Агнозия зрительная: Агнозия: виды, причины, симптомы, реабилитация

Содержание

агнозия зрительная — это… Что такое агнозия зрительная?

агнозия зрительная
(a. visualis; син.: А. оптическая, слепота душевная) А., характеризующаяся расстройством узнавания предметов и явлений при сохранении их зрительного восприятия.

Большой медицинский словарь.
2000.

  • агнозия вкусовая
  • агнозия на лица

Смотреть что такое «агнозия зрительная» в других словарях:

  • агнозия зрительная — Нейропсихологическое нарушение, описанное в 1889 г. Характерно потерей способности к восприятию зрительному предметов (или их изображений) и явлений действительности, хотя сохраняется достаточная острота зрения. Возникает при поражении вторичных… …   Большая психологическая энциклопедия

  • Агнозия Зрительная — нейропсихологическое нарушение , описанное в 1889 г. H. Lissauer. Характеризуется потерей способности к восприятию предметов и явлений действительности при приеме зрительной …   Психологический словарь

  • Агнозия зрительная — Син.: Агнозия оптическая. Расстройство синтеза зрительных ощущений, трудности сопоставления их с хранящейся в памяти информацией. В связи с этим невозможность узнавания и распознавания предметов или их изображений при сохранном зрении. Следствие… …   Энциклопедический словарь по психологии и педагогике

  • АГНОЗИЯ ЗРИТЕЛЬНАЯ — Неспособность распознавать визуальные объекты. Также называется оптическая агнозия …   Толковый словарь по психологии

  • Агнозия зрительная конструктивная — Син.: Синдром Поппельрейтера–Вольперта. Утрата способности синтезировать фрагменты предмета и его изображения, понять смысл тематического рисунка. Описали немецкий врач Poppelreiter и американский врач Wolpert …   Энциклопедический словарь по психологии и педагогике

  • Агнозия зрительная предметная ассоциативная Лиссауэра — Пациент с помощью зрения воспринимает предметы или их изображения, но не в состоянии соотнести их со своим прежним опытом, распознать и определить их назначение. Больному особенно трудно распознавать силуэтные, стилизованные или контурные рисунки …   Энциклопедический словарь по психологии и педагогике

  • Агнозия зрительная предметная — Невозможность или затруднение узнавания знакомых предметов и их изображений: реалистических – при выраженной агнозии; если же степень выраженности агнозии умеренная – расстройство узнавания абстрактных, неполных, пунктирных, парциальных… …   Энциклопедический словарь по психологии и педагогике

  • Агнозия — МКБ 10 R48.148.1 МКБ 9 784.69784.69 MeSH …   Википедия

  • Агнозия — I Агнозия (греч. отрицательная приставка a + gnōsis познание) нарушение процессов узнавания и понимания значения предметов, явлений и раздражений, поступающих как извне, так и из собственного тела при сохранности сознания и функций органов чувств …   Медицинская энциклопедия

  • Агнозия — неузнавание; связана с нарушением различных видов восприятия, возникающего при поражении вторичных (проекционно ассоциативных) отделов коры головного мозга и ближайших подкорковых структур, входящих в состав анализаторных систем. * * * – утрата… …   Энциклопедический словарь по психологии и педагогике

Журнал СТМ — Html View

Г.В. Тихомиров, И.О. Константинова, М.М. Циркова, Н.А. Буланов, В.Н. Григорьева

Ключевые слова: зрительная агнозия; теория двух потоков зрительной информации; стриарная и экстрастриарная кора; объектная агнозия; метод картирования очага поражения.


Нарушения зрительного гнозиса служат одной из возможных причин ограничений жизнедеятельности у больных с поражением головного мозга, однако их распространенность и клиническая значимость в неврологической клинике недооценены. В обзоре дается представление о зрительных объектных агнозиях как проявлении патологии головного мозга.


Изложены современные взгляды на нейроанатомические и нейрофизиологические основы зрительного объектного гнозиса. Описаны клинические варианты зрительных объектных агнозий, их морфологические субстраты, особенности нейропсихологической диагностики и основные подходы к реабилитации больных.


Представлены уникальные возможности компьютерных технологий для реализации принципов физических измерений, цифрового картирования и контролируемой оптимизации в диагностико-реабилитационном процессе и, в частности, при зрительной объектной агнозии.


Подчеркнута необходимость разработки стандартизированных валидных методик диагностики зрительных объектных агнозий для совершенствования путей их коррекции в неврологической практике.


Введение


Зрительный гнозис (узнавание, распознавание) — способность узнать увиденный объект, т.е. понять смысл ранее уже знакомого визуального стимула при восприятии его в целом или отдельных частей [1, 2]. Соответственно, под зрительной агнозией понимается неспособность человека распознать объект или часть объекта при помощи одного только зрения при сохранности у него элементарных зрительных функций (остроты зрения и полей зрения, чувствительности к пространственному контрасту, цветового зрения), речи, памяти и способности узнать предметы по звуковым или тактильным характеристикам [2–6].


Зрительная агнозия — мономодальное расстройство, поэтому клинические случаи, в которых пациенты наряду с нарушением зрительного гнозиса имеют признаки расстройства гностических функций других модальностей, по мнению ряда специалистов, не следует расценивать как случаи собственно зрительной агнозии [3]. Зрительные агнозии могут наблюдаться в клинике многих заболеваний и травм головного мозга, однако они до сих пор остаются одними из наименее изученных расстройств в неврологии [7]. Между тем актуальность своевременной диагностики нарушений зрительного гнозиса определяется их негативным влиянием на качество жизни больных и необходимостью ранней коррекции [8].


В настоящее время большинство авторов выделяют такие типы зрительной агнозии, как зрительная агнозия объектов и форм, лицевая агнозия, топографагнозия, агнозия букв [2, 8]. Наименее изученной остается зрительная агнозия объектов и форм (объектная агнозия), под которой понимают неспособность визуально распознавать сложные объекты или рисунки и дифференцировать классы стимулов, несмотря на интактность базовых зрительных функций [9]. Пациенты с объектной зрительной агнозией не узнают ранее знакомые предметы и не способны научиться опознавать новые объекты по одному только внешнему виду [10]. Кроме того, у таких больных снижен контроль за правильностью распознавания предмета [2]. Объектной зрительной агнозии может сопутствовать нарушение узнавания знакомых лиц (прозопагнозия), реже — букв и слов («чистая» алексия без аграфии) [3, 11].


Классификация зрительной объектной агнозии


Объектная агнозия разделяется на апперцептивную и ассоциативную формы [5, 10, 12, 13]. Апперцептивная объектная агнозия проявляется невозможностью скопировать предмет, а также найти сходство/различие между объектами [13–15], в то время как ассоциативная агнозия объектов характеризуется нарушением идентификации последних из-за утраты знаний об их значении: пациент способен нарисовать предмет, описать его части и найти сходство между разными предметами, однако не способен узнать объект, который только что предъявлялся и был зарисован [14, 15].


Апперцептивная зрительная агнозия. Подраз­деляется на агнозию формы, трансформационную агнозию и интегративную агнозию [5, 16, 17].


При апперцептивной агнозии формы пациенты не могут распознать простые геометрические формы и, следовательно, такие элементарные свойства предметов, как кривизна и объем. Они допускают ошибки в тестах на распознавание и сравнение объектов, а также не способны нарисовать или скопировать увиденный предмет [3]. Узнаванию помогает обведение контура предмета руками и его ощупывание, посредством чего зрительное восприятие переводится в кинестетическое [10, 12]. Ряд авторов полагают, что указанное расстройство не является чисто агностическим и его правильнее обозначать как «псевдоагнозия» [12].


Больной с апперцептивной интегративной зрительной агнозией не способен сложить детали объекта в единое целое и поэтому не может узнать предмет и отличить правильные и некорректные изображения реальных объектов, хотя может воспринимать их отдельные элементы и копировать изображения по частям [10, 12, 16, 18].


Апперцептивная трансформационная агнозия — невозможность распознавания трехмерных объектов в случаях, когда пациент смотрит на них с непривычных точек зрения и должен осуществить их «ментальный поворот» [10, 12, 19]. Некоторые авторы относят такой дефицит к пространственной агнозии. Другие исследователи полагают, что термин «пространственная агнозия» в данном контексте может породить путаницу, поскольку создает у специалиста впечатление, что в основе трансформационной агнозии лежат ошибки пространственной обработки информации, а не нарушения возможности воспринимать один и тот же предмет под разными углами зрения [12].


Ассоциативная агнозия объектов. Характе­ри­зуется тем, что пациент не способен идентифицировать объект и определить его семантическую категорию, хотя может анализировать структуру объекта [18]. Некоторые авторы ставят под сомнение возможность признания этого расстройства собственно агнозией, так как его механизмы тесно связаны с селективным нарушением зрительной памяти. Полагают, что у больных с ассоциативной предметной агнозией страдает не только ранее полученное знание об объектах, но и возможности приобретения нового визуального опыта [10, 15]. J.J. Barton [10] предложил выделять два варианта ассоциативной формы зрительной агнозии в зависимости от того, нарушается ли у больного доступ к сохраненным следам зрительного образа объекта (семантическая агнозия доступа) или же утрачивается сама зрительная репрезентация объекта в памяти (полная семантическая агнозия).


Наряду с двумя описанными формами ассоциативных зрительных объектных агнозий обсуждается существование категориально-специфичных агнозий — патологических состояний, при которых пациенты не способны узнать стимулы, относящиеся к конкретным специфическим категориям, в частности — к группе живых или неживых объектов [10].


Нейрофизиологические и морфологические основы зрительного объектного гнозиса


Объяснения природы зрительных агнозий в большинстве случаев основаны на представлениях о нормальных процессах формирования зрительных образов, которые условно разделяют на три уровня [4]. На первом (низшем) из них происходит обработка зрительного стимула и анализ информации о простейших физических свойствах объекта. Анатомической основой этих процессов служат структуры глаза, соответствующие проводящие пути, зрительные подкорковые центры и первичная (стриарная) зрительная кора. Второй (средний) уровень включает синтез зрительной информации о свойствах объекта, который осуществляется с участием экстрастриарной коры и на психологическом уровне соотносится с формированием образов [20–22]. На третьем (высшем) уровне происходит синтез полимодальной информации, необходимый для наделения образа объекта определенным смыслом; нейрофизиологической основой такого синтеза служит активность мультимодальных ассоциативных областей коры [4].


Для понимания природы предметного гнозиса важное значение имеет гипотеза Лесли Унгерлейдер и Мортимера Мишкина о двух потоках экстрастриарной зрительной импульсации, один из которых следует из первичной зрительной коры в теменную кору и связан с обработкой информации о положении и направлении движения объекта (путь «где?»), а второй идет в височную кору и имеет отношение к распознаванию и категоризации образов (путь «что»?). Позднее было высказано предположение, что указанные потоки имеют несколько иные функциональные различия: с участием вентрального пути обрабатывается информация, необходимая для восприятия стимулов и осознания окружающего мира (зрение для узнавания), а с участием дорсального пути — информация, важная для контроля и программирования действий (зрение для действия) [5, 22–26]. Вентральный путь задействует медиальные затылочно-височные структуры, а дорсальный — латеральные затылочно-теменные структуры [12, 25].


В настоящее время представления об изолированности потоков зрительной информации в экстрастриарной коре стали оспариваться, поскольку появились свидетельства того, что как узнавание объектов, так и действия с ними могут нарушаться вне зависимости от локализации поражения в структурах вентрального или дорсального пути [5, 27, 28]. В этой связи предложена модифицированная модель вышеописанной теории двух потоков, согласно которой параллельное и иерархическое кодирование информации об объекте в дорсальной и вентральной системах может постоянно модифицироваться в рамках взаимодействия двух потоков перед конвергенцией в префронтальной коре [14, 22, 28, 29].


Для верификации морфологических субстратов нарушений зрительного предметного гнозиса проводится сопоставление клинических данных и результатов нейровизуализационных исследований. Все большее распространение получает метод картирования очага (lesion-mapping), заключающийся в статистическом анализе зависимости клинической картины (в частности, проявлений зрительных агнозий) от локализации очагов по данным нейровизуализации [30].


Анатомическими зонами, критически значимыми для зрительного объектного гнозиса (объект-чувствительными), считаются латеральный затылочный комплекс, задние отделы височной коры, парагиппокампальная зона места и фузиформная область распознавания лиц [14]. Латеральный затылочный комплекс — это область на боковой поверхности затылочной доли [14]. Она активируется при предъявлении объекта с различных точек зрения, но не при изменении размера или локализации последнего [18]. Задние отделы височной коры составляют нейрофизиологическую основу связывания образа предмета с его семантическим значением, а парагиппокампальная зона «места» максимально активируется в ответ на зрительные стимулы в виде зданий и топографических ориентиров [14, 31]. Что касается фузиформной извилины, то эта зона активируется прежде всего в ответ на лица, а не предметы [14].


Зрительная объектная агнозия описана при отравлении монооксидом углерода, инсультах, синдроме задней обратимой лейкоэнцефалопатии, множественных метастазах в головной мозг, герпетическом энцефалите, задней кортикальной атрофии, болезни Крейтцфельдта–Якоба [2, 9, 12]. При локальных поражениях головного мозга объектная агнозия чаще отмечается в случаях двусторонних височно-затылочных очагов, хотя возможна и при изолированном поражении левого или правого полушария [2, 3, 12, 32].


Диагностика зрительной объектной агнозии


Сложность диагностики зрительной объектной агнозии определяется тем, что при поражениях головного мозга она нередко сочетается с другими выраженными нейропсихологическими и неврологическими расстройствами, маскирующими нарушение гнозиса [5, 33]. Другая проблема заключается в недостатке стандартизированных методик выявления нарушений гнозиса [12, 34]. В то же время своевременное клиническое выявление предметной агнозии имеет большое значение, поскольку она может быть ранним признаком таких нейродегенеративных заболеваний, в отношении которых нейровизуализационные методы диагностики обладают низкой чувствительностью [33]. Точное определение характера агнозии позволяет разработать индивидуальную стратегию реабилитации пациента, улучшающую прогноз его восстановления [12].


Начальный этап обследования пациента с подозрением на зрительную агнозию включает клинический осмотр с оценкой элементарных зрительных функций и восприятия простых визуальных стимулов. При их сохранности переходят к проверке способности распознавать предметы [3, 16]. Для этого пациенту показывают известные объекты, просят назвать их, а также описать их свойства. Последнее необходимо для дифференциальной диагностики агнозии с аномией: пациент с аномией не может назвать предмет, но правильно описывает его назначение [2, 3]. Широко применяются задания на узнавание перечеркнутых изображений и наложенных друг на друга фигур [1, 16].


У больных с апперцептивной зрительной агнозией объектов узнавание пересекающихся изображений резко ухудшено по сравнению с раздельно представленными изображениями [16]. Используются задания на различение изображений реальных и бессмысленных (созданных путем добавления или замены деталей) предметов, представляющие наибольшие трудности для больных со зрительной предметной апперцептивной интегративной агнозией [16]. Для диагностики зрительной предметной апперцептивной агнозии формы (сопровождающейся нарушением копирования) также предъявляются задания на срисовывание геометрических фигур и букв [12]. В диагностике зрительной объектной апперцептивной трансформационной агнозии применяются задачи на узнавание объектов, которые демонстрируются под необычными углами зрения и требуют для своего узнавания мысленных поворотов в пространстве [12, 19]. Зрительная объектная ассоциативная агнозия выявляется с помощью заданий на распознавание объектов из различных смысловых категорий и определение их видовых признаков [12, 16].


В настоящее время для выявления зрительной предметной агнозии стандартизированных тестов мало, что снижает надежность диагностики предметной агнозии [35].


Компьютерные технологии для диагностики и цифрового отображения объектной агнозии


Традиционные методы диагностики и реабилитации когнитивных функций адаптированы к когнитивно-аффективным ресурсам человека-эксперта. Достоинством этих методов является активный эмоционально-мотивационный компонент, обеспечивающий вовлечение человека в диагностико-реабилитационные процедуры (тренировки). Однако отмечается и ряд важных недостатков: ограниченное пространство признаков для описания структуры индивидуальной когнитивной системы; низкая точность детектирования; существенные искажения оценок, связанные с когнитивно-аффективным статусом эксперта. В рамках принятых клинических стратегий отсутствует возможность для объективного цифрового картирования и контролируемой оптимизации когнитивных функций.


Благодаря развитию компьютерных технологий, технологий виртуальной реальности и программного инструментария открылись уникальные возможности для объективизации диагностики и повышения эффективности коррекции когнитивных функций [36]. Созданы технологические предпосылки для реализации в отношении когнитивной системы человека базового принципа физических измерений: сравнение подобного с подобным, объекта с эталоном. В качестве эталонов для измерения свойств субъективного когнитивного пространства можно рассматривать информационные объекты и событийные контексты виртуальной компьютерной среды. В таком случае процедура измерения может быть сведена к формализованным оценкам ошибок распознавания, управления или воспроизведения виртуальных эталонов. Результатом измерений становятся цифровые когнитивные карты, дающие объективное отображение когнитивной системы конкретного человека в широком диапазоне параметров когнитивного процесса [37–39].


Существующие в настоящее время локальные и интернет-ориентированные программные ин­стру­менты для когнитивной диагностики и реабилитации (Lumosity. com, Cognifit.com, Wikium.ru, platform.apway.ru и др.) успешно обеспечивают измерение и тренировки восприятия, памяти, внимания, быстродействия, гибкости по отношению к визуальным объектам в разнообразных событийных контекстах [40–43].


Тестирование проводится по отношению к визуальным объектам разной семантики (предметные изображения, геометрические фигуры, буквы, слова, лица с разнообразной эмоциональной экспрессией) в ограниченном наборе событийных контекстов. Событийные контексты обеспечивают выполнение заданий по узнаванию, поиску и сравнению визуальных образов [44–51]. Измеряются разные типы ошибок распознавания, время реакции, психофизические пороги обнаружения и различения. В качестве базовых моделей для реализации тестов использованы методика Вундта (рис. 1, а), тест Струпа (рис. 1, б), тест «Фигуры Гот­тшальдта» (рис. 1, в) в разных модификациях.





Рис. 1. Примеры интернет-реализации базовых тестовых моделей (https://wikium.ru/science/techniques):


а — методика Вундта; б — тест Струпа; в — тест «Фигуры Готтшальдта»



В большинстве компьютерных диагностико-реабилитационных тренажеров тесты реализованы в форме увлекательных компьютерных игр. Обязательным элементом является обратная связь с цифровой оценкой тренируемых функций и отображением истории тренировок в форме временнóй диаграммы оценок. Игровой и спортивный азарт мотивирует к продолжительным занятиям на когнитивных тренажерах. Однако каждая игра актуализирует множество когнитивных процессов, затрудняя дифференциальную диагностику и коррекцию поврежденного когнитивного модуля.


Альтернативой когнитивным тренажерам, представленным в открытом интернет-пространстве, может служить экспертная система, расположенная на Web-платформе ApWay (platform. apway.ru), которая была разработана в Приволжском исследовательском медицинском университете (Н. Новгород). Она обеспечивает возможность для цифрового картирования когнитивных функций в широком пространстве признаков и предоставляет удобный интерфейс для конструирования оригинальных пользовательских тестов [52]. К настоящему времени на платформе размещено 350 сценариев, позволяющих проводить измерения отдельных когнитивных модулей в трех целевых контекстах: сенсомоторная активность по широкому набору визуальных признаков и объектов; поиск объекта; ассоциации разномодальных информационных образов.


В среде ApWay, на базе оригинальной модели теста «компьютерная кампиметрия» [53], создана уникальная инфраструктура для реализации тестирования функции выделения визуальных объектов из фона (рис. 2).





Рис. 2. Варианты семантики и локализации визуальных объектов на Web-платформе ApWay. ru


В сценариях тестов, построенных по этой модели, могут использоваться визуальные объекты с различной семантикой (предметные изображения, геометрические фигуры, буквы, слова), локализованные в разных зонах экрана. Перед пользователем ставится задача проявить фигуру на цветовом фоне, указать на пиктограмму этой фигуры, спрятать фигуру (рис. 3).





Рис. 3. Образцы объектных изображений в методе компьютерной кампиметрии


Одна и та же последовательность событий для разных оттенков фона позволяет построить психофизическую функцию цветоразличения (рис. 4), которая является цифровой картой субъективного цветового пространства и отображает особенности цветоразличения конкретного человека. Открывается возможность для инструментальной диагностики зрительной объектной агнозии независимо от речевых и мнестических функций.





Рис. 4. Пример диаграммы функции цветоразличения по итогам прохождения компьютерной кампиметрии


Каждый тест на когнитивной платформе ApWay может быть оптимизирован для актуализации отдельных когнитивных модулей и обеспечивать как построение персональных цифровых когнитивных карт, так и формирование на их основе индивидуальных программ когнитивных тренировок. Существенным недостатком этой технологии является отсутствие удобного пользовательского интерфейса для обратной связи и дистанционного мониторинга процесса реабилитации.


Интернет-платформы, предоставляющие когнитивные тренажеры, успешно опробованы для диагностики и реабилитации пациентов с деменцией, для постинсультной реабилитации [54], а также для улучшения когнитивных функций у онкологических больных после прохождения химиотерапии [55].


Таким образом, созданы технологические предпосылки для объективизации когнитивной диагностики и реабилитации. Разрабатываются шаблонные цифровые карты по базовым признакам информационных объектов (пространственные, временные, количественные, качественные) и базовым когнитивным процессам (выделение признаков, идентификация и классификация объектов, селективное внимание, принятие решений) для основных нейропсихологических нарушений, в том числе для зрительной объектной агнозии. Уникальные возможности по персонализированной цифровизации когнитивной системы пока слабо реализованы. Однако следует признать, что происходит активное движение в этом направлении.


Реабилитация пациентов со зрительной объектной агнозией


Спонтанное восстановление при зрительной объектной агнозии отмечается редко, что повышает важность проведения специальных занятий с больными [2, 8]. Между тем методикам восстановления или компенсации зрительного гнозиса уделяется очень мало внимания, существенно меньше, например, чем вопросам коррекции зрительного неглекта [7]. Так, J. Heutink и соавт. в 2018 г. обнаружили в научных публикациях всего семь работ, посвященных реабилитации пациентов со зрительной объектной агнозией [8]. Исследования в этой области основаны лишь на отдельных клинических наблюдениях, свидетельствующих о том, что индивидуальные занятия с больными со зрительной агнозией могут улучшить их способность узнавания объектов и привести к некоторой генерализации положительного эффекта [56].


Humphreys [16] на основании результатов 26-летнего наблюдения за больным со зрительной объектной апперцептивной интегративной агнозией пришел к выводу, что расстройства зрительного гнозиса со временем могут частично компенсироваться за счет вовлечения в распознавание сохраненных структур дорсального пути. Больных рекомендуется целенаправленно обучать использованию компенсаторных приемов, таких как осознанное применение контекстуальных, тактильных и слуховых подсказок и словесное описание предметов [2, 8].


Новые принципы формализованного описания индивидуальных когнитивных систем могут привести к пересмотру классификации когнитивных нарушений и созданию принципиально новых моделей когнитивной диагностики и реабилитации [57].


Заключение


Нарушения зрительного предметного гнозиса могут существенно ограничивать жизнедеятельность больных с поражениями головного мозга, однако на практике они часто недооцениваются врачами. Необходима разработка стандартизированных методик диагностики зрительных объектных агнозий и совершенствование подходов к реабилитации больных с этим расстройством.


Финансирование исследования и конфликт интересов. Исследование не финансировалось какими-либо источниками, и конфликты интересов, связанные с данным исследованием, отсутствуют.

  1. Лурия А.Р. Основы нейропсихологии. М: Изда­тельский центр «Академия»; 2013.
  2. Zihl J. Rehabilitation of visual disorders after brain injury. Psychology Press; 2010, https://doi.org/10.4324/9780203843253.
  3. Cooper S.A. Higher visual function: hats, wives and disconnections. Pract Neurol 2012; 12(6): 349–357, https://doi. org/10.1136/practneurol-2011-000153.
  4. Fundamental neuroscience. Squire L., Berg D., Bloom F.E., du Lac S., Ghosh A., Spitzer N.C. (editors). Elsevier; 2012.
  5. Haque S., Vaphiades M.S., Lueck C.J. The visual agnosias and related disorders. J Neuroophthalmol 2018; 38(3): 379–392, https://doi.org/10.1097/wno.0000000000000556.
  6. Martinaud O. Visual agnosia and focal brain injury. Rev Neurol (Paris) 2017; 173(7–8): 451–460, https://doi.org/10.1016/j.neurol.2017.07.009.
  7. Hanna K.L., Rowe F. Clinical versus evidence-based rehabilitation options for post-stroke visual impairment. Neuroophthalmology 2017; 41(6): 297–305, https://doi.org/10.1080/01658107.2017.1337159.
  8. Heutink J., Indorf D.L., Cordes C. The neuropsychological rehabilitation of visual agnosia and Balint’s syndrome. Neuropsychol Rehabil 2018; 1–20, https://doi.org/10.1080/09602011.2017.1422272.
  9. Barton J.J.S. Objects and faces, faces and objects…. Cogn Neuropsychol 2018; 35(1–2): 90–93, https://doi.org/10.1080/02643294.2017.1414693.
  10. Barton J.J. Disorders of higher visual processing. Handb Clin Neurol 2011; 102: 223–261, https://doi.org/10.1016/b978-0-444-52903-9.00015-7.
  11. Cavina-Pratesi C., Large M.E., Milner A.D. Visual processing of words in a patient with visual form agnosia: a behavioural and fMRI study. Cortex 2015; 64: 29–46, https://doi.org/10.1016/j.cortex.2014.09.017.
  12. Unzueta-Arce J., García-García R., Ladera-Fernández V., Perea-Bartolomé M.V., Mora-Simón S., Cacho-Gutiérrez J. Visual form-processing deficits: a global clinical classification. Neurologia 2014; 29(8): 482–489, https://doi.org/10.1016/j.nrleng.2012.03.023.
  13. Chechlacz M., Novick A., Rotshtein P., Bickerton W.L., Humphreys G.W., Demeyere N. The neural substrates of drawing: a voxel-based morphometry analysis of constructional, hierarchical, and spatial representation deficits. J Cogn Neurosci 2014; 26(12): 2701–2015, https://doi. org/10.1162/jocn_a_00664.
  14. Baars B.J., Gage N.M. Fundamentals of cognitive neuroscience: a beginner’s guide. Elsevier; 2013.
  15. Kolb B., Whishaw I.Q. Fundamentals of human neuropsychology. New York: Worth; 2015.
  16. Humphreys G. A reader in visual agnosia. Routledge; 2016, https://doi.org/10.4324/9781315668444.
  17. Strappini F., Pelli D.G., Di Pace E., Martelli M. Agnosic vision is like peripheral vision, which is limited by crowding. Cortex 2017; 89: 135–155, https://doi.org/10.1016/j.cortex.2017.01.012.
  18. Ptak R., Lazeyras F., Di Pietro M., Schnider A., Simon S.R. Visual object agnosia is associated with a breakdown of object-selective responses in the lateral occipital cortex. Neuropsychologia 2014; 60: 10–20, https://doi.org/10.1016/j.neuropsychologia.2014.05.009.
  19. Searle J.A., Hamm J.P. Mental rotation: an examination of assumptions. Wiley Interdiscip Rev Cogn Sci 2017; 8(6), https://doi.org/10.1002/wcs. 1443.
  20. Angelucci A., Roe A.W., Sereno M.I. Controversial issues in visual cortex mapping: extrastriate cortex between areas V2 and MT in human and nonhuman primates. Vis Neurosci 2015; 32: E025, https://doi.org/10.1017/s0952523815000292.
  21. Kujovic M., Zilles K., Malikovic A., Schleicher A., Mohlberg H., Rottschy C., Eickhoff S.B., Amunts K. Cytoarchitectonic mapping of the human dorsal extrastriate cortex. Brain Struct Funct 2013; 218(1): 157–172, https://doi.org/10.1007/s00429-012-0390-9.
  22. Goodale M.A., Milner A.D. Two visual pathways — where have they taken us and where will they lead in future? Cortex 2018; 98: 283–292, https://doi.org/10.1016/j.cortex.2017.12.002.
  23. Merabet L.B., Mayer D.L., Bauer C.M., Wright D., Kran B.S. Disentangling how the brain is “wired” in cortical (cerebral) visual impairment. Semin Pediatr Neurol 2017; 24(2): 83–91, https://doi.org/10.1016/j.spen.2017.04.005.
  24. Goodale M.A. Separate visual systems for perception and action: a framework for understanding cortical visual impairment. Dev Med Child Neurol 2013; 55(Suppl 4): 9–12, https://doi.org/10.1111/dmcn.12299.
  25. Goodale M.A. How (and why) the visual control of action differs from visual perception. Proc Biol Sci 2014; 281(1785): 20140337, https://doi.org/10.1098/rspb.2014.0337.
  26. Foley R.T., Whitwell R.L., Goodale M.A. The two-visual-systems hypothesis and the perspectival features of visual experience. Conscious Cogn 2015; 35: 225–233, https://doi.org/10.1016/j.concog.2015.03.005.
  27. Rossetti Y., Pisella L., McIntosh R.D. Rise and fall of the two visual systems theory. Ann Phys Rehabil Med 2017; 60(3): 130–140, https://doi.org/10.1016/j.rehab.2017.02.002.
  28. Meichtry J.R., Cazzoli D., Chaves S., von Arx S., Pflugshaupt T., Kalla R., Bassetti C.L., Gutbrod K., Müri R.M. Pure optic ataxia and visual hemiagnosia — extending the dual visual hypothesis. J Neuropsychol 2018; 12(2): 271–290, https://doi.org/10.1111/jnp.12119.
  29. Takahashi E., Ohki K., Kim D. S. Dissociation and convergence of the dorsal and ventral visual working memory streams in the human prefrontal cortex. Neuroimage 2013; 65: 488–498, https://doi.org/10.1016/j.neuroimage.2012.10.002.
  30. Martinaud O., Pouliquen D., Gérardin E., Loubeyre M., Hirsbein D., Hannequin D., Cohen L. Visual agnosia and posterior cerebral artery infarcts: an anatomical-clinical study. PLoS One 2012; 7(1): e30433, https://doi.org/10.1371/journal.pone.0030433.
  31. Ishii K., Koide R., Mamada N., Tamaoka A. Topographical disorientation in a patient with right parahippocampal infarction. Neurol Sci 2017; 38(7): 1329–1332, https://doi.org/10.1007/s10072-017-2925-6.
  32. Rennig J., Cornelsen S., Wilhelm H., Himmelbach M., Karnath H.O. Preserved expert object recognition in a case of visual hemiagnosia. J Cogn Neurosci 2018; 30(2): 131–143, https://doi.org/10.1162/jocn_a_01193.
  33. Cooper S.A., O’Sullivan M. Here, there and everywhere: higher visual function and the dorsal visual stream. Pract Neurol 2016; 16(3): 176–183, https://doi.org/10.1136/practneurol-2015-001168.
  34. De Vries S.M., Heutink J., Melis-Dankers B.J.M., Vrijling A.C.L., Cornelissen F.W., Tucha O. Screening of visual perceptual disorders following acquired brain injury: a Delphi study. Appl Neuropsychol Adult 2018; 25(3): 197–209, https://doi.org/10.1080/23279095.2016.1275636.
  35. Chiu E.-C., Wu W.-C., Chou C.-X., Yu M.-Y., Hung J.-W. Test-retest reliability and minimal detectable change of the test of visual perceptual skills-third edition in patients with stroke. Arch Phys Med Rehabil 2016; 97(11): 1917–1923, https://doi.org/10.1016/j.apmr.2016.04.023.
  36. Величковский Б.М., Соловьев В.Д. Компьютеры, мозг, познание: успехи когнитивных наук. М: Наука; 2008. 293 с.
  37. Morrison G.E., Simone C.M., Ng N.F., Hardy J.L. Reliability and validity of the NeuroCognitive Performance Test, a web-based neuropsychological assessment. Front Psychol 2015; 6: 1652, https://doi. org/10.3389/fpsyg.2015.01652.
  38. Hardy J.L., Nelson R.A., Thomason M.E., Sternberg D.A., Katovich K., Farzin F., Scanlon M. Enhancing cognitive abilities with comprehensive training: a large, online, randomized, active-controlled trial. PLoS One 2015; 10(9): e0134467, https://doi.org/10.1371/journal.pone.0134467.
  39. Jiang T. Brainnetome: a new-ome to understand the brain and its disorders. Neuroimage 2013, 80: 263–272, https://doi.org/10.1016/j.neuroimage.2013.04.002.
  40. Feenstra H.E.M., Murre J.M.J., Vermeulen I.E., Kieffer J.M., Schagen S.B. Reliability and validity of a self-administered tool for online neuropsychological testing: the Amsterdam Cognition Scan. J Clin Exp Neuropsychol 2018 40(4): 253–273, https://doi.org/10.1080/13803395.2017.1339017.
  41. Fliessbach K., Hoppe C., Schlegel U., Elger C.E., Helmstaedter C. NeuroCogFX — a computer-based neuropsychological assessment battery for the follow-up examination of neurological patients. Fortschr Neurol Psychiatr 2006; 74(11): 643–650, https://doi.org/10.1055/s-2006-932162.
  42. Guimarães B., Ribeiro J., Cruz B., Ferreira A., Alves H., Cruz-Correia R., Madeira M.D., Ferreira M.A. Performance equivalency between computer-based and traditional pen-and-paper assessment: a case study in clinical anatomy. Anat Sci Educ 2018; 11(2): 124–136, https://doi.org/10.1002/ase.1720.
  43. Segalowitz S.J., Mahaney P., Santesso D.L., MacGregor L., Dywan J., Willer B. Retest reliability in adolescents of a computerized neuropsychological battery used to assess recovery from concussion. NeuroRehabilitation 2007; 22(3): 243–251.
  44. Tsotsos L.E., Roggeveen A.B., Sekuler A.B., Vrkljan B.H., Bennett P.J. The effects of practice in a useful field of view task on driving performance. Journal of Vision 2010; 10(7): 152–152, https://doi.org/10.1167/10.7.152.
  45. Crabb D.P., Fitzke F.W., Hitchings R.A., Viswanathan A.C. A practical approach to measuring the visual field component of fitness to drive. Br J Ophthalmol 2004; 88(9): 1191–1196, https://doi.org/10.1136/bjo.2003.035949.
  46. Edwards J.D., Vance D.E., Wadley V.G., Cissell G.M., Roenker D.L., Ball K.K. Reliability and validity of useful field of view test scores as administered by personal computer. J Clin Exp Neuropsychol 2005; 27(5): 529–543, https://doi.org/10.1080/13803390490515432.
  47. Tombaugh T.N. TOMM, Test of Memory Malingering. North Tonawanda, NY: Multi-Health Systems; 1996.
  48. Korkman M., Kirk U., Kemp S. NEPSY. A developmental neuropsychological assessment. San Antonio, TX: The Psychological Corporation; 1998.
  49. Hooper H.E. Hooper Visual Organization Test (VOT) manual. Los Angeles, CA: Western Psychological Services; 1983.
  50. Conners C.K. Conners’ Rating Scale manual. North Tonawanda, NY: Multi-Health Systems; 1989.
  51. Greenberg L.M., Kindschi C.L., Corman C.L. TOVA test of variables of attention: clinical guide. St. Paul, MN: TOVA Research Foundation; 1996.
  52. Полевая С.А., Мансурова (Ячмонина) Ю.О., Ве­тю­гов В.В., Федотчев А.И., Парин С.Б. Особенности ког­ни­тивных функций и их вегетативного обеспечения при нарушениях эндогенной опиоидной системы. В кн.: ХХ Международная научно-техническая конференция «Нейро­информатика–2018». М: НИЯУ МИФИ; 2018; 2: 162–170.
  53. Полевая С.А., Парин С.Б., Стромкова Е.Г. Психо­физическое картирование функциональных состояний человека. В кн.: Экспериментальная психология в России: традиции и перспективы. Под ред. Барабанщикова В.А. М: Изд-во «Институт психологии РАН»; 2010; c. 534–538.
  54. Shatil E., Mikulecká J., Bellotti F., Bureš V. Novel television-based cognitive training improves working memory and executive function. PLoS One 2014; 9(7): e101472, https://doi.org/10.1371/journal.pone.0101472.
  55. Bray V.J., Dhillon H.M., Bell M.L., Kabourakis M., Fiero M.H., Yip D., Boyle F., Price M.A., Vardy J.L. Evaluation of a web-based cognitive rehabilitation program in cancer survivors reporting cognitive symptoms after chemotherapy. J Clin Oncol 2017; 35(2): 217–225, https://doi.org/10.1200/jco.2016.67.8201.
  56. Behrmann M., Peterson M.A., Moscovitch M., Suzuki S. Independent representation of parts and the relations between them: evidence from integrative agnosia. J Exp Psychol Hum Percept Perform 2006; 32(5): 1169–1184, https://doi.org/10.1037/0096-1523.32.5.1169.
  57. Полевая С.А., Рунова Е.В., Некрасова М.М., Федо­това И.В., Бахчина А.В., Ковальчук А.В., Шишалов И.С., Парин С.Б. Телеметрические и информационные техно­логии в диагностике функционального состояния спорт­сменов. Современные технологии в медицине 2012; 4(4): 94–98.

Зрительная объектная агнозия — Неврология — LiveJournal

… зрительные агнозии могут наблюдаться в клинике многих заболеваний и травм головного мозга, однако они до сих пор остаются одними из наименее изученных расстройств в неврологии.


Зрительный гнозис (узнавание, распознавание) — способность узнать увиденный объект, т. е. понять смысл ранее уже знакомого визуального стимула при восприятии его в целом или отдельных частей.

Соответственно, под зрительной агнозией понимается неспособность человека распознать объект или часть объекта при помощи одного только зрения при сохранности у него элементарных зрительных функций (остроты зрения и полей зрения, чувствительности к пространственному контрасту, цветового зрения), речи, памяти и способности узнать предметы по звуковым или тактильным характеристикам.

Зрительная агнозия — мономодальное расстройство, поэтому клинические случаи, в которых пациенты наряду с нарушением зрительного гнозиса имеют признаки расстройства гностических функций других модальностей, по мнению ряда специалистов, не следует расценивать как случаи собственно зрительной агнозии.

В настоящее время большинство авторов выделяют такие типы зрительной агнозии, как зрительная агнозия объектов и форм, лицевая агнозия (прозопагнозия), топографагнозия, агнозия букв. Наименее изученной остается зрительная агнозия объектов и форм (объектная агнозия), под которой понимают неспособность визуально распознавать сложные объекты или рисунки и дифференцировать классы стимулов, несмотря на интактность базовых зрительных функций.


читайте также пост: Лицевая агнозия (прозопагнозия) (на laesus-de-liro.livejournal.com) [читать]


читайте также пост: Нарушение ориентации в пространстве (на laesus-de-liro.livejournal.com) [читать]


Пациенты с объектной зрительной агнозией не узнают ранее знакомые предметы и не способны научиться опознавать новые объекты по одному только внешнему виду. Кроме того, у таких больных снижен контроль за правильностью распознавания предмета. Объектной зрительной агнозии может сопутствовать нарушение узнавания знакомых лиц (прозопагнозия), реже — букв и слов («чистая» алексия без аграфии).

Зрительная объектная агнозия (ЗОА) разделяется на апперцептивную и ассоциативную формы. Апперцептивная ЗОА (апперцепция — восприятие) проявляется невозможностью скопировать предмет, а также найти сходство/различие между объектами, в то время как ассоциативная ЗОА характеризуется нарушением идентификации последних из-за утраты знаний об их значении: пациент способен нарисовать предмет, описать его части и найти сходство между разными предметами, однако не способен узнать объект, который только что предъявлялся и был зарисован.

Анатомическими зонами, критически значимыми для зрительного объектного гнозиса (объект-чувствительными), считаются латеральный затылочный комплекс, задние отделы височной коры, парагиппокампальная зона места и фузиформная область распознавания лиц. Латеральный затылочный комплекс — это область на боковой поверхности затылочной доли. Она активируется при предъявлении объекта с различных точек зрения, но не при изменении размера или локализации последнего. Задние отделы височной коры составляют нейрофизиологическую основу связывания образа предмета с его семантическим значением, а парагиппокампальная зона «места» максимально активируется в ответ на зрительные стимулы в виде зданий и топографических ориентиров. Что касается фузиформной извилины, то эта зона активируется прежде всего в ответ на лица, а не предметы.

ЗОА описана при отравлении монооксидом углерода, инсультах, синдроме задней обратимой лейкоэнцефалопатии, множественных метастазах в головной мозг, герпетическом энцефалите, задней кортикальной атрофии, болезни Крейтцфельдта-Якоба. При локальных поражениях головного мозга ЗОА чаще отмечается в случаях двусторонних височно-затылочных очагов, хотя возможна и при изолированном поражении левого или правого полушария.

Обратите внимание! Сложность диагностики ЗОА определяется тем, что при поражениях головного мозга она нередко сочетается с другими выраженными нейропсихологическими и неврологическими расстройствами, которые маскируют нарушение гнозиса. Другая проблема заключается в недостатке стандартизированных методик выявления нарушений гнозиса. В то же время [!!!] своевременное клиническое выявление предметной агнозии имеет большое значение, поскольку она может быть ранним признаком таких нейродегенеративных заболеваний, в отношении которых нейровизуализационные методы диагностики обладают низкой чувствительностью. [!!!] Точное [своевременное] определение характера агнозии позволяет разработать индивидуальную стратегию реабилитации пациента, улучшающую прогноз его восстановления.

Начальный этап обследования пациента с подозрением на зрительную агнозию включает клинический осмотр с оценкой элементарных зрительных функций и восприятия простых визуальных стимулов. При их сохранности переходят к проверке способности распознавать предметы. Для этого пациенту показывают известные объекты, просят назвать их, а также описать их свойства. Последнее необходимо для дифференциальной диагностики агнозии с аномией: пациент с аномией не может назвать предмет, но правильно описывает его назначение.

Широко применяются задания на узнавание перечеркнутых изображений и наложенных друг на друга фигур. У больных с апперцептивной зрительной агнозией объектов узнавание пересекающихся изображений резко ухудшено по сравнению с раздельно представленными изображениями.

Используются задания на различение изображений реальных и бессмысленных (созданных путем добавления или замены деталей) предметов, представляющие наибольшие трудности для больных со зрительной предметной апперцептивной интегративной агнозией. Для диагностики зрительной предметной апперцептивной агнозии формы (сопровождающейся нарушением копирования) также предъявляются задания на срисовывание геометрических фигур и букв.

В диагностике зрительной объектной апперцептивной трансформационной агнозии применяются задачи на узнавание объектов, которые демонстрируются под необычными углами зрения и требуют для своего узнавания мысленных поворотов в пространстве. Зрительная объектная ассоциативная агнозия выявляется с помощью заданий на распознавание объектов из различных смысловых категорий и определение их видовых признаков. [!!!] В настоящее время для выявления ЗОА стандартизированных тестов мало, что снижает надежность диагностики предметной агнозии. Разработаны компьютерные технологии для диагностики и цифрового отображения ЗОА (в т.ч. для реабилитации пациентов со ЗОА).


подробнее в статье «Зрительная объектная агнозия при поражениях головного мозга (обзор)» Г.В. Тихомиров, И.О. Константинова, М.М. Циркова, Н.А. Буланов, В.Н. Григорьева; Приволжский исследовательский медицинский университет, пл. Минина и Пожарского, Н. Новгород; Национальный исследовательский Нижегородский государственный университет им Н. И. Лобачевского, Н. Новгород; Клиническая больница №2 Приволжского окружного медицинского центра ФМБА России, Н. Новгород; Национальный исследовательский университет Высшая школа экономики, Москва (журнал «Современные технологии в медицине» №1, 2019) [читать]

Зрительное восприятие — Когнитивная способность

Что такое зрительное восприятие?

Способность прочитать текст кажется простым процессом: мы направляем глаза на буквы, видим их и знаем, что они говорят. Но на самом деле это чрезвычайно сложный процесс, основанный на работе серии структур мозга, которые специализируются на зрительном восприятии, а также на распознавании различных субкомпонентов зрения.

Воспринимать означает интерпретировать информацию об окружающей среде, полученную через органы чувств. Эта интерпретация зависит от наших когнитивных процессов и имеющихся знаний. Зрительное или визуальное восприятие можно определить как способность истолковывать информацию, достигающую глаз через свет видимой области спектра. Результатом интерпретации, которую выполняет наш мозг на основе этой информации, является то, что известно как зрительное восприятие или зрение. Таким образом, визуальное восприятие — это процесс, который начинается в наших глазах:

  • Фоторецепция: световые лучи проходят через зрачки глаз и возбуждают клеточные рецепторы в сетчатке глаза.
  • Передача и базовая обработка: сигналы, которые создают эти клетки, передаются через зрительный нерв в мозг. Сначала сигнал проходит через оптические хиазмы (где информация из правого поля зрения направляется в левое полушарие, а из левого поля зрения — в правое полушарие), затем информация поступает к боковому коленчатому телу и таламусу.
  • Обработка информации и восприятие: далее визуальная информация, полученная через глаза, отправляется к визуальной коре затылочной доли мозга. В этих структурах мозга информация обрабатывается и направляется в остальные части мозга, чтобы мы могли её использовать.

Характеристики, формирующие зрительное восприятие

Для того, чтобы получить представление о том, насколько сложна эта функция, попробуем представить, что делает наш мозг, когда мы видим простой футбольный мяч. Сколько факторов ему предстоит определить? Например:

  • освещение и контрастность: мы видим, что имеется сосредоточение линий, более или менее освещённое и имеющее свой диаметр, который отличает его от других объектов окружающей среды и фона.
  • Размер: это окружность около 70 см. в диаметре.
  • Форма: имеет форму круга.
  • Расположение: находится в трёх метрах от меня, справа. Могу легко до него добраться.
  • Цвет: белый с чёрными пятиугольниками. Кроме того, если вдруг изменится освещение, мы бы знали, что его цвета — это чёрный и белый.
  • Измерения: существует в трёх измерениях, так как это сфера.
  • Движение: в настоящий момент без движения, но можно придать ему движение.
  • Единица: имеется один, и он отличается от окружающей среды.
  • Использование: служит для игры в футбол, предназначен для ударов ногами.
  • Персональные отношения с объектом: похож на тот, который мы используем на тренировках.
  • Имя: футбольный мяч. Этот последний процесс также известен как память на имена.

Если вам кажется, что это много шагов, задумайтесь о том, что наш мозг выполняет этот процесс постоянно и с невероятной быстротой. Кроме того, наш мозг не воспринимает информацию пассивно, а использует имеющиеся знания, чтобы «укомплектовать» информацию о том, что он воспринимает (поэтому мы знаем, что мяч является сферой, даже когда мы видим его плоским на фото). В затылочной доле мозга и прилегающих к ней отделах (височная и теменная доли) есть несколько областей, специализирующихся на каждом из ранее описанных процессов. Для корректного восприятия требуется слаженная работа всех этих отделов.

Когда мы смотрим на свой рабочий стол, наш мозг мгновенно идентифицирует все расположенные на нём объекты, что позволяет нам быстро взаимодействовать с ними. Зная это, легко понять огромное значение этого процесса в нашей повседневной жизни и то, насколько он важен для нормального функционирования в любой жизненной ситуации.

Примеры визуального восприятия

  • Вождение автомобиля — это одна из наиболее сложных повседневных задач, в которой участвует множество когнитивных функций. Визуальное восприятие является одной из основ вождения. Если нарушается один из процессов зрительного восприятия, водитель ставит под угрозу свою жизнь и жизни других людей. Важно быстро определять положение автомобиля относительно дороги и других транспортных средств, скорость, с которой они движутся, и т.д.
  • Когда ребёнок находится на уроке, его острота зрения и восприятие должны быть оптимальными, чтобы не упустить из виду детали объясняемого материала. Нарушения этой способности могут привести к снижению успеваемости ребёнка.
  • В изобразительном искусстве, например в живописи, зрительное восприятие — это всё. Когда мы хотим нарисовать картину и мечтаем сделать её реалистичной и привлекательной, мы должны проверить наше зрительное восприятие и проработать каждую деталь, оттенок цвета, перспективу… Конечно, чтобы оценить произведения искусства, нам также необходимо хорошее зрительное восприятие, недостаточно просто видеть.
  • Визуальное восприятие имеет важное значение для любой деятельности, связанной с мониторингом или надзором. Охранник, который ввиду нарушения восприятия не может корректно оценить происходящее на камерах наблюдения, не сможет надлежащим образом выполнять свою работу.
  • Конечно, в повседневной жизни мы постоянно используем визуальное восприятие. Если мы видим на дороге приближающийся автобус, его изображение становится всё больше в нашем сознании. Тем не менее наш мозг способен интерпретировать изменения, которые не являются реальными. Мы продолжаем видеть автобус обычного размера независимо от того, насколько близко или далеко он от нас находится. Нам также необходимо визуальное восприятие для перемещения в пространстве, чтобы не перепутать лекарства, готовить еду, делать уборку дома и т.д.

Патологии и расстройства, связанные с проблемами в зрительном восприятии

Нарушения визуального восприятия могут сопровождаться различными проблемами и трудностями на разных уровнях.

Полная или частичная потеря зрения в результате повреждения органов восприятия ведет к неспособности восприятия (слепоте). Это может быть вызвано повреждением самого глаза (например, травма глаза), повреждением путей передачи информации от глаз к мозгу (например, глаукома) или повреждением отделов головного мозга, отвечающих за анализ этой информации (например, в результате инсульта или черепно-мозговой травмы).

Однако, восприятие — это не унитарный процесс. Существуют специфичные повреждения, которые могут нарушить каждый из вышеописанных процессов. Расстройства этого типа характеризуются поражением областей мозга, ответственных за те или иные процессы. Эти расстройства известны как визуальная агнозия. Визуальная агнозия определяется как неспособность распознавать известные объекты несмотря на сохранение остроты зрения. Классически агнозия делится на два типа: перцепционная агнозия (пациент может увидеть части объекта, но не способен понять объект в целом) и ассоциативная агнозия (пациент может распознать объект в целом, но не может понять о каком объекте идет речь). Трудно представить, как функционирует восприятие людей с этими расстройствами. Несмотря на то, что они могут видеть, их ощущения близки к тем, что испытывают страдающие слепотой. Кроме того, есть ещё более специфические расстройства, такие как, например, акинетопсия (неспособность видеть движение), дальтонизм (неспособность различать цвета), прозопагнозия (неспособность узнавать знакомые лица), алексия (приобретённая неспособность читать), и т.д.

Помимо этих расстройств, при которых утрачивается навык воспринимать визуальную информацию (или её часть), также возможны нарушения, при которых полученная информация искажается или вовсе не существует. Это может быть случай галлюцинаций при шизофрении или другие синдромы. Кроме того, учёными описан тип зрительных иллюзий у людей, которые потеряли зрение: Синдром Шарля Бонне. В этом случае у человека, потерявшего зрение, после длительного периода, в течение которого его мозг не получает визуальную активность, наблюдается самоактивация мозга, провоцирующая визуальные иллюзии, в которых пациенту видятся геометрические фигуры или люди. Однако, в отличие от галлюцинаций при шизофрении, люди с этим синдромом знают, что вещи, которые они видят, не являются реальными.

Как измерять и оценивать зрительное восприятие?

Зрительное восприятие помогает нам выполнять многие виды повседневной деятельности. Наша способность двигаться и взаимодействовать с окружающей средой, полной препятствий, напрямую зависит от качества зрительного восприятия. Таким образом, оценка восприятия может быть полезной в различных областях жизни: в учёбе (чтобы знать, сможет ли ребёнок видеть школьную доску или читать книги), в области медицины (чтобы знать, что пациент может перепутать лекарства или нуждается в постоянном присмотре), в профессиональных кругах (практически любая работа требует навыков чтения, наблюдения или контроля).

С помощью комплексного нейропсихологического тестирования мы можем эффективно и надёжно оценить различные когнитивные способности, в том числе зрительное восприятие. Тест, который предлагает CogniFit («КогниФит») для оценки зрительного восприятия, основан на классическом тесте NEPSY (Коркман, Кирк и Кемп, 1998). Благодаря этому заданию можно получить возможность декодировать элементы, представленные в упражнении, и количество когнитивных ресурсов, которыми располагает пользователь, чтобы понять и выполнить задачу наиболее эффективным образом. Помимо визуального восприятия, тест также измеряет память на имена, время отклика и скорость обработки информации.

  • Тест на Декодирование VIPER-NAM: изображения объектов появляются на экране в течение короткого периода времени и исчезают. Вслед за этим появляются четыре буквы, и только одна из них соответствует первой букве названия объекта. Задание — правильно выбрать эту букву. Необходимо выполнить тест как можно быстрее.

Как восстановить или улучшить зрительное восприятие?

Зрительное восприятие, как и другие когнитивные способности, можно тренировать и улучшать. CogniFit («КогниФит») даёт возможность делать это профессионально.

Восстановление зрительного восприятия основывается на пластичности мозга. CogniFit («КогниФит») предлагает серию упражнений и игр, направленных на реабилитацию зрительного восприятия и других когнитивных функций. Мозг и его нейронные связи усиливаются за счёт использования функций, которые от них зависят. Таким образом, если мы регулярно тренируем зрительное восприятие, укрепляются соединения структур мозга, участвующие в восприятии. Поэтому, когда наши глаза посылают информацию в мозг, нейронные соединения будут работать быстрее и эффективнее, улучшая наше зрительное восприятие.

CogniFit («КогниФит») состоит из опытной команды профессионалов, специализирующихся на изучении процессов синаптической пластичности и нейрогенеза. Это сделало возможным создание программы персонализированной когнитивной стимуляции, которая адаптируется к потребностям каждого пользователя. Программа начинается с точной оценки зрительного восприятия и других основных когнитивных функций. На основании результатов оценки программа когнитивной стимуляции CogniFit («КогниФит») автоматически предлагает режим персональных когнитивных тренировок с целью укрепления визуального восприятия и других когнитивных функций, которые, по результатам оценки, нуждаются в улучшении.

Для улучшения зрительного восприятия крайне важно тренироваться регулярно и правильно. CogniFit («КогниФит») предлагает инструменты для оценки и реабилитации, позволяющие улучшать когнитивные функции. Для корректной стимуляции необходимо уделять 15 минут в день, два или три раза в неделю.

Программа когнитивной стимуляции CogniFit («Когнифит») доступна онлайн. Программа содержит разнообразные интерактивные упражнения в форме увлекательных игр для мозга, в которые можно играть с помощью компьютера. В конце каждой сессии CogniFit («КогниФит») покажет подробную диаграмму улучшений когнитивного состояния.

К кому обратиться при агнозии

Неврологи Москвы — отзывы

Елена Анатольевна хороший, квалифицированный, внимательный и опытный врач. Приём прошёл вовремя. Осмотр был проведен полностью, были просмотрены результаты анализов и проведён опрос. Так же доктор уточнила историю болезни, назначила лечение и посоветовала какие сдать анализы для контроля динамики. Оцениваю посещение данного специалиста на оценку хорошо. Всем рекомендую! Она разбирается во всех вопросах, даже которые не касаются её специальности!

Рамиль

Очень внимательный, приятный и знающий доктор — специалист своего дела. На приеме он оказал психологическую помощь пациенту, сделал манипуляции, внушил позитив и надежду на выздоровление, облегчил боль и дал советы. Я довольна, что его вызвала.

Елена

Спасибо доктору за правильную диагностику и назначенную терапию. Очень довольна враче. Вежливая, спокойная, внимательная. Осмотр компетентный. На все мои вопросы я получила четкие ответы. Не смотря на то что вопросов было много, Анвара Владимировна на все ответила терпеливо, за что ей отдельное спасибо. Очень достойный специалист, любит свою работу и назначает помогающее лечение.

Анна

Мы часто посещаем на него с племянницами, очень хорошо понимает и обисняет что за болезни и как бороться с ними, хочется лечить больными пациентов. Буду рекомендовать хороший доктор!

Юлдуз

Внимательный, тактичный и приветливый доктор, который знает свое дело. Он нас выслушал и подобрал лечение.

Валерия

Хороший специалист, вежлив, грамотен, обходителен, общалась по-доброму. Все замечательно. Мне понравилось. Маргарита Александровна все подробно узнала у меня, внимательно посмотрела, назначила предварительное лечение, написала анализы. Со всех сторон подошла к моей проблеме. Я все довольна. Меня все устроило.

Елена

Второй раз я к ней хожу, у неё наблюдаюсь. Мне она нравится. Внимательная, отзывчивая женщина, много внимания деталям уделяет. Хороший специалист. Я ещё к ней приду.

Ирина

Доктор внимательно выслушала проблему и симптомы, провела полный осмотр, связанный с моей проблемой. Я довольна этим врачом! Посоветовала нужное лечение и не просто какие-то левые анализы и исследование назначила, а действительно то, что нужно, я просто учусь в медицинском и я знаю.

Алина

Приём не понравился. Я не совсем поняла, что это за врач невролог с 30-летним стажем, который даже снимки не смотрит. И стоимость консультации меня не устроила, конкретную сумму за назначение лечения врач не мог назвать, торговался, как на базаре. Спина продолжает болеть.

Татьяна

Отлично прошел прием. Замечательная женщина, воодушевила меня, вдохновила, дала надежду. Пойду еще раз к ней. Уже порекомендовала врача и клинику.

Вера

Показать 10 отзывов из 17586

Агнозия. Зрительная агнозия

В сегодняшней статье мы поговорим о таком неприятном явлении, как агнозия. Характеризуется это состояние тем, что при его развитии на фоне повреждения коры головного мозга у человека нарушаются разнообразные виды восприятия. Как правило, агнозия — это патология, которая появляется на фоне хронических болезней (проблемы с кровообращением мозга, отравления). Кроме того, она наносит повреждение вторичным отделам коры головного мозга, которые находятся в составе анализаторной системы коркового уровня.

Причины возникновения

Как уже упоминалось, агнозия поражает теменную и затылочную долю головы человека. Это может происходить вследствие таких причин:

  • Острые проблемы с кровообращением в мозгу (инсульт).
  • При появлении опухолей.
  • Вследствие черепно-мозговой травмы, которая могла возникнуть из-за нескольких причин (ДТП, падения с большой высоты, удара).
  • Расстройства движения крови в мозге, которое в дальнейшем приводит к слабоумию, что может как проявляться плаксивостью, так и вызывать определённые сложности при освоении новых умений, ориентировании в различных бытовых ситуациях и способствовать возникновению провалов в памяти.
  • Из-за развития воспаления мозга (энцефалита).
  • Из-за болезни Паркинсона, которая характеризуется появлением прогрессирующей скованности мышц, дрожи и нейропсихологического расстройства.

Кроме того, следует учитывать, что агнозия — это явление, которое возникает внезапно. Поэтому следует максимально внимательно относиться к состоянию своего здоровья и своевременно проходить регулярные медицинские обследования.

Симптоматика

К наиболее распространённым симптомам относят:

  • Сложности, связанные с ориентировкой на местности.
  • Отрицание присутствия у себя болезней или дефектов, связанных с резким ухудшением зрения, появлением слабости в конечностях, несмотря на их острое проявление.
  • Равнодушие к присутствию у себя разнообразных дефектов, перечисленных выше.
  • Проблемы, связанные с тактильным определением предметов и их текстуры.
  • Расстройства, связанные с определением звука. Как правило, такое состояние человека классифицируется как слуховая агнозия, при которой больной не может не только чётко определить характер звука, но и указать место, откуда он звучит.
  • Проблемы с восприятием своего тела.
  • Неспособность узнавать замысловатые зрительные образы. Хотя у человека сохраняется способность фиксировать некоторые элементы, но в то же время он не в состоянии связывать их между собой. К примеру, глядя на праздничный стол, он может узнавать бокалы, кувшины, тарелки с едой, но причина их появления так и останется для него загадкой. Такое состояние классифицируется как зрительная агнозия.
  • Принятие во внимание только видимого пространства. Как пример тут можно привести ситуацию, когда больной во время приёма пищи кушает только с правой стороны тарелки или же при открывании двери он задевает левым плечом дверной косяк, так как не видит помехи слева.

Немного об агнозии: виды

Как и у каждой патологии, у агнозии также есть свои особенности протекания, учитывая которые, можно назначить эффективную лечебную схему. Именно поэтому перед началом терапии нужно знать не только, что собой представляет это нарушение, но также и его характерные особенности.

На сегодняшний день выделяют несколько форм этого состояния:

  1. Тактильная агнозия.
  2. Зрительная.
  3. Слуховая.

Зрительная

Как правило, этот вид проявляется при возникновении нарушения во вторичном отделе затылочной коры. Выражаться она может следующим образом:

  • В отсутствии узнавания ранее известных предметов, её ещё называют предметной агнозией. К примеру, человек затрудняется с ответом на вопрос «что это?» при взгляде на телефон или книгу. Но если ему рассказать, как этот предмет называется, то он сможет сказать, для чего тот предназначается. Кроме того, как показывает практика, предметная агнозия может иметь несколько степеней выраженности — от максимальной (проблемы с узнаванием реальных предметов) до минимальной (трудности с опознанием контурного изображения).
  • Агнозией на лица, которая проявляется нарушением распознавания лиц родственников или друзей. Но при этом пациент без особых проблем может указать как возраст, так и пол человека.
  • Цветовой агнозией, которая выражается тем, что больной не может точно сказать, какой цвет он видит в данный момент перед собой. К примеру, если вы попросите пациента посмотреть на зелёный листок на дереве и сказать, какого он цвета, то можно и не дождаться ответа. Но если же спросить, каким он должен быть, человек без особых проблем ответит на этот вопрос.
  • Симультанной, или, как её ещё называют, симультагнозивной агнозией, которая характеризуется нарушением при узнавании достаточно сложного зрительного образа, и это при том, что сама способность опознавать отдельные элементы остаётся в полном порядке.

Также зрительная агнозия достаточно часто проявляется в ситуации, когда человек читает книгу, но, несмотря на все его желание, не может вспомнить некоторые буквы или отдельно взятое слово. Это приводит к определённым сложностям во время чтения, но никоим образом не влияет на письмо, так как при просьбе воспроизвести ускользающую от него букву на листе бумаге или же набрать её на клавиатуре без особых проблем пациент это выполняет.

Слуховая

Как правило, слуховая агнозия проявляется при поражении коркового поля височной доли. Так, при повреждении височной доли полушария, расположенного слева, это состояние может выражаться в виде расстройства фонематического слуха (сложностей с различением звуков речи, что в дальнейшем может привести к расстройству речи). При повреждённой же доли полушария, что расположено справа, у больного человека пропадает способность различать ранее знакомые музыкальные звуки.

Тактильная

Тактильная агнозия развивается при повреждении вторичного коркового поля теменной части или полушария, расположенного с правой стороны. Ее отличительной чертой являются проблемы с опознанием предметов на ощупь или же в расстройстве, связанном с узнаванием собственных частей тела. Как показывает практика, этот вид можно разделить на 2 категории. К первой можно отнести все, что связано с кожными рецепторами, а ко второй — с мышечными и суставными.

Диагностика

Обнаружив у своего знакомого или близкого человека похожие симптомы, чтобы не гадать, агнозия это или нет, лучше всего провести определённые диагностические мероприятия. Кроме того, не стоит забывать, что проведённая диагностика — это лишь половина дела. Поэтому обязательно нужно обратиться к опытному специалисту, который проанализирует жалобы пациента, учтёт анамнез заболевания (давность болезни, признаки, причины, повлёкшие за собой возникновение этого состояния). Кроме того, немаловажно учесть скорость прогрессирования патологии. После этого может понадобиться проведение оценки психических функций и поиск других возможных нарушений неврологического характера. Их необходимость связана с тем, что агнозия — это состояние, которое в первую очередь связано с расстройством восприятия. При необходимости может быть назначено собеседование с нейропсихологом, в ходе которого, вероятно, потребуется выполнить несколько процедур (заполнить анкету, ответить на разнообразные вопросы).

Не стоит исключать ценность таких видов исследования, как МРТ и компьютерная томография, которые не только могут помочь в послойном изучении строения головного мозга, но определить возможную причину возникновения агнозии.

Лечение

Как правило, после того как начато лечение, агнозия может слегка уменьшить свои проявления. Но только после устранения основной болезни можно говорить об эффективной и действенной терапии в целом.

Сам лечебный процесс может заключаться в ликвидировании опухоли мозга, контроле за артериальным давлением, занятиях с психологом и использовании препаратов, которые улучшают состояние нейропсихических функций.

Самое главное — не заниматься самолечением, как поступает большинство людей. Как показывает практика, не вовремя проведённая диагностика и, как следствие, поздно начатая терапия уже не могут на все 100% избавить от проявлений этой патологии. В целом статистика показывает, что если вовремя начато лечение, агнозия может практически полностью исчезнуть.

Профилактика

На сегодняшний момент особых профилактических мероприятий, которые могли бы предотвратить развитие агнозии, не существует. Из общих рекомендаций можно выделить:

  • Отказ от спиртного и курения.
  • Ведение здорового образа жизни.
  • Постоянный контроль артериального давления.
  • Своевременное обращение к врачу при малейших симптомах развития этого состояния.

Зрительные вызванные потенциалы (ЗВП) — Волгоградский областной клинический кардиологический центр

Зрительные вызванные потенциалы (ЗВП)

Исследование вызванного зрительного потенциала на реверсивный шахматный паттерн (ВЗПШП).

Цель исследования

Изучение зрительной функции и определение возможных уровней поражения зрительного анализатора. Анализируются зрительный нерв, хиазма, зрительный тракт, корковый зрительный анализатор (поле 17, 18, 19 по Бродману), а также оценивается функция сетчатки.

Так же можно провести оценку зрительных нарушений и их динамику при лечении.

Показания
  • Амблиопия, аномалия рефракции, заболевания сетчатки;
  • Неврит зрительного нерва или травматическое его повреждение;
  • Корковая слепота, зрительная агнозия и другие повреждения зрительной коры;
  • Психогенная слепота у истерических больных;
  • Демиелинизирующие заболевания;
  • Опухоли головного мозга, энцефалиты и другие церебральные процессы;
  • «Ленивый» глаз у детей;
  • Наследственные и другие атрофии зрительного нерва;
  • Гемианопсии;
  • Оценка сохранности зрительных функций у больных с нарушением сознания;
  • Аггравация. Симуляция.
Интерпретация результатов исследования

При поражении зрительных нервов в результате различных заболеваний латентные периоды (ЛП) основных компонентов увеличены.При поражении зрительного тракта регистрируется асимметрия латентных периодов компонентов ВЗПШП. При поражении зрительного анализатора в зоне корковой проекции отмечается значительная амплитудная асимметрия ВЗПШП, искажается его форма, амплитуда компонентов на стороне поражения снижена (при отсутствии патологических изменений на сетчатке). При поражении сетчатки, зрительного нерва и при снижении нейродинамической активности коркового зрительного анализатора регистрируется снижение амплитуды основных компонентов ВП.

Противопоказания

Противопоказаний при стимуляции на вспышку нет.

При стимуляции на реверсивный шахматный паттерн:

  • Дети до 3 лет;
  • Лица с остротой зрения менее 0,1;
  • Отсутствие рефракции или фиксации взора у пациента;
  • Отсутствие оптической коррекции;
  • Применение препаратов вызывающих расширение зрачков (мидриатиков) за 2-3 суток до обследования.
Подготовка

Специальной подготовки к исследованию не требуется.

Зрительная агнозия – обзор

4.3.1 Зрительная агнозия

Пациенты с зрительной агнозией испытывают трудности с распознаванием объектов из-за нарушений в базовой обработке восприятия или процессах распознавания более высокого уровня. Такие пациенты все еще могут распознавать объекты с помощью других органов чувств, таких как осязание, слух или обоняние, поэтому потеря функции является строго зрительной. Слово агнозия можно перевести с греческого как означающее «отсутствие знания», поэтому зрительная агнозия подразумевает потерю зрительного знания.

Здесь мы обсудим три типа зрительной агнозии: апперцептивную агнозию, ассоциативную агнозию и прозопагнозию. Пациенты с апперцептивной агнозией все еще могут обнаруживать внешний вид визуально предъявляемых предметов, но с трудом воспринимают их форму и не могут распознать или назвать их. Эти пациенты обычно не справляются с тестами на копирование формы и могут иметь трудности с копированием очень простых форм, таких как круг, квадрат или, возможно, даже одна наклонная линия. Отравление угарным газом является частой причиной апперцептивной агнозии, так как это может привести к обильному поражению всей затылочной доли.

Примечательно, что некоторые апперцептивные агностики обнаруживают признаки бессознательной обработки зрительных образов, которые они не могут воспринимать сознательно. Goodale и коллеги (1991) тестировали пациента с апперцептивной агнозией, Д.Ф., который с трудом сообщал об ориентации простых линий или реальных объектов. Когда ее попросили указать ориентацию узкой прорези, прорезанной на поверхности барабана, она не смогла указать угол прорези и сделала много ошибок. Однако, когда ее попросили вставить карту через щель, она смогла сделать это с поразительной точностью.Удивительно, но когда ее попросили просто держать письмо рядом с собой и повернуть его, чтобы оно соответствовало углу прорези, ее работа снова была плохой, и она сообщила, что прорезь казалась «менее четкой», чем когда ей разрешили отправить письмо. карта. Что может объяснить эту поведенческую диссоциацию между способностью DF сообщать об угле прорези и выполнять визуально управляемое действие?

Пациент Д.Ф. предоставляет убедительные доказательства того, что существуют отдельные пути для обработки того, «что» представляет собой объект и «где» он находится по отношению к выполнению визуально управляемого действия.Согласно Goodale и Milner, у пациента DF имеется повреждение вентрального зрительного пути, но интактный процессинг в дорсальном пути, утверждение, которое недавно было подтверждено исследованиями изображений головного мозга (James et al., 2003). Они предполагают, что дорсальная система отвечает не только за обработку того, «где» находятся объекты, но и за то, «как» действия могут выполняться по отношению к конкретному объекту, например, указывать или тянуться к этому объекту. По-видимому, визуальная обработка в дорсальной системе недоступна сознанию — пациент не может сообщить ориентацию щели, — однако дорсальная система может направлять правильные действия.

Ассоциативная агнозия относится к неспособности распознавать объекты, несмотря на кажущееся сохранным восприятие объекта. Например, когда пациентов с ассоциативной агнозией просят скопировать простую картинку, у них получается делать разумную работу, особенно если им дается достаточно времени. Доктор Оливер Сакс описал пациента, который в результате черепно-мозговой травмы «принял свою жену за шляпу». У пациента были большие трудности с идентификацией объектов, хотя в остальном его зрение было нормальным, и он мог описать особенности увиденного.Когда ему подарили розу с лацкана доктора Сакса, пациент описал ее как «извилистую красную форму с линейным зеленым прикреплением», но только понюхав ее, он понял, что это роза. Когда его жена пришла встретить его в кабинете врача, он случайно потянулся к ее голове, когда хотел достать свою шляпу с вешалки (Sacks, 1985). Ассоциативная агнозия обычно возникает в результате поражения вентральной височной коры.

Хотя у большинства пациентов со зрительной агнозией возникают трудности с распознаванием как лиц, так и объектов, сообщалось о некоторых замечательных исключениях.Пациенты с прозопагнозией все еще способны хорошо распознавать объекты, но испытывают большие трудности с узнаванием или различением лиц (Bodamer, 1947; Meadows, 1974b). Дефицит может быть серьезным; некоторые пациенты с прозопагнозией больше не могут узнавать близких членов семьи или друзей и вместо этого должны полагаться на другие сигналы, такие как голос или одежда человека, чтобы узнать этого человека. Некоторые пациенты перестают узнавать свое лицо на фотографиях или даже в зеркале.

Какой тип повреждения головного мозга приводит к прозопагнозии? Прозопагнозия может возникнуть в результате двустороннего повреждения областей латеральной затылочной коры, нижней височной коры и веретенообразной извилины (Meadows, 1974b; Bouvier & Engel, 2006).В некоторых случаях к этому нарушению может привести одностороннее поражение правого полушария. Поскольку поражения, как правило, довольно большие и могут повредить пути волокон, ведущие к критическим участкам мозга, трудно определить точное место. Тем не менее, участки поражения головного мозга, связанные с прозопагнозией, по-видимому, охватывают веретенообразную область лица и простираются гораздо дальше кзади.

Агнозия — PubMed

Агнозия — это редкое расстройство, при котором пациент не может распознавать и идентифицировать объекты, людей или звуки с помощью одного или нескольких органов чувств, несмотря на то, что в остальном органы чувств функционируют нормально.Дефицит не может быть объяснен памятью, вниманием, языковыми проблемами или незнакомством со стимулами. Обычно поражается одна из сенсорных модальностей. Например, пациент с агнозией может быть не в состоянии идентифицировать чашку на вид, хотя он может определить ее цвет и определить ее на ощупь по форме и текстуре. Это не то же самое, что аномия. Аномия — это расстройство именования, при котором пациенты не могут назвать объект, несмотря на использование других сенсорных модальностей, таких как осязание и обоняние.

Классически выделяют 2 формы агнозии: апперцептивную и ассоциативную.

  1. Апперцептивная агнозия — это нарушение распознавания из-за дефицита перцептивной обработки на ранних стадиях.

  2. Ассоциативная агнозия — это нарушение узнавания, несмотря на отсутствие дефицита восприятия. Пациенты с ассоциативной агнозией обычно могут рисовать, сопоставлять или копировать объекты, в то время как пациенты с апперцептивной агнозией не могут.

Виды агнозии

Существует 3 основных типа агнозии в зависимости от типа вовлеченных ощущений.

  1. Зрение (зрение)

  2. Слух (слух)

  3. Тактильное (осязание)

Зрительная агнозия

Зрительная агнозия относится к нарушению распознавания визуально представленных объектов, несмотря на нормальное поле зрения, остроту, цветовое зрение, различение яркости, язык и память. Пациенты могут распознавать объекты, используя другие сенсорные модальности.Иногда ухудшение состояния некоторых типов объектов сильнее, поэтому для точной диагностики следует тестировать множество объектов. Зрительная агнозия является наиболее распространенной и лучше понимаемой агнозией.

Агнозия далее делится на 2 подтипа: апперцептивную зрительную агнозию и ассоциативную зрительную агнозию.

  1. Апперцептивная зрительная агнозия относится к аномалиям зрительного восприятия и процесса различения, несмотря на отсутствие элементарных нарушений зрения.Эти люди не могут распознавать предметы, рисовать или копировать фигуру. Они не могут воспринимать правильные формы объекта, хотя знание объекта не повреждено. Апперцептивная зрительная агнозия обычно связана с поражением теменной, затылочной коры

  2. Ассоциативная зрительная агнозия связана с трудностями в понимании смысла того, что они видят. Они могут рисовать или копировать, но не знают, что они нарисовали. Они правильно воспринимают форму и знают предмет при проверке словесной или тактильной информацией, но не могут идентифицировать предмет.Они не могут связать полностью воспринятый визуальный стимул с предыдущим опытом, чтобы помочь им распознать стимул. Ассоциативная зрительная агнозия обычно связана с двусторонним поражением нижней затылочно-височной коры.

Виды зрительной агнозии

  1. Прозопагнозия — неспособность узнавать знакомые лица. Пациенты часто могут определить другие аспекты, такие как пол, волосы, эмоции. Прозопагнозия возникает в результате повреждения веретенообразной области лица (расположенной в нижней височной коре в веретенообразной извилине).Люди с апперцептивной прозопагнозией не могут воспринимать выражения лица и сигналы, но могут распознавать нелицевые признаки, такие как волосы и одежда. Пациенты с ассоциативной прозопагнозией могут получить некоторую информацию о лице, например пол и возраст. Мистер П. в книге Оливера Сака «Человек, который принял жену за шляпу » представляет собой классический случай прозопагнозии.

  2. Симультанагнозия — это неспособность распознавать и сортировать объекты, когда они появляются вместе, но они могут распознавать их, когда они появляются по отдельности.Больные не могут воспринимать общий смысл изображения или нескольких вещей вместе, хотя могут описывать отдельные элементы. Описаны две формы симультагнозии.

  1. Дорсальная симультагнозия: пациенты не могут видеть более одного объекта одновременно. Например, когда им показывают картинку со столом, стулом и вазой с цветами, они могут сообщать только об одном за раз. Когда их внимание отвлекается на другую вещь, они могут идентифицировать только эту вещь; другие вещи исчезают для них.У них часто возникают трудности с чтением, так как это предполагает просмотр более одного слова за раз. Они часто натыкаются на предметы, которые находятся близко друг к другу. Дорсальная симультагнозия обычно связана с двусторонним поражением затылочно-височной коры.

  2. Вентральная симультагнозия: Эти люди также не могут идентифицировать более одного объекта или сложных объектов одновременно, хотя они могут видеть более одного объекта одновременно. Они не способны воспринимать всю картину как единое целое и извлекать из нее смысл.Например, на картинке ночного неба со звездами и полной луной они могут идентифицировать луну как шар, не в состоянии понять смысл всего изображения. Вентральная симультагнозия связана с поражением левой нижней затылочной области.

  1. Цветовая агнозия — это неспособность идентифицировать и различать цвета, несмотря на сохранность основных механизмов цветового зрения и различения яркости. Очень трудно диагностировать этот тип агнозии, поскольку цвета можно оценить только визуально.Обычно у таких больных имеется поражение левой затылочно-височной области головного мозга.

  2. Топографическая агнозия — это неспособность ориентироваться в окружающей среде из-за неспособности интерпретировать пространственную информацию. Эти больные хорошо запоминают планировку и специфику хорошо известных им мест, но не могут ориентироваться в них. Они не могут использовать визуальные подсказки, чтобы вести себя в правильном направлении. Связан с поражением правой задней поясной извилины головного мозга.

  3. Пальцевая агнозия — это трудности с называнием и различением пальцев одной руки, а также рук других. Это не относится к невозможности идентифицировать палец как палец, как можно предположить из названия. Это часть комплекса симптомов, часто называемого синдромом Герстмана, который включает акалькулию, аграфию, пальцевую агнозию и дезориентацию влево-вправо.

  4. Акинетопсия относится к неспособности воспринимать движение.

  5. Агностическая алексия относится к неспособности визуально распознавать слова.Они по-прежнему могут без труда писать и говорить.

Слуховая агнозия

  1. Слуховая агнозия — это неспособность распознавать звуки, несмотря на сохранный слух. Слуховые агнозии обычно связаны с правосторонними височными поражениями.

Типы слуховой агнозии

  1. Фонагнозия — это неспособность узнавать знакомые голоса.Они могут распознавать слова, произнесенные другими. Это вызвано повреждением определенных частей звуковой ассоциативной области.

  2. Вербальная слуховая агнозия или словесная глухота — это неспособность понимать произносимые слова, но при этом читать, писать и говорить относительно нормально.

  3. Невербальная слуховая агнозия — это неспособность понимать невербальные звуки и шумы, при этом понимание речи сохраняется.

  4. Амузия — неспособность распознавать музыку.Они не могут понять, что определенные типы звуков представляют музыку, и поэтому не могут отличить музыку от других звуков.

Тактильная агнозия

Тактильная агнозия относится к неспособности распознавать предметы на ощупь. Они могут называть предметы наизусть.

  1. Аморфогнозия – это неспособность на ощупь определять размер и форму предметов, например треугольника или квадрата.

  2. Ахилогнозия — это неспособность определить отличительные качества, такие как текстура и вес, например, куска дерева, хлопка или металла.

  3. Тактильная асимболия – нарушение узнавания на ощупь при отсутствии аморфогнозии и ахилогнозии.

Отдельные зрительные пути для восприятия действий и объектов: свидетельство случая апперцептивной агнозии

Зрительная агнозия — это неспособность распознавать зрительные стимулы, несмотря на адекватную элементарную зрительную функцию.Пациенты с агнозией зрения не могут производить жесты использования объектов или демонстрировать какое-либо узнавание объектов, которые они не могут назвать. По Лиссауэру1, зрительные агнозии можно классифицировать как апперцептивные, когда человек никогда не достигает полного сознательного восприятия стимула, или ассоциативные, при которых такое адекватное восприятие лишено смысла.

Несколько исследований2-5 показали, что распознавание визуально представленного статического объекта опосредовано иерархически организованным затылочно-височным путем, который включает в себя отдельные области для обработки визуальных характеристик объектов.Напротив, недавняя работа предполагает, что затылочно-теменно-лобный поток может быть вовлечен не только в пространственную локализацию зрительных стимулов, 2 зрительно управляемых движений 6, особенно в хватании 7, восприятии движения 8 и зрительно-пространственной рабочей памяти 9,
10, но и в распознавании целенаправленных действий.11-14

В настоящем исследовании рассматривается случай апперцептивной зрительной агнозии. Основное внимание уделяется различиям в производительности между распознаванием действий, представленных линейными рисунками, и распознаванием объектов, представленных визуально.В свете недавних исследований14-17 предполагается, что анатомические структуры, участвующие в приобретении знаний о концепте, необходимы для его последующего распознавания. Следовательно, опознание объекта по его статичному визуальному представлению может существенно включать затылочно-нижневисочный путь. Напротив, поскольку действия усваиваются в основном через сенсомоторный опыт, распознавание действия, представленного на фотографии, или распознавание объекта по визуальному представлению жеста, иллюстрирующего его использование, может в основном включать затылочно-теменно-лобный поток.

История болезни

Пациентом был праворукий 65-летний инженер на пенсии. У него было левое затылочно-височное кровотечение в 1981 году и правое затылочно-височное кровотечение в 1991 году (рис. 1).

фигура 1

Репрезентативный горизонтальный МРТ-срез пациента.

Общее неврологическое обследование было нормальным. Нейропсихологическая оценка выявила коэффициент вербального интеллекта 150 (WAIS), коэффициент памяти 85 (Wechsler R) и сохранность речи (BDAE).Он мог писать, но был вынужден использовать побуквенную стратегию чтения. У него была полная ахроматопсия (проба Ишиары) и нарушение зрительного распознавания предметов и лиц. У него была двусторонняя квадрантопия (правый нижний и левый верхний квадранты). Зрительные вызванные потенциалы Р100 сохранены. Острота зрения в сохранных полях зрения была нормальной. Его зрачковые реакции были нормальными, и его произвольные движения глаз были полными.

Несмотря на то, что он мог подробно описать зрительно воспринимаемый объект, ему не удавалось соотнести отдельные элементы с целым, а, следовательно, он не мог его идентифицировать.Он мог создавать точные копии штриховых рисунков объектов, применяя стратегию копирования по частям, строка за строкой, которая была чрезвычайно медленной (например, ему потребовалось восемь минут, чтобы скопировать рисунок гребня). Он не мог сопоставить объекты, видимые с разных точек зрения (13/23). В задаче на определение объекта, в которой от него требовалось определить, соответствуют ли штриховые рисунки реальным объектам (набор Снодграсса и Вандерварта18) или необъектам (набор Кролла и Поттера19), его результат был недостаточным (31/40), что указывало на то, что его способность получать доступ к знаниям о структурных объектах посредством визуального представления была нарушена.Использование силуэтов этих же стимулов не улучшало производительность (26/40). Его оценка по тесту Бентона на ориентацию по линии была нормальной (23/30).

ЭКСПЕРИМЕНТАЛЬНОЕ ИССЛЕДОВАНИЕ

Для исследования дефицита зрительного распознавания объектов у пациента мы сравнили его показатели распознавания объектов в различных режимах, включая визуальное представление статического реального объекта, визуальное представление реального объекта, перемещаемого исследователем неспецифическим образом (вращение и горизонтальное смещение). ), тактильная презентация, словесное определение, пантомима экзаменатора того, как объект может быть использован, и использование объекта экзаменатором.Для всех задач использовался один и тот же набор из 30 реальных объектов. Как видно из таблицы, распознавание визуально предъявляемых объектов было нарушено. Напротив, узнавание объектов при тактильном представлении (симметрия Макнемара х 2 =19,0, р<0,0001), вербальном определении (симметрия Макнемара х 2 =21,0, р<0,0001), пантомимах использования объекта (симметрия Макнемара х 2 =14,2, p<0,001), а использование реальных объектов (симметрия Макнемара χ 2 =17,0, p<0,0001) были значительно лучше.Эти результаты подтвердили, что у него особенно нарушено распознавание объектов при визуальном предъявлении.

Два эксперимента были проведены для проверки потенциальной диссоциации между именованием объектов и действий при статическом визуальном представлении.

В первом эксперименте требовалось распознавание штриховых рисунков объектов (n=122), взятых из набора Снодграсса и Вандерварта18. Рисунки предъявлялись на экране (25×19 см), подключенном к микрокомпьютеру. Каждый рисунок отображался в середине экрана и оставался там до тех пор, пока не был дан ответ, после чего исчезал.Экран был пустым в течение 10 секунд между презентациями. Стимулы включали инструменты, фрукты, овощи и животных.

Второй эксперимент включал поиск глагола действия при просмотре линейного рисунка, изображающего это действие (n=42). Штриховые рисунки действий были представлены в тех же условиях, что и штриховые рисунки объектов. Каждый рисунок был получен путем модификации черно-белой фотографии с использованием программного обеспечения Adobe Photoshop™ 2.5.1. Окончательный рисунок по существу сохранил контур рисунка и некоторые детали (пример на рис. 2).

фигура 2

Пример рисунка линии действия, правильно идентифицированного пациентом.

Как видно из таблицы, способность пациента называть действия при взгляде на соответствующие штриховые рисунки заметно отличалась от его способности называть штриховые рисунки предметов, взятых из набора Снодграсса и Вандерварта (χ 2 = 67,9, p<0,001). ). Эти данные показывают, что тяжесть нарушения зрительного восприятия у этого пациента зависит от типа распознаваемого стимула.

Штриховые рисунки объектов из набора Снодграсса и Вандерварта и черно-белые фотографии, соответствующие действию, были представлены группе из 17 нормальных субъектов, соответствующих по возрасту и уровню образования пациенту. Условия эксперимента были такими же, как и у пациента. Время голосового отклика записывалось непосредственно компьютером с подключенным к нему микрофоном. Для этой группы время голосового отклика, записанное для вызова глагола ( t = 1447 мс (SD 1008)) было значительно больше, чем для вызова имени объекта ( t = 1244 мс (SD 868)) (анализ повторных измерений). дисперсии (ANOVA) F (1,96) = 8.0, р<0,01). Это говорит о том, что для контрольной группы вызов глагола был не проще, чем вызов имени объекта. Тем не менее, с такой задачей мы не можем определить, какой уровень (уровни) обработки зрительной информации и/или вызывания имени ответственны за существенные различия, полученные во времени ответа контрольной группы. Заметим также, что даже когда способность пациента распознавать линейный рисунок действия сравнивалась с реальным объектом, распознавание действия было значительно лучше (χ 2 = 8.2, р<0,01).

Обсуждение

У пациента развилась апперцептивная зрительная агнозия после двустороннего поражения затылочно-височной области, частично сохранившего первичную зрительную кору (рис. 1). У него был дефицит в распознавании реальных объектов, представленных визуально, и рисунков линий объектов. Этот дефицит сопровождается расстройством зрительного восприятия, характеризующимся стратегией копирования по частям, строка за строкой, и нарушением сопоставления объектов с разных точек зрения и выполнения задачи выбора объекта.Напротив, он мог называть объекты по тактильному представлению и вербальным определениям, показывая, что дефицит касался исключительно визуального ввода. Более того, он смог распознавать действия, изображенные на линейных рисунках, в дополнение к предметам из пантомимы, изображающим, как они используются (таблица).

Этот случай представляет особый интерес, поскольку пациент смог распознать действия, представленные на линейных рисунках, и объекты, использование которых исследователем пантомимируется. Его способность распознавать рисунки действия должна быть следствием внеконтекстной информации, содержащейся в этом типе стимула по сравнению с рисунками предметов.В исследовании пациента с апперцептивной зрительной агнозией Риддох и Хамприс (1987)20 показали, что их пациент лучше идентифицировал объекты в сочетании с соответствующим контекстом, чем когда их показывали изолированно. Такой вывод предполагает, что семантическая информация может использоваться для выбора между альтернативными интерпретациями визуального ввода. Тем не менее, когда контекст сцены задавался вместе с двумя визуально похожими объектами, результаты не отличались от результатов идентификации изолированных объектов.Это говорит о том, что идентификация визуального объекта чувствительна к влиянию контекста, но, как утверждают эти авторы, «контекстный ввод не перекрывает ранний дефицит интеграции визуальной формы». Таким образом, внеконтекстный ввод рисунков с линиями действия может облегчить распознавание действия, но остается неясным, является ли контекст основной причиной хороших результатов пациента в распознавании рисунков действий.

Альтернативный способ интерпретации сохраненной способности пациента распознавать действия, представленные в виде штриховых рисунков, и объектов, использование которых показано исследователем в пантомиме, и нарушенной способности пациента распознавать визуально представленные объекты, состоит в том, что зрительные пути, необходимые для восприятия действий отличаются от тех, которые необходимы для восприятия объектов.За последние 20 лет было описано множество различных зрительных областей. В 1982 году Mishkin и Ungerleider2 выделили два зрительных корковых пути. Показано, что затылочно-височный поток в основном участвует в идентификации объекта, тогда как затылочно-теменной путь участвует в пространственной локализации зрительных стимулов. Позже было обнаружено, что затылочно-теменно-лобный путь участвует в зрительно управляемых движениях6 и особенно в хватании7, восприятии движения8, зрительно-пространственной рабочей памяти9,
10 и признание целенаправленного действия.11-14 Настоящие данные предполагают участие затылочно-теменно-лобного пути в зрительном восприятии положения и движения рук и тела.

Недавно на обезьянах было показано, что группа нейронов F5 (область, считающаяся гомологом каудальной части нижней лобной извилины человека21) избирательно реагирует на действия, выполняемые другими людьми13. Важно отметить, что основной корковый вход F5 поступает из передней интратеменной области 7b, 22, где сообщалось о кодирующем действии нейронов.23 Фронтальные нейроны, избирательно реагирующие на видимые действия, также были описаны у людей Fadiga et al .
11 и Rizzolatti и др. .12 Эти авторы предполагают существование системы, которая соответствует наблюдению за действием и его выполнению, и подозревают, что двигательная система предназначена не только для производства движений, но также участвует в их распознавании. Поэтому мы предполагаем, что пациент смог идентифицировать объекты по жесту, иллюстрирующему их использование, потому что этот тип визуальной информации обрабатывается в затылочно-теменно-лобном потоке.

Исследования пациентов с идеомоторной апраксией после париетального поражения подтверждают эту гипотезу.24 Такие пациенты, которые не могут совершать символические жесты или отыгрывать использование предмета по вербальной просьбе или подражанию, иногда также неспособны распознать правильно произведенный жест, данный ему. стационарное (фотография) или движущееся визуальное представление. Другие исследования [25] показали, что эти пациенты также не могут использовать мысленную реконструкцию жестового образа, чтобы предсказать количество времени, которое потребуется для движений пальцев и визуально управляемых указательных жестов, по сравнению со здоровыми субъектами и пациентами с поражением в первичной области. моторная зона.Таким образом, эти результаты показывают, что нейронная сеть, участвующая в программировании жестов, также участвует в распознавании жестов и умственной реконструкции.

Результаты, полученные в настоящем исследовании, в котором нарушение зрительного распознавания статических объектов у пациента контрастирует с его сохранной способностью распознавать объекты по жестам, иллюстрирующим их использование, и распознавать действия, показанные на рисунках, позволяют предположить, что затылочно-теменно-лобный путь вовлечен в сознательные процессы. зрительного восприятия и в интерпретации целенаправленных действий, даже когда они показаны в статичном виде.

Благодарности

Мы очень благодарны пациенту и его жене, которые всегда доставляли удовольствие от тестирования. Также мы выражаем благодарность Иву Токеру за его техническую помощь. Эта работа была поддержана грантом CTF от «Institut de la Maladie d’Alzheimer» во Франции. Часть этих данных была представлена ​​на XXVI Международном психологическом конгрессе, Монреаль, август 1996 г.

Таблица 1

Результаты пациента по тестам на называние

границ | Восприятие биологического движения при зрительной агнозии

Введение

Восприятие движения является важным требованием для эффективного взаимодействия с окружающей средой.За последние 25 лет визуальная обработка широко обсуждалась в контексте гипотезы двойного потока (Mishkin and Ungerleider, 1982; Goodale and Milner, 1992): корковые центры вдоль вентрального («что») пути играют решающую роль в распознавания объектов и специализируются на представлении информации о форме (Malach et al., 1995; Grill-Spector et al., 2001; Lerner et al., 2001; Kourtzi and Kanwisher, 2001; Denys et al., 2004), в то время как области дорсального («где») пути участвуют в обработке изображений, связанных с действием, и обработке движений (Newsome et al., 1985; Ньюсом и Паре, 1988 г .; Зеки и др., 1991; Tootell et al., 1995a,b; Шенк и Зиль, 1997). Повреждение головного мозга вентрального пути обычно приводит к зрительной агнозии. В частности, у пациентов с поражением вентромедиальной затылочно-височной коры наблюдается агнозия зрительной формы — неспособность различать и распознавать простые геометрические формы и объекты при сохранных основных зрительных способностях, таких как анализ контраста и цвета. то есть веретенообразные и язычные извилины (Karnath et al., 2009). Однако многочисленные задачи повседневной жизни требуют комбинированного анализа движения и формы. Например, комбинированный анализ движения и формы необходим для восприятия форм, определяемых когерентно движущимися точками, расположенными на фоне случайно движущихся точек («Форма-из-движения»), что было связано с активацией вентральный и дорсальный пути (например, Altmann et al., 2004). Другой пример можно найти в восприятии биологического движения, которое было связано с активацией вентрального и дорсального путей: помимо чувствительных к движению областей дорсального пути и формирующих селективных областей вентрального пути была предложена специализированная сеть для восприятие биологического движения (Vaina et al., 2001б; Михелс и др., 2005 г.; Vangeneugden et al., 2009), в который вовлекаются, в частности, передняя верхняя височная борозда (STSa) и верхняя височная извилина (STG) преимущественно правого полушария (Perrett et al., 1985; Posner and Dehaene, 1994; Grossman et al., 2000). ; Пьюс и Перретт, 2003). Таким образом, у пациентов с поражением головного мозга STSa и STG может наблюдаться нарушение восприятия биологического движения (Vaina et al., 2001a,b; Battelli et al., 2003; Akiyama et al., 2006), в то время как восприятие небиологических движение остается нормальным (Vaina et al., 1990; Коуи и Вайна, 2000). «Точечные световые ходоки» — хорошо зарекомендовавшая себя модель для исследования восприятия биологического движения — состоят из точек, размещенных в местах на невидимых линиях, соединяющих основные суставы рук и ног движущегося тела (Johansson, 1975; Beintema and Lappe). , 2002; Casile and Giese, 2005; Troje et al., 2006).

Настоящее исследование было направлено на изучение влияния анализа формы на восприятие биологического движения у пациента с тяжелой зрительной агнозией.Во-первых, способность пациента воспринимать движение per se была проверена путем предъявления пациенту статических и движущихся точечных стимулов на разных уровнях когерентности движения. Кроме того, биологическое восприятие движения было исследовано путем применения коротких видеороликов с типичными движениями всего тела человека и движениями лица, которые изображали либо человека-актера, либо «ходока с точечным светом».

Материалы и методы

субъекта

В исследовании участвовали один неврологический пациент (WH) и четыре здоровых человека (средний возраст 64 года, диапазон 57–72 года; двое мужчин и две женщины) без истории повреждения головного мозга.Все имели нормальное или скорректированное до нормального зрение. Все испытуемые дали свое информированное согласие на участие, которое было выполнено в соответствии с этическими стандартами, изложенными в Хельсинкской декларации 1964 года.

Пациент WH

WH, 67-летний мужчина, правша, был госпитализирован в неврологическое отделение с историей неспецифического прогрессирующего «нарушения зрения» в течение нескольких лет, влияющего на его способности к чтению, распознавание объектов, восприятие лица и различение цветов.Неврологическое и офтальмологическое обследование было нормальным, за исключением легкого дефицита периферического поля зрения в правом полушарии. Острота зрения снижена до 0,2 как для левого, так и для правого глаза. Признаков поражения черепно-мозговых нервов, нормотензивной гидроцефалии и двигательных нарушений не было. Нейропсихологическое тестирование выявило тяжелую зрительную агнозию, прозопагнозию и алексию, в том числе неспособность пациента идентифицировать любой из десяти штриховых рисунков обычных объектов (например, дерево, автомобиль и собака) и неспособность распознать любой из десяти других обычных объектов (например,г., вилка, свеча и щетка) помещаются перед ним на неограниченный срок. WH не мог прочитать ни одно из десяти отдельных слов или идентифицировать отдельные буквы, представленные в течение неограниченного времени. Пациент не смог определить общий контекст сложных образов типа «Картинка разбитого окна» из Стэнфордского теста интеллекта Бине (Binet and Simon, 1905). Кроме того, имелись выраженные нарушения цветовосприятия. В отличие от его сильно ограниченных способностей к распознаванию объектов и лиц, тактильное исследование реальных объектов позволяло пациенту правильно идентифицировать все эти объекты.Пациент был в состоянии схватить все десять обычных предметов, представленных перед ним, с правильной ориентацией и апертурой рук. Признаков пространственной запущенности не наблюдалось.

Т1- и Т2-взвешенная магнитно-резонансная томография WH не выявила признаков очагового поражения головного мозга. Позитронно-эмиссионная томография с 18-фтордезоксиглюкозой (ФДГ-ПЭТ) выявила диффузно сниженный метаболизм в височно-затылочной коре билатерально по сравнению с данными 20 здоровых лиц (рис. 1). Анализ спинномозговой жидкости показал нормальные результаты для β-амилоидного пептида 1–42 и гиперфосфорилированного тау-белка как маркеров болезни Альцгеймера.Была диагностирована задняя кортикальная атрофия (Tang-Wai et al., 2004).

Рис. 1. Позитронно-эмиссионная томография с 18-фтордезоксиглюкозой (ФДГ-ПЭТ-КТ), наложенная на магнитно-резонансную томографию (МРТ), выявила двустороннее снижение метаболизма в височно-затылочной коре у пациента WH. Отображено поглощение HW 18-FDG по сравнению со средним показателем у 20 здоровых субъектов. Ярко-желтые цвета указывают на высокое, а темно-красные — на низкое поглощение 18-ФДГ.

Визуальные стимулы, дизайн и процедура

Все эксперименты проводились в затемненном помещении.В отличие от WH, здоровые контрольные испытуемые тестировались только в экспериментах 2 и 3. Что касается интересующей нас переменной (процент правильных ответов), мы могли предположить неизменную производительность у здоровых контрольных испытуемых в эксперименте 1. До представления стимулов, испытуемые были ознакомлены с типом задания и стимулами в течение короткого практического занятия. Для практического сеанса и эксперимента 1–3 стимулы покрывали площадь 12,5 ° × 12,5 ° с расстоянием просмотра 50 см до монитора.Все стимулы предъявлялись в случайном порядке. Каждое испытание начиналось экспериментатором, когда испытуемые подходили к центру монитора, расположенного перед ними, и выражали готовность. После предъявления стимула экспериментатор кодировал словесный ответ испытуемого, необходимый для начала следующей пробы.

Эксперимент 1 («идентификация/распознавание движения»)

Во-первых, мы стремились исключить возможность того, что у WH был общий дефицит восприятия движения на низком уровне.В первой части эксперимента («Идентификация движения», рис. 2А) мы представили образцы движущихся точек или статические изображения этих точек. Фильмы были составлены из 120 отдельных кадров, каждый из которых демонстрировался в течение 50 мс, в результате чего продолжительность презентации составляла 6000 мс. Кадры состояли из случайного набора белых точек, размещенных на черном фоне, со средним значением 9 точек/° угла зрения (VA), индивидуальным размером 6 пикселей и средним временем жизни 550 мс до исчезновения точек.Точкам задавалось случайное направление движения с равномерным распределением всех возможных направлений (вправо, влево, вверх, вниз). Кроме того, мы модулировали когерентность точек с шагом 20 %, что привело к пяти различным уровням (20 %, 40 %, 60 %, 80 % и 100 %), таким образом, что когерентно движущиеся точки перемещались либо влево, либо влево. или право. Для статических изображений мы использовали изображения белых точек, случайно расположенных на черном фоне, в среднем 9 точек/° VA и размером 0,1° VA. Одно и то же изображение было представлено для 120 кадров.Оба условия («Движение» и «Статика») повторялись 20 раз, в результате чего общее количество попыток составило 40 с равным количеством повторений в условии «Движение» для разных уровней когерентности движения и направления движения. WH было приказано указать, движется ли точечный узор или статичен.

Рис. 2. Образцы стимулов. (A) Отображаются два шаблона случайно движущихся точек с когерентностью движения 80% влево (влево) или вправо (в центр). Кроме того, применялись статические шаблоны случайно назначенных точек (справа) с идентичными параметрами стимула. (B) Показаны три примера («Бег», «Прыжки» и «Вращение колеса») движений человека, использованных в эксперименте 2 («Биологическое движение»). Стимулы состояли из белых точек, расположенных в местах на (невидимых) линиях, соединяющих основные суставы плеча, предплечья, бедра и голени, и предъявлялись на черном фоне («движение точечного света»). (C) Отображается глобальная фигура («Крест»), состоящая из когерентно движущихся точек с направлением движения, повернутым на 45° против часовой стрелки (слева) или по часовой стрелке (справа) от вертикальной оси, представленной на фоне когерентно движущихся точки, повернутые на 45° против часовой стрелки от вертикальной оси («Форма из движения»).

Затем мы проверили способность пациента различать направление движения («Распознавание движения») для фильмов с движущимися точками, описанных в первой части эксперимента. Теперь пациенту было предложено указать направление когерентно движущихся точек («влево» или «вправо»). Для всех уровней когерентности движения (20%, 40%, 60%, 80% и 100%) использовалось десять повторений для каждого направления движения, что в сумме составило 100 попыток.

Эксперимент 2 («биологическое движение»)

В первой части Эксперимента 2 мы проверили способность испытуемых распознавать обычное биологическое движение («Движение всего тела»), представляя шесть различных последовательностей человеческих движений (ходьба, прыжки, плавание, ползание, вращение колеса и игра). Футбольный).Эти движения были выполнены актером-мужчиной на синем фоне. Последовательности состояли в среднем из 174 отдельных кадров (минимум 94 кадра, максимум 234 кадра), представленных в течение 40 мс, что привело к средней продолжительности представления 6960 мс (минимум 3760 мс, максимум 9360 мс) и отображало одно и то же движение дважды без задержки. Испытуемых просили назвать тип движения для каждого испытания. Все фильмы были повторены 10 раз, в результате чего было проведено 60 испытаний.

Впоследствии мы исследовали способность испытуемых распознавать биологическое движение точечного света. Тот же набор движений (ходьба, прыжки, плавание, ползание, вращение колеса и игра в футбол) использовался, но теперь стимулы были получены из записей с помощью устройства отслеживания тела (Ascencion Motion Star) положений суставов актера-человека. Белые точки были размещены на каждом из основных суставов тела (плечи, локти, руки, бедра, колени и лодыжки) и голове, которые были выделены компьютером и представлены на черном фоне («Движение точечного света, Рисунок 2Б).Эти видеоролики были созданы из 100 отдельных кадров, представленных в течение 40 мс, в результате чего продолжительность представления составила 4000 мс, и одно и то же движение было показано дважды без задержки. Параллельно с первой частью эксперимента 2 испытуемых просили назвать движение для каждого испытания. Каждый фильм повторялся 20 раз, всего было 120 попыток.

Эксперимент 3 («Форма из движения»)

В эксперименте 3 мы проверили способность испытуемых распознавать формы, определяемые когерентно движущимися точками («Форма из движения»).Мы представили последовательности, отображающие одну из шести простых геометрических фигур (Стрела, Крест, Сердце, Луна, Звезда и Треугольник), состоящих из когерентно движущихся точек с направлением движения либо на 45° по часовой стрелке, либо против часовой стрелки от (невидимой) вертикальной оси. , а направление движения точек фона было повернуто на 90° или 180° по часовой стрелке (рис. 2С). Каждая последовательность была построена из 120 отдельных кадров, представленных в течение 50 мс, в результате чего продолжительность представления составила 6000 мс.Для каждого кадра мы использовали в среднем 55 точек/° VA с индивидуальным размером 0,02° VA, скоростью 0,91° VA/сек для объекта и фона и средним временем жизни отдельных точек 550 мсек до исчезновение точек. Испытуемых просили назвать геометрическую фигуру для каждого испытания. Все формы отображались десять раз, в результате чего было проведено 60 испытаний.

Результаты

Мы подсчитали процент правильных ответов (CR) для каждого эксперимента.Эффективность выше случайного уровня была определена путем применения 95%-го доверительного интервала (95%-ДИ) для биномиального распределения для каждой задачи («Идентификация движения», «Распознавание движения», «Движение всего тела», «Движение точки-света», «Движение лица» и «Форма-от движения»).

У здоровых контрольных субъектов в экспериментах 2 и 3 наблюдались идеальные показатели 100% CR.

Пациент WH

Эксперимент 1 («идентификация/распознавание движения»)

WH показали сохранное восприятие движения на низком уровне.В частности, он показал отличные результаты (100% CR) в первой части эксперимента 1 («Идентификация движения») и мог хорошо различать направление движения во второй части эксперимента 2 («Распознавание движения»: 20%-когерентность). : 85% CR, 40%-когерентность: 90% CR, 60%-когерентность: 75% CR, 80%-когерентность: 80% CR, 100%-когерентность: 75% CR, 95%-CI: 40,7–59,3% ). Различий между разными направлениями движения не наблюдалось.

Эксперимент 2 («биологическое движение»)

Способность пациента идентифицировать движения всего тела человека хорошо сохранилась (рис. 3) с показателем 88.3% CR (уровень вероятности: 16,6%; 95%-ДИ: 8,3–28,5%). С 35,8% CR его способность идентифицировать биологическое движение в точечном свете значительно превышала уровень вероятности 16,6% (95%-ДИ: 10,5–24,5%), но низкий уровень CR указывал на трудности. Различий в распознавании различных движений не наблюдалось ни для движений всего тела, ни для точечного биологического движения.

Рисунок 3. Средний процент и 95%-й доверительный интервал для биномиального распределения вокруг уровня вероятности для пациента WH в (A) эксперименте 1 («Идентификация/дискриминация движения»), (B) эксперименте 2 («Биологическое движение») и (C) Эксперимент 3 («Форма-от движения»). Черные точки обозначают средний процент правильных ответов (CR), а серые прямоугольники — 95%-й доверительный интервал для биномиального распределения вокруг уровня вероятности.

Эксперимент 3 («Форма из движения»)

WH продемонстрировал искаженное распознавание форм, определяемых когерентно движущимися точками. Его результат 13,3% CR не превышал уровень вероятности 16,3% (95%-ДИ: 8,3–28,5%).

Обсуждение

Обработка биологического движения — движения человека и животных — была связана с активацией вентрального и дорсального путей, а также специализированных областей в STS и STGa (Vaina et al., 2001б; Михелс и др., 2005 г.; Вангенеугден и др., 2009). Сообщалось, что восприятие биологического движения может быть нарушено, в то время как общая обработка движений и распознавание объектов остаются нетронутыми (Vaina et al., 1990). В настоящем исследовании рассматривалось влияние анализа формы на восприятие биологического движения в контексте тяжелой зрительной агнозии. Сначала мы продемонстрировали, что наш пациент демонстрирует неповрежденную обработку базовой (небиологической) информации о движении, так что он может хорошо отличать движение от статической информации и определять направление когерентно движущихся точечных узоров.Когда мы проверили способность пациента распознавать биологическое движение, результат оказался намного выше случайного. Показатели WH для биологического движения всего тела были близки к норме с 88,3% CR, в то время как его способность идентифицировать действия с точечных световых дисплеев была снижена. Продолжительность презентации составляла 6000 мс для экспериментов 1 и 3, в то время как средняя продолжительность презентации 6960 мс (мин. 3760 мс, макс. 9360 мс) использовалась для первой части эксперимента 2 («Движение всего тела») и 4000 мс для первой части эксперимента. вторая часть Эксперимента 2 («Движение точки-света»).Хотя продолжительность представления была одинаковой для экспериментов 1 и 3, наблюдались большие различия в производительности при сохраненной идентификации движения и различении в эксперименте 1 и нарушенном распознавании форм, определяемых когерентно движущимися точками в эксперименте 3. Кроме того, различия между различными движениями представленные в первой части эксперимента 2, не наблюдались, хотя продолжительность представления сильно различалась между движениями. Наконец, более длительная демонстрация эксперимента 3 по сравнению со второй частью эксперимента 2 не способствовала распознаванию.Таким образом, мы утверждаем, что продолжительность презентации не повлияла на эффективность распознавания. Имеющиеся данные скорее указывают на то, что восприятие биологического движения может оставаться неизменным в случае нарушенного узнавания объекта. Однако анализ формы, по-видимому, облегчает восприятие биологического движения.

«Какие механизмы опосредуют восприятие биологического движения?» Было предложено несколько функциональных подходов для опосредования распознавания биологического движения точечного света.Эти модели были сосредоточены либо на использовании локальных паттернов движения противника (Giese and Poggio, 2003), либо на траекториях движения отдельных точек (Troje and Westhoff, 2006) и информации о форме тела (Lange and Lappe, 2006). Использование локальных паттернов движения оппонента и траекторий движения направлено на обработку информации о движении, а не на информации о форме, и поэтому должно оставаться неизменным у пациентов со зрительной агнозией. Оба механизма предсказывают нормальную производительность не только для биологического движения всего тела, но и для точечных световых стимулов.Напротив, обработка биологического движения точечного света может скорее основываться на интеграции отдельных точек в форму тела, что реализовано в теориях информации о форме тела (Lange and Lappe, 2006). В то время как многие аспекты биологического восприятия движения сосредоточены на организации множества траекторий в целостную форму тела, восприятия отдельных траекторий или частичного представления «диагностической» траектории, которая особенно информативна (например, ноги для распознавания ходьбы), может быть достаточно. (Трое и Вестхофф, 2006; Чанг и Трое, 2009).Остаточная способность WH идентифицировать биологическое движение в точечном свете может, таким образом, отражать использование таких индивидуальных сигналов движения, которые позволили ему выполнить нашу задачу категоризации, рассматривая глобальные модели движения или «диагностические» траектории движения. Модель также предполагает наличие связи между обработкой информации о движении и форме и предсказывает снижение производительности после повреждения головного мозга вентрального пути. Таким образом, высокая производительность распознавания WH для дисплеев всего тела может быть объяснена некоторой остаточной обработкой информации о форме.Однако различия в характеристиках биологического движения всего тела и точечного света указывают на то, что механизмы небиологической обработки движения вносят ограниченный вклад в наши выводы: для обоих типов стимулов использовалась одинаковая информация о движении (Johansson, 1975). Критическая разница между стимулами всего тела и точечным светом скорее может быть обнаружена в количестве информации о форме, которая была высокой для стимулов всего тела, но уменьшалась (хотя и не полностью отсутствовала) для стимулов точечного света.Интуитивно трудности HW в идентификации различных типов биологического движения примерно соответствуют уровню «стимульной абстракции» стимулов, который был выше для точечных световых стимулов, чем для дисплеев всего тела. Способность пациента распознавать формы, определяемые когерентно движущимися точками («Форма из движения»), была сильно нарушена, и его способность не превышала уровень случайности. Похоже, что остаточная способность HW обрабатывать информацию о форме была недостаточной, чтобы позволить пациенту воспринимать стимулы «форма из движения».Причина различий в производительности между восприятием биологического движения точечного света и стимулами «Форма из движения» может быть найдена в значении специализированной сети для восприятия биологического движения, которая не способствует восприятию полученных форм. по сигналам движения.

Таким образом, помимо более функционально ориентированных подходов, для объяснения настоящих результатов следует принимать во внимание анатомические соображения. Доказательства специализации коры для восприятия биологического движения были обнаружены у детей с синдромом Вильямса, редким генетическим заболеванием, которое проявлялось нарушением восприятия движения в контексте нормального восприятия биологического движения (Jordan et al., 2002). В отличие от этих пациентов, HW показал не только сохранное восприятие биологического движения, но и восприятие движения. Таким образом, улучшенная производительность распознавания стимулов биологического движения может быть объяснена тем, что распознавание действий человека зависит от специализированных механизмов обработки биологического движения, которые отличаются от общей формы и обработки движения. Обсуждается, что передняя STSa и STG преимущественно правого полушария играют решающую роль в восприятии биологического движения у приматов и человека (Perrett et al., 1985; Познер и Дехане, 1994 г.; Гроссман и др., 2000; Пьюс и Перретт, 2003 г.). На очереди наблюдения у пациентов с поражением СТС и ССТ или теменной коры головного мозга, у которых наблюдается нарушение восприятия биологического движения (Vaina et al., 2001a,b; Battelli et al., 2003; Akiyama et al., 2006). , в то время как их восприятие небиологического движения оставалось неизменным (Vaina et al., 1990; Cowey and Vaina, 2000). HW продемонстрировал не только сохранное восприятие движения, но и нормальное восприятие биологического движения для движений всего тела и лишь частичное нарушение биологического движения точечным светом.Хорошо задокументированный случай был представлен Вайной и коллегами (2002), которые сообщили о пациенте с поражением правого полушария затылочно-височной коры, что привело к дефициту обработки локальных и глобальных движений, но не к восприятию биологического движения. Помимо значительного вклада STG, анализ поражений на основе вокселов у большей группы пациентов с инсультом с дефицитом восприятия биологического движения (Сайгин, 2007) и здоровых людей (Сайгин и др., 2004) указал на вклад премоторной фронтальные участки.Недавние данные, полученные от большего числа пациентов, перенесших инсульт, с различными типами дефицита обработки движений, подчеркнули диссоциацию между обработкой основных движений и обработкой сложных движений. Они еще больше усилили роль височной, теменной и лобной долей в восприятии биологического движения (Billino et al., 2009). Таким образом, ограниченное восприятие HW биологического движения точечного света может быть результатом дисфункции областей коры, участвующих в обработке биологического движения, особенно STSa и STG.

Наконец, мы не можем исключить возможность того, что имеющиеся данные лежат в основе общего нарушения восприятия «высокоуровневого» движения, для которого интеграция в пространстве и времени может быть существенной. Мы также можем только догадываться о том, смог бы HW распознать тип биологического движения по статическим изображениям. Неспособность пациента распознавать выражения лица на статических изображениях во время стандартного нейропсихологического тестирования может свидетельствовать об ограниченных возможностях.К сожалению, HW не был доступен для дальнейшего расследования.

В заключение, наши настоящие результаты поддерживают модели анатомической специализации для обработки биологического движения и подчеркивают роль анализа формы как требования для восприятия биологического движения.

Заявление о конфликте интересов

Авторы заявляют, что исследование проводилось при отсутствии каких-либо коммерческих или финансовых отношений, которые могли бы быть истолкованы как потенциальный конфликт интересов.

Благодарности

Эта работа была поддержана грантом Bundesministerium für Bildung und Forschung, присужденным Хансу-Отто Карнату и Маркусу Лаппе (BMBF-Verbund 01GW0654 «Зрительно-пространственное познание»).

Сноски

Ссылки

Акияма Т., Като М., Мурамацу Т., Сайто Ф., Умеда С. и Касима Х. (2006). Взгляд, но не стрелы: диссоциативное нарушение после повреждения правой верхней височной извилины. Нейропсихология 44, 1804–1810.

Опубликовано Резюме | Опубликован полный текст | Полный текст перекрестной ссылки

Биллино, Дж., Браун, Д.И., Бём, К.Д., Бреммер, Ф., и Гегенфуртнер, К.Р. (2009). Корковые сети для обработки движения: влияние очаговых поражений головного мозга на восприятие различных типов движения. Нейропсихология . 47, 2133–2144.

Опубликовано Резюме | Опубликован полный текст | Полный текст перекрестной ссылки

Бине, А., и Саймон, Т. (1905). Новые методы для диагностики интеллектуального уровня анормо. Энни Психол . 11, 191–337.

Коуи, А., и Вайна, Л.М. (2000). Слепота к форме от движения, несмотря на неповрежденное восприятие статической формы и обнаружение движения. Нейропсихология 38, 566–578.

Опубликовано Резюме | Опубликован полный текст

Денис, К., Вандуффель, В., Физе, Д., Нелиссен, К., Пейскенс, Х., и Ван Эссен, Д. (2004). Обработка зрительной формы в коре головного мозга человека и приматов: исследование функциональной магнитно-резонансной томографии. Дж. Нейроски . 24, 2551–2565.

Опубликовано Резюме | Опубликован полный текст | Полный текст перекрестной ссылки

Гудейл, Массачусетс, и Милнер, А.Д. (1992). Разделите зрительные пути для восприятия и действия. Trends Neurosci . 15, 20–25.

Опубликовано Резюме | Опубликован полный текст

Гроссман Э., Доннелли М., Прайс Р., Пикенс Д., Морган В. и Сосед Г. (2000). Области мозга, участвующие в восприятии биологического движения. Дж. Когн. Нейроски .12, 711–720.

Опубликовано Резюме | Опубликован полный текст

Джордан, Х., Рейсс, Дж. Э., Хоффман, Дж. Э., и Ландау, Б. (2002). Интактное восприятие биологического движения в условиях глубокого пространственного дефицита: синдром Вильямса. Психолог. Наука . 13, 162–167.

Опубликовано Резюме | Опубликован полный текст

Карнат, Х.О., Рютер, Дж., Мандлер, А., и Химмельбах, М. (2009). Анатомия распознавания объектов – зрительная форма агнозии, вызванная медиальным затылочно-височным инсультом. Дж. Нейроски . 29, 5854–5862.

Опубликовано Резюме | Опубликован полный текст | Полный текст перекрестной ссылки

Лернер, Ю., Хендлер, Т., Бен-Башат, Д., Харел, М., и Малах, Р. (2001). Иерархическая ось этапов обработки объектов в зрительной коре человека. Церебр. Кортекс 11, 287–297.

Опубликовано Резюме | Опубликован полный текст

Малах Р., Реппас Дж. Б., Бенсон Р. Р., Квонг К. К., Цзян Х. и Кеннеди В. А. (1995). Объектная активность, выявленная с помощью функциональной магнитно-резонансной томографии затылочной коры человека. Проц. Натл. акад. науч. США . 92, 8135–8139.

Опубликовано Резюме | Опубликован полный текст

Михельс, Л., Лаппе, М., и Вайна, Л.М. (2005). Зрительные области, участвующие в восприятии движения человека на основе анализа динамической формы. Нейроотчет 16, 1037–1041.

Опубликовано Резюме | Опубликован полный текст

Ньюсом, В. Т., и Паре, Э. Б. (1988). Избирательное нарушение восприятия движения после поражения средней височной области зрения (MT). Дж. Нейроски . 8, 2201–2211.

Опубликовано Резюме | Опубликован полный текст

Newsome, W.T., Wurtz, R.H., Dursteler, M.R., and Mikami, A. (1985). Дефицит обработки зрительных движений после поражения иботеновой кислотой средней височной области зрения макаки. Дж. Нейроски . 5, 825–840.

Опубликовано Резюме | Опубликован полный текст

Перретт Д.И., Смит П.А., Мистлин А.Дж., Читти А.Дж., Хед А.С. и Поттер Д.Д. (1985).Визуальный анализ движений тела нейронами височной коры макаки: предварительный отчет. Поведение. Мозг Res . 16, 153–170.

Опубликовано Резюме | Опубликован полный текст

Сайгин А.П., Уилсон С.М., Хаглер Д.Дж. мл., Бейтс Э. и Серено М.И. (2004). Восприятие биологического движения точечным светом активирует премоторную кору человека. Дж. Нейроски . 24, 6181–6188.

Опубликовано Резюме | Опубликован полный текст | Полный текст перекрестной ссылки

Тан-Вай, Д.Ф., Кнопман, Д.С., Геда, Ю.Е., Эдланд, С.Д., Смит, Г.Е., Ивник, Р.Дж., Тангалос, Э.Г., Боеве, Б.Ф., и Петерсен, Р.К. (2004). Клинические, генетические и нейропатологические характеристики задней кортикальной атрофии. Неврология 63, 1168–1174.

Опубликовано Резюме | Опубликован полный текст

Tootell, R.B., Reppas, J.B., Dale, A.M., Look, R.B., Sereno, M.I., and Malach, R. (1995a). Последействие зрительного движения в области МТ коры головного мозга человека, выявленное с помощью функциональной магнитно-резонансной томографии. Природа 375, 139–141.

Опубликовано Резюме | Опубликован полный текст | Полный текст перекрестной ссылки

Tootell, R.B., Reppas, J.B., Kwong, K.K., Malach, R., Born, R.T., and Brady, T.J. (1995b). Функциональный анализ МТ человека и связанных с ним зрительных областей коры с использованием магнитно-резонансной томографии. Дж. Нейроски . 15, 3215–3230.

Опубликовано Резюме | Опубликован полный текст

Вайна Л.М., Коуи А., Эскью Р.Т. мл., ЛеМэй М. и Кемпер Т. (2001a).Региональные церебральные корреляты глобального восприятия движения: свидетельство одностороннего повреждения головного мозга. Мозг 124, 310–321.

Опубликовано Резюме | Опубликован полный текст | Полный текст перекрестной ссылки

Вайна, Л. М., Соломон, Дж., Чоудхури, С., Синха, П., и Белливо, Дж. В. (2001b). Функциональная нейроанатомия восприятия биологического движения у человека. Проц. Натл. акад. науч. США . 98, 11656–11661.

Опубликовано Резюме | Опубликован полный текст | Полный текст перекрестной ссылки

Вайна Л.М., Коуи А., ЛеМэй М., Бьенфанг Д. К. и Кикинис Р. (2002). Нарушения зрения у пациента с «калейдоскопической дезинтеграцией зрительного мира». евро. Дж. Нейрол . 9, 463–477.

Опубликовано Резюме | Опубликован полный текст | Полный текст перекрестной ссылки

Вайна, Л.М., Лемей, М., Бьенфанг, Д.К., Чой, А.Ю., и Накаяма, К. (1990). Интактное восприятие «биологического движения» и «структуры из движения» у пациента с нарушением двигательных механизмов: клинический случай. Виз. Нейроски .5, 353–369.

Опубликовано Резюме | Опубликован полный текст

Зеки С., Уотсон Дж. Д., Люк С. Дж., Фристон К. Дж., Кеннард С. и Фраковяк Р. С. (1991). Прямая демонстрация функциональной специализации зрительной коры человека. Дж. Нейроски . 11, 641–649.

Опубликовано Резюме | Опубликован полный текст

Зрительная агнозия | Массачусетский технологический институт Press

Резюме

Зрительная агнозия представляет собой всесторонний и актуальный обзор нарушений высшего зрения, в котором эти расстройства соотносятся с современными представлениями о высшем зрении из когнитивной науки, освещая как нейропсихологические расстройства, так и природу нормального распознавания зрительных объектов.

Повреждение головного мозга может привести к избирательным проблемам со зрительным восприятием, включая зрительную агнозию, неспособность распознавать объекты, даже если элементарные зрительные функции остаются неповрежденными. Такие расстройства относительно редки, но они дают представление о том, как нормальный мозг может выполнять сложную задачу зрения. Зрительная агнозия рассматривает столетние тематические исследования нарушений зрения более высокого уровня после повреждения головного мозга, помещает их в общий контекст современной нейробиологии и делает соответствующие выводы об организации нормальной обработки зрительной информации.Он уникален тем, что опирается на исследования в области когнитивной психологии, вычислительного зрения, зрительной нейрофизиологии и нейропсихологии для интерпретации агнозии и получения на ее основе выводов о визуальном распознавании объектов.

Следуя историческому отчету об исследованиях агнозии, Зрительная агнозия предлагает таксономию широкого спектра синдромов агнозии, описывая и интерпретируя синдромы с точки зрения новейших теоретических моделей зрительной обработки и, в конечном итоге, приводя их в качестве доказательства Разнообразие вопросов в изучении высшего зрения.

Зрительная агнозия включена в серию «Вопросы биологии языка и познания» под редакцией Джона Маршалла.

Твердый переплет

Из печати

ISBN: 9780262061353
стр. | 6 х 9 дюймов

Мягкая обложка

Из печати

ISBN: 9780262560825
стр. | 6 х 9 дюймов

Авторы

Марта Дж.Фарах

Марта Дж. Фарах — профессор естественных наук Уолтера Х. Анненберга на факультете психологии Пенсильванского университета, где она руководит Центром неврологии и общества. Она работала над многими темами нейробиологии, включая зрение, префронтальную функцию, эмоции и развитие. За три десятилетия своих исследований она стала свидетелем появления функциональной нейровизуализации, расцвета когнитивной нейронауки и ее распространения на изучение социальных и аффективных процессов.Сейчас она сосредоточила свое внимание на этических, правовых и социальных последствиях этих событий.

Зрительная агнозия | Психология Вики

Оценка |
Биопсихология |
Сравнительный |
Познавательный |
Развивающие |
Язык |
Индивидуальные различия |
Личность |
Философия |
Социальные |
Методы |
Статистика |
Клинический |
Образовательные |
промышленный |
Профессиональные товары |
Мировая психология |


Клинический:
Подходы ·
Групповая терапия ·
Методы ·
Типы проблем ·
Области специализации ·
Таксономии ·
Терапевтические проблемы ·
Способы доставки ·
Проект перевода модели ·
Личный опыт ·


Зрительная агнозия — это неспособность мозга распознавать или понимать визуальные стимулы.Человек со зрительной агнозией имеет нормальное зрительное функционирование и может видеть, но не может интерпретировать или распознавать то, что он или она видит. Также нет недостатка в общих умственных способностях (Rothi, Mack & Heilman, 1986). Можно запустить простой тест, чтобы определить, действительно ли это проблема. Эти тесты обычно состоят из показа человеку изображений обычных неодушевленных предметов, известных людей и известных мест. Когда в целом низкая способность распознавать фотографии, вероятна зрительная агнозия; и будет более очевидно, какой подтип имеет человек, в зависимости от того, какие изображения легче или труднее идентифицировать. [1] Зрительная агнозия часто возникает из-за двустороннего поражения задней затылочной и/или височной доли (долей) головного мозга. [2]

Конкретные симптомы могут различаться в зависимости от причины агнозии. Некоторые больные не могут копировать рисунки, но способны манипулировать предметами с хорошей ловкостью. [3] [4] Обычно пациенты могут очень подробно описывать объекты в поле зрения, включая такие аспекты, как цвет, текстура и форма, но не могут их распознать.Точно так же пациенты часто могут описывать знакомые объекты по памяти, несмотря на проблемы со зрением. [5]

Тщательный анализ природы зрительной агнозии привел к лучшему пониманию роли мозга в нормальном зрении.

Классификация

Двумя основными типами зрительной агнозии являются апперцептивная и ассоциативная зрительная агнозия. Неспособность распознавать объекты высокого уровня, несмотря на нормальное зрение, является апперцептивной зрительной агнозией. [6] Ассоциативные зрительные агнозии классифицируются по неспособности идентифицировать объекты из-за нарушения доступа к сохраненной семантической информации об объектах. [7] Пациенты с апперцептивной зрительной агнозией не могут рисовать или копировать рисунки, в то время как пациенты с ассоциативной зрительной агнозией, по-видимому, сохраняют нейронные цепи, необходимые для распознавания объектов, даже не подозревая об этой способности. Ассоциативная зрительная агнозия, вероятно, является результатом нарушения связи между зрительным восприятием и вербальными системами. [8]

Известные клинические варианты зрительной агнозии включают прозопагнозию (неспособность узнавать лица), словесную слепоту (неспособность узнавать слова), агнозию цветов (неспособность различать цвета), агнозию окружающей среды (неспособность узнавать достопримечательности и т. д.) и симультанагозия (неспособность разобраться в нескольких объектах визуальной сцены). [9]

Категории и подтипы зрительной агнозии

Две основные категории зрительной агнозии:

  • Апперцептивная зрительная агнозия, нарушение узнавания объектов. [10] Люди с апперцептивной зрительной агнозией никогда не сделают полного сознательного восприятия. [11]
  • Ассоциативная зрительная агнозия, нарушение способности распознавать, как использовать объект, после того, как объект был правильно идентифицирован. [10] Восприятие создано, но оно не будет иметь значения для людей с ассоциативной зрительной агнозией. [11]
Подтипы ассоциативной зрительной агнозии
  • Ахроматопсия, нарушение распознавания цвета. [10]
  • Прозопагнозия, нарушение распознавания лиц. [10] Эти пациенты знают, что смотрят на лицо, но не могут определить чье, даже если это хорошо знакомое лицо. [12]
  • Ориентационная агнозия: может узнавать объекты, но потерял способность ориентироваться. [13]
  • Пантомима Агнозия: неспособность понимать пантомимы (жесты). Похоже, что нижняя кора зрительной коры играет решающую роль в распознавании пантомим. [14]

Симптомы

В то время как большинство случаев зрительной агнозии наблюдается у пожилых людей с обширным повреждением головного мозга, есть также случаи, когда у маленьких детей с меньшим повреждением головного мозга в течение лет развития появляются симптомы. [15] Обычно зрительная агнозия проявляется неспособностью узнавать объект по его форме при отсутствии других объяснений, например, проблем со зрением. Это легче всего увидеть при прозопагнозии, когда человек может ясно видеть лица окружающих людей, но не может установить мысленные связи и узнать человека. Другим распространенным проявлением зрительной агнозии является трудность идентифицировать объекты, которые выглядят одинаково по форме, трудности с рисованием линий, в которых мало деталей, и распознавание объектов, которые показаны с менее распространенных видов. [15]

Зрительная агнозия возникает после повреждения зрительной ассоциативной коры. [12] Это происходит, даже если глаза или зрительный тракт, по которому зрительная информация поступает в мозг, не повреждены. Зрительная агнозия вызвана поражением частей вентрального потока зрения. [12] Вентральный поток также известен как «путь зрения», потому что этот путь позволяет человеку идентифицировать объекты, которые он видит. Другой поток — это дорсальный поток или путь «где / как»; и этот путь остается нетронутым, что позволяет людям со зрительной агнозией демонстрировать относительно нормальное визуально управляемое поведение. [16] [17] Повреждение определенных областей вентрального потока ухудшает способность распознавать определенные категории визуальной информации. [12]

Оценка

Нейроантомия

Зрительная агнозия возникает из-за повреждения ассоциативных областей зрительной коры. Латеральный затылочный комплекс, по-видимому, реагирует на множество различных типов объектов. [12] Прозопагнозия (неспособность узнавать лица) обусловлена ​​поражением веретенообразной области лица (ФФА).Исследования с функциональной визуализацией показывают, что в веретенообразной извилине височной доли есть определенная область, специализирующаяся на распознавании лиц, известная как веретенообразная область лица. [12] Однако эта область относится не только к лицам; признание других объектов экспертизы также обрабатывается в этой области. Было обнаружено, что экстрастриарная кора тела (EBA) активируется фотографиями, силуэтами или рисунками человеческого тела. [12] Было обнаружено, что парагиппокампальная область места (PPA) лимбической коры активируется при виде сцен и фона. [12] Церебральная ахроматопсия (неспособность различать разные оттенки) вызывается повреждением области V8 зрительной ассоциативной коры. [12]
Левое полушарие, по-видимому, играет решающую роль в распознавании значения обычных объектов. [18]

Тщательный анализ природы зрительной агнозии привел к лучшему пониманию того, как работает нормальное зрение.

Зрительная агнозия в популярной культуре

См. также

Ссылки

  1. Шарнале, А, С.Карбоннел, Д. Дэвид, О. Моро (2008). Ассоциативная зрительная агнозия: тематическое исследование. Поведенческая неврология 19 (1–2): 41–44.
  2. Карнат Х.О., Рютер Дж., Мандлер А., Химмельбах М. (2009). Анатомия распознавания объектов. Зрительная форма агнозии, вызванная медиальным затылочно-височным инсультом. Журнал неврологии 29 (18): 5854–5862.
  3. Милнер AD (август 1997 г.). Видение без знания. Филос.Транс. Р. Соц. Lond., B, Biol. науч. 352 (1358): 1249–56.
  4. ↑ Зрительная агнозия — расстройство вентрального потока, Студенческие веб-страницы, Департамент прикладных медицинских наук, Университет Ватерлоо
  5. ↑ Кэндис Н. Палмер. Исследование зрительной агнозии, Государственный университет Стивена Ф. Остина.
  6. Шелтон П.А., Бауэрс Д., Дуара Р., Хейлман К.М. (1996). Апперцептивная зрительная агнозия: тематическое исследование. Познание мозга. 25 (1): 1–23.
  7. Анаки Д., Кауфман Ю., Фридман М., Москович М. (2007). Ассоциативная (просоп) агнозия без (кажущегося) дефицита восприятия: тематическое исследование. Нейропсихология. 48 (8): 1658–71.
  8. ↑ Карлсон, Нил Р. «Анализ визуальной информации: роль зрительной ассоциации коры . Физиология поведения, 9. Бостон, Массачусетс, США: Pearson Education, Inc., 2007. ISBN 0-205-46724-5
  9. ↑ Биран И. и Кослетт Х.Б. (2003).Зрительная агнозия. Текущие отчеты по неврологии и неврологии, 3 (6): 508–512. ISSN 1528-4042. DOI: 10.1007/s11910-003-0055-4
  10. 10,0 10,1 10,2 10,3 Вулф, Джереми (2012). Ощущение и восприятие 3-е изд. , 507.
  11. 11.0 11.1 Феррейра К.Т., Чеккальди М., Джузиано Б., Понсет М. (сентябрь 1998 г.). Отдельные зрительные пути для восприятия действий и объектов: свидетельство случая апперцептивной зрительной агнозии. Дж. Нейрол. Нейрохирург. психиатр. 65 (3): 382–5.
  12. 12.0 12.02114 12.1 12.2 12.2 12.3 12.4 12.4 12.02 12.5 12.6 12.7 12.8 12.8 Carlson, Neil R. (2010). Физиология поведения , Бостон, Массачусетс: Allyn & Bacon.
  13. Делла Сала С., Тернбулл О., Бешин Н., Перини М. (январь 2002 г.). Ориентационная агнозия при пятиугольном копировании. Дж. Нейрол. Нейрохирург. психиатр. 72 (1): 129–30.
  14. Роти Л.Дж., Мак Л., Хейлман К.М. (апрель 1986 г.). Пантомимная агнозия. Дж. Нейрол. Нейрохирург. психиатр. 49 (4): 451–4.
  15. 15,0 15,1 Воронка, Элейн, Джон Уайлдинг (2011). Развитие словарного запаса форм предметов у ребенка с очень ранней зрительной агнозией: уникальный случай. Ежеквартальный журнал экспериментальной психологии 64 : 261–282.
  16. Гудейл М.А., Милнер А.Д., Джейкобсон Л.С., Кэри Д.П. (1991). Неврологическая диссоциация между восприятием объектов и схватыванием их. Природа 349 (6305): 154–6.
  17. Гудейл М.А., Милнер А.Д. (1992). Разделите зрительные пути для восприятия и действия. Trends Neurosci. 15 (1): 20–5.
  18. Маккарти Р.А., Уоррингтон ЕК (ноябрь 1986 г.). Зрительная ассоциативная агнозия: клинико-анатомическое исследование единичного случая. Дж. Нейрол. Нейрохирург. психиатр. 49 (11): 1233–40.

Дальнейшее чтение

Ключевые тексты

Книги

Бумаги

  • Гирш, А., Хамфрис, Г.В., Букарт, М. и Ковач, И. (2000) Вычисление закрытых контуров при зрительной агнозии: данные для раннего вычисления до привязки формы и кодирования фигуры-фона. Когнитивная нейропсихология, 17, 731-759.
  • Румиати, Р. И. и Хамфрис, Г.В. (1997). Визуальная объектная агнозия без алексии или прозопагнозии: аргументы в пользу отдельных механизмов обработки. Зрительное познание, 4, 207-218.
  • Humphreys, GW, Riddoch, MJ, Donnelly, N., Freeman, TAC, Boucart, M. & Muller, HM (1994) Промежуточная визуальная обработка и зрительная агнозия. В MJ Farah & G. Ratcliff (Eds.), Нейропсихология высокого уровня зрения. Хиллсдейл, Нью-Джерси: Эрлбаум.
  • Humphreys, GW (1994) Когнитивная нейропсихология зрения: иерархический анализ зрительной агнозии.В книге Б. Уикса, К. Хаслама, Дж. Юинга и У. Джонса (ред.), Когнитивное функционирование в условиях здоровья, болезней и расстройств. Академическая пресса: Сидней.
  • Румиати Р.И., Хамфрис Г.В., Риддох М.Дж. и Бейтман А. (1994). Визуальная объектная агнозия без прозопагнозии или алексии: свидетельство иерархических теорий визуального распознавания. В В. Брюс и Г. В. Хамфрис (ред.) Распознавание объектов и лиц. Лондон: Эрльбаум.
  • Humphreys G.W. & Riddoch, MJ (1993) Объектные агнозии. В С.Кеннард (ред.), Клиническая неврология Бальера: дефицит зрительного восприятия. Лондон: Бальер Тиндалл
  • Хамфрис, Г.В., Риддох, М.Дж., Куинлан, П.Т., Прайс, С.Дж. и Доннелли, Н. (1992) Параллельная обработка паттернов при зрительной агнозии. Канадский журнал психологии, 46, 377-416.
  • Riddoch, MJ & Humphreys, GW (1988) Зрительная агнозия: анатомические и функциональные отчеты. В К. Кеннард и Ф. Клиффорд-Роуз (ред.), Физиологические аспекты клинической нейроофтальмологии: Симпозиум Мэнселла-Беквеста.Лондон: Черчилль-Ливингстон.
  • Humphreys, GW & Riddoch, MJ (1987) Фракционирование агнозии. В GW Humphreys & MJ Riddoch (Eds.), Обработка визуальных объектов: когнитивный нейропсихологический подход. Лондон: Эрлбаум.
  • Хамфрис, Г.В., Риддох, М.Дж. и Куинлан, П.Т. (1985) Интерактивные процессы в организации восприятия: данные по зрительной агнозии. В MI Posner & OSM Marin (Eds.), Attention & Performance XI. Хиллсдейл, Нью-Джерси: Эрлбаум.

Дополнительный материал

Книги

Бумаги

  • Академия Google
  • Чайней, Х. и Хамфрис, Г.В. (2001) Преимущество реального объекта при агнозии: свидетельство роли затенения и глубины в распознавании объектов. Когнитивная нейропсихология, 18, 175-191.
  • Риддох, М.Дж., Хамфрис, Г.В., Харди, Э., Блотт, В. и Смит, А. (2002). Зрительная и пространственная кратковременная память при зрительной агнозии. Когнитивная нейропсихология.

Тематические исследования

  • Риддох, М.J. & Humphreys, GW (1987) Случай интегративной зрительной агнозии. Мозг, 110, 1431-1462.
  • Бромли, Дж., Хамфрис, Г.В., Джавадния, А., Риддох, М.Дж. и Раддок, К.Х. (1986) Распознавание образов у ​​человека, страдающего зрительной агнозией. Журнал физиологии, 377, 67.
  • Риддох, М.Дж., Хамфрис, Г.В., Гэннон, Т., Блотт, В. и Джонс, В. (1999). Из этого состоят воспоминания: влияние времени на сохраненные зрительные знания в случае зрительной агнозии. Мозг, 122, 537-559.   http://hubel.sfasu.edu/courseinfo/SL02/visual_agnosia.htm
  • de:Seelenblindheit

    Причины возникновения и методы лечения

    Агнозия – это очень редкое расстройство, которое приводит к потере сознания. способность узнавать предметы или людей. Агнозия часто является результатом повреждения определенных областей мозга. У вас все еще могут быть нормальные мыслительные способности в других областях, потому что обычно это влияет только на один информационный путь.

    Что вызывает агнозию?

    Агнозия может быть вызвана чем угодно, что может привести к повреждению или дегенерации вашего мозга.У вас может развиться агнозия, если повреждение происходит в той части вашего мозга, которая связывает ваши воспоминания с вашими чувствами и восприятием. Эти области могут располагаться в теменных, височных или затылочных долях головного мозга.

    Вот распространенные причины этого состояния.

    Ишемический инсульт. Этот тип инсульта возникает, когда блокируется кровеносный сосуд, снабжающий кровью головной мозг.

    Опухоль головного мозга. Это масса аномальных клеток в вашем мозгу.Они могут быть раковыми или нераковыми. Даже нераковые опухоли могут вызывать проблемы с работой мозга.

    Абсцесс головного мозга. Это карман гноя в вашем мозгу. Это вызвано бактериальной или грибковой инфекцией. Абсцессы могут развиваться после травмы, инфекции или хирургического вмешательства.

    Черепно-мозговая травма. Это происходит при повреждении головного мозга в результате сильного удара или толчка по голове. Черепно-мозговая травма случается всякий раз, когда что-то пронзает череп и проникает в ткани мозга.

    Болезнь Альцгеймера. Болезнь Альцгеймера — это заболевание головного мозга, которое со временем ухудшается. Это вызывает аномальное накопление белка в вашем мозгу, что повреждает клетки мозга.

    Болезнь Паркинсона деменция. Болезнь Паркинсона может привести к слабоумию при болезни Паркинсона. Это вызвано аномальными отложениями белка в головном мозге.

    Типы агнозии

    Агнозия может иметь различные симптомы в зависимости от локализации повреждения. Это может включать любое из ваших чувств.Но обычно участвует только один. Некоторые формы агнозии вызывают очень специфические и сложные симптомы, затрагивающие одно чувство.

    Слуховая агнозия. Это влияет на ваше чувство слуха. Если у вас агнозия такого типа, вы можете не распознать звук, похожий на телефонный звонок. Но вы можете услышать это.

    Обонятельная агнозия. Это влияет на ваше обоняние. Ты все еще чувствуешь запах. Вы просто не можете определить, что вы пахнете.

    Зрительная агнозия. При таком типе агнозии вы можете видеть обычные предметы, такие как ложка, но не знаете, что это такое. Вы узнаете их, когда прикоснетесь к ним.

    Вкусовая агнозия. Это влияет на ваше чувство вкуса. Вы не узнаете вкус, когда пробуете что-то.

    Соматосенсорная агнозия. Это агнозия, которая влияет на ваше осязание. Вы не можете узнать что-то знакомое, например ключ, на ощупь, не глядя на него. Когда вы смотрите на него, вы можете узнать его.

    Прозопагнозия. Это также называется лицевой слепотой. Если у вас прозопагнозия, у вас могут возникнуть проблемы с идентификацией знакомых лиц. Симптомы прозопагнозии также могут быть более серьезными. Они могут помешать вам различать незнакомые лица. В серьезных случаях вы не сможете отличить лицо от объекта или узнать свое лицо.

    Экологическая агнозия. Это неспособность узнавать знакомые места, такие как ваш дом или окрестности.

    ‌Ахроматопсия. Это частичная или полная цветовая слепота.

    Симультанагнозия. Вы не можете видеть более одного объекта или части объекта одновременно. Если вы посмотрите на стол, на котором стоят тарелка, стакан и ложка, вы можете увидеть только ложку. Если кто-то указывает на стакан, вы можете видеть стакан, но уже не видеть ложку.

    Как диагностируется агнозия?

    Ваш врач выслушает ваши симптомы и проведет медицинский осмотр. Они могут проводить тесты, чтобы увидеть, можете ли вы идентифицировать объекты своими органами чувств.Вам могут потребоваться тесты на визуализацию головного мозга, такие как компьютерная томография (КТ) или магнитно-резонансная томография (МРТ).

    Как лечится агнозия?

    Специфического лечения агнозии не существует. Основная причина будет лечиться, если это возможно. Речевая и трудотерапия может помочь вам научиться компенсировать вашу агнозию. Они также могут помочь вам улучшить свои коммуникативные навыки, спланировать задачи, решить проблемы и улучшить взаимодействие с другими людьми.

    Прогноз при агнозии

    Прогноз при агнозии зависит от нескольких факторов, таких как:

    • Где расположено повреждение головного мозга
    • Насколько серьезно повреждение
    • Насколько серьезны симптомы основной причиной является
    • Ваш возраст

    Ваше состояние может начать улучшаться в течение первых 3 месяцев, если можно эффективно вылечить то, что вызывает повреждение.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.