Вкус шоколада. Часть 3
Вкус шоколада. Часть 3
2.5 из 5
уже прочитали: 4 576
оставили отзыв: 0
2.5 из 5
уже прочитали: 4 576
оставили отзыв: 0

Уже к вечеру первого дня Элиза горько пожалела, что вот так позорно смалодушничала, сорвалась и сбежала от Ричарда на другой конец земного шара. Правда, пусть и горькая, всё же лучше, чем неизвестность, а здесь она пребывала в полнейшей неизвестности — Ричард не звонил, а позвонить любовнику сама Элиза до смерти боялась...

Наивно было думать, что, улетев на далекий курорт, она сможет отвлечься от своих невеселых мыслей и расслабиться... Да, наивно и глупо! Элиза целый день пыталась себя хоть чем-то занять или развлечь — чем угодно! — но у нее ничегошеньки не получалось... Единственная вещь, которая ее увлекала и отвлекала на время — это регулярные постельные упражнения с хайтековским двойным вибратором со специальным отростком для клитора и автоподачей лубриканта, но ради этого — стоило ли вообще лететь в Тайланд? Этот король самотыков радовал ее и дома...

За сегодняшний день Элиза переделала буквально всё, что она ценила и любила в жизни — отдалась заботливым рукам сотрудниц салона красоты, прогулялась по бутикам, отдав дань шопингу — своей давней страсти, даже приоделась и сходила поужинать в самый приличный здешний ресторан — в тайной надежде, что, чем чёрт не шутит, познакомится здесь с каким-нибудь одиноким биржевым спекулянтом или финансовым воротилой, а там — кто знает, как жизнь повернется, ведь на ее искусство делать минет еще никто никогда не жаловался...

Но кроме убогих ловеласов-отпускников из числа офисного планктона, с их примитивными подкатами, жаждущих выцепить скучающую телку на ночь и перепихнуться на халяву, никого не было видно даже на горизонте, и Элиза не на шутку загрустила.

Что ей делать? Оставаться здесь — скучно, тошно и бесперспективно. Вернуться домой? Но от одной этой мысли всё её существо пробирал такой холодный ужас, что сердце немедленно превращалось в ледышку и замирало. Сделать этот шаг у Элизы не было никаких сил, ей хватало энергии лишь на то, чтобы время от времени проверять свою банковскую карту — не заблокировал ли ее Ричард? Это самое первое, что обычно делают экс-любовники после расставания — Элиза прекрасно знала это по опыту. Ох, с того Олимпа, на который вознес ее Ричард, падать назад, в вонючую клоаку обычной жизни, будет так больно! Это всё равно, что перейти с дорогого шоколада на похлебку для бомжей...

Черные недобрые мысли носились в ее головке кругами, мучили, тревожили, и девушка никак не могла уснуть. Потянулась за вибратором, но... за сегодняшний день она мастурбировала и обильно кончала уже трижды, и страсти больше не осталось, ее дырки были совершенно измучаны этим хайтековским изобретением человечества...

Оставалось одно — пойти на пляж и искупаться в ночном море. Прохлада моря должна ее успокоить... Надев новенький купальник и взяв лишь самое необходимое — карточку от номера и смартфон — Элиза выскочила за дверь, неслышно прошла по ковровой дорожке коридора, спустилась в холл на панорамном стеклянном лифте и направилась туда, откуда слышался плеск волн...

На пляже было темно, хоть глаз выколи, и совершенно безлюдно. «А не искупаться ли голышом?» — игриво подумала девушка. Сначала просто так, но потом эта мысль зацепила её, завладела ей, отвлекая, наконец, от гнетущих мыслей о Ричарде, и Элиза решилась — скинула с себя трусики и купальник и вошла в морскую пучину, словно прекрасная Афродита, спешащая на потрахушки с Нептуном...

Чуть отплыв от берега, она перевернулась на спину, легкомысленно отдав на растерзание волнам свои божественные шоколадные локоны, широко раздвинула ноги и руки, сделала глубокий вдох и замерла, покачиваясь на водной глади, будто морская звезда. Над головой, словно бриллианты в дорогущем колье, горели звезды — Боже, какая красота!

Вот только... Никакой Нептун в эту дивную ночь не пришел ебать ее шикарное тело. Сильные мира сего поголовно игнорировали ее... Что за невезение! Просто черная полоса какая-то!

Нет! Ни море, ни мириады звезд на ночном тропическом небе — ничто не могло ее успокоить! Какие, к чёрту, звезды, когда, быть может, уже завтра этот половой инвалид Ричард вышвырнет её вон из своего пентхауса, как использованную вдоль и поперек резиновую куклу, и она останется без богатого мужика и без гроша! Кто тогда оплатит ту шикарную жизнь, к которой она привыкла? Кто оплатит ее желания, капризы и бесконечные счета из салонов и магазинов? Кто?

Хотя... В конце-концов, что за депрессия, Элиза! Ты просто чересчур расслабилась, растеряла былую форму, потеряла хватку, а ведь раньше она была поистине железной — уж если ты брала мужика за яйца, то это была не хватка, а настоящий капкан! А ну-ка, немедленно возьми себя в руки! Ведь ты — шикарная женщина, богиня в постели, красивая дорогая игрушка, ты мечта любого мужика с нормально работающим хуем! Так неужели ты не найдешь себе очередного богатого дурачка, который запутается в твоих длинных волосах, как золотая рыбка в сетях, и будет счастлив исполнять любые твои желания? В то время, пока ты под одеялом будешь исполнять его… Да легко!

Вот только, чтобы так случилось, чтобы жизнь, наконец, наладилась и вновь стала сладкой, как шоколад, надо не прятаться в этой заднице мира, а срочно лететь домой, туда, где на денежных пастбищах пасутся стада финансовых воротил и биржевых спекулянтов, голодных до секса. И поспеши, идиотка, пока Ричард не захлопнул перед тобой дверь в этот чудесный мир — прямо перед твоим носом!

Воодушевленная, полная решимости, готовая на любые половые подвиги, Элиза вышла из моря на песчаный берег. Она словно переродилась! А ведь и правду говорят, что морская вода освежает — Элиза буквально лучилась энергией, и очень кстати, ведь впереди было столько срочных дел! Заказать билет на ближайший самолет; привести себя в порядок; выписаться из отеля; вспомнить телефоны всех друзей, приятелей и знакомых Ричарда, не импотентов и не педиков, в данный момент одиноких и жаждущих случки; придумать, как, не вызывая подозрений, будто бы случайно или по какому-нибудь пустяковому предлогу встретиться с каждым из них...

А там уж она не растеряется, сразу поймет — с какого бока взять за жабры этих сексуально озабоченных недотёп — кому отсосать, а кому попку подставить... Если кто-то захочет поиграть с ней в госпожу, рабыню, медсестру или даже козочку — нет проблем, в своей жизни она пробовала и не такое... Главное, чтобы у мальчика имелись депозиты со многими-многими нулями после единицы. За денежки — она исполнит любой каприз...

Элиза была уверена в успехе. Но вот беда! В темноте пляжа она потеряла тот шезлонг, на который бросила свой купальник и ключ от номера, течение, кажется, отнесло ее в сторону, и сейчас она в полной растерянности стояла перед длинными рядами лежаков и шезлонгов, разложенных вдоль кромки моря. Эти нескончаемые ряды, казалось, тянулись от горизонта до горизонта, и Элиза никак не могла решить, направо ей идти или налево...

— Добрый вечер... — вдруг проскрежетал рядом чей-то пьяный голос.

Элиза вздрогнула. Ну вот, стоит только раздеться, как тут же, неизвестно ниоткуда, возникает какой-нибудь слюнявый вуайерист!

— Кто здесь? — спросила она испуганно в темноту.

— Прошу вас, не бойтесь, — ответил неизвестный, — Я тот, кто волей случая оказался охранником ваших ценных вещей и... одежды. Если вы их ищете, идите на мой голос, они лежат здесь и, уверяю вас, в полной неприкосновенности...

Элиза сделала несколько неуверенных шагов и, действительно, наткнулась на шезлонг, на котором лежало всё то, что она захватила с собой из номера. Рядом, на соседнем шезлонге развалилась чья-то неясная фигура.

— Спасибо... — сказала она, прикрывая свои крупные торчащие соски тонкой рукой — прикрыть роскошную грудь целиком не представлялось никакой возможности, уж слишком она была роскошна... — Вы, конечно, подглядывали за мной? Как вам не стыдно...

— Поверьте, совершенно невольно и без всякого злого умысла! — уверил ее голос, — Да и в такой темноте немного разглядишь... к сожалению. Задумался, замечтался, глядя на звезды, а тут вы... Не успел и слова сказать, как вы упорхнули в море... Простите!

— Прощаю... — машинально промолвила Элиза. Она была занята, проверяя входящие звонки — нет ли вестей от Ричарда? — да еще ее новый купальник, небрежно брошенный на шезлонг, скрутился каким-то невообразимым морским узлом, и сейчас она никак не могла его распутать, чтобы, наконец, прикрыть свою наготу. А голой же в отель не пойдешь...

— Кхм... Но кое-что я всё-таки разглядел... — произнес голос, — Вы божественно красивы, это невозможно не заметить даже в таком мраке! Впрочем, это профессиональное... Видите ли, у меня такая профессия — искать и находить такие бриллианты, как вы, и радовать людей женской красотой...

— Что же это за профессия такая? Вы что, сутенер? — усмехнулась Элиза. Этот пьяненький пройдоха забавлял её.

— Нет, — ответила фигура в соседнем шезлонге, — я режиссер эротических фильмов, и, между прочим, довольно известный, уж простите за саморекламу...


— Вот как? — удивленно подняла глаза Элиза, — И как же вас зовут?

Большинство известных режиссеров она знала лично — ведь Ричард активно инвестировал в порно и многие знаменитости кормились именно с его руки...

Фигура назвала имя — действительно, одного из самых известных режиссеров порнушки, на что девушка чуть не покатилась со смеху, ведь она хорошо знала этого типа, даже как-то снялась у него в эпизоде, и, разумеется, ничего общего с данным режиссером сей дешевый курортный враль и близко не имел!

— Дайте угадаю — хотите пригласить меня на пробы? — засмеявшись, спросила она.

— А почему бы и нет... — этот клоун продолжал играть свою роль, даже не подозревая, что уже разоблачен, — но для начала кандидаткам полагается пройти небольшой кастинг...

«Ну, хватит!» — решила Элиза, — «Надоел! Господи, сколько же вокруг похотливых козлов!»

Она резко включила фонарик на смартфоне и направила его в сторону организатора липового кастинга. Ее взору предстал потёртый дядька с залысиной, в мятой цветастой рубашке, расстегнутой до волосатого пупа, в безвкусных шортах с пальмами, китайских сланцах и с полупустой бутылкой в руке. Боже, какое убогое зрелище!

Элиза выключила фонарик. Ей всё было ясно.

— Послушай-ка меня внимательно, извращенец, — сказала девушка надменно и жестко, резко меняя тон. Ей было не привыкать отшивать таких приставал, и она отлично умела это делать, — Если тебе никто не даёт и ты беспрестанно дрочишь на порнуху, то этот вовсе не значит, что можно представляться именем известного режиссера, с которым я, кстати, лично знакома! Этот тупой развод оставь для тех уродин, с которыми у тебя есть хоть какие-то шансы переспать! Хотя... О чем я говорю!

Какие у такого задрипанного засранца могут быть шансы? Всё, что тебе светит по жизни, придурок — это подглядывать за девушками на пляже, да зависать на порносайтах. Боже! Да неужели ты решил, что я поведусь на твоё идиотское враньё и раздвину перед тобой ноги? Очнись или протрезвись, ничтожество, у тебя со мной абсолютно нулевые шансы! Кто я и кто ты — сравни! Ведь это всё равно, что сранивать небеса и грязную землю, шоколад и говно! Я в этой жизни имею всё, а ты — жалкий нищеброд, и будешь таким всегда! Наши жизни несравнимы! Прощай, козлище!

Элегантным движением Элиза подхватила с шезлонга купальник, который так и не пожелал распутаться, и, гордо повернувшись к незнакомцу свой красивой голой попкой, шагнула прочь.

Но тут...

— Ах ты, сука! — раскалившись добела, рявкнул Марк, спрыгнул с шезлонга, словно разъяренный бабуин, и, плохо соображая, что делает, наотмашь ударил уходящую от него гордячку бутылкой по голове...

Он был дьявольски взбешен! Тварь! Шлюха подзаборная! Да что она о себе возомнила? Кровь клокотала у него в жилах, он просто задыхался от внезапно нахлынувшей ненависти. Еще никто и никогда его так не посылал! Теперь эта блядь будет знать!

... Бутылка разлетелась вдребезги, в его руке осталось лишь горлышко с острыми краями, вонявшее дешевым вином, а девушка, не издав ни звука, рухнула плашмя лицом в песок и не шевелилась...

Выкинув в море остатки бутылки, Марк упал на четвереньки — его ноги дрожали и не слушались — осторожно подполз к своей жертве, со страхом перевернул обнаженное девичье тело и трясущимися руками попытался нащупать пульс. Шоколадные локоны были мокры от крови, Марк испачкал пальцы, он пробовал и так, и эдак, но ничего не разобрал. А может, просто не нашел вену, что он, врач что ли? Попытался прислушаться — дышит ли? Но опять ничего не понял — он был пьян, а прямо над ухом шумели волны.

Ему бы бежать отсюда побыстрее, ведь даже если девка жива, немного шансов, что она его опознает — видела лишь мельком, ночью, при тусклом свете фонарика, да и удар бутылкой по башке, говорят, хорошо отшибает память, но... Его запал еще не прошел, к тому же, переворачивая тело, Марк ненароком полапал роскошную грудь этой сучки, и это еще сильнее возбудило его, как бы мерзко это ни звучало... Кровь отлила от ног, от рук, лишив его сил, отлила от мозга, вконец лишив его разума, зато прилила к хую, который, словно кусок металлической арматуры, рвал его шорты изнутри, силясь пробиться к заветной пизде сквозь нарисованные на ткани пальмы...

Марк грязно выругался... Да какого чёрта! Если уж всё покатилось под гору, то что с этой тварью миндальничать?

Он приспустил шорты, выпустив на волю свой налившийся кровью отросток, грубо раздвинул безвольные ноги Элизы, нащупал в темноте её широкую щель, еще влажную после купания, и более не раздумывая, всунул свой горящий праведным огнем член в её холодную вагину.

Трахать девку, которая в отключке, или, не дай Бог, мертва — удовольствие то еще... Но Марк был доволен и этим. Впрочем, тут были и свои плюсы — не надо быть нежным, не надо заботиться, хорошо ли твоей парнерше — какая разница? Ведь блядина ничего не чувствует. Или вообще сдохла — а если так, то и хрен на неё, невелика потеря для человечества! Таких разъёб вокруг — каждая первая! И Марк наяривал хуем изо всех сил, трахал сучку жестко и глубоко — если бы тварь была в сознании, орала бы диким воем! В пизде скоро стало сухо, потом что-то лопнуло и потекло — кровь, что ли?

Но Марк не обращал внимания на эти мелочи, они его не касались! Он лишь совал и совал в эту шлюху хуй, как нож в кусок мяса. Порвется, так порвется, не такова ли участь всех блядей? А пока что отведай, потаскуха, настоящего мужика! Получи то, за чем всю жизнь гонялась, подставляя мужикам свою жопу! Так тебя еще никто не драл! Так тебя, сука, так! И еще! И еще! И еще! Больше не будешь задирать свой нос и возноситься над людьми! Знай свое место, шлюха! Твоя работа — сосать хуи, раздвигать ноги и не вякать, ясно тебе? Это ты ничтожество! Ты!! А не я!!!

Спустя несколько минут этой дикой ебли, почувствовав, что его пистолетик вот-вот шмальнёт, Марк вытащил член из кровоточащего влагалища, коротко вздрочнул и, с видом победителя, презрительно кончил прямо на лицо девицы, которую весь день так превозносил и боготворил, забрызгав желтой спермой ее замершие длинные ресницы, холодные губы и горделиво вздернутый к небесам носик...

— Вот так! Вот так! — прошипел он торжествующе, выжимая из члена последние капли, однако уже через секунду силы покинули его, грозный голос сорвался на хрипоту и мышиный писк, Марк неуклюже завалился голой задницей на песок, и в ужасе глядя на Элизу, простонал, — О, Боже, что же я натворил...

Кое-как подтянув шорты, он пополз к выходу с пляжа, сначала на четвереньках, потом с трудом поднялся на ватные непослушные ноги и сгорбясь, шатаясь из стороны в сторону, затрусил прочь, на выходе юркнув в ближайшие кусты...

А Элиза осталась лежать у кромки моря, под мириадами звезд, сверкающих, как дорогое бриллиантовое колье, на песке, залитом кровью и спермой, в беспорядке раскинув свои божественные шоколадные локоны...


ОЦЕНИ РАССКАЗ:

Рассказ опубликован: Сегодня в 14:40

Последние комментарии
Комментарии к рассказу "Вкус шоколада. Часть 3"

Оставить свой комментарий