Чувство вины: ЧУВСТВО ВИНЫ — САМОЕ ОПАСНОЕ – Огонек № 7 (4733) от 24.02.2002

Содержание

ЧУВСТВО ВИНЫ — САМОЕ ОПАСНОЕ – Огонек № 7 (4733) от 24.02.2002

Президент Санкт-Петербургского центра социальной реабилитации и адаптации психолог Кирилл Титов убежден: причина наших неврозов коренится в чувстве вины, навязанном нам с раннего детства

ЧУВСТВО ВИНЫ — САМОЕ ОПАСНОЕ

— Говорят, что психические проблемы современного общества скрыты в падении морали и нравственности, в обилии стрессов, во все ускоряющейся жизни… Что касается морали — все дело как раз не в ее упадке, а в том, что она ЕЩЕ НЕ В УПАДКЕ, патриархальная мораль жива, хотя стала уже совершенно непригодной для современности. И основа традиционной морали — чувство вины. В нем-то все и дело.

— А что такое чувство вины, по-вашему?

— В этом понятии нет ничего расплывчатого. Вину мы чувствуем всякий раз, когда кто-то, в психологии его называют «индуктором», говорит нам, что мы плохие, и пытается нам это доказать. В том случае, если этот человек, индуктор, для нас значим, — мы ему верим, и чувство вины начинает свою разрушительную работу в нашей психике.

— Обязательно разрушительную?

— Обязательно! Вам, наверное, интересно будет узнать, что все другие отрицательные чувства, которые человек испытывает, — зависть, ненависть, обида, сожаление — в основе своей имеют то же самое чувство вины. Но любой другой негатив легко выходит на поверхность, потому что находит объект для приложения, выливается в какое-то действие. Даже страх! Если страху пойти навстречу — есть такие вполне доступные каждому техники, — страх исчезнет. А неизжитое чувство вины не имеет объекта приложения, поэтому не может разрядиться и ест вас изнутри.

— И как же оно нас ест?

— Очень просто — угнетает неврозами, не дает быть счастливыми. Видите ли, мы, люди, так устроены, что ощущаем себя счастливыми только тогда, когда исполняются наши желания. Если в нашу жизнь приходит хорошее, которого мы не звали специально, то мы его просто не замечаем. Правильно?

— Вроде да. А чувство вины здесь при чем?

— Чтобы стать удовлетворенным, нужно, чтобы ваши желания осуществлялись. Как этого добиться? Желание осуществить легко и просто — просто нужно всем существом стремиться к цели. Что значит всем существом? Всем существом — это значит и сознательно и подсознательно. Между сознанием и подсознанием не должно быть дисбаланса желаний. Подсознательные желания, которых мы не осознаем, всегда истинны в отличие от сознательных, которые могут быть на самом деле не нашими, а навязанными извне. Вот здесь и кроется опасность.

— Опасность чего?

— Опасность того, что сознательно хотеть мы будем одного, а подсознательно стремиться к другому. Все наше воспитание построено на чувстве вины, и это ужасно. Дети у нас воспитываются так: поддерживается некий идеал ребенка, которому мальчик или девочка должны соответствовать. Но любой ребенок хоть в чем-то недотягивает до идеала — он может быть, например, послушным, но пугливым, хорошо учиться, но плохо играть в футбол, быть веселым и добрым, но не разбираться в математике. Получается, что любой ребенок всегда остается хоть в чем-то плохим. Родители же, искренне желая ребенку добра, время от времени указывают ему на то, что он «плохой», то есть не идеальный.

Они при этом не виноваты, их самих так воспитывали, управлять ребенком как-то иначе они просто не умеют. В ребенке накапливается напряжение. И вот происходит какое-то реальное негативное событие. Допустим, ребенок опрокидывает аквариум, рыбки плавают по всей квартире, паркет вздулся. Бедный ребенок мается до прихода родителей, вспоминая в этот момент все двойки, разбитые тарелки, рваные куртки своей жизни…

— О господи, как это вы точно подметили… Прямо даже сейчас мороз по коже пробежал.

— Потому что это было у всех. Кто-то сахарницу разбил, кто-то сырую сосиску съел, кто-то занавеску сжег. Ощущение «я плохой» для ребенка, воспитанного на идеале, невыносимо. И этот наш ребенок так страдает, что начинает думать: скорей бы уж пришли и все кончилось. То есть он начинает желать наказания.

— Подождите, что же получается — ребенок будет все опрокидывать, рвать, есть сырые сосиски, курить — а родителям молчать, что ли?

— Конечно, не молчать. Но и не внушать ребенку в случае проступка, что он «идиот, недотепа, руки не оттуда растут» и так далее. Нужно объяснить, что поступок плохой, а не ребенок. И аргументированно доказать, почему поступок плохой. Это все не секрет, любой детский психолог об этом скажет. Но слушать психолога легко, а поступить правильно намного труднее. Потому что мы все, за редкими счастливыми исключениями, воспитаны в чувстве вины. Поэтому обычно бывает так: приходят родители, устраивают, естественно, разборку в стиле «что ты наделал, идиот», в конце концов ребенок говорит: «Я больше не буду» — и получает прощение. Получая прощение, ребенок испытывает очень сильную радость, вплоть до счастья. «Ну и пусть идиот, пусть не оттуда руки, зато любят». Такие эмоции обязательно врезаются в подсознание. Формируется мощная условно-рефлекторная цепочка: плохое настроение — чувство вины — наказание — прощение — хорошее настроение.

— Не согрешишь — не покаешься, не покаешься — не спасешься. Что-то мне это очень напоминает.

— Это хорошо всем знакомый механизм христианского покаяния. Человеку навязывается недостижимый идеал никогда не грешащего существа. Естественно, никто без греха всю жизнь прожить не может. Вместе с грехами накапливается напряжение. И когда у человека в реальности происходит действительно что-то негативное, вместо взрослого анализа происшедшего он ищет кого-то, кто простит его, чтобы вновь почувствовать себя хорошим.

Но само по себе христианство как религия тут ни при чем. Оно не навязывало этот механизм, а лишь своевременно отразило уровень эмоционального развития человечества в конкретный исторический период. Более того, чувство вины было в свое время вещью прогрессивной, позволившей зародиться социальному регулированию. Ведь индуцированным человеком с помощью греха-покаяния можно управлять. Благодаря чувству вины человечество перешло от паразитического младенчества к обучающемуся детству.

— Так все-таки христианство не виновато?

— Ну да. Но сегодня детей воспитывать надо как-то иначе. Плохое настроение — чувство вины — наказание — прощение — хорошее настроение — такая цепочка свойственна психике очень маленького ребенка, и это имеет смысл только на определенном этапе жизни. Когда ребенок мал, некоторые вещи он, естественно, должен принимать на веру. Но проблема в том, что незрелое человечество этот детский механизм распространило на все остальные сферы жизни.

— Например?

— Да что ни возьмите. Например, деньги. Хочет человек зарабатывать больше денег, а внутри сидит мина: «Хорошие люди больших денег не зарабатывают». Человек не знает лично ни одного богатого, но мама и папа в детстве ему внушили: богатый — плохой, наворовал. И подсознательно человек будет стремиться туда, где денег нет. Сознательно денег хочется, но их нет и не будет, пока не исчезнет предубеждение.

На этих ниточках-привязках люди и болтаются всю жизнь, пока наконец не поймут, что ни перед кем, оказывается, не виноваты. Только, к сожалению, зачастую бывает очень поздно — здоровье разрушено, желания не исполнены, цели не достигнуты. Кроме того, двойственностью наших желаний постоянно пользуются индукторы — порчу снимают, от проклятий освобождают. Посмотрите газетные объявления.

— И много нас, таких несчастных?

— Внутреннее чувство вины сегодня реально разрушает жизнь миллионов людей. Цифры ужасающие. По данным нашего центра, до двадцати процентов людей строят свою жизнь на чувстве вины, как на фундаменте! Это социально опасно, поскольку такие люди сами становятся индукторами, сеющими среди людей неудачи, разочарованность, конфликты.

Остальные восемьдесят процентов тоже затронуты чувством вины в той или иной области своей жизни. Можно уверенно сказать, что чувство вины — это болезнь всего современного мира. Она поразила все страны без исключения, но сильнее всего пострадали европейские страны, Америка и пространства бывшего Союза. Здесь каждый третий имеет эту болезнь в серьезной, я подчеркиваю — в серьезной форме. Я знаю, о чем говорю, не раз бывал с тренингами в Канаде, Израиле, Цюрихе…

— И как избавиться от этого чувства вины?

— Избавление от чувства вины — такой же индивидуальный процесс, как освобождение кишечника от переваренной пищи. Никто этого за вас не сделает. В том-то и сложность.

— Хорошо, но как же нам теперь быть?

— Прежде всего учиться защищать себя от любых индукций. Помните, как Милославский поступал в «Иване Васильевиче…»? Он говорил: «Тьфу на вас». И вы говорите так же человеку, который пытается вас индуцировать. Мысленно хотя бы.

— А как узнать индуктора?

— Очень просто. Всякий раз, как вас начинают оценивать не с точки зрения реальности, вашей реальности, то есть фактов, которые вы лично пережили, а вместо этого навешивают отвлеченные ярлыки вроде «хорошо», «плохо», «высшие силы», «моральные ценности», «наказание свыше», «добро», «зло», «достойно», «недостойно» — знайте, вас индуцируют. Что для вас хорошо, а что плохо — знаете только вы.

Отрицательный опыт — это всего лишь сигнал, что нужно изменить деятельность. И все! Никаких угрызений, никакого раскаяния, никаких «простите, я больше не буду». Детство кончилось, начинается становление взрослости. Только начинается, у нашей психики еще мно-о-ого веков впереди.

Когда чувство вины умрет, человечество станет взрослым и сможет уже решать свои проблемы, включая самые сложные, без убийств и обмана. Отсутствие вины — это не безнравственность. Это как раз начало настоящей, зрелой нравственности. Сегодня наша психика закрыта, потому что мы защищаемся. Мы боимся, что нас индуцируют — внедрят в нас вину. Я даже не исключаю, что такому открытому человеку понадобится и религия. Только она будет основана на каком-то другом принципе, не на покаянии.

— А на чем?

— Тут можно фантазировать. На принципе удовольствия. Или целесообразности, разумности. Но в любом случае взрослым быть интереснее: возможностей больше.

Майя КУЛИКОВА

 

Как правило, случаи самоубийства совпадают с возрастными кризисами, в первую очередь с кризисом переходного возраста (13 — 18 лет) и кризисом середины жизни, диапазон которого определяется менее жестко и охватывает период от

33 до 36 лет. В это время резко меняется структура сознания, иначе оцениваются поступки и достижения, социальный статус и личные качества.

На этом фоне любые экстраординарные события (гибель близких, переезд из родного дома в общежитие или интернат, измена супруга и проч.) способны спровоцировать суицид. Конечно, далеко не у всех. Ведь все люди переживают возрастные кризисы, теряют близких людей и меняют место жительства, и только единицы накладывают на себя руки.

Вот что должны делать родители, чтобы воспитать потенциального самоубийцу.

1.

Вольно или нет провоцировать в ребенке чувство вины. «Ты меня огорчаешь своим поведением и оценками», «мы не поедем летом на море, потому что у тебя двойки» — и так далее, и тому подобное. Капайте на мозги почаще, не упускайте случая, чтобы объяснить своему чаду, как сильно он виноват в вашем плохом настроении, сколько страданий доставил. Если бы не он, все было бы прекрасно, и только его вмешательство расстроило планы. Таким образом вы воспитаете человека, который в зрелом возрасте станет заниматься самоедством. При отсутствии объекта для трансляции вины он взвалит всю вину на себя или протранслирует ее обобщенно: «Я умру, а вы все останетесь навек виноватыми!»

2.

Жестко контролировать поведение, распорядок дня, учебу и даже настроение ребенка. Нередко родители берут на себя ответственность за малейшие эмоциональные переживания своего чада. «Он плачет или устал — значит, мы не создали ему комфортных условий». В результате вырастают дети, не умеющие отвечать за себя и последствия своих поступков. Психологи называют это саморегуляцией. Чувство беспомощности при этом типе воспитания нередко становится причиной суицида.

3.

Относиться к ребенку как к своей последней игрушке. Это свойственно родителям, которые недоиграли в собственном детстве. «Зачем ему учиться — он еще маленький, зачем заниматься спортом — он такой слабый?! Зато он такой славный!» Это приводит к тому, что дети не научаются предвосхищать и планировать события, ставить себе цели и идти к ним. С одной стороны, чтобы наслаждаться жизнью, надо уметь быть «здесь и теперь». Но и умение заглядывать в будущее является не менее ценным, особенно в кризисных ситуациях. Очень важно научить ребенка отвечать за свои поступки и понимать их причинно-следственную связь. Грубо говоря, если всю четверть лениться, можно получить двойку. Двойка будет следствием лени, а не фатальной неудачи.

4.

Старайтесь объяснять любые события в жизни ребенка внешними причинами, игнорируя возможность самого человека быть хозяином своих судьбы и чувств. У психологов это называется «внешний локус контроля». Подобное воспитание порождает зависимость эмоциональных состояний от внешней среды и полное неумение справляться с трудностями самостоятельно.

5.

Постоянно оберегайте ребенка от ошибок. В результате мотивация избегания станет доминировать у него над мотивацией достижения. Одни люди, как известно, стремятся достигнуть большего, а другие — боятся совершить ошибку. Страх ошибки приводит к потере перспективного взгляда на будущее и, как следствие, потере смысла жизни.

Случайных самоубийц не бывает. Над каждым в течение десяти-пятнадцати лет упорно работают родители и родственники. Стоит, однако, заметить, что издержки воспитания не смертельный диагноз. Человек может выйти из борьбы за собственную жизнь победителем, проделав самостоятельно или с помощью психотерапевтов работу по изменению своего жизненного сценария, своей психологической карты в сторону более продуктивных решений.

Мария КОЛОСОВА

психолог

Зачем нужно чувство вины?

Чувство вины так легко пробудить в каждом из нас, что этим часто пользуются окружающие — чтобы нами манипулировать. «Значит, у тебя нет времени навестить меня? — говорит со вздохом бабушка внучке. — Ну что ж, придешь на мою могилку».

Наш внутренний судья не всегда различает реальное и воображаемое, и поэтому в каком-то смысле мы все обречены быть виноватыми и страдать. Мы создаем, например, свой идеальный образ, а потом переживаем, что не можем ему соответствовать, расценивая это чуть ли не как нравственное падение: «Я ненавижу себя, потому что я не так хорош (умен, заботлив, терпелив), как должен быть». Хуже того, мы можем мучиться от собственного несовершенства и наказывать себя: «Откажись от удовольствий», «Думай о других, а потом уж о себе».

Постоянно чувствуя себя виноватыми, мы начинаем хуже к себе относиться. Можно справиться с этим чувством, проанализировав свои поступки, признав свою вину и постаравшись так или иначе ее загладить. «Но иногда человек не в силах проделать такую (порой мучительную) работу и выбирает деструктивную реакцию, тем самым лишь усугубляя проблему, — говорит Екатерина Калмыкова. — Чувство собственной «плохости» может сопровождаться злостью и даже ненавистью к тем, кому человек причинил вред. Или он словно «замуровывает» вину внутри себя, наглухо закрывая к ней «дверь». И живет так, как будто ничего не случилось. Такая защита срабатывает лишь на время».

Обманчивое чувство

Далеко не всегда чувство вины оправданно. Иногда оно преследует нас, хотя мы и не совершили никакого проступка. Мать, оставившая малыша с няней, чтобы сходить в кино, может ощущать себя настоящей преступницей. Хорошо известен и другой феномен: когда чудом уцелевший в авиа- или автокатастрофе мучается виной за то, что остальные пассажиры погибли. Как возникает это обманчивое чувство, которое неизбежно сопровождается сильными переживаниями и постоянной (часто даже возрастающей со временем) потребностью искупить свою вину?

«Так проявляется защитная реакция психики человека, который не может признать собственное бессилие тогда и невозможность изменить случившееся сегодня, — объясняет Екатерина Калмыкова. — Возникает фантазия о том, что он воспользовался чужим шансом выжить, отобрал его у другого. Переживая вину по выдуманному поводу, человек на самом деле страдает от своей беспомощности».

«Это не нарциссизм»: Эдит Эгер — о том, как влюбиться в себя и справиться с чувством вины

В новой книге Эдит Эгер развивает свою мысль об исцелении и подсказывает путь, который мягко и бережно помогает изменить мысли и убеждения, удерживающие нас в плену прошлого. Доктор Эгер объясняет, что самой страшной тюрьмой, в которой она оказалась, была не та, куда ее отправили нацисты, а та, которую она создала сама для себя, тюрьма ее собственного разума. Автор описывает 12 самых распространенных известных ей установок, лишающих нас свободы, в том числе синдром жертвы, избегание, игнорирование себя, стыд, осуждение, непрощение, страх, отчаяние, а также предлагает инструменты для их устранения. С разрешения издательства «МИФ» мы публикуем главу о чувстве вины, которое мешает жить даже тогда, когда тяжелые времена позади.

На прощение себя за то, что осталась в выживших, у меня ушли десятилетия. Мне было сорок два, когда я окончила в 1969 году колледж. Я была матерью троих детей и иммигранткой. Выучить английский язык так, чтобы иметь возможность продолжить обучение, — для этого потребовались особая отвага и немалые внутренние силы. Колледж я окончила с отличием!

Но на церемонию вручения дипломов не пошла. Слишком было стыдно.

Реклама на Forbes

В послевоенные годы, подобно многим другим выжившим, я испытывала мучительное чувство вины. Двадцать четыре года назад освободили меня и мою сестру Магду. Но за два десятилетия я так и не смогла понять, почему осталась живой, а мои мать, отец, бабушка, дедушка погибли, как и еще шесть миллионов людей. Даже получение диплома — такое замечательное событие, касающееся только меня и моих успехов, — было омрачено мыслью, что я недостойна этой радости, я безнадежно испорченный товар и каким-то образом несу вину за все плохое вокруг. Всего лишь вопрос времени, чтобы все узнали, насколько я сломлена.

Чувствовать вину — значит верить, что беда произошла из-за вас, и осуждать себя за это. Но важно разделять чувство вины и раскаяние. Раскаяние — закономерная реакция на совершенную ошибку или на зло, которое мы кому-то причинили. Угрызение совести ближе к горю. Если вы раскаиваетесь, то признаёте, что прошлое есть прошлое, что его нельзя отменить, и позволяете себе из-за него грустить. Испытывать муки — значит понимать, что пережитое вами, что принятые когда-либо решения — все приводит к сегодняшнему дню. Раскаяние — это наше настоящее. Оно может сосуществовать с прощением и свободой.

А вот вина держит вас очень крепко. Она коренится в чувстве стыда: вы верите, что недостойны; думаете, что вас не хватает — не хватает на все, что вы делаете. Чувства вины и стыда могут быть крайне изнурительными. Но они не дают настоящей оценки тому, кто мы. Это образ мышления, который мы выбираем и в котором надолго увязаем.

Всегда есть выбор, как поступать с информацией, которую мы получаем в нашей жизни. Как-то я выступала на конференции, и вдруг во время моего доклада со своего места встает довольно представительный мужчина и покидает аудиторию. Я буквально застыла на сцене, охваченная самыми нелестными мыслями о себе: «Я ни на что не гожусь. Я не заслуживаю чести выступать на такой конференции. Я не на своем месте». Через несколько минут дверь открывается, в аудиторию входит тот мужчина и садится на свое место. Возможно, он просто выходил попить воды или в туалет, но к тому времени, как он вернулся, я уже заканчивала свою жизнь на гильотине.

«В Освенциме не было антидепрессантов». Как Эдит Эгер прошла концлагерь и выжила, чтобы до 90 лет помогать другим людям

Никто не рождается с чувством стыда. Но многим из нас начинают внушать его с самых малых лет. Когда Линдси, моя старшая внучка, училась в начальной школе, ее определили в класс для «талантливых и одаренных детей» (меня раздражает сама идея, заложенная в таком подходе к детям, — все они талантливые и одаренные!). Иногда внучка не справлялась и отставала от других, и учительница начала называть ее маленьким тормозом. Моя чудесная Линдси приняла ее слова близко к сердцу. Ей удалось убедить себя, что она не тянет, что у нее не хватит способностей учиться в таком классе, что она недостойна. Внучка уже была готова перейти в обычный класс. Но я объяснила Линдси, насколько важно не позволять чьему-то мнению, даже преподавательскому, влиять на ее самооценку и решения. Она осталась, а годы спустя написала вступительное сочинение в колледж под названием «Когда тормоз становится мотором». Линдси с отличием окончила Принстон.

Свобода заключается в том, чтобы верить в себя таких, какие мы есть, ощущать себя цельной личностью, даже если мы далеко не идеальны, и не стремиться всегда и во всем быть совершенными.

Мне тоже с детских лет приходилось выслушивать о себе разное, что довольно рано сформировало чувство стыда за то, что я такая. В три года у меня появилось косоглазие, и вплоть до десятилетнего возраста, пока мне не сделали офтальмологическую операцию, сестры безжалостно дразнили меня песенками типа «Ты тщедушная уродка, таких замуж не берут!». Да и мама часто повторяла: «Хорошо, что ты у нас умная, а то внешность у тебя так себе». Каково выслушивать о себе такое? Было очень тяжело, но еще труднее было выкинуть это из головы. Ведь суть не в словах, что говорили мне родные. Беда в том, что я в эти слова поверила.

И еще очень долго продолжала верить.

Когда Марианна и Роб жили с детьми в Ла-Хойе, каждый понедельник я приходила к ним готовить ужин. Иногда я готовила американскую еду, иногда венгерскую. Всю неделю я ждала этого чудесного дня, чтобы накормить своих внуков и ощутить себя частью их повседневной жизни. Одним из таких вечеров я, как обычно, находилась на кухне, а на плите что-то булькало в кастрюлях и шипело на сковородках, когда вернулась с работы Марианна и — прямо с порога, в своем красивом шелковом костюме — начала вытаскивать из шкафа крышки, накрывая каждой соответствующую кастрюлю и сковородку. Внутри у меня все оборвалось. Я так старалась быть для них полезной, так хотела порадовать свою семью… и вот приходит дочь и демонстрирует, что я все делаю не так. Что я недостаточно хороша.

Понадобилось какое-то время, и я все-таки осознала: идея, что «все не так», исходила не от Марианны, а от меня самой. Я всегда во всем стремилась быть образцом совершенства, поскольку слишком долго была уверена в собственной неполноценности, поэтому и надеялась, что если все буду выполнять безукоризненно, то смогу найти выход и преодолеть состояние вины и стыда. Но мы люди — не больше и не меньше, чем мы есть. Мы просто люди, и нам всем свойственно ошибаться. Свобода в том и заключается, чтобы верить в себя таких, какие мы есть, ощущать себя цельной личностью, даже если мы далеко не идеальны, и не стремиться всегда и во всем быть совершенными.

Вина и стыд не берутся из воздуха, чтобы навсегда в нас вселиться. В конечном счете эти чувства возникают внутри нас самих. Люди, переживая болезненный развод или расставание, часто обращаются за помощью к психологу или психотерапевту. У меня много таких пациентов. Они оплакивают потерю отношений, кончину надежд, заветных желаний, планов — всего связанного с прошлой жизнью. Но обычно на приеме они говорят мне не о страданиях, а жалуются на ощущение своей отверженности: «Он меня отверг», «Она меня отвергла». Но отвергнуть, отверженность, отвержение — всего лишь формы слов, которые мы подбираем, чтобы выразить болезненное чувство, возникающее, когда мы не получаем или лишаемся желаемого. Кто сказал, что все должны нас любить? На каких скрижалях записано, что нам все будет дано? Что мы получим то, что хотим; тогда, когда хотим; в том виде, в каком хотим? И даже если у нас уже есть что-то, какой из богов определил, что это гарантированно останется с нами? Никто нас не отвергает — только мы сами… себя.

Особенно важно помнить: мы сами выбираем, за что и как себя упрекать

Именно поэтому тщательно выбирайте, какой смысл придавать словам и поступкам других людей. Когда, сделав доклад, я слышу бурные аплодисменты, а потом обнимаюсь почти с сотней человек, благодарящих меня со слезами на глазах и признающихся, что я изменила их жизнь, среди них всегда найдется один, кто пожмет мне руку и скажет: «Да, доклад был очень хорош, но…» — и мне самой решать, каким образом реагировать на его слова. Будучи, например, неуверенной в себе, я могу ввергнуться в пучину отчаяния и самокопания: «Господи, что опять я сделала не так?!» Или, напротив, могу прийти к выводу, что критика имеет отношение не столько ко мне, сколько к настроению или мировоззрению самого человека, ее высказавшего: может быть, услышанный доклад не оправдал особых ожиданий, с которыми он пришел его послушать; может быть, он принадлежит к породе умников, чувствующих свою силу, когда им есть что подвергнуть сомнению. Но самое главное, мне нужно спросить себя: «Есть ли в этом замечании что-либо содержательное, что расширит мои знания, что даст импульс моему созидательному началу?» Неважно, как я отреагирую на чужое мнение (прислушаюсь ли к нему, отмахнусь ли от него), но я всегда могу сказать: «Спасибо за вашу точку зрения» — и жить дальше.

Нельзя позволять чужим оценкам становиться для нас критически определяющими — в противном случае мы не сможем жить, не испытывая чувства стыда за себя.

И особенно важно помнить: мы сами выбираем, за что и как себя упрекать.

Проведите день в беседе с собой и прислушайтесь к своему внутреннему диалогу. Внимательно отмечайте, на чем сконцентрировано ваше внимание, о чем вы думаете, — и закрепляйте это в памяти. Именно эти мысли повлияют на то, как вы будете себя ощущать. А ваше самоощущение будет диктовать, как вести себя дальше. Но вы не обязаны жить в соответствии с этими стандартами и посылами. Вы не родились со стыдом. Ваша подлинная сущность прекрасна сама по себе. Вы родились с любовью, радостью и страстью и можете переписать свой внутренний сценарий, вернув себе безвинность. Вы можете стать цельной личностью.

Реклама на Forbes

Сколько Мишель себя помнит, она всегда ловила на улице восхищенные взгляды. И даже сейчас многие женщины, видя ее, вздыхают: «Эх, все бы отдала, чтобы быть такой». Высокая, тонкая, красивая, профессионально состоявшаяся, наполненная особой энергией, которая притягивала к ней людей, — Мишель выглядела совершенной, но внутри была почти мертва.

Неидеальная форма пупка: как девочки-подростки относятся к своей внешности 

Бесчисленное количество раз мне приходилось сталкиваться в своей практике с одной пагубной моделью отношений. Дано: целеустремленный муж и безупречная жена — о такой обычно говорят, что «она прекрасная хозяйка». Но, кроме того, она превосходная актриса, замечательно умеющая под добротой и заботой о других скрывать свое болезненное внутреннее состояние. Муж тоже не лишен актерских данных: любящий и крайне внимательный на публике, наедине с женой он становится скорее страшным начальником или грозным отцом, диктующим, что она должна или не должна делать, как ей проводить время и сколько тратить денег. Признав раз и навсегда превосходство мужа, такая жена во всем ему угождает и потакает, ублажает его, не только подстраиваясь под его желания и вкусы, но и отказывая себе в праве быть взрослым человеком, так как все решения за нее принимает он. А потом компенсирует это тем, что отказывает себе в еде, поскольку прием пищи — это единственное, что ей остается подвластно и на что она может еще решиться. Она как бы отстраняется от своего чувства беспомощности, доводя его до минимума, но тем самым «доводит до минимума» самоё себя — ее тело начинает буквально таять. В самых запущенных случаях женщина уже не может ничего съесть, даже когда хочет это сделать. Ее организм отвергает пищу.

К тому времени как Мишель начала терапию — не со мной, а c замечательным специалистом у себя в городе, — у нее уже было явно выраженное расстройство пищевого поведения. Но обратиться за помощью к психотерапевту ее заставила не анорексия, а проблема с мужем. Его на редкость пренебрежительное и грубое отношение заставляло ее порой чувствовать себя запуганным ребенком во власти злого отца. Умом Мишель понимала, что она не беспомощное дитя, а сильная, состоявшаяся женщина средних лет. Но в ней сидел страх, мешавший ей дать отпор мужу. Когда его вспышки гнева начали донимать и пугать детей, она поняла, что смирением и голоданием уже не отделаться — нужны другие методы.

Но учиться стоять за себя означало обнаружить свое внутреннее напряжение — чувство стыда и всю ту боль, которую она пыталась сдерживать голодом. Когда она начала снова есть — этот процесс я всегда рекомендую вести под наблюдением врача в стационарных или амбулаторных условиях, — все ее душевные травмы, от которых она долго и тщательно пыталась отстраниться, захлестнули ее мощной волной. Пережитое в детстве сексуальное насилие; наплевательское отношение матери, с которой никогда не было эмоциональной близости; оба родителя, наказывающие ее не только побоями, но и, что еще хуже, полным молчанием: они просто вели себя так, будто ее совсем не было рядом, с детства внушая ей, что она пустое место. Погружаясь в свое прошлое, снова ощущая тот страх и ту боль, Мишель пережила оглушительное чувство и поняла, что должна впускать в себя это лишь небольшими дозами. Она позволяла себе чувствовать, а потом морила себя голодом, снова позволяла себе чувствовать и снова морила голодом.

Реклама на Forbes

Этот процесс вызвал к жизни мучительный страх быть брошенной.

— Я всегда цеплялась за людей, если чувствовала, что они могут позаботиться обо мне, если знала, что они хотя бы видят меня, слышат меня, принимают меня такой, какая я есть, — говорила Мишель. — В детстве у меня был учитель, с которым я чувствовала себя в безопасности. Позже, когда я повзрослела, таким человеком стал мой профессор, затем — психотерапевт. Всегда есть человек, к которому я испытываю какую-то судорожную привязанность. Я, как взрослая сорокалетняя женщина, понимаю, что в принципе нахожусь в безопасности и что, так или иначе, живу нормально. И все-таки часто чувствую себя той восьмилетней девочкой и боюсь снова остаться без любви, боюсь снова совершить что-то неправильное, из-за чего всем станет наплевать на меня.

Пожалуйста, помните: вы единственные, кто вас никогда не бросит. Вы можете продолжать надеяться, что появится кто-то рядом и будет любить вас, заботиться о вас, а можете сами научиться заботливо относиться к себе и любить себя.

Через три года после начала терапии Мишель добилась значительного прогресса. Она ест — ест нормальными порциями вполне здоровую пищу. Она больше не насилует свою психику избыточным погружением в прошлое. Она в состоянии напомнить мужу, что его нападки причиняют ей боль; использует практики осознанности, чтобы смягчить в себе реакцию страха. Она еще работает над тем, чтобы избавиться от стыда, который продолжает испытывать, — того чувства стыда, которое проявляется в трех пагубных установках: это моя вина, я этого не заслуживаю, могло быть хуже.

— Я все думаю, — сказала она мне, — почему я не сделала что-то иначе? Когда я рассуждаю логически, то понимаю, что не по моей вине у меня было такое детство и была такая жизнь, но какая-то часть меня продолжает упорствовать и не хочет в это верить.

Реклама на Forbes

Пожалуйста, помните: если вы хотите контролировать свой образ мыслей, для начала изучите свои привычки и решите, насколько они поддерживают вас или, напротив, опустошают? Прежде чем что-то сказать, особенно себе, обязательно задайтесь вопросом: «Я говорю это по-доброму и с любовью?»

Мишель стала подвергаться сексуальному и физическому насилию в восемь лет — тогда и закончилось ее детство.

Восемь лет — тот возраст, когда начинают развиваться лобные доли и ребенок учится мыслить логически. В эти годы нам хочется все понять. Но какие-то вещи мы никогда не поймем. Иногда мы сознательно развиваем в себе чувство вины, чтобы получить ощущение контроля над тем, что абсолютно не в нашей власти — то, о чем мы не просили, чему не были причиной и что сами не выбирали.

— Перестаньте копаться в себе и искать причину, почему вас подвергали насилию, — сказала я. — Пора вводить в привычку доброжелательное отношение к себе. Выберите это как направление, в котором будете двигаться.

— Ну да, доброжелательность, — сказала она, тихо рассмеявшись. — Для меня всегда было естественным быть доброй к другим. Но быть доброй к себе удается с большим трудом. На каком-то витке мысли я опять начинаю думать, что не заслуживаю ничего хорошего в своей жизни. Так и не могу до конца поверить, что это нормально для меня — быть счастливой.

Реклама на Forbes

— Вы можете сказать: «Раньше я была такой» — и снова обрести власть над своими мыслями. Вам нужно только разрешить себе. Скажите одно слово — разрешаю. Дайте себе разрешение получать удовольствие.

Она заплакала.

— Милая, верните себе свою силу.

Однако вместо разрешения она вновь прибегала к одной из своих психологических установок, убеждая себя, что все могло быть намного хуже. Да, родители частенько пороли ее, но, по крайней мере, не тушили об нее сигареты. Так она себе это представляла.

Я попросила ее постепенно избавляться от оборотов типа я должна, мне нужно. Постараться сделать свою речь мягче.

Реклама на Forbes

— Прислушайтесь к тому, как вы разговариваете сами с собой, — сказала я. — Признайтесь себе, что вы были ранены. И затем выберите, что вам надо отпустить и чем это заменить. У вас вошло в привычку не только преуменьшать собственную боль, но и преуменьшать самоё себя, чуть ли не становиться невидимой. Теперь привыкайте к другому. Отпустите стыд, замените его доброжелательностью по отношению к себе, убедитесь, что в вашей речи преобладают такие выражения, как «Да, это я; да, я могу; да, я буду».

Когда во время своего лекционного тура я была на Среднем Западе, меня пригласили на ужин в одну замечательную семью. На столе была простая и вкусная еда, текла приятная беседа, но, когда я за что-то похвалила дочь хозяев дома, мать семейства пнула меня ногой под столом. Позже, за кофе и десертом, она тихо сказала мне: «Пожалуйста, не расхваливайте ее, не хочу, чтобы она росла тщеславной». Стремясь сохранить скромность в себе и наших детях, мы рискуем сделать себя меньше, чем мы есть на самом деле, — преуменьшить свою истинную ценность. Не поступайте так. Просто поцелуйте свою руку и скажите себе: «Так держать, моя умница! Молодчина, девочка!»

Любовь к себе — единственная основа, на которой держится наша цельная, здоровая и счастливая личность. Так что влюбитесь в себя! Это не нарциссизм. Как только начинается наше исцеление, мы обнаруживаем не новых себя, а себя подлинных. Тех себя, которые все время были здесь, рядом — прекрасные, рожденные для любви и радости.

Сама себе враг: как мизогиния в женской среде мешает карьере не меньше гендерной дискриминации

Ключи к освобождению: избавьтесь от чувства вины и стыда

Вы справились

Реклама на Forbes

Если в вас есть что-то такое, что постоянно вызывает ваше беспокойство или недовольство, представьте себя совсем маленькими — такими, что можете забраться в собственное тело. Когда вы окажетесь в нем, поздоровайтесь с каждым органом, с каждой частичкой себя. Если вы убеждены, что во всем виноваты, то возьмите свое сердце нежно в руки, обнимите этот кровоточащий орган и замените его собой любящим. Скажите себе: «Да, у меня были ошибки. Но они не делают меня плохим человеком. Мои действия далеко не вся моя истинная сущность. Я лучше своих поступков». Если какая-то травма все еще живет в вашем теле или душе, примите это как данность, потому что вы смогли ее пережить. И вы все еще здесь. Вы справились. Всю сознательную жизнь я мучаюсь с дыханием, поскольку во время войны у меня был сломан позвоночник, поэтому я часто заглядываю внутрь себя, чтобы поприветствовать свои дыхательные пути, поговорить со своими легкими. Найдите у себя уязвимое место и окружите его любовью.

То, на что вы обращаете внимание, только укрепляется в вас

Проведите день в беседе с собой, сосредоточьтесь на том, какие слова вы находите для себя. Часто ли звучат такие обороты, как «я должен», «я не должен», «да, но»? Насколько для вас привычны фразы вроде «это моя вина», «я этого не заслуживаю», «все могло быть и хуже»? Замените эти психологические установки, отражающие ваше чувство вины и стыда, ежедневным дружеским диалогом с собой, находя для себя мягкие, добрые слова. Проснувшись утром, подойдите к зеркалу, посмотрите на себя с нежностью. Скажите сами себе: «Я сильная. Я добрая. Я человек большой силы». Поцелуйте свои руки. Улыбнитесь отражению в зеркале. Скажите: «Я люблю тебя».

И себе, и людям: как и сколько зарабатывают российские онлайн-сервисы психотерапии

5 фото

Как избавиться от чувства вины: советы психолога

Человеческая психика — это очень тонкое и хрупкое устройство. Некоторые наши эмоции и переживания делают нас сильнее, однако существуют и те, что буквально разрушают людей изнутри и отравляют им жизнь, словно самый опасный яд. Одним из этих чувств является вина. Это нормально, если она возникла в результате определенных действий, но что делать, если вина превратилась в перманентное состояние, которое не покидает человека? Куда обращаться и как скинуть с себя эту тяжелую ношу? Мы решили задать вопросы психологу, сексологу, гипнотерапевту Алене Малышевой.

Что такое вина?

«Не бывает плохих или хороших чувств, каждое необходимо для проживания какого-то своего абсолютно уникального опыта. С чувством вины, думаю, сталкивался каждый человек, и здесь, пожалуй, важно понимать следующее — все хорошо в меру. Так и с чувством вины, если оно мешает развиваться, двигаться вперед и проживать счастливую жизнь, становится всепоглощающим, то с ним надо разбираться», — рассказала нам специалист.

Она пояснила, что чувство вины имеет негативную окраску. Оно основывается на том, как человек внутри себя переживает свершенные им поступки, действия, оценивает сказанные слова и сопоставляет все это с последствиями. Другими словами, можно сказать, что чувство вины — это глубокое раскаяние и сожаление о действии, которое принесло окружающим неприятности. Причем это чувство присуще каждому человеку, вот только выражается оно у всех по-разному. Исключениями, пожалуй, можно назвать людей с некоторыми психическими отклонениями, которые не могут оценить влияние их действий на события и последствия. Также специалист подчеркнула, что чувство вины также можно охарактеризовать как совокупность самонаказания, боязни и защиты от внутренней агрессии. Таким образом, человек, который испытывает чувство вины, ощущает себя плохим.

Причем стоит отметить, что манипуляторы умело пользуются чувством вины, вызывая его у ни в чем не виноватых людей. У них на руках оказывается эффективный инструмент, который позволяет управлять человеком, подавляя его волю и желания. Последствиями такого поведения часто становятся занижение самооценки, депрессии и другие психические расстройства.

Однако чувство вины зависит не только от воздействия окружающих человека людей или сложившихся обстоятельств, но и от склада характера. Чем больше человек требует от себя, чем больше он хочет добраться до установленной планки, тем сильнее будет чувство вины. Как подчеркнула эксперт, в этом случае это чувство выполняет роль знака, который наставляет на правильный путь и ведет личность к заданной цели. Так, несмотря на то, что это ощущение — не самое приятное, именно благодаря ему мы отличаем плохие действия от хороших. Можете ли вы представить себе общество, состоящее из людей, которые никогда не испытывают чувство вины? Не кажется ли вам, что такие люди могут быть опасны, ведь никакое раскаяние не заставит их задуматься о содеянном.

Но бывает и такое, что вина превращается в навязчивую идею, которая портит жизнь и не дает человеку свободно вдохнуть. Специалист привела пример: перед человеком стоит выбор — поехать в отпуск или остаться с престарелыми родителями, чтобы ухаживать за ними. Он выбирает отпуск, уезжает и начинает себя укорять и винить за то, что оставил стариков и не помог им. Отдых оказывается не отдыхом, а настоящим испытанием, поскольку постоянное напряжение не дает отвлечься от этих негативных мыслей. Человек сам себя изматывает и заводит в тупик.

Федеральное агентство новостей /

Причины возникновения чувства вины

Как нам рассказала специалист, чувство вины у человека формирует социум: у детей это могут быть родители, учителя, друзья, во взрослом возрасте на человека могут оказать влияние коллеги, начальство и многие другие авторитетные личности. Причем зачастую люди сами не понимают, что вызывают у человека чувство вины.

Это неприятное ощущение словно врезается в душу как очень болезненное переживание. У детей таким образом закрепляется это переживание, и в дальнейшем оно ассоциируется с определенными нежелательными действиями. Другими словами, чувство вины, вызываемое у ребенка в меру, формирует совесть и заставляет малыша строить логические цепочки — «если я сделаю так, то это будет плохо».

По словам эксперта, в психологии чувство вины считается довольно сложной эмоцией, которая зачастую бывает обманчивой. Вроде бы человек и не сделал ничего плохого, но он все равно чувствует себя виноватым. Почему? Как оказалось, чаще всего с такой ситуацией сталкиваются матери, когда они решают отдохнуть и где-то повеселиться, в то время как их ребенок сидит под присмотром другого человека. Стоит молодой маме ступить за порог, как ее начинают одолевать неприятные мысли, которые впоследствии беспокоят ее весь вечер. А ведь женщина не сделала ничего плохого своему ребенку: она позаботилась о его комфорте и спокойствии.

Другой пример: чувство вины одолевает выжившего в ДТП. Это очень тяжелый случай, поскольку такие люди начинают укорять себя за гибель других. Позже у таких людей появляется чувство, что вину необходимо искупить, и эта мысль с каждым днем становится все сильнее. Однако если стандартное чувство вины возникает из-за проступка, то в этом случае оно основывается на беспомощности человека, который не мог повлиять на исход ситуации и спасти других. Как пояснила специалист, в этом случае психологическая защита искажает восприятие. Человек считает, что он отобрал шанс на выживание у других, но на самом деле это — далеко не так.

Бывает и такое, что чувство вины возникает без повода. Его называют невротической виной. Она похожа по своим проявлениям на истинную эмоцию, однако здесь присутствует и своя специфика. Так, этот вид вины легко определить по тому, как себя воспринимает человек, и он становится явным в том случае, если он постоянно винит себя в чем-то и повторяет: «Я, как всегда, виноват». Эксперт подчеркнула, что такая вина формируется в подсознании человека еще в детстве, поскольку в этом возрасте люди еще не способны правильно трактовать свои поступки и делать логические умозаключения.

Допустим, ребенок видит, что у кого-то из его родителей плохое настроение. Из-за отсутствия правильного контакта и общения внутри семьи ребенок начинает думать, что причина плохого настроения родителей кроется в нем. Иногда люди через всю свою жизнь проносят вину за развод родителей. И, понятное дело, что ребенок не может стать причиной расставания двух людей, однако такая вина отравляет людям жизнь.

Почему возникает чувство вины

Как мы говорили ранее, эта эмоция очень сильна. Поэтому для того, чтобы с ней справиться, необходимо понять, откуда она берет свое начало. По словам нашего эксперта, тут может быть несколько причин.

1. Отношение родителей к детям.

Зачастую при воспитании ребенка родители делают серьезную ошибку — они оценивают не поступок малыша, а его личность, не упуская возможность сказать: «Ты плохой, раз так поступил», «Хорошие девочки так себя не ведут». Несмотря на то, что ребенок еще не в силах давать оценку своим поступкам, он воспринимает такие слова как обвинения и оценку личности. Таким образом у малыша в подсознании формируется постоянное чувство вины, ведь он не разделяет такие понятия, как «я» и «мои поступки».

2. Манипуляция

Зачастую детям отлично удается использовать манипуляцию по отношению к родителям для достижения своих целей. Самые известные фразы: «Если бы ты меня любил(а), ты бы …», «Ты не ценишь того, что я для тебя делаю», «Ради тебя я …, а ты …». Таким образом человеку вспоминают прошлые обиды, вновь и вновь заставляя его чувствовать себя виноватым. Как отметила психолог, такие действия нередко применяются в отношениях между супругами, коллегами или даже давними друзьями.

3. Социум

Имеется в виду детский сад, школа, университет, работа и другие места, где людям приходится контактировать друг с другом. В этом случае чувство вины подкрепляется и боязнью того, что думают окружающие. Здесь у человека появляется множество ограничений, которые вводятся для эффективного управления: тут лучше не проявлять инициативу, тут лучше промолчать, в этом случае лучше потерпеть — и так далее. Нередки здесь унижения и не самые приятные сравнения. Все это, опять же, формирует постоянное чувство вины.

4. Религия

В случае с религией можно отметить, что здесь применимы шаблоны социума, но при этом сюда добавляются также заветы, правила, первородный грех и различные табу.

5. Самообвинение, или вина неудачника

Такое чувство вины возникает у тех, кто стремится оправдать чьи-то ожидания и справиться со всеми заданиями без ошибок. Как отметила наш эксперт, этот вид вины — наиболее сложный и тяжелый, ведь человек начинает укорять себя за нарушение собственных установок и моральных правил общества. Причем зачастую не существует никаких поводов для самообвинения, но жертва этого чувства все равно находит их и продолжает погружаться в пучину самообвинения.

6. Чувство вины после потери близких

Еще одно сложное и весьма негативное чувство, которое ежедневно терзает множество людей. Они обвиняют себя в том, что не были рядом с человеком, когда произошла трагедия, не поговорили с ним, не сказали ему важные слова и не уделили ему достаточно внимания. Здесь возникает чувство, что произошедшее можно было бы как-то предотвратить. Именно оно и подпитывает вину, давая ей новые силы.

Фото из личного архива Алены Малышевой /

Как избавиться от чувства вины

Для того чтобы освободить себя от чувства вины и снова подарить себе спокойную и размеренную жизнь, нужно пройти несколько этапов. Для начала пациенту необходимо осознать вину, затем определить ее происхождение, далее проработать, а уже затем — освободиться.

Как подчеркнула психолог, для такой работы нужно не только заострить внимание на чувстве вины, но и поискать в себе и другие негативно окрашенные эмоции. Их осознание и проработка помогут отпустить их, простить себя и окружающих.

Да, это довольно сложный путь, однако он действительно эффективный. Эксперт посоветовала обратиться к психологу, чтобы он помог выбрать верный путь для решения этой непростой задачи. Как правило, специалист не только помогает отделить настоящее чувство вины от надуманных или внушенных проблем, но и учит тому, как экологично для себя и окружающих находить выход из неприятных ситуаций, при этом не обременяя себя чувством вины.

В когнитивно-поведенческой терапии применяются особые техники, которые помогают уменьшить чувство вины, а следовательно, и свести на нет все страдания пациента. Как правило, ее применяют психологи при работе с пациентами, у которых чувство вины наиболее выражено. Эксперт нам рассказала про технику «пирога» («пиццы»), которая представляет из себя круговую диаграмму.

В самом начале терапии пациенту предлагают определить долю своей вины по шкале от 0% до 100%. Нередки случаи, когда люди называли все 100%, тем самым демонстрируя тяжесть сложившейся ситуации.

Далее терапевт задает пациенту вопросы о том, что бы еще могло повлиять на исход ситуации и кто бы мог понести за нее вину. Если пациент затрудняется ответить, то специалист помогает ему определиться при помощи наводящих вопросов.

Ситуация, словно клубок пряжи, начинает потихоньку расплетаться, становясь более ясной. На ранее упомянутую диаграмму наносятся теперь и другие, кто мог бы понести долю вины за произошедшее. Благодаря такому наглядному примеру человек видит, что его вина гораздо меньше, чем он себе это представлял. Такая терапия, как правило, приносит людям заметное облегчение.

Иногда случается и такое, что человек понимает, насколько абсурдны и беспочвенны его самообвинения. Люди полностью освобождаются от этого тягостного чувства и начинают жить по-новому.

Если же человек действительно виноват, то такая психологическая проработка помогает пациенту смягчить чувство вины и постепенно его отпустить. Здесь перед психологом стоит задача дать человеку понять, что от ошибок в жизни не застрахован никто, и то, что осталось в далеком прошлом, уже не исправить. Поэтому специалист должен помочь пациенту простить себя либо настроить его на то, чтобы он искренне извинился перед другим человеком.

Можно ли самостоятельно справиться с чувством вины

На этот вопрос специалист ответила утвердительно. По ее словам, это вполне возможно, ведь чувство вины боится действий и стремлений исправить свершенное. По ее словам, человек может все проанализировать, сделать вывод и идти по жизни дальше, не боясь новых уроков.

Она также отметила, что для каждого современного человека очень важно научиться любить себя, прощать себе ошибки и относиться к самому себе с заботой и уважением. В таком случае легкое чувство можно будет направить в хорошее русло. Оно поможет достигать поставленных целей, не отклоняться от графика и жить правильно. А негативные эмоции лучше вообще к себе не подпускать, ведь они только разрушают личность и вытягивают всю энергию.

Здоровое чувство вины способствует социализации детей — Социальная ответственность

Чувство вины является сложным элементом взаимоотношений родителей и ребенка. Цепочка «родители чувствуют себя виновными — дети чувствуют себя виновными — родители могут заставить детей чувствовать себя виновными, а затем чувствовать себя виновными в этом» бесконечна, но нравственная вина — совесть — является важной составляющей развития ребенка. В этом, согласно статье, опубликованной газетой The Independent, сошлись мнения современных психологов.

Тина Мальти (Tina Malti), профессор психологии Университета Торонто (University of Toronto), изучавшая развитие вины у детей, считает вину эмоцией, похожей на сочувствие.

«Здоровая нравственная вина важна для развития, — отмечает она. — Это помогает ребенку воздерживаться от агрессии, противостоять антисоциальному поведению».

Ребенок, заставивший другого ребенка плакать, может из-за этого чувствовать себя плохо или чувствовать себя виноватым, потому что то, что он сделал с товарищем, нарушает его собственные принципы в понимании того, «что такое хорошо и что такое плохо». «Эти две реакции могут быть полностью независимыми друг от друга или соединяться», — говорит Мальти.

Внутреннее чувство вины и позор как внешнее проявление

Эксперт обозначает путь развития «виновности». Очень маленькие дети могут плакать, если они сломают игрушку, но у них пока нет достаточного понимания переживаний других людей, чтобы испытать более сложные эмоции, касающиеся вины.

К шестилетнему возрасту большинство детей осознанно говорят о чувстве вины после совершенного проступка, и это помогает им относиться к другим людям более внимательно.

Вина — это внутренняя эмоция, то, что вы чувствуете внутри, когда знаете, что сделали что-то неправильно или даже причинили кому-то вред, а позор — это нечто внешнее, осуждение вашего поступка другими членами семьи или общества, замечает Мальти.

Это различие немного упрощено, считает Рой Ричард Гринкер (Roy Richard Grinker), профессор антропологии Университета Джорджа Вашингтона (George Washington University), потому что «в отсутствие аудитории мы можем чувствовать стыд, просто воображая его». По словам профессора, часть взросления в любой культуре — это «своего рода интернализация (принятие или адаптация убеждений, ценностей, установок — прим. «+1″) ценностей, которыми обладает общество».

Для Колина Лича (Colin Leach), профессора психологии Университета Коннектикута (University of Connecticut), «вина» и «позор» — это всего лишь термины. «На самом деле важно, как взрослые и дети думают об ошибках или недоразумениях», — говорит он.

Чувство вины необходимо в меру

Доктор Элен Эггер (Helen Egger), заведующая кафедрой детской и подростковой психиатрии Нью-Йоркского университета здоровья Лангон (NYU Langone Health), считает, что вина отражает то, что называется теорией мышления, — развивающееся понимание ребенком того, что у других людей также есть свои чувства.

«У дети должна быть развита теория мышления, чтобы они имели возможность чувствовать вину, — говорит она. — Когда родители лгут или не чувствуют своей вины, то и у ребенка снижается способность к сочувствию».

Вина, считает ученый, является частью нормального развития детей, и нельзя, чтобы дети росли без нее. Но необходимо также беспокоиться о том, чтобы они не судили себя слишком строго или не чувствовали себя ответственными за вещи, которые находятся далеко за пределами их полномочий. Классический пример — ребенок, который винит себя в ссорах или в разводе своих родителей.

У младших детей, говорит Эггер, вина может быть перепутана с магическим мышлением и чувством собственного всемогущества, как, например, когда они чувствуют себя ответственными за болезнь или инвалидность брата или сестры. По мере того как эти дети растут, их беспокойство может перерасти в тревожные расстройства, особенно в распространенные тревожные состояния.

Маленькие дети, испытывающие тревожность, подвергаются повышенному риску развития депрессивных симптомов, и «непреодолимое чувство вины является ключевым симптомом депрессии», — обращает внимание Эггер.

Что делать родителям

Психологи дают ряд рекомендаций о том, как родители могут пробуждать в ребенке совесть и нравственные чувства, избегая при этом переизбытка ответственности. Эксперты советуют родителям и воспитателям сосредоточиться на конкретных действиях, а не на характере ребенка; говорить ему не то, что он плохой, а то, что его неправильный поступок привел к негативным результатам.

Мальти рассказывает о методе индукции, когда родители объясняют последствия действий очень четко: «Твой брат плачет, потому что ты сломал его игрушку». Как говорит психолог, она работала с детьми, у которых отсутствовало чувство вины, и индукция была очень полезной. С другой стороны, она также работала с гипервозбужденными детьми, чувствующими себя ответственными за страдания других людей.

«Если родители ссорятся, очень важно сказать ребенку, что это не связано с его поведением, — отмечает Мальти. — В противном случае он может продолжать беспокоиться, что, возможно, приведет к более опасному типу тревоги или депрессии».

Дети должны уметь оценивать свое поведение и свои отношения и понимать, что на самом деле является их обязанностью. «У них должен быть точный манометр, — говорит Лич. — Чувство небольшого дискомфорта может мотивировать нас к изменению поведения, но ретроспективные размышления о том, как мы когда-то поступили низко, фактически никогда не бывают продуктивными и, как правило, действительно психологически вредны».

Родители и учителя всегда должны думать о том, как они реагируют на детские поступки, потому что язык, используемый взрослыми, может либо прервать, либо усилить негативный образ мышления ребенка. Психологи советуют избегать абстрактных фраз типа: «Что с тобой такое?», когда детей обвиняют в том, что с ними что-то не так. Лучше всего давать им конкретные рекомендации.

Материал предоставлен проектом «+1».

Как помочь ребенку справиться с чувством вины и обиды

Многие из нас с детства знакомы с такими чувствами, как вина и обида. Кто-то особенно ярко помнит ситуации, которые его обижали или заставляли чувствовать себя виноватым. Представляете, как могла бы измениться наша жизнь, если бы в раннем возрасте нас научили принимать собственные чувства и проживать их? Психолог семейного центра «Сокол» Диана Яриз рассказывает, как научить своего ребенка справляться с чувством вины и обиды.

Урок эмоций
Чаще всего ребенок обижается тогда, когда не в силах справиться с сильными эмоциями, такими как гнев или злость. Ему проще и понятнее замкнуться, уйти от контакта, чем пытаться понять, что такое неприятное происходит с его чувственным миром.

Учитесь вместе с ребенком называть эмоции по именам, помогайте ему определять, что он чувствует в данный момент. Когда ребенок научится называть эмоции и отличать их друг от друга, ему станет понятнее, что происходит именно с его эмоциональной сферой. А значит, и управлять ею.

Зовем на помощь всю семью
Часто дети учатся реагировать на ситуации у своих родителей. Кто из членов семьи часто обижается и уходит в игнорирование и отказ от общения? Если в семье такой человек имеется, то ему необходимо пересмотреть свою стратегию поведения ради благополучия ребенка.

Детские личные границы
Объясните ребенку, почему и как необходимо говорить о своих чувствах обидчику. Это станет первым шагом на пути выстраивания здоровых личных границ у вашего ребенка.

Скажем стыду «нет»
Чувство вины у ребенка часто появляется там, где ребенка пристыжают взрослые. Поэтому избегайте публичных обвинений ребенка в проступке. Не пытайтесь у него вызвать раскаяние и чувство вины. Фиксируйте ваше внимание на том, как решить возникшую ситуацию и обговаривайте это с ребенком.

Никакого запрета на чувства
Неважно, кто прав, а кто виноват, кто обидчик, а кто обижен. Дайте ребенку право испытывать разные эмоции. Говорите с ним об этом, поощряйте его желание быть откровенным и услышанным. Если ребенок знает, что у него всегда есть возможность высказаться значимому взрослому и он будет услышан, то чувства вины и обиды быстрее проживутся, останутся в прошлом.

Будьте внимательнее к чувствам ребенка, показывайте на собственном примере, что «неправильных» эмоций не бывает. Следуя всем рекомендациям, вы поможете ребенку справляться с чувством вины и обиды.

Как справиться с чувством вины

Признайте чувство вины.

Первый шаг в управлении чувством вины заключается в том, чтобы признать конкретные ощущения, связанные с ним. Это включает в себя определение конкретных причин возникновения чувства вины в вашем случае и моментов, когда оно усугубляется. Понимание чувства и причины важно для выработки способов справиться с ним.

Найдите надежного человека, который вас выслушает.

Многим родителям просто нужно, чтобы кто-то их выслушал. Проговаривание своих чувств может стать большим облегчением, особенно если вы склонны держать негативные мысли и чувства в себе. Близкий друг, родственник, врач, представитель духовенства или другой родитель в такой же ситуации может создать безопасные условия, чтобы озвучить чувство вины или опасения по поводу правильности ваших поступков.

Определите, что вы можете контролировать, и примите неизвестное.

Чувство вины часто связано с ощущением беспомощности или неуверенности в вопросах лечения и ухода. Возможно, полностью избавиться от этих ощущений не удастся. Однако сильную поддержку в этом могут оказать врачи. Обсудите с врачами вопросы и опасения, связанные с лечением, побочными эффектами, генетикой и другими медицинскими проблемами. Запишите вопросы и ответы. Ведите журнал с планом и последующими действиями. Это может дать уверенность в том, что вы и врачи делаете все возможное в трудной ситуации.

Снижайте требования к себе.

Для многих родителей чувство вины связано со слишком большими ожиданиями и неспособностью им полностью соответствовать. Родители чувствуют, будто их тянут во все стороны, даже в обычной жизни. При раке это может совсем выйти из-под контроля. Невозможно постоянно во всем сохранять равновесие. Сосредоточьтесь на своих главных приоритетах в краткосрочной перспективе и определите, что необходимо сделать в ближайшем будущем (сегодня, на этой неделе). Затем поставьте более мелкие, выполнимые цели, которые будут реалистичными в текущей ситуации. Снижение требований к себе не является неудачей: это положительная реакция на трудную ситуацию.

Учитесь отпускать.

Человеку, который испытывает чувство вины, нелегко отпускать свои эмоции. Нелегко отпустить прошлое. Нелегко перестать контролировать все решения. Нелегко отпустить детей, когда они взрослеют и делают свой собственный выбор. Однако отпускать, хотя бы до какой-то степени, важно для преодоления чувства вины. Умение отпускать может проявляться по-разному. Вы можете давать себе время думать о чувстве вины, но ограничиваться только мыслями о текущем дне. Вы можете активно участвовать в принятии решений, но доверять рекомендациям вашего врача. Вы можете позволить супругу (-е) участвовать в воспитании ребенка или выборе лечения. Вы можете прощать ошибки себе или другим. Умение отпускать позволяет вам разделять свои обязанности с другими и активнее участвовать в том, что наиболее важно.

Сосредоточьтесь на хорошем. 

Трудно сохранять оптимизм, если вы чувствуете вину. Из-за этого кажется, что вы все делаете неправильно. Однако осознанная сосредоточенность на хорошем имеет несколько преимуществ. Она улучшает психическое и физическое здоровье, создает атмосферу надежды, повышает уверенность и способствует повышению качества жизни пациента и семьи. Признание того, что вы поступаете правильно, может помочь преодолеть чувство вины. Вот несколько способов сосредоточиться на хорошем:

  • В конце каждого дня записывайте, как вы смогли помочь ребенку и семье. 
  • В течение дня делайте записи о хороших вещах в дневник благодарности.
  • Находите повод хвалить и благодарить супруга (-у) или детей. 
  • Записывайте утром список дел, который включает в себя все, что вы обычно делаете, но воспринимаете как нечто само собой разумеющееся, например смешите ребенка, обнимаете его, смотрите вместе телепередачу, уделяете особое внимание братьям и сестрам ребенка, посылаете сообщение «Думаю о тебе» другу или любимому человеку.
  • Используйте вдохновляющие цитаты, изображения и песни в качестве напоминаний о хорошем.

Выполнять эти действия не всегда легко. Для начала можно сосредоточиться на одном или двух из них. Для многих родителей причиной чувства вины является выделение времени на личные дела. Однако, выделяя время на молитву, медитацию, физические упражнения, пребывание в одиночестве или общение с друзьями, вы помогаете себе восстановить силы. Некоторые родители также считают, что запись мыслей и чувств в дневник помогает раскрыть и выразить эмоции более личным способом. Группы поддержки могут быть еще одним важным ресурсом для родителей, пытающихся справиться с чувством вины. Однако если чувство вины так и не проходит, обращение за помощью к психотерапевту может помочь родителям справиться с эмоциями и уменьшить негативные чувства.

Терапия вины

Вина — это чувство, которое люди обычно испытывают после того, как сделали что-то неправильно, намеренно или случайно. Чувство вины человека обычно связано с его моральным кодексом.

Вина — не обязательно плохо. Иногда даже продуктивно. Плохое самочувствие после ошибки может привести к изменениям, например, к извинениям или к решению сделать другой выбор в будущем. Термин «виноватое удовольствие» может описывать что-то безобидное, что нравится человеку, даже если он чувствует, что не должен этого делать, или стесняется своих вкусов.

Но чувство вины иногда бесполезно. Это может вызвать физические симптомы, неуверенность в себе, снижение самооценки и стыд. Эти чувства бывает трудно преодолеть, особенно в случае хронической вины. Но это возможно, особенно с помощью.

Если вы боретесь с чувством вины, обратитесь к квалифицированному консультанту, который поможет вам разобраться в корнях этих чувств, понять, почему они сохраняются, и помочь вам справиться с ними. Это поможет предотвратить их негативное влияние на вас.

Что такое вина?

Не всегда легко понять, что такое вина. На самом деле, вина и стыд часто путают друг с другом, хотя это разные эмоции. Вина описывает чувство сожаления или ответственности за предпринятые действия. Люди могут чувствовать вину за то, что они на самом деле сделали неправильно, за то, что, по их мнению, было их ошибкой, или за то, за что они не несут ответственности. Например, вина выжившего может повлиять на людей, переживших трагедию, когда многие другие погибли.

Люди склонны чувствовать вину только за действия, которые они считают «плохими» или «неправильными». Человек, который считает, что имеет право на более высокую заработную плату, может украсть небольшие суммы денег у своего начальника, даже не чувствуя себя виноватым. Но человек, который находит кошелек и хранит деньги внутри, не прилагая никаких усилий для поиска владельца, может чувствовать себя виноватым в течение месяцев или даже лет, если он считает, что «правильным» решением было бы сдать кошелек.

Некоторые люди испытывают хроническое чувство вины, которое может привести к чувству неполноценности.Этот тип вины может привести к разрушительным действиям вместо положительных изменений. Люди могут также манипулировать другими, используя так называемое «чувство вины», используя чувство вины как инструмент, позволяющий им делать то, что они хотят.

Кто-то, кто чувствует себя виноватым в своих действиях, может предпринять шаги, чтобы исправить свою ошибку, извиниться или иным образом исправить свою ошибку. Обычно это вызывает уменьшение чувства вины.

Но со стыдом, который описывает сожаление или чувство ответственности, относящиеся к самому себе, бывает труднее справиться.Не всегда легко избавиться от чувства стыда, особенно стыда, который не до конца понят. Иногда люди стыдятся какой-то части себя, не зная почему. Человек может также чувствовать стыд, когда другие люди узнают о действиях, за которые он чувствует себя виноватым.

Стыд может заставить людей чувствовать себя недостойными или неадекватными. Это может привести к изоляции, актам самонаказания или другому потенциально опасному поведению.

Психология вины

Вина — это условная эмоция.Другими словами, люди приучены (они учатся) чувствовать себя виноватыми. Определенные факторы могут повысить вероятность того, что человек будет испытывать хроническое или чрезмерное чувство вины. Эти факторы могут включать их культуру, семью или религиозное воспитание. Например, если родители постоянно заставляют ребенка чувствовать себя виноватым или постоянно воздерживаются от похвалы, ребенок может почувствовать, что ничего из того, что они делают, никогда не бывает достаточно хорошим. Это может привести к комплексу вины.

Люди, которые пытаются преодолеть чувство хронической вины, могут иметь более высокий риск депрессии, беспокойства или других проблем с психическим здоровьем.Люди с проблемами психического здоровья, в свою очередь, могут испытывать чувство вины за свое психическое состояние или связанное с ним поведение. Человек с депрессией, который самоизолируется, может чувствовать себя виноватым за то, что закрывает глаза своим друзьям, но, например, не может в этом помочь.

Вина, связанная с прошлыми ошибками или неудачами, может настроить человека на постоянную борьбу. Иногда чувство вины также может помешать человеку построить полноценные отношения с другими людьми.

Виды вины

Исследования, связывающие вину и психологию, не всегда совпадают.Некоторые исследования показали, что чувство вины может помочь защитить людей от эмоционального стресса. Другие предполагают, что чувство вины, особенно чрезмерное, способствует эмоциональному и психическому расстройству.

В целом, существует три различных типа вины.

  • Реактивная вина: Реактивная вина возникает, когда человек считает, что действовал вопреки своим личным убеждениям в моральном благе или общественным стандартам приемлемого поведения.
  • Предварительная вина: Эта вина является результатом размышлений о действиях против личных моральных норм или стандартов общества.Человек может решить не предпринимать определенных действий, потому что знает, что это неправильно, или считает, что это может навредить другим.
  • Экзистенциальная вина: Эта вина может быть более сложной. Экзистенциальная вина может описывать чувства человека к общей несправедливости или идею о том, что «жизнь несправедлива». Он также может описывать чувство вины, которое человек испытывает за негативное влияние, которое он может оказать на жизнь других людей.

Некоторые исследователи делят вину на две категории.Эти категории можно рассматривать отдельно от перечисленных выше видов вины.

  • Неадаптивная вина: Этот вид вины часто оказывает негативное влияние на жизнь. Эта вина может включать хроническую вину (вину, которая связана со стыдом) и другую вину, которая приводит к психическому или эмоциональному расстройству.
  • Адаптивная или просоциальная вина: Считается, что такая вина полезна, поскольку связана с пониманием человеком проступка и ответственности.

Ряд источников может способствовать признанию вины.

Семья

Ребенок обычно узнает о «правильном» и «неправильном» от членов семьи, особенно от родителей. Когда ребенок плохо себя ведет, родители обычно выражают разочарование и сообщают о последствиях. Знание того, что их родители разочарованы, может вызвать чувство сожаления. Ребенок может захотеть сделать все, что в его силах, чтобы добиться одобрения родителей.

Культура

Когда культура человека считает определенное поведение неправильным, человек может чувствовать себя виноватым, даже если его собственный моральный кодекс говорит ему, что в его поведении нет ничего плохого.Не состоящий в браке человек, воспитанный в культуре, которая не поощряет сексуальные отношения вне брака, может чувствовать себя виноватым, когда занимается сексом, даже если считает, что заниматься сексом без брака — это нормально.

Культура вины подчеркивает влияние поведения человека на других и связывает это с тем, как этот человек рассматривается другими. Когда действия человека причиняют другим вред или страдания, этот человек теряет общественное уважение или «лицо». Пока они не загладят свою вину, их часто считают «опозоренными» в глазах общества.В культуре вины исправление ошибки, извинение и / или исправление причиненного ущерба могут исправить.

Религиозные верования

Некоторые религиозные традиции подчеркивают вину больше, чем другие. Если действия человека не соответствуют учению религии, вина часто возникает из-за его веры в то, что божественная сила знает их действия и привлекает их к ответственности. Это часто побуждает человека признаться в своей неправоте, раскаяться (действие внутри себя) и сделать что-то, чтобы исправить ошибку.

Идея «угрызений совести» или внутреннего голоса, который говорит кому-то, когда он поступил неправильно, не является строго религиозным, но часто является частью религиозных традиций. Этот внутренний голос может побудить человека, который чувствует себя виноватым, как-то исправить свою ошибку.

Общество

Вина может возникнуть в результате беспокойства о том, что другие люди подумают об определенных убеждениях или поведении. Таким образом, общество может сильно повлиять на чувство вины человека. Осознание того, что другие люди могут видеть и судить о действиях, может повлиять на выбор человека.Эта вина может быть хорошей вещью, поскольку она поддерживает общественные нормы или моральные правила, которым обычно следуют люди, такие как «Воровать неправильно» или «Если я сбиваю чью-то припаркованную машину, я должен оставить записку со своим номером телефона и именем. ”

Последствия вины

Психологические эффекты вины могут быть полезными, если они побуждают человека изменить свое поведение. Но в других случаях они могут причинить страдания. Исследования показали, что, например, чувство вины и депрессия часто связаны.Исследования также показывают, что тревога, а также обсессивно-компульсивное расстройство (ОКР) могут быть связаны с чувством вины или стыда.

Когда человек не может исправить ошибку, чувство вины может сохраняться до тех пор, пока у него не появится шанс исправить ее. Вина, возникающая в результате действия, которое невозможно исправить, например, когда человек чувствует, что он косвенно стал причиной смерти другого человека, может иметь длительное негативное влияние на жизнь. Терапия часто может помочь человеку справиться с этими эмоциями и переосмыслить свои чувства по поводу того, что произошло.

Еще один эффект вины — комплекс вины. Это постоянное чувство вины за вред, который, по мнению человека, он причинил. Возможно, они не сделали ничего плохого, но они живут в страхе, что сделают это, или верят, что всегда делают ошибки и «ничего не могут сделать правильно». Комплекс вины может быть связан с тревогой и стыдом. Это может относиться к детству человека: когда родители чрезмерно не одобряют их или отказываются от похвалы, дети часто могут чувствовать себя виноватыми за то, что они считают своим «плохим».”

Физические симптомы вины

Люди с неурегулированным чувством вины могут чувствовать себя раздражительными или постоянно нервничать. Они могут быть чрезмерно навязчивыми или извиняющимися.

Чувство вины также часто проявляется в виде физических симптомов. Сюда могут входить:

  • Бессонница или проблемы со сном
  • Расстройство желудка, тошнота или другие проблемы с пищеварением
  • Боль в животе
  • Напряжение мышц
  • Головная боль
  • Плаксивость

Как правило, устранение вины помогает устранить эти симптомы.

Артикул:

  1. Белден, А. К., Барч, Д. М., и Окберг, Т. Дж. (2015). Объем переднего островка и чувство вины: нейроповеденческие маркеры рецидива после большого депрессивного расстройства в раннем детстве. JAMA Psychiatry, 72 (1). Получено с https://jamanetwork.com/journals/jamapsychiatry/fullarticle/1935483
  2. .

  3. Браун, Б. (2013, 14 января). Стыд против вины. Получено с https://brenebrown.com/blog/2013/01/14/shame-v-guilt
  4. .

  5. Холлоуэй, Дж.Д. (2005). Вина может творить добро. Монитор психологии, 36 (10). Получено с https://www.apa.org/monitor/nov05/guilt.aspx
  6. .

  7. Huhmann, B.A., & Brotherton, T.P. (31 мая 2013 г.). Контент-анализ апелляций в рекламе популярных журналов. Журнал рекламы, 26 (2). Получено с https://www.tandfonline.com/doi/abs/10.1080/00913367.1997.10673521
  8. Петерсон, Т. Дж. (7 июля 2016 г.). Вина: тревожный эффект беспокойства. Получено с https: // www.Healthyplace.com/blogs/anxiety-schmanxiety/2016/07/guilt-a-distressing-effect-of-anxiety
  9. Schafler, K. (нет данных). Разница между чувством вины и стыда. Получено с https://www.katherineschafler.com/blog/the-difference-between-guilt-and-shame
  10. .

  11. Тилман-Осборн, К., Коул, Д. А., и Фелтон, Дж. У. (2014 г., 3 августа). Определение и измерение вины: значение для клинических исследований и практики. Обзор клинической психологии, 30 (5). Получено с https: // www.ncbi.nlm.nih.gov/pmc/articles/PMC4119878/
  12. Понимание вины. (нет данных). Стипендия по психическим заболеваниям в Австралии. Получено с http://www.sharc.org.au/wp-content/uploads/2017/06/Understanding-guilt-Wellways.pdf

Почему стыд и вина важны для психического здоровья

Стыд и вина — это две застенчивые эмоции, которые каждый будет испытывать несколько раз на протяжении своей жизни.

Обычно это отрицательные эмоции, которые заставляют людей плохо относиться к себе и могут иметь негативные последствия.При этом стыд и вина — важные эмоциональные составляющие просоциальной жизни.

В этой статье обсуждаются некоторые психологические теории об эмоциях, внутреннем и внешнем опыте стыда и вины и, наконец, способы преодоления вины и стыда, чтобы избежать токсичных и негативных самооценок. Однако во-первых, важно различать стыд и вину, поскольку это две похожие, но существенно разные эмоции самосознания.

Прежде чем вы продолжите, мы подумали, что вы могли бы бесплатно загрузить наши 3 упражнения на сострадание к себе.Эти подробные научно обоснованные упражнения не только помогут вам повысить сострадание и доброту, которые вы проявляете к себе, но также дадут вам инструменты, которые помогут вашим клиентам, студентам или сотрудникам проявлять больше сострадания к себе.

Вы можете бесплатно скачать PDF здесь.

Как избежать заблуждений: стыд против вины

И вина, и стыда:

«негативные аффективные состояния, которые возникают в ответ на проступок или недостаток, и оба являются эмоциями самосознания, что означает, что саморефлексия имеет решающее значение для их возникновения» (Tignor & Colvin, 2017).

Это объясняет, почему они часто смешиваются, и эта проблема не решается тем фактом, что, конечно, можно одновременно испытывать стыд и вину. Одна полезная, общепринятая концепция различает эти два понятия, говоря, что «[s] hame касается самого себя», в то время как «вина связана с вещами в реальном мире — действиями или бездействием, событиями, за которые человек несет ответственность» (Льюис, 1971).

Это тот, кто чувствует себя виноватым, сожалеет о некотором поведении, которое он продемонстрировал, в то время как тот, кто чувствует стыд, сожалеет о некоторых аспектах того, кем он является как личность.Иногда это называют «различием в поведении» (Tignor & Colvin, 2017). Следуя этой логике, гораздо легче избавиться от чувства вины, чем от стыда, поскольку исправить плохое поведение легче, чем коренным образом изменить себя.

Действительно, в одном обзоре, посвященном изучению нейронных коррелятов вины и стыда (а также смущения), было обнаружено, что нейронные основы вины и стыда были похожи, но различны, что указывает на то, что обе эмоции, хотя и имеют общие основания, фундаментально различны (Bastin et al. ., 2016).

В целом, эта статья будет придерживаться концепции стыда и вины Льюиса (1971). То есть, когда кто-то плохо себя чувствует из-за того, что он с кем-то плохо обращался, он испытывает стыд. С другой стороны, когда кто-то плохо себя чувствует из-за своего поведения, он испытывает чувство вины. Хотя эта концепция общепринята, полезно обсудить некоторые другие теории о двух эмоциях.

Поведенческая психология и другие теории стыда и вины

Ранние концепции стыда и вины утверждали, что стыд — это общественный опыт (вызванный реакцией других), в то время как вина — это частный опыт (вызванный внутренним конфликтом по поводу морали) (Ausubel, 1955).

Однако современные мыслители не часто продвигают эту концепцию, поскольку исследования показывают, что и стыд, и вина ощущаются в публичном и частном порядке с одинаковой скоростью (Tangney et al., 1996).

Фактически, концепция, изложенная Льюисом (1971), в некоторой степени противоречит идее стыда как публичного, а вины как частного, поскольку Льюис утверждает, что стыд направлен внутрь себя, в то время как вина направлена ​​вовне на чье-либо поведение или действия.

Некоторые концепции стыда и вины считают их эмоциями «самообвинения» и утверждают, что подобные эмоции «имеют решающее значение для развития и поддержания межличностных отношений, потому что они действуют как важные социальные регуляторы, поддерживая баланс между индивидуальными побуждениями. а также права и потребности других »(Bastin et al., 2016).

Это важный момент, поскольку он подчеркивает ценность чувства стыда и вины. В тех случаях, когда было совершено реальное нарушение, чувство стыда и вины является первым шагом к исправлению нанесенного ущерба.

Некоторые современные комментаторы утверждают, что существует два типа вины: «неадаптивная, невротическая вина» и «адаптивная, просоциальная вина» (Tignor & Colvin, 2017). Эти исследователи утверждают, что тип изучаемой вины зависит от используемой меры и что в будущих исследованиях необходимо различать эти два типа вины.

В частности, исследователи выделили вину в «контрольную вину», которая измеряется путем опроса участников о вине, которую они испытали в прошлом, и «сценарную вину», которая представляет собой вину, измеряемую путем опроса участников о гипотетической вине, которую они могли бы испытать. в будущих сценариях.

Это различие может также объяснить, почему стыд обычно считается неадаптивным, в то время как вина не была четко установлена ​​как адаптивная или дезадаптивная. Следуя логике этого исследования (которое требует дальнейшего изучения, по собственному признанию авторов), адаптивная вина — это вина, сосредоточенная на правильных поступках в будущем, тогда как неадаптивная вина — это вина, сосредоточенная на прошлом.

В конечном счете, стыд и вина — это социальные эмоции, которые призваны удерживать людей от действий в чистом корысти. Однако, как мы увидим, стыд — это обычно неадаптивная эмоция, тогда как вина — обычно адаптивная эмоция. Это различие проявляется как во внутреннем, так и во внешнем выражении эмоций.

Психологический опыт вины и стыда

В одном исследовании изучались психологические процессы, которые привели к тому, что чувство вины стало просоциальной эмоцией (Graton & Ric, 2017).Исследователи обнаружили, что чувство вины заставляет людей уделять больше внимания «репаративным стимулам», таким как такие слова, как «помочь», «извиниться» и «исправить», чем другим типам стимулов.

Важно отметить, что эти исследователи также обнаружили, что чувство вины побуждает участников более положительно относиться к этим репаративным стимулам, делая их более желанными.

Другими словами, это исследование показало, что чувство вины побуждает людей уделять больше внимания просоциальным, репаративным концепциям, а также заставляет людей лучше относиться к этим концепциям.Эти лежащие в основе процессы могут объяснить, почему чувство вины приводит людей к просоциальному поведению.

В другом исследовании изучалась просоциальная роль вины в моральных сравнениях (Zhang et al., 2017). Эти исследователи обнаружили, что, когда людей побуждали думать о тех временах, когда кто-то был более нравственным, чем они, в их повседневной жизни (например, если кто-то уступил свое место в автобусе пожилому человеку, а участник этого не сделал), они чувствовали себя виноватыми.

Однако они также обнаружили, что эта вина играет просоциальную роль, поскольку побуждает участника действовать более нравственно в будущем.Эти результаты показывают просоциальную роль, которую сознательные эмоции, такие как чувство вины, играют в повседневной жизни людей, а также психологические процессы, которые делают вину просоциальной эмоцией.

Мета-анализ стыда показал, что преобладающее мнение (что стыд всегда антиобщественен и ведет к избеганию) является неполным (Leach & Cidam, 2015). Этот метаанализ показал, что в определенных ситуациях, когда нанесенный ущерб кажется непоправимым, стыд действительно ведет к избеганию и антиобщественному поведению.Однако, когда ущерб поддается возмещению, стыд может привести к тому же просоциальному и конструктивному поведению, что и чувство вины.

Другими словами, в менее серьезных ситуациях, когда ущерб можно поправить, чувство вины и стыд заставляют человека чувствовать себя плохо и побуждают его исправить ситуацию, чтобы почувствовать себя лучше.

Однако в более серьезных ситуациях, когда ущерб кажется менее исправимым, чувство вины и стыда заставляют человека чувствовать себя плохо, но только чувство вины мотивирует человека исправить ущерб (или настолько, насколько это возможно), в то время как стыд ведет к тому, чтобы избежать ущерба. повреждать.Это указывает на то, что стыд столь же просоциальный, как и вина, в некоторых, но не во всех, ситуациях.

В общем, чувство вины и стыда — это реакция на то, что кто-то обиделся. Разница в том, что чувство вины побуждает людей действовать более нравственно, чтобы уменьшить свою вину, в то время как стыд просто заставляет кого-то чувствовать себя плохо (хотя в некоторых ситуациях стыд может также подтолкнуть людей к более нравственным действиям). способ).

Хотя стыд и вина переживаются по-разному психологически, они также по-разному выражаются в поведении.

Функционализм осознанных эмоций

В одном исследовании изучалась реакция людей на чувства вины, стыда и гнева, и были получены некоторые интересные результаты (Pivetti et al., 2016).

Они обнаружили, что люди, которые чувствовали стыд, с большей вероятностью избегали зрительного контакта, чем люди, которые чувствовали себя виноватыми. Они также обнаружили, что люди, которые чувствовали вину, с большей вероятностью захотели исправить нанесенный ими ущерб, чем люди, которые чувствовали стыд. Эти и другие результаты привели исследователей к выводу, что:

«стыд характеризуется желанием спрятаться и убежать, вина — желанием исправить».

Подобные результаты были обнаружены у детей в возрасте от двух лет. Одно исследование заставило детей поверить в то, что они сломали игрушку взрослого, и на основе поведения определяло, чувствует ли ребенок стыд или вину (Drummond et al., 2017).

Эти исследователи обнаружили, что дети, которые чувствовали стыд, вели себя антисоциально, отводя взгляд взрослого или пряча игрушку, в то время как дети, которые чувствовали вину, вели себя просоциально, быстро рассказывая взрослым о том, что они сделали, и пытаясь починить игрушку как можно лучше. .

Это показывает, что вина и стыд функционально проявляются одинаково как у малышей, так и у взрослых. Фактически авторы утверждают, что:

«[g] uilt может даже играть механистическую роль в развитии просоциального поведения, становясь ключевым аспектом детской совести».

В другом исследовании изучалась роль самоограничения у спортсменов (Hofseth et al., 2015). Самостоятельная работа — это когда кто-то саботирует их подготовку к выступлению, которое вызывает у них беспокойство, поэтому они могут винить в своем выступлении подготовку.

Например, кто-то, кто нервничает по поводу теста, который ему предстоит пройти, может избежать подготовки к нему, так что, когда он получает плохую оценку, он может просто сказать себе, что это потому, что он не готовился к тесту, и если он готовились к тесту, они бы справились нормально.

В статье о самооценке обнаружено, что спортсмены, которые были более склонны к стыду, более склонны к саморазрушению, в то время как те, кто более склонен к чувству вины, на самом деле реже становились инвалидами.

Еще одно исследование изучало взаимосвязь между виной, стыдом и употреблением алкоголя (Patock-Peckham et al., 2018). Авторы обнаружили, что люди, склонные к стыду, с большей вероятностью будут иметь проблемы с контролем за своим алкоголем, что заставляет их пить больше, в то время как люди, склонные к чувству вины, имеют больший контроль над своим алкоголем, что побуждает их пить меньше. Это также соответствует представлению о том, что стыд приводит людей к желанию спрятаться и убежать.

В общем, вина выражается в поведении, ориентированном на исправление, в то время как стыд обычно выражается в поведении, ориентированном на бегство и отстранение.Эти поведенческие выражения помогают объяснить, почему вина обычно просоциальна, а стыд — не просоциальная. Однако независимо от того, чувствуете ли вы вину или стыд, есть способы преодолеть эти чувства.

Как преодолеть вину и стыд

Лучший способ исправить чувство стыда или вины, о чем свидетельствует желание исправить, выражаемое виноватыми (и в меньшей степени постыдными) людьми, — это исправить ошибку, которая привела к вине или стыду.

Это может означать простое извинение за проступок, замену сломанного или иным образом устранение причиненного ущерба.

Тем не менее, после извинений можно почувствовать вину и стыд, и важно знать, как уменьшить эти чувства. Это часто достигается через самопрощение, особенно когда человек не получает прощения от человека, которому причинил вред.

Люди, склонные к чувству вины, с большей вероятностью прощают себя, в то время как люди, склонные к стыду, менее склонны к самопрощению (McGaffin et al., 2013). Это важно, потому что самопрощение — это способ преодолеть вину и стыд без игнорирования реального ущерба, который человек мог причинить, который привел к этим чувствам вины и стыда.

Одно многообещающее исследование, однако, показало, что самостоятельная рабочая тетрадь может помочь людям простить себя (Griffin et al., 2015). Это означает, что даже склонные к стыду люди, которые с меньшей вероятностью прощают себя, могут предпринять шаги, чтобы достичь самопрощения. Рабочая тетрадь, использованная в этом исследовании, теперь доступна бесплатно в Интернете.

Другое исследование, посвященное изучению стыда у людей с пограничным расстройством личности (ПРЛ, расстройство, которое частично характеризуется хроническим высоким уровнем стыда), показало, что осознанность была эффективным способом уменьшить чувство стыда (Keng & Tan, 2017).В частности, участники, которые следовали за десятиминутным сеансом осознанного дыхания с инструктором, снизили уровень стыда.

Интересно, что это исследование также показало, что медитация любящей доброты (LKM) не эффективна для уменьшения стыда по сравнению с контрольным условием, хотя авторы предполагают, что это может быть связано с тем, что LKM «требует постепенного совершенствования», чтобы быть эффективной. В любом случае осознанное дыхание кажется доступным способом уменьшить стыд.

Еще один способ уменьшить чувство стыда — попытаться превратить его в чувство вины.То есть вместо того, чтобы плохо относиться к себе из-за нанесенного ими ущерба, можно вместо этого переживать по поводу действий и поведения, которые они продемонстрировали.

Хотя некоторые люди более склонны к чувству вины, а некоторые более склонны к стыду, этот сознательный перенос самообвинения может происходить. Этого также, вероятно, можно достичь, если осознать, что нанесенный ущерб действительно поправим и что чувство стыда от этого ущерба можно преодолеть.

4 Листа вины и стыда

Для людей, которые ищут действенные способы уменьшить чувство вины и стыда, или людей, которые ищут способы противостоять своим чувствам вины и стыда, вот несколько полезных рабочих листов.

Понимание и преодоление вины и стыда

Этот рабочий лист сначала объясняет, что такое вина, а затем предлагает несколько советов, как справиться с чувством вины. Затем он продолжает делать то же самое со стыдом. Этот рабочий лист, по-видимому, предназначен для людей, возглавляющих группы поддержки наркозависимости, но может быть полезен как для людей, так и для людей, которые боролись с чувством вины и стыда отдельно от проблем со злоупотреблением психоактивными веществами.

Рабочий лист инвентаризации стресса, вызванного чувством вины и стыда

Этот рабочий лист (Перейти к странице 139) также был создан в контексте реабилитации после злоупотребления психоактивными веществами, но может быть полезен для всех, кто сталкивается с чувством вины и стыда в своей жизни.Он просит людей определить для себя чувство вины и стыда, а затем определить факторы стресса, которые приводят их к вине и стыду.

Наконец, рабочий лист спрашивает о стратегиях, которые можно использовать для предотвращения этих факторов стресса. Этот рабочий лист поможет людям лучше понять корни их чувства вины и стыда, что является первым шагом к избавлению от этих чувств.

Двигаясь вперед: шесть шагов к прощению себя

Эта книга аналогична описанной в предыдущем разделе, но заслуживает еще одного упоминания.Он состоит из 69 страниц, и в первоначальном исследовании считалось, что его выполнение займет шесть часов. Тем не менее, это может быть бесценный ресурс для тех, кто не умеет прощать себя, поэтому его продолжительность не должна обескураживать.

Осознанное дыхание

Этот рабочий лист явно не касается вины или стыда, но, поскольку исследования показали, что осознанное дыхание может помочь облегчить чувство стыда (Keng & Tan, 2017), оно может быть полезным. Этот рабочий лист поможет любому начать практику осознанного дыхания, независимо от уровня его знаний.Для людей, которые предпочитают следовать инструкциям, это видео на YouTube может быть полезным.

Сообщение о возвращении домой

В конце концов, вина и стыд являются решающими социальными эмоциями, поскольку они не позволяют людям действовать в чистом корысти. Важно распознать и попытаться исправить ущерб, который привел к чувству вины и стыда, но также важно простить себя, когда была сделана искренняя попытка исправить этот ущерб. В противном случае чувство вины и стыда может сказаться на человеке непросоциальным образом.

Также важно, чтобы люди прощали тех, кто обидел их, когда преступник осознал нанесенный ими ущерб и попытался исправить этот ущерб.

В то время как каждый имеет право защищать себя и требовать подготовительных действий после того, как он был обижен, каждый также имеет право на прощение после того, как он устранил этот ущерб или предпринял законные попытки сделать это. В конце концов, вина и стыд в основном предназначены для того, чтобы привести к более чуткому и справедливому обществу.

Надеемся, эта статья была вам полезна. Не забудьте скачать наши 3 упражнения на сочувствие к себе бесплатно.

  • Ausubel, D.P. (1955). Отношения между стыдом и виной в процессе общения. Психологический обзор, 62 (5) , 378-390.
  • Бэк, Т.Х., Юн, С. (2017). Вина и стыд: эффекты фрейминга сообщения окружающей среды. Журнал рекламы, 46 (3), 440-453.
  • Бастин, К., Харрисон, Б.Дж., Дэйви, К.Г., Молл, Дж., Уиттл, С. (2016). Чувства стыда, смущения и вины и их нейронные корреляты: систематический обзор. Neuroscience and Biobehavioral Reviews, 71 (1), 455-471.
  • Драммонд, Дж.Д.К., Хаммонд, С.И., Сатлоф-Бедрик, Э., Во, У.Э., Браунелл, К.А. (2017). Помощь тому, кому вы причинили боль: рудиментарная вина, стыд и просоциальное поведение малышей после причинения вреда другому. Развитие ребенка, 88 (4), 1382-1397.
  • Гратон, А., Рик, Ф. (2017). Как вина приводит к возмещению ущерба? Изучение процессов, лежащих в основе эффекта вины. Мотивация и эмоции, 41 (3) , 343-352.
  • Гриффин, Б.Дж., Уортингтон, Э.Л., Лавлок, К.Р., Грир, К.Л., Лин, Ю., Дэвис, Д.Э., Хук, Дж. (2015). Эффективность книги самопрощения: рандомизированное контролируемое испытание с межличностными правонарушителями. Журнал консультативной психологии, 62 (2), 124-136.
  • Хофсет, Э., Тоеринг, Т., Джордет, Г. (2015). Склонность к стыду, предрасположенность к вине, поведенческая самооценка и уровень навыков: посреднический анализ. Прикладной журнал Спорт Психология, 27 (3), 359-370.
  • Кенг, С.Л., Тан, Дж. Х. (2017). Влияние краткого осознанного дыхания и медитации любящей доброты на стыд и способность решать социальные проблемы у людей с высокими пограничными чертами личности. Поведенческие исследования и терапия, 97 (1), 43-51.
  • Лич, C.W., Cidam, A. (2015). Когда стыд связан с ориентацией на конструктивный подход? Мета-анализ. Журнал личности и социальной психологии, 109 (6), 983-1002.
  • Льюис, H.B. (1971). Стыд и вина при неврозах. Psychoanalytic Review, 58 (3), 419-438.
  • McGaffin, B.J., Lyons, G.C.B., Deane, F.P. (2013). Самопрощение, стыд и чувство вины в излечении от проблем с наркотиками и алкоголем. Злоупотребление психоактивными веществами, 34 (4), 396-404.
  • Паток-Пекхэм, Дж. А., Каннинг, Дж. Р., Лиман, Р. Ф. (2018). Стыд — это плохо, а вина — это хорошо: исследование пути нарушения контроля над употреблением алкоголя к употреблению алкоголя и связанных с этим проблем. Личность и индивидуальные различия, 121 (1), 62-66.
  • Пиветти, М., Камодека, М., Рапино, М. (2016). Стыд, вина и гнев: их когнитивные, физиологические и поведенческие корреляты. Current Psychology, 35 (4), 690-699.
  • Тангни, Дж. П., Миллер, Р. С., Фликер, Л., Барлоу, Д. Х. (1996). Являются ли стыд, вина и смущение разными эмоциями? Журнал личности и социальной психологии, 70 (6), 1256-1269.
  • Тиньор, С.М., Колвин, К.Р. (2017). Межличностная адаптивность диспозиционной вины и стыда: метааналитическое исследование. Journal of Personality, 85 (3), 341-363.
  • Чжан, Х.Й., Чен, С.С., Ван, Р., Цзян, Дж., Сюй, Ю., Чжао, Х.Х. (2017). Как восходящее моральное сравнение влияет на просоциальные поведенческие намерения: изучение опосредующей роли вины и сдерживающей роли моральной идентичности. Границы в психологии, 8 (1), 1554.

Обсессивно-компульсивное расстройство, депрессия, физические симптомы и преодоление чрезмерной вины

Что такое вина?

Вину сложно определить, но мы все ее чувствуем.Вы можете чувствовать себя виноватым из-за того, что у вас возникли мысли или что-то, что вы сделали. Вы также можете чувствовать себя виноватым из-за того, что ваши мысли и действия не совпадают с вашей культурой, вашей семьей или вашими убеждениями. Хотя ваши ассоциации с чувством вины могут быть негативными, они имеют положительную функцию.

Часто чувство вины призвано помочь вам принять морально правильное решение. Если ваши поступки вызывают негативные последствия или эмоции, чувство вины позже сообщит вам, что это было неправильным поступком, а повторение этого вызовет у вас чувство вины.Вы часто будете видеть в одном и том же разговоре чувство вины и стыда, потому что они помогают вам принимать моральные решения.

Однако чрезмерная вина — это когда вина становится кислой. Это может привести к тревожным навязчивым идеям, депрессивным тенденциям и физическим симптомам, если с ним не заняться. Хотя большая часть вины является внутренней, она часто обусловлена ​​внешними факторами, а это означает, что с помощью правильных привычек ее можно отучить. Чтобы избавиться от чрезмерной вины, вы должны знать ее признаки.

Вина переплетается с другими расстройствами, и разделить их может быть непросто.Понимание роли вины в таких расстройствах, как обсессивно-компульсивное расстройство (ОКР) и депрессия, наряду с ее физическими симптомами, может помочь вам заметить ее признаки и научиться преодолевать чрезмерную вину.

Признаки вины

Связь вины с ОКР, тревогой и депрессией часто сопровождается множеством симптомов. Некоторые из физических симптомов вины — это проблемы со сном, желудком и пищеварением, а также мышечное напряжение.

Социальные и эмоциональные симптомы вины часто скрываются за вашими повседневными действиями.Вы можете найти оправдание определенным мыслям, но причиной вполне может быть вина. Некоторые симптомы вины включают:

  • Чувствительность к последствиям каждого действия
  • Ошеломленность из-за возможного принятия «неправильного» решения
  • Низкая самооценка
  • Ставить других выше себя до тех пор, пока это не пагубно
  • Избегать всего диапазона ваших действий. эмоции

Вина и ОКР

Отношение вины к другим расстройствам двустороннее.Это может вызвать расстройство или увековечить его. ОКР и депрессия — два важных фактора, вызывающих чувство вины. ОКР — это повторяющиеся мысли (навязчивые идеи) и действия (компульсии), которые не поддаются контролю. Вина может быть предшественницей или фактором, способствующим ОКР.

Если вы чувствуете себя виноватым из-за мысли или действия, это может надолго остаться в вашей голове. Эта вина может вызвать навязчивую идею относительно вашего действия или мысли, которая пришла вам в голову. Затем, чтобы компенсировать это, вы начинаете делать репарации, чтобы облегчить свою вину.Однако постоянное сосредоточение на вине и принуждение исправить это может никогда не прекратиться.

Альтернатива — уже укоренившаяся обсессивно-компульсивная тенденция. Например, если вы одержимы чистотой дома и каждый вечер моете посуду, вас может мучить чувство вины, если вы забудете помыть посуду. Такое чувство вины возникает из-за того, что вы нарушили кодекс, который диктует ваши убеждения.

Вина и депрессия

Как и в случае с чувством вины и ОКР, вина и депрессия подпитывают друг друга.Вина вызывает депрессивные симптомы. Это проявляется в плохом самочувствии из-за депрессии и со временем усугубляется. Эти отношения, называемые «метаэмоциями», не всегда носят отрицательный-отрицательный характер. Иногда вы можете чувствовать себя виноватым, потому что чувствуете себя хорошо.

Чувство вины обычно иррационально. Вы создаете такое восприятие собственных неудач, которое бродит в вашем уме. Затем ваши действия отражают эти эмоции, которые вызывают продолжение восприятия.

Отношения между чувством вины и депрессии образуют водоворот негативного мышления.Часто они могут выйти из-под контроля, подпитывая друг друга, пока не начнут поедать. Обнаружение этих паразитических отношений — первый шаг к освобождению от порочного круга.

Как справиться с чувством вины

Нет волшебного лекарства от чрезмерной вины. Преодоление этого требует много постоянной эмоциональной работы, как и в случае с любой другой сильной эмоцией. Частое признание и размышления — два критерия преодоления вины. Задайте себе такие вопросы: «Что заставляет меня чувствовать себя виноватым?» и «Какие действия или мысли возникают из-за моей вины?»

Кроме того, позитивное мышление и подкрепление могут помочь преодолеть чувство вины.Если вы измените формулировку своих мыслей, это может изменить ваше представление об источнике вашей вины. Измените «я должен» или «я мог бы» на что-то более позитивное, например, «я могу», «я заслуживаю» или «могу», когда это применимо.

Более того, попробуйте составить список того, в чем вы чувствуете себя виноватым. Используя этот список, подумайте о следующем:

  • Напишите письмо тому, кто виновен в вас.
  • Вызовитесь добровольцем, чтобы исправить то, в чем вы чувствуете себя виноватым.
  • Превратите чувство вины во что-то позитивное, извлекая уроки из него и как двигаться вперед.

Хотя вина каждого уникальна, не только вы чувствуете себя виноватыми. Говоря о своей вине, можно открыть двери для прощения и исцеления.

Почему мы все время чувствуем себя такими виноватыми? | Общество

Я чувствую себя виноватым во всем. Уже сегодня я чувствовал себя виноватым из-за того, что сказал другу что-то не то. Затем я почувствовал себя виноватым из-за того, что избегал этого друга из-за того, что сказал неправильно. К тому же я еще сегодня маме не позвонила: виновата. И мне действительно стоило устроить на день рождения мужа что-то особенное: виноватое.Я дал своему ребенку неправильную пищу: виноват. В последнее время я срезал углы на работе: виноват. Я пропустил завтрак: виноват. Вместо этого я перекусил: двойная вина. Я занимаю все это пространство в мире, в котором недостаточно места: виноват, виноват, виноват.

Я тоже не чувствую себя хорошо из-за плохого самочувствия. Не тогда, когда искушенные друзья никогда не упускают случая напомнить мне, насколько самовлюблёнными, самовлюблёнными, политически консервативными и морально низкорослыми являются виновные. Бедный я. Виновен в виноватых. Сыновняя вина, братская вина, супружеская вина, материнская вина, вина сверстников, рабочая вина, вина среднего класса, белая вина, либеральная вина, историческая вина, еврейская вина: я виноват во всех них.

К счастью, есть те, кто говорят, что могут спасти нас от чувства вины. По словам популярного мотивационного оратора Дениз Даффилд-Томас, автора книги «Разбогатей, счастливая сука!», Вина — «одно из самых распространенных чувств, которые испытывают женщины». Виновные женщины, соблазненные чувством вины препятствовать их собственному пути к увеличению богатства, власти, престижа и счастья, похоже, просто не могут воспользоваться своими преимуществами.

«Вы можете чувствовать себя виноватым, — пишет Даффилд-Томас, — за то, что хотите большего, или за то, что тратите деньги на себя, или за то, что нашли время в своей занятой семейной жизни, чтобы поработать над самосовершенствованием.Вы можете чувствовать себя виноватым из-за того, что другие люди бедны, что ваш друг завидует, что в мире есть голодающие люди «. Конечно же, я чувствую себя виноватым за эти вещи. Поэтому приятно слышать, что мне могут помочь — что я могу помочь себе. Но для того, чтобы это произошло, я должен сначала понять, что а) я того стою и б) ни одна из этих структур глобального неравенства, основанных на исторической несправедливости, не является моей ошибкой.

Иными словами, моя вина является признаком не моей вины , а моей невиновности — даже моей жертвы.По словам Даффилд-Томас, только простив себя за ошибки, за которые я не несу прямой ответственности, я могу научиться освобождать свои «денежные блоки и жить первоклассной жизнью».

Представьте себе: первоклассная жизнь. Этот вид советов, который рассматривает вину как наиболее подавляющую нашу эмоцию, берет идеи из психоаналитического и феминистского мышления и переводит их на язык бизнес-мотивации. Обещание состоит в том, что нашу вину можно искупить, заработав деньги.

Это идея, которая может найти отклик, особенно в немецком языке, где вина и долг — одно и то же слово, schuld . Например, можно вспомнить тезис Макса Вебера о том, как «дух капитализма» объединяет наши мирские и небесные богатства, исходя из того, что то, что вы зарабатываете в этом мире, также служит мерой вашей духовной добродетели, поскольку это зависит от вашего способность к тяжелой работе, дисциплине и самоотречению.

Но то, что Вебер называет «тревогой спасения» в протестантской трудовой этике, имеет противоположный эффект обещанию руководства по самопомощи освободить предпринимателей от их вины.По Веберу, на самом деле, капиталистическая погоня за прибылью не уменьшает чувство вины, а активно усугубляет ее, потому что в экономике, которая предостерегает от стагнации, не может быть покоя для нечестивых.

Итак, чувство вины, которое блокирует и сдерживает нас, также побуждает нас работать, работать, работать, становиться неуклонно продуктивными в надежде, что мы сможем — своими добрыми делами — избавиться от вины. Таким образом, чувство вины делает нас продуктивными и непродуктивными, трудоголиками и трудолюбивыми — конфликтом, который может объяснить крайние и даже жестокие меры, на которые люди иногда заходят, будь то козлами отпущения других или принесением себя в жертву, чтобы избавиться от того, что многие люди считают самой невыносимой эмоцией. .


Какова сила вины? Судя по инфляционной логике, чувство вины, во всяком случае, накапливается с течением времени. Хотя мы склонны обвинять религию в осуждении человека на жизнь как грешника, вина, которая когда-то могла быть связана с определенными пороками — пороками, за которые религиозные общины могли предписать соответствующее покаяние — теперь, кажется, в более светскую эпоху, проявляется в отношение практически ко всему: еда, секс, деньги, работа, безработица, досуг, здоровье, фитнес, политика, семья, друзья, коллеги, незнакомцы, развлечения, путешествия, окружающая среда, что угодно.

Точно так же тот, кто поддался соблазну предположить, что ритуалы публичного унижения — это жуткий пережиток средневекового прошлого, явно не обращал особого внимания на нашу жизнь в Интернете. Вы не можете рассчитывать, что надолго уйдете в социальных сетях, пока кто-нибудь не укажет на вас обвиняющим пальцем. И все же трудно представить, что главенствующий дух нашего времени, завистливый и обиженный тролль, мог бы так легко выбраться, если бы он уже не мог почувствовать запах предрасположенности к вине, исходящий от своей жертвы.

Это не должно было быть таким. Великие крестоносцы современности должны были искоренить нашу вину. Являясь предметом бесчисленных возвышенных критических замечаний, современные мыслители обвиняли вину в том, что она лишает нас жизни и вызывает наше психологическое ухудшение. Говорят, что он делает нас слабыми (Ницше), невротиками (Фрейд), недостоверными (Сартр).

Во второй половине 20 века различные критические теории приобрели академический авторитет, особенно в гуманитарных науках. Это были теории, которые стремились показать — будь то в отношении классовых, расовых или гендерных отношений — что все мы являемся винтиками в более крупной системе власти.Мы можем играть свою роль в режимах угнетения, но мы также находимся во власти более сильных сил, чем мы.

Но это поднимает вопросы о личной ответственности: если правда, что наша конкретная ситуация подкрепляется сложной сетью социальных и экономических отношений, как может любой человек действительно утверждать, что он контролирует или полностью отвечает за свою жизнь? В таком безличном свете вина может показаться бесполезным пережитком времен, когда человек не осознавал себя.

Как учитель критической теории, я знаю, насколько важными и откровенными могут быть его идеи.Но иногда я также подозревал, что наше стремление к систематическим и структурным формам объяснения может подпитываться нашей тревогой по поводу перспективы обнаружить, что мы на неправильной стороне истории. При необоснованном использовании объяснительные теории могут предложить своим приверженцам надежную систему, позволяющую безнаказанно точно знать, какой точки зрения придерживаться практически во всем — как если бы можно было оформить страховой полис, чтобы быть уверенным в своей правоте. Часто такая критика доходит до того, что приводит вас к правильному мышлению, которое не обязательно самоорганизуется в правильное поведение.

Представление о том, что наши интеллектуальные рамки могут быть как реакцией на нашу вину, так и средством от нее, может показаться религиозным человеком знакомым. В конце концов, в библейской истории человек «падает», когда его искушают плоды с дерева познания. Именно «знание» ведет его из Эдемского сада в изгнание, которому еще предстоит закончиться. Его вина — постоянное назойливое напоминание о том, что он ошибся.

Иллюстрация: Ричард Аллен

И все же даже в этом источнике мы видим, как вина человека может быть обманчивой — такой же скользкой и соблазнительной, как змея, сбившая его с пути.Ибо, если человек согрешил, попробовав знание, вина, которая его наказывает, повторяет его преступление: со всеми его вилянием пальцами и лозунгом «Я сказал тебе так», сама вина проявляется как ужасное знание. Он держит нас, как писал психоаналитик Адам Филлипс, в плену у этого скучного и повторяющегося голоса в нашей голове, который бесконечно исправляет, критикует, цензурирует, судит и находит в нас недостатки, но «никогда не приносит нам никаких новостей о нас самих». В своем чувстве вины мы, кажется, уже имеем меру того, кто мы есть и на что способны.

Может ли это быть причиной нашей вины? Не недостаток знаний, а скорее наше предположение об этом? Наша отчаянная потребность быть уверенным в себе, даже когда мы думаем о себе, что мы никчемные, бесполезные, ямы? Когда мы чувствуем себя виноватыми, мы, по крайней мере, можем быть в чем-то уверены — знать, наконец, правильный способ чувствовать, а это плохо.

Может быть, поэтому мы увлечены криминальными драмами: они удовлетворяют наше желание определенности, какой бы мрачной она ни была.В начале детективного рассказа мы осознаем преступление, но не знаем, кто его совершил. К концу истории выяснилось, кто виноват: дело закрыто. Таким образом, вина в его популярном понимании превращает наше невежество в знание.

Для психоаналитика, однако, чувство вины не обязательно имеет какое-либо отношение к виновности в глазах закона. Наше чувство вины может быть признанием, но обычно оно предшествует обвинению в каком-либо преступлении, в деталях которого не может быть уверен даже виновный.

Итак, хотя истории, которые мы предпочитаем, могут быть рассказами, раскрывающими вину, в равной степени возможно, что наша собственная вина является прикрытием для чего-то еще.


Хотя «падение» изначально было библейской историей, на мгновение забывают о религии. С таким же успехом можно пересказать более свежую и несомненно светскую историю грехопадения человека. Это «история», у которой было бесчисленное количество рассказчиков, возможно, ни один из них не был лучше и выразительнее, чем послевоенный немецкий еврейский критик Теодор Адорно.После Холокоста Адорно утверждал, что тот, кто выжил в мире, способном породить Освенцим, виновен, по крайней мере, постольку, поскольку они все еще принадлежат к той же цивилизации, которая создала условия для Освенцима.

Другими словами, вина — это наше неоспоримое историческое состояние. Это наш договор как современных людей. Таким образом, говорит Адорно, мы все несем общую ответственность после Освенцима — проявлять бдительность, чтобы мы снова не рухнули на пути мышления, веры и поведения, которые навлекли на нас этот обвинительный приговор.Обретать смысл после Освенцима — значит рисковать соучастием в его варварстве.

Значит, и для Адорно, наши знания делают нас виновными, а не защищают нас. Для современного ума это может показаться шокирующим. Тем не менее, возможно, более удивительной особенностью представления Адорно о вине является идея, выраженная в его вопросе: «Можно ли после Освенцима продолжать жить — особенно, может ли тот, кто сбежал случайно, тот, кто по праву должен был быть убит, жить дальше». жизнь. Его простое выживание требует холодности, основного принципа буржуазной субъективности, без которой не могло бы быть Освенцима; это огромная вина того, кого пощадили ».

По мнению Адорно, вина за Освенцим принадлежит всей западной цивилизации, но он полагал, что эту вину наиболее остро ощутит «тот, кто сбежал случайно, тот, кто по праву должен был быть убит» — еврей, переживший войну. вторая мировая война.

Адорно, который в начале 1938 года уехал из Европы в Нью-Йорк, вероятно, свидетельствовал о своем собственном чувстве вины. Тем не менее, его идеи мы также получаем от психологов, которые работали с выжившими в концлагерях после войны; они обнаружили, что «чувство вины, сопровождающееся стыдом, склонностью к самоосуждению и самообвинением, испытывают жертвы преследования и, по всей видимости, гораздо меньше (если вообще) его виновные».

Что это может означать, если потерпевшие чувствуют себя виноватыми, а виновные невиновны? Не противоречат ли объективная вина (чувство вины) и субъективная вина (чувство вины)?

В послевоенные годы концепция «вины за выживание», как правило, рассматривалась как побочный продукт отождествления жертвы с агрессором. Выжившая, которой впоследствии может быть трудно простить себя, потому что другие умерли вместо нее — почему я все еще здесь, а их нет? — также может чувствовать себя виноватым из-за того, с чем ее заставили вступить в сговор ради своего выживания.Это не обязательно предполагает какие-либо инкриминирующие действия с ее стороны; ее вина может быть просто бессознательным способом зарегистрировать свое прошлое предпочтение, что другие страдают вместо нее.

Таким образом, можно думать о вине выжившего как об особом случае вины, которую мы все несем, когда, осознавая или не осознавая, мы рады, когда страдают другие, а не мы сами. Очевидно, это неприятное ощущение, но и его нетрудно понять. Тем не менее, остается что-то глубоко неудобное в признании того, что пережившие самые ужасные злодеяния должны чувствовать какую-либо вину за собственное выживание.Вместо этого, не должны ли мы пытаться спасти оставшуюся в живых от ее (с нашей точки зрения) ошибочного чувства вины и, таким образом, без ухмылки или придирки установить ее абсолютную невиновность?

Этот понятный импульс, по мнению историка-интеллектуала Рут Лейс, привел к появлению фигуры «выжившего» в период после Второй мировой войны, наряду с смещением акцента с чувства вины жертвы на настойчивое утверждение о невиновности жертвы. . Эта трансформация, как утверждает Лейс, заключалась в замене концепции вины на ее близкую родственницу — стыд.

Разница очень важна. У жертвы, которая чувствует вину, очевидно, есть внутренняя жизнь с намерениями и желаниями, в то время как жертва, которая чувствует стыд, кажется, получила его извне. Следовательно, жертвы травмы оказываются объектами, а не субъектами истории.

Стыд, таким образом, говорит нам кое-что о том, кем вы являетесь, а не о том, что он делает или хотел бы делать. Таким образом, этот хорошо продуманный сдвиг акцентов мог привести к тому, что оставшийся в живых лишился свободы воли.

Может возникнуть соблазн предположить, что вина за выживание — исключительный случай, учитывая жалкое бессилие жертв таких травм. Но, как мы увидим, попытки отрицать обоснованность вины других часто имеют аналогичный эффект отрицания их намерений. Рассмотрим случай «либеральной вины», вины, которую мы все любим ненавидеть.


Либеральная вина стала сокращением для описания тех, кто остро ощущает отсутствие социальной, политической и экономической справедливости, но не те, кто страдает от этого.По словам культурного критика Джули Эллисон, она впервые возникла в США в 1990-х годах на фоне фрагментации левых после окончания холодной войны и утраты веры в утопическую политику коллективных действий, которая характеризовала раннее поколение радикалов. Либерал, который чувствует себя виноватым, отказался от коллектива и признает, что действует из корыстных интересов. Таким образом, ее вина является признаком разрыва между тем, что она чувствует по отношению к страданиям другого, и тем, что она будет активно делать, чтобы облегчить их, что, как оказалось, не так уж и много.

Таким образом, ее вина вызывает много враждебности у других, не в последнюю очередь у человека, который чувствует себя объектом вины либерала. Этот человек, также известный как «жертва», слишком хорошо понимает, как редко жалость, которую он вызывает к виноватому либералу, может привести к каким-либо значительным структурным или политическим изменениям для него.

Скорее, единственная «сила», которую нужно перенаправить на его путь, — это не политическая сила, а моральная или эмоциональная сила, которая заставляет тех, кто более удачлив, чем он, чувствовать себя еще более виноватыми из-за привилегий, от которых они, тем не менее, не склонны отказываться.

Но как же виновный либерал может контролировать свои чувства? «Не очень», — думает Эллисон. Так как чувства нелегко придумать, ее вина имеет тенденцию нападать на нее без приглашения, делая ее очень перформативной, эксгибиционисткой и даже истеричной. В своей вине она переживает «потерю контроля», хотя она все время остается в сознании перед публикой, перед которой, как она чувствует, она должна показать, как сильно ей жаль. Таким образом, ее вина — это ее способ «отыграться», отмечая беспокойство либерала, который не знает себя так хорошо, как того требует ее вина.

Идея вины как подавляющей эмоции подтверждает распространенную критику либеральной вины: несмотря на все страдания, которые она приносит, она не может полностью мотивировать виновного субъекта к значимым политическим изменениям.

Но что, если вина либерала на самом деле имеет другую цель, дать либералу передышку от того, что он может (подсознательно) чувствовать еще хуже: отсутствие фиксированной идентичности, которая говорит ей, кто она, каковы ее обязанности и где они подходят к концу.

Если что-то и можно сказать, чтобы охарактеризовать заведомо неуклюжего либерала, так это вина. Либеральная вина предполагает наличие определенной классовой (средний), расовой (белые) и геополитической (развитый мир) ситуации. Таким образом, несмотря на мучения, которые оно приносит тем, кто страдает от него, это может, как ни парадоксально (и опять же бессознательно), успокоить человека, чей настоящий невроз заключается в том, что он чувствует свою личность настолько подвижной и изменчивой, что она никогда не сможет полностью стать точно, где она стоит.

Если это ее больше всего беспокоит, то можно представить себе ее вину как чувство, которое говорит ей, кто она есть, на основании того, что она говорит ей, кем она не может быть для других.Кто такой либерал? Та, кто страдает из-за тех, кто страдает больше, чем она. (Я знаю, о чем говорю.)

Это может указывать на то, почему в последние годы усиливается критика чувств либералов. По мнению ее критиков, либерал действительно виноват. Она виновна в а) тайном обиде жертв на то, как они себя чувствуют в их страданиях, б) отвлечении внимания от них и обратно к себе, в) наличии наглости выставить напоказ свои саморезы и г) практически ничего не делать с ними. бросить вызов статус-кво.

Другими словами, чувство вины — это часть проблемы, а не решение. И все же эта критика сама по себе вызывает такое же обвинение. Учитывая, что критика кого-то за чувство вины только заставит его чувствовать себя виноватым, вина, как мы видели, оказалась хитрым противником, которого различным современным противникам еще предстоит победить.

Итак, в случае либеральной вины мы снова сталкиваемся с чувством настолько дьявольски скользким, что оно повторяет проблему в процессе признания в ней.Потому что, конечно, есть форма вины, которая не побуждает нас действовать, но мешает действовать. Этот тип вины берет на себя неопределенность наших отношений с другими (и нашу ответственность за других) и превращает их в объект уверенности и знания.

Но поскольку «объектом» в данном случае является наше собственное «я», мы можем видеть, как либеральное чувство вины также превращает вину в версию стыда. Стыд, на самом деле, вполне может быть более точным названием того, что движет виноватым либералом в ее публичном и частном самоосуждении.

Однако, прежде чем мы объявим либерала «виновным в соответствии с предъявленными обвинениями» — как виновным в неправильном виде вины — стоит напомнить себе о вине за выживание, которую многие также рассматривали как вину неправильного типа. Поскольку, как мы наблюдали в этом случае, в стремлении «спасти» жертву от ее вины, жертва лишается того самого того, что могло бы отличить ее от объективирующей агрессии, которая напала на нее: чувства ее собственных намерений и желаний, какими бы агрессивными, извращенными или препятствовавшими они ни были.

По этой причине, таким образом, жизненно важно сохранить понятие вины выжившего (и, несмотря на очевидные различия, либеральной вины) как то, что может вернуть оставшемуся в живых (или либералу) способность действовать, которая должна быть абсолютно необходимо, если она хочет иметь будущее, которое не будет обязано, разрешением или снятием ее вины, повторять прошлое до бесконечности.


Если религию часто обвиняют в том, что она изображает человека грешником, светские попытки освободить человека от его вины не принесут большого облегчения.Итальянский философ Джорджо Агамбен предполагает, что субъективная невиновность принадлежит прошлому веку, веку трагического героя. Эдип, например, — это тот, чья объективная вина (отцеубийство, инцест) соответствует субъективной невиновности человека, который действует до того, как об этом узнает. Сегодня, однако, говорит Агамбен, мы находим противоположную ситуацию: современный человек объективно невиновен (поскольку он не был, как Эдип, убит собственными руками), но субъективно виновен (он знает, что его комфорт и безопасность были оплачены кто-то где-то, наверное, кровью).

Ложно пообещав tabula rasa, связанную с его исторической и интеллектуальной эмансипацией, современность, возможно, не только не смогла стереть субъективную вину человека, но, возможно, даже усугубила ее. Многие современные люди виноваты не столько в своих действиях, сколько в его пристрастии к той версии знания, которая, кажется, подавляет его способность к действию. Таким образом, религиозное признание человека грешником — падшим, жалким, бесконечно скомпрометированным, но в то же время активным, действенным и изменчивым существом — по сравнению с ним начинает выглядеть утешительно.

Такой взгляд также имеет много общего с определенной психоаналитической концепцией вины как заблокированной формы агрессии или гнева по отношению к тем, кто нам нужен и любим (Бог, родители, опекуны, от кого бы мы ни зависели в нашем собственном выживании). Но если чувство вины — это чувство, которое обычно блокирует все другие (скрытые, подавленные, бессознательные) чувства, это само по себе не является причиной блокирования чувства вины. В конце концов, чувства — это то, что вы должны быть готовы почувствовать, если они хотят тронуть вас или если вы хотите почувствовать что-то еще.

Основная иллюстрация Ричард Аллен

Адаптировано из книги Деворы Баум «Чувствуя себя евреем» («Книга практически для всех»), которая будет опубликована издательством Йельского университета 19 октября по цене 18,99 фунтов стерлингов. Чтобы купить его за 16,15 фунтов стерлингов, зайдите на сайт bookshop.theguardian.com или позвоните по телефону 0330 333 6846. Бесплатная доставка в Великобритании на сумму более 10 фунтов стерлингов, только онлайн-заказы. Минимальная цена заказа по телефону составляет 1,99 фунта стерлингов.

Следите за долгим чтением в Твиттере по адресу @gdnlongread или подпишитесь на длинное еженедельное электронное письмо здесь.

статей о вине | BetterHelp

Проверено с медицинской точки зрения: Аарон Хорн, LMFT, MA

Вина — это настоящая эмоция. Это внутреннее состояние, когда вы чувствуете, что причинили другому человеку вред или боль, будь то физический или эмоциональный стресс. Некоторые люди считают, что чувство вины — это хороший способ заставить кого-то что-то сделать для них, но вредно пытаться достичь своих целей, заставляя другого человека чувствовать себя плохо из-за вины за свои действия или себя. Чувство вины — не лучший способ заставить кого-то что-то сделать для вас.Вина — это не положительное чувство, а скорее отрицательное эмоциональное состояние. Вина сочетается с одиночеством, болью или горем.

Источник: rawpixel.com

Самовнушение

Когда вы чувствуете вину, вы, вероятно, обвиняете себя в том, что сделали, чтобы навредить другому человеку. Желание получить объяснение того, почему страдает человек, которого вы любите, — это естественное чувство. Вы хотите понять это, а чувство вины позволяет вам свалить вину на себя.У вас есть причина для вашего чувства вины, и вы можете указать на себя как на себя. Вы наказываете себя, чтобы объяснить, что происходит. Это нездоровый механизм выживания, но он случается со многими людьми.

Вы можете чувствовать себя виноватым в вещах, в которых не виноваты

«Вина выжившего» описывает чувство вины, которое испытывает кто-то, переживая травмирующее событие, которого не пережили другие.

Они чувствуют, что сделали что-то не так, или чувствуют вину за то, что им посчастливилось выжить.Выжившие после стихийных бедствий или попытки убийства могут нести вину за выживших. Люди, у которых есть близкие, умершие в результате самоубийства, также могут испытывать чувство вины выжившего. В DSM вина выжившего ассоциируется с посттравматическим стрессовым расстройством (ПТСР). Состояние вины выжившего — это пример того, как люди берут на себя ответственность и чувствуют вину за вещи, в которых они не виноваты.

Вина

Вина и обида

Люди, которые испытывают чувство вины, пытаются манипулировать или пытаться контролировать других.

Когда они пытаются обвинить другого человека, это может вызвать у него чувство вины, а затем чувство обиды. «Подрывник вины» думал, что берет под контроль человека или ситуацию, но на самом деле они причинили больше вреда, чем пользы. Объект их манипулятивного поведения расстроен, возмущен и отключен. Вызывая чувство вины, вы рискуете оттолкнуть другого человека. Можно сказать что-то вроде «Ты все испортил. Я не хочу с тобой разговаривать. Другой человек чувствует себя плохо, но после обработки этих чувств он не хочет с вами разговаривать, потому что не понимает, как вы относились к нему.Вина может быть чрезвычайно пагубной для отношений, и лучше не использовать ее в качестве тактики, чтобы получить от другого человека то, что вы хотите.

Источник: rawpixel.com

Чувства вины:

Вы чувствуете себя виноватым, потому что …

Вы можете чувствовать вину, когда избегаете конфликта. Вы знаете, что что-то не так, и вам нужно поговорить с другим человеком, но вы не хотите заниматься проблемой. Избегание может вызвать чувство вины. Вы можете не осознавать, что чувствуете вину из-за того, что избегаете конфликта, но как только вы это сделаете, очень важно столкнуться с проблемой и поговорить с этим человеком.Ваше чувство вины уменьшится, и вы почувствуете себя намного лучше. Нерешенные проблемы будут продолжать вас беспокоить, и вы, вероятно, будете испытывать чувство вины, беспокойства и беспокойства. Лучше всего справиться с чувством вины, с возникшей проблемой, и перестать ее избегать.

Как «следует» бесполезно

Вы можете почувствовать вину, употребив особое слово: «должен». Когда вы говорите себе, что должны что-то делать, это стыдно. Слово «должен» вызывает у человека чувство вины за то, что он не делает.Это неизбежно заставляет человека чувствовать вину, когда ему это не нужно. Они могут чувствовать ответственность за то, что им не нужно исправлять. Человек может полагать, что ему нужно помогать людям, за которых он не несет ответственности, и начинает чувствовать себя виноватым. Когда вы начинаете использовать слово «должен», помните, что вы хозяин своей судьбы и что у вас есть выбор, что вы можете сделать в своей жизни. Спросите себя: «Я делаю все, что могу?» Если ответ положительный, то вам больше ничего не нужно делать.Вам не нужно без надобности вызывать у себя чувство вины.

Вина

Терапия

Онлайн-терапия — отличное место, чтобы понять, почему вы испытываете чувство вины. Люди, которые борются с подавляющим уровнем вины, могут не знать, что с ними делать. Вот где вам может помочь лицензированный онлайн-консультант! Поговорите с онлайн-терапевтом или консультантом по горю здесь, в BetterHelp, о стратегиях того, как справиться с чувством вины. Вы не одиноки, и многие люди сталкиваются со стыдом и чувством вины.Вы можете преодолеть эти чувства в терапии. Поищите в нашей сети квалифицированных онлайн-терапевтов и найдите подходящего для вас.

Источник: rawpixel.com

Странное упорство вины | Постмодернистское Я | Issues

Фрейд объявил стойкое чувство вины «важнейшей проблемой в развитии цивилизации».

Те из нас, кто живет в развитых странах Запада, оказываются в тисках парадокса, форма и характер которого до сих пор в значительной степени ускользали от нашего понимания.Это странное постоянство вины как психологической силы современной жизни. Во всяком случае, слово настойчивость преуменьшает суть дела. Вина не просто осталась. Он превратился, даже метастазировал, во все более мощный и всепроникающий элемент в жизни современного Запада, даже несмотря на то, что богатый язык, который раньше использовался для его определения, увял и исчез из дискурса, а средства сдерживания его воздействия, не говоря уже о получить от него облегчение, стали еще более неуловимыми.

Этот парадокс создал условия, при которых явление нарастания вины становится как побочным продуктом, так и препятствием на пути развития цивилизации. Колоссальные достижения Запада в улучшении материальных условий жизни человека и распространении благ свободы и достоинства на все большее количество людей находятся под угрозой противодействия и даже отрицания растущего бремени вины, которое отравляет наши социальные отношения и мешает нам. усилия, чтобы жить счастливой и гармоничной жизнью.

Я использую слова странная настойчивость , чтобы предположить, что современная драма вины не следовала сценарию, который был написан для нее. Такие пророки, как Фридрих Ницше, были уверены, что, как только современный западный мир наконец сбросит метафизическую смирительную рубашку, ограничивавшую возможности всех предыдущих поколений, моральные рефлексы, сопровождавшие эти рамки, исчезнут вместе с ними. С мертвым Богом все действительно было бы разрешено. Главным среди устаревших рефлексов будет переживание вины, очевидного остатка иррационального страха, распространяемого репрессивными, отрицающими жизнь институтами, воздвигнутыми во имя и образ карательного божества.

Действительно, Ницше утверждал в О генеалогии морали (1887), классическом месте современного понимания вины, что сама идея Бога или богов возникла рука об руку с чувством задолженность (немецкое Schuld — «вина» — то же самое, что слово для «долга», Schulden ) .1 Вера в Бога или богов возникла в первобытных обществах, предположил Ницше, из страха перед предками и чувство долга перед ними.Это чувство долга расширило свое влияние в тандеме с расширением концепции Бога до такой степени, что, когда христианский Бог предложил себя как «максимальный бог, который еще достиг», это также вызвало «величайшее чувство долга на земле». . »

Но «теперь мы начали в обратном направлении», — ликовал Ницше. Со «смертью» Бога, означающей общую культурную недоступность Бога, мы должны ожидать последующего «упадка сознания человеческого долга».С приближением культурного торжества атеизма такая победа могла бы также «освободить человечество от всего этого чувства долга перед его истоками, его prima causa ». Атеизм будет означать «вторую невиновность», восстановление Эдема, в котором нет ни Бога, ни сатаны, чтобы вмешиваться и иным образом искажать процесс.2

Это не совсем то, что произошло; и нет большой вероятности, что это произойдет в ближайшем будущем. Более молодой современник Ницше, Зигмунд Фрейд, оказался лучшим пророком, предложив совершенно иной анализ, который, кажется, более полно подтвердился.В своей книге Цивилизация и ее недовольство ( Das Unbehagen in der Kultur ) Фрейд объявил стойкое чувство вины «самой важной проблемой в развитии цивилизации». В самом деле, заметил он, «цена, которую мы платим за наш прогресс в цивилизации, — это потеря счастья из-за обострения чувства вины» 3.

Такую вину было трудно идентифицировать и трудно понять, поскольку она так часто находилась на бессознательном уровне и могла быть легко принята за что-то еще.Это часто кажется нам, утверждал Фрейд, «своего рода недомоганием [Unbehagen], неудовлетворенностью» 4, для которой люди ищут другие объяснения, внешние или внутренние. Вина лукава, обманщик и хамелеон, способный маскироваться, прятаться, изменять свой размер и внешний вид, даже свое местоположение, при этом умудряясь сохраняться и углубляться.

Это кажется мне очень богатым и острым описанием и полезной отправной точкой для рассмотрения предмета, которым историки почти не уделяют внимания: неуклонно усиливающейся (хотя и не всегда видимой) роли вины в определении структуры нашей жизни в двадцатом веке. и двадцать первые века.Связывая феномен нарастания вины с феноменом цивилизационного прогресса, Фрейд указывал на неожиданный, но неизбежный побочный продукт самого прогресса, проблему, которая станет более заметной в грядущих поколениях.

Чтобы прочитать полную статью онлайн, войдите в свою учетную запись
или подпишитесь на нашу цифровую версию (25 долларов в год). Предпочитаете печать? Заказ
старые выпуски или подпишитесь на наше печатное издание (30 долларов в год).

Перепечатано по книге The Hedgehog Review 19.1
(Весна 2017). Это эссе не может быть перепродано, перепечатано,
или распространять за компенсацию любого рода без предварительного письменного разрешения. Пожалуйста, свяжитесь с
The Hedgehog Review для получения дополнительных сведений.

Вы все время чувствуете себя виноватым?

Где ваша работа встречается с вашей жизнью.Смотрите больше от Ascend здесь.

Мы чувствуем себя виноватыми, что не работали над этой статьей раньше, а теперь, проведя исследование и зная, что мы знаем о вине и насколько она неконструктивна, мы чувствуем себя вдвойне виноватыми из-за чувства вины в первую очередь (эмоция, которую мы называем как «мета-вина»).

Сожалеем, что потратили ваше время на последнее предложение. Мы знаем, что вы занятой человек, которого мало интересует жалость к себе. Но мы должны признать, что теперь, когда мы извинились, мы также чувствуем себя немного виноватыми за то, что извинились.Все исследования говорят, что хорошие лидеры, например, должны быть сильными, храбрыми и уверенными в своем выборе, а не самокритичными и извиняющимися.

Можете ли вы представить, если бы мы так прожили нашу жизнь? Или … может быть, тебе и не нужно.

Вина, какой бы тонкой она ни была, — это всепроникающая эмоция, которую многие из нас испытывают ежедневно. Некоторые утверждают, что в основе этого лежит перфекционизм, но даже те из нас, кто далек от перфекционизма, не застрахованы от чувства вины. Другие утверждают, что чувство вины — пустая трата времени, но мы не должны выбрасывать ребенка вместе с водой из ванны.

Вина может быть признаком действующего морального компаса. Например, если в припадке гнева вы называете своего коллегу бесполезным сноллигостером и добавляете соли в его очень большой обезжиренный мокачино без кофеина, чувство вины, вероятно, будет вполне подходящей эмоцией и, надеюсь, помешает вам повторить подобное. махинации в будущем.

В приведенном выше случае «преступление» очевидно и неоспоримо, хотя в целом вина гораздо более коварна. Когда мы на работе, мы чувствуем себя виноватыми за то, что не находимся с детьми (или даже с домашними животными).Находясь дома, мы чувствуем себя виноватыми за то, что не стирали в течение недели или не на работе. По выходным мы чувствуем себя виноватыми из-за того, что не звоним друзьям и не гуляем с друзьями вместо матери. Во время изоляции Covid-19 мы чувствовали себя виноватыми из-за того, что не выучили три новых языка, и вместо этого проводили время на диване, перебирая любимые телесериалы, что на самом деле даже не доставляло удовольствия из-за назойливых голосов в наших головах, напоминающих нам, что мы должны быть изучение китайского языка.

Дело в том, что мы всегда чувствуем давление, заставляя что-то делать, особенно то, что свидетельствует о нашем прогрессе. Когда это не так, мы чувствуем себя виноватыми. Мы постоянно сравниваем себя с историями успеха других. Мы считаем, что наши успехи и неудачи полностью связаны с нашими собственными действиями или их отсутствием. Следовательно, причина, по которой мы не добились успеха, должна заключаться в том, что мы недостаточно много работаем (или по-прежнему на нашем диване с нашей любимой серией).

Стремление к успеху на работе ВКЛЮЧЕНО, но мы также ожидаем все большего и большего от самих себя в других сферах: наша социальная жизнь (#omgfriendshipgoals ), наша семейная жизнь, наше здоровье, наша внешность, все остальное.

Чувство вины не обязательно мешает вам делать что-то, но оно может тратить ценную энергию. Это может постепенно подрывать нашу самооценку, затрудняя достижение целей или продвижение вперед после неудач. Если его не остановить, это может даже привести к целому ряду физических проявлений, включая беспокойство и бессонницу. Вина, которую мы испытываем из-за того, что мы не являемся идеальным сотрудником, идеальным другом или идеальным кем-либо, частично налагается обществом, но другая часть также явно наложена на нас самих.Поскольку кажется, что по большей части вы сами себе судья, вы также можете освободить себя. Объявляю подсудимого невиновным Ваша честь!

Как четыре сильные женщины с интересными карьерными траекториями (включая генерального директора и старшего банкира), мы много лет мучились чувством вины и прекрасно понимали, что это истощает нашу энергию. Всегда легче выявить проблему, чем решить. Нам помогло то, что мы разработали собственный код Морзе для обозначения бедствия (или, в данном случае, просто стресса): SOS.

Наш код помог нам структурировать способы решения проблемы на трех разных уровнях: что я могу сделать, (я) , что могут сделать другие и что может сделать общество . Мы предлагаем вам тоже начать пользоваться им.

Самостоятельная

Наденьте кислородную маску, прежде чем помогать другим: Чувство вины часто вызывается чувством неэффективности. Когда вы находитесь в состоянии стресса, вы с большей вероятностью станете жертвой таких саботажных мыслей.Первым шагом к победе над чувством вины может стать более тщательная забота о себе. Вы не можете быть ничем ни для кого (будь то начальник, друг, супруг, родитель и т. Д.), Если вы нервничаете. Поспи. Не ложитесь спать допоздна, потому что с полуночи до двух часов ночи все, кто от вас чего-то хочет, спят, и вы наконец-то можете побыть наедине с собой. Создавайте эти моменты в течение дня, пусть даже короткого.

Если вы заблокируете их в своей повестке дня и создадите привычку, в кратчайшие сроки это станет вашей второй натурой.Множество исследований (и, давайте посмотрим правде в глаза, здравого смысла) показывают, что люди, которые более счастливы, продуктивны, имеют лучшие партнеры, имеют лучшие браки и поэтому, мы надеемся, с меньшей вероятностью будут наказывать себя чувством вины.

Расставьте приоритеты: Все ваши конфликтующие приоритеты, конечно же, лежат в основе чувства вины. Когда вы выбрали путь вперед, не сомневайтесь в своем выборе. Уважайте человека, который принял это решение (то есть себя в прошлом). Когда вы решите, мысленно придерживайтесь того, что вы выбрали.На работе, например, составьте список ваших текущих задач и нанесите их на сетку важности (ось x) и срочности (ось y). Если вы можете (а технологии очень в этом помогают), оцените, сколько времени вы тратите на каждую из своих задач. Если вы обнаружите, что есть задачи, которые не являются ни важными, ни срочными, но требуют очень много времени, посмотрите, можете ли вы их делегировать, выполнять их более эффективно или просто прекратить их выполнять.

Обратитесь за помощью. Мы часто не хотим просить о помощи, потому что чувствуем, что это может подорвать наш авторитет, понизить наш статус или просто потому, что мы боимся отказа.Исследования показывают, что просьба к людям делать что-то для вас на самом деле заставляет их больше любить вас. (Для нас это беспроигрышная ситуация!) Меньшее количество дел поможет вам выполнить взятые на себя обязательства и позаботиться о своих приоритетах, и у вас будет меньше назойливых голосов, вызывающих чувство вины.

прочие

Не осуждайте: Возможно, ваш перфекционизм влияет и на других людей. Из-за чрезмерного давления на игру ваши товарищи по команде могут почувствовать себя виноватыми из-за того, что не могут соответствовать вашим стандартам.Если вас расстраивает работа кого-то другого на работе, напомните себе, что вы не знаете, что происходит в его личной жизни в данный момент. В качестве дополнительного преимущества меньшее осуждение других за их «неадекватность» может помочь им быть мягче по отношению к себе и, следовательно, чувствовать себя менее виноватыми.

Система

Измените то, что мы учим и изучаем: Наши образовательные, культурные и семейные (экологические) системы должны прекратить учить «мальчиков быть храбрыми, а девочек — совершенством.«Каждого с раннего возраста нужно учить, как расслабиться и (шок, ужас!) Время от времени ничего не делать и наслаждаться моментом тишины без чувства вины.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *