Антропогенез объединяет два процесса антропогенез становление человека: основные стадии эволюции человека — Студопедия

основные стадии эволюции человека — Студопедия

Этап эволюции Период времени Находки: кто, когда, где Внешний вид Образ жизни
Австралопитек
 
 
2 — 4 миллиона лет назад 1960-1970 Эфиопия останки 1972-1974 Афарская низменность Фрагменты скелета 1974 Эфиопия скелет Люси Рост 120-140 см, худые. Челюсть больше головного отдела(мозг530см).Не выраженные надглазные валики. Самцы намного крупнее самок. Кисть с развитым большим пальцем. Проживали группами. Умели изготавливать самое простейшие орудия, могли разбивать орехи камнями.
Питекантроп
 
Около 1 миллион лет назад о. Ява 1891-1893 древнейшие остатки; 1936-1941 о. Ява несколько костей и черепов; Германия 1907 череп и несколько костей. Рост около 170 см. Выраженные надглазные валики, высокий лоб, скошенный подбородок. Мозг 900 см. Была найдена зона развития речи. Жилы закрытыми общинами, умели создавать простейшие рубящие и костяные орудия, могли группами охотиться
Неандерталец 600 — 200 тысяч лет назад 1829 Великобритания, череп; 1856 Рейская провинция, череп; 1848 Гибралтар, останки; Рост 160 — 170 см, маленький подбородок, очень широкий нос, массивные надглазные валики, мозг 1750 см, могли обладать простейшей речью, благодаря мозгу и голосовому аппарату. Держались группами, жили в пещерах, владели первыми музыкальными инструментами, могли создавать сложные орудия труда.
Кроманьонец
 
40 тысяч лет назад 1868 Франция, первые найденные скелеты; Высокие 180 см, мозговой отдел преобладает над лицевым, таз рассчитанный для прямохождения, голосовой аппарат, позволяющий владеть раздельной и внятной речью. Высокий лоб. Мозг 1800 см. Создали общины, строили свои собственные дома, шили одежду, создавали сложные орудия, обладали раздельной речью, были хорошими охотниками, появились какие-то культурные традиции.

9. Гипотезы о центре происхождения человек
Еще в античное время Анаксимен, Аристотель признавали человека «родственником» животных. К. Линней в XVIII веке впервые относит человека к отряду приматов, который включает обезьян и полуобезьян и дает ему видовое название Homo sapiens (человек разумный).
Первую гипотезу естественного происхождения человека высказал Ж. Б. Ламарк в своем труде «Философия зоологии» (1809). Исходным предком человека он считал «четверорукое» высокоразвитое существо, которое перешло к наземному образу жизни, приобрело вертикальное положение тела. Дарвин в XIX веке, разрабатывая свою теорию естественного отбора и накапливая сведения о процессах, происходящих в живой природе, был уверен, что человеческий род не является исключением и своим существованием обязан постепенной эволюции одного из стволов животного мира. В 1871 году вышла его книга «Происхождение человека». Дарвин приводит факты из сравнительной анатомии, эмбриологии о родстве с млекопитающими, особенно с обезьянами. По Дарвину, предок человека не современные обезьяны, а приматы, которые жили в прошлые эпохи. Дарвин решил проблему происхождения человека, лишь с позиции биологии, исходя из теории естественного отбора. Последователями Дарвина в XIX веке были Т. Гексли, Э. Геккель, Э. Дюбуа. Данные палеонтологии, анатомических исследований подтвердили доказательства Дарвина о происхождении человека.
В 1866 году Ф. Энгельс в работе «Роль труда в процессе превращения обезьяны в человека» показывает, что становление человека происходило на основе социально-экономических закономерностей, а ведущим фактором в становлении человека был труд.
Общие принципы строения организма человека заложены в период, когда сформировался генетический код и возникла первая клетка, т.е. миллиарды лет назад. В генах человека содержится часть генофонда древних рыб, первых хордовых, беспозвоночных животных, основные черты человека, унаследованные от животных, приведены в таблице 1.
Появление этих черт объясняется крупными ароморфозами, которые привели к прогрессивному развитию позвоночных животных. В зоологической систематике человек занимает следующее положение: Тип хордовые, Подтип позвоночные, Класс млекопитающие, Подкласс высшие звери, Отряд приматы, Подотряд антропоидные, Семейство гоминид, Род человек, Вид человек разумный.





10. Появление человека на различных континентах
Сторонники разных взглядов на проблему прародины человека именуются поли- и моноцентристами. Гипотеза моноцентризма (единого центра возникновения современного человека), в частности, имеет основанием анализ находок ближневосточных (кармельских) палеоантропов переходного морфологического облика (между типами палеоантропов и неоантропов). Гипотеза предполагает существование одного (широкого) центра, где произошла стадиальная трансформация формирующегося человека. Центр этот лежит на стыке Азии, Африки и Европы. Гипотеза моноцентризма развивалась корифеями отечественной антропологии: Я. Я. Рогинским, В.П. Якимовым и М.Г. Левиным. Другую картину рисует гипотеза полицентризма, связанная с именами известных зарубежных антропологов: Ф. Вейденрейхом, К. Куна, А. Тома и отечественных — Г.Ф. Дебеца, В.П. Алексеева, А.А. Зубова и др. Сторонники полицентризма считают, что желтая (азиатская) и американская расы имеют предком китайских синантропов, австралийская — яванского питекантропа, негрская — родезийского неандертальца, а белая раса имеет свои корни в прошлом среди неандертальцев Передней Азии. В соответствии с последним, центров возникновения современного человека было несколько. Полицентризм основывается на фактах специфического сходства по ряду анатомических деталей между географическими расами современного человека и «местными» ископаемыми гоминидами. Моноцентристы возражают полицентристам, указывая, что параллелизм в развитии не мог привести в результате к такому впечатляющему сходству современных рас. Более того, кроманьонцы Западной Европы более похожи на палеоантропов Передней Азии, чем на неандертальцев Европы.
Последние палеоантропологические находки не смогли помочь в разрешении проблемы числа центров происхождения современного человека. Исследователь данной проблемы В. Хауэлл объясняет различие во взглядах неодинаковым характером (природой) признаков, используемых в качестве таксономических. Современные моноцентристы чаще работают с мономерными признаками (генетические маркеры). Они представляют себе, что разделение рас было относительно поздним; на ранней фазе дивергенции человечества существовали два очага: а) западный — европеоиды и африканские негроиды, б) восточный — монголоиды и австралонды. Сторонники полицентризма чаще имеют дело с полимерными признаками (например, краниологическими), В гипотезе полицентризма указывается более раннее время дивергенции рас, а африканские негроиды объединяются с австралоидами. Сторонники полицентризма предполагают независимое развитие рас, произошедших от различных вариантов питекантропов в Африке, Европе и Азии на протяжении примерно 2 млн лет. Современные моноцентристы предполагают, что генезис рас происходил от единственной популяции на протяжении 40 тыс. лет. Одни исследователи выделяют до 5 центров сапиентизации различных вариантов неандертальцев, другие (например, работающие с митохондриальной ДНК) видят лишь один центр сапиентизации — в Африке, южнее Сахары. В позднем плейстоцене из данного региона происходило расселение человечества, а в процессе миграций и адаптации имели место такие расообразующие факторы, как изоляция с дрейфом генов и метисация.
Острота проблемы во многом снята в связи со снижением таксономического уровня отличия палеоантропов и неоантропов. Бели это принять, то и полицентристы, и моноцентриcты описывают (по-разному) явления, происходящие внутри подвида.

11. Основные этапы онтогенеза
Онтогенез — процесс индивидуального развития на протяжении жизненного пути человека. Выделяют следующие основные периоды развития человека:
Пренотальный – до рождения ребёнка
Уже в ходе эмбриогенеза происходит упражнение зачатков будущих органов, постепенное развитие и совершенствование двигательных функций путем развития и видоизменения определенной генетической предрасположенности, воплощением и реализацией в индивидуальной жизни особи видового опыта, накопленного в процессе эволюции. В период эмбриогенеза происходит интенсивная подготовка к последующим, постнатальным этапам формирования поведения, а отчасти и само формирование элементов поведения новорожденного путем, с одной стороны, развития генетически обусловленных компонентов активности и, с другой стороны, накопление эмбрионального опыта.
Постнотальный

· Новорожденность 0-1 месяц

· Младенчество 2-12 месяцев

· Первое детство 1-7 лет

· Второе детство 7-12 лет

· Подросток 12-17 лет

· Юношество 18-21 год

· Взрослый 21-35 лет

· Зрелый 35-55 лет

· Пожилой 55-70 лет

· Старческий 70-83 года

· Позднестарческий 83 года – смерть

12. Рост, развитие и созревание организма. Основные закономерности роста и развития.
Процессы роста и развития являются общебиологическими свойствами. Рост и развитие человека, начинающиеся с момента оплодотворения яйцеклетки, представляют собой непрерывный поступательный процесс, протекающий в течение всей его жизни. Процесс развития протекает скачкообразно, и разница между отдельными этапами, или периодами жизни, сводится не только к количественным, но и к качественным изменениям.
Наличие возрастных особенностей в строении или деятельности тех или иных физиологических систем ни в коей мере не может являться свидетельством неполноценности организма ребенка на отдельных возрастных этапах. Именно комплексом подобных особенностей характеризуется тот или другой возраст.
Под развитием в широком смысле слова следует понимать процесс количественных и качественных изменений, происходящих в организме человека, приводящих к повышению уровней сложности организации и взаимодействия всех его систем. Развитие включает в себя три основных фактора: рост, дифференцировку органов и тканей, формообразование (приобретение организмом характерных, присущих ему форм). Они находятся между собой в тесной взаимосвязи и взаимозависимости.
Одной из основных физиологических особенностей процесса развития, отличающей организм ребенка от организма взрослого, является рост, т. е. количественный процесс, характеризующийся непрерывным увеличением массы организма и сопровождающийся изменением числа его клеток или их размеров.
В процессе роста увеличиваются число клеток, телесная масса и антропометрические показатели. В одних органах и тканях, таких, как кости, легкие, рост осуществляется преимущественно за счет увеличения числа клеток, в других (мышцы, нервная ткань) преобладают процессы увеличения размеров самих клеток. Такое определение процесса роста исключает те изменения массы и размеров тела, которые могут быть обусловлены жироотложением или задержкой воды. Более точный показатель роста организма – это повышение в нем общего количества белка и увеличение размеров костей.
Закономерности онтогенетического развития. К важным закономерностям роста и развития детей относятся неравномерность и непрерывность роста и развития, гетерохрония и явления опережающего созревания жизненно важных функциональных систем.
И. А. Аршавский сформулировал «энергетическое правило скелетных мышц» в качестве основного фактора, позволяющего понять не только специфические особенности физиологических функций организма в различные возрастные периоды, но и закономерности индивидуального развития. Согласно его данным, особенности энергетических процессов в различные возрастные периоды, а также изменение и преобразование деятельности дыхательной и сердечно-сосудистой систем в процессе онтогенеза находятся в зависимости от соответствующего развития скелетной мускулатуры. А. А. Маркосян к общим законам индивидуального развития отнес и надежность биологической системы.
Под надежностью биологической системы принято понимать такой уровень регулирования процессов в организме, когда обеспечивается их оптимальное протекание с экстренной мобилизацией резервных возможностей и взаимозаменяемостью, гарантирующей приспособление к новым условиям, и с быстрым возвратом к исходному состоянию. Согласно этой концепции, весь путь развития от зачатия до естественного конца проходит при наличии запаса жизненных возможностей. Эти резервные возможности обеспечивают развитие и оптимальное течение жизненных процессов при меняющихся условиях внешней среды.
П. К. Анохин выдвинул учение о гетерохронии (неравномерное созревание функциональных систем) и, вытекающее из него, – учение о системогенезе. Согласно его представлениям, под функциональной системой следует понимать широкое функциональное объединение различно локализованных структур на основе получения конечного приспособительного эффекта, необходимого в данный момент (например, функциональная система акта сосания, функциональная система, обеспечивающая передвижение тела в пространстве, и др.).
Функциональные системы созревают неравномерно, включаются поэтапно, сменяются, обеспечивая организму приспособление в различные периоды онтогенетического развития. Системогенез как общая закономерность развития особенно четко выявляется на стадии эмбрионального развития. Однако гетерохронное созревание, поэтапное включение и смена функциональных систем характерны и для других этапов индивидуального развития.

13. Факторы, влияющие на рост и развитие
Эндогенные факторы
1) генетические факторы (национальность, наличие наследственного, генетического заболевания, пол человека) . Указанные факторы влияют на процессы роста и развития либо прямо, посредством формирования определённых уровней и соотношений гормонов, регулирующих эти процессы, либо опосредованно через изменение метаболизма организма;
2) травма (то есть повреждение) пренатальная или постнатальная, нарушающая рост и развитие. Травма может быть химической, физической, иммунологической или являться результатом инфекции.

Экзогенные факторы
1) природные факторы:

· Климат

· рельеф, геологическое строение района проживания, характер почвы

· водные ресурсы (атмосферная влага, обеспеченность населения водой, её качество

· характер и состояние растительности, животного мира, устойчивость экологических систем, частота чрезвычайных ситуаций природного характера

 

2) хозяйственная деятельность человека как таковая и через её влияние на окружающую среду (экологическая обстановка в районе проживания, современная экономическая ситуация)
3) социальные факторы:

· уровень культуры (в том числе гигиенической) , национальные тради ции, отношение к здоровью

· факторы питания (традиционный выбор продуктов, способы приготовления пищи, режим питания)

· уровень образования, социальное положение, профессия интересы родителей,

· система ценностей в семье, её состав, уровень материальной обеспеченности, условия быта

· доступность медицинской помощи, её уровень, эпидемическая обстановка в коллективе или в районе проживания;

· положение ребёнка или подростка в семье, детском коллективе

14. Продолжительность жизни. Зависимость продолжительности от генетических, половых, географических факторов. Гипотезы и причины долгожительства
Долгожитель
— рядовой представитель живой природы, отличающийся значительной продолжительностью жизни по сравнению со средней продолжительностью жизни других представителей своего вида. В настоящее время к понятию долгожителя относят людей, но в то же время известны животные-долгожители различных видов, деревья-долгожители.
МОЛЕКУЛЯРНО-ГЕНЕТИЧЕСКИЕ ТЕОРИИ
Гипотеза, согласно которой причиной старения являются изменения генетического аппарата клетки, является одной из наиболее признанных в современной геронтологии.
Молекулярно-генетические теории подразделяются на две большие группы. Одни ученые рассматривают возрастные изменения генома как наследственно запрограммированные. Другие считают, что старение – результат накопления случайных мутаций. Отсюда следует, что процесс старения может являться или закономерным результатом роста и развития организма, или следствием накопления случайных ошибок в системе хранения и передачи генетической информации.
Теломерная теория (Хейфлик 1961 год)
В 1961 году американский геронтолог Л. Хейфлик установил, что человеческие фибробласты – клетки кожи, способные к делению, – «в пробирке» могут делиться не более 50 раз. В честь первооткрывателя это явление назвали «пределом Хейфлика». Оловников, используя данные о принципах синтеза ДНК в клетках, предложил гипотезу, по которой «предел Хейфлика» объясняется тем, что при каждом клеточном делении хромосомы немного укорачиваются
Элевационная (онтогенетическая) теория (Дильман 1950-е годы)
Главная причина старения – это возрастное снижение чувствительности гипоталамуса к регуляторным сигналам. Именно этот процесс приводит к возрастным изменениям функций репродуктивной системы и гипоталамо-гипофизарно-надпочечниковой системы, обеспечивающей необходимый уровень вырабатываемых корой надпочечников глюкокортикоидов – «гормонов стресса», суточные колебания их концентрации и повышение секреции при стрессе, и, в конечном итоге, к развитию состояния так называемого «гиперадаптоза».
Адаптационно-регуляторная теория (Фролькис в 1960-70-х гг) основана на распространенном представлении о том, что старость и смерть генетически запрограммированы. Продолжительность жизни определяются балансом двух процессов: наряду с разрушительным процессом старения развертывается процесс «антистарения», для которого Фролькис предложил термин «витаукт». Этот процесс направлен на поддержание жизнеспособности организма, его адаптацию, увеличение продолжительности жизни.
СТОХАСТИЧЕСКИЕ (ВЕРОЯТНОСТНЫЕ) ТЕОРИИ
Согласно этой группе теорий, старение – результат случайных процессов на молекулярном уровне. Об этом мы говорили выше: многие исследователи считают, что старение – это следствие накопления случайных мутаций в хромосомах в результате изнашивания механизмов репарации ДНК – исправления ошибок при ее копировании во время деления клеток.
Теория свободных радикалов ( Харман 1956)
Согласно этой теории, причиной нарушения функционирования клеток являются необходимые для многих биохимических процессов свободные радикалы – активные формы кислорода, синтезируемые главным образом в митохондриях – энергетических фабриках клеток.
Старение – это ошибка( Сциллиард 1954)
Гипотеза «старения по ошибке» была выдвинута в 1954 г. американским физиком М. Сциллардом. Исследуя эффекты воздействия радиации на живые организмы, он показал, что действие ионизирующего излучения существенно сокращает срок жизни людей и животных. Под воздействием радиации происходят многочисленные мутации в молекуле ДНК и инициируются некоторые симптомы старения, такие как седина или раковые опухоли. Из своих наблюдений Сцилард сделал вывод, что мутации являются непосредственной причиной старения живых организмов. С течением времени система репарации ДНК изнашивается, в результате чего происходит старение организма.
Теория апоптоза (самоубийства клеток) ( Скулачёв)
Академик В.П. Скулачев называет свою теорию теорией клеточного апоптоза. Апоптоз – процесс запрограммированной гибели клетки. Как деревья избавляются от частей, чтобы сохранить целое, так и каждая отдельная клетка, пройдя свой жизненный цикл, должна отмереть и ее место должна занять новая. Если клетка заразится вирусом, или в ней произойдет мутация, ведущая к озлокачествлению, или просто истечет срок ее существования, то, чтобы не подвергать опасности весь организм, она должна умереть. В отличие от некроза при апоптозе клетка аккуратно саморазбирается на части, и соседние клетки используют ее фрагменты в качестве строительного материала.

15.​ Акселерация и ретардация. Гипотезы и причины.
Акселерация — ускорение темпов роста и развития детей и подростков, а также абсолютное увеличение размеров тела взрослых. Этот термин был предложен Е.Кохом (1935). Акселерация была отмечена при сопоставлении антропометрических данных, полученных в начале 20-х годов XX века с данными 30-х годов XIX века, когда начали проводить антропометрические исследования детей.
В настоящее время выделяют акселерацию эпохальную и внутригрупповую.
Эпохальная акселерация обозначает ускорение физического развития современных детей и подростков в сравнении с предшествующими поколениями. Она проявляется уже на стадии внутриутробного развития. У современных детей раньше происходит становление репродуктивных функций. Существуют доказательства акселерации развития сердечно-сосудистой, дыхательной и двигательной систем.
Внутригрупповая акселерация – ускоренное физическое развитие отдельных детей и подростков в определенных возрастных группах. Внутригрупповые акселераты характеризуются более высоким ростом, большей мышечной силой и возможностями дыхательной системы. У них значительно быстрее происходит половое созревание и раньше заканчиваются процессы роста. Таким образом, внутригрупповая акселерация часто сочетается с повышением физиологических возможностей организма.
Существует ряд гипотез причин акселерации, их условно можно разделить на 3 основные группы.
Физико-химические гипотезы
Е.Кох считал, что современные дети подвергаются более интенсивному воздействию солнечных лучей, являющихся, по его мнению, стимулятором роста. По мнению Тайбера, стимулирующее влияние на рост и развитие оказывают электромагнитные волны, возникающие при работе многочисленных радиостанций. Д’Руддер связывает акселерацию с возможным изменением уровня радиации. Но большинство исследователей склоняются к гипотезе о стимулирующем влиянии отходов промышленного производства. Гипотезы, объясняющие акселерацию изменением социальных условий: улучшение питания (Н.Ленч), медицинского обслуживания (М.Кривогорский) и стимулирующее влияние условий городской жизни на темпы физического развития.
Гипотезы, согласно которым акселерация является результатом циклических биологических изменений гетерозиса и других явлений. Эффект гетерозиса связан с широкой миграцией современного населения и увеличением количества смешанных браков. При этом потомство первого поколения обладает временным преимуществом в физическом развитии.
Ретардация – явление, противоположное акселерации, – замедление физического развития и формирования функциональных систем организма детей и подростков.
На современном этапе изучения выделяют две основные причины ретардации:
1) Различные наследственные, врожденные и приобретенные в постнатальном онтогенезе органические нарушения
2) Различные факторы социального характера.
Причиной отставания могут явиться и перенесенные заболевания, но они приводят к временной задержке роста и после выздоровления темпы роста становятся выше, т. е. генетическая программа реализуется за более короткий срок.
Существенное отрицательное влияние оказывает социальный фактор. В меньшей степени – низкий материальный доход семьи и в большей – отрицательный эмоциональный микроклимат, окружающий ребенка в семье или в детских учреждениях. Дети, воспитывающиеся в условиях недостаточного внимания со стороны родителей и дети, воспитывающиеся в детских домах и школах-интернатах, отстают в своем развитии на 1,5-2 года от сверстников.
Таким образом, ретардация, не зависимо от причин, ее обусловливающих, сказывается как на темпах физического, так и психического развития.

Происхождение человека и стадии антропогенеза

Происхождение человека и основные стадии антропогенеза были предметом спора многие столетия. Среди всех теорий происхождения человека разумного наиболее обоснованной и наиболее разработанной на сегодняшнее время является теория Дарвина, которая уже «надстроилась» новыми фактами и утверждениями.

Не секрет, и это выделяет и Дарвин, что на начальных этапах антропогенеза биологические факторы играли ведущую роль в жизни человека, формировании его привычек, отношения к окружающему миру. В дальнейшем все большее значение начинают приобретать социальные факторы, поэтому основные этапы антропогенеза нельзя считать единообразными и характеризующимися лишь временным отрезком. Самое главное на каждом этапе – качественные изменения.

Стадии антропогенеза имели свои движущие силы, причем на начальных этапах, как мы уже говорили, авангардом была биологическая составляющая, а потом и социальная. Итак, к биологическим факторам относятся: борьба за выживание, естественный отбор, мутационные процессы, комбинативная изменчивость, дрейф генов, изоляция, генный поток, популяционные волны. К социальным факторам эволюции относят труд, общественный способ жизни, членораздельную речь.

Выделяют три основные стадии антропогенеза:

  1. древнейшие люди (архантропы). Появились архантропы около одного миллиона лет тому назад. Внешне архантропы были отдаленно похожи на современного человека, однако отличались мощной надбровной дугой, выступающим подбородком, низким и сплющенным лбом, выступающим затылком. Объем мозга был от семисот пятидесяти до девятисот кубических сантиметров, а строение его было более примитивным, чем у поздних форм. Занимались архантропы охотой, жили в пещерах и пользовались огнем.
  2. древние люди (палеоантропы). Появились около двухсот тысяч лет тому назад. Внешне палеоантропы имели почти те же признаки, что и архантропы, однако объем мозга увеличился почти в два раза, стала более развитой мускулатура. У палеоантропов была попытка членораздельной речи. Если сравнивать в целом физическое развитие архантропов и палеоантропов, то последние значительно уступали по физическим показателям.
  3. современные люди (неоантропы). Имели высокий рост, увеличился объем мозга, изменилась форма костей черепа. Занимались охотой и собирательством, могли передавать друг другу примитивные звуки. Строили жилье, создавали первые наскальные рисунки, умели шить одежду.

Первые две стадии антропогенеза ведущими имели естественный отбор, поскольку тот давал возможность выжить людям с ярко выраженными социальными качествами. На стадии неоантропа человек научился пользоваться огнем, строить искусственное жилье, делать примитивную одежду. В результате подобных преобразований степень зависимости человека от внешних условий значительно снизилась. Далее ведущими становятся социальные факторы, которые набирают все больше оборотов. В прогрессе человечества законы общественного существования стали играть ведущую направляющую роль. Качественно новые стадии антропогенеза – это основное отличие развития человека. В дальнейшем подобные изменения привели к появлению народностей – территориальной, языковой, экономичной и культурной общности людей, которая сложилась в процессе исторического развития. Более высокий уровень – нация – стойкая общность людей, которая имеет общее экономическое развитие, территорию, речь, психические особенности, которые проявляются в культуре и быте народа.

Стадии антропогенеза человека – это долгий сложный путь к становлению человека разумного, имеющего социальные навыки, высокий уровень психоэмоциональных действий. На сегодня не все вопросы антропогенеза изучены, многие из них представляют загадку и ждут своего раскрытия.

Трудовая концепция антропогенеза была разработана в

Этапы антропогенеза

 

Соотношение биологических и социальных факторов антропогенеза. «Трудовая» теория Ф. Энгельса.

Все современное человечество принадлежит к одному биологическому виду – человек разумный (Homo sapiens), представляющему собой уникальную жизненную форму, соединяющую биологическую и социальную сущности. Жизнедеятельность человеческого организма основывается на фундаментальных биологических механизмах, закономерностях обмена веществ и энергии, обусловленных морфофункциональными особенностями организма, которые обеспечивают адаптацию к окружающей среде. В то же время биологическая сущность проявляется в условиях действия законов высшей, социальной формы движения материи. В процессе антропогенеза формировалась социальная сущность человека как система материальных и духовных факторов, межчеловеческих и психоэмоциональных отношений, возникающих в совместной трудовой деятельности. Социальный фактор оказывает существенное влияние на жизнедеятельность человека, на его здоровье.

Вопрос соотношения биологического и социального в человеке всегда интересовал ученых. Существуют два противоположных представления о закономерностях становления личности. Сторонники пан-биологизма объясняют все особенности человека его биологической сущностью, наследственными генетическими программами. Пансоциологизм считает, что наследственные факторы у всех людей одинаковы, а индивидуальные особенности личности развиваются под влиянием общественных отношений, обучения и воспитания.

В настоящее время в науке распространены представления о том, что человек является своеобразным и неотъемлемым компонентом биосферы. Особенность биологической сущности человека заключается в том, что она проявляется в условиях действия законов высшей, социальной формы движения материи. Из социальной сущности людей вытекают закономерности и направления исторического развития человечества. Биологическим процессам, происходящим в организме человека, принадлежит фундаментальная роль в обеспечении важнейших сторон жизнеспособности и развития. Тем не менее в популяциях людей эти процессы не приводят к результатам, обычным для остального мира живых существ. Так, естественный отбор – движущий фактор эволюции живых организмов – утратил свое значение (например, в видообразовании) в развитии человека, уступив ведущую роль социальным факторам. Процесс индивидуального развития человека базируется на информации двух видов.

Первый вид представляет собой биологически целесообразную информацию, которая отбиралась и сохранялась в процессе эволюции предковых форм и зафиксирована в виде генетической информации в ДНК (универсальный для всех живых организмов механизм кодирования, хранения, реализации и передачи информации из поколения в поколение). Благодаря этому в индивидуальном развитии человека складывается уникальный комплекс структурных и функциональных признаков, отличающих его от других живых организмов. Второй вид информации представлен суммой знаний, умений, которые приобретаются, сохраняются и используются поколениями людей в ходе развития человеческого общества. Освоение этой информации индивидуумом происходит в процессе его воспитания, обучения и жизни в социуме. Данная особенность человека определяется понятием социальной наследственности, присущей исключительно человеческому обществу.

Происхождение человека как существа биосоциального явилось естественным и закономерным результатом развития одной из ветвей эволюции животного царства. Современное человечество представляет собой один вид – Homo sapiens, в пределах которого традиционно выделяют три основные расы: европеоидную (евразийскую), австрало-негроидную (экваториальную) и монголоидную (азиатско-американскую). Расы – это исторически сложившиеся группы людей, характеризующиеся общностью наследственных физических особенностей (цвет кожи, глаз и волос, разрез глаз, очертания головы и т. п.), являющихся второстепенными. По основным же признакам, характерным для человека (объем и строение головного мозга, строение кисти и стопы, форма позвоночного ствола, строение голосовых связок, способности к творческой и трудовой деятельности), расы не различаются.

Образование рас – сложный процесс, многие расовые признаки возникали путем мутаций, но они могли возникать и в результате таких эволюционных факторов, как дрейф генов и изоляция. С развитием цивилизации роль естественного отбора и изоляции начинает снижаться. В результате усиления взаимодействия между народами начинает проявляться метисация (смешение рас), особенно ускоряющаяся в наши дни благодаря возрастающим масштабам миграции людей, разрушению социально-расовых барьеров и т. п. По-видимому, эти процессы приведут к исчезновению расовых различий, хотя на это и уйдут тысячи и тысячи лет.

Антропогенез

Антропогенез — происхождение человека, становление его как вида. Антропогенез неразрывно связан с социогенезом — формированием общества. Поэтому движущими силами антропогенеза являются не только биологические, но и социальные факторы.

Биологические факторы (по Дарвину) — это наследственность, изменчивость, борьба за существование и естественный отбор; согласно синтетической теории (СНТ) эволюции — мутационный процесс, популяционные волны, дрейф генов, изоляция, естественный отбор.

Социальные факторы — трудовая деятельность, общественный образ жизни, речь и мышление.

Биологические факторы антропогенеза были вскрыты Ч. Дарвиным и его последователями, социальные факторы — Ф. Энгельсом в работе «Роль труда в процессе превращения обезьяны в человека» (1876).

Предками человека были древние человекообразные обезьяны, жившие в лесах. В результате уменьшения площади лесов они перешли к наземному образу жизни.

На открытых пространствах они вставали на задние конечности, чтобы лучше обозревать местность. Со временем такое положение тела из случайного перешло в необходимое. Прямохождение привело к высвобождению передних конечностей от функции передвижения. Постепенно они совершенствовались и обеспечили возможность осуществления человеком трудовой деятельности.

Стадный образ жизни, трудовая деятельность, совместная охота и защита от врагов потребовали согласованных действий.

Возникла необходимость общения. Неразвитая гортань и ротовой аппарат обезьян в результате наследственной изменчивости и естественного отбора постепенно преобразовались в органы членораздельной речи человека.

Использование огня для согревания позволило человеку расселиться в области с более холодным климатом. Термическая обработка пищи способствовала ее лучшему усвоению.

Употребление термически обработанной животной пищи привело к изменению жевательного аппарата, уменьшению лицевого черепа и одновременно к увеличению головного мозга.

Изготовление орудий труда, совместный труд и охота привели к развитию головного мозга, мышления и сознания, совершенствованию труда и речи.

Роль биологических и социальных факторов на разных этапах антропогенеза была неодинаковой.

На начальных этапах становления человека (древнейшие и древние люди) основную роль играли биологические факторы. Под действием естественного отбора формировались морфологические особенности человека: сложное строение головного мозга и кисти, вертикальное положение тела.

В дальнейшем, овладев культурой изготовления орудий труда, производством пищи, устройством жилищ, человек изолировал себя от неблагоприятных природных факторов настолько, что вышел из-под жесткого контроля естественного отбора.

О снижении роли биологических факторов свидетельствует общность морфологических признаков ископаемых людей современного типа и ныне живущих.

В то же время человек в значительной степени стал зависеть от социальных условий и воспитания. Вне человеческого общества само формирование человека стало невозможным, т.е. человек занимает особое положение в природе, являясь одновременно и биологическим, и социальным существом. Дальнейшая эволюция человека, видимо, будет определяться в основном социальными факторами.

Что касается биологических факторов эволюции, то в современном обществе их действие претерпело значительные изменения.

Естественный отбор, хотя и замедлил свое действие, идет на всех стадиях онтогенеза. Но при этом он теряет свою ведущую роль как фактор видообразования и в известной мере выполняет лишь стабилизирующую функцию. Изоляция также теряет свое значение. Наблюдается смешивание генофондов популяций разных регионов, народов, рас. Популяционные волны фактически не оказывают эволюционного действия, поскольку численность человечества не подвержена значительным колебаниям. Мутационный процесс сохранил свое значение.

В некоторых районах нашей планеты частота мутаций даже увеличилась из-за загрязнения природы мутагенами. Ослабление действия отбора может привести к накоплению вредных мутаций, ведущих к снижению жизнеспособности особей.

Трудовая теория антропогенеза

Разработав теорию естественного происхождения человека, Дарвин не включил в нее влияние социального фактора. Кроме того, в его теории отсутствует рассмотрение качественного отличия разума человека от психики животного. Это во многом объясняется тем, что он не затрагивает роли труда в процессе антропогенеза.

Внимание на это было обращено в трудовой теории антропогенеза.

Согласно этой концепции, приобретение гоминидами способности к прямохождению, а также значительное увеличение мозга и совершенствование его структуры привели в конечном итоге к превращению передних конечностей в орган для изготовления орудий труда. Переход к изготовлению орудий труда знаменует решающий скачок в процессе превращения обезьяны в человека и возникновения человеческого общества. Кроме того, орудия труда являются и основным способом передачи социального опыта, т.е. лежат в основе новой, социальной формы наследования, которую Дарвин не рассматривает.

Следовательно, становление человека и общества — процесс взаимосвязанный, это процесс антропосоциогенеза, и главная роль в нем принадлежит трудовой деятельности.

Один из авторов трудовой теории антропогенеза Ф. Энгельс в статье «Роль труда в процессе превращения обезьяны в человека» подчеркнул решающую роль труда не только в изготовлении орудий труда и удовлетворении потребностей человека, но и в изменении самой сущности человека, возникновения его сознания, мышления и речи.

В начале 1960 г. английский ученый Л. Лики нашел останки древнего гоминида, жившего приблизительно 2 — 3 миллиона лет назад, которого он назвал Homo habilis, или «человек умелый».

Хабилисы занимают промежуточное положение между австралопитеками и питекантропами. По анатомическим признакам они отличаются от австралопитеков более развитыми, короткими и сильными передними конечностями, способными использовать более крупные и обработанные камни и другие предметы природы. Объем их мозга превышал объем мозга австралопитеков, но был меньше мозга питекантропа. Они занимались коллективной охотой на крупных животных.

Охота в рамках стада предполагает уже определенную организацию внутри него, в частности распределение функций между охотниками и иерархическую структуру самого стада, в котором выделяется вожак и его ближайшие помощники.

Охота, рыбная ловля привели древнейших людей к необходимости создания предметов, которые могли быть в дальнейшем использованы как орудия не столько как средства обороны и нападения, сколько как орудия труда.

Огромное значение в эволюции гоминид имело использование огня.

Открытие его имело чисто случайный характер. Наблюдая пожары, вызванные ударом молнии, первобытные люди могли убедиться во многих полезных свойствах огня. Пока не могли добывать его сами, люди старались сохранять и поддерживать огонь. Огонь согревал жилища синантропов, а это имело немаловажное значение в связи с наступившим похолоданием климата. С помощью огня они начали готовить мясную пищу, которая лучше усваивалась и давала больше энергии организму.

Горящие головешки можно было использовать и в обороне от врагов и нападении на зверей.

Примерно 120 — 100 тысяч лет назад далекие предки людей научились самостоятельно добывать огонь. В эту эпоху существовал уже новый тип древних предков человека, которых называют неандертальцами (200 — 35 тысяч лет назад). Они являются предками кроманьонцев, ископаемых людей современного типа, которые значительно ближе к Homo Sapiens (человеку разумному) нашего времени как по физическому развитию (рост 180 см), так и объему мозга (1600 см3)

Таким образом, первым решающим условием для отделения человека от мира животных и возникновения человеческого общества стало,

во-первых, производство орудий труда,

во-вторых, возникновение разделения труда,

в-третьих, такое разделение и специализация труда привели к значительному повышению его производительности.

Развитие орудий труда и форм трудовой деятельности служит основой эволюции материальной культуры.

В качестве древнейшей эпохи человеческой истории выделяют каменный век. В рамках каменного века выделяют палеолит, или древний каменный период, когда преобладали галечные орудия труда, ручные рубила и оббитые с одной стороны большие галечные камни, или чопперы. В среднем палеолите при изготовлении составных орудий наряду с камнем используются также кость и дерево.

Коренное изменение в орудиях и характере труда произошло в неолите, или новом каменном веке.

От собирательства и охоты первобытные люди перешли, во-первых, к мотыжному земледелию, выращиванию хлебных злаков и других растений; во-вторых, к скотоводству посредством приручения диких животных. Это заставило их вести оседлый образ жизни и начать строить постоянные жилища.

На основе таких коренных изменений в развитии производства и общественной жизни в целом формировались и новые социальные и нравственные отношения между людьми.

Уже в рамках первобытного стада охотников возникает отношение единства между охотниками, в котором преодолевалось унаследованное от животных предков враждебное отношение друг другу. Вместо инстинктов постепенно выдвигается простейшая мораль, которая выражалась в форме таких запретов, как «не убий» и «не укради».

Одновременно с совершенствованием трудового мастерства, укреплением сплоченности коллективов и формированием простейших правил морали происходило и развитие сознания первобытных людей, их мышления и речи.

Цепочка предшественников современного человека выглядит так: рамапитек жил на территории от Индии до Африки около 14 млн.

лет назад. Ок. 10 млн. лет назад от него отделился предок орангутанга — сивапитек, оставшийся в Азии. Общий предок гориллы, шимпанзе и человека, по-видимому, обосновался в Африке. В Африке найдены останки человека умелого (поскольку умел изготовлять и применять первобытные каменные орудия труда) – зинджантропа, жившего 2 млн.

лет назад. Он обладал уже такими чисто человеческими признаками, как прямохождение и заметная развитость кисти руки. Древнейшее человекообразное существо – австралопитек(от 4 до 2 млн.

лет назад). Далее: питекантроп (1,9 – 0,65 млн. лет назад), синантроп (400 тыс. лет назад) и неандерталец – ранняя форма homo sapiens (от 30 до 40 тыс. лет назад).

Антропогенез не существует в виде линейного процесса. Немецкий исследователь Ф. Кликс приводит дерево эволюции (см. рис.), показывающее, что в раннее время существовало одновременно множество родственных видов, большинство из которых вымерло[21].

Основная проблема восстановления эволюции человека состоит в том, что у нас нет близких родственников среди живущих ныне предков. Наши не очень близкие, в настоящее время живущие родственники — шимпанзе и горилла — были связаны с нами общим предком не менее 7 млн. лет назад.

Очевидно, развитие процесса антропогенеза завершается вместе с прекращением видообразования человека, что произошло 30 – 40 тыс. лет назад. Отныне в основе эволюции лежит развитие интеллекта и целесообразной деятельности. Генетическая информация утрачивает свое главенствующее значение в жизнедеятельности человека и заменяется социальной информацией.

Рис. Общая схема развития гоминид (по Ф. Кликсу)

Биологическая эволюция гоминидов, приобретение ими способности к прямохождению, а также значительное увеличение мозга и совершенствование его структуры привели, в конце концов, к освобождению передних конечностей от передвижения по земле и превращению их в орган для изготовления орудий труда.

Такой процесс совершался, разумеется, медленно и постепенно, пока древнейший предок человека не перешел от использования передних конечностей для обороны и нападения к изготовлению с их помощью простейших орудий труда. Переход к изготовлению орудий труда знаменует решающий скачок, революционное изменение в процессе превращения обезьяны в человека, возникновения человеческого общества в длительном процессе развития органической жизни на нашей планете.

Эти идеи были сформулированы в трудовой теории происхождения человеческого общества, которая явилась необходимым дополнением к эволюционной теории возникновения людей от древних гоминидов.

Одним из авторов трудовой теории антропогенеза является Ф. Энгельс, который в своей статье «Роль труда в процессе превращения обезьяны в человека» подчеркнул решающую роль труда не только в изготовлении орудий труда и удовлетворении потребностей человека, но и в изменении самой сущности человека, возникновении его сознания, мышления и речи.

Начало использования природных вещей в качестве орудий труда и особенно их производство долгое время связывали с обнаружением на острове Ява древнейшего человекообразно

Разработка урока по теме «Происхождение человека. Факторы и этапы антропогенеза» | Методическая разработка (биология) по теме:

Карпеева Е.В., преподаватель химии и биологии

ГБОУ СПО СО Тавдинский техникум им. А.А.Елохина

Тема урока: Происхождение человека. Факторы и этапы антропогенеза.

Тип урока: изучение нового материала.

Цели урока: формирование научных взглядов на происхождение человека; развитие представлений  об эволюционном единстве живых организмов; воспитание отношения к каждому человеку как уникальному живому организму.

Обеспечение занятия:

1. Оборудование: компьютер, мультимедийный проектор, экран

2. Наглядные пособия: электронная презентация «Происхождение человека»

План урока:

1. Организационный момент

2. Положение человека в живой природе

3. Доказательства происхождения от животных

4. Факторы антропогенеза.

5. Древнейшие люди

6. Проверочная работа.

7. Древние люди.

8. Домашнее задание.

Ход урока.

1.

Знакомство учащихся с темой, целями и планом урока. (слайды№1, 2)

Цель урока для учащихся: изучить эволюционное развитие человека как часть эволюции органического мира.

Тема урока записывается в тетрадь

2.

Беседа о положении человека в природе (слайд №3), сопровождается записью в тетради.

3.

Актуализация знаний о доказательствах эволюции: данные каких биологических наук подтверждают наличие эволюционных процессов?

Ожидаемый ответ: цитология, анатомия, эмбриология, палеонтология, биохимия, биогеография.

Рассматриваются доказательства эволюции человека:

1. Анатомические (слайды №№ 4- 8)

Общий план строения (слайд №5,6)  — строение скелета, мускулатуры, кожи, дополнительно рассмотреть строение кровеносной системы, дыхательной системы и др.

Рудименты (слайд №7)- дополнительно рассказать о «гусиной коже», ушных мышцах, волосяном покрове.

Атавизмы (слайд № 8)

2. Эмбриологические (слайд №9)

Рассмотреть сравнение эмбрионов рыбы, птицы, свиньи, человека. На фотографии зародыша человека отметить жабры, хвост, сегментацию.

3. Цитогенетические (слайды №10, 11)

Рассмотреть кариотипы человека и шимпанзе, отметить сходство, объяснить различие в количестве хромосом, объединением двух в одну у человека. (№ 10)

Рассмотреть опыт по совмещению  ДНК человека и шимпанзе, сравнению белков (гемоглобин) человека и гориллы (№11)

Ученые определили среднюю скорость эволюции отдельных белков, то есть насколько часто меняется нуклеотидная последовательность в генах, контролирующих  эти белки. Сравнивая структуру белков у родственных видов, можно определить, когда по времени разошлись пути их эволюции: чем больше различий, тем дальше по времени отстоят общие предки.  На основании подобных анализов можно построить так наз

1.4. Концепции антропогенеза. Антропология [Учебное пособие]

1.4. Концепции антропогенеза

Гоминизация (от лат. homo – человек) – процесс очеловечения обезьяноподобного предка от появления первых специфически человеческих особенностей до возникновения вида человека разумного (homo sapiens). Это комплексный феномен, включающий развитие прямохождения, прогрессивные преобразования мозга и особенно его эволюционно более позднего отдела – неокортекса, адаптацию руки к трудовой деятельности, изменения зубочелюстного аппарата, формирование членораздельной речи, концептуального мышления, сознания, интеллекта, перестройку онтогенеза, развитие социальной организации, материальной культуры и другие аспекты.

Чем же объяснить генезис гоминизации?

На эту проблему существует множество различных взглядов. Всем известна теистическая концепция, согласно которой Бог создал человека по образу и подобию Своему. Мир появился потому, что так сказал Бог. Вот единственная причина его сотворения. В данной концепции отсутствует то главное, что делает эту теорию научной, – объяснение естественных причин и закономерностей появления и развития мира и человека. Но и по сей день она распространена, хотя в 1950 г. папа Пий XII в специальной энциклике «Происхождение человека» согласился с правомерностью эволюционного взгляда на возникновение человеческого тела, подчеркнув, что душа человека создана Богом.

Справедливости ради нельзя оставить без внимания еще одну теорию антропогенеза. Ее особенно любят фантасты, но к ней же склоняются и некоторые ученые. Она привлекательна тем, что освобождает человека от неприятной для многих связи с животным миром вообще и обезьянами в частности и не требует непременной веры в Бога. Это теория внешнего вмешательства. У нее тоже немало вариаций, простейшая из которых такова: в незапамятные времена на Землю высадились инопланетные гуманоиды, которые по какой-то причине утратили связь со своим миром и постепенно одичали, после чего история земной цивилизации началась как бы с нуля.

Другая версия сводится к тому, что высокоразвитая цивилизация инопланетян (необязательно гуманоидов) вырастила в пробирке или вывела путем селекции популяцию разумных существ, наиболее пригодных для земных условий, и люди – прямые потомки этих существ.

Наконец, есть предположение, что гуманоиды-предки дали начало роду человеческому, скрещиваясь с земными приматами. Но в этом случае теория внешнего вмешательства теряет всю свою прелесть, потому что в число предков человека вклиниваются-таки обезьяны. А если принять тезис о происхождении человека от обезьяны, то инопланетяне становятся, по сути, и не нужны.

Как и всякая теория, претендующая на научность, идея происхождения человека в результате вмешательства извне имеет свою систему доказательств. Даже если оставить в стороне таинственные рисунки в пустыне Наска, изображения космонавтов в скафандре на стенах пещер, необъяснимые знания некоторых первобытных племен о звездах, которые нельзя увидеть невооруженным глазом, и другие подобные факты и явления, все равно у сторонников инопланетной теории останется главный козырь – кости человека разумного и металлические изделия в слоях земной коры, возраст которых сотни тысяч и даже миллионы лет.

Если принять во внимание эти находки, то получается, что человек разумный – не потомок австралопитеков и питекантропов, а их ровесник, что возможно только в том случае, если разумная жизнь привнесена на Землю извне.

Впервые в истории науки близко к правильному пониманию проблемы происхождения человека подошел французский ученый-естествоиспытатель Ж. Б. Ламарк. Он считал, что когда-то наиболее развитое «четверорукое» перестало лазить по деревьям и приобрело привычку ходить на двух ногах. Через несколько поколений новая привычка укрепилась, существа стали двурукими. Вследствие этого изменилась и функция челюстей: они стали служить только для пережевывания пищи. Произошли изменения и в строении лица. После завершения «реконструкции» более совершенная порода должна была, по мнению Ламарка, расселиться по всей Земле в удобных для нее областях и изгнать все другие породы. Таким образом, их развитие прекратилось. Из-за роста потребностей новая порода совершенствовала свои способности и в конечном счете – средства к существованию. Когда общество таких совершенных существ стало многочисленным, возникли сознание и речь.

И хотя Ламарк не смог вскрыть причины человеческого генезиса, его идеи оказали огромное влияние на развитие научной мысли, в частности великого английского естествоиспытателя Ч. Дарвина, с именем которого неразрывно связана победа эволюционного учения.

Дарвин собрал и обобщил огромный материал, накопленный до него наукой, и выдвинул концепцию происхождения человека от высокоразвитых обезьяноподобных предков путем последовательных изменений в результате естественного отбора. Его теория дала причинное объяснение развития видов и показала, что нет ничего противоестественного в происхождении человека.

Великий естествоиспытатель считал, что происхождение человека от более низких форм жизни доказывается, во-первых, сходством в строении тела и его функциях у человека и у животных, во-вторых, сходством некоторых признаков зародыша и его развития, в-третьих, наличием у человека рудиментарных (унаследованных от низших животных) органов. Последнему признаку Дарвин уделил гораздо больше внимания, чем двум первым. Дело в том, что первые два доказательства признавали и противники его теории, в том числе и защитники религии: ведь они не противоречили христианскому мифу о божественном творении человека. Но было совершенно ясно, что разумная «воля Творца» не могла «сотворить» бесполезные органы у человека (например, маленькую соединительную перепоночку во внутреннем углу глаза – остаток мигательной перепонки рептилий, или волосяной покров на теле, копчиковую кость, аппендикс, грудные железы у мужчин).

Подробно рассмотрел Дарвин и «способ» развития человека от некой низшей формы. Творец эволюционной теории постарался учесть при этом все возможные факторы: влияние среды, тренировки отдельных органов, остановки в развитии, связь между изменчивостью различных частей организма. Он отметил, что огромное преимущество по сравнению с другими видами живых существ люди получили благодаря прямохождению, формированию руки, развитию мозга, возникновению речи. Все эти свойства, по мнению Дарвина, человек приобрел в процессе естественного отбора.

К недостаткам дарвиновских положений следует отнести переоценку роли естественного отбора в истории развития стран и народов. Дарвин не смог выделить основное свойство развившегося человека и поэтому утверждал, что между человеком и обезьяной нет качественных различий. Отсюда неправильное представление о роли труда в процессе эволюции человека, непонимание значения его способности к труду, к общественному производству. Вот почему Дарвин не мог осветить обратное влияние общественного производства на естественный отбор, показать, что с возникновением человека на смену биологическим законам пришли социальные закономерности.

Решающим фактором гоминизации явилась трудовая деятельность. Вопрос о качественном своеобразии этого процесса впервые был решен Ф. Энгельсом, выдвинувшим концепцию – трудовую теорию антропогенеза, которая в своем первоначальном классическом варианте была изложена в его известной работе «Роль труда в процессе превращения обезьяны в человека», написанной в 1873–1876 гг. и впервые опубликованной в 1896 г.

Основу концепции Энгельса составляет понятие о труде как первом основном условии всей человеческой жизни, и притом в такой степени, что мы в известном смысле можем сказать, что «труд создал самог

Антропогенез

Мы, пришедшие в жизнь в 20-21-м столетии, привыкли воспринимать себе подобных такими, какими они есть сейчас. Но до того времени, когда человек стал по внешнему виду и поведению походить на наших современников, ему пришлось пройти достаточно длинный, преисполненный трудностей и испытаний историко-эволюционный путь. Основными вехами развития было не только физическое формирование, но и развитие речи, деятельности, способов проживания. Задачу докопаться до оснований, нюансов и причин совершенствования Homo, берёт на себя антропология, палеоантропология, физиология, лингвистика, этнография и прочие науки, изучающие антропогенез, скрывающий тайну становления человеческой особи.

История изучения становления рода людей

В объяснении факторов прямохождения, использования и изготовления орудий труды, появления речи и особенностей стадного существования, большую роль сыграла теория Ч.Дарвина, под которой учёные современности видят наиболее убедительное, научно обусловленное основание. К изучению вопросов антропогенеза человечество пришло в XVIII веке, когда с углублением в науку можно было позволить себе иначе взглянуть на мир, и постараться понять основы его создания и развития. К примеру: Карл Фон Линней классифицировал человека, как выходца из животного мира, а точнее – поставил Homo в один рад с человекоподобными обезьянами. Свой след в теории антропогенеза оставил французский археолог Буше де Перта, обнаруживший орудия труда первобытного человека, обитавшего в эпоху, когда соседство мамонтов и шерстистых носорогов считалось обычным явлением.

Самые главные вопросы антропогенеза заключаются: во времени и месте появления первых людей; влиянии тех или иных факторов на разные периоды развития; особенностях сочетания физических и социальных факторов; формировании общинного способа существования. Основным толчком для понимания сути антропогенеза исследователи признают анатомическую схожесть человекообразных обезьян и нас с вами. Исходя из мнения Ч.Дарвина, направляющим вектором в развитии человеческой расы является естественный отбор, т.е., способность к адаптации в силу изменения условий существования. Отсюда вывод, что истоки эволюции человека берут начало с его трудоспособности, умения целенаправленно действовать в условиях общины.

Рис. 1 – Антропогенез

От остального органического мира, из среды которого вышел человек, его отличает не слепое подчинение капризам и законам природы, а способность осознания своих возможностей, как и своими действиями, свести к минимуму влияние на развитие биологических факторов. Аргументами в пользу теории антропогенеза от Дарвина, служит сходство анатомического строения, физиологии, формы зародыша человекообразных обезьян нашего времени и Homo sapiens.

По мнению разных исследователей, родиной человечества могла быть Евразия, Австралия и Южная Америка, но поскольку теория Дарвина считается основополагающей для современного научного мира, местом происхождения человеческой расы, берущей начало от обезьян одного вида, принято воспринимать Африку.

Антропогенез в свете основных факторов

Иссл

определение антропогенеза в Медицинском словаре

В книге сохраняется самый резкий сарказм и презрение к фигурам западного антропогенеза, таким персонажам, как Якофф и коммунисты, а также к более сочувствующему идеалисту Францу, который верит в «марш истории» (еще один мессианизм, в котором будет заключено человечество. в братской гармонии). Еще одна слабость антропогенеза саванн состоит в том, что его независимое подтверждение кажется неуловимым; просто цитируя в качестве подтверждения дополнительные случаи, которые соответствуют схеме ранних палеоседиментарных свидетельств пожаров и сдвигов растительности, за которыми намного позже последовали археологические свидетельства появления человека, как Афины и др.Что отличает историю в W3, так это ее травматический поворот от антропогенеза к психоанализу. Способность электронных биосистем принимать и преобразовывать все типы энергетических импульсов была экстраполирована Седлаком на концепцию сознания, природу и эволюцию которой он также попытался описать. не избегая отдаленных экстраполяций в сторону антропологии, в том числе антропогенеза. Здесь категории или, скорее, типы касаются преобразований субстанции, рассматриваемой как материал человечества, — биологического материала, который должен быть сформирован и предполагающий своего рода комический антропогенез, подготовленный на основа менделевских законов наследственности.При таком перечитывании выясняется, что внутри этой « конфедерации вещей » есть потенциал разрушить повествования об антропогенезе, подорвать представления о человеческом превосходстве в практике научных исследований. Руссо разделяет антропогенез и техногенез, чтобы мыслить (чистое) происхождение человека, Стиглер делает то же самое, но думает о (чистом) конце или исчезновении человека, и по этой причине он по своей сути политический — политический в том смысле, что он включает отношения с присутствием других. , способ языкового сотрудничества, который перемещает антропогенез в центр производственных процессов.Используя концепцию «естественно-исторических диаграмм», в статье исследуется значение социально-политических состояний дел, которые напрямую отображают ключевые аспекты антропогенеза, и, используя концепцию «культурных апокалипсисов» Эрнесто де Мартино, рассматриваются различные отношения. что в традиционных и современных обществах присутствует биологический « фон » и социально-политический « передний план ». Антропогенез и сельскохозяйственная функция интегрированной палеоповерхности были интерпретированы из регулярности « островных » форм (Golson 1991: 489), повторяющихся типов признаков ассоциации, многочисленные колы и дыры, а также отсутствие альтернативных процессов формирования (по Голсону и Хьюзу 1980: 299).К концу книги «Царство и слава» бездействие стало обозначать существенную черту политического антропогенеза как такового:

Исследование происхождения человека

Антропогенез: исследование происхождения человека

Антон Паннекук 1944


Источник: полемика: Форум левых-интернационалистов-коммунистов
Первая публикация: Антропогенез: исследование происхождения человека Автор Ant. Pannekoek Sc. Доктор наук, профессор Амстердамского университета; 1953 г., издательство North-Holland Publishing Company, Амстердам
Написано: 1944 г., в период немецкой оккупации Голландии;
Разметка, редактирование, форматирование: полемика: Форум для левых коммунистов-интернационалистов и Д.Уолтерс для Интернет-архива марксистов.


Предисловие

Настоящее исследование антропогенеза было написано во время войны, в 1944 году, когда из-за немецкой оккупации Голландии обычная научная работа была сильно затруднена.

Поскольку немецкое военное правительство запретило все публикации на английском и французском языках, Амстердамская академия наук решила, что все ее публикации должны быть на голландском языке. Итак, настоящее исследование было написано на голландском языке и опубликовано на этом языке сразу после освобождения в Verhandelingen Амстердамской академии.Чтобы сделать его результаты доступными для международной науки, был подготовлен английский перевод.

Все цитаты даны в тексте на английском языке, и их можно найти в исходном виде в конце книги.

Содержание

Проблема (1-3)

Инструменты (4-8)

Мышление (9-13)

Мозги (14-18)

Выступление (19-22)

Речь и мышление (23-26)

Инструменты и мышление (27-31)

Инструменты и речь (32-35)

Первое происхождение (36-40)

принцип прогресса (41-48)

Банкноты

Сводка

Резюме (на французском языке)

Zusammenfassung (на голландском языке)

Цитированная литература

Оригинальное предложение

И.Проблема

1. Проблема происхождения человека не может быть решена путем эксперимента или наблюдения. Появление человека на Земле — это факт прошлого, о котором нам не могли достучаться никакие сообщения или свидетельства. Фактические данные, которыми мы располагаем, представляют собой сравнения современного человека с животными, дополненные чрезвычайно редкими, несовершенными и поврежденными фрагментами окаменелостей доисторического человека и останками его каменных орудий. Но они умалчивают о силах, которые привели к эволюции животного в человека.

Там, где прямых эмпирических данных нет, а косвенных так мало, необходимо гораздо более сильное обращение, чем требуется в экспериментальной науке, к умственному оснащению ученого. В то время как в случае большого количества эмпирических фактов, которые могут быть увеличены по желанию, не требуется ничего, кроме их упорядочивания и комбинирования и вывода из них новых проблем и проведения новых экспериментов, нехватка таких фактов заставляет теоретические дискуссии играть более важную роль. . Здесь важны логическая комбинация различных данных, поиск связи между тем, что далеко друг от друга, создание выводов и тщательное взвешивание вероятностей.

Здесь мы сталкиваемся с трудностью — которую нельзя разрешить, но можно только указать — что большинство авторов, занимавшихся происхождением человека, были специализированными учеными, которые подходили к проблеме с одного из ее многочисленных аспектов. Это могло быть биологией, анатомией, неврологией, доисторической или этнологией, психологией животных, лингвистикой или философией. Таким образом, когда не было достаточного знакомства с другими аспектами проблемы или с важными аспектами человеческой жизни, объяснения могли быть только неудовлетворительными.Это не проблема биологии: биологические законы, управляющие жизнью животных, у человека в значительной степени отошли на второй план. Это не проблема этнологии: низшие расы, о которых нам сообщила этнология, уже являются высокоразвитым человеческим видом по сравнению с ранним человеком. Это не проблема доисторической археологии или палеонтологии, поскольку можно было сохранить лишь очень немногие твердые нетленные остатки того, что тогда было живым. Это не проблема сравнительной психологии, которая не может устранить или преодолеть глубокую пропасть, существующую между человеком и ближайшими животными.

Основная трудность заключается также в том, что современного человека сравнивают с животным; мы используем себя как прямой и наиболее известный объект сравнения. Это проистекает из первоначальной мысли о том, что человек как таковой принципиально не изменился и что этого человека 19 или 20 века со всеми его привычками, способами мышления и характеристиками можно считать нормальным естественным человеком. Следовательно, для целей сравнения современный человек с его высокоразвитым индивидуализмом ставится рядом с животным, тогда как изначальный человек был целиком и полностью общественным существом.Кроме того, для этой цели предпочтение отдается самому ученому, который является интеллектуалом, специализирующимся на умственной работе и в основном озабоченным абстракциями, тогда как человек всегда был прежде всего практическим существом, работающим своим телом и руками. Таким образом, проблема неизбежно должна предстать в искаженном виде. Важно не происхождение современного человека; Развитие от первобытного человека к современному, хотя многое еще требует исследования, обычно известно как постепенная, естественная и понятная эволюция без каких-либо загадочных перерывов.Загадка — происхождение первобытного человека; настоящая проблема состоит в том, чтобы понять переход от животного к первобытному человеку.

2. Проблема антропогенеза пережила различные аспекты. Первоначально разница между человеком и животным считалась настолько фундаментальной, что каждое считалось принадлежащим к совершенно другому миру, без каких-либо отношений. Это нашло свое выражение в учении об отдельном творении человека, одаренного разумом и обладающего бессмертной душой.По мере развития биологии телесное сходство человека и животного стало более очевидным, и Линней классифицировал человека в животном мире как нормальный вид, Homo sapiens , принадлежащий к классу млекопитающих и, вместе с обезьянами, составляющий отряд приматов. . Теория Дарвина о происхождении человека от животных предков привела к полному разрыву с традиционной доктриной. С тех пор большое количество биологических исследований доказали существенное сходство человека и животного, а также опровергли любое фундаментальное различие.Это было труднее всего в области умственных способностей; но и в этом отношении в дарвинистических публикациях неоднократно указывалось, что животное также думает и демонстрирует разум, что между разумом животного и человека нет существенных различий, а есть только различия в степени, и что это лишь вопрос большего или менее.

Таким образом, проблема происхождения человека исчезла, не столько, как если бы она была решена, а скорее лишилась своего характера как особой проблемы, причем случай не отличался от происхождения одного вида животных от другого.Таким образом, однако, баланс качнулся слишком далеко в другую сторону. Существуют существенные и глубокие различия, которые не настолько абсолютны, чтобы образовывать непреодолимую трещину, разделяющую два мира, но настолько велики и настолько фундаментальны, что можно говорить о качественной разнице. Количественные различия, если только они становятся достаточно большими, перерастают в различия качества. В животном мире присутствует аналог, след, начало каждой специфической человеческой характеристики, благодаря чему становится возможным естественное развитие человека от животного.Однако эти следы должны были перерасти во что-то совершенно новое и непохожее, что ставит антропогенез в разряд особой научной проблемы.

3. Есть три основных признака, которые отличают человека от животного. Во-первых, это абстрактное мышление. Хотя животные действительно проявляют определенную степень интеллекта и хотя с ними происходят умственные процессы, основанные на высокоразвитом мозге, способность к абстрактному мышлению обнаруживается только у человека.Это концептуальное мышление, которое подняло его на столь высокий уровень теоретических знаний и науки. Во-вторых, речь, есть использование языка. Хотя животные действительно издают звуки, предназначенные для взаимной информации, только для человека эти звуки имеют значение как имена и, таким образом, являются основой высокой духовной культуры. В-третьих, это использование инструментов, сделанных им самим. Несмотря на то, что животные действительно используют мертвые предметы из своего естественного окружения в качестве вспомогательных средств для собственной поддержки, для человека это стало привычным использованием орудий, специально созданных для определенной цели и в соответствии с заранее разработанным планом.Эти орудия — основа постоянно развивающейся техники и, следовательно, всей нашей материальной цивилизации. Можно добавить в качестве четвертой характеристики, из определения человека Аристотелем как zoön politikon , что человек живет в социальных связях. Какой бы важной ни была эта характеристика, она не отличает человека от всех животных. Многие другие виды животных живут группами, они образуют сообщества, и эта характеристика унаследована человеком от животного мира. Точно так же нельзя ссылаться на быстрое развитие человека в отличие от постоянства других видов как различие; это не столько характеристика, сколько качество каждой из вышеупомянутых характеристик.

II. Инструменты

4. Франклин называл человека мастером орудий труда. Использование инструментов выразило бы то же самое; если он желает использовать их, он должен сделать их сам, так как они нигде не предлагаются. Однако в качестве отличительной характеристики животных следует выделить их создание, поскольку природные объекты также используются животными. Таким образом, ветви и волокна используются для строительства гнезд, бобры используют обглоданные деревья, и говорят, что обезьяны иногда используют палки и камни.С другой стороны, создание инструмента означает заранее продуманное, запланированное и соответствующее изменение природных объектов, основанное на предварительном знании эффекта.

Инструмент берется в руку и становится подходящим подспорьем в борьбе за жизнь. В сочетании с рукой он стал целостной единицей, телесным органом, активной силой. Рука вместе с инструментом, который она сжимает, выполняет ту же функцию, что и органы тела животного, а именно . он совершает действия, необходимые для жизни. Органон означает инструмент; органы — это инструменты животных, прикрепленные к их телам; инструменты — это органы человека, отделенные от его тела. Вместо множества органов животных, каждый из которых соответствует своей отдельной функции, человеческая рука действует как универсальный орган; Захватывая орудия, которые различаются для разных функций, комбинированный ручной инструмент заменяет различные органы животных. Следовательно, наличие такого хватательного органа было необходимо для возникновения человека. Это было наследство от обезьяноподобных предков, обитавших на деревьях, которым требовались сильные и в то же время чувствительные хватательные органы для лазания и перемещения между ветвями.Вот почему существо, использующее инструменты, такое как человек, могло происходить только от обезьяноподобных форм. Следует признать, что у млекопитающих совсем другого отряда хобот слона действует как хватательный орган, пригодный для множества целей; но он не может соперничать с обезьяной рукой за тонкость структуры и силы.

5. Из руки обезьяны человеческая рука эволюционировала до более высокого уровня совершенства, необходимого для универсального использования инструментов. Нигде это совершенство человеческой руки не было описано более яркими и восторженными словами, чем в работе Чарльза Белла «Рука, ее механизм и жизненно важные свойства как проявление замысла» , опубликованной в 1837 году.Эта книга была одним из так называемых « трактатов Бриджуотер », серии, опубликованной с целью показать величие Создателя в совершенстве Его созданий. Поэтому здесь важно было показать совершенство строения руки. Сначала описываются возможности движения, определяемые строением костей и суставов руки и запястья, всегда объясняемые путем сравнения с анатомией животных. Затем рассматривается сила, которая на конце длинного гибкого рычага передается руке через мышцы груди и спины.Положение большого пальца, поддерживаемого сильной мышцей, по отношению к пальцам вызывает твердый захват, который даже с первых недель существования способен выдерживать вес тела, что является вопросом жизни и смерти для жителей деревьев. . Кроме того, имеется более пятидесяти мышц руки и кисти, которые должны взаимодействовать в простейшем движении и которые при сокращении и расслаблении удерживаются под контролем воли с чрезвычайной точностью. В то же время более мелкие второстепенные мышцы кисти и пальцев делают возможным чрезвычайно деликатное и быстрое дифференцированное движение пальцев. «[…] Это органы, которые наделяют руку силой прядения, ткачества, гравировки; и поскольку они производят быстрые движения пальцев музыканта, анатомы называют их fidicinales (стр. 141) (, т.е. музыкантов).

К этому следует добавить тонкое осязание, для которого пальцы, а тем более кончики пальцев, созданы специально. Эти последние представляют собой небольшие эластичные подушки, поддерживаемые щитковидными плоскими ногтями и снабженные ребрами, построенными в форме спиралей, в которых под эпидермисом бесчисленные тонко разветвленные нервные окончания почти достигают поверхности.Это осязание — важная способность человеческой руки. «Мы находим каждый орган чувств, за исключением осязания, более совершенным у животных, чем у человека. […] Но в смысле осязания, сидя в руке, человек заявляет о своем превосходстве » (с. 185).

Это более высокое совершенство в способности движения, а также в чувстве осязания человеческой руки по сравнению с таковой у обезьяны гармонизируется более высоким развитием и дифференцировкой соответствующих нервов. «Дифференциация групп клеток, иннервирующих пальцы, особенно поразительна у человека, даже по сравнению с антропоидами». (Ариэнс Капперс, стр.177).

Осязание — это, прежде всего, средство познания посредством исследования окружающей среды. Но он простирается дальше, «Биша говорит, что прикосновение активно, в то время как другие чувства пассивны. […] Мы придем к истине, рассмотрев, что в использовании руки проявляется двоякий смысл. В контакте мы должны не только чувствовать контакт с объектом; но мы должны ощущать мышечное усилие, которое прилагается, чтобы дотянуться до него или схватить его пальцами.Именно при использовании этой последней силы действительно прилагаются какие-либо усилия » ( Bell , стр. 185-186). Действительно, активное мышечное ощущение сочетается с пассивным чувством прикосновения при захвате и хватании вещей. Органы, предназначенные для пассивного наблюдения за природой, чувствами, должны быть чувствительными, мягкими и впечатлительными, чтобы регистрировать малейшую передачу энергии; органы, предназначенные для воздействия на природу, такие как зубы и когти, должны быть твердыми, твердыми, способными к сопротивлению, чтобы передавать большую энергию; рука с инструментом обладает обеими характеристиками одновременно.Белл не упоминает о цели этого понимания, поскольку техника, практическая жизнь ручного труда находится вне его сферы и его интересов. И все же ясно, что схваченный инструмент является инструментом. Удерживание, управление и манипулирование инструментами — это цель руки, и тонкое осязание необходимо для того, чтобы их правильно держать, направлять и направлять. Мускульное ощущение и усилие связаны не с безразличным хватанием чего-либо, а с работой с инструментами. В борьбе за жизнь, заключающейся в поиске пищи и сопротивлении врагам, обращение с инструментами является необходимостью.

6. Использование инструментов, помимо руки, доступной как захватывающий орган, еще более обусловлено, в первую очередь, определенным умственным развитием, позволяющим человеку предвидеть действие своего инструмента. Животное на это не способно; «[…] даже чрезвычайная ситуация никогда не сделает его изобретательным» ( Geiger , стр. 61). Даже в самой страшной опасности или когда оно голодает, животное не может использовать доступный инструмент или оружие просто потому, что ему не хватает силы визуализировать, что оно может с ним сделать.Еще больше это относится к созданию инструментов, для которых требуется визуализация будущего использования чего-то еще не существующего, , то есть сознательной мысли.

Использование и, в еще большей степени, разработка инструментов возможно только в сообществе. Навыки обращения с инструментами и их изготовления не являются врожденными, они должны передаваться молодым поколением от старшего. С изолированными людьми все приобретенные навыки были бы потеряны с их смертью. Социальная общность, так сказать, бессмертна: пока умирают старшие, в ней подрастают молодые.Знание использования и производства инструментов в таких группах — это коллективное знание и общее богатство. Подрастающее поколение вырастает в этих знаниях из-за общей практики жизни, и каждое изобретение, каждое улучшение сохраняется и передается. Эта социальная жизнь, необходимое условие развития орудий труда и, следовательно, антропогенеза, также является наследством, переданным от предков в царстве животных.

7. Инструмент, захватываемый и управляемый рукой, выполняет у человека ту же функцию, что и орган тела у животных, но выполняет ее лучше.Превосходство человеческого орудия над животным органом состоит прежде всего в его заменяемости. Это мертвая вещь, отдельная от тела. Когда он потерял свою полезность или сломался, его выбрасывают. С другой стороны, телесный орган нельзя заменить, так что сломанная нога обычно обрекает дикое животное. В самом деле, даже не обязательно, чтобы инструмент стал бесполезным; он может быть отклонен как устаревший, когда будет создан еще один, подходящий для данной работы.

Использование одного и того же инструмента для различных целей обуславливает его дифференциацию.Таким образом, оригинальный острый камень, который служил всем целям, превратился во все большее количество острых камней, таких как дрель, наконечник стрелы, нож, царапина, пила или топор, каждый из которых наиболее подходил для его использования. Этот процесс возрастающей дифференциации продолжается на более поздних стадиях технического развития и, проявляясь в каждом ремесле и отрасли, становится движущей силой великого технического развития человечества.

Таким образом, у человека есть не один инструмент, а множество. Каждый раз, когда он берет в руку другой инструмент, рука становится другим органом.Человек — животное со сменными органами. В соответствии с потребностями момента, к добыче, которую он ищет, к врагу, с которым он сталкивается, к милостыне, которую он хочет достичь, он использует другой инструмент. Животное благодаря своим особым органам ограничивается одним образом жизни, к которому оно отлично приспособлено. Человек приспосабливается к различным образам жизни, меняя свои инструменты; используя другой орган, он приравнивается к другому животному. Он может рыть норы, как крот, пилить деревья, как бобр, дробить твердые орехи, как белка, отталкивать, как буйвол, хищное животное, и, как хищный зверь, убивать и рвать свою жертву.В то время как каждое животное ограничено своей собственной средой обитания, человек приспособлен к самым разнообразным условиям жизни: в лесу он берет топор, а на равнине — лопату. Таким образом он смог распространиться по всей земле.

Наибольшее превосходство человеческого орудия над животным органом заключается в его способности к совершенствованию. На протяжении бесчисленных поколений животным приходилось довольствоваться одними и теми же органами, прекрасно приспособленными к окружающей среде. Однако человек перерастает такое совершенство, постоянно совершенствуя свои органы, i.е. совершенствует инструменты. Использование и применение способствуют постоянно улучшающейся адаптации; улучшенный инструмент немедленно заменяет устаревший инструмент, от которого отказываются, и сам становится отправной точкой для новых улучшений. Таким образом, в использовании орудий происходит непрерывное и кумулятивное развитие, сначала медленно, затем все быстрее и быстрее. Грубо обтесанные камни заменяют немодные; затем переходят к изящно обработанным камням, используемым, вероятно, в сочетании с более мягкими животными и растительными материалами, которые не сохранились, пока, наконец, не было обнаружено, что металл является самым прочным и пластичным материалом.С помощью этих инструментов человек смог обеспечить свое господство над природой, и его господство над землей достигается посредством все более совершенной почвы, строительства домов и конюшен, охоты или приручения животных, животноводства и животноводства, он преобразует дикую среду природы к безопасной среде культуры и прочной основе существования. Кроме того, благодаря многочисленным ремеслам, которые используются для изготовления самых разнообразных предметов повседневного обихода с помощью множества различных инструментов, достигается более полное господство над землей с помощью все более совершенных методов.

Белл спел гимн хвалы человеческой руке, как «вершина всего совершенства как инструмент» (стр. 249). Перечисляя детали своего «превосходства» , он ограничивается несколькими примерами возможностей руки, такими как «условия для удержания, тяги, прядения, ткачества и конструирования; свойства, которые он может найти у других животных, но объединены в этом более совершенном инструменте » (стр. 249). Если бы благодаря ученым, специализирующимся на умственных и научных усилиях, практическая работа с инструментами и ручной труд миллионов, производящих товары, не были полностью за пределами его орбиты, и если, следовательно, назначение руки, чтобы держать и направлять инструменты, было ему ясно, насколько более глубокую нотку мировой власти приобрел бы его хвалебный гимн и как он стал бы сагой о росте человечества к мировому господству!

8. Жизнь и прогресс человечества всегда зависели от развития инструмента. Оружие тоже относится к инструментам. С самого начала орудие и оружие были идентичны; в борьбе с хищниками и в ловле дичи преобладал характер оружия. Позже они стали более дифференцированными, хотя даже сегодня нож все еще носит двойной характер. Вскоре искусственные органы в этой форме в качестве оружия начали играть роль во взаимной борьбе мужчин. Таким образом, всемирная история стала историей войн; бесконечные потоки крови сопровождали эволюцию человечества.Это был первый «прогресс» человека по сравнению с животным. В то время как для почти всех видов животных борьба за жизнь среди их вида является не более чем соревнованием за то, кто выживет в их противостоянии враждебным силам окружающего мира, с человеком этот матч превратился в настоящую битву, увеличивающуюся до битва на уничтожение против его собратьев. Прямое истребление себе подобных как массовая форма борьбы за жизнь происходит только с человеком. Это также результат использования инструментов, потому что, имея другое, лучшее оружие, он может считаться другим видом с превосходными органами.Это означает, что в эволюции человечества действовала еще более жесткая форма отбора, чем в царстве животных.

III. Мышление

9. У низших животных наблюдаются явления и поведение, предполагающие чувствительность и чувствительность к влиянию окружающей среды. Рассматривая высших животных, мы делаем вывод из их действий, что они обладают определенным сознанием, поскольку они демонстрируют поведение, которое мы считаем результатом обдумывания и определенной интеллектуальной способности.Однако только в человеке возникает та форма интеллекта, которую мы называем абстрактным мышлением, мышлением посредством представлений. Какая польза от мышления? «Природа разума состоит в том, чтобы рассматривать вещи не просто как существующие, но как необходимые». , — писал Спиноза в своем тезисе 44 второй части своей «Этики». «Мышление — это сознательное сравнение приобретенных восприятий, объединение сходного в концепции» , таким образом, Гельмгольц (стр. 341). В своем буклете «Как мы думаем» , руководстве по педагогике, объясняющем, как научить детей думать правильным образом, Дьюи говорит: «Рефлексия включает в себя […] последовательное упорядочение (идей) таким образом, что каждый определяет следующий как свой правильный результат » (стр.2) «Мышление […] определяется как операция, в ходе которой существующие факты предполагают другие факты (или истины) таким образом, чтобы вызвать веру в последние на основании или на основании первых» (стр. 8) . «Требование разрешения затруднений — это поддерживающий и направляющий фактор во всем процессе размышлений» (стр. 11). Здесь говорится о мышлении, которое связано с фактами прошлого и будущего и которое ориентируется в мире посредством регулярности явлений.Такое мышление действует как орган науки и философии, его непосредственная цель — найти истину о мире. Это, однако, уже более развитая стадия мышления, которая, хотя и играла важную роль в более поздние века, особенно у «мыслителей» , теоретиков и ученых, предшествовала простому мышлению первобытного человека. Даже сейчас для подавляющего большинства мужчин и даже для всех на протяжении большей части жизни мышление имеет непосредственную практическую цель.Он не ставит и не отвечает на вопрос: «Что есть истина?» , но вопрос: «Что мне делать?» «Недоумение» — слишком сильное слово для состояния души, вызванного этими повседневными повторяющимися проблемами. Помимо множества автоматических привычных действий, есть постоянное размышление и рассмотрение; это не связано с заумными проблемами или поиском «истины» , но представляет собой сравнение различных возможностей действия, из которых необходимо сделать выбор. Эта работа мышления составляет постоянную существенную часть общих усилий по поддержанию жизни.

Если кто-то хочет сравнить интеллект человека и животных, чтобы научиться понимать их взаимосвязь и преемственность, не следует брать в качестве человеческого примера самые последние и высшие формы развития, включающие теоретические мысли науки и философии, а скорее простейшая практическая мысль современного обычного человека и первобытного человека. Последнее действительно демонстрирует различные характеристики абстрактного мышления, хотя пока что ограничивается непосредственными проблемами существования (1).В этом заключается проблема антропогенеза; Дальнейшее развитие первоначальной умственной деятельности человека до современного уровня затем превращается в серию постепенных шагов, которые не представляют каких-либо фундаментальных трудностей.

10. У человека, как и у животного, умственная жизнь начинается с ощущения как самого простого элемента, при этом ощущение либо телесное, как голод и боль, либо окружающее, как обоняние, зрение или слух. Эти ощущения — стимулы, на которые организм реагирует действиями, соответствующими жизни.Ощущения объединяются в образы: человек видит объект, например фрукт или движущееся животное, или он что-то слышит. В таком изображении было объединено большое количество последовательных восприятий цвета и света, изменяющихся в соответствии с исследующим движением головы и глаз, или несколько отдельных звуков, последовательно поднимающихся из окружающего шума. Это возможно, потому что каждое впечатление, которое на самом деле не существует, кроме одного неделимого момента, не исчезает вместе с ним, а продолжает существовать и исчезает только постепенно.Таким образом, то, что называется изображением, наблюдением или переживанием, уже представляет собой полную комбинацию множества различных впечатлений, охватывающих определенный период.

Когда когда-либо повторяется одно и то же сочетание, более ранние впечатления пробуждаются как воспоминания. Память — это соединение более ранних и более поздних впечатлений, отношение, связывающее прошлое с настоящим опытом. При повторении определенных частей комплекса ( например, ощущение голода или впечатления от окружающей среды) вызываются другие части изображения, которые ранее были с ним связаны — по принципу рефлексов связи. (2) — чтобы они завершились и образовали весь комплекс ( эл.грамм. еды). Затем он вызывает те же соответствующие реакции движения, определенного поведения, поиска или принятия пищи. Все более определенная стимуляция такого поведения предшествующими ощущениями имеет величайшее значение в борьбе за жизнь и кратко называется «обучение на опыте» .

Из подобных наблюдений, часто повторяющихся и аналогичных комплексов опыта, образ, созданный памятью, поднимается снова и снова. Такие изображения не являются точными копиями; они более расплывчаты, чем сами наблюдения и переживания.Они представляют собой нечто среднее, в котором осталось то, что общее, а различия стираются. В борьбе за жизнь важно не то, что произошло только один раз, а то, что можно ожидать в обычном порядке, т.е. , то есть — повторяющийся общий элемент в событиях. Следовательно, это то, что улавливается воображением, что остается в восприятии и что определяет ожидание.

Эти восприятия, отображающие в настоящем то, что было в прошлом, образуют сознание.Сознание — это сознательное бытие (3), знание бытия, самый непосредственный и самый надежный факт опыта. Говорят, что что касается наших собратьев, мы делаем вывод из их действий, что с ними существует тот же вид сознания, что и мы сами. В действительности сознание наших собратьев и наше собственное в равной степени является для нас вопросом прямой инстинктивной уверенности, базовым фактом, уже присутствующим до того, как мы придем к таким выводам, и полностью от них не зависит. С высшими животными мы аналогичным образом делаем вывод о сознании из их соответствующих действий и, более того, из их активного внимания к тому, что приближает их к ощущениям; но здесь есть лишь частичное сходство.Нам, конечно, не хватает четкого представления об их восприятии и их сознании, поскольку мы знаем только свое собственное и должны брать его за образец для других. Мы пытаемся подойти к этому, предполагая, что их сознание уступает в понимании, а также в ясности, сравнивая его с состоянием пассивной тусклости ума в человеке, которое остается фоном, когда не хватает ясной сознательной мысли. Было замечено, что если мы ничего не знаем о сознании животных с уверенностью, это не имеет никакого значения, поскольку только их реакции и поведение имеют значение как единственные наблюдаемые психические явления; сопутствующее «сознание» в этой связи столь же несущественно, как и свет, с помощью которого мы узнаем время по часам, не имеет отношения к часам.Это может быть правдой, но здесь опускается «сознание». — это название концепции, в рамках которой надлежащим образом сочетается великий комплекс действий поведения. Более того, то же самое относится и к человеку, в котором сознание как психическое явление несомненно присутствует.

11. Какая разница между человеком и животным должна проявляться в видимых психических явлениях. У высших животных мы наблюдаем, что ощущения непосредственно связаны с действиями и провоцируют их.Образы наблюдения, которые сливаются с памятью о былых ощущениях в единое восприятие, напрямую связаны с практическими реакциями, образуя последовательную цепочку. Такая цепочка может быть: ощущение голода, запаха и вида растений, выпас, сытость; или в более сложной форме с хищниками: запах или вид добычи, следование по следам, преследование, наблюдение, нападение. Так они сохраняют себя в естественной среде обитания. Наблюдения и восприятия образуют введение к соответствующему действию и находят в нем заключение.Однако с человеком происходит разделение; цепь разорвана. Восприятие и действие больше не являются последовательными, взаимодополняющими частями развивающегося комплекса, а кажутся независимыми. Впечатления, наблюдения и образы влияют на него, но за ним не следует никаких действий или реакций. Восприятие формируется, но остается неиспользованным; они отложены в уже имеющемся магазине; а новые многократно добавляются и увеличивают его. Действия человека не являются немедленной реакцией на его последние впечатления; они кажутся автономными творениями, спонтанно производимыми в любой момент из общего запаса доступных восприятий.

У этой разницы есть и другие последствия. Когда — у животных — наблюдение и восприятие находят свое заключение в действии, их цель достигнута, и они могут исчезнуть в глубине как материал только для более позднего воспоминания. Если — в случае с человеком — не следует никаких действий, восприятие, неиспользованное, предоставлено самим себе. Видение плода не способствует его срыванию; но цепочка восприятий сбора, еды и насыщения все еще формируется. Сериал продолжается до конца, но этот конец остается, так сказать, парящим в воздухе без чего-либо, что можно исправить.В серии последовательных восприятий каждое предшествующее вызывает следующее, но в противоположном направлении каждое последующее вызывает своего предшественника. Сериал, можно сказать, отскакивает от свободно плавающего конца и может повторяться несколько раз. Сами эти серии становятся ощущениями и объектами наблюдения. Именно здесь то, что называется мышлением, имеет место в большей степени — на самом деле это называется отражением — чем при простом присутствии восприятий (4). Здесь возникают восприятия восприятий, которые обозначают более высокую степень осознанности, знания знания, самосознания.Восприятие, продукт предшествующего опыта, становится восприятием будущего события; как незавершенное восприятие — это предвидение более позднего действия.

Что касается человека, жизнь также поддерживает себя как часть всей природы посредством обмена материей и энергией с этим целым. И у человека действие в крайнем случае, грубо говоря, определяется совокупностью ощущений, образов и восприятий; мысль — вспомогательное средство к практическим действиям. Но больше нет простого прямого пути от впечатления к действиям; вместо этого накопленные восприятия образуют сеть расходящихся и сходящихся путей, и из этого накопления берутся побуждения к более поздним действиям.Между ощущением и действием вставлено много звеньев; различные цепочки связанных восприятий образуются спонтанно, каждая предшествует одной, вызывая следующую. В процессе сознательного мышления они соединяются в упорядоченный ряд.

Это означает, что от наблюдения к действию мысль следует обходным путем. С наблюдением за плодами связаны не восприятие и действие фактического поедания и насыщения, а другие, более отдаленно связанные восприятия, такие как смена сезонов, прежняя нехватка, мысль о посадке и посеве, а также перспектива будущего нового урожая.Или, опять же, с обнаружением медведя или волка связываются восприятия других связанных переживаний, таких как получение или подготовка оружия, притаивание в засаде и установка ловушки. Обход мысли соответствует обходу самого действия. Между изначально ощущаемой телесной потребностью и последующим действием по удовлетворению себя вставляется ряд действий, которые лишь косвенно приводят к цели. Им предшествует ряд восприятий, которые последовательно указывают путь как воображаемое целое, прежде чем он будет взят на самом деле.В более позднем развитии человечества эти обходные пути становятся все шире и сложнее по мере того, как общество становится более сложным.

Более того, здесь нет одного объезда; Здесь очень много. В зависимости от разнообразия образов жизни действие может происходить по-разному. Для этого необходимо, чтобы каждая серия возможных действий существовала заранее как серия восприятий; тогда можно сравнить их и сделать выбор. Это сопоставление одного с другим и этот выбор путей выходит на поверхность сознания как свобода воли.Мысль приобретает характер самостоятельной деятельности; восприятию больше не позволяется пассивно соединяться, производя друг друга; каждый из них вызывается и проводится внимательно и намеренно подгоняется к другим, пока результат каждого последующего действия не будет предвиден и серия не будет тщательно выстроена во всех ее звеньях.

12. Процесс мышления состоит из взаимосвязи восприятий. То, что сначала было автоматическим соединением, теперь является путешествием вверх и вниз по ряду связей и, как таковой, сознательным процессом.Мысли — это не независимые сущности, не «Wesenheiten» , а связи и взаимосвязи. Это не существо, а процесс движения, непрерывного соединения и соединения. «Мышление динамично, мысль — ассоциация» ( Пьерон , стр. 28). Более того, как мы уже видели, восприятия, между которыми они образуют отношение, также не являются простыми статичными вещами; каждое восприятие — это обширная структура бесчисленных связей между множеством разнородных и неодновременных ощущений.При простейшей мысли, при еще более простом восприятии, , например. плода, сознание быстро перемещается по самым разным запоминающимся образам более раннего и более позднего времени, визуальным впечатлениям цвета и формы, вкусовым впечатлениям от аппетита и сытости, переживанию и желанию, причем одно восприятие активирует и провоцирует множество других; он перескакивает от одного изображения к другому, совершенно различное, каждое в рамке и в сравнении с другими; он пронзает весь мир ума, туда и сюда, когда вспыхивают образы.Потребовалось бы много страниц, чтобы подробно описать, что пронизывает разум одной единственной мыслью.

Ощущения вливаются в нас непрерывным потоком. Благодаря автоматическому процессу, приобретаемому через обучение и опыт, некоторые из них включаются и организуются в существующее хранилище образов, чтобы сформировать постоянно увеличивающееся богатство, заполняющее сознание. Другие остаются незамеченными, погружаясь в подсознание и накапливаясь в темных глубинах, постепенно сглаживаясь и сливаясь.Они всегда присутствуют в качестве основы личного отношения к жизни, определяя его инстинктивные действия — до тех пор, пока, возможно, новое сильное впечатление или практическая необходимость внезапно не вызовет их в форме спонтанных действий или интуитивных суждений в дневной свет сознания. и они становятся сознательными восприятиями. В процессе мышления восприятия упорядочиваются, связанные элементы собираются и фиксируются в понятиях, а их отношения и взаимосвязи устанавливаются и выражаются в правилах.

Разделение восприятия и действия приводит к тому, что мы называем автономией мысли. Из мысленного запаса собранных впечатлений и восприятий выстраиваются последовательные цепочки, по-видимому, спонтанно, начиная с самих себя, без внешней причины. Они, конечно, не без причины; всегда есть какой-то импульс или событие, которое образует начало, но оно может быть настолько незаметным, что не распознается. Все эти цепочки мыслей затем формируют личную духовную жизнь, которая является источником всех сознательных действий.

Это разделение также является разделением между теорией и практикой, теория становится независимой от практики. Теория — это независимое сплетение цепочек мыслей в выводы, применимые к практическим действиям. Наблюдения являются материалом, а теоретические правила формируют результат. Наблюдения становятся доказательством и аргументом, сознательно выдвигаемым, правила , например. когда-либо снова после холода зимы пришла с его ростом растений и животных. Из этого правила было построено как резюме и ожидание: сезоны следуют друг за другом в регулярной ротации.Наблюдение и правление вместе образуют знание и науку. Правила выражают то, что обычно происходит и чего, следовательно, можно ожидать, не касаясь второстепенных и мгновенных явлений, а их общей сущности. Они говорят не о конкретном факте, а об абстрактном понятии: за зимой следует весна. В любом конкретном практическом применении данный случай отождествляется с абстракцией: после этой зимы придет еще одна весна. Применяя правило к каждому отдельному случаю, определяется будущее действие.

13. В абстрактной концепции выражается общий или общий фактор группы явлений; ум — это орган всеобщности. «Обдумывая вещи, мы превращаем их в нечто общее» (Гегель). Бесконечное множество явлений мы не можем удержать; ум выбирает то, что в нем является постоянным и общим, цепляется за него и абстрагируется от того, что является своеобразным и отличным. То, что общее и прочное, необходимо для жизни; он превращается в правило и конденсируется в концепцию.Каждый последующий опыт, признанный аналогичным, вставляется в эту структуру или оформляется в соответствии с существующим правилом; будучи признанным частным случаем уже известной концепции или правила, каждая из них включается и классифицируется, так что известные выводы применяются непосредственно к ней. Также, конечно, часто случаются случаи неправильного применения, когда есть ошибка из-за предполагаемой, но ошибочной вставки, что приводит к неправильному выводу и несоответствующим действиям, которые, в свою очередь, приводят к изменению представлений, а также к преобразованию и улучшению правила, i.е. на развитие науки.

Абстрактный характер мышления в концепциях, характеризующих человека, заключается не столько в их общности, сколько в их независимости. Первое в некотором смысле справедливо и для животных, но не второе. Как у человека, так и у животных образы памяти или восприятия существуют как общий фактор предыдущего опыта и, аналогично, не в форме точных деталей каждого случая, а скорее как сглаженное среднее. Однако у животного развитие остается нераздельным целым от впечатления к действию и не растворяется в своих элементах.В человеческом мышлении эти элементы обретают самостоятельность в силу того, что они четко определены как понятия. Как концепция образ определяется, отделен от других и поддерживается как независимая сущность. Таким образом, все они являются управляемыми по отдельности и, поскольку отдельные связи могут быть организованы посредством коротких причинно-следственных связей в серии мыслей различными способами, пока не будет получена продуманная наиболее эффективная структура.

И животное в своем поведении часто следует косвенным путем.Мы говорим о хитрости с некоторыми хищниками; но здесь обходной путь, связанный с воровством, сокрытием и шпионажем, стал постоянной привычкой, отпечатанной борьбой за жизнь. Также животное может сделать определенный выбор относительно момента и места нападения. Но этот выбор ограничен узкими границами из-за ограниченности органов тела, которые навязывают определенные жизненные привычки. Следовательно, эти особые характеристики психической жизни человека также присутствуют в небольших следах у животных.Человек, опять же, не имеет их в неограниченной степени, и он тоже привязан в своем выборе к техническим возможностям. Однако они, благодаря своему постоянному развитию, создают все более и более разнообразные формы жизни с реализацией все более широких возможностей жизни, которые делают возможным все более богатое разнообразие причинных отношений. Так растет духовный мир представлений. В абстрактном представлении как о существенном ментальном элементе заключена наиболее особенная характеристика, которая отличает человеческое мышление от мышления животного.

IV. Мозги

14. Среди особенностей, отличающих человека от животного, мозг не упоминается. Это может показаться странным, поскольку превосходство человека над животным объясняется его мозгом. Мозг — это орган интеллекта, разума, и именно он как реальная основа, как последний фактор определяет человека как венец творения и хозяина земли. Кажущееся противоречие связано с тем, что различие между мозгом высших животных и мозгом человека проявляется только как количественное, и что мы не можем указать явное качественное различие

.

Количественная разница заключается в гораздо большем весе мозга человека (в среднем 1300-1400 граммов) по сравнению с таковым у наиболее высокоразвитых животных — антропоидов (400-500 граммов).Конечно, простой вес мозга не может служить надежным критерием для определения умственного уровня, поскольку он также зависит от размера тела. Дюбуа показал, что у близкородственных животных разного размера вес мозга изменяется пропорционально 5/9-й степени веса тела, почти как поверхность тела. Устраняя таким образом влияние массы тела и уменьшая массу тела всех животных до одной и той же, остается фактор, известный как степень «цефализации» , который может служить мерой для уровня развития мозги.Таким образом, Дюбуа обнаружил, что при сравнении различных видов животных степень цефализации для родственных видов всегда различается в два раза. Он мог объяснить это, предположив, что с развитием низшего животного в высшее происходит мутация, при которой все мозговые клетки разделиться на две части, а значит, удвоить их количество. Если уменьшить массу тела до 100 килограммов, масса мозга антропоидов составит 450, а у человека — 1650, что почти в четыре раза больше.

Впоследствии оказалось возможным показать из большего количества данных (Р.Brummelkamp, ​​ Brainweight и Bodysize ), что реальная скорость увеличения не 2, а 2 [корень 2], так что два небольших прыжка заменяют один прыжок Дюбуа. Чтобы объяснить это, следует предположить более сложную последовательность процессов. Вообще говоря, то, что наблюдалось в отношении психической жизни животных, довольно хорошо согласуется с обнаруженной цефализацией, так что чем дальше он опускается в отряды млекопитающих, тем ниже цефализация (Lungoor 306, лемур 183, волк и лисица 240, кот и лев 200, пантера 425, медведь 320, слон 730, лошадь и осел 270, бегемот 120, заяц и кролик 110, мышь и крыса 50, крот 47, муравьед 170, броненосец 53, все эти цифры представляют собой граммы, уменьшенные до веса тела 100 килограмм).Но среди них есть и странные ценности: тюлень 630, морской лев 870, дельфин 1070, которые поставили бы таких животных намного выше антропоидов — вещь, которую нельзя вывести из их поведения, несмотря на их хитрость. Хотя удовлетворительного объяснения этому еще не дано, мы все же можем сказать, что теория цефализации впервые позволяет нам выразить в точных цифрах превосходство человеческого мозга над мозгом животных.

15. Структура мозга, конечно, тоже может это показать. У очень низких классов животных нервные клетки уже присутствуют, и они благодаря своей замечательной длине служат для быстрой передачи раздражителей от одной части тела к другой, где должно осуществляться соответствующее движение реакции. У животных более высоких классов образуются центры, к которым передаются стимулы, полученные различными сенсорными нервами, и где они собираются, так что движение, необходимое для коллективного результата, отправляется оттуда двигательным нервам к органам движения.У позвоночных головной мозг образует центральный орган, служащий этой цели. Здесь на вершине старых, примитивных систем были построены новые, так что структура возникла, так сказать, в несколько этажей ( une organisator à étages , Piéron, p. 8). Нервные центры «мозг, спинной мозг и симпатические ганглии, разбросанные по всему телу, организованы в« уровни »или иерархии, каждый более высокий уровень контролирует те, что ниже него» ( Джадсон Херрик , 24, стр.119). Самая низкая стадия у млекопитающих, а следовательно, и у человека, образована автономной нервной системой, тонкой сетью, пронизывающей все промежуточные органы, кровеносные сосуды, мышцы, ткани и железы, контролирующей и регулирующей их деятельность, но без чего-либо. выходя на поверхность сознания. Через нервные пучки спинного мозга он связан с мозгом, центральным органом, который поддерживает все жизненные процессы в гармоничном взаимодействии, принимая все внешние стимулы от органов чувств и приводя в движение мышцы.Их самая старая часть, продолговатая железа и таламус (ствол мозга), мозжечок и обонятельный центр, составляя основную массу у низших позвоночных, рыб и земноводных, составляют у млекопитающих менее половины. Считается, что эта история, во-первых, является средоточием простейших ощущений, таких как удовольствие и печаль, боль и эмоции, а, во-вторых, выполняет тонкую регулировку, поддержание в хорошем состоянии функций тела и уравновешивание каждого движения, всего обычно находясь вне сознания.

Превосходит их новые мозги, которые покрывают прежний, как мантию (паллий). Они почти отсутствуют у рыб и незначительны у рептилий, все больше развиваются у млекопитающих, а человеческий мозг составляет основную часть мозга. Они состоят из белого ядра, окруженного серой корой. У человека эта кора состоит из серого слоя переплетенных единичных нервных клеток, который имеет среднюю толщину 4 мм (0,16 дюйма) с общей площадью около 1100 см 2 [кв.см] (169 кв. дюймов) и сложена множеством складок в небольшом пространстве внутри черепа (внутренняя поверхность около 700 см 2 [кв. см] или 110 кв. дюймов), как скомканный лист бумаги. в кулаке. Толщина коры у ряда млекопитающих систематически не различается, и поверхность увеличивается одинаково с цефализацией. Так, у человека он в четыре раза больше, чем у антропоида того же размера; на внешней поверхности гораздо больше складок и гораздо более глубоких складок, так что внешний вид производит впечатление более сложной и, следовательно, более высокой организации.Внутри лежит белая масса головного мозга, костные покровы бесчисленных нервных волокон, которые, таким образом, отделены друг от друга, как изолированные провода, и соединяют различные части коры друг с другом и с нижними центрами, таламусом и мозжечком. . Кора головного мозга — это высший орган, который в конечном итоге доминирует над всеми низшими; здесь, через нижние центры, стимулы чувств сходятся, объединяются и интегрируются — в той мере, в какой нижние центры еще не были в состоянии справиться с ними в достаточной степени — и результат передается через двигательные нервы к органам движение.Кора головного мозга — это орган сознательных движений тела, то есть сознательных действий. Эти процессы в коре чаще всего сопровождаются сознанием; они составляют материальную основу психической жизни.

Этажная конструкция, по-видимому, является результатом эволюционного процесса в животном мире. Примитивные механизмы на более высоких стадиях развития не были заменены лучшими; они остаются в употреблении, но на их вершине формируются более сложные механизмы как высшие средства, занимающиеся более сложными случаями более богатой жизни, которые находятся вне контроля первоначальных.В то время как внешние воздействия достигают коры через нижние центры, а двигательные импульсы проходят по тем же путям в противоположном направлении, центральное регулирование всех действий в жизни основывается на сотрудничестве, в котором кора головного мозга выбирает и принимает решение о выполнении или арест любого действия. «Таламус обеспечивает эмоциональную окраску, приятное или неприятное качество и простые импульсивные влечения; кора головного мозга обеспечивает разумное руководство и рациональный контроль » ( Judson Herrick , 24, p.118).

Кора головного мозга состоит из плотной сети примерно из 9000 миллионов нервных клеток (нейронов). От каждой нервной клетки отходят, во-первых, несколько нервных нитей (дендритов), которые на своих концах разветвляются, как деревья, принимают и проводят стимулы, а во-вторых, одна, иногда очень длинная эфферентная нервная нить (нейрит или аксон) , аналогично расщепляется на конце на тонкие ветви, которые поглощают стимулы и прижимаются к другой клетке (нервному дендриту, мышечной или органной клетке). Таким образом, внешние раздражители ( эл.грамм. : свет, падающий на нервный конец сетчатки или касание, затрагивающее нерв на кончике пальца), передается последующим нервным клеткам, которые собирают их, объединяют и осуществляют свое действие, пока через большее или меньшее количество промежуточных станций они не достигнут коры . То же самое происходит, наоборот, от коры головного мозга к мышцам. Первоначально внутри коры находился слой мелких нервных клеток (так называемые гранулярные клетки) под внешним слоем нервных волокон, приходящих откуда-то еще. Эти гранулярные или сенсорные клетки получают стимул и передают его через короткие аксоны на следующий слой.Этот более глубокий слой коры состоит из более крупных нервных клеток (так называемых пирамидных клеток), моторных клеток, передающих моторный стимул через аксоны, часто очень длинные, в более глубоко расположенные центры и, таким образом, в мышцы. В полностью развитом человеческом мозгу обычно имеется два, а иногда и больше этих альтернативных слоев; вместо этих простых связей вверх и вниз они образуют бесчисленную массу перекрестных связей, связывающих вместе все части коры. Число возможных связей между 9000 миллионами клеток настолько велико и полностью выходит за рамки возможностей нашего воображения, что его можно рассматривать как практически бесконечное.Одно соединение два на два уже дает триллионы возможностей. Таким образом, общее количество возможных связей может предложить адекватный управляющий механизм для самых сложных жизненных отношений и достаточную материальную основу для самой изобильной и разнообразной духовной жизни. «Известная сложность головного мозга, и особенно коры головного мозга, достаточна для любого теоретического объяснения вообще церебральной функции. В механизме нет недостатка ». ( Джадсон Херрик , 23, стр.21).

16. Исследование всей структуры связей и кропотливое определение функций каждой из частей в их отношении к ощущениям, сознанию и мысли, предмет неврологии, является открытием и раскрытием нового и почти безграничный мир. Таким образом, выяснилось, что определенные области коры головного мозга выполняли определенные функции. Световые ощущения в глазах передаются по зрительным нервам к зрительному таламусу, а оттуда к затылочным долям коры, органу зрительного восприятия.Доли, лежащие напротив левого и правого висков, составляют орган слуха. Над ними, в боковых долях между лбом и затылком, расположены центры раздражителей, исходящих от всего тела, кожи и мышц, для общего ощущения тела; Здесь можно выделить отдельные детализированные сенсорные области для отдельных конечностей, расположенные рядом. Перед ними и против лобных долей расположены двигательные центры; они состоят из больших пирамидальных ячеек, стимулы которых контролируют движение различных частей тела.

Время от времени можно встретить мнение, особенно в популярных писаниях, что спецификация идет еще глубже, вплоть до групп ячеек и отдельных ячеек, и что они являются носителями образов, восприятий и концепций. Так, Рорахер (стр. 60) утверждает, что «кажется, есть особые ячейки памяти» , и он говорит о «центре чтения» (стр. 66), в котором у цивилизованных людей буквы закреплены. Однако он не совсем уверен в последствиях: существуют ли клетки, специально предназначенные для сочетания концепций, таких как квантовая теория или домашние деньги? Более крупные части, чем простые группы ячеек, может иметь в виду W.Ханна Томсон, где он пишет: «[…] в небольшом пятне серого вещества размером не больше фундука […] хранится каждое слово, которое можно произнести» (стр. 94), и далее: «Мы думаем словами, и для этой цели мы регистрируем наши словесные воспоминания в их усердно подготовленных местах мозга » (стр. 190). В другом предложении, однако, он сравнивает «эти речевые области с полками библиотеки со словами, расположенными на них, как многие тома» (стр. 96). Напротив, Пьерон утверждает, что «это детская идея воображать, что нервы представляют собой склад, в котором могут храниться маленькие картинки, фотографические изображения событий, вызвавших это ощущение». ( l.c. , стр. 241). На самом деле клетки головного мозга в различных областях коры идентичны, состоят из одной и той же протоплазматической структуры с похожими ядрами. Их разные функции определяются их разными связями. Психические процессы различаются не по тому, что они несут определенные клетки, а по определенным связям. Точно так же, как идеи — это не сущности, а отношения, материальный субстрат мысли — это не биологическое и химическое содержимое клеток мозга, а структура их отношений, i.е. их соединения. Можно провести аналогию с аппаратом железнодорожного движения, сущность которого состоит не в структуре почти одинаковых станций, а в структуре сети железнодорожных сообщений, и по ней можно распознать. В затылочной доле нет особых ячеек или групп ячеек, в которых было бы зафиксировано соотношение определенных букв. Визуальный образ одной буквы стимулирует многие сотни тысяч из более чем ста миллионов колбочек и палочек сетчатки.Каждый из них претерпевает изменения света, темноты и цвета во время быстрых и непроизвольных движений глазного яблока и головы и приводит в действие неограниченное количество нервных клеток и нервных волокон внутренних и внешних путей. Корреляция всех этих процессов, определяемая структурой связей, проецируется наружу как визуальный образ, распознаваемый как таковой.

17. Передача стимула от одной нервной клетки к другой происходит таким образом, что эти клетки как бы заряжаются или находятся под напряжением, а затем разряжаются, при этом напряжение снимается. стимул на чувствительной поверхности, в результате чего потенциальная энергия (полученная из химической энергии пищи) высвобождается и становится доступной для передачи сообщения следующей нервной клетке.Таким образом, нервная эмоция прогрессирует как течение. «Сигнал представляет собой кратковременную локальную деполяризацию электрически поляризованного поверхностного слоя нервной нити, и сигнал включает высвобождение энергии и развитие временной утечки электричества, которая будет проходить по волокну или по нервной сети. Путем реполяризации вслед за сигналом передающая поверхность восстанавливается и подготавливается для второго сигнала […]. Эти точки соединения часто являются точками схождения нескольких линий с разных направлений.Поступающие туда сигналы, сходящиеся от нескольких линий, могут сливаться и усиливать возбуждающую силу друг друга. В таких местах также возникает процесс, который вместо возбуждения подавляет и исключает возбуждение. Это торможение, как и противоположный ему процесс, возбуждение, не распространяется. Однако он вызывается движущимися сигналами, неотличимыми от тех, которые вызывают возбуждение […]. Эти два противоположных процесса, возбуждение и торможение, взаимодействуют в узловой точке за узловой точкой в ​​нервных цепях.Их совместная работа в любой момент определяет, каким будет проводимость и, следовательно, двигательный результат передачи сигналов в мозг ». ( Sherrington , стр. 11-13).

Передача нервного тока часто работает как реле, в результате чего очень слабый электрический ток открывает путь для более сильного тока. Каждый следующий шаг в подключенной дорожке увеличивает доступную энергию. Таким образом, кора головного мозга действует не только как коммутатор с миллионами предохранителей, но также как усиливающий аппарат, с помощью которого почти незаметные энергетические импульсы, поступающие извне или изнутри тела, усиливаются с огромным эффектом. «Весь кортикальный аппарат заводится и приводится в действие спусковым крючком, так что его скрытые резервы двигательной силы и паттерны памяти могут быть высвобождены малейшим импульсом, приведенным в движение каким-то внешним событием или некоторым изменением внутри тела». ( Джадсон Херрик , 24, стр. 122). Херрик приводит пример человека на корабле. Когда этот человек видит на расстоянии слабое пятно света (воздействующее на сетчатку, возможно, только миллионную долю эрг), задействуется весь его мозговой аппарат, и, таким образом, мышечный аппарат его тела приводится в эффективное движение.Это может даже привести к срабатыванию больших двигателей корабля.

В течение каждой малой доли секунды нагрузка и разгрузка непрерывно вспыхивают через бесчисленные нервные волокна, и токи нервных реакций проходят через проводящие дорожки, то останавливаясь, то усиливаясь, сливаясь или распространяясь. Ранее указывалось, что для описания простейшей мысли потребуется много страниц. Теперь можно добавить, что каждая строка этого описания означает огромное количество мозговых процессов и специфически определенных потоков стимулов, протекающих по трекам, состоящим из миллионов нейронов.Таким образом, связь психической жизни и мозга, конечно же, нельзя описать посредством этих процессов, но ее следует искать во взаимосвязи между структурой восприятий, представлений и идей и структурой сети нервных связей. Само сознание, конечно, нельзя вывести из структуры и процессов мозга.

Мозги, однако, делают больше. Впечатления и стимулы не только передаются и усиливаются, но также собираются и сохраняются.Мозг — это архив всей истории жизни человека, фиксирующий весь прошлый опыт в структурных образованиях. «Этот орган — чудесный регистрирующий аппарат. Часто одного стимула достаточно, чтобы произвести неизгладимое впечатление » ( G. Bohn , стр. 328). Безусловно, человек должен управлять девятью миллиардами нейронов, с которыми он родился, поскольку новые нейроны никогда не добавляются. Однако те, которые у него есть, развиваются в большей или меньшей степени на протяжении всей его жизни. «Расширение, рост и умножение отростков нейронов, если на то пошло, не прекращаются при рождении, а продолжаются после рождения […].Без сомнения, упражнения не чужды этим модификациям, которые, вероятно, у культурного человека более заметны в определенных сферах. Напротив, отсутствие упражнений должно вызывать в период роста и даже во взрослом возрасте в неактивных сферах образованного человека, а также в мозгу необразованного человека эти явления резорбции […], которые здесь выдают себя по забывчивости ». ( Ramon y Cajal , p. 188) (5). Определенные связи сложились в зависимости от жизненных привычек; вследствие более интенсивного использования большее количество разветвлений и большее количество связей соответствует большей пластичности поведения. «Вновь созданные расширения сотовой связи происходят не случайно; они должны ориентироваться в соответствии с доминирующими нервными токами или, опять же, в направлении межклеточной ассоциации, которая является объектом повторяющихся требований воли » ( ib. , стр. 189). Сами нервные клетки также мигрируют в направлении поступающих в них стимулов ( Ariëns Kappers , о нейробиотаксисе, пассим). Хотя не все детали известны о механизме, вызывающем создание новых соединений и облегчение или укрепление существующих, это факт, что он действительно имеет место.Таким образом, это является основой для обучения, для постоянного приобретения свежих знаний, а также для процессов спонтанной памяти, для последующего воспроизведения образов и для формирования представлений. Поскольку мозг — это пластичный орган, в котором миллиарды возможных связей и переплетений нервных волокон выбираются, осуществляются, устанавливаются и определяются влияниями жизни, весь опыт, полученный в жизни, может быть закреплен в нем и, таким образом, продолжать дальнейшие реакции. и определить поведение.Более высокая степень цефализации высших млекопитающих по сравнению с низшими означает большее разнообразие межкортикальных связей и, следовательно, больше возможностей по-разному реагировать на более сложные условия жизни, а также большую способность к обучение, короче более высокий интеллект.

18. Аналогично кора головного мозга функционирует и у человека. Однако здесь, по сравнению с наиболее высокоразвитыми животными, становится очевидным качественное различие сознания в форме автономии абстрактного мышления, которое как высшая инстанция управляет ментальными процессами и, следовательно, телесными действиями.Есть ли в мозгу соответствующий ему орган, таким же образом контролирующий работу остальной части коры?

С давних времен предполагалось, что место человеческого разума находится во лбу. Высокий лоб считался признаком высокого духовного уровня; более наклонный лоб у низших и менее умных рас считался признаком неполноценного развития лобного мозга, и разница еще более выражена у обезьян.Это мнение в более научной форме выражается ведущими неврологами. Таким образом, Бьянки заявляет: «Я считаю, что абстрактное мышление обязательно требует определенных органов и тех, которые я нахожу в лобном мозге». (с. 70). И далее: «Ассоциативные пути, которые объединяют сенсорную кору с лобными долями, выполняют двоякую функцию: во-первых, они информируют верхнее сознание об изменениях кинестезиса и обо всех новых восприятиях, приобретенных личностью посредством сенсорные центры; во-вторых, разрешение верхнему сознанию выбирать и вызывать те образы, зарегистрированные в сенсорной коре головного мозга, которые в превратностях психической и физической жизни считаются необходимыми для целей борьбы за существование и для высших рассуждений […].» (стр. 208). Точно так же Тилни говорит: «Лобной доле […] теперь приписывают такие функции, как те, которые связаны с регулированием высших способностей ума, развитием личности, формированием всех ассоциативных воспоминаний, которые […] говорят о степень интеллектуального развития ». (стр. 789). Соответственно от обезьяноподобного и от первобытного человека к более позднему эта часть мозга развивалась больше всего. «Прослеживая все их промежуточные ступени вверх, именно эти префронтальные и лобные области проявляют наиболее заметное развитие.” ( ib. ,
п. 935).

Любопытно, однако, что утверждение о том, что лобный мозг является особым органом человеческого интеллекта, не было явно подтверждено неврологическими исследованиями. В случае болезни, когда некоторые другие части коры головного мозга были разрушены, способности разума были потеряны. С другой стороны, удаление лобной доли обезьяны не привело к изменению эффективной связи всех действий; что действительно исчезло, так это активная внимательность, внимательное исследующее любопытство, хитрое сияние глаз и сдержанность импульсов.Таким образом, Бьянки на основании этих экспериментов указал на лобные доли как на орган внимания. Гольц ранее заявлял, что интеллект не имеет большего отношения к лобной доле, чем его связь с другими частями мозга. Мунк выразился таким образом, что разум находится повсюду в коре головного мозга, а не в какой-либо конкретной части (ср. Bianchi, стр. 74-77). Этого мнения придерживался и Флехсиг. Он описывает, как есть определенные области коры между областями коры головного мозга, отвечающими за зрение, слух и общие ощущения тела, и что здесь встречаются нервные нити, идущие из всех окружающих областей, переплетаются и, таким образом, связывают эти области. «Существуют […] протяженные области коры головного мозга, цель которых, по существу, состоит в том, чтобы связать состояние возбуждения различных сенсорных сфер» (стр. 60). И по тому же вопросу Джадсон Херрик говорит: «Огромное увеличение размера коры головного мозга человека происходит в основном за счет ассоциативных полей. Таким образом, здесь следует искать структурную организацию, от которой зависят человеческая культура и прогресс цивилизации. Особенность, которая больше всего отличает эти ассоциативные поля от остальной части коры, — это их большее количество строго межкортикальных ассоциативных связей.» (23, с. 265). Отсюда, продолжает он, гораздо большее количество структур, в которых зафиксированы предыдущие формы реакции и которые доступны для ассимиляции во все новые комбинации: это способность к обучению. Отсюда еще больший динамический эффект накопленного напряжения в нейронах, который теперь находится под сознательным контролем спонтанной мысли.

Флехсиг считает, что функция большого ассоциативного центра, расположенного за боковыми лепестками, заключается в «формировании и собирании восприятий внешних объектов и звуковых образов, соединении одного с другим, следовательно, действительного позитивного знания, а не меньше фантастической активности воображения.[…] Кратко существенное содержание того, что язык обозначает интеллект ( «Geist» ) » ( l.c. , стр. 62). Что касается самих лобных долей, он говорит: «Похоже, что позитивное знание не страдает напрямую, когда лобная доля разрушена — страдает только адекватное его использование, в конечном итоге полное отсутствие интереса [ …] Утверждает себя » ( ib. , стр. 63).

Рост лобного мозга от низших млекопитающих к обезьянам соответствует все более активной внимательности во всех их действиях.Это особенно бросается в глаза уже сейчас и снова с собаками; но «у собак лобная доля не берет на себя контроль над психической жизнью, которая вращается в основном в сенсорной коре головного мозга» (Bianchi, p. 80). В случае обезьян, которые, как и человек, благодаря согласованным действиям глаз получают возможность стереоскопически видеть и, таким образом, различать положение в пространстве, это приводит к гораздо более постоянному контролю над действиями. Кульминацией развития является человеческое мышление, которое представляет собой процесс непрерывного интенсивного внимания.Сознание активно «внимание к пассивному ходу восприятий» ( Клей , стр. 22). Отсюда почти следует, что ментальные процессы связывания и упорядочивания рядов восприятий в заданной последовательности, обзора их вверх и вниз, автоматического их начала или завершения и организации их в концепции должны быть связаны с процессами. активной внимательности и, таким образом, имеют свой орган в лобном мозге. Следует также отметить, что то, что Флехсиг называет позитивным знанием, объединение различных видов ощущений в образы и восприятия, не является существенным и особенным свойством человеческого разума.Подобным набором фактов обладают и высшие животные, хотя они не имеют его в нашей форме сознательного знания. Можно назвать это «интеллектом» , но тогда его следует отличать от «разум» , способность формировать свободные и абстрактные концепции, которые как орган теории характерны для человеческого разума.

Следовательно, можно было ожидать, что лобный мозг человека покажет более сильное развитие, чем остальные, по сравнению с высшими приматами.Тилни на самом деле утверждает, что лобная площадь человека составляет 47% всей боковой поверхности (83 из 178 кв. См), тогда как у шимпанзе это 33%, а у гориллы — 32%. «Таким образом, человеческий мозг резко контрастирует с антропоидами в расширении лобной доли как в покрытой ею области, так и в большом увеличении сложности ее извилин». ( lc , с. 783-784). Этому, однако, противоречат точные измерения поверхности коры со всеми ее изгибами и складками (Бродман, Лебук и Бруммелькамп).Эти измерения (см. Brummelkamp, ​​7, p. 26) показывают, что соотношение между передней частью и другими частями одинаково для антропоидов и для людей, , а именно 1: 2,5, согласно последнему. Здесь «фронтальная» включает все, что находится перед «центральной трещиной» , а следовательно, и моторную зону. Кроме того, все еще существует неопределенность относительно того, какая часть поверхности внутри складки принадлежит одной, а какая другой части. Если мы предположим, что этот результат верен, то сильный рост лобного мозга по сравнению с остальным мозгом сопровождал генезис не человека, а человека обезьян или антропоидов от низших млекопитающих.Отсюда также следует, что четырехкратное увеличение коры головного мозга при генезисе человека в одинаковой степени справедливо для обоих ассоциативных полей, расположенных более сзади, в которых объединенные образы и восприятия формируются сами по себе и составляют огромный материал практических знаний. и для лобного органа, где этот материал сгруппирован в мир абстрактных представлений, мир теоретического знания.

Есть нечто противоречивое в том, что качественный скачок в мышлении от животного к человеку не должен иметь ничего, что соответствовало бы органу мышления, мозгу, подвергающемуся просто количественному увеличению.Тогда это следует понимать так, что расширение следует рассматривать как условие, но не как достаточную или решающую причину качественного скачка; это не обязательно принесло с собой новый характер человеческого мышления. Помимо биологического роста мозга, должны были быть другие причины, благодаря которым возникла человеческая мысль.

В. Выступление

19. Речь — одна из важнейших характеристик человека, разительно отличающая его от животных.Это настолько верно, что иногда это рассматривается как единственная определяющая характеристика, поскольку по определению человек начинает с появления речи.

Речь состоит из активного произнесения и пассивного понимания звуков для взаимного общения и понимания. Однако такие звуки также существуют в сообществах животных, оказывая влияние на их собратьев. Большинство высших животных способны издавать горловые звуки как выражение своих эмоций. Они также существуют у одиноких животных и обычно связаны с их сексуальными эмоциями или могут быть средством устрашения добычи.У стадных животных эти звуки также являются выражением эмоций, страха перед опасностью, гнева или удовлетворения. Поскольку другие члены группы по своей природе реагируют на такие звуки, они приобретают характер предупреждения или уверенности и становятся средством понимания и сотрудничества, которое имеет ценность в их борьбе за жизнь.

Если иногда такие звуки в их высшей стадии развития называют языком животных, этот термин определенно используется неправильно, так как сравнение очень отдаленное.Человеческая речь отличается от звуков животных тем, что состоит из слов. Слова — это названия вещей, действий или свойств. Слова — это звуки-символы, звуки, служащие символом чего-то еще и означающие что-то еще. Язык — это организованная система условных звуков, служащих символами реальности. «Язык — это чисто человеческий и неинстинктивный метод передачи идей, эмоций и желаний с помощью системы произвольно созданных символов […] сущность языка состоит в присвоении условных, произвольно артикулируемых звуков […] разнообразные элементы опыта.” ( Sapir , стр. 6 кв. Кв.). Сходство звуков животных и человеческой речи как инструмента общения и взаимного общения позволяет предположить, что одно произошло от другого в результате естественного процесса. Однако не только большое, но и существенное различие и не только количественное, но и качественное различие делает человеческую речь совершенно новым творением. Как такое объяснение необходимо будет искать как часть всей проблемы происхождения человека.

Характерным элементом языка как комплекса символов является произвольность. Нет четкой связи между объектом или явлением и его названием — за исключением случайных примеров звукоподражания, таких как кукушка. Звук «лошадь» обозначает определенный вид животных, но имеет это значение только для тех, кто говорит на одном языке. По этой причине язык не является врожденным, его нужно изучать путем подражания. Только характер, способности и орган речи являются врожденными.Именно необходимость обучения, приобщения к комплексу символов демонстрирует искусственность языка. Одно и то же, например один и тот же вид животных, у разных народов будет обозначаться совершенно разными словами: лошадь, шеваль, пферд, эквус, бегемоты, лошадж, коуда.

Это не значит, что они произвольные. Язык развивался и рос по своим собственным правилам, которые являются объектом исследования в сравнительной лингвистике.Язык был назван творением человеческого разума. Однако это не означает, что его правила являются продуктом разума и суждений. Любопытное происхождение немецкого слова «Pferd» от латинского «паравередус» , экипажа с людьми и лошадьми, реквизированного правительством, иллюстрирует случайный характер имен ( ср. Geiger , стр. 281) . В частности, языки наиболее примитивных, наименее развитых народов часто демонстрируют наиболее сложный вид.

Человек как биосоциальный

Современная наука рассматривает человека на основе
два разных измерения его существования: биологическое и
социальная.Люди появились на Земле в результате
долгий процесс развития. Как биологические существа, они
все еще сохраняют тесную генетическую связь с животным
Мир. Организм человека имеет много общего с
высшие животные.

Человек опередил млекопитающих благодаря интенсивному развитию
и дифференциация коры головного мозга. В
характерные анатомо-физиологические особенности
у человека прямая осанка, свободные верхние конечности, адаптированные
для использования и изготовления инструментов, а также передового развития
средства коммуникации.Необходимость поддерживать баланс в
прямая осанка вызывала определенное искривление позвоночного столба
и смещение общего центра тяжести.

Поскольку верхние конечности больше не использовались для тела
опора и ходьба, скелет нижних конечностей
стали сильнее и их мускулы развились, ступни стали
арочные, чтобы действовать как пружины. Все системы внутреннего
органы приспособились к прямой позе, средства
доставка крови от нижних конечностей к сердцу и
мозг стал более сложным.Диафрагма сместилась
из вертикального в горизонтальное положение мышцы
брюшная полость стала играть гораздо большую роль в акте
дыхание. На определенном уровне антропогенеза, под
влияние трудовой деятельности и общения, биологические
развитие стало, по сути, историческим развитием
мент социальных систем.

Человек также является естественным существом и, как таковой,
наделен естественными жизненными силами, которые принимают форму
унаследованные качества.Рождение дает человеку естественное существование.
индивидуальный. Хотя он приходит в мир с
недостаточно сформированные анатомо-физиологические системы,
они генетически запрограммированы как уникальные человеческие. Новорожденный
ребенок — это не «tabula rasa» (чистый лист), на котором
окружающая среда рисует свои причудливые духовные узоры. Наследственность
обучает ребенка не только инстинктам. Он с самого начала
начинающий обладатель особого умения, умения
имитируют взрослых, их действия, шумы
Они делают.Ему присуще любопытство, способность получать удовольствие
яркие предметы. Он способен расстроиться, разочароваться,
испытывая страх и радость. Его улыбка врожденная, и это может быть
наблюдается даже у недоношенных детей. Улыбка — это
привилегия человека. И эти чисто человеческие врожденные потенциалы
на протяжении всей его последующей жизни в
общество. Многие особенности даже человеческого
физиологический макияж (круглая форма головы,
сложная структура рук, форма губ
и вся структура лица, прямая осанка и т. д.) находятся
продукты общественного образа жизни, результат взаимодействия
с другими людьми.

Подводя итог, можно сказать, что человек представляет собой целостное единство биологического,
организменное и личное, естественное и социальное,
унаследованное и то, что он приобретает в течение своей жизни. Разработка
как исторически, так и в ходе индивидуального развития
как социальное существо, человек не «отказывается» от
многообразный биотический поток. Физиологический ритм крови
кровообращение, питание, дыхание, половая жизнь, ритмичный
вихри энергетических и информационных процессов в
организм, рождение, зрелость и смерть, фазы индивидуального
бытие — детство, юность, мятежная юность,
молодость, зрелость, преклонный возраст, старость, дряхлость и
полный упадок — все это и многое другое генетически
запрограммирован.Люди — высшая точка великого
биологическая система, самая последняя из появившихся во времени и наиболее
сложный.

Три формы определения — биотропная,
космотропные и социотропные — действуют в человеческом
быть. Они охватывают всю историю человечества, региональные
и национальные традиции, влияние определенных социальных
группа микрокусловий, великая сила биологического
наследственность. Правильность и чистота наследственности поддерживается
специфический материальный субстрат, аппарат генов,
который на протяжении миллионов лет тщательно охранял человеческое расовое
сущность как высший биологический вид.Если шимпанзе
были помещены с рождения в идеальные условия и окружены
одаренных учителей, он все равно не превратится из обезьяны в
мужчина. Наследственность устанавливает непроходимую пропасть между обезьяной и человеком.

Генетически закодированные способности ребенка — это продукт
долгого процесса эволюции, но даже такой очевидно
простые и, казалось бы, врожденные способности, как способность
различать обычные звуки речи и музыкальные тоны
формируется только в процессе живого овладения
исторически сформированные формы языка и музыки.Способность
мыслить как человеческое существо не просто появляется и созревает в
процесс индивидуального развития ребенка; это
формируется жизнью в обществе. На момент рождения ребенок
только кандидат человек, он не может стать полноправным членом
человеческой расы, если она изолирована. Он должен научиться становиться человеком
через общение, через знакомство с миром
людей, общества, которое регулирует, направляет и наполняет его
поведение с социальным смыслом.

У каждого человека удивительно послушные пальцы; он может взять
кисть и цвета и начинаем рисовать, но это не
сделать из него художника.То же и с сознанием,
что не является нашим естественным правом по рождению. Сознательный умственный
явления, присущие человеку, формируются в течение жизни образованием,
обучение, активное овладение мировой культурой, языком и
мировоззрение. Таким образом, социальный принцип пронизывает все
личности и определяет сущностную структуру человека и
механизмы его психики, сознания и режима
поведение.

Для различных познавательных или практических целей мы можем подчеркнуть:
биологические или социальные аспекты человека, но мы всегда должны
помните об их сущностном единстве.

За последнее десятилетие мировая наука много посвятила
внимание к проблеме взаимоотношений между
биологическое и социальное в человеке. Парадоксально, но это
социальные условия жизни современного человека, которые так остро
поставил перед нами проблему своего
натуральный
происхождение: социальное как бы
«выделили» на первый план биологическое, иногда вплоть до
вульгаризация, например, утверждение, что природа наделила
человек с «тремя мозгами», который, несмотря на их полностью
разные структуры должны работать вместе и поддерживать
контакт.Согласно этой точке зрения, самый старый из наших мозгов
рептилоид, второй унаследован от низших млекопитающих,
а третье — достижение высших млекопитающих. Этот
это тот, кто превратил живое существо в человека. Так,
образно говоря, когда врач приглашает своего пациента в
лечь на диван, он одновременно имеет дело с человеком
существо, лошадь и крокодил. Такие взгляды проистекают из
представление о неизменности биологической сущности человека. В
концепция социобиологизма также
завоевал некоторое признание в западной науке, вероятно, благодаря
поразительные успехи биологических исследований за последние десятилетия,
в частности в области генетики, нейрофизиологии,
этология и др.

На вопрос, полагается ли человек на «гены или общество»? мы
часто получают ответ, что важнее всего гены.

Некоторые мыслители представляют себе биологическую судьбу человека в
чрезвычайно оптимистичный и красочный свет. Они верят что
существующая система наследственности полностью отражает результаты
его появление как уникального биологического вида. это
значение настолько велико, что фактически может служить
неограниченный период, на все обозримое будущее, и это
драгоценная наследственная основа человечества должна быть сохранена от
любые вредные внешние воздействия.

Другие утверждают, что человек как биологический вид
уже находится на пути к исчезновению. Благодаря созданию
собственное окружение и успехи медицины, человек
отклонился от строгой дисциплины естественного отбора и
таким образом обременял себя повышенным давлением от накопленных
мутации.

Третья школа мысли работает на предположении, что
человек как биологически молодой вид несет слишком много
гены животных в его наследственности. Социальная среда, в которой
его жизнь создана не историей человечества, а
деятельность только своей элиты.

Последние две из этих доктрин основаны на идее, что
генетическая природа человека в целом требует некоторой корректировки или
исправление, что ближайшее будущее угрожает человечеству
разрушение через биологические факторы, и что в этих
обусловливает только генетику, принимая эволюцию в собственное
руки, могут предотвратить эту серьезную угрозу.

На гребне этих идей возникает несколько
разработанная форма евгеники, которая императивно заявляет, что
хотим мы того или нет, наука должна сознательно контролировать
воспроизводство человеческого рода, и ввести какой-то
частичный отбор во благо человечества.Некоторые
Западные ученые предполагают, что сперма «лучших»
образцы человеческого рода «должны использоваться для этого
цель. Его следует поместить в глубокую заморозку на длительное время, чтобы
позволяют объективно оценить истинную ценность
заинтересованные лица. Сохраненная таким образом сперма может быть использована.
для вязки. В
жена и донор будут
биологические родители, в то время как
муж (считается неполноценным
донору) остается только «усыновление»
родитель ». Упражнения по« генной инженерии »даже идут как
можно предположить, что это «приемная мать», и в этом случае
ни один
мать и
отец действительно биологический родитель.Четный
если игнорировать чисто генетические последствия таких
выбора, человек сталкивается с множеством моральных и
психологические вопросы. Кто обладает генотипами с
желаемые особенности? Кто должен или мог решить вопрос о
что именно желательно? Кто посмел и чем
правильно, чтобы предотвратить большинство
мужчины и
женщины производят
потомство, а ограничить эту деятельность элитной группой? Кому
может ли общество доверить такое ответственное решение? Что мы собираемся делать
о неисправимом желании увековечить себя в своем
дети? Это гипертрофия генетических факторов и
возможности проистекают из преуменьшения социальных
принцип в человеке.Человек — естественное существо, но
человек естественный существо. Природа дает
человек меньше, чем требует от него жизнь в обществе. Жизнь
и развитие общества может продолжаться только через
биологическая форма человеческого существования, и человеческая биология может
развивать свою генетическую программу только в контексте
социальная реальность. По своему происхождению биологический закон социально
условный. Только при пеленании в «вату»
социальная забота может ребенок — самый беспомощный из всех молодых
животные — реализовать программу видов, имплантированную им
природа.

Животное рождается с мехом или перьями, одето в
природа. Но ребенок рождается голым и должен быть одет в
общество. Он должен научиться быть человеком. И это происходит в
постоянное общение со взрослыми, при жизни
приобретение культуры.

Показано влияние социального на биологическое.
увеличением продолжительности жизни примерно с 18 лет в
каменный век между 64 и 74 годами в наше время. Активный
период жизни также увеличился, особенно психического
деятельность.Наступление старости отступило, период
детство удлинилось, а половая зрелость
ускоренный. Явление ускорения рассматривается как
эпохальный сдвиг, одно из самых значительных явлений в
современная биология, с серьезными медицинскими, педагогическими и
другие социальные последствия.

Что регулирует отношения полов? Почему один
найти следующее стабильное соотношение в человеческой популяции: 103
мальчики до 100
девушки? В послевоенные годы, после потери стольких
самцов, рождаемость
мальчиков увеличивается.

Жизнь показывает, что на границе между биологическим и
социальное давление конфликта иногда достигает
интенсивность. Нередко это вызывает сдвиги и сбои. В
количество болезней угрожающе растет, особенно
сердечно-сосудистой, онкологической и нервно-психиатрической
типы.

Физическое время течет плавно, но социально-биологическое время
постоянно ускоряется. Каждый час и каждую минуту
физическое время становится все более и более полным
социально-психологическое содержание жизни.Поток современного
жизнь подобна бурному горному ручью, она несёт нас
опасная скорость. Психофизиологические способности человека не могут
всегда идти в ногу. Все стараются жить быстрее, поэтому
чтобы не отставать от общего информационного фронта, чтобы не отставать
с ускоренным развитием культуры. За последние 10 или
15 лет объем научной информации, открытий
и изобретений, опередил все ранее достигнутые
в истории человечества. Органы чувств и человеческий мозг
яростно и беспрерывно бомбардируемые всевозможными
Информация.

Обсуждая биологические факторы, не следует их уменьшать.
к генетическому. Больше внимания следует уделять
физиологические и онтогенетические аспекты развития,
особенно тем, которые вызывают патологический эффект, так как
это то, что изменяет биологию человека, который
также начинает воспринимать даже социальные факторы в довольно
по-другому. Диалектика не просто ставит социальные и
биологические факторы на равных и приписывают
сущность человека к формуле биотропно-социотропного
решимость, одобренная некоторыми учеными.Он подчеркивает
доминирующая роль социальных факторов. И диалектика
принять принципы вульгарного социологизма, игнорирующего
значение биологического начала в человеке.

Как высшее разумное существо, человек является средоточием
все формы движения материи. Они представлены в нем
иерархически, и высший, в конечном итоге, руководящий и
регулирующий фактор — социальный, к которому относятся все другие формы
подчиненный. Другими словами, человек воплощает и суммирует
вверх, так сказать, все развитие Вселенной.

Хотя он и высок во вселенской иерархии, человек,
когда он становится объектом научных исследований, препарируется
на маленькие и даже мельчайшие частицы, каждая из которых,
зубы, желудок, кишечник и т. д.
исследованы и рассматриваются отдельно. Это результат
прогрессивная дифференциация научных знаний, которая
позволяет глубже проникнуть в тонкости человеческого
структурная организация. Без этого было бы невозможно
для продвижения науки.Но в ходе такой дифференциации
научная мысль имеет тенденцию упускать из виду реальное и высшее
целостность человека, хотя его нельзя полностью понять или
лечить без учёта всего. Итак, есть
потребность в обратном процессе познания, а именно под
положение человека как высшей унитарной системы.

Главное — преодолеть очевидное и вопиющее.
увлечение аналитическим методом и достижение
синтетический, комплексный подход, концентрирующий интеллектуальный
усилия в различных областях по проблеме человека как
целое.Такое «короткое замыкание» наук могло
произвести вспышку, которая загорится и поможет идентифицировать новые
проблемы.

Независимость каждой отдельной науки является важным
факт, но он должен быть относительным и не должен развиваться
автономия. Автономия наук, изучающих человека, — это
знак того, что они потеряли целостность знания, что так
необходимо для понимания сути дела, и
к эффективному лечению или обучению. При обсуждении
разобщенность человека нужно прежде всего осознать, что он
делится научным скальпелем на две части: одна половина
изучает естественные науки (биология, физиология,
биохимия, биофизика и др.), а другой —
область социальных наук, а также медицины, которая
занимает промежуточное положение и, казалось бы,
всеобъемлющий.

Жизнь требует, чтобы мы сочетали оба этих метода обучения.
человечество. Естественнонаучные методы часто игнорируются или
уделять слишком мало внимания социальным аспектам и
следовательно, социальные методы познания. С другой
стороны, социальные науки часто упускают естественный принцип в
человека и, следовательно, естественнонаучные методы
познание.Результат в ущерб обеим сторонам и
плохие последствия особенно очевидны в практике
исцеление и образование. Нам нужен комплексный комплексный
изучение человека как основа творческого сотрудничества
естествознания и социальных наук, философии и
все другие фундаментальные и прикладные науки, которые в некоторых
так или иначе изучают человечество.

.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.