Аспергер ру: было страшно, что я умру, ничего не добившись

Содержание

было страшно, что я умру, ничего не добившись

Аутизм — расстройство психического и психологического развития, при котором у человека наблюдается сильный дефицит эмоциональных проявлений и сферы общения. Одна из форм аутизма называется синдром Аспергера.

Синдром Аспергера — это пожизненная скрытая дисфункция, отражающая, как человек воспринимает мир, как обрабатывает информацию. И как он относится к другим людям. Пожизненная равняется навсегда. А скрытая означает, что по внешнему виду человека невозможно определить наличие у него диагноза. Из этого следует, что его зачастую не ставят.

Накануне 2 апреля, Всемирного дня распространения информации о проблеме аутизма, один из аспи (так себя называют люди с этим синдромом) рассказал свою историю. Ради привлечения внимания к их жизни, лечению, социализации. К сложностям при устройстве на работу…

— В 27 лет я написал пост у себя на странице в соцсети, что мне нужна помощь в поиске работы.

Признаюсь честно, человеку постороннему, которым я и являюсь, с лету трудно не только понять проблему, но и заметить, что Николай Дмитриев (имя и фамилия изменены) нуждается в помощи. На мой взгляд, Николай не выглядит больным. Он несколько медлителен, погружен в себя и отстранен, что вполне объяснимо: мало кто в состоянии легко раскрыться перед журналистом, рассказывая о личном. А проблемы с трудоустройством сейчас у огромного количества людей. Сложно всем.

Мы говорим примерно полчаса, он делает перерыв. Договариваемся отложить, продолжить разговор на следующий день. Я медленно, постепенно осознаю — им непреодолимо трудно из-за всего, что как-то отклоняется от привычного, а люди в общении друг с другом слишком часто отклоняются от привычного – с точки зрения аспи. Но зато в привычном для них, там, где они могут сосредоточить свое мощное внимание, они сильно превосходят многих людей, считающихся нормальными.

На данный момент, согласно МКБ-10 (Международной статистической классификации болезней и проблем, связанных со здоровьем), синдром относится к детским шизоидным расстройствам личности. Скорее всего, по причине того, что в 1944 году австрийский психиатр и педиатр Ганс Аспергер (в честь которого и назван синдром) выделил и описал группу детей, неспособных к социальной коммуникации, социальному взаимодействию и воображению и отличавшихся некоторой неуклюжестью.

И только в МКБ-11, переход на которую рекомендован ВОЗ с 2022 по 2029 год, синдром Аспергера будет диагностироваться как подвид аутистического расстройства. Что, скорее всего, не означает кардинальных перемен в их жизни. Пока не идентифицируют ген, вызывающий это расстройство, не будет найдено лечение.

Как и все люди, по своим возможностям аспи могут быть очень разными – высокофункциональными, низкофункциональными. Это зависит от огромного числа компонентов. В том числе и от того, как быстро врачи заметили, что перед ними особенный ребенок. Идеальный вариант, если синдром диагностирован в детстве, что позволяет раньше начать коррекцию.

Но будем честными, не всякие родители найдут в себе силы и желание выдержать процесс установления такого непростого диагноза. А у многих и нет такой возможности. Или они попросту не обращают внимание на замкнутого, угрюмого ребенка, которому, кажется, лучше всего в компании с самим собой – не пристает, не требует ничего, иногда капризничает, но на это можно не обращать внимания.

А те, кто все же добиваются правильного медзаключения, в итоге сами отказываются от психиатрического диагноза, боясь усложнить жизнь своих детей в будущем. Не подозревая, что причиняют им еще больший вред: специалисты считают, что коррекция синдрома у взрослых возможна, но менее эффективна.

О том, что у него синдром Аспергера, Николай Дмитриев не знал до 27 лет. А до 22 лет – до армии – «никаких диагнозов ни психиатрических, ни неврологических не стояло» вообще.

Детство он помнит не очень хорошо. По крайней мере, не может сказать, что чем-то отличался от остальных детей, хотя в 2 года 9 месяцев за четыре дня выучил алфавит, к трем годам научился читать, к пяти годам прочел многотомную детскую энциклопедию: «Особой инаковости не было. В школе я отмечал барьерность в общении, что на общем фоне я удовольствия от общения как такового не испытываю. Делать вместе уроки или, например, строить крепость — можно, а просто болтать не хотелось, так что я прохаживался вдоль стеночки на перемене, читал книги и по своей инициативе в разговоры не вступал».

А в более позднем возрасте у Николая появился компьютер, и он легко заменил и друзей и общение с ними: подросток увлекся футбольным симулятором, и пару лет ему такого «общения» было достаточно.

Слушаю, не перебивая. Как мне кажется, вообще стараюсь не шевелиться: я уже прочитала в описании болезни, что аспи трудно интерпретировать интонации, мимику, жесты, которыми многие привыкли дополнять общение. Что это может привести к сильному беспокойству, растерянности. А я знаю за собой излишнюю экспрессию в жестах и мимике.

А еще я увидела, что они могут долго и сбивчиво что-то рассказывать, перескакивая с одной темы на другую. Мне неважно — сколько, главное — смысл. А он пока слишком благостный. Дожидаюсь паузы, задаю вопрос. И получаю ответ: «Был период, когда меня в школе обижали, но весьма умеренно. И больше потому, что в ответ на подколки я позволял себе расплакаться. Но когда я скорректировал свое поведение и слабину не давал, от меня довольно быстро отстали».

Глагол «скорректировать» самый точный. Другая аспи мне рассказала, что, плохо социализируясь, они тяжело и медленно сходятся с людьми. Поэтому, проучившись в университете несколько лет, она осознала, что по именам знает человек пять в группе. Это было ненужное ей знание. Зато они могут понять, «как вести себя так, чтобы аутичность была не очень заметна со стороны».

Одновременно с большими сложностями аспи могут быть очень талантливы в определенной области, причем диапазон знаний может быть очень широким. Сам того не зная, Николай подтвердил ее слова: «В школе был олимпиадником, и олимпиадные достижения были весьма приличные. Пять медалей всероссийских олимпиад федерального уровня — три по русскому языку и две по обществоведению, благодаря чему закончил учебу очень хорошо».

Участие в олимпиадах позволило Дмитриеву поступить в университет, хотя он остался без школьной медали: в 10 классе школа попросту перестала его интересовать. Доучивался он из опасения, что им могут заинтересоваться органы опеки.

С университетом сложилось сложнее. Он нахватал троек и запорол вторую сессию. Вылететь — не вылетел, но расстроился. Тем более, что первую сдал почти на все пятерки. Но Николай очень уставал от поездок через полгорода и от большого количества незнакомого народу. По фильмам, таким как «Меркурий в опасности», известно, что аутисты не могут смотреть людям в глаза. Аспи от взглядов испытывают почти физическую боль, поэтому отворачиваются, иногда закрывают глаза руками. Но в транспорте или на занятиях избежать скопления людей невозможно, да и с закрытым лицом учиться сложновато.

Учиться Николай бросил, и из университета пришлось уйти. Были тому и житейские причины, его сильно надломила смерть бабушки. Отец занимался семьей в режиме «воскресного папы», затем постепенно отошел от семьи, мама пропадала на работе, была бабушка. Затем ее не стало. Он сильно тосковал, но поговорить об этом было не с кем. Он уехал и какое-то время жил в загородном доме, собирал на продажу ягоды. Потом устроился неофициально подсобным рабочим на стройку.

Будь мой собеседник девочкой, он мог быть никому не интересен еще много лет. Но мальчиком, у которого закончилась отсрочка по учебе, заинтересовалась армия. «В 17 лет при первичном освидетельствовании поставили полную категорию А: я был довольно хлипкий, но здоровенький. Психиатр не возражал, может он и видел, что я необычный, но не более того. Вы же понимаете, что такое освидетельствование призывников в военкомате. Ей показалось, что проблемы есть, но разобраться в них она не смогла. Там поток идет».

От себя добавлю, что в перечне заболеваний, которые являются медицинским основанием для освобождения от службы в армии, аутизма и синдрома Аспергера нет. Так что людей с этими расстройствами иногда могут брать на службу. Но чаще всего синдром Аспергера рассматривается по статье 17, как невротическое развитие личности с последующим присвоением категории «В» — ограниченно годен. То есть, не годен в мирное время.

Николая вызвали в военкомат, когда ему исполнилось 22. «Психиатр, почувствовав, что я отличаюсь от большинства, сказала, что мне в армии будет тяжело. И, если у вас никаких диагнозов нет и для карьеры не нужно, получайте военник по расстройству личности или неврозу и не парьтесь». Прошел год, и в военкомате, куда пришлось вернуться, был тот же врач. «Посмотрев, что я не учусь и не работаю, и послушав, что я довольно сбивчиво ей наговорил, она заподозрила простую форму шизофрении. Тем более что за несколько месяцев сидения дома я слегка обрюзг. Но под вялотекущую шизофрению можно подвести, что угодно, хотя я был вполне здоров.

Я похмыкал, много чего перечитал по поводу разных болезней, и задумался, что мое состояние больше похоже на тревожное расстройство или на депрессию. А кроме того, на что-то аутистическое. Но вместо того, чтобы лечиться, я съездил осенью на ягоды и устроился подсобником на стройку. И, хотя тяжелый физический труд не мое, какое-то время это приносило и деньги, и удовольствие. Мне нравилось даже таскать мешки со строительным мусором. Более сложная работа получалась с переменным успехом. В спокойном состоянии я довольно исполнительный приличный молодой человек, которому можно поручить разной степени сложности вещи. А когда нервничаю, тревожность такая, что руки трясутся».

Проблемы накапливались. После пневмонии пришлось уйти с работы. Николай задолжал приличную сумму денег, которую с него взыскали с процентами. Стал собирать алюминиевые банки. А тут еще мама с братом уехали на лето в деревню: «Я остался в городе один, и я это не потянул. К несложной готовке и уборке я вполне способен, но, видимо, несмотря на мои особенности мне, как и людям без них, вредно одиночество».

На этом разрыве – сложно в одиночку и трудно в обществе я спросила у обоих аспи, хотелось бы им социализироваться или общение с миром – это вынужденная мера? Николай хотел бы социализироваться и быть максимально нейротипичным (человек, не имеющий отклонений в психическом развитии). Второй ответ был более полным: «Мне для себя хотелось бы достигнуть какого-то приемлемого стиля коммуникации и дальше не идти. К общению я не особо стремлюсь, у меня есть несколько понимающих меня человек, и расширять этот круг не хочется. Еще добавлю, что аспергеры обычно хорошо друг друга понимают, поэтому особых проблем в общении с Николаем у меня не возникает, а вот с обычными людьми проблемы общения возникают постоянно».

Как бы то ни было, ему становилось все сложнее, чего Николай и не скрывает: «Мне было очень страшно, что я умру: не отдав долги, ничего не добившись». Отчаявшись, голодая, он написал тот самый пост: «Ребята, помогите мне найти работу!»

Друзья откликнулись и предложили несколько вариантов работы, но они были отвергнуты, потому что он чувствовал, что полноценное собеседование он не осилит. А без встречи с потенциальным работодателем его снова ждала стройка. Он хотел другого.

И тогда на помощь пришла преподавательница, запомнившая его по занятиям в университете. Она предложила подработку. В том числе и корректуру большой книги. Николай постепенно втянулся в корректорскую работу и даже иногда получает удовольствие, но быстро устает, поэтому в течение дня ему надо делать серьезные перерывы. В том числе и на сон.

Этот же преподаватель первой догадалась, что у Николая, возможно, синдром Аспергера. Она переговорила с психотерапевтом, кандидатом медицинских наук Ксенией Устиновой, и та согласилась с диагнозом: «Я предположила этот диагноз. Психиатр, который его наблюдала, с одной стороны согласилась со мной, а с другой стороны она подстраховалась, поставив ему шизотипическое расстройство».

Как бы то ни было, это была практически победа. Хотя бы ее начало. Благодаря поддержке друзей, преподавателя и Устиновой, Николай Дмитриев сейчас снова учится в университете по заочной форме на филолога-русиста. «Вообще я собираюсь изучать вещи, связанные с компьютерной лингвистикой, то есть вещи на стыке лингвистики, информатики и математики. Я смогу быть тестировщиком программного обеспечения — эта работа чем-то схожа с работой корректора, но более престижная и лучше оплачиваемая отрасль. Мне было бы интересно поработать в околопрограммистской области».

Об одной вещи я умолчала сознательно в начале рассказа. Это фильм «Человек дождя» Барри Левинсона, где Дастин Хоффман играет Раймонда — человека с синдромом Аспергера. Он абсолютно асоциален, зациклен на определенном порядке действий, страшно переживает, если привычный ход событий нарушается, и всегда говорит правду. Но при этом обладает потрясающей внутренней «базой данных», которые не в состоянии правильно реализовать. И никто никогда не задавался целью помочь ему в этом.

С момента выхода фильма на экраны прошло 33 года. Для большинства аспи практически ничего не изменилось. Совсем недавно Николай (как и Раймонд в фильме) с легкостью победил в викторине «без призов, играю только на интерес». Но об этом почти никто не знает и не узнает. И, в отличие от телевизионных шоу, в которых аспи намного сложнее участвовать, это не принесет ему никаких дивидендов.

Ксения Константиновна говорит, что одна из проблем сегодня для людей с синдромом Аспергера заключается в том, что этому «высочайшему интеллекту негде самореализовываться. Если в детстве еще какие-то программы есть, то потом — ноль». Устинова, к сожалению, права, поэтому в лучшем случае аспи будут работать на стройке, в худшем — играть в компьютер. Государственная машина не может и не готова тратить время на людей с особенностями. Даже если в перспективе вложения в них принесут ей значительную выгоду.

Так что пока приходится ограничиваться рамками задач этого дня — распространять информации о проблеме. И, хотя сам Николай Дмитриев думает, что из него «может получиться неплохой прикладник или автор нескольких толковых статей, не более» (а аспи никогда не врут), я буду верить, что из него выйдет хороший ученый.

Эдвард Ритво «Жизненный путь при аутизме и синдроме Аспергера»

По книге Edward R. Ritvo “Understanding the Nature of Autism and Asperger’s Disorder”

Каждый раз, когда мне выпадает тяжкая обязанность диагностировать аутизм или синдром Аспергера, я слышу такие вопросы как:

— Каким он (или она) будет, когда вырастет?

— Может ли это пройти с возрастом?

— Можно ли это вылечить, если начать прямо сейчас?

— Сможет ли он учиться в обычной школе?

— Сможет ли он окончить колледж?

— Сможет ли он работать и зарабатывать себе на жизнь?

— Сможет ли он вступить в брак и завести детей?

— Будет ли у него эпилепсия?

— Доживет ли он до старости?

— Будет ли он умственно отсталым?

— Как это повлияет на наших остальных детей?

— А вы уверены? Вот доктор Х говорит, что у него этого нет!

— А он сможет… (тысяча других вопросов)?

Это лишь некоторые вопросы, которые преследуют каждого родителя, который только что узнал, что у ребенка аутизм или синдром Аспергера. Они нуждаются в ответах, и они заслуживают ответов.

К сожалению, в первую очередь мне приходится сообщать родителям о том, что нет абсолютно никакой возможности предсказать будущее. Я могу предложить им лишь мои «догадки», которые основаны на сорокалетнем опыте наблюдения за сотнями детьми, начиная с их раннего детства и заканчивая взрослым возрастом.

Но прежде чем я смогу предложить им мои «догадки», я вынужден признаться, что они отнюдь не хороши. Много лет назад я принял мудрое решение и теперь даже не пытаюсь прогнозировать, какими будут образование и взрослая жизнь даже для моих собственных семерых детей, а также детей моих друзей и моих пациентов без аутизма. Что же касается детей с аутизмом и синдромом Аспергера, то предсказать их будущее еще сложнее, потому что жизнь сдала им карты с «джокером».

При аутизме и синдроме Аспергера всегда есть этот «джокер», эта «большая неизвестная», поскольку мы не можем сказать, как именно будет развиваться мозг ребенка по мере его взросления. Если обеспечить ребенка огромным количеством любви, поддержкой семьи, а также преимуществами правильно подобранного поддерживающего лечения, то именно этот «джокер» в конечном итоге сыграет ключевую роль. А поскольку у подавляющего большинства этих детей спурты развития продолжаются до позднего подросткового возраста, а в некоторых случаях спурты наступают даже после двадцати лет, то я стараюсь всегда сохранять оптимизм!

Жизненный путь при тяжелом аутизме

Это самая серьезная форма аутизма. Эти дети похожи на тех, которых впервые описал Каннер, и которые стали образцом для диагностирования аутизма с 1940-х по 1970-е года, пока мы не открыли умеренные формы аутизма и синдром Аспергера. Эта форма аутизма встречается очень редко, она составляет лишь 5-10% всех случаев, которые я наблюдал.

У этих детей наблюдаются задержки развития с первых месяцев жизни или плато в возрасте двух лет. У них не развивается полезная экспрессивная речь. Как правило, при этом у них лучше развит рецептивный язык (понимание чужой речи), но даже он может быть развит плохо. В лучшем случае у них наблюдается эхолалия и небольшая вербальная коммуникация. Такие дети могут научиться пользоваться книгами с картинками, указательными жестами и рукой взрослого как невербальными средствами коммуникации. Они могут одинаково относиться к людям и предметам. У них выражены сенсорно-моторные симптомы (тряска руками, вращение на месте, перцептивное непостоянство, раскачивание тела, наблюдение за вращающимися предметами, издавание однообразных звуков и т. д.), которые могут сохраниться и во взрослом возрасте.

Часто такие дети демонстрируют изолированные навыки, например, могут разбирать и снова собирать тостеры и приемники, сразу запоминают дорогу, могут хорошо рисовать, быстро собирают головоломки-паззлы. Именно наличие этих навыков позволяет нам понять, что речь не идет об обычной «умственной отсталости». Скорее речь идет об очень неровном развитии мозга, о котором я говорил ранее.

По мере взросления детей не наблюдается сильновыраженных спуртов. Выраженное разделение сенсорномоторного, речевого и социального развития остается в старшем возрасте. Дети плохо реагируют на наше поддерживающее лечение. Они могут освоить повторяющиеся задания, но для этого им необходимо постоянное подкрепление. Им требуется постоянное наблюдение и контроль с помощью поведенческой терапии.

Подростковый возраст – самое трудное для них время, некоторым даже потребуется временное помещение в медицинские учреждения с постоянным наблюдением. Это связано с тем, что пубертат может вызвать агрессивность, или они уже слишком большие физически, чтобы их могли контролировать родители. Не так уж страшно, если пятилетний мальчик снимет штаны и трусы в магазине, ну а если «мальчику» девятнадцать лет и он весит 90 килограмм, в основном за счет мускулов?

В очень редких случаях я применяю седативные препараты для контроля опасного поведения у подростков. Обычно я начинаю такое лечение в условиях больницы, а потом продолжаю амбулаторно несколько месяцев. В шестой главе я подробнее говорю про применение лекарственных препаратов.

В позднем подростковом возрасте нужно искать возможности для жизни таких людей. Государственные и частные групповые дома и квартиры с поддерживаемым проживанием – это оптимальный вариант, который есть в крупных городах США и других стран. Они необходимы в случае смерти родителей или их неспособности дальше заботиться о ребенке.

Необходимо также заранее планировать финансовую поддержку ребенка после смерти родителей, поскольку аутизм не влияет на продолжительность жизни, и люди с аутизмом могут жить долго, физически оставаясь совершенно здоровыми. По счастью, сейчас в США есть юристы, которые специализируются именно на завещаниях родителей детей с нарушениями развития.

В заключение, я хочу сказать, что даже в самых серьезных случаях я сохраняю оптимизм. Вот два примера аутичных детей с тяжелой формой аутизма, чей жизненный путь оказался совсем не таким, как предполагалось.

Один мальчик долго морочил нам голову, не говоря ни слова до одиннадцати лет. Теперь ему уже сильно за тридцать, и он живет вместе со своими родителями. Обычно он очень счастливый и бодрый человек, и он обожает компьютерные игры. Он работает под наблюдением реабилитационного консультанта по трудоустройству и ходит играть в боулинг раз в неделю. И самое главное: теперь он перестает говорить только в одном случае – если спит.

Другая девочка с тяжелым аутизмом потрясла родителей, когда одновременно начала говорить и читать в возрасте семи лет. Затем ее мышление остановилось на конкретной стадии, но ее сенсорно-моторные симптомы уменьшились, и она научилась общаться с другими людьми, пусть в очень сдержанной и застенчивой манере. Она закончила школу по программе специального образования, причем многие уроки она посещала в обычном классе, и у нее были ровесники-помощники, которые помогали ей с социальными навыками.

Кроме того, она научилась играть на пианино и прекрасно петь. Она регулярно выступает с концертами в школе и во время ежегодных встреч Общества аутизма. Теперь ей уже за двадцать, она живет в квартире «с наблюдением» вместе с соседкой-аутисткой, каждый день она ходит в программу мастерской для инвалидов. Свою зарплату она тратит на диски с музыкой. Она искусно обращается с CD-плеером, и в отличие от ее прежних записей, диски не стираются. Она эмоционально близка со своей семьей. Ее речь остается предельно конкретной, но эхолалия и сенсорно-моторные симптомы у нее почти полностью исчезли.

Напоследок, очень важный момент жизни с тяжелым аутистом. Необходимо проводить частые медицинские обследования, поскольку это человек, который ничего не может рассказать о себе словами. Неожиданные изменения в поведении или регресс – это повод заподозрить физическую болезнь. Поскольку человек не может сказать вам, что у него что-то болит, вам придется стать настоящим Шерлоком Холмсом, наблюдая за его здоровьем.

Жизненный путь при умеренном/высокофункиональном аутизме

Вот несколько сюрпризов (приятных сюрпризов), которые говорят о том, как опасны предсказания. Я никогда не делаю вообще никаких «догадок», даже самых осторожных о будущем таких детей до достижения ими подросткового возраста. До этого момента любые предсказания могут повредить таким детям. Как правило, я лишь стараюсь опровергнуть предсказания, которые семья могла получить у другого специалиста. Рискуя показаться страшным занудой, я снова скажу, что спурты развития мозга могут наблюдаться до двадцати с лишним лет. По этой причине невозможно узнать потолок развития ребенка заранее.

Но это еще не все хорошие новости. Я еще ни разу в жизни не видел, чтобы ребенок с умеренным/высокофункциональным аутизмом терял свои способности к мышлению (когнитивные функции), способность общаться с другими или развивал новые сенсорно-моторные симптомы после возраста 5-6 лет. Хотя во время стадии плато прогресс может быть очень медленным, ухудшения (регресса) не наблюдается.

Из-за огромного социального давления у таких детей могут развиться эмоциональные проблемы, как и у детей без аутизма: депрессия, приступы тревожности, фобии, навязчивости и компульсивные действия, и даже более редкие тяжелые психические реакции. Однако по моему опыту, они не встречаются среди них чаще, чем среди детей без аутизма, и причина этих проблем не в самом аутизме.

Определенные эмоциональные переживания всегда связаны с моментом, когда ребенок узнает, что у него или нее есть аутизм. (Обычно больше переживают родители, чем ребенок). Не важно, насколько тщательно ребенка оберегают от слова на букву «а», со временем ребенок так или иначе услышит слово «аутизм» в своей семье и задаст неудобный вопрос. Обычно я рекомендую семье вообще не говорить «аутизм» до тех пор, пока ребенку не исполнится пять или шесть лет. Также я рекомендую подождать, пока ребенок сам об этом спросит, а потом говорить предельно откровенно и простыми предложениями. Не надо перебарщивать с пространными объяснениями и лекциями. Ребенку от пяти до десяти лет достаточно сказать: Да, у тебя аутизм. Да, это из-за аутизма тебе бывает трудно понять, что думают и чувствуют другие люди. Нет, от этого не умирают. Нет, твои привычки тебе не навредят. Нет, у твоей сестры нет аутизма. Да, именно поэтому ты ходишь в специальный класс. Нет, тебе нельзя ночевать у друзей в отличие от старшего брата совсем по другой причине. По какой? Потому что я так сказал. Да, тебе станет проще, когда ты подрастешь. И да, ты можешь заниматься музыкой и играть в рок-группе, когда вырастешь. Да, можешь заниматься карате. Хватит задавать вопросы. Потому что ужинать пора, иди, мой руки.

Иногда родители спрашивают: «Может ли у него это пройти с возрастом, сможет ли он выглядеть нормально, вписаться в общество так, чтобы никто и не узнал, что у него был аутизм?» На это я отвечаю: «Не знаю». Проблема в том, что люди с умеренным аутизмом и синдромом Аспергера, которые живут «нормальной» жизнью, не будут к нам обращаться. Они просто живут в обществе, став «субклиническими» случаями аутизма. Есть только один способ выяснить, как часто аутизм переходит в субклиническую форму – проследить тысячи детей с аутизмом до взрослого возраста. Пока что никто такого исследования не провел, так что вопрос остается открытым.

Взять хотя бы родителей-аутистов (в смысле, родителей, не пациентов), с которыми мы впервые столкнулись в 1980-х годах. Нам стоило больших трудов убедить других ученых в том, что они вообще существуют. (Подробнее о них рассказывается в другой главе). Мы обнаружили их только потому, что у них были дети с аутизмом, которые принимали участие в наших исследованиях. Эти люди не обращались к нам за помощью для себя, и ранее у них не диагностировался аутизм. И сколько таких родителей в мире? Остается только гадать.

Вернемся к вопросам, которые я перечислил в начале этой главы. Вот типичные ответы, которые я сообщаю родителям дошкольников, у которых диагностировали умеренный/высокофункциональный аутизм.

— «Вы не могли ошибиться с диагнозом?» — Да, мог, особенно если ребенок младше трех лет, в этих случаях мой диагноз всегда предварительный.

— «Каким он (или она) будет, когда вырастет?» — Это невозможно сказать до подросткового возраста, а если кто-то попытается это сделать, вежливо улыбнитесь и держитесь от них подальше.

— «Может ли это пройти у него с возрастом?» — Невозможно сказать, потому что в таких случаях люди выпадают из поля зрения специалистов и живут «обычной жизнью». Такие случаи называют «субклиническими». Как часто они встречаются, никто не знает.

— «Сможет ли он учиться в обычной школе?» — Да, в большинстве случаев рекомендуется, чтобы дети с умеренным/высокофункциональным аутизмом посещали обычную школу, где есть специальные коррекционные классы. Я рекомендую, чтобы они проводили в обычном классе столько времени, сколько позволяет их случай. Это называется «инклюзия». Однако в некоторых особых обстоятельствах я рекомендую школу для детей с нарушениями развития.

— «Сможет ли он окончить колледж?» — Это зависит от тяжести симптомов на момент поступления в колледж. Многие мои пациенты с умеренным/высокофункциональным аутизмом получили высшее образование. Во всех таких случаях их очень поддерживала семья, это было то, чего они страстно хотели, и они были готовы много работать ради этого. Многие современные колледжи идут на сотрудничество, если речь идет о помощи студентам с нарушениями развития. Во многих есть сотрудники, в обязанности которых входит помощь таким студентам. Родители должны заранее это проверять, нельзя пытаться поступить в колледж, не принимая во внимание особые потребности ребенка.

— «Сможет ли он работать и зарабатывать на жизнь?» — Почти все люди с умеренным/высокофункциональным аутизмом потенциально могут быть трудоустроены в зависимости от тяжести симптомов во взрослом возрасте. Ключевую роль играет обучение трудовым навыкам и профессиональная подготовка для таких детей. Позвольте мне рассказать вам про самого лучшего шофера такси в Вашингтоне. Это молодой человек с типичным высокофункциональным аутизмом. Он знает каждую улицу города, равно как и самый короткий и безопасный путь к ней. Он не будет приставать к пассажирам с болтовней, и он всегда правильно отсчитывает сдачу. Некоторые из моих пациентов работают сейчас кассирами, официантами, контролерами и продавцами несмотря на умеренные симптомы, сохранившиеся у них. В мире масса работ с повторяющимися и однообразными задачами, на которых большинство людей будут умирать от скуки, но которые идеально подходят людям с аутизмом. Сельскохозяйственные работы тоже идеальны, поскольку они требуют рутинной работы день за днем, сезон за сезоном. Делопроизводство и другие рутинные административные работы тоже хорошо подходят людям с такими когнитивными особенностями.

— «Сможет ли он вступить в брак и завести детей?» — Да, хотя, опять же, это зависит от тяжести симптомов во взрослом возрасте. Мы встретили несколько родителей-аутистов с типичным умеренным/высокофункциональным аутизмом, которым никогда не ставился диагноз.

— «Будет ли у него эпилепсия?» — Нет, она очень-очень редко встречается у детей с аутизмом, несмотря на первоначальные сообщения.

— «Доживет ли он до старости?» — Да, эти расстройства никак не влияют на продолжительность жизни.

— «Будет ли у него умственная отсталость?» — Между умственной отсталостью и аутизмом нет прямой связи. Как только языковое развитие превышает конкретную стадию, то IQ остается стабильным и имеет «нормальное распределение», как и среди населения в целом.

— «Это повлияет на остальных наших детей?» — Да, но не в плохом смысле. Большинство братьев и сестер без аутизма вырастают более щедрыми, более добрыми, более зрелыми и более сострадательными. С раннего возраста они узнают, что жизнь не «справедлива», и что во многом им повезло. Они знают, что «блаженнее давать, нежели получать».

— «Будет ли он более подвержен другим болезням, например, аллергиям?» — Нет, скорее всего, он будет так же подвержен другим болезням, как и все остальные люди. Среди этих детей встречаются такие же аллергии, инфекции и другие заболевания, как и среди их братьев и сестер без аутизма или населения в целом.

— «Придется ли нам потратить целое состояние на его лечение, и что делать, если у нас его нет?» — Вы не должны идти на какие-то дополнительные расходы. Те виды лечения и специального образования, которые я рекомендую должны оплачиваться за счет федерального, регионального или областного школьного бюджета. В США расстройства спектра аутизма считаются медицинскими заболеваниями, которые должны покрываться страховыми компаниями, если ваша конкретная страховка не исключает их отдельным пунктом. Если же вы живете вне США, то обратитесь в местную благотворительную организацию, которая занимается аутизмом, чтобы узнать, какие возможности доступны в стране вашего проживания.

Я очень долго воевал со страховыми компаниями вместе с отцом одного моего пациента с аутизмом за то, чтобы они признали аутизм медицинским заболеванием. Страховая компания отказывалась платить за лечение его сына, говоря, что аутизм — это «психическая болезнь», а страховка покрывает только физические болезни. Мы подали на страховую компанию в федеральный окружной суд в Лос-Анджелесе и выиграли это дело. Решение суда имеет силу почти «закона», и другие страховые компании были вынуждены оплачивать лечение аутизма как физической (неврологической) болезни, а не как психического или эмоционального заболевания.

Жизненный путь при синдроме Аспергера

Обсуждая этот вопрос, я вступаю на очень скользкий путь. Эта форма аутизма была признана лишь несколько лет назад, и мы еще не успели провести длительных исследований. Поэтому большая часть того, что мы знаем, происходит из наблюдения за нашими маленькими пациентами и воспоминаний взрослых.

Чаще всего я слышу от маленьких детей, что они хотят, чтобы их «оставили в покое», а игры с другими детьми – это не то, чем они хотят заниматься. Не хочу я играть с другими детьми, не хочу я ходить в школу с другими детьми, я хочу играть в своей комнате, я знаю, что другие дети меня не любят, хочу заниматься, чем хочу, мне нет дела, чем они хотят заниматься, и мне все равно, что я им не нравлюсь, я хочу читать, что хочу, а не это. Ненавижу футбол, ненавижу «вышибалы», ненавижу школу.

Такое отношение не является следствием социофобии, тревожности или бунтарства. Нет, эти дети просто «не въезжают», чего ожидают от них другие дети во время совместных игр. Они хотят думать только о том, что им нравится, а не о том, о чем другие дети хотят, чтобы они думали.

Я вспоминаю одного девятилетнего мальчика, у которого я диагностировал синдром Аспергера «на глазок». Он был в футбольной команде моего сына, где я сам был тренером. Во время отборочных игр я бросил ему мяч, будучи уверенным, что он смотрит прямо на меня. Мяч ударил его в грудь. Следующий мяч ударил его в нос, и я спросил у него, что происходит.

Вот что он ответил мне лишенным эмоций, атональным, невыразительным голосом «в нос», который сразу же вызвал у меня подозрения: «Мне все равно, что вы тут в меня бросаете, я тут, потому что отец меня заставил, не хочу думать о глупом футболе, мне нет дела до глупого футбола, даже если моему отцу и есть дело, так что мне все равно, что вы думаете, все равно мне не нравится, когда меня бьют этим глупым футболом. Пожалуйста, оставьте меня в покое».

По случайному совпадению его школьный психолог направил этого же мальчика ко мне на диагностику, потому что он «не вписывался» в школе. Оценки у него были хорошие, но друзей не было, отношения с учителями были плохими, а другие дети его дразнили. Он был очень удивлен, что тренер оказался еще и доктором! Я без труда поставил ему диагноз – синдром Аспергера. Он был одаренным учеником, самым умным ребенком в классе своей весьма престижной частной школы. Однако его социальные навыки оставались на дошкольном уровне, и ему было все равно, что о нем думают другие дети и учителя. Все свое свободное время он размышлял о шахматных ходах, которые он наблюдал в своей голове, о классической музыке, которую он проигрывал в голове, и о других вещах, о которых ему «нравилось думать». Он хотел быть «хорошим мальчиком», но понятия не имел, как его воспринимают окружающие, и как ему быть «одним из своих».

В течение следующего года он очень неплохо справлялся. Я встречался индивидуально с ним, а также с ним и его родителями для занятий по «социальному наставничеству». Его перевели в другую частную школу с очень терпеливыми учителями, и мы внедрили «обучение социальным навыкам» в его учебный план. Он занимался карате, то есть спортом, в котором он соревновался только с самим собой, и другие дети не полагались на то, что он поймает мяч, и не начинали смеяться, если он уронит его.

Как правило, подростковый возраст – это наиболее тяжелое время для детей с синдромом Аспергера. Это годы, когда социальное давление соответствовать своим сверстникам достигает пика, кроме того, дети пытаются справиться с половым созреванием, и у них появляется потребность в независимости. Именно в этот период наиболее вероятны эмоциональные проблемы, поскольку они не могут адаптировать свой стиль мышления к ожиданиям окружающим, и они осознают, что по сути являются «социально слепыми». В результате, чаще всего они увеличивают свою социальную изоляцию, и ним прилипает ярлык «одиночки».

Во многих случаях их сильные интеллектуальные интересы обеспечивают им успех в старших классах и колледже. Одна девушка, которую я знал, начала изучать искусство и танцы в старшей школе, и получила диплом по этим же предметам в колледже. Один мой знакомый молодой человек интересовался коренными американцами в старших классах и получил стипендию в этой области, когда поступал в колледж. Теперь он профессор в очень престижном университете, признанный эксперт в своей области.

Как я уже говорил ранее, я знаю многих взрослых людей с синдромом Аспергера, состоящих в браке и имеющих детей. Некоторые обращаются ко мне в связи с проблемами в браке. В большинстве случаев жалуется и обращается за помощью супруг без синдрома Аспергера. Человек с синдромом Аспергера обычно даже не догадывается, какие переживания вызывает его потребность в социальной изоляции у супруга. Они воспринимают брак как укрытие от окружающего мира, с его непонятными социальными намеками и социальной ответственностью.

Из-за растущей информированности общества я получаю много обращений от взрослых людей, которые подозревают, что у них может быть синдром Аспергера. Некоторые приходят к такому выводу после прочтения книги или информации в Интернете. Другим такую идею подает другой человек, чаще всего муж или жена.

В реальности синдром Аспергера оказывается только у маленького процента тех, кто обращается с таким запросом. Среди тех, кому действительно можно поставить такой диагноз основные жалобы звучат примерно так: «Я не думаю, что мне нравится другие люди. То, что важно для меня, совсем не важно для них. В детстве я знал, что не смогу поладить с другими детьми, так что я и не пытался, я просто хотел заниматься тем, что мне интересно. В школе у меня проблем не было, потому что я мог все запомнить, я могу работать только на работе, где я один».

Когда я задавал вопросы родителям, братьям и сестрам, или друзьям этих же людей, то получал такие комментарии:

— Он всегда был одиночкой.

— У нее не было друзей, она не играла с другими детьми, и не интересовалась тем, что они делают.

— Он всегда был «со странностями», еще в начальной школе.

— У него были странные увлечения, он вечно что-то коллекционировал или изучал какую-то ерунду, и он никогда не проявлял чувств или беспокойства об окружающих.

— Иногда он был похож на робота, а в другое время совершенно нет.

— Он был настолько помешан на том, как выглядит одежда, и на том, чтобы никогда не опаздывать, что грубил окружающим.

— Она была такой неопрятной и всегда опаздывала до такой степени, что это было грубо.

— Он никогда не понимал то, что остальные члены семьи делали или считали важным.

— Она настолько погружалась в мир своих странных интересов, что начинала игнорировать такие вещи как еду.

— Он злился только если мы вмешивались в его «привычки» или его «распорядок».

— Он никогда не проявлял свои чувства физически, не хотел, чтобы его обнимали или трогали.

— Он был «хорошим папой», но не тем, кто проявляет чувства.

— Большую часть времени за ним нужно присматривать так же, как и за одним из детей.

— Иногда он «отключается» на несколько часов, если его что-то заинтересовало, и в это время привлечь его внимание невозможно.

Все эти комментарии, по сути, можно свести к одной идее: Он думает не так, как мы все. Иногда он не понимает то, что ему говорят, он кажется счастливым, когда находится один и занимается тем, что ему нравится, и он не кажется настроенным на других людей.

Я снова хочу подчеркнуть, что мы не можем сказать, какой процент людей с синдромом Аспергера преуспевает в этом мире. Иногда я сталкиваюсь с людьми, у которых явно есть синдром Аспергера, но они об этом даже не догадываются. И я им об этом не говорю. Среди них есть врачи, юристы, домохозяйки и бизнесмены. Более того, я обращался к ним за профессиональными услугами. Другими словами, синдром Аспергера вполне совместим с успешной и независимой жизнью.

За последние несколько лет многие взрослые люди обращались ко мне, чтобы установить, нет ли у них высокофункционального аутизма или синдрома Аспрегера. Во всех случаях без исключения, если этот диагноз подтверждался, человек был очень благодарен. Все это время они прекрасно знали, что «чем-то отличаются от других», и они испытывали облегчение от того, что для этого нашлось название.

По их словам, им стало проще справляться со своими проблемами, когда я объяснил, почему у них есть такое необычное мышление, трудности с восприятием социальных намеков и проблемы в отношениях с другими людьми. Многим было приятно узнать, что они не единственные люди в мире с точно такими же проблемами.

Более того, многие эти люди обратились за подходящим консультированием или коучингом («тренерством»), индивидуально или в рамках групп поддержки. Было очень приятно услышать, что позднее это изменило их жизни к лучшему. В некоторых случаях им ранее ставили неверные диагнозы, что приводило к ненужному приему лекарственных препаратов, которые не только им не помогали, но и вызывали неприятные побочные эффекты. С новым правильным диагнозом и лучшим пониманием самих себя, они могли предотвратить подобные трагедии в будущем.

Диагноз также оказывал благотворное влияние на их любимых. В большинстве случаев проблема была в том, что они просто не понимали, почему их любимый человек ведет себя «таким странным образом». Они могли испытывать отчаяние из-за прежних неверных диагнозов и бесполезного лечения, на которое просто впустую уходило время и деньги. Многие из них, по понятным причинам, уже были «сыты по горло» и считали своих спутников жизни бесчувственными эгоистами. Однако во многих случаях одного правильного диагноза и подробного объяснения о том, что это «не вина» их супруга, было достаточно, чтобы их злость и раздражение исчезли, а на смену им пришло сострадание. Как гласит старая поговорка: «Знание — сила».

Аутизм у взрослых: симптомы, причины, лечение

Материал прокомментировала Елена Григоренко, клинический психолог, молекулярный генетик, доктор психологических наук, профессор Йельского университета, Университета Хьюстона, профессор Департамента молекулярной и человеческой генетики и педиатрии Медицинского колледжа Бейлора, исследователь Haskins Laboratories Inc., ведущий научный сотрудник Центра прикладных психолого-педагогических исследований МГППУ, глава научно-экспертного совета Фонда «Выход»

Что такое расстройство аутистического спектра (РАС)

РАС — это не болезнь, а расстройство развития. Главное отличие в том, что у болезни есть начало, период протекания и окончание. РАС не заразен, аутизмом нельзя «заболеть» — он есть у человека с рождения.

Диагностика расстройств аутистического спектра в России и других странах мира проводится по Международной классификации болезней 10-го пересмотра (МКБ-10). В США действует своя классификация — Диагностического и статистического руководства по психическим расстройствам (DSM-5). Она немного отличается от МКБ-10, но с введением МКБ-11 разночтения будут устранены. Переход на новый классификатор планируется в январе 2022 года. В нем уже не будет синдромов Аспергера и Каннера как отдельных диагнозов, они объединятся в определение «расстройство аутистического спектра». В последнем издании американского руководства DSM-5 категория синдрома Аспергера тоже отсутствует [1].

Некоторые врачи считают, что нет необходимости различать синдром Аспергера и аутизм. Тони Этвуд, специалист по РАС: «Исследования показывают отсутствие очевидной разницы между двумя диагнозами. Различий меньше, чем схожих черт. Сегодня оба термина вполне могут быть взаимозаменяемы» [2]. По словам Патриции Хоулин, клинического психолога, заслуженного профессора Института психиатрии при Королевском колледже Лондона, члена Британского психологического общества и научно-экспертного совета фонда «Выход», название «синдром Аспергера» долгое время использовалось очень вольно. Отсутствовала системность в упоминании этого диагноза. Кроме того, в США дети с синдромом Аспергера не получали достаточной помощи по сравнению с теми, кому ставили диагноз «аутизм». Считалось, что они нуждаются в ней меньше.

Несмотря на то что по новым классификациям болезней синдром Аспергера не выделяется как самостоятельный диагноз, некоторые специалисты продолжают использовать его в общении. Основное отличие от «обычного» аутизма в том, что сохраняются речевые и когнитивные способности. Название диагнозу дала английский психиатр Лорна Уинг в честь австрийского врача Ганса Аспергера, который занимался с детьми, отличающимися отсутствием способности к невербальной коммуникации. Сейчас ведутся дискуссии о том, что сам термин неэтичен ввиду сотрудничества Аспергера с фашистским режимом.

По данным Центра по контролю заболеваниями США за 2020 год, РАС встречается у каждого 54-го ребенка [3]. Статистика ВОЗ утверждает, что у каждого 160-го ребенка [4]. Психиатр и эпидемиолог Эрик Фомбон утверждает: «Это данные из моей старой статьи 2012 года, над которой мы работали вместе с Майадой Эльсабаг. Сейчас они устарели. В 2021 году аутизм встречается у каждого 100-го» [5].

РАС — целый ряд психических нарушений, которые влекут за собой трудности с социальным взаимодействием. Чаще всего говорят о расстройстве у детей, потому что возможные нарушения проявляются в раннем возрасте. Но случается и так, что симптомы незначительны, и в результате неверной диагностики люди могут годами бороться с другими заболеваниями, не предполагая, что у них РАС.

Симптомы РАС у взрослых

Сейчас не существует гормональных, биохимических и генетических маркеров для определения РАС. Сканирование головного мозга тоже не помогает — структурные изменения не указывают на тяжесть симптомов или их конкретное проявление. Врачи ориентируются на особенности поведения пациентов. Ученые говорят о спектре расстройств, потому что они различаются в зависимости от проявлений симптомов, возраста и других факторов здоровья. Поэтому каждый случай должен рассматриваться отдельно. Учитываются социальные и коммуникативные навыки, степень выраженности манеризмов — бессознательных жестов, особенностей речи и выражений лица, а также стереотипное поведение.

Почему используют слово «спектр»? Проявления расстройства очень разнообразны. Например, аутизм может быть диагностирован у интеллектуально и творчески одаренных людей, которые демонстрируют выдающиеся достижения в искусстве или науках, а может быть обнаружен у пациентов с нарушениями мозговой деятельности. Диагноз встречается у тех, кто избегает социума или в принципе не способен в него включиться, а также у тех, кто постоянно ищет взаимодействия, но при этом не может общаться по принятым стандартам. Некоторые люди с аутизмом прекрасно владеют устной речью, а другие способны общаться только при помощи альтернативных способов коммуникации, например карточек или специальных приложений для гаджетов. И таких примеров разнообразия проявлений в спектре аутизма можно привести огромное множество.

Невозможно провести самодиагностику, чтобы определить РАС, потому что это сложное расстройство, определение которого требует высокого уровня квалификации специалиста. Человек может ознакомиться со списком симптомов и обнаружить какие-то из них у себя, но это лишь способ заподозрить отклонения. Дифференциальная диагностика — задача исключительно психиатра. Если вы предполагаете, что у человека, с которым общаетесь впервые, есть РАС, не забывайте, что каждая личность ценна и достойна уважения независимо от диагноза. Симптомы могут быть очень разными, и нет людей, проживающих расстройство одинаково. Нередко оно сочетается с другими диагнозами — почти в 3/4 случаев были обнаружены сопутствующие нарушения; каждое из них должно рассматриваться отдельно.

Есть несколько показателей, так называемых красных флажков, которые могут сообщить, что стоит обратиться за консультацией к врачу.

Эмоциональные и поведенческие симптомы

Сюда относится повторяющееся поведение, а также неспособность к эмпатии. Некоторые люди с РАС испытывают трудности при попытке интерпретации социальных и чувственных проблем. Расстройство аутистического спектра часто выражается в повышенной эмоциональной реакции на разочарования или изменение привычных ситуаций. Кроме того, врачи указывают на аномальный ответ к сенсорным раздражителям, например к прикосновениям, запахам, отсутствию света: это может быть гиперчувствительность или, наоборот, отсутствие реакции.

Коммуникативные симптомы

Пациенты с РАС могут испытывать трудности в социальном взаимодействии, врачи нередко диагностируют проблемы с речью — она может быть жесткой, как у робота. Некоторым людям с расстройством аутистического спектра сложно модерировать голос, например понизить его, когда того требуют обстоятельства. Один из симптомов — повторяющаяся речь, которая строится вокруг одних и тех же словосочетаний. При этом увеличение словарного запаса часто происходит в тех областях знаний, которые интересуют человека. Гиперфокусировка на одной теме выражается и в желании постоянно говорить о ней с другими людьми.

Взрослые с РАС могут не улавливать сигналы от других, такие как жесты рук, мимика или язык тела. Некоторые пациенты стараются избегать зрительного контакта или не испытывают в нем необходимости. Человек с РАС не обязательно замкнутый интроверт, он может быть весьма общительным. С точки зрения развития коммуникативных навыков выделяют людей с высокофункциональным аутизмом, у них прекрасно развит вербальный интеллект, но при этом обнаруживаются другие диагностические категории РАС.

Юлия Азарова, главный редактор медиаресурсов фонда «Выход»

«Есть гипотеза, что у людей с РАС могут быть проблемы со способностью поставить себя на место другого. Но в то же время некоторые исследования свидетельствуют, что у людей с аутизмом все прекрасно с эмпатией, которая вроде бы и предполагает способность поставить себя на место другого, а проблема в том, чтобы научить их понимать, когда нужно ее «включать»».

Трудности с координацией

Неуклюжесть сама по себе не считается признаком заболевания, но у взрослых с РАС часто встречаются проблемы с координацией. Это затрудняет выполнение простых бытовых задач — от ходьбы до завязывания шнурков.

«У РАС сейчас есть три категории признаков (с одиннадцатым пересмотром МКБ их уже будет два): дефициты социальной и коммуникативной сферы и повторяющееся поведение, — объясняет Юлия Азарова. — Неуклюжесть, гиперчувствительность и прочее не имеет отношения к медицинским симптомам РАС. Они могут присутствовать, а могут и нет. Поэтому эти особенности поведения относятся к так называемым красным флажкам аутизма, на основании которых можно заметить нетипичность развития ребенка. Но ни в коем случае не стоит на основании, например, гиперчувствительности самостоятельно ставить своему ребенку диагноз «аутизм». Появление красных флажков — повод обратиться за профессиональной диагностикой».

Некоторые особенности, характерные для расстройства аутистического спектра, можно расценивать как позитивные. Так, человек с РАС обладает редкостной концентрацией внимания, может сосредоточиться на решении проблемы, скрупулезно заниматься одним делом в течение длительного времени; он очень внимателен к деталям. Но наличие каких-то особых способностей не отменяет того факта, что аутизм — это серьезный диагноз, который оказывает большое влияние на жизнь человека и его близких. Поэтому ошибкой было бы считать аутизм милой особенностью или очаровательной чудаковатостью.

Если вы обнаружили у себя либо своих близких перечисленные симптомы, необходимо проконсультироваться с врачом. «Диагностировать аутизм в России имеет право только психиатр. Психолог, педиатр, невролог или другой врач, который наблюдает ребенка, может только заподозрить у него это расстройство и направить на дальнейшую консультацию к психиатру», — говорит Юлия Азарова.

Проверяя пациента, врачи рассматривают критерии социального поведения, оценивают навыки взаимодействия с другими людьми, а также физические проблемы, которые могут быть признаком других заболеваний. Люди с РАС нередко испытывают беспокойство, проявляют признаки депрессии или, наоборот, гиперактивности, поэтому диагноз можно ошибочно принять за одно из этих состояний.

Что нужно знать о болезни Паркинсона и способах ее лечения

Причины возникновения РАС

Точная причина возникновения РАС неизвестна, но считается, что 80–90% случаев обусловлены генетической предрасположенностью [6]. Уже найдено более 100 генов, которые ученые связывают с возникновением аутизма. Но есть и факторы окружающей среды, которые тоже могут вносить вклад в формирование у ребенка этого расстройства. Например, воспаление в организме матери во время беременности связывают с увеличением риска РАС у ребенка. Оно может возникнуть из-за хронических заболеваний: артрита, волчанки или диабета, а также быть спровоцированным ожирением из-за цитокинов, которые проникают через гематоэнцефалический барьер и атакуют нейронные сети.

Что касается лекарств, принимаемых во время беременности, здесь недостаточно достоверной информации. Но есть доказательства, что некоторые препараты обладают таким побочным эффектом. Например, вальпроевая кислота, которую используют для лечения эпилепсии и биполярного расстройства, в 2–2,5 раза увеличивает риск рождения ребенка с аутизмом [7].

© Hunter Johnson/Unsplash

Еще одно направление исследований — изучение условий, в которых появился ребенок: например, преждевременные роды или слишком маленький вес новорожденного (меньше 2 кг). В любом случае, если у ребенка было трудное начало жизни, часто при последующем наблюдении у него могут наблюдаться проблемы с социальной коммуникацией, а в некоторых случаях и аутизм.

Помощь взрослым людям с РАС

«Слишком часто у нас пытаются лечить РАС таблетками. Это невозможно. Лекарства могут назначать людям с аутизмом для решения других проблем, которые встречаются у них так же, как и у всех остальных. Например, депрессия или тревожность. Но для РАС не существует медикаментозной терапии», — поясняет Юлия Азарова.

Однако существуют методы, которые помогают детям и взрослым справляться с симптомами аутизма и сопутствующими трудностями. Согласно клиническим рекомендациям по РАС, одобренным Минздравом 17 июля 2020 года, в комплексных программах помощи людям с аутизмом используют прикладной анализ поведения, поощрения и сбор информации. Именно они влияют на симптомы аутизма. Для помощи людям с РАС не рекомендуются методы, которые показывают себя как неэффективные для коррекции симптомов аутизма, а также потенциально опасные (например, холдинг-терапия) [8].

«Медитации и осознанность, предлагаемые некоторыми врачами, это не терапия аутизма. Такие методы не отличаются высоким уровнем доказанности. С тем же успехом можно говорить про пет-терапию: да, некоторым детям нравится проводить время с животными и они потом хорошо себя чувствуют. Но будет ли это терапией симптомов РАС? Нет. Так же и тут: медитация и осознанность — это хорошо, но это не помогает бороться с симптомами аутизма», — считает Юлия Азарова.

Некоторые люди, которым в детстве ставили диагноз РАС, перерастают его, достигая «оптимального исхода». Этот термин ввела Дебора Файн, профессор психологии Коннектикутского университета в Сторрсе. В 2013 году она проводила исследования с участием 34 человек с диагностированным аутизмом. В 2016 году ученые рассмотрели случаи оптимальных исходов РАС и сделали вывод, что говорить о потере диагноза можно только при условии ранней его постановки. Не меньшую роль играет своевременное интенсивное поведенческое вмешательство. Большая часть людей с аутизмом сохраняет симптомы, характерные для диагноза, и нуждается в терапии и поддержке на протяжении всей жизни [9].

Как диагностировать и лечить боковой амиотрофический склероз

Как живут люди с расстройством аутистического спектра

Пациенты могут вести полноценную, здоровую и продуктивную жизнь. Благодаря высокому вниманию к деталям и умению сосредотачиваться, они могут добиваться успехов в карьере. Яркий пример — экологическая активистка Грета Тунберг. Среди вымышленных персонажей можно назвать Шона Мерфи из «Хорошего доктора», Сагу Норен из сериала «Мост» или Шелдона Купера из «Теории большого взрыва». При этом создатели последнего сериала утверждают, что у Купера, которого отличают очевидное навязчивое поведение, социальная дисфункция, регрессивные тенденции и неспособность воспринимать сарказм, нет диагноза РАС. Сценаристы отказываются патологизировать персонажей, чтобы их принимали без ярлыков.

Лидия Нецер, мать подростка с расстройством аутистического спектра, считает, что правильное решение — не создавать образ «милого аутизма» с официальным диагнозом [10]. Потому что иначе РАС воспринимается как некая забавная особенность: человек с расстройством аутистического спектра не понимает намеки, привередлив в привычках, запоминает и выдает оригинальные факты, мгновенно решает сложные математические задачи. Это создает нереалистичный стереотип, что люди с РАС — причудливые, но при этом всегда социально успешные. На деле все сложнее, и человек может испытывать серьезные трудности, попадая в конфликтные ситуации с окружающими. «Милые» расстройства обманчивы и могут натолкнуть на ложную мысль, что терпимость — это легко.

Помимо терапии и помощи специалистов, человеку c расстройством аутистического спектра приходится уделять немало внимания самоадвокации — отстаивать свои взгляды, принимать решения, справляться с трудностями и выражать личное мнение в приемлемой форме. Людям с серьезными диагнозами трудно обратиться за помощью, потому что они часто сталкиваются с негативной реакцией. Важно найти то, что приносит радость, увлекает и хорошо получается, опираться на чувство собственной ценности.

Маверик Кроуфорд, студент и общественный активист с РАС, предлагает хвалить себя за небольшие достижения, писать «список поддержки» с указанием вещей, которые радуют и мотивируют [11]. Он рекомендует практики для поднятия самооценки и говорит о том, как важно найти единомышленников и помогать другим людям с аналогичным расстройством. Кроуфорд признается, что у него есть проблемы с речью — он часто заикается, что может раздражать собеседников. Кроуфорд призывает людей с РАС стараться сохранять спокойствие и делать глубокий вдох перед началом монолога, говорить уверенно, медленно, кратко и по делу, быть настойчивыми и не сдаваться.

«Хорошо было бы, если бы у нас было достаточно людей с аутизмом, которые были бы настолько адаптированы, что могли бы защищать свои права, — считает Юлия Азарова. — Но в России такая катастрофическая гиподиагностика, что в основном диагнозы получают уже совсем тяжелые пациенты-дети, симптомы которых бросаются в глаза. И отстаивать их права приходится родителям».

Крупные компании организуют программы по трудоустройству людей с расстройством аутистического спектра. Но они требуют постоянных инвестиций. Так, в США из 100 тыс. людей с РАС в возрасте 25 лет только 58% имеют хорошо оплачиваемую стабильную работу. Для сравнения: среди выпускников без диагноза РАС, окончивших старшую школу, этот показатель достигает 99%.

РАС у взрослых в России

Министерство здравоохранения РФ подтверждает, что распространенность РАС в РФ соответствует средним показателям в мире — 1%. Научных работ, которые бы подтвердили эту информацию, до сих пор нет, а количество официальных диагнозов составляет лишь 10% от прогнозного числа. Это существенно затрудняет создание системы государственной поддержки детей с аутизмом: у представителей власти нет реального понимания, сколько людей нуждается в создании поддерживающих сервисов. Первые исследования сейчас проводятся в СПбГУ.

Изучение вопроса проходит под руководством профессора Елены Григоренко, главы экспертного совета Фонда «Выход» в сотрудничестве с Моурин Деркин, доктором наук в области эпидемиологии и профессором здравоохранения и педиатрии в Университете штата Висконсин, США. Не исключено, что факторы развития РАС будут различны в зависимости от популяции из-за влияния окружающей среды и генетических особенностей.

Не меньшее значение имеет доступность диагностических и терапевтических услуг. Оксана Таланцева, клинический психолог, аспирант факультета психологии СПбГУ, член рабочей группы проекта клинических рекомендаций для РАС рассказывает: «Это новое исследование, и наша задача — сделать его максимально репрезентативным и объективным, чтобы данные можно было интерпретировать, чтобы наши методы могли применяться на других выборках. Наше исследование будет говорить, что и как обстоит с аутизмом в одном районе Санкт-Петербурга. Но нам хочется, чтобы потом оно масштабировалось, чтобы мы могли говорить о других регионах, о стране в целом» [12].

Елена Григоренко, клинический психолог, молекулярный генетик, доктор психологических наук, профессор Йельского университета, Университета Хьюстона, профессор Департамента молекулярной и человеческой генетики и педиатрии Медицинского колледжа Бейлора, исследователь Haskins Laboratories Inc., ведущий научный сотрудник Центра прикладных психолого-педагогических исследований МГППУ, глава научно-экспертного совета Фонда «Выход»

«В России представления об аутизме в целом отстают от мировых примерно на 30 лет. И преодолевать этот разрыв мы будем долго, потому что нужны деньги на научные исследования, которых в нашей стране никто никогда не делал. По крайней мере, в том объеме, в котором их проводят, например, в США. Перспективы зависят от того, насколько всерьез люди, принимающие решения в управлении страной, одобрят это научное и практическое направление. Сегодня уже есть поводы для сдержанного оптимизма, но время покажет».

Исследования в России необходимы, чтобы оценить масштаб проблемы, грамотно подойти к вопросу создания системы диагностики, поддержки людей с аутизмом и информирования населения. Публикации данных — эффективный инструмент для улучшения ситуации. Исследователи выделяют несколько приоритетных государственных стратегий в отношении РАС. В первую очередь, стоит уделить внимание достаточному финансированию исследований и развитию системы поддержки, специалисты в которой будут работать по научно обоснованным методам.

Отдельный вопрос — трудоустройство людей с расстройствами аутистического спектра. Некоторые компании участвуют в благотворительных проектах и предоставляют соискателям возможность работать на подходящих им должностях. Так, компания «МВС Груп», которая реализует крупнейшую в России концессию в сфере безопасного дорожного движения, запустила проект по инклюзивному найму людей с РАС.

Анна Шапиро, директор по персоналу «МВС Груп»

На какие должности в «МВС Груп» наняли людей с РАС? Почему было принято такое решение?

Мы хотим сделать нашу страну более безопасной, комфортной для жизни всех. Главная задача проекта — дать возможность взрослым людям с аутизмом успешно строить карьеру и социализироваться в обществе, а значит, жить нормальной жизнью, обеспечивать себя, иметь друзей, увлечения, семью.

В ИТ-секторе, и в том числе в нашей компании, много задач, которые люди с аутизмом могут выполнять очень успешно. Ментальные и психологические качества некоторых из них позволяют эффективно решать задачи с постоянной высокой нагрузкой: например, по обработке большого количества данных, когда на первое место выходят такие факторы, как рутинность, повторяемость, необходимость долго держать фокус внимания.

На сегодняшний день в нашем коллективе работают восемь человек с аутизмом. Все они прошли обучение и активно включены в рабочие процессы. Сотрудники с РАС работают в отделе предобработки информации.

С какими сложностями сталкиваются люди с РАС в процессе собеседований? Чем собеседования по вашей программе отличались от стандартных?

Форма стандартного собеседования (как для нейротипичных людей) не подходит для соискателей с РАС. Такие кандидаты не всегда понимают конкретные вопросы, метафоры, двойные посылы и вопросы в целом про опыт. С помощью экспертов мы разработали последовательность этапов отбора и специальное интервью, которое помогает оценить особенности, навыки и способности потенциального сотрудника. Коммуникация строится в несколько этапов:

  • телефонное собеседование с кандидатом и его опекуном, получение предварительного согласия с их стороны;
  • беседа с родителем (опекуном) и самим кандидатом, прохождение специализированных тестов;
  • краткая встреча с руководителем отдела и HR, чтобы выявить наиболее релевантных кандидатов;
  • встреча с руководителем отдела и наставником в офисе, объяснение алгоритма работы, пробные задания для сотрудника, проверка того, как он усваивает информацию, и его состояния в течение рабочего дня;
  • принятие решения о трудоустройстве, графике работы сотрудника с аутизмом, о необходимой специфической поддержке его на рабочем месте;
  • оформление отношений с сотрудником.

Пришлось ли как-то адаптировать стандартные должностные обязанности для людей с РАС?

Сотрудники с РАС, которые у нас работают, разные. Следовательно, для каждого из них требуется адаптировать рабочие задачи и по-своему доносить информацию. Самое главное, что необходимо делать при найме людей на работу, — делить большие задачи на мелкие и простые. Обязанности сотрудников с аутизмом должны быть им однозначно понятны, все должно быть четко описано, нужен ясный алгоритм действий. Таким образом, они гораздо быстрее проходят обучение и эффективнее выполняют свои задачи. В «МВС Груп» со стажерами работают наставники, которых мы привлекли к сотрудничеству с помощью нашего партнера по проекту — компании DistingTec, занимающейся трудоустройством людей с РАС в IT-сфере. Профессиональные тьюторы не только физически и психологически поддерживают своих подопечных, но и обучают нейротипичных сотрудников и руководителя отдела, как себя вести и как правильно формулировать свои поручения и просьбы.

Планируется ли расширять штат за счет специалистов с РАС?

Да, в этом году мы планируем расширить штат сотрудников с аутизмом в отделе предобработки информации до десяти человек. В дальнейшем надеемся привлекать работников с аутизмом к более сложным аналитическим задачам внутри компании, например к обучению нейросетей.

Кроме того, в 2021 году мы хотим продолжить систематизацию опыта, полученного в ходе проекта, для создания единой методики по инклюзивному найму людей с аутизмом. Мы будем рады поделиться методикой и своим опытом с другими компаниями российского IT-сектора.

Некоммерческие организации, помогающие людям с РАС в России:

Илон Маск рассказал, что у него синдром Аспергера

Это расстройство аутистического спектра. У людей с таким синдромом бывают трудности с общением и социализацией, но им нередко свойственны повышенные когнитивные и вербальные способности

Илон Маск. Фото: DPA/ТАСС

Глава компаний Tesla и SpaceX миллиардер Илон Маск признался, что у него синдром Аспергера. Об этом он заявил в эфире телепередачи Saturday Night Live на телеканале NBC, где был приглашенным ведущим.

«Для меня честь быть ведущим этой программы. Мое сегодняшнее выступление — историческое, потому что я первый ведущий SNL с синдромом Аспергера. Или, по крайней мере, первый, кто признался в этом», — сказал он.

Правда, первым ведущим с синдромом Аспергера еще в 2003-м был комик Дэн Эйкройд, отмечает Daily Beast.

Врач-психотерапевт, доцент Московского института психоанализа Владимир Файнзильберг говорит, что предпринимателям и творческим людям, которые смогли адаптироваться в обществе, такая болезнь может даже помочь в работе:

— То есть человеку трудно установить, допустим, зрительный контакт, ему трудно общаться с небольшим количеством людей, но это абсолютно не влияет на интеллектуальные и умственные способности. Наоборот, иногда такие пациенты, поскольку их меньше отвлекает окружающий мир, прогрессируют в какой-то довольно узкой области. Им нравится, например, в детстве повторять какие-то движения, один из популярных симптомов, описанных в литературе, это бесконечное перелистывание листов бумаги. Что привлекает ребенка в этом, шелест бумаги или стереотипное движение? Пока это очень слабо описано, и соответственно лечится тоже недостаточно эффективно.

— Учитывая заявления и поступки Маска, можно ли как-то говорить о том, у него легкая форма или нет?

— Вы понимаете, стадии конечно есть, но, во-первых, они проявляются в детстве и обычно к возрасту, скажем, 25-35 лет как-то нивелируются, и человек становится достаточно адаптирован к обществу. То есть он учится в процессе жизнедеятельности преодолевать какой-то свой недостаток в общении.

Как известно, синдром Аспергера был у режиссера Стэнли Кубрика, актера и комика Робина Уильямса и даже, по некоторым исследованиям, у американского президента Авраама Линкольна.

Также наблюдатели замечали похожие симптомы у основателя Microsoft Билла Гейтса: его навязчивое покачивание из стороны в сторону, неприятие чужого мнения и монотонная речь. Но это не помешало ему сделать компанию одной из крупнейших в мире.

Может ли признание Илона Маска как-то сказаться на Tesla и SpaceX? Комментирует финансовый эксперт Михаил Мащенко:

— Не думаю, что эта новость стала сюрпризом для инвесторов, учитывая поведение Илона Маска на публике и в социальных сетях. Маск всегда отличался эксцентричным поведением и фиксацией на довольно странных темах, учитывая его положение в обществе. К примеру, его страсть к мемной криптовалюте Dogecoin, которая навела шорох на крипторынке в последнее время. Маск явно понимал последствия действий, своих высказываний, но тем не менее продолжал слепо действовать в своей стратегии, которой он придерживался. При этом предприниматель сконцентрирован на более полезных для инвестора действиях. То есть он крайне эффективно разгоняет стоимость акций Tesla и пользуется уважением и любовью среди молодежи, которая готова покупать все, что связано с Маском, будь то электромобили или акции причастных к нему компаний. То есть вряд ли кто-то будет спорить с тем, что он искренне отдается делу, развивает свои проекты, так что здесь какие-то негативные последствия вряд ли будут. Мы помним, что в марте один из инвесторов подал в суд на Маска за его беспорядочные твиты, но тем не менее я думаю, даже он не будет отрицать тот факт, что благодаря Илону Маску он заработал довольно большое количество денег в последние годы.

— То же касается и SpaceX?

— Да, и всех проектов, которые хоть как-то связаны с Илоном Маском.

Saturday Night Live, где участвовал Маск, — знаменитое американское скетч-шоу, которое выходит с 1975 года. Особенность передачи — сменяющие друг друга звездные ведущие. В свое время программу вели почти все голливудские актеры, а в 2015-м даже будущий президент Дональд Трамп.

О том, что Маск станет ведущим, стало известно в апреле. Тогда ожидалось, что его выступление поднимет цену юмористической криптовалюты Dogecoin, которую продвигает глава Tesla. На ожидании шоу валюта уже достигла исторического максимума. Но после того как во время передачи Маск снова ее упомянул, цена токена резко упала.

Добавить BFM.ru в ваши источники новостей?

Cоздатель Dogecoin назвал Илона Маска самовлюбленным аферистом: Капитал: Экономика: Lenta.ru

Один из создателей Dogecoin Джексон Палмер назвал основателя компаний Tesla и SpaceX миллиардера Илона Маска самовлюбленным аферистом. Об этом сообщает Business Insider.

Палмер написал это в своем Twitter-аккаунте, согласно словам нескольких пользователей социальной сети, которые успели сделать скриншот сообщений, однако затем он удалил твиты. «Напоминаю: Илон Маск был и всегда будет самовлюбленным аферистом», — написал он, добавив, что удалит пост через одну минуту, поскольку ему «больше нечего сказать» и «нравится вести спокойную жизнь».

В третьей своей публикации Палмер также прокомментировал появление Маска в комедийном шоу Saturday Night Live. «PS. Эпизод SNL был кринжовым, братан», — добавил создатель криптовалюты, названной в честь мема.

На личном сайте Палмера, который создал Dogecoin в 2013 году вместе со своим другом программистом Билли Маркусом в шутку, говорится, что он уже «много лет» не участвует в проекте и не связан со сферой цифровых валют. Отмечается, что пользователи Twitter удивились сообщениям Палмера о Маске в социальной сети, поскольку он крайне редко высказывается публично.

Твиты Палмера появились после участия Маска в телешоу Saturday Night Live, где он признался, что у него синдром Аспергера, назвал криптовалюту Dogecoin мошенничеством, а также посмеялся над своими бизнес-планами.

Спустя несколько дней генеральный директор Tesla объявил, что компания приостанавливает продажу электромобилей за биткоины из-за неэкологичного способа получения этой криптовалюты.

Сообщения Маска не раз влияли на курс Dogecoin. Когда бизнесмен в феврале купил несколько монет для своего сына, их стоимость подскочила на четверть. Позднее он называл ее народной криптовалютой и сравнивал логотип с известной картинкой «Собака лает на Луну», что также сказывалось на стоимости монет. По состоянию на 8 мая Dogecoin оказалась лучшей инвестицией в мире за последние полгода. Ее стоимость выросла в 260 раз.

Быстрая доставка новостей — в «Ленте дня» в Telegram

синдром аспергера у детей — 25 рекомендаций на Babyblog.ru

(С) https://youtu.be/6—Hz65VZzs
1.
«Очень много людей говорят, что»
Эта фраза = полное фуфло, нужно объяснять? Много людей говорят что видели инопланетян, что общались с духами, и что «битва экстрасенсов» настоящая. То, что они говорят, не становится истиной от дополнительных слов.

2.
— Роберт, скажите блаблабла.
— Ну вот «тимеросал/тиомерсал».

с чего я должен слушать некоего Роберта? Он не профессионал. Ну хрен с ним, что не профессионал. Не профессионал имеет право ссылаться на профессионала и на научные работы. Роберт это сделал? Нет, не сделал. Отчего? Потому, что такой научной работы нет. Но, если хотите, вот про тот самый «тиомерсал» и «ИРС19» , а вот про «ртуть и аутистов», и про избавление от ртути и аутизм.

3.
Аутизм от вакцин, врачи скрывают, и прочее
А вот ещё аутизм, например http://klubkom.net/posts/64373 , но проблема действительно в том, что при современном уровне развития науки научную истину возможно установить только специальными исследованиями, однозначно исключающими влияние исследователя.

4. Интересно, что за прикол с КПК и аутизмом? вот так как-то:
«Наша песня хороша, начинай сначала»…
Прививки вызывают аутизм. Угу, а еще Эболу, дух Ленина и демона Вельзевула (хотя с Вельзевулом везет не всем).
В 1998 году приключился в Англии скандал. Некто Эндрю Вейкфилд провел исследование на 12 детях с проблемами с ЖКТ и умственными расстройствами, в котором показал, что эти все болячки у детей возникли вследствие вакцины MMR (аналог нашей КПК). Исслндование провел, напечатал, а вот дальше, как говорится, не поперло. Во-первых, его результаты так никто и не воспроизвел (а ведь мы все помним, что научный эксперимент-это прежде всего воспроизводимый эксперимент?). Далее выяснилось, что многие результаты он просто подтасовывал. Выбрасывал из эксперимента те данные, которые не вписывались в конечную концепцию. Зачем он это делал? Причина стара, как мир. Кто-то хотел судиться с производителями MMR, и пообещали ему откат. Когда все это всплыло, Вейкфилда погнали тз врачебного сообщества Британии, его исследование раскатали везде, где только можно, опровергли связь вакцин и аутизма в куче других исследований, но… «ложки нашлись, но осадочек остался». Антипривиивочники боготворят Вейкфилда, считают его жертвой всемирного заговора и верят его эксперименту. По слухам, он этим весьма успешно пользуется. Уехал в Штаты, там открыл какую-то альтернативную клинику и зарабатывает себе вожделенные доллары.
Всегда поражал меня убийственный по своей логике аргумент: «раньше вот прививок не было, и аутизма не было». Товарищи, ну хоть почитайте, кто и когда аутизм описал! Не читается? Яндекс барахлит? Ладно, так и быть. Каннер, 1943 год. Это первое описание 11 детей со схожими симптомами, которые впоследствии обьединят под термином аутизм. А массовая иммунизация когда началась? Через 10 лет примерно. Совпало. Понимаете, совпало описание Каннером аутизма и начало массовой иммунизации. Бывает и такое, и ZOG здесь не при делах. Аутисты всегда были, их называли юродивыми, блаженными, просто дурачками. А по логике антипри, не было названия- не было проблемы.
Дальше едем. Ладно, говорят ехидно антипрививочные активисты, а как вы обьясните то, что аутизм распространяется со скоростью эпидемии? Говорят, а сами глазки щурят и ручки потирают, типа, сделали психиатра. Фиг вам, не сделали! Тут вся заковырка в том, что психиатрия-наука неточная. И критерии аутизма за 70 лет с его описания сильно поменялись. Раньше чуть ли не весь аутизм в нашей стране называли детской шизофренией. У нас называли, а на загнивающем западе исследовали всячески. И обнаружили, что аутизм-заболевание самостоятельное, и очень многогранное. А потому, совсем недавно договорились ужесточить критерии постановки диагноза и убрать такие диагнозы, как синдром Аспергера и Превазивное расстройство развития, оставив одно общее Расстройство аутистического спектра. И никакой эпидемии, заметьте.
Так что вот, кто прочитал на ночь глядя сказочку про аутизм-тот молодец. А психиатр спать, утомилась за день с антипрививочниками. Ей богу, в дурдоме проще. Там хоть галоперидол есть. (с) http://klubkom.net/posts/75536#comment-619803

5.
«Врачи не отвечали, люди обращались к нам»
врачи не отвечают потому что вот почему. Обычно так происходит потому, что адепты антинаучных сект обычно агрессивны, и врачу в итоге просто насрать на них.

6. примерно на отметке 35 минут идёт про «сделали вторую КПК», что воспринимается мной как киношная херня, поскольку в США за такую ошибку можно отсудить столько денег, что рассказывать про этот случай не захочешь совсем. Короче, вспоминая псевдодокументальные, а по сути 100% лживые шедевры современного кино типа «плесень» и «тайна воды», понятно, что любое фуфло сегодня может быть подано с зомбоящика вообще без проблем, причём подано под видом науки.

7.
План анализа блаблабла.
Любая работа выполняется по составленному плану, кроме совсем уж неадекватных. Блин, да даже псевдохудожник, прибивший свои яйца к брусчатке на Красной Площади — и тот по плану работал. Упусти он хоть один пункт плана и всё сорвалось бы (например: «мля, молоток забыл захватить»).

п.с.
скажите мне, есть ли что-то интересное после примерно 45 минуты, потому как я решил, что весь сок продюсеры выжали в первой половине фильма.

«В институте я наконец-то оказался среди людей, оценивших меня как человека»

Доктор Стивен Шор — профессор в Университете Адельфи в США, всемирно признанный эксперт по проблемам аутизма. В детстве ему поставили диагноз — синдром Аспергера и аутизм. Его книга «За стеной. Личный опыт: аутизм и синдром Аспергера» изменила представления многих людей в мире об этом расстройстве. «Власть» публикует выдержки из книги.

Детство

«Ходить я начал в 10 месяцев. Вскоре после этого родители стали замечать, что я нередко кружусь на одном месте, засунув палец в ухо. Особое удовольствие доставляли мне крутящиеся и вращающиеся элементы оборудования детских площадок. Больше всего я полюбил четырехместную карусель, которая крутилась наподобие лопастей вертолета, если сидящий на ней ребенок тянул и нажимал на педали и рукоятки. Видимо, я нуждался в стимуляции вестибулярного аппарата. Я и сегодня испытываю особую тягу к вращающимся предметам».

«…На втором году жизни я не реагировал на яркий свет, не обращал внимания на цвет предметов и необычные звуки, не поднимал ручки вверх, чтобы взрослые взяли меня на руки, и подолгу раскачивался в своей кроватке. Создается впечатление, что окружающие не могли достучаться до меня. Меня нелегко было взять на руки, поскольку я был крайне неподатлив, и держать меня было неудобно. …Несмотря на кажущуюся глухоту, я реагировал на низкие звуки. Следует заметить, что и сейчас, будучи взрослым, я получаю удовольствие от низких звуков. Несмотря на проблемы с мелкой моторикой, я был на редкость ловок. И наконец, я нередко использовал необычный тембр голоса, имитируя собеседника и путая местоимения. В возрасте двух-трех лет я неизменно отказывался поцеловать своего отца. Я был не в состоянии преодолеть неприязнь к запаху кофе у него изо рта и к ощущению от его усов, которые царапали мою кожу. В попытках помочь мама спрашивала меня: «Что-то не так? Скажи нам, и мы сделаем по-твоему». Но у меня не было подходящих слов для того, чтобы объяснить свои затруднения».

«Стрижка волос всегда была серьезным испытанием. Было больно. Чтобы успокоить меня, родители говорили, что волосы не живые и не чувствуют боли. А я не мог объяснить им, что дискомфорт вызван прикосновением к коже головы».

Начальная школа

«Я обладаю повышенной чувствительностью к звукам. В школе мои одноклассники развлекались тем, что как можно тише звали меня по имени, проверяя, откликнусь ли я. Я откликался с другого конца класса, а нередко даже из соседнего кабинета. Как-то раз учитель проделал нечто подобное. Стоя у меня за спиной, он едва слышно прошептал мое имя. Но я почувствовал, что за мной кто-то стоит, и оглянулся. Это вызвало взрыв смеха у всего класса, включая учителя.

В 70-х годах, во времена холодной войны, в нашем городе каждую неделю включали сирену, которой вторили все окрестные собаки. Происходило это по пятницам, ровно в двенадцать часов дня. Как-то раз, во время занятий, я тоже завыл вместе с сиреной. Я сам не заметил, что я делаю, пока не увидел, что весь класс смеется надо мной. Стоит ли рассказывать, как стыдно мне было и как долго еще одноклассники не давали мне забыть об этом происшествии?»

«Время от времени издевательства одноклассников переходили всякие границы, и у меня случалась истерика. Но нередко я успевал вовремя выйти из класса. Я бродил от одного туалета до другого, пока не чувствовал, что могу вернуться в класс».

«Каталоги и различные руководства неизменно привлекали меня своей предсказуемостью. Я с удовольствием сравнивал размеры и типы рекламируемых в них товаров. В какой-то момент я заинтересовался мощностью кондиционеров, выраженной в британских термических единицах. С тех пор в каждом каталоге я обязательно выискивал кондиционер с самой высокой мощностью, рассчитанный на 115 вольт переменного тока».

Средняя школа

«В седьмом и восьмом классе я ближе познакомился с социальными педагогами нашей школы… Социальные педагоги были интересными людьми, с ними можно было общаться без особых затей, причем они всегда были готовы поговорить про чувства и эмоции. Поэтому впоследствии я нередко отпрашивался с урока испанского языка для того, чтобы побывать в кабинете у социального педагога».

«Творческие задания давались мне особенно тяжело. К девятому классу я прочно застрял на четверке с минусом за любое задание по литературе. Хотя я любил читать, понимание текста оставалось моим слабым местом. Так, например, меня буквально подавляла необходимость интерпретации и анализа таких произведений, как «Король Лир» или «Повесть о двух городах». За исключением крайне длинного вступительного параграфа последней из этих книг о самом прекрасном и самом злосчастном времени и упоминания о короле с тяжелой челюстью, мне была недоступна расшифровка истинного значения, скрытого за словами или между строчками.

…Кроме этого, я всегда опасался поэзии, да и до сих пор не избавился от этого страха. Я не в состоянии добраться до глубинного смысла, скрывающегося за обыкновенными словами. Временами стихи вызывают у меня ощущения, схожие с сигналами, поступающими от органов чувств. Однако мне слишком сложно описать эти ощущения словами».

Учеба в институте

«В институте я наконец-то оказался среди людей, оценивших меня как человека, вместо того, чтобы смеяться над моими отличиями от окружающих. В последних классах школы и во время обучения в институте мое увлечение велосипедами помогло мне найти работу в магазине велотоваров. В результате я оказался в состоянии хотя бы частично оплатить собственное обучение».

«Я конспектировал лекции в формате, предусматривавшем несколько уровней записи, с использованием до шести ручек разного цвета. Основную идею я записывал черным цветом, различные разделы одной и той же темы красным, подразделы зеленым, а дальнейшие объяснения синим. Форматирование текста с разной величиной отступа в сочетании с использованием чернил разных цветов помогало мне систематизировать и запомнить ключевые моменты каждого занятия».

Отношения с другими людьми

«Меня всегда интересовал вопрос, где проходит граница между приятельскими отношениями и дружбой, с одной стороны, и тем моментом, когда парень и девушка становятся «парочкой». Я задавал этот вопрос заслуживающим доверия знакомым, но так и не получил исчерпывающего ответа. В результате мне пришлось рассчитывать на то, что в отношениях со мной эту границу будут пересекать мои партнерши, а не наоборот. Я нередко страдал от одиночества и хотел бы близких отношений с какой-нибудь девушкой, но так и не сообразил, как же это делается».


Подозреваю, что быть замужем за таким человеком, как я, интересно, но временами совсем не легко

«Вообще знакомые нередко делятся со мной самой сокровенной личной информацией. Насколько я понимаю, это происходит потому, что я умею слушать и принимаю такую информацию без осуждения. Я принимаю людей и обстоятельства такими, какие они есть… Собственно говоря, меня удивляет, зачем окружающие тратят столько энергии на суждения о том, хороши или плохи другие люди, уродливы они или прекрасны. Я не умею этого делать и совсем не хочу учиться. Но это не значит, что я не вижу разницы между правильным и неправильным или злом и добродетелью».

«Моя жена знает про мой диагноз, про синдром Аспергера и аутизм, но не разделяет мои интересы в этой области. Я не вижу в этом ничего странного, поскольку теперь я понимаю, что окружающие не обязаны во всем походить на меня. Именно этого понимания мне не хватало в период отношений с моей первой девушкой.

Подозреваю, что быть замужем за таким человеком, как я, интересно, но временами совсем не легко. Когда мы только познакомились, тот факт, что моя будущая жена плохо говорила по-английски, мало меня волновал, поскольку мы все равно понимали друг друга. Нас связывало наше общее увлечение музыкой».

«Перед свадьбой мы с мамой несколько раз пытались объяснить И Лю про аутизм и про то, какое отношение этот диагноз имеет ко мне… В конце концов она стала называть мое состояние «болезнь отчужденности», что было неплохим переводом, принимая во внимание языковой и культурный барьер, который мы пытались преодолеть. Позже я обнаружил, что буквальный перевод слова «аутизм» на китайский действительно означает «самоизоляция»».

«В соответствии со старинными китайскими верованиями рождение ребенка с увечьем или нарушениями развития является наказанием за проступок, совершенный родителями. Хотя подавляющее большинство населения Азии больше не верит этому, тем не менее, как во многих других культурах, люди продолжают стыдиться врожденных увечий. До недавнего времени страдающих подобными расстройствами детей, которые не могли посещать общеобразовательную школу, держали дома и прятали от окружающих. К счастью, благодаря недавно основанному Институту проблем аутизма в Пекине ситуация с оказанием помощи детям с аутизмом начинает меняться к лучшему».

«К сожалению, моя жена до сих пор продолжает бояться, что окружающие узнают про мой аутизм. Нередко это приводит к проблемам в наших отношениях. Иногда мне кажется, что ее реакция вызвана тем, что она выросла в годы «культурной революции» в Китае, когда никому нельзя было доверять, особенно в том, что касалось личной информации. Реакция моей жены очень похожа на реакцию родителей, ребенку которых только что поставили диагноз «аутизм». После стадий шока, отрицания и гнева столкнувшиеся с таким диагнозом люди оказываются в состоянии принять его и по достоинству оценить роль, которую играют в нашей жизни лица с другим устройством нервной системы. С течением времени И Лю стала намного спокойнее воспринимать мое участие в деятельности, связанной с расстройствами аутического спектра. Жена понимает, что я получаю удовольствие от подобной деятельности и что для меня это реальная возможность помочь другим людям».

Особенности, связанные с аутизмом

«Я никогда не увлекался кино и телевизионными передачами. В начальной школе я уходил домой, если друг, у которого я был в гостях, собирался смотреть телевизор. Я считал, что если бы хотел смотреть телевизор, то мог бы сделать это и дома.

Я и сейчас практически не смотрю телевизор, разве что новости и документальные передачи. Я нередко засыпаю перед включенным телевизором. Мне не интересны ситуационные комедии и другие передачи про людей.

Кинофильмы вызывают у меня похожую реакцию. Фильмы и телепередачи нередко превращаются для меня в аудиовизуальное облако, в котором я с трудом могу уследить за происходящими на экране событиями. Я не перестаю удивляться тому, что моя жена с легкостью может разобраться в том, что делают герои той или иной передачи и кем они являются. Все мое внимание оказывается сосредоточено на кинетических и звуковых аспектах происходящего, а также на спецэффектах. Именно поэтому я получил большое удовольствие от последней версии фильма «Титаник». Мы с женой сидели в четвертом ряду. С такого расстояния особенно интересно было наблюдать за съемкой корабля с высоты птичьего полета и сценами хлынувшей внутрь воды. При этом, несмотря на мои опасения, я не испытал сенсорной перегрузки органов зрения, поскольку в визуальном плане события развивались очень медленно».


В дополнение к получению музыкального образования занятия музыкой полезны детям с аутизмом с психологической точки зрения

«Временами мне кажется, что иметь дело с компьютерами намного легче, чем разговаривать с людьми. Это становится особенно очевидно, когда меня просят объяснить что-нибудь про компьютеры. Во время объяснения я нередко не могу найти подходящих слов, но мне легко продемонстрировать необходимые действия при помощи мыши и клавиатуры. И только потом, проследив за своими действиями в уме, я могу рассказать, что именно только что проделал. Мне намного легче показать необходимую последовательность действий, чем вербализовать этот процесс».

«В качестве преподавателя музыки и компьютерной грамотности я заметил, что эти курсы привлекают студентов с ограниченными возможностями, поскольку им легче добиться успеха именно в этих дисциплинах. Компьютер обладает бесконечным терпением и облегчает процесс исправления ошибок».

«В дополнение к получению музыкального образования занятия музыкой полезны детям с аутизмом с психологической точки зрения. Согласно исследованиям имеющего музыкальное образование невролога больницы «Бет Израэль» в Бостоне, в структуре мозга людей, начавших заниматься музыкой в раннем детстве, прослеживаются физические изменения. В том числе оказалось, что у участников исследования, начавших обучение игре на синтезаторе до семи лет, пучок нервных волокон, из которых состоит мозолистое тело, соединяющее полушария мозга, примерно на 12% толще по сравнению с теми, кто начал занятия музыкой позже, а также с не имеющими музыкального образования».

«Лица с расстройством аутического спектра нередко испытывают серьезные затруднения, связанные с интерпретацией невербальных сигналов. Однако при наличии достаточно длинного и тесного контакта с любящим и внимательным человеком, как, например, с матерью, ничто не мешает такому индивидууму в совершенстве изучить невербальные сигналы данного конкретного человека… В результате мать оказывается своеобразным связующим звеном с окружающими, и ребенок учится воспринимать невербальные сигналы в ее переводе. Другими словами, при наличии крепкой связи между матерью и сыном ребенок нередко использует реакцию матери как модель для построения собственных взаимоотношений с окружающими. Даже после того, как ребенок «вылетит из гнезда» и найдет спутника жизни, может пройти немало времени, прежде чем он научится распознавать невербальные сигналы этого человека. В моем случае на это ушло не менее десяти лет совместной жизни с моей на редкость терпеливой и понимающей женой».

«…В большинстве случаев поведенческие проблемы вызваны отсутствием коммуникативных навыков и недопониманием предъявляемых окружающей средой требований. С первого взгляда подобные поведенческие проблемы выглядят как непослушание. Кроме всего прочего, проблемное поведение не дает возможности закончить выполнение незапланированных действий и мероприятий. Именно поэтому так важно найти истинную причину происходящего, а для этого необходимо соответствующее действительности представление о том, как ребенок воспринимает окружающую среду. Попытки борьбы с нежелательным поведением путем наказания не приводят к ожидаемому результату, поскольку не устраняют источник проблемы».

Работа

«Несмотря на то что я получил права и машину в 16 лет, предпочитаю пользоваться велосипедом.

Я называю езду до работы на велосипеде способом передвижения ленивого человека. На велосипеде на это уходит 20 минут, столько же на машине и около часа общественным транспортом. Но я по возможности избегаю пользоваться общественным транспортом, потому что он обычно набит людьми, которые потеют и не очень хорошо пахнут».

«…Я всегда проверяю посещаемость перед началом занятия и внимательно всматриваюсь в лица откликающихся на свое имя студентов. После этого я раздаю проверенное домашнее задание, вызывая учащихся по одному и следя за выражением лиц, чтобы понять, кому именно принадлежит находящееся у меня в руках домашнее задание. Если я ошибаюсь или не замечаю выражения ожидания на лице студента, домашнее задание попадает к другому человеку или вообще остается у меня в руках. В таких случаях мне бывает очень неловко. Мои методики борьбы с неспособностью распознавать лица не очень-то мне помогают, но без них было бы еще хуже.

Насколько я могу судить, сложности с распознаванием схожих объектов ограничиваются именно человеческими лицами. Например, я без труда и даже с удовольствием сравниваю различные варианты текстов, графического оформления, музыкальные произведения».

«Следует отметить, что у меня нередко возникает желание рассказать декану факультета бизнеса о своем расстройстве аутического спектра или объяснить студентам, что мне нелегко распознавать человеческие лица. Однако за исключением случаев, когда я абсолютно доверяю собеседнику, меня останавливает страх того, что на меня навсегда будет навешен соответствующий ярлык».

Что такое аутизм? — НГС

Аутичные люди могут вести себя не так, как другие люди

Аутичные люди могут:

  • испытывать трудности в общении и взаимодействии с другими людьми
  • испытывать трудности в понимании того, что думают или чувствуют другие люди
  • находить такие вещи, как яркие свет или громкие звуки подавляют, вызывают стресс или дискомфорт
  • тревожиться или расстраиваться из-за незнакомых ситуаций и социальных событий
  • требуется больше времени, чтобы понять информацию
  • делать или думать одно и то же снова и снова

Информация:

Если вы подозреваете, что вы или ваш ребенок страдаете аутизмом, проконсультируйтесь о признаках аутизма.

Видео: мы аутисты

В этом видео показано, как аутизм может повлиять на повседневную жизнь и как вы можете помочь поддержать и понять аутичных людей.

Последнее рассмотрение СМИ: 29 марта 2021 г.
Срок рассмотрения СМИ: 29 марта 2024 г.

Аутизм — это не болезнь

Быть аутистом не означает, что у вас болезнь или болезнь.Это означает, что ваш мозг работает иначе, чем у других людей.

Это то, с чем вы рождаетесь или впервые появляется, когда вы очень молоды.

Если ты аутист, ты аутист всю свою жизнь.

Аутизм не является заболеванием, требующим лечения или «излечения». Но некоторым людям нужна поддержка, чтобы помочь им в определенных вещах.

Аутичные люди могут жить полной жизнью

Наличие аутизма не должно мешать вам вести хорошую жизнь.

Как и у всех, у аутичных людей есть вещи, в которых они хороши, а также вещи, с которыми они борются.

Быть аутистом не означает, что вы никогда не сможете завести друзей, завести отношения или устроиться на работу. Но вам может понадобиться дополнительная помощь с этими вещами.

Аутизм у всех разный

Аутизм — это спектр. Это означает, что все люди с аутизмом разные.

Некоторым аутичным людям практически не нужна поддержка. Другим может понадобиться помощь родителей или опекунов каждый день.

Некоторые люди используют другие названия для обозначения аутизма

Некоторые люди используют другие названия для обозначения аутизма, например:

  • Расстройство аутистического спектра (РАС) — медицинское название аутизма
  • Состояние аутистического спектра (АСС) — используется вместо РАС у некоторых людей
  • Аспергера (или синдром Аспергера) – используется некоторыми людьми для описания аутичных людей со средним или выше среднего интеллектом

Подробнее о синдроме Аспергера

В отличие от некоторых людей с аутизмом, люди с синдромом Аспергера не имеют нарушений обучаемости.

Некоторые называют это «высокофункциональным» аутизмом.

Врачи больше не диагностируют синдром Аспергера.

Но если вам поставили этот диагноз раньше, этот диагноз останется вашим.

Неясно, что вызывает аутизм

Никто не знает, что вызывает аутизм и есть ли у него причина.

Может поражать членов одной семьи. Так что иногда это может быть передано ребенку их родителями.

Аутизм не вызван:

  • плохим воспитанием
  • вакцинами, такими как вакцина MMR
  • диетой
  • инфекцией, которую вы можете передать другим людям

Некоторые аутичные люди могут иметь любой уровень интеллекта3 9000 люди имеют средний или выше среднего интеллект.

Некоторые аутичные люди имеют проблемы с обучаемостью. Это означает, что им может быть трудно заботиться о себе, и им может понадобиться помощь в повседневной жизни.

Аутичные люди могут иметь другие состояния

Аутичные люди часто имеют другие состояния, такие как:

  • синдром дефицита внимания и гиперактивности (СДВГ) или дислексия
  • тревога или депрессия
  • эпилепсия

Информация:

Узнать больше:

Последняя проверка страницы: 18 апреля 2019 г.

Дата следующего рассмотрения: 18 апреля 2022 г.

Синдром Аспергера — Общество аутизма штата Орегон

История

Синдром Аспергера (также известный как синдром Аспергера) был впервые описан в 1940-х годах венским педиатром Гансом Аспергером, который наблюдал аутоподобное поведение и трудности с социальными и коммуникативными навыками у мальчиков с нормальным интеллектом и речевым развитием.Многие специалисты считали синдром Аспергера просто более легкой формой аутизма и использовали для описания таких людей термин «высокофункциональный аутизм». Ута Фрит, профессор Института когнитивной неврологии Университетского колледжа Лондона и редактор журнала «Аутизм и синдром Аспергера », описывает людей с синдромом Аспергера как «имеющих примесь аутизма».

Синдром Аспергера был добавлен в Диагностическое и статистическое руководство по психическим расстройствам Американской психиатрической ассоциации ( DSM-IV ) в 1994 году как отдельное расстройство от аутизма.Однако до сих пор многие специалисты считают синдром Аспергера менее тяжелой формой аутизма. В 2013 году DSM-5 заменил аутистическое расстройство, синдром Аспергера и другие распространенные нарушения развития общим диагнозом расстройства аутистического спектра.

Характеристики

Что отличает синдром Аспергера от классического аутизма, так это его менее тяжелые симптомы и отсутствие задержки речи. Дети с синдромом Аспергера могут быть затронуты лишь слегка, и у них часто хорошие языковые и когнитивные навыки.Неподготовленному наблюдателю ребенок с синдромом Аспергера может показаться просто нейротипичным ребенком, ведущим себя иначе.

Детей с аутизмом часто считают отчужденными и незаинтересованными в других. Это не относится к синдрому Аспергера. Люди с синдромом Аспергера обычно хотят приспособиться и взаимодействовать с другими, но часто они не знают, как это сделать. Они могут быть социально неуклюжими, не понимать общепринятых социальных правил или проявлять недостаток эмпатии. Они могут иметь ограниченный зрительный контакт, казаться не вовлеченными в разговор и не понимать использования жестов или сарказма.

Их интерес к определенному предмету может быть навязчивым. Дети с синдромом Аспергера часто любят собирать различные предметы, например, камни или пробки от бутылок. Они могут владеть такими категориями информации, как бейсбольная статистика или латинские названия цветов. У них могут быть хорошие навыки механического запоминания, но проблемы с абстрактными понятиями.

Одно из основных различий между синдромом Аспергера и аутизмом заключается в том, что по определению при синдроме Аспергера нет задержки речи.Фактически, дети с синдромом Аспергера часто обладают хорошими языковыми навыками; они просто используют язык по-разному. Речевые паттерны могут быть необычными, без интонации или иметь ритмический характер, или могут быть формальными, но слишком громкими или высокими. Дети с синдромом Аспергера могут не понимать тонкостей языка, таких как ирония и юмор, или они могут не понимать взаимный характер разговора.

Еще одно различие между синдромом Аспергера и аутизмом касается когнитивных способностей.Хотя у некоторых людей с аутизмом есть умственная отсталость, по определению у человека с синдромом Аспергера не может быть «клинически значимой» когнитивной задержки, и большинство из них обладают интеллектом от среднего до выше среднего.

Хотя двигательные трудности не являются специфическим критерием для синдрома Аспергера, дети с синдромом Аспергера часто имеют задержки двигательных навыков и могут казаться неуклюжими или неуклюжими.

Диагностика

Диагноз синдрома Аспергера увеличился в последние годы, хотя неясно, является ли он более распространенным или его выявляют больше специалистов.Когда синдром Аспергера и аутизм считались отдельными расстройствами в соответствии с DSM-IV , симптомы синдрома Аспергера были такими же, как и симптомы, перечисленные для аутизма; однако у детей с синдромом Аспергера нет задержек в области общения и речи. На самом деле, чтобы поставить диагноз синдрома Аспергера, ребенок должен иметь нормальное языковое развитие, а также нормальный интеллект. В критериях DSM-IV для синдрома Аспергера указано, что у человека должны быть «серьезные и устойчивые нарушения социального взаимодействия, а также развитие ограниченных, повторяющихся моделей поведения, интересов и действий, которые должны вызывать клинически значимые нарушения в социальной, профессиональной или иной сфере». важные направления деятельности.

Первым шагом к диагностике является оценка, включая историю развития и наблюдение. Это должны делать медицинские работники, имеющие опыт работы с аутизмом и другими расстройствами личности. Ранняя диагностика также важна, так как у детей с синдромом Аспергера, которым поставлен диагноз и лечение в раннем возрасте, больше шансов добиться успеха в школе и, в конечном итоге, жить самостоятельно.

Свяжитесь с нами для получения информации о ресурсах, связанных с синдромом Аспергера, включая группы поддержки и веб-сайты.

Премоторные аномалии

МЭГ у детей с синдромом Аспергера: детерминанты социального поведения?

Основные моменты

► Мы исследуем активность мозга, связанную с наблюдением за действием, с помощью МЭГ. ► Мы исследуем различия между детьми с синдромом Аспергера и типично развитыми детьми. ► Более сильная модуляция мю-мощности в лобных и центральных участках у контрольных детей. ► Более сильные премоторные и более слабые префронтальные источники у типичных детей, чем у детей с синдромом Аспергера. ► Источники сильно коррелируют с социальной компетентностью, но не с интеллектуальными навыками.

Ключевые слова: Наблюдение за действием, синдром Аспергера, магнитоэнцефалография, Мю-ритм, социальные навыки познание. Одним из таких механизмов может быть система сопоставления наблюдения/исполнения действий. Недавние исследования действительно показали, что электрофизиологическая модуляция «Мю-ритма» в диапазоне 10–12 Гц слабее, когда люди с синдромом Аспергера наблюдают действия, выполняемые другими, по сравнению с контрольной группой.Однако электрофизиологические исследования обычно не позволяют выявить нейронные генераторы этой активности. Чтобы восполнить этот пробел, мы оценили магнитоэнцефалографические Мю-модуляции у детей с синдромом Аспергера и детей с типичным развитием, наблюдая за хватательными движениями. Му-мощность увеличилась на фронтальных и центральных датчиках во время наблюдения за движением. Эта модуляция была сильнее у типичных детей, чем у детей с синдромом Аспергера. Локализация источника выявила более сильные источники в премоторной коре, внутритеменной дольке (IPL) и средней затылочно-височной извилине (MOTG) и более слабые источники в префронтальной коре у типичных участников по сравнению с Аспергером.Активность премоторных областей, IPL и MOTG положительно коррелировала с социальной компетентностью, тогда как префронтальные Mu-источники отрицательно коррелировали с социальной компетентностью. Ни на одном из этих сайтов не было обнаружено корреляции с интеллектуальными способностями. Эти находки локализовали аномальную Мю-активность в мозгу детей с синдромом Аспергера, предоставляя доказательства, которые связывают аномалии двигательной системы с дефицитом социальных функций.

1. Введение

Синдром Аспергера относится к расстройствам аутистического спектра (РАС).Он характеризуется нарушением социального взаимодействия и повторяющимся или стереотипным поведением (Американская психиатрическая ассоциация, 2000). В отличие от низкофункциональных аутичных людей, у людей с синдромом Аспергера обычно не наблюдается задержки речи или когнитивного развития.

Некоторые авторы предположили, что социальные дефициты при РАС связаны с нарушениями представления психических состояний других людей, проявляющимися, например, в задачах «теории разума» (Baron-Cohen et al., 1985), идентификации выражений лица (Lindner and Rosén, 2006), или делать выводы о психических состояниях на основе невербальных социальных сигналов (David et al., 2010). Возможная нейронная основа способности понимать ментальные состояния других лежит в активации областей мозга, имеющих решающее значение для репрезентации собственного опыта таких состояний. Одна из влиятельных теорий утверждает, что эта способность основана на моделировании наблюдаемых действий других и оценке намерений или состояния ума действующего лица на основе собственных намерений или состояния ума, связанного с симулируемым действием (Davies and Stone, 1995). , Каррутерс и Смит, 1996).Предварительное биологическое подтверждение этой теории моделирования было обеспечено исследованиями, показывающими активацию одних и тех же двигательных представлений во время выполнения действия и наблюдения (di Pellegrino et al., 1992, Gallese et al., 1996). Сообщалось о различных физиологических проявлениях соответствия наблюдения и действия. Например, модуляции электроэнцефалографических (ЭЭГ) и нейромагнитных (МЭГ) колебаний в альфа-диапазоне (8–12 Гц), которые при регистрации в соматосенсорных областях обозначаются мю-ритмами и модулируются при выполнении собственных движений и при наблюдении за действиями, выполняемыми другими. (т.е.грамм. Хари и др., 1998). Кроме того, мю-ритм чувствителен к целенаправленности (Muthukumaraswamy et al., 2004), как и зеркальные нейроны (Gallese et al., 1996). Однако, хотя Mukamel et al. (2010) недавно продемонстрировали существование премоторных нейронов (но и в других областях), которые реагировали как во время выполнения действия, так и при наблюдении с использованием записей одиночных клеток у человека, это еще не обязательно означает, что именно эти нейроны генерируют Мю-ритм ЭЭГ. .

Тем не менее, в ЭЭГ Mu-подавление во время наблюдения за действием является часто регистрируемым паттерном (Hari et al., 1998; обзор см. в Pineda, 2005, Caetano et al., 2007). На самом деле полная последовательность нейрофизиологических событий во время выполнения действия или наблюдения состоит из начального резкого подавления Мю, за которым следует длительный период увеличения мощности, так называемый «отскок Мю» (Neuper et al., 2006), который, как считается, отражают ингибирующий контроль (Pfurtscheller and Neuper, 1997). Шух и др. (2010) показали, что уменьшение мощности и увеличение Mu связаны: чем сильнее уменьшение, вызванное наблюдением, тем сильнее последующий отскок.Иными словами, как снижение, так и повышение отражают реактивность сенсомоторной системы. Кроме того, по крайней мере у взрослых, модуляции в бета-диапазоне частот проявляют такие же свойства подавления и восстановления, как и собственно мю-ритм (Hari, 2006).

Тем не менее, теория симуляции моторики в сильной версии, подразумевающей, что понимание действия в первую очередь основано на сенсомоторных системах, подверглась критике на логических основаниях (Hickok, 2009), и некоторые неудачи в получении эмпирических доказательств такого механизма подпитывают скептицизм ( Лингнау и др., 2009). В частности, было высказано предположение, что активация двигательной системы во время наблюдения за действием возникает как следствие понимания действия, а не как представление самого процесса (см., например, Mahon and Caramazza, 2008, Lingnau and Petris, 2012).

Тем не менее, недавние исследования показывают, что мю-модуляция может быть вовлечена в опосредование социальных навыков и что она может быть ненормальной при РАС: мю-модуляция сильнее при наблюдении за социально значимыми событиями (Oberman et al., 2007) и после введения окситоцин (Перри и др., 2010а), который иногда называют «социальным гормоном». Кроме того, сообщалось, что пациенты с РАС, испытывающие социальные трудности, демонстрируют пониженную мю-модуляцию ЭЭГ во время наблюдения за хватательными действиями незнакомца (Oberman et al., 2008), хотя предыдущее исследование МЭГ не выявило доказательств аномальных колебательных ответов мозга во время просмотра действия. при РАС (Avikainen et al., 1999), что привело к предположению, что у людей с РАС нарушена имитация двигательных актов (Avikainen et al., 1999, Nishitani et al., 2004), но не в нейронных коррелятах наблюдения за действием. С другой стороны, более недавнее исследование МЭГ показало, что у пациентов с РАС снижено вызванное наблюдением отскок бета-излучения после движения по сравнению с типичными взрослыми (Honaga et al., 2010).

Доказательства связи между модуляцией мю-ритма и внешними показателями социальных навыков в целом и при синдроме Аспергера в частности неоднозначны. Такая связь была продемонстрирована для показателей мозгового кровотока при двигательной симуляции при РАС (Dapretto et al., 2006). Для ЭЭГ Bernier et al. (2007) сообщают, что как у взрослых с РАС, так и у контрольной группы, корреляция около 0,5 между Мю-модуляцией в моторной коре (окружающие электроды С3 и С4) во время наблюдения за движением и имитации, а также различные индексы опросника навыков имитации поведения. Оценка социальных навыков не сообщается. Исследуя типично развивающихся детей и детей с РАС, Raymaekers et al. (2009) проверили связь между Mu-модуляциями моторной коры (C3, Cz, C4) и интеллектом, тяжестью симптомов и возрастом.Они обнаружили при РАС отрицательную корреляцию между интеллектом и мю-супрессией, а также между возрастом и мю-супрессией, но никакой связи с тяжестью симптомов. Исследование студентов Perry et al. (2010b) обнаружили меньшее подавление Mu в моторной коре (C3, Cz, C4) у людей с более высокими баллами по опроснику эмпатии.

Таким образом, корреляция с внешними показателями не подтверждает однозначно значимость мю-ритмов для социального познания человека или представление о том, что более сильные мю-модуляции связаны с лучшими социальными навыками и, наоборот, сниженная мю-реактивность связана с социальными нарушениями при РАС .Одной из причин такой неоднозначности может быть то, что разные области мозга вносят вклад в генерацию и модуляцию мю-ритма, и не все они могут быть в равной степени связаны с ролью этой системы в социальном познании. Недавние исследования ЭЭГ с акцентом на модуляцию мю-ритма в центральных участках обычно не раскрывают генераторную структуру этой активности.

Здесь, используя МЭГ, мы локализуем корковые источники РАС/контрольные различия в Мю-модуляции и тем самым уточняем функциональную нейроанатомию Мю-ритмов человека, предоставляя информацию о соответствующих отклонениях, характерных для РАС.Мы измерили изменения, связанные с действием-наблюдением, сосредоточив внимание на компоненте МЭГ Мю-ритма 10–12 Гц при синдроме Аспергера и у типично развитых детей, и локализовали соответствующие корковые источники этой активности. На втором, независимом этапе мы исследовали, связаны ли социальные навыки у здоровых детей или социальные дефициты при РАС с вызванной наблюдением модуляцией мю, коррелируя источники активности, связанной с мю-ритмом, во всем исходном пространстве и независимо от потенциальной группы. различия с мерами социальной компетентности или социальных проблем.

2. Методы

2.1. Участники

С детьми с диагнозом синдром Аспергера и их родителями связались через представителя по вопросам аутизма школьного округа Констанц (Германия) и два психиатрических учреждения. Для участия в исследовании участники должны были соответствовать следующим критериям: возраст не моложе десяти лет, отсутствие дополнительных психологических расстройств, успеваемость в школе в пределах среднего, отсутствие эпилепсии. Диагноз синдрома Аспергера был установлен лицензированным психиатром в соответствии с диагностическими критериями синдрома Аспергера DSM-IV (299.8). Дети контрольной группы были набраны из существующей базы добровольцев. В исследовании приняли участие девять детей с синдромом Аспергера (1 девочка, 8 мальчиков) и девять детей с типичным развитием (3 девочки, 6 мальчиков). Дети с синдромом Аспергера имели средний возраст 13,39 года, а дети из контрольной группы — 12,31 года. Численные различия в возрастном и гендерном распределении не были достоверными. На момент тестирования дети из обеих групп регулярно посещали государственные школы Германии.Дети получили оплату (5 € в час) и небольшой подарок, а родители получили финансовую компенсацию транспортных расходов. Все участники имели нормальное или скорректированное до нормального зрение. Родители подписали форму информированного согласия с объяснением исследования и подробным описанием прав участников в соответствии с Хельсинкской декларацией (http://www.wma.net/en/30publications/10policies/b3/index.html).

2.2. Анкеты и психологические тесты

Чтобы получить информацию о поведении и когнитивных способностях участников, участникам и их родителям были розданы анкеты и психологические тесты: родители заполнили немецкую версию Контрольного списка поведения детей (Ахенбах, 1991 г.) , который оценивает три области компетентности (деятельность, социальная, школа) и восемь поведенческих нарушений (социальная изоляция, соматические жалобы, тревога / депрессия, социальные проблемы, проблемы с мышлением, проблемы с вниманием, делинквентное поведение, агрессивное поведение).В зависимости от возраста интеллектуальные способности оценивались либо с использованием цветных прогрессивных матриц Равена (CPM, <12 лет, Becker et al., 1980), либо стандартных прогрессивных матриц Raven (SPM, >12 лет, Heller et al., 1998). Кроме того, участники прошли подтесты «Имитация рук» и «Запоминание чисел», измеряющие последовательную обработку с упором на кратковременную память, из батареи тестов Кауфмана для детей (немецкая версия, Mechler and Preuß, 2001), батареи, которая оценивает невербальные интеллектуальные способности.

2.3. Задание, материалы и дизайн

Мы приняли и немного изменили экспериментальные процедуры, использованные Шмуэлофом и Зохари (2006) и Перри и Бентином (2009). Стимулы состояли из 14 непрерывных черно-белых видеоклипов продолжительностью 40 с, последовательно демонстрирующих различные движения рук. Шесть видеороликов показали, как правая рука тянулась к небольшому предмету (например, к коробке, чашке, ножницам) с правой стороны, хватала предмет и отпускала его. Одно хватательное движение длилось от 900 до 1500 мс, в результате чего на видеоклип приходилось 31–33 движения.Клипы для левой руки были созданы путем отражения движений правой руки по горизонтали (см. Shmuelof and Zohary, 2006). Половина видеороликов показывала всегда одни и те же (повторяющиеся) хватательные движения, а другая половина — разные (неповторяющиеся) (см. ). Эти стимулы ранее были выбраны для исследования адаптационных процессов (Shmuelof, Zohary, 2006; Perry, Bentin, 2009), которые, однако, в данном эксперименте не дали значимых результатов и поэтому далее не обсуждаются.

Иллюстрация хватательных движений, используемых в неповторяющихся (А) и повторяющихся (В) состояниях.

В дополнение к двенадцати видео движениям рук было представлено 40-секундное базовое состояние для каждой стороны, демонстрирующее небиологическое движение. Исходное состояние состояло в том, что мяч двигался из стороны в сторону, один раз слева (базовая линия для движений левой руки) и один раз справа (базовая линия для движений правой руки), опять же с одним движением продолжительностью от 900 до 1500 мс. В центре каждого видео располагалась красная точка фиксации, которая меняла свой цвет на синий на одну секунду от одного до четырех раз во время каждого видео.Участников просили зафиксировать точку и подсчитать, сколько раз менялся ее цвет. Базовая задача была направлена ​​на контролируемое привлечение внимания участников и обеспечение сохранения центральной фиксации.

Порядок видеофрагментов был случайным, и после каждого из них следовал короткий перерыв (обычно прекращаемый самим участником, около 15–20 с), во время которого участники могли расслабить глаза. Эксперимент контролировался с помощью программного обеспечения PRESENTATION (Neurobehavioral Systems ® , Олбани, штат Нью-Йорк, США) и проецировался на потолок в камере МЭГ с помощью зеркальной системы.

2.4. Сбор данных

Нейромагнитная активность мозга регистрировалась во время наблюдения за движением с помощью 148-канальной магнитометрической системы (MAGNES 2500 WH, 4D Neuroimaging, Сан-Диего, США), установленной в магнитно-экранированной камере (Vakuumschmelze, Hanau), в то время как участники лежали в положение лежа на спине. Выборка MEG производилась с частотой 678,17 Гц, а полосовая фильтрация в режиме онлайн осуществлялась в диапазоне от 0,1 Гц до 200 Гц. Перед началом эксперимента с помощью Polhemus 3 Space ® Fasttrack были оцифрованы пять контрольных точек на голове испытуемого (назион, инион, левый и правый слуховой проход и CZ) и форма головы испытуемого.Положение головы участника относительно приемных катушек МЭГ измеряли до и после записи.

2.5. Анализ данных

2.5.1. Поведенческие данные

Групповые различия по K-ABC, Raven CPM/SPM и CBCL были рассчитаны с использованием независимых t -тестов. Для теста Равена необработанные баллы были преобразованы в T -баллов, чтобы обеспечить сопоставимое масштабирование версий теста CPM и SPM перед расчетом групповой статистики.

2.5.2. Данные датчика

Данные МЭГ были проанализированы с помощью FieldTrip, набора инструментов Matlab с открытым исходным кодом (http://www.ru.nl/fcdonders/fieldtrip, Oostenveld et al., 2011). Данные каждого из 14 видеороликов были разрезаны на 20 непересекающихся сегментов по 2 с. Сегменты с сильными нефизиологическими артефактами (например, скачками канала) были исключены. Данные были уменьшены до 300 Гц, после чего был проведен анализ независимых компонентов (ICA). На основе ICA компоненты, связанные с глазной и сердечной активностью, были идентифицированы и удалены из всего набора необработанных данных.Сегменты, включая любые оставшиеся артефакты, вручную исключались из последующего анализа. Для каждого 2-секундного сегмента мощность для частот от 1 до 30 Гц вычислялась с использованием быстрого преобразования Фурье (БПФ) с окном Ханнинга.

Для дальнейшего анализа отношение мощности в экспериментальных условиях к мощности в исходных условиях рассчитывалось отдельно для каждой стороны ([сила (биологическое движение) − сила (движение мяча)]/мощность (движение мяча)) . Чтобы контролировать влияние этой выбранной базовой процедуры (которая также использовалась в Перри и Бентине, 2009 г.), мы также проанализировали влияние мощности датчика, используя другую базовую коррекцию (мощность (неповторяющееся движение) — мощность (повторяющееся движение))/мощность. (повторяющееся движение).Это привело к очень похожему образцу активности, и поэтому мы остановились на методе, использованном Перри и Бентином (2010). Сообщаемые результаты относятся к этим скорректированным по базовой линии измерениям модуляции мощности Mu. Распределение мощности для различных частот, соответствующих различным условиям в данной выборке, выявило самые сильные модуляции в диапазоне Mu между 10 и 12 Гц (см. ), что побудило нас сосредоточить анализ на этой полосе частот. Поскольку термин Мю-ритм связан с частотным диапазоном 8–12 Гц в премоторных или сенсомоторных областях (например,грамм. Hari and Salmelin, 1997), мы обозначим МЭГ в диапазоне 10–12 Гц как high-Mu , если она была зарегистрирована с помощью лобно-центральных сенсоров или в премоторных/префронтальных источниках; в противном случае мы будем использовать термин с высоким уровнем альфа (см. Petsche et al., 1997).

2.5.3. Анализ источника

Многоступенчатый частотный анализ, основанный на последовательностях Слепяна со сглаживанием 2 Гц, применялся для получения матрицы кросс-спектральной плотности на уровне сенсора между 10 и 12 Гц. Ранее оцененные отдельные формы головы использовались для создания псевдоиндивидуальных МРТ-изображений путем аффинного преобразования «формы головы» MNI-шаблона в отдельные точки формы головы.Для получения групповой статистики и в иллюстративных целях эти псевдоиндивидуальные МРТ-изображения были нормализованы на стандартный MNI-мозг (http://www.bic.mni.mcgill.ca/brainweb) с использованием SPM2 (http://www. fil.ion.ucl.ac.uk/spm). Динамическое отображение когерентных источников (DICS, Gross et al., 2001), алгоритм адаптивной пространственной фильтрации в частотной области, использовался для идентификации источников интересующей частоты (10–12 Гц). Этот алгоритм оказался особенно эффективным при локализации источников колебаний (Liljeström et al., 2005).

T -тесты были применены к исходным данным для количественной оценки существенных различий от исходного уровня в каждой группе участников с использованием зависимых выборок t -тестов. Различия между группами рассчитывали для повторяющихся и неповторяющихся движений с использованием независимой выборки t -тестов. Для всех сравнений мы использовали альфа-уровень p < 0,01.

2.5.4. Корреляционный анализ

Воксельные корреляции без каких-либо априорных предположений о локализации были рассчитаны между источниками коркового высокого Mu и поведенческими показателями, которые лучше всего отличались между двумя группами детей.Различия присутствовали прежде всего в шкалах, отражающих основные дефициты социальных навыков при синдроме Аспергера (см. Ресурсы). Из CBCL были выбраны одна оценка компетентности (социальная компетентность) и одна оценка нарушения (социальные проблемы) для корреляционного анализа с активностью источника с высоким содержанием Mu. Были идентифицированы кластеры значимых корреляций с уровнем ошибки I типа 0,01 или менее, а смежные воксели были объединены в анатомические области. Для областей, демонстрирующих сильную линейную корреляцию, средняя активность была рассчитана по всем вокселям, принадлежащим области, и коррелирована с поведенческими показателями для иллюстративных целей.Мы разработали перестановочный тест для изучения влияния чистых групповых различий на эти корреляции путем перемешивания поведенческих показателей и данных об активности мозга в каждой группе и расчета корреляций для обеих групп вместе взятых. Это повторялось 5000 раз, таким образом создавая распределение показателей корреляции. Из этого распределения мы смогли вывести вероятность нашей эмпирически наблюдаемой корреляции при допущении, что она была вызвана только потенциальными групповыми различиями.

Таблица 1

Средние баллы по опроснику и статистические групповые различия для CBCL, CPM/SPM и K-ABC. Стандартные ошибки указаны в скобках.

детей управления детей Аспергера т -Тест
CBCL
Компетентность весы
Деятельность 53,11 (1,65) 49,75 (+2,33) нс
  Социальная компетентность 49.67 (1.49) 36.13 (2.60) 9021 T (15) = 4.65, P <.001
Школьная производительность 52.89 (0.86) 45.88 (3.26) T (15) = 2.19, P <.05
синдрома Весы
Социальный вывод 51.67 (0,80) 70 (2.84) T (15) = -6,54, p < .001
соматические жалобы 51.78 (0,92) 60 (3.64) 9021 T (15) = -2.31, P <.05
Тревожный / депрессии 53.44 (2.02) 61,38 (4,31) нс
Социальные проблемы 52.56 (1.30) 76.38 (3.55) T (15) = -6.60, P <.001
Проблемы с мыслью 50 (0) 67.38 (3.14) T (15) = -5.90, P <.001
Увлекательные задачи 52,78 (1.00) 69.25 (3.55) T (15) = — 4.71, P <.001
51.78 (1.19) 59.78 (2.09) T (15) = -3.42, P <.01
Агрессивное поведение 53 (1,73) 60.5 (2.98) 9021 T (15) = -2.24, P <.05
CPM / SPM 48.67 (3.37) 45.78 (2.47) N.S.
K-ABC
  Имитация руки 56,0 (2,8) 57,67 (4,29) н.с.
  Напомнить номера 57,67 (3,27) 54,67 (2,92) н.с.

3. Результаты

3.1.Анкеты и психологические тесты

отображает средние значения данных анкеты и теста. Две группы не различались по показателям CPM/SPM и K-ABC. Однако дети с синдромом Аспергера набрали значительно более низкие баллы по шкалам социальной компетентности и значительно более высокие по всем шкалам социальных нарушений CBCL. Из-за ошибки экспериментатора оценка CBCL отсутствовала у одного ребенка в группе с синдромом Аспергера.

3.2. МЭГ

3.2.1. Данные датчика

Спектры БПФ, усредненные по всем датчикам для двух групп отдельно, отображаются в для условий повторяющегося и неповторяющегося биологического движения.В отличие от недавних исследований ЭЭГ, мы обнаружили увеличение высокой мощности Mu при наблюдении за биологическим движением. Это увеличение мощности в диапазоне 10–12 Гц было заметным и топографически отчетливым, особенно в неповторяющихся условиях и особенно в данных, зарегистрированных лобными и центральными датчиками у типично развитых детей (см. ). Напротив, в обеих группах наблюдалось лишь небольшое изменение мощности высокой Мю в ответ на повторяющуюся стимуляцию. В целом, групповая разница в силе была больше для неповторяющихся, чем для повторяющихся условий (см.

(A) Распределение частот по всем 148 МЭГ-сенсорам для повторяющихся и неповторяющихся движений отдельно для контроля (вверху справа) и детей с синдромом Аспергера (внизу справа). (B) Топографическая иллюстрация диапазона частот 10–12 Гц.

3.2.2. Локализация источника групповых различий

Групповое сравнение активности источника МЭГ показало, что для неповторяющихся движений группа с синдромом Аспергера и контрольная группа значительно различались по характеру высокой Mu-модуляции, в то время как не было обнаружено различий между двумя группами в реакция на повторяющиеся движения.Поэтому исходный анализ был сосредоточен на состоянии неповторяющихся движений. Внутригрупповая зависимая t -статистика активности источника в контрольной группе выявила усиление высокой мощности Mu при наблюдении биологических движений относительно исходного уровня в правой премоторной коре (область Бродмана, BA 6, координаты Talairach: X : 39 , Y : -9, Z: 70) и одновременное снижение высокой мощности Mu в правой средней префронтальной коре (BA 8, X : 32, Y : 28, Z : 38; см. ) .Напротив, у детей с синдромом Аспергера премоторное усиление отсутствовало, и активность префронтальной коры увеличивалась на двусторонней основе (BA 8, справа: X : 24, Y : 45, Z : 48, слева: X : -9). , Y : 50, Z : 48; см. ). Кроме того, в обеих группах источники в затылочной коре показали снижение активности в высокой альфа мощности. Межгрупповые сравнения с использованием независимой t -статистики показали, что для неповторяющихся движений правый премоторный (BA 6, X : 39, Y : -8, Z : 66) источник Mu был сильнее в в контроле, чем в группе с синдромом Аспергера, тогда как правый префронтальный (ВА 8, X : 28, Y : 30, Z : 45) источник был слабее в контроле, чем в группе с синдромом Аспергера.В обеих группах были обнаружены две дополнительные области с дифференциальной высокой альфа-активностью: правая средняя затылочно-височная извилина (MOTG, BA 19/37, X : 58, Y : −67, Z : 6) и правая нижняя теменная доля (IPL, BA 40, X : 49, Y : -52, Z : 36), где неповторяющаяся стимуляция вызывала большую активность, чем повторяющаяся стимуляция. Групповых различий в затылочных источниках альфа не было ().

Источники значимых различий ( t -значения) между неповторяющимся состоянием по сравнению с исходным уровнем в контроле и у детей с синдромом Аспергера, а также в контроле и у детей с синдромом Аспергера во время неповторяющегося состояния.(А) Повышенная активность 10–12 Гц локализована в правых премоторных областях (ВА 6). Снижение активности 10–12 Гц локализуется в затылочных отделах и правой средней лобной извилине (ВА 8). (B) Снижение активности 10–12 Гц локализовано в затылочных областях и повышение активности в префронтальных областях (BA 8). (C) Повышенная активность 10–12 Гц в контроле по сравнению с детьми с синдромом Аспергера локализована в правых премоторных областях (ВА 6). Снижение активности 10–12 Гц в контроле по сравнению с детьми с синдромом Аспергера локализовано в правой средней/верхней лобной извилине (ВА 8).

3.2.3. Корреляция с оценками социальных навыков

Независимо проведенные, без региональных ограничений, корреляции между источниками активности МЭГ 10–12 Гц и оценками социальной компетентности и нарушений социальных навыков в группах подтвердили и расширили групповые сравнения: хотя корреляции включали Во всем исходном пространстве шкалы нарушений социальной компетентности и социальных навыков достоверно коррелировали только с источниками, перекрывающими или находящимися в непосредственной близости от областей, выявленных ранее в межгрупповых сравнениях, а именно: правая премоторная, правая средняя лобная извилина, правая IPL и правый МОТГ.Эти корреляции указывали на то, что чем более социально компетентным был человек, тем сильнее был источник высокой Mu-активности при наблюдении неповторяющихся движений в правых премоторных областях (БА 6), правой IPL (BA 40) и правой MOTG (BA 40). 19/37, все положительные корреляции; , ) и менее высокая активность Mu наблюдалась в правых префронтальных областях (BA 8, отрицательная корреляция; , справа). Те же самые или, по крайней мере, в значительной степени перекрывающиеся области (см. ) коррелировали с нарушениями социальных навыков, но, очевидно, в обратном направлении: чем больше у индивидуума были склонны к социальным проблемам, тем меньшая активность с высоким уровнем Мю генерировалась в правых премоторных областях (отрицательная корреляция), в то время как более высокая активность Mu генерировалась в правых префронтальных областях (положительная корреляция).

Слева: Мю-активность в премоторной коре (BA 6, X : 42, Y : −5, Z : 65) сильно коррелирует со шкалой социальной компетентности. Диаграмма рассеяния на нижней панели показывает r = 0,74 с p < 0,01 для этой области (среднее значение по вокселям). Справа: для префронтальной коры получена обратная корреляция (BA 8, X : 30, Y : 39, Z : 39). Диаграмма рассеяния на нижней панели показывает r = -.66 с p < 0,01 для этой области (усреднено по вокселям). Обратите внимание на близкое сходство областей, выявленных при корреляционном анализе, и областей, выявленных при групповом сравнении (), и почти идеальное разделение групп на диаграммах рассеяния.

Слева: высокая альфа-активность в MOTG (BA 19/37, X : 52, Y : -75, Z : 3) сильно коррелирует со шкалой социальной компетентности. Диаграмма рассеяния на нижней панели показывает r = .73 с p < 0,01 для этой области (среднее значение по вокселям). Справа: корреляция высокой альфа-активности в IPL (BA 40, X : 65, Y : -41, Z : 36) с социальной компетентностью. Диаграмма рассеяния на нижней панели показывает r = -0,70 с p < 0,01 для этой области (усреднение по вокселям).

Таблица 2

Координаты Talairach для источников 10–12 Гц, коррелирующих с социальной компетентностью и социальными проблемами, и соответствующие коэффициенты корреляции, а также корреляции между этими источниками и показателями интеллектуальных способностей (CPM/SPM).Средняя затылочно-височная извилина (MOTG), нижняя теменная доля (IPL).

R

**

Социальная компетенция


Социальные проблемы


R CPM / SPM 9021 R X, Y, Z r CPM/SPM r
Премотор правый (BA6) 7 42, −5, 8 9022 9022.74 *** -.16 41, -15, 69 -.66 ** -.16 -.16
префронтальный правый (BA8) 30, 39, 39 -.66 ** ** -.26 28, 39, 46 .69 . 69 ** -.32
IPL справа (BA 40) 65, -41, 36 .70 ** −.17 46, −56, 34 −.68 ** −.003
MOTG справа (BA 19/37) 52, -75, 3 .73 *** -.07 39, -67, 6 -.63 * * −.004

BA 6 и BA 8 выборочно коррелировали с социально значимыми баллами (шкалы CBCL, в частности социальная компетентность и социальные проблемы), в то время как показатели интеллектуальных способностей не показали никакой связи с источниками Mu- активность в этих регионах. Пожалуйста, смотрите для получения дополнительной информации.

Перестановочные тесты показали, что маловероятно, что корреляции объясняются только групповыми различиями между двумя группами. Например, для связи между социальной компетентностью и премоторной областью 92,24% корреляционного распределения были ниже полученной здесь корреляции 0,74. Среднее значение этого распределения составило 0,57, что отражает силу корреляции, которую можно было бы ожидать, если бы связь учитывалась только групповыми различиями. Как можно видеть, есть данные об одном ребенке с синдромом Аспергера, влияющем на затухание корреляций из-за высоких показателей социальной компетентности.Для дальнейшего исследования этого влияния были проведены те же расчеты, что и выше, за исключением этого одного человека. Получается, что 99,72% корреляционного распределения ниже найденного здесь. Это говорит о том, что существует связь между социальной компетентностью и премоторной активностью, которая объясняется не только групповыми различиями.

4. Обсуждение

В этом исследовании изучалась нейромагнитная (МЭГ) активность мозга во время наблюдения за действиями и оценивалась ее связь с социальными навыками у детей с синдромом Аспергера по сравнению со здоровыми детьми из контрольной группы.

У типично развивающихся детей были обнаружены более сильные модуляции мю-ритма, чем у детей с синдромом Аспергера, в частности, в ответ на неповторяющуюся стимуляцию движениями рук. Помимо предыдущих электрофизиологических исследований, корковые источники этих групповых различий были выявлены и локализованы в премоторной и префронтальной областях, в нижней теменной доле и вокруг затылочно-височного перехода. Используя измерения мозгового кровотока, аналогичные области ранее были вовлечены в аспекты социального познания (например,грамм. Кальво-Мерино и др., 2005 г., Лоуренс и др., 2006 г.). Кроме того, была изучена ассоциация областей, генерирующих Мю, с показателями социального познания. Примечательно, что практически идентичные регионы оказались критически важными для реализации навыков социального познания благодаря независимым корреляциям активности Mu-источника с социальной компетентностью и оценками нарушений социальных навыков. Это соответствие дает убедительные доказательства того, что области мозга, демонстрирующие различия между типично развивающимися детьми и детьми с синдромом Аспергера в степени модуляции Мю-ритма во время наблюдения за действиями, действительно участвуют в социальном познании.Предыдущие исследования ЭЭГ и МЭГ показали, что изменения мощности мю-ритмов отражают активацию системы представлений о действии, разделяемой наблюдателем и действующим лицом у взрослых (Hari et al., 1998, Muthukumaraswamy et al., 2004, Caetano et al. al., 2007), а также у детей (Bernier et al., 2007). Предполагается, что эта система облегчает понимание социальных сигналов (Lepage and Théoret, 2006, Oberman et al., 2007, Cheng et al., 2008, Oberman et al., 2008), хотя предыдущие корреляционные данные с мерами социального познания, широкое определение было неоднозначным (Бернье и др., 2007, Raymaekers et al., 2009, Perry et al., 2010b).

Настоящие результаты указывают на различия в функциональной нейроанатомии наблюдения за движением, что отражается в Mu-активности у типично развивающихся детей и детей с синдромом Аспергера. Такие различия согласуются с соображениями о роли мю-ритмов в опосредовании социального познания и социальных проблемах при РАС. Результаты подтверждают выводы ЭЭГ (например, Bernier et al., 2007, Oberman et al., 2008), но отличаются от предыдущего исследования МЭГ Avikainen et al.(1999), которые не обнаружили типичных для РАС различий. Настоящие результаты локализуют групповые различия в премоторных и префронтальных областях, а также в IPL и MOTG, но не в первичных зрительных областях, предполагая нарушения в моторном контроле, но не в базовом восприятии. Наряду с обнаруженными корреляциями между активностью этих источников и социальными навыками, современные данные подтверждают участие моторно-резонансной (зеркальной) системы в социальном поведении и указывают на связь между дисфункцией этой системы у детей с РАС и характерные для них нарушения социальных навыков.

Следует отметить, что, в отличие от других исследований, мы обнаружили увеличение активности МЭГ 10–12 Гц в лобно-центральных сенсорах, в то время как участники наблюдали движения рук относительно исходного уровня, а не снижение.

Эта закономерность может быть связана с временной динамикой снижения Mu и последующего спонтанного увеличения (отскока). В целом предполагается, что повышенная мощность Мю отражает тормозящий контроль, как, например, предложили Пфуртшеллер и Нойпер (1997), которые сообщили, что во время движений Мю уменьшалась в соответствующих двигательных областях, но, что интересно, увеличивалась в несвязанных двигательных областях.Кроме того, Шух и соавт. (2010) показали, что снижение мощности и увеличение Mu связаны: чем сильнее снижение, вызванное наблюдением, тем сильнее последующий отскок. Иными словами, как снижение, так и повышение отражают реактивность сенсомоторной системы. Если теперь в извлеченном окне БПФ преобладает фаза отскока, будет наблюдаться чистое увеличение активности. Это наблюдалось, например, в недавнем отчете об исследовании модуляции активности 20 Гц после наблюдения за движением (Honaga et al., 2010), который иногда рассматривается как подкомпонент Mu-активности и часто демонстрирует такие же модели подавления и восстановления, как и Mu. Анализ источников выявил снижение бета-рикошета в премоторной и медиальной префронтальной коре у взрослых пациентов с РАС после наблюдения за движением, но не после выполнения движения по сравнению с участниками контрольной группы. Учитывая, что в текущем исследовании не наблюдалось пиков в бета-диапазоне (20–25 Гц) и что было высказано предположение, что отскок бета-излучения после движения зависит от возраста (Gaetz et al., 2010), мы не исследовали бета-активность. Возможно, что различные временные профили подавления Мю и последующего восстановления внесли свой вклад в структуру наших результатов: т. е. длительный период восстановления будет иметь относительно больший вес в спектральном анализе, чем короткие периоды подавления. Из-за существующего представления стимула (видео с несколькими последовательными движениями, различающимися по продолжительности), изучение этой идеи с использованием частотно-временного анализа с блокировкой стимула является сложной задачей и предпочтительно должно быть изучено в другом исследовании, специально посвященном этому вопросу.Тем не менее, мы попытались исследовать этот вопрос дальше, применяя частотно-временной анализ. К сожалению, количество испытаний для этого анализа резко сократилось (6 испытаний по 40 с на каждое условие), и, учитывая дрожание во времени в экспериментальных и исходных условиях (длительность от 900 до 1500 мс для одного движения), мы не смогли обнаружить ни уменьшения, испытаний, ни на уровне одиночного испытания. Мукамель и др. (2010), характеризующие профили ответа отдельных клеток в дополнительной двигательной области (ДМА) при выполнении действия и наблюдении, обнаруженные в непосредственной близости друг от друга клетки, реагирующие возбуждением как при выполнении действия, так и при наблюдении, клетки, реагирующие как на торможение, так и клетки на одно отвечало возбуждением, а на другое торможением.Учитывая, что Перри и Бентин (2009) в своем исследовании ЭЭГ сообщают о наблюдении за уменьшением Мю после движения с использованием практически идентичного протокола стимуляции и спектрального анализа, который используется в настоящее время, возникает возможность того, что подавление Мю и последующее увеличение мощности по-разному вносятся радиальными (ЭЭГ) и тангенциальные (МЭГ) источники. Это открыто для дальнейших исследований. В любом случае, настоящее исследование подтверждает предыдущие отчеты Honaga et al. (2010) о различиях между людьми с синдромом Аспергера и участниками контрольной группы в рекрутировании премоторных областей коры во время наблюдения за действиями, вызванными усилением бета-генератора, и распространяет их на генераторы с высоким содержанием мю. и дети.

Кроме того, дети с РАС демонстрировали более сильную активность Mu-генератора, чем обычно, в ответ на наблюдение биологических движений в более передней области, в средней префронтальной коре (BA 8). Групповые различия здесь могут указывать на различное моторное торможение у детей с синдромом Аспергера и детей контрольной группы во время выполнения задачи наблюдения (Brass et al., 2001, Rubia et al., 2001). Брасс и его коллеги показали, что средняя префронтальная кора чувствительна к торможению тенденций к подражательному ответу. Что касается РАС, активность в субрегионе средней префронтальной коры, оцениваемая в задаче на торможение зрительной реакции, коррелировала с более серьезными показателями повторяющегося поведения (Agam et al., 2010), тем самым подтверждая значимость этой области для моторного торможения и нарушения функционирования при РАС.

В качестве альтернативы, Лингнау и Петрис (2012) сообщают о большей лобной активации во время понимания действия для более сложных задач даже у студентов-добровольцев. Возможно, анализ неповторяющихся движений, как часть клинических проблем, субъективно более труден для детей с РАС, чем для типично развитых, что заставляет их больше полагаться на передние отделы мозга, тогда как типично развивающиеся дети могут полагаться в первую очередь на премоторные области.

В целом характер связанной с событием Mu-генерации в передних отделах меняется на противоположный, и у детей с синдромом Аспергера активность значительно снижена. Следует отметить, что различия между детьми с синдромом Аспергера и детьми из контрольной группы были обнаружены только в реакции на неповторяющиеся движения рук. Это может указывать на затухание, но не на полное отсутствие реактивности мю-ритма при синдроме Аспергера. В соответствии с диагностическими критериями дети с синдромом Аспергера кажутся неповрежденными в отношении общего интеллектуального развития, о чем свидетельствуют результаты тестов CPM/SPM, а также способности к ручному подражанию (оцениваемые с помощью батареи K-ABC), которые предположительно лежат в основе или, по крайней мере, являются важным компонентом системы зеркальных нейронов человека (hMNS e.грамм. Buccino et al., 2001, Iacoboni and Dapretto, 2006). Хотя этот результат согласуется с исследованиями, показывающими остаточные навыки имитации при РАС (Bird et al., 2007; Hamilton et al., 2007), другие исследования выявили нарушение имитации (например, Oberman et al., 2008), предполагая, что вся архитектура двигательные познания нарушены в развитии у детей с аутизмом (Cattaneo et al., 2007, Gallese et al., 2009). Хасвелл и др. (2009) считают, что дети с РАС не задействуют премоторные области во время наблюдения за двигательными актами, потому что они формируют более сильные, чем обычно, ассоциации между самостоятельно генерируемыми двигательными командами и проприоцепцией, что подразумевает, что они больше зависят от внутренних координат движения и меньше от внешних координат. которые представлены в том числе в премоторных областях.В соответствии с последней точкой зрения возможно, что в то время как в контрольной группе значительно сниженная модуляция Мю-ритмов в повторяющихся условиях по сравнению с неповторяющимися отражает адаптацию двигательной активности при наблюдении за повторяющимися движениями, в группе Аспергера это механизм вообще не срабатывал. Однако в недавнем исследовании сообщалось о сохранной двигательной адаптации у пациентов с аутизмом по сравнению с контрольной группой (Dinstein et al., 2010).

Помимо указания на специфический перцептивно-моторный дефицит при синдроме Аспергера, настоящее исследование связывает нарушения социальных навыков, которые характеризуют этих людей, с перцептивно-моторным дефицитом.Это согласуется с предыдущими исследованиями поведения и двигательной активности при РАС. Например, у пациентов с РАС наблюдаются более выраженные нарушения процессов моторного контроля по сравнению с детьми контрольной группы (Jansiewicz et al., 2006), а социальные показатели и способность выполнять последовательные, сложные и нестереотипные движения коррелируют у пациентов с РАС и участников контрольной группы (Dziuk et al. ., 2007) даже при учете базовых моторных навыков.

Здесь мы напрямую демонстрируем, что социальные навыки связаны с перцептивно-моторной резонансной нервной системой (также известной как hMNS) и у типично развитых людей.Это очевидно в корреляциях, обнаруженных между уровнем мю-модуляции и социальными навыками, которые были рассчитаны для всех участников и были ограничены определенными предопределенными областями, как это было определено посредством групповых сравнений. Этот анализ показал, что одни и те же премоторные и префронтальные области, которые демонстрировали межгрупповые различия в Mu-модуляции, также наиболее сильно коррелировали с показателями CBCL. Важно отметить, что наш тест на перестановку делает вероятность того, что эти ассоциации обусловлены только групповыми различиями, крайне маловероятной.Более высокая социальная компетентность и снижение нарушений социальных навыков были связаны с усилением Mu-активности в премоторных (BA 6) областях, в то время как для префронтальных областей наблюдалась противоположная картина (BA 8). Следовательно, настоящие данные дополняют достоверность предыдущих исследований функциональной магнитно-резонансной томографии, в которых была обнаружена корреляция между премоторной активностью во время наблюдения за эмоциональными выражениями лица у здоровых людей, а также с РАС и их социальными навыками (Dapretto et al., 2006), но где связь со специфическим нервным сигналом остается открытой.Наше исследование также подтверждает предыдущие исследования Мю-модуляции ЭЭГ, в которых связь между двигательным и социальным познанием у здоровых людей теоретически предполагалась, но не демонстрировалась напрямую (например, Oberman et al., 2007, Cheng et al., 2008, Perry et al., 2008). al., 2010b, Perry et al., 2011, Centelles et al., 2011).

В дополнение к лобным источникам, дифференциальная высокая активность Mu между группами и соответствующая корреляция с социальными навыками и дефицитом были обнаружены также в правом IPL и правом MOTG.IPL была связана с MNS у людей (например, Chong et al., 2008), а также у обезьян (Fogassi et al., 2005). Также было показано, что более задние теменные области реагируют как на наблюдаемые, так и на выполняемые действия (Buccino et al., 2001). В частности, с нашими выводами связаны исследования, демонстрирующие повышенную активность в MOTG во время наблюдения за значимыми движениями рук по сравнению с неподвижными руками (например, Grezes et al., 1998, Peigneux et al., 2000). Также было показано, что задние теменные области связаны с социальными нарушениями при РАС (Amaral et al., 2008) и оба, IPL и MOTG вместе с прецентральными областями важны для различения действий, производимых вами, от действий, производимых другими (Ruby and Decety, 2001). Таким образом, наши данные, наряду с указанными выше, подтверждают представление о связи между двигательной активностью, связанной с наблюдением, и социальными навыками. Однако, особенно активность MOTG может предложить альтернативное объяснение. В рамках своей гипотезы «основанной на взаимодействии» Махон и Карамазза (2008) предположили, что для концептуального понимания одной двигательной активации (моделирования) недостаточно, необходимо взаимодействие с когнитивными процессами.Эта идея подтверждается исследованием Лингнау и Петриса (2012), которые показали, что ЖИРНЫЙ сигнал в ответ на точечные световые дисплеи модулируется трудностью понимания действия во фронтальных областях по сравнению с височными областями (MOTG). Они предполагают, что первый шаг анализа для понимания действия происходит в MOTG, области вентрального потока, где хранятся представления памяти и информация из разных модальностей связана вместе. Следующий шаг, особенно необходимый для более сложных и трудных для понимания действий, происходит в лобных областях.Вывод из этой гипотезы состоит в том, что понимание действия достигается не только за счет двигательной симуляции, но и за счет активации представлений в памяти и интеграции различных модальностей. Для настоящего исследования это будет означать, что, хотя мы находим сильную корреляцию с социальными навыками в премоторных областях, этот эффект может возникать в вентральном потоке, MOTG, и распространяться оттуда на лобные области. Исходя из имеющихся данных, невозможно отделить моторную симуляцию от немоторной симуляционной теории.

В заключение, настоящее исследование МЭГ продемонстрировало тесную взаимосвязь между наблюдением за действием, мю-активностью и социальными навыками. Активация локализована в премоторных и префронтальных источниках, а также в теменных и затылочно-височных источниках. Эти источники не только выявили различия между контрольной группой и детьми с синдромом Аспергера, но также сильно коррелировали с социальными навыками. Таким образом, эти аномалии восприятия и моторной активации у детей с синдромом Аспергера могут объяснить характерные для них нарушения социального поведения.Будущие исследования с акцентом на временные аспекты могут показать, возникают ли эти аномалии преимущественно в двигательной области или являются результатом взаимодействия с другими, более «когнитивными» областями.

asperger — Перевод на русский — примеры английский


Эти примеры могут содержать нецензурные слова, основанные на вашем поиске.


Эти примеры могут содержать разговорные слова на основе вашего поиска.

Кроме того, люди с синдромом Аспергера не имеют значительных когнитивных нарушений.

また、 アスペルガー 症候群有意な認知な阻害を持つ個人を持っています。

In this situation, boys are having higher chance to get asperger syndrome than girls.

このような状況では、男の子は女の子より アスペルガー 症候群を取得するために、より高い可能性を抱えている。

Adult also may suffer from asperger syndrome but they still can learn how to make friends, doing something useful and may live the life successfully.

大人も アスペルガー 症候群に苦しむかもしれないが、彼らはまだ、何か役に立つこと、友人を作る方法が正常な生活を送ることを学ぶことができます。

Adult with Asperger Syndrome also married and having children.

Mostly, people with Asperger Syndrome are impressed with technology.

ほとんどの場合、 アスペルガー 症候群を持つ人々は、技術に感動しています。

Asperger syndrome is closest to the definition area of autism in cause and symptoms.

アスペルガー 症候群が原因と症状、次の中で自閉症のドメインに位置しています。

Later on, I was diagnosed with Asperger syndrome, OCD and selective mutism.

後に私は アスペルガー 症候群で 強迫性障害で 選択的無言症だと 診断されました

Asperger ‘s ideas about teaching children with learning differences were progressive even by contemporary standards.

学び方が異なる子供達を教えるという  アスペルガー のアイデアは 現代の基準から見ても 進歩的です

He was apparently a dedicated worker, with Asperger ‘s tendencies.

Cruz was also autistic, as was the Sandy Hook shooter who had Asperger Syndrome.

クルズはまた、 アスペルガー 症候群があったサンディーフックの銃撃者の場合と同様に、自閉症でした。

She is referring there to having Asperger Syndrome, a subtype of autism.

彼女は、自閉症の一種である アスペルガー 症候群であることを公言しているのだ。

It is a story of Gu-ru who has Asperger ‘s syndrome and his uncle Sang-gu.

本作品は、 アスペルガー 症候群のグルとその叔父サングの物語です。

One has Asperger syndrome.One has ADHD.

Included at the end of the book is information regarding the current situation and issues regarding Asperger syndrome as well as practical advice.

巻末には、フランスの アスペルガー 症候群を取り巻く現状と課題、実践的なアドバイスなども収録。

Symptoms during Adulthood Although Asperger Syndrome is a lifelong condition, they still can obtain a better understanding of their own weaknesses and strengths.

成人期の症状  アスペルガー 症候群は、生涯の状態ですが、彼らはまだ自分の弱点と強みの理解を得ることができます。

Q&A, one of two dialogues converted to animations showing at «Go-Betweens,» is the recording of a conversation between a first-year junior high school boy with Asperger ‘s Syndrome, and his mother.

本展で紹介している、2本のアニメーション化された対話のうちのひとつ《Q&A》は、 アスペルガー 症候群の中学1年生の息子と母親との会話の記録です。

Adam was highly intelligent, and given his Asperger ‘s syndrome was able to control his emotions during his rampage.

アダムは、非常に知的で、 アスペルガー 症候群があるにしては、狂暴な行為の間、自分の感情を制御できました。

But this is my daughter, Lauren, my remarkable daughter, my borderline Asperger ‘s kid.

これが私の娘のローレン 素晴らしい子よ 境界性 アスペルガー の子なの

Rather than treating the kids in his clinic like patients, Asperger called them his little professors, and enlisted their help in developing methods of education that were particularly suited to them.

アスペルガー は クリニックにいる子供たちを 患者として扱うのではなく 小さな教授たちと呼び 彼らにぴったりの 教育方法の開発を 手伝ってくれるよう お願いしたのです

However, she later realized that she remains a person with Asperger ‘s, and most recently has been working in France to reform the treatment of people with autism in that country.

しかし、彼女は後に彼女が アスペルガー の人であり続けていることを認識し、最近ではフランスで自閉症の人々の治療法を改革するために活動している。

Take the Autism Test | WIRED

Psychologist Simon Baron-Cohen and his colleagues at Cambridge’s Autism Research Centre have created the Autism-Spectrum Quotient, or AQ, as a measure of the extent of autistic traits in adults.В первом крупном испытании с использованием теста средний балл в контрольной группе составил 16,4. Восемьдесят процентов людей с диагнозом аутизм или родственное расстройство набрали 32 балла или выше. Однако тест не является средством для постановки диагноза, и многие люди, набравшие более 32 баллов и даже соответствующие диагностическим критериям легкого аутизма или синдрома Аспергера, сообщают об отсутствии трудностей в повседневной жизни.

ОБНОВЛЕНИЕ

. Из-за возраста кода, обеспечивающего расчет, необходимый для теста, он больше не работает.Мы пишем более современную версию, которая скоро будет доступна. Ручной расчет баллов доступен, следуя инструкциям в нижней части теста.

Абсолютно согласен Скорее согласен Скорее не согласен Определенно не согласен
1 Я предпочитаю делать что-то вместе с другими, а не в одиночку.
2 Я предпочитаю повторять одно и то же снова и снова.
3 Если я пытаюсь что-то вообразить, мне очень легко создать картинку в уме.
4 Я часто так сильно погружаюсь в одно дело, что упускаю из виду другие вещи.
5 Я часто замечаю слабые звуки, когда другие этого не замечают.
6 Обычно я замечаю номерные знаки автомобилей или подобную информацию.
7 Другие люди часто говорят мне, что то, что я сказал, невежливо, хотя я думаю, что это вежливо.
8 Когда я читаю рассказ, я легко могу представить, как могут выглядеть персонажи.
9 Я очарован датами.
10 В социальной группе я могу легко отслеживать разговоры нескольких разных людей.
11 Я нахожу социальные ситуации легкими.
12 Я склонен замечать детали, которые другие не замечают.
13 Я лучше пойду в библиотеку, чем на вечеринку.
14 Мне легко придумывать истории.
15 Меня больше тянет к людям, чем к вещам.
16 У меня, как правило, очень сильные интересы, и я расстраиваюсь, если не могу их реализовать.
17 Я наслаждаюсь социальной болтовней.
18 Когда я говорю, другим не всегда легко вставить слово.
19 Я очарован цифрами.
20 Когда я читаю рассказ, мне трудно понять намерения героев.
21 Я не особо люблю читать художественную литературу.
22 Мне трудно заводить новых друзей.
23 Я постоянно замечаю закономерности в вещах.
24 Я лучше пойду в театр, чем в музей.
25 Меня не расстраивает, если мой распорядок дня нарушается.
26 Я часто обнаруживаю, что не знаю, как поддержать разговор.
27 Мне легко «читать между строк», когда кто-то разговаривает со мной.
28 Я обычно больше концентрируюсь на картине в целом, а не на мелких деталях.
29 Я плохо запоминаю номера телефонов.
30 Обычно я не замечаю небольших изменений в ситуации или внешности человека.
31 Я знаю, как понять, что кому-то, кто слушает меня, становится скучно.
32 Мне легко заниматься несколькими делами одновременно.
33 Когда я разговариваю по телефону, я не знаю, когда моя очередь говорить.
34 Мне нравится делать что-то спонтанно.
35 Я часто последний, кто понимает смысл шутки.
36 Мне легко понять, что человек думает или чувствует, просто взглянув на его лицо.
37 Если есть перерыв, я могу вернуться к тому, что я делал очень быстро.
38 Я хорош в социальной болтовне.
39 Люди часто говорят мне, что я продолжаю говорить об одном и том же.
40 Когда я был маленьким, мне нравилось играть в игры с участием других детей.
41 Мне нравится собирать информацию о категориях вещей (например, о типах автомобилей, птицах, поездах, растениях).
42 Мне трудно представить, каково это быть кем-то другим.
43 Мне нравится тщательно планировать любые мероприятия, в которых я участвую.
44 Я наслаждаюсь светскими мероприятиями.
45 Мне трудно угадывать намерения людей.
46 Новые ситуации вызывают у меня тревогу.
47 Мне нравится знакомиться с новыми людьми.
48 Я хороший дипломат.
49 Я не очень хорошо запоминаю даты рождения людей.
50 Мне очень легко играть с детьми в игры, в которых нужно притворяться.

Как набрать:

Ответы «Определенно согласен» или «Частично согласен» на вопросы 2, 4, 5, 6, 7, 9, 12, 13, 16, 18, 19, 20, 21, 22, 23, 26, 33, 35, 39 , 41, 42, 43, 45, 46 дают 1 балл.

«Определенно не согласен» или «Слегка не согласен» ответы на вопросы 1, 3, 8, 10, 11, 14, 15, 17, 24, 25, 27, 28, 29, 30, 31, 32, 34, 36, 37 , 38, 40, 44, 47, 48, 49, 50 дают 1 балл.

© MRC-SBC/SJW, февраль 1998 г. Опубликовано: Journal of Autism
and Developmental Disorders,
31, 5-17 (2001).

Вернуться к началу. Перейти к: Начало статьи.

движущийся портрет жизни, смерти и самого человечества

Смерть не чужда сюжетным линиям телешоу, но есть один ключевой аспект, который редко показывается на экране или рассматривается в нашей повседневной жизни. Кто разбирает наши дома и вещи, когда нас нет? В большинстве случаев вы предполагаете семью покойного, но, если они не могут смириться с этим или нет родственников, которые могли бы позаботиться о вещах, тогда в дело вступают травматологи.

Хан Гы-ру (играет Тан Джун-сан) и его отец Чон-у (Чи Джин-хи) предлагают такую ​​услугу со своей компанией «Move To Heaven» (также название дорамы), и они подходят к каждой комнате, которую убирают. с уважением и заботой. Чон Ю считает, что мертвые все еще могут рассказывать свои истории через вещи, которые они оставляют после себя, и пара отец-сын использует предметы, которые они просеивают, чтобы составить представление о том, кто их клиенты, а иногда и решать проблемы, связанные с их смертью или которые могут повлиять на тех, кого они оставили позади.

Они составляют нежный, но грозный дуэт, но вскоре Гэу-ру приходится столкнуться с собственным горем, когда его отец внезапно умирает. Как будто этого недостаточно, 20-летний парень знакомится с дядей, о существовании которого он не подозревал. Сан-гу (Ли Чжэ-хун) только что вышел из тюрьмы и не очень доволен тем, что его подписали опекуном ребенка его покойного, отчужденного брата, которого он изо всех сил пытается понять из-за синдрома Аспергера Гы-ру.

Далее следует невероятно трогательное, милое и смешное исследование самого человечества.В течение 10 эпизодов « Move To Heaven » медленно раскрываются уроки жизни, смерти, семьи и дружбы. Он заставляет вас глубже задуматься об идее добра и зла, показывая своими многомерными персонажами, что реальность не такая черно-белая, как это часто изображает телевидение.

В сериале много деликатных сюжетных линий, но к каждой из них относятся с осторожностью. Неврологические расстройства, такие как синдром Аспергера, не всегда тщательно рассматриваются кинематографистами — как это было совсем недавно видно в фильме Сии « Музыка », — но изображение Гы-ру кажется уважительным и деликатным.В то время как мы видим его борьбу, мы также видим его гениальность: его непоколебимую приверженность поступать правильно с мертвыми, его бесконечную способность заботиться об историях людей, когда даже самые близкие теряют к ним интерес, его острый и быстро работающий мозг, который поддерживает его. на три шага впереди всех. Это персонаж, который, кажется, был написан с любовью и впоследствии в него невозможно не влюбиться.

Ли Чжэ Хун и Тан Джун Сан в «Move To Heaven» ПРЕДОСТАВЛЕНИЕ: Netflix

К другим темам, которые до сих пор являются табу в Корее, относятся так же тактично.В одном из эпизодов об отношениях ЛГБТК+ вместо того, чтобы слишком много останавливаться на том, как общество может отреагировать на эти отношения, сценаристы сосредотачиваются на истории любви в ее основе и тонко делятся посланием о силе и мужестве, как они это делают.

По мере продвижения Move To Heaven он начинает проливать больше света на семью Гы-ру и Сан-гу, и они постепенно сближаются по мере раскрытия новых деталей. Динамика пары является одним из основных моментов шоу: грубая прямота и склонность к порядку Гы-ру бросают вызов плохому отношению и плохим привычкам его «грязного» и грубого дяди.Ли и Танг — это бьющееся сердце сериала, они блестяще отскакивают друг от друга, создавая мир, в котором вы болеете за них обоих.

Основанный на антологии эссе Things Left Behind бывшего специалиста по травмам Ким Сэ Бёль, Move To Heaven является нежным претендентом на одно из лучших телешоу года. Затрагивая недостаточно изученный аспект жизни, он просит зрителей о сострадании и дает теплую надежду. Подобно умершему, которому Гэу-ру так преданно помогает, Move To Heaven находит путь в ваше сердце и задерживается там после того, как вы закончили смотреть.

Move To Heaven Премьера на Netflix 14 мая

«Body Leads»: медикализация культурных различий, или что мы делаем, когда говорим, что у Путина синдром Аспергера?

В недавней статье USA Today был описан отчет исследовательского центра Министерства обороны, в котором предполагалось, что у президента Российской Федерации Владимира Путина есть «неврологические отклонения» и, возможно, расстройство аутистического спектра. Доклад, являющийся частью проекта под названием «Body Leads», в котором утверждается, что анализ поведения тела используется для выявления основных неврологических состояний, был первоначально написан в 2008 году и обнародован по запросу репортера в соответствии с Законом о свободе информации.Отчет стал предметом статьи USA Today, которая была опубликована в момент, когда дипломатические отношения между США и Россией находятся на низком уровне из-за продолжающегося насилия на территории Украины, и, казалось, была направлена ​​на то, чтобы вызвать сенсационное безумие в СМИ.

Действительно, первоначальный отчет, который стал доступен через различные блоги, сам по себе является сенсационным и сенсационно плохо составленным. Аргумент, представленный в документе, настолько низкого качества, что несколько сбивает с толку то, что ему вообще уделялось внимание.Хотя отчет якобы был создан под эгидой аналитического центра, финансируемого федеральным правительством, его авторитет омрачен огромным количеством грамматических ошибок, небрежной организацией, плохим применением теоретических концепций, непрофессиональным сочетанием методов и источников исследования, а также общей путаницей в отношении ключевых концепций психологии. В самом деле, он вряд ли прошел бы курс бакалавриата по психологии или глобальным исследованиям, не говоря уже о том, чтобы быть принятым любым рецензируемым профессиональным журналом.

Низкое качество самого отчета, по-видимому, является первоначальной причиной запроса FOIA: аналитический центр Министерства обороны США, подготовивший отчет, попал под пристальное внимание средств массовой информации в 2014 году. Статья в Politico и другие комментарии предполагают, что небольшая организация была неэффективной. идеологический пережиток прошлой эпохи со ссылкой на отчет «Body Leads» в качестве доказательства.

Тем не менее, это первоначальное намерение средств массовой информации опубликовать отчет отошло на второй план по сравнению с популярной реакцией на кажущееся правдоподобным утверждение, представленное в заголовке статьи USA Today: что правительственное агентство США заявило, что у Путина синдром Аспергера.Ответ в течение нескольких дней после публикации статьи поступил от двух основных групп: российских СМИ и сообществ, выступающих за нейроразнообразие и аутизм. Эти группы включают эту статью в более широкие дебаты, соответственно, о тенденции в американских СМИ и оборонном дискурсе к демонизации Путина как личности и лидера, а также о стигматизирующих последствиях использования диагнозов РАС для характеристики людей как подозрительных, ненадежных и других, стигматизирующих. уже обездоленное общество.

Чтобы было ясно, я не думаю, что сам отчет заслуживает большого внимания; однако меня интересует более широкий отклик на документ через несколько дней после статьи в USA Today. Я нахожу это сближение интересным не только потому, что мне довелось изучать инвалидность и Россию, а также инвалидность в России, но и потому, что мое внимание к этим предметам заставило меня задуматься о том, как стигма инвалидности воспроизводится в глобальном масштабе. шкала.

В частности, меня интересует, могут ли две переплетенные здесь линии рассуждений — стигматизация конкретной диагностической категории и расизация иностранного лидера — и способы распространения этих идей в публичных дебатах иметь больше общего? чем сразу видно.Эта критика популярной реакции на отчет Body Leads связана с лежащим в основе антропологическим возражением против содержания самого отчета: медикализация поведения, которое лучше описывается как культурное различие. Я утверждаю, что этот эпизод представляет собой очень специфический тип патологизации, и полагаю, что нам хорошо бы дать конкретное название для этого способа применения стигмы как к индивидууму, так и к медикизированному населению.

Ответ российских СМИ

Российские СМИ широко и, я бы сказал, совершенно справедливо охарактеризовали доклад как «попытку демонизировать Путина» (газета.RU). Внешнеполитические и региональные сообщества США различных политических убеждений в подавляющем большинстве согласны с этим. Когда пресс-секретаря Путина Дмитрия Пескова попросили прокомментировать ситуацию американские СМИ, он сказал: «Это глупость, не заслуживающая комментариев».

И все же, естественно, российские СМИ поспешили призвать ученых мужей и российских экспертов по аутизму, чтобы они взвесили и раскрутили эту историю. Государственный интернет-источник новостей «Газета.ру» процитировал утверждение российского политолога Алексея Макарина о том, что «эта ерунда транслирует американской общественности мысль о том, что «у российского президента есть такая проблема, что невозможно или очень трудно прийти к соглашению». согласие с ним, и это результат не геополитики, а психологии.«На самом деле, я согласен с этой оценкой.

Если и были какие-то сомнения относительно восприятия аутизма в российском обществе, то ответ на обвинение в том, что у Путина есть такой диагноз, окончательно и глубоко охарактеризовал общество, которое считает аутистов и людей с РАС не только девиантными, но и совершенно опасными. В статье «Газета.ру» приводится характеристика РАС от российского психолога:

.

Люди с этим синдромом отличаются тем, что у них очень низкий эмоциональный интеллект, то есть, в самом явном выражении, низкая эмоциональность и социальность.Обычные и совершенно обычные вещи, на которые остальные из нас даже не обращают внимания — ритуалы, сотрудничество с другими, нежность и эмоциональное выражение — все это работает на них очень плохо.

Это объяснение дается как способ заявить, что, очевидно, ни один человек с такими характеристиками не мог бы достичь высокого положения в российском правительстве, быть уполномоченным руководить страной или вообще действовать как общественный деятель. То есть в ответе российских СМИ Путина защищают, но делают это за счет социальной личности любого человека с диагнозом РАС.

 

Реакция на РАС и нейроразнообразие

Как становится ясно из реакции российских СМИ, отчет Body Leads, похоже, направлен только на то, чтобы оскорбить и дегуманизировать Путина. Тем не менее, непреднамеренный дискурсивный эффект освещения в СМИ послужил — как в России, так и в США — еще большему стигматизированию и патологизации людей с РАС.

Русист и защитник родителей с РАС Элиот Боренштейн выразился,

Одно дело представить мировым лидером патологию, и совсем другое — признать патологией собственный медицинский, психологический или социальный статус.Подразумевается не только то, что Путин сложный и девиантный из-за предполагаемого диагноза, но и то, что сам диагноз не только таков, но и должен рассматриваться как клеймо.

В других местах в Интернете защитники нейроразнообразия и РАС были встревожены и обеспокоены откровенно ненавистным и дискриминационным отношением к людям с диагнозами РАС, которое эта история вызвала в ветках комментариев, лентах Twitter и сообщениях Facebook. Организации по защите интересов инвалидов быстро разместили ссылки и следили за новостями.В частности, движение за нейроразнообразие стремится снять стигматизацию РАС, переосмысливая неврологические различия не как патологические, а как естественный компонент человеческого разнообразия — вариаций, которые в определенных ситуациях могут иметь силу, а не слабость. Этот громкий пример того, как психологические понятия аномалии и различия могут быть использованы для патологизации отдельных людей и групп людей, представляет собой пример именно тех типов дискурсивных дискуссий, которые, как утверждают сторонники нейроразнообразия, могут унизить людей с диагнозом РАС.Подобно тому, как в последние годы сообщество людей с ограниченными умственными возможностями организовывало кампании, призывающие сограждан воздерживаться от использования «R-Word» (отсталый) в качестве оскорбления, фиаско Body Leads стало мощным напоминанием о том, что нужно призывать кто-то аутист, остается для многих оскорблением.

 

Патологизирующий дискурс, патологизирующая культура

Для антропологов, возможно, одним из самых неприятных моментов при чтении Body Leads является постоянное использование кросс-культурных недопониманий и недопонимания в качестве доказательства предполагаемой неврологической аномалии Путина.

В одном вопиющем случае отчет Body Leads опирается на интервью, опубликованное в журнале Time, которое было заявлено как знакомство с Путиным для американских читателей. Принимая описания из статьи в качестве доказательства, в отчете Body Leads говорится, что

Неврологическое восприятие Путина подвергается сомнению, и эксперты по аутизму говорят, что это может проявляться в гиперчувствительности, социальной застенчивости и поведенческом отказе от стимуляции. […] Вот еще описание аффекта российского президента во время общения [из статьи в журнале Time]:

‘Он нетерпелив до грубости в светской беседе’

‘Обаяние не является частью его представления о себе — он не пытается заискивать.Чувствуется, что он постоянно соблюдает решительную внутреннюю дисциплину».

‘… он неправильно истолковал несколько наших попыток пошутить’

«Сам Путин язвителен, но лишен чувства юмора. За время, что мы вместе, он ни разу не пошутил…»

Теоретически аномалии поведения мозга Путина влияют на его социальную активность и защитное поведение, в том числе на определение того, безопасна ли окружающая среда или заслуживают ли другие доверия.

Прежде чем мы сможем перейти к более глубокому значению логики в этом отрывке, я должен сначала заявить, что этот отрывок смешивает диагностические критерии РАС с теорией поливагальной нервной системы, ошибочно характеризует аутистов или людей с РАС как неспособных доверять другим и рисует на описания Путина в популярной журналистской статье, чтобы поставить неврологический диагноз.

Этот последний вопрос начинает затрагивать суть вопроса, который я хотел бы осветить. Приведенное здесь журналистское описание Путина было предназначено для того, чтобы представить Путина американским читателям как типично российского лидера. Поэтому он намеренно представил несколько тропов русско-американского культурного несоответствия: что юмор может быть потерян при переводе, что русский разговорный стиль часто воспринимается американцами как резкий, и что русские предпочитают молчание светской беседе или разговору ради разговора. воспринимая это как признак того, что кто-то не воспринимает ситуацию всерьез, в то время как американцы воспринимают светскую беседу как важную социальную смазку.

Можно себе представить абсурдность доклада Кремля, в котором на основе журналистского описания различий между американским и русским культурным поведением говорится, например: что склонность Обамы широко улыбаться, приветствуя людей в начале серьезного разбирательства, является признаком слабости умственных способностей, неспособности осознать серьезность ситуации или того, что он, возможно, пьян (как русская культурная логика интерпретировала бы это поведение). Конечно, это не «наука», но это было бы разумной интерпретацией для русского человека, если бы кто-то вел себя как американец в социальной среде.

В отчете The Body Leads утверждается, что движения тела и выражение лица интерпретируются как показатель основных неврологических черт. Нигде в отчете не признается, что движения тела, воплощенные способы общения и привычки, такие как выражение лица и поза, формируются культурой и воспитанием, а также биологией.

Антропологи давно заметили, что то, как близко люди стоят друг к другу во время разговора, как они модулируют громкость своего голоса, чтобы передать важность, и какие условия они считают подходящими для определенных типов социальных взаимодействий, культурно опосредованы.То есть они зависят от социального класса, воспитания, усвоенных способов социальных взаимодействий, норм и ожиданий сверстников. С чем должны столкнуться все мировые лидеры, так это с проблемой установления связи со своими сверстниками, происходящими из среды с совершенно иными социальными нормами общения.

Если принять за чистую монету, отчет Body Leads предполагает, что допустимо игнорировать переменные культурные нормы при интерпретации поведения, утверждение, которое большинство психологов и, конечно же, антропологов отвергли бы.Более того, в отчете предполагается, что культурные привычки, такие как стиль разговора и телесное поведение, могут использоваться как свидетельство неполноценности.

В одном из разделов отчета автор искажает объяснение открытия нейробиологии о функции мозга, называемого поливагальной теорией, чтобы предположить, что Путин оперирует «более примитивным» участком своего мозга, чем другие, или нормально развитые люди. В отчете цитируется психиатр-исследователь доктор Стивен Поргес, предполагающий, что «Путин в первую очередь воспринимает и выражает себя на более ранних адаптивных стадиях поведения «бей/беги или беги» (2008: 5).Вероятно, д-р Поргес был вырван из контекста [мне не удалось связаться с ним, чтобы прокомментировать]. Его ссылка на «более ранние стадии адаптации» — это риторическое сокращение для ссылки на определенные неврологические структуры или элементы мозга. Он пытается разъяснить другим ученым, какую именно часть мозга он имеет в виду; Нейробиолог или психолог, когда они говорят «рептильный мозг», не обязательно подразумевают, что функции этого неврологического компонента являются патологическими, а скорее то, что они являются общими для очень многих видов, включая рептилий, а также млекопитающих.Но предложение поведенческого паттерна «бей или беги», по-видимому, предполагает менее развитые функциональные способности, чем у тех, кто может сделать другой, более социально адаптированный выбор. И именно так этот комментарий интерпретируется в отчете Body Leads: аутичный, рептильный, примитивный, аномальный в развитии мозг Путина приводит к патологическому поведению.

 

Патологизация врагов

Как уже отмечали многие другие, отчет, похоже, почти полностью предназначен для того, чтобы патологизировать поведение Путина как способ подорвать доверие к нему как к лидеру.Как ни странно, когда Body Leads предлагают политические советы, это странно близко к рекомендации культурной чувствительности:

Те, кто работает с ним в России или из-за рубежа, например, официальные лица США, вероятно, выиграют, предложив ему рекомендации, которые предлагают набор проверенных данных, которые приводят к одному результату, и, альтернативно, другую рекомендацию с фактами, которые могут привести к другому результату — для того, чтобы чтобы привлечь его внимание. В противном случае необоснованные рекомендации могут быть потеряны в его системе восприятия, которая просто не может по-другому воспринимать информацию.[так в оригинале] (14)

В этой итерации различия и приспособляемость можно рассматривать только как индивидуальную патологию. Body Leads приписывает эту разницу не социальному классу, культурным нормам или ожиданиям дипломатического взаимодействия, а нейробиологическим элементам путинского физического тела, которое постулируется как внекультурное или, что то же самое, существующее в единая культурная система евроамериканского нормативного воображения.

Как заметил Боренштейн,

Это далеко не первый случай, когда западные элиты развлекаются дистанционной диагностикой российских лидеров.Если верить некоторым ученым и экспертам, мы можем понимать и Петра Великого, и Ленина как больных сифилисом, а Ивана Грозного, как страдающих либо энцефалитом, либо отравлением ртутью (кто-нибудь, предупредите Дженни Маккарти!) И даже не поймите меня началось со Сталина.

Если оставить в стороне последствия возрождения дискурса «Путин-как-враг» периода «холодной войны», который в полную силу проявился в последние годы, особенно после аннексии Крыма Россией весной 2014 г., существует особая традиция Евроамериканское создание врагов, стремящееся очернить иностранца или иностранного лидера, изображая его недочеловеком.Эта тактика лежит в основе эстетического и дискурсивного создания врагов. Такой подход исторически использовался против вновь прибывших иммигрантов в Соединенные Штаты, гиперконсерваторами США против Барака Обамы и против иностранных лидеров в военное время. В недавней ветке Reddit, посвященной теме Путин-АСД, утверждается то же самое, отмечая, что «психология на расстоянии» становится средством политико-идеологического оскорбления.

Очернение человека или группы, подразумевающее недочеловеческие или «менее развитые» характеристики, может быть понято как компонент того, что критически настроенные расовые теоретики называют расизмом.Расизация описывает тактику характеристики этой группы людей с точки зрения биологических черт и этнической идентичности таким образом, чтобы утверждать, что эта группа не принадлежит к какому-то другому социальному целому. Основной тактикой расизации является утверждение биологической абсурдности или неполноценности этой теперь определенной группы, что служит легитимации политического господства над ней. Попытка диагностировать Путина как психически ненормального в отчете Body Leads, кажется, вписывается в эту схему.

Медицинские антропологи уже давно признали родственный процесс — медикализации.Медикализация происходит, когда специалисты переопределяют социальные или культурные характеристики в отдельные патологии, нуждающиеся в медицинском контроле или лечении. С критической точки зрения медикализация описывает случаи, когда медицина и наука становятся системами социального контроля или осуществления власти. Те, чьи тела подвергаются медикализации, описываются как неуправляемые или недисциплинированные и нуждающиеся в терапевтическом вмешательстве, чтобы ассимилировать их с нормативным социальным порядком или удержать их от нарушения.

Я думаю, предполагаемый РАС Путина предполагает, что нам нужен новый термин, который находится где-то между расизмом и медикализации. Этот термин должен описывать особую форму патологизации, связанную с использованием стигматизированной инвалидности для дегуманизации как обвиняемых, так и носителей стигматизированного диагноза . Как и расизация, это постулирует эволюционный телос или прогресс, в котором обвиняемый отстает или несовершенен, и, подобно медикализации, использует медицинский авторитет для отстаивания права говорить о телах и поведении других.Я хочу предложить, чтобы мы могли назвать этот способ патологизации расстройством .

Как и расизация, беспорядочность постулирует эволюционный телос, по отношению к которому обвиняемый отстает или несовершенен. Но в то время как расизация — это процесс, применимый к группам людей, как и медикализация, расстройство обнаруживает недостатки в индивидуальном теле. Культурное поведение сразу же биологизируется и рассматривается как девиантное. Расстройство — это способ мышления, который неверно истолковывает социальную и культурную динамику как коренящуюся в индивидуальных, а не в расовых биологических различиях.Это тип патологизации, который берет свое начало в своего рода биологическом детерминизме, в котором культура исчезает, а все поведение и привычки уходят корнями в определенные с медицинской точки зрения телесные системы. Под биологическим детерминизмом я подразумеваю неправильное применение того, что психология как дисциплина называет бихевиоризмом ; внимание психологии к наблюдаемому поведению, демонстрируемому человеком, выходит за рамки контекста с точки зрения более широких культурных норм, а биология всегда является основной причиной любого социального поведения.Там, где расизация патологизирует социальные группы или индивидуумов внутри этих групп, применяя медицинскую диагностику к группе в целом, а медикализация патологизирует индивидуумов, игнорируя социальные силы, дезорганизация патологизирует как группу — людей с РАС, так и вовлеченного человека — Владимира Путина.

Расстройство подразумевает как медицинское состояние аномалии, которое меньше или не соответствует, или не соответствует некоторому установленному с медицинской точки зрения нормативному базовому уровню.Как показали многие исследования инвалидности и антропологии, медицинский нормативный корпус представляет собой конструкцию, основанную на абстракциях статистики, и не существует в действительности. Беспорядок также подразумевает хаос или несоответствие ожиданиям и нормам. Ожидания и нормы всегда встроены в культурные системы. Людей, чье поведение сознательно или бессознательно противоречит культурным нормам порядка — будь то из-за того, что они принадлежат к другой культуре, из-за того, что их тела отказываются соответствовать биологическим стандартам, или из-за того, что они сознательно решили бросить вызов нормам, — часто клеймят беспорядками.В этом смысле способ патологизации, называемый разупорядочением , описывает все эти элементы.

Кто-то может возразить, что медикализация включает в себя как расстройство, так и расизацию; другие будут предполагать, что медикализация всегда является компонентом расизации и что нет ничего особенного в путинском сценарии АСД как примере расизации (за исключением, возможно, того, что американцы часто не замечают, что они расируют русских, которые считаются быть кавказцем).Я хочу сказать, что существует определенная модель сочетания медикализованных черт и расовой неполноценности, которая имеет значение как для носителей медикализованной черты, так и для носителей рассматриваемой групповой идентичности. Именно это пересечение я выделяю; тогда мы могли бы рассматривать расстройство как специфическую форму как расизации, так и медикализации. Хулиган на школьном дворе называет другого ребенка педиком или умственно отсталым; пластический хирург рекламирует операции на веках для американцев азиатского происхождения; студентка колледжа замечает своей подруге, что у нее «сейчас такой СДВГ.Гнетущая тяжесть этих высказываний намеренно направлена ​​на одного субъекта и, как побочный эффект, способствует врачебной стигматизации другого. Я считаю, что эта закономерность достойна отдельного анализа; Я бы назвал это расстройством.

И я утверждаю, что именно это мы и делаем, когда говорим, что у Владимира Путина синдром Аспергера.

 

Кассандра Хартблей — кандидат антропологии в Университете Северной Каролины в Чапел-Хилл.Она защитит диссертацию «Недоступная доступность: этнография инвалидности и глобализации в современной России» в марте 2015 года. Ее работа получила признание и поддержку Национального научного фонда, Государственного департамента США, программы Title XIII, программы UNC-CH. в исследованиях сексуальности и Обществе изучения инвалидности. Ее статьи об исследованиях инвалидности и бывшем Советском Союзе опубликованы в ежеквартальном издании Disability Studies, The Journal of Social Policy Studies и в отредактированном томе 2013 года «Учимся видеть детей-невидимок: включение детей-инвалидов в Центральной Азии».

 

Источники:

«Пресс-секретарь Кремля говорит, что у Путина нет синдрома Аспергера». 2015. По состоянию на 9 февраля. http://www.usatoday.com/story/news/world/2015/02/06/kremlin-denies-putin-aspergers/22971029/.

«Нет, у Путина нет аутизма | Комитет ХХ». 2015. По состоянию на 13 февраля. http://20committee.com/2015/02/06/no-putin-does-not-have-autism/.

«Исследование Пентагона 2008 года утверждает, что у Путина синдром Аспергера». 2015. По состоянию на 9 февраля.http://www.usatoday.com/story/news/politics/2015/02/04/putin-aspergers-syndrome-study-pentagon/22855927/.

«Секретный диагноз Путина Пентагона — Элизабет Ф. Ральф — журнал POLITICO». 2015. По состоянию на 13 февраля. http://www.politico.com/magazine/story/2015/02/putin-autism-pentagon-114937.html#.VN1mWsZx_KB.

«Секретный аналитический центр Пентагона не знает границ — Филип Юинг — POLITICO.com». 2015. По состоянию на 13 февраля. http://www.politico.com/story/2014/03/office-of-net-assessment-pentagon-104591.HTML.

«Любопытный случай «синдрома Аспергера» Путина» Элиот Боренштейн». 2015. По состоянию на 9 февраля. http://www.huffingtonpost.com/eliot-borenstein/the-curious-incident-of-putins-aspergers-syndrome_b_6625634.html.

«Пентагон опубликовал для USA Today экспертный отчет о состоянии здоровья Путина». На русском. 2015. По состоянию на 9 февраля. http://tvrain.ru/articles/pentagon_raskryl_dlja_usa_today_zakljuchenie_ekspertov_o_zdorove_putina-381605/.

«Песков назвал заявление американских СМИ о Путине синдромом Аспергера глупым» На русском языке.2015. По состоянию на 9 февраля. http://www.gazeta.ru/politics/2015/02/05_a_6402005.shtml.

 

[просмотреть академические цитаты]

[скрыть академические цитаты]

Цитата АМА:

Хартблей К. «Тело ведет»: медикализация культурных различий, или что мы делаем, когда говорим, что у Путина синдром Аспергера? Соматосфера. 2015. Доступно по адресу: http://somatosphere.net/2015/putin-aspergers.html/. По состоянию на 19 марта 2022 г.

Цитата APA:

Хартблей, Кассандра.(2015). «Тело ведет»: медикализация культурных различий, или что мы делаем, когда говорим, что у Путина синдром Аспергера? Получено 19 марта 2022 г. с веб-сайта Somatosphere: http://somatosphere.net/2015/putin-aspergers.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.