Что значит ницше был нигилистом: Ни во что не верить — опасно или полезно? Краткий курс нигилизма — Нож

Содержание

Ни во что не верить — опасно или полезно? Краткий курс нигилизма — Нож

Как проницательно заметила философ Ханна Арендт, нигилизм — это не набор «опасных идей», а постоянная угроза, неразрывно связанная с самим процессом мышления. Какой бы верной и неопровержимой ни казалась та или иная идея на первый взгляд, размышляя над ней достаточно долго, мы рано или поздно начинаем сомневаться в ее истинности, а затем и в том, знают ли те, кто верит в эту идею, о том, истинна она или нет.

Отсюда — лишь один шаг до вопроса, почему все остальные настолько уверены в том, что нам теперь кажется сомнительным. К этому моменту мы уже балансируем на грани нигилизма и оказываемся перед непростым выбором: продолжить размышления и потерять связь с обществом или остановиться и потерять связь с реальностью.

Активный и пассивный нигилизм по Фридриху Ницше

Почти за сто лет до Арендт Фридрих Ницше описал в своем дневнике (опубликованном после смерти его сестрой) два вида нигилизма: активный и пассивный.

Ницше утверждал, что нигилизм возникает тогда, когда «высшие ценности теряют свою ценность».

Такие ценности, как истина или справедливость, часто наделяются сверхъестественной силой. Мы говорим: «Истина освобождает» или «Справедливость восторжествует». Когда вдруг оказывается, что эти ценности лишены приписываемой им силы — когда истина не освобождает, а правосудие не свершается, — мы чувствуем разочарование.

Но вместо того, чтобы упрекать себя в том, что мы слепо верили в эти ценности, мы виним сами ценности в том, что они не оправдали наших ожиданий.

По словам Ницше, в этот момент мы встаем перед выбором: стать активными нигилистами, отвергнуть навязанные нам ценности и создать собственные; или стать пассивными нигилистами и продолжить верить в традиционные ценности, вопреки сомнениям в их истинности.

Активный нигилист разрушает, чтобы найти то, во что стоит верить. По мнению Ницше и русских нигилистов XIX века, только ценности, прошедшие это испытание, могут сделать нас сильнее.

Пассивный нигилист не хочет рисковать и поэтому цепляется за безопасные, традиционные ценности. Ницше утверждает, что такая самозащита в действительности намного опаснее саморазрушения, так как вера ради самой веры ведет к поверхностной жизни и послушному принятию всего, во что верят остальные.

Сегодня слово «нигилизм» часто используется для описания отношения к положению вещей в современном мире. Причем ему почти никогда не дается определение — как будто каждому отлично известно, что оно значит.

Но теперь мы знаем, что нигилизм может быть активным и пассивным. И если мы хотим лучше понять современный нигилизм, мы должны проследить его эволюцию с точки зрения эпистемологии, этики и метафизики, а также рассмотреть его различные проявления: самоотрицание, отрицание смерти и отрицание мира.

Эпистемологический нигилизм: вы уверены в своем знании?

Эпистемологический нигилизм отрицает возможность достижения знания и утверждает, что наши самые заветные убеждения не имеют под собой основания.

Согласно этой позиции любые притязания на объективную истину ложны, а иллюзия знания создается, чтобы скрыть тот факт, что ничего не известно наверняка.

Томас Кун в своей книге «Структура научных революций» (1962) утверждал, что какими бы утонченными и эффективными ни были созданные нами модели для описания реальности, мы не можем доказать, что они действительно отражают объективную реальность.

Когда мы утверждаем истинность чего-либо на основании прошлого опыта, возникает проблема индукции: если что-то имело место ранее, это еще не значит, что оно должно произойти снова.

Когда мы утверждаем истинность чего-либо на основании научных доказательств, мы впадаем в заблуждение, которое в логике называется обращением к авторитету: утверждения других (даже экспертов) не могут служить основанием истинности, ведь даже эксперты могут быть необъективными и могут ошибаться. Поэтому, когда ученые делают свои заключения на основе выводов, сделанных учеными прошлого, они совершают ту же логическую ошибку.

Это, в свою очередь, ведет к еще одной проблеме — проблеме бесконечного регресса: любое утверждение, сделанное на каком-либо основании, неизбежно влечет за собой вопросы об основании этого основания, затем — об основании того основания — и так далее, и так далее.

Может показаться, что эпистемологический нигилизм ничем не отличается от скептицизма, ведь скептик также сомневается в том, что у какого-либо знания может быть надежное основание. Здесь уместно будет вернуться к различию между активным и пассивным нигилистом: активного нигилиста можно сравнить с радикальным скептиком; пассивный же нигилист знает, что есть основания для сомнений, но всё равно продолжает верить. Следовательно, для пассивного нигилиста знание основано на вере.

Таким образом, нигилистом можно назвать не только того, кто отвергает возможность существования надежного знания, но и того, кто, зная о том, что всё знание ненадежно, предпочитает игнорировать этот факт.

Все научные теории основаны на других научных теориях, которые, в свою очередь, основаны на третьих теориях, любая из которых может оказаться ложной. Но до тех пор, пока научные теории продолжают приносить плоды — в первую очередь плоды в виде технического прогресса, — истинностью этих теорий можно пренебречь.

Однако, пренебрегая окончательной истиной, пассивный нигилист обесценивает и сам поиск знания. Другими словами, для пассивного нигилиста знание не имеет значения.

Подумайте о том, как безответственно в повседневной жизни люди бросаются словами «знание» или «уверенность». Если кто-то говорит, что поезд скоро прибудет, мы либо вовсе не спрашиваем, откуда им это известно, либо сталкиваемся с абсолютным аргументом в современном мире: потому что так показывает их телефон. Если телефон окажется прав, его авторитет подтвердится. Если телефон окажется неправ, мы, скорее всего, будем винить в этом поезд, а не телефон. Поскольку телефон стал нашим главным гарантом знания, признать, что он может ошибаться, — значит признать, что не только наше основанное на информации из телефона знание, но и всё наше знание вообще может не иметь под собой основания.

В конце концов, мы и в других случаях предпочитаем не задаваться вопросом, почему мы так уверены в своих знаниях. Таким образом, пассивный нигилизм — это вовсе не радикальная «постмодернистская» позиция, а часть повседневной жизни.

Моральный нигилизм: с чего вы взяли, что ваши ценности универсальны?

В нравственной философии нигилизм определяется как отрицание морали. Как утверждает Дональд Аллен Кросби в книге «Призрак абсурда» (1988), моральный нигилизм — следствие эпистемологического.

Если знание и истина не имеют объективных оснований, то нет объективных оснований и для суждений о добре и зле. А значит, мораль основана лишь на нашем представлении о добре и зле, которое может быть разным для каждой исторической эпохи, каждой культуры и каждого отдельного человека.

Тот или иной поступок обычно считается правильным, потому что так говорит Бог, потому что так подсказывает здравый смысл или потому что он может сделать нас счастливыми.

Философ Иммануил Кант осознавал, что использование Бога или счастья в качестве основания для морали ведет к моральному скептицизму. Вера в Бога может побуждать людей поступать нравственно, но только для того, чтобы попасть в рай, а не в ад. Стремление к счастью может побуждать людей поступать нравственно, но невозможно знать заранее, какие поступки в итоге принесут счастье.

Поэтому Кант выступал в пользу нравственности, основанной на здравом смысле. Он предложил принцип универсализации поступков: прежде чем совершить поступок, человек должен представить, смогло бы общество, состоящее из существ, наделенных разумом, существовать, если бы все поступали так, как собирается поступить он.

Кант верил, что логика (а не Бог или стремление к счастью) может подсказать нам, является ли тот или иной поступок правильным (универсализуемым) или неправильным (неуниверсализуемым).

Но мораль, основанная на здравом смысле, также имеет свои недостатки. На один из них указал Жак Лакан в тексте «Кант с Садом» (1989): использование принципа универсализации в качестве критерия добра и зла дает возможность хитрым людям (вроде Маркиза де Сада) оправдать свои ужасные злодеяния, если им удастся доказать, что эти злодеяния могут пройти кантовский тест. Другой недостаток, описанный Джоном Стюартом Миллем в трактате «Утилитаризм» (1861), состоит в том, что разум — не единственный инструмент, которым наделен человек, поэтому следование кантианскому закону морали превратит людей в бессердечных роботов.

Ницше указал на еще один недостаток: здравый смысл может оказаться ничуть не более надежным, чем Бог или счастье. В книге «Генеалогия морали» (1887) Ницше отмечает, что разум — это не нечто абсолютное и универсальное, а нечто, возникшее со временем. Так же, как лабораторные крысы могут научиться принимать рациональные решения после участия в нескольких экспериментах, так и люди научились быть рациональными благодаря многовековым философским, религиозным и политическим «экспериментам».

Отвергнуть мораль — или исповедовать то, во что не веришь?

Активный нигилист и пассивный нигилист по-разному реагируют на моральный скептицизм.

Способность подвергать что угодно сомнению позволяет активному нигилисту либо отринуть мораль вообще, либо выработать собственные нравственные принципы.

Однако может оказаться, что его нравственные принципы на самом деле заимствованы, так как иногда очень трудно понять, когда мы мыслим самостоятельно, а когда — в соответствии с нашим воспитанием. Поэтому активный нигилист скорее попросту отвергнет мораль и будет оценивать, насколько тот или иной поступок приближает его к желаемой цели.

В таком случае поступки человека будут приравнены к поступкам животного или машины. Раз животное нельзя считать аморальным из-за того, что оно ест других животных, то и человека, утверждает активный нигилист, нельзя считать аморальным из-за того, что он крадет у других людей, когда голоден. Яркий пример активного нигилизма такого типа — древнегреческий софист Фрасимах. В «Республике» Платон приписывает Фрасимаху слова, что «справедливость» — это всего лишь то, что выгодно сильнейшему.

Читайте также

Добра и зла не существует. Как жить в мире без морали

Пассивный нигилист не станет отвергать традиционную мораль из-за того, что у нее нет надежного основания. Вместо этого он заявляет, что обоснованность морали не имеет значения.

Пассивный нигилист подчиняется закону морали не ради морали, а ради подчинения. Для него жить в соответствии с представлениями других людей о добре и зле предпочтительнее, чем жить, не придерживаясь никаких моральных норм. Моральные нормы служат человеку компасом, и пассивный нигилист скорее будет руководствоваться неисправным компасом, чем рискнет отбросить компас в сторону и заблудиться.

Моральные нормы также создают ощущение принадлежности к социальной группе. Общие нормы и ценности настолько же важны для совместной жизни, как и общий язык. Отвергая мораль, активный нигилист тем самым отвергает общество. Пассивный же нигилист боится одиночества, поэтому выбирает быть частью группы. Таким образом, для пассивного нигилиста важно не то, насколько обоснована та или иная моральная норма, а то, насколько она общепринята.

Пассивный нигилист ценит мораль лишь как средство достижения цели, а не как самоцель. Он принимает ту или иную систему моральных ценностей в первую очередь ради чувства общности с другими людьми. Пассивный нигилист напоминает зрителя, который болеет за команду хозяев спортивного чемпионата просто потому, что за нее болеют все остальные. Он принимает моральные нормы потому, что они принимаются обществом, частью которого он хочет быть.

Политический нигилизм: отрицание власти

Под политическим нигилизмом, как правило, подразумевается отрицание власти. Именно так его понимали русские нигилисты XIX века, которым в итоге удалось убить царя. У этой революционной формы нигилизма, которую можно соотнести с активным нигилизмом, нет пассивного компонента.

Опасность активного нигилизма заключается в анархизме и готовности пожертвовать обществом ради личной свободы, а опасность пассивного нигилизма — в конформизме и готовности пожертвовать личной свободой ради общества.

Пассивный нигилист рассматривает знание и мораль лишь как средства для достижения цели — комфорта и безопасности. Именно стремление избежать сомнений и неопределенности в конечном счете приводит к тому, что пассивный нигилист становится более деструктивным, чем активный нигилист.

Политические и моральные системы, поощряющие свободу и независимость, для пассивного нигилиста менее привлекательны, чем системы, требующие бездумного следования традиции и беспрекословного подчинения власти.

Пассивный политический нигилизм — бегство от свободы

Люди часто говорят, что хотят быть свободными и независимыми, но свобода может быть тяжким бременем. Сёрен Кьеркегор определяет страх как «головокружение свободы», которое возникает, когда мы заглядываем в «зияющую бездну» неограниченных возможностей. Как часто посетители ресторана при взгляде на обширное меню спешат обратиться за советом к официанту!

Ницше был обеспокоен тем, что всё больше людей считают бескорыстие, самоотрицание и готовность к самопожертвованию моральными идеалами, и видел в этом свидетельство распространения нездорового пассивного нигилизма в Европе. Столетием позже Эрих Фромм в книге «Бегство от свободы» (1941) выразил схожую обеспокоенность распространенным среди европейцев «страхом перед свободой».

Ханна Арендт предостерегала, что нигилизм — это не только личный, но и политический кризис. Более того, нигилизм иногда поощряется представителями власти, которым кризис играет на руку.

Даже метафизический нигилизм может иметь политическую подоплеку. Если человек верит, что вселенная бессмысленна, его легко убедить в том, что беспокоиться по поводу репрессий, войн и проблем окружающей среды тоже нет смысла.

Симона де Бовуар писала в «Этике двойственности» (1948), что одна из форм, которые принимает нигилизм, — это ностальгия, желание вернуться к тому чувству свободы, которое мы испытывали в детстве, когда еще не знали, что свобода подразумевает ответственность. Это значит, что нигилизм в такой форме также выгоден корпорациям, стремящимся продать нам средства, которые помогают убежать от реальности.

Вот почему так важно уметь распознавать нигилизм не только в себе, но и в окружающем мире. Мы должны научиться определять источник нигилистических взглядов на мир и понимать, кому выгодно, чтобы мы их исповедовали. Только так мы сможем не чувствовать себя беспомощными в этом безразличном мире.

6. Активный нигилизм. Ницше. Оседлать тигра

6. Активный нигилизм. Ницше

Теперь вернёмся к непосредственно интересующим нас проблемам.

Преобладающей чертой всех рассмотренных нами до этого момента кризисных ситуаций является то, что люди являются объектами или непосредственно жертвами текущих разрушительных процессов; современное человечество просто претерпевает их. Это относится как к тем, кто сумел приспособиться к жизни, покоящейся на ничто и лишенной всякого истинного направления, при помощи системы анестезирующих средств и заменителей, и по возможности используя остаточные формы буржуазного существования и безопасности, так и к тем, кто остро и полно переживает экзистенциальный кризис, в котором оказался современный человек, что подталкивает их к различным формам мятежной и авантюрной жизни, о которых мы говорили ранее.

Таким образом, это относится к подавляющему большинству наших современников. С другой стороны, следует также принять во внимание другую, гораздо более ограниченную категорию современных людей, которые, вместо того чтобы претерпевать нигилистические процессы, стремятся активно взять их на себя. Собственно говоря, речь идёт о тех наших современниках, которые не просто признают необратимость процессов распада и отсутствие всякой возможности вернуться назад, но, даже при наличии такой возможности, не пожелали бы ей воспользоваться. Они готовы бесстрашно принять нынешнюю ситуацию, в которой для человека не осталось никаких опор и никаких корней. Поэтому основным вопросом для них становится метод, который позволил бы преобразовать отрицательное в положительное.


Для того, кто обладает особым складом, который позволяет ему занять подобную позицию, всё случившееся с человеком, после того как он возжелал стать свободным, включая последовавший за этим кризис, может иметь другое истолкование. В этом случае будет уместнее вести речь об испытании, и тогда все разрушительные процессы следует понимать исключительно как следствие того, что человек оказался не на высоте этого испытания или, иначе говоря, не на высоте собственного деяния. Интересующимся можно напомнить, что эта тема встречается в древней мифологии, где причиной гибели того или иного символического персонажа становится не сам факт свершения им дерзкого кощунства как такового, но то, что герой не обладал необходимыми для того достоинством или силой, каковые могли бы развязать его от божественных уз.

Подобную позицию можно считать вполне приемлемой и для интересующего нас здесь особого типа человека, которого до некоторой степени можно причислить к вышеуказанной категории. Как мы помним, его отличительной чертой является умение встречать лицом к лицу все проблемы современного человека, даже несмотря на то, что сам он, строго говоря, не является «современным человеком», поскольку всецело принадлежит другому миру, благодаря наличию в нём иного экзистенциального измерения. Соответственно для такого человека, в отличие от других, проблема заключается не столько в трагическом поиске собственной опоры (ибо в принципе он ею уже обладает), но скорее в том, как выразить и утвердить себя в современной эпохе, в своём существовании здесь и теперь.

Исходя из интересов этого человеческого типа, рассмотрим теперь круг вопросов, связанных с концепцией «позитивного нигилизма», или, если угодно, перехода к постнигилистической стадии. Поскольку здесь уместнее начать разговор с перспектив, скорее близких, нежели чуждых современному миру, можно снова использовать в качестве временной опоры основополагающие идеи Ницше и заодно проверить их на прочность. Как легко убедиться, другие современные мыслители последующего поколения, пытавшиеся придать жизни новый смысл, ненамного сумели опередить Ницше, даже несмотря на несостоятельные и слабые стороны его творчества.

Сам Ницше называл себя «первым законченным нигилистом Европы, который, впрочем, уже преодолел нигилизм, пережив его в своей душе — оставив его за собой, ниже себя, вне себя». Осознав «нигилизм как последний логический вывод из наших великих ценностей и нашего идеала» и настаивая на «необходимости пройти через этот нигилизм, чтобы осознать истинную природу „ценностей» прошлого», он тем не менее рассматривал нигилизм как «патологическую промежуточную стадию» и предрекал «контрдвижение», должное его вытеснить, не сдавая при этом завоёванных позиций.

Ницше показал, что момент, когда замечают, что «Бог умер», что весь мир «духа», добра и зла есть лишь иллюзия, а единственным истинным миром является мир, который доныне отрицался и осуждался во имя первого — этот момент соответствует решающему испытанию: «Слабые ломаются, сильные разрушают то, что их не сломало, сильнейшие же преодолевают ценности, которые служили мерой». Ницше называет это «трагической эпохой» нигилизма, которая ведёт к переворачиванию перспектив; нигилизм оказывается тогда признаком силы, то есть означает, что «сила созидать, хотеть развилась настолько, что более не нуждается в этом общем истолковании [существования] и в придании [ему] смысла». «Степень силы воли измеряется тем, насколько человек может позволить себе обессмыслить вещи, насколько он способен выдержать жизнь в мире, не имеющем смысла». Ницше называет это позитивным пессимизмом или «пессимизмом силы» и видит в нём предварительное условие высшей этики. «Если раньше человек нуждался в Боге, то теперь он вдохновляется вселенским хаосом без Бога, миром случая, где всё ужасное, двусмысленное и соблазнительное составляет часть самой сущности мира». В этом мире, обретшем свою изначальную «чистоту», мире, ставшем исключительно самим собой, человек возвышается как «победитель Бога и ничто». Проблема смысла жизни, таким образом, решается утверждением, что жизнь есть и может быть самодостаточной ценностью.

Это возвращает нас к положению, сформулированному чуть выше. Смысл всех кризисных явлений последнего времени можно подытожить следующим образом: свободы возжелал такой человек, для которого свободная жизнь не могла обернуться ничем иным, кроме как крахом. Как уже говорилось, слова «Бог мертв» есть чисто патетический способ указать на общее фактическое состояние нашей эпохи. Но уже сам Ницше ставит очередной вопрос: «Убийство Бога, не слишком ли велико было для нас это деяние? Не должны ли мы сами стать богами, чтобы быть достойными его?» Признание того, что «ничего нет, всё дозволено», признание «свободы духа» неизбежно ставит нас перед новым требованием: «Теперь ты должен доказать знатность своей натуры».

В известном отрывке из «Заратустры» лаконично выражена сама суть кризиса: «Ты называешь себя свободным? Я хочу знать, какие мысли владеют тобой. Какое мне дело, что ты сумел освободиться от ярма: из тех ли ты, кто имеет право сбросить с себя ярмо? Многие люди утрачивают всякую ценность, переставая служить. Свободен от чего? Какое дело до этого Заратустре! Твой спокойный взгляд должен ответить мне: свободный для чего?». И Заратустра предупреждает, как ужасно оказаться одному, безо всякого закона над собой, наедине с собственной свободой в леденящей атмосфере пустыни, судьей и мстителем собственного закона. Для тех, кто обретает ценность лишь в служении, для тех, для кого узы были не тем, что их парализовало, но тем, что их поддерживало, одиночество покажется проклятьем, первоначальное мужество и гордость исчезнут без следа. Эти чувства — продолжает Заратустра — начинают тогда осаждать свободного человека и не замедлят погубить его, если он сам не сумеет справиться с ними. Вот точное описание, данное с высшей точки зрения самой сути нищеты современного человека.

Впрочем, о том же схожим образом предупреждал и Достоевский. Вспомним доктрину Кириллова. Она начинается, в сущности, с того же: «Человек только и делал, что выдумывал Бога, чтобы жить, не убивая себя; в этом вся всемирная история до сих пор» — говорит Кириллов. Вывод очевиден: человек нуждается в обладании центром, базовой ценностью, поэтому, не находя его в себе самом, он переносит его вовне, проецирует в Бога, то есть признаёт существование этого центра, но не в себе, а в «другом», и вера в этого другого на время решает экзистенциальную проблему. Естественно вовсе не в этом, вопреки утверждению Кириллова, состоит смысл всей истории человечества; это отличительный признак исключительно церковно-религиозной стадии теизма, которая уже соответствует процессу расслоения мира Традиции и предшествует критическому моменту метафизического разрыва, о котором мы говорили ранее. Глаза Кириллова, «свободного человека», открываются: «Я обязан неверие заявить… Я знаю, что Бога нет и не может быть». А значит: «Сознать, что нет Бога, и не сознать в тот же момент, что сам Богом стал — есть нелепость, иначе непременно убьешь себя сам». Можно оставить в стороне самоубийство, навязчивую идею, преследующую одержимого светлым безумием Кириллова, и говорить просто о крахе, распаде, потерянности в бессмысленности. Это ситуация рождает ужас и экзистенциальный страх: «Это так, как бедный получил наследство и испугался и не смеет подойти к мешку, почитая себя малосильным владеть». Можно не принимать всерьёз тот способ, при помощи которого Кириллов надеялся избавиться от ужаса перед божественным наследством, каковое он должен принять, и тем самым доказать «свою божественность». Можно опустить и его излишне эмоциональную манеру говорить о Боге и потребности стать Богом, поскольку на самом деле мы сталкиваемся здесь с той же проблемой ценности, с необходимостью дать чёткий ответ на вопрос: «быть свободным для чего?».


Лучше всего то ощущение, которое испытывает человек в результате провала в решающем испытании, свидетельствующее об отрицательном исходе нигилистического существования, передано в следующих словах Сартра: «Мы обречены на свободу». Человек присваивает себе абсолютную свободу, но способен ощущать её исключительно как приговор. Обратной стороной его свободы становится метафизический страх. Позже мы ещё вернемся к этим специфическим вопросам, поднятым экзистенциализмом.

Теперь же необходимо разобраться, какие из идей Ницше — выдвинутых им уже не как нигилистом, но как человеком, верившем в то, что он оставил нигилизм позади себя, и, более того, сделавшим его предварительным условием более высокой жизни и нового здоровья — выдержали испытание временем.

Идолы — ниспровергнуты, добра и зло — преодолены, также как преодолены все суррогаты старого Бога, и прояснившемуся, «детскому» взгляду Ницше открывается единственно оставшийся «этот мир», мир жизни, мир тела. Новый человек должен утвердить этот мир, жизнь, тело, должен оставаться «верным земле». К этому, как известно, добавляется тема сверхчеловека. «Бог мёртв, теперь мы хотим, чтобы пришел сверхчеловек». Сверхчеловек станет смыслом земли, оправдывающим существование. Человек — это «мост, а не цель», «канат, натянутый между животным и сверхчеловеком — канат, натянутый над пропастью». Здесь не место для более глубокого анализа разнообразных и нередко противоречивых идей, которые выкристаллизовываются у Ницше вокруг этой особой темы, поэтому ограничимся указанием лишь на наиболее существенный момент.

Отрицательная и разрушительная стадия творчества Ницше завершается утверждением имманентности: все трансцендентные ценности, все цели и истины высшего порядка истолковываются им исключительно с точки зрения жизни. В свою очередь, сущность жизни — ив более широком смысле природы — составляет воля к власти. Именно с точки зрения этой воли к власти и господства определяется сверхчеловек. Отсюда понятно, что ницшеанский нигилизм, по сути, останавливается на полпути; он устанавливает новую скрижаль ценностей, а вместе с ней новое добро и зло. Он описывает новый идеал и абсолютизирует его, хотя на самом деле речь идёт лишь об одном идеале из многих других, которые также могут обрести форму в «жизни», а следовательно, об идеале, который не имеет собственного оправдания в себе и для себя, но также требует некого выбора и веры. Если же исходить из чистой имманентности, то необоснованность самой концепции воли к власти, каковая, по идее Ницше, позволяет преодолеть нигилизм, со всей очевидностью вытекает уже из историко-критической и социологической части ницшеанской системы. Так, согласно этой концепции весь мир «высших» ценностей истолковывается как отражение «декаданса». Однако одновременно с этим Ницше рассматривает сами эти ценности как средства, инструменты замаскированной воли к власти, которые одна часть человечества использует для того, чтобы обессилить другую, ту, которая говорит «да» жизни и утверждает идеалы, близкие тем, которые свойственны сверхчеловеку. Поэтому даже сам инстинкт «декаданса» описывается как особая разновидность «воли к власти». Таким образом, оказывается, что с точки зрения чистой воли к власти стираются все различия; в сущности, нет ни «сверхчеловека», ни «стада», ни тех, кто «утверждает» жизнь, ни тех, кто «отрицает» её. Единственным отличием остается лишь тот способ или средство (которые не сводятся исключительно к применению материальной силы), который используют для достижения власти та или иная категория людей, а единственной мерой оценки этих средств становится их пригодность для достижения цели. Если в жизни и в истории цивилизации существуют как стадии роста, так и упадка, как стадии созидания, так и разрушения и «декаданса», то что даёт нам право отдавать предпочтение первым и отрицать ценность вторых? Почему «декаданс» должно считать злом? Всё есть жизнь, все может быть оправдано с точки зрения жизни, если она действительно принимается в своей обнажённой иррациональной действительности, за рамками всякой «теологии» или «телеологии», как желал того Ницше. Ведь тогда и «анти-природа», противоестественность, «насилие против жизни», также составляют часть самой жизни. Нам вновь не на что опереться, земля уходит из-под ног.

Кроме того, Ницше, желавший вернуть «становлению» его «невинность», освобождая его ото всякой конечной цели, ото всякой преднамеренности, дабы искупить человека и научить его ходить «без костылей», тот самый Ницше, который вполне оправданно критиковал и отвергал эволюционизм и дарвинизм, указывая, в частности, на то, что высший жизненный тип и великая личность возможны, скорее, как исключение, каковое изредка удаётся достичь человечеству лишь для того, чтобы вновь потерять, ибо исключительная личность как существо, более других открытое опасностям и гибели, не в силах обеспечить себе нормальную преемственность — тот самый Ницше в конце концов также приходит к созданию телеологической концепции, когда в своём стремлении придать смысл современному человечеству выдвигает в качестве цели, ради которой стоит отдать себя и пожертвовать собой, гипотетического будущего человека в обличье сверхчеловека. Mutatis mutandis, это немногим отличается от марксистско-коммунистической эсхатологии, в которой мираж будущего человечества, должного возникнуть после мировой революции, оправдывает и придаёт смысл всему, что навязывают сегодня в качестве нормы человеку, живущему в странах, контролируемых коммунистической идеологией. Таким образом, это прямо противоречит требованию жизни, которая должна сама составлять свой собственный смысл. Второй момент заключается в том, что чистое утверждение жизни не обязательно совпадает с утверждением воли к власти в узком и качественном понимании этого термина и с утверждением сверхчеловека.

Следовательно, решение, предлагаемое Ницше является ложным решением. Настоящий нигилизм не щадит даже доктрину сверхчеловека. Если мы хотим быть строго последовательными и добраться до самих корней проблемы, то наибольший интерес для нашего исследования представляет идея Ницше, выраженная им в мифе вечного возвращения. Здесь мы действительно имеем дело с безусловным утверждением всего сущего и всего наличествующего, с лишённым всяких ограничений утверждением собственной природы и собственной ситуации. Это позиция существа, которое будучи целиком тожественно самому себе, последнему основанию собственного бытия, в своём самоутверждении доходит до того, что перспектива бесконечного повторения идентичных космических циклов, благодаря которому он уже был и вновь будет таким как он есть, не ужасает, но, напротив, приводит его в восторг. Естественно, речь идёт здесь всего лишь о мифе, имеющем исключительно прагматическое значение как «проба сил». Но это также точка зрения, которая, в сущности, уже выводит нас за рамки мира становления, устремляясь к увековечению бытия. Во многом сближаясь с неоплатониками, Ницше по праву указывает на то, что «вечное возвращение есть крайнее приближение мира становления к миру бытия». И добавляет: «Придать становлению характер бытия, это высшее испытание власти». По сути, это также позволяет нам преодолеть односторонне понимаемую имманентность, в результате чего возникает чувство, что «все вещи были крещены в купели вечности, по ту сторону добра и зла». Почти тому же учили и в мире Традиции; не подлежит сомнению, что в Ницше росла смутная жажда вечности, периодически достигавшая экстатических выходов. Достаточно вспомнить слова Зарату-стры, которыми он заклинает: «Радость, которая желает вечности всех вещей, глубокой вечности», подобной небу там в вышине, этой «чистой, глубокой бездне света».


НИГИЛИЗМ — это… Что такое НИГИЛИЗМ?

  • НИГИЛИЗМ — (от лат. nihil ничто) в широком смысле отрицание общепринятых ценностей, идеалов, моральных норм, культуры и т.д. Впервые это понятие появилось у Ф.Г. Якоби, но всесторонний анализ Н. как общеевропейского явления дал Ф. Ницше. Н., сего т.зр., это …   Философская энциклопедия

  • НИГИЛИЗМ — (лат. nihil ничто) отрицательное философское учение. Словарь иностранных слов, вошедших в состав русского языка. Павленков Ф., 1907. НИГИЛИЗМ (от лат. nihil ничего, с греч. окончанием). В начале изредка употреблялось в значении теории отрицателей …   Словарь иностранных слов русского языка

  • Нигилизм —  Нигилизм  ♦ Nihilisme    Нигилист это человек, не верящий ни во что (nihil), даже в то, что есть на самом деле. Нигилизм есть своего рода отрицательная религия – Бог умер, унося с собой все, что считалось плодом его творения, – бытие и ценность …   Философский словарь Спонвиля

  • нигилизм — а, м. nihilisme <лат. nihil ничто. 1. Отрицание общественных ценностей (всяких норм, принципов, законов), созданных человечеством; полный скептицизм. БАС 1. 2. Направление в среде рус. разночинцев шестидесятников, резко отрицательно… …   Исторический словарь галлицизмов русского языка

  • Нигилизм — (лат. nihil – ештеме) – қоғамдағы жалпы қабылданған, бірақ бөгде (жат), социумде өмірді өндірудің өздерінің күндері біткен формалары немесе жазалайтын (репрессивные), тұлғадан тыс және қоғам индивидке зорлап таңған (енгізген) императивтер ретінде …   Философиялық терминдердің сөздігі

  • НИГИЛИЗМ — (от латинского nihil ничто), отрицание общепринятых ценностей, идеалов, моральных норм, культурных традиций и т.п. Получает особое распространение в кризисные эпохи общественно исторического развития. В России термин нигилизм получил… …   Современная энциклопедия

  • нигилизм — скептицизм, отрицание Словарь русских синонимов. нигилизм сущ., кол во синонимов: 3 • отрицание общественных ценностей …   Словарь синонимов

  • Нигилизм — (от латинского nihil ничто), отрицание общепринятых ценностей, идеалов, моральных норм, культурных традиций и т.п. Получает особое распространение в кризисные эпохи общественно исторического развития. В России термин “нигилизм” получил… …   Иллюстрированный энциклопедический словарь

  • НИГИЛИЗМ — (от лат. nihil ничто) отрицание общепринятых ценностей: идеалов, моральных норм, культуры, форм общественной жизни. Получает особое распространение в кризисные эпохи общественно исторического развития. В России термин получил распространение… …   Большой Энциклопедический словарь

  • НИГИЛИЗМ — НИГИЛИЗМ, нигилизма, мн. нет, муж. (книжн.). 1. Образ мыслей нигилиста (ист.). 2. Голое отрицание всего, логически не оправданный скептицизм. Толковый словарь Ушакова. Д.Н. Ушаков. 1935 1940 …   Толковый словарь Ушакова

  • лицеисты сразились в рэп-баттле «Был ли Ницше нигилистом» – Новости – Лицей НИУ ВШЭ – Национальный исследовательский университет «Высшая школа экономики»

    В философском поединке участвовали две команды: одна доказывала, что Ницше был нигилистом, другая  — что не был. Судили баттл преподаватели лицея. По итогам голосования жюри победу одержала команда, выступавшая за то, что Ницше не нигилист.

    Идея провести такой поединок появилась после того, как в ноябре прошлого года преподаватель лицея Владимир Бродский применил подобный формат на уроке ТОК («Теория познания»), посвященном теме «Рационализм и эмпиризм».

    «Я подумал, что будет здорово использовать формат рэп-баттла и пригласить ребят поучаствовать в таком состязании, потому что эти два течения противоречат друг другу, содержат взаимную критику. Подобный жанр позволяет ярко раскрыть ее и выслушать аргументы сторон.

    А уже после этого урока несколько ребят вызвались продолжить такого рода инициативу и в какой-то момент предложили мне курировать их баттл на тему «Был ли Ницше нигилистом (это довольно популярный интернет-мем, и, несмотря на то, что многие его используют, не всем понятна суть мема). Мне показалось любопытной такая постановка вопроса, и мы с моим коллегой Никитой Бештой взялись за реализацию философского поединка», — рассказал Владимир Бродский.

    По его мнению, участие в баттле для ребят очень полезно, так как это повод прочитать дополнительную литературу, познакомиться с разными авторами. Кроме того, полезно это и для зрителей. Так как с ними говорят на их языке,  возникает представление о философской проблеме, возможно, даже более близкое тому, которое сложилось бы из серьезных источников.

    Видно, что участники рэп-баттла  «Был ли Ницше нигилистом» хорошо усвоили курс  теории познания: они неоднократно обращались к пройденному на уроках материалу, но при этом выходили и за эти рамки, используя дополнительные материалы, — поделился своими впечатлениями от философского состязания Владимир Бродский.

    «Все началось с того, что Владимир Игоревич /Бродский/ предложил нам сделать баттл на тему «Рационализм и эмпиризм» в качестве творческой работы и освобождения от написания эссе. Я принял участие в этом состязании, и мне понравилось. В философских баттлах ты стараешься доказать свою точку зрения, это показывает твою эрудицию, широту кругозора.

    К сегодняшнему поединку я готовился несколько дней по четыре-пять часов. Читал много книг, предварительно спросив у преподавателя (не у Владимира Игоревича), какую литературу он бы посоветовал. Все это делалось не для получения оценок, а для того, чтобы показать, что ты анализировал материал, хорошо разбираешься в теме. В своем выступлении мы затронули не только философию Ницше, но и Витгенштейна, вопросы методов познания, теоретико-познавательные проблемы», — рассказал один из участников баттла Лука Никорашвили.

    По его мнению, было бы здорово, если формат рэп-баттла применялся в качестве альтернативы традиционным вариантам творческих работ.  

    «Бог, нигилизм и достойная жизнь» (+видео)

    Известный богослов Мирослав Вольф прочел в Лектории «Правмира» лекцию «Бог, нигилизм и достойная жизнь». Предлагаем вашему вниманию полную видеозапись и текст лекции.

    Kurzgesagt – Оптимистический нигилизм

    Попробуйте представить себе ценность музыки, если бы мы оценивали ее важность тем, сколько ее можно было бы посчитать, вычислить и обозначить в формулах. Насколько смехотворной была бы такая «научная» оценка музыки? Что бы из этого постигнуть, понять или схватить? Ничего, на самом деле ничего из того, что является «музыкой» в нем.

    Различные типы нигилизма

    Нигилизм сосредоточен вокруг объективного смысла.Например, чувство ценности и значение истины. Когда человек принимает все, это считается экзистенциальным нигилизмом. Есть несколько заметных аспектов этой темы. Во-первых, человек отрицает цель в жизни, а во-вторых, он отрицает все присущее вселенной мира. Поэтому нигилист заявил бы, что жизнь угнетающе бессмысленна и абсурдна. Сам Ницше больше всего интересовался экзистенциальным нигилизмом.

    Экзистенциальный нигилизм

    Жизнь ограничена и бесполезна. Чувства, которые вы испытываете, являются результатом действий и решений, которые уже произошли.Например, экзистенциальный нигилист сказал бы, что наша реальность была сконструирована для нас. Жизнь, как мы знаем, была создана без какой-либо причины или смысла. Судьба человека — каждый день ждать смерти, потому что это неизбежно.

    Мы — наш выбор

    Жан-Поль Сартр

    Эта идеология утверждает, что все бессмысленно. Не только жизнь, но и вселенная и все такое. Все это не имеет цели или не имеет внутренней ценности.Все бессмысленно, и внутри нас пустая пустота, которую нужно заполнить, отвлекшись или найдя любовь. Эта пустота, известная как небытие, показывает каждого человека как изолированное существо, брошенное в неизвестную и невосприимчивую вселенную. Человечеству никогда не понять, зачем они придуманы, чтобы обрести смысл.

    Космический нигилизм

    В древних книгах есть несколько упоминаний о космическом нигилизме, но многие из нас до сих пор не понимают, когда это происходит.Он также известен как космицизм или космический ужас. Лично я считаю важным упомянуть об этом. Тем не менее, в своей жизни я не встречал ни одного человека, который верил бы исключительно в космический нигилизм.

    Космицизм провозглашает, что никакой Бог-помощник не наблюдает за человечеством и что общество и личность скорее ничтожны, чем ничтожны в бесконечной схеме космоса, простирающейся до бесконечности. Человеческие существа для вселенной то же, что муравейник для людей, что-то неважное и неважное.Поэтому мы почти незаметны и невидимы по сравнению со всем остальным.

    Моральный нигилизм

    Согласно этому исследованию, нет ничего морально хорошего, плохого или неправильного. Это потому, что нет моральных истин. Моральный нигилизм в основном отвергает этические утверждения, потому что они, как правило, ложны.

    Эпистемологический нигилизм

    Эпистемологический нигилизм – это форма скептицизма, при котором любое знание считается неверным или неизвестным. Знание — это то, что находится в центре пересечения истины и веры.Это потому, что люди ценят уверенность.

    • Истина (объективизм)
    • Вера (субъективизм)

    Это можно разделить на два разных аспекта: академический скептицизм, согласно которому знание мира невозможно понять для нас, людей, и пирроновский скептицизм, который задается вопросом, является ли знание возможно, сомневаясь во всем.

    Беспроводная философия о проблеме скептицизма

    История нигилизма

    Ницше предполагает, что чувство пессимизма является корнем нигилизма.Это явление восходит к началу жизни. Этот пессимизм в отношении смысла жизни можно увидеть во многих древних писаниях и поэзии.

    Лучшее для человека было не родиться и не видеть солнечного света. После рождения второе лучшее для него — как можно быстрее пройти через врата смерти.

    Феогнис из Магары утверждает, что самым поразительным достижением христианской картины мира является то, что она могла поработить людей, калек, дураков, простодушных и всемогущих, и сделать из них всех уверенных в себе супергероев.Это просто шаг назад от мира в другое измерение вещей: небеса. Смыслом жизни было христианство.

    Иван Тургенев, русский автор романа «Отцы и дети», ввел нигилизм. В этом романе Тургенев заявил следующее: «Нигилист есть человек, не преклоняющийся ни перед какой властью, не принимающий на веру ни одного принципа, в каком бы почтении ни был закреплен этот принцип».

    Фридрих Ницше

    Фридрих Ницше (Кни-ча) родился в 1844 году.Ницше хорошо известен своими большими усами и двумя наводящими на размышления утверждениями:

    1. То, что меня не убивает, делает меня сильнее.
    2. Бог мертв! И мы убили его.

    Ницше был прибылью selbstüberwindung , известной как самопреодоление, в процессе которого Übermensch великая душа поднимается над своими обстоятельствами и трудностями, чтобы приветствовать все, что жизнь зажигает на них. Все его учения были о том, как мы можем стать теми, кто мы есть на самом деле.

    Ницше придумал четыре аспекта, которые нам необходимо реализовать, чтобы жить чисто. Во-первых, нам нужно бороться с завистью. В зависти нет ничего плохого, и мы не должны этого скрывать. Поэтому мы должны использовать его как руководство к тому, чего мы действительно хотим. во-вторых, нельзя быть христианином.

    В европейской цивилизации было два великих наркотика: христианство и алкоголь.

    Фридрих Ницше

    В-третьих, никогда не пейте алкоголь. Сам Ницше пил только воду и иногда немного молока.Он сошёл и с христианством, и с алкоголем по одной и той же причине: и то и другое притупляет боль. Ницше заявил следующее: «Как мало вы знаете о человеческом счастье, вы, удобные люди. Секрет полноценной жизни в том; жить опасно!». Наконец, бог мертв. Мы убили его.

    Нигилизм как пустота пустоты


    Если вы хотите узнать больше о том, как вы можете победить свой SWS, см. эту статью: «Синдром синусоидальной волны». выше приведено краткое изложение всех различных типов философии , если вы хотите узнать о них все.Знание всех видов философии может помочь вам повысить вашу способность решать проблемы, может помочь вам улучшить свои коммуникативные навыки, силу убеждения и навыки письма. Знание различных способов мышления помогает вам относиться к чему-то в своей жизни, что дает вам некоторую ясность, которая заставит вас чувствовать себя лучше в целом.

    Регрессировали ли мы к «моральному нигилизму» Ницше?

    Где моральное возмущение?

    События прошлой недели, когда по меньшей мере 50 человек были убиты и 50 ранены в результате нападения на две мечети в новозеландском городе Крайстчерч, вызывали презрение.Скандал с мошенничеством при приеме на работу в США поднимает серьезные вопросы о том, знает ли большая группа вовлеченных людей разницу между правильным и неправильным или даже заботится об этом. Где моральное возмущение?

    Эти и многие другие события привлекли мое внимание к тому, скатились ли мы, по словам Фридриха Ницше, в мир, где моральный нигилизм является брендом «этики», или этики вообще не существует. Если это так, то мы уже на пути к моральному скользкому склону и направляемся к эпицентру.

    Краткий обзор теории Фридриха Ницше (1844-1900) полезен хотя бы по той причине, что нужно понять его возражения против общепринятой морали. Ницше отверг идею о том, что моральные суждения должны основываться либо на последствиях поступка, либо на намерениях действующего лица, либо на чьем-либо долге перед другими и обществом — все это определяет общепринятую мораль.

    Ницше не считал, что люди ищут счастья как самоцель, что ставит его прямо напротив тех, кто верит в этику добродетели и консеквенциализм.Вместо этого он был предан идее поиска смысла жизни. Это прекрасно, но для Ницше искомый смысл делается без заботы о других.

    Взгляд Ницше на мораль придает большое значение расцвету «высшего человека». Высшие типы одиноки и взаимодействуют с другими лишь инструментально. Таким образом, человек, стремящийся к чему-то великому, рассматривает всех встречных на своем пути как средство для достижения цели, что прямо противоречит кантовской этике. Может ли это быть хорошей характеристикой всех сумасшедших в США?С., которые расстреливали школы, места отправления культа и на рабочем месте?

    Ницше бросает вызов идее морали, связанной с обязательствами, кодексами и правилами. Он побуждает людей думать самостоятельно за пределами общепринятой морали. Его стиль этики называют моральным «нигилизмом». Нигилизм происходит от латинского nihil , или ничего, что означает ничто, то, чего не существует. С этой точки зрения этические утверждения обычно ложны. Моральный нигилист сказал бы, что нет ничего морально хорошего, плохого, неправильного или правильного, потому что не существует моральных истин.Итак, убийство не является неправильным, но и не является правильным.

    Ницше критикует концепцию универсальности как неприемлемую, поскольку агенты относительно различны, поэтому универсальная мораль обязательно должна быть вредной для некоторых. Он считает, что культура, в которой преобладают нравственные нормы, такие как кантовское уважение к личности, утилитаризм и альтруистическое поведение, будет культурой, которая устраняет условия для реализации человеческого совершенства — последнее требует заботы о себе, борьбы и страдания.Итак, счастье, по Ницше, не является внутренне ценной целью, потому что страдание положительно необходимо для взращивания индивидуального развития и полноценной жизни — это единственное, что заслуживает восхищения Ницше. Здесь снова характеристика кажется подходящей для сумасшедших.

    Вместо веры в то, что существует набор ценностей или образ действий для всех людей, как это предполагается традиционными этическими рассуждениями, Ницше верил в чью-либо суверенность — способность делать собственный выбор на основе нашего поиска смысла.Он считал, что каждому из нас необходимо обрести понимание, изучить свою точку зрения и поразмыслить над своим опытом. Скептицизм в смысле подвергания сомнению наших существующих убеждений и ценностей, согласно Ницше, является частью радикальной переоценки наших ценностей и трансформации того, кто мы есть, что представляет собой непрерывный процесс, лишенный этических соображений.

    Возможно, лучший способ резюмировать возражения против теории Ницше состоит в том, что он, казалось, был заинтересован в содействии развитию человеческого потенциала без учета какой-либо конкретной морали или даже типа морали.Его субъективная и индивидуалистическая точка зрения заключалась в том, что каждый человек должен искать смысл жизни по причинам, не связанным с какой-либо этической теорией. Проблема в том, что если каждый из нас преследует собственные интересы без оглядки на нормы поведения, то как мы можем пойти дальше улучшения собственного благополучия и улучшения благосостояния других?

    Суть в том, что мы больше не считаем себя членами морального сообщества. Каждый человек преследует свои интересы, не заботясь о других.Как еще мы могли бы объяснить прямолинейный менталитет столь многих людей и групп? Как еще мы можем объяснить бессмысленное насилие во всем мире, особенно в США. Более того, кто-нибудь, пожалуйста, объясните мне, как такие компании, как Wells Fargo (открыли фиктивные учетные записи клиентов), Volkswagen (разработали мошеннические советы, чтобы обойти стандарты выбросов углерода), Johnson & Johnson (детская присыпка, вызывающая рак) и многие другие компании продолжают игнорировать потребности населения. И даже не заводите меня с нашими морально обанкротившимися политическими лидерами.

     

    Блог, опубликованный Стивеном Минцем, также известным как Мудрец по вопросам этики, 19 марта 2019 г. Посетите веб-сайт Стива и подпишитесь на его информационный бюллетень. Подпишитесь на него в Facebook и поставьте лайк на его странице.

     

     

    Нигилизм против экзистенциализма | Что такое нигилизм? — Видео и стенограмма урока

    Что такое нигилизм?

    Нигилизм — это широкая философия, описывающая веру в то, что в человеческом существовании нет ничего определенного, а все ценности относительны.Нигилизм — это отказ от фундаментальных истин, часто используемых для описания или управления человеческой жизнью, таких как отказ от морали, предположений или знаний. Эти ценности в конечном итоге отвергаются, потому что в нигилистической философии ничего нельзя по-настоящему узнать; следовательно, создание систем ценностей бесполезно, поскольку они будут отражать только произвольные убеждения, правильность или ошибочность которых невозможно доказать. Жизнь для нигилиста по своей сути бессмысленна, потому что не существует абсолютных истин, объясняющих, почему мы существуем или как правильно существовать.Другими словами, нигилистические взгляды представляют мир как хаотичное, разнообразное место, в котором каждый находится случайным образом без всякой причины. Слово «нигилизм» происходит от латинского слова «nihil», что означает «ничего», потому что истинный нигилист считает, что ничто не может быть доказано.

    Нигилистическая перспектива включает элементы пессимизма , морального скептицизма и солипсизма . Пессимизм относится к вере в то, что все негативно, и предполагает, что ничего хорошего не может и не произойдет.Нигилизм включает в себя пессимизм, потому что он предполагает, что ничего хорошего не может произойти, потому что ничего хорошего не может быть на самом деле — добро — это конструкция, которая у всех разная. Моральный скептицизм — это философское сомнение в моральных системах, которое является ключевым компонентом нигилизма. Для нигилистов моральный скептицизм является данностью, потому что невозможно классифицировать действия и убеждения как морально правильные (или неправильные), поэтому все ценности и системы ценностей отвергаются. Солипсизм относится к философскому пониманию того, что единственное, что можно знать с уверенностью, — это существование «я» (или ментальная конструкция «я»).Для нигилиста это верно: единственное, в чем нигилист может быть уверен, это то, что их индивидуальное существование реально, хотя и бессмысленно. Хотя эти компоненты являются принципами нигилизма, разные нигилистические точки зрения по-разному рассматривают эти элементы.

    Идея о том, что жизнь бессмысленна, древняя, хотя ярлык «нигилизм» относительно новый. Немецкий философ Фридрих Якоби (1743-1819) создал термин нигилизм, когда он использовал его для критики трансцендентального идеализма Иммануила Канта (1724-1804) (вера в то, что восприятие мира зависит от разума, и, следовательно, физический мир неразрывно связаны с собой).Одним из первых философов, сформулировавших нигилистические идеалы, был Парменид Элейский, греческий философ, живший в начале и середине пятого века до нашей эры. Он утверждал, что жизнь одновременно необходима и произвольна в зависимости от восприятия окружающего мира. Подобные идеи высказывал Будда (563-483 гг. до н.э.) и буддийский идеал нирваны — состояния небытия, достижимого после выхода за пределы человеческого существования и восприятия. Нигилизм приобрел популярность как философия в 19 веке, частично в ответ на быстро модернизирующийся мир во время промышленной революции.

    Пожалуй, самым известным философом-нигилистом является Фридрих Ницше (1844-1900). Ницше был немецким философом и писателем, который критиковал многие аспекты традиционной европейской жизни и культуры, особенно в отношении христианских религиозных традиций. Ницше считал, что единственными системами, которые управляют человеческой жизнью, являются те, которые изобретаются и соблюдаются самим человеком. Поскольку для Ницше не существует объективно правильных или неправильных убеждений или действий, любой моральный кодекс (например, созданный в христианстве) является ложной конструкцией.Согласно Ницше, нигилизм постепенно опровергает все ценности, что в конечном итоге приводит к разрушению обществ. Нигилистический взгляд становится всепроникающим, потому что отказ от некоторых истин ведет к отказу от всех истин. Например, нигилист, который отвергает существование христианского Бога (как Ницше), в конечном итоге также отвергнет их самые основные принципы морали, поскольку они начнут концептуализировать мир и человеческую жизнь как все более бессмысленные.

    Это изображение Фридриха Ницше, который чаще всего ассоциируется с движением нигилизма.Хотя большая часть его работ посвящена нигилизму, он также практиковал другие философии и тесно связан с экзистенциалистским движением.

    Виды нигилизма

    Существует множество видов нигилизма. Самый широкий тип — это экзистенциальный нигилизм : вера в то, что жизнь не имеет внутренней цели. Многие виды нигилизма включают эту точку зрения. Метафизический нигилизм относится к вере в то, что физические объекты могут не существовать.Другими словами, этот тип нигилизма ставит под сомнение, можно ли доказать, что наш физический мир и реальность реальны, или они являются просто восприятием в уме. Крайний метафизический нигилист считает, что мы никогда не можем с уверенностью знать, что все, что мы видим или к чему прикасаемся, реально, что основывается на солипсистском предположении, что самость реальна. Точно так же моральный нигилизм (или этический нигилизм) постулирует, что действия и убеждения не могут быть нравственными или аморальными, потому что никогда нельзя установить этическую основу для оценки человеческой деятельности. Политический нигилизм — это неприятие законности политических институтов (будь то реальных или воображаемых), основанное на неприятии ценностей, которые эти институты претендуют поддерживать. Положительный нигилизм (иногда называемый оптимистическим нигилизмом) включает позитивную перспективу нигилистического мировоззрения. Например, позитивный нигилист может чувствовать себя свободным, зная, что в жизни нет цели, потому что это означает, что он может преследовать свои интересы, не обремененные давлением, чтобы стать человеком определенного типа.

    Есть также два типа нигилизма, которые описывают нигилистов с точки зрения их действий: активный и пассивный нигилизм. Активный нигилизм — вера в то, что после принятия нигилизма (или отказа от смысла и ценностей жизни) можно превзойти его энтропийную природу. Как предположил Ницше, многие нигилисты могут впасть в пессимистическое и скептическое мировоззрение, которое разрушит все их привязанности и убеждения. Таким образом, активный нигилист использовал бы разрушение своих ценностей в качестве отправной точки для установления нового набора ценностей, даже если эти ценности придерживаются нигилистической точки зрения, что они не обязательно хороши или плохи.Другими словами, активный нигилист стремится преодолеть ограничения крайнего пессимизма и демонтажа личных мировоззрений. Пассивный нигилист верит в обратное и позволяет нигилизму завладеть их восприятием мира. Пассивная нигилистическая точка зрения не стремится превзойти нигилизм, поскольку предполагает, что энтропия является естественным курсом для всех вещей, реальных или воображаемых.

    Примеры нигилизма

    Практика нигилизма может принимать различные формы и не описывает какой-то один тип убеждений, действий или мыслей.Некоторые мысли, характерные для нигилизма, связаны с вопросами: как мы можем что-либо знать, если в жизни нет смысла? И как мы можем жить хорошей жизнью, если нет моральной основы для человеческих действий? Как правило, на эти вопросы можно было бы получить ответы, что в этом нет смысла, мы ничего не можем знать с уверенностью и нет никакого способа прожить хорошую жизнь, потому что суждения о добре и зле являются произвольно установленными человеческими конструкциями. Подобные ответы подчеркивают морально-скептическую и пессимистическую природу нигилизма.

    Одним из основных компонентов нигилистической мысли, особенно согласно Ницше, является постепенная деконструкция системы ценностей. Когда одна система ценностей анализируется и отвергается в нигилистической теории, это приводит к одному и тому же результату для всех последовательных систем ценностей. Это основной компонент аргументов Ницше о нигилизме, и он предостерегает от того, чтобы позволить пассивным нигилистическим мыслям стать настолько всепроникающими, что не предпринимается никаких действий для исправления любых предполагаемых проступков. Поскольку нигилистические идеалы отвергают все фундаментальные истины, пассивизм может быть естественным нигилистическим действием.Столкнувшись с обширной деконструкцией всех убеждений и ценностей, человек может задаться вопросом: «Зачем пытаться что-то изменить, если в жизни ничего не имеет значения?» Хотя в рамках нигилистической идеологии нет единого ответа на этот вопрос, Ницше предостерег от того, чтобы задавать подобные вопросы, чтобы предотвратить любые усилия по изменению (независимо от того, является ли это изменение личным, общественным или иным).

    Противоположность нигилизму

    Прямой противоположности нигилизму не существует, но экзистенциализм часто позиционируется как приблизительная противоположность.Философии трудно охарактеризовать как противоположности, потому что они обычно относятся к широкому набору убеждений. Однако экзистенциализм как постмодернистская философия во многом противоположен нигилизму. Эти две идеи разделяют предположение о том, что жизнь бессмысленна, но они согласовывают эту позицию противоположными способами. Нигилист считает, что жизнь бессмысленна и единственная известная истина — это существование личности. Экзистенциалист считает, что жизнь тоже бессмысленна, но этот смысл может быть создан человеком.Экзистенциализм исходит из предположения, что люди обладают свободой воли, что нигилизм отвергает, поскольку отвергает все фундаментальные качества, которыми может обладать человек. Экзистенциалисты утверждают, что если у нас есть свобода воли, мы можем создать смысл в своей бессмысленной жизни, установив свои ценности и действуя в соответствии с ними. Только человек может определить, как придать смысл своей жизни. Это противоречит нигилизму, потому что нигилизм отвергает как свободную волю, так и признание того, что смысл может быть создан.Современные философы часто придерживаются убеждений обеих философий или предлагают другую, охватывающую обе философии, например, Альбер Камю (1913–1960), который постулировал родственную философию, называемую абсурдизмом. Абсурдизм — это вера в то, что жизнь бессмысленна, и внутри человека существует естественное напряжение между его восприятием тщетности жизни как бессмысленной и их желанием создать свой собственный смысл.

    Мормонизм как нигилизм —

    Джеймс Фолконер, профессор философии УБЯ, обсудил вопрос «Является ли мормонизм нигилизмом?» в серии лекций по философии.

    ПРОВО, Юта (2 февраля 2017 г.) — Ницшеанский нигилизм часто ассоциируется с крайним пессимизмом и экзистенциализмом, верой, лишенной надежды и смысла жизни. «Ницше говорит, что жизнь и мир абсурдны; что они в конечном счете беспочвенны и не имеют метафизического происхождения», — сказал профессор философии УБЯ Джеймс Фолконер.

    Ницше также утверждает, что «западный культурный христианский мир построил метафизическую структуру, «включая свою мораль, чтобы скрыть этот абсурд.Используя термин «христианский мир», Фолконер отделяет его от христианства, указывая на культурные идеалы и нормы христиан, а не на фактическую доктрину христианства, подразумевая христианский мир. Из этих норм и идеалов христианский мир создал метафизическую структуру для принятия законов в обществе.

    Эта метафизическая структура, по мнению Фолконера, испорчена. «Я использую термин «метафизика» так же, как это делал Ницше. . . . Это означает предположение, что есть одна вещь, которая лежит в основе всего, например, Бог или рациональность», — сказал Фолконер.Распространенное предположение некоторых, но не Фолконера, состоит в том, что если нет общей заземляющей структуры, из этого следует, что мораль не имеет смысла и что жизнь будет эфемерной.

    Фолконер ответил на вопрос «Является ли мормонизм нигилизмом?» для цикла лекций по философии. «Нигилизм имеет множество значений, включая отказ от веры в то, что мир имеет какой-то внутренний порядок», — объяснил Фолконер. Он объяснил, что именно в этой области вера мормонов может совпадать с ницшеанской философией.

    Соответствие взглядам Святых последних дней заключается в идее, что не существует нематериальной материи, все в некотором смысле материально. Прежде чем Бог сотворил мир и небеса, в бесформенном хаосе была материя. Вместо творения из ничего Бог сотворил творение из ничего или, другими словами, из неопределенной материи. «Его собрали, хорошо, и дали имя; что-то происходит в этом переходе от изначального хаоса к земле, воде, ветру — вопрос определения или придания чему-то определенных характеристик», — пояснил Фолконер.

    Создавая определенную материю, Бог также создал правила и законы, особенно в отношении того, как мы относимся к Нему и Плану Спасения. Фолконер прокомментировал: «Он может сказать мне, что если я действительно хочу счастья, как он есть, чтобы быть похожим на него, [его план] — это то, что требуется. Он уже знает, что для этого нужно; он не может гарантировать, что мы будем или захотим [иметь счастье], но он может показать нам путь».

    Йорам Хазони, израильский философ, писал, что Библия не дает описания метафизического бытия.В Библии у Бога есть форма, он общается со своими детьми и частично связан во времени и пространстве из-за своего физического тела. «Могут быть разные виды времени, но кажется очень трудным, если не невозможным, иметь физическое тело и не быть связанным какой-либо концепцией времени», — сказал Фолконер. «Бог в некотором смысле связан теми же вещами, которыми связаны мы».

    Фолконер продолжил: «Тот факт, что мир не имеет метафизической структуры, означает, что в нем может существовать мораль.Бог — это существо, и мы находим [мир] хорошим, если мы спрашиваем, должен ли Бог быть частью моей рациональной концепции, мой ответ — нет, но нам действительно нужен Бог, чтобы стать похожим на него».

    «Является ли мормонизм нигилизмом?» — спросил Фолконер.

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован.