Деспотичный режим: ЛЕТНИЕ ОЛИМПИЙСКИЕ ИГРЫ 1936 ГОДА

Содержание

ЛЕТНИЕ ОЛИМПИЙСКИЕ ИГРЫ 1936 ГОДА

КЛЮЧЕВЫЕ ДАННЫЕ

В 2016 году отмечается восьмидесятилетие Олимпийских игр 1936 года в Берлине (Германя).

Олимпийские игры 1936 года нацистская Германия использовала в пропагандистских целях. Скривая антисемитскую и расистскую политику и растущий милитаризм страны, нацисты пропагандировали облик новой, сильной, и гармоничной Германии.

Впервые в истории Олимийских игр, люди в Европе и Соединенных Штатах прызвали к бойкоту Олимпиады, потому что страна-организатор нарушила права человека.

В конечном счете, движение за бойкот провалилось, но все равно стало примером для будущих движении против нарушения права человека в странах-организаторах Олимпийских игр.

ВВЕДЕНИЕ

В течение двух недель в августе 1936 года, когда в Берлине проходили Летние Олимпийские игры, нацистская диктатура Адольфа Гитлера скрывала свой расистский, милитаристский характер. Ослабив антисемитскую программу и планы территориальной экспансии, гитлеровский режим использовал Олимпийские игры, чтобы ослепить многочисленных иностранных гостей и журналистов блеском миролюбивой и терпимой Германии.

Отказавшись от предложений бойкотировать Олимпиаду 1936 года, Соединенные Штаты и другие западные демократические государства лишились возможности занять позицию, которая, как утверждали тогда обозреватели, могла остановить Гитлера и поддержать сопротивление нацистской тирании.

С окончанием Игр немецкая экспансионистская политика и преследование евреев и других “врагов государства” усилились, достигнув кульминационной точки в период Второй мировой войны и Холокоста.

ЛЕТНИЕ ОЛИМПИЙСКИЕ ИГРЫ 1936 ГОДА

В 1931 году Международный Олимпийский Комитет выбрал Берлин для проведения Летних Олимпийских игр 1936 года. Этот выбор означал возвращение Германии в мировое сообщество после изоляции, последовавшей за ее поражением в Первой мировой войне.

Два года спустя лидер нацистской партии Адольф Гитлер стал канцлером Германии и быстро превратил хрупкую народную демократию в однопартийную диктатуру, преследующую евреев, цыган, всех политических оппонентов. Нацисты заявили свои права на контроль над всеми аспектами немецкой жизни, включая спорт.

Немецкие спортивные образы 30-х годов служили поддержанию мифа “арийского” расового превосходства и физической силы. В скульптуре и других видах искусства немецкие художники идеализировали развитые мышцы спортсменов, их героическую мощь и подчеркивали “арийские” черты лица. Создание скульптур такого рода говорило о том, насколько важным для нацистских властей являлось вкладывание средств в физическую подготовку, предпосланную военной службе.

ИСКЛЮЧЕНИЕ ИЗ НЕМЕЦКОГО СПОРТА

В апреле 1933 года установка “арийцы только” была введена во все немецкие спортивные организации. “Неарийцы” – евреи или наполивину евреи и цыгане –методично исключались из спортивных организаций и обществ. Немецкая ассоциация бокса изгнала спортсмена-любителя чемпиона Эрика Силига в апреле 1933 года за то, что он был евреем. (Позднее Силиг возобновил свою боксерскую карьеру в Соединенных Штатах.) Другой еврейский спортсмен Дэниел Пренн – завоевавший широчайшее признание теннисист – был удален из немецкой команды “Дэвис Кап”. Гретель Бергманн, прыгунья в высоту международного класса, была выведена из немецкого клуба в 1933 году и из немецкой олимпийской сборной в 1936.

Еврейские спортсмены, исключенные из немецких спортивных клубов, объединялись в самостоятельные еврейские ассоциации, такие как Маккаби и Маген, а также в отдельные импровизированные клубы. Однако еврейские спортивные объединения не могли сравниться с хорошо оснащенными немецкими спортивными организациями. Цыгане, включая боксера Йоханна Рукелье Троллманна, тоже были изгнаны из немецкого спорта.

ЕВРЕЙСКИЕ СПОРТСМЕНЫ

В качестве благородного жеста, успокаивающего международное мнение, немецкие власти разрешили полуеврейке фехтовальщице Хелене Майер представлять Германию на Олимпийских играх в Берлине. Она выиграла серебряную медаль в женском одиночном разряде и, как и все другие немецкие медалисты, отдала на подиуме нацистский салют. После Олимпиады Майер возвратилась в Соединенные Штаты. Больше никто из еврейских спортсменов не представлял Германию.

Тем не менее девять атлетов-евреев, включая Майер и пятерых венгров, завоевали медали на нацистской Олимпиаде. Семеро мужчин-спортсменов еврейской национальности приехали в Берлин из Соединенных Штатов. Также как и некоторые европейские еврееи-участники соревнований, они подвергались давлению со стороны еврейских организаций бойкотировать Игры. Однако эти спортсмены, как многие в то время, не до конца сознавали степень и целенаправленность нацисткого преследования евреев и других групп, поэтому они выбрали участие.

В августе 1936 года во время проведения Летних Олимпийских игр нацистский режим старался скрыть свою преступную расистскую политику. Большиство антиеврейских надписей и знаков временно было снято, и газеты снизили свой жесткий риторический тон. Так гитлеровский режим использовал Олимпийские игры, чтобы представить зарубежным зрителям и журналистам фальшивый образ мирной и терпимой Германии.

ДВИЖЕНИЯ ЗА БОЙКОТ ОЛИМПИАДЫ

В Соединенных Штатах, Великобритании, Франции, Швеции, Чехословакии и Нидерландах началось движение по бойкотированию Берлинской Олимпиады 1936 года. Наиболее интенсивные дебаты по поводу участия в Олимпийских играх 1936 года проходили в Америке, которая традиционно посылала на Игры одну из самых многочисленных команд. Некоторые поборники бойкота поддерживали идею контролимпиад. Одну из самых крупных – Народную Олимпиаду – планировалось провести в 1936 году в Барселоне, Испания. Она была отменена из-за вспыхнувшей в Испании гражданской войны в июле 1936 года, как раз когда тысячи спортсменов уже начали прибывать в Барселону.

Отдельные атлеты-евреи в индивидуальном порядке тоже избрали путь бойкотирования. В Соединенных Штатах некоторые спортсмены и еврейские организации, такие как Американский Еврейский конгресс и Еврейский Рабочий комитет, поддержали бойкот. Однако так как Любительский атлетический союз США в декабре 1935 года проголосовал за участие в Олимпиаде, другие страны заняли такую же позицию, и бойкот потерпел неудачу.

ПОДГОТОВКА К ОЛИМПИЙСКИМ ИГРАМ

Нацисты провели тщательную подготовительную работу к Летним Олимпийским играм. Был сооружен огромный спортивный комплекс. Олимпийские флаги и флаги со свастикой украшали монументы и дома праздничного и многолюдного Берлина.

Большинство туристов не подозревали ни о временно убранных нацистами антиеврейских знаках, ни о полицейской облаве на цыган, санкционированной министром внутренних дел Германии. 16 июля 1936 года около 800 цыган – жителей Берлина и его окрестностей – было арестовано и находилось под наблюдением полиции в специальном лагере Марцан под Берлином.

Кроме того нацистские власти позаботились о том, чтобы иностранные гости не узнали о наказаниях, предписанных немецкими антигомосексуальными законами.

ОТКРЫТИЕ ОЛИМПИАДЫ

1 августа 1936 года Гитлер объявил ХI Олимпийские игры открытыми. Аудитория, в основном состоявшая из немцев, была извещена о прибытии диктатора звуками фанфар, которыми дирижировал известный композитор Рихард Штраус. На стадион маршем вошли сотни атлетов, несущих регалии, возвещающие об открытии игр – команда за командой в алфавитном порядке. Впервые, в соответствии с новым олимпийским ритуалом, на стадион прибыл одинокий бегун с факелом, передавшимся эстафетой с места проведения Игр в древности – из греческого городка Олимпия.

В Берлинской Олимпиаде принимали участие сорок девять спортивных команд со всего мира – больше, чем в каждой из предыдущих Олимпиад. Германия выставила самую многочисленную команду – 348 атлетов. Команда Соединенных Штатов была второй по численности – 312 членов, включая 18 афро-американцев. Руководил делегацией Президент Американского Олимпийского комитета Эвери Брендедж. Советский Союз не принимал участие в Берлинских Играх.

ПРОПАГАНДА

Германия искусно рекламировала Олимпиаду, используя красочные плакаты и распространяя печатные издания. Спортивные скульптуры изображали связь между нацистской Германией и античной Грецией, символизируя нацистский расовый миф о том, что высшая немецкая цивилизация по праву является преемником “арийской” культуры классической античности. Такое видение классической античности подчеркивало идеальный “арийский” расовый тип: героический голубоглазый блондин с «ярко выраженными арийскими” чертами лица.

Напряженная пропагандистская работа продолжалась и после окончания Игр, увенчавшись выходом в 1938 году вызвавшего споры фильма “Oлимпиада”, созданного немецким режиссером и сторонницей нацизма Лени Рифеншталь. Она была уполномочена нацистскими властями снять фильм о Летней Олимпиаде 1936 года.

ПОБЕДА ГЕРМАНИИ

Германия праздновала победу на ХI Олимпиаде. Немецкие спортсмены завоевали наибольшее количество медалей, немецкое гостеприимство и организация получили признание гостей. Многие газетные сообщения вторили репортажу “Нью Йорк Таймс”, отмечавшему, что Игры “вернули Германию в лоно наций” и даже сделали ее “опять более человечной”. Некоторые выразили надежду, что эта мирная перемена сможет продлиться. Только несколько журналистов, таких как Уильям Ширер, понимали, что берлинский блеск был просто фасадом, прятавшим расистский и деспотичный преступный режим.

ПОСЛЕ ОЛИМПИЙСКИХ ИГР

Как только с отчетами об Играх было покончено, Гитлер активно продолжил претворение в жизнь грандиозных планов немецкой экспансии. Преследование евреев возобновилось. Через два дня после окончания Олимпиады начальник Олимпийской деревни Вольфганг Фюрстнер покончил собой, узнав, что уволен из армии в запас из-за его еврейского происхождения.

Германия напала на Польшу 1 сентября 1939 года. В течение всего трех лет “гостеприимный” и “миролюбивый” организатор Олимпийских игр развязал Вторую мировую войну – конфликт, результатом которого стало бесчисленное уничтожение людей. С окончанием Игр немецкая экспансионистская политика и преследование евреев и других “врагов государства” усилились, достигнув своей кульминации в период Холокоста.

«V» значит Вендетта — отзывы и рецензии — Кинопоиск

сортировать:
по рейтингу
по дате
по имени пользователя

показывать:
10255075100200

201—210 из 309

shequel

И только потерявший все обретает свободу

Представьте, что вы живете в процветающем государстве, которым управляет деспотичный сенатор (король, президент, князь – кому как нравится). Вы неплохо зарабатываете, занимаете престижную должность, пользуетесь уважением в обществе таких же как вы – но вы не можете выражать свои мысли. По ТВ крутят только то, что НАДО, в газетах печатают те новости, о которых вам НАДО знать. Любое публичное мнение, противоречащее политике властей — казнь, не та сексуальная ориентация – казнь, гуляете во время комендантского часа – тюрьма, а может и казнь. Любое выражение свободной мысли тут же жестоко карается. Представили? Нет? Тогда этот фильм для вас!

Англия, старая добрая Англия изменилась до неузнаваемости – в стране тирания и жесточайшая цензура. Никакой демократии, в США вообще война, и похоже, некому извне разрушить кровавый режим сенатора Сатлера. И народ, словно послушное стадо, невзирая на унижение и деспотию, уныло идет вслед за маразматичным и обезумевшим сенатором, правда, неизвестно куда. Так и продолжалось бы, наверное, много лет, пока не нашелся один, кто бросил вызов режиму. Кто не побоялся самолично прекратить произвол властей и испепелить дотла систему. Причем герой настолько одержим своей идеей разрушить существующую систему, что эта идея делает его чуть ли не сверхчеловеком. Браво смельчаку!

Очень реалистичное и от этого ужасающая обстановка царит в Англии. Я почти почувствовал на себе этот режим, благо и двухчасовой хронометраж этому только способствует. Также отмечу игру Натали Портман, это лучшая ее роль (не считая «Лиона») из всех ее фильмов, что я видел. Натали не жалеет эмоций и показывает их со всей достоверностью. Не обойти бы стороной и Хьюго Уивинга – вот уж самоотверженный актер! Весь фильм играть в маске Гая Фокса и остаться в итоге безликим – молодец! Да еще и играл неплохо!

Вот такое вот «веселое» кино. Не знаю, проходил ли он в прокате в КНДР (или где там еще, по мнению Запада, кровавые режимы), но на определенные мысли он наталкивает.

прямая ссылка

31 мая 2012 | 23:29

Посмотрела я фильм ‘V’ значит Вендетта. Честно говоря, жалею, что не посмотрела его раньше! Столько раз советовали, а я откладывала просмотр. Зря! Очень зря! Фильм достоин просмотра!

Это, пожалуй, единственный фильм о правительстве, политике, который мне понравился! Пересмотрела его несколько раз, и уверена, что еще не раз его посмотрю.

В фильме показана история альтернативного будущего. В Англии, после страшной эпидемии неизвестного вируса, повергшей страну в хаос, устанавливается жестокая диктатура властного канцлера со всеми сопутствующими прелестями: комендантский час, всевластие членов партии над простыми людьми и, конечно, сотни тайных стукачей-осведомителей. И вот, появляется неизвестный человек в маске, который хочет вернуть людям их заслуженную свободу!

Потрясающий фильм. Он показывает нам настоящую силу жизни. Показывает то, что жизнь полна свободы и мысами создаем ее для себя!

Хотелось бы сказать пару слов о персонажах, и актерах:

Главный герой «V», что так и остался для зрителя загадкой — бесподобен и по-своему неповторим. Думаю, всем было интересно, кто же скрывается за маской. Для Иви, героини Натали Портман, этой фразы было достаточно: ‘За кожей мышцы, за мышцами кости’. А я же, весь фильм хотела, что бы он хотя бы раз, но снял маску. Я твердила себе: ‘Сними же её, пожалуйста!’ А потом понимала, что, если V это сделает, то потеряет ту магию образа. Станет менее интересным. На протяжении всего фильма, я задавала себе один и тот же вопрос: ‘Для чего он мстит? За что?’ Хьюго Уивинг бесподобен. Его жесты, голос — это все потрясающее! Маска V была для меня живой! О он сумел передать через маску все эмоции! Хьюго справился с ролью на все 10000%!

Натали Портман сыграла роль Иви. О, это удивительный персонаж! Из простой, слабой девушки, она смогла стать сильной, бесстрашной женщиной! Момент под дождём шикарен! Так отыграть этот его… Браво! Я поверила этому персонажу! Натали смогла передать образ Иви! Умница!

Роль Канцлера досталась Джону Хёрту. Как же меня раздражал этот персонаж. Он напуган. Канцлер боялся потерять власть, он не может контролировать государство, поэтому и использует силу. Персонаж немного неуравновешен. И это вполне понятно. Джон Хёрт смог передать этот образ!

Мистер Криди — ужасная личность. Так же, как и Канцлер, он держится за власть. Его поступки ужасны! Тим Пиготт-Смит сыграл жестокого, беспощадного человека. Ему удалось справиться с ролью.

Стивен Ри сыграл роль Инспектора Финча — доброго полицейского. Он предан своей работе, хочет посадить V. Но по мере расследования начинает сомневаться в том же правительстве.

Дитрих. Персонаж показан нам, как веселый человек, который не боится правительства. Его образ очень глубок. Стивен Фрай раскрыл образ своего персонажа.

Честно говоря, я не совсем поняла суть фильма. Возможно, я смогу понять её позже, ведь еще не один просмотр ему обеспечен! Советую посмотреть. Нам показана красивая, мрачная картинка. Рассказана увлекательная, и в то же время, ужасная история! Я уверена, вы не пожалеете. Фильм очень затягивает. Вам будет интересно наблюдать за происходящим, и за героями!

прямая ссылка

18 января 2014 | 23:37

terrakotta

Всем нам в глубине души хочется вершить правосудие именно как ‘V’

Это невероятный фильм. Я все откладывала его просмотр. Знаете как бывает, хочешь посмотреть новый хороший фильм, но боишься — вдруг не понравится и смотришь то, что уже смотрел. Это затягивает и ты уже смотришь больше повторов, чем то, что не смотрел. Не надо бояться. Может понравится, может нет. Но такие фильмы надо смотреть. Я рада, что наконец то посмотрела этот фильм. И я счастлива, что я в нем не разочаровалась.

Да, в начале фильма я было чуть заскучала от очевидности и предсказуемости. Но фильм затягивает. Ты сидишь и внимательно наблюдаешь за его следующим шагом. Не можешь оторваться. Это великолепно. Работа режиссера хороша, но в фильме больше видишь руку Вачовски. Их почерк виден сразу. Никто кроме них не говорит ТАК о свободе как они. Я не знаю откуда у них это. Но у них видно дар открывать нам глаза. Да, на очевидные вещи. Да, вещи то очевидные, но мы все равно их не видим.

Этот фильм врывается в твое сознание, в твою душу, в твое сердце, трясет всего тебя, пытаясь сказать: ‘Открой глаза. Проснись.’ И самое, что интересное, что все мы в глубине души хотим сделать то же, что и V. Но мы боимся, что мы одни, что мы слабы.

Фильм непредсказуем. В общем ты конечно понимаешь к чему все идет. Но важно как снять. И снято очень красиво. А так очень интересный сюжет, который распутывается не сразу, а только к концу фильма до конца с горящими глазами собираешь у себя в голове пазл. В фильме были вообще непредсказуемые части, которые заслуживают отдельные аплодисменты.

P.S.:

Игра актеров бесподобна. Символизм очень хорошо продуман и красиво подан. Хоть и говорят нам очевидные вещи о свободе, но как красиво. И заставляют наконец то приоткрыть глаза и задуматься: ‘А что я лично делаю не так, что в мире такая обстановка. Что я должен изменить в себе’.

7 из 10

прямая ссылка

12 января 2013 | 18:37

DFincher

Жить — ради мести, умереть — ради справедливости

Фильм очень интересный в своем роде.

Начало меня конечно позабавило, и я скажем ожидало меньшего (это взрывающееся здание). Идея революции, перемен, переворота. Фильм кричит нам о нашей жизни, быть может в немного гиперболизированном варианте, немного искаженном, но кто знает может мы к этому придем, кричит, что необходимо что-то изменить, и что один тоже в ‘поле воин’, что и один человек может заставить мир вращаться.

‘V’ некий супер герой, мутированный, обгорелый человек, умеющий чувствовать, но совершенно забывший об этом. Одержимый местью, своей идеей, он умирает, оставляя о себе память и растерянную Иви(Натали Портман).

Игра актеров, моей любимой Натали Портман (жалко правда волосы), Хьюго Уивинг шикарно сыграли свои роли. Чувственно и проникновенно.

Есть некоторые и минусы на мой взгляд. Например, взрыв парламента с фейерверком, может я чего то не понимаю, но это вызывало смех. Второй, это малая детализация персонажей, хотелось бы глубже понять их мир, характер, осталось некоторая недосказанность.

Фильм хороший, даже очень, только вот пугающая концовка, так как неизвестно к чему это все приведет, скорее же всего к хаосу? Революция=свобода или же просто хаос, безвластие, полнейшее отсутствие цензуры? Следует все таки хорошенько подумать прежде чем идти на ‘что-то такое’, так ли все прекрасно, как рисует нам фильм? Но и быть стадом овец тоже не есть правильно. Вообщем делема, но здесь все таки о кино, так что оставлю философию, каждый сам делает свой выбор.

Смотрите лучше фильм!

прямая ссылка

20 декабря 2011 | 22:38

Преамбула: «С нашей страной творится что-то неладное»

Действие антиутопии происходит в условной Англии недалекого будущего. Серия террористических атак, направленных на школу, метро и водоочистительную систему, приводит к массовому распространению биологического оружия и гибели почти 100 000 мирного населения. В такой ужасной ситуации «ужас становится основным орудием власти». Используя панику и неразбериху, неофашистская партия Norsefire добивается политической гегемонии. Верховный канцлер и лидер партии Сатлер (обратим внимание на созвучие с Гитлером) устанавливает в стране тоталитарный режим. По свидетельствам очевидца: «слова начали менять свой смысл» – неоконсервативная риторика Norsefire конвертировала потребность народонаселения в стабильности и безопасности в систему угнетения и контроля. Комендантский час, всеобщая прослушка, пропаганда в СМИ, репрессии вездесущей Службы Безопасности – такова цена нового политического порядка.

Манифест: «Народ не должен бояться власти. Власть должна бояться народа»

При тотальном прессинге идеологии всегда найдётся хоть один вольнодумец, возражающий государственной пропаганде. В любой даже самой репрессивной системе найдётся непокорный воин, способный бросить вызов Левиафану. В данном случае им становится анонимный герой в маске Гая Фокса. Неизвестный использует в качестве псевдонима букву «V», что обыгрывается в названии фильма. Он вступает в неравную борьбу с превосходящим противником, как некогда Давид, бросивший вызов Голиафу. Соратницей V волею судеб становится Иvи (Натали Портман). Анонимус вступает в схватку с людьми, олицетворяющими социальные институты угнетения: СМИ, церковь, медицина, тюрьма, консервативная партия. Сам V человек высокой культуры, о чём свидетельствуют отсылки к Шекспиру, Гёте, Эйнштейну, классической музыке. При этом он также принадлежит подземке, контркультуре андеграунда. Иvи становится дополнением V – если он это всесжигающая стихия огня, то она всеочищающая стихия воды. Гармоничное сочетание противоположных начал становится необходимым условием разрушения старого и созидания нового мира.

Вывод: «Под этой маской не только плоть, под этой маской идея»

Кинокомиксы зачастую представляют собою яркое, но бессмысленное зрелище видео аттракциона. В данном же случае визуальное полотно кинокартины облагораживает идея борьбы за свободу и вера в силу человеческой личности. Героический пафос «Вендетты» и спустя 15 лет после выхода фильма будоражит умы свободомыслящих граждан авторитарных режимов.

Сценаристы фильма – тогда ещё братья, а ныне сёстры Вачовски тоже по-своему революционеры. Их главным политическим актом стал трансгендерный переход. В связи с этим биографическим обстоятельством проясняется их нашедшая столь полное воплощение в сюжете фильме тяга к либеральной идеологии и революции.

P.S. «Сегодня любой протестующий, активист и подстрекатель подвергнется примерному наказанию»

Если так, значит, вендетта!

прямая ссылка

20 февраля 2022 | 17:07

Сегодня — 5 ноября. И я решил в честь этой даты пересмотреть замечательный фильм, а заодно и написать рецензию.

Вообще, это один из моих любимейших фильмов. Не просто отличная идея — но и ее не менее отличное воплощение на экране. Сценарий, диалоги, постановка экшн сцен, визуальный ряд фильма, актерская игра — все это делает фильм замечательным. Все-таки для хорошего фильма мало просто крутой, простите за каламбур, идеи — должно быть еще и ее достойное воплощение — и оно есть в этом фильме.

Хьюго Уивинг, хоть и не светит в фильме своим эльфийским лицом, замечательно играет голосом (к слову, русская озвучка также неплохая). Натали Портман, еще и побритая налысо (чего не сделаешь ради идеи) тоже прекрасно справляется с ролью. Как и еще десятки актеров — нет смысла писать про каждого.

Очень много и интересных деталей, которые всплывают на глаза, после 2-3 просмотра. Я не люблю искать символизм в любом писке за кадром (осталось со школьной литературы — нас заставляли искать глубинный смысл в запахе жареного лука), но здесь очень много этого самого символизма.

В первую очередь, это роли главных героев. Ви — это идея. Иви — это народ. Который с помощью идеи справляется со страхом. Инспектор Финч — это та часть власти, которая проникается идеей, постепенно становясь ее сторонником. Гордон — имеющий влияние и несогласный с властью человек, много лет ждавший возможности выступить против нее. Протеро — это государственное телевидение. Криди — армия. И наконец, Адам Сатлер — это и есть власть.

Но Violenta Nemo Imperia Continuit Diu, никто не удерживал долго жестокую власть. Поэтому весь английский народ, вдохновленный идеей V, свергает эту власть.

Является ли фильм гимном анархии? Возможно, немного. Но лучше анархия, чем тоталитаризм. Хотя тут стоит уточнить. Не нужно путать хаос с анархией — это абсолютно разные одинаковые вещи. Хаос — это то, что происходит, скажем, в период гражданских войн — когда все бьют друг друга, не понимая, зачем, собственно, это делают. Анархия же, это отсутствие кнута наверху, отсутствие людей, которые в эпоху всеобщего равенства ‘равнее’ других только потому, что кто-то решил, что народу нужен погонщик, указывающий, как правильно, а как — нет.

Но власть, любая, всегда развращает — по одной простой причине. У любого человека есть взгляды на вещи, отличающиеся на других. Но когда ты имеешь власть — тебе хочется донести их до других — хочется показать другим, как ‘правильно’, а как ‘неправильно’. И не важно, какие намерения движут такими людьми — а обычно благие. Важно лишь то, что ничто, неподкрепленное наукой (как исследованием объективной реальности) не может быть ‘правильным’ или ‘неправильным’.

Это забывают люди, имеющие власть, причем почти всегда. А теперь ответьте. Если народ будет умен, если народ будет образован и начитан, если народ будет знаком с наукой и искусством — так ли плоха будет анархия в таком народе? Да, утопия. Такое невозможно. Впрочем стремиться к невозможности — человеческая природа, так что есть надежда на такую утопию.

Но в современном мире анархия невозможна — для этого нужно дать критическое мышление всему населению мира, познакомить с наукой, а заодно и сломать все системы, требующие централизованного контроля…было бы глупо на это надеяться — такой процесс займет века.

Так что отложим розовые очки и вернемся к фильму. Несмотря на то, что мир в 21 веке отошел от тоталитаризма (спасибо интернету — даже женщины в Саудовской Аравии осознали, что им не обязательно быть манекенами), фильм все еще актуален. Актуален потому, что слишком много тем в мире все еще нельзя обсуждать. Актуален потому, что люди все еще готовы убивать друг друга за веру, пол, ориентацию, нацию и цвет кожи. Актуален потому, что далеко не во всех странах мира журналисты могут говорить правду, а не ‘N-ная страна превыше всего’. Актуален потому, что во многих странах вся власть сосредоточена в руках одного человека. Актуален потому…хватит. Я пришел сюда писать рецензию, а не кричать о проблемах общества — хотя покричать очень хочется.

Это прекрасный и вдохновляющий фильм — начиная от сценария, полного символизма, отсылок и глубоких тем и заканчивая визуальной составляющей. Я советую его посмотреть — вы можете быть несогласны с его идеей, но он однозначно заставит вас задуматься.

Свобода превыше всего

10 масок Гая Фокса из 10

прямая ссылка

05 ноября 2017 | 20:18

kirik b

Эдмон Дантес мрачного будущего

Англия альтернативного будущего. В стране царят строжайшая цензура, диктатура, и произвол властей. Верховный канцлер узурпировал место правителя, и всеми средствами поддерживает своё положение. Народ в смятении, подавлен и запуган. Но неожиданно появляется надежда на то, что не всё потерянно, что всё можно изменить. Появляется Он, тот кто готовился к этому долгие годы. Он известен как V. Кто этот человек, что скрывает изувеченное лицо маской? Герой или сумасшедший? Освободитель или террорист? Кто такой V, и присоединится ли к нему, в его борьбе с властью народ? С каждым днём становится более ясно, что его необходимо остановить прежде чем он разожжёт Революцию. Ставки растут, растёт напряжение. На чьей стороне окажется молодая девушка Иви-которую герой спас, и предложил свободу выбора? А на чьей стороне Вы? В мире V нельзя оставаться вне игры. Нужно сделать свой выбор…

«…-Судьбе бросает вызов бранной сталью дымящийся возмездием клинок…» (с)

Чёрт возьми! Вот читая «послужные списки» подобных культовых картин, в очередной раз убеждаешься, что справедливости нет в этом мире… В самом деле, как можно было оставить такое, не побоюсь этих слов, выдающееся произведение, без мало-мальски значимой награды? Не одного Оскара, и даже номинации! Даже премия Сатурн, и то обошла этот прекрасный фильм стороной в главных номинациях. Самое обидное то, что победа в категории «Лучший сценарий» ушла к скучному идиотизму « Возвращение Супермена» написанному Майклом Доггерти и Дэном Харрисом. О том же, что текст сочинённый Дэвидом Ллойдом и (тогда ещё Братьями) Вачовски, основанный на одноимённом графическом романе Алана Мура (которого многие причисляют к сонму великих писателей второй половины 20-ого века), -и в последствии разошедшийся на высказывания и цитаты-просто шедевр и говорить излишне. Режиссёр Джеймс МакТиг ( прошлогодний «Ворон» ) поставил по нему эталонный, философский боевик. Почти такой же, как в своё время «Матрица», только более «конкретизированный» и обличающий. Пересмотрев его только сейчас, поразился прозорливости авторов. Не про войну Англии и США, естественно. А про боевые действия в Сирии. Как Алан Мур, Ллойд и Вачовски могли в 2006-ом (год выхода в прокат их ленты) знать о событиях 2010-ого? Пророчество? Если да-то мне страшно, ведь про конфликт держав упоминается примерно в 2020-ом, а это не за такими уж горами. К тому же, в стране элитного чая, монархии и Шерлока Холмса имеются, какие не какие, но всё таки залежи нефти…

«-Кто я? Счастье в том, что бы казаться и быть одним и тем же. Я -тот кем кажусь, человек в маске». (с)

Занятые актёры играли свои роли хорошо, но мне знакомы лишь некоторые из них. Помимо Натали Портмен (юная бунтарка Иви), это конечно Хьюго Уивинг-представший в роли таинственного вершителя справедливости постоянно носящего чёрный парик и маску Гая Фокса, и Джон Хёрт в роли жестокого диктатора –Верховного канцлера Сатлера. Ещё я отметил бы небольшую актёрскую работу Стивена Фрая, который в образе шоу-мена Гордона Дитриха опять в своём репертуаре (т. е.-харизматичный интеллектуал нетрадиционной ориентации). Ещё понравился актёр Стивен Ри, он тут играет инспектора что ведёт расследование анти-государственных преступлений V, и выходит на след тех, чьи преступления значительно более жестоки. Мне понравилась сюжетная интрига с героем Уивинга (мастерски исполнившего свою роль с «опущенным забралом»), то что он так и не снял свою маску, и то, что на его уродство были лишь намёки. Так даже страшнее, чем если бы показали актёра в обезобразившим его лицо гриме. Понравилось желание сценаристов наделить героя познаниями в области искусства и философии. В сочетании с его повадками джентльмена, и мастерским владением боевыми навыками и умением обращаться с холодным оружием- это производит ошеломляющий эффект. Такому персонажу подростку хочется подрожать, а взрослому хочется его цитировать. Воистину-бескомпромиссный герой, бескомпромиссного будущего!

«-Под этой маской больше чем плоть. Под этой маской идея. А идее пули не страшны.» (с)

Если на уровне идеи и воплощении сценарного замысла на экран, фильм МакТига безупречен, то может его слабая сторона в его технических характеристиках? И тут этот нестандартный «комиксоид» совершенен. Мрачная, чёткая картинка. Красивые ракурсы камеры. Неспешная смена кадров в «разговорных», и резвая в экшен-сценах. Оператор картины Эдриан Биддл ( «Чужие», «Мумия») поработал на совесть. Фильм дарит при просмотре не только духовное, но и эстетическое удовольствие, а многие сцены намертво застревают в памяти ( к примеру отправка поезда в финале, толпы «Гаев Фоксов» на улице, разборка V с приспешниками Канцлера и др.). А музыка Дарио Марианелли («Гордость и Предубеждение», «Искупление») достойно обрамляет визуальную составляющую ленты, оставляя посмотревшего фильм в неимоверном восхищении…Тем более огорчает осознание того, что этот фильм не получил не каких солидных наград. Хотя ему вполне можно было дать не только номинацию, но и саму статуэтку Оскара, даже за работу оператора, или монтаж Мартина Уолша («Чикаго»).Но нет. Академики в 2007 в очередной раз проморгали шедевр, наградив второстепенные фильмы..

«-Народ не должен боятся власти, власть должна бояться народа.» (с)

Смею быть уверенным, что появись этот фильм в 80-ых, его бы в Советском Союзе запретили бы, как подстрекающий к смуте. Ибо, я отчётливо видел аллюзии Алана Мура на диктатуру и произвол, что был в нашей стране совсем ещё так не давно. Откуда ещё мог черпать вдохновение автор, как не из учебников истории, тем более раз его юность выпала на Холодную Войну и безумную «гонку вооружений»? История как известно учит тому, что нечему не учит. И если случится в нашей стране произвол властей (нет, это не намёк на В. В. П и подтасованные выборы), то я знаю что станет символом прогрессирующего населения, которое перейдёт в разряд диссидентов (легендарная маска Гая Фокса). Несколько утрированно, и поверхностно –но как было сказано в фильме «художник создаёт ложь дабы открыть правду»…

«-Помни, помни не зря пятый день ноября, и «заговор пороховой». Пусть память о нём и ночно и днём, всегда остаётся с тобой.» (с)

Но довольно о политике. Вернёмся к искусству. Мне хочется в который уже раз высказать своё недовольство тем, что издатели по каким то видимым лишь им одним причинам, решили что комиксы у нас пользоваться успехом не будут, а потому их практически невозможно найти в продаже. Как пел «бард» Звездинский –мне хочется надеется, что скоро всё изменится. Что мы будем жить как европейцы, и что те же самые «журналы с картинками» не будут считаться чем то детским и ненужным, и начнут наконец издаваться и на великом и могучим…

10 из 10

P.S

«-Сила в единстве, единство в вере»

прямая ссылка

30 октября 2013 | 15:15

Petr_008

Это наш выбор показывает нам, что мы на самом деле гораздо больше, чем наши способности. (с) Джоан Кэтлин Роулинг.

Тяжело без эмоций писать рецензию на такой фильм сразу после его просмотра, поэтому специально выждал некоторое время и теперь кратко постараюсь объяснить почему его стоит смотреть.

Во-первых, игрой Натали Портман можно только наслаждаться, милая актриса маленького роста, кажется уж кому играть такую харАктерную роль, так уж точно не ей, но это большое заблуждение (если кто-то, конечно, вообще сомневался в ее способностях). Сыграла как надо, и не побоялась побрить голову ради этой роли. До просмотра фильма не знал кто режиссер и кто играет самого V, иногда так проще оценить фильм, без предвзятого отношения, не оглядываясь не прошлые картины, Хьюго Уивинг никогда не был моим любимым актером, а даже наоборот по каким то причинам его недолюбливал, но все меняется, как и мое отношение к нему, очень понравилось как Хьюго сыграл, это было здорово.

Во-вторых, очень интересным является трехактное развитие персонажа, в этом фильме данная схема представлена что ни на есть самым ярким образом. (1акт.) Героиня Натали Портман была тростинкой, которую могло переломить дуновением ветра (типичный представитель людей того времени, с подавленным самосознанием), ее некому было защитить, как вдруг появляется человек который способен на подвиг, умеющий защитить. (2 акт). Из за него у нее появляются одни неприятности, сил от которых избавиться просто нет. И наконец (3 акт), самый интересный, который является переломным моментом в жизни всех героев, им предстоит сделать главный выбор в их жизни.

Конечно же всем советую посмотреть этот фильм и желательно не в компании весельчаков, концовка заставит поразмыслить, погрустить, а за что то и порадоваться. Скучно точно не будет, с первой до последней минуты фильма.

Приятного просмотра!

9 из 10

прямая ссылка

06 мая 2013 | 21:36

Потрясающий фильм. Он показывает нам настоящую силу жизни. Показывает то, что жизнь полна свободы и мы создатели этой свободы для себя. От себя хочу сказать огромное спасибо и режиссеру и актерам за столь тяжелый фильм, но легкий в своем познавании. Это было потрясающе взять такую идею и показать всем нам что значит жизнь. Натали Портман. Она была бесподобна. На протяжении всего фильма она не давала мне усомнится в своей искренности и силе актерского мастерства. Я даже не представляла, что можно настолько правдоподобно вжиться в роль и так поразить собой. Мистер ‘V’. За весь фильм он не позволил даже заглянуть под свою маску и хоть не намного увидеть черты своего лица. Но пожалуй это и было правильным. Он остался для меня настоящим гением. Он тот, каких сейчас мало. Тот, что неповторим.

И о том, каков сюжет фильма в моих глазах:

Хаос великих масштабов. Начинается паника, забастовки, страх. И человечество осознает, в какой моральной заперти оно жило столько лет. Что их жизнями управляла власть, а судьбами — они сами превращая себя в рабов. И в следствии всего этого просыпается внутренняя свобода. И тогда 5 ноября становится решающим днем в жизни каждого человека. Как большого чиновника, так и маленького ребенка.

Для каждого его сила духа осталась жива. Его идея, цель всей его жизни была исполнена. Люди были освобождены от оков политического начальства и восторжествовала свобода. Он был не зря. Вся его сущность порабощала и напутствовала лишь на одно — будьте свободны в мыслях и действиях своих. Тем самым жизнь ваша будет свободна. Он был настолько реален для меня, что я не могла остановить всю ту внутреннюю боль за него. Боже. Это не передать. Все то, что творится внутри. Он полюбил ее. Это чудесно. Боже. Как это чудесно, что в конце жизни своей он встретил счастье. Его неспокойная душа познала любовь и успокоение. Она подарила ему свет каждого дня. И он жил ради нее. И все что готовилось, что происходило было уже не принципиально для него. Он жил ею. А она полюбила его. Полюбила настолько, что считала всем для себя. А это действительно было так. Он показал ей что такое жизнь, когда не боишься ничего, когда ты знаешь чего хочешь. Когда ты любишь. Он научил ее жить, а она его любить. Фильм оставляет послевкусие очень надолго. Для меня он останется на всю жизнь.

прямая ссылка

15 апреля 2013 | 23:39

Народ не должен бояться власти. Власть должна бояться народа.

Сценарий этой картины отличается просто восхитительной продуманностью. Множество хитроумных переплетений, ключей, намёков, которые очень интересно находить. Это я обо всех этих связях и пятёрках. Рецепт фильма — это настолько идеальное сочетание остро актуальных политических и социальных вопросов с красивой и грамотной подачей, что ‘V for Vendetta’ был заведомо обречён на успех и кассовость. Здесь есть и драматизм, и любовная линия (которая несколько противоречит образу человека в маске, человека-идеи, но всё же напоминает, что он именно человек), и элементы боевика, и фантастика. В общем, революционную идею картины немного упростили и умело приправили практически на любой вкус, в то время как обычно такие темы для широкой публики не предназначены. А массы же тоже нужно как-то заставлять подумать.

Пара слов об актёрах. Натали Портман сильна в драме, поэтому здесь она очень убедительна. Совершенно не представляю на её месте Скарлетт Йоханссон. Говорить об актёрской игре человека, за весь фильм не показавшегося без маски, вообще сложно, поскольку остатки игры убил дубляж. Но, между прочим, маска сама по себе отлично играет. Во многих сценах она просто поразительно вписывается в происходящее. А ещё была рада увидеть здесь Стивена Фрая, хотя играет он сам себя, разве что имя поменяли.

Здесь многое сказано о положительном, поэтому я в основном пройдусь по части отрицательного, несмотря на цвет моей рецензии. Нужно же быть объективной! А отрицательного здесь достаточно. Революционные мотивы не слишком-то обоснованы. Здесь нужно было чётче прорисовать то, чем конкретно не устраивала власть весь этот народ. Ну да, перед нами предстали не лучшие личные качества политиков и комендантский час, запрет на нетрадиционную ориентацию, было упомянуто о профилактических арестах и прослушке, но о вирусах ведь люди не знали! Тоталитаризм стоило показать глубже. А мнение народа о властях вообще невесть почему так кардинально поменялось. Все вроде сыты, одеты, живут в своих домах, в безопасности, войны нет. Ну не было бы никакого восстания, не будь народ доведен до самого предела. Подобное пренебрежение причинами революции может предстать перед зрителем в неправильном свете, а именно в свете мотивации к постоянной и не всегда имеющей под собой почву ненависти к власти.

Дальше по отрицательному. Последняя речь V выглядит довольно неестественно, да и вообще его чрезмерно пафосные речи весь фильм мешают восприятию. Или же это чрезмерно пафосный дубляж. Во всяком случае, дубляж Натали Портман мне тоже не понравился. Ах ну да, о чём я. Впрочем, вполне вероятно, что без театральности V он был бы уже не тот. Происшествия, в свете которых последняя речь стала последней — опять из области фантастики, неужели нельзя реальнее смотреть на поведение людей, начинённых пулями?

А финал сильный, хоть по вышеуказанным причинам сложно поверить, что все эти люди действительно пришли. Особенно хороши умершие персонажи в толпе. Запомнилась красивая сцена с домино. И, собственно, исключая предыдущие два абзаца, лента мне очень понравилась. Всё-таки здесь всё и не должно быть тонко и завуалированно — все недостатки легко объясняются гиперболизированностью для широкой аудитории, среди которой не все хотят доставать идею со дна океана. В общем, подводя итог этого длинного разглагольствования, скажу, что это стоит посмотреть.

Красиво поставленная бессмертная идея. Осмысленная и интересная картина.

8,5 из 10

прямая ссылка

15 августа 2012 | 19:16

показывать:
10255075100200

201—210 из 309

Между Ли Куан Ю и Пол Потом: когда диктаторы приводят страны к экономическому процветанию

Автократии — это плохо. Демократические страны значительно чаще достигают успехов и создают пространство, где хочется жить. Но иногда автократии становятся экономически успешными, что озадачивает экономистов. Выдающийся институциональный экономист Тим Бесли объясняет, почему это происходит. Что отличает диктаторов, которые превратили свою страну в территорию процветания от тех, которые принесли только упадок и страдания. И чему стагнирующие демократии могут научиться у растущих диктатур.

Впервые эта статья была опубликована на VoxEU.

Одно из самых ярких экономических явлений прошлых двадцати лет — рост и развитие коммунистического Китая. Рост доходов на душу населения около 10% в год создал одну из самых масштабных историй сокращения бедности, которую когда-либо видел мир. И хотя Китай воплотил многие аспекты рыночной экономики, он решительно отверг большинство аспектов демократии.

Существуют и другие картины автократии. Такие как недавний опыт Зимбабве, где деспотичный лидер Роберт Мугабе, довольный своей властью и контролем над экономическим хаосом, хладнокровно наблюдал, как миллионы людей опускаются в нищету. Практически не существует возможности избавиться от диктатора, который способен контролировать избирательный процесс и уничтожать оппозицию чтобы остаться у власти.

Данные показывают, что темпы экономического роста среди автократий гораздо больше отличаются, чем среди демократий. Успешные автократии могут расти даже быстрее, чем демократии. Но автократии значительно реже добиваются успеха. Неуспешных диктатур значительно больше, чем неуспешных демократий. И чувствуют себя неуспешные диктатуры в среднем значительно хуже, чем неуспешные демократии.

Возникает вопрос, можно ли разобраться, почему некоторые автократии развиваются лучше, чем другие. На первый взгляд, мы объединяем широкий спектр различных режимов под названием «автократия». Сюда могут входить как военные диктаторы, так и бывшие демократы, которым удалось разрушить институт выборов.

Отвечая на этот вопрос, мы рассматриваем как политические институты делают политических лидеров подотчетными и ставят их карьерное выживание в зависимость от их эффективности. Центральная роль демократических выборов — создать обратную связь между эффективностью правителей и их пребыванием во власти. Эта связь — то, чего не хватает автократическим режимам.

Власть автократов, как правило, держится на поддержке определённых влиятельных групп. Это могут быть: партийная структура, армия или приближенная группа могущественных союзников. Воля и слаженные действия этой группы могут как поднять диктатора, так и сместить. Мы называем эту группу «селекторат» — в отличие от электората в демократиях.

Центральная роль демократических выборов — создать обратную связь между эффективностью правителей и их пребыванием во власти. Эта связь — то, чего не хватает автократическим режимам.

При отсутствии выборов, какие стимулы может иметь эта группа, чтобы поддерживать автократических лидеров, которые проводят хорошую для всего общества политику? Для этого влиятельная элита, как и все граждане должна получать выгоды от экономического роста. В то же время, эти влиятельные лица должны получать определённые выгоды от сотрудничества с политическим лидером. Если смещение лидера с поста будет лишать их этих преимуществ, они не будут этого делать.

Можно ожидать, что влиятельные группы, которые имеют прочную позицию и выигрывают от экономического роста, будут стимулировать лидера быть эффективным. И свергнут его, если он не работает должным образом. Селекторат, чьё влияние зависит от позиции конкретного политического лидера, мотивирован следить за его действиями и политикой. Но чтобы устранить диктатора от власти, селекторат должен оставаться достаточно сильным, чтобы предотвратить любые попытки репрессий с его стороны. История автократических режимов полна примерами, когда деспотичные диктаторы уничтожали даже ближайших союзников. Очевидно, что ближайший круг сторонников несет наибольшую угрозу для диктатора.

Эта логика также отвечает на вопрос, почему демократиям также не всегда удается достигать лучших результатов. Эффективная демократия требует, чтобы важнейшие вопросы, которые возникают на выборах, отвечали интересам всего общества. Демократии неэффективны, когда интересы узких групп, а не интересы всего общества, побеждают на выборах. Хороший пример — современный Ирак. Автократия может быть подотчетной обществу, если существует влиятельная группа, которая в правильном направлении дисциплинирует плохих лидеров.

Эффективная демократия требует, чтобы важнейшие вопросы, которые возникают на выборах, отвечали интересам всего общества. Демократии неэффективны, когда интересы узких групп, а не интересы всего общества, побеждают на выборах.

Наш аргумент базируется на трех аспектах, наблюдаемых на практике:

1 Интересы влиятельных групп совпадают с интересами всего общества. Успешные автократии — это режимы, в которых влиятельные группы (селекторат) дисциплинируют неэффективных политических лидеров. Когда влиятельные группы, как и всё общество, выигрывают от экономического роста, они мотивируют диктатора проводить хорошую политику.

В коммунистическом Китае селекторат состоит из около 20 членов Политбюро Коммунистической партии. Когда Ху Цзиньтао в 2002 году стал генеральным секретарем, он пытался убедить своих коллег в Политбюро оставить его у власти. Но потерпел неудачу. Видимо потому, что селекторат был обеспокоен, что рост неравенства доходов в Китае во время правления Цзиньтао подорвёт экономический рост.

Другой пример — бразильское экономическое «чудо» в конце 1960-х — начале 1970-х годов во времена военной диктатуры. Изменения в 1967 году привели к приходу нового президента. Его предшественник пытался помешать ему получить должность. Вопрос, кто будет президентом, был решен военными, которые были недовольны экономической политикой предыдущего президента. Поэтому они выбрали нового, чей приход привел к быстрому экономическому росту.

  1. Сменяемость власти. В автократиях с высокими темпами экономического роста политические лидеры меняются чаще, чем в тех, где наблюдается упадок. Вероятность смены лидера в растущих автократиях — 13%, в неуспешных — 7%.
  2. Экономически успешные автократии отличаются тем, что внезапная смерть правителя не подрывает власть их правящей элиты. Неуспешные автократии в случае смерти диктатора переживают смену правящей элиты.

Мы можем взглянуть на «натуральные эксперименты», когда диктаторы умирают во время периода своего правления. Недееспособность португальского диктатора Оливейра Салазара в 1968 году — один из таких «экспериментов». В правление Салазара Португалия получила быстрый экономический рост. Следующий диктатор Марчелло Каэтано был назначен военными и гражданскими сторонниками Салазара. Каэтано сумел остаться у власти до 1974 года без замедления темпов экономического роста. Подобная стабильность режима наблюдалась и после смерти тайского военного диктатора Сарита Танарата в 1963 году, за время правления которого экономика Таиланда быстро возростала.

Экономически успешные автократии отличаются тем, что внезапная смерть правителя не подрывает власть их правящей элиты. Неуспешные автократии в случае смерти диктатора переживают смену правящей элиты.

С другой стороны, смерть Ахмеда Секу Тура — гражданского диктатора Гвинеи в 1984 году сразу же вылилась в военный переворот, который сместил режим. При правлении Секу Туре экономика Гвинеи падала. Гвинейская элита видимо опасалась, что смещение Секу Туре приведет к потере собственной власти. Военная элита нынешнего Зимбабве, вероятно, боялась того же (и начала действовать, когда диктатор сам стал угрозой).

Цель этого исследования — не подчеркнуть преимущества диктатуры. Оно содержит уроки, как институционализировать хорошее правительство в любом контексте, независимо от формы власти. Рассмотрим недавний опыт Великобритании, когда Гордон Браун заменил Тони Блэра без выборов. Селекторат в этом случае — правящая Лейбористская партия. Партия хотела установить лучшего лидера из доступных на тот момент и проголосовала за Брауна, учитывая его предыдущие результаты.

Это показывает, что даже у зрелой демократии вопрос подотчётности играет более важную роль, чем выборы. Со временем, конечно, происходят выборы, на которых новый премьер получает новый мандат. Однако процесс выбора лидера членами партии — важная дополняющая сила, которая обеспечивает подотчетность и является характеристикой парламентских систем. Анализ успешных автократий показывает, что подотчетность, которую обеспечивают инсайдеры системы становится еще важнее при отсутствии открытых выборов. Это также является вызовом для однопартийных демократий, таких как современная ЮАР.

Урок экономически успешных автократий в том, что создание эффективных и подотчётных правительств требует соответствующих институциональных механизмов. Для создания эффективного правительства, действующего в интересах всего общества, нужно определить, какие именно институциональные изменения помогут этого достичь.

Команда Xbox представила самую большую линейку эксклюзивных игр в истории


Насыщенная праздничная линейка, два эксклюзива Bethesda, выходящие в следующем году, и многое другое.


Более 20 лет команда Xbox фокусируется на том, чтобы сделать Xbox местом для фанатов, ищущих отличные игры, преданных разработчиков и самого увлеченного сообщества в мире. Мы все нацелены на то, чтобы принести радость и чувство игровой общности каждому человеку на планете, и именно поэтому мы ставим игроков в центр всего, что мы делаем. Вместе мы делаем Xbox лучшим местом для игр.

Сегодня, на Xbox & Bethesda Games Showcase, мы дали нашим фанатам возможность ближе познакомиться со следующей эрой игр, открывая миры, которые ранее считались недосягаемыми, и предоставляя доступ к играм всем и каждому. В ходе шоу мы приоткрыли занавес над тридцатью играми, 27 из которых будут включены в каталог Xbox Game Pass.

Наша растущая семья из 23 студий посвящает себя продвижению всеми нами любимых игр, поэтому мы рады сообщить, что теперь до конца года вы сможете с нетерпением ждать ежемесячных релизов, которые будут выходить в Xbox Game Pass в первый же день, и среди них удивительные пять новых игр от Xbox Game Studios, включая Halo Infinite. Как недавно заявил глава Xbox Game Studios Мэтт Бути, это лишь часть нашего обязательства по созданию лучшей, высококачественной и разнообразной линейки видеоигр в мире.

В этом году вы увидите множество игр, включая Forza Horizon 5, которая будет обладать DirectX Raytracing на Xbox Series X и S, и Battlefield 2042, которая будет работать со скоростью 60 кадров в секунду и поддерживать 128 игроков на Xbox Series X|S. Некоторые игры, выходящие в следующем году от наших внутренних студий и партнеров, такие как [POLLUX], [OMEN] и S.T.A.L.K.E.R. 2, требуют скорости, производительности и технологий Xbox Series X|S. Нам не терпится увидеть, как разработчики реализуют свои идеи, ведь это позволит сделать только аппаратное обеспечение нового игрового поколения.

Мы также рады объявить о предстоящем шоу Xbox Games Showcase: Extended. Это специальное мероприятие, которое проведет ведущий Kinda Funny Xcast и Gamertag Radio Пэррис Лилли, в четверг, 17 июня, в 20:00 по московскому времени. В нем будут представлены беседы с разработчиками из таких студий, как Double Fine, Obsidian, Ninja Theory, Rare, а также в беседе примут участие наши талантливые партнеры-разработчики со всего мира.

Итак, без лишних слов, давайте посмотрим на игры, показанные на Xbox & Bethesda Games Showcase.

Самые Крупные, Эксклюзивные игры

Во время презентации мы объявили о звездной линейке AAA-игр, включая ряд важных проектов от Xbox Games Studios и Bethesda, которые будут доступны в каталоге Xbox Game Pass в день релиза.

Погрузитесь в атмосферу Мексики с Forza Horizon 5 и испытайте наш самый большой и разнообразный открытый мир в истории серии

Вас ждет невероятное приключение. Играя в Forza Horizon 5 исследуйте яркие и постоянно меняющиеся ландшафты открытого мира Мексики за рулем сотен лучших в мире автомобилей. Это долгожданное продолжение выйдет 9 ноября на консолях Xbox Series X|S и Xbox One, ПК на Windows 10 и Steam, а также в каталоге Xbox Game Pass, включая консоли и ПК. Исследуйте пейзажи Мексики с безграничными возможностями для вождения! 

Первый взгляд на многопользовательский режим игры Halo Infinite

Сегодня 343 Industries представила мировую премьеру многопользовательского режима игры Halo Infinite. Легендарный многопользовательский бой Halo возвращается в новом виде и развивается с течением времени благодаря сезонным обновлениям, новым режимам и картам, а также контенту, ориентированному на сообщество. Игроки смогут исследовать бесконечные боевые возможности, смешивая и сочетая богатое разнообразие оружия и снаряжения на карте, чтобы испытать уникальный геймплей, в котором отчетливо ощущается Halo. Игра будет доступна в каталоге Xbox Game Pass в день релиза для ПК и консолей. Впервые многопользовательская игра Halo станет условно-бесплатной, приглашая миллионы игроков на консолях Xbox и на ПК вступить в бой.

Redfall, эксклюзив Xbox Series X|S и ПК

Redfall — шутер с видом от первого лица для совместной игры в открытом мире. Над игрой работает Arkane Austin — знаменитые авторы Prey и Dishonored. Как принято у Arkane, Redfall совмещает в себе тщательно продуманный мир, креативные механики и ставший визитной карточкой студии уникальный игровой процесс. Городок Редфолл на острове в штате Массачусетс осаждает легион вампиров. Они устроили солнечное затмение и полностью отрезали остров от внешнего мира. Горстке выживших приходится бороться с кошмарными врагами, которые хотят обескровить город. Выбирайте одного из уникальных героев и объединяйтесь с другими игроками, чтобы собрать идеальную команду охотников на вампиров. В Redfall гармонично сочетаются элементы индивидуальной и многопользовательской игры — храбро сражайтесь против тьмы в одиночку или возьмите с собой от одного до трёх единомышленников. Вы и ваши товарищи можете использовать различные комбинации стартового снаряжения и навыков, чтобы победить легион вампиров и их безумных последователей.

Starfield появится эксклюзивно на Xbox Series X|S и ПК 11 ноября 2022

Starfield, игра, анонсированная на Xbox & Bethesda Games Showcase, выйдет на Xbox Series X|S и ПК 11 ноября 2022 г. и будет доступна в день выхода с подпиской Xbox Game Pass. Starfield — первая за 25 лет новая игровая вселенная, разработанная Bethesda Game Studios, создателями The Elder Scrolls V: Skyrim и Fallout 4. В этой ролевой игре нового поколения, действие которой происходит в космосе, вы сможете создать любого персонажа и исследовать вселенную, наслаждаясь абсолютной свободой. Отправляйтесь в путь и раскройте величайшую тайну человечества. Присоединяйтесь к «Созвездию» и раньше других узнавайте обо всём, что касается Starfield, включая интервью с командой разработки и подробности создания проекта.

Исследуйте страшный, постоянно меняющийся открытый мир в S.T.A.L.K.E.R. 2

Отмеченная многочисленными наградами игровая серия для ПК, полюбившаяся миллионам игроков, дебютирует на консолях нового поколения в игре S.T.A.L.K.E.R. 2. Испытайте уникальное сочетание шутера от первого лица, захватывающего симулятора и хоррора. Чернобыльская зона отчуждения — это уникальная, опасная и постоянно меняющаяся среда. Она обещает немало – артефакты невероятной ценности могут стать вашими, если вы осмелитесь на них претендовать. С другой стороны, цена, которую вы можете заплатить, не меньше, чем ваша собственная жизнь. Один из самых больших открытых миров на сегодняшний день, наполненный радиацией, мутантами и аномалиями – ваш выбор. Все решения на этом пути не только определяют вашу собственную эпичную историю, но и влияют на само будущее. Будьте внимательны к тому, что вы видите, делаете и планируете, ведь вам предстоит найти свой путь через Зону или навсегда потеряться в ней. Испытайте острые ощущения в день релиза игры с подпиской Xbox Game Pass.

Потрясающие дополнения к Xbox Game Pass

Эти блокбастеры от Xbox и Bethesda — не единственные эксклюзивы, которые появятся в Xbox Game Pass: мы также объявили о множестве игр от наших студий и партнеров, которые появятся в каталоге Game Pass начиная с этого года.

Age of Empires IV выходит 28 октября на ПК в каталоге Xbox Game Pass, предзаказ доступен уже сейчас   
Age of Empires IV появится в каталоге Xbox Game Pass для ПК и Ultimate, Windows Store и Steam 28 октября! Трейлер показал две новые стартовые цивилизации — династию Аббасидов и французов. Команда разработчиков также продемонстрировала кампанию «100-летняя война» с иконой истории Жанной д’Арк; кампания позволит игрокам пережить этот давний конфликт между Англией и Францией. И, наконец, битва вышла на воду – первый взгляд на морские сражения! На сайте ageofempires.com вы найдете много интересного.

Microsoft Flight Simulator появится на Xbox Series X|S и в каталоге Xbox Game Pass 27 июля 
На презентации Xbox и Bethesda Games Showcase мы объявили, что Microsoft Flight Simulator выйдет на Xbox Series X|S 27 июля и будет включен в каталог Xbox Game Pass. Команда Microsoft Flight Simulator также с гордостью объявила о бесплатном расширении Top Gun: Мэверик, которое выйдет вместе с новым фильмом Top Gun: Мэверик 19 ноября 2021 года, так что вы сможете на собственном опыте узнать, каково это — быть лучшим стрелком ВМС США. По мере того как мы продолжаем расширять возможности игры с помощью бесплатных обновлений мира, тематических DLC и реалистичных самолетов, симеры Xbox Series X|S смогут насладиться этими обновлениями и на консоли.

Back 4 Blood (Warner Bros Interactive Entertainment / Turtle Rock Studios)

Back 4 Blood – это захватывающий кооперативный шутер от первого лица от создателей получившей признание критиков игровой серии Left 4 Dead. Испытайте напряженную кооперативную кампанию для 4 игроков, соревновательный мультиплеер в роли человека или Риддена и неистовый геймплей, который не даст вам оторваться от реальности. Игра появится в каталоге Xbox Game Pass для ПК и консолей в день запуска.

Hades (Supergiant Games)

Обладатель более 50 наград «Игра года»! В этой игре с элементами roguelike и dungeon crawler вы будете использовать силы и мифическое оружие Олимпа, чтобы вырваться из лап самого бога мертвых, становясь сильнее и раскрывая сюжет с каждой уникальной попыткой побега.

Among Us выйдет на Xbox Series X|S в каталоге Xbox Game Pass позже в этом году

Нужен учебник по игре, в которую играют более полумиллиарда игроков? Мы поможем вам. Among Us — это многопользовательская онлайн-игра на 4-10 человек, в которой вы и ваши друзья пытаетесь подготовить космический корабль к отлету. Работайте вместе и выполняйте задания быстро, но берегитесь… на борту могут быть самозванцы! Игра Among Us — это общение, командная работа, предательство и обман. Кто бы мог подумать, что проказничать, обвинять друзей в убийстве и ошибаться может быть так весело?

Yakuza Like a Dragon (Sega / Ryu Ga Gotoku Studio)

Доступна с сегодняшнего дня для подписчиков Xbox Game Pass на ПК и Консолях! Играйте за Ичибана Касугу, низкорангового бандита якудза, брошенного на грани смерти человеком, которому он доверял больше всего. Возьмите свою легендарную биту и приготовьтесь проломить несколько черепов преступного мира в динамичной ролевой игре на фоне современной Японии в Yakuza: Like a Dragon.

Еще больше игр и новых впечатлений, которые стоит ждать в этом и следующем году

Хотите больше? Отлично, потому что у нас есть ещё больше! Мы рассказали о нескольких играх, в которые вы сможете поиграть в конце этого года и в 2022 году.

Double Fine объявила дату выхода Psychonauts 2 и возможность предварительного заказа с новым трейлером 
Сегодня, в трейлере, показанном во время трансляции, мы объявили, что Psychonauts 2 выйдет 25 августа 2021 года! Разпутин Аквато – тренированный акробат и сильный молодой экстрасенс, который осуществил мечту всей жизни и присоединился к международной организации экстрасенсорного шпионажа, известной как «Психонавты». Но эти супершпионы-экстрасенсы в беде. Их лидер не был прежним с тех пор, как его похитили, и, что еще хуже, в штаб-квартире прячется крот. Раз должен использовать свои способности, чтобы остановить крота до того, как они осуществят свой секретный план — воскресят из мертвых злодея-экстрасенса Малигулу. Играйте в Psychonauts 2 в первый день с Xbox Game Pass!

Grounded получает самое большое обновление за последнее время

Сегодня мы рассказали о множестве улучшений, включая большую просьбу фанатов — возможность сидеть на стульях! Мы также объявили о новых улучшениях для строительства базы и оружия, о пауке-ткаче Demon Orb, новых миссиях Burg.L, питомцах и многом другом! 

Obsidian анонсирует The Outer Worlds 2
Сегодня мы объявили, что Obsidian Entertainment готовит продолжение серии The Outer Worlds — The Outer Worlds 2. Действие происходит в новой звездной системе с новой командой, и мы с нетерпением ждем новых подробностей, чтобы поделиться ими с нашим сообществом в будущем. Фанаты The Outer Worlds должны всегда помнить — это (не) лучший выбор. Это выбор Спейсера. Игра будет доступна в каталоге Xbox Game Pass со дня запуска. 

Пираты Карибского моря от Disney приплывают в Sea of Thieves в самом лучшем пиратском кроссовере

Обновление Третьего сезона выходит в конце этого месяца, и вместе с ним выходит Sea of Thieves: A Pirate’s Life — эпичная оригинальная история, в которой капитан Джек Воробей и его команда приплывают из-за горизонта, чтобы отправиться в новые приключения, охватывающие пять повествовательных историй. Для получения более подробной информации читайте наш полный обзор Sea of Thieves: A Pirate’s Life в официальном блоге.

The Elder Scrolls Online | Console Enhanced выходит 15 июня, глава Blackwood уже в продаже

The Elder Scrolls Online: Console Enhanced выйдет 15 июня и станет бесплатным обновлением базовой игры для всех владельцев ESO. Используя все преимущества встроенной мощности Xbox Series X|S, Console Enhanced даcт вам возможность запускать игру в нативном 4K или 60FPS. Также улучшены дальность прорисовки, текстуры, отражения, тени, время загрузки и многое другое. ESO еще никогда не выглядела и не игралась лучше на консолях.

Fallout 76 получает обновление Steel Reign, бесплатную неделю и раскрывает информацию об Expeditions: The Pitt

В Аппалачии никогда не бывает скучно. Независимо от того, вышли ли вы только что из убежища или заселяете эту местность с самого начала, Fallout 76 предлагает массу интересного контента, который появится в ближайшей к вам пустоши. Это и совершенно новая квестовая линия Steel Reign, и грядущая неделя бесплатной игры, и распродажи, и открытие Expeditions: The Pitt.

Бесплатное обновление DOOM Eternal для нового поколения появится 29 июня

Обновление DOOM Eternal для консолей нового поколения выходит для Xbox Series X|S 29 июня. Это бесплатное обновление оптимизирует DOOM Eternal для консолей нового поколения, предлагая улучшенную графику, повышенную производительность и поддержку рейтрейсинга, или разрешение 4K при 60 кадрах в секунду, а также дополнительный режим 120 FPS. 

Xbox и Avalanche Studios анонсируют свой следующий новый эксклюзивный проект: Contraband

Игра Contraband от Avalanche Studios, создателей Just Cause, — это рай для контрабандистов в кооперативном режиме вымышленного мира Байана 1970-х годов. Игра будет доступна в каталоге Xbox Game Pass с первого дня.

Far Cry 6 (Ubisoft)

Добро пожаловать в Яру, тропический рай, застывший во времени. Far Cry 6 погружает игроков в наполненный адреналином мир современной партизанской революции. Будучи диктатором Яры, Антон Кастильо намерен любыми средствами вернуть своей стране былую славу, а его сын, Диего, идет по его кровавым стопам. Играя за местного жителя Ярана Дани Рохаса, присоединяйтесь к революционной группе Libertad и пробивайтесь к Эсперансе, чтобы свергнуть Антона Кастильо и его деспотичный режим.

Battlefield 2042 (Electronic Arts / DICE)

Революционный шутер от первого лица, который должен произвести фурор в современной многопользовательской песочнице. Игра переносит игроков в недалекое будущее, в атмосферу тотальной войны, которая включает в себя характерные для серии разрушения, влияющие на ход игры. Матчи на картах оптимизированы для 64 игроков на Xbox One, и до 128 игроков на Xbox Series X|S — беспрецедентный масштаб добавляет новое измерение в многопользовательские сражения. Battlefield 2042 также усиливает динамику благодаря включению событий в реальном времени, которые перестраивают поле боя и тактику ведения боя. Все новые виды оружия, транспортных средств и гаджетов дают игрокам свободу стратегических действий и создают потрясающие, уникальные для Battlefield моменты.

Diablo II: Resurrected (Blizzard Entertainment)

Diablo II: Resurrected – это полный ремастеринг Diablo II и ее расширения Lord of Destruction — двух знаковых частей ролевой экшен-серии от Blizzard Entertainment, определяющей жанр. Теперь и новички, и игроки со стажем могут насладиться нестареющим геймплеем Diablo II с современным визуальным и звуковым сопровождением, использующим преимущества актуального игрового оборудования. Diablo II: Resurrected выйдет на ПК с Windows 10, Xbox Series X|S и Xbox One 23 сентября 2021 года. Открытое бета-тестирование многопользовательской игры Diablo II: Resurrected, которое состоится в августе, позволит игрокам на Xbox и ПК получить возможность принять участие в игре раньше и попробовать её вместе со своими друзьями в течение ограниченного времени.

A Plague Tale: Requiem (Focus Home Interactive / Asobo Studio)

Вслед за первым, отмеченным наградами приключением, отправляйтесь вместе с Амисией и ее братом Хьюго в новый захватывающий поход за надеждой, в то время как страшное проклятие преследует их. Пожертвуйте своей невинностью, чтобы спасти любимого человека, столкнитесь с жестокостью рушащегося мира, когда его захлестнет море зубов и когтей. A Plague Tale: Requiem выйдет на Xbox Series X|S, а также в каталоге Xbox Game Pass в первый день релиза в 2022 году.

Party Animals (Recreate Games)

Сражайтесь с друзьями или против них в игре Party Animals! Выберите своего персонажа из множества очаровательных животных и сразитесь с ним в нескольких игровых режимах, чтобы остаться последним в соревновательной драке. Поднимите лапы, возьмите вантуз и приготовьтесь веселиться как зверь. Играйте с первого дня запуска благодаря подписке Xbox Game Pass.

Twelve Minutes (Annapurna Interactive / Luis Antonio)

Романтический вечер обрывается, когда в ваш дом врывается полицейский детектив, обвиняет вашу жену в убийстве и лишает вас сознания. В мгновение ока вы возвращаетесь к началу вечера, и все повторяется снова и снова. Интерактивный триллер в реальном времени, где вам нужно будет использовать знания о том, что должно произойти, чтобы изменить исход и разорвать двенадцатиминутную петлю. Игра доступна в каталоге Xbox Game Pass с первого дня для владельцев консолей и ПК.

The Ascent (Curve Digital / Neon Giant)

The Ascent – это одиночная и кооперативная ролевая игра в жанре Action-shooter, действие которой происходит в мире киберпанка. Мегакорпорация под названием The Ascent Group, которая владеет вами и всеми остальными, только что рухнула. Сможете ли вы выжить без неё? В The Ascent можно играть как в одиночку, так и в кооперативном режиме (онлайн и локально) до 4 игроков. Игра доступна в каталоге Xbox Game Pass с первого дня для владельцев консолей и ПК.

Atomic Heart (Mundfish)

Atomic Heart – это ролевая игра, действие которой происходит в Советском Союзе в альтернативной реальности 1955 года, где уже были изобретены такие технологии, как интернет, голограммы и роботы. Главный герой — специальный агент по имени P-3, которого правительство отправляет исследовать производственный объект, который погрузился в тишину. Игра будет доступна всем подписчикам Xbox Game Pass с первого дня!

Somerville (Jumpship)

В результате произошедшей катастрофы вы должны найти средства, чтобы ваша семья снова стала единым целым. Somerville — это научно-фантастическое приключение, основанное на личных последствиях крупномасштабного конфликта. Погрузитесь в созданное вручную повествование, разворачивающееся на фоне яркого сельского пейзажа. Прокладывайте свой путь по опасной местности, чтобы разгадать тайны гостей Земли. Игра будет доступна всем подписчикам Xbox Game Pass с первого дня.

Shredders (FoamPunch, I-Illusions, Let it Roll)

Ворвитесь на крупнейшее сноубордическое событие года, чтобы выполнить один из самых безумных трюков, которые только можно себе представить, и все ради надежды получить wildcard на эксклюзивный конкурс. Освойте искусство катания в парке, баттеринга, рейлов и массивных кикеров и заслужите свое место в мире сноубординга. Shredders — это признание в любви к сноубордингу. Shredders черпает вдохновение из фильмов о сноубординге, игры Amped времён Xbox Original и героев сноубординга в социальных сетях. Shredders — это проект, питаемый страстью и созданный, чтобы сиять на Xbox Series X|S, будучи доступным всем подписчикам Xbox Game Pass со дня запуска.

Slime Rancher 2 (Monomi Park)

Slime Rancher 2 – это продолжение отмеченной наградами, ставшей хитом игры Slime Rancher, которая понравилась более чем 10 миллионам фанатов по всему миру. Продолжите приключения Беатрикс ЛеБо, отправившись на Радужный остров — загадочную землю, полную древних технологий, неизвестных природных ресурсов и лавины извивающихся, трясущихся, новых слизней, которых нужно исследовать. Пока Беатрикс пытается разгадать секреты острова и узнать его истинное предназначение, она будет строить, управлять и заниматься сельским хозяйством в прекрасной оранжерее, чьи сверкающие стеклянные стены дают ей полный обзор призматического рая, который она теперь называет своим домом. Игра будет доступна всем подписчикам Xbox Game Pass с первого дня.

Eiyuden Chronicle: Hundred Heroes (505 Games / Rabbit & Bear)

В игре Eiyuden Chronicles: Hundred Heroes ваш опыт игры в пошаговую стратегию поднимется на новый уровень благодаря прекрасно проработанной системе боя с 6 персонажами. Используя тщательно созданные 2D спрайты и красивые 3D фоны, Rabbit & Bear Studios предлагает захватывающий сюжет и геймплей, не похожий ни на одну JRPG, существовавшую ранее. Eiyuden Chronicles: Hundred Heroes призвана подарить игрокам современный взгляд на классическую JRPG. Приготовьтесь провести 100+ играбельных персонажей через разрушенный войной мир, спасти который можете только вы. Обе игры появятся в каталоге Xbox Game Pass в первый день.

Replaced (Coatsink / Sad Cat Studios)

Replaced – это 2.5D ретро-футуристический экшен-платформер, в котором вы играете за R.E.A.C.H – искусственный интеллект, запертый в человеческом теле против собственной воли. Replaced сочетает в себе кинематографический платформер, пиксель-арт и свободные боевые действия с глубоким увлекательным антиутопическим сюжетом, разворачивающимся в альтернативных 1980-х годах. Исследуйте и раскрывайте тайны в городе Феникс и его окрестностях с точки зрения R.E.A.C.H., который учится быть человеком в обществе, изменившемся к худшему. Здесь царят коррупция и жадность, а власть имущие рассматривают людей и их органы как валюту. Откройте для себя темные тайны Феникс-Сити. Определите свое будущее. Играйте в день релиза с подпиской Xbox Game Pass.


Примечание. Доступность, стоимость и сроки выхода игр могут отличаться в зависимости от региона.

РСМД :: Опять тройка


Перед Россией стоят три базовые угрозы. Их пропорции, а также восприятие обществом и элитами в разные исторические периоды различались, принимали разные формы. Но по сути оставались фундаментальными. Это своего рода суперфакторы, объединяющие множество частных и производных угроз, вызовов и опасностей. Угрозы и опыт их переживания порождают соответствующие страхи и модели поведения, которые, в свою очередь, воспроизводят сложившиеся схемы восприятия угроз. К супертройке можно отнести следующее.


Во-первых, угроза конфликтов с внешним окружением, многообразный опыт таких конфликтов и порождаемое им чувство уязвимости к внешней агрессии со стороны зарубежных государств или их союзов.


Во-вторых, угроза внутренней смуты, взрывоопасной и скоротечной разбалансировки элит, системы сдержек и противовесов с последующей волной массового повседневного насилия и отсутствия порядка.


В-третьих, угроза отсталости в организации экономики, государственного управления и политических институтов. Отсталость самого жизненного уклада, сообщающаяся с архаичностью институтов.


Все три угрозы связаны между собой. Более того, попытка справиться с одной вполне может порождать обострение другой или же все три проявляются одновременно. Они не уникальны для России, однако имеют здесь гипертрофированный характер. Угроза агрессии обострена из-за протяженности границ в комбинации с наличием «хорошо вооруженных джентльменов» по их периметру. Угроза смуты — в силу разной скорости развития институтов, перекосов модернизации, воспроизводящихся дисбалансов государственной власти, которые связаны в том числе с ее концентрацией для противодействия внешним угрозам, но в определенные моменты порождающих неустойчивость и уязвимость. Угроза отсталости — по причине масштаба и сложности российского общества, возможности его изменений «в одночасье», избыточной несвободы и при этом критической важности преодоления отсталости для сдерживания внутренних и внешних угроз. Парадоксальным образом в российской истории попытки преодолеть отсталость нередко порождали «срыв резьбы» и последующую смуту.


К началу второго десятилетия ХХI в. Россия оказалась государством, едва ли не наиболее подготовленным к противостоянию сразу нескольким типам угроз. Внутриполитические изменения вызвали дружную критику на Западе, но серьезно осложнили возможности западных партнёров манипулировать улицей и протестом внутри страны. Армия прошла через болезненную, но в целом полезную реформу. Новые стратегические вооружения стали холодным душем для многих за рубежом. Превентивные действия в Крыму показали решимость точечно использовать силу при малейшем намеке на переход «красных линий». Операция в Сирии стала примером компактной и при этом результативной военной кампании, принесшей хорошие политические дивиденды. Россия показала себя серьезным игроком в области цифровой безопасности. Удалось продвинуться и в деле сбережения народа. В стране ощутимо сократилось пьянство, заметно снизилось насилие и смертность, подросла продолжительность жизни. Нам далеко до западных стандартов, но не каждая западная страна сталкивается со схожим клубком проблем и противоречий.


Череда «цветных революций» по-новому определила в Москве понимание угроз внутренней смуты. Теперь она связывалась с уличными протестами, прямо или косвенно координируемыми из-за рубежа. Политическая система страны стала значительно более консолидированной. Но в то же время в ней снова начала съеживаться конкуренция. Укрепление вертикали, столь необходимое после кризисного десятилетия 1990-х гг., сделало политическую систему более уязвимой в сравнении с ельцинским периодом. Система Ельцина была крайне хаотичной. Однако политическая ответственность в ней размывалась между большим числом игроков — правительством, парламентом, губернаторами, местными властями, не говоря о теневых фигурах. Такая размытость при всей внешней уродливости сообщала власти удивительную устойчивость. Ее не смогли поколебать ни сепаратизм, ни бастующие шахтеры, ни массовые митинги левых, ни усилия правых. По мере укрепления вертикали ушли хаос и постоянная турбулентность. Система приобрела благообразный и респектабельный вид. Однако концентрация власти породила новые проблемы. Теперь любой сбой на местном уровне становится проблемой центра. Немало вопросов требуют ручного управления, причем в неотложном режиме. Наряду с крупными стратегическими задачами федеральная власть вынуждена заниматься тушением пожаров. Протесты местного значения, которые в 1990-е никто бы не воспринял всерьез, сегодня вызывают куда больший резонанс. Иными словами, угроза внутренней дестабилизации до сих пор не снята.


Российские власти вновь оказываются перед развилкой. Либо отпустить ситуацию, сделать систему более конкурентной, делегировать ответственность. Либо держать ситуацию под контролем, пусть и с ущербом для эффективности, потерей обратной связи с обществом и закручиванием гаек в ответ на протесты.


Эх, тройка! птица тройка, кто тебя выдумал?


Н.В. Гоголь, «Мертвые души»


22 февраля 1946 г. телеграфный аппарат посольства США в Москве отстукивал «длинную телеграмму» советника американской дипмиссии Джорджа Кеннана. Документ стал одним из фундаментальных элементов американского, а затем и западного подхода к Советскому Союзу на десятилетия вперед.


«У истоков маниакальной точки зрения Кремля на международные отношения лежит традиционное и инстинктивное для России чувство незащищенности. Изначально это было чувство незащищенности аграрных народов, живущих на обширных территориях по соседству со свирепыми кочевниками. По мере налаживания контактов с экономически более развитым Западом к этому чувству прибавился страх перед более компетентным, более могущественным, более организованным сообществом на этой территории. Но эта незащищенность внушала страх опасения скорее российским правителям, а не русскому народу, поскольку российские правители осознавали архаичность формы своего правления, слабость и искусственность своей психологической организации, неспособность выдержать сравнение или вхождение в контакт с политическими системами западных стран. По этой причине они все время опасались иностранного вторжения, избегали прямого контакта между западным миром и своим собственным, боялись того, что может случиться, если русский народ узнает правду о внешнем мире или же внешний мир узнает правду о жизни внутри России. И они искали пути к обеспечению своей безопасности лишь в упорной и смертельной борьбе за полное уничтожение конкурирующих держав, никогда не вступая с ними в соглашения и компромиссы».


Таким представлялось американскому дипломату российское восприятие внешних и внутренних угроз. Его вряд ли можно назвать новым — многие элементы этой точки зрения появились задолго до Кеннана. В «длинной телеграмме» они оформились в архетип, выраженный в сжатой форме точек и тире. То же самое сегодня можно сделать в виде твита или рожиц-эмодзи. Форма вряд ли изменит содержание, хотя короткий формат даст куда как меньше возможностей для аргументов.

Вечная комбинация


Кеннан принадлежал к числу образованных и даже просвещенных представителей своего поколения. Большую часть своей плодотворной жизни он считался одним из авторитетов в области международных отношений. Знаменитую телеграмму дипломат писал в соответствии со своими убеждениями, не притворяясь и не наступая себе на горло. Однако даже те, кто поверхностно знаком с российской историей, вне зависимости от политических пристрастий, найдут в пассажах Кеннана странные вещи. Общеизвестно, что как минимум с начала XVIII века и на протяжении двухсот лет российские правители прилагали активные усилия по налаживанию разнообразных связей с Западом в интересах модернизации страны. Вплоть до середины ХХ века история европейской и российской дипломатии — это история многочисленных альянсов, сообществ и союзов, в которых Россия играла видную роль. Компромиссы и договоренности были обыденностью русской дипломатии. «Полное уничтожение конкурирующих держав» вряд ли ставилось русскими в число задач — это хорошо видно по опыту поверженной Франции в ХIX веке. А Польшу в ХVIII столетии и Германию в ХХ веке Россия и Советский Союз делили вместе с западными партнерами.


Правда, однако, и то, что русским исторически свойственно чувство незащищенности и страх агрессии, в том числе и не без оснований, — со стороны «компетентных» западных соседей. Правда, что экономическая отсталость вплоть до настоящего времени — одна из серьезнейших проблем. Правда, что между элитой и народом пролегала пропасть деспотического неравенства, но она сосуществовала с незамеченным Кеннаном единством даже тогда, когда значительная часть элиты изъяснялась по-французски. Без такого единства вряд ли стал бы подлинно народным, например, Лев Толстой, большая часть героев которого — представители той самой «архаичной элиты со слабой психологической организацией». Что уж говорить о советском государственном аппарате, сплошь состоявшем из выходцев из низов, поднявшихся на волне революции, масштабной индустриализации и гигантских общественных перемен. И как раз угрозу смуты — еще один инстинктивный страх русских наряду с внешними угрозами — Кеннан упустил из виду.


Сегодняшние западные интерпретаторы российской политики и ее мотивов по русофобскому угару далеко превзошли Кеннана, который, подчеркнем, был человеком образованным и вполне разумным. Вряд ли стоит удивляться умозаключениям о России со стороны людей, куда менее эрудированных, но притом активных и энергичных.


В той же плоскости вопрос представляется, если взглянуть в зеркало на нас самих и на российскую интерпретацию американской и западной политики. Некоторые наши мнения тоже подчас вызывают оторопь. «Многие из них настолько несведущи в вопросах внешней политики и настолько подвластны самовнушению, что без труда могут поверить тому, во что им верить удобно и комфортно». Это снова Кеннан. Снова о нас. И вполне точно. Проблема только в том, что Кеннан не видел похожих проявлений в своем государстве и в самом себе. (Глядя на происходящее в американской политике сейчас, кажется, что Кеннан вообще писал о собственной стране.)


Нам свойственно воспринимать других и себя в искаженном и стереотипном виде. Это черта человеческой природы, умножаемая групповой динамикой. Политическая реальность соткана из восприятий и образов, зачастую крайне живучих. Объективность в ней невозможна, а искажения лишь немного сглаживаются сколько-нибудь научным подходом. Хотя и сама наука базируется на субъективных допущениях. Но она по меньшей мере требует определенной прозрачности и строгости умозаключений. Произвол субъективности могут сдерживать также право и мораль. Однако в иных обстоятельствах они же многократно его умножают.


Наш взгляд на угрозы, стоящие перед Россией, по своей достоверности вряд ли будут сильно отличаться от изысканий Кеннана. Но мы постараемся вывести их за рамки текущего соперничества России и Запада. Попробуем посмотреть на них с отстраненностью ученого и при этом русского человека с полной включенностью в российское общество и его культуру.


Перед Россией стоят три базовые угрозы. Их пропорции, а также восприятие обществом и элитами в разные исторические периоды различались, принимали разные формы. Но по сути оставались фундаментальными. Это своего рода суперфакторы, объединяющие множество частных и производных угроз, вызовов и опасностей. Угрозы и опыт их переживания порождают соответствующие страхи и модели поведения, которые, в свою очередь, воспроизводят сложившиеся схемы восприятия угроз. К супертройке можно отнести следующее.


Во-первых, угроза конфликтов с внешним окружением, многообразный опыт таких конфликтов и порождаемое им чувство уязвимости к внешней агрессии со стороны зарубежных государств или их союзов.


Во-вторых, угроза внутренней смуты, взрывоопасной и скоротечной разбалансировки элит, системы сдержек и противовесов с последующей волной массового повседневного насилия и отсутствия порядка.


В-третьих, угроза отсталости в организации экономики, государственного управления и политических институтов. Отсталость самого жизненного уклада, сообщающаяся с архаичностью институтов.


Все три угрозы связаны между собой. Более того, попытка справиться с одной вполне может порождать обострение другой или же все три проявляются одновременно. Они не уникальны для России, однако имеют здесь гипертрофированный характер. Угроза агрессии обострена из-за протяженности границ в комбинации с наличием «хорошо вооруженных джентльменов» по их периметру. Угроза смуты — в силу разной скорости развития институтов, перекосов модернизации, воспроизводящихся дисбалансов государственной власти, которые связаны в том числе с ее концентрацией для противодействия внешним угрозам, но в определенные моменты порождающих неустойчивость и уязвимость. Угроза отсталости — по причине масштаба и сложности российского общества, возможности его изменений «в одночасье», избыточной несвободы и при этом критической важности преодоления отсталости для сдерживания внутренних и внешних угроз. Парадоксальным образом в российской истории попытки преодолеть отсталость нередко порождали «срыв резьбы» и последующую смуту.

Время войн и революций


Исторически супертройка имела разные конфигурации. В начале ХХ в. мир стоял на пороге войны. Однако угроза прямой военной агрессии все же оставалась весьма отдаленной. Запад был разобщен. Россия могла позволить себе роскошь выбирать коалиции, играть на противоречиях и избегать войны одновременно против всех. На российскую политику большое влияние оказывали соображения престижа, а перспектива застать врага у ворот в то время просматривалась слабо. Куда как большую проблему представляла собой отсталость экономических и особенно политических институтов. На протяжении нескольких десятилетий после великих реформ Александра II российский капитализм развивался бешеными темпами. Скорость роста подстегивал колоссальный демографический потенциал, огромная энергия народа и политический запрос на модернизацию.


Тот факт, что выдержать конкуренцию во внешней политике, будучи отсталой страной, невозможно, был для российских властей очевиден. По темпам роста Россия удерживала лидирующие позиции, а заделы царской модернизации еще долго использовались и после революции 1917 года. Однако бум капитализма стремительно отрывался от развития политических институтов. И если угроза большой смуты во второй половине ХIХ века лишь набирала обороты, то в начале ХХ-го она заявила о себе уже во весь голос. Власти боялись даже минимальных изменений, не без оснований полагая, что вряд ли смогут сохранить контроль над политическим транзитом. Но выбор в пользу «стабильности» оказался фатальным. Всякий раз реформы приходилось проводить, когда было уже поздно и смута диктовала условия. В 1905 г. власть устояла. К 1917 г. супертройка угроз сошлась в одной точке: затяжная война, порождаемые отсталостью неудачи на фронте, крах политической власти под давлением застарелых проблем.


После революции Советская Россия, а затем и Советский Союз оказались в еще более сложном положении. Хотя Запад был все еще разобщен, СССР теперь представлял для него куда более серьезную угрозу. Популярность левых идей росла по экспоненте. Советский Союз превратился в серьезнейший идеологический вызов. Одно дело столкнуться с бунтарями-марксистами и левыми партиями. Совсем другое — с пусть и отсталой, но великой державой, вооруженной новой идеологией и готовой продвигать ее, поддерживая те самые партии и бунтарей по всему миру.


С крахом Российской империи закончился длительный период амбициозной, но вполне реалистичной и прагматичной внешней политики. Наступил черед политики идеологической. Для нового государства идеология представляла как возможность, так и смертельную опасность. Тем более что бум идеологий в комбинации с быстрым развитием институтов контроля начал задавать тон и на Западе. Национализм во всех его проявлениях стал не менее мощной силой, чем левые идеи. В Советском Союзе внешняя угроза местами подавалась в гипертрофированном ключе, выступая одним из источников легитимности власти. Однако новая большая война, независимо от конкретных поводов и причин, была вопросом времени. Советское руководство полностью отдавало себе в этом отчет.


В период между мировыми войнами именно военная угроза стала ключевым стимулом масштабной модернизации. СССР, семимильными шагами преодолев отсталость в целом ряде областей, добился впечатляющих результатов. Сама власть приобрела новое качество, в сравнении с которым «деспотичный царский режим» выглядел сущим вегетарианцем. Выиграв тяжелую гражданскую войну, большевики не могли избавиться от реальных и мнимых страхов контрреволюции. К этому добавилось классическое «пожирание революцией собственных детей» — внутрипартийные конфликты, концентрация, а затем и персонализация власти. Власть вполне успешно модернизировалась. Однако ее современность определялась совершенством инструментов контроля и мобилизации, способностью «надзирать и наказывать» в беспрецедентных масштабах.


Можно долго спорить о том, сумела бы царская или демократическая Россия победить в войне с нацизмом в отсутствие радикальных преобразований, которые провели коммунисты. Нам известно лишь одно — Советский Союз выстоял. Из Великой Отечественной и Второй мировой СССР вышел с разоренным хозяйством, истерзанным лишениями обществом и вместе с тем — беспрецедентно крепким, мощным и консолидированным государством. Он занял ключевые позиции в новом мировом порядке и при этом обладал несопоставимой с предыдущими эпохами промышленной и технологической базой.


Столь же несопоставимым был контроль власти над обществом, пространство личной и институциональной несвободы. Бывшие сателлиты СССР в Центральной и Восточной Европе сегодня сделали фетишем травму, полученную от «советского диктата». Для них это был внешний фактор, «деспотичный тоталитарный режим», пришедший извне. Однако травма есть и у нас. Только ее источник — собственное государство и мы сами. Потому ее признание и сама рефлексия еще долго будут большой проблемой для России. Как детям, страдавшим в свое время от побоев родителей, нам трудно смотреть на свои шрамы и проще спрятать их за достижениями и победами. Так же, как идентичность восточных европейцев перекошена в сторону «страданий от советской оккупации», и наша идентичность бежит от увечий, обретая стокгольмский синдром любви к «родителю-деспоту». Она скрывается за вполне заслуженными успехами, но тоже остается перекошенной. И старые травмы еще дадут о себе знать.

Диалектика холодной войны


В послевоенный период конфигурация супертройки вновь изменилась. Россия впервые столкнулась с консолидированным Западом, готовым сдерживать ее в военном, идеологическом и экономическом плане. «Лишь бы не было войны!» Такой лозунг, выстраданный на полях Великой Отечественной, был вполне актуальным с учетом «крестового похода» против СССР. При этом Советский Союз серьезно отставал от США и быстро восстановившейся Западной Европы по многим параметрам. И все же ему удалось совершить настоящий прорыв. Он добился паритета с Америкой в ядерной сфере и обычных вооружениях, быстро нагоняя, а порой и опережая в самых передовых военных и двойных технологиях. Советские войска поддерживали высокую степень готовности и к безъядерному конфликту. Качество жизни радикально выросло. Оно отставало от многих западных стандартов, но было несравнимо с нищетой межвоенного и послевоенного периодов. Международный авторитет СССР после войны чрезвычайно вырос.


В то же время модернизация страдала от перекоса в военную сферу. Организация экономики, отлично подходившая для «страны-крепости», давала сбои в конкуренции в гражданских областях. Советский Союз и здесь сделал большой шаг вперед. Но Запад все равно оставался далеко впереди. Коррозия отсталости проступила там, где ее ждали меньше всего. Проблемой стала и политическая система. Советская власть оказалась на развилке, к которой подошли и ее предшественники в дореволюционный период. Либо ослабить вожжи, допустить конкуренцию, оживить низовую активность, поделиться властью и ответственностью — хотя бы частично доверить ее местным органам и руководителям предприятий. Либо, наоборот, сохранять стабильность и контроль, при необходимости закручивая гайки. При внешней очевидности ответа такая дилемма сложна, ведь оба сценария чреваты серьезными рисками.


К концу 1960-х гг. попытка «демократизации» выдохлась. Власти выбрали второй путь. Брежневская стабильность считается едва ли не золотым веком советской эпохи — мощная армия, почти неизменные цены, отчеты об успехах. Но за фасадом шли другие процессы. Экономика постепенно садилась на нефтяную и газовую иглу, теряя динамизм и эффективность. Моральная деградация управляющего аппарата приводила к постепенному размыванию идеологии. Цинизм, апатия и пьянство просматривались за фасадом отчетов об успехах, притом что их немалая часть была совершенно реальной. Элита тянулась к западным «благам цивилизации». Формальная изоляция от Запада и в целом от внешнего мира сосуществовала с неформальной капитализацией ограниченного и дефицитного доступа к западным обществам. Само понятие «дефицит» буквально въелось в советскую действительность. К началу 1980-х гг. стало очевидно, что систему нужно менять. Однако момент был упущен.


Ускорение, перестройка, гласность и новое мышление Михаила Горбачёва стали попыткой переформатировать приоритеты в треугольнике угроз. На первое место ставилось преодоление нарастающей отсталости. А когда стало понятно, что реформы буксуют, приоритетом стала трансформация политической системы. Выход из холодной войны и «замирение» с Западом, по замыслу Горбачёва, должны были высвободить колоссальные ресурсы, необходимые для модернизации экономики. Горбачёв рассчитывал, что новая геополитическая реальность и снижение конфронтации даст новые возможности за счет сотрудничества с развитыми странами. Трагизм фигуры Горбачёва состоит в том, что попытка демократизации и реформ привела к распаду страны и новой смуте. С одной стороны, ему пришлось платить по счетам тех, кто застопорил реформы еще в конце 1960-х гг., предпочтя стабильность и упустив время. С другой, ответственность за происходящее пришлось взять на себя именно ему.


В провале реформ и последующем распаде СССР немалую роль сыграли элиты. Мало кто ожидал краха государства, однако в среде элит довольно быстро образовались группы, заинтересованные в капитализации и приватизации своей власти на волне нарастающей дезинтеграции. Другая часть элиты палец о палец не ударила для сохранения государства. Ни всесильный КГБ, ни огромная армия, ни всемогущая коммунистическая партия за Советский Союз бороться не стали. Сам Горбачёв наводить порядок жесткими методами не хотел и, по всей видимости, уже не мог. СССР рухнул без войны и без давления низов, фактически распустившись сверху.

Возвращение после краха


Вихрь изменений начала 1990-х гг. изменил и конфигурацию угроз. Смута и внутреннее брожение превратились в наибольшую опасность. На фоне того, что происходило с государством, об отсталости просто забыли. Рыночные реформы стали лозунгом новой власти, однако фактически речь шла о выживании и стабилизации сырьевой экономики. С идеями масштабных технологических и промышленных прорывов пришлось распрощаться. Здания заводов и НИИ превращались в рынки и торговые точки, контролируемые бандитами всех мастей. В стране шла скрытая гражданская война, в которой причудливо смешались горячие точки, криминальные разборки, теракты сепаратистов, всплески агрессии и бытового насилия. В истории России найдется мало периодов, когда внешнеполитические проблемы имели бы столь ничтожное значение с точки зрения восприятия угроз. Запад смотрел на происходящее со смесью оторопи и энтузиазма, аплодируя процессам демократизации и возвращения России в европейское сообщество. Хотя шло оно уже на маргинальных условиях, соответствующих состоянию и возможностям страны. Впрочем, отсутствие сиюминутных внешних угроз помогло Борису Ельцину консолидировать политический режим. Уже к концу 1990-х гг. наметились позитивные сдвиги. Владимир Путин добился перелома в войне на Северном Кавказе. Россия стала одним из ключевых участников борьбы с международным терроризмом. Колоссальный спад в экономике наконец-то сменился подъемом за счет благоприятной внешней конъюнктуры и роста потребления внутри страны.


Одновременно пришла в движение и конфигурация угроз. Постепенно залечивая раны, Россия стала возвращаться в мировую политику. Отношения с Западом оставались вполне конструктивными еще почти полтора десятилетия. Но взаимное отчуждение нарастало. Первым серьезным звонком стали бомбардировки Югославии силами НАТО. Российская дипломатия умело уклонилась от излишних трений с Западом — в тех условиях они были бесперспективны. Следующим звонком стала череда цветных революций, наиболее болезненной из которых была «оранжевая» на Украине. Россия вновь приняла ситуацию, но безоговорочная поддержка Западом уличных протестов и сомнительной смены власти оставила у Москвы неприятный осадок. Короткая война с Грузией и признание независимости Абхазии и Южной Осетии, в том числе со ссылкой на косовский опыт, на короткий период охладила отношения с Западом, но они довольно быстро вернулись в нормальное русло. А вот очередной кризис на Украине в 2013–2014 гг. изменил ситуацию кардинально. После крымского референдума и начала войны в Донбассе Россия и коллективный Запад вновь вошли в фазу открытого соперничества. Гонка вооружений, информационная война, санкции и ограничения вошли в повседневный обиход. И хотя открытый конфликт остается маловероятным из-за ядерного фактора, угроза военно-политической конфронтации с Западом нарастает.


К началу второго десятилетия ХХI в. Россия оказалась государством, едва ли не наиболее подготовленным к противостоянию сразу нескольким типам угроз. Внутриполитические изменения вызвали дружную критику на Западе, но серьезно осложнили возможности западных партнёров манипулировать улицей и протестом внутри страны. Армия прошла через болезненную, но в целом полезную реформу. Новые стратегические вооружения стали холодным душем для многих за рубежом. Превентивные действия в Крыму показали решимость точечно использовать силу при малейшем намеке на переход «красных линий». Операция в Сирии стала примером компактной и при этом результативной военной кампании, принесшей хорошие политические дивиденды. Россия показала себя серьезным игроком в области цифровой безопасности. Удалось продвинуться и в деле сбережения народа. В стране ощутимо сократилось пьянство, заметно снизилось насилие и смертность, подросла продолжительность жизни. Нам далеко до западных стандартов, но не каждая западная страна сталкивается со схожим клубком проблем и противоречий.


Череда «цветных революций» по-новому определила в Москве понимание угроз внутренней смуты. Теперь она связывалась с уличными протестами, прямо или косвенно координируемыми из-за рубежа. Политическая система страны стала значительно более консолидированной. Но в то же время в ней снова начала съеживаться конкуренция. Укрепление вертикали, столь необходимое после кризисного десятилетия 1990-х гг., сделало политическую систему более уязвимой в сравнении с ельцинским периодом. Система Ельцина была крайне хаотичной. Однако политическая ответственность в ней размывалась между большим числом игроков — правительством, парламентом, губернаторами, местными властями, не говоря о теневых фигурах. Такая размытость при всей внешней уродливости сообщала власти удивительную устойчивость. Ее не смогли поколебать ни сепаратизм, ни бастующие шахтеры, ни массовые митинги левых, ни усилия правых. По мере укрепления вертикали ушли хаос и постоянная турбулентность. Система приобрела благообразный и респектабельный вид. Однако концентрация власти породила новые проблемы. Теперь любой сбой на местном уровне становится проблемой центра. Немало вопросов требуют ручного управления, причем в неотложном режиме. Наряду с крупными стратегическими задачами федеральная власть вынуждена заниматься тушением пожаров. Протесты местного значения, которые в 1990-е никто бы не воспринял всерьез, сегодня вызывают куда больший резонанс. Иными словами, угроза внутренней дестабилизации до сих пор не снята.


Российские власти вновь оказываются перед развилкой. Либо отпустить ситуацию, сделать систему более конкурентной, делегировать ответственность. Либо держать ситуацию под контролем, пусть и с ущербом для эффективности, потерей обратной связи с обществом и закручиванием гаек в ответ на протесты. Решаясь на первую альтернативу, любой политик рискует повторить путь Горбачёва. Реформы и политическая либерализация легко могут сорваться в очередной хаос и смуту. Тем более с учетом соперничества с Западом. Если в смуте начала 1990-х гг. его роль была незначительной, то сегодняшняя конфронтация ставит вопросы о внешнеполитических осложнениях в случае потери управляемости. Однако решаясь на зачистку политического поля и бетонирование конкуренции, власти должны видеть тень брежневского застоя, коррупции, бессмысленной гонки вооружений, неэффективности экономики и цинизма бюрократии и общества, а также тень Николая II, так и не перехватившего инициативу изменений в свои руки.


Оба пути опасны. Решиться на первый сложнее, жить при втором, уповая на везение, несколько проще. Но передышка, судя по всему, будет лишь временной. Проблема выбора усугубляется третьей стороной треугольника — отсталостью экономики и институтов. Российские макроэкономические показатели сегодня удовлетворительны. Однако предпосылок для качественного изменения хозяйства пока нет. Было бы наивно полагать, что демократизация приведет к волшебному скачку в развитии. Но и жесткое управление вряд ли даст результат.


По всей видимости, вперед придется пробираться аккуратно, подобно саперу на минном поле. Пока ситуация не зашла в тупик. Ее можно развернуть через осторожные, но последовательные изменения. Ключевой здесь является судебная реформа. Появление и укрепление в России беспристрастной и эффективной судебной власти даст колоссальный эффект для развития. Она же будет полезна и для политической системы, огораживая ее от взрывоопасных столкновений популистов и радикалов, но при этом повышая надежность и легитимность.


Большим вопросом на будущее является и специфика нового поколения. Сегодня решения принимаются людьми, чья социализация прошла в брежневский период, с его обострением блокового противостояния. Какой будет система координат поколения, которое социализировалось в 1990-е и 2000-е? Как на него повлияет отсутствие опыта большой войны — «горячей» или холодной? Насколько вообще важной будет для него внешняя политика и международные риски? Какие стратегии управления рисками свойственны новому поколению? Какими бы ни были ответы на эти вопросы, нам придется иметь дело с извечной супертройкой. И лучше всего, чтобы с каждой из фундаментальных угроз мы встречались поочередно, а не одновременно. В противном случае мы рискуем получить новую «эпоху крайностей», а Запад — еще одну «длинную телеграмму».


Впервые опубликовано в журнале «Россия в глобальной политике».

Применение коррупции в Китае by Herschel I. Grossman & Chengze S. Fan

Однажды чиновник из Бейжинг приехал в провинцию Сичуан, и его подчиненные проконсультировали его о местных нормах принятия взяток. Ему объяснили, как часто он мог «болеть», и как часто он мог принимать приглашения на церемонии открытия, в обоих случаях он мог брать «подарки», не боясь обвинения в коррупции, до тех пор, пока он остается политически благонадежным и хорошо исполняет свои обязанности. Такие «подарки» могли соответствовать $10,000 в год, что намного больше его зарплаты.

Успеху китайских реформ за последние два десятилетия послужило превращение местных государственных чиновников из непродуктивных политических предпринимателей в продуктивных – пусть даже коррумпированных – экономических предпринимателей. Терпимость к коррупции, а также угроза наказания и избирательное приведение этой угрозы в исполнение, по-видимому, заставили местных должностных лиц поддержать реформы и, что тоже важно, послужили достижению политических целей коммунистической партии.

Почему же коррупция является полезной для экономики? Хотя китайские органы осознают эффективность рыночной экономики, они цепляются за смешанную экономику (shuang gui zhi), при которой рынки сосуществуют со старыми установками guanxi, подразумевающими распределение ресурсов через «личные контакты». При guanxi управляющие различных компаний поддерживают хорошие отношения с государственными чиновниками, а также с управляющими других фирм, для того, чтобы обеспечить снабжение ресурсами (такими как электричество, вода и т.д.), а также поставку сырья и деталей. Способность местных чиновников поддерживать систему guanxi в рабочем состоянии является критической для функционирования смешанной экономики Китая, а коррупция – это масло, которое смазывает колеса.

Почему местные чиновники становятся экономическими предпринимателями? Доходы местных чиновников являются фиксированными и не имеют никакого отношения к тому, как они исполняют свои обязанности. Более того, местным чиновникам запрещено иметь побочный доход, являясь официальными сотрудниками частных фирм. Таким образом, компании, которым нужна помощь официальных лиц, дают компенсации чиновникам за оказанную помощь в виде взяток и продвижения по службе (tanwu shouhui), а чиновники экспроприируют общественную собственность или общественные денежные средства в свою пользу (nuoyong gongkuan).

Интригует в китайской коррупции то, что она функционирует по тому же принципу, как и методы компенсации, которые применяются на западе. Коррупция, tanwu shouhui ли это или nuoyong gongkuan, смягчает проблему просчета и мониторинга экономических действий потому, что местные чиновники, которые вносят самый большой вклад в экономику, вымогают самые большие взятки или продвижение по службе или экспроприируют самую ценную общественную собственность. Компенсация, которую местные чиновники получают нечистыми способами, особенно в виде взяток, выплачивается местными фирмами, обладающими наилучшей информацией о том, насколько эффективно местные чиновники исполняют свои обязанности. Самых лучших, т.е. тех, которых можно подкупить способами, приводящими к повышению благосостояния страны, вознаграждают больше, чем других.

Почему же коррупция предпочтительнее западных методов компенсации? Здесь принимаются во внимание политические соображения. Коммунистическая пропаганда продолжает изображать каждого чиновника как беззаветного «служителя обществу». Четкая система материального стимула и вознаграждений для местных чиновников, многие из которых являются членами партии, открыто разоблачила бы эту пропаганду, которая является лицемерием.

К тому же хотя многие государственные чиновники и члены партии играют важные экономические роли в китайской смешанной экономике, многие другие, включая тех, которые имеют связи в Народной Освободительной Армии, отвечают только за политические, военные и другие некоммерческие виды деятельности. Четкая система материального стимула и вознаграждений подорвала бы политическое и социальное положение тех членов партии, которые отрезаны от экономических видов деятельности. Т.к. коммунистическая партия, как и любая другая политическая организация, является хрупкой коалицией, зависть и недовольство, особенно в армии, могли бы дестабилизировать и подорвать ее сплоченность.

Кроме того, сохранение единства, используя коррупцию в качестве компенсации, создает такую ситуацию, при которой у верхушки партии всегда «есть что-нибудь» против тех, кто по должности ниже их, что усиливает их контроль. Т.к. чиновники, занимающие высокие должности, в любое время могут обвинить в коррупции чиновников, стоящих ниже по должности, последние в благодарность предлагают стабильную политическую поддержку тем, кто стоит над ними. В этом случае коррупция служит цели партии сохранить сплоченность и абсолютную власть.

В самом деле, до недавнего времени немногие из коррумпированных чиновников были наказаны. Угрозы наказания и избирательного приведения этой угрозы в исполнение было достаточно для сохранения контроля. Конечно, местных чиновников необходимо удержать от чрезмерной коррупции, т.е. чтобы они не хватали больше, чем им полагается. Но обычно только когда политическая преданность местных чиновников ставится под сомнение, начинается расправа с коррупцией.

На 15-том Конгрессе китайской коммунистической партии, который состоялся в сентябре 1997 г., центральные органы власти признали, что смешанная экономика, несмотря на ее эффективность на начальных стадиях реформ, становится препятствием на пути к развитию. Так как роль рынка расширяется, guanxi и связующая роль местных чиновников в качестве экономических предпринимателей становятся менее важными. Коррупция теряет свою роль в качестве способа вознаграждения за экономическую деятельность и вместо этого все больше воспринимается как открытая кража.

Таким образом, кампании против коррупции становятся все более серьезными, и многие государственные чиновники находятся в тюрьме и даже казнены за коррупцию. Более того, прессу сейчас официально поощряют наблюдать за местными чиновниками и раскрывать случаи коррупции.

То, что не так давно произошло на Филиппинах и в Индонезии продемонстрировало китайским руководителям, что коррупция может тормозить экономический прогресс и порождать нестабильность. Сингапур, в котором деспотичный режим предоставляет работу высокооплачиваемым, исполнительным и неподкупным чиновникам, является привлекательной моделью, с которой Китай мог бы конкурировать. Пытаясь, однако, стать моделью для Сингапура, китайские лидеры рискуют потерять ключевой элемент в своем механизме контроля, ибо как долго они могут сохранять власть, если у них больше «нет ничего», что можно держать как меч над головой?

Ильхам Алиев ответил на вопросы в программе «60 минут» телеканала «Россия-1»

29 сентября в программе «60 минут», транслируемой по телеканалу «Россия-1», вышла в эфир передача, посвященная последним событиям на азербайджано-армянской линии соприкосновения войск.

В передаче Президент Азербайджана Ильхам Алиев и премьер-министр Армении Никол Пашинян ответили на вопросы ведущих.

Ведущий передачи первым адресовал вопросы Президенту Азербайджана Ильхаму Алиеву.

Ведущий: Спасибо, господин Президент, что согласились на это интервью. Что прямо сейчас происходит на фронте? Уже поступает информация об использовании авиации.

Президент Ильхам Алиев: На фронте ситуация напряженная. В результате армянской военной провокации, которая началась утром 27 сентября, были подвергнуты массированному артиллерийскому обстрелу населенные пункты Азербайджана и наши боевые позиции. В результате этой агрессии 11 мирных жителей Азербайджана, включая 2 детей, погибли, также есть жертвы среди военнослужащих. Мы вынуждены были дать адекватный ответ агрессору и таким образом защитить свой народ, своих людей и свою землю. Таким образом, уже третьи сутки идут ожесточенные бои, в результате которых Азербайджанская армия освободила ряд населенных пунктов от оккупации, а также заняла стратегические высоты в разных направлениях. На сегодняшний день ситуация такова, что активные боевые действия ведутся.

Ведущий: Ильхам Гейдарович, проясните нам, пожалуйста, роль Турции. Анкара официально в лице Президента и руководителей МИД заявила о том, что поможет вам на поле боя.

Президент Ильхам Алиев: Роль Турции, я считаю, носит стабилизирующий характер в регионе. Турция — наша братская страна и наш союзник. И с самого первого часа как мировая общественность узнала о том, что Армения напала на Азербайджан, Турция на уровне главы государства и других руководителей высказалась однозначно в поддержку Азербайджана, в поддержку международного права. Потому что Армения грубо нарушает международное право, оккупируя территорию Азербайджана на протяжении около 30 лет. В этом, собственно, и заключается роль Турции, больше ни в чем. Турция оказывает нам моральную поддержку, и мы благодарны турецкому руководству, Президенту и турецкому народу за солидарность и за поддержку нам. Ни в каком другом качестве Турция в данном конфликте не участвует. И все слухи о том, что Турция участвует как сторона конфликта, которые распространяются с армянской стороны, носят провокационный характер. Как это принято сейчас говорить, это фейк ньюс. Нет ни одного свидетельства участия Турции в конфликте и нет такой необходимости. Азербайджанская армия достаточно подготовлена для того, чтобы обеспечить защиту своего народа и своей территории.

Ведущий: Ильхам Гейдарович, таким образом, Вы не подтверждаете, более того, опровергаете информацию о том, что буквально час назад турецкие ВВС сбили самолет армянских ВВС. Речь шла об F-16 и Су-25.

Президент Ильхам Алиев: Мы этой информацией не владеем. Буквально недавно мне доложили о том, что такая новость появилась в информационном пространстве. Она ничем не подтверждена. Самолеты F-16 турецких ВВС никоим образом не участвуют в боевых действиях. Сегодня, знаете, с учетом современных технологий очень трудно что-то скрыть, потому что есть объективные формы наблюдения, есть спутниковые наблюдения и поэтому очень легко проверить, что это очередная провокация. Нам понятна цель армянской стороны — создавая такие ложные новости, во-первых, принизить боеспособность Азербайджанской армии, которая с честью сейчас выполняет задачу по восстановлению своей территориальной целостности, а также создать впечатление, что конфликт разрастается, в него подключаются третьи страны, и тем самым попытаться привлечь как можно больше стран для того, чтобы оправдать свою провокацию. Поэтому ответственно вам заявляю: Турция не является стороной конфликта, никоим образом в нем не участвует, и никакой необходимости в этом нет.

Ведущий: Ильхам Гейдарович, готова ли Ваша страна к движению в сторону Казанской формулы, в рамках которой Армения должна освободить несколько районов, или любой другой формулы? Что сейчас в принципе можно предпринять? Как переломить ситуацию, если конфликт в Карабахе и Карабах на протяжении аж 30 лет то горит, ну, или тлеет? Что делать?

Президент Ильхам Алиев: Вы знаете, Азербайджан всегда проявлял конструктивность на переговорном треке. И сопредседатели Минской группы, которые ответственны за посредническую миссию, это могут подтвердить. В том числе за последние два года я неоднократно и на уровне других ответственных лиц мы заявляли, что мы привержены принципам урегулирования, которые выработаны годами и которые Минская группа и ее сопредседатели считают основой для переговорного процесса. Более того, мы заявляли неоднократно в последние два года и до этого, что мы привержены и формату переговоров. Переговоры ведутся между Арменией и Азербайджаном. Есть только две стороны конфликта. Иной раз, когда говорится о конфликте, говорят все стороны. Это неправильное определение. Нет всех сторон. Есть только две — Армения и Азербайджан. Но что происходило за последние годы, после Соросовского переворота, который совершила нынешняя власть в Армении. Армянский премьер-министр публично заявляет, что Карабах – это Армения, и точка. В таком случае о каком переговорном процессе может идти речь? Ведь суть выработанных Минской группой ОБСЕ принципов заключается в том, что территории вокруг бывшей Нагорно-Карабахской автономной области должны быть переданы Азербайджану. А если он говорит, что Карабах – это Армения и вдобавок к тому, что мы должны вести переговоры с так называемым марионеточным режимом Нагорного Карабаха, тем самым пытается поломать формат переговоров, который уже существует 20 лет, так значит Армения сознательно нарушает переговорный процесс, выдвигает неприемлемые требования, и когда Минская группа уже в последнее время начинает более активно говорить о том, кто же все-таки является препятствием для урегулирования, вот делают такие провокации, как 27 сентября. А до этого 12 июля наши позиции были атакованы на государственной границе. А после этого — 23 августа, когда диверсионная группа Армении была захвачена, ее главарь был захвачен на линии соприкосновения. Все делается для того, чтобы сорвать переговорный процесс. Потом обвинить Азербайджан, потом вовлечь третьи стороны и тем самым сорвать переговорный процесс. Потому что армянская сторона хочет сохранить статус-кво. А сопредседатели Минской группы ОБСЕ в лице глав государств России, Франции и США делали неоднократные заявления о том, что статус-кво неприемлем. А это значит, что территории под оккупацией должны быть возвращены Азербайджану. Мы привержены переговорам, но с армянской стороны видим совершенно противоположные действия.

Ведущий: Скажите, пожалуйста, господин Президент, что все-таки произошло в воскресенье, что спровоцировало столь масштабное и кровопролитное противостояние?

Президент Ильхам Алиев: Вы знаете, к воскресенью, к тому, что произошло в воскресенье, Армения шла уже несколько месяцев. Если вы проследите хронологию их действий и заявлений, то отчетливо будет видно, что они шли к этой провокации сознательно. Не так давно, выступая с трибуны Генассамблеи ООН, я открыто говорил, что Армения готовится к войне и необходимо ее остановить. В июле они предприняли вооруженное нападение на наши населенные пункты на государственной границе. Это находится далеко от зоны конфликта. Тогда погиб один мирный житель и несколько военнослужащих. Столкновения длились четыре дня, и поскольку у нас не было и нет никаких военных целей на территории Армении, то как только армянские вооруженные силы были отброшены от нашей территории, по обоюдной договоренности огонь был прекращен. Затем, как я сказал, диверсионная группа проникает на нашу территорию, которая была нейтрализована. Затем армянская сторона публично, демонстративно объявляет о переселении на оккупированные территории и в наш древний азербайджанский город Шушу армян-выходцев из Ливана, что является военным преступлением. Это является нарушением Женевской конвенции. Делается это демонстративно. До этого они проводят так называемую «инаугурацию» так называемого главаря преступного Нагорно-Карабахского режима в Шуше – в древней жемчужине азербайджанской культуры. Все это сознательные провокации против нас, втягивание нас в конфликт и провоцирование на ответные действия. Мы проявляли сдержанность, конструктивность и здравый смысл, но, когда у них не получилось, они предприняли эту попытку. Более того, еще одна причина во внутриполитическом кризисе, который в Армении существует. Ведь сегодня в Армении существует режим Сороса. Переворот, который не удался в Беларуси, удался два года назад в Ереване. И сегодня руководитель Армении в лице Пашиняна – это ставленник Сороса, это человек, который сделал очень много обещаний и который не может их выполнить, и по существу страна находится в кризисе.

Таким образом, ему нужен был внешний фактор, какая-то заваруха, если можно так сказать, с тем, чтобы отвлечь внимание населения, что ему и удалось. Более того, буквально за два дня до того, как они напали на нас, в очередной раз лидер главной оппозиционной партии Армении был арестован. То есть, диктаторский, деспотичный режим Пашиняна ликвидировал все оппозиционное поле у себя в стране и сейчас демонстрирует агрессию вновь по отношению к азербайджанскому народу.

Ведущий: Ваша позиция ясна. Спасибо огромное. Если можно буквально коротко: да или нет. Есть ли на фронте прямо сейчас боевики из Сирии?

Президент Ильхам Алиев: Нет. Это очередной фейк ньюс. Никаких боевиков из Сирии нет. Нет ни одного свидетельства, ни одного доказательства. Это вброшено армянской пропагандой и циркулирует по разным сайтам и разным средствам массовой информации. Никакой необходимости в этом нет. У Азербайджана подготовленная армия, очень большой мобилизационный резерв. Буквально вчера я объявил о частичной мобилизации, мы призываем под ружье десятки тысяч резервистов, и с населением 10 миллионов против 2 миллионов у Армении у нас нет необходимости в человеческих ресурсах. Поэтому мы способны сами за себя постоять и наказать агрессора так, чтобы ему было неповадно больше даже смотреть в нашу сторону.

Ведущий: Спасибо Вам большое. Ильхам Алиев был с нами на связи из Баку. Мира Вам. До свидания

Президент Ильхам Алиев: Спасибо. До свидания.

Ведущий: Сейчас мы выходим на связь с Ереваном. К нам присоединяется лидер Армении, премьер-министр Армении Никол Пашинян. Никол Воваевич, здравствуйте. В первую очередь, мы бы хотели попросить вас прокомментировать, что прямо сейчас происходит. Приходят очень тревожные новости.

Никол Пашинян: Сегодня с утра новость в том, что Азербайджан бомбил села уже непосредственно на территории Республики Армения. А до этого 27 сентября Вооруженные сила Азербайджана начали полномасштабную военную агрессию против Нагорного Карабаха. Они уже три дня бомбят населенные пункты Нагорного Карабаха, используя артиллерию и системы залпового огня. К сожалению, у нас здесь жертвы не только среди военных, но еще и среди гражданского населения. Очень важный нюанс, что Турция фактически вовлечена в этот процесс. По нашей достоверной информации, военные инструкторы и высокопоставленные военные сейчас находятся в командных пунктах Азербайджана и местами они даже руководят военными действиями. Еще один очень важный нюанс. Уже в международной прессе было множество публикаций о том, что Турция вербует наемников на территории Сирии и перевозит в Азербайджан для участия в войне против Нагорного Карабаха и Республики Армения. Между прочим, есть информация, что уже прямо в населенных пунктах Азербайджана произошли некоторые стычки между этими наемниками и местными жителями, потому что эти наемники пытаются навести законы шариата в этих селах, и они заходят в магазины и требуют, чтобы эти магазины прекратили продажу алкогольных изделий и т.д. и т.п.

Ведущий: Скажите, пожалуйста, господин Пашинян, только что пришла новость о том, что турецкий F-16 сбил Су-25 армянских ВВС. Причем новость пришла со ссылкой на минобороны Армении. Пилот погиб. Известно ли вам об этой информации? Что это может означать, если уже в небе сталкиваются самолеты Армении и Турции?

Никол Пашинян: Это уже состоявшийся факт и это еще одно доказательство того, о чем я говорил. Вы знаете, это очевидно, что сейчас и Армения, и армяне Нагорного Карабаха находятся под непосредственной угрозой Турции. Турция, по нашей информации, ищет повод для более широкого вовлечения в этот конфликт. Они, по нашей информации, ищут повод, чтобы привести свои войска в Нахчыван. Это азербайджанский анклав, граничащий с Турцией, Арменией и Ираном. Хотя у нас здесь информация, что там уже присутствуют некоторые подразделения турецкой армии. Вообще, в этом никакого секрета. Потому что с августа турецкие войска уже находятся в Азербайджане. Они начали совместные военные учения, и эта война началась как продолжение этих военных учений.

Ведущий: Николай Воваевич, сейчас уже многие эксперты достаточно жестко формулируют и объясняют все, что сейчас происходит в Нагорном Карабахе. Звучит слово война. Насколько корректно, уместно использовать это слово и можно ли хоть что-то сейчас предпринять для того, чтобы и прекратить кровопролитие, и остановить огонь?

Никол Пашинян: Ну это, конечно же, корректная формулировка. Потому что идет война. Есть очень много разрушений, жертв и вовлечено огромное число военнослужащих, и это для нас очень важный нюанс. Как вы знаете, в начале ХХ века произошел первый геноцид ХХ века. Это произошло в Оттоманской империи, и жертвой этого геноцида пал армянский народ. Поэтому все мы воспринимаем как экзистенциальную угрозу для нашего народа. Фактически мы воспринимаем это как войну, которая была объявлена армянскому народу. Наш народ просто сейчас вынужден использовать право на самооборону. Что можно делать? Международное сообщество должно решительно осудить агрессивные действия и агрессию Азербайджана, осудить действия Турции. Потребовать, чтобы Турция вообще вышла с этого региона, потому что военное присутствие Турции на Южном Кавказе ничего хорошего не обещает. Это может привести к дальнейшей эскалации и увеличению масштаба этих военных действий, этой войны. Сейчас международное сообщество должно принять конкретные усилия, чтобы заставить Турцию выйти из Южного Кавказа и заставить Азербайджан прекратить агрессию и агрессивные действия, военные действия.

Ведущий: Господин премьер-министр, не будем вас больше задерживать. Знаем, что вам нужно бежать на совещание с военными. Очень короткий вопрос: какие переговорные форматы сейчас могут сработать? Или все прежние договоренности уже отброшены в прошлое? Условно говоря, Казанский формат, по которому вы должны освободить несколько районов, эти все договоренности стерты, или еще возможно по ним двигаться?

Никол Пашинян: Вы знаете, что касается переговорного формата, то мы представляем, что переговорный процесс должен продолжаться там, где он и начался. Это сопредседательство Минской группы ОБСЕ. Что касается конкретных переговоров, для переговоров нужно иметь соответствующую атмосферу. Очень трудно говорить о переговорах, особенно об их содержании, когда идут конкретные военные действия. Прежде всего нужно остановить насилие, и нужно констатировать, и Азербайджан должен принять эту формулу, что нет военного решения для нагорно-карабахской проблемы. Ведь эта война не началась с нуля. В течение долгого времени азербайджанское правительство развивает риторику ненависти против армян и в течение долгого времени угрожает, вопреки международным призывам, что собирается решать нагорно-карабахский вопрос военным путем. Я надеюсь, что хотя бы эти события и та ситуация, которую мы сейчас имеем, убедят Азербайджан, что нет военного решения для нагорно-карабахского конфликта. Потому что вооруженные силы Азербайджана провалили решение задачи, как мне думается, военно-политического руководства и не смогли достичь никакого успеха в военном смысле на фронте. То есть, они не смогли решить свою задачу. Я надеюсь, что это убедит Азербайджан, что нет военного решения этому конфликту. Есть только мирное и переговорное решение для нагорно-карабахского конфликта, и любое решение должно быть приемлемым не только для Азербайджана, но и для Армении, Нагорного Карабаха. Ведь, я хочу констатировать, что когда я стал премьер-министром, я предлагал и продолжал предлагать конкретную формулу для решения этого конфликта, что любое решение должно быть приемлемым для Армении, Нагорного Карабаха и Азербайджана. Напоминание стран не имеет никакого значения, я имею в виду, что это решение в равной степени должно быть приемлемым. К сожалению, правительство Азербайджана, Президент Азербайджана хотят достичь такого решения, которое будет приемлемо только для Азербайджана. Это невозможно. Нужен компромисс, и для компромисса нужна атмосфера, и для этого Азербайджан должен немедленно прекратить агрессию против Нагорного Карабаха и Армении, потому что это Азербайджан начал, между прочим, и это была заранее спланированная операция, и нет никаких сомнений, что эта операция была спланирована во время военных учений совместно с турецкими вооруженными силами. Спасибо.

Ведущий: Спасибо вам большое. Давайте исходить из того, что вариант должен быть в самом деле приемлемым и для Армении и, разумеется, для Азербайджана. Никакого военного способа разрешить этот конфликт не существует. Только политика и дипломатический путь. Спасибо.

X X X

До настоящего времени неоднократно попадающий в неприятное положение, выступая перед международной общественностью, Никол Пашинян и на сей раз не нарушил традицию. Оказавшись беспомощным перед вопросами ведущих передачи, премьер-министр Армении в выступлении вновь говорил ложь и домыслы, не приведя ни единого факта.

Затем в обсуждениях приняли участие политические и военные эксперты.

Главный редактор журнала «Национальная оборона» Игорь Коротченко:

  • Я внимательно прослушал выступления лидеров Азербайджана и Армении. Безусловно, четкое, абсолютно логичное, выверенное и последовательное выступление Ильхама Алиева. Это — школа МГИМО. МГИМО готовит действительно великие кадры. Теперь по сути сказанного. Президент Ильхам Алиев прав, абсолютно справедливо сказав, что при современном уровне развития технологий разведки — спутниковой, электронной, агентурной — невозможно скрыть факт того, что если на территорию Азербайджана действительно были бы переброшены турецкие истребители, это вскрывается элементарно любой страной, которая имеет спутниковую разведку. А сегодня район Нагорного Карабаха находится под плотным наблюдением всех ведущих стран мира. Хотел бы зафиксировать внимание коллег на следующем. Все мы приверженцы международного права. С точки зрения норм международного права сегодня боевые действия ведутся на территории Азербайджана, между Вооруженными силами Азербайджана и армянскими воинскими формированиями.

деспотических режимов — новый глобальный конкурент, с которым придется считаться

Международный

Апологеты автократии оптимистичны, поскольку могущественные демократии во всем мире деформированы и отягощены. Новые деспотии должны разбудить демократов повсюду, пишет Джон Кин из Сиднейского университета

.

Три десятилетия назад демократия казалась благословенной.Сила людей имела значение. Общественное сопротивление произволу изменило мир. Военные диктатуры рухнули. Апартеид был свергнут. Советская империя распалась. Были бархатные революции, за которыми последовали тюльпановая, розовая и оранжевая революции.

Теперь все по-другому. В Беларуси, Боливии, Мьянме, Гонконге и других странах граждан арестовывают, заключают в тюрьму, избивают и казнят. В других странах демократы отстают, опасаясь, что страны высшей лиги, такие как Индия, Соединенные Штаты, Великобритания, Южная Африка и Бразилия, скатываются к пропасти из-за усиливающегося социального неравенства, недовольства граждан и гниения безответственного управления. учреждения.

Это еще не все. Уныние усугубляется растущим осознанием того, что страны с разделяющей властью мониторинговые демократии в настоящее время сталкиваются с новым глобальным конкурентом: деспотическими режимами, такими как Турция, Россия, ОАЭ, Иран и Китай, чья политическая архитектура сверху вниз и хитрые попытки завоевать верность своих подданных не похожа ни на что, известное ранее современному миру.

Публичные апологеты этих режимов настроены оптимистично. Они деловито осуждают «Саммит за демократию» президента США Джо Байдена 2021 года как противоречивую американскую попытку разделить мир в свою пользу.Китайские критики особенно язвительны в своих нападках на «либеральную демократию» в американском стиле. Белая книга, недавно опубликованная Информационным бюро Государственного совета Китая, восхваляет материальные успехи «общепроцедурной народной демократии» в стране. Ученый Су Чанхэ говорит, что ключевым приоритетом является «разорвать язык западной демократии» и разоблачить ее «социальные разногласия, этнические противоречия, политические раздоры, бесконечную политическую нестабильность и слабые и немощные правительства».

Самый известный китайский писатель-фантаст Лю Цысинь излагает вещи более резко.«Если бы Китай превратился в демократию, это был бы ад на земле», — говорит он, и эта провокация вновь появляется в сцене ближе к концу его трилогии-бестселлера «Воспоминания о прошлом Земли». В нем описываются бедствия, вызванные вторжением на планету Земля инопланетного вида, который изолирует большую часть населения нашей планеты на австралийском континенте. «Общество переселенцев претерпело глубокие изменения, — пишет он. «Люди поняли, что на этом многолюдном, голодном континенте демократия страшнее деспотии.Все жаждали порядка и сильного правительства».

Сверхмощное правительство, санкционированное «народом», — это именно то, что предлагают правители нового поколения деспотий, которые доказывают свою практическую альтернативу политикам с разделением власти. Этих правителей воодушевляет чувство их подданных, что западная демократия разваливается. Отсюда их искушение противостоять этим демократиям, бросить им вызов в глобальном масштабе, как это сделали сто лет назад диктатуры, монархии и тоталитарные режимы, окружавшие парламентские демократии.

Эти новые деспотии не следует путать с фашизмом или тоталитаризмом 20 века, со старомодными тираниями или военными диктатурами. И они не являются «автократиями», если под этим словом подразумевать тип правления, при котором один правитель насильственно господствует над королевством.

Деспотизм — это, скорее, новый тип сильного государства, форма «фантомной демократии», возглавляемая правителями, умеющими манипулировать людьми и вмешиваться в их жизнь, заручаться их поддержкой и завоевывать их конформизм.

Деспотизм создает отношения зависимости сверху донизу, смазанные богатством, деньгами, законом, выборами и разговорами о защите «народа» и «нации» (в местных языках эти фразы часто взаимозаменяемы) от «внутренних подрывников» и «внешних врагов».

Деспотизм – это нисходящая пирамида манипулятивной власти. Они также представляют собой крайне неравноправные формы государственного капитализма, но было бы ошибкой полагать, что они основаны просто на репрессиях и грубой силе.Деспоты на практике стремятся научиться искусству ловкого управления.

Они делают больше, чем повторяют мантру «народного суверенитета»: их лидеры используют агентства по изучению общественного мнения, аналитические центры, избирательные кампании, форумы счастья, группы обратной связи по политическим вопросам, онлайн-слушания и другие детекторы раннего предупреждения. Правители новых деспотий — перфекционисты обмана и обольщения. Они делают все возможное, чтобы замаскировать насилие, которое они применяют против тех, кто отказывается подчиняться.

Используя комбинацию хитрых средств, в том числе калиброванное принуждение, замаскированное балаклавами, им удается завоевать лояльность слоев среднего класса, квалифицированных и неквалифицированных рабочих и бедняков. Деспотизмы — это жесткие правительства в мягкой бархатной форме. Они неустанно работают, чтобы заманить своих подданных в подчинение. Добровольное рабство — их конек. И охотятся стаями. Новые деспотии, возглавляемые глобально возрождающимся Китаем и воинственной Россией, умеют ориентироваться в многосторонних институтах, чтобы завоевывать деловых партнеров и заключать военные сделки далеко за пределами государств, которыми они управляют.

В то время как Эрдоган, Путин, Лукашенко и другие новые деспоты утверждают, что практикуют свои собственные формы «демократии», основанные на авторитете «народа», они не питают любви к свободным выборам и общественным институтам наблюдательной демократии. Они могут быть безжалостными и мстительными, но не слепо безрассудными. Они часто обращают пристальное внимание на детали, ловко вмешиваются в жизнь людей, стоят над ними, а иногда запугивают и заставляют подчиняться.

Таким образом, общественная поддержка, которой пользуются правители, удивительна, особенно если учесть, что в деспотиях доминируют крупные полигархи, богатые правительственные и бизнес-магнаты, которые концентрируют ошеломляющие суммы богатства в своих руках, а внутри семейных династий они контролируют и защищают.

Демократии, такие как Великобритания, Испания, Южная Африка и самая могущественная из них, Соединенные Штаты, так же извращены и отягощены огромным неравенством в богатстве и жизненных шансах.

В наступающем году мы, вероятно, услышим много экстравагантных разговоров об эпохальной битве между «самодержавием» и «демократией». Риторика донкихотская. Он маскирует более грязные реалии. Подумайте о том, как новый вид «капитализма наблюдения», управляемый гигантскими поддерживаемыми государством корпорациями по сбору данных, колонизирует, манипулирует и меняет личную жизнь многих миллионов людей ради прибыли и власти.Или как популисты и избранные популистские правительства в таких странах, как Индия и Соединенные Штаты, которые считаются крупнейшими и старейшими демократиями в мире, потенциально являются агентами деспотизма.

Подпитываемые недовольством граждан и пожертвованиями крупного бизнеса, популисты от имени «народа» распространяют дезинформацию, нападают на независимые суды, дискредитируют экспертов и «пресситуток» (слово Нарендры Моди для журналистских расследований) и укрепляют исполнительную власть. Во время выборов популисты обещают искупление для всех.На практике, с помощью темных денег, лоббирования, покровительства и более тесных связей между правительством, лояльными журналистами и корпоративным миром, они работают над разрушением демократии в пользу нисходящего правления немногих из многих.

Этим и другими способами демократии служат инкубаторами деспотизма. Если также принять во внимание, что демократии и деспотии переплетены и совместно сотрудничают в таких областях, как проекты транспортной инфраструктуры, банковское дело и сделки с оружием, должно быть ясно, что принципы и практика конституционных демократий с разделением власти, какими мы их знаем с тех пор 1940-х годов, сегодня угрожают не только внешние политические соперники.

Опыт Венгрии, Казахстана, России и Турции — и это лишь самые известные недавние случаи — показывает, что переход от некой демократии с разделением власти к деспотизму может произойти быстро, немногим более чем за десятилетие. Эти случаи служат предупреждением о том, что дух и сущность наблюдательной демократии можно задушить через черный ход, исподтишка, шаг за шагом, используя методы, очень похожие на те, что используются в Китае, России, Иране, Саудовской Аравии. и в других местах.Эти новые деспотии должны пробудить демократов повсюду.

Первоначально опубликовано на сайте Creative Commons компанией 360info™.

Джон Кин — профессор политологии Сиднейского университета и WZB (Берлин). Он известен во всем мире своим творческим мышлением о политике и демократии и является автором многих выдающихся книг, в том числе «Жизнь и смерть демократии» (2009 г.), «Демократия и упадок СМИ» (2013 г.), «Когда деревья падают», «Обезьяны разбегаются» (2017 г.) Новый деспотизм (2020).Он был номинирован на премию Бальзана 2021 года и премию Хольберга за выдающийся глобальный вклад в гуманитарные науки. Его последняя книга «Кратчайшая история демократии» опубликована в начале 2022 года.

Возрождение деспотических режимов | by dr.max

Когда я был молод, вырос на Гаити Дювалье, я никогда не понимал, что у нас есть деспот, правящий страной. Вы могли бы простить мою наивность моим юным возрастом; но также и потому, что, хотя кое-где появляются указания на то, что назначение Жан-Клода Дювалье «пожизненным президентом» кажется из ряда вон выходящим, в Порт-о-Пренсе никто, казалось, не возражал, и жизнь продолжалась.

Так было до революции 1986 года, когда из ниоткуда тысячи историй о злоупотреблении властью, широко распространенной коррупции и преступлениях всплывали в каждом разговоре. Революция была кровавой, и друзья, с которыми я вырос и которых я знал как хороших людей, вдруг стали врагами…

Народ, охваченный все более разгорающимся всепожирающим огнем революции, мстил ополченцам, которых режим нанял стал его оплотом. Через несколько месяцев Дювалье и его семья бежали из страны, оставив нам бардак, на стабилизацию которого ушли десятилетия  — если можно считать нынешнее положение дел стабильным.

Жизнь после нашей второй революции перешла для меня в самую стабильную из существующих форм правления. Я переехал в Соединенные Штаты, чтобы учиться в колледже. Это была страна, хотя и несовершенная, я был убежден, что она предлагала самую устоявшуюся и справедливую демократию. Это мнение было не только тем, что мой отец часто восхвалял, но и тем, что я мог легко вывести, наблюдая за распадом Советского Союза, воссоединением Германии и поразительным размахом и свободой прессы в ее границах.

Я помню, как вся наша семья собралась ночью у телевизора в 1986 году, чтобы посмотреть CNN, чтобы узнать «настоящие» новости о том, когда Дювалье уедет. CNN знал, что происходит менее чем в пяти милях от моего дома и на всем пути от их штаб-квартиры в Атланте.

Это была информация, на которую мы могли положиться. Это было честно, непредвзято и распространялось в режиме реального времени с видео и аудио, чего не мог предложить наш собственный национальный новостной канал. Конечно, это было на пороге появления Интернета, и сегодня Twitter может быть лучшим каналом для таких текущих событий.

Какой смысл мне вспоминать такие прошлые воспоминания и бурное время в стране моего рождения и моей юности. Ну, это просто потому, что я всегда думал, что больше не увижу такой революции в своей жизни. Я никогда не думал, что в мире снова будут все больше доминировать деспотические режимы… Мы, как вид, поняли это, переросли этот авторитарный стиль правления.

Соединенные Штаты были сияющим городом на холме, отбрасывавшим свои образцовые тени на весь мир.Конечно, люди жаловались на западный империализм, но люди жалуются на все подряд, и большинство конкретных недовольств не могут быть полностью обоснованы и, следовательно, никогда не воспринимаются всерьез.

В конце концов, система США победила коммунизм, и с Рейганом, Клинтоном и даже Бушем у нас были достойные президенты, вовсе не идеальные, но президенты, которые хотели распространить демократию по всему миру. Они представляли людей и делали все возможное, чтобы направить первоначальный гений Вашингтона, Джефферсона, Адамса, Гамильтона и Мэддисона.

Это была страна Авраама Линкольна. Хотя это и не всегда было справедливо по отношению ко всем, он пытался жить в соответствии с прекрасными идеалами, написанными вслед за Статуей Свободы и бессмертной декларацией Джефферсона. Земля свободы, свободы и стремления к счастью.

К сожалению, сегодня все это уже не так. У нас есть президент, который сочувствует людям, пытающимся сохранить жизнь худшему злу, которое мы когда-либо видели в истории человечества. Президент, который двусмысленно приравнивает ККК к людям, выступающим против того, что я считал умирающей идеологией.Президент, объявивший войну моему надежному новостному каналу с Юга, всем новостям и авторитетам, которые не согласны с его извращенными нарциссическими методами.

Хотя на поверхности можно было бы простить мысль: ну, наконец-то в США появился деспот, как и все мы. Потребовалось 45 попыток, но со временем это должно было случиться. Проблема в том, что это происходит в то время в мировой истории, когда Соединенные Штаты являются единственной сверхдержавой (военной и экономической), а остальной мир все еще смотрит на нас в поисках направлений.

Дональд Трамп воодушевил каждого деспота и хочет быть деспотом во всем мире. Будь то Ким Чен Ын в Северной Корее, Дутерте на Филиппинах, Мадуро в Венесуэле или Путин в России, ничто не остановит амбиций людей, опьяненных властью, которые верят, что только они могут решить проблемы, стоящие перед их страной и преследующие их народ. .

Забудьте о том, что Трамп пытается показать видимость оппозиции некоторым из этих лидеров, это еще одна ложь; однако мы знаем, что в глубине души все эти лидеры — одни и те же.Все жаждут власти и самовозвеличивания. По определению, все они по-своему: диктаторы.

И хотя жизнь будет продолжаться так же, как когда я был на Гаити во времена Дювалье, истинная реальность и уродливая неразбериха откроются миру только тогда, когда революция уберет эти авторитарные режимы с поля зрения, а люди возьмутся за улицы и, возможно, кровавые сражения, чтобы раскрыть ужасы, скрывающиеся за завесой лжи, ослепляющей многих.

Новые взгляды на самодержавие из исторических архивов | Новости

«Существует стереотип диктатуры, когда все решает один человек, но политика в авторитарном режиме не всегда так работает, — говорит Эмилия Симисон, шестой курс доктора политических наук.С 2015 года Симисон может получить доступ и изучить документы, в которых рассказывается о законотворческой машине некоторых из самых печально известных диктатур прошлого века. Ее анализ этих объемных материалов показывает, что автократии обычно не следуют единой модели «сильного человека», а некоторые даже оставляют место для оппозиционных групп и законодательных органов.

«Я хочу понять, чем автократии отличаются от демократий, внимательно изучив процесс разработки политики внутри диктатур и определив, меняется ли эта политика, и если да, то как, когда режим становится демократическим», — говорит Симисон.

Изучая ранее недоступные, рассекреченные архивы, а также обширные общедоступные базы данных, Симисон создает новую и, возможно, противоречивую картину того, как функционировали авторитарные режимы — от франкистской Испании до более поздних диктатур в Бразилии и Аргентине.

«Мы ожидаем, что в демократиях политика будет другой, потому что у нас есть выборы, на которых люди голосуют за тех, кто предлагает политическую экономию, которую они хотят», — говорит Симисон. Но Симисон считает, что когда автократия уступает место демократии, изменение политики не происходит автоматически.

«Мое исследование имеет последствия для реальной жизни, — говорит она. «Если мы знаем, что будет по-другому, а что нет, мы сможем построить реалистичные ожидания в наших демократических правительствах, активировав правильные механизмы для проведения необходимой нам политики, например, направленной на сокращение неравенства и улучшение предоставления общественных благ. ».

Бурные времена в Аргентине

Уроженец Аргентины Симисон вырос среди политических потрясений и стал свидетелем разрушительных последствий как военного правления, так и нестабильной демократии.Одно из ее самых ранних воспоминаний относится к 2001 году, когда она училась в начальной школе: «Страна переживала огромный экономический кризис, а в Буэнос-Айресе была паника и мародерство, потому что полки магазинов были пусты, а полиция избивала демонстрантов на улицах, — вспоминает она. Подростком она сама участвовала в акциях протеста.

Под влиянием травмирующей истории своей страны и продолжающейся борьбы Симисон решила изучать политологию в Университете Буэнос-Айреса. Помогая одному из своих профессоров написать книгу по истории, Симисон поняла, что у нее есть дар и страсть к исследованиям, и сразу после получения степени бакалавра приступила к магистерской программе по политологии в Университете Торкуато-ди-Телла.

Затем представилась возможность, изменившая жизнь: «Мой советник сказал мне, что недавно было обнаружено безумное количество документов одной из аргентинских диктатур, и пригласил меня помочь в их изучении», — говорит Симисон. «Мы были одними из первых, кто получил доступ к этим записям».

Симисон и этот профессор, Алехандро Бонвекки, просмотрели подробные записи, документирующие el Proceso, военную хунту, правившую Аргентиной с 1976 по 1983 год, жестокое правительство, печально известное пытками и убийствами граждан.Этот режим создал законодательный орган, составленный из представителей различных родов войск, «но история этого конгресса была стерта», — говорит Симисон. «В школе нас учили только тому, что все решения принимала хунта». Однако архивы доказали обратное.

«Записи показали, что этот конгресс играл важную роль в формировании государственной политики во время диктатуры, предлагал поправки к законопроектам, поддержанным хунтой, и наносил некоторые законодательные поражения», — говорит Симисон. Статья, описывающая это разделение законодательной власти, была опубликована в Comparative Politics в 2017 году.

Исторические данные могут пролить свет на политическую машину режимов, которые были окутаны тайной, понял Симисон, и еще многое предстоит исследовать — в Аргентине и других местах. Она решила углубить свои знания в области исторического анализа и направилась в Массачусетский технологический институт, где, как она полагала, обучение строгим количественным методам позволит ей «задавать действительно интересные вопросы».

Деспоты и законодательные органы

Симисон быстро нашла интересные темы для изучения, когда начала учиться в докторантуре.Она начала изучать СМИ и другие сообщения о бразильской диктатуре, правившей с 1964 по 1985 год. «Военные создали двухпартийную систему с проправительственными и оппозиционными партиями, — говорит она. Ее исследование, в котором применялось машинное обучение для классификации законопроектов по политическим темам, показало, что проправительственная партия ограничивалась предложением законов по местным вопросам, а «оппозиционная партия вносила законопроекты по выходящим за рамки общенациональным темам, которые, как правило, не учитывали». проходить.»

Ее диссертация возникла на основе обзора исторических записей об этой бразильской диктатуре и об аргентинской автократии el Proceso.Под руководством научного руководителя Бена Росса Шнайдера, международного профессора политологии Форда и эксперта по экономике и политике в Латинской Америке, Симисон сосредоточился на эволюции и влиянии политики, проводимой во время и после этих двух режимов.

Одна важная область политики связана с законами о финансировании. Симисон обнаружил, что при обоих режимах банковская власть прислушивалась к лидерам хунты и законодателям, влияя на политику, которая оставалась в силе даже после падения режимов. Иногда могли возникать разногласия: например, она нашла письма от бразильских ассоциаций арендаторов, жалующихся на несправедливость в банковской системе.Тем не менее, финансовые правила остались нетронутыми. «Люди, представляющие банки, всегда там, будь то демократия или диктатура», — говорит она.

Напротив, политика, касающаяся здравоохранения, образования и жилья, вызвала огромный интерес после смены режима, особенно в Аргентине, и претерпела значительные изменения. «В демократиях, где есть пространство для мобилизации людей, где выборы проходят на конкурентной основе, люди будут требовать улучшений в вопросах, которые их глубоко волнуют, таких как высокая арендная плата, и получать лучшую политику от своих избранных должностных лиц.”
 
Завершая работу над диссертацией, Симисон сотрудничает с учеными из Аргентины и других латиноамериканских стран, чтобы раскрыть и детализировать механизмы формирования политики дополнительных авторитарных правительств, судьбу создаваемого ими законодательства, а также то, способствует или мешает эта политика социальные и экономические интересы своих граждан.

Это работа, считает Симисон, которая будет и впредь приносить важные идеи тем, кто занимается укреплением демократии.Возможно, лучшее понимание того, как авторитарные правительства создают небольшие возможности для разработки политики посредством законодательства, может пролить свет на то, «что можно сделать в авторитарных режимах для продвижения демократизации», — говорит она. Точно так же важно определить, что требуется в поставторитарных демократиях для достижения значимых изменений в политике. «В то время, когда некоторые демократии отступают, — говорит Симисон, — мы должны знать, чего ожидать от демократии, и изучать механизмы, с помощью которых мы можем добиться желаемого.

Читайте в новостях Массачусетского технологического института.

Trillanes: арест Рессы разоблачает «деспотический режим» Дутерте

Сенатор-оппозиционер Антонио Трилланес IV беседует с журналистами у своего офиса в Сенате. Фотография сделана 25 сентября 2018 года. ДОПОЛНИТЕЛЬНОЕ ОБОРУДОВАНИЕ

.

МАНИЛА, Филиппины — Арест исполнительного директора Rappler Марии Рессы за киберклевету доказывает «деспотический режим» президента Родриго Дутерте, заявил в четверг сенатор от оппозиции Антонио Трилланес IV.

«Я решительно осуждаю последние попытки Дутерте преследовать независимую журналистку Марию Рессу.Этот шаг разоблачает его деспотичный режим и его страх перед ответственностью», — говорится в заявлении Трилланеса.

Рапплер и Ресса критиковали администрацию Дутерте и ее противоречивую политику.

После ареста Рессы сенатор, убежденный критик Дутерте, призвал общественность выступить за свободу прессы.

ПРОЧИТАЙТЕ: ВЗГЛЯД: Внедорожник, который возбудил иск о клевете против Rappler

«Мы должны объединиться и отстаивать свободу прессы в эти трудные времена, когда Дутерте систематически разрушает нашу демократию», — сказал он.

Ресса была арестована в среду агентами Национального бюро расследований (НБР).

ПРОЧИТАЙТЕ: Мария Ресса из Rappler арестована за киберклевету

Министерство юстиции ранее одобрило подачу иска о киберклевете против Рессы в связи с жалобой, поданной бизнесменом Вильфредо Кенгом.

ПРОЧИТАЙТЕ: Министерство юстиции разрешает подать иск о киберклевете против Рессы из Rappler, репортера

Дело было основано на статье Rappler под названием «CJ использует внедорожники скандального бизнесмена», опубликованной в 2012 году.«CJ», о котором идет речь в статье, был покойным председателем Верховного суда Ренато Короной, который в то время находился на процессе по делу об импичменте.

Малакананг сказал, что арест Рессы был «абсолютно не связан» со свободой слова, но с ее «вероятным нарушением законов страны». /cbb

СВЯЗАННЫЕ ИСТОРИИ:
Сплетник по делу Марии Рессы: нелепо, безосновательно
Международные группы прессы: Обвинения против Рессы «политически мотивированы»

Подпишитесь на нашу ежедневную рассылку

Читать дальше

Не пропустите последние новости и информацию.

Подпишитесь на INQUIRER PLUS, чтобы получить доступ к The Philippine Daily Inquirer и другим более чем 70 изданиям, делиться до 5 гаджетов, слушать новости, скачивать уже в 4 утра и делиться статьями в социальных сетях. Звоните 896 6000.

Для обратной связи, жалоб или запросов, свяжитесь с нами.

Имеет ли значение, что Дональд Трамп поддерживает арабских деспотов? — Центр Ближнего Востока Карнеги

Надя Лейла Айссауи | Алжирско-французский социолог

Сегодня в Алжире и в большинстве арабских стран растет убеждение, что большинство западных акторов — европейцев, американцев или россиян — по разным причинам выступают против политических изменений, которые могут угрожать существующим режимам, даже если они не заявляют об этом .

Что характерно для президента Дональда Трампа, так это то, что в отличие от европейцев и бывших президентов США, которые ссылались на демократию и права человека в своих речах и иногда принимали их во внимание при решении конкретных вопросов, он без проблем заявляет о своей поддержке деспотических режимов. В этом смысле он ближе к российским позициям на Ближнем Востоке, чем к традиционным «декларируемым» западным, которые раньше обусловливали поддержку какими-то реформами или улучшением прав человека.

Однако люди уже не пугаются, когда узнают, что Трамп поддерживает режим, против которого они восстают. Это относится к Алжиру и, думаю, также к Судану. С миллионами людей, еженедельно выходящими на улицы, возникает новое ощущение баланса сил, и позиция Трампа, похоже, не сильно на это влияет. Это, конечно, до тех пор, пока противостояние остается мирным. В случае насильственных столкновений, как в Ливии в 2011 году, расчеты другие из-за необходимости поставок оружия и резолюций Совета Безопасности ООН или блокирования таких резолюций.

Эми Хоторн | Заместитель директора по исследованиям Проекта ближневосточной демократии

арабским автократам нужно больше, чем одобрение Дональда Трампа, чтобы остаться у власти. Как и авторитарные власти в других местах, они в основном полагаются на внутренние инструменты. К ним относятся контроль над вооруженными силами и полицией для подавления инакомыслия; над средствами массовой информации и системой образования для формирования общественного мнения; и из-за государственных ресурсов для финансирования коррупционных сетей. Они также знают, как использовать угрозы безопасности и социальные разногласия, чтобы оправдать необходимость «порядка» и внушить достаточный страх или апатию, чтобы удержать большинство граждан от восстания.Тем не менее, поддержка президента США является ценным дополнением, предоставляя диктаторам глобальную легитимность и дипломатическую передышку, международное финансирование и оружие, которое может позволить им пережить свой естественный срок годности.

90 004 американца, которые считают откровенную и беззастенчивую поддержку Трампом авторитарных союзников, таких как Мохаммед бин Салман из Саудовской Аравии, шокирующим уходом, не уделяют должного внимания роли США в арабском мире. Под резким стилем Трампа скрывается политика его администрации по отношению к арабским автократическим союзникам, которая соответствует политике любого Белого дома со времен холодной войны.Недавние предшественники Трампа могли использовать более возвышенную риторику, чтобы оправдать то, что интересы безопасности ставятся выше демократических ценностей, затыкать нос, поддерживая диктаторов, или даже иногда поднимать проблемы с правами человека — на полях. Но, как и Трамп, они поддерживали проамериканских диктаторов в политическом, экономическом плане и в сфере безопасности, не привязывая к ним условий реальной демократии. Эта поддержка способствовала долговечности их режимов. Несмотря на грубость подхода Трампа, его администрация продолжает, не разрывая, длинную политику U.С. традиции на Ближнем Востоке.

Амр Хамзави | Старший научный сотрудник Центра демократии, развития и верховенства права Института международных исследований Фримена Спольи Стэнфордского университета

Мой ответ — провокационное «нет».

Стойкость деспотизма и провал демократических преобразований в ряде арабских стран являются следствием внутренних причин. В Саудовской Аравии и Египте арабские граждане были лишены свободы либо потому, что репрессивные государственные институты держали их в узде, либо потому, что страх нестабильности и угроза гражданской войны заставили их предпочесть деспотизм хаотичным демократическим преобразованиям.

В Сирии то, что началось в 2011 году как демократическое восстание, быстро переросло в уродливую гражданскую войну перед лицом жестокости режима Асада и сопоставимой жестокости террористических групп. Одобрение арабских деспотов администрациями США (в Саудовской Аравии и Египте) или его отсутствие (как в Сирии) не изменило наиболее трагического хода событий. Казни противников режима в Саудовской Аравии происходили как при администрации Обамы, так и при администрации Трампа, на фоне неодобрения Барака Обамы и молчаливого согласия Дональда Трампа.Режим Абдель-Фаттаха ас-Сиси в Египте принял недемократические законы, а также конституционные поправки как в годы правления Обамы, так и при поддержке администрации Трампа. В Сирии ни предостережение Обамы против применения режимом химического оружия, ни озвученный план администрации Трампа по выводу американских войск существенно не повлияли на судьбу сирийцев.

В других случаях, как показали совсем недавно протесты в Алжире и Судане, поддержка арабских деспотов со стороны У.администрации С. не препятствовали отстранению их от власти. Точно так же выживание тунисского демократического эксперимента, начавшегося в 2011 году, связано с внутренними факторами и бросило вызов враждебной региональной среде и безразличию международных акторов, включая вялую позицию Соединенных Штатов.

Арабские политические реалии — это локальные явления, обусловленные внутренними факторами. Внешние факторы, включая американскую политику, имеют второстепенное значение. Эта реальность применима к поддержке президентом Дональдом Трампом арабских деспотов.Он не увеличивает стойкости деспотов и не может предотвратить их падение, когда демократические восстания разрушают авторитарную стабильность.

Мишель Данн | Директор и старший научный сотрудник Ближневосточной программы Карнеги

То, что США делают на Ближнем Востоке, не всегда имеет решающее значение, но всегда оказывает влияние. Что касается поддержки арабских деспотов, то защита президентом Дональдом Трампом наследного принца Саудовской Аравии Мухаммеда бен Салмана от вины за жестокое убийство журналиста Джамаля Хашогги ни в ком не очищает принца, но на данный момент проложила путь для крупного международного бизнеса. намерен возобновить с ним деловые отношения.Прием Трампом президента Египта Абдель-Фаттаха ас-Сиси незадолго до всенародного референдума по поправкам к конституции, призванным сохранить его у власти на долгие годы, вероятно, действительно помог заставить замолчать некоторых критиков в египетской элите. Однако это ничего не будет значить, если египетская общественность когда-нибудь решит, что Сиси ей надоела.

Такими действиями Трамп расточительно тратит политический капитал и отказывается от мягкой силы США целыми ведрами — по-видимому, не получая ничего взамен.Сиси уже вышла из Ближневосточного стратегического альянса Трампа — альянса безопасности арабских государств, призванного помочь противостоять Ирану, — и ни Сиси, ни Мохаммед бин Салман вряд ли сделают что-то для поддержки мирного соглашения Трампа для израильтян и палестинцев, когда оно наконец появится.

Мнение | Судьба немецких цен на газ с войной России на Украине

Германия — одна из великих торговых держав мира. В 2019 году он импортировал товаров со всего мира на сумму 1,2 триллиона долларов. Только около 2 процентов от этого общего количества поступило из России.На самом деле, Российская Федерация с населением около 144 миллионов человек играла лишь немногим более важную роль в торговле с Германией, чем Ирландия с населением около пяти миллионов человек. Обычно вы не ожидаете, что разрыв экономических отношений с Россией окажет большое влияние на экономику Германии.

К сожалению, Россия является ключевым поставщиком одного товара, который Германии трудно заменить: природного газа. Почти весь природный газ, потребляемый Германией, импортируется по трубопроводам, и около 55% газа поступает из России.

Этой ситуации нельзя было допустить; сменявшие друг друга администрации США, начиная с администрации Рональда Рейгана, предупреждали Германию, чтобы она не позволяла себе стать такой зависимой от деспотического режима. (Я был свидетелем некоторых из этих дискуссий во время своего недолгого пребывания в правительстве в 1982-83 гг.) Но вот мы здесь. И хотя демократические страны ввели целый ряд экономических санкций против путинского режима, ограничения на продажу российского газа явно отсутствуют в этом списке.

Тем не менее, зверства русских — и, если честно, удивительная некомпетентность хваленой российской армии, поскольку ожидаемый блицкриг вступает в свой 20-й день очевидного тупика — быстро изменили политический расчет реакции Запада. Три недели назад казалось невероятным, что немецкие политики готовы причинить своим избирателям какую-либо существенную боль в ответ на агрессию Владимира Путина. Сейчас ведутся серьезные дискуссии о том, сможет ли и в какой степени Германия отвыкнуть от российского газа.

Небольшое снижение потребления газа не составит труда. Именно потому, что газ был дешевым, часть его в настоящее время сжигается малоприоритетными способами, что легко обескуражить умеренно высокими ценами и/или скромным регулированием. Другое дело, что крупные сокращения.

Скажем так: новое важное исследование, проведенное группой немецких экономистов (девять авторов, поэтому я буду называть его просто Бахманн и др.), оценивает, что отказ от импорта газа из России потребует сокращения потребления газа на примерно на 30 процентов, до примерно 600 тераватт-часов с примерно 900 ТВт-ч.Почему не 55 процентов российской доли немецкого газа? Потому что Германия, вероятно, сможет получать немного больше газа из других источников и ограничить использование газа для производства электроэнергии, больше полагаясь на уголь и ядерную энергию. (Да, чтобы спасти нас от климатической катастрофы, необходимо отказаться от угля, но не в разгар войны. Это принцип святого Августина: «Сделай меня целомудренным, но не сейчас».)

Даже 30-процентное падение потребление, однако, будет трудно достичь в короткие сроки. Сокращение потребления с 900 до 800 ТВтч может оказаться не таким уж дорогостоящим; сокращение, скажем, с 700 до 600 ТВтч было бы гораздо более болезненным.

Немецкие экономисты сосредотачиваются на ключевом экономическом понятии, называемом эластичностью замещения — грубо говоря, на сколько падает спрос на природный газ при повышении его цены на каждый 1 процент. Если эта эластичность низка, сумма, которую немцы были бы готовы заплатить за дополнительную порцию газа после того, как потребление уже существенно сократилось, будет велика, а это означает, что экономические издержки дальнейшего сокращения также велики.

К сожалению, эмпирические оценки показывают, что эластичность замещения природного газа низка, по крайней мере, в краткосрочной перспективе.Это не ноль: при высоких ценах на газ домохозяйства отключат свои термостаты, потребители перестанут покупать товары, производство которых требует сжигания большого количества природного газа, и так далее. Тем не менее, лучше всего предположить, что мы говорим об эластичности около 0,18, что, в свою очередь, означает (если я правильно делаю арифметику), что цена на природный газ должна вырасти примерно на 600 процентов, чтобы сократить спрос на 30 процентов.

Звучит много, и Bachmann et al. намеренно использовать еще более пессимистическую оценочную эластичность, равную 0.1.

Но даже при этих пессимистичных предположениях они обнаруживают, что Германия фактически могла бы обойтись без российского природного газа именно потому, что в настоящее время страна так мало тратит на российский импорт. Затраты будут серьезными: реальный доход в Германии может упасть примерно на 2 процента, что эквивалентно умеренной рецессии. Но это не будет концом света.

Столь решительные действия были бы немыслимы еще месяц назад. Но Путин, кажется, находится в процессе достижения чего-то выдающегося: напоминания демократиям мира о том, за что они борются.Он уже разрушил репутацию России как военной сверхдержавы; теперь он также находится в процессе сокращения любой экономической мощи, которую он имел.


Quick Hits

Украина призывает к более широким санкциям против России.

Санкции пока.

Отслеживание войны.

Цены на нефть снова снижаются.

от наблюдений к теоретическим вопросам

  • 1 «Большой скачок» (1957–1960) был попыткой адаптировать советскую модель к китайской специфике (…)

1Когда в 1949 году к власти в Китае пришла Коммунистическая партия, рабочий класс был маргинальным, а население преимущественно было сельским и крестьянским. Однако партия быстро начала подчиняться марксистской ортодоксии. В городском Китае плановой экономики рабочие, численность которых быстро росла, стали доминирующей фигурой в мире труда. Они составляли привилегированный сегмент общества в экономическом, социальном и политическом отношении. В то время как 1950-е годы были отмечены сильной динамикой перемещения из сельской местности в города, введение системы регистрации населения ( хукоу ) после «большого скачка»1 в 1958 году привело к обездвиживанию общества.Рабочие государственных предприятий получали самую высокую заработную плату, пользовались хорошим социальным обеспечением и размещались в рабочей единице ( danwei ), которая их нанимала. Герои нового социалистического Китая, они построили мосты, сделали локомотивы и машины, которые позволили стране догнать и войти в современность. Именно из их рядов партия вербует многих своих членов. Это руководящее положение рабочего класса закреплено даже в Конституции 1954 года, статья 1 которой гласит, что «Китайская Народная Республика есть социалистическое государство народно-демократической диктатуры, возглавляемое рабочим классом и основанное на союзе рабочих и крестьян.

2 Хотя конституция 1982 года по-прежнему начинается с той же статьи, общественный договор между партией и китайским обществом был радикально пересмотрен после начала политики реформ и либерализации. Никто до сих пор не утверждает, что Народная Республика «управляется рабочим классом». С 1990-х годов растущий средний класс находится в центре китайского экономического, социального и политического проекта. Будучи главными бенефициарами продолжающегося быстрого роста, урбанизации и, как следствие, улучшения условий жизни, они стали основным политическим электоратом режима.Рабочий класс социалистической эпохи — периода 1949–1979 годов — был принесён в жертву государственной промышленной реформе, и в результате глобализации китайской экономики появился новый рабочий класс.

  • 2 Речь идет о Тонг Сине, социологе Пекинского университета и директоре Исследовательского центра (…)
  • 3 Это случай Шэнь Юаня, профессора социологии в Цинхуа (см. Lee and Shen 2009).

3 Мы решили цитировать только англоязычные публикации. Некоторые из них принадлежат социологам из китайских университетов2, но следует отметить, что социология труда как таковая не была установлена ​​в КНР. При отсутствии специализированного журнала рабочие вопросы рассматриваются в более общих журналах. Действительно, китайская ассоциация социологов труда называется Ассоциацией исследований труда и человеческих ресурсов ( 中国 劳动与人力资源研究 ), поскольку публикации в самом Китае придерживаются либо точки зрения компании — как мобилизовать работников? — или государству — как решить проблему безработицы? Как контролировать поток мигрантов? Трудовые вопросы слишком политически чувствительны, а характер режима не позволяет публиковать работы, посвященные институциональным механизмам регулирования, эксплуатации рабочих или протестам.Большая часть работы носит описательный характер и сосредоточена на мигрантах. В 2000-х ситуация улучшилась в результате борьбы самих рабочих и активизации академических обменов с внешним миром. Некоторые ученые занимались публичной социологией труда, сотрудничая с неправительственными организациями, работающими с рабочим классом3. Но приход к власти Си Цзиньпина в 2012 году, за которым последовало усиление контроля и репрессий, закрыло эту скобку. Если качественные этнографические исследования проводятся внутри фабрик китайскими или иностранными исследователями, они возможны только потому, что они поддерживают сети личных отношений, которые обеспечивают доступ к полю.

4В первой части статьи рассматриваются условия, при которых в 1990-е годы новый рабочий класс, состоящий из сельских мигрантов, заменил прежний рабочий класс победившего социализма (1949–1979). Во второй части анализируется рост конфликтности в течение десятилетия 2000-х годов, его причины и последствия. В заключительной части этой статьи мы видим Китай, который в настоящее время в значительной степени интегрирован в контуры глобализированного капитализма, где изменения в сфере труда во многом аналогичны тем, которые происходят в других капиталистических экономиках: флексибилизация и третичная.

5 До начала 1990-х годов большая часть социальной активности в городах Китая происходила в рамках рабочей единицы ( danwei ), которая обеспечивала пожизненную занятость («железная чаша для риса»), жилье, здравоохранение, отдых и доступ к дефицитным товарам. (Уолдер, 1988; Лю и Перри, 1997). На практике существует неравенство между работниками, между работниками государственных предприятий (предприятия которых зависят от центральных министерств в Пекине), которые более обеспечены, и работниками коллективных предприятий (которые зависят от местных органов власти), а также между постоянными и временными работниками. которые исключены из системы социального обеспечения.Этот городской режим занятости постепенно исчез в течение 1990-х годов. Закон о труде, принятый в 1994 году, организует коммодификацию труда. Административное распределение рабочих мест исчезло. Сотрудники теперь заключают контракты с компаниями, целью которых является уже не производство, а получение прибыли, при этом заботясь о жилье или здоровье своих сотрудников. Этот переход к капиталистическому рынку труда совпал, с одной стороны, с реформированием государственных предприятий — банкротства, реструктуризация и приватизация сопровождались безработицей миллионов рабочих, — а с другой стороны, с диверсификацией форм бизнеса. с появлением первых иностранных и частных предприятий.В то время как разлагающиеся остаточные институты старого режима сохранились в нескольких секторах, все еще контролируемых государством, — например, в производстве энергии или на табачных фабриках, — мы действительно двигались в течение нескольких лет от социалистического режима труда к капиталистическому. один.

  • 4 China Statistical Yearbook , Пекин, China Statistics Press.

6За период с 1992 по 2002 год число занятых в государственном секторе сократилось со 101 до 71 человека.6 миллионов человек, или с 73% до 29% занятых в городах4. Безработица затронула работников убыточных предприятий, производство которых было остановлено, и особенно она затронула северо-восток страны, оплот социалистической тяжелой промышленности. В конце 1990-х безработица стала главной экономической и социальной проблемой, стоящей перед властями. В 2002 году официальная цифра безработицы в городах составляла 4 процента. Наблюдатели сходятся во мнении, что на самом деле это как минимум вдвое больше. Одна оценка, основанная на данных опроса в пяти городах, предполагает, что уровень безработицы вырос с 6.с 1% в январе 1996 г. до 11,1% в сентябре 2002 г. (Джайлз, Парк и Чжан, 2005 г., стр. 149).

7 Следствием этих преобразований на рынке труда является появление новой городской бедности, за которую теперь отвечают контрольные организации социалистической эпохи — профсоюз рабочих, Федерация женщин, районные комитеты. Государство отказывается от производственной деятельности и в то же время перераспределяет себя для решения новых социальных проблем (Kernen 2004, Kernen and Rocca 1999, Kernen 1999, Solinger 2002).Борьба с бедностью ведется на местном уровне. Муниципалитеты устанавливают минимальный доход, развивают профессиональную работу и мастерские, особенно для женщин, и стараются способствовать повторному трудоустройству — учебные курсы, агентства по трудоустройству, стимулы для самозанятости и создания собственного бизнеса (Guiheux 2004, 2003). Столкнувшись с проблемой безработицы, Китай возвращает своих рабочих к их индивидуальной ответственности.

8Изобретение нового социального государства также можно объяснить мобилизацией рабочих (Cai 2002).Уволенные работники борются за восстановление на работе, улучшение условий оплаты труда или выплату причитающихся им минимальных пособий. Пенсионеры требуют выплаты им пенсий или покрытия расходов на здравоохранение.

9По мере реструктуризации государственного сектора в Китае наблюдался приток иностранного капитала в его прибрежные провинции. В южной провинции Гуандун, примыкающей к территории, находящейся под управлением Великобритании, в 1985 г. все еще доминировал государственный сектор, в котором было занято 65 % промышленной рабочей силы и на который приходилось 68 % промышленного производства.В 1999 г. на его долю приходилось лишь 15% промышленных предприятий и одна треть промышленной рабочей силы; 20% промышленной рабочей силы в настоящее время занято на предприятиях, находящихся в коллективной собственности, и почти 50% — на частных предприятиях с иностранной собственностью. Изменилось и само работающее население: в провинции было зарегистрировано 3,6 млн сельских рабочих-мигрантов, в то время как реальная цифра может составлять 11 млн (Lee 1999). Работа Ли Чинг Квана и Аниты Чан анализирует этот новый ландшафт.

10 По мнению Майкла Буравого (1985), гегемонистский режим производства, при котором рабочие соглашаются на свое господство, заменил деспотический режим, при котором согласие рабочих достигалось посредством жесткой дисциплины, а переход от одного к другому стал возможен благодаря построению государство всеобщего благосостояния. В Китае эта хронология подвергается сомнению, потому что приватизация государственных предприятий и появление частных и иностранных предприятий привели к усилению власти менеджеров на фабрике.Таким образом, китайский случай приводит к гибридизации категорий анализа, выработанных в ходе развития первых капиталистических стран (Lee 1999, Chan 2001).

11Ли Чинг Кван, чья диссертация была направлена ​​Майклом Буравоем и чьи публикации должны были сыграть важную роль в распространении работы британского социолога в Китае, заключает, что произошел отход от «организованной зависимости», характерной для социалистического периода к «неорганизованному деспотизму» (Lee 1999).Возможность увольнения и длительное ослабление Национальной федерации профсоюзов, единственного уполномоченного рабочего союза, оправдывают термин «деспотизм», в то время как последний описывается как «дезорганизованный» из-за дробления реформ, проводимых постепенно. и неоднородным образом с одного предприятия на другое или с одной территории на другую. В основе этого деспотического режима производства лежит новый метод оплаты труда: теперь заработная плата исчисляется сдельно. В монопольных секторах, где государственные предприятия не подвержены конкуренции, они все же могут платить высокую заработную плату и сохраняются институты партии и союза.«Организованная зависимость» сохраняется.

12 На другом конце спектра находятся иностранные частные компании, перемещенные из Тайваня или Гонконга. Именно здесь наиболее остро проявляется «дезорганизованный деспотизм», где меньше всего соблюдается законодательство о социальном страховании или права профсоюзов и партий. Часто местные лидеры, стремящиеся стимулировать экономическую активность на территории, которой они управляют, сотрудничают с иностранными инвесторами для эксплуатации рабочей силы. В своей книге, сравнивающей способ производства двух фабрик одной и той же компании, одной в Гонконге, а другой в соседнем китайском городе Шэньчжэнь, где работают женщины, Ли Чинг Кван настаивает на отсутствии линейного перехода от деспотического к гегемонистскому правлению. в эпоху глобализированного капитализма.Она настаивает на необходимости отдавать предпочтение местному уровню перед общенациональным при анализе стратегий регулирования труда.

13Анита Чан, родившаяся в Гонконге, получившая образование в Великобритании и практикующая в Австралии, посвятила свою книгу компаниям-экспортерам, включенным в транснациональные цепочки создания стоимости. Это синтез нескольких лет исследований, проведенных в первых капиталистических анклавах на прибрежной окраине страны (Chan 2001). На основе конкретных случаев автор перечисляет формы эксплуатации рабочих: запрет пить и ходить в туалет, публичное унижение и физическое насилие, обязательство внести денежный залог, конфискация документов, удостоверяющих личность, закрытие общежитий, сексуальные домогательства, систематическая невыплата сверхурочных, низкая заработная плата.Анита Чан говорит о «дисциплинарном» режиме работы (Chan and Zhu 2003). Анализируя телесные наказания и стратегии контроля над телами рабочих (санкционированные перерывы, ограниченное пространство для передвижения и т. д.), и черпая вдохновение из книги Мишеля Фуко « Дисциплина и наказание », она сравнивает практику, действующую на фабриках, с дисциплинарными механизмами, используемыми в фабрики и тюрьмы Европы 18 века. Эти квазивоенные методы были инициированы на фабриках с тайваньским и корейским капиталом, которыми часто управляли демобилизованные бывшие армейские офицеры, а затем распространились на остальную часть китайской экономической системы.

14. Коммодификация труда сопровождалась ослаблением административной системы учета населения ( хукоу ), так что избыточные рабочие из сельской местности теперь приезжают в город в поисках работы без статуса городских жителей, поскольку они по-прежнему считаются сельскими жителями и остаются зарегистрированными в своей родной деревне. Для Мартина К. Уайта разрешение переселяться в города для китайского капитализма эквивалентно либерализации крепостных в Европе или движению за ограждение в Британии (Уайт 2010).Когда часть старого рабочего класса приносится в жертву, появляется новая крупная социальная фигура: рабочий-мигрант. Эти «крестьянские рабочие» ( нонгмин гун ) насчитывали в 1982 г. 10 млн. человек; они удвоились в 1989 г. и 70 млн в 1996 г. В 2019 г. официальная статистика оценивает это население в 290 млн человек.

15Первое поколение мигрантов, родившихся до 1980 года, готово пойти на худшие условия труда за минимальное вознаграждение. Именно их массово нанимают на стройки и строят китайские города.Других втягивают в общежития заводов в дельте Жемчужной реки в Гуандуне или в нижней части долины Янцзы, часто работающих на экспорт. В этом отношении китайская промышленность изобрела оригинальный режим работы. В отличие от того, что капитализм в его патерналистских формах производил в Европе в девятнадцатом и двадцатом веках, работодатели в Китае равнодушны к вопросу воспроизводства рабочей силы. Рабочие-мигранты, размещенные в общежитиях на самой производственной площадке, являются одинокими людьми, которых приютили на короткий период времени.Устройство, совмещающее на одном участке место работы и место жительства, направлено не на обеспечение семьям достойных условий жизни, а на усиление контроля над повседневной жизнью работников с целью максимального их использования. Крис Смит и Пун Нгай ввели понятие «общий режим труда» для обозначения этой новой социальной формы производства, которая получила широкое распространение (Smith and Pun 2006, Pun and Smith 2007). Вдохновленные марксистской традицией, Майкл Буравой, радикальный географ Дэвид Харви, а также Мишель Фуко, эти два автора обращают внимание на пространственное измерение спальных фабрик, чтобы лучше понять механизмы власти, надзора и контроля над трудом.

16Пун Нгай, гонконгский исследователь, защитившая диссертацию в Лондоне, опубликовала книгу « Сделано в Китае » в 2005 году. Эта книга является важной вехой как с точки зрения предмета, так и метода. Он фокусируется на наиболее подчиненной части новой рабочей силы, молодых одиноких женщинах, которые покидают свои деревни в глубине страны, чтобы работать на фабриках на побережье, женщинах, которые подвергаются высокой степени эксплуатации на фабрике и сильному стигматизации на фабрике. городское пространство.Книга является результатом восьми месяцев этнографических наблюдений на заводе по производству электроники в провинции Гуандун, где Пун Нгай работал в 1995 и 1996 годах. dagongmei («работающие девушки») одновременно являются жертвами господства и вовлечены в процесс сопротивления и самоутверждения. Социолог уделяет особое внимание телам перед лицом дисциплинарной власти фабрики, которая использует разногласия между этими женщинами из сельской местности, говорящими на разных диалектах.Автор также мобилизует Джеймса Скотта, чтобы описать их «искусство сопротивления».

17Политология также интересуется трудовыми мигрантами. Хотя они вносят основной вклад в двузначный экономический рост Китая, они остаются гражданами второго сорта (Solinger 1999, Froissart 2013). Поддержание системы хукоу институционализирует сегментацию рынка труда, которая участвует в эксплуатации трудовых мигрантов. Оплата труда при транснациональном капитализме минимальна на городских фабриках, а за воспроизводство рабочей силы отвечает сельская местность.В этом оригинальность китайской траектории: в то время как все страны, пережившие быструю индустриализацию, пережили фазу массовой миграции из сельской местности в города, в случае с Китаем этим рабочим не разрешается становиться городскими. Индустриализация и урбанизация несовместимы.

18В десятилетие 2000-х рост конфликта между рабочим классом привел к оживленным дебатам о его причинах и последствиях. Главный вопрос заключался в том, существует ли настоящий китайский рабочий класс, что вновь открыло дебаты, которые уже начались в отношении Китая раннего Нового времени.В то время как историк Жан Шено (1962) полагал, что в Китае в 1920-е годы существовал рабочий класс в марксистском ортодоксальном смысле, более поздние работы Алена Ру (1993, 1995) показали, насколько этот класс, близкий по своему крестьянскому происхождению и обрамленный преступным миром, был расколот и разделен в зависимости от пола, рода занятий и местного происхождения.

19В 1990-е годы бывшие работники госсектора, особенно на северо-востоке, выступили против закрытия своих предприятий и условий их оплаты.Коллективные акции с участием нескольких тысяч рабочих в форме демонстраций или захвата общественных зданий обычно вынуждали местные власти вмешиваться и уступать. неправомерные увольнения, несчастные случаи и болезни на работе и т. д.? Многочисленные исследования показали, что их действия, изначально носившие оборонительный характер, стали наступательными — или проактивными в смысле Чарльза Тилли (1978).

20Долгое время единственным способом протеста рабочих против навязанных им условий был уход от работодателя, выбор выхода, если использовать терминологию Альберта Хиршмана (Unger and Siu 2019). На самом деле текучесть кадров очень высокая, доходит до 100 процентов. Чаще всего на следующий день после праздника Китайского Нового года рабочие, вернувшись в свои деревни, не возвращаются к своим работодателям. Затем протесты сосредотачиваются на краткосрочных целях: выплата задолженности по заработной плате или борьба с ускорением рабочего ритма.Многие наблюдатели согласны с тем, что конфликтность изменилась как по своей природе, так и по масштабам.

  • 5 Информацию можно найти в China Labor Statistical Yearbook ( 中国 劳动统计年鉴 ). Для штата (…)
  • 6 См. https://clb.org.hk

21Измерение конфликтности затруднено, когда в Китайской Народной Республике не существует права на забастовку.Тем не менее, на протяжении более десяти лет (1993–2005 гг.) Министерство общественной безопасности публиковало отчеты о «коллективных инцидентах», включая забастовки, демонстрации, беспорядки, петиции и другие формы гражданских беспорядков. По всей стране в 1993 г. (первый год публикации данных) было зарегистрировано 8 700 инцидентов, в 1999 г. — 32 000, в 2003 г. — 58 000 и в 2005 г. — 87 000 (последние опубликованные данные). Ежегодно публикуется еще один показатель – количество трудовых споров, рассматриваемых арбитражными комиссиями5. В 1996 г. было рассмотрено 48 121 спор с участием 189 120 человек.В 2008 г., после финансового кризиса и увольнения десятков миллионов рабочих, произошло 693 465 конфликтов, вдвое больше, чем в предыдущем году, с участием 1,2 млн человек; затем эта цифра падает и снова растет с 2011 года до 828 410 случаев в 2016 году. Китайские СМИ и ретрансляторы в рабочем сообществе.6 Эти данные свидетельствуют о росте конфликтов.

22Характер требований изменился (Pringle 2016). Ранее действия были краткими и были направлены на то, чтобы убедить местные органы власти оказать давление на компании, чтобы они соблюдали минимальную заработную плату, выплачивали заработную плату и выплачивали компенсацию в случае закрытия. Забастовки теперь направлены на то, чтобы заставить работодателей вести переговоры об уровне заработной платы или отчислениях на социальное обеспечение, и отражают растущую способность к организации. Раньше протесты были посвящены защите прав отдельных работников; теперь они требуют заключения коллективных договоров.

23Действительно, несколько событий, прокомментированных в национальных и международных СМИ, представляют собой поворотные моменты. Во-первых, в начале 2010 года произошел эпизод самоубийств в Foxconn, тайваньском субподрядчике Apple, расположенном как в Гуандуне, так и во внутренних провинциях (Chan and Pun 2010). В компании работало 900 000 сотрудников, 85 процентов из которых — рабочие-мигранты. В период с января по май 2010 года 13 рабочих покончили жизнь самоубийством или попытались совершить самоубийство. Китайская пресса сообщила об этих трагических событиях, и многие наблюдатели возложили вину за низкую заработную плату, которая вынуждает рабочих работать сверхурочно, чтобы получить достаточный доход.Действительно, доля заработной платы в китайском ВНП упала с 56% в 1983 г. до 36% в 2005 г.

24В мае 2010 года на заводе Honda в Фошане, провинция Гуандун, в течение 19 дней бастовали. По окончании конфликта бастующие добились не только повышения заработной платы (+30%), но и избрания новых представителей. Эта забастовка считается крупным событием в возникновении рабочего движения: с одной стороны, из-за ее распространения на всех заводах Honda в Китае (в провинциях Гуандун и Хубэй), а с другой стороны, потому что Генеральный секретарь Вскоре после этого партия провинции Гуандун признала, что профсоюз должен лучше защищать интересы рабочих.В последующие месяцы некоторые местные органы власти разрешили прямые выборы представителей рабочих.

25Весной 2014 года 60 000 рабочих бастовали на нескольких обувных фабриках в Дунгуане, провинция Гуандун. Они протестовали против невыплаты социальных взносов. Тайваньский работодатель, Юэ Юэнь, является промышленным гигантом, производящим 300 миллионов пар в год для Nike, Adidas, New Balance, Converse, Asics или даже Puma. После нескольких дней хаотических протестов и ареста некоторых рабочих администрация наконец приказала Юэ Юэню выплатить причитающиеся взносы.Несколько элементов привлекают внимание: необычно большое количество вовлеченных рабочих, поддержка, проявленная студентами университетов из соседнего города Гуанчжоу, сотрудничество неправительственных организаций, которые помогли бастующим написать петиции. Эта борьба за то, чтобы работодатели платили взносы на социальное обеспечение в соответствии с законом, на самом деле нова. До этого многие рабочие действительно предпочитали минимизировать свои взносы в систему социального обеспечения и максимизировать заработную плату, которую они получали.Для Чана и Хуэй (2017) этот эпизод предполагает, что работники, осведомленные о своих социальных правах, теперь готовы принять меры для их обеспечения. Даже если они необычайно длиннее, чем прежде, — несколько недель или даже несколько месяцев, — эти эпизоды остаются ограниченными по продолжительности и не приводят к возникновению общественного движения как такового. Однако они свидетельствуют о возрождении форм социального протеста — «прогулках по фабрикам» ( gongchang sanbu ) при отсутствии права на забастовку и использовании социальных сетей — и способности привлекать внимание средств массовой информации (Béja 2011). .

26Этот рост конфликтности объясняется несколькими факторами. Первый фактор – это поколенческий эффект. Второе поколение мигрантов, родившихся после 1980 г., которые с 2017 г. составляют более половины мигрантского населения, имеет очень отличные характеристики от первого. Происходя из гораздо меньших семей, чем их родители, из-за политики одного ребенка, они пользовались вниманием всей семьи в детстве. Они гораздо лучше образованы, чем их старшие.В 2019 году 56 процентов всех мигрантов закончили среднюю школу, 17 процентов закончили среднюю школу, 11 процентов имели высшее образование. Большинство из них (80 процентов) были женаты. Знакомые с современностью — они пользуются интернетом и мобильными телефонами — у них нет опыта работы на земле, потому что они сразу после школы пошли на фабрику. Они не собираются возвращаться в деревню, но надеются стать городскими жителями, чем и объясняется замена термина «рабочие крестьяне» ( нонгмин гун ) на «люди со стороны» ( ваилай жэнькоу ).В отличие от своих родителей, они надеются подняться в социальной иерархии и не удовлетворены тяжелыми условиями труда и вознаграждением, выпавшим на их долю.

27 Во-вторых, с 2004 года условия на рынке труда в прибрежном Китае меняются в пользу рабочих. В то время как спрос на рабочих по-прежнему огромен из-за увеличения числа промышленных предприятий, улучшение экономической ситуации в деревне означает, что они больше не желают соглашаться на работу ни при каких условиях.Повышение заработной платы также позволило мигрантам привезти свои семьи в город, где они теперь стремились поселиться на постоянной основе, что сделало их менее мобильными. Каждый день после Нового года пресса комментирует трудности, с которыми сталкиваются компании при подборе персонала.

28Появление неправительственных организаций, защищающих интересы трудящихся, также способствует изменению отношения между трудом и капиталом. Они развиваются в контексте открытости китайского правительства по отношению к гражданскому обществу и финансовым взносам из-за рубежа, особенно из Гонконга.Само правительство Ху Цзиньтао-Вэнь Цзябао (2003–2012 гг.) во имя официального дискурса о «гармоничном обществе» продвигало право на труд, и эти организации воспользовались предоставленной возможностью. НПО предлагают услуги работникам (организация досуга, обучение, юридические консультации), проводят социальные опросы, продвигают и защищают государственную политику. У них также есть свои ограничения; они сосредоточены на индивидуальных действиях и иногда рассматриваются как служащие государству для смягчения конфликтов. В начале 2010-х годов некоторые НПО перестали быть сосредоточенными исключительно на оказании услуг и защите интересов и превратились в настоящие профсоюзные организации.Некоторые трудовые НПО отказались от сосредоточения внимания на социальных группах, предоставлении услуг и разрозненных юридических консультациях, чтобы активно продвигать новую модель трудовых отношений, основанную на представительстве трудящихся и практике коллективных переговоров. В некоторых случаях они помогают работникам разработать стратегии взаимодействия со своими работодателями, официальным профсоюзом и местными властями (Froissart 2018, Franceschini and Lin 2019). Рабочие лучше понимают систему занятости благодаря этим НПО, их контактам с учеными, студентами или юристами, а также их мастерству в социальных сетях и новых медиа.

  • 7 Например, Анита Чан, Пун Нгай, Дженни Чан или Крис Чан, чьи работы часто цитируются (…)

29Многие исследователи, некоторые из которых лично участвуют в неправительственных организациях7, утверждают, что новый рабочий класс теперь способен инициировать преобразования своего положения. Они защищают диссертацию агентства или наделение полномочиями рабочего класса.Рабочие, ранее изолированные и неосведомленные, теперь могут применять на практике стратегию громкоговорящих . Работники, оснащенные мобильными телефонами, могут общаться друг с другом на расстоянии. Они знают условия труда на других фабриках и могут учиться на чужом опыте. Они также осведомлены о трудовом законодательстве и знают, как определить, соблюдает ли их собственный работодатель законодательство. Напряженность на рынке труда дает им больше возможностей требовать улучшения условий труда и повышения заработной платы.Уход от работодателя и переезд в другой город становится все более нежизнеспособной стратегией, когда оба члена пары работают в одном населенном пункте, приобрели жилье в кредит и чьи дети учатся в местной школе.

30Переходя от анализа форм и причин мобилизации рабочих, мы переходим к анализу последствий действий государства и работодателей. Некоторые авторы утверждают, что рост конфликтности привел к целому ряду новых государственных политик, направленных на улучшение положения рабочего класса.Чан и Хуэй, например, защищают марксистский анализ государства как актора, который не является ни всемогущим, ни независимым, который благоприятствует интересам капитала, но не является прямым инструментом капиталистов (Чан и Хуэй 2017, Чан 2019) .

31В 2004 году было принято решение об усилении регулирования минимальной заработной платы, которое до этого было относительно неэффективным. Минимальная заработная плата является местной и должна пересматриваться не реже одного раза в два года. Теперь он применяется ко всем работникам, независимо от типа работодателя, будь то полный или неполный рабочий день, и должен составлять от 40 до 60 процентов местной среднемесячной заработной платы.Фактически, в период с 2003 по 2012 год реальная заработная плата работников росла на 10,8 процента в год (Naughton 2012, 21).

32В январе 2008 года вступил в силу новый Закон о трудовом договоре, который, несомненно, благоприятствует работникам, которым предоставляется более правовая защита как при приеме на работу, так и в случае увольнения. Это также отводит более важное место рабочему союзу и коллективным переговорам. Закон требует письменного договора для найма любого работника.Он предусматривает, что работнику должна быть оплачена сверхурочная работа. Закон усложнил административные процедуры до коллективного увольнения не менее 20 работников или не менее 10 процентов рабочей силы и увеличил количество случаев, в которых работодатель должен выплачивать работникам выходное пособие. С новым законом не только увеличилось количество случаев увольнения, влекущего за собой выплату компенсации, но, в отличие от того, что действовало в то время, работодатель больше не может свободно увольнять работника по собственному желанию. расплывчатые основания некомпетентности.Закон также дает больше полномочий единому союзу. Он предусматривал коллективные договоры по секторам деятельности, а также по географическим секторам, объединяя несколько отраслей, а это означало, что компании с различными видами деятельности могли вместе сесть за стол переговоров с представителями работников. Таким образом, закон иллюстрирует желание властей предоставить больше власти работникам и их представителям и, таким образом, пытается исправить кризис доверия к китайскому профсоюзу рабочих (Cai and Concialdi, 2006).

33Другие реформы обогатили правовую базу. В 2008 году вступил в силу закон об арбитраже и посредничестве в трудовых спорах, который благоприятствует примирительным процедурам между вовлеченными сторонами. В 2011 г. новый закон о социальном страховании распространил на всех работников обязательные пособия по пяти видам страхования — пенсионное, по безработице, по болезни, от несчастного случая на производстве и по беременности и родам — и расширил права на передачу таких пособий внутри системы.

34 Тот же аргумент используется для объяснения возникновения коллективных переговоров.Хлоя Фруассар, например, на основе анализа тридцати конфликтов между 2010 и 2014 годами демонстрирует, что аполитичная позиция, демонстрируемая действующими лицами, позволяет им во имя рациональных и прагматических соображений, от которых партия вряд ли может отказаться, постепенно менять режимы. представительства и управления конфликтами (Froissart 2014, Froissart, Liu and Meng 2019). Автор приходит к выводу, что коллективные переговоры возникли без институционализации рабочих организаций, независимых от официального профсоюза.

35Большая часть работы качественная и основана на анализе случаев. В недавней статье Манфреда Эльфстрема (2019) проводится количественное исследование. Автор сопоставляет сводку забастовок, протестов и трудовых беспорядков за период 2003–2012 гг. с динамикой бюджетных расходов и рассмотрением судебных дел. На провинциальном уровне автор показывает, что существует значимая корреляция между ростом протестов, с одной стороны, и увеличением военных расходов (и, следовательно, репрессий) с другой, а также в посредничестве, арбитраже или судебных решениях. благоприятны ли они для рабочих или ни благоприятны, ни неблагоприятны.Таким образом, его аргумент состоит в том, что сопротивление рабочих ведет как к усилению репрессий, так и к лучшему признанию требований рабочих.

36 Столкнувшись с рабочим классом, который все больше осознавал свои права и мобилизовывался, китайское государство провело несколько правовых реформ и допустило появление коллективных переговоров между работодателями и представителями рабочих. Во время своего президентского срока Ху Цзиньтао пошел на уступки. С приходом к власти Си Цзиньпина в 2012 году политическая среда для всех, кто борется за права трудящихся, от неправительственных организаций до студентов, ученых и юристов, значительно ухудшилась.Партия-государство заняла ранее уступленное пространство. Репрессии привели к исчезновению практически всех наиболее активных рабочих НПО, занимавшихся как защитой прав, так и коллективными переговорами. Для разрешения конфликтов власти теперь полагаются в первую очередь на насилие и принуждение.

37За последнее десятилетие социология труда в Китае изучала изменения в мире труда: появление временных работников — заемных работников и стажеров — и подъем сектора услуг, на который приходится большинство новых рабочих мест в Китае. торговля, уход за собой и платформенная экономика.

38Столкнувшись с растущим спросом, работодатели нашли способы сдерживания затрат на оплату труда. С начала 2010-х годов широкое распространение получили субподряд и набор студентов-стажеров. В рамках реорганизации сектора строительная отрасль, в которую входят многие государственные или полугосударственные компании, на раннем этапе разработала субподряд с созданием пирамиды действующих лиц: застройщик, который отвечает за получение земли и проектирование здания. , строительная компания, которая управляет проектом, и множество субподрядчиков, которые предоставляют как материалы, так и рабочую силу (Pun and Xu 2011).Чтобы максимизировать прибыль первых, вознаграждение, выплачиваемое вторым, крайне ограничено, так что окончательные субподрядчики часто не могут позволить себе платить рабочим по окончании строительного проекта. Несмотря на то, что многие из ведущих игроков — девелоперы и строительные компании — являются государственными, этот сектор уже давно первым пострадал от задержек или неплатежей по заработной плате. В результате сектор также столкнулся с системой правосудия и с насильственными или отчаянными действиями работников, такими как самоубийства или убийства.Сегодня использование заемных работников распространилось на многие отрасли, включая автомобилестроение, общее производство, логистику, транспорт, уборку и безопасность, что создает новые проблемы для правовой защиты работников (Zhang 2015).

39Использование стажеров является одним из способов сдерживания роста стоимости рабочей силы и обеспечения гибкости рабочей силы. Опрос, проведенный в период с 2011 по 2014 год в нескольких провинциях (Гуандун, Сычуань, Хэнань), показывает, что трудоустройство стажеров стало неотъемлемой частью отношений между китайским капиталом и государством (Chan, Pun, and Selden, 2015; Smith and Chan, 2015). ).Летом 2010 года Foxconn наняла по всему Китаю 150 000 студентов-стажеров из профессиональных учебных заведений. Этот поток из профессионально-технических училищ на заводы организуют местные органы власти, часто в нарушение законодательства. Foxconn ведет прямые переговоры с правительствами, чтобы получить новый источник рабочих с оплатой ниже минимальной заработной платы.

40В то время как доля обрабатывающей промышленности в занятости снижается (28 процентов в 2019 году по данным Всемирного банка), доля услуг неуклонно растет (46 процентов), на которые приходится большинство новых рабочих мест.Социологов логично интересуют условия работы в отрасли. В 2008 году Эми Хансер опубликовала инновационную работу о коммерческих сотрудниках. Ее этнографические исследования в сочетании с интервью привели ее к трем типам магазинов, типичных для городского Китая: рынок мелких индивидуальных торговцев, торгующих дешевыми товарами, государственный универмаг социалистической эпохи, до сих пор посещаемый рабочим классом, и универмаг, принадлежащий международной сети, обслуживающей клиентов очень высокого класса.Вдохновленный, в частности, работой Пьера Бурдье « La Distinction » (1979), автор показывает, как классовая и гендерная идентичность создается во время коммерческих взаимодействий или как отношения между работниками и клиентами или между работниками и их менеджерами участвуют в построении и воспроизведении социальных иерархий. . Анализ гендерных и классовых неравенств проводится на фоне опыта повседневной жизни как пространства, в котором они реализуются.

41Эйлин Отис (2008) особенно интересуется женщинами, созданием гендерной идентичности и новыми формами контроля за работой в сфере услуг.Также на основе этнографического опроса она сравнила условия работы в двух роскошных отелях, один в Пекине, а другой в Куньмине, столице южной провинции Юньнань. Хотя оба заведения принадлежат к одной и той же международной гостиничной сети, различия в условиях работы называют характеристиками местного рынка. Рассматривая деятельность в сфере услуг, в отличие от производства, где производство пространственно отделено от потребления, автор показывает влияние локального пространства на трудовые отношения.В Пекине сотрудницы-женщины проявляют «виртуальный персонализм», характеризующийся сильной дистанцией от клиентов, демонстрируя при этом ложную близость с ними, мобилизуя методы, импортированные из США. В Куньмине сотрудники проявляют «добродетельный профессионализм», чтобы указать, что они не предлагают сексуальные услуги, которые путешественники часто ищут в этой южной провинции.

42Появление городского среднего класса сопровождается трансформацией образа жизни.Многие домохозяйства нанимают домашних работников для ухода за пожилыми людьми, детьми или просто для обслуживания домашнего пространства. В 2014 году более 20 миллионов человек, почти исключительно женщины, были домашней прислугой. Тонг Синь (2018) рассматривает формы занятости, а также формы организации этих новых городских работников по уходу. Зачастую нанятые агентствами, они проживают у своих работодателей, что ограничивает их возможности отстаивать свои интересы, а их деятельность без трудового договора зачастую носит неформальный характер.В то же время неправительственные ассоциации работают над тем, чтобы информировать их о своих правах и помогать им организовываться. Предметом изучения являются и другие второстепенные городские рабочие: уличные торговцы, которым приходится бороться с коммерческой полицией, отвечающей за регулирование их деятельности (Hanser 2016), или водители такси, которые бастуют, требуя достойной оплаты труда в условиях растущей конкуренции со стороны операторов платформ (Choi 2018).

43Работники платформы — новый объект исследования, даже более стратегический, поскольку экономика совместного потребления была официально признана властями новым двигателем роста.В 2018 году насчитывалось 75 млн самозанятых поставщиков услуг платформенных компаний8, две трети из которых — мигранты из сельской местности. Этот сектор, сосредоточенный в руках двух китайских интернет-гигантов, Tencent и Alibaba, не свободен от сопротивления и протестов9. Работники служб доставки особенно подвержены эксплуатации, им платят меньше минимальной заработной платы, они проводят долгий рабочий день без каких-либо надбавок за сверхурочную работу с тех пор. они не получают зарплату.

44Недавний (2017–2018 гг.) опрос курьеров сочетает в себе этнографические наблюдения и интервью (Sun 2019).Режим работы в Китае ничем не отличается от остального мира. Работники службы доставки работают намного больше, чем законные 8 часов в день, отчасти потому, что время ожидания заказов не считается частью их рабочего времени. В отличие от производства, здесь нет различия между личным временем и временем производства. Работники доставки проводят большую часть своего дня, играя в Интернете, куря, болтая на углах улиц в ожидании заказов. Работа вездесуща в жизни доставщиков, так как их телефоны сопровождают их повсюду.Однако автор также показывает, как водители доставки разрабатывают стратегии для подрыва алгоритмов платформ: создание заказов для получения бонусов, обмен между ними гонками для минимизации времени доставки, не следование маршруту, рекомендованному алгоритмом, а проектирование своего маршрута. собственный маршрут. Одной из оригинальных особенностей сектора в Китае является то, что платформы налагают штрафы на независимых работников (Yu 2018). Так обстоит дело с Didi (пассажирские перевозки), а также с компаниями по доставке еды.Страх перед карательными мерами достаточен, чтобы побудить работников выполнять услугу в соответствии с требованиями платформы.

45Где находится китайский рабочий класс? Дискуссия остается горячей и по сей день. В статье 2016 года Ли Чинг Кван энергично критикует ранее упомянутый тезис о расширении прав и возможностей рабочих . Она утверждает, что нет конкретных доказательств растущей способности рабочих к мобилизации. При отсутствии учета эпизодов конфликтности большинство исследований остаются качественными, основанными на изучении той или иной забастовки, того или иного завода, а потому частичными.Авторы, делающие вывод о подъеме рабочего класса, проявляют «субъективизм», «волюнтаризм» и «ложный оптимизм», проецируя свои пожелания на реальность. Вторя анализу Гая Стэндинга (2011) о том, что внутренние разногласия внутри рабочего класса между постоянными и непостоянными работниками сейчас важнее, чем конфликт между трудом и капиталом, Ли Чинг Кван считает, что китайские рабочие, как и везде в мире, оказались в ловушке движение казуализации. Она использует тот же аргумент в новой форме в статье, посвященной нестабильности в Китае с 1949 года в диахронической перспективе (Lee 2019).

46Крис Смит и Пун Нгай (2018), ставшие прямым объектом этой критики, опровергают это предположение и подтверждают свой марксистский взгляд на китайский рабочий класс. По их мнению, неоднородность форм занятости, бесправие, раздробленность работников на рынке труда или в сфере производства, безусловно, могут затормозить формирование рабочего класса, но не могут помешать возникновению классового самосознания и личность. Более того, для этих авторов гипотеза о категории нестандартных работников ложна, поскольку в Китае все работники находятся в ситуации незащищенности.Если мы можем говорить о ненадежности в динамическом смысле, особенно потому, что люди перемещаются между видами занятости, эссенциалистский термин прекариат вводит в заблуждение.

47В конце этого обзора социология труда в Китае кажется особенно богатой. В 1920–1940 годах, в первый период современности Китая, историки обсуждали трудовой вопрос. Коммунистический Китай (1949–1979) был объектом внимания политологов, которых интересовали отношения между обществом и государством, а также конкретные способы управления городским населением на рабочем месте.Время социологов наступило, когда стало возможным проводить опросы в самом Китае с 1980-х и тем более с 1990-х годов. Затем они смогли проникнуть на фабрики. Первой темой было фактическое исчезновение бывшего рабочего класса. Во-вторых, условия появления нового рабочего класса в контексте всеобщей коммодификации труда и возможности для сельских жителей приехать и попытать счастья в городе. Диалогируя с международной литературой, социологи показали, как китайский рабочий класс был захвачен отношениями эксплуатации и господства, характерными для глобализированного неолиберального капитализма.

48В то же время авторы стремились показать, что возникают своеобразные социальные формы, характерные для Китая, отсюда и успех в литературе концепции спального режима работы. Своеобразие китайского случая заключается в незавершенной пролетаризации рабочего класса, сохраняющего связь с деревней. Поддержание системы хукоу является предметом интенсивных академических дебатов, в которых экономисты играют ведущую роль.Трудность говорить о Китае также связана с неоднородностью производственных режимов между государственными предприятиями, частными предприятиями, иностранными предприятиями, крупными и малыми предприятиями, наемными работниками и самозанятыми, формальным и неформальным секторами, прибрежными и внутренними провинциями. и т. д. В масштабах страны размером с континент сосуществуют режимы производства, сменявшие друг друга в истории передовых капиталистических стран: доиндустриальные ремесленные формы, фордистские и постфордистские формы.Споры о лучших аналитических инструментах для понимания противоречий китайского капитализма остаются открытыми.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.