Фанатизм что это: Фанатизм — это… Что такое Фанатизм?

Содержание

Фанатизм — это… Что такое Фанатизм?

Фанати́зм (лат. fanatismus — от fanaticus «фанатик» — от fanum «храм»[1]) — слепое, безоговорочное следование убеждениям, особенно в области религиозно-философской, национальной или политической сферах; доведённая до крайности приверженность каким-либо идеям, верованиям или воззрениям, обычно сочетающаяся с нетерпимостью к чужим взглядам и убеждениям. Отсутствие критического восприятия своих убеждений. Фанатик — фанатичный человек (в прямом и фигуральном смыслах).

Понятие фанатизма

Фанатизм как эмоциональное проявление характеризуется чрезмерным рвением, энтузиазмом, одержимостью, слепой верой в правоту своих (чаще всего, экстремальных религиозных или политических) убеждений, в превосходство и исключительность предмета своего обожания и его последователей в «собственном лице».

Согласно определению американского философа Джорджа Сантаяны, «Фанатизм состоит в удвоении усилий, когда забыта цель»[2] ; согласно Уинстону Черчиллю, «фанатик — тот, кто не способен изменить своё решение и никогда не сменит тему». Оба эти определения предполагают предъявление крайне строгих требований и нетерпимость к каким-либо отклонениям.

Различие между фанатиком и поклонником видится в том, что поведение фанатика рассматривается как нарушение преобладающих социальных норм, тогда как поклонник эти нормы не нарушает (хотя его поведение и может казаться странным)[3]. Объединяет поклонников и фанатиков их всепоглощающий интерес, любовь к той или иной сфере деятельности, занятию, увлечению, человеку.

Так называемые чудаки отличаются от фанатиков тем, что идеи, которые они исповедуют, и занятия, которыми они занимаются, обычно безобидны, но очень сильно отличаются от общепринятых представлений или привычного поведения, образа жизни окружающих людей. Что же касается фанатиков, то объект их поклонения или увлечения сам по себе может считаться «нормальным», и лишь степень одержимости кажется окружающим чрезмерной или «ненормальной».

Факторы, способствующие формированию фанатизма

Классификация фанатизма

Единая классификация фанатизма отсутствует. В существующих классификациях же используется различный принцип систематизации и каждая из них применяется в зависимости от цели исследования. Фанатизм классифицируется по следующим признакам:

  • в зависимости от содержания (религиозный фанатизм — рассматривается иногда как наиболее экстремальная форма религиозного фундаментализма; политический, идеологический фанатизм; этнический, национальный, расовый фанатизм — проявления национальной, расовой исключительности в сочетании с неприкрытой ненавистью к представителям другой нации или расы; фанатизм среди спортивных болельщиков — см., напр., футбольное хулиганство; театральный фанатизм)
  • в зависимости от степени овладения идеей — жесткий и мягкий фанатизм;
  • в зависимости от степени вовлеченности — массовый и индивидуальный фанатизм;
  • по характеру мотиваций;
  • по личностной позиции.

Критика религиозного фанатизма

Религиозный фанатизм подвергался критике, в том числе и со стороны православных философов и публицистов. Так Н. А. Бердяев в своей статье «О фанатизме, ортодоксии и истине» высказывает мнение, что хотя фанатики и ортодоксы, обличающие инакомыслие, и думают, что защищают истину, но на самом деле, они «истину ставят выше свободы». Философ называет такое состояние сознания «заблуждением» и «самообольщением». Н. А. Бердяев считает, что

Человек, помешанный на отыскании и обличении ересей, на отлучении и преследовании еретиков, есть человек, давно обличённый и осуждённый Христом, хотя он этого не замечает.[4]

Основной причиной религиозного фанатизма и нетерпимости Бердяев называет страх.

Фанатики, совершающие величайшие злодеяния, насилия и жестокости, всегда чувствуют себя окружёнными опасностями, всегда испытывают страх. Человек всегда совершает насилия из страха. Аффект страха глубоко связан с фанатизмом и нетерпимостью… [4]

Анализируя причины религиозной нетерпимости, священник Георгий Чистяков[5] считает, что издавна на Руси религиозность выражалась, прежде всего, в «диком страхе перед нечистой силой и в стремлении как-то защитить себя от неё», что приводило к поиску и созданию образа врага.

Ссылаясь на мнение о. А. Шмемана, Георгий Чистяков полагает, что в подобных религиозных представлениях центральное место занимает не Бог, а сатана. Такой тип религиозного сознания о. Г. Чистяков называет инимикоцентрическим (производное от латинского слова inimicus — враг).

Фанатику диавол всегда кажется страшным и сильным, он верит в него более, чем в Бога [6]

Источником религиозной нетерпимости О. Г. Чистяков считает в частности «оторванность от Евангелия и Иисуса».

Н. А. Бердяев считает явление нетерпимости и фанатизма крайне отрицательным и совершенно одинаково присущим, как религиозным конфессиям, так и марксизму.

Нетерпимые и фанатики обыкновенно бывают страшно ортодоксальны, всё равно какие – католики, православные, марксисты, — и в ортодоксальности этой происходит окостенение веры, прекращение движения жизни.[7]

Схожие мысли высказывает и отец Г. Чистяков:

Когда мы заявляем, что православие — это единственно верный святоотеческому преданию и единственно правильный способ веры, мы оказываемся учениками, увы, не святых отцов, а Суслова, Жданова, Андропова и прочих партийных идеологов, тех, кто насаждал марксизм, настаивая на том, что это единственно правильное и единственно научное мировоззрение. Монополия на истину вообще крайне опасна, ибо делает нас жёсткими и жестокими, но, к сожалению, очень удобна, ибо освобождает от необходимости думать, выбирать и брать на себя личную ответственность за принятие тех или иных решений. Я уже не говорю о том, что она истину просто и сразу убивает, ибо истина может быть только свободной.[6]

Современные христианские фанатики

  • На территории Северной Ирландии действует Ирландская республиканская армия (ИРА), состоящая из католиков. Цель католической ИРА — заставить протестантов и правительство Великобритании ликвидировать особый статус Северной Ирландии для её воссоединения с Ирландской республикой. Ирландской республиканской армии противостоят протестантские фундаменталисты из «Ассоциации обороны Ольстера», которые устраивают кровавые погромы в католических районах, нередко поджигая храмы. Так 2 июля 1998 года 8 католических храмов были повреждены вследствие прокатившейся волны поджогов.[8]
  • В США существуют большое число христианских ультраправых фундаменталистов, пропагандирующих радикальный антисемитизм. Наиболее яркий пример — Церковь арийской христианской нации (ЦАХН), или «Arian nations» («Арийская нация»). Это крупнейшая организация белых расистов, крайне негативно относящихся к чернокожим американцам и последователям иудаизма, которых они обвиняют в служении дьяволу. Политическая цель «Арийской нации» — это создание на территории пяти северо-западных штатов «арийского государства» белых христиан. Организация имеет свои вооруженные отряды по всей Америке.[8][9]
  • С 2008-го по 2010 год на территории США действовала христианская террористическая группировка, которая ставила своей целью развязывание войны с правительством США. Террористы практиковались в стрельбе из огнестрельного оружия, изготовлении и подрыве бомб. Один из преступников действовал под именем «Хутари», что означает «Христианский воин». Бандиты были пойманы и арестованы в марте 2010 года.[11] (см. также Движение ополчения в США.)
  • Мичиганская компания, поставляющая вооруженным силам США оптические прицелы для винтовок, снабжает свои изделия ссылками на цитаты из Библии. Прицелы стоят на вооружении у американских военнослужащих в Ираке и Афганистане, что вызывает у некоторых людей представления о связи между радикальным христианством и убийством мусульман в Ираке и Афганистане. Факт вызвал довольно сильный общественный резонанс.[12][13]

См. также

Примечания

  1. Словарь иностранных слов. 18-е изд., стер. — М: Русский язык, 1989. — С. 531. ISBN 5—200—00408—8
  2. Santayana, George. Life of Reason: Reason in Common Sense. (New York: Charles Scribner’s Sons)
  3. Thorne, Scott; Bruner, Gordon C. (2006). «An exploratory investigation of the characteristics of consumer fanaticism». Qualitative Market Research: An International Journal 9 (1): 51-72. DOI:10.1108/13522750610640558. ISSN 1352-2752.
  4. 1 2 Бердяев Н. А. О фанатизме, ортодоксии и истине / «Человек», № 9, 1997.
  5. Г. П. Чистяков — филолог, историк, богослов. Был священником Храма Св. Космы и Дамиана в Москве и настоятелем храма Покрова Богородицы в Детской республиканской клинической больнице, членом Правления Российского Библейского Общества и Международной Ассоциации по изучению отцов церкви, ректором Общедоступного Православного Университета, основанного протоиреем А. Менем, заведующим кафедрой истории культуры МФТИ. Лекции в МФТИ по истории христианства и богословской мысли читал с 1985 г.
  6. 1 2 Чистяков Г. Откуда эта злоба?
  7. Бердяев Н. А. О Судьба России: Самопознание / Ростов-на-Дону; Феникс, 1997. С. 263.
  8. 1 2 Религиозный экстремизм
  9. Современный терроризм: мифы и реальность
  10. Мексиканские террористы захватили самолёт
  11. В США судят группу христианских террористов, готовившихся развязать войну с правительством
  12. Оптические прицелы для Пентагона «закодированы» Новым Заветом
  13. Морпехи США стреляют из винтовок с библейскими кодами

Литература

Фанатизм — это… Что такое Фанатизм?

Фанати́зм (лат. fanatismus — от fanaticus «фанатик» — от fanum «храм»[1]) — слепое, безоговорочное следование убеждениям, особенно в области религиозно-философской, национальной или политической сферах; доведённая до крайности приверженность каким-либо идеям, верованиям или воззрениям, обычно сочетающаяся с нетерпимостью к чужим взглядам и убеждениям. Отсутствие критического восприятия своих убеждений. Фанатик — фанатичный человек (в прямом и фигуральном смыслах).

Понятие фанатизма

Фанатизм как эмоциональное проявление характеризуется чрезмерным рвением, энтузиазмом, одержимостью, слепой верой в правоту своих (чаще всего, экстремальных религиозных или политических) убеждений, в превосходство и исключительность предмета своего обожания и его последователей в «собственном лице».

Согласно определению американского философа Джорджа Сантаяны, «Фанатизм состоит в удвоении усилий, когда забыта цель»[2] ; согласно Уинстону Черчиллю, «фанатик — тот, кто не способен изменить своё решение и никогда не сменит тему». Оба эти определения предполагают предъявление крайне строгих требований и нетерпимость к каким-либо отклонениям.

Различие между фанатиком и поклонником видится в том, что поведение фанатика рассматривается как нарушение преобладающих социальных норм, тогда как поклонник эти нормы не нарушает (хотя его поведение и может казаться странным)[3]. Объединяет поклонников и фанатиков их всепоглощающий интерес, любовь к той или иной сфере деятельности, занятию, увлечению, человеку.

Так называемые чудаки отличаются от фанатиков тем, что идеи, которые они исповедуют, и занятия, которыми они занимаются, обычно безобидны, но очень сильно отличаются от общепринятых представлений или привычного поведения, образа жизни окружающих людей. Что же касается фанатиков, то объект их поклонения или увлечения сам по себе может считаться «нормальным», и лишь степень одержимости кажется окружающим чрезмерной или «ненормальной».

Факторы, способствующие формированию фанатизма

Классификация фанатизма

Единая классификация фанатизма отсутствует. В существующих классификациях же используется различный принцип систематизации и каждая из них применяется в зависимости от цели исследования. Фанатизм классифицируется по следующим признакам:

  • в зависимости от содержания (религиозный фанатизм — рассматривается иногда как наиболее экстремальная форма религиозного фундаментализма; политический, идеологический фанатизм; этнический, национальный, расовый фанатизм — проявления национальной, расовой исключительности в сочетании с неприкрытой ненавистью к представителям другой нации или расы; фанатизм среди спортивных болельщиков — см. , напр., футбольное хулиганство; театральный фанатизм)
  • в зависимости от степени овладения идеей — жесткий и мягкий фанатизм;
  • в зависимости от степени вовлеченности — массовый и индивидуальный фанатизм;
  • по характеру мотиваций;
  • по личностной позиции.

Критика религиозного фанатизма

Религиозный фанатизм подвергался критике, в том числе и со стороны православных философов и публицистов. Так Н. А. Бердяев в своей статье «О фанатизме, ортодоксии и истине» высказывает мнение, что хотя фанатики и ортодоксы, обличающие инакомыслие, и думают, что защищают истину, но на самом деле, они «истину ставят выше свободы». Философ называет такое состояние сознания «заблуждением» и «самообольщением». Н. А. Бердяев считает, что

Человек, помешанный на отыскании и обличении ересей, на отлучении и преследовании еретиков, есть человек, давно обличённый и осуждённый Христом, хотя он этого не замечает.[4]

Основной причиной религиозного фанатизма и нетерпимости Бердяев называет страх.

Фанатики, совершающие величайшие злодеяния, насилия и жестокости, всегда чувствуют себя окружёнными опасностями, всегда испытывают страх. Человек всегда совершает насилия из страха. Аффект страха глубоко связан с фанатизмом и нетерпимостью… [4]

Анализируя причины религиозной нетерпимости, священник Георгий Чистяков[5] считает, что издавна на Руси религиозность выражалась, прежде всего, в «диком страхе перед нечистой силой и в стремлении как-то защитить себя от неё», что приводило к поиску и созданию образа врага.

Ссылаясь на мнение о. А. Шмемана, Георгий Чистяков полагает, что в подобных религиозных представлениях центральное место занимает не Бог, а сатана. Такой тип религиозного сознания о. Г. Чистяков называет инимикоцентрическим (производное от латинского слова inimicus — враг).

Фанатику диавол всегда кажется страшным и сильным, он верит в него более, чем в Бога [6]

Источником религиозной нетерпимости О.  Г. Чистяков считает в частности «оторванность от Евангелия и Иисуса».

Н. А. Бердяев считает явление нетерпимости и фанатизма крайне отрицательным и совершенно одинаково присущим, как религиозным конфессиям, так и марксизму.

Нетерпимые и фанатики обыкновенно бывают страшно ортодоксальны, всё равно какие – католики, православные, марксисты, — и в ортодоксальности этой происходит окостенение веры, прекращение движения жизни.[7]

Схожие мысли высказывает и отец Г. Чистяков:

Когда мы заявляем, что православие — это единственно верный святоотеческому преданию и единственно правильный способ веры, мы оказываемся учениками, увы, не святых отцов, а Суслова, Жданова, Андропова и прочих партийных идеологов, тех, кто насаждал марксизм, настаивая на том, что это единственно правильное и единственно научное мировоззрение. Монополия на истину вообще крайне опасна, ибо делает нас жёсткими и жестокими, но, к сожалению, очень удобна, ибо освобождает от необходимости думать, выбирать и брать на себя личную ответственность за принятие тех или иных решений. Я уже не говорю о том, что она истину просто и сразу убивает, ибо истина может быть только свободной.[6]

Современные христианские фанатики

  • На территории Северной Ирландии действует Ирландская республиканская армия (ИРА), состоящая из католиков. Цель католической ИРА — заставить протестантов и правительство Великобритании ликвидировать особый статус Северной Ирландии для её воссоединения с Ирландской республикой. Ирландской республиканской армии противостоят протестантские фундаменталисты из «Ассоциации обороны Ольстера», которые устраивают кровавые погромы в католических районах, нередко поджигая храмы. Так 2 июля 1998 года 8 католических храмов были повреждены вследствие прокатившейся волны поджогов.[8]
  • В США существуют большое число христианских ультраправых фундаменталистов, пропагандирующих радикальный антисемитизм. Наиболее яркий пример — Церковь арийской христианской нации (ЦАХН), или «Arian nations» («Арийская нация»). Это крупнейшая организация белых расистов, крайне негативно относящихся к чернокожим американцам и последователям иудаизма, которых они обвиняют в служении дьяволу. Политическая цель «Арийской нации» — это создание на территории пяти северо-западных штатов «арийского государства» белых христиан. Организация имеет свои вооруженные отряды по всей Америке.[8][9]
  • С 2008-го по 2010 год на территории США действовала христианская террористическая группировка, которая ставила своей целью развязывание войны с правительством США. Террористы практиковались в стрельбе из огнестрельного оружия, изготовлении и подрыве бомб. Один из преступников действовал под именем «Хутари», что означает «Христианский воин». Бандиты были пойманы и арестованы в марте 2010 года.[11] (см. также Движение ополчения в США.)
  • Мичиганская компания, поставляющая вооруженным силам США оптические прицелы для винтовок, снабжает свои изделия ссылками на цитаты из Библии. Прицелы стоят на вооружении у американских военнослужащих в Ираке и Афганистане, что вызывает у некоторых людей представления о связи между радикальным христианством и убийством мусульман в Ираке и Афганистане. Факт вызвал довольно сильный общественный резонанс.[12][13]

См. также

Примечания

  1. Словарь иностранных слов. 18-е изд., стер. — М: Русский язык, 1989. — С. 531. ISBN 5—200—00408—8
  2. Santayana, George. Life of Reason: Reason in Common Sense. (New York: Charles Scribner’s Sons)
  3. Thorne, Scott; Bruner, Gordon C. (2006). «An exploratory investigation of the characteristics of consumer fanaticism». Qualitative Market Research: An International Journal 9 (1): 51-72. DOI:10.1108/13522750610640558. ISSN 1352-2752.
  4. 1 2 Бердяев Н. А. О фанатизме, ортодоксии и истине / «Человек», № 9, 1997.
  5. Г.  П. Чистяков — филолог, историк, богослов. Был священником Храма Св. Космы и Дамиана в Москве и настоятелем храма Покрова Богородицы в Детской республиканской клинической больнице, членом Правления Российского Библейского Общества и Международной Ассоциации по изучению отцов церкви, ректором Общедоступного Православного Университета, основанного протоиреем А. Менем, заведующим кафедрой истории культуры МФТИ. Лекции в МФТИ по истории христианства и богословской мысли читал с 1985 г.
  6. 1 2 Чистяков Г. Откуда эта злоба?
  7. Бердяев Н. А. О Судьба России: Самопознание / Ростов-на-Дону; Феникс, 1997. С. 263.
  8. 1 2 Религиозный экстремизм
  9. Современный терроризм: мифы и реальность
  10. Мексиканские террористы захватили самолёт
  11. В США судят группу христианских террористов, готовившихся развязать войну с правительством
  12. Оптические прицелы для Пентагона «закодированы» Новым Заветом
  13. Морпехи США стреляют из винтовок с библейскими кодами

Литература

Фанатизм.

Религиозный фанатизм

Эмоционально самодостаточные, уверенные в себе, позитивно настроенные люди живут в гармонии с окружающим миром. Они не нуждаются в отстаивании своей правоты, чего бы она ни касалась. Спокойно взаимодействуя с другими, они с достоинством несут свою точку зрения, не испытывая потребности в том, чтобы кто-то ее непременно разделил. Однако в мире представлена и иная категория людей, противоположная описанной выше и именуемая «фанатики».

Фанатизм… Это что такое?

Однако не всякое проявление чрезмерного интереса к чему-либо может характеризовать человека как фанатика. И наоборот.

Фанатизм – это чрезмерное увлечение какой-либо идеей или личностью, выражающееся в посвящении объекту поклонения значительной части своей жизни и ее духовного содержания, а также в непримиримом отстаивании собственного взгляда и навязывании его другим людям, зачастую в агрессивной форме. Данное явление может иметь отношение к чему угодно – морали, знаменитой личности, политическому течению и др. Однако в качестве самой опасной его формы выступает религиозный фанатизм.

Истоки религиозного фанатизма

Религиозный фанатизм – это приверженность к определенному вероисповеданию и его традициям, которая сочетается с нетерпимым, часто агрессивным отношением к тем, чья точка зрения отлична. С момента, когда человечество обрело свою первую религию, и по настоящее время наблюдается одна и та же тенденция – приверженцы того или иного духовного течения рано или поздно возводят его постулаты в ранг неоспоримой правды. И несмотря на то что большинство религий несет в себе весьма похожие истины, так называемые фанатики не просто остаются им верны, они пытаются сделать их монопольными и навязать как можно большему количеству людей. Всемирная история знает массу примеров религиозного фанатизма, к коим можно отнести и инквизицию, и крестовые походы, и массовые самосожжения во имя старой веры… Причем в разные времена отношение общества к данному явлению было весьма различно. В перечисленных примерах имеет место и религиозный фанатизм в высших кругах, и точечные сопротивления инакомыслию. И в том и в ином случае любой перекос убеждений и веры в сторону эмоций и непримиримости несет в себе серьезную угрозу благополучию отдельных людей и государства в целом.

Религиозный фанатизм сегодня

В наше время примеры религиозного фанатизма можно найти во всех массовых религиях. Хотя имидж самого агрессивного вероисповедания приобрело мусульманство в связи со значительным количеством террористических актов, от которых содрогаются десятки стран на протяжении уже многих лет. Тем не менее влияние фанатизма может быть весьма губительным и без насилия. Например, родители-фанатики могут воспитывать своего ребенка вразрез с современными канонами развития и социализации человека. Известны случаи, когда в современных семьях, посещающих религиозные секты, вырастают неграмотные дети, потому что лидеры духовного течения, которому привержены родители ребенка, считают неправильным обучать детей женского пола грамоте. Католическая церковь резко отрицательно относится к абортам и предохранению от нежелательного зачатия. И хотя общество постепенно выработало довольно толерантное, а иногда и одобрительное отношение к прерыванию беременности, в некоторых странах или их отдельных регионах аборты до сих пор запрещены, что тоже принято считать проявлением религиозного фанатизма. Иногда крайняя нетерпимость людей не вредит никому, кроме них самих. Например, ярые буддисты не навязывают своей веры окружающим, не спорят, не доказывают правоты. Их фанатичность проявляется главным образом в глубоком сосредоточении, многочисленных и продолжительных духовных практиках, которые иногда доводят людей до безумия, поскольку испытания, которым они себя подвергают, зачастую немыслимы.

Отношение к фанатизму православной церкви

Православная церковь относится к этому явлению с осуждением и неприятием. Фанатизм – это грех, по мнению православных священнослужителей. Отсутствие любви ко всем людям, духовная смерть, пустословие без рассуждения не может поощряться православными. Фанатичные родители, приводящие с собой на службу маленьких детей и не замечающие усталости ребенка, его непонимания и неприятия ситуации, прививают ему не любовь к церкви, а боязнь, раздражение, нежелание приходить туда снова.

Причины фанатизма

Фанатизм – это явление, не возникающее на пустом месте. Как у любого иного отклонения, у него есть причины, которые уходят корнями, как правило, очень глубоко. Фанатичные люди чаще всего агрессивны, озлоблены, не понимают и не принимают чужую точку зрения. Иногда они становятся частью какой-либо общности, преданно следуют ее догматам и стараются перенести свой взгляд на веру на ближайший круг общения. А существует и иная категория фанатиков – лидеры, которые не только разделяют и следуют привлекательной для них философии или религии, но посредством ярких, харизматичных действий вовлекают в нее большое количество людей, не исчерпывающееся кругом родных и близких. И если первые при этом являются в целом безобидными носителями назойливой информации, то вторые представляют крайне серьезную угрозу обществу. Ежедневно десятки и сотни людей вовлекаются в жизнь сект неизвестного происхождения, отворачиваются от своих семей, тратят огромные суммы денег на поддержание и развитие близкой по духу общности, теряют самих себя в стремлении следовать постулатам, которые нашли живой отклик в их душах благодаря харизме, уверенности и ораторскому искусству лидера.

Способы борьбы с религиозным фанатизмом

Жизнь не стоит на месте, большинство государств современного мира являются светскими. Несмотря на весьма почтительное отношение к религии, любая держава, как правило, не заинтересована в экстремальных проявлениях религиозности. Какие же меры предпринимаются в различных странах для минимизации проявления фанатизма среди верующих? В некоторых азиатских странах за последние двадцать-двадцать пять лет было введено много запретов относительно ношения культовой одежды для обычных людей, не имеющих отношения к священнослужению. Иногда подобные запреты вызваны не столько борьбой с неистовыми фанатиками, сколько соображениями безопасности. Например, несколько лет назад Франция пошла по пути запрета ношения хиджабов. При этом данное решение стоило стране немало, учитывая непримиримое отношение мусульман к вопросам одеяния. Очень много усилий, направленных на борьбу с религиозным фанатизмом, предпринимается в сфере образования. Детям стараются дать возможность выбора и защищают их неокрепшее сознание от натиска подкованных религиозных фанатиков. Во многих странах законодательно запрещается деятельность определенных организаций, имеющих основанную на религии идеологию.

Национальный фанатизм

Не менее страшен, разрушителен и безжалостен национальный фанатизм. Это ревностное поклонение исключительному превосходству той или иной нации или расы испещрило всемирную историю множеством примеров кровопролитных противостояний. Одним из самых ярких проявлений национального фанатизма стала идея Альфреда Плётца о делении всех людей на высшую и низшую расы, которая впоследствии положила начало Второй мировой войне.

Еще один пример – «Ку-клукс-клан», организация, насчитывавшая огромное количество людей, ненавидевших, глубоко презиравших чернокожих. Ожесточение членов ККК привело к немыслимому количеству жертв, погибших от изощренной жестокости фанатиков. Отголоски деятельности этой организации периодически слышатся и в настоящее время.

Психологическая природа фанатизма

У фанатизма, развивающегося в крупных масштабах, как правило, есть причины общественного или политического характера. Экстремальное проявление веры всегда выгодно кому-то, кроме неистовых приверженцев. Но что же делает таковым конкретного человека? Почему один становится фанатиком, а другой, несмотря ни на что, продолжает идти по своему жизненному пути, не реагируя на чужое мнение и религиозные догматы.

Как правило, причины становления настоящего фанатика корнями уходят в детство. Чаще всего фанатики – это люди, с ранних лет привыкшие жить в страхе и недопонимании. Ошибки в воспитании, допущенные их родителями, в осознанном возрасте оборачиваются желанием примкнуть к какой-то группе и стать ее частью, дабы почувствовать безопасность и уверенность. Однако человек не может обрести спокойствие лишь потому, что нашлись люди со схожими взглядами. Он будет продолжать переживать, беспокоиться, искать угрозу в любом проявлении инакомыслия, сражаться с ветряными мельницами, убеждая всех и вся в том, что его правда – первая. Так проявляет себя фанатизм. Что это значит? Всякий, кто думает иначе, создает угрозу его с трудом обретенному покою. Поэтому взаимодействие с фанатиком дается не так просто.

Как справиться с проявлениями фанатизма у близкого человека

Фанатизм… Это что такое? Что делать, если в числе фанатиков оказался близкий вам человек? Любые проявления крайней нетерпимости и слепого поклонения, будь то самоотверженная любовь к звезде, или агрессивное желание во что бы то ни стало разделить свою веру с другими людьми – признаки нездоровой психики. По мнению многих исследователей, фанатизм – это болезнь. Родным и близким такого человека следует со всей серьезностью подойти к решению подобного рода проблем. И если исправить ошибки, допущенные много лет назад, уже невозможно, то поддержка, понимание, устранение причин для страхов и беспокойств, своевременное обращение к психологам, побуждение к саморазвитию и укреплению психики помогут преодолеть это явление.

определение и синонимы слова фанатизм в словаре украинский языка

ПРОИЗНОШЕНИЕ СЛОВА ФАНАТИЗМ

ЧТО ОЗНАЧАЕТ СЛОВО ФАНАТИЗМ

Нажмите, чтобы посмотреть исходное определение слова «фанатизм» в словаре украинский языка.

Нажмите, чтобы посмотреть автоматический перевод определения на русский языке.

фанатизм

Фанатизм

Фанатизм — буквально переводится как «неистовый». То есть в смысле слепого, безоговорочного следования убеждениям, особенно в области религиозно-философской, национальной или политической; доведена до крайности приверженность каким-либо идеям, верованиям или воззрениям, обычно сочетающаяся с нетерпимостью к чужим взглядам и убеждениям. Отсутствие критического восприятия чего-либо. «Фанатик» употребляется в двух значениях: ▪ Человек, который отмечается остервенением, крайней нетерпимостью к инаковерующих, способна на изуверство, дикие эксцессы против других. Фанати́зм — буквально перекладається як «несамовитий». Тобто в значенні сліпого, беззастережного слідування переконанням, особливо в області релігійно-філософській, національній чи політичній; доведена до крайності прихильність яким-небудь ідеям, віруванням або поглядам, зазвичай поєднана з нетерпимістю до чужих поглядів і переконань. Відсутність критичного сприйняття чого-небудь. «Фанатик» вживається у двох значеннях: ▪ Людина, що відзначається несамовитістю, крайньою нетерпимістю до інаковіруючих, здатна на бузувірство, дикі ексцеси проти інших.

СЛОВА, РИФМУЮЩИЕСЯ СО СЛОВОМ ФАНАТИЗМ

Синонимы и антонимы слова фанатизм в словаре украинский языка

ПЕРЕВОД СЛОВА ФАНАТИЗМ

Посмотрите перевод слова фанатизм на 25 языков с помощью нашего многоязыкового переводчика c украинский языка.

Переводы слова фанатизм с украинский языка на другие языки, представленные в этом разделе, были выполнены с помощью автоматического перевода, в котором главным элементом перевода является слово «фанатизм» на украинский языке.


Переводчик с украинский языка на

китайский язык


偏执

1,325 миллионов дикторов


Переводчик с украинский языка на

испанский язык


intolerancia

570 миллионов дикторов


Переводчик с украинский языка на

английский язык


bigotry

510 миллионов дикторов


Переводчик с украинский языка на

хинди язык


कट्टरता

380 миллионов дикторов


Переводчик с украинский языка на

арабский язык


تعصب أعمى

280 миллионов дикторов


Переводчик с украинский языка на

русский язык


фанатизм

278 миллионов дикторов


Переводчик с украинский языка на

португальский язык


fanatismo

270 миллионов дикторов


Переводчик с украинский языка на

бенгальский язык


ধর্মান্ধতা

260 миллионов дикторов


Переводчик с украинский языка на

французский язык


bigoterie

220 миллионов дикторов


Переводчик с украинский языка на

малайский язык


ketaksuban

190 миллионов дикторов


Переводчик с украинский языка на

немецкий язык


Fanatismus

180 миллионов дикторов


Переводчик с украинский языка на

японский язык


偏見

130 миллионов дикторов


Переводчик с украинский языка на

корейский язык


편협한 신앙

85 миллионов дикторов


Переводчик с украинский языка на

яванский язык


bigotry

85 миллионов дикторов


Переводчик с украинский языка на

вьетнамский язык


tin đồn nhảm

80 миллионов дикторов


Переводчик с украинский языка на

тамильский язык


விடாப்பிடித்தனம்

75 миллионов дикторов


Переводчик с украинский языка на

маратхи язык


हटवाद

75 миллионов дикторов


Переводчик с украинский языка на

турецкий язык


bağnazlık

70 миллионов дикторов


Переводчик с украинский языка на

итальянский язык


bigottismo

65 миллионов дикторов


Переводчик с украинский языка на

польский язык


bigoteria

50 миллионов дикторов


Переводчик с украинский языка на

румынский язык


bigotism

30 миллионов дикторов


Переводчик с украинский языка на

греческий язык


θρησκοληψία

15 миллионов дикторов


Переводчик с украинский языка на

африкаанс язык


dwepery

14 миллионов дикторов


Переводчик с украинский языка на

шведский язык


bigotteri

10 миллионов дикторов


Переводчик с украинский языка на

норвежский язык


fordommer

5 миллионов дикторов

ТЕНДЕНЦИИ ИСПОЛЬЗОВАНИЯ ТЕРМИНА «ФАНАТИЗМ»

На показанной выше карте показана частотность использования термина «фанатизм» в разных странах.

Примеры использования в литературе на украинский языке, цитаты и новости о слове фанатизм

КНИГИ НА УКРАИНСКИЙ ЯЗЫКЕ, ИМЕЮЩЕЕ ОТНОШЕНИЕ К СЛОВУ

«ФАНАТИЗМ»

Поиск случаев использования слова фанатизм в следующих библиографических источниках. Книги, относящиеся к слову фанатизм, и краткие выдержки из этих книг для получения представления о контексте использования этого слова в литературе на украинский языке.

1

Вѣра, невѣріе и фанатизмъ — Сторінка 30

вращенная релииозность страшна въ сво- емъ фанатизмъ, въ своемъ упорстве: она совершаетъ преступлешя съ полнымъ сознатемъ правоты и потому гораздо опаснее атеистическаго скептицизма, который надъ всъмъ …

Борис Петрович Вышеславцев, 1928

2

Универсальный многослов. Книга для тех, кому интересно …

XX. Фанатизм. Это слово происходит от латинского слова fanum, что означает «храм». Поначалу оно означало невероятное религиозное рвение. Нынче значение этого слова расширилось и приобрело явно негативный оттенок.

Андрей Максимов, 2015

3

Медицинские, социальные и философские аспекты здоровья …

Глава. XIX. Фанатиками не рождаются: Причины возникновения и меры профилактики В.В. Ким Амурский гуманитарно-педагогический государственный университет Современный мир характеризуют многие понятия – Интернет, …

Гусев Дмитрий Владимирович, ‎Лысенко Вадим Вячеславович, ‎Пьявченко Геннадий Александрович, 2013

4

Избранные творения

Нет, есть и другие виды фанатизма: есть фанатизм политический, фанатизм людей, проникнутых до мозга костей какой-либо политической идеей, которую они считают истинной, правильной, доброй, чистой; воимя этой …

Святитель Лука Крымский (Войно-Ясенецкий), 2013

«Высшая форма настроенности – фанатизм» (Илья Шевелев). «Меня сожгут, но это лишь эпизод. Мы продолжим нашу дискуссию в вечности» (Мигель Сервет). «Самое непростительное в фанатике – это его искренность» (Оскар …

Александр Дым (LightSmoke), 2015

6

Многослов-1: Книга, с которой можно разговаривать

Нынче значение этого слова расширилось иприобрело явно негативный оттенок. Религиозные или футбольные фанаты приносят множество бед,ато и трагедий. Фанатизм–это абсолютная, бездумная убежденность в чем- то.

Андрей Максимов, 2013

Италии некоторые специальные формы фанатизма, и, надо сказать, довольно сильные, несколько лет тому назад ослабли; упал прежде всего патриотический фанатизм, который увлекал столько умов и был, без сомнения, …

Чезаре Ломброзо, 2015

8

Религия и Йога. Из работ Шри Ауробиндо и Матери

Религиозный. фанатизм. В фанатизме нет ничего возвышенного и благородного – он рождается не под влиянием какого-то высокого порыва, хотя и может сопровождаться горячим рвением. Религиозный фанатизм, с …

Шри Ауробиндо, ‎Мать, 2015

9

Политика. Экономика. Право. Англо-русский словарь / …

… от голода famous– известный fanatic– фанатик fanaticism– фанатизм; фанатичность evince fanaticism — проявлять фанатизм mass fanaticism — массовый фанатизм political fanaticism — политический фанатизм religious fanaticism …

С. Светланин, 2015

10

Православие и католицизм в Польше

Слова только эти — «фанатизм», «ультрамонтанство» и т. п. — я что-то плохо понимаю. Если верующий человек не фанатик своей веры, то это только личная слабость его, и больше ничего. Не нужен, может быть, фанатизм …

Константин Леонтьев, 2013

НОВОСТИ, В КОТОРЫХ ВСТРЕЧАЕТСЯ ТЕРМИН «ФАНАТИЗМ»

Здесь показано, как национальная и международная пресса использует термин фанатизм в контексте приведенных ниже новостных статей.


Верховный суд РФ не считает «экстремизм» и «фанатизм

Красногорск, 11 Августа 2015, 10:26 — REGNUM 29 июля Верховный суд РФ постановил оставить без удовлетворения иск о защите чести и … «ИА REGNUM, Авг 15»


Таджикский полковник в рядах ИГ: хитрый ход спецслужб или …

Таджикский полковник в рядах ИГ: хитрый ход спецслужб или религиозный фанатизм? 04 июня в 15:40, 2015; 0; 2519; Ибрагим Беков. В рядах боевиков … «365info.kz, Июн 15»


Hardingush: «Фанатизм феминизма»

Постоянные читатели блога знают мое отношение к упоротости. Упоротый человек всегда примитивен, безответственен и считает свою точку зрения … «Ридус, Мар 15»


Андрій Боровський: Бути власником книжкової крамниці сьогодні …

Сьогодні звичайно стабільності немає, та виникає питання – що зараз вигідно взагалі? Бути власниками книжкової крамниці зараз – це фанатизм. «Волинське Інтернет-видання БУГ, Мар 15»


Урок Charlie Hebdo. Почему фанатизм является главной …

А Геббельс в ноябре 1944-го заявил, что ситуацию можно спасти «только диким фанатизмом». «Как будто дикость, – пишет Клемперер, – не является … «FaceNews.ua, Янв 15»


«Приезжали заранее, встречали электричку и стелили всех …

Мои собеседники – выходцы из фанатизма того времени. Теперь в них нет и намека на хулиганистость. Андрей–фанат «Торпедо» с 1998-го, а Митя … «Tribuna.com, Дек 14»


ТЕСТ: страдаете ли вы фанатизмом?

Мудрецы говорят, что главное в жизни – это равновесие. Но достичь его удается далеко не всем. Тест даст вам понять, есть ли у вас … «Аргументы и факты, Окт 14»


Искренний фанатизм в московской мечети

Вчера при входе в Историческую мечеть Москвы наблюдаю следующую картину: девушка в скромной одежде, но без платка, и двое мужчин заходят на … «Ислам News, Сен 14»


Без фанатизма! К чему приводит слишком горячая вера

Фанатизм – явление отнюдь не новое. И в современном мире он не исчез, разве что немного сменил обличье, но количество тех, кого мы можем … «Аргументы и факты, Июл 14»


Фанатизм нового уровня: мужчина построил полноценный …

Все материалы Телеграф, опубликованные на этом сайте с ссылкой на агентство «Интерфакс-Украина», не подлежат дальнейшему воспроизведению … «Телеграф, Июн 14»

Фанатизм. Опасные отношения. Стоп! Оберег от психотравм

Фанатизм

Фанатизм – упрощение восприятия реальности. Из множества составляющих нашего мира выделяется только одна составляющая реальности и абсолютизируется. Конечно, проще воспринимать наш сложный мир не целиком, а только какой-то его срез, отрекшись или отгородившись от всего остального. Так воспринимают мир в монастырях, куда уходят от реальности люди, которым сложно эту реальность во всем ее разнообразии переносить. Им слишком сложно жить в миру, в этом нестабильном, в любую секунду готовом предать тебя мире. И они уходят в религиозную среду, где для всего установлены четкие правила. В упрощенный мир, где можно быть уверенным в завтрашнем дне. Но это – не мир, а лишь модель мира. И у каждого фанатика своя модель мира. В зависимости от того, какой срез мира он воспринимает, к чему он сводит все многообразие реальности. Один сводит это к какой-то музыке, другой – к зачатию ребенка, третий – к религии и т. п.

Хорошо могут ужиться только фанатики одного и того же – лица, воспринимающие одну и ту же плоскость реальности. Если люди – фанаты разных явлений, то уживаются они гораздо хуже. И чем больше разница между объектами фанатизма, тем хуже психологическая совместимость партнеров. Скажем, один– религиозный фанатик, а другой – фанат какой-то рок-группы. Но еще хуже, когда ваш партнер фанатеет от чего-то, что вам лично неприятно. Например, вы не религиозны, а партнер религиозен. Это очень серьезное разногласие в мировоззрении. Или один партнер фанатично хочет ребенка, а второго эта тема не волнует. В случае, если у пары возникают проблемы с зачатием или вынашиванием ребенка, то при фанатичном стремлении только одного из партнеров обзавестись потомством второй чувствует себя соответственно либо донором спермы либо контейнером для плода, потому что вся жизнь пары подчиняется зачатию и вынашиванию, а секс воспринимается как мероприятие по зачатию. И какая радость от такой жизни? Да это просто каторга! Любой фанатик чего угодно, а не только рождения ребенка, мучает и себя, и партнера.


Фанатизм – форма эгоизма. На первом плане у фаната всегда предмет его фанатизма. Поэтому если ваш партнер фанат, вы у него всегда будете на втором плане. С навязчивым желанием очень сложно справиться. Человек его реализует во что бы то ни стало. И ради этой реализации он готов не считаться со всем остальным миром, в том числе и с вашими вкусами, желаниями и потребностями. Например, фанатик какой-то определенной системы питания не только себя насилует, отказываясь от привычных большинству населения вкусностей вроде пирожных, но и насилует своего партнера, вынуждая и его питаться в том же стиле. А ведь партнеру, может быть, такая система питания не нравится или даже не подходит по состоянию здоровья. Я уже не говорю о том, что это даже просто неприлично, например, приглашать даму на свидание не в шикарный ресторан (допустим, что финансы позволяют) или уютную кондитерскую, а в какую-то убогую диетическую столовую со скучными котлетами из морковки (если дама сама не изъявляет желания их отведать). Такое поведение говорит о неуважении к женщине, пренебрежении ее интересами и о вульгарной жадности мужчины. А симметричная ситуация, когда дама, например, приглашает кавалера на свой день рождения и обещает, что будут «вкусняшки», а за «праздничным» столом обнаруживается, что под «вкусняшками» дама имела в виду ломтики огурца и листочки капустки! Что это, как не махровый эгоизм, если даме известно, что ее кавалер не поклонник кроличьей диеты?

Эгоизм – самая неприемлемая для жизни в паре черта. Если ты не один, а с кем-то, то как же можно с этим кем-то не считаться? Фактически это и есть критерий того, одинок человек или не одинок: учитывает ли он в своих действиях интересы кого-то, кроме себя, и получает ли на это «учитывание» какой-то эмоциональный отклик, какое-то душевное тепло.

Отношения чреваты психотравмой для вас, когда происходит так называемая игра в одни ворота: вы считаетесь с интересами другого человека, вы дарите ему и внимание, и душевное тепло, и заботу, и работу, и просто любовь, а в ответ… Тишина… Ноль эмоций. Ноль чувств. Ноль душевного тепла. Вот это страшно!

Данный текст является ознакомительным фрагментом.

Продолжение на ЛитРес

Чем мотивирован религиозный фанатизм?

Что такое религиозный фанатизм?

El религиозный фанатизм в частности, это неспособность признать мир во всем его многообразии и учиться у других, порождающая общество, закрепленное во времени, и фиксированный взгляд на вещи.

Каковы последствия религиозного фанатизма?

El религиозный фанатизм он скрывает ужасные побочные эффекты: ограничивает свободу, обедняет психику, изолирует себя, ограничивает самокритику и стремление к совершенствованию, уменьшает богатство нюансов в жизни и во многих случаях приводит к отрицанию человеческого достоинства.

Что такое религиозный фанатизм и как его поощряют?

El фанатизм, обычно, se проявляется как экзальтация или страстное и чрезмерное подчинение идее или некоторым убеждениям, считающимся абсолютными и которые по той же причине se Они намерены любыми способами навязывать другим.

Что порождает религиозный фанатизм?

Именно появление цивилизаций с более развитыми и монотеистическими религиями привело к что привели к настоящим войнам религия, и что его последователи считали себя единственными носителями «истинной веры».

Что Библия говорит о религиозном фанатизме?

фанатизм Это заложено в человеческом состоянии, это худший грех гордыни. из человек, что он считает, что владеет истиной, и пытается навязать ее другим мужчинам, даже проливая кровь. Если есть грех какой бог не могу простить что кто-то убивает от его имени, нет ничего более противоречивого.

Когда религия превращается в примеры фанатизма?

примеров de фанатизм дали: на земле религиозный с защитой догм, защитой священных книг или богов или отказом от определенных религии (антииудаизм, христианофобия, исламофобия). Другой пример de фанатизм Это по отношению к человеку, это уже упомянутый случай «фанатика-фанатика».

Что такое фанатизм и его последствия?

Основная идея фанатизм состоит в том, что каждое действие, которое совершается или защищается, должно выполняться с особой страстью и осторожностью. … The фанатизм он предполагает безоговорочную приверженность делу. Вышеупомянутая слепота, порожденная страстью, заставляет фанатика вести себя временами насильственно и иррационально.

Как быть религиозным фанатиком?

Как узнать фанатичен ли человек религиозный? религиозный фанатик он отождествляет себя с человеком, который пытается навязать крайний взгляд религии, которую он исповедует. Его позиция всегда будет жесткой, вплоть до игнорирования ни логики, ни господствующей морали, ни здравого смысла.

Что означает слово фанатизм?

фанатизм, и это происходит от корня фанатичного «фанатического» э -изма. 1. м. Чрезмерная страсть и упорство в защите убеждений или мнений, особенно религиозных или политических.

Что такое фанатизм в философии?

El фанатизм это иррациональная страсть, которая вселяет в фанатика потребность защищать убеждения, коренящиеся в указанной мысли, учреждении или человеке. … На философия, el
фанатизм его описывают как страстную защиту убеждений, которая легко может привести к возмущениям.

Что значит быть религиозным?

2 [человек], который исповедует религию, практикует ее заповеди, живет и действует в соответствии с ней. 3 Который верен и точен в исполнении долга.

Как устроен ум фанатика?

Дофамин ответственен за превращение страсти в неконтролируемую навязчивую идею. Крик, безумие, плач и даже обмороки — обычное явление в это время года. В такие моменты выделяется гораздо больше дофамина и ощущается гораздо более сильное счастье. …

Как фанатизм проявляется в Колумбии?

Одна из основных характеристик фанатиков — отрицание всего: они никогда не осознают свою проблему, и самое печальное то, что они предпочитают обвинять и обвинять других — своих диссидентов и противников.

Вера и фанатизм | Православие и мир

Христианин не должен быть фанатиком, ему надо иметь любовь ко всем людям. Кто без рассуждения кидается словами, пусть даже и правильными, тот делает зло.
Старец Паисий Святогорец

Батюшка, что такое фанатизм и почему он так страшен?

Фанатос в переводе с греческого означает смерть. Фанатизм – это смерть духовная. Ребенок, воспитанный фанатично, потом просто уйдет из Церкви, Мы живем в мiру, мы – не монахи. Разумеется, не надо принимать от мира все его пагубы, но при этом не надо забывать, что мы живем в обществе, мы живем в окружении других людей. Есть определенные законы общества, непротиворечащие христианству, которые мы приемлем. Некоторые считают, что намного более духовно положить определенное количество поклонов или прочитать столько–то акафистов, чем помочь ближнему. Увидеть, что, например, пожилой соседке некому принести хлеба или молока и сделать это – намного более сложно, чем прочитать от начала до конца весь молитвослов. Или, например, бросить дома больного, которому нужна постоянная помощь, и уйти на длинную службу в храм. Разумеется, в храм нужно ходить и греховно оправдывать свое непосещение служб тем, что дела не позволяют. Но фанатизм, заключающийся именно в отсутствии любви, проявляется в том, что нам удобнее и проще для себя пойти на службу, прикрывая мнимым благочестием нежелание ухаживать за больным. То же можно сказать и о родителях, которые заставляют маленьких детей длительное время пребывать на церковной службе. Бывает так, что ребенок устал, капризничает, а мама молится себе в удовольствие. Какие воспоминания останутся у ребенка от богослужения? Что храм – это место, где душно, где надо долго стоять и откуда хочется скорее на улицу. Маленьких детей нужно приводить в храм ненадолго и быть с ними в храме столько, сколько ребенок может воспринимать богослужение.

Родители должны постоянно находиться рядом, следить за ребенком во время службы, что–то ему показывая и объясняя. Подвиг христианской любви и материнский крест состоит в том, чтобы пожертвовать своим спокойным стоянием в храме, чтобы взрастить в детях доброе отношение к храму Божиему. Примеров можно приводить множество. Некоторые запрещают детям смотреть телевизор, но ребенок общаясь со сверстниками, чувствует свою ущербность. Ребенку очень сложно объяснить, что он не ущербный, он очень сильно переживает и будет злиться на своих родителей. Есть у некоторых родителей такая теория: «я нагрешил, а он теперь пусть мои грехи отмаливает». В этом проявляется духовная лень: самому не хочется себя исправлять, а мой ребенок пусть пойдет в монахи, ездит по святым местам, мои грехи отмаливает. Это духовная лень – надо самому отмаливать свои грехи. Мы живем в мире и ребенка надо воспитывать так, чтобы он, не увлекаясь красотами этого мира, осознавал доброе и злое. Вот, есть телевизор и есть программы, которые можно посмотреть, есть мультфильмы, которые можно посмотреть, но часть передач смотреть не надо. Можно создать домашнюю видеотеку, собрав туда хорошие фильмы, которые можно посмотреть всей семьей.

– Есть и новостные программы.

Да, почему, если я живу в обществе, почему я не должен смотреть новости? Например, Святейший Патриарх говорил, что он регулярно смотрит 9–часовой выпуск новостей. Если я буду оторван от мира, как я, священник, смогу ответить на вопросы прихожан: они спросят меня: «Батюшка, как к этому относиться?» – а я не смогу ответить. Нужно знать и духовную литературу, и светскую.

Для ребенка телевизор становится запретным плодом, он все равно будет к нему тянуться. Надо вовремя разъяснить все – так делает настоящая верующая семья. Нельзя бить по рукам с криком «нельзя»! Такое табу будет основано не на страхе Божием, а на испуге. В ребенке нужно воспитать страх Божий, а не ужас неизбежного родительского наказания. Телевизор, компьютер – это сами по себе не плохие и не хорошие явления. Как топором можно нарубить дров и истопить дом, а можно убить человека. Так и телевизор с компьютером можно как на благое, так и на злое. На компьютере, например, можно печатать православные книги и иконы, по телевизору смотреть добрые фильмы и православные программы.

– Как найти правильное отношение с нашими неверующими близкими?

– Неверующие люди нас окружают и будут окружать и нужно находить согласие, проявляя любовь например, кто–то из домашних смотрит телевизор – не нужно хлопать дверьми, обвиняя всех в нечестии. Можно договориться: «Давай, я сегодня буду молиться попозже, а то у тебя фильм начинается, а ты тогда телевизор сделаешь чуть потише». Или с постом, например, есть рыбные дни – такие были и в советское время, давай будем вот их соблюдать. Самое главное – «неверный муж верной женой освящается» и наоборот. Если человек ради сохранения хрупкого мира пойдет на какие–то уступки, то и греха особого в этом не будет. Отстаивая свою веру, мы не должны перегибать палку. «Потому узнают, что вы — Мои ученики, если будете иметь любовь между собою» (Ин. 13:35).

– Уже несколько лет назад было обращение Священного Синода о том, что принятие ИНН – дело не нравственной жизни христианина, а исключительно социальный вопрос, никак не связанных с греховными поступками. Тем не менее, и сегодня приходится слышать от некоторых прихожан, что «старцы» не благословляют брать ИНН, карточки москвича, новые паспорта.

– По поводу нового паспорта Святейший Патриарх Московский и Всея Руси Алексий сказал: «неужели вам дороже «серпастый, молоткастый», чем новый с двуглавым орлом и Георгием Победоносцем»?!

Об ИНН, карточке москвича можно сказать, что это социальная программа. И мнение Церкви таково: «Принятие или непринятие индивидуальных номеров ни в коей мере не является вопросом исповедания веры или греховным деянием. Это дело личного выбора, оно не имеет религиозного значения. У Церкви есть свои средства сопротивления нарастанию греха в мире: это не митинги и листовки, а исполнение заповедей Божиих, молитва и покаяние. Противостояние умножающемуся в мире злу становится подлинно христианским делом не тогда, когда христиане заражают друг друга необоснованными страхами, а тогда, когда мы живем конкретными делами, направленными на укрепление нашей веры и помощь ближнему. «Так да светит свет ваш пред людьми, чтобы они видели ваши добрые дела и прославляли Отца вашего Небесного» (Мф. 5, 16).» (Итоговый документ расширенного пленума Синодальной Богословской комиссии).

Мы часто рассуждаем, что, мол, Антихрист нас выследит, но, подумаем – кого мы боимся? Бога или Антихриста? Если мы боимся совершить грех – это правильный страх. Но почему мы забываем слова Спасителя: «Се, даю вам власть наступать на змей и скорпионов и на всю силу вражью, и ничто не повредит вам (Лука 10:19)».

Почему мы забываем слова Спасителя о том, что «если вы будете иметь веру с горчичное зерно и скажете горе сей: «перейди отсюда туда», и она перейдёт; и ничего не будет невозможного для вас». (Матф. 17.20.)

Надо бояться согрешить. И не нужно заниматься копанием, «отцеживанием комара», вместо покаяния. Не надо искать путей к Антихристу. Валаамский инок Всеволод хорошо сказал, что не нужно выискивать грех в каждом новшестве. К новому надо относиться осторожно, но здраво, а Антихристу легче всего придти незаметно: через культуру, через искусство. Мы уже видим это вокруг себя, но не обращаем на это внимания. Антихристу надо противостоять верой своей крепкой и молитвой. А иначе – молиться не хотим, а с продуктами со штрих–кодами боремся.

– Иногда приходится слышать, как люди говорят «нам Священный Синод – не указ, вот старец такой–то сказал»…

Приведу пример – я знаю одного глубоко верующего человека, который не принимал канонизации одного из новопрославленных святых. Один раз, когда я увидел у него в руках икону именно этого святого, он объяснил мне: «я являюсь сыном Руссой Православной Церкви и поэтому если Церковь постановила, то я как верное чадо, хочу я того или нет, принимаю решение нашей Церкви. Мое личное мнение я оставляю при себе». Мы должны быть послушны голосу Церкви так, как дети должны слушаться любящих родителей.

–Святые отцы не советовали переходить с места на место, из одной обители/храма в другие. Вместе с тем, сегодня многие стараются как можно больше ездить по разным храмам, монастырям, мечтают о канонизации новых и новых святых…

Конечно, святое есть святое. Но у меня вопрос – в Москве находятся мощи свт. Алексия митрополита Московского. Давно ли люди прикладывались к ним? Никого нет и у мощей свт. Тихона, патриарха Всероссийского в Донском монастыре. А в Троице–Сергиевой лавре давно ли мы были? У преподобного Сергия? А частицы мощей – как много их хранится в Москве – вмч. Пантелеимона, свт. Николая, прп. Серафима Саровского… А мы все чего–то нового ищем, все куда–то рвемся. Это хорошо – съездить куда–то помолиться, но не будем и наши святыни забывать, которые здесь, рядом с нами.

Часто посещать святые места.. Надо человеку для паломничества быть подготовленным духовно. Потому что сам по себе разъезд не является духовным мероприятием. Хотя бы взять поездку в поезде – никуда не деться от праздных разговоров в купе. Мы вот жалуемся, что пять минут не можем дома посидеть с духовной книгой, а представить, что сутки вдруг выдержать в эпицентре празднословия. Неподготовленность наша приводит к полному обнищанию духовному.

Очень опасно искать «места, где святее». Мы не должны делить благодать: там благодати 100% попало, здесь 15%, тут 25%. Эта икона более мироточивая и более намоленная. Там батюшка более прозорливый, а тут более молитвенный. Кто мы такие, чтобы так судить? «Ой, да в том храме святых вообще нет, там все батюшки безблагодатные». И так мы говорим о священниках, принявшие рукоположение от епископов, имеющих преемство от самих апостолов. Деление на святость – не просто греховно – оно антихристианское.

Нужно быть внимательным в своей духовной жизни. Мы смотрим по сторонам, когда переходим дорогу, не кладем руку на раскаленную плиту. Так же надо быть внимательным и в духовной жизни. Фанатизм начинается с малого. Мы выбираем понравившуюся цитату из книги или главу из Священного писания. Ходим, всем повторяя, потом начинаем поучать других. Иногда начинают без благословения повторять великие подвиги древних святых – особо строго поститься. «А чем я хуже этих монахов?». Это уже гордыня. Потом пребываем в определенной самосвятости – нам кажется, что мы стали грамотные очень, очень добродетельные. Исчезают все авторитеты – не важно мнение ни святых отцов, ни священноначалия, ни священников. Подсказать, посоветовать можно иногда. Но со смирением. А когда у нас нет христианской любви, а есть поучения, пересказы–рассказы, человек впадает в прелесть. А прелесть и фанатизм идут вместе. Оградиться от этого можно. Исповедью. На исповеди духовник должен обязательно в корне пресечь такое чувство, может посоветовать обратиться к более опытному духовнику. Священник видит духовную меру своего духовного чада – что ему полезно а что может погубить его.

Мы пытаемся найти истинные пути в нашем фанатизме. То, что сказал Господь, я переиначу на себя, как мне удобнее… Это настоящее сектантство. Как можно называть себя христианином, если следовать не заповедям Христовым, не голосу Церкви, а своим чувствам и эмоциям.

Фанатизмом мы уничижаем свою веру. Чтобы не впасть в него, нужно верить вдумчиво, грамотно, осознанно. Радоваться тому, что Господь нам дает, волю и разум направляя на служение Богу. И любить ближних.


с о. Михаилом Михайловым беседовала Анна Любимова

Определение

в кембриджском словаре английского языка

Ответ (к сожалению или к радости, в зависимости от вашего уровня фанатизма ) может быть последним.

Фильм в значительной степени посвящен религиозному фанатизму фанатизм имеет столько разновидностей, сколько существует людей.

Являются ли эти примеры крайне правого фанатизма , которые не представляют и не говорят за всю партию?

Это, пожалуй, лучшее, что вышло из безудержного фанатизма за то, что он суперфанат.Эти трансцендентные проявления обиды, подозрительности и враждебности — и, в конечном итоге, фанатизма — можно преодолеть, только поняв их очень человеческие источники.

Я не считаю ловушку и ужас фанатизмом . Фанатизм следует определять не через культурные стереотипы, а через их действия и поступки.

Религиозный фанатизм , кажется, правит сегодня.Оказывается, есть целая дисциплина изучения спортивного фанатизма , и она выплескивается на элементы психологии, социологии и физиологии.

Может быть, эта степень фанатизма просто вредна для души.Это мусорное женское здоровье, движимое религиозным фанатизмом .

Эти примеры взяты из корпусов и из источников в Интернете. Любые мнения в примерах не отражают мнение редакторов Кембриджского словаря, издательства Кембриджского университета или его лицензиаров.

Фанатик Определение и значение | Британский словарь


фанатик

/fəˈnætɪk/

имя существительное

множественное число

фанатики

множественное число

фанатики

Британское толковое определение слова ФАНАТИК

[считать]

:

человек, который очень увлечен чем-то

неодобрительный

:

кто-то, кто имеет крайние представления о политике, религии и т. д.

— фанатик

или

фанатичный

/fəˈnætɪkəl/

имя прилагательное

[более фанатичный; самый фанатичный]

— фанатично

/fəˈnætɪkli/

наречие

— фанатизм

/fəˈnætəˌsɪzəm/

имя существительное

[не в счет]

Фанатизм: Краткая история концепции

С тех пор, как эффектное появление угрозы терроризма положило конец нашему самодовольному посткоммунистическому междуцарствию, Другой из парламентских демократий был представлен — в средствах массовой информации, а также вездесущими психологическими «экспертами» — как «фанатик».Видные деятели определили фанатизм как культурный синдром или даже глубокую психопатологию, которая могла бы позволить нам объяснить предполагаемый рост наднационального насилия. Фернандо Саватер и Ален Финкелькраут (в El PaÃs и Libération соответственно) признали появление нового глобального субъекта в протестах и ​​полемике против опубликованных в Дании карикатур на Мухаммеда — «фанатик без границ». В то время как текст Саватера хвастается антиклерикальной непочтительностью либертарианского толка, не щадящего никого, Финкелькраут, как показано в нескольких его последних работах, демонстрирует одержимость конфронтацией с «исламской» нетерпимостью, с «их» нелиберальным фанатизмом.Кажется, это снова повторяет, в облике французских республиканцев, пагубные тезисы Хантингтона о столкновении цивилизаций. В обоих случаях зрелище фанатизма, в его быстром распространении через глобальные средства массовой информации, является объектом наблюдения и мнения, а не причинами фанатизма или реальностями, из которых он происходит (такими реальностями, как конкретная нетерпимость к иммигранты-мусульмане в Дании).

Введение понятия фанатизма в дискуссию о сегодняшних идеологических конфликтах действительно кажется более склонным к культурным и психологическим причинам, чем к политическим, стратегическим и материальным.Фанатизм часто выступает как нечто неизменное, выходящее за пределы исторических событий, или даже, в ориенталистском и расистском ключе, как характеристика таких фантастических сущностей, как «арабское сознание». Антиисторичность концепции отчасти допускает ее часто произвольное и лицемерное использование. Фанатизм, как мы не можем не заметить с болезненной частотой, часто проецируется на врага, с которым по определению нельзя вести переговоры. Как пишет Амос Оз в книге «Как вылечить фанатика »: «достаточно прочитать газету или посмотреть новости по телевизору, чтобы понять, с какой легкостью люди становятся фанатично антифанатичными, антифундаменталистскими, с которыми они предпринимают крестовый поход против джихада».Слова, которые по иронии судьбы приобретают вес, когда замечаешь, что тот самый Оз, который выступает за «воображение» Другого, был первоначально побужден недавней войной в Ливане отказаться от своих собственных рассуждений, предложив апологию Израиля и демонизацию «Хизбаллы», не поддающуюся никаким испытание, эмпирическое или моральное. Одно только оруэлловское название одной из его недавних авторских статей дает нам представление об опасностях партийного антифанатизма: «Почему израильские ракеты наносят удары за мир».

Растущее использование термина «фанатизм» для обозначения опасностей современности, особенно обострения религиозной политики и террористического феномена, редко сопровождается размышлениями о генеалогии термина и разнообразии его применений.Вместо этого взгляд на его философскую историю позволяет нам увидеть его многочисленные грани и начать критику его риторических и аналитических функций. В этом эссе я хотел бы просто дать оценку некоторым моментам в истории этой изысканно полемической концепции, моментам, позволяющим признать сохранение некоторых лейтмотивов в рассуждениях о фанатизме, включая психологизацию политики, проблему всеобщего и образ ислама.

Лютер: фанатичный антифанатизм

Рассуждения о фанатизме вышли из горнила идеологических, богословских и политических баталий, сопровождавших Реформацию.Родившийся, точнее, из ожесточенной полемики Лютера и Меланхтона против различных городских и крестьянских движений против немецких лордов. Вдохновленные проповедниками-бунтовщиками, такими как Томас Мюнцер, или управляемые ими, и отчасти движимые плебейским и тысячелетним коммунизмом, эти движения отвергли власть князей и священнослужителей. Они пытались, защищая modus vivendi крестьян от первых проявлений того, что Маркс назвал бы первоначальным накоплением, предотвратить экспроприацию продуктов их труда.Как мы увидим, термин Schwärmer (от Schwärmerei , иногда переводимый как «фанатизм»), использованный основателем протестантизма для осуждения мятежников, в итоге сыграл важную роль в критике Канта. Но к чему относилось это понятие в разгар ожесточенных сражений 1524-25 гг.? Следуя августинской терминологии, идеологи Реформации видели в этом общественном движении попытку устранить ключевое различие между земным градом и Градом Божьим, или, вернее, бешено — через политизированный и плебейский милленаризм — протолкнуть к реализации Царства Божия. рая на земле.Согласно Меланхтону, который ссылается здесь на переводы Аристотеля «Политики» , это означало устранение роли «гражданского общества». Для Лютера попытка свержения светской власти была признаком пагубной гордыни, религиозной катастрофой.

Конфликт между Лютером и крестьянскими бунтовщиками прекрасно демонстрирует плюрисекулярный механизм, превращающий осуждение «фанатизма» в оправдание чрезвычайно жестоких (и фанатичных) политических и военных репрессий.Смешивая богословские аргументы и характерные политические расчеты (например, позволение Реформации выжить в разгар кризиса, вызванного крестьянскими войнами), в мае 1525 г. Лютер, прежде весьма резко критиковавший немецкие принципы, написал текст «Против грабежи и убийства толп крестьян . В нем он с большим энтузиазмом увещевает армии князей истребить мятежников «как собак» и заявляет, цитируя святого Павла, что тот, кто (на стороне князей) погибнет в таких битвах, не может иметь «более благословенного смерть».Лютер видел в «фанатизме» крестьян, прежде всего в фанатике par excellence , проповеднике Мюнцере, посягательство на общественный порядок как таковой. Именно здесь, на заре рассуждений о фанатизме, наиболее ярко проявляется оппозиционный и тенденциозный характер этого термина. Во-первых, как вы увидите позже на примере санкюлотов Французской революции — например, в замечании Эдмунда Бёрка об «эпидемическом фанатизме» — «фанатик» всегда является мятежным плебеем; фанатизм часто определяется как «безумное» стремление к социальному равенству.Как многие отмечали, этимология немецкого термина разделяет эту тему «страха перед массами», цитируя Этьена Балибара, поскольку фанатики — это рой ( Schwarm ), плебеи, множество восставших. Как показали недавние исторические исследования, то, что представляло собой в значительной степени артикулированное движение — с конкретными институциональными и конституционными требованиями (поддержание крестьянских собраний, снижение повинностей и налогов) — и которое использовало религиозный дискурс (Евангелие) в минималистскими и прагматичными терминами, его недоброжелатели изображают (чтобы лучше оправдать беспощадное подавление) как богословское заблуждение, болезнь духа.

Фанатизм в эпоху Просвещения

В то время как Другой в протестантском дискурсе представлен восставшим крестьянином, Просвещение, которое часто и справедливо определяется в значительной степени как борьба с религиозным фанатизмом, предлагает другие, столь же двусмысленные фигуры фанатика. Возьмем, к примеру, произведение Вольтера « Le fanatisme, ou Mahomet le Prophet » (1741 г.), в котором Мухаммед принуждает одного из своих киллеров (или seide — инцидент частично основан на историях, которые распространялись о секте ассасинов). Хасан-и-Саббах) убить шейха Мекки, который отказывается поклониться религии фанатиков. seide , сам того не зная, является сыном шейха, что заставляет Доминика Кола читать трагедию как демонстрацию оскверняющей силы фанатизма, уничтожения им всего святого, включая и прежде всего семейные узы. Для других тот факт, что Мухаммед у Вольтера является «штраусовской» фигурой, которая не верит в догмы и использует фанатизм в своих политических целях, составляет истинное прочтение трагедии. В более общем плане работы Вольтера демонстрируют последствия короткого замыкания между явно абстрактной категорией фанатизма и его идентификацией с определенной культурой.Настойчивое отождествление фанатизма с исламом в ориентализме эпохи Просвещения не может быть легко опровергнуто утверждением, что ислам — это просто маска или один из многих других случаев универсальной патологии.

Вместо этого именно в аскезе кантовского Просвещения тема фанатизма явно отделяется от культуралистского дискурса. Для Канта именно в самой структуре субъективности, в отношениях между знанием и практикой следует искать фанатичную бациллу. В своей «Критике практического разума » (1788 г.) Кант различает «религиозный фанатизм», относящийся к мнимому познанию Бога, и гораздо более опасный «моральный фанатизм», который вместо того, чтобы делать свои действия правильными посредством простого долг, пытается основывать мораль на чувствах, благородных верованиях и возвышенной вере.Моральный фанатик — это субъект, который, отказываясь подчиниться универсальному долгу, легко может превратиться в благонамеренного убийцу. Для Канта фанатизм есть всегда нарушение пределов человеческого разума, метафизический бред. В «Критике суждения » (1790) фанатизм, который для Лютера был вызван избытком иконоборчества (антирепрезентативная ярость радикальной реформы), описывается «эстетически» как желание «увидеть что-то за пределами всех границ». чувственности».Это почти своего рода метафизическое идолопоклонство (на самом деле Кант восхваляет здесь еврейское иконоборчество). Наконец, в своем эссе «Что значит ориентироваться в мышлении?» (1786), фанатизм — спроецированный на Спинозу (которого другие справедливо считают заклятым врагом фанатичной субъективности) — отождествляется с онтологическим догматизмом, который опасно претендует на доступ к сверхчувственному.

Каково политическое ядро ​​кантианского рассуждения о фанатизме? Во-первых, для Канта фанатизм связан с навязчивой идеей, которая, хотя и мнит себя универсальной, оказывается партикуляристской.Так обстоит дело с националистическим фанатизмом, который Кант противопоставляет космополитизму. У Канта вновь появляется защита власти, с которой мы столкнулись у Лютера: отрицание всякого права на бунт и требование в политике уважения к власти, законам и представительным институтам. Это объясняется не только осторожностью Канта, но и одним из возможных его определений фанатизма, как смешение регулирующей идеи (например, республики) с конституирующим планом, который может быть утвержден материально и субъективно.Эту тенденцию к нейтрализации «учредительного фанатизма» можно ясно увидеть в сложной реакции Канта на Французскую революцию, хорошо проанализированной Ханной Арендт в ее лекциях о Канте и его суждениях. В то время как мятежник санкюлот имплицитно рассматривается как фанатичная и патологическая фигура, революционное движение спасается и универсализируется благодаря его воздействию на зрителя , который судит о нем с точки зрения истории человечества и признака универсальности, который оно несет. . Таким образом, кантовский «Конфликт способностей » (1798 г.), как это ни парадоксально, не оправдывая участников революции, рассматривает революцию как испытание моральных склонностей нашего вида и (повторяя дихотомию, представленную в «Критике суждения »). , Anthropology [1798] и различные другие тексты) различают фанатизм и энтузиазм, причем последний понимается как страсть к идеалу, которая не перетекает в «фанатическое» стремление к его достижению hic et nunc .

Гегель и избыток исламской универсальности

Понятие фанатизма (для которого немецкий философ использует как Schwäermerei , так и Fanatismus ) играет чрезвычайно интересную роль в произведениях Гегеля. В то время как у Канта мы имеем дело с познавательной и аффективной предрасположенностью, ложным результатом нашего неизбежного метафизического импульса, у Гегеля фанатизм изображается как необходимый переход в прогрессивной универсализации Духа. Как правильно заметил Доменико Лосурдо, немецкую мысль от Канта до Гегеля можно охарактеризовать как философский ответ на историческую травму и перспективу эмансипации, представленные Французской революцией.В понятийной транскрипции революции фанатизм выступает как короткое замыкание между абстрактно-всеобщим и его конкретным осуществлением, как проявление субъективной свободы в ее чистой отрицательности, в ее активном отказе от всякой детерминации. Как известно, в « Феноменологии духа » (1807 г.) Гегель признает в этом отрицающем движении абстрактной, субъективной свободы духовную силу, стоящую за царством террора и его безжалостной логикой подозрения — идею, которую недавно выдвинул Ален Бадью. назад в Век для того, чтобы подытожить суть ХХ века.

В « Философии права » (1821) Гегель возвращается к этому предмету, говоря о «фанатизме разрушения», который выражается в устранении подозрительных личностей, в отказе от стабилизации революции в каком-либо определенном институциональном порядке. . В области политики, если фанатик стремится к осуществлению идеала, он во всяком случае кончает фатальным подрывом любой частной организации, поскольку его «негативная свобода» проявляется лишь в разрушении частного.В дополнение к Философии Права Гегель связывает эту «нигилистическую» ярость с введением религиозной субъективности в объективность Государства. Поскольку религия характеризуется строгим стремлением к тотальности, а государство вместо этого зависит от дифференциации своих «органов», введение религии в политику разрушительно. «Желание иметь целое в каждом частном, — пишет Гегель, — может быть осуществлено только путем уничтожения частного, а фанатизм как раз и есть отказ дать простор частным различиям.Когда преданность входит в состояние, она обнаруживает себя как чистая, взрывоопасная нетерпимость. Это могло создать впечатление простого опровержения, либерального или консервативного, принципиальной радикальной политики. Перенося наше внимание на более конкретно исторические размышления Гегеля, мы можем вместо этого отметить, что этот фанатизм разрушения, этот ужас перед абстрактным может представлять собой неизбежный переход, а не просто, как у Канта, склонность, против которой мы можем быть защищены здоровой иммунизацией. доза просветления.Здесь полезно отметить, что использование Гегелем понятия фанатизма, даже если оно играет весьма специфическую роль в развитии Духа, имеет заметную пластичность с его более поздними употреблениями. Можно даже сказать, что специфика понятия «фанатизм разрушения» идет рука об руку с его распространением на, казалось бы, несвязанные между собой случаи — обряды племен Дагомеи, индуизма, ислама. Или, лучше сказать, в гегелевском рассуждении о фанатизме существует странное короткое замыкание между изысканно имманентным моментом европейского духа и появлением его неевропейского и внеисторического Другого.Оставляя в стороне стереотипные образы дикой и неистовой Африки и Индии, тонущей в прохладных водах Абсолюта, рассуждения о «фанатичном» исламе, который, кажется, восходит к худшему из ориентализма восемнадцатого века, содержат интересные и раз удивительные идеи.

Во-первых, стоит отметить, что у Гегеля ислам выступает как духовное и политическое явление. В симптоматической фразе Гегель определяет ее как «революцию на Востоке». Далекий от моды на «восточный деспотизм», он видит в исламе движение универсализации, хотя и такое, в котором доминирует «восточный принцип», сосредоточенное вокруг абстрактного единства (монотеизм без троицы), тем самым ведущее к отказу или насильственному роспуску. особенностей, различий и множественности.В «Философии истории » (1830) ислам предстает как триумф над еврейским партикуляризмом, рождение истинного и правильного универсального характера. Следовательно, не в патологической одержимости частным — как в случае националистического фанатизма, осуждаемого кантовским космополитическим мышлением, — а в избытке всеобщности Гегель признает духовные и политические пределы ислама, субъект которого не имеет предикатов, без качеств. Таким образом, именно на основе своей теории фанатизма как абстрактной и негативной субъективности Гегель заканчивает тем, что оживляет ориенталистский дискурс: ислам является «экспансивным», потому что он не может стабилизироваться в дифференцированном многообразии; Ислам распадается на «чувственность» (еще один элемент ориенталистского дискурса, присутствующий в фантазиях Востока, состоящего из гаремов и опиума), потому что социальная сплоченность обеспечивается только Единым, Аллахом, а не институтами Государства.Итак, хотя и признавая универсализирующую силу ислама (воплощенную, по его словам, также в достоинстве и мужестве его воинов), для Гегеля его духовность неизбежно выливается в «пустынную погибель».

Оставляя в стороне полнейшее пренебрежение исламской политической, правовой и научной мыслью, обуславливающее такие вердикты, и оставаясь в рамках гегелевского рассуждения, можно ли трактовать исламский «фанатизм» как простой тупик Духа? Поскольку она изображает его как движение радикальной универсализации, я не верю, что мысль Гегеля допускает простое изгнание исламского «фанатизма».В его « лекциях по философии религии » (1821–1831) «чистый формализм» ислама явно соседствует с Французской революцией и ее «террористическим» разрушением дореволюционных связей. Поскольку гегелевское государство стремится интегрировать субъективность и свободу в органическую и дифференцированную систему институциональных определений, историческая мысль Гегеля не может игнорировать неизбежную и в известном смысле «прогрессивную» природу «фанатического» момента. Об этой политической силе абстракции нам напоминает, например, опыт афроамериканского лидера Малкольма Икса, для которого обращение в ислам послужило разрыву партикуляризма черного национализма.Как он писал в письме из Джидды в 1964 году (во время хаджа, инсценированного в знаменитом фильме Спайка Ли), для него ислам представлял собой «единственную религию, которая стирает расовую проблему из своего общества».

Оставаясь ближе к Гегелю, неизбежность и местную необходимость «фанатизма» (как движения радикальной универсализации) отметил молодой гегельянец Арнольд Руге в тексте под названием « Гегелевская философия права и политика нашего времени» , опубликованный в Deutsche Jahrbücher в 1842 году.В каком смысле «фанатизм» представляется Руге необходимым? Размышляя о ключевой проблеме своего времени об отношениях церкви и государства, Руге заявляет, что религия проявляется как желание ( похоть ) к освобождению, а фанатизм представляет собой «усиленную религию», или, скорее, страсть . ( Wollust ) для освобождения, которое рождается из предыдущей неудачи, из блокировки путей к освобождению. Снова возвращается пример Франции с ее «безумной», но понятной неоднократной попыткой разрушить препятствия на пути к социальному равенству.Именно в своей феноменологии «практического пафоса» фанатика Руге показывает себя одним из наших современников. В самом деле, он пишет: «Когда есть что взорваться, сгоришь вместе с этим, так что в конце концов, не щадя себя, приносишь и других ужасных в жертву своим целям». Но в то время как многие наши интеллектуалы могли понимать этот пафос (или эту патологию) в абстрактном смысле, для Руге это было следствием неспособности включить страсть к освобождению в механизмы государства.Вот почему он заявляет, что «пока у человека есть батареи и позиции, которые нужно защищать ценой своей жизни, у нас не будет истории без фанатизма».

Заключение: по ту сторону либерализма и фанатизма

Сегодня полезно помнить о соображениях Руге. В годы холодной войны дискурс о «тоталитаризме» долгое время оперировал крайне обедненной версией понятия фанатизма, уже артикулированного в немецкой философии. Это особенно очевидно в стремлении этого дискурса просто свести на нет эгалитарную силу Французской революции, которую часто читают (такими авторами, как Тальмон и даже Арендт) как отдаленный, но фундаментальный источник всех бед нашего времени.Государственный социализм также часто интерпретировался в психологическом и религиозном ключе, оставляя в стороне серьезный исторический и социологический анализ. Сенсационные тексты о психопатологии Сталина, например, затемняют институциональные механизмы террора и их материальный и экономический контекст, игнорируя, например, в высшей степени прагматичный и оппортунистический характер решений, приведших к ГУЛАГу, а также макиавеллиевскую роль идеологическая «умеренность» в сталинской политической траектории.

Антикоммунистическая мысль ХХ века, которая часто рассматривала «фанатизм» как причину, а не следствие социальных зол (см., например, размышления Эмиля Чорана и Раймонда Арона), породила чисто идеологическую дихотомию между либерализмом скептицизма и компромисса, с одной стороны, и фанатизмом, с другой. По мнению таких мыслителей, «фанатизм» есть не просто ошибочная, а неизбежная склонность человеческого разума (Кант) или необходимая фаза экстремизма в развитии человечества (Гегель).Это патология, которую нужно искоренять. Такое видение фанатизма не только забывает, что скептики и либералы вполне способны причинить огромный вред или даже зло (особенно когда они узаконены «справедливой войной», которой по определению являются войны против «фанатиков»), и что не все реакционеры могут быть отнесены к «фанатикам», но при этом игнорируется и урок Руге: «история без фанатизма» может быть только результатом политики действительного освобождения, а не абстрактной битвы идей. Не означает ли это, что термин «фанатизм» нужно просто оставить? Что фанатик — это иллюзия, химера?

Не обязательно, но по следам великих мыслителей, боровшихся с ним, нам, современникам, предстоит переосмыслить фанатизм как точное историческое, политическое и психологическое понятие для настоящего времени, а не просто как талисман для изгнания или устранения абсолютные враги.Возможно, первым шагом было бы трактовать фанатизм как предикат определенных действий и политических дискурсов, воздерживаясь от определения политических субъектов как «фанатиков» без фразы . Ибо, как показывает случай с Лютером и мятежными крестьянами, определение врагов как «фанатов» часто является зловещей прелюдией к обращению с ними «как с собаками» или как с «незаконными бойцами».

Журнал Сиэтлского Тихоокеанского Университета

Религия: Причина или
Лекарство от
Терроризм?

христианин
Церковь и
мир
религиозно
Вдохновленный
Насилие

Во время визита в Тихоокеанский университет Сиэтла в феврале
Индийский богослов Винай Самуэль задал провокационный вопрос
студенты,
преподаватели, сотрудники, члены сообщества и местные пасторы: «Если бы
Мусульманские паломники отправились в Америку в 1600-х годах.
приветствовали то, что стало Соединенными Штатами? Было ли христианство
пуританских отцов, достаточно широких, достаточно больших, чтобы сказать: «О,
да, мы верим в религиозную свободу.Вы можете стать частью нашего
новая страна?

Как религиозная нетерпимость и насилие на религиозной почве
возрастают по всему миру, американские христиане имеют особую
обязанность
для решения проблемы, сказал Сэмюэл. «Ваша страна была основана
отчасти на добродетели терпимости.Это арена, на которой вы
имели большой успех и проблему, о которой у вас есть что-то
важно сказать».

В основе успеха Америки в демонстрации религиозной терпимости,
подчеркнул Самуил, была христианская церковь и Евангелие. Он бросил вызов
слушателей стать полноправными гражданами Божьего мира и активными агентами его
будет в ответ на бедствие религиозно вдохновленного терроризма.

РЕЛИГИОЗНОЕ НАСИЛИЕ – это не просто тема
из
аналитический
интерес
к
меня; это чрезвычайно актуально и реально в моей жизни как христианина и гражданина мира.

В ноябре прошлого года в Индии меня призвали помолиться с христианским пастором, который
очень сильно потерпели поражение от индуистских фундаменталистов. Его судьба была неожиданной,
и я спросил своего друга, проповедовал ли он что-нибудь дикое об индусах. Он сказал
нет, что он просто посетил нового христианина в соседней деревне. Но у него было
был просмотрен. джип, в котором он ехал, сгорел; он был избит;
а также
полиция ничего не сделала. Индия! Крупнейшая в мире демократия и толерантная
нация.Индуизм! Толерантная религия. Что происходит?

Я только что был в Вашингтоне, округ Колумбия, на встрече с христианскими лидерами из Пакистана.
Мне рассказывали о сожжении мусульманскими фанатиками больниц, которые заботились
для бедных более 100 лет. Медсестер убивали, а врачей запугивали.
Так что для меня это не академическая тема. Это связано с людьми, которых я знаю.
подвергли давлению, заключили в тюрьму и убили.
Такова реальность религиозно вдохновленного насилия, и это то, что
мы наблюдаем все чаще по всему миру, от Оклахома-Сити до
Бали.

Христиане в Америке несут значительную ответственность не только
понять, но ответить на такое насилие. Для меня борьба
находится между религиозным фанатизмом и экстремизмом, с одной стороны, и
способность жить в мире рядом с теми, с кем мы не согласны
с другой стороны. Вы несете ответственность за решение этой проблемы
благодаря тому, что Бог дал вам более 400 лет: бесплатное
общество, построенное на идее принятия различий.

Кто такой религиозный фанатик?

Давайте попробуем понять природу религиозного фанатика.
Некоторые из них были моими соседями и друзьями в течение многих лет. Теперь вдруг
они фанатики. Они обладают абсолютным чувством уверенности и
он яростно толкает их. Они думают, что только они имеют власть
интерпретировать истинный смысл священных текстов, которые они используют. Они
не на пути к истине; они прибыли.

Религиозные фанатики чувствуют себя призванными взять мир за шею и
привести его в соответствие со своим видением того, каким должен быть мир. Сделать
что они пожертвуют всем, включая себя. Кто они,
где они родились, их жизненный план — это абсолютно
бессмысленный. Задумывались ли вы, как молодые мужчины и женщины могут заполнить свои
карманы с бомбами и себя взорвать? Потому что в них нет смысла
себя; это все стерто.

В глазах религиозных фанатиков, тех, кто игнорирует, отвергает или борется
их причина должна быть уничтожена. Это доставляет им огромное удовольствие
уничтожить то, что другие считают священным и ценным. Для них настоящее
правящий порядок — каким бы он ни был — несовершенен, нечист
и коррумпированы, и должны быть превращены в руины.

Если вы думаете, что я описываю Ислам, позвольте мне заверить вас, что это описание
относится и к христианству.Например, во время протестантской
Реформация в Европе, некоторые христиане стремились уничтожить все следы
католицизма, включая церкви и священников. Они верили
что упразднение «града земного» означало бы появление «града
от Бога», и последует совершенство. Даже Мартин Лютер, когда
он возненавидел насилие над католиками, выступил за сожжение
еврейских школ и синагог.
Поэтому, когда мы указываем пальцем на других, мы также указываем на себя.
Такой фанатизм пронизывает и является частью всех форм современного общества.
и заражает как религиозные, так и светские идеологии.

Церковь, государство и религиозная свобода

Именно напряженность между церковью и государством породила идею
и практика толерантности в западном обществе. 300 лет Европа
билась над вопросом, как жить в промежутке между
«земной город» и «небесный город», как
иметь религию, способную формировать общественную сферу без
порождая фанатизм.Из этой борьбы развилось разделение
церкви и государства, которые воспитывали терпимость к различным группам
людей и разных верований. Для Спинозы, для Либница и для
Локка, терпимость была определяющей добродетелью современного западного общества.
Затем было добавлено экономическое измерение свободных рынков, что помогло
определить, что собой представляет западное общество.

Фанатизм отказывается принять это разделение между государством и
религиозный орден.В Европе фанатики продолжали путать церковь
и государство до тех пор, пока пилигримам не надоест и они не уйдут, чтобы создать
новое общество на Североамериканском континенте — общество, в котором
церковь и государство были разделены, но жили вместе в конструктивном
напряжение, основанное на идеале религиозной свободы. Как кто-то, кто
не американец, я хочу сказать, что эксперимент был
огромный успех. Я думаю, что это лучшая история успеха за последние 400 лет.
годы.

Но сегодня Америка сталкивается с совершенно новой ситуацией, той же самой ситуацией
испытывают во всем мире. С чем Америке не приходилось сталкиваться
до сих пор является непосредственная близость религий, которые совершенно
отличное от христианства — с космическим взглядом, видением
мира, который не является христианским. Достаточно ли разнообразна Америка,
достаточно открыты, достаточно свободны и достаточно сильны, чтобы принять разнообразие
с чем мы сталкиваемся сегодня в обновленной религиозной идентичности? Америка,
например, иметь видение, которое может охватывать мусульман и индуистов?
Ответы важны, потому что вы представляете грандиозный эксперимент
религиозной свободы.

Конкурс идентичностей
Причины роста религиозно инспирированного насилия многообразны.
сложнее, чем рост религиозного фундаментализма. Распространение
фанатизма в современном мире во многом объясняется
происходит переход от традиционного к современному обществу. В
этот переход,
индивидуальные ожидания возрастают. Сообщества мобилизуются для получения выгоды
и преимущества.Группы толкаются и конфликтуют друг с другом. Как может
этот процесс может продолжаться без имплозии и взрыва?

Таков контекст насилия внутри и между обществами сегодня. Так как
группы людей движутся и меняются, они также говорят: «Мы
хотят, чтобы наша личность была подтверждена». Они участвуют в конкурсе
удостоверения личности, и если нет никаких механизмов и процедур для
публичный дискурс о своем месте в современном мире — как,
например, в Пакистане или Саудовской Аравии — получается хаос.А также
так что такая страна, как Саудовская Аравия, давит даже самое маленькое обсуждение.

Чего хотят молодые пакистанцы или саудовцы? Как и большинство
молодежь в переходных обществах, они хотят жить как американцы.
Но если у них нет возможности выразить себя и жить
их мечты в своих странах, это создает огромное напряжение.
Как будто кто-то накрыл их крышкой. Давление нарастает
пока не взорвется или не взорвется.

Как и другие религиозные фанатики, исламские радикалы «инструментализируют» религию,
используя его как инструмент для получения политической власти перед лицом хаоса.
Он также используется как способ активировать сообщество по причинам
солидарность и индивидуальность. Это не общее моральное видение или план
для будущего современной, развитой нации, которая мотивирует такие
фанатики. Что их объединит, они думают, так это вернуться в прошлое
к их традиционным обычаям и религиозным практикам.

В индуизме, который считается терпимой религией, есть
нет доктрин, традиций и ритуалов, общих для всех индусов, нет системы
что объединяет, как ислам. Так почему же мы видим рост индуистского фанатизма?
быстро? Я предполагаю, что это происходит еще раз из-за
диска для восстановления подавленной личности. Индусы считают, что они
подавлен исламом, а затем британским колониальным правлением и христианством,
за последние 1300 лет.Теперь они хотят восстановить индуистскую гордость, индуистскую
культура и индуистская религия.

С этим приходит отказ от старого
представления об Индии как о светском государстве. Чтобы построить сильную нацию, многие
Индусы говорят: нам нужен индуизм, чтобы наделить нас силой. Разве это так отличается,
они спрашивают, что некоторые группы христиан пропагандируют в отношении Америки?

Ислам и закрытое общество
Для американцев исламский религиозный фанатизм
стало слишком реальным 11 сентября 2001 года.Почему, спрашивают американцы,
радикальные мусульмане нас ненавидят?

Сегодняшние исламские религиозные фанатики идентифицируют своего врага как западного дьявола. То
плюрализм и многообразие современных западных обществ названы ключевыми проблемами
в мире знак и выражение морального упадка. Ислам, они верят,
Бог исправляет это невежество и моральную гниль. Арабский народ г.
День Мухаммеда охватил плюрализм и разнообразие и даже поклонялся многим
боги.Таким образом, радикальные мусульмане верят, что ислам был дан свыше, чтобы обратить вспять последствия
современности. В их образе мышления религия становится существенной вещью;
последователи во всем апеллируют только к религии, а не к разуму.

Результат
закрытое, а не открытое общество. Люди ориентированы коллективно, а не
чем по отдельности. Богданные приказы и чувство долга берут верх над заботой
за права личности. Вы начинаете с суверенитета Бога и
отрицать суверенитет людей.Вы понимаете разницу ценностей
как выражение
морального беспорядка, а не неизбежный результат плюралистического общества
и мир. Нет страховки для различий и разнообразия.
Согласиться, что есть
может быть две позиции по поводу чего-либо аморального. Это приводит к гегемонистской доктрине
чистоты, что ведет к преследованию и насилию. Это фанатизм. Не все
ислама, конечно, но фанатичного ислама.

Может ли такой ислам приспособиться к современности? Могут ли когда-нибудь закрытые общества стать
открытые общества? Возможна ли там множественность? В принципе это кажется невозможным,
а на практике возможно?

Западные общества научились разрешать конфликты между группами и различными
идентичности через длительный процесс институционального строительства и процедурных механизмов.
Но многие мусульмане отвергли западную модель как потому, что они находят
конкурирующая идеология Запада неприемлема, и поскольку эти исламские общества
которые скопировали Запад, испытали авторитаризм и больший разрыв
между богатыми и бедными.Следовательно, большая часть ислама маневрировала
себя в своего рода тупик, отвергая западный пример множественности
в
интересы нравственной ясности и единообразия во всех сферах жизни.

Так что насчет будущего исламских обществ? Средний человек в этих обществах — не
немногочисленные фанатики, которые поднимают много шума, но огромное количество простых людей — знают
возврата к традиционному исламу нет. Они должны двигаться вперед.
И это вызов, с которым сегодня сталкиваются Соединенные Штаты и церковь.Что должны делать мы, живущие в открытом, либеральном и плюралистическом обществе, тем более что
христиане,
делать в отношении борьбы людей в закрытых обществах? Они не
враг стремился взорвать наши города и убить нас. Их основная движущая сила
борьба
стать современными, сохранить свою идентичность и справиться со своими внутренними
насилие и конфликты. Эти внутренние конфликты для них гораздо важнее
чем помощь
группа «Аль-Каида», чтобы нанести вред Америке.

Христианский ответ

Я снова спрашиваю, какова наша ответственность перед переходными обществами? Должны ли мы
просто молиться? Должны ли мы надеяться, что они взорвутся и все станут христианами?
Как мы должны реагировать?

Во-первых, христианам необходимо продемонстрировать реальность Царства Божьего в
настоящее — в наших общинах, церквях и колледжах. Нам нужно
практиковать принципы и ценности Царства. Например, мы должны продвигать
отношения
которые относятся к людям и их будущему очень, очень серьезно.Можем ли мы представить себе
договорные отношения между нациями об уважении суверенитета друг друга
и укреплять друг друга? Таково было первоначальное видение Лиги Наций,
и он сломался. И все же Лига Наций и Организация Объединенных Наций были идеями
который вышел из Соединенных Штатов. Где сейчас эта идея завета? какой
что христиане делают для развития заветных отношений, которые созидают людей
вверх?

Во-вторых, христиане должны быть хорошими глобальными управителями — управителями, а не правителями.Бог призывает людей быть управителями земли, управителями друг друга,
хранители человеческой жизни. Таким образом, более серьезным вызовом для Соединенных Штатов является
глобальное управление
а не глобальная гегемония и глобальное господство. Как единственная сверхдержава на земле,
он должен быть хорошим распорядителем этой силы. Это означает не только управленческую
способность; это означает не что иное, как восстановление справедливости и мира. Сколько американских
Христиане принимают на себя эту ответственность в ожидании Царства Божия?

В-третьих, христианам необходимо практиковать ценность царства примирения.Мы
должны принимать различия, а не стирать различия. Это самое сложное
сделать. Как люди могут принять различия, если они не испытали
примирение
любви к Богу в своих семьях, в своей жизни и с теми, кто полностью
отличаются от себя? Это проблема церквей, потому что они
так социально и культурно одинаковы. Они не чувствуют разницы,
позволять
в одиночестве
Прими это. Тем не менее, мир отчаянно нуждается в людях, способных принять
разница, люди, которые научились примирять его сложности, напряжения,
конкурсы и конфликты.

Это очень большая картина и очень большая проблема.
Но игнорировать его — значит отрицать саму основу, на которой была основана ваша нация.
Соединенные Штаты были
эксперимент
продемонстрировать торжество религиозной свободы над религиозным фанатизмом,
возможность людей, живущих с отличием и создающих из этого новое
нация.
Это все еще возможно? Нам нужны те, кто унаследовал и кто унаследует
этой нации продолжать христианское видение, с которого она началась, а не
только ради этой страны, но и ради всего мира.

— BY VINAY SAMUEL | Директор Международного братства теологов евангельских миссий
— ИЛЛЮСТРАЦИИ АВТОРА

ДЖОН ЛАВИН

Вернуться к началу
Вернуться к началу

Как не бороться с фанатиком

На этой неделе, на фоне очередного раунда обезглавливания Исламским государством, на этот раз в Ливии, экспертов и политиков со всего мира мир собирается в Вашингтоне, округ Колумбия.C., чтобы обсудить, как противостоять росту воинствующих экстремистских движений. Саммит, который проводится по указанию президента США Барака Обамы и созывается совместными усилиями Белого дома и Государственного департамента, призван сосредоточить внимание на эффективном «вовлечении общества, участии религиозных лидеров и роли частный сектор и техническое сообщество» в предотвращении насильственного экстремизма.

То, что в повестке дня саммита лидирует участие религиозных лидеров, неудивительно, но обнадеживает.В конце концов, многие насильственные движения в мире оформлены в религиозных терминах, и поэтому религиозные лидеры играют решающую роль в оспаривании нарративов этих враждебных движений. Хотя в последние годы произошли заметные улучшения — например, в 2013 году Государственный департамент учредил Управление религиозных общественных инициатив, — религиозное участие за границей долгое время было второстепенным в дипломатии и безопасности США. Но для того, чтобы действительно искоренить насильственный экстремизм, работа с религиозными лидерами должна выйти за рамки поверхностной и узкой стратегии использования только исламских священнослужителей-мужчин для обмена сообщениями, которая доминировала в прошлых усилиях.

Поскольку правительство США стремится к религиозному участию в своих усилиях по предотвращению насильственного экстремизма и противодействию ему, оно должно избегать политики, которая привела к ограниченному воздействию, имела непреднамеренные негативные последствия или даже имела неприятные последствия. Двигаясь вперед, американским политикам и тем, кто реализует программы на местах, следует усвоить три конкретных урока: им необходимо расширить свое внимание за пределы ислама, мужчин и встречных сообщений.

Эти уроки, подробно изложенные ниже, извлечены из более чем двух десятилетий взаимодействия США.S. Институт мира (в котором я работаю) с религиозным сектором в зонах боевых действий и других нестабильных условиях для предотвращения и разрешения насильственных конфликтов, совсем недавно в таких странах, как Нигерия, Мьянма, Ливия и Ирак, где насильственный экстремизм находится на подъеме. .

Не только Ислам

В настоящее время наиболее организованными и громкими экстремистскими движениями являются те, которые рекламируют исламские корни. Сюда входят так называемое «Исламское государство» (ИГ, также обычно называемое ИГИЛ), захватившее часть Ирака и Сирии, и «Боко Харам» в Нигерии.Но, несмотря на религиозный подтекст, причины возникновения этих движений в мусульманском мире больше связаны с политическими, экономическими и историческими событиями, чем с самим исламом. Как признал Обама в своем недавнем выступлении на Национальном молитвенном завтраке, всеми религиями, включая христианство, на протяжении всей истории манипулировали, чтобы оправдать насильственные кампании.

В Шри-Ланке и Мьянме буддийские националистические движения нацелены на коренных мусульман. Эти движения ведут жестокие кампании против мусульман и ссылаются на буддийские учения о необходимости защищать эту традицию.В Нигерии на протяжении десятилетий действовали христианские боевые движения, которые сейчас набирают обороты в ответ на растущую нестабильность; Группы христианских ополченцев, действующие в Центральноафриканской Республике, обвиняются в массовых убийствах тысяч мусульман. В Соединенных Штатах и ​​Европе, где число преступлений на почве ненависти растет, такие группы, как Ку-клукс-клан, уже давно формулируют свои экстремистские планы в христианских терминах.

Экстремизм подпитывает насилие во всем мире, во всех регионах и религиозных традициях, часто циклически.Любая стратегия Соединенных Штатов, которая выделяет ислам, будет не только близорукой, не способной увидеть взаимосвязь этих динамик и движений, но и будет подпитывать нарративы о вербовке исламских экстремистских групп, обвиняющих Соединенные Штаты в войне против ислама.

Не только мужчины

Политики и те, кто реализует программы на местах по всему миру для вовлечения религиозных общин в противодействие насилию и экстремизму, как правило, полагаются почти исключительно на священнослужителей-мужчин (положение дел, подтвержденное недавним многолетним исследованием гендерной динамики и последствий религиозных усилия по миростроительству, которым я руководил).Но использование этого упрощенного представления о том, как действуют религиозные общины, имело серьезные непредвиденные последствия: оно отбрасывает дело Резолюции 1325 Совета Безопасности Организации Объединенных Наций (СБ ООН), которая призывает к равноправному участию женщин в миротворчестве и миростроительстве, и маргинализирует других которые играют жизненно важную роль в формировании религиозных общин. Но религиозная деятельность не должна осуществляться за счет резолюции 1325 СБ ООН — и на самом деле не должна.

Религия, несомненно, является одним из самых мужских секторов в мире; в первую очередь мужчины занимают должности официальной религиозной институциональной власти.Во многих (если не в большинстве) традициях рукоположенными священнослужителями, признанными авторитетными толкователями традиции, являются исключительно мужчины.

Но в каждой традиции по всему миру женщины занимают руководящие посты в религиозной сфере, пусть и неофициально, и таким образом формируют свои традиции значимым образом. И это не только тенденция в западных культурах. Первыми на ум приходят католические или буддийские монахини, протестантские женщины-священники и пасторы или женщины-еврейки-раввины, но это только начало.В мусульманском мире есть женщины-имамы ( imama  на арабском языке, называемые moulavia или aleemat в Азии), а религиозные судьи и ученые-женщины издают фетвы или религиозные юридические заключения. Женщины получили ученые степени в области религиозного образования и являются влиятельными учеными во всех традициях. Некоторые женщины занимают руководящие должности в религиозных учреждениях (например, глава Конференции католических епископов в Демократической Республике Конго, сестра Мари Бернар Алима, является женщиной), а также возглавляют религиозные организации и службы социального обеспечения. их религиозных общин.

На уровне сообщества женщины имеют большое влияние в формировании основанной на вере реакции семей и сообществ на ситуации несправедливости и насилия. Фактически, исследования Pew Research Center показали, что женщины во всем мире склонны считать религию более важной, чем мужчины, и чаще участвовать в религиозной деятельности.

Таким образом, нанимать только религиозных лидеров-мужчин означает нанимать только часть руководства — часть влияния внутри любой веры.В результате такие усилия будут ограничены и будут иметь ограниченный эффект. Мало того, вовлечение только священнослужителей-мужчин отбрасывает дело гендерного равенства, дело, которому уже серьезно угрожает рост насильственных экстремистских движений, которые часто стремятся контролировать женские тела и обуздать их власть. Дальнейшая маргинализация и подавление женщин, в том числе религиозных женщин, — это последнее, что должны делать Соединенные Штаты.

 

Участие религиозных лидеров должно быть сбалансировано по признаку пола, чтобы способствовать дальнейшему продвижению женщин как авторитетов и лидеров в религиозной сфере.Эти женщины часто мотивированы и подтверждены учениями, поддерживающими женское достоинство и равенство в рамках их религиозных традиций. Таким образом, вовлечение их может создать благотворный цикл, одновременно противодействуя религиозным посланиям экстремистских групп, используемых для унижения и угнетения женщин.

Не только встречные сообщения

На сегодняшний день политика США, предусматривающая работу с религиозными лидерами в целях предотвращения и противодействия насильственному экстремизму, была сосредоточена на способности священнослужителей распространять послания, бросающие вызов религиозным призывам экстремистских групп.Такие религиозные заявления и фетвы, несомненно, важны. Но если Соединенные Штаты рассматривают религиозных деятелей просто как средства для умеренных сообщений, эффект от их усилий по вовлечению в религию будет ограниченным, поскольку они не смогут признать и использовать все возможности религиозных деятелей для построения устойчивого мира. Более того, такая узкая политика откровенно оскорбительна для зарубежных религиозных деятелей.

Более эффективная стратегия должна учитывать сильные позиции верующих в своих сообществах для устранения основных факторов радикализации и насилия, включая политическую коррупцию, экономические факторы, такие как безработица и неравенство, травмы и безнадежность, в дополнение к идеологические.Помимо разработки и распространения «правильных» религиозных интерпретаций и продвижения терпимости и мира посредством религиозного образования, религиозные деятели, с которыми я работаю, также решают психологические проблемы в своих сообществах. Они создают учебные программы для молодежи, чтобы помочь им найти работу и подтвердить, как они могут внести конструктивный вклад в свои сообщества. Они используют религиозные институты и организации для удовлетворения потребностей общества и оказывают давление на власти, чтобы они справились с многолетней коррупцией в управлении, которая подпитывает политические недовольства.

Многие религиозные лидеры общин — мужчины и женщины, мусульмане и немусульмане — уже участвуют в такой деятельности, чтобы выработать более целостный подход к построению мира. Если Соединенные Штаты обратятся к религиозным лидерам только для того, чтобы выступить с встречными посланиями, но не поддержат их долгосрочные проекты и приоритеты, эти лидеры могут потерять мотивацию к сотрудничеству с усилиями международного сообщества.

У Соединенных Штатов есть шанс сделать свою работу с религиозными лидерами умнее, эффективнее и шире.Но без учета этих уроков усилия США по привлечению религиозных деятелей к борьбе с насильственным экстремизмом серьезно рискуют иметь неприятные последствия, вызывая недовольство, еще больше маргинализируя женщин и подпитывая антизападные нарративы о вербовке многих воинствующих экстремистских групп. Быстрое реагирование на эту серьезную глобальную угрозу не должно осуществляться в ущерб стратегическому, продуманному подходу и расчету на долгосрочную перспективу.

Повторно опубликовано с разрешения ForeignPolicy.com, Источник: «Как не драться с фанатиком»

фанатик — определение и значение

  • Придавая совершенно новое значение термину фанатик , этот сумасшедший приверженец и поклонник № 1 писателя любовных романов (Джеймс Каан), удерживает его против его воли, заставляет переписать судьбу главного героя, а затем кувалдой бьет его по ногам так, он не может убежать от нее.

    СЕГОДНЯonline

  • Извините, но фанатик остается фанатиком, вне зависимости от того, какую овчину она носит.

    Think Progress » Право, религия и Верховный суд: какая разница в месяц

  • Папа говорит, что многие части мира сейчас сталкиваются с угрозами миру, включая терроризм и то, что он называет фанатиком фундаменталистом.

    Стенограмма CNN от 1 января 2006 г.

  • На прошлой неделе я прочитал «Напалм и глупая замазка» — обязательный к прочтению любой фанатик Carlin — после того, как этой зимой нашел его на книжной распродаже в библиотеке.

    Я скучаю по Джорджу Карлину

  • Вы больше всего похожи на фанатика Пэйлин примерно в День Перл-Харбора 2008 года.

    Мэтью Иглесиас » Рекорд роста правых

  • По моему опыту, главный поп- фанатик — многоженец.

    четыре четыре:

  • Семья моей матери была американкой с 1639 года, мой прадед сражался в Войне за независимость, и никакой фанатик не говорит мне покинуть мою страну, потому что я не слушаю Fox News.

    Аксельрод бьет Ромни

  • На прошлой неделе я прочитал «Напалм и глупая замазка» — обязательный к прочтению любой фанатик Carlin — после того, как этой зимой нашел его на книжной распродаже в библиотеке.

    Архив 01.03.2009

  • Я обожаю овсяный изюм фанатик — могу ли я заменить изюм на шоколадные чипсы и добавить немного орехов пекан??

    Овсяное печенье для мамы | Тоскующий по дому техасец

  • Я всегда беспокоюсь, что какой-нибудь фанатик Red Sox собирается сделать Фрэнку небольшой «массаж Фенуэя» битой или чем-то еще.

    Смешное видео! Фрэнк Читает Смерть на Fenway

  • Фанатизм, рвение или истинное поклонение – как вы исповедуете свою религию?

    Искупление от власти греха

    Трогательно видеть мудрость, которой Иисус обезоружил фарисеев, и то, как Он противостоял им их собственному греху. Столкнувшись с такой могущественной и убедительной праведностью, фарисеи стали виновными в своих собственных глазах и, пристыженные, отступили. Поскольку они не очистили себя от скрытой любостяжания, они также подверглись проклятию.

    Иисус не осуждал женщину, но это не значит, что он потворствовал ее греху. «Иди и не греши больше ».  От Иоанна 8:11. Евангелие, благая весть, отделяет грешника от греха и искупает грешника не только от греха, но и от власти греха, а значит, и от проклятия закона.

    Павел, ревностный гонитель и жестокий человек

    Апостол Павел, который сам был иудеем, свидетельствовал иудеям, что они имеют ревность о Боге, но без должного знания – без рассудка.(Римлянам 10:2) Он пишет о себе: «…по усердию, гонителю Церкви…»  (Филиппийцам 3:6)

    Далее Павел говорит: «Ибо вы слышали о моем прежнем поведении в иудаизме, Я безмерно преследовал церковь Божью и пытался ее разрушить. И я продвинулся в иудаизме больше многих моих современников в моем народе, будучи более ревностным в преданиях отцов моих».  Галатам 1:13–14.

    Его рвение к закону было направлено не на себя, а вовне, против тех, кто, по его мнению, не соответствовал требованиям закона.Его рвение было направлено на «грешников» вместо того, чтобы ревностно содействовать доброму делу, страху Господню. (Притчи 23:17)

    Религия должна приносить пользу нам и нашим собратьям. С другой стороны, это неуместное рвение заставило Павла выдыхать угрозы и убийства в адрес учеников. Он входил в дом за домом, уводя мужчин и женщин и бросая их в тюрьму. (Деяния 8:3; Деяния 9:1). Здесь мы видим пример того, к каким крайним последствиям может привести фанатичное рвение.

    Павел встречает истину

    Но это было до драматической встречи Павла с Иисусом за пределами Дамаска. (Деяния 26:12-18) В своем невежестве Павел не знал, что Иисус, которого он преследовал, представлял исполнение закона в Его лице и что все сокровища мудрости и знания были сокрыты в Нем. После встречи с Иисусом Павел понял, что ему далеко не удалось исполнить тот самый закон, который он так ревностно требовал от других. В своем письме к римлянам он спрашивает:

    «Воистину, ты называешься Иудеем, и покоишься на законе, и хвалишься Богом, и знаешь волю Его, и одобряешь лучшее, научаясь из закону, и уверен, что ты сам путеводитель для слепых, свет для находящихся во тьме, наставник несмысленных, учитель младенцев, имеющий в законе образ ведения и истины.
    Итак, кто учишь другого, разве ты не учишь себя?
    Вы, кто проповедует, что человек не должен красть, вы крадете?
    Вы, говорящие: «Не прелюбодействуй»,  прелюбодействуете? »
    И т. д. Римлянам 2:17-22.

    После своего покаяния, внимание Пола переключилось с других на себя. В свете этого самоанализа Павел воскликнул. «… пусть Бог верен, но всякий человек лжец».  Римлянам 3:4.

    Павел отказался от своей «праведности», которая была от закона, и был полностью поглощен праведностью, которую он мог получить через веру во Христа. (Филиппийцам 3:9) Он нашел путь по стопам Иисуса, где грех во плоти, скрытая алчность или желание были осуждены. Ходя по водительству Святого Духа, в нем могло исполниться праведное требование закона. (Римлянам 8:3-4)

    Полное преображение

    После того, как Павел рассказал свою историю перед царем Агриппой, Агриппа заявил, что его почти уговорили стать христианином.

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован.