Спонтанность в психологии это: Спонтанность: самый недооцененный психологический ресурс здоровья

Содержание

самый недооцененный психологический ресурс здоровья

Спонтанность – это понятие, которое в психологии означает способность действовать не под влиянием внешних рамок, а согласно с внутренним содержанием, состоянием человека. Психологическая спонтанность по сути является очень древним предметом изучения духовных практик, в каких она близка с понятием недеяния. Стремящиеся к просветлению духовники практиковали это состояние, когда, активно живя, совершая обычные действия, они старались ощущать жизнь в полноте, каковой она является без искажений через рамки ума. Они все мысли, чувства свои, действия стремились соотнести с общим мироустройством, состоянием потока.

В христианстве явление спонтанности также присутствует и раскрывается в изречении Христа «не моя воля, но Твоя да будет», что означает приведение своей воли, своих желаний в соответствие с некой мировой волей.

Когда происходит такое слияние с общим потоком – человек достигает своим разумом, индивидуальной душой разума и души мировых: «Все есть Брахман, и Брахман есть Атман». Человек не спонтанный не ощущает своей принадлежности, единства, потоковости. Когда он отпускает себя и происходит слияние – он вступает в недеяние.

Он не уподобляется мумии, становясь ни жив, ни мертв, не перестает активно действовать, иметь желания, потребности. Он продолжает находится в полноте жизни, однако это совпадает с мировой гармонией. Состояние его ума не замутнено ложными желаниями, установками, которые вызывают инерцию восприятия, не позволяют находиться в полноте реальности здесь и сейчас. Это сознание в духовных практиках сравнивается с кристаллом, оно незыблемо и нерушимо, не тревожится суетой.

Так человек подчиняет свою волю, не насилуя себя, без жестких запретов и ограничений своих желаний, ведь при блокировке поведения желания все равно отыгрывались бы в уме, языком психологии – оказались бы, например, вытесненными в под действием психологических защит.

Спонтанность в психологии

Спонтанность – развиваемый навык человека максимально эффективно реагировать в ситуации высокой степени неопределенности, когда у человека может не быть возможности подготовить заранее модель поведения, действовать шаблонно.

Спонтанность позволяет проявлять ролевую гибкость, пользоваться большим репертуаром ролей. В обыденности мы привыкаем к нескольким ролям сына, матери, отца, руководителя фирмы, студента, продавщицы, на деле же этот ресурс ролей мог быть намного шире, не используется нами в полноте. Развитая спонтанность позволяет более эффективно взаимодействовать внутри сложных коммуникаций, какие встречаются, например, в управленческой среде.

Спонтанность требуется и в отношениях, как на этапе заинтересовывания партнера, так и для удержания в длительных отношениях, что позволяет «держать, не удерживая».

Результатом развития спонтанности является вдруг начало продвижения по карьерному пути, когда человека начинают слушать другие, воспринимать его с той серьезностью, какую сам спонтанный человек выбрал. Осваивая через спонтанность максимум ролей, мы становимся более убедительными, поскольку можем создать нужную роль и прожить ее, проиграть в полноте.

Возможность спонтанно и нестандартно действовать в узкой сфере, требующей углубления, специальных знаний, ко многим приходит лишь через время, когда они могут отойти от системы. Шаблонность успокаивает, кажется, что длительная подготовка или правильность, верность инструкциям спасут от просчетов и приведут к результату.Человек склонен экономить силы, прибегая к установкам, однако они и приводят к ошибкам, лишь только ситуация изменилась. Поскольку мир динамичен во всех сферах, то способность быть спонтанным сопутствует высокой эффективности. Пик жизни, – есть творчество, и оно спонтанно по природе. Наиболее мощный эффект приходит именно в спонтанном действии, творческой согласованности с окружением. Однако спонтанность не есть идеал беспредельной свободы.

Спонтанность не означает, что любое желание должно быть непременно удовлетворено, ведь тогда и справлять нужду человек должен сразу, лишь почувствовав потребность. Критика спонтанности касается и чрезмерного погружения в детскость, регрессивное снятие с себя ответственности, ложное представление об отсутствии необходимости прилагать планомерные усилия в достижении желаемого или размышлять и трезво оценивать себя.

Ничто чрезмерное не гармонично, и свобода также должна находиться в балансе с определенными ограничениями. Разница лишь в том, что подлинно спонтанная личность может добровольно входить в рамки при необходимости и так же легко выходить из них, если они отжили, не отвечают реальности. Свобода подразумевает ответственность как готовность встретиться с последствиями своих решений и поведения. Свобода без ответственности – путь к бесстыдству и .

Спонтанность поведения

Сперва может показаться, что четкость организации, распланированность действий имеют огромный смысл. Однако через время стереотипы о правильности, распорядке жизни часто терпят крах, вызывая стрессы, истощение, ощущение бессмысленности и . Можете ли вы позвонить другу и уехать куда-то сегодня потому лишь, что так хочется, не думая о делах, что нужно успеть? Покупаете ли вы без повода подарки, даже себе, пусть маленькие, чтобы просто порадовать? Обнимали ли без причины крепко друзей, не говоря ни слова? Пробовали ли новое, не обрекая себя заранее на негативный результат, убеждая себя, что не получится? Занимались ли творчеством просто из-за случайно промелькнувшей мысли?

Насколько часто вы можете позволить себе спонтанность? Мы часто любим контролировать жизнь свою и наших близких, привыкли контролировать наши мысли и действия, потому зачастую находимся в зажатом состоянии. Может и есть какой-то импульс, но он когда-то был обесценен или запрещен внутри вас. Например, когда ребенок пробует сделать несоответствующее этикету или представлениям родителей – он получает по рукам, руки все больше зажимаются и сковываются, а вместе с ними движения и мысли.

В каждом скрыт внутренний ребенок, по сути творец, который стремится себя выражать. Не нужно стать внезапно ребенком, регрессировать и быть всегда только ребенком – нет, спонтанность признак всего лишь естественности, раскройте в себе детское доверие к миру, которое поможет вам принимать ситуации, какими вы управлять не можете. Не стоит их контролировать или бороться, но лишь принять, отдаться даже на волю случая.

Спонтанность признак творческой личности, при развитии спонтанности в вас прорывается к жизни. Вы давно не рисовали, не танцевали, вам давно не приходили свежие идеи? Займитесь развитием спонтанности, которая может дать вам поразительные, почти волшебные результаты. Спонтанность нужна и когда вам требуется просто остановиться, а затем снова начать двигаться без стеснения.

Особенно развитие спонтанности требуется людям, которые привыкли все осмыслять, контролировать, решать, избегая новых путей и вовсе всего нового. Им часто хочется попробовать новый способ действий, получить большую свободу, притом они испытывают большой выйти из рамок.

Развитие спонтанности

Для развития спонтанности эффективна следующая техника. Встаньте удобно, закрыв глаза, расслабьтесь и глубоко подышите, сосредоточьтесь в дыхании. Представьте дыхание поднимающимся от пальцев ног к грудной клетке, с каждым выдохом оно снова опускается, возвращаясь затем уже к вашим рукам. Дальше при вдохе прочувствуйте, как оно поднимается выше, к вашей шее. На следующем вдохе – к носу, а затем к макушке. Подышите полностью, словно вдыхая ногами, через все тело. Пускай на выдохе вместе с дыханием уйдет весь мусор – все проблемы, ненужные мысли, ограничивающие вас. Такая поможет вам снять лишнее напряжение, чтобы вам ничего не мешало.

Теперь попробуйте подышать очень по-разному, иногда это жесткое и аритмичное дыхание, затем глубокое и тяжелое. Посмотрите на свою руку, представив, что это отдельный персонаж, какой живет своей жизнью, пришел что-то вам рассказать. Позвольте себе, словно отделить свою руку, дав руке двигаться, как ей хочется, ведь у тела действительно есть свои истории, свое содержание, какое мы зажимаем. Наблюдайте ее действия, что с вашей рукой происходит. Возможно, у руки есть свое имя, она захочет познакомиться, сделать что-то, прикасаться к предметам.

Наблюдайте здесь ваши . Может, это вызовет раздражение, обесценивание – это нормально, если вы свыклись все контролировать. Может, вам, наоборот, интересно, вы испытываете восторг внутри.

Теперь разбудите свою другую руку как другого персонажа. Пусть она двигается, как хочется ей. Наблюдайте, с чем схожи ее движения, возможно, это будут какие-то метафоры, ассоциации. Не контролируйте ее, позвольте ей быть свободной.

Далее подключите и первую руку, пусть они двигаются вместе, однако старайтесь не синхронизировать их. Потом подключите в движение тело, голову, ноги. Поработайте с правой, левой ногами отдельно, как с руками. Позволяйте проявляться тому, что сейчас происходит с вами. У вас появится незаготовленное, спонтанное движение. Возможны привычные движения – но позвольте происходить и новому, попробуйте отпускать на волю все тело, меняйте скорость, направление. Попробуйте этот новый ритм, раскрывающее вас движение, внутреннего ребенка, который радуется от новизны, свободы.

Обратитесь вниманием к появившемуся ощущению, самочувствию. Попробуйте теперь нарисовать его. Может, это будет просто взрыв, каракули – это свидетельствует, что вы себя отпустили. Затем откройте спонтанность речи, дав возможность себе произносить любые звуки и слова. Спонтанность речи позволит проговорить вам, что вы танцевали и рисовали. Исследуйте, что для вас эта спонтанность? Применяйте элементы этой техники в жизни, например, приготовив новое блюдо не по рецепту, добавляйте новые ингредиенты, творите.

Эта техника отлично применима с детьми или в творческих коллективах. Даже художники часто жалуются на забитость рамками, отсутствие креатива. Если вы работаете в жесткой структуре – позволяйте себе новые ощущения, даже через такую игру, через тело это проявляется лучше всего. Результатом будет не потеря контроля, а увеличение доверия к жизни, возрастающая спонтанность личности. Сколько нашего напряжения, сил затрачивается на борьбу с ветряными мельницами, когда мы можем, напротив, сохранить себя, свою энергию, использовав даже проблему или соперника в положительном ключе, как скрытый ранее от «зашоренного» взгляда ресурс. Спонтанность личности здесь напоминает бурю, которая принесет вас к нужному месту, не нужно с ней бороться.

Как и обещал, продолжаю предыдущую статью о том, как сознавать себя самого!

Жизнь, протекающая по строго и узко определённым правилам, отдаляет человека от самого себя, и тогда бесполезно словоблудствовать на тему «я есть».

И у человека полностью лишённого спонтанности безусловно невроз!

Можно задать себе вопрос: «Что я хочу сегодня»? Можно, но это неверно! План и расписание на сегодня наверняка уже есть, а «хочу» может быть только в данный момент. Задаётся вопрос: «Что я хочу сейчас» и никаких переборов вариантов ответа, так как это опять планирование. Желание то или иное придёт само без обдумывания.

Спонтанность не подчиняется внешним обстоятельствам, она есть проявление внутренних побуждений и желаний. И если я не следую своим собственным «хочу и не хочу, нравится и не нравится», то тогда я раб внешних обстоятельств и собственных заученных ролей.

Тогда «я есть» произносить бесполезно, а лучше сказать «меня нет». Последняя фраза неприятна, но также полезна для осознания «я есть» как противоположности.

Невроз появляется тогда, когда уже себя реального не видишь, а заменяешь выдуманными образами и ролями!

Меня нет тогда, когда я негибок, пребываю в рутине и действую по шаблону. Меня нет тогда, когда я не знаю, чего хочу и что мне нравится. И наконец, меня нет тогда, когда я боюсь ошибиться, допустить промах, совершить аварию, не суметь, не справиться! В это время я весь мыслями вовне и в страхе. И это уже невроз!

А спонтанный человек также в ролях и с правилами, но ролей и правил у него больше и они разнообразные, а порой даже и противоположные, так как и предназначаются для противоположных и изменчивых ситуаций. Спонтанный человек не склоняется к догмам и незыблемым правилам, он естественен, живёт по ситуации, руководствуется не только умом, но и сердцем. Спонтанный человек далёк от невроза как узконаправленного неестественного поведения.

И такой человек по натуре склонен к творчеству!

Диалектика устойчивости и изменчивости основа бытия и любая крайность вредна. Чрезмерная спонтанность уже импульсивность, безалаберность, безрассудство, жизнь по принципу «что левая нога захочет»! Человек в меру спонтанный не делает акцента на осторожности и предусмотрительности, но и не забывает планировать и прогнозировать.

В каждом из нас скрыт внутренний ребёнок и ему как раз и свойственна спонтанность. Посмотрите какие дети спонтанные.

Но и наш внутренний врослый обладает житейским опытом, сообразительностью и практическими навыками.

А вот внутренний родитель предостерегает, ограничивает, напрягает, контролирует. И он нужен, но в меру. Чрезмерный самоконтроль противоположен спонтанности.

Итак! Я есть независимо от внешнего мира, но в тесном, динамичном и чувствительном контакте с ним, подключая в случае необходимости самоконтроль и мышление.

Spontaneus) (книжн.). Возникающий вследствие внутренних причин, без воздействия извне. Спонтанное влечение к чему-нибудь.

Толковый словарь Ушакова
.
Д.Н. Ушаков.

1935-1940
.

Синонимы
:

Смотреть что такое «СПОНТАННЫЙ» в других словарях:

    Неожиданный, самопроизвольный, инстинктивный Словарь русских синонимов. спонтанный см. самопроизвольный Словарь синонимов русского языка. Практический справочник. М.: Русский язык … Словарь синонимов

    — [лат. spontaneus самопроизвольный] вызванный не внешними воздействиями, а внутренними причинами; самопроизвольный, стихийный (напр., с. деление атомных ядер). Словарь иностранных слов. Комлев Н.Г., 2006. спонтанный (лат. spontaneus… … Словарь иностранных слов русского языка

    спонтанный
    — ая, ое. spontané. Возникающий вследствие внутренних причин, без воздействия извне. Спонтанное влечение к чему л. Уш. 1940. Самопроизвольный, непосредственный. Ганшина. Все свежее, детское, личное, spontané в человеке. А. Д.Блудова. Восп. // РА… … Исторический словарь галлицизмов русского языка

    СПОНТАННЫЙ, ая, ое; анен, анна (книжн.). Возникающий вследствие внутренних причин, без непосредственного воздействия извне, самопроизвольный. Спонтанное излучение. | сущ. спонтанность, и, жен. Толковый словарь Ожегова. С.И. Ожегов, Н.Ю. Шведова.… … Толковый словарь Ожегова

    спонтанный
    — ая, ое; а/нен, а/нна, книжн. Возникающий вследствие внутренних причин без внешних воздействий. Спонтанное брожение. Спонтанная инфекция. Спонтанная мутация. Синонимы: самопроизво/льный Родственные слова: спонта/нно, спонта/ … Популярный словарь русского языка

    спонтанный
    — savaiminis statusas T sritis chemija apibrėžtis Vykstantis be išorinio poveikio. atitikmenys: angl. spontaneous rus. самопроизвольный; спонтанный ryšiai: sinonimas – spontaninis … Chemijos terminų aiškinamasis žodynas

    спонтанный
    — savaiminis statusas T sritis augalininkystė apibrėžtis Sukeltas vidinių jėgų, pats kylantis, vykstantis. atitikmenys: angl. spontaneous rus. самопроизвольный; спонтанный ryšiai: sinonimas – spontaniškas … Žemės ūkio augalų selekcijos ir sėklininkystės terminų žodynas

    — (лат. spontaneus) самопроизвольный, возникающий без внешнего воздействия (о биологическом эффекте, болезни и др.) … Большой медицинский словарь

    Прил. Вызванный внутренними причинами; самопроизвольный. Толковый словарь Ефремовой. Т. Ф. Ефремова. 2000 … Современный толковый словарь русского языка Ефремовой

    Спонтанный, спонтанная, спонтанное, спонтанные, спонтанного, спонтанной, спонтанного, спонтанных, спонтанному, спонтанной, спонтанному, спонтанным, спонтанный, спонтанную, спонтанное, спонтанные, спонтанного, спонтанную, спонтанное, спонтанных,… … Формы слов

Книги

  • Братья Стругацкие. Лучшие рассказы. Выпуск 1 (аудиокнига MP3) , Братья Стругацкие. Представляем вашему вниманию сборник лучших рассказов Братьев Стругацких. Благодаря этому изданию вы сможете послушать рассказы «Спонтанный рефлекс», «Человек изПасифиды» и другие в… аудиокнига
  • Резистентный асцит у больных циррозом печени , В. Т. Ивашкин, Е. А. Федосьина. В книге обсуждаются вопросы особенностей развития и течения таких осложнений цирроза печени, как резистентный асцит, гепаторенальный синдром, гипонатриемия разведения, спонтанный…

Понятие «спонтанность» употребляется в современном мире в негативном ключе и олицетворяется с непредсказуемостью, бесконтрольностью, порывистостью. А ведь совсем недавно под ней подразумевалась безобидная внезапность и неожиданность действий. Спонтанный человек вызывает у окружающих подозрение, недоверие и снисходительное отношение, вызванное опасением, что он в любую минуту может выкинуть нечто из ряда вон выходящее. По единогласно сложившемуся у общества мнению, на подобную личность невозможно положиться ввиду её безбашенной непредсказуемости. Так ли опасна спонтанность, и как выявить в себе это «опасное» качество?

Спонтанность — это хорошо или плохо?

В психологии спонтанность исторически объяснялась по-разному. В одних источниках человек спонтанный — это личность, которая находит в себе силы и смелость действовать согласно своим внутренним побуждениям, игнорируя внешнее воздействие. В других же это неспособность регулирования своего поведения, полное отсутствие осознанности совершаемых поступков. Таким образом, спонтанность сначала возводилась на пьедестал, а затем ее довольно грубо просили освободить не по праву занятое место. Понятие свободного самовыражения личности боролось против бесконтрольности, и наоборот. Оба понятия довольно интересны, потому как спонтанная личность на протяжении длительного времени вызывала либо восхищение, либо презрение.

Краткий миг торжества спонтанности

Чаша весов в психологии продолжала перетягивать спонтанность то в одну, то в другую сторону. Одни утверждали, что человек спонтанный — это опасная и ненадежная личность, поскольку не умеет и не хочет владеть собой, тогда как другие восхваляли индивидуализм и умение быть самим собой. Конец этой затянувшейся дискуссии положили учения Морено, Юнга и Фромма, которые смело заявили о том, что рассматриваемое нами явление — одна из движущих энергий человеческого бытия, и умение проявлять спонтанность — это признак настоящей личности. По их концепции, это качество личности считается огромной силой, подталкивающей человека к самореализации и свободе самовыражения.

Спонтанность в их устах стала вызовом сложившимся устоям и стереотипному поведению. Стало модным «быть собой», «решиться вступить на свой путь» вместо привычных «так делают все, значит и я должен», «быть таким, как остальные». Спонтанность окончательно утвердилась на пьедестале и была провозглашена «дорогой к саморазвитию».

Наши дни. Быть спонтанным — не в моде?!

Прошли годы, канули в Лету мэтры психологических наук, сумевшие вернуть спонтанности доброе имя. И вновь она попала в немилость народа, ей приписали такие негативные качества, как бесконтрольность, импульсивность и непредсказуемость. В современном мире человек спонтанный — это человек инфантильный, безответственный и незрелый, не способный держать в узде свое неуемное «я». Быть спонтанными — увы! — могут лишь дети.

Динамично развивающийся мир подмял нас под себя и научил следовать обязанностям, расписаниям и стереотипам. воспитание, общественные ограничения связали нас по рукам, да мы и не сопротивлялись, уверенные в том, что так и надо. Даже спонтанная речь нынче не в почете — все должно быть продуманно, выверено со всех сторон и подаваемо сквозь сито шаблонности. И лишь немногие из нас находят в себе силы следовать внутренним убеждениям, не слыша возмущенных возгласов общества, двигаться навстречу свободе своего «я». А мы так и не можем решить для себя, кто они — отверженцы общества или настоящие личности?

Дорогу спонтанности!

Постоянно жить в мире стандартов тяжко и грустно. Каждый человек имеет право на краткий миг впасть в детство и почувствовать себя свободным, выпустить пар и вновь вернуться к привычной жизни. Ибо спонтанность, как и все хорошее, должна иметь время и место. Как же достичь такого состояния?

Подобные поступки дадут вам заряд положительных эмоций и энергии. Вы сумеете почувствовать себя свободной спонтанной личностью.

Сколько бы ни развивалась данная тема, на вопросы о том, человек спонтанный — или плохо, спонтанность — это опасность для общества или форма самовыражения, каждая личность вправе ответить по-своему, исходя из собственного видения этого понятия. Однако не стоит перекрывать себе кислород, если спонтанность для вас — источник радости, движения и жизни.

Что мешает спонтанности | Социум

Спонтанность как противоположность контролю может позволить себе только свободный человек. Ребенок рождается спонтанным. Он естественен в своих проявлениях: плачет, когда горько и обидно; боится, если страшно; исследует мир, когда спокоен. Однако скоро мир предъявляет ему такие требования, что спонтанным и живым оставаться уже невозможно.

Девочка семи лет от роду корпит над буковками. Ей кажется, что у нее здорово получается. Ее не расстраивает, что буковки наклонены неверно, ей важен сам процесс. Она не умела писать – и вот оно, чудо! Написала целое слово!

Но вот приходит папа и хмурит брови: «Ты не стараешься. Почему так криво? Пиши ровнее! Старайся лучше!»

Девочка расстроена, что папа не радуется. Девочка сомневается в своих чувствах. Ее радость меркнет: папа не может быть неправ! Девочка старается, переписывает. Но папа снова недоволен. Радость исчезает вовсе. Девочка чувствует себя плохой. Ей стыдно. Ничего-то она не умеет.

Раз за разом, день за днем… Недовольство, критика. Критика, недовольство. Она привыкает чувствовать себя неумехой. Она уже не хочет творить. Она хочет быть правильной.

Мальчику сказали, что плачут только девчонки. Грубо сказали, с насмешкой. Теперь он подавляет свои слезы.
Девочке сказали, что смех без причины – признак дурачины. Она больше не смеется.

Мальчику и девочке внушали, что нельзя быть таким: медленным, быстрым, мечтательным, слишком серьезным; нельзя отвлекаться на свои дела, потому что никаких дел, кроме учебы, нет; нельзя злиться, быть недовольным, нельзя, нельзя… Иначе не примут, не будут любить. А так хочется, чтобы приняли и любили.

Так появляется контроль. Если я буду контролировать себя, окружение, обстоятельства, мне достанется меньше критики. И быть может, я получу-таки немного тепла.

Выросшие мальчики и девочки ненавидят свою уязвимость, свое несовершенство, как когда-то ее ненавидели их родители. Они не выносят то, что выходит за рамки положенного. Все, что не совершенно, не имеет права на существование. Жесткая и избыточная требовательность к себе и к другим и, конечно, к своим детям становится нормой жизни.

У них нет доверия себе, они по-прежнему ищут родительские фигуры во внешнем мире – которые разрешат поиграть, порезвиться, отдохнуть от скучной и неинтересной рутины.

Но никто не разрешает, и несчастные мальчики и девочки так и живут – зажатые контролем, мечтающие о свободе.

Только опора на себя, свои нужды, свои чувства помогут выжить в оценивающей и контролирующей среде. Опора на себя, вера в то, что «со мной все в порядке», позволит выстоять в критике, выдержать оценку.  

  • «Ты не такой. Ты идеалистичный, ты медленный, ты слишком много времени уделяешь своим интересам… Ты не такой, как надо!»
  • «Да, я такой! И я такой, какой надо. Мы можем договориться, как мы будем взаимодействовать со мной – таким».

Присвоить свои достоинства и «недостатки» – означает отказаться от поиска того «взрослого», который разрешит иметь «неудобные» качества, разрешит не достигать и позволит просто жить.

Как я сейчас чувствую свою спонтанность? Я пишу, если мне хочется, а если мне хочется в кино, иду в кино. Я не перерабатываю, но стоимость моих услуг позволяет мне зарабатывать достаточно. Писательство – мой гигантский ресурс. Можно сказать, я «играю» со словом, создавая разные по форме и содержанию тексты. Также можно сказать, что я «играю» в психологию: с удовольствием пробую, экспериментирую, присматриваюсь, получаю обратную связь, делаю выводы и снова пробую что-то новое. Такая работа не кажется мне рутиной: она вдохновляет меня.

Я постепенно присваиваю свои права на чувства, нужды, границы. Можно сказать, отбиваю с боем у внутреннего контролера, который пугал меня жуткими последствиями (сейчас его голос сильно поутих). Пугал, что меня не примут и я останусь одна, всеми нелюбимая и никому не нужная.

Однако все оказывается не так. Проявляя себя спонтанно, человек ярко выражает свою суть. И это привлекает к нему близких по духу людей и отводит чужих.

В малом возрасте ребенка достаточно поддержать в его спонтанности: «Смотри, ты уже пишешь слова! Я рад за тебя, у тебя получается!» Во взрослом возрасте спонтанность не дается уже так легко: приходится преодолеть мегатонны страха и неверия в себя, накопленные за долгие-долгие годы.

Похожее

Полезно? Поделись статьей в Вконтакте или Фейсбук в 1 клик!

Спонтанные решения самые честные.

Как давно вы ощущали себя настоящим, делали не то, что должны, а что хочется, импровизировали в общении с незнакомцами? Всё это проявления спонтанности — чувства, которое зарождается в нас из ниоткуда и уходит в никуда, если мы им не воспользуемся в моменте «здесь и сейчас».

Что такое спонтанность?

Прежде всего, это ваш ресурс для полной, яркой и осознанной жизни, то есть тот источник энергии, который возникает не под воздействием внешних влияний, а из внутреннего посыла и побуждает нас к активным действиям. Другими словами, если видите путь и ощущаете непреодолимое желание по нему идти, даже если окружающие говорят, что это глупое решение, то вы находитесь под воздействием спонтанности. Кстати, не путайте это с импульсивностью, природа которой иная: возникая под воздействием внешних раздражителей, она лишена должного сознательного контроля и присуща больше неокрепшим умам юных особей.

Если вас спросят о вашей индивидуальности, то спонтанность и есть ответом на этот вопрос: нешаблонное мышление, креатив, интуиция, естественность реакций на различные ситуации, импровизация, вдохновение, любовь и ощущение контакта с самим собой.

Спонтанность может быть либо проявлена, либо подавлена до момента возникновения следующего внутреннего заряда. Если забыли, как это, то вспомните себя в детстве — именно там мы были настоящими. Это та точка отсчёта, с которой началось прививание обществом сдерживающих норм — правил, морали, принципов, негласных законов и дисциплины. Они переключили наше сознание с «хочу» на «должен».

Тест на спонтанность

Теперь давайте вернёмся из детства в ваше нынешнее состояние и измерим ваш персональный уровень спонтанности по шкале, которая выражает способность проявлять свои чувства непосредственно и спонтанно. Чем больше ответов «да» вы набираете, тем выше ваша естественность, раскованность и умение выражать свои эмоции перед окружающими. Чем больше ответов «нет», тем больше вам присущ контроль за своим поведением и подавление внутренних импульсов спонтанности, а значит и наслаждения.

1. Я не чувствую угрызений совести, когда сержусь любимых людей.

2. У меня почти никогда не возникает потребности найти обоснование тех своих действий, которые я совершаю просто потому, что мне этого хочется.

3. Я не стремлюсь всегда избегать огорчений.

4. Я часто принимаю спонтанные решения.

5. Я никогда не боюсь быть самим собой.

6. Часто бывает так, что выразить свои чувства важнее, чем обдумывать ситуацию.

7. Я доверяю тем решениям, которые я принимаю спонтанно.

8. Пожалуй, я могу сказать, что я живу с ощущением счастья.

9. Я часто проявляю свое расположение к человеку, независимо от того, взаимно ли оно.

10. Я почти всегда чувствую в себе силы поступать так, как я считаю нужным, несмотря на последствия.

Как вернуть вкус к жизни?

Лучший метод прокачки ощущений — творчество в разных проявлениях. Здесь нет ограничений, правил, запретов и необходимости кому-то что-то объяснять, есть только вы и ваши истинные желания.

Предостережение: при многократных тренировках вы можете стать счастливым человеком!

Что я получу, развивая спонтанность?

• Мощный заряд энергии. Неопределённость и постоянные стрессы не будут вгонять вас в удручённое состояние, ведь вы сможете найти источник вдохновения для борьбы с трудностями.

• Готовность к изменениям. Спонтанность помогает реагировать на перемены здоровой импровизацией и позволяет находить в ситуации положительные стороны.

• Уверенность и гармонию. Спонтанные действия обычно яркие, нестандартные, выразительные. Когда вы научитесь их не подавлять, а выпускать наружу, уверенность в своей исключительной индивидуальности пойдёт в гору, а способность к самовыражению позволит обрести внутренний баланс.

• Отношения с противоположным полом. Двое влюблённых часто ведут себя спонтанно, чем ещё больше привлекают своих партнёров. Когда же отношения длятся годами, в паре наблюдается стереотипное поведение. Возвращая себе естественность, лёгкость и спонтанность, можно разжечь огонь в отношениях заново и наполнить их новым смыслом, или зарядить себя на поиск нового партнёра.

• Повышение самооценки. Ежедневно повторяя разученные годами сценарии, общаясь стандартным набором фраз, мы способны самолично опустить свою самооценку. Действуя по зову внутренней энергии, мы осознаём, какие убеждения нам близки, а какие принципы давно устарели. Честный и доверительный разговор с собой приводит к повышению самооценки.

• Окружение. Наша жизнь — бесконечная самопрезентация. Чтобы социум принимал и не осуждал, мы шлифуем свои навыки, речь, манеры, уместные фразы и носим маску тотальной учтивости. Позволяя себе проявлять спонтанность, можно увлечь окружающих своей харизматичностью и лёгкостью, которых другим, зачастую, и не хватает.

О спонтанности мало кто говорит и мало кто видит в ней помощника. Но рано или поздно бессмысленный «бег по кругу» утомляет, люди ищут источник энергии и дополнительные возможности удержать себя на плаву. Чем раньше мы осознаем силу спонтанности, тем больше времени останется для наслаждения жизнью.

(по мотивам Школы спонтанности).

Понравилась статья? Поделитесь материалом в социальных сетях! Мы будем Вам признательны.

04.03.2019
3649

перейти к разделам

Сиюминутность и спонтанность. Что это такое и как это развить в себе?

Очень часто мы употребляем в нашей речи слово «спонтанность». Что это с психологической точки зрения, чем она характерна и кому свойственна? Попробуем сейчас разобраться в этих терминах, а также познакомиться с ними на реальных примерах. Возможно, кто-то откроет это качество в себе или в своих близких.

Общая формулировка данного определения

Спонтанное поведение означает, что человек делает только то, чего он хочет в конкретный момент времени, и ничего более. Это свойственно животным и детям, именно поэтому все мы восхищаемся и теми, и другими. С возрастом подобная «резкость» и сиюминутность в поведении проходит, и на смену ей приходит заблаговременное планирование, подчинение графику (своему или чужому), и это, как утверждают психологи, уничтожает нас как личностей. Они сравнивают угасание спонтанности с психопатологией обыденной жизни, причем данный термин тут употребляется не в медицинском смысле, а больше в социальном. Именно поэтому важно в зрелые годы «вспомнить», как было вам хорошо в детстве, когда вашими чувствами и действиями руководила спонтанность. Что это было наиболее точное и верное отображение вас самих и вашего внутреннего мира, не запятнанного социальными принципами.

Как и почему подавляется спонтанность

В совсем юном возрасте наши родители и воспитатели детского сада учат нас, что такое хорошо и что такое плохо. Нам запрещают опаздывать, недоедать кашу, заставляют заправлять постели и носить конкретные вещи, которые нам чаще всего не нравятся. При этом малейшее непослушание со стороны ребенка всячески карается, а это, в свою очередь, приводит к развитию страха. Именно этот страх останавливает в нас развитие той самой, истинной личности, за счет того, что он блокирует спонтанность. Что это плохо, и что подобным образом воспитывать детей нельзя, врачи узнали не так уж и давно. Однако в этом вопросе существует множество нюансов, так как каждый из нас – часть общества, где бытуют правила и принципы, и если каждый будет исполнять свои сиюминутные прихоти, мир сойдет с ума. Однако это уже философские рассуждения, а сейчас мы попробуем стать немного свободнее сами, исходя из имеющегося.

Отбросьте рамки социума

Задумайтесь на минутку о том, что все запреты, которые крутятся в голове каждого человека, имели отношение к его детству. Сейчас вы — полноценная взрослая личность, следовательно, о них смело можно забыть. Нас беспокоит, что скажут окружающие, если мы совершим то или иное действие, так как в детстве нас пугали страхом быть пристыженным, за счет чего и заблокировалась спонтанность. Что это, если не патология, которая мешает нам жить? Со стопроцентной уверенностью можно сказать, что абсолютно всем людям безразлично, что вы делаете и как себя ведете. Любой безумный поступок, совершенный вами в общественном месте, всего лишь обратит на вас кратковременное внимание, но буквально через несколько минут все об этом, и о вас в том числе, забудут. Поэтому ведите себя свободнее, не ограничивайтесь рамками детства, помните, что живем лишь один раз.

Учимся быть свободными

Развитие спонтанности в зрелом возрасте может проходить различными путями, и зависит это от особенностей вашей психики. Кто-то самостоятельно, прочитав данный материал, подумает о том, что он уже свободен, и сделает наконец то, на что ранее не решался. Другие же люди могут быть не такими сильными, и им потребуется помощь профессионала для того, чтобы открыться. В любом случае надо помнить, что существует спонтанность подсознания, спонтанность сознания и спонтанность поведения. Каждый последующий термин вытекает из предыдущего, поэтому, наладив все свои мысли, позволив себе самому быть собой, вы станете другим человеком. И, скорее всего, вся ваша жизнь преобразится, а может, в корне поменяется.

Что для человека значит спонтанность? Учёныш — научный журнал

Процесс развития свободы – не порочный круг; человек может быть свободен, но не одинок, критичен, но не подавлен сомнением, независим, но неразрывно связан с человечеством. Эту свободу человек может приобрести, реализуя свою личность, будучи самим собой. Но что значит реализовать свою личность?

Мы полагаем, что реализация своего Я достигается не только усилиями мышления, но и путем активного проявления всех его эмоциональных возможностей. Эти возможности есть в каждом человеке, но они становятся реальными лишь в той мере, в какой они проявляются. Иными словами, позитивная свобода состоит в спонтанной активности всей целостной личности человека.

Спонтанная активность – это не вынужденная активность, навязанная индивиду его изоляцией и бессилием; это не активность робота, обусловленная некритическим восприятием шаблонов, внушаемых извне. Спонтанная активность – это свободная деятельность личности; в ее определение входит буквальное значение латинского слова sponte – сам собой, по собственному побуждению. Под деятельностью мы понимаем не «делание чего-нибудь»; речь идет о творческой активности, которая может проявляться в эмоциональной, интеллектуальной и чувственной жизни человека, а также и в его воле. Предпосылкой такой спонтанности являются признание целостной личности, ликвидация разрыва между «разумом» и «натурой», потому что спонтанная активность возможна лишь в том случае, если человек не подавляет существенную часть своей личности, если разные сферы его жизни слились в единое целое.

Хотя в нашем обществе спонтанность – довольно редкий феномен, мы все же не совсем ее лишены. Чтобы лучше объяснить, что это такое, я хотел бы напомнить читателю некоторые ее проявления в нашей жизни.

Прежде всего, мы знаем индивидов, которые живут – или жили – спонтанно, чьи мысли, чувства и поступки были проявлениями их собственной личности, а не автоматическими действиями роботов. По большей части это художники. В сущности, художника можно и опеределить как человека, способного к спонтанному самовыражению. Если принять это определение, а Бальзак именно так определял художника, то некоторых философов и ученых тоже нужно назвать художниками, а другие отличаются от них так же, как старомодный фотограф от настоящего живописца. Есть и другие индивиды, наделенные той же спонтанностью, хотя и лишенные способности – или, может быть, только умения – выражать себя объективными средствами, как это делает художник. Однако положение художника непрочно, потому что его индивидуальность, спонтанность уважаются лишь в том случае, если он преуспел; если же он не может продать свое искусство, то остается для своих современников чудаком и «невротиком». В этом смысле художник занимает в истории такое же положение, как революционер: преуспевший революционер – это государственный деятель, а неудачливый – преступник.

Другой пример спонтанности – маленькие дети. Они способны чувствовать и думать на самом деле по-своему, эта непосредственность выражается в том, что они говорят, в том, как себя ведут. Я уверен, что та привлекательность, какую имеют дети для большинства взрослых, объясняется именно спонтанностью детей. Непосредственность глубоко трогает каждого человека, если он еще не настолько мертв, что уже не способен ощутить ее. В сущности, нет ничего привлекательнее и убедительнее спонтанности, кто бы ее ни проявлял: ребенок, художник или любой другой человек.

Большинству из нас знакомы хотя бы отдельные мгновения нашей собственной спонтанности, которые становятся и мгновениями подлинного счастья. Это может быть свежее и непосредственное восприятие пейзажа, или озарение после долгих размышлений, или необычайное чувственное наслаждение, или прилив нежности к другому человеку. В эти моменты мы узнаем, что значит спонтанное переживание и чем могла бы быть человеческая жизнь, если бы эти переживания, которые мы не умеем культивировать, не были столь редки и случайны.

Почему же спонтанная деятельность решает проблему свободы? Мы уже говорили, что негативная свобода превращает индивида в изолированное существо – слабое и запуганное, – чье отношение к миру определяется отчужденностью и недоверием. Спонтанная активность – это единственный способ, которым человек может преодолеть страх одиночества, не отказываясь от полноты своего Я, ибо спонтанная реализация его сущности снова объединяет его с миром – с людьми, природой и самим собой. Главная, важнейшая составная часть такой спонтанности – это любовь, но не растворение своего Я в другом человеке и не обладание другим человеком. Любовь должна быть добровольным союзом с ним, на основе сохранения собственной личности. Именно в этой полярности и заключается динамический характер любви: она вырастает из стремления преодолеть отдельность и ведет к единению, но не уничтожает индивидуальность. Другая составная часть спонтанности – труд. Но не вынужденная деятельность с целью избавиться от одиночества и не такое воздействие на природу, при котором человек, с одной стороны, господствует над нею, а с другой – преклоняется перед ней и порабощается продуктами собственного труда. Труд должен быть творчеством, соединяющим человека с природой в акте творения. Что справедливо в отношении любви и труда, справедливо и в отношении всех спонтанных действий, будь то чувственное наслаждение или участие в политической жизни общества. Спонтанность, утверждая индивидуальность личности, в то же время соединяет ее с людьми и природой. Основное противоречие, присущее свободе, – рождение индивидуальности и боль одиночества – разрешается спонтанностью всей жизни человека.

При всякой спонтанной деятельности индивид сливается с миром. Но его личность не только сохраняется, она становится сильнее. Ибо личность сильна постольку, поскольку она деятельна. Обладание чем бы то ни было силы не дает, идет ли речь о материальных ценностях или о психических способностях к чувству или мысли. Присвоение неких объектов, манипулирование ими тоже не усиливают личность; если мы что-то используем, оно не становится нашим только потому, что мы его используем. Наше – только то, с чем мы подлинно связаны своей творческой деятельностью, будь то другой человек или неодушевленный объект. Только качества, которые вытекают из нашей спонтанной активности, придают личности силу и тем самым формируют основу ее полноценности. Неспособность действовать спонтанно, выражать свои подлинные мысли и чувства и вытекающая из этого необходимость выступать перед другими и перед самим собой в какой-то роли – под маской псевдоличности – вот в чем источник чувства слабости и неполноценности. Сознаем мы это или нет, но мы ничего так не стыдимся, как отказа от себя, а наивысшую гордость, наивысшее счастье испытываем тогда, когда думаем, говорим и чувствуем подлинно самостоятельно.

Отсюда следует, что важна именно деятельность сама по себе, а не ее результат. В нашем обществе принято противоположное убеждение. Мы производим не для удовлетворения конкретных потребностей, а для абстрактной цели продать свой товар; мы уверены, что можем купить любые материальные или духовные блага и эти блага станут нашими без какого-либо творческого усилия, связанного с ними. Точно так же наши личные качества и плоды наших усилий мы рассматриваем как товар, который можно продать за деньги, за престиж или власть. При этом центр тяжести смещается с удовлетворения творческой деятельностью на стоимость готовой продукции; и человек теряет единственное удовлетворение, при котором мог бы испытать настоящее счастье, – наслаждение процессом творчества.

Если индивид реализует свое Я в спонтанной активности и таким образом связывает себя с миром, то он уже не одинок: индивид и окружающий мир становятся частями единого целого: он занимает свое законное место в этом мире, и поэтому исчезают сомнения относительно его самого и смысла жизни. Эти сомнения возникают из его изолированности, из скованности жизни; если человек может жить не принужденно, не автоматически, а спонтанно, то сомнения исчезают. Человек осознает себя как активную творческую личность и понимает, что у жизни есть лишь один смысл – сама жизнь.

Уникальность каждой личности отнюдь не противоречит принципу равенства. Тезис, что люди рождаются равными, означает, что все они обладают основными человеческими качествами, все разделяют общую трагическую судьбу и все имеют одинаково неотъемлемое право на свободу и счастье. Кроме того, этот тезис означает, что отношения людей должны определяться солидарностью, а не господством и подчинением. Но принцип равенства вовсе не предполагает, что все люди одинаковы. Подобное толкование равенства основывается на той роли, которую играет сегодня каждый индивид в своей экономической деятельности. В отношениях между человеком продающим и человеком покупающим конкретные личностные различия уничтожены. В этой ситуации имеет значение лишь то, что у одного есть товар, чтобы продать, а у другого – деньги, чтобы купить. В экономической жизни один человек не отличается от другого, но как реальные люди они различны, и суть индивидуальности состоит в культивировании этих различий.

2. Свобода и спонтанность. Бегство от свободы

2. Свобода и спонтанность

До сих пор в этой книге рассматривался лишь один аспект свободы: бессилие и неуверенность изолированного индивида, который освободился от всех уз, некогда придававших жизни смысл и устойчивость. Мы видели, что индивид не в состоянии вынести эту изоляцию. Как изолированное существо он крайне беспомощен перед внешним миром, вызывающим у него страх; из-за этой изоляции для него разрушилось единство мира, и он потерял всякую ориентацию. В результате его одолевают сомнения: он сомневается в себе самом, в смысле жизни, а в конечном итоге — в любом руководящем принципе собственного поведения. Беспомощность и сомнения парализуют жизнь, и, чтобы жить, человек старается избавиться от своей негативной свободы. Это приводит его к новый узам; но они отличаются от первичных, хотя до полного разрыва тех первичных уз он также подчинялся какому-то авторитету или социальной группе. Бегство от свободы не восстанавливает его утраченной уверенности, а лишь помогает ему забыть, что он отдельное существо. Он приобретает новую, хрупкую уверенность, пожертвовав целостностью своего индивидуального «я». Он отказывается от своей личности, потому что не может вынести одиночества. Таким образом, «свобода от» приносит ему новое рабство.


Следует ли из нашего анализа, что существует неизбежный цикл, ведущий от свободы к новой зависимости? Приводит ли освобождение от первичных уз к такому одиночеству и изоляции индивида, которые неизбежно заставляют его искать выход в новом рабстве? Обязательно ли независимость и свобода тождественны изоляции и страху? Или возможно состояние позитивной свободы, в котором индивид существует как независимая личность, но не изолированная, а соединенная с миром, с другими людьми и с природой?

Полагаем, что на последний вопрос можно ответить положительно. Процесс развития свободы — не порочный круг; человек может быть свободен, но не одинок, критичен, но не подавлен сомнением, независим, но неразрывно связан с человечеством. Эту свободу человек может приобрести, реализуя свою личность, будучи самим собой. Но что значит реализовать свою личность? Философы-идеалисты полагали, что личность может быть реализована одними только усилиями интеллекта. Они считали для этого необходимым расщепление личности, при котором разум должен подавлять и опекать человеческую натуру. Однако такое расщепление уродовало не только эмоциональную жизнь человека, но и его умственные способности. Разум, приставленный надзирателем к своей узнице — натуре человека, стал в свою очередь узником, и, таким образом, обе стороны человеческой личности — разум и чувство — калечили друг друга. Мы полагаем, что реализация своего «я» достигается не только усилиями мышления, но и путем активного проявления всех его эмоциональных возможностей. Эти возможности есть в каждом человеке, но они становятся реальными лишь в той мере, в какой они проявляются. Иными словами, позитивная свобода состоит в спонтанной активности всей целостной личности человека.

Здесь мы подходим к одной из труднейших проблем психологии — к проблеме спонтанности. Попытка рассмотреть эту проблему, как она того заслуживает, потребовала бы еще одной книги. Но сказанное выше позволяет в какой-то степени понять, что такое спонтанность, рассуждая «от противного». Спонтанная активность — это не вынужденная активность, навязанная индивиду его изоляцией и бессилием; это не активность робота, обусловленная некритическим восприятием шаблонов, внушаемых извне. Спонтанная активность — это свободная деятельность личности; в ее определение входит буквальное значение латинского слова sponte — сам собой, по собственному побуждению. Под деятельностью мы понимаем не «делание чего-нибудь»; речь идет о творческой активности, которая может проявляться в эмоциональной, интеллектуальной и чувственной жизни человека, а также и в его воле. Предпосылкой такой спонтанности являются признание целостной личности, ликвидация разрыва между «разумом» и «натурой», потому что спонтанная активность возможна лишь в том случае, если человек не подавляет существенную часть своей личности, если разные сферы его жизни слились в единое целое.

Хотя в нашем обществе спонтанность — довольно редкий феномен, мы все же не совсем ее лишены. Чтобы лучше объяснить, что это такое, я хотел бы напомнить читателю некоторые ее проявления в нашей жизни.

Прежде всего, мы знаем индивидов, которые живут — или жили — спонтанно, чьи мысли, чувства и поступки были проявлениями их собственной личности, а не автоматическими действиями роботов. По большей части это художники. В сущности, художника можно и определить как человека, способного к спонтанному самовыражению. Если принять это определение, а Бальзак именно так определял художника, то некоторых философов и ученых тоже нужно назвать художниками, а другие отличаются от них так же, как старомодный фотограф от настоящего живописца. Есть и другие индивиды, наделенные той же спонтанностью, хотя и лишенные способности — или, может быть, только умения — выражать себя объективными средствами, как это делает художник. Однако положение художника непрочно, потому что его индивидуальность, спонтанность уважаются лишь в том случае, если он преуспел; если же он не может продать свое искусство, то остается для своих современников чудаком и «невротиком». В этом смысле художник занимает в истории такое же положение, как революционер: преуспевший революционер — это государственный деятель, а неудачливый — преступник.

Другой пример спонтанности — маленькие дети. Они способны чувствовать и думать на самом деле по-своему, эта непосредственность выражается в том, что они говорят, в том, как себя ведут. Я уверен, что та привлекательность, какую имеют дети для большинства взрослых (кроме разного рода сентиментальных причин), объясняется именно спонтанностью детей. Непосредственность глубоко трогает каждого человека, если он еще не настолько мертв, что уже не способен ощутить ее. В сущности, нет ничего привлекательнее и убедительнее спонтанности, кто бы ее ни проявлял: ребенок, художник или любой другой человек.

Большинству из нас знакомы хотя бы отдельные мгновения нашей собственной спонтанности, которые становятся и мгновениями подлинного счастья. Это может быть свежее и непосредственное восприятие пейзажа, или озарение после долгих размышлений, или необычайное чувственное наслаждение, или прилив нежности к другому человеку. В эти моменты мы узнаем, что значит спонтанное переживание и чем могла бы быть человеческая жизнь, если бы эти переживания, которые мы не умеем культивировать, не были столь редки и случайны.

Почему же спонтанная деятельность решает проблему свободы? Мы уже говорили, что негативная свобода превращает индивида в изолированное существо слабое и запуганное, — чье отношение к миру определяется отчужденностью и недоверием. Спонтанная активность — это единственный способ, которым человек может преодолеть страх одиночества, не отказываясь от полноты своего «я», ибо спонтанная реализация его сущности снова объединяет его с миром — с людьми, природой и самим собой. Главная, важнейшая составная часть такой спонтанности — это любовь, но не растворение своего «я» в другом человеке и не обладание другим человеком. Любовь должна быть добровольным союзом с ним, на основе сохранения собственной личности. Именно в этой полярности и заключается динамический характер любви: она вырастает из стремления преодолеть отдельность и ведет к единению, но не уничтожает индивидуальность. Другая составная часть спонтанности — труд. Но не вынужденная деятельность с целью избавиться от одиночества и не такое воздействие на природу, при котором человек, с одной стороны, господствует над нею, а с другой — преклоняется перед ней и порабощается продуктами собственного труда. Труд должен быть творчеством, соединяющим человека с природой в акте творения. Что справедливо в отношении любви и труда, справедливо и в отношении всех спонтанных действий, будь то чувственное наслаждение или участие в политической жизни общества. Спонтанность, утверждая индивидуальность личности, в то же время соединяет ее с людьми и природой. Основное противоречие, присущее свободе, — рождение индивидуальности и боль одиночества — разрешается спонтанностью всей жизни человека.


При всякой спонтанной деятельности индивид сливается с миром. Но его личность не только сохраняется, она становится сильнее. Ибо личность сильна постольку, поскольку она деятельна. Обладание чем бы то ни было силы не дает, идет ли речь о материальных ценностях или о психических способностях к чувству или мысли. Присвоение неких объектов, манипулирование ими тоже не усиливают личность; если мы что-то используем, оно не становится нашим только потому, что мы его используем. Наше — только то, с чем мы подлинно связаны своей творческой деятельностью, будь то другой человек или неодушевленный объект. Только качества, которые вытекают из нашей спонтанной активности, придают личности силу и тем самым формируют основу ее полноценности. Неспособность действовать спонтанно, выражать свои подлинные мысли и чувства и вытекающая из этого необходимость выступать перед другими и перед самим собой в какой-то роли — под маской псевдоличности — вот в чем источник чувства слабости и неполноценности. Сознаем мы это или нет, но мы ничего так не стыдимся, как отказа от себя, а наивысшую гордость, наивысшее счастье испытываем тогда, когда думаем, говорим и чувствуем подлинно самостоятельно.

Отсюда следует, что важна именно деятельность сама по себе, а не ее результат. В нашем обществе принято противоположное убеждение. Мы производим не для удовлетворения конкретных потребностей, а для абстрактной цели продать свой товар; мы уверены, что можем купить любые материальные или духовные блага и эти блага станут нашими без какого-либо творческого усилия, связанного с ними. Точно так же наши личные качества и плоды наших усилий мы рассматриваем как товар, который можно продать за деньги, за престиж или власть. При этом центр тяжести смещается с удовлетворения творческой деятельностью на стоимость готовой продукции; и человек теряет единственное удовлетворение, при котором мог бы испытать настоящее счастье, — наслаждение процессом творчества. Человек же охотится за призраком, за иллюзорным счастьем по имени Успех, который каждый раз оставляет его разочарованным, едва ему покажется, что он достиг наконец чего хотел.

Если индивид реализует свое «я» в спонтанной активности и таким образом связывает себя с миром, то он уже не одинок: индивид и окружающий мир становятся частями единого целого: он занимает свое законное место в этом мире, и поэтому исчезают сомнения относительно его самого и смысла жизни. Эти сомнения возникают из его изолированности, из скованности жизни; если человек может жить не принужденно, не автоматически, а спонтанно, то сомнения исчезают. Человек осознает себя как активную творческую личность и понимает, что у жизни есть лишь один смысл — сама жизнь.

Если человек преодолевает сомнение относительно себя и своего места в мире, если актом спонтанной реализации своей жизни он сливается с миром, то он приобретает силу как индивид, обретает уверенность. Однако эта уверенность отличается от той, какая была характерна для доиндивидуального состояния, так же как новая связанность с миром отличается от первичных уз. Новая уверенность не основана на защите индивида какой-то высшей внешней силой; она и не игнорирует трагическую сторону жизни. Новая уверенность динамична; она основана — вместо внешней защиты — на спонтанной активности самого человека; он обретает ее постоянно, в каждый момент своей спонтанной жизни. Это уверенность, какую может дать только свобода; и она не нуждается в иллюзиях, поскольку устранила условия, вызывавшие потребность в этих иллюзиях.

Позитивная свобода как реализация личности подразумевает безоговорочное признание уникальности индивида. Люди рождаются равными, но разными. Основу этого различия составляют врожденные физиологические и психические качества людей, с которыми они начинают жизнь; затем накладывается влияние тех обстоятельств и переживаний, с которыми пришлось столкнуться каждому из них. Индивидуальная основа личности так же не может быть тождественна ни одной другой, как не могут быть физически тождественны два разных организма. Подлинное развитие личности всегда состоит в развитии именно данной индивидуальной основы; это органический рост, развитие того зародыша, который характерен именно для данного человека, и только для него. Противоестественное развитие человека-робота втискивает индивидуальную основу в форму псевдоличности, которая, как мы видели, по сути, состоит из внешних шаблонов мышления и чувствования. Органическое развитие возможно лишь при условии наивысшего уважения к особенностям личности — как чужой, так и своей собственной. Уважение к уникальности, культивирование уникальности каждого человека — это ценнейшее достижение человеческой культуры. И именно этому достижению сегодня грозит опасность.

Уникальность каждой личности отнюдь не противоречит принципу равенства. Тезис, что люди рождаются равными, означает, что все они обладают основными человеческими качествами, все разделяют общую трагическую судьбу и все имеют одинаково неотъемлемое право на свободу и счастье. Кроме того, этот тезис означает, что отношения людей должны определяться солидарностью, а не господством и подчинением. Но принцип равенства вовсе не предполагает, что все люди одинаковы. Подобное толкование равенства основывается на той роли, которую играет сегодня каждый индивид в своей экономической деятельности. В отношениях между человеком продающим и человеком покупающим конкретные личностные различия уничтожены. В этой ситуации имеет значение лишь то, что у одного есть товар, чтобы продать, а у другого — деньги, чтобы купить. В экономической жизни один человек не отличается от другого, но как реальные люди они различны, и суть индивидуальности состоит в культивировании этих различий.

Позитивная свобода предполагает и тот постулат, что человек является центром и целью своей жизни; что развитие его индивидуальности, реализация его личности — это высшая цель, которая не может быть подчинена другим, якобы более достойным целям. Этот постулат может вызвать серьезные возражения. Не ведет ли он к безудержному эгоизму? Не отрицает ли самопожертвование во имя идеала? Если принять его, не поведет ли это к анархии? В сущности, мы уже ответили на эти вопросы — отчасти по смыслу, а отчасти и совершенно определенно. Однако они настолько важны, что мы вернемся к ним, чтобы разъяснить наш ответ и избежать недоразумений.

Когда мы говорим, что человек не должен быть подчинен чему-то высшему, нежели он сам, это не умаляет значения идеалов. Напротив, это — сильнейшее утверждение идеалов, но, чтобы это понять, необходимо проанализировать само понятие идеала. Сегодня все склонны считать, что идеал — это любая цель, достижение которой не приносит материальной выгоды, что угодно, ради чего человек готов пожертвовать своими эгоистическими интересами. Это сугубо психологическая и тем самым релятивистская концепция идеала. С этой субъективистской точки зрения фашист, увлеченный стремлением подчиниться высшей силе и в то же время подавить других людей, является таким же идеалистом, как и борец за человеческую свободу и равенство. На такой основе проблему идеала решить нельзя.


Надо отличать подлинные идеалы от поддельных; различие между ними столь же фундаментально, как различие между правдой и ложью. Все подлинные идеалы имеют одну общую черту: они выражают стремление к чему-то такому, что еще не достигнуто, но необходимо для развития и счастья индивида. Быть может, мы не всегда знаем, что именно ведет к этой цели; мы можем спорить о ценности того или иного идеала в смысле человеческого развития, но это не может быть основанием для релятивизма, утверждающего, будто нам вообще не дано знать, что способствует жизни, а что ей препятствует. Мы не всегда знаем, какая пища здоровая, а какая нет, но никому не приходит к голову утверждать, что яды вообще нераспознаваемы. Точно так же мы можем знать если захотим, — что отравляет психическую жизнь. Мы знаем, что нищета, запуганность, изоляция направлены против жизни, а за жизнь все то, что служит свободе и развивает способность и мужество быть самим собой. Что хорошо и что плохо для человека — это вопрос не метафизический, а эмпирический; ответ на него может дать анализ природы человека, знание конкретных, воздействующих на него условий.

Как же быть с «идеалами» вроде фашистских, определенно направленных против жизни? Как понять, что люди следуют этим ложным идеалам с тем же пылом, с каким другие следуют идеалам истинным? Некоторые психологические соображения помогут дать ответ на эти вопросы. Явление мазохизма доказывает, что страдание или подчинение может привлекать людей. Нет сомнений, что страдание, подчинение или самоубийство противоположны позитивным жизненным стремлениям; однако субъективно эти цели могут быть привлекательны, их достижение может давать удовлетворение. Эта тяга к тому, что вредит жизни, больше любого другого явления заслуживает названия «патологическое извращение». Многие психологи полагали, что наслаждение и избавление от страданий — это единственные законные принципы, руководящие поведением человека; но динамическая психология показывает, что субъективное наслаждение не может быть достаточным критерием для оценки поведения человека с точки зрения его счастья. Это видно из анализа мазохистских явлений. Такой анализ показывает, что наслаждение может быть следствием патологического извращения и так же мало значит для оценки объективного смысла испытываемых переживаний, как сладкий вкус яда — для оценки его воздействия на организм (2). Итак, мы определили подлинный идеал как любую цель, достижение которой способствует развитию, свободе и счастью личности. Те вынужденные и иррациональные цели, достижение которых может иметь субъективную привлекательность (например, стремление к подчинению), но вредно для жизни, мы определили как идеалы ложные. Из такого определения следует, что подлинный идеал — это не какая-то таинственная высшая сила, стоящая над индивидом, а отчетливое выражение полнейшего утверждения его собственной личности. Любой «идеал», противоречащий такому утверждению личности, уже тем самым оказывается не идеалом, а целью патологического стремления.

Это приводит нас и к вопросу о самопожертвовании. Мы определили свободу как неподвластность никакой высшей силе; исключается ли этим жертва, в том числе и жертва собственной жизнью?

Этот вопрос особенно важен в наши дни, когда фашизм провозглашает самопожертвование высочайшей добродетелью и производит на многих впечатление своим идеализмом. Ответ на него логически вытекает из всего сказанного до сих пор. Существует два совершенно разных типа жертвенности. То, что потребности нашего физического «я» и стремления нашего психического «я» могут прийти в состояние конфликта, что ради утверждения нашей духовной сущности мы можем быть вынуждены пожертвовать собой, — это один из трагических фактов жизни; самопожертвование всегда останется трагедией. Смерть не может быть сладка, за какие бы высокие идеалы ни приходилось ее принимать; она всегда горька невыразимо, но тем не менее она может стать наивысшим утверждением нашей личности. Подобное самопожертвование в корне отличается от «самопожертвования», какое превозносит фашизм. Там самопожертвование представляется не наивысшей ценой, какую может заплатить человек за утверждение своей личности, а самой целью его существования. Это мазохистское самопожертвование видит жизненное предназначение человека в отрицании своей жизни, в самоуничтожении. Самопожертвование становится ярчайшим выражением того уничтожения индивидуальной личности, ее полного подчинения высшей власти, к которому стремится фашизм во всех его проявлениях. Это такое же извращение подлинного самопожертвования, как самоубийство — наивысшее извращение жизни. Подлинное самопожертвование предполагает непреклонное стремление к духовной целостности; самопожертвование тех, кто эту целостность утратил, лишь прикрывает их моральное банкротство.

Может возникнуть еще одно возражение: если индивидам дозволено действовать свободно, спонтанно, если они не признают над собой никакой власти, то не ведет ли это к неизбежной анархии? При условии, что под словом «анархия» понимается безудержный эгоизм и разрушительность, ответ зависит от нашего представления о человеческой природе. Я могу лишь сослаться на все сказанное выше, в главе о механизмах «бегства»: человек сам по себе не хорош и не плох; человеческой жизни присуща внутренняя тенденция к развитию, проявлению способностей; если индивид изолирован, охвачен сомнениями, подавлен чувством одиночества и бессилия, то именно тогда он стремится к власти или к подчинению, тогда он склонен к разрушительности. Если же свобода человека станет позитивной, если он сможет реализовать свою сущность полностью; без компромиссов, то основополагающие причины антисоциальных стремлений исчезнут, а опасны будут люди ненормальные, больные индивиды. В истории человечества подобная свобода еще не достигалась никогда, однако она всегда была тем идеалом, к котором стремилось человечество, даже если это стремление, выражалось подчас в нелепых, иррациональных формах. Удивляться надо не тому, что история полна примеров жестокости и разрушительности, а тому, что человечество сохранило те качества достоинства, доблести и доброты, примеры которых мы находим на протяжении всей истории (и у бесчисленного множества людей в наши дни), причем сохранило и даже развило, несмотря на все то, что происходило с людьми. Этот факт не только удивляет, но и обнадеживает.


Если же анархия означает, что индивид не признав над собой никакой власти, то ответ заключается в то, что было сказано о различии между рационально и иррациональной властью. Рациональная власть — авторитет, — как и подлинный идеал, имеет своей целью развитие индивида; поэтому она в принципе не может быть в конфликте с индивидом, его подлинными — не патологическими стремлениями.

Основная мысль этой книги заключается в том, что для современного человека свобода имеет двойной смысл: он освободился от прежней власти и превратился в «индивида», но в то же время стал изолирован и бессилен, стал орудием внешних целей, отчужденным от себя самого и от других людей. Мы говорили, что такое состояние подрывает человеческую личность, ослабляет и запугивает человека, подготавливает его к подчинению, новому рабству. Позитивная же свобода означает полную реализацию способностей индивида, дает возможность жить активно спонтанно. Свобода, движимая внутренней логикой своего развития, достигла критической точки, где ей угрожает опасность обратиться в свою противоположное.

Будущее демократии зависит от реализации индивидуализма, который был идеологической целью всего духовного развития Нового времени начиная с эпохи Возрождения. Культурный и политический кризис наших дней объясняется не тем, что индивидуализма стало слишком много, а тем, что наш так называемый индивидуализм превратился в пустую оболочку. Свобода может победить лишь в том случае, если демократия разовьется в общество, в котором индивид, его развитие и счастье станут целью и смыслом; в котором жизнь не будет нуждаться в каком бы то ни было оправдании, будь то успех или что угодно другое; в котором индивидом не будет манипулировать никакая внешняя сила, будь то государство или экономическая машина; и, наконец, в котором сознание и идеалы индивида будут не интериоризацией внешних требований, а станут действительно его собственными, будут выражать стремления, вырастающие из особенностей его собственного «я». Ни в одном из предыдущих периодов истории эти цели не были достижимы; они по необходимости оставались лишь идеологическими целями, поскольку не существовало материального базиса, необходимого для развития подлинного индивидуализма. Капитализм эту предпосылку создал. Проблема производства уже решена — по крайней мере в принципе; мы уже можем зримо представить себе будущее общество всеобщего изобилия, в котором борьба за экономические привилегии не будет вызываться экономической необходимостью. Проблема, с которой мы сталкиваемся сегодня, состоит в такой организации социальных и экономических сил, чтобы человек — член организованного общества стал хозяином этих сил, а не их рабом.

Я все время подчеркивал психологический аспект свободы, но неоднократно напоминал, что психологические проблемы не могут быть отделены от материальной основы человеческого бытия: экономической, социальной и политической структуры общества. Из этого следует, что для реализации позитивной свободы и индивидуализма необходимы такие экономические и социальные перемены, которые позволят индивиду стать свободным в смысле реализации его личности. В задачи этой книги не входит ни рассмотрение экономических проблем, ни прогноз экономики будущего, но я хочу четко определить, каким мне видится решение проблемы. Прежде всего мы не можем поступиться ни одним завоеванием современной демократии; мы должны сохранить основное из них — представительное правительство, избираемое народом и ответственное перед ним, а также и все права, гарантированные конституцией каждому гражданину. Мы не можем поступиться также новым демократическим принципом, утверждающим, что никто не должен голодать, что общество ответственно за всех своих членов, что никто не будет вынужден страхом безработицы и голода — к подчинению и потере человеческого достоинства. Эти основные достижения необходимо не только сохранить, но и упрочить и расширить. Но этого недостаточно. Прогресс демократии должен заключаться в развитии действительной свободы, инициативы и спонтанности индивида; причем не только в сугубо личных или духовных сферах, но и прежде всего в той деятельности, на которой строится все существование каждого человека, — в его труде.

Каковы общие условия для этого? Нерациональное, бесплановое общество должно быть заменено обществом с плановой экономикой, которая позволит объединять и концентрировать усилия всего общества. Общество должно овладеть социальными процессами так же рационально, как овладело процессами природными. Главное условие для этого — уничтожение тайной власти небольшой кучки дельцов, хозяйничающих в экономике, без какой-либо ответственности перед массой людей, чьи судьбы зависят от их решений. Мы можем назвать такой общественный строй демократическим социализмом, но важно не название; важно организовать рациональную экономическую систему, которая служила бы интересам народа. Сегодня огромное большинство народа не только не имеет никакого влияния на экономическую машину, но и почти лишено возможностей для проявления подлинной инициативы и спонтанности при выполнении своей работы. Они «наняты», и от них требуется лишь выполнение того, что будет ведено. Индивид может брать на себя ответственность за свой труд и применять свою творческую мысль лишь в условиях плановой экономики, при которых вся нация рационально овладела экономическими и социальными силами. Важно, чтобы индивиду была предоставлена возможность подлинной активности, чтобы единство целей общества и индивида превратилось из лозунга в реальность, чтобы индивид активно применял в работе свои способности, чтобы он мог ощутить ответственность за свой труд, потому что этот труд имеет смысл и цель в плане его человеческих задач. Мы должны заменить манипулирование людьми активным и разумным сотрудничеством. Формально политический принцип «правительство — из народа, избранное народом, для народа» мы должны расширить и на сферу экономики.

Способствует ли некая экономическая и политическая система делу человеческой свободы? На этот вопрос нельзя ответить с точки зрения одной лишь политики или экономики. Единственный критерий реализации свободы активное участие индивида в определении своей собственной судьбы и жизни общества не только формальным актом голосования, но и своей повседневной деятельностью, своей работой, своими отношениями с другими людьми. Современная политическая демократия — если она ограничена сугубо политической сферой — не в состоянии преодолеть последствия экономической ничтожности среднего индивида. Но и чисто экономический подход — как обобществление средств производства — тоже недостаточен. «Социализм» превратился в слово-приманку, которую использовали в тактических целях и национал-социалисты, но сейчас я имею в виду Россию. Несмотря на обобществление средств производства, слово «социализм» стало в России лживым, потому что там широкими массами населения манипулирует всесильная бюрократия; даже если такая система управления и способна действовать в экономических интересах большинства народа, она неизбежно препятствует развитию свободы и индивидуализма.

Вообще никогда прежде слова не использовались для сокрытия правды так широко, как сегодня. Предательство союзников называется умиротворением, военная агрессия маскируется под защиту от нападения, завоевание малых народов проходит под именем договора о дружбе, а жесточайшее подавление целой нации совершается во имя национал-социализма. Объектами тех же злоупотреблений стали слова «демократия», «свобода» и «индивидуализм». Есть лишь один способ определить действительное различие между демократией и фашизмом. Демократия — это система, создающая экономические, политические и культурные условия для полного развития индивида. Фашизм — как бы он себя ни называл — это система, заставляющая индивида подчиняться внешним целям и ослабляющая развитие его подлинной индивидуальности.


Очевидно, что одна из величайших трудностей для организации условий подлинной демократии состоит в противоречии между плановой экономикой и активным сотрудничеством каждого индивида. Плановая экономика в масштабах сколь-нибудь крупной промышленной системы требует значительной централизации, а следовательно, и бюрократического аппарата, способного управлять этой централизованной машиной. Вместе с тем, чтобы каждый индивид и каждая, даже мельчайшая, общественная ячейка могли активно участвовать в контроле и управлении системой в целом, необходима значительная децентрализация. Если планирование сверху не будет сочетаться с активным участием снизу, если поток общественной жизни не будет постоянно восходить снизу вверх, плановая экономика приведет к новой форме манипулирования народом. Решение проблемы сочетания централизации с децентрализацией — одна из главных задач, стоящих перед обществом. Эта задача, очевидно, не более сложна, чем те задачи технического плана, которые мы уже решили, которые дали нам почти полное господство над природой. Но решить ее можно только в том случае, если мы осознаем, что это необходимо, и если будем верить в людей, в их способность заботиться о своих подлинных человеческих интересах.

Здесь мы снова сталкиваемся с проблемой частной инициативы. В условиях либерального капитализма частная инициатива была одним из сильнейших стимулов и в развитии экономической системы, и в развитии личности. Но, во-первых, она развивала личность частично — лишь волю и разум, — а в остальном оставляла ее подчиненной экономическим целям. Во-вторых, принцип частной инициативы хорошо работал только в начальную эпоху капитализма, в эпоху свободной конкуренции, когда было достаточно места для бесчисленного множества независимых мелких предприятий. Теперь эта область сузилась, и лишь очень немногие могут проявить свою частную инициативу. Если мы хотим реализовать этот принцип сегодня и расширить его настолько, чтобы свободной становилась вся личность в целом, это возможно лишь на основе рациональных, совместных усилий всего общества и при условии такой децентрализации, которая сможет гарантировать подлинное и активное сотрудничество и контроль над управлением со стороны мельчайших ячеек общей системы.

Только когда человек овладеет обществом и подчинит экономическую машину целям человеческого счастья, только когда он будет активно участвовать в социальном процессе, только тогда он сможет преодолеть причины своего нынешнего отчаяния: одиночество и чувство бессилия. Сегодня человек страдает не столько от бедности, сколько оттого, что превратился в винтик гигантской машины, в робота, оттого, что жизнь его лишилась смысла. Победа над авторитарными системами всех видов станет возможна лишь в том случае, если демократия будет не отступать, а наступать, осуществляя те цели, к которым стремились борцы за свободу в течение последних столетий. Демократия победит силы нигилизма лишь в том случае, если сможет вдохнуть в людей самую сильную веру, на какую способен человек, — веру в жизнь, правду и свободу — в свободу активной и спонтанной реализации человеческой личности.

Данный текст является ознакомительным фрагментом.

Продолжение на ЛитРес

Спонтанность, творчество и танец, Психология – Гештальт Клуб

Как мы двигаемся вперёд? Как справляемся с жизнью? Как
мы реализуем свою самость в потоке жизни?

Понятное дело, тут существует множество плоскостей. Давайте
посмотрим через континуум: «давление, принуждающее, жесткое
обращение с собой ________ принимающее, чувствительное
обращение»

Мне известно про своё отторжение от пути насилия над собой ,
преодоления себя, и поиск альтернативы, манифестацию
ненасильственного пути.

Здорово, но как быть с ситуациями, которые требуют серьёзных
усилий. И как понять, что можно расслабится и выдохнуть?

Если в своём арсенале Вы имеете только один метод (например,
родительский способ обращения с вашими интенциями и, соответственно
научение вас обращаться с собой так), то свобода манипулирования,
свобода включать напористость и свобода делать остановки тогда,
когда это соответствует ситуации и вашим внутренним ощущениям
становится невозможной.

Рассмотрим два крайних варианта:

1) человек может совсем не уметь быть напористым, настойчивым,
не знать себя в этом состоянии, бояться его. Соответственно, он
может столкнуться с проблемы в достижении своих целей, с
выстраиванием своих границ, выбором и следованием 
собственному пути.

2) или же человек будет чрезмерно настойчив, упрям, столкнётся
с трудностями торможения, не будет способен понимать когда нужно
остановиться, утратит чувствительность в этом месте. Это такой
назойливый тип, скорее всего, он преуспеет в чем-то (профессия,
выбор желаемого партнёра и т.д.) но эти значимые выборы
предполагают плавное движение и постоянное прояснение того, твоё ли
это? Шаг — осознавание, ещё шаг -да, это мое или нет, пожалуй мне
это не нужно. Человеку, у которого нет такой чувствительности и
способности замедляться в этих местах, нет и шанса обнаруживать
отклики или их отсутствие и он часто будет оказываться в ситуации,
когда:успешен в карьере, но сфера деятельности больше не
отзывается, а момент когда перестала отзываться 
пропустил;обнаруживать себя в точке, когда нет сил и хочется все
бросить,потому что уже долго время жил на диком автоматизме и
насилии над собой;в отношениях, когда человек, с которым рядом
бесконечно далёк от него и можно только удивляться как можно было
оказаться в такой ситуации. 

И это такое интересное место понимания про способ своего
присутствия в мире, в осмыслении скорости своего движения, в
способе своего торможения, того, как мы запускаемся и идём в
процесс и того, как останавливаемся и разрешаем себе выходить из
того, что утратило актуальность.

А как Вы танцуете свою жизнь?

 

Почему некоторые люди бросают все и уходят

Воскресным утром я смотрю Джоэла Остина.

Поскольку я не религиозный человек, я полагаю, что для меня немного нелогично проводить утро выходного дня за просмотром транслируемой по национальному телевидению мессы, но, тем не менее, есть что-то в Остин, что заставляет меня чувствовать себя тепло и нечетко внутри.

Думаю, это духовное.

В любом случае, повторяющаяся тема его проповедей, как правило, вращается вокруг выхода из зоны комфорта, и в конце каждой передачи он обычно призывает свою аудиторию попытаться покинуть свою; он призывает всех нас «попробовать что-то другое.

А у него такая покладистость. У него есть эта фигня. И он тоже прав.

Зоны комфорта поощряют вас становиться жертвами привычек — хороших или плохих.

С одной стороны, если вы человек с типичными хорошими привычками, ваша зона комфорта может быть ограничивающей (но не вредной).

С другой стороны, если за годы вы приобрели какие-то вредные привычки, пребывание в зоне комфорта может оказаться разрушительным в будущем.

Один из способов прислушаться к совету Джоэла — начать жить более спонтанно.

Согласно Словарю американского наследия, спонтанность — это то, что происходит или возникает без видимой внешней причины.

Аналогичным образом, спонтанное поведение, согласно определению Леона Зельцера, доктора философии, для современной психологии, – это поведение, которое выполняется без какого-либо предварительного планирования.

И хотя планирование наперед — это  обычно  довольно хорошая жизненная тактика, похоже, что спонтанная жизнь — — без плана — может принести свой собственный уникальный набор преимуществ.

Спонтанность ведет к гибкости.

Как объясняет Зельцер, жизнь спонтанно побуждает вас жить более «гибко». Не соблюдая никаких планов, он позволяет вам просто играть на слух , так сказать.

Конечно, вы, возможно, планировали поужинать в одном месте, но если, когда вы пришли, это место было закрыто, тогда вы были вынуждены придумать новую, обычно менее привлекательную альтернативу .

Вот почему иногда лучше нападать без всякого плана.

Подумайте об этом: планы всегда могут быть нарушены, но если вы подходите к делу непредвзято, вы никогда не подведете.

Зельцер предполагает, что спонтанность позволяет нам «более легко приспосабливаться к изменяющимся обстоятельствам».

Может казаться, что многие люди держат свою жизнь под контролем, хотя на самом деле они ведут защищенную жизнь, которая не столько  контролируется  , сколько ограничивается нормами.

Спонтанность поощряет менталитет «Да пошло оно!», в котором время от времени нуждается каждый.

Я большой сторонник умеренности, и хотя я считаю, что организация и планирование важны , полезно встряхнуть вещи.

Оставаясь в своей зоне комфорта, помните, вы упускаете все, что находится за ее пределами.

В следующий раз, когда будете строить планы на ужин, предложите на ходу найти новое место.

Спонтанность ведет к творчеству.

Зельцер продолжает объяснять связь между спонтанностью и творчеством, используя в качестве полезного примера способность художника «погружаться в поток» своего видения.

Когда я думаю о людях, которые живут спонтанно, я вижу их жизнь очень текучей — почти как океанское течение.

Иногда бывает отлив. Иногда он высок — причина, по которой так сложно точно предсказать прилив, заключается в том, что он зависит от множества различных факторов.

Подобным образом можно рассматривать и спонтанных людей. Часто их трудно предсказать, потому что у спонтанных людей нет зоны комфорта — они, как художники, просто плывут по течению.

По словам одного швейцарского философа Анри Фредерика Амиеля, «анализ убивает спонтанность».

Зельцер обыгрывает это понятие, предполагая, что «состояние ума, порождающее творчество, не может быть сознательным, критическим умом, а скорее бессознательным, неоценивающим, спонтанным».

Позволив себе спонтанно следовать своим инстинктам, вы также начнете течь со своей более творческой интуицией — возможно, даже не подозревая об этом.

Спонтанность ведет к счастью.

Многое из того, что необходимо для счастья, также связано с  потоком  — да, я знаю, это очень фэн-шуйская логика.

Зельцер объясняет, что счастье — так же, как и спонтанность, — это то, что мы не можем планировать. «И это не то, что мы можем придумать, организовать или манипулировать», — пишет он.

Когда вы настолько привыкли следовать плану, вполне естественно чувствовать себя некомфортно из-за его отсутствия.

Тем не менее, эти отношения могут служить параллелью того, как мы относимся к собственному счастью.

Многие из нас живут очень счастливой жизнью — до тех пор, пока не происходит что-то травмирующее, — и когда это происходит, многие из нас точно не знают, как реагировать на невзгоды.

Это потому, что счастье, как и все остальное, может стать привычкой, зоной комфорта.

Научившись жить спонтанно, ваше счастье не будет зависеть от одних и тех же старых вещей, а если случится несчастье, вы будете лучше подготовлены к тому, чтобы справиться с ним и справиться с ним другими способами.

Мудрость спонтанности (Часть 1)

Источник: Смех/Pixabay

По крайней мере, технически термины «спонтанный» и «импульсивный» являются синонимами.Но только в редких случаях они могут использоваться взаимозаменяемо. «Спонтанность» наполнена всевозможными положительными коннотациями. Импульсивность? Как раз наоборот. Этот пост исследует, насколько «благословенны» те, кто свободен действовать спонтанно; и насколько «одержимы», «прокляты» или «несчастливы» (сравнительно говоря) те, кто ведет себя импульсивно. Те другие, неспособные или не желающие действовать либо спонтанно, либо импульсивно, принадлежат к своему собственному классу — не «благословенному», не «озадаченному», но и не очень счастливому или реализованному.

При различении синонимов словари обычно не сосредотачиваются на том, насколько благоприятны коннотации каждого слова. Тем не менее, для описания «спонтанности» (например, The American Heritage Dictionary ) применительно к тому, что «возникает естественным образом, а не в результате внешнего принуждения или стимула», а затем к приводится в качестве примера термин с цитатой Вудроу Уилсон — «Высшая и наилучшая форма эффективности — это спонтанное сотрудничество свободных людей» — делает очевидным, что этот термин следует рассматривать в положительном ключе.Сравните это с тем же словарем, который характеризует «импульсивность» как «… внезапное побуждение или чувство, не управляемое разумом», и предлагает в качестве примера, чтобы прояснить его использование: «Покупка автомобиля была импульсивным поступком, о котором он сразу же пожалел».

В конечном счете, по мере того, как я продолжаю подробно останавливаться на принципиальных различиях между этими двумя терминами, должно становиться все более очевидным, что каждый из них имеет психологические последствия, заслуживающие самого тщательного рассмотрения. Хотя они оба могли включать в себя понятие «без сознательного мышления», импульсивное поведение явно подразумевает бездумное поведение (т.т. е. неосторожное, опрометчивое или иррациональное поведение) в отличие от спонтанного поведения. На самом деле, как я расскажу подробнее во второй части этого поста, состоящего из пяти частей, существует довольно сложный мыслительный процесс, лежащий в основе спонтанного поведения, который никто (по крайней мере, насколько мне известно) никогда не рассматривал должным образом. И это процесс, к которому все мы могли бы стремиться, поскольку он представляет собой, я думаю, решающий аспект оптимального психического функционирования.

Но сначала позвольте мне подробнее остановиться на существенных различиях между этими двумя терминами, столь похожими на первый взгляд, но столь далекими друг от друга — или различными — в их существенном значении.

Спонтанное поведение осуществляется «без каких-либо ограничений, усилий или преднамеренности». Таким образом, это можно понять как «незапланированное» или «импровизированное» ( Webster’s New World Dictionary/WNYThesaurus ). Так что можно говорить о «спонтанной демонстрации» или «спонтанном смехе или аплодисментах». Это вообще натуральное , и в хорошем смысле; это не то, что нужно ограничивать или контролировать. Хотя спонтанное действие может быть импровизированным, бессознательным или случайным, оно обычно считается безопасным, а не ненадежным.То есть мы вряд ли будем говорить об «опасности» или «деструктивности» спонтанных действий.

Импульсивное поведение, с другой стороны, — это поведение, вызванное «каким-то внешним побуждением или внезапной внутренней склонностью» ( Тезаурус Нового Мира Вебстера ). Оно побуждается — или, лучше сказать, управляется — в отличие от спонтанного поведения. Как таковая, вызванная какой-то внешней или внутренней страстью, давлением или аппетитом, она обходит — или даже «захватывает» — наши более рациональные способности.Таким образом, такое поведение неизбежно подвергает нас риску, ставит под угрозу наше благополучие. Вот почему мы не слышим, чтобы кому-то советовали вести себя более импульсивно, хотя нередко кому-то советуют действовать более спонтанно.

На самом деле, когда мы предлагаем кому-то действовать более спонтанно, подразумевается, что ему было бы полезно быстрее приспособиться к изменяющимся обстоятельствам, одним словом, стать более гибкими . В некотором смысле мы говорим им больше доверять самим себе, быть более уверенными в их способности сделать что-то надлежащим образом, не обдумывая это заранее.

Источник: Взрослый, Сумка . . . / Pixabay

И наоборот, импульсивное поведение обычно считается и заслуживающим доверия. Это поведение не обдуманно — это поспешность . Словари описывают его как «внезапный» и «непроизвольный» — например, «взрыв гнева», что подразумевает возможность безрассудства, полностью отсутствующего в характеристиках спонтанности. С импульсивностью это как будто какая-то сила из глубины подталкивает нас к чему-то, что вполне может идти вразрез с нашими интересами.Таким образом, мы можем описать кого-то с серьезной зависимостью от покупок как «импульсивного (или компульсивного ) транжиру», тогда как нам, вероятно, не придет в голову описать траты этого человека как «спонтанные».

Вряд ли случайно, что термин импульсивный так часто ассоциируется с зависимостью — или что сами наркоманы регулярно описываются как имеющие «плохой контроль импульсов». Мы не говорим о спонтанных действиях наркозависимых, потому что такая характеристика может указывать на некоторую скрытую осмотрительность или суждение, которых им обычно, к сожалению, не хватает.

В более ранних постах я называл большинство аддиктивных форм поведения мотивационно регрессивными (или детскими), рассматривая их как попытки (пусть даже бессознательные или символические) удовлетворить неудовлетворенные детские потребности в зависимости в настоящем. Будь то потребность в утешении, помощи, безопасности, поддержке или чем-то еще, когда текущие чувства пустоты или лишения требуют внимания, мощный импульс удовлетворить эти потребности прямо сейчас может быть почти непреодолимым.И реализация такого импульса также может заключаться в полном игнорировании возможной неуместности или вредности поведения.

Примечание. Во второй части этого поста будут рассмотрены дополнительные аспекты импульсивности и спонтанности. Самое главное, он сосредоточится на том, где спонтанное поведение происходит от , почему ему можно доверять и почему, на самом деле, мы все выиграем от его культивирования. Часть 3 продемонстрирует, почему жизнь, в которой нет ни 90 025, ни 90 026 ни спонтанности, ни импульсивности, представляет собой совсем другую проблему, а в части 4 будет рассмотрена взаимосвязь между спонтанностью и творчеством.Наконец, в части 5 будут обсуждаться важные связи между спонтанностью и счастьем.

ПРИМЕЧАНИЕ 1: Если вы можете относиться к этому сообщению и думаете, что другие, которых вы знаете, могут также, рассмотрите возможность пересылки им его ссылки.

ПРИМЕЧАНИЕ 2: Чтобы ознакомиться с другими сообщениями, которые я сделал для Psychology Today в Интернете — по широкому кругу психологических тем — нажмите здесь.

© 2009 Леон Ф. Зельцер, доктор философии. Все права защищены.

— Чтобы получать уведомления всякий раз, когда я публикую что-то новое, я приглашаю читателей присоединиться ко мне на Facebook, а также в Twitter, где, кроме того, вы можете следить за моими часто неортодоксальными психологическими и философскими размышлениями.

3 ключа к большей спонтанности

Последнее обновление: 05 февраля 2018 г.

Спонтанность — это способность быть естественным и искренним в своих мыслях и действиях. Это не относится к тому, чтобы делать или говорить оригинальные или остроумные вещи, это просто относится к тем, кто прозрачен и показывает себя такими, какие они есть, как в своем поведении, так и в своих словах. Спонтанность — показатель эмоционального благополучия.

Спонтанный человек свободен от поддержания имиджа, от притворства кем-то, кем он не является, а также без проблем признает свои неудачи и слабости.Быть спонтанным значит быть естественным, а спонтанному человеку не нужно прятаться, чтобы показать улучшенную версию себя.

« Ничто так не мешает нам быть естественными, как желание казаться такими ».

-François de La Rochefoucauld-

Спонтанность также является великой добродетелью, которая помогает человеческим отношениям. Когда нет скрытых намерений, нет косвенных сообщений, все всегда проще. Потому что спонтанные позволяют себе течь при любых обстоятельствах, создают безопасное пространство и помогают нам быть искренними благодаря своей естественности.

Легко быть спонтанным, если у вас есть уверенность в себе и высокая самооценка. С другой стороны, если у человека есть неуверенность и сопротивление принятию, быть спонтанным становится немного сложнее, но не невозможно. Итак, если вы хотите увеличить свою спонтанность, чтобы показать себя естественным и прозрачным, свободным от какой-либо фальши, вам просто нужно прочитать и привести в действие следующие ключи.

1. Следуйте своей интуиции

Вы не будете более спонтанными, если не научитесь слушать свою интуицию и доверять ей. Важно обращать внимание на тот голосок, который склоняет вас к чему-то или кому-то в определенные моменты без всякой причины. Какой еще есть способ узнать себя и войти в контакт со своей личностью?

 

Ваша интуиция представляет собой комбинацию восприятий, предыдущей информации и опыта. Это первое, что приходит вам в голову, прежде чем появятся какие-либо суждения и оценки, сопровождающиеся страхами или ложными убеждениями.

Хотя слушать свою интуицию нелегко, потому что вы к ней не привыкли, не сдавайтесь. Постарайтесь больше доверять себе, перестаньте ходить вокруг да около и расслабьтесь . Теперь будьте очень осторожны с теми решениями и действиями, которые сопряжены со значительным риском. Иногда также необходимо подумать о том, что произойдет.

 

2. Покинуть зону комфорта

Покинуть зону комфорта — это очень позитивное решение, которое никогда не подводит и приносит большую пользу (хотя поначалу вы можете не воспринимать это так). Одно из них заключается именно в том, что это помогает вам быть более спонтанным.Однако самое главное, что это повысит вашу уверенность в себе, что заставит вас больше верить в себя. Так проявляется ваша естественная сторона.

Выйти из зоны комфорта означает сделать то, что вы обычно не делаете. Отправляйтесь в места, которые вы не знаете, каким-то образом измените свой распорядок дня, отключитесь от телефона на полдня… Просто отправляйтесь в неизвестность, чтобы забыть о комфорте и продолжить открывать себя каким-то образом.

Кроме того, с приключениями вне вашей зоны комфорта, все, что заставляет вас столкнуться со своими страхами, имеет особую ценность. Вам не нужно прыгать с тарзанки или прыгать с парашютом, а просто решите сделать что-то, чего вы никогда не делали из-за страха, например, высказать свое мнение в группе друзей, вместо того, чтобы ждать, пока все выскажутся, и сказать то, что все говорят еще делает. Осмельтесь показать себя!

 

3. Очистите свой план, чтобы быть более спонтанным

Одним из самых больших ограничений спонтанности является строгий и плотный график. Мы можем чувствовать, что нам нужно заполнить наш график, поэтому мы организуем его так, чтобы у нас не было ни одного свободного часа.И если он есть, мы ищем способ заполнить его в кратчайшие сроки.

 

Путь к спонтанности начинается с реорганизации нашего графика. Первое, что вы должны сделать, это всегда оставлять несколько свободных мест и, прежде всего, следить за тем, чтобы они не заполнялись чем-то другим. Каждую неделю вы также должны менять время, когда вы свободны.

Еще одна рекомендация — подумать о важности запланированных вами обязательств. Можно ли избавиться от любого из них? Может ли определенная задача быть поручена другому человеку? Можно ли оставить день полностью бесплатным? В принципе, вы можете испытывать некоторый дискомфорт, но если вы хотите быть более спонтанным, это поможет вам в этом.

Как видите, спонтанность становится более спонтанной, когда мы принимаем, слушаем и заботимся о себе. Помимо стратегий, самое важное — работать над тем, чтобы больше ценить и ценить себя как личность. Остальное лепите сами. Если вы осознаете свою ценность, ваши действия обязательно станут более спонтанными, даже если это не специально… Не забывайте об этом!

Это может вас заинтересовать…

 

Коронавирус убил нашу спонтанность — или просто возобладал над нашей импульсивностью?

Групповой текст гласил: «Давай сегодня устроим барбекю на моем заднем крыльце.

Это было простое сообщение, но полное смысла: конец худшему из карантина COVID-19, возвращение к жизни, какой мы когда-то ее знали, надежда на то, что мы действительно сможем насладиться этим летом, в конце концов. .

Но тут началось планирование. — Ты хочешь принести свои стулья? «А как насчет еды? Должны ли мы просто предоставить каждый свой собственный?» Мы все ходили туда-сюда, подробно обсуждая, как мы будем соблюдать интервалы, есть, пользоваться туалетом.

Похожие

Вот вам и спонтанность.

Спонтанность — это еще одна вещь, которую мы, похоже, потеряли из-за пандемии коронавируса. На первый взгляд, потеря возможности сделать что-то под влиянием момента может показаться незначительным неудобством — и, конечно, это мелочь по сравнению с огромной потерей жизни, здоровья, близких, дохода. , дома, безопасность и вообще жизнь, какой мы ее знали. Но психотерапевты давно осознали, что спонтанность является необходимым строительным блоком для того, что психологи называют «оптимальным умственным функционированием».”

Это строительный блок, который трудно найти в наши дни. Даже когда мы возвращаемся в мир, многие из нас не выйдут без достаточного планирования. Беспокойство о том, где мы будем сидеть и как мы справимся с туалетами, а также о том, чтобы иметь перчатки, маски и дезинфицирующие средства для каждой прогулки, вызывает стресс и далеко от импровизированного посещения парка, которое мы, возможно, запланировали в мимо. (Хотя большое спасибо таким администраторам, как Департамент отдыха и парков Сан-Франциско, которые тратят время и усилия на планирование и рисование кругов социального дистанцирования на траве в некоторых парках!) тяжелее всего может быть с подростками и развивающимися взрослыми, чья социальная жизнь является и, вероятно, должна быть в основном импровизированной.Лорен Фадиман, студентка бакалавриата, написала в журнале Harvard Magazine, что, среди прочих изменений, она оплакивала то, что она назвала «потерей спонтанности, которая так неотъемлемо является частью жизни в колледже — что, по сути, является одной из ее немногих констант. ”

В этом нет ничего плохого. Старшие школьные и студенческие годы — это время для важного социального, психологического, умственного и эмоционального роста, и, как известно многим, ученые говорят, что часть мозга, отвечающая за рациональное мышление и здравый смысл, полностью не развивается до 25 лет. .Именно в позднем подростковом возрасте и начале 20-летнего возраста люди развивают способность думать самостоятельно и действовать отдельно даже в группе — навыки, которые помогают им перейти от бездумного и потенциально опасного импульсивного поведения к более обдуманным спонтанным действиям.

Связанные

Таким образом, неспособность участвовать в импровизированных собраниях устраняет один из важных обучающих процессов, который помогает подросткам и молодым людям развивать эту часть своего мозга.

Конечно, как и в большинстве случаев COVID-19, способность действовать спонтанно частично зависит от социального, классового и экономического статуса.Опоздать на автобус домой — гораздо более серьезная проблема для того, у кого нет денег на Uber, чем, например, для того, у кого они есть. Принятие импровизированного предложения о работе, несмотря на возможные опасности для здоровья, труднее сопротивляться, когда в противном случае у человека мало денег на еду и жилье. А когда у вас нет дома, в котором можно было бы укрыться, идея спонтанного нарушения карантина бессмысленна.

Связанные

Кроме того, как болезненно напоминает нам смерть Джорджа Флойда от рук полиции в Миннеаполисе, цветные люди редко могли позволить себе роскошь полной спонтанности задолго до COVID-19, а молодые афроамериканцы часто были лишены способность перерастать в задумчивую спонтанность.Во время пандемии, как написал Деррик Брайсон Тейлор в New York Times, когда коронавирус «заражает и убивает афроамериканцев с непропорционально высокой скоростью, чернокожие сталкиваются с двумя проблемами: вирусом и теми, кто считает свои закрытые лица угрозой». заставляя их задаться вопросом, какой результат они должны даже планировать.

И когда президент Барак Обама знаменито сказал, что Трейвон Мартин, темнокожий подросток, убитый в белом районе в 2012 году, «мог быть моим сыном», он имел в виду болезненную реальность, которую цветные родители должны учить своим детям в очень раннем возрасте. возрастов, что спонтанное поведение вне их сообщества может быть опасным.

Все эти примеры подчеркивают, насколько важна спонтанность в негласном смысле для нашей более широкой культуры, и как некоторые из нас воспринимали способность быть спонтанной как должное — вот почему потеря этой способности для этих людей сейчас ощущается так резко.

Но ответ на отсутствие спонтанности, вызванное мерами, введенными для защиты нас от COVID-19, заключается не в том, чтобы просто отбросить осторожность и общаться — или позволить нашим подросткам общаться — незащищенными и потенциально опасными способами.Такое поведение является импульсивным и реактивным, а не спонтанным.

Леон Зельцер, клинический психолог и писатель, написал для Psychology Today, что спонтанное поведение опосредовано мышлением и рациональностью, в то время как импульсивное поведение «обходит — или может даже «захватить» — наши более рациональные способности» и, следовательно, может подвергнуть нас опасности. , подвергая риску собственное благополучие и благополучие других.

Другими словами, хотя это может показаться странным (и особенно странным для тех, кто привык полагаться исключительно на импульсивность), некоторое планирование на самом деле является ключом к спонтанности.

Родственный

Для тех, кто по натуре планировщик, это, безусловно, будет иметь смысл. Для родителей, чьи дети (взрослые или нет), кажется, рассматривают все попытки планирования как анафему, такой сдвиг будет ощущаться как огромное облегчение. Но для любого, кто хочет быть свободным делать все, что хочет, не соблюдая никаких мер защиты от COVID-19, необходимость сохранять некоторую осторожность (или какое-то планирование) будет болезненно ограничивающей.

И тот факт, что почти все чувствуют необходимость освободиться от ограничений и вести себя импульсивно под видом спонтанности, может быть одной из движущих сил некоторых требований открыть ограничения до того, как многие эпидемиологи поверят, что это действительно так. безопасно это делать.

Связанные

На самом деле, чистая спонтанность (или строгая импульсивность) сама по себе может быть так же опасна, как и жесткий контроль. Психоаналитик Ирвин Хоффман пишет в своей книге «Ритуал и спонтанность в психоаналитическом процессе», что, как и большинство вещей в жизни, эти две противоположности на самом деле обеспечивают важный баланс друг друга. Нам нужно сочетание этих двух факторов, чтобы испытать истинное эмоциональное и личное удовлетворение. Невозможно достичь единого статического равновесия между спонтанностью и планированием — и никому не нужно действовать исключительно импульсивно или планировать все — но частью здорового психологического развития является уравновешивание и восстановление баланса любых противоположностей.

Пандемия COVID-19, как в условиях изоляции, так и при открытии, преувеличила нормальную, здоровую борьбу за поиск хорошего баланса между планированием и спонтанными действиями. Хотя это может показаться геркулесовой задачей, все же важно найти позитивные, безопасные и продуманные импровизированные действия, даже если потребность в планировании и организации этих импровизированных действий возрастает. Положительной стороной работы над балансом — даже без полного его достижения — будет более сильное чувство психологического, эмоционального и даже физического благополучия, когда мы выберемся из-под этой пандемии.

Спонтанность — обзор | ScienceDirect Topics

Стоимость разрешений на электронные резервы

Резервные коллекции вызывают серьезные опасения по поводу авторских прав. Электронные копии материалов курса требуют более пристального внимания, поскольку идеальные копии можно легко воспроизвести и распространить. Потоковое мультимедиа — это особый случай, потому что законы об авторском праве изначально очень конкретно запрещали воспроизведение цифровых файлов. Мало обсуждаемый Закон США об авторском праве в цифровую эпоху от 1998 г. сместил баланс между интересами свободного доступа и добросовестного использования в отношении электронных документов и повлиял бы на повседневную практику электронных коллекций (Lee and Wu, 2007).

Традиционно законы об авторском праве налагали ограничения на публичное исполнение/публичный показ произведений, защищенных авторским правом, за исключением использования преподавателями и студентами в условиях личного общения. Это исключение было основано на конкретных требованиях добросовестного использования. Трансляция такого изображения через Интернет была категорически запрещена. В этих обстоятельствах некоторые из наших методов потоковой передачи были бы сомнительными.

Это было отменено с принятием Закона TEACH (Гармонизация технологий, образования и авторского права) от 2002 года, который расширил права образовательных учреждений на использование материалов, защищенных авторским правом, в дистанционном обучении.В законе TEACH указано, что преподаватели и учащиеся в образовательном учреждении не являются нарушением авторских прав, если они демонстрируют произведения, защищенные авторским правом, при соблюдении определенных условий (Eng and Hernandez, 2006).

Хранение коллекции представляет собой еще одну проблему добросовестного использования. Ясно, что повторное использование статьи или главы книги из семестра в семестр нарушает принцип «спонтанности», а также оказывает негативное влияние на рынок. В той мере, в какой репродукции защищены авторским правом, библиотеки обычно решают вопросы авторского права двумя способами (Gasaway, 2002).

1.

Чтобы установить институциональную политику, гарантирующую, что пользователи соблюдают авторские права, многие библиотеки в США следуют правилам резервирования, установленным Американской библиотечной ассоциацией (ALA). Применение принципа добросовестного использования и/или класса исключение, библиотекам разрешено делать копии в образовательных целях. «Слишком часто библиотеки были пассивными получателями запросов преподавателей на резервные материалы» (Gasaway, 2002).

2.

Надежным решением является выплата роялти правообладателям.Система Docutek ERes имеет интерфейс управления, который позволяет библиотеке более эффективно отслеживать и осуществлять проверку авторских прав. Но получение разрешения на авторское право — очень дорогое мероприятие. Согласно отчетам Университета Колорадо, Университета штата Вашингтон и Университета штата Пенсильвания, стоимость чтения колеблется от 35 до 86 долларов за чтение (Holobar and Marshall, 2011). Университет штата Пенсильвания также сообщил об экстремальной ситуации, когда в 2008 году он заплатил 5000 долларов за лицензии на авторские права на один курс с большим набором учащихся (McCaslin, 2008).Если добавить к этому время, затрачиваемое персоналом на управление и отслеживание процесса, то это станет непомерно высоким для многих небольших учреждений.

Централизация каталогизации CUNY создала возможность для перераспределения рабочего времени персонала. При сохранении того же числа сотрудников единственная внутренняя каталогизация включает нашу программу учебников, подарков и книг в мягкой обложке. Всю оцифровку проводят сотрудники технических служб, которые уже оцифровали необходимые показания. Добавление программы электронных резервов возложило на сотрудников новые обязанности и позволило им взаимодействовать с преподавателями и персоналом колледжа на более высоком уровне.Обновленные роли технических служб доказали, что новые технологии могут повысить жизнеспособность рабочих мест. В одном исследовании сообщается о «повышенном уровне ценности работы/жизнеспособности на рынке труда для всех уровней персонала» и высказывается предположение, что расширение ответственности повысило ценность работников технических служб (Smith and Etcheverria, 2004). Нет необходимости ставить во главу угла моральный дух и благополучие персонала. Спектр экспериментов по глубокому обучению варьируется от библиотек с небольшим бюджетом в сочетании с энтузиазмом и потливым трудом персонала до многомиллионных проектов, поддерживаемых национальными финансирующими агентствами, такими как Национальный научный фонд или Институт музейного и библиотечного обслуживания.Однако с точки зрения учета затрат они не отличаются друг от друга, несмотря на то, в какую область они могут входить.

Было много тематических исследований и историй о более ранних последователях, особенно о тех первых крупномасштабных проектах, поддерживаемых государственными учреждениями. Первые исследования определили темы, номенклатуру и новую терминологию, а также политику дальнейшего финансирования (Greenstein and Thorin, 2002; Griffin, 2005; Pomerantz et al., 2008). Но местные инициативы также эффективны в демонстрации энтузиазма и успеха патрона.Проекты «сделай сам» обычно следуют практическому масштабу. Например, в книге Джейн Гиббс «Сделай сам: потоковый проект библиотеки Университета Ковентри» (2009 г.) рассказывается о сотрудничестве между информационными технологиями, библиотечным отделом и персоналом офиса электронного обучения. Проверив спрос пользователей, медиабиблиотекарь обнаружил, что потребности персонала соответствуют возможностям. Она также обнаружила, что постоянная институциональная поддержка была меньше ожидаемой. Опора на другие команды также была обнаружена в исследовании, проведенном группой из Университета Южной Каролины, Колумбия.Запуск их проекта сканирования стоил 28 198,60 долларов, не считая затрат на персонал или капитальные услуги, но другие отделы предлагали много ресурсов в натуральной форме. Наняв студентов-стажеров вместо помощников на неполный рабочий день, она сэкономила почти 50% на зарплате. Использование опыта и знаний сотрудников библиотеки также позволило сэкономить деньги (Boyd and Creighton, 2006).

Не во многих из этих отчетов учитываются затраты на поддержание текущей службы или институционализацию расширения.Создается впечатление, что многие типичные библиотечные инициативы предпринимаются без явной финансовой поддержки учреждения. Из-за преднамеренно малого масштаба эксперимента и ограниченной продолжительности деньги обычно отвлекаются из других областей для поддержки этой деятельности. Это понятно, поскольку администраторы библиотек не уверены в возможных результатах. Путь к успеху, отраженный в улучшении или расширении сервиса, полон ухабов и окольных путей. Во-первых, мы должны проверить идею, изучить альтернативы, проверить предположения и подтвердить эффективность; тогда нам нужно найти способы сделать это эффективно.При применении нестандартной услуги с точки зрения технологии или опыта часто нет надежных доказательств, из которых можно было бы оправдать расходы.

Halliday and Oppenheim (1999) предложили систематический анализ нескольких экономических моделей DL в контексте Великобритании. Чтобы сохранить объем исследования управляемым, они исключили многие факторы стоимости: инфраструктуру, метаданные, затраты на мультимедиа, стоимость ресурсов, стоимость для пользователей и затраты, связанные с производительностью системы. В то время как исследование охватывало другие аспекты экономической модели, обсуждение электронных резервов было сосредоточено на программе национальных резервов, которую было бы нелегко воспроизвести.Тем не менее, это было новаторское исследование, особенно в области производства и доставки электронных журналов. Они предлагают следующее полезное наблюдение: «Экономические вопросы, как правило, проверяются после того, как были найдены решения более насущных технических, культурных и юридических проблем, потому что ни один менеджер библиотеки или пользователь не станет платить за услугу, которая не была продемонстрирована как технически обоснованная. законны и полезны» (Halliday and Oppenheim, 1999). Это был именно тот сценарий, который мы реализовали.

Используя наш собственный пример, есть несколько важных вопросов для менеджера.Имеет смысл вначале построить анализ затрат, который включает все соответствующие затраты. Второй шаг — сравнить себя с лучшими похожими проектами, которые вы можете найти в других библиотеках или центрах затрат в других частях библиотеки. Поиск литературы покажет множество отчетов о проектах DIY, предлагающих психологическую и материальную поддержку. В-третьих, накопление полезных данных для институционализации службы путем получения поддержки (Dougherty, 2008).

Выгодно позиционировать библиотечную инициативу в более широком стратегическом плане учреждения.Основная идея стратегического планирования заключается в распределении ресурсов кампуса для достижения институциональных целей и задач. Куда хочет попасть кампус и по каким дорогам он туда доберется? Каждый компонент кампуса конкурирует за ресурсы. Учреждение может поддерживать только избранный список проектов и возможностей. Важно согласовать миссию библиотеки со стратегическим планом колледжа, чтобы достичь консенсуса и определить стратегические приоритеты.

В нескольких отчетах, на которые ссылаются Halliday and Oppenheim (1999), изучались факторы стоимости цифровых ресурсов для самих пользователей, помимо библиотек.К этим факторам относятся затраты на приобретение лучшего компьютерного оборудования, время на изучение новой платформы или интерфейса, а также время на поездку в библиотеку, когда онлайн-ресурсы недоступны (Halliday and Oppenheim, 1999). Более конкретно, анализ затрат и выгод проекта исторической инвентаризации штата Вирджиния, финансируемый Законом о библиотечных услугах и технологиях, подробно рассмотрел качество доступа к оригинальным документам и изображениям, и была достигнута значительная экономия. Анализ предусматривал три сценария использования на месте, доставку обычной почтой США и удаленное онлайн-использование с соответствующими расходами.В коллекции хранится более миллиона изображений и документов для исследователей. Удельная стоимость каждой модели значительно снизилась при переходе от использования на месте к онлайн-пользованию. Выявлено, что затраты библиотеки на персонал выше в расчете на транзакцию с локальными пользователями и наименьшими с онлайн-пользователями (Byrd et al., 2001). Инвестиции оправдали затраты.

Что такое спонтанное восстановление? Психология, определение и примеры

В психологии самопроизвольное выздоровление связано с появлением поведения, которое ранее считалось исчезновением.Психологическое обусловливание также играет роль в этом, поскольку поведение, которое появляется во время спонтанного выздоровления, должно было быть отсеяно либо классическим, либо оперантным обусловливанием. Существует ряд факторов, которые могут способствовать спонтанному выздоровлению, но чаще всего снижение воздействия кондиционирования может усилить изменения эмерджентности.

Обзор спонтанного восстановления

Чтобы понять спонтанное выздоровление, нужно сначала понять обусловливание и то, насколько классическое обусловливание влияет на индивидуальную психику и их последующие реакции на различные элементы.

Роль классического кондиционирования

Проще говоря; классическое обусловливание имеет место, когда кто-то начинает ассоциировать определенную реакцию с воздействием определенного элемента. Классическое обусловливание может вызывать как положительные, так и отрицательные ассоциации. Например, кто-то, кто кладет руку на глаз горячей плиты, быстро свяжет это действие с негативной реакцией, видя, как тепло повредит его руку. Однако тот, кто усердно работает и получает продвижение по службе, начнет ассоциировать тяжелую работу с экономическими вознаграждениями и выгодами.

Когда кто-то неоднократно связывает определенную реакцию с определенным действием, это формирует психологический отпечаток. Однако, если воздействие и последующая ассоциация становятся отдельными друг от друга в течение длительных периодов времени, это может увеличить вероятность спонтанного выздоровления. Если спонтанное выздоровление становится привычным и не запрограммировано классическим обусловливанием ранее, ассоциации в уме человека могут полностью измениться.

Является ли спонтанное выздоровление тем же самым, что и психологическое угасание?

В различных психологических кругах ведутся споры о том, является ли спонтанное выздоровление просто угасанием.Однако эти два условия не являются одним и тем же, и их не следует рассматривать как таковые. Спонтанное выздоровление связано с повторным появлением поведения, которое ранее считалось обусловленным. Угасание, с другой стороны, происходит, когда кто-то улавливает новую реакцию на определенные стимулы из-за уменьшения воздействия отрицательной реакции или классического обусловливания.

Имея дело со спонтанным выздоровлением, важно понимать, что связь между стимулами и последующими реакциями играет роль.Когда воздействие этих ассоциаций уменьшается в течение длительного времени, это приводит к спонтанному выздоровлению, а не к психологическому угасанию. Есть разница между изучением новой реакции на определенный стимул и простым наблюдением появления прошлых поведений, которые ранее вызывали негативные реакции в виде последующих ассоциаций.

Что вызывает спонтанное выздоровление?

До сих пор есть два определенных обстоятельства, которые склонны к спонтанному выздоровлению: травматические воспоминания и ретроактивное торможение.Понимание обеих этих причин и того влияния, которое они оказывают на классическое обусловливание, очень полезно для спонтанного выздоровления.

Травматические воспоминания

Травматические воспоминания могут вызвать спонтанное выздоровление из-за существенного преодоления прежнего классического обусловливания. Важно понимать, что интенсивность упомянутой прошлой травмы также может влиять на частоту или регулярность травмирующих воспоминаний. Посмотрите на это с другой стороны: в некотором смысле классическое обусловливание программирует людей ассоциировать определенные действия либо с положительными, либо с отрицательными реакциями.Со временем и последовательностью в конечном итоге устанавливается шаблон. Однако появление травмы может психологически разрушить ранее установленные паттерны.

Есть разные вещи, которые могут привести к возвращению травмирующих воспоминаний. Это может быть так же просто, как подслушать определенный разговор, услышать текст песни, который вызывает неприятные воспоминания, или просто опыт, который заставляет человека испытать дежавю. Нет точной рифмы или причины для возвращения травматических воспоминаний; однако переживание этих воспоминаний является явным признаком того, что кому-то нужна помощь.Неразрешенная травма может проявляться различными негативными путями, и самопроизвольное выздоровление является лишь верхушкой очень опасного айсберга.

Запрет задним числом

Ретроактивное торможение имеет место, когда кто-то узнает новую информацию или модели поведения, которые преобладают над предыдущим обусловливанием. Это переопределение проявляется в форме самопроизвольного восстановления. Есть так много факторов, которые могут вызвать ретроактивное торможение, и это встречается чаще, чем многие люди хотели бы думать или верить.Каждый день люди живут и сталкиваются с новыми людьми, вещами, ситуациями и опытом. Иногда новое знакомство может укрепить то, что кто-то уже выучил; в других случаях это может привести к новому пониманию и последующему спонтанному выздоровлению.

Хотя ретроактивное торможение может встречаться у людей всех возрастов, оно особенно распространено среди молодых людей, особенно у тех, кто переживает период своего становления и взросления. Когда дети очень маленькие, их обычно учат определенным моделям поведения, навыкам и взглядам от родителей или опекунов.Однако по мере того, как дети становятся подростками и подростками, их подверженность увеличивается, и люди, которые заботятся о них, оказывают на них не единственное влияние. Это создает огромное окно для ретроактивного торможения. В зависимости от обстоятельств ретроактивное торможение может быть положительным или отрицательным.

Спонтанное выздоровление — хорошо или плохо?

Как и у большинства вещей в жизни, у спонтанного выздоровления есть свои плюсы и минусы. Однако в данном конкретном случае плюсы и минусы спонтанного выздоровления связаны с тем, какое поведение вновь возникло.Психологическая обусловленность может быть палкой о двух концах; люди не всегда вынуждены вести себя так, как им хорошо. Иногда положительные ассоциации возникают с негативным поведением; появление спонтанного выздоровления может изменить это и направить кого-то на путь, который более способствует их общему благополучию.

Следует ли ожидать спонтанного выздоровления?

Это очень открытый вопрос, и, честно говоря, нет однозначного ответа относительно того, должно ли спонтанное выздоровление быть ожидаемым явлением.Все это зависит от природы классической обусловленности, темперамента и склада людей, которые связывают определенное поведение с различными результатами. Как указывалось ранее, молодые люди, переживающие годы своего становления и подвергающиеся дополнительным новым воздействиям, могут быть более восприимчивы к спонтанному выздоровлению посредством ретроактивного торможения.

При травмах

Поскольку травматические воспоминания являются одним из катализаторов спонтанного выздоровления, нередко можно ожидать изменений в поведении после травмы.Это связано с тем, что травма может иметь очень серьезные психические последствия и значительно изменить личность человека, его взгляды на жизнь и многое другое. В настоящее время невозможно точно предсказать, какое поведение может измениться после травматического опыта, но тот, кто переживает очень огорчительный опыт, вероятно, претерпит определенные изменения.

Из-за врожденного негатива, связанного с травмирующими воспоминаниями, спонтанное выздоровление может быть не положительным. Нередко люди, пережившие травму, отдаляются от других, меняют образ жизни и иным образом ведут себя нехарактерным для них образом.В подобных ситуациях людям, пережившим травму, обычно рекомендуется обращаться за психологической помощью, особенно за терапией или консультацией.

Является ли спонтанное выздоровление с помощью ретроактивного торможения естественным?

Изучение новой информации и моделей поведения, которые перевешивают предыдущие, в некоторых отношениях является естественным. Если бы никто не менялся и если бы все придерживались одних и тех же привычек и выбора, человечество не росло бы и не развивалось. Итак, существуют определенные модели поведения, которые полезны для людей и должны оставаться неизменными; однако по мере того, как времена меняются и общество прогрессирует, в определенной степени следует ожидать ретроактивного торможения.В конце концов, полное отсутствие ретроактивного торможения привело бы в конце концов к стагнации рода человеческого.

Что делать, если вы испытываете спонтанное выздоровление?

Если вы заметили определенные изменения в своем поведении, это может быть признаком спонтанного выздоровления. В зависимости от характера изменения и причины, вызвавшей ваше спонтанное выздоровление, это может быть положительным или отрицательным явлением. Иногда ретроактивные запреты могут привести к личностному росту и развитию.И наоборот, если вы считаете, что определенные различия в вашем поведении являются результатом предыдущей травмы, то это может указывать на скрытую проблему, которую необходимо решить.

Обращение за профессиональной консультацией

Терапия

— это один из лучших способов обратиться за профессиональной консультацией, особенно в отношении поведенческих изменений или воспоминаний, которые вы считаете травмирующими или тревожными. Если вы чувствуете себя неуверенно или сбиты с толку в связи с некоторыми вещами, которые вы испытываете или вспоминаете, это нормально.Работа с профессионалом может действительно принести вам пользу и помочь вам найти ответы. Иногда причины конкретных спонтанных выздоровлений не всегда очевидны.

При работе с терапевтом вполне нормально иметь вопросы или неуверенность. Хотя это может быть сложно, вы должны знать, что можете поговорить со своим терапевтом обо всем. Они здесь не для того, чтобы судить вас, а для того, чтобы служить проводником и оказывать помощь, которая будет наиболее полезной для вас. Нет ничего плохого в том, чтобы попросить о помощи; на самом деле наличие системы поддержки дает много преимуществ, особенно когда кто-то переживает трудные или трудные времена.

Здесь, в BetterHelp, мы гордимся тем, что у нас есть отличная команда профессионалов, которые будут более чем рады работать с вами. Независимо от того, кем вы являетесь и какова ваша история, вы заслуживаете того, чтобы кто-то был в вашем углу. Вы можете связаться с BetterHelp в любое время и из любого места, просто нажав здесь.

Подробнее

Часто задаваемые вопросы (FAQ)

Что является примером самопроизвольного выздоровления?

Существует множество примеров спонтанного выздоровления из повседневной жизни.Ниже приведены два таких примера с собакой и кошкой.

Собаку учат лаять при открытии двери. Позже его учат лаять, когда звонят в дверь. Собака перестает реагировать на открытие двери. Через несколько месяцев, когда дверь открывается, собака снова начинает лаять.

Проснувшись утром, кошка сразу же бежит к миске с едой. Однажды кошка начинает подходить к окну, когда просыпается, вместо того, чтобы идти к миске с едой. Затем, через несколько недель, кошка возвращается к своей первоначальной реакции — идти к миске с едой после пробуждения.

Что такое спонтанное выздоровление в психологии?

Спонтанное выздоровление — поведенческий механизм, часто ассоциируемый с русским психологом Иваном Павловым. Спонтанное восстановление относится к неожиданному повторному возникновению ранее угасшей условной реакции. Спонтанное выздоровление тесно связано с двумя типами обусловливания: классическим обусловливанием и оперантным обусловливанием. Классическое обусловливание — это процедура непроизвольного обучения, в которой используется нейтральный стимул для создания безусловной реакции.Оперантное обусловливание — это добровольная процедура обучения, которая использует вознаграждение и наказание для закрепления определенного поведения.

В чем разница между угасанием и спонтанным восстановлением?

Угасание используется для описания исчезновения безусловной или условной реакции, а спонтанное восстановление относится к повторному появлению безусловной или условной реакции после периода угасания. Другими словами, без возникновения угасания не может быть спонтанного восстановления.

Что вызывает спонтанное восстановление выученной реакции?

Спонтанное выздоровление — это тип классического обусловливания, при котором субъект воспроизводит определенное поведение после исчезновения этого поведения. Это целенаправленное поведение известно как усвоенная реакция и может происходить даже без подкрепления.

Почему происходит спонтанное выздоровление?

Спонтанное выздоровление происходит либо в результате травматической памяти, либо в результате ретроактивного торможения, даже если субъект не подвергался воздействию условного раздражителя.Иногда происходит спонтанное выздоровление благодаря интенсивности воспоминаний о выученном состоянии до такой степени, что поведение становится врожденной привычкой или инстинктивной реакцией организма.

Что происходит при самопроизвольном выздоровлении?

Когда происходит спонтанное выздоровление, субъект реагирует на стимул, который ранее был погашен во время перерыва. Этот ответ может произойти всего через несколько дней, а в некоторых случаях может также произойти через несколько месяцев.

Когда не следует использовать гашение?

Обычно не рекомендуется использовать процедуры ликвидации в качестве единственного способа остановить или уменьшить количество случаев целевого поведения. В случаях, когда процедура угашения причинит вред или негативно повлияет на благополучие субъекта и окружающих, рекомендуются другие формы подкрепления, которые вместо этого могут привести к адаптивной реакции субъекта. Поскольку поведение происходит по какой-то причине, лучше всего понять функцию поведения, прежде чем гасить его подкрепление.

Как происходит спонтанное выздоровление?

Спонтанное выздоровление может произойти, когда субъект подвергается воздействию сигналов-напоминаний, относящихся к его предыдущему поведению. Спонтанное выздоровление также может быть вызвано тем, что субъект приобретает новый опыт, поведение и информацию, которые отвергают предыдущую обусловленность. Это известно как ретроактивное торможение.

Память также считается катализатором спонтанного выздоровления, при этом серьезность и воздействие воспоминаний приводят к воспоминаниям, которые могут способствовать повторному возникновению ранее забытого или брошенного поведения.Это может быть вызвано предметами, словами, событиями и ситуациями, которые напоминают субъекту о прошлом опыте. Спонтанное выздоровление, которое приводит к повторному появлению травматического опыта, может быть особенно проблематичным, и важно, чтобы люди, имеющие дело с последствиями неразрешенной травмы, поговорили с терапевтом.

Что является примером положительного наказания?

Положительное наказание — это использование неприятных последствий для уменьшения и предотвращения повторения нежелательного поведения.Примером положительного наказания является ситуация, когда ребенок закатывает истерику в классе, а учитель ругает его перед одноклассниками, чтобы ребенок (или любой другой ребенок) не повторил этот поступок.

Можете ли вы настроить себя?

Благодаря сочетанию когнитивно-поведенческой терапии (КПТ), внимательности и различных других преднамеренных процедур человек может настроить себя на определенное поведение. Например, если вы хотите приучить себя рано вставать на работу, вам придется начать ложиться спать пораньше и установить будильник, который разбудит вас в определенное время.Это может включать устранение отвлекающих факторов и моделей поведения, из-за которых вы не ложитесь спать допоздна, а также устранение обстоятельств, которые мешают вам хорошо выспаться.

Как долго длится всплеск вымирания?

Точная продолжительность вспышки угасания во многом зависит от характера субъекта, интенсивности раздражителя и особенности ситуации. В некоторых случаях всплеск вымирания может произойти в течение первой недели и может длиться от трех до пяти дней.

Какое утверждение правильно определяет всплеск исчезновения?

Всплеск угасания можно определить как «временное увеличение частоты, продолжительности или величины целевой реакции». Всплеск угасания относится к исчезновению поведения в результате удержания или предотвращения конкретной реакции, которая его подкрепляет.

Что такое спонтанное выздоровление при АВА?

ABA — это аббревиатура от Applied Behavior Analysis, основанного на терапии метода, используемого для улучшения обучения и изменения поведения.Спонтанное выздоровление при АВА предполагает внезапное повторение состояния, которое ранее было погашено.

Что такое эффект обновления?

Эффект обновления — это явление, когда условная реакция появляется снова из-за изменения контекста после того, как произошло угасание. Изменение окружающей среды также может быть использовано для стимулирования эффекта обновления. Существует три версии эффекта продления: продление ABA, продление ABC и продление AAB.Каждый метод обновления имеет дело с отношениями между контекстом и обусловливанием.

Что из следующего является примером отрицательного наказания?

Негативное наказание — это устранение подкрепляющего стимула для уменьшения и предотвращения повторения нежелательного поведения. Рассмотрим ситуацию, когда ребенок бьет одноклассника в школе. Учитель может либо отругать ребенка, пытаясь заставить его понять, что его действия неприемлемы, либо воспрепятствовать участию ребенка в веселой игре вследствие его действий.Ругание ребенка — это форма положительного наказания, а лишение ребенка права участвовать в любимом занятии — пример отрицательного наказания.

Читать меньше

Более спонтанная жизнь — статьи школы жизни

]]>

Одним из объяснений слабой печали, которая часто преследует наш дух, является отсутствие редко упоминаемого, но необходимого компонента хорошей жизни: спонтанности. Не обязательно полностью осознавая болезнь, мы можем страдать от чрезмерной аккуратности, осторожности и жесткости; мы почти точно знаем, что будем делать через год, мы редко делаем шаг, не спланировав его в деталях, мы редко отправляемся куда-то под влиянием момента.Наши конечности напряжены, наши слова взвешены, наши взаимодействия предписаны. Все находится под пристальным наблюдением, но это не особенно приятно. Мы давно не танцевали.

На что, напротив, может быть похожа более спонтанная жизнь? Это была бы та, в которой мы могли бы действовать с меньшим сдерживанием и страхом в соответствии с нашими истинными убеждениями и ценностями. В кругу друзей мы могли бы в порыве необузданных эмоций, но не имея в виду ничего романтического, сказать кому-то, что мы его очень любим и восхищаемся им.Или мы можем, когда кто-то расстраивает, позволять себе напрямую выражать обиду и разочарование. В компании мы могли свободно излагать, что мы на самом деле думаем о политическом вопросе, ограниченном групповым мышлением. В постели мы можем разделить одну из наших самых интенсивных и редко упоминаемых фантазий. В нашей работе мы могли бы предпринять смелую и потенциально изменяющую жизнь инициативу гораздо раньше, чем мы себе представляли. В свободное время мы можем начать писать сборник рецептов или стихов – или же в самый последний момент забронировать рейс и оказаться в стране, которую мы не очень хорошо знаем, по заранее составленному маршруту. только в то утро, а не (как было бы у нас принято) год или два назад.

Противоположностью спонтанности является ригидность, неспособность допустить слишком много собственных эмоций в сознание и соответствующая опора на тяжелую работу, манеры и точное расписание, чтобы предотвратить близость с сырым, сбивающим с толку, интенсивным и непредсказуемым сырым материалом жизни. сам. Мы негибки прежде всего потому, что боимся. Мы остаемся на привычном месте, потому что любое движение воспринимается как чрезвычайно опасное. Мы чрезмерно размышляем, пытаясь контролировать хаотичную среду с помощью собственных мыслей.Мы редко действуем из страха совершить ужасную ошибку.

Спонтанность почти всегда является чем-то, что мы скорее потеряли, чем (таинственным образом) не смогли научиться. Это потенциал, заложенный в каждом из нас при рождении, но он может — при очень неправильных обстоятельствах — быть лишенным нашего характера. Если бы мы представили себе жестокий эксперимент, призванный избавить кого-то от способности к спонтанности, то, вероятно, нужно было бы, в возрасте полутора или около того, довольно сильно напугать его (будь то из-за желания взъерошить волосы взрослому человеку). , исследовать шкаф или безудержно рыдать).Нужно было заставить ребенка почувствовать, что его эмоции слишком сильны или незаконны. Можно было бы пристыдить их за любые признаки изобилия или игривости. И можно было бы смоделировать для них поведение, отмеченное паникой всякий раз, когда на горизонте появлялось что-то новое: неожиданный звонок в дверь был бы кризисом, праздник — чередой возможных катастроф.

Такова природа нашей психологии, что шаблон, выработанный в связи с одним конкретным набором обстоятельств в детстве, становится чертой характера взрослого человека до тех пор, пока мы не вспомним и не поймем его динамику.Другими словами, мы не будем вести себя спонтанно, пока не поймем, как и почему когда-то быть таковым казалось таким опасным. Английский психоаналитик Дональд Винникотт говорил о здоровом воспитании, когда ребенок способен выражать свое Истинное Я, поначалу не слишком нуждаясь в уступчивости и лицемерии Ложного Я. Только когда у этого Истинного Я был шанс наступить, человек мог подчиниться требованиям мира без чрезмерной потери творчества или инициативы.Нам необходимо — в срочном порядке — выяснить, что случилось с нашим Истинным Я.

По пути мы должны осознать, что многие из наших запретов больше не оправданы широко открытым миром взрослых, что какие бы ужасы мы ни испытывали в детстве, теперь мы можем позволить себе расслабить наши мышцы, позволить нашим конечностям более свободно свисать с нас и пойти на небольшой риск, чтобы выразить нашу сексуальность, нашу политику, наш энтузиазм и наше отвращение. Мы можем сказать другу, что они нам очень нравятся; мы можем быть строги с тем, кто продолжает использовать нас, мы можем осмелиться сделать шаг без требования устранить все остатки риска.Мы слишком долго застыли на месте, словно ожидая удара, который принадлежит прошлому, а не будущему.

Если бы мы восхищались работами художника Фрэнсиса Бэкона, то отчасти потому, что они, кажется, содержат небольшой нравоучительный рассказ о спонтанности. Холсты Бэкона были по своей общей планировке чрезвычайно жесткими и хладнокровно формальными, состоящими из мрачных цветов, симметричных линий и суровых перспектив. Но посреди этой строгости Бэкон обычно допускал большую долю бессистемности и случайностей.Он вводил фигуры, составленные с предельной интуицией, бросая на холст краску, а иногда и губки, сжимая кисти в закрученные формы в безумии расчетливого беспорядка.

                                           Фрэнсис Бэкон, Turning Figure, 1962

Возможно, нам придется провести версию экспериментов Бэкона в нашей собственной жизни; чтобы подготовить области большого порядка и логики, но затем допускайте моменты, когда мы ослабляем оковы, зная, что не все поставлено на карту и что награды могут быть решающими.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.