отрицательным эмоциям, которые выражают ваше негодование по поводу несоответствия ожидаемого и действительного, затмевать ваш рассудок. Не нужно любить неприятности, следует просто признать их право на существование. Теперь вам нужно заняться тем, чтобы эти неприятности устранить. Было бы, конечно, хорошо, если бы все сразу случалось именно так, как вам этого хочется и представляется. Но мир подчиняется своим законам, человек иногда сам совершает ошибки, многого не замечает и даже многого ожидает. Поэтому нужно анализировать, где была допущена ошибка: в ваших ожиданиях, действиях или неправильном понимании процессов, по которым существует мир.

Отрицательные эмоции являются вашими помощниками, которые показывают ваше отношение к происходящему. Если вам обидно и неприятно, тогда нужно менять ситуацию. Но для этого нужно не позволять собственным отрицательным эмоциям брать верх над вами, не затмевать ваш рассудок. И здесь поможет изменение своего отношения к происходящему.

Первая помощь при истерическом припадке

Появление истерического припадка всегда внезапное. Следует учитывать тот факт, что человек может не контролировать своего поведения и не осознавать его. Вот почему нужно быть знакомыми с первой помощью, которая эффективна при истерическом припадке.

  1. Зрителям (окружающим людям) следует быть спокойными, понимать, что ничего страшного не происходит.
  2. Создать спокойную обстановку.
  3. Перенести человека в спокойное место.
  4. Дать понюхать нашатырный спирт.
  5. Совершить внезапный поступок, которого больной не ожидает, например, ударить его по щеке или шлепнуть по спине, брызнуть в лицо водой.
  6. Удалить посторонних из помещения.
  7. Находиться отстраненно от больного и не уделять ему внимания.
  8. Не переставать следить за больным, не удерживать его за руки, ноги, голову, плечи.

Следует вызвать врачей, если истерика не оканчивается. При этом самим следует сохранять спокойствие, относиться равнодушно ко всем выкрикам, не жалеть больного, не уговаривать его успокоиться. На любой шантаж не следует вестись. В противном случае это еще больше раззадорит поведение истероида.

Лучше реагировать на больного так, будто он здоров и должен отвечать за свои поступки. В качестве профилактических мер подойдут настойки валерианы, снотворное, пустырник.

Истерические припадки зачастую возникают в детском или подростковом возрасте. Они могут прекратиться, если человек попадает в ситуации, когда они не дают должного эффекта, сам индивид является здоровым и даже обращается за помощью специалистов. Если же ситуации поддерживают истерические припадки, тогда они усиливаются, трансформируются.

Прогноз

Можно ли давать благоприятный прогноз при истерическом припадке? Все зависит от того, на какой основе формируется подобное поведение. Если человек остается психически здоровым, тогда припадки устраняются отсутствием зрителей, потакания капризов и посещением психолога. При наличии психических отклонений без помощи специалиста не обойтись.


Человек ежедневно подвергается стрессу. Если эмоции длительное время не находят выхода, то в определенный момент на пике нервного напряжения у человека начинается истерика, которую бывает сложно остановить. Проявляется это в бесконтрольном поведении и неадекватной эмоциональной реакции на раздражающий фактор.

Сведения о проблеме

Во время истерики главное — понимать, как успокоиться и купировать симптоматику. Истерика или нервный срыв всегда сопровождается бурей эмоций. Человек:

  • жестикулирует;
  • плачет;
  • кричит;
  • старается обвинить находящихся рядом людей в своих проблемах.

На пике напряжения могут проявляться тремор конечностей, губ, подбородка, припадки, помрачение сознания, временные слепота и глухота. Возникают в любом возрасте. Причиной является накопление негативных эмоций на протяжении длительного времени, нервное и физическое истощение.

Истерика всегда проявляется в момент, когда рядом есть человек, который будет случайным зрителем неконтролируемого процесса.

Почти 8% населения подвержены такому заболеванию, как истерия. Тяжелой формой является истерическая психопатия. Начальная симптоматика проявляется еще в детском возрасте. При нервном срыве ребенок падает на пол, выгибается дугой, громко кричит, не реагирует на обращение. Поведенческая реакция не наиграна, она проявляется спонтанно. При наличии подобных признаков необходимо обратиться к неврологу.

Истерический невроз представляет собой бурную эмоциональную реакцию в результате недостатка внимания, противоречивых требований между тем, что человек может сделать и тем, что от него требует общество.

Бытовая истерия является качеством характера и наиграна.

Истерический спектакль рассчитан на конкретную личность и является способом манипуляции. В таких случаях человек, на которого направлена агрессия, должен проигнорировать все выпады, иначе превратится в жертву.

Избавление от истерии

Лечение истерии проводится при помощи препаратов и психокоррекции. Необходимо отличить ее от эпилепсии. Самый простой способ — понаблюдать за поведением пациента в отдельных случаях. При истерическом припадке, человек падает на пол, чтобы не сделать себе больно, а при эпилепсии пациенты часто травмируются, падая на пол, т. к. не могут контролировать себя и свое тело.

Истерический припадок не сопровождается пеноотделением из ротовой полости, произвольной дефекацией, мочеиспусканием, прокусыванием языка. После истерики, человек может вернуться к нормальной деятельности. После эпилептического припадка пациент засыпает, чувствует себя разбитым.

Лечением болезненной (не наигранной) истерии занимается психиатр.

Исцеление предполагает:

  • аутотренинги;
  • прием психотропных медикаментов: в зависимости от интенсивности проявлений прописываются легкие седативные или транквилизаторы, антидепрессанты;
  • процедуры, повышающие иммунитет.

Основная задача ближайшего окружения — вести себя сдержанно по отношению к пациенту и стараться поддерживать. Важно купировать все провоцирующие факторы и помочь человеку воспринимать патовые ситуации более сдержанно, без ущерба психике.

Останавливаем истерику у взрослого

Как прекратить истерику взрослого:

  • дайте попить воды;
  • заставьте умыться холодной водой;
  • дайте человеку возможность избавиться от эмоций;
  • слушайте, но не заставляйте рассказывать о проблемах;
  • не говорите, что все переживания человека не важны, не просите успокоиться;
  • постарайтесь больше прикасаться к человеку, обнять его, это позволит пациенту почувствовать себя в безопасности, ориентируйтесь на ситуацию;
  • уложите человека в постель, когда эмоциональный кризис пойдет на спад;
  • накапайте валерьянки и дайте возможность уснуть, если пациент идет на контакт.

Став вольным или невольным свидетелем нервного срыва, оцените свое состояние. Убедитесь, что сможете терпеливо снести все обвинения, жалобы, крик и припадки. Если не уверены в своих силах, лучше откажитесь от затеи помочь человеку.

Помощь при истерическом припадке

Сильная истерика может спровоцировать предобморочное состояние. Человек под действием своих эмоций не слышит окружающих. Первая помощь при истерике такова:

  • используйте нашатырь;
  • прысните в лицо холодной водой;
  • постарайтесь дать пациенту уединиться.

Первая помощь, купирующая истерический припадок, предполагает резкое выведение человека из состояния прострации, когда он ничего вокруг не слышит, не видит, а сконцентрирован только на собственной эмоции. Это можно сделать любым резким движением, звуком. В общении используйте короткие фразы. По завершении приступа начинается эффект отката, который сопровождается сонливостью, заторможенностью реакций. После истерического припадка человек может начать убирать в квартире, продолжать бурную деятельность на протяжении нескольких часов. Не трогайте его в этом состоянии. Организм сам ищет пути высвободить энергию, если приставать к пациенту с вопросами и предлагать поговорить, это спровоцирует новый срыв.

Выводить человека из истерики нужно постепенно.

Как только энергия иссякнет, человеку нужно дать возможность поспать. Не купируйте симптоматику алкоголем. Не поддерживайте неадекватные действия пациента, но и не настаивайте на том, что он неправ. Старайтесь не указывать человеку на его неадекватность. Важно, чтобы находящиеся рядом люди понимали, что в сложившихся обстоятельствах подобная реакция является нормой. Поговорить с пациентом можно только после того, как он выспится и будет адекватно воспринимать подаваемую информацию.

Часто повторяемые приступы требуют медикаментозного и коррекционно-психологического лечения.

Прекращать истерику бытового характера, т. е. наигранную, рекомендуется безразличием со стороны слушателя. Чем меньше будет свидетелей подобных манипуляций, тем быстрее они закончатся. Явный пример такого поведения можно заметить у детей, которые закатывают истерику на улице или в магазине, требуя игрушку, шоколад и т. д. Истерический припадок тем сильнее, чем больше вокруг малыша посторонних людей.

Успокоение самостоятельное

Если истерика все же случилась, нужно выполнить простые действия:

  • признать факт, что истерика началась и она неизбежна в этой ситуации, постараться высказать это вслух себе или тем, кто рядом;
  • выплеснуть свои эмоции, постараться в этот момент находиться в одиночестве;
  • покричать, поколотить боксерскую грушу, поприседать, порвать бумагу;
  • не сдерживайте себя и через 30 мин. увидите, как эмоциональный всплеск пойдет на спад;
  • восстановить силы любым комфортным для вас методом;
  • разобрать по полочкам свое поведение и причины, его спровоцировавшие;
  • постараться устранить причины по максимуму или скорректировать свое отношение к определенным факторам.

При частых повторах отправляйтесь на прием к неврологу. Врач подробно объяснит, как успокоиться в патовой ситуации и поможет поменять отношение к стресс-фактору. Может быть так, что причины поведенческой реакции сложились еще в детском возрасте. Такие проблемы решают при помощи якорения на положительных моментах, медитаций, аффирмаций и др. способов внушения.

Лечение истерического невроза

Вылечить истерический невроз помогут психокоррекция и укрепление нервной системы. На приемах психотерапии врач не уделяет большого внимания жалобам, иначе припадки будут учащаться. Целью лечения является коррекция восприятия себя и своего места в обществе, поиск и купирование первопричин.

Медикаментозное лечение сводится к приему общеукрепляющих препаратов. Повышенная возбудимость требует лечения успокоительными средствами на растительной основе. Подойдут «Валериана», «Пустырник», «Персен», «Боярышник». Быстро успокоить человека, находящегося в истерике, помогают транквилизаторы. Их применяют в особо сложных случаях, например, когда человек понес значительную потерю (умер родной человек, стал свидетелем ЧП и пр.).

Для восстановления нормальной деятельности нервной системы показаны витаминные комплексы, ноотропные препараты, содержащие активные кислоты, необходимые для построения нервных клеток.

Массаж водный в исцелении

Для лечения истерии было введено лечение струями воды, снимать напряжение посредством водных струй определенной мощности оказалось продуктивно. Так появилась методика лечения истерии у женщин и мужчин водным массажем.

Лечение истерии с помощью массажа водного предполагает довольно интенсивное воздействие на все тело, граничащее с болью. Сегодня такие процедуры используются редко. Пациент может самостоятельно проводить массаж душем для расслабления или принимать ванны с травяными отварами. Перед приемом душа желательно проскрабить тело. Хорошо расслабляет мышцы и бодрит контрастный душ, особенно после физнагрузки.

Методы лечения были доработаны и модернизированы. При нарушении работоспособности ЦНС спазмируют мышцы воротниковой зоны, позвоночника, конечностей, воздействие водой помогает снять судороги. Важно быть осторожным, такой массаж предполагает садистские действия, вызывающие боль, это может спровоцировать и более серьезные отклонения.

Заключение

Первая помощь при сильном истерическом припадке заключается в выведении человека из прострационного состояния любым резким движением. В дальнейшем необходимо подобрать правильную тактику лечения, обратившись к неврологу.

Неврозы

ВАЖНО!


Информацию из данного раздела нельзя использовать для самодиагностики и самолечения. В случае боли или иного обострения заболевания диагностические исследования должен назначать только лечащий врач. Для постановки диагноза и правильного назначения лечения следует обращаться к Вашему лечащему врачу.


Неврозы: причины появления, симптомы, диагностика и способы лечения.

К неврозам, или невротическим расстройствам, относят психогенные, функциональные обратимые расстройства, имеющие тенденцию к длительному течению, обусловленные изменением психического состояния и нарушением деятельности вегетативной нервной системы.

Именно поэтому такие состояния часто обозначают как психосоматические нарушения (проблемы со здоровьем, связанные с психоэмоциональными переживаниями) или вегетососудистую дистонию (синдром, характеризующий вегетативную дисфункцию). Для пациентов с невротическими расстройствами характерны не только жалобы на тревожное и депрессивное состояние, но и симптомы соматических заболеваний – сердцебиение, ощущение кома в области пищевода, боли и диспепсические явления. При неврозах нарушается сон, появляются слезливость, раздражительность, постоянная усталость и мышечное напряжение.


Однако в отличие от истинных соматических заболеваний эти симптомы непостоянны, поскольку в разное время одни исчезают, а другие появляются.


В начальные периоды лечение неврозов может быть очень эффективным, поэтому важно их вовремя заметить.

Причины появления невротических расстройств


Несмотря на вегетативные проявления неврозов, в их основе чаще всего лежат психогенные расстройства. Различные стрессовые ситуации, конфликты отражаются на деятельности нервной системы, однако в норме адаптационные возможности человека позволяют ему восстановиться.


Но если человек предрасположен к психическим расстройствам в силу наследственности, особенностей воспитания, этнических факторов и т. д., реакция на стресс может превышать адаптационные возможности и сопровождаться нервным срывом.


Во многом склонность к невротическим расстройствам обусловлена нарушением взаимодействия корковых и подкорковых структур мозга, признаками которого могут быть большая внушаемость, слабость воли, аффектация (неестественная чрезмерная возбужденность). Для каждого человека существует предел адаптационных возможностей. Некоторые могут выносить психические нагрузки длительное время, другим для срыва достаточно кратковременных переживаний. Однако при наличии дополнительных факторов, таких как соматические заболевания, физическое перенапряжение, травмы, прием определенных лекарственных средств (кортикостероиды; средства, расширяющие бронхи и используемые при астме; препараты, влияющие на функцию щитовидной железы, антигипертензивные – снижающие артериальное давление препараты и т. д.), а также при злоупотреблении алкоголем и наркотическими веществами риск невротических расстройств может существенно повышаться.

Классификация невротических расстройств

Невротические расстройства могут принимать формы астенического (неврастения), истерического, двигательного и депрессивного неврозов (невротическая депрессия), невроза навязчивых состояний.


Неврастения характеризуется сочетанием повышенной возбудимости и быстрой утомляемости.


В зависимости от преобладания одного из симптомов различают гиперстеническую (раздражительную) и гипостеническую (депрессивную) формы неврастении.

Истерия – более сложная форма невроза, в основе которой лежит желание обратить на себя внимание. Этому заболеванию более подвержены женщины. Невроз навязчивых состояний проявляется нарушением в сфере волевых и эмоциональных побуждений и различными страхами (фобиями). Фобические расстройства могут быть вызваны страхом за здоровье (боязнь заразиться, страх умереть – танатофобия), страхом оказаться в толпе (демофобия), закрытом пространстве (клаустрофобия). Страхи могут сопровождаться паническими атаками, генерализованными тревожными и смешанными тревожно-депрессивными расстройствами. В некоторых случаях выделяют вегетативный невроз, который сопровождается избирательным воздействием на какую-либо систему организма (чаще всего на сердечно-сосудистую или пищеварительную).

Симптомы невротических расстройств


Пациенты с неврастеническими расстройствами чаще жалуются на симптомы со стороны внутренних органов, отмечая нарушения сна, головные и мышечные боли, запоры или диспепсические явления, сердцебиение, «замирание» сердца.


Любое событие может провоцировать возбуждение, слезливость. Пациенту трудно концентрировать внимание, длительно заниматься интеллектуальной деятельностью. Настроение постоянно меняется, радостное возбуждение быстро сменяет депрессия. Характерны жалобы на симптомы со стороны внутренних органов на фоне психотравмирующей ситуации, которые сопровождаются отсутствием органических изменений.

Истерический невроз изначально возникает на фоне конфликтной ситуации или неразрешимой проблемы, однако в дальнейшем его проявления могут быть не связаны с физическими и психологическими факторами. Двигательные расстройства на фоне истерического припадка позволяют пациенту выйти из психотравмирующей ситуации. Припадки в ряде случаев могут заканчиваться истерической амнезией (потерей памяти). При навязчивых состояниях пациенты постоянно сомневаются в правильности действий и пытаются создать стереотип поведения (ритуальность поступков).


Во время панических атак на фоне страха за здоровье может значительно учащаться пульс, появляться озноб, потливость, ощущение нехватки воздуха, боль и дискомфорт в левой половине грудной клетки.


Депрессивный невроз сопровождается постоянным унынием, мыслительной и двигательной пассивностью. У таких пациентов всегда снижена самооценка. Для генерализованного тревожного расстройства характерны длительные жалобы хотя бы на три симптома из вышеперечисленных: чувство постоянного возбуждения, нарушение сна, повышенная утомляемость, раздражительность и снижение концентрации внимания.

Диагностика невротических расстройств

Поскольку на первый план выступают жалобы на соматические расстройства, диагностика неврозов затруднена.


Перед терапевтами и узкими специалистами стоит сложная задача: сопоставить жалобы на нарушение деятельности внутренних органов и отсутствие реальных изменений при обследовании.


При этом необходимо исключить первые проявления психических и соматических заболеваний. Для дифференциальной диагностики требуется провести ряд лабораторных и инструментальных исследований: общий и биохимический анализ крови, при жалобах на сердце – ЭЭГ в покое и при физической нагрузке. 

Истерические неврозы. Помощь психолога

Современная жизнь полна стрессов, вызывающих сильное внутреннее напряжение и конфликт. Особенно если человек имеет слабую психику, легковозбудим и внушаем. Не находя иного выхода, он перетекает в истерический невроз, сопровождающийся психологическими, соматическими и неврологическими симптомами.


Симптоматика истерического невроза.


Нет единого, фиксированного списка симптомов, у каждого расстройство проявляется по-своему. Его признаки можно условно разделить на несколько групп:


·         двигательные: тремор, нарушение координации, судороги, парез или паралич;


·         сенсорные: нарушение чувствительности;


·         соматические: нарушение работы внутренних органов, приступы боли.


Соматические явления на этой почве – не редкость. Часто и пациент, и врачи могут неверно идентифицировать симптоматику, связывая ее с внутренними заболеваниями.


Причины истерических неврозов.


В группе риска – люди, предрасположенные к истерии, имеющие истерическую, шизоидную или возбудимую психопатию.


Также она часто распространена среди нарциссических личностей и людей с незрелой психикой, внушаемых, чрезмерно эмоциональных и легковозбудимых. У них стрессовая ситуация шок могут спровоцировать именно такую реакцию.


Как диагностировать истерический невроз?


Многие пациенты начинают лечение с посещения врача-терапевта. Нередко причиной обращения становится вегетативная симптоматика. Однако бороться следует не с последствием, а с причиной. То есть без визита к неврологу не обойтись.


Постановка диагноза обычно не составляет труда. Сигналом для врача становится несовпадение между симптомами и реальным состоянием организма. Нервное напряжение может также визуально отражаться тремором и усилением сухожильных рефлексов.


Чтобы подтвердить диагноз и опровергнуть иные проблемы, может потребоваться тщательное обследование, включающее МРТ спинного и головного мозга, КТ позвоночника и т. д. Это позволяет исключить изменения со стороны внутренних органов.


Данная схема диагностики применима и к взрослым пациентам, и к детям. Однако специалисты обращают внимание, что у малышей до 5 лет истерический припадок может быть естественной психологической реакцией на дискомфорт, а не признаком заболевания, поэтому бить тревогу рано.


Два метода лечения истерии.


·         Медикаментозный: предполагает прием транквилизаторов (диазепам, феназепам) и нейролептиков (неулептилом, эглонилом, хлорпротиксеном), обычно непродолжительное время и в небольшой дозировке.


·         Психологический: индивидуальные сеансы с психотерапевтом, в ходе которых устанавливается причина невроза, и совместно ищется решение.


Обратите внимание, что речь идет именно о помощи психотерапевта, а не психолога. Этот специалист может предоставить и психологическую поддержку, и медикаментозное лечение.


Курс лечения подбирается персонально для каждого случая и корректируется при необходимости.


Большинство пациентов питают предубеждение к лекарственным препаратам. Однако современные препараты практически безвредны при соблюдении схемы лечения. Для получения максимально полезного эффекта достаточно придерживаться схемы приема лекарств, прописанной специалистом.


Обратный стереотип – это убежденность, что только лекарства могут помочь при истерическом припадке. На самом деле психотерапия имеет не меньшее значение: она позволяет найти причину такого состояния и выработать правильную реакцию на стресс. В идеале пациент должен научиться справляться с критическими ситуациями и противостоять им самостоятельно.

ИСТЕРИЧЕСКИЙ — это… Что такое ИСТЕРИЧЕСКИЙ?

  • истерический — истеричный, кликушеский, крикливый, скандальный Словарь русских синонимов. истерический истеричный; кликушеский (неодобр.) Словарь синонимов русского языка. Практический справочник. М.: Русский язык. З. Е. Александрова. 2011 …   Словарь синонимов

  • ИСТЕРИЧЕСКИЙ — Свойственный истерике. Словарь иностранных слов, вошедших в состав русского языка. Чудинов А.Н., 1910. истерический ая, ое (фр. hystérique …   Словарь иностранных слов русского языка

  • ИСТЕРИЧЕСКИЙ — ИСТЕРИЧЕСКИЙ, ая, ое. 1. см. истерия. 2. Страдающий истерией, склонный к истерикам. Истерическая женщина. 3. Обнаруживающий крайне возбуждённое состояние, свойственный истерикам. И. смех. Толковый словарь Ожегова. С.И. Ожегов, Н.Ю. Шведова. 1949… …   Толковый словарь Ожегова

  • Истерический — 1. характеризующий симптомы истерии; 2. указывающий на предрасположенность к продуцированию конверсионных симптомов либо на театральность в поведении; 3. в психоанализе в контексте психологических защит под термином подразумеваются: а) тенденция… …   Энциклопедический словарь по психологии и педагогике

  • истерический — сделался истерический припадок • действие, субъект …   Глагольной сочетаемости непредметных имён

  • Истерический — I прил. 1. соотн. с сущ. истерия I, истерика, связанный с ними 2. Свойственный истерии [истерия I], истерике, характерный для них. 3. Страдающий истерией [истерия I], склонный к истерии. 4. перен. Доходящий до истерики; болезненно страстный. II… …   Современный толковый словарь русского языка Ефремовой

  • истерический — истерический, истерическая, истерическое, истерические, истерического, истерической, истерического, истерических, истерическому, истерической, истерическому, истерическим, истерический, истерическую, истерическое, истерические, истерического,… …   Формы слов

  • истерический — истер ический …   Русский орфографический словарь

  • истерический — …   Орфографический словарь русского языка

  • истерический — ая, ое. 1. к Истерия. И. психоз. И. припадок. И ие расстройства. 2. Склонный к истерии, подверженный истерии. И ая женщина. И ая натура. 3. Характерный для истерии, для истерика; такой, как при истерике. И. смех. Разразиться истерическим хохотом …   Энциклопедический словарь

  • Истерия и ее отличие от эпилепсии и диссоциативных расстройств.

    Термин истерия является наследием древнегреческой медицины, где предполагалось наличие связи заболевания с «блужданием» матки в организме. Истерия является второй по частоте формой невроза, значительно чаще она встречается у женщин, чем у мужчин.

    Характерной чертой больных является выраженная демонстративность и театральность как поведения в целом, так и изложения жалоб на свои болезненные ощущения. Больные недостаточно отличают главное от второстепенного, у них страдает способность сдерживать свои отрицательные эмоции, что обуславливает частые конфликты с окружающими их людьми. Податливость первым впечатлениям ведет к повышенной внушаемости, к быстрым сменам настроения, переходам от слез к смеху, от вспышки гнева к раскаянию, от увлеченности к разочарованию. На высоте волнения у некоторых больных возникают истерические припадки. Могут быть разнообразные, иногда похожие на судороги, движения конечностей. Нередко отмечаются отсутствие равновесия, неспособность ходить, отсутствие голоса и др. Помимо этого, для истерического невроза характерны такие симптомы, как локальная головная боль в виде «гвоздя», «истерический ком» в горле с субъективным затруднением в глотания.

    Частые проявления истерического невроза — различные соматические симптомы, то есть истерия как бы превращается в соматические эквиваленты.

    Все симптомы не имеют под собой никакой органической основы, они могут быть постоянными или внезапно сменять друг друга. Такое разнообразие истерической симптоматики с имитацией проявлении соматических и неврологических заболеваний дало основание называть истерию «великой симулянткой».

    Истерия была первой моделью, на которой Фрейд основал возникновение неврозов. Если неосуществленные желания и не преодоленные конфликты вытесняются в бессознательное, их энергия сохраняется. Позже она проявляется в самых разных формах, в виде признаков соматических расстройств.

    Выразительный и символический характер соматических расстройств лежит на поверхности: паралич ноги указывает на то, что человек не может больше ходить; расстройства зрения свидетельствуют о том, что пациент ничего не хочет знать о том, что происходит перед его глазами; при нарушении глотания — он не в состоянии «проглотить неприятности»; при наличии рвоты — пациенту «все противно». «Разговор тела» здесь очень ясен и драматичен. «Тело становится мячом для игры» (Бланкенбург).

    Соматические расстройства представляют собой неудовлетворенные фантазии и притязания. При этом не надо забывать об их сексуальном содержании, как это наблюдается при истерической дуге (сейчас редко встречающейся) — функциональном припадке с гиперлордозом и приподнятием таза у женщин.

    Многие истерические синдромы надо понимать, как апелляцию. Они символически выражают определенные тенденции — это как бы упрек: «Да, я парализован, от меня ничего больше нельзя требовать! Так уж со мной случилось; теперь наконец вы будете обо мне заботиться!»

    Истерические синдромы направлены на освобождение от внешних и внутренних обязанностей, это призыв к окружающему миру, чтобы обратить на себя внимание.

    Они служат цели получить пользу от болезни в двух планах: путем образования истерического симптома достигается определенное удовлетворение от вытесненных побуждений (первичная польза от болезни), а кроме того, благодаря большему вниманию, признанию и оценке достигается нарцистическое удовлетворение (вторичная польза от болезни).

    Истерия может развиваться и протекать различно. В одних случаях она развивается остро под влиянием сильной психической травмы, в других случаях — под влиянием длительно действующих психотравмирующих факторов. Истерия — разновидность чрезмерной эмоциональной реакции на какое-либо впечатление или ситуацию.

    При истерии могут возникать приступы генерализованных тонических судорог. Как правило, истерический припадок развивается в ответ на психическую травму, эмоциональное потрясение. Припадок протекает без ауры и не сопровождается выключением сознания. Больной падает, но при этом не ушибается. Возникающие тонические судороги носят вычурный характер, отличаются большим разнообразием как в проявлениях, так и в длительности, чем в значительной степени отличаются от относительно стереотипных судорог эпилептического генеза. Типична так называемая истеричная дуга, когда больной опирается о постель только головой и пятками, а туловище изогнуто дугой. Больные могут кусать кончики пальцев, кончик языка, губы. Глаза во время припадка плотно сжаты, и больные активно сопротивляются попытке их открыть. Если это удается, то можно отметить, что зрачки (в отличие от эпилепсии) хорошо реагируют на свет. Изредка наблюдается недержание мочи, но никогда не развивается дефекация. Вслед за тонической формой припадка могут развиваться клинические судороги, но в отличие от эпилептических они носят беспорядочный характер и напоминают целенаправленные движения: больные рвут на себе одежду, бьются головой о пол и пр. После окончания приступа сон обычно не наступает.

    Психические нарушения психотического уровня (истерическое сумеречное помрачение сознания, синдромы Ганзера, псевдодеменции, пуэрилизм, истерические фуги, амбулаторные автоматизмы и др.,) при истерическом неврозе в настоящее время встречаются относительно редко. Значительное место в клинической картине стали занимать эмоционально-аффективные расстройства в виде страхов, астении, ипохондрических проявлений, подавленного настроения. Эти расстройства, как правило, неглубоки и сопровождаются ярким внешним оформлением в виде театральных поз, заламыва-ния рук, стенаний, громких воплей и вздохов и т. д.

    У больных истерией нередко наблюдаются психогенно возникающие амнезии, под влиянием психотравмирующей ситуации выпадает, вытесняется из памяти все, что с ней связано. Иногда больной временно забывает не только какой-то эпизод или отдельные события, но и всю свою жизнь вплоть до собственных имени и фамилии. Истерические психогенные амнезии обычно недлительны и кон чаются полным восстановлением памяти. Возможны галлюцинации — яркие, образные и связанные с психотравмирующей ситуацией. С возрастом симптомы истерии изменяются в сторону психоневротических или психосоматических синдромов, в то время как прогноз симптомов относительно благоприятный, лежащее в основе болезни патологическое состояние личности долгое время остается стабильным и плохо поддается терапии.

    До начала лечения надо решить, будет л и оно направлено на устранение симптомов или на разрешение конфликта. Остро возникающие истерические симптомы необходимо лечить и снимать как можно быстрее, прежде чем они закрепятся вследствие обусловливания (например, социальное подкрепление), когда появятся вторичные органические нарушения, например двигательные расстройства. В психотерапии используют суггестивные воздействия и поведенческие терапевтические методы; в отдельных случаях показан гипноз.

     

    Эпилепсия

    Хроническое заболевание, начинающееся преимущественно в детском и юношеском возрасте, характеризующееся различными пароксизмальными расстройствами и особыми изменениями личности, достигающими степени выраженного слабоумия. Причины эпилепсии различны: внутриутробное повреждение головного мозга, неблагоприятное течение родов (родовая травма), а так же черепно-мозговые травмы, нейроинфекции в течение жизни, особенно в детском возрасте. В тех случаях, когда причины эпилепсии не установлены, говорят о генуинной (наследственной) эпилепсии. Пароксизмальные приступообразные расстройства могут сопутствовать какому-то текущему заболеванию головного мозга (сосудистые нарушения, опухоли мозга, нейросифилис), являясь симптомом этого заболевания. В этих случаях говорят о симптоматической эпилепсии или эпилептиформном синдроме. Развитие болезни связано с возникновением эпилептогенного очага в различных участках мозга, являющегося источником патологического возбуждения и судорожных разрядов нейронов (нервных клеток). Первые припадки часто возникают в период полового созревания, у девочек с первой менструацией. Перед менструацией и в первые дни ее, а также во время беременности, родов припадки могут учащаться и утяжеляться.

    Клинические проявления болезни складываются из судорожных и бес судорожных пароксизмов (приступов) и эпилептических изменений личности. Все припадки имеют общие признаки:

    1. Внезапность возникновения и прекращения.

    2. Непродолжительное течение.

    3. Стереотипность проявлений, т. е. все приступы похожи.

    4. Повторяемость приступов.

     

    Перед припадком за несколько часов или за сутки довольно часто возникают предвестники: головная боль, недомогание, плохое настроение, предчувствие надвигающейся беды, когда больной уже знает, что скоро будет припадок и может принять определенные меры предосторожности (не выходить из дома, застраховать себя от возможных падений и повреждений).

    Большой судорожный припадок часто начинается с ауры (от греч. «аура» — дуновение), проявляющейся мимолетными (несколько секунд) расстройствами, которые больной, в отличие от припадка, хорошо помнит. Аура может быть представлена яркими зрительными галлюцинациями (вспышки красного, оранжевого, синегоцвета), неприятными ощущениями в животе, резким головокружением, появлением необычных запахов и т. д. После ауры больной теряет сознание и падает, издавая своеобразный крик. Во время падения может получить травму, ожоги, увечья. Около 30 секунд продолжается тоническая фаза, когда все мышцы напряжены и больной принимает особую позу с полусогнутыми в суставах и приведенными к туловищу руками и ногами. Больной сначала бледнеет, потом синеет, т. к. у него временно останавливается дыхание и прекращается сердечная деятельность. За тонической фазой следует клоническая, когда начинаются ритмические подергивания всех мышц: лица, рук, ног. В это время может произойти непроизвольное мочеиспускание, дефекация, семяизвержение, в связи с расслаблением и сокращением сфинктеров. Выделение изо рта розоватой пены объясняется тем, что взбившаяся в пену слюна окрашивается кровью, появившейся от прикуса языка или слизистой оболочки щеки. Судороги продолжаются 2-3 минуты. Выход из припадка бывает различным: одни испытывают чувство облегчения, а у других бывает состояние сонливости, разбитости, головные боли в течение нескольких часов. Если припадки следуют один за другим, и больной практически не приходит в сознание, то это состояние называется эпилептическим статусом. Он может продолжаться несколько часов и сопровождаться тяжелыми соматическими осложнениями. В случае неоказания помощи возможен смертельный исход.

    Абсанс — кратковременное выключение сознания больного (на 1 — 3 сек). В этот период у больного застывает взгляд, он замолкает, прерывает свое занятие, из рук может уронить предмет, который держал, но сам больной не падает. Придя в сознание он продолжает разговор или прерванную работу. Такие приступы могут быть одиночными или возникать сериями. Существуют и другие разновидности припадков в зависимости от локализации эпилептического очага. Бессудорожные пароксизмы включают в себя сумеречное помрачение сознания, а также периоды мрачного настроения,злоба, тоска, агрессивные тенденции в отношении окружающих и себя. Такие состояния возникают без причины и по малейшему поводу. Больные всем недовольны, придираются к близким, издеваются над ними, а также могут причинять боль себе. Периодически может появляться, в виде приступов различной длительности, непреодолимая тяга к алкоголю (дипсомания), к поджогам (пиромания), к перемене мест и бродяжничеству (дромомания).

    Эпилепсия ведет к развитию определенного эпилептического слабоумия. Степень изменений личности различна в зависимости от длительности и тяжести заболевания, своевременности и адекватности проводимого лечения . Мышление у таких больных становится вязким, обстоятельным. Они не могут отделить главное от второстепенного, переключиться с одной темы на другую, застревают на ненужных деталях. Малейшее нарушение жизненных принципов больного окружающими вызывает у него раздражение, гнев и другие реакции протеста. Состояние больного и формирование изменений личности во многом зависит от социальных факторов, от отношения и терпимости к больному со стороны близких, педагогов, сотрудников. При благоприятных условиях и доброжелательном отношении моментов .провоцирующих ухудшение состояния, возникает меньше.

    Эпилепсия известна с древнейших времен. Эпилептические припадки отмечались у многих выдающихся людей, таких как апостол Павел и Будда, Юлий Цезарь и Наполеон, Гендель и Данте, Ван Гог и Нобель.

    Лечение эпилепсии отличается от терапии других заболеваний особенностями ее проявлений и течения.

    Эпилепсию классифицируют по ее происхождению и типу припадков. По происхождению выделяют два основных типа: идиопатичес-кую эпилепсию, при которой причину выявить не удается, и симптоматическую эпилепсию, связанную с определенным органическим поражением мозга. Примерно в 50-75 % случаев наблюдается идиопатическая эпилепсия.

    Важно точно установить тип припадка, поскольку от этого зависит лечение. У некоторых больных возникают припадки разных типов, что требует комбинации лекарственных средств. Каждый человек, перенесший припадок, должен обязательно обратиться к врачу.

    Хотя припадки могут наблюдаться при многих заболеваниях и могут быть связаны с ними, истинная причина эпилепсии неизвестна. Исследования показывают, что эта болезнь возникает, когда определенная зона мозга повреждена, но окончательно не разрушена. Именно пострадавшие, но сохранившие жизнеспособность клетки служат источником патологических разрядов, а следовательно, и припадков. Иногда во время припадка возникает новое повреждение мозга, вблизи или в отдалении от прежнего. Так формируются дополнительные эпилептические очаги.

    До сих пор неизвестно, почему одно и то же заболевание одного больного сопровождается припадками, а у другого нет. Еще более загадочно то обстоятельство, что у одних людей, перенесших припадок, он в дальнейшем не повторяется, а у других возникают частые повторные припадки. Важное значение имеет генетическая предрасположенность, однако тип гена наследования четко не установлен. По-видимому, эпилепсию обусловливает комбинация наследственных и средовых факторов, в том числе перенесенных заболеваний.

    Диссоциативные расстройства

    Группа психических расстройств, характеризующихся изменениями или нарушениями ряда психических функций — сознания, памяти, чувства личностной идентичности, осознания непрерывности собственной идентичности. Обычно эти функции интегрированы в психике, но когда происходит диссоциация, некоторые из них отделяются от потока сознания и становятся в известной мере независимы. Так, может утрачиваться личностная идентичность и возникать новая, как это происходит в состояниях множественной личности, либо становятся недоступными для сознания отдельные воспоминания, как в случаях психогенной амнезии.

    Согласно четвертому изданию «Диагностического и статистического руководства по психическим и умственным расстройствам» (ДСИ-4), которое дает характеристики известных психиатрических и психологических расстройств, синдромов и симптомов, диссоциацией называется разрыв (разрушение) обычно объединенных функций сознания, памяти, личности или восприятия окружающего мира. Диссоциация может принимать множество форм. Распространенные диссоциативные случаи включают в себя следующие варианты:

    1. Чувство непонимания (ощущение себя или жизненной ситуации нереальными) или чувство

    разобщенности с окружающим миром.

    2. Диссоциативную амнезию (отделение части воспоминаний от имеющихся).

    3. Изоляцию от аффекта (отделение своих ощущений от осознания).

    4. Воспоминания (когда человек становится настолько погруженным в травмирующие воспоминания,

    что отделяется от осознания настоящего времени, или, другими словами, от нормального

    чувства времени).

    5. Более серьезные диссоциативные проявления наблюдаются при диссоциативном личностном расстройстве (также называемом раздвоением личности), когда человек ощущает себя состоящим из множества личностей, каждая из которых в некоторой степени независима от других.

    Некоторые из древнейших диссоциативных феноменов связаны с религиозной деятельностью — шаманизмом, вселением «духов». Помимо этого, у провидцев и медиумов существовало множество способов, с помощью которых они достигали состояния транса или экстаза и индуцировали видения. В повседневной жизни диссоциации различной степени возникают в состоянии мечтательности, рассеянности, невнимательности и при выполнении автоматических действий типа вождения автомобиля.

    Термин диссоциация был предложен в конце XIX века французским психологом и врачом П. Жане, который заметил, что комплекс идей может отщепляться от основной личности и существовать независимо и вне сознания (но может быть возвращен в сознание с помощью гипноза). В современной психиатрии термин диссоциативные расстройства используется для обозначения трех феноменов: возникновения множественной личности, психогенной фуги и психогенной амнезии.

    Множественная личность. Состояние множественной личности было описано еще в 1840 году врачом, который лечил гипнозом страдавшую 11 -летнюю девочку и наблюдал появление у нее двух личностей. Впоследствии были описаны различные варианты такого расстройства. Ранее других изучено и чаще всего встречается раздвоение личности, при котором одна личность сменяет другую, причем первоначальная не имеет доступа к воспоминаниям второй, а вторая обладает воспоминаниями обеих. В дальнейшем поступали сообщения о более сложных случаях, в некоторых из них число личностей, возникших в результате расщепления исходной, превышало 100. Обычно же по меньшей мере две личности контролируют поведение пациента, при этом переход из одной в другую происходит практически моментально. Взаимодействия между личностями могут быть очень сложными, в ряде случаев они не знают о существовании друг друга.

    Личности могут быть разного возраста и пола, очень непохожими и даже противоположными во внешних поведенческих проявлениях.

    Хотя данное расстройство обычно начинается в детстве или подростковом возрасте, в силу различных маскирующих симптомов распознается оно часто уже у взрослых людей. Недавние исследования показали, что почти в каждом случае имело место сексуальное или другое насилие.

    Психогенная фуга — диссоциативный эпизод, характеризующийся оставлением привычного места проживания, работы и принятием в новом окружении новой личностной идентичности; при этом индивид не способен вспомнить прежнюю идентичность. Классическое описание такого состояния было сделано в 1890 году американским психологом и философом У. Джемсом на примере Ансела Бурна. Этот человек внезапно исчез из своего дома в Род-Айленде, и известий о нем не было в течение двух месяцев. Но однажды утром в Пенсильвании проснулся человек, называвший себя А. Брауном, и сообщил, что его имя Ансел Бурн. В конце концов он вернулся в свой дом в Род-Айленде. Бурн не помнил событий этих двух месяцев, но под гипнозом Джемса восстановил детали пережитой фуги. Интересно, что, будучи А. Брауном, он забыл о своей профессии плотника и стал владельцем маленького магазина.

    Фуги такого типа крайне редки, они имеют тенденцию возникать под воздействием стресса, вызванного природными катастрофами или травмами военного времени. Выздоровление обычно столь же быстро и неожиданно, как и возникновение фуги.

    Психогенная амнезия встречается чаще, чем состояния фуги или множественной личности. При этом типе амнезии внезапно утрачивается память на события, как правило, личностного характера. Объем забытого материала варьирует в широких пределах: в случае четко локализованной амнезии он незначителен, а при глубокой и генерализованной амнезии охватывает всю жизнь человека. Пациенты с глубокой амнезией обычно бесцельно бродят туда-сюда и часто утрачивают ориентацию во времени и пространстве. В отличие от состояний фуги и множественной личности альтернативная личность не возникает. Психогенная амнезия часто связана с психической травмой, обусловленной, например, несчастным случаем с тяжелым исходом, причастностью к жестокому преступлению или какими-то другими ситуациями с угрозой тяжелых телесных повреждений или смерти. Большинство подобных состояний заканчиваются внезапно.

    Психогенные амнезии отличаются от амнезий, возникших на почве органических поражений мозга, связанных с травмами головы, старением, эпилепсией, злоупотреблением алкоголем. Иногда ученые обходят молчанием феномены, вызывающие большой интерес у общественности. В течение многих лет одним из таких феноменов были диссоциативные расстройства. Интерес общества к диссоциативной амнезии и фуге был огромным, научных же исследований в этой области проводилось очень мало. Не привлекало особого внимания исследователей и такое расстройство, как расщепление личности. По сути, диссоциация включает измененное состояние самосознания, при котором человек не сознает, какими должны быть определенные вещи (окружающий мир, чьи-то чувства или воспоминания, неразрывность идентификации). Диссоциация и гипнотические состояния тесно связаны и делят одни и те же основные неврологические процессы.

    Травматическая диссоциация является защитной реакцией, при которой человек изолируется или отстраняется. Она начинается как реакция на невыносимые события, но может стать привычной и происходить в ответ на раздражитель (то есть, импульс, побуждение), который напоминает или символизирует прошлые травмировавшие события. Обычно после подобных состояний человек плохо себя чувствует или может не ощущать ничего вообще. Часто после он не помнит сам импульс, и, таким образом, не имеет понятия о том, что именно привело к такому состоянию.

    В течение последних десятилетий столь безразличное отношение ученых стало исчезать. Растущее число сообщений о случаях диссоциативных расстройств, в частности расстройства множественной личности, убедили многих исследователей, что эта проблема действительно существует и может являться причиной серьезных дисфункций. В результате в этой клинической области был отмечен резкий рост количества исследований, ставивших перед собой задачу идентифицировать и понять эти расстройства, а также найти способ их лечения. Исследователи начали предполагать, что эти расстройства могут уходить своими корнями в такие хорошо известные процессы, как учение, зависимое от состояния, и аутогипноз.

    Но по-прежнему нет законченных теорий, касающихся причин диссоциативных расстройств. Не выработаны до конца и системные лечебные программы. А некоторые клиницисты беспокоятся, что нынешний интерес к диссоциативным расстройствам может расти слишком быстро. Они говорят, что многие диагнозы, ставившиеся в настоящее время, могут быть скорее связаны с возрастающей популярностью этих расстройств, чем с тщательной оценкой симптомов. Разумеется, эта возможность только подчеркивает значимость продолжения исследований.

    Общим для многочисленных исследований диссоциативных расстройств и эпилепсии является неизвестность. До сих пор точно не установлена причина этих заболеваний. Методом психоанализа возможно облегчить состояния больного истерией устранив конфликт, но большинство видов эпилепсии и диссоциативных расстройств лечению методами традиционной медицины не подаются. Вероятнее всего причина этих заболеваний в изменениях мозга, но это не то «серое вещество» которое пытаются изучить нейрохирурги, а та субстанция которую нельзя увидеть простым глазом и потрогать руками. Это изменение на уровне тонких тел человека и энергетических центров или чакр, соединяющих эти тела.

    Однако и здесь нельзя однозначно сказать от какой конкретно чакры зависит заболевание эпилепсии или диссоциативными расстройствами. Мы можем предполагать, что эти заболевания связаны с нарушениями работ третьей, пятой и шестой чакр. Третья чакра влияет на солнечное сплетение (или наоборот?), пятая чакра связана с кармическим телом, шестая чакра, непосредственно влияет на работу мозга и гепофиза. И если с третьей и пятой чакрами мы работаем, то шестая (Аджна, или «третий глаз») для нас закрыта, а ведь именно она отвечает за психическое здоровье человека. Остается только надеяться, что в будущем при помощи космоэнергетики и ее информационных каналов человечество научится лечить все заболевания в сфере мозга.

    Л. Перевалова, студентка 3-го курса
    института Космоэнергетики и Спецпсихологии

     

     

    Журнал «Человек и Космос»

     

    Правда о психогенных неэпилептических припадках

    Обновлено 13 октября 2019 г.

    Психогенные неэпилептические припадки (ПНЭС) — неудобная тема, которую трудно обсуждать и лечить как пациентам, так и медицинским работникам. Тем не менее, по оценкам, ПНЭС диагностируется у 20-30% людей, обращающихся в центры эпилепсии по поводу трудноизлечимых припадков. 1 Кроме того, в общей популяции показатель распространенности составляет 2-33 на 100 000, что делает ПНЭС почти таким же распространенным явлением, как рассеянный склероз или невралгия тройничного нерва. 2 Несмотря на эту поразительную статистику, PNES в значительной степени оставался предметом разговора, который вели за закрытыми дверями и вполголоса во всем медицинском сообществе – до сих пор.

    Помимо того, что психогенные симптомы являются обычным явлением, они представляют собой неприятную и часто разочаровывающую проблему как в диагностике, так и в лечении ~ Селим Р. Бенбадис, доктор медицины

    Ведущий пионер в изучении PNES, Бенбадис является директором комплексной программы эпилепсии и профессором отделений неврологии и нейрохирургии Университета Южной Флориды и больницы общего профиля Тампы.Он открыто призывал как психиатрическое, так и неврологическое сообщество расширять свою базу клинических знаний при диагностике и лечении людей с ПНЭС.

    В редакционной статье, опубликованной в журнале Epilepsy & Behavior , Бенбадис написал: «Американская психиатрическая ассоциация располагает обширными письменными обучающими материалами для пациентов по различным темам, но не по соматоформным расстройствам. Психогенные симптомы также не являются предметом большого количества клинических исследований. Таким образом, кажется, существует серьезный разрыв между частотой возникновения проблемы и объемом внимания, уделяемого ей. 3

    Ошибочный диагноз

    Бенбадис также утверждает, что ошибочный диагноз эпилепсии у людей с ПНЭС является распространенным явлением. Фактически, по крайней мере 25% людей, у которых ранее диагностировали эпилепсию и которые не реагируют на лекарственную терапию, были поставлены ошибочный диагноз.

    «К сожалению, как только диагноз эпилепсии поставлен, его легко подтвердить, не подвергая сомнению, что объясняет обычную задержку диагностики и стоимость, связанные с PNES», — заявляет он.

    Важно отметить, что диагностика ПНЭС вначале может быть затруднена по нескольким причинам.

    • Во-первых, врачей учат почти исключительно рассматривать (и исключать) физические расстройства как причину физических симптомов. Кроме того, и это понятно, врачи с большей вероятностью будут лечить более серьезное состояние, если они сомневаются в диагнозе, что объясняет, почему многим людям с ошибочным диагнозом эпилепсии назначают противоэпилептические препараты.
    • Во-вторых, диагностика припадков во многом зависит от наблюдений других людей, которые могут быть не обучены замечать тонкие различия между эпилептическими и неэпилептическими припадками.
    • Наконец, многие врачи не имеют доступа к видеомониторингу ЭЭГ (электроэнцефалограммы), который должен проводить эпилептолог (невролог, специализирующийся на эпилепсии).

    Что такое PNES?

    PNES — это приступы, которые могут выглядеть как эпилептические припадки, но не вызваны аномальными электрическими разрядами головного мозга. Наоборот, они являются проявлением психологического дистресса. ПНЭС не являются уникальным расстройством, а представляют собой особый тип более крупной группы психических состояний, которые проявляются в виде физических симптомов.Раньше они назывались соматоформными расстройствами (DSM4), а теперь называются расстройствами соматических симптомов (DSM5). ПНЭС также можно рассматривать как диссоциативное расстройство.

    Часто люди с ПНЭС могут выглядеть так, как будто они испытывают генерализованные судороги, похожие на тонико-клонические судороги с падением и тряской. Реже ПНЭС может имитировать абсансные припадки или фокальные припадки с нарушением внимания (ранее называемые сложными парциальными) припадками. Врач может заподозрить ПНЭС, если приступы имеют необычные особенности, такие как тип движений, продолжительность, триггеры и частота. 4

    Что вызывает ПНЭС?

    Как и в случае других соматических расстройств, у некоторых людей с ПНЭС может быть идентифицировано конкретное травматическое событие, такое как физическое или сексуальное насилие, инцест, развод, смерть любимого человека или другая тяжелая утрата или внезапная перемена.

    • Расстройства с соматическими симптомами, ранее называвшиеся соматоформными расстройствами, представляют собой состояния, которые предполагают соматическое расстройство, но при обследовании не могут быть объяснены основным физическим состоянием и связаны с психологическими факторами.
    • Конверсионное расстройство определяется как физические симптомы, вызванные психологическим конфликтом, которые бессознательно преобразуются в симптомы неврологического расстройства.
    • Конверсионное расстройство имеет тенденцию развиваться в подростковом или раннем взрослом возрасте, но может возникнуть в любом возрасте. По-видимому, это несколько более распространено среди женщин. 5

    Как диагностируется ПНЭС?

    По словам Бенбадиса, хотя ЭЭГ помогают в диагностике эпилепсии, они часто являются нормальными у людей с доказанной эпилепсией и не могут использоваться отдельно в качестве диагностического инструмента для эпилепсии.Наиболее надежным тестом для постановки диагноза PNES является видеомониторинг ЭЭГ, который регистрирует рассматриваемые эпизоды.

    • Во время видео-ЭЭГ за человеком наблюдают (в течение периода времени от нескольких часов до нескольких дней) как с помощью видеокамеры, так и с помощью ЭЭГ, пока не произойдет припадок.
    • Благодаря анализу видеозаписей и записей ЭЭГ диагноз ПНЭС можно поставить практически с уверенностью.
    • После постановки диагноза человека обычно направляют к психиатру для дальнейшего лечения.
    • Видео-ЭЭГ-мониторинг традиционно проводится в условиях стационара, но в некоторых случаях и при наличии современного оборудования его можно проводить и в домашних условиях.
    • Когда видео-ЭЭГ-мониторинг недоступен, видеозаписи с мобильного телефона, полученные свидетелями, могут быть чрезвычайно полезными для невролога при подозрении на диагноз.

    Вопросы лечения

    «Соматоформные расстройства очень трудно поддаются лечению, потому что, как только гасишь один симптом, появляется другой.Эти расстройства отнимают много времени и денег и, как правило, вызывают огромное разочарование со стороны медицинских работников, работающих с этим населением», — сказала Сьюзан Келли, доктор философии, профессор поведенческого здоровья в Университете Южной Флориды, Тампа. и психотерапевт с частной практикой. Сама Келли смогла избежать этого разочарования, приняв клинический подход, ориентированный на травму, который не только хорошо помогает ей как врачу, но и помогает ее пациентам с ПНЭС преодолевать приступы.

    «У некоторых пациентов с психогенными неэпилептическими припадками припадки являются проявлением травмы, известной также как посттравматическое стрессовое расстройство (ПТСР). Чтобы лечить людей с посттравматическим стрессовым расстройством, клиницист должен разобрать припадок, чтобы увидеть, что представляет собой припадок с точки зрения эмоций и памяти, а также где в теле хранится эта травма», — продолжает она.

    Она постулирует, что когда человек переживает травму (например, физическое насилие, сексуальное насилие, свидетель насилия), его или ее тело может поглотить эту травму.Следовательно, припадок — это способ тела выразить то, что ум и рот не могут выразить. Келли обнаружил, что наиболее эффективным методом лечения ПНЭС является терапевтическая техника, называемая десенсибилизацией и переработкой движениями глаз (ДПДГ).

    EMDR объединяет элементы многих видов психотерапии, включая психодинамическую, когнитивно-поведенческую, межличностную, эмпирическую и телесно-центрированную терапию. Во время EMDR клиент обращает внимание на прошлый и настоящий опыт короткими последовательными дозами, одновременно сосредотачиваясь на внешнем стимуле.Затем клиенту дается указание позволить новому материалу стать фокусом следующего набора двойного внимания. Эта последовательность двойного внимания и личных ассоциаций повторяется много раз в течение сеанса. 6

    Другие психологические методы лечения включают

    • Когнитивно-поведенческая терапия (КПТ)
    • Психотерапия длительного воздействия
    • Межличностная и психодинамическая психотерапия
    • Психотерапия, основанная на осознанности
    • Семейная терапия

    Узнайте больше о лечении ПНЭС

    Работа со стигмой, связанной с психическими расстройствами

    Понятно, что первая реакция многих людей, когда они узнают, что у них ПНЭС, а не эпилепсия, — это недоверие, отрицание и замешательство.Это связано с тем, что проблемы с психическим здоровьем сопровождаются очень стигматизированными ярлыками, такими как «сумасшедший», «сумасшедший» и т. д. Эти стигмы встроены в наш язык и еще глубже в нашу бессознательную систему убеждений.

    Однако люди с ПНЭС не являются «сумасшедшими» или «сумасшедшими». Многие являются жертвами травм. Их восстановление после травмы, а также припадков во многом зависит от их способности преодолеть стигму и последующее наблюдение у специалиста по психическому здоровью.

    PNES — это реальное состояние, возникающее в ответ на реальные стрессоры.Эти припадки не вызываются сознательно и не являются виной пациента ~ д-р Бенбадис

    Если вам нужна дополнительная информация о PNES, загрузите эту брошюру в Университете здравоохранения Южной Флориды.

    Ссылки

    1. Benbadis SR, Период пребывания в клинике эпилепсии и наличие в анамнезе «хронической боли» или «фибромиалгии» независимо друг от друга позволяют предсказать диагноз психогенных припадков . Эпилепсия Behav 2005 (6): 264-265.
    2. Benbadis SR, Психогенные припадки .http://www.emedicine.com/NEURO/topic403.htm
    3. Benbadis SR, Проблема психогенных симптомов: отрицает ли это психиатрическое сообщество? . Поведение эпилепсии 2005(6): 9-14.
    4. Benbadis SR, Heriaud L., Определение психогенных неэпилептических припадков, Руководство для пациентов и их семей .
    5. Руководство Merck по терапии и диагностике, раздел 15, глава 186, Конверсионное расстройство. www.merck.com
    6. EMDR Institute Inc., Краткое описание EMDR.http://www.emdr.com

    Симптомы, имитирующие эпилепсию, связанные со стрессом, плохими навыками преодоления стресса

    Основываясь на своем клиническом опыте и наблюдениях, группа врачей и психологов Университета Джона Хопкинса сообщает, что более чем у трети пациентов, поступивших в отделение стационарного наблюдения за эпилепсией больницы Джона Хопкинса для лечения трудноизлечимых припадков, было обнаружено, что они вызваны стрессом. симптомы, а не истинное судорожное расстройство.

    У этих пациентов — вернувшихся ветеранов войны, матерей, борющихся за опеку над детьми, и переутомленных профессионалов — наблюдается то, что врачи называют психогенными неэпилептическими припадками (ПНЭС).Их демонстрация неконтролируемых движений, отстраненных взглядов или конвульсий, как говорят исследователи из Университета Джона Хопкинса, не является результатом аномальных электрических разрядов в мозгу, которые характеризуют эпилепсию, а вместо этого, похоже, связано со стрессом, который имитирует и ошибочно диагностируется как эпилепсия. неврологическое расстройство.

    Исследователи отмечают, что одним из важных ключей к разгадке является то, что противосудорожные препараты не могут купировать симптомы у этих пациентов, что позволяет предположить, что с электрической активностью их мозга физически ничего не происходит.Исследователи также говорят, что число диагнозов растет, по крайней мере, судя по тому, что они видели в последние месяцы.

    В прошлом такое поведение, как ПНЭС, называли «истерией». Теперь они часто рассматриваются психиатрами как часть «конверсионного» расстройства, при котором пациент бессознательно превращает эмоциональную дисфункцию в физические симптомы. В некоторых случаях пострадавшие становятся парализованными или слепыми из-за эмоциональной травмы. Ученые из Хопкинса говорят, что люди, подверженные риску псевдоприпадков, как правило, очень внушаемы, поэтому врачи часто стараются не афишировать это состояние и не привлекать к нему внимания.В последние месяцы заголовки из Западного Нью-Йорка описывали группу из более чем дюжины учениц старших классов, которые испытывали неконтролируемые тики и другие движения, которые многие эксперты теперь считают проявлениями «заразного» психиатрического, а не неврологического расстройства.

    В новом исследовании группа нейропсихологов и неврологов из Медицинской школы Университета Джона Хопкинса предполагает, что люди с ПНЭС не обязательно испытывают более частые или тяжелые стрессовые события, чем люди с эпилепсией или неврологически здоровые люди.Однако им, похоже, не хватает эффективных механизмов преодоления стрессов, и они чувствуют себя более расстроенными из-за них.

    «Эти пациенты ведут себя так, как будто у них органическое заболевание головного мозга, но это не так», — говорит Джейсон Брандт, доктор философии, старший исследователь исследования и профессор психиатрии, поведенческих наук и неврологии в Школе Университета Джона Хопкинса. медицины. «И оказывается, что их жизненные стрессы были не такими уж высокими, но они очень чувствительны к стрессу и плохо с ним справляются.

    Исследователи из Университета Джона Хопкинса говорят, что они провели новое исследование, чтобы понять, почему «психогенные» симптомы так точно имитируют физическое расстройство и почему некоторые люди более восприимчивы к такому поведению, чем другие. Ясно, что не у каждого перегруженного человека появляются симптомы судорог, отмечают они, и неизвестно, сколько людей испытывают псевдоприпадки.

    Для исследования, опубликованного онлайн в журнале Приступ , исследователи оценили 40 пациентов с ПНЭС, 20 человек с эпилепсией и 40 здоровых добровольцев из контрольной группы, всех которых попросили сообщить о частоте различных стрессовых жизненных событий (как положительных, так и отрицательный) за предыдущие пять лет.Затем испытуемые оценивали страдания, вызванные этими событиями. Каждая группа сообщила примерно об одинаковом количестве стрессовых событий, но группа PNES сообщила о гораздо более высоком уровне стресса, чем две другие группы. Исследователи обнаружили, что группа PNES с меньшей вероятностью планировала курс действий для противодействия стрессовым жизненным событиям. По словам Брандта, те, кто использовал отрицание — неспособность признать стрессоры, — испытывали больший стресс, чем те, кто этого не делал, что свидетельствует о неэффективности отрицания как способа предотвращения тревоги.Наряду с симптомами судорог пациенты с ПНЭС часто имеют другие проблемы в поведении и нестабильные отношения. Авторы сообщают, что многие остаются профессиональными инвалидами и несут высокие расходы на здравоохранение даже спустя годы после выявления неэпилептической природы их событий.

    Цена веры в то, что у вас эпилепсия, когда на самом деле ее нет, высока, отмечает Брандт. С финансовой точки зрения, есть расходы на визиты к врачу, лекарства, которые не работают, и госпитализации в специализированные отделения, такие как отделение мониторинга эпилепсии Хопкинса (EMU).В EMU пациентов подключают как к видеокамере, чтобы зафиксировать начало и характеристики приступа, так и к ЭЭГ (электроэнцефалограмме), которая отслеживает электрические сигналы мозга. Датчики, прикрепленные к коже головы, проверяют соответствие поведения припадков и аномальные электрические разряды в мозгу. Существуют также психологические и социальные издержки инвалидизирующих припадков, которые невозможно контролировать.

    Грегори Л. Краусс, доктор медицинских наук, профессор неврологии Университета Джона Хопкинса и один из соавторов исследования, говорит, что удивлен тем, как много пациентов направляются в его отделение эпилепсии вообще без эпилепсии.И кажется, что цифры растут. Он говорит, что в последние месяцы у половины направленных в отделение псевдоприпадков.

    Когда команда обнаруживает людей, у которых, используя аналогию с компьютером, проблема не в оборудовании, а в программном сбое, они получают хорошие новости. Часто, говорит Краусс, симптомы быстро исчезают. Но, говорит Брандт, такие пациенты часто нуждаются в когнитивно-поведенческой терапии, чтобы помочь им развить более эффективные навыки преодоления трудностей.

     «В современном обществе много стресса, и это исследование показывает, что у многих людей нет навыков, чтобы справиться с этим, — говорит Краусс.

    Люди с ПНЭС могут годами лечиться от эпилепсии, говорят Краусс и его коллеги, которые также сообщают, что неврологи могут ставить неверный диагноз пациентам с ПНЭС, неверно интерпретируя их ЭЭГ. В исследовании 46 пациентов, опубликованном в журнале Neurology в 2005 году, паттерны, наблюдаемые в 54 процентах показаний ЭЭГ, были ошибочно истолкованы как эпилепсия. Краусс говорит, что пациенты часто приходят к нему уже после того, как невролог сказал, что их ЭЭГ показывает, что у них эпилепсия.

    В другом отчете Krauss in Neurology, опубликованном в 2007 году, рассматривалось использование служебных собак, обученных помогать пациентам с эпилепсией.Исследователи определили, что у четырех из шести пациентов в исследовании на самом деле был ПНЭС, а не эпилепсия, и, предупреждая пациентов о приближающемся припадке, собаки, возможно, вместо этого увековечивали псевдоприпадки, внушая им идею о них. с ПНЕС. Собаки обучены предвидеть явное поведение и, по-видимому, не могут отличить ПНЭС от настоящих судорожных расстройств.

    «Мы просто наблюдаем большое количество этих пациентов, и мы, вероятно, увидим больше», — говорит Краусс.

    Рональд П. Лессер, доктор медицины, и С. Марк Теста, доктор философии, оба из Университета Джона Хопкинса, также работали над новейшим исследованием.

    Психогенные неэпилептические припадки — StatPearls

    Непрерывное обучение

    Псевдоприпадки, психогенные припадки и истерические припадки — это более старые термины, используемые для описания событий, которые клинически напоминают эпилептические припадки, но происходят без чрезмерной синхронной кортикальной электроэнцефалографической активности, которая определяет эпилептические припадки.Обычно используемые в настоящее время термины для этого явления — психогенные неэпилептические приступы или припадки (ПНЭС), психогенные неэпилептические эпизоды (ПНЭЭ) или психогенные неэпилептические приступы. Эти термины подкрепляют идею о том, что события не являются эпилептическими припадками и имеют психиатрическое происхождение. В этом упражнении рассматривается, как правильно оценивать психогенные неэпилептические приступы, и намечаются дальнейшие шаги, которые следует предпринять, когда наблюдаются симптомы, похожие на приступы, или сообщается о них. Это мероприятие подчеркивает роль межпрофессиональной команды в уходе за пациентами с психогенными неэпилептическими приступами.

    Цели:

    • Опишите подсказки в анамнезе пациента, которые могут привести к рассмотрению психогенных неэпилептических приступов.

    • Объясните, как можно поставить окончательный диагноз психогенных неэпилептических приступов.

    • Объясните, как правильно вести пациента с психогенными неэпилептическими приступами.

    • Определить стратегии межпрофессиональной команды для улучшения координации помощи и коммуникации для улучшения результатов лечения пациентов с психогенными неэпилептическими приступами.

    Получите доступ к бесплатным вопросам с несколькими вариантами ответов по этой теме.

    Введение

    Псевдоприпадок — это более старый термин для событий, которые выглядят как эпилептические припадки, но на самом деле не представляют собой проявление аномальной чрезмерной синхронной корковой активности, которая определяет эпилептические припадки. Они не являются разновидностью эпилепсии, а имеют психиатрическое происхождение. Другие термины, использовавшиеся в прошлом, включают истерические припадки, психогенные припадки и другие. Наиболее стандартной современной терминологией являются психогенные неэпилептические припадки (ПНЭС).Некоторые выступают за другие термины, такие как психогенные функциональные припадки или психогенные неэпилептические явления, припадки или приступы. Эти термины подтверждают идею о том, что события не являются эпилептическими припадками.[1][2][3][4][5] Ретроспективный обзор небольшого числа пациентов за несколько лет показал, что для описания этих явлений использовались десятки различных диагностических терминов.[5] Несмотря на то, что термин «псевдоприпадок» и другие термины утверждены в использовании, их следует рассматривать как жаргон, и для ясности рекомендуется использовать психогенные неэпилептические припадки (или, альтернативно, приступы) (PNES).

    Отличить ПНЭС от эпилептических припадков у постели больного может быть сложно даже опытным наблюдателям. Теоретически почти любое повторяющееся поведение может представлять собой эпилептические припадки. Эволюция устройств для мониторинга эпилепсии и возможность одновременного использования видео и записи ЭЭГ могут стать ключом к диагностике.[6][7] Видеоэлектроэнцефалография (видео-ЭЭГ) типичного события, показывающая отсутствие эпилептиформной активности во время приступа с совместимым анамнезом, считается золотым стандартом диагностики.[8] Задержка диагностики психогенных неэпилептических припадков на несколько лет является обычным явлением.[9]

    Лечение ПНЭС может быть затруднено, но очевидно, что противоэпилептические препараты (АЭП) бесполезны. В дополнение к ненужным затратам и потенциальным побочным эффектам противоэпилептических препаратов у этих пациентов могут возникнуть опасные для жизни побочные эффекты, такие как угнетение дыхания, если психогенный неэпилептический эпилептический статус лечится большими дозами бензодиазепинов.

    Этиология

    Считается, что наиболее распространенным психическим механизмом является конверсионное расстройство.Конверсионное расстройство по определению подразумевает, что человек не осознает и не симулирует события сознательно. История сексуального или физического насилия является фактором риска развития ПНЭС. Большинство больных составляют взрослые женщины. Непропорционально большое количество пациентов с PNES имеют подготовку в области здравоохранения. Неясно, как эти факторы риска в сумме вызывают приступы. Другие психические сопутствующие заболевания могут включать депрессию, тревожные расстройства, посттравматическое стрессовое расстройство или расстройства личности.

    Считается, что симуляция или симулятивное расстройство менее распространены в качестве причины PNES, но могут быть заподозрены при явном, немедленном вторичном усилении, приводящем к изменениям в поведении.

    Эпидемиология

    Заболеваемость PNES неизвестна. Однако у пациентов, поступивших в отделения мониторинга эпилепсии по поводу необычных или трудноизлечимых припадков, от 20 % до 40 % диагностируют ПНЭС, а не эпилептические припадки , при расширенном видео-ЭЭГ-мониторинге. В недавнем исследовании генерализованного судорожного эпилептического статуса у 10% пациентов с бензодиазепин-рефрактерным генерализованным судорожным эпилептическим статусом, которые получали дополнительные противоэпилептические препараты после вынесения решения, был обнаружен ПНЭС.[11]

    Патофизиология

    Некоторые данные исследований функциональной и структурной нейровизуализации позволяют предположить, что PNES может отражать изменения в сенсомоторной, эмоциональной регуляции/обработке, когнитивном контроле и интеграции нейронных цепей.[8]

    Анамнез и физикальное исследование

    Психогенные неэпилептические припадки бывает трудно отличить от эпилептических припадков. Наблюдение за нарастанием и угасанием сознания, несовпадающими по фазе трясущими движениями, толчками таза, качанием головы из стороны в сторону и закрыванием глаз во время события предполагает ПНЭС.Тем не менее, временами короткие эпизоды внезапной потери сознания могут представлять собой событие PNES. Иногда друзья или родственники могут добровольно рассказать о неэпилептических припадках или приступах в анамнезе, но часто этого не хватает, и у пациента диагностируют судорожное расстройство, и ему назначают противоэпилептические препараты.

    Даже в переполненном отделении неотложной помощи всегда есть минутка наблюдения перед началом лечения. Терапия не должна слепо следовать протоколу без осмотра и осмотра.[12] У большинства пациентов с судорожными припадками глаза открыты. Закрытые глаза, особенно плотно закрытые глаза с сопротивлением их открыванию во время события, несовместимы с эпилептическими припадками. Закрытие глаз во время заклинаний постоянно оказывается надежным признаком ПНЭС (95% и выше), хотя иногда наблюдаются исключения.[13][14]

    Дикие метания, движения головой из стороны в сторону и кричащие словесные фразы также не согласуются с эпилептическими припадками. Моторные движения четырьмя конечностями с судорогами означают диффузное поражение коры при эпилептическом припадке, и пациент не должен быть в состоянии общаться во время такой судороги.Рот обычно открыт во время тонической фазы генерализованной судороги; наличие сжатого рта во время тонического приступа должно вызвать подозрение на ПНЭС.[15] Кратковременный громкий шум или аналогичный вздрагивающий стимул можно использовать для выявления ПНЭС, поскольку пациент с генерализованной эпилептической судорогой не должен вздрагивать или реагировать на стимул во время события. Послегенерализованный эпилептический припадок характерен послеоперационный период сонливости или спутанности сознания, но может отсутствовать при ПНЭС.

    Есть исключения из этих наблюдений.Тазовые толчки, движения на велосипеде, ненормальная поза могут возникать при лобной эпилепсии.

    У пациентов с эпилептическими припадками, как судорожными, так и несудорожными, наблюдалось увеличение частоты сердечных сокращений на 30% по сравнению с неэпилептическими приступами.[18] Заикание во время события наблюдалось примерно у 9% пациентов с ПНЭС, но не наблюдалось при эпилептических припадках в исследовании, проведенном в одном центре.[19] Постиктальное глубокое шумное дыхание после генерализованных эпилептических припадков наблюдалось в обсервационных исследованиях, но не после ПНЭС, и рекомендуется как полезный отличительный признак.[20] 

    С появлением камер на мобильных телефонах свидетели события могут предложить видеозапись. Было обнаружено, что анализ этих записей с помощью экспертной оценки имеет дополнительную ценность для диагностики неэпилептических припадков.[21]

    Оценка

    Опять же, ключевое значение имеет наблюдение, и клиницисты должны избегать любой спешки с бесполезными вмешательствами или лечением.

    Для успешного лечения необходим правильный диагноз. Пациентам с психогенными неэпилептическими приступами часто ошибочно ставили диагноз эпилепсии, и им прописывали несколько лекарств.Консультация невролога может быть полезной. Поступление в отделение мониторинга может быть оправдано, если диагноз неясен. Длительный видеомониторинг ЭЭГ является наиболее важным диагностическим тестом.[22] Недавно было обнаружено, что кратковременная видео-ЭЭГ полезна для диагностики ПНЭС [10].

    Лабораторные исследования имеют ограниченную пользу. Давно известно, что уровни пролактина в сыворотке повышаются вскоре после генерализованного эпилептического припадка, но не после ПНЭС. Уровни пролактина быстро достигают пика после событий, и, хотя они широко обсуждаются в литературе, они имеют ограниченную прагматическую ценность.Молочнокислый ацидоз обычно следует за генерализованными судорогами. Однако повышение уровня лактата не является специфичным для судорог эпилептического происхождения; повышенный уровень лактата наблюдался у добровольцев, моделирующих генерализованные припадки.[23] Наблюдались повышенные уровни креатинкиназы после генерализованного судорожного эпилептического статуса по сравнению с пациентами с психогенным неэпилептическим эпилептическим статусом, что может быть полезно для дифференциальной диагностики психогенного эпилептического статуса от генерализованного судорожного эпилептического статуса.[24]

    Лечение / Управление

    В сложных случаях для подтверждения диагноза может потребоваться госпитализация в отделение мониторинга эпилепсии или аналогичное учреждение с комбинированным видео-ЭЭГ-мониторингом. Наилучшее лечение неизвестно, но может состоять из комбинации лекарств, если существует депрессия или тревога, и когнитивно-поведенческой терапии. Честное и четкое обсуждение диагноза пациента имеет первостепенное значение. В случаях конверсионного расстройства важно признать, что приступы реальны и причиняют страдания пациенту, семье и друзьям.Следует уточнить, что эти эпизоды не являются судорогами. Должен быть описан уважительный подход и уверенность в том, что поддерживающая терапия, скорее всего, уменьшит или даже устранит частоту приступов. Если диагноз ПНЭС подтвержден, противоэпилептические препараты следует отменить.[25][26]

    Дифференциальный диагноз

    Психогенные неэпилептические припадки в значительной степени являются диагнозом исключения. Любое пароксизмальное событие может симулировать судороги или ПНЭС, такие как обморок, аритмия и другие приступы.Двигательные расстройства или расстройства сна могут быть в дифференциальной диагностике. После исключения других пароксизмальных событий различие между эпилептическими припадками и ПНЭС может оставаться сложной задачей. Дифференциальный диагноз для PNES включает в себя:

    • Отсутствие Отсутствие

    • Комплексные частичные изъятия

    • Vertigo

    • Syncope

    Прогноз

    Прогноз пациентов с PNES не ясен.При правильной идентификации приступов и диагностике ПНЭС лечение любых сопутствующих психиатрических заболеваний и консультирование могут снизить частоту приступов. Психотерапия, основанная на когнитивно-поведенческой терапии, кажется эффективной. Считается, что принятие пациентом диагноза PNES улучшает результаты [8].

    Осложнения

    Хотя иногда используется для «пробуждения» пациента, у которого, как считается, симулируется отсутствие реакции или неэпилептические приступы, следует избегать вредных раздражителей, таких как капсулы с аммиаком .Обмен наблюдениями между медицинскими работниками имеет важное значение.

    Недавнее исследование схем приема лекарств при бензодиазепин-резистентном генерализованном судорожном эпилептическом статусе показало, что у 10% субъектов, включенных в исследование, при детальном рассмотрении был обнаружен ПНЭС.[11] Потенциальные осложнения ошибочного лечения генерализованного эпилептического статуса включают побочные реакции на лекарства. Одно исследование показало, что при неправильном диагнозе ПНЭС как эпилептического судорожного статуса вводили большие дозы противоэпилептических препаратов до нарушения сознания или дыхательной недостаточности.[12] Сообщалось о ненужных эндотрахеальных интубациях с ятрогенными осложнениями. [27][28]

    Сдерживание и обучение пациентов

    Как обсуждалось ранее, правильный диагноз PNES необходим для проведения соответствующих вмешательств. Информирование пациентов и их семей о психиатрической этиологии приступов и отмене противоэпилептических препаратов полезно для снижения частоты приступов.

    Pearls and Other Issues

    Хотя характер генерализованного судорожного припадка обычно представляет собой внезапное начало, короткие тонические позы, за которыми следуют синхронизированные клонические движения конечностей, изменение сознания и постиктальная фаза спутанности сознания, бывают исключения, особенно у пациентов с парциальными припадками, начинающимися в лобных или височных областях.Иногда наблюдаются необычные двигательные паттерны с парциальными припадками или стойкими состояниями спутанности сознания с незначительными двигательными автоматизмами. Если это разрешено политикой больницы, запись событий с помощью видео или смартфонов может быть полезна для последующего анализа.

    Повышение эффективности медицинских работников

    Для идеального лечения PNES необходима межпрофессиональная команда медицинских работников. В эту команду войдут клиницисты (в том числе терапевты и медсестры), специалисты (например, невролог), медперсонал, фармацевты и специалисты в области психического здоровья, и все они будут сотрудничать, невзирая на дисциплинарные границы, для достижения оптимальных результатов лечения пациентов.Члены команды должны быть последовательными в общении с пациентом и членами семьи. Неврологическая оценка и направление к соответствующим психиатрическим или консультационным ресурсам является идеальным курсом.

    Ссылки

    1.
    Бодде Н.М., Брукс Дж.Л., Бейкер Г.А., Бун П.А., Хендриксен Дж.Г., Малдер О.Г., Альденкамп А.П. Психогенные неэпилептические припадки — определение, этиология, лечение и прогностические вопросы: критический обзор. Захват. 2009 г., 18 октября (8): 543-53. [PubMed: 19682927]
    2.
    Рейли С., Маквильямс А., Хейман И. Что в имени? «Психогенные» неэпилептические явления у детей и подростков. Dev Med Child Neurol. 2015 Январь; 57 (1): 100-1. [PubMed: 25303213]
    3.
    Туалет LaFrance. Психогенные неэпилептические «приступы» или «приступы»? Это не просто семантика: приступы. Неврология. 2010 06 июля; 75 (1): 87-8. [Бесплатная статья PMC: PMC2

    5] [PubMed: 20603488]

    4.
    Benbadis SR. Психогенные неэпилептические «приступы» или «приступы»? Это не просто семантика: атаки.Неврология. 2010 06 июля; 75 (1): 84-6. [PubMed: 20603487]
    5.
    Kholi H, Vercueil L. Диагностика психогенных неэпилептических припадков в отделении неотложной помощи с психогенным статусом и функциональными (психогенными) симптомами: Whopping. Эпилепсия Поведение. 2020 март; 104 (Pt A): 106882. [PubMed: 31982830]
    6.
    О’Салливан С.С., Редвуд Р.И., Хант Д., МакМахон Э.М., О’Салливан С. Распознавание психогенных неэпилептических припадков: излечимая нейрофобия? J Neurol Нейрохирург Психиатрия. 2013 г., февраль 84(2):228-31.[PubMed: 22842714]
    7.
    Чен Д.К., LaFrance WC. Диагностика и лечение неэпилептических припадков. Континуум (Миннеап Минн). 2016 февраля; 22 (1 Эпилепсия): 116-31. [PubMed: 26844733]
    8.
    Perez DL, LaFrance WC. Неэпилептические припадки: обновленный обзор. Спектр ЦНС. 2016 июнь;21(3):239-46. [Бесплатная статья PMC: PMC5438261] [PubMed: 26996600]
    9.
    Рубер М., Фернандес Г., Бауэр Дж., Хельмштедтер С., Эльгер К.Э. Диагностическая задержка при психогенных неэпилептических припадках.Неврология. 2002 12 февраля; 58 (3): 493-5. [PubMed: 11839862]
    10.
    Занзмера П., Шарма А., Бхатт К., Патель Т., Лухар М., Моди А., Яни В. Может ли кратковременное видео-ЭЭГ заменить долгосрочное видео-ЭЭГ-мониторинг при психогенных неэпилептических припадки? Проспективное обсервационное исследование. Эпилепсия Поведение. 2019 Май; 94: 258-263. [PubMed: 30981120]
    11.
    Капур Дж., Элм Дж., Чемберлен Дж. М., Барсан В., Клойд Дж., Ловенштейн Д., Шиннар С., Конвит Р., Мейнцер С., Кок Х., Фонтан Н., Коннор Дж. Т., Силберглейт Р., NETT и PECARN Investigators. Рандомизированное исследование трех противосудорожных препаратов при эпилептическом статусе. N Engl J Med. 2019 28 ноября; 381(22):2103-2113. [Бесплатная статья PMC: PMC7098487] [PubMed: 31774955]
    12.
    Лейс А.А., Росс М.А., Саммерс А.К. Психогенные припадки: иктальные характеристики и диагностические ловушки. Неврология. 1992 янв; 42(1):95-9. [PubMed: 1734330]
    13.
    Чанг С.С., Гербер П., Кирлин К.А. Иктальное закрытие глаз является надежным индикатором психогенных неэпилептических припадков.Неврология. 2006 13 июня; 66 (11): 1730-1. [PubMed: 16769949]
    14.
    Rn AM, Howard L. BET 2: Является ли закрытие глаз во время примерки предвестником психогенной причины припадков? Emerg Med J. 2020 Jan; 37(1):46-47. [PubMed: 31848267]
    15.
    DeToledo JC, Ramsay RE. Паттерны вовлечения лицевых мышц во время эпилептических и неэпилептических событий: обзор 654 событий. Неврология. 1996 г., сен; 47 (3): 621-5. [PubMed: 8797454]
    16.
    LaFrance WC, Benbadis SR.Предотвращение затрат на нераспознанные психологические неэпилептические припадки. Неврология. 2006 13 июня; 66 (11): 1620-1. [PubMed: 16769930]
    17.
    Geyer JD, Payne TA, Drury I. Значение тазового толчка в диагностике припадков и псевдоприпадков. Неврология. 2000 11 января; 54 (1): 227-9. [PubMed: 10636155]
    18.
    Оферк С., Хирш Л.Дж. Иктальная частота сердечных сокращений позволяет отличить эпилептические припадки от неэпилептических. Неврология. 2002 26 февраля; 58 (4): 636-8. [PubMed: 11865145]
    19.
    Восслер Д.Г., Халтинер А.М., Шепп С.К., Фрил П.А., Кейлор Л.М., Морган Д.Д., Доэрти М.Дж. Иктальное заикание: признак, наводящий на мысль о психогенных неэпилептических припадках. Неврология. 2004 10 августа; 63 (3): 516-9. [PubMed: 15304584]
    20.
    Авберсек А., Сисодия С. Поддерживает ли первичная литература клинические признаки, используемые для отличия психогенных неэпилептических припадков от эпилептических припадков? J Neurol Нейрохирург Психиатрия. 2010 июль; 81 (7): 719-25. [PubMed: 20581136]
    21.
    Tatum WO, Hirsch LJ, Gelfand MA, Acton EK, LaFrance WC, Duckrow RB, Chen DK, Blum AS, Hixson JD, Drazkowski JF, Benbadis SR, Cascino GD., OSmartViE Исследователи. Оценка прогностической ценности амбулаторных видео со смартфонов для диагностики эпилептических припадков. ДЖАМА Нейрол. 2020 01 мая; 77 (5): 593-600. [Бесплатная статья PMC: PMC69] [PubMed: 31961382]
    22.
    Сарма А.К., Хандкер Н., Курчевский Л., Брофи Г.М. Медикаментозное лечение эпилептических припадков: проблемы и решения.Нейропсихиатр Dis Treat. 2016;12:467-85. [Статья бесплатно PMC: PMC4771397] [PubMed: 26966367]
    23.
    Лу Изенберг А., Дженсен М.Е., Линделоф М. Уровни лактата в плазме при моделировании припадков — обсервационное исследование. Захват. 2020 22 января; 76:47-49. [PubMed: 32004878]
    24.
    Holtkamp M, Othman J, Buchheim K, Meierkord H. Диагностика психогенного неэпилептического эпилептического статуса в условиях неотложной помощи. Неврология. 2006 13 июня; 66 (11): 1727-9. [PubMed: 16769948]
    25.
    Араин А., Таммаа М., Чаудхари Ф., Гилл С., Юсуф С., Бангалор-Виттал Н., Сингх П., Джабин С., Али С., Сонг И., Азар Н.Дж. Сообщение диагноза психогенных неэпилептических припадков: точка зрения пациента. Дж. Клин Нейроски. 2016 июнь;28:67-70. [PubMed: 26860851]
    26.
    LaFrance WC, Baird GL, Barry JJ, Blum AS, Frank Webb A, Keitner GI, Machan JT, Miller I, Szaflarski JP., NES Treatment Trial Trial (NEST-T) Consortium. Многоцентровое экспериментальное исследование лечения психогенных неэпилептических припадков: рандомизированное клиническое исследование.Джама Психиатрия. 2014 сен; 71 (9): 997-1005. [PubMed: 24989152]
    27.
    Доббертин М.Д., Вигингтон Г., Шарма А., Беста Д. Интубация в случае психогенного неэпилептического эпилептического статуса. J Нейропсихиатрия Clin Neurosci. 2012 Зима; 24(1):E8. [PubMed: 22450654]
    28.
    Рубер М., Бейкер Г.А., Гилл Р., Смит Д.Ф., Чедвик Д.В. Неспособность распознать психогенные неэпилептические припадки может привести к смерти. Неврология. 2004 09 марта; 62 (5): 834-5. [PubMed: 15007151]

    Неэпилептические припадки и диссоциативные припадки


    Неэпилептические припадки (НЭС) или диссоциативные припадки могут быть похожи на эпилептические припадки, но они не вызваны аномальной электрической активностью головного мозга.Это руководство поможет вам понять, что такое неэпилептические припадки, что их вызывает, как их диагностировать и как их лечить.

    Описание диссоциативных припадков

    Существует несколько различных типов припадков, и они могут возникать по разным причинам. Эпилепсия и эпилептические припадки объясняются ниже.

    Приступы, не связанные с эпилепсией, иногда называют «неэпилептическими припадками». Они могут иметь физическую причину, такую ​​как низкий уровень сахара в крови (гипогликемия), или могут быть связаны с работой сердца.Или они могут иметь психологическую причину. Наиболее распространенным типом неэпилептических припадков (НЭС) являются диссоциативные припадки (см. ниже).

    Возможно, вы просматриваете эту информацию, если вам или кому-то из ваших знакомых поставили диагноз NES. Это может помочь вам определить различные типы припадков и понять, почему они могут происходить у вас или у кого-то из ваших знакомых.

    Что вызывает эпилептические припадки?

    Эпилептические припадки вызваны нарушением электрической активности головного мозга (поэтому они всегда начинаются в головном мозге).Наш мозг контролирует то, как мы думаем, двигаемся и чувствуем, передавая электрические сигналы от одной клетки мозга к другой. Если эти сообщения прерываются или одновременно отправляется слишком много сообщений, это вызывает эпилептический припадок.

    То, что происходит с человеком во время припадка, зависит от того, где в мозгу происходит припадок и что делает эта часть мозга.

    Приблизительно у 1 из 5 человек (20%) с диагнозом эпилепсия, которые затем проходят обследование в специализированных эпилептических центрах, обнаруживается NES

    Частично это может быть связано с тем, что эпилепсия и НЭП могут выглядеть очень похоже и воздействовать на людей сходным образом.Однако разница между эпилептическими и неэпилептическими припадками заключается в их основной причине.

    Неэпилептические припадки (НЭС) не вызываются нарушением электрической активности головного мозга и поэтому отличаются от эпилепсии. Они могут иметь ряд различных причин.

    Диссоциативные припадки

    Некоторые СНП вызваны психическими или эмоциональными процессами, а не физическими причинами. Этот тип приступа может произойти, когда чья-то реакция на болезненные или трудные мысли и чувства влияет на них физически.Это так называемые диссоциативные припадки.

    Раньше диссоциативные припадки называли «псевдоприпадками». Это название бесполезно, потому что предполагает, что у человека нет «настоящих» припадков или что его припадки намеренно «наиграны».

    Диссоциативные припадки происходят бессознательно, а это значит, что человек не контролирует их и они не навязаны. Это наиболее распространенный тип NES.

     Диссоциативные припадки иногда называют неэпилептическими припадками.Людей с неэпилептическими приступами можно охарактеризовать как страдающих «расстройством неэпилептических приступов» (NEAD).

    Эти термины не всегда полезны, потому что они описывают состояние, говоря, чем оно не является, а не говоря, чем оно является.

     Новое название диссоциативных припадков более полезно, поскольку оно не описывает припадки с точки зрения эпилепсии. Он также признан Всемирной организацией здравоохранения (это означает, что он включен в Международную классификацию болезней, которая представляет собой список всех известных болезней и состояний).

    Однако это может сбивать с толку, поскольку иногда врачи используют термины NES или NEAD, когда говорят о диссоциативных припадках. Другими терминами для диссоциативных припадков являются функциональные припадки или психогенные припадки.

    Что вызывает диссоциативные припадки?

    Все мы по-разному реагируем на пугающие или стрессовые ситуации. Когда мы напуганы, мы можем чувствовать физические симптомы, такие как учащенное сердцебиение или чувство пота. Когда нам грустно, мы можем плакать. То, как мы чувствуем себя эмоционально, иногда может вызывать физическую реакцию.

    Чрезвычайно пугающий или расстраивающий опыт может быть настолько эмоционально сложным для некоторых людей, что они не могут сознательно справиться с тем, как они себя чувствуют.

    В некоторых случаях мы бессознательно скрываем или «подавляем» память об этих переживаниях. Эти воспоминания могут всегда оставаться скрытыми, и мы можем никогда не вспомнить произошедшие события.

    У некоторых людей воспоминания об этих болезненных прошлых событиях могут внезапно всплывать или «вторгаться» в их мысли или сознание.Это может произойти во время эмоциональной или стрессовой ситуации или когда в окружающей среде есть что-то, что бессознательно вызывает неприятные воспоминания.

    Диссоциативные припадки могут возникать как механизм отключения, чтобы предотвратить повторное переживание плохих воспоминаний. Человек отделяется (или диссоциирует) от своих чувств по поводу опыта, потому что с ним слишком трудно справиться. Приступ происходит потому, что их эмоциональная реакция вызывает физический эффект.

    Эти припадки являются бессознательной реакцией, поэтому они не являются преднамеренными, и человек не может их контролировать.

    Один из способов описать это — сравнить с «домашней глухотой». Это опыт такой сильной концентрации на чем-то, что мы не осознаем, когда кто-то говорит с нами. Это может показаться «убавлением громкости», чтобы заглушить то, что происходит вокруг вас, чтобы вы могли сосредоточиться. Диссоциативные припадки подобны способу тела «заглушить» пугающие или болезненные воспоминания, чтобы они не проникали в наши мысли.

    Любой опыт, который у нас есть, будь то хороший или плохой, может оказать на нас глубокое и продолжительное влияние, и у каждого есть свой собственный способ справиться с ним.Диссоциативные припадки часто вызваны травматическими событиями, такими как:

    • крупные аварии
    • тяжелое эмоциональное расстройство (например, смерть близкого человека)
    • психологический стресс (например, развод)
    • трудные отношения
    • физическое или сексуальное насилие
    • Над

    • издеваются.

    Может быть трудно найти причину чьего-то диссоциативного припадка. У некоторых они начинаются вскоре после определенного события. У других они могут начаться только спустя годы или могут начаться внезапно без видимой причины.Как только диссоциативные припадки начались, они могут быть спровоцированы или вызваны, когда человек находится в состоянии стресса или испуга. Или они могут возникать спонтанно в ситуациях, которые не являются стрессовыми или пугающими. Иногда даже страх перед приступом может сам по себе спровоцировать приступ.

    Обнаружение исходного события, вызвавшего начало диссоциативных припадков , может помочь найти способ лечения припадков. Но это не всегда возможно и бывает тяжело говорить о травмирующих или сложных событиях.

    Судороги, вызванные отсроченной реакцией на очень стрессовое событие или ситуацию, например, нахождение на войне или стихийном бедствии, являются реакцией на посттравматическое стрессовое расстройство (ПТСР) — состояние, которое иногда возникает после травматического события. Во время припадка человек может плакать, кричать или иметь воспоминания (внезапные яркие воспоминания о событии). После приступов они могут не помнить.

    Каковы симптомы?

    Хотя диссоциативные припадки начинаются как эмоциональная реакция, они вызывают физический эффект.Особенности приступа могут включать учащенное сердцебиение (возможность чувствовать биение сердца), потливость, сухость во рту и гипервентиляцию (учащенное дыхание).

    Некоторые черты диссоциативных припадков очень похожи на эпилептические припадки. Эти физические особенности могут включать потерю сознания, потерю чувствительности и потерю контроля над движениями тела.

    У кого бывают диссоциативные припадки?

    Диссоциативные припадки могут случиться с кем угодно и в любом возрасте, хотя некоторые факторы делают диссоциативные припадки более вероятными.Диссоциативные приступы:

    • чаще встречается у женщин
    • чаще начинается у молодых людей
    • чаще встречается у людей, перенесших травму или заболевание, или у тех, у кого были серьезные эмоциональные расстройства или стрессовые жизненные события
    • чаще встречается у людей с другими психическими расстройствами (такими как депрессия, тревога, расстройства личности или люди, которые наносят себе вред).

    Как диагностируются диссоциативные припадки?

    Если у вас есть судороги, ваш терапевт обычно направляет вас к специалисту для диагностики.Обычно это будет невролог (врач, который специализируется на мозге и нервной системе), чтобы определить, являются ли припадки эпилептическими. Или вас могут направить к психиатру или психологу (поскольку диссоциативные припадки обычно классифицируются как психическое заболевание).

    Возможно, врачам будет проще сначала попытаться исключить возможные физические причины, включая эпилепсию. Это повлияет на типы тестов, которые вы можете пройти.

    Диссоциативные припадки трудно диагностировать, поскольку они могут быть похожи на эпилептические припадки.Нет симптомов, по которым однозначно можно было бы отличить диссоциативные припадки от эпилептических припадков.

    Сбор личного анамнеза

    Тесты, используемые для выявления причины судорог, сами по себе не могут подтвердить диагноз. Тем не менее, сбор «личной истории» может помочь найти причину ваших припадков. Это включает просмотр:

    • ваш неврологический анамнез (о вашем мозге и нервной системе и их развитии)
    • ваше психологическое развитие и психическое здоровье, в том числе были ли у вас депрессия или другие психические состояния, или были ли вы подвержены стрессу и травме в прошлом
    • есть ли в семейном анамнезе депрессия или другие состояния
    • история ваших припадков, например, когда они впервые начались и когда они произошли
    • , если у вас была диагностирована эпилепсия, но ваши припадки никогда не контролировались противоэпилептическими препаратами.

    что происходит во время припадка

    Расспросить вас о том, что происходит во время припадка, может помочь найти причину. Если вы не помните свои припадки, вы можете взять с собой кого-то, кто видел ваши припадки.

    Специалист может спросить вас о:

    • когда случаются припадки
    • , получите ли вы какое-либо предупреждение перед приступом
    • что происходит с вами во время припадка. Если вы не помните, свидетель может помочь описать, что с вами происходит
    • как долго длятся приступы
    • что вы помните, если что, о захвате впоследствии
    • как вы себя чувствуете после этого и сколько времени вам потребуется, чтобы восстановиться.

    Медицинские тесты

    Некоторые тесты используются для исключения других причин судорог, включая эпилепсию.

    • Медицинские осмотры и анализы крови могут использоваться для проверки общего состояния здоровья и выявления физической причины судорог, например диабета.
    • Сканирование головного мозга, такое как КТ (компьютерная томография) или МРТ (магнитно-резонансная томография), используется для формирования изображения вашего мозга. Это может показать физическую причину эпилептических припадков, но обычно не помогает в диагностике диссоциативных припадков.
    • ЭЭГ (электроэнцефалограмма) регистрирует электрическую активность головного мозга. Его часто используют, чтобы увидеть, вызваны ли судороги нарушением мозговой деятельности, что помогает диагностировать эпилепсию. Диссоциативные припадки не вызваны изменениями активности мозга.
    • Видеотелеметрия включает в себя одновременное проведение ЭЭГ и видеосъемку. Это сравнивает то, что делает человек, с тем, что происходит в его мозгу во время припадка, и часто может показать разницу между эпилептическими и диссоциативными припадками.Это может помочь диагностировать эпилепсию (если во время припадка активность вашего мозга изменяется) или диагностировать диссоциативные припадки (если во время припадка активность вашего мозга не меняется).

    Если тесты не выявили неврологической или физической причины ваших припадков, и ваш врач считает, что это могут быть диссоциативные припадки, вас могут направить к психиатру или психологу для постановки диагноза.

    Варианты лечения

    Лечение может зависеть от причины припадков и истории болезни.Ваш специалист может поговорить с вами о том, какие варианты лечения могут быть полезны.

    Лекарства

    Приступы, которые не являются эпилептическими, не будут контролироваться противоэпилептическими препаратами (АЭП).

    Если вы уже принимаете противоэпилептические препараты, например, если у вас ранее диагностировали эпилепсию, ваш врач может предложить вам постепенно снижать их дозу. Если у вас диссоциативные припадки и эпилепсия, вы, как правило, продолжаете принимать противоэпилептические препараты при эпилептических припадках.

    Если у вас также есть тревога или депрессия, ваш специалист может обсудить с вами, могут ли быть полезны другие лекарства, такие как антидепрессанты.

    Другие формы лечения

    Психотерапия рекомендуется для лечения диссоциативных припадков. Психотерапия — это название группы различных «разговорных» терапий (лечений). Специалисты в области психического здоровья, в том числе психиатры и психологи, обучены различным формам психотерапии.

    Часто рекомендуется когнитивно-поведенческая терапия (КПТ). КПТ изучает, как вы думаете о вещах, как это влияет на вас физически и эмоционально, и как это влияет на то, что вы делаете (на ваше поведение).Изменяя то, как вы думаете о вещах, например, как вы думаете о себе, других людях и мире вокруг вас, это может изменить ваше поведение. КПТ имеет тенденцию сосредотачиваться на том, как вещи влияют на вас в настоящем, и на том, как помочь вам смотреть на текущие ситуации более позитивно и справляться со стрессовыми событиями.

    КПТ может занять несколько месяцев или больше, так как вам может понадобиться время, чтобы почувствовать себя комфортно, рассказывая о своих переживаниях и чувствах.

    Узнайте больше о лечении эпилепсии.

    Как вы относитесь к своему диагнозу

    Диагноз любого заболевания может вызвать много разных эмоций и повлиять на многие аспекты вашей жизни. Вы можете почувствовать облегчение, узнав, что вызывает ваши припадки. Или вам может быть трудно с этим смириться, особенно если ранее у вас была диагностирована эпилепсия, а теперь у вас диагностированы диссоциативные припадки.

    Диагноз диссоциативных припадков также может быть довольно пугающим или расстраивающим из-за стигмы, связанной с тем, как иногда рассматриваются психические состояния.Понимание того, что диссоциативные припадки могут быть естественным способом реакции вашего тела на стрессовые ситуации, может быть полезным.

    Не существует «правильного» отношения к вашему диагнозу, но способность принять его может помочь улучшить контроль над приступами.

    Вы можете позвонить на нашу конфиденциальную горячую линию , чтобы рассказать о своем диагнозе и о том, как вы к нему относитесь.

    Другие типы неэпилептических припадков

    Существуют и другие типы СНП, которые можно разделить на два типа: те, которые имеют органическую причину, и те, которые имеют психологическую причину.

    NES, вызванные органической причиной

    Эти припадки имеют физическую причину (связанную с телом). Они включают обмороки (обмороки) и судороги, вызванные метаболическими причинами, такими как диабет.

    Поскольку органические СНП имеют физическую причину, их может быть относительно легко диагностировать, и можно найти основную причину. Например, обморок может быть диагностирован как вызванный физической проблемой в сердце. В этих случаях, если можно устранить основную причину, приступы прекратятся.

    NES, имеющие психологическую причину

    В дополнение к диссоциативным припадкам существуют другие типы припадков, которые имеют психологическую причину:.

    • Панические атаки могут возникать в пугающих ситуациях, при воспоминании о предыдущем пугающем опыте или в ситуации, которую человек ожидает пугать. Приступы паники могут вызывать потливость, учащенное сердцебиение (возможность чувствовать сердцебиение), дрожь и затрудненное дыхание. Человек также может потерять сознание и дрожать.
    • Искусственные припадки означают, что человек имеет некоторый уровень сознательного контроля над ними. Примером этого являются судорожные припадки, являющиеся частью синдрома Мюнхгаузена, редкого психического состояния, при котором человеком движет необходимость пройти медицинское обследование и лечение.

    Какой бы тип припадков у вас ни был, вы можете поговорить с кем-нибудь о своем диагнозе и о том, как вы к нему относитесь.

    Если вы хотите поговорить, позвоните на нашу конфиденциальную горячую линию.

    Жизнь с неэпилептическими припадками

    Первая помощь 

    Общие рекомендации по оказанию первой помощи при диссоциативных припадках такие же, как и при эпилептических припадках:

    • защитить человека от травм или повреждений: перемещайте его только в случае опасности
    • если они упали, подложите что-нибудь мягкое под их голову, чтобы защитить ее
    • позволить припадку произойти, не сдерживать и не удерживать их
    • оставайтесь с ними, пока они не выздоровеют.

    По возможности вести обычный распорядок дня

    Для некоторых людей NES может нарушить их повседневную жизнь или они могут захотеть избежать деятельности в случае приступа. Тем не менее, исследования показывают, что это может помочь сохранить как можно более нормальный распорядок дня и попытаться принять участие в мероприятиях с другими людьми. Это может помочь избежать изоляции и беспокойства, что может повысить вероятность судорог.

    Лечение НЭП может работать лучше всего, когда кто-то активен в жизни, включая работу, учебу или участие в других видах деятельности, которые имеют смысл и приносят удовлетворение.

    Если вы работаете, ваш работодатель обязан обеспечить безопасность вас и других сотрудников на работе. Для этого им может потребоваться информация о любых медицинских состояниях, которые влияют на вас на работе, включая NES.

    Возможно, вашему работодателю потребуется провести «оценку риска», чтобы выяснить, может ли ваше состояние повлиять на безопасность на работе.

    См. нашу информацию о занятости.

    Финансовая помощь и пособия

    Вы можете обратиться за финансовой помощью, в зависимости от того, как на вас повлияют припадки.Какой бы ни была причина, у некоторых людей судороги могут влиять на различные сферы жизни.

    Узнайте больше о доступной помощи.

    Правила вождения при диссоциативных припадках

    Правила вождения для Великобритании устанавливаются Агентством по лицензированию водителей и транспортных средств (DVLA). Вам нужно будет прекратить вождение и сообщить в DVLA, что у вас диссоциативные припадки. Возможно, вы сможете подать заявку на получение новой лицензии после того, как в течение трех месяцев у вас не будет изъятий.

    Если считается, что судороги могут произойти во время вождения, также потребуется осмотр специалиста.Эти правила основаны на рисках возникновения припадков во время вождения.

    Посетите gov.uk/driving-medical-conditions для получения дополнительной информации.

    Узнайте больше о вождении автомобиля и эпилепсии

    Судороги и инвалидность

     Закон о равенстве 2010 г. направлен на защиту людей от дискриминации, если они имеют инвалидность.

    Кто-то имеет инвалидность, если у него есть «физическое или умственное расстройство, которое оказывает существенное и долгосрочное неблагоприятное воздействие на способность выполнять нормальную повседневную деятельность».

    Здесь «существенный» означает, что выполнение действий затруднено или занимает много времени по сравнению с человеком без инвалидности, а «долгосрочный» означает не менее 12 месяцев. «Повседневная деятельность» включает способность передвигаться, слышать, видеть, запоминать и концентрироваться.

    Закон о равенстве не содержит списка всех покрываемых инвалидностей. Хотя эпилепсия указана как инвалидность, диссоциативные припадки в нее не включены. Чтобы быть защищенным Законом о равенстве, вам необходимо показать, что вы соответствуете приведенному выше определению.

    Посетите Консультативную службу поддержки по вопросам равенства, чтобы получить дополнительную информацию о Законе о равенстве.

    Прочие организации

    Информация проверена Апрель 2020 г.

     

    Психиатрические особенности детей и подростков с псевдоприпадками | Педиатрия | JAMA Педиатрия

    Фон
    Псевдоприпадки могут проявляться как соматоформное расстройство у детей и подростков, а также у взрослых.Однако имеется мало данных о психиатрических особенностях или исходах у педиатрических пациентов.

    Пациенты и методы
    Мы исследовали 34 пациента (25 девочек [74 %]), которые были осмотрены детским психиатром в нашем учреждении сразу после диагностики псевдоприпадков с помощью иктальной видеоэлектроэнцефалограммы (ЭЭГ) в возрасте от 9 до 18 лет (средний возраст 14 лет). У каждого пациента был по крайней мере 1 псевдосудорожный приступ, зарегистрированный с помощью видео-ЭЭГ, который был расценен пациентом и его семьей как типичный, характеризующийся отсутствием реакции плюс подергиванием или хромотой конечностей и другими признаками, при этом на ЭЭГ показывалось сохранение нормальных фоновых ритмов коры головного мозга.

    Результаты
    В дополнение к конверсионному расстройству у 11 пациентов (32%) были расстройства настроения, включая большую депрессию, биполярное расстройство или дистимическое расстройство, обычно с тяжелыми психосоциальными стрессорами. Восемь детей (24%) страдали тревогой разлуки и отказом от школы при умеренных психосоциальных стрессорах. У двух пациентов (6%) был кратковременный реактивный психоз или шизофреноподобное расстройство. У нескольких (1-3) пациентов было паническое расстройство, сверхтревожное расстройство, расстройство адаптации, оппозиционно-вызывающее расстройство или расстройство импульсивного контроля.У четырех пациентов (12%) также были расстройства личности. Одиннадцать пациентов (32%) имели в анамнезе сексуальные домогательства. Особенно часто это было в подгруппе с расстройствами настроения (7 [64%] из 11 пациентов). У пятнадцати пациентов (44%) были серьезные семейные стрессоры, включая недавний развод родителей, разногласия между родителями или смерть близкого члена семьи. Два пациента (6%) в анамнезе подвергались физическому насилию. Свобода от псевдоприпадков в течение предшествующих 9-55 месяцев (в среднем 30 месяцев) была достигнута у 15 (72%) из 21 пациента, с которыми можно было связаться для наблюдения по телефону.У 8 (53%) из этих 15 пациентов последний псевдоприпадок был в течение 1 месяца после постановки диагноза по видео-ЭЭГ.

    Выводы
    Серьезные расстройства настроения и тяжелый стресс окружающей среды, особенно сексуальное насилие, часто встречаются у детей и подростков с псевдоприпадками и должны учитываться в каждом случае. Подгруппа детей с тревогой разлуки и отказом от школы имела менее серьезные психические проблемы и умеренные психосоциальные стрессоры. Четкий диагноз с помощью видео ЭЭГ вместе с быстрой психиатрической оценкой и лечением может привести к избавлению от псевдоприпадков у большинства детей и подростков.

    ПСЕВДОПРИПРАТЫ, также называемые «психогенными припадками», «неэпилептическими припадками» или «истерическими припадками», представляют собой клинические проявления, напоминающие эпилептические припадки, но не связанные с аномальными корковыми электрическими разрядами. Они могут возникать как соматоформное расстройство с распространенностью, оцениваемой в 5% амбулаторных пациентов с эпилепсией. 1 Псевдоприпадки также могут проявляться у детей и подростков в возрасте 5–6 лет. 2 -5 Пациенты с псевдоприпадками могут составлять от 15% до 22% взрослых, обращающихся в центры эпилепсии, 6 ,7 и составлять 7% детей, которым проводили видео-электроэнцефалограмму (ЭЭГ) в клинике Кливленда Foundation, Кливленд, Огайо, с 1989 по 1995 год.

    С появлением расширенной диагностики с помощью длительного видеомониторинга ЭЭГ псевдоприпадки были подробно изучены у взрослых 6 ,8 -19 и детей. 2 -5,20 -25 В большинстве сообщений основное внимание уделялось характеристикам псевдоприпадков для дифференциальной диагностики с эпилептическими приступами, но некоторые из них были сосредоточены на лежащих в их основе психологических факторах у взрослых. 26 -34 Имеется немного данных о психиатрических аспектах 5 ,20 ,22 ,24 или исходах 3 псевдоприпадков у детей и подростков. Чтобы изучить эти вопросы, мы изучали педиатрических пациентов, у которых в нашем учреждении был диагностирован псевдоприпадок.

    Мы выявили 38 детей и подростков, у которых были диагностированы псевдоприпадки с помощью иктальной видео-ЭЭГ в Фонде клиники Кливленда в период с 1992 по 1996 год. Четыре пациента были исключены, поскольку они не были обследованы детским психиатром в нашем учреждении. Остальные 34 пациента были в возрасте от 9 до 18 лет (средний и медианный возраст 14 лет) на момент оценки. Возраст на момент начала псевдоприпадков составлял от 8 до 18 лет (среднее и медиана 13 лет), а продолжительность псевдоприпадков до диагностики видео ЭЭГ равнялась 0.от 5 до 48 месяцев (в среднем 11,4 месяца; медиана 4,5 месяца). Двадцать пять пациентов (74%) были женщинами и 9 мужчинами. Псевдоприпадки возникали ежедневно у 21 пациента, еженедельно у 10 пациентов и реже у 3 пациентов. На момент постановки диагноза 24 пациента (70%) принимали противоэпилептические препараты. Еще один пациент принимал атенолол и ацетат флудрокортизона по поводу предполагаемого вазовагального обморока.

    Все пациенты проходили длительный видео-ЭЭГ-мониторинг в The Cleveland Clinic Foundation с использованием скальповых электродов (система 10-20) в течение нескольких дней после прекращения приема противоэпилептических препаратов.Электроэнцефалограф просматривал ежечасные 2-минутные компьютеризированные образцы межприступной ЭЭГ, а также дополнительные образцы, идентифицированные с помощью компьютеризированной программы обнаружения спайков. Видеозаписи и ЭЭГ всех зарегистрированных событий также интерпретировались электроэнцефалографом и архивировались вместе с межприступными образцами.

    У каждого пациента было зафиксировано по крайней мере 1 событие, записанное с помощью видеоЭЭГ, которое пациент и его семья расценили как типичное. События характеризовались снижением реакции у всех пациентов, а также хромотой или очаговыми или генерализованными подергиваниями и подергиваниями конечностей.У некоторых пациентов также отмечалось моргание глаз, сплёвывание или пузырение слюны, вокализация или подергивание. Большинство пациентов не могли вспомнить иктальные события после псевдоприпадка. Электроэнцефалограммы показали сохранение нормальных фоновых ритмов коры во время всех зарегистрированных псевдоприпадков. События у 3 пациентов были вызваны внушением и инъекцией физиологического раствора, , 35, , , 36, , но впоследствии от этого провокационного теста отказались, а остальные псевдоприпадки произошли спонтанно.

    Тридцать пациентов имели нормальные межприступные результаты ЭЭГ. У четырех пациентов (12%) были межприступные эпилептиформные аномалии, подтверждающие ранее установленный диагноз эпилепсии в дополнение к вновь диагностированным псевдоприпадкам. Эпилептические припадки у каждого из этих 4 пациентов четко отличались от неэпилептических приступов и хорошо контролировались медикаментами. У одного пациента была детская абсансная эпилепсия, которая хорошо купировалась вальпроатом, у 1 были сложные парциальные приступы, возникающие из правой задней височно-теменной области из-за кортикальной дисплазии с редкими эпилептическими припадками после хирургического лечения эпилепсии, у 1 были левосторонние моторные приступы и левосторонний гемипарез из-за удаленной правой теменной области. -затылочный инфаркт, а у 1 — левосторонние двигательные приступы на фоне диффузного нарушения миграции нейронов (синдром двойной коры).Видеозаписи эпилептических и неэпилептических припадков были просмотрены с родителями, чтобы они четко понимали, какие события требуют лечения противоэпилептическими препаратами, а какие требуют психиатрического вмешательства.

    Как только диагноз был подтвержден видео ЭЭГ типичного эпизода, лечащий детский невролог немедленно представил результаты пациенту и его семье. Наша стратегия раскрытия диагноза аналогична стратегии, описанной в другом месте. 37 Прием противоэпилептических препаратов не возобновлялся, за исключением 4 пациентов с эпилепсией и псевдоприпадками. Мы подкрепили дискуссию брошюрой на эту тему, выпускаемой в нашем учреждении. 38 ,39

    У 4 пациентов с двойным диагнозом неэпилептические явления встречались значительно чаще, чем эпилептические припадки. Уточнение того, что ежедневные события были психогенными, а эпилептические припадки были действительно редкими, приводило к сокращению или упрощению противоэпилептической лекарственной терапии в каждом случае.4 пациента с эпилептическими и неэпилептическими припадками были единственными пациентами, выписанными из больницы, которые все еще получали противоэпилептические препараты.

    Все пациенты в этой серии обследовались во время постановки диагноза детским психиатром нашего учреждения, имеющим большой опыт в оценке и лечении псевдоприпадков. Тридцать пациентов (88%) прошли психиатрическую оценку у одного из нас (Дж. Г.). Многоосевые психиатрические данные были систематизированы в соответствии с системой, изложенной в Диагностическом и статистическом руководстве по психическим расстройствам, четвертое издание (DSM-IV) . 40

    Большинство пациентов в этой серии были направлены для диагностики из отдаленных медицинских центров с продолжением последующего лечения на дому. Лишь немногие пациенты находились на длительном амбулаторном психиатрическом лечении в нашем учреждении. Двадцать один пациент (62%) мог быть охвачен для наблюдения по телефону через 11–61 месяц (в среднем 35 месяцев) после постановки диагноза с помощью видео ЭЭГ. Остальные пациенты переехали без доступного адреса для пересылки.

    Axis I DSM-IV диагнозы включали конверсионное расстройство в каждом случае.Вытеснение болезненных мыслей или воспоминаний наряду с диссоциацией во избежание конфронтации с этими опасениями, по-видимому, было явно или неявно оперантным в каждом случае. Ни у одного из детей или подростков в нашей серии псевдосудороги не были признаны следствием симуляции, симулятивного расстройства (синдром Мюнхгаузена) или симулятивного расстройства по доверенности.

    Сопутствующая патология Оси I, II и III Диагнозы DSM-IV перечислены в таблице 1. Психосоциальные стрессоры (диагнозы Axis IV DSM-IV ) были оценены как умеренные у 18 пациентов и как тяжелые у 16 ​​пациентов.Наиболее распространенные стрессоры перечислены в таблице 2.

    Таблица 1.

    Психиатрические диагнозы, классифицированные в соответствии с DSM-IV *

    Таблица 2. 

    В целом основные расстройства настроения выявлены у 11 пациентов (32%), в том числе у 9 девочек и 2 мальчиков. Все, кроме 3 из этих пациентов с расстройствами настроения, были оценены как имеющие тяжелые психосоциальные стрессоры. Сексуальное насилие в анамнезе было особенно частым в этой подгруппе (7 [64%] из 11 пациентов).У двух из этих пациентов, подвергшихся сексуальному насилию, были классические признаки посттравматического хронического стрессового расстройства, включая воспоминания о событии и другие особенности, и у обоих также было расстройство личности.

    Напротив, подгруппа с тревогой разлуки и отказом от школы (8 пациентов: 6 девочек, 2 мальчика), как правило, имела менее тяжелые психосоциальные стрессоры. Только у 1 пациента в анамнезе было сексуальное насилие, а у 1 — физическое насилие. Сопутствующие признаки включали сверхтревожное расстройство (2 пациента), расстройство адаптации (1 пациент), дистимическое расстройство (1 пациент), истерическое расстройство личности (1 пациент) или синдром дефицита внимания/гиперактивности (2 пациента).Несколько детей начали пропускать школу из-за головных болей или болей в животе, но у них развились псевдоприпадки, когда их посещали принудительно. Все эти дети не посещали школу в течение многих недель к тому времени, когда псевдоприпадки были диагностированы с помощью видео-ЭЭГ, что свидетельствует о высоком уровне функциональных нарушений и нарушении развития из-за псевдоприпадков.

    У большинства пациентов псевдоприпадки не следовали сразу за определенным психосоциальным стрессором, а возникали через месяцы или годы после сексуального или физического насилия или на фоне хронической семейной дисфункции.Особенно распространенным сценарием было появление псевдоприпадков у девочек-подростков после сексуального насилия в раннем детстве. Иногда можно было идентифицировать немедленный, более четко выраженный преципитант. Например, у одной пациентки псевдоприпадки развились в день свадьбы ее сестры, когда внимание семьи было отвлечено от пациентки после ее выздоровления после недавней успешной операции по поводу эпилепсии. Однако чаще лежащие в основе психосоциальные стрессоры были менее четко связаны во времени с псевдоприпадками и часто требовали для выявления подробных психиатрических опросов.

    Большинство наших пациентов не возвращались в наше учреждение для долгосрочного психиатрического лечения после выписки из больницы. Из 21 пациента, с которыми можно было связаться для наблюдения по телефону, у 15 (72%) псевдоприпадков не было в течение предшествующих 9–55 месяцев (в среднем 30 месяцев), а у 6 (28%) псевдоприпадки были стойкими. Среди 15 пациентов, у которых не было псевдоприпадков, последний эпизод был во время видео-ЭЭГ в 4 случаях (27%) и в течение 1 месяца после установления диагноза в 5 случаях (33%).У оставшихся 6 пациентов без псевдоприпадков (40%) наблюдалось постепенное снижение частоты приступов с редкими обострениями и полным прекращением в течение 2 лет.

    Из 4 пациентов с эпилепсией и псевдоприпадками к 2 можно было обратиться для последующего наблюдения, и у обоих не было псевдоприпадков. Эти 2 пациента продолжали принимать противоэпилептические препараты с хорошим контролем эпилептических припадков. Два дополнительных пациента также принимали противоэпилептические препараты во время последующего наблюдения, несмотря на отсутствие диагноза эпилепсии в нашем учреждении.У обоих этих пациентов не было псевдоприпадков, но они продолжали принимать малые дозы карбамазепина или габапентина из-за убежденности родителей в эпилептической этиологии.

    Количество пациентов было слишком маленьким для проведения значимого анализа, но не было выявлено четких тенденций в исходах между психиатрическими группами. Среди пациентов, к которым можно было обратиться для последующего наблюдения, отсутствие псевдоприпадков было достигнуто у 4 из 7 пациентов с тревогой разлуки и отказом от школы, у 5 из 6 пациентов с большим расстройством настроения, у 2 из 3 пациентов с расстройством личности, у 2 из 2 пациентов с шизофреноподобное расстройство или кратковременный реактивный психоз, а также 3 из 4 пациентов с сексуальным насилием в анамнезе.

    Мы не смогли связать результат с долгосрочным психиатрическим вмешательством, потому что почти все пациенты были направлены для долгосрочного амбулаторного лечения в другие психиатрические центры ближе к дому. Во время нашего последующего телефонного разговора с семьями мы узнали, что степень и характер долгосрочной психиатрической помощи сильно различались от пациента к пациенту. Эта высокая степень изменчивости не позволила провести детальный анализ результатов.

    Наши результаты показали, что у детей и подростков с псевдоприпадками часто встречаются серьезные расстройства настроения и тяжелый стресс окружающей среды, включая откровенное насилие, и их следует учитывать в каждом случае.Приблизительно у одной трети этих пациентов было серьезное расстройство настроения, и примерно у одной трети в анамнезе было сексуальное насилие, при этом результаты двух групп значительно совпадали. У 44% пациентов были серьезные семейные стрессоры, включая недавний развод родителей, разногласия между родителями или смерть близкого члена семьи, а 2 пациента подверглись физическому насилию со стороны взрослого родственника. Три пациента соответствовали диагностическим критериям хронического посттравматического стрессового расстройства.

    Псевдоприпадки обычно не следовали сразу за конкретным психологическим стрессором, а возникали через месяцы или годы после сексуального или физического насилия или на фоне тяжелой хронической семейной дисфункции.Взаимосвязь между стрессорами и псевдоприпадками редко выявлялась при неврологическом обследовании и сборе анамнеза, и почти в каждом случае требовалось подробное психиатрическое интервью для выявления основных этиологических предвестников. Положительная видео-ЭЭГ-идентификация неэпилептического характера псевдоприпадков привела к отходу от терапии противоэпилептическими препаратами, в то время как выяснение психиатрической патофизиологии и диагноза привели к специфическим психофармакологическим вмешательствам, психотерапии и семейному консультированию.

    В дополнение к конверсионному расстройству у нескольких детей и подростков в нашей серии были психические расстройства, отличные от расстройств настроения, включая паническое расстройство, сверхтревожное расстройство, оппозиционно-вызывающее расстройство, расстройство импульсивного контроля и, в 2 случаях, психоз. Хотя наши результаты подтвердили психозы только в 5% случаев, их редкость в общей популяции указывает на то, что педиатрические пациенты с псевдоприпадками должны быть обследованы на эти тяжелые расстройства.

    Предыдущие авторы также подчеркивали важность сексуального насилия в детстве как фактора псевдоприпадков 41 -44 и соматоформных расстройств в целом. 45 Тем не менее, имеется мало предыдущих данных о других психических особенностях псевдоприпадков у детей. В исследовании 43 детей и подростков Lancman et al 5 описали умеренную депрессию только у 3 пациентов (7%), «истероидные черты» у 3 пациентов (7%), «обсессивно-компульсивную личность» у 1 пациента (2). %), и «психотическая личность» у 1 пациента (2%).Основываясь на этих наблюдениях, Lancman и соавт. пришли к выводу, что тяжелая психопатология не часто наблюдается у детей с психогенными припадками, в отличие от взрослых. Однако в их отчете не уточняется характер или объем психиатрической экспертизы. Более высокая частота значимых психиатрических диагнозов в нашей педиатрической серии может быть связана с нашим систематическим подходом, с немедленным постдиагностическим обследованием каждого пациента детским психиатром в нашем учреждении. С помощью этого метода мы в большинстве случаев выявили серьезные психические или психосоциальные проблемы.

    Наша серия включала подгруппу детей и подростков с сепарационной тревогой и отказом от школы. В нескольких случаях дети сначала пропускали школу из-за головных болей или болей в животе, а затем у них возникали псевдоприпадки, когда первоначально принуждали к посещению школы. У некоторых детей была тревога разлуки, связанная с дисфункцией семьи, в то время как другие избегали школы из-за неуспеваемости, вызванной невыявленными трудностями в обучении или синдромом дефицита внимания/гиперактивности.Этим детям помогли семейные консультации, изменение обстановки в классе на основе результатов нейропсихологического обследования и, в некоторых случаях, лечение метилфенидатом или трициклическими антидепрессантами при синдроме дефицита внимания/гиперактивности или тревоге разлуки.

    Среди тех, кого можно было охватить для последующего наблюдения, у 70% детей и подростков в нашей серии не было псевдоприпадков после среднего времени наблюдения почти 3 года с момента диагностики видео ЭЭГ.Эти результаты аналогичны результатам предыдущей серии исследований нашего учреждения, 3 , в которых исходы без псевдоприпадков через 1, 2 и 3 года наблюдения были значительно более частыми среди 18 детей и подростков (73%, 75% и 81% соответственно), чем среди 20 взрослых (25%, 25% и 40% соответственно). Результаты нашей предыдущей серии 3 и текущей серии показывают, что псевдоприпадки поддаются лечению у большинства педиатрических пациентов.

    ОТСУТСТВИЕ ПРОДОЛЖИТЕЛЬНОЙ хроничности может быть положительным фактором для исхода псевдоприпадков у детей и подростков.В предыдущей серии из нашего учреждения 3 у детей и подростков не только был лучший исход, чем у взрослых, но и более короткая средняя продолжительность псевдоприпадков до диагностики видео ЭЭГ (5,5 месяцев против 5,5 лет). В текущей педиатрической серии медиана продолжительности до установления диагноза составила 4,5 месяца. Другие также отметили важность хронического течения заболевания как предиктора исхода. 28 ,46 ,47 Мы согласны с Brunquell 48 в том, что ранняя нейропсихиатрическая диагностика и вмешательство имеют решающее значение для предотвращения полного включения поведенческого паттерна псевдоприпадков в личность и образ жизни пациента.

    В нашей серии мы не обнаружили различий в исходах в отношении псевдоприпадков, основанных на психиатрическом диагнозе. Отсутствие псевдоприпадков одинаково часто наблюдалось у пациентов с различными психиатрическими диагнозами, а также у пациентов с сексуальным насилием в анамнезе или без него. Однако количество пациентов в диагностических группах было слишком мало для значимого сравнения. Напротив, Guberman 28 отметил тенденцию, основанную на психиатрическом диагнозе в небольшом исследовании взрослых, с отсутствием псевдоприпадков у 5 из 6 пациентов с менее тяжелой психопатологией и историей недавней эмоциональной травмы, по сравнению с сохранением псевдоприпадков у каждого из 6 пациентов с более тяжелым психическим расстройством.Однако у некоторых взрослых с плохим исходом также была длительная история псевдоприпадков, 28 , поэтому хронический характер мог быть фактором. Насколько нам известно, в предыдущих педиатрических исследованиях систематически не изучались исходы по отношению к конкретному психиатрическому диагнозу.

    Двенадцать процентов наших пациентов имели эпилепсию, а также псевдоприпадки, с аномальными межприступными ЭЭГ и отчетливым анамнезом двух различных типов событий. Другие также отмечают значительное совпадение эпилепсии и псевдоприпадков у детей и подростков. 24 ,25 В каждом из наших случаев эпилептические припадки сильно отличались от псевдоприпадков, и пациенты и их семьи смогли оценить разницу. Обучению пациентов способствовал просмотр вместе с семьей видеозаписей событий, записанных во время оценки. Из 2 пациентов как с эпилептическими, так и с неэпилептическими припадками, к которым можно было обратиться для последующего наблюдения, у обоих не было псевдоприпадков, и в обоих случаях эпилептические припадки также хорошо контролировались противоэпилептическими препаратами.Двойной диагноз эпилептических и неэпилептических припадков более сложен, чем чистый диагноз псевдоприпадков, но не исключает благоприятного исхода.

    Большинство наших пациентов не возвращались в наше учреждение для официальной психиатрической оценки во время последующего наблюдения, поэтому мы не могли указать, в какой степени избавление от псевдоприпадков происходит параллельно восстановлению полноценного образа жизни и разрешению других психиатрических проблем. Однако к этому вопросу подошли другие.В исследовании случай-контроль, проведенном в Дании, Kristensen и Alving 49 сравнили пациентов с псевдоприпадками с пациентами с эпилепсией и обнаружили, что значительно более высокий процент пациентов с псевдоприпадками жили на государственную пенсию по инвалидности. В их исследовании у 45% пациентов с псевдоприпадками не было явлений, но это не обязательно отражало полное функциональное восстановление.

    В заключение, важнейшие инструменты для диагностики и лечения псевдоприпадков включают видео-ЭЭГ и детальную оценку детской психиатрии.Серьезные расстройства настроения и тяжелые психосоциальные стрессоры, включая сексуальное и физическое насилие, часто встречаются у детей и подростков с псевдоприпадками и должны быть выявлены в каждом случае. Встречаются и другие психические состояния, но психоз встречается редко. В меньшую подгруппу входят дети с тревогой разлуки и отказом от школы, которым может быть полезно консультирование, образовательная оценка и вмешательство, а в некоторых случаях и фармакотерапия. Признание того, что припадки являются психогенными, а не эпилептическими, вместе с выявлением соответствующих психиатрических и психосоциальных факторов являются сильными терапевтическими инструментами.Основываясь на результатах наших текущих и предыдущих исследований 3 , кажется, что у большинства педиатрических пациентов может быть достигнуто избавление от псевдоприпадков.

    Принято к публикации 19 августа 1998 г.

    Автор, ответственный за переписку: Элейн Уилли, доктор медицинских наук, Детская программа по эпилепсии, Фонд клиники Кливленда, 9500 Euclid Ave, Cleveland, OH 44195.

    Примечание редактора: Тот факт, что одна треть детей в этом исследовании подвергалась сексуальному насилию, говорит мне о расстройстве плохого настроения.— Кэтрин Д. ДеАнджелис, MD

    1.Скотт
    DF Распознавание и диагностические аспекты неэпилептических припадков. Райли
    TLRoy
    Aeds Псевдоприпадки Baltimore, Md Williams & Wilkins, 1982; 21–34Google Scholar2.Wyllie
    Э.Фридман
    Д.Ротнер
    ОБЪЯВЛЕНИЕ
    и другие. Психогенные судороги у детей и подростков: исход после диагностики с помощью иктальной видео- и электроэнцефалографической записи. Педиатрия. 1990;85480- 484Google Scholar3.Wyllie
    Э.Фридман
    ДЛюдерс
    ХМоррис
    ХРотнер
    ДТернбулл
    J Исходы психогенных припадков у детей и подростков по сравнению со взрослыми. Неврология. 1991;41742- 744Google ScholarCrossref 4.Kramer
    УКармант
    LRivello
    ДжейДжей
    и другие. Психогенные припадки: видеотелеметрические наблюдения у 27 пациентов. Педиатр Нейрол. 1995;1239- 41Google ScholarCrossref 5.Lancman
    MEAsconape
    Дж. Дж. Грейвс
    С.Гибсон
    PA Психогенные судороги у детей: многолетний анализ 43 случаев. J Детская неврология. 1994;9404- 407Google ScholarCrossref 6.Gates
    Дж.Р.Рамани
    ВВален
    С.Лоуэнсон
    Иктальные характеристики псевдоприпадков. Арх Нейрол. 1985;421183-1187Google ScholarCrossref 7.Mattson
    RH Значение интенсивного мониторинга. Вада
    JAPenry
    JKeds  Достижения в эпилептологии 10-й Международный симпозиум по эпилепсии Нью-Йорк, NY Raven Press, 1980;43–51Google Scholar8.Desai
    BTPorter
    Р.Дж.Пенри
    JK Психогенные припадки: исследование 42 приступов у шести пациентов с интенсивным мониторингом. Арх Нейрол. 1982;39202- 209Google ScholarCrossref 9.King
    Д. В. Галлахер
    Б.Б.Мурвин
    ЭйДжей
    и другие. Псевдоприпадки: диагностическая оценка. Неврология. 1982;3218- 23Google ScholarCrossref 10.Krumholz
    А.Нидермейер
    E Психогенные припадки: клиническое исследование с последующими данными. Неврология. 1983;33498- 502Google ScholarCrossref 11.Wilkus
    Р.Дж.Додрилл
    CBTompson
    PM Интенсивный ЭЭГ-мониторинг и психологические исследования пациентов с псевдоэпилептическими припадками. Эпилепсия. 1984;25100- 107Google ScholarCrossref 16.Peguero
    Эабу-Халил
    БФахури
    ТМэтьюс
    G Самоповреждения и недержание мочи при психогенных припадках. Эпилепсия. 1995;36586- 591Google ScholarCrossref 17.Devinsky
    Осанчес-Вильясенор
    Ф. Васкес
    БКотари
    МАльпер
    КЛучано
    D Клинический профиль пациентов с эпилептическими и неэпилептическими припадками. Неврология. 1996;461530- 1533Google ScholarCrossref 19.Бенбадис
    С.Р.Ланкман
    МЭКинг
    LMSwanson
    SJ Предиктальный псевдосон: новое открытие в области психогенных припадков. Неврология. 1996;4763- 67Google ScholarCrossref 20.Williams
    ДТШпигель
    HMostofsky
    Д. И. Нейрогенные и истерические припадки у детей и подростков: дифференциально-диагностические и терапевтические соображения.  Am J Психиатрия. 1978;13582- 86Google Scholar21.Finlayson
    РЕЛукас
    АР Псевдоэпилептические припадки у детей и подростков. Mayo Clin Proc. 1979;5483- 87Google Scholar22.Gross
    M Псевдоэпилепсия: исследование подростковой истерии.  Am J Психиатрия. 1979;136210- 213Google Scholar23.Holmes
    GLSackellares
    JCMcKiernan
    ДжРагланд
    МДрейфус
    FE Оценка псевдоприпадков у детей с использованием телеметрии ЭЭГ и видеомониторинга. J Педиатр. 1980;97554- 558Google ScholarCrossref 24. Goodyer
    IM Эпилептические и псевдоэпилептические припадки в детском и подростковом возрасте. J Am Acad Детская психиатрия. 1985;243- 9Google ScholarCrossref 25.Metrick
    МЕРиттер
    FJGates
    Дж. Р. Джейкобс
    MPSkare
    ССЛуэнсон
    РБ Неэпилептические явления в детстве. Эпилепсия. 1991;32322- 328Google ScholarCrossref 28. Губерман
    A Психогенные псевдоприпадки у пациентов без эпилепсии. Can J Психиатрия. 1982;27401- 404Google Scholar29.Stewart
    Р.С.Ловитт
    Р.Стюарт
    РМ Являются ли истерические припадки чем-то большим, чем истерия? диагностические критерии исследования, DSM-III , и психометрический анализ.  Am J Психиатрия. 1982;139926- 929Google Scholar30.Рамчандани
    Шиндлер
    B Оценка псевдоприпадков: психиатрическая точка зрения.  Психосоматика. 1993;3470- 79Google ScholarCrossref 31.Blumer
    D Пароксизмальное соматоформное расстройство: серия пациентов с неэпилептическими припадками. Роуэн
    ЭйДжейГейтс
    JReds Неэпилептические припадки Бостон, Массачусетс Butterworth-Heinemann, 1993; 165–172Google Scholar32.Roy
    Баррис
    M Психиатрические концепции при психогенных неэпилептических припадках.Роуэн
    ЭйДжейГейтс
    JReds  Неэпилептические припадки Бостон, Массачусетс Butterworth-Heinemann, 1993;143–151Google Scholar33.Alper
    К Девинский
    OPerrine
    КВаскес
    Блучано
    D Психиатрическая классификация неконверсионных неэпилептических припадков. Арх Нейрол. 1995;52199- 201Google ScholarCrossref 34.Bortz
    JJPrigatano
    Г.П.Блюм
    ДФишер
    RS Дифференциальные характеристики ответа у пациентов без эпилептических припадков и с эпилептическими припадками на тест вербального обучения и памяти. Неврология. 1995;452029- 2034Google ScholarCrossref 35.Slater
    ДжейДБраун
    МС Джейкобс
    Рамзи
    RE Индукция псевдоприпадков внутривенным введением физиологического раствора плацебо. Эпилепсия. 1995;36580- 585Google ScholarCrossref 36.Devinsky
    ОФишер
    R Этическое использование плацебо и провокационных тестов при диагностике неэпилептических припадков. Неврология. 1996;47866-870Google ScholarCrossref 37.Shen
    Боуман
    Марканд Э.С.
    ON Диагноз псевдоприпадка. Неврология. 1990;40756- 759Google ScholarCrossref 38.

    Benbadis
    СРСтаньо
    SJ Психогенные припадки: руководство для пациентов и их семей . Форт-Лодердейл, Флорида Образовательный фонд клиники Кливленда и отдел научных публикаций, 1993;

    39. Бенбадис
    С.Р.Фридман
    А.Л.Косалко
    JStagno
    SJ Психогенные припадки: руководство для пациентов и их семей. Сестринское отделение J Neurosci. 1994; 26306- 308Google ScholarCrossref 40.

    Американская психиатрическая ассоциация, Диагностическое и статистическое руководство по психическим расстройствам, четвертое издание. Вашингтон, округ Колумбия, Американская психиатрическая ассоциация, 1994 г.;

    41.Брутто
    M Кровосмесительное изнасилование: причина истерических припадков у четырех девочек-подростков.  Am J Ортопсихиатрия. 1979;49704- 708Google ScholarCrossref 42.Goodwin
    Джей Симмс
    Бергман
    R Истерические припадки: продолжение инцеста.  Am J Ортопсихиатрия. 1979;49698- 703Google ScholarCrossref 43.Гудвин
    JM Сексуальное насилие в детстве и неэпилептические припадки. Роуэн
    JAGates
    JReds Неэпилептические припадки Бостон, Массачусетс Butterworth-Heinemann, 1993; 181–191Google Scholar44.Alper
    К Девинский
    OPerrine
    КВаскес
    Блучано
    D Неэпилептические припадки и сексуальное и физическое насилие в детстве. Неврология. 1993;431950- 1953Google ScholarCrossref 46.Lempert
    ТШмидт
    D Естественное течение и исход психогенных припадков: клиническое исследование с участием 50 пациентов. Дж Нейрол. 1990;23735- 38Google ScholarCrossref 47.Buchanan
    NSnars
    J Псевдоприпадки (расстройство, не связанное с эпилептическими приступами): клиническое ведение и исход у 50 пациентов.  Припадок. 1993; 2141- 146Google ScholarCrossref 48.Brunquell
    PJ Психогенные судороги у детей.  Международный педиатр. 1995;10(дополнение 1)47- 54Google Scholar49.Kristensen
    ОАлвинг
    J Псевдоприпадки, факторы риска и прогноз: исследование случай-контроль. Acta Neurol Scand. 1992;85177- 180Google ScholarCrossref

    Дифференциальный диагноз между эпилептическими припадками и психогенными неэпилептическими припадками на основе семиологии | Acta Epileptologica

    ПНЭС создают клинические проблемы с точки зрения диагностики. Недавние исследования пролили дополнительный свет на то, в какой степени особенности симптоматики ПНЭС могут отличать пациентов с ПНЭС от пациентов с эпилепсией. Стоит отметить, что один признак ненадежен как диагностический дискриминатор, в то время как в клинической практике даже информированные специалисты контекстуализируют множественные признаки, чтобы выдвинуть гипотезу об этиологии судорог.Кластеры семиологических элементов могут более четко отличить PNES от ES [5].

    PNES имитируют различные типы ES, и классификация PNES была бы полезна для повышения точности диагностики. Однако международно признанной классификации PNES пока нет. Несколько исследований были направлены на выявление однородных групп ПНЭС на основе специфических комбинаций клинических симптомов и признаков, но единообразия в номенклатуре нет.

    Magaudda et al. предложили клиническую классификацию ПНЭС, в которой приступы подразделяются на четыре класса: (1) гипермоторные, (2) акинетические, (3) фокальные моторные и (4) субъективные симптомы [6].Приступы, характеризующиеся преимущественно тоническими, клоническими или дистоническими генерализованными движениями, относили к классу гипермоторных в соответствии с судорожными ЭС. Приступы, характеризующиеся в основном ареактивностью и отсутствием движений, были отнесены к классу акинетических, что соответствует атоническим или атоническим ЭС. Приступы с фокальными моторными движениями были отнесены к фокально-моторным в соответствии с эпилептическими парциальными моторными припадками. Субъективные симптомы припадков в основном характеризовались эмпирическими явлениями, о которых сообщали пациенты.Хотя межэкспертная надежность современной клинической классификации ПНЭС лишь умеренная [7], мы принимаем критерии, предложенные Magaudda et al., для разделения общих симптомов и признаков. Они предложили четыре класса, соответствующие наиболее часто описываемым в клинической практике, и классифицировали ПНЭС, учитывая наиболее характерные характеристики приступов. Это первое исследование, в котором достоверность новой классификации PNES была установлена ​​и достигнута на субъективном уровне и в рамках автоматического анализа, как это предусмотрено подходом машинного обучения (ML).

    Семиологические различия между PNES и ES независимо от типов событий

    Средняя продолжительность PNES больше, чем ES. Имеются убедительные доказательства того, что продолжительность более 2 минут свидетельствует о ПНЭС, хотя это произвольный предел. Продолжительность более 10 минут убедительно свидетельствует о ПНЭС [8]. Однако в одном исследовании, включавшем пациентов с частичным ЭС, максимальная продолжительность ЭС составила 275 с [9]. PNES иногда не превышает 1 мин, наблюдается у 4.5% пациентов в исследовании Meierkord et al [10].

    Вокализация у пациентов с ПНЭС возникает во время или после припадков и может быть сложной, с аффективным содержанием. Напротив, в ЭС он возникает вначале, примитивен и не имеет эмоционального выражения [11].

    Иктальный плач или крик наблюдался у 13–14% пациентов с ПНЭС и редко у пациентов с ЭС [12, 13]. Среди пациентов с ПНЭС Oto et al. наблюдали его у 21% мужчин и 43% женщин [14]. Таким образом, иктальный плач довольно специфичен для пациентов с ПНЭС, хотя его чувствительность кажется низкой.Признаки эмоционального дистресса предполагают ПНЭС.

    ПНЭС возникают во время бодрствования, в то время как возникновение ЭС во время сна является обычным явлением. Тем не менее, пациенты с ПНЭС могут также предоставить в анамнезе события, «возникшие во время сна». Duncan и соавторы включили в проспективное исследование 142 пациента с вЭЭГ-подтвержденным ПНЭС, и 59% из них сообщили о событиях во время сна в анамнезе [15]. Частично это происходит из-за предиктального псевдосна (PIPS), когда кажется, что пациент спит, но ЭЭГ показывает активность бодрствования. Возникновение PIPS наблюдалось у 12–39% пациентов с PNES, чего никогда не наблюдалось при ES [16, 17].Следует отметить, что Orbach et al. сообщали о случаях ПНЭС во время сна, подтвержденного ЭЭГ, или в течение нескольких секунд после пробуждения. ПНЭС в незначительном меньшинстве случаев представляют собой психиатрическое состояние, проявляющееся во сне, но не являющееся результатом бодрствования [18].

    Иктальное закрытие глаз оценивалось в нескольких контролируемых исследованиях, и оно значительно чаще встречается при ПНЭС (34–87%), чем при ЭС (0–26%) [19,20,21,22]. Закрытые глаза во время приступа рассматриваются как дискриминатор между PNES и ES.

    Семиология, в основном отличающая гипермоторный и фокальный моторный ПНЭС от ЭС

    В исследованиях, в которых сравнивали судорожный ПНЭС с генерализованными тонико-клоническими припадками (ГТКП), доля событий с движениями головы или тела из стороны в сторону, особенно при координированном чередовании агонистов и антагонистической активности, была значительно выше в группах ПНЭС [19, 20].Однако при сравнении ПНЭС со сложной парциальной ЭС движения головы из стороны в сторону имели место у 20% пациентов в обеих группах [9]. Точно так же нет существенной разницы между ПНЭС и парциальными припадками лобной доли [23].

    Тазовые толчки являются специфической характеристикой, связанной с PNES. Наличие толчков таза отличает судорожный ПНЭС от ГТКП. Однако нет статистически значимой разницы в частоте толчков таза между ПНЭС и лобными парциальными припадками [19, 24].

    Кратковременные паузы в ритмичных движениях были зарегистрированы у 47% пациентов с судорожным ПНЭС и ни у одного из пациентов с ГТКП [25]. Точно так же темп нарастания-убывания наблюдался в 69% PNES и 3,7% частичного ES [20]. Таким образом, флуктуирующее течение отличает ПНЭС от генерализованной и парциальной ЭС. Кроме того, в течение инсульта частота двигательной активности ГТКП постепенно снижается, а амплитуда увеличивается. При ПНЭС частота двигательной активности остается неизменной, а амплитуда варьирует [25].

    В контролируемом исследовании асинхронные подергивания наблюдались в 96% PNES и 5% GTCS [19]. Chen и соавторы наблюдали асинхронные движения в 44% случаев PNES и 7,4% случаев частичного ES. Наличие асинхронных движений конечностей отличает судорожный ПНЭС от ГТКП и парциального ЭС, за исключением парциальных припадков лобных долей.

    Slater и соавторы сообщили о постиктальной спутанности сознания у 67% пациентов с ЭС и 16% пациентов с ПНЭС [12]. Аналогично, в исследовании Azar et al. постиктальная спутанность сознания наблюдалась в 100% случаев ГТКП и в 61% парциальных припадков лобных долей, но только в 13% судорожных ПНЭС [19].Таким образом, наличие постиктальной спутанности отличает ЭС от ПНЭС.

    Постиктальное стерторозное дыхание наблюдалось в 61–91% случаев ГТКП, но ни в одном случае ПНЭС [19, 26]. Статистически значимой разницы между ПНЭС и лобными парциальными припадками, а также между ПНЭС и сложными парциальными припадками нет [19, 20].

    Немоторные и субъективные симптомы

    Акинетика или отсутствие реакции во время эпизодов составляют 15–25,4% пациентов с подтвержденным PNES [27,28,29].Mari и соавт. проанализировали 110 эпизодов ПНЭС, состоящих из 85 пациентов с ПНЭС и 25 пациентов с ПНЭС, у которых также была эпилепсия, но не обнаружили существенных различий между двумя группами в клинической симптоматике, включая невосприимчивость [29].

    Когнитивные жалобы распространены у пациентов с ПНЭС, при этом наиболее часто сообщают о проблемах с памятью. Bell и соавт. проверили память во время иктальной фазы 245 событий и обнаружили, что элементы памяти вспоминались во время 63% PNES, но только в 4% сложных парциальных припадков [30].Чувствительность воспоминаний составляет 63% для PNES со специфичностью 96%.

    В отличие от вышеизложенного, недостаточно доказательств, чтобы предположить, что постепенное начало, размахивающие или дергающие движения, опистотонус, прикусывание языка, травма или недержание мочи являются признаками, отличающими ПНЭС от ЭС. Кроме того, обычно считается, что ПНЭС проявляется несколькими типами приступов внутри и между пациентами. Однако, согласно недавнему ретроспективному семиологическому исследованию, ни стереотипия, ни вариабельность PNES не могут и не должны использоваться в качестве маркера заболевания и дифференцировать его от ES [31] (см. Таблицу 1).

    Состояния, сходные с эпилепсией: другие причины припадков

    Первые припадки
    Первый припадок — это разовое событие, которое может быть вызвано лекарственным средством или анестезией. Эти припадки обычно не повторяются.

    Некоторые припадки могут возникать сами по себе, без какого-либо триггера. В большинстве случаев эти припадки не повторяются, если только у человека не было повреждения головного мозга или если у него не было эпилепсии в семейном анамнезе.

    Фебрильные судороги
    Фебрильные судороги могут возникнуть у ребенка (обычно в возрасте до 5 лет) с высокой температурой и обычно не перерастают в эпилепсию.Вероятность повторения фебрильных судорог составляет от 25% до 30%. Существует более высокий риск рецидива припадка, если у ребенка есть семейный анамнез эпилепсии, какое-либо повреждение нервной системы до припадка или длительный или сложный припадок.

    Неэпилептические явления
    Неэпилептические явления выглядят как припадки, но на самом деле таковыми не являются. Состояния, которые могут вызвать неэпилептические явления, включают нарколепсию (расстройство сна, вызывающее повторяющиеся эпизоды сна в течение дня), синдром Туретта (неврологическое состояние, характеризующееся вокальными и телесными тиками), судорожный обморок и нарушения сердечного ритма (аритмии).Неэпилептические явления, имеющие психологическую основу, известны как психогенные неэпилептические припадки . Человек, страдающий этим типом припадков, может просто пытаться избежать стрессовых ситуаций или может иметь психиатрическую проблему. Поскольку у большинства людей с такими припадками нет эпилепсии, их часто лечат психиатры и/или другие специалисты в области психического здоровья. Одним из способов отличить эпилептический припадок от неэпилептического припадка является электроэнцефалограмма (ЭЭГ) в сочетании с видеомониторингом.ЭЭГ выявляет аномальные электрические разряды в головном мозге, характерные для эпилепсии, и вместе с видеомониторингом для захвата припадка на камеру может подтвердить диагноз.

    Эклампсия
    Эклампсия — опасное состояние беременных женщин. Симптомы включают судороги и внезапное повышение артериального давления. Беременную женщину, у которой случился неожиданный приступ, следует немедленно доставить в больницу. После лечения эклампсии и рождения ребенка у матери, как правило, больше не будет приступов или развития эпилепсии.

    Менингит
    Менингит — это инфекция, вызывающая отек оболочек головного и спинного мозга. Менингит чаще всего вызывают вирусы или бактерии. Вирусные инфекции обычно проходят без лечения, но бактериальные инфекции чрезвычайно опасны и могут привести к повреждению головного мозга и даже смерти. Симптомы менингита включают лихорадку и озноб, сильную головную боль, рвоту и ригидность затылочных мышц.

    Энцефалит
    Энцефалит — это воспаление головного мозга, обычно вызываемое вирусной инфекцией.Симптомы включают лихорадку, головную боль, рвоту, спутанность сознания и ригидность затылочных мышц.

    Мигрень
    Мигрень — это тип головной боли, который, как считается, частично вызван неврологической дисфункцией и сужением кровеносных сосудов в голове и шее, что уменьшает приток крови к мозгу. У людей, страдающих мигренью, также могут быть ауры и другие симптомы, включая головокружение, тошноту и рвоту. Определенные условия могут вызвать мигрень, включая аллергии, менструальные периоды и мышечное напряжение.

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован.