Витя и Маша
Витя и Маша
3.1 из 5
уже прочитали: 4 547
оставили отзыв: 0
3.1 из 5
уже прочитали: 4 547
оставили отзыв: 0

Одетый лишь в белые труселя да светлую майку (из-под которой невольно выпирал пивной животик) 18-летний Витя, только что облегчившись по-маленькому, возвращался в сумраке коридора в свою спальню.

Всё же не надо мне на ночь пить так много чаю... — сонно размышлял он, тяжело ступая по глади паркета своими волосастыми ногами. — Теперь только и делай, что до рассвета ходи в туалет...»

С сими мыслями остановившись у двери спальной комнаты, он хотел было потянуться за ручку, как вдруг замер на месте, своим невероятно чутким слухом услышав нечто вроде «шух-шух!»

Что это?! — тут же насторожился он, вдобавок к сему шуму уловив отзвук какого-то невнятного голоса. — Неужто кто-то ломится в дом?!

В то же мгновенье, уже не без некого волнения, он, стараясь двигаться как можно тише, пошел на звук и вышел к раскрытой двери спальни своей старшей сестрицы Маши — именно из её комнаты и доносились странные звуки!

— Ах, какая же это трудная работа! — сквозь емкое «шух-шух», уже с необычайной четкостью услышал он её нежно-певучий голос. — Но, я полна сил! Полна сил!

Не понимая, что это она там делает, Витя осторожно выглянул из-за двери и в тот же миг обалдел — стоя на коленях посреди своей сумрачной комнаты (в которой была лишь большая кровать с дивным коричнево-шерстяным одеялом и темно-фиолетовой подушкой), Маша тщательно протирала пол белизной мокрой тряпки! Протирала, будучи одетой в шелковую нежно-голубую ночнушку, коричневый фартук (завязанный на пояснице в элегантный бант), светло-капроновые чулки с поясом и розовые высоко-каблучные туфли!/

«О, боже — она, что, моет полы?! — только и выстрелило в мозгу пораженного Вити. — Да ещё в такой поздний час?!»

Это было так — его 22-х летняя шатенка-сестрица — потрясая стильной прической (а-ля «Золушка-Принцесса») и пышной грудью более чем третьего размера... самоотверженно занималась уборкой!

Именно уставившись на это пышное вымя сестрёнки (прямо в глубокой ложбинке которой покоился золотой медальон!), трепетно бродившее как желе под «шух-шух», Витя, сам не ожидая того, невольно ввалился в комнату.

— Ой, Вить! — тут же вскочила на ноги испуганная от неожиданности Маша, изумленно вылупив на него большие пышно-ресничные моря голубых глаз. — А ты что... чего не спишь?!

— Мочевик не дает... — смущенно пробубнил он, так и не отводя своих карих «луп» от её пышных «желе». — Только и делаю что ссу, да ссу...

— Понимаю... — слегка покраснев, кивнула Маша, невольно опустив взор меж его ног. — А я вот... я решила заняться уборкой.

— Ночью?! — изумился Витя. — Ты что спятила?!

— Ну, не знаю... — уже смутилась она, неопределенно пожав плечами. — Мне кажется, что со мною в последнее время действительно что-то не так... Возможно, этот дом на меня так странно влияет...

Однако вспомнив, что стоит перед ним в нижнем белье, она, схватив подол коричневого фартука, подтянула его к своему выпирающему вымени — но, этим лишь только раскрыла то, что на ней не было трусиков! Ибо, вместо них, взору Витьки моментально предстал аккуратно выбритый черный треугольничек.  

— Хммм, дом, говоришь, влияет? — задумался Витя, моментально ощутив в своих чреслах теплоту невольно возбуждения. — А мне кажется, сестрица, эти странности у тебя вызваны обычным недотрахом.

— Чего?! — вновь изумленно сверкнула глазами Машка, от неожиданности выпустив свой подол. — Что ты сказал?!

— Я говорю — тебе надо с кем-то потрахаться... — произнес Витя краснея. — Глядишь, так и перестанешь заниматься ночами всякой пустой ерундой...

С минуту посмотрев на младшего брата как на умалишенного, она, всё же поддавшись его доводу, резко сникла, опустив свой взор на только что надраенный ею пол.

— Возможно, ты и прав... — только и произнесли её сочно-вишневые лепестки пухлых губ. — Но, с кем же мне трахаться, если мы вот как уже месяц живем в этом чертовом загородном доме?! Вокруг же нет ни единой живой души...

— Да, ты права — в этой дыре никого кроме нас нет... — тоже озадачился Витя, оглядывая её с головы до ног. — Из всех мужчин здесь только я... Ладно, уже поздно, пойду-ка я всё же попытаюсь уснуть... Спокойной ночи, сестрёнка! Хммм, или спокойной уборки!

«Хотя, что это я так грубо обманываю себя?! — в тот час подумал про себя он, поворачиваясь к задумавшейся сестрице спиной. — Неужели ты думаешь, что теперь уж точно уснешь после того, что только что видел её почти в неглиже?! Да неужели?!»

— Постой, Вить! — внезапно окликнула его Маша. — Я подумала и всё же поняла, что ты прав — я действительно чувствую себя необласканной! И это в свои двадцать пять! Мне действительно нужно срочно заняться сексом!

— И с кем же?! — недоуменно воскликнул он, снова повернувшись к ней. — С кем?!

— Нууу... — смущенно протянула она, не без тени улыбки, вдруг приобняв его рукою, да многозначительно запорхав на него своими ресницами. — Ммм...

— Ты это... чего?! — в тот час, встрепенулся он, мгновенно осознав её намерение. — Как ты можешь ластиться ко мне?! Я же твой брат!

— Ну, не хочешь как хочешь... — как ни в чем не бывало произнесла она. — Я тогда вернусь к своей, как ты говоришь, «пустой ерунде»...

И, лукаво блеснув улыбкой, как бы невзначай припустила руками верх ночнушки, в ту же секунду обнажив перед ним нежный мрамор своих сочных сись с пошло торчащими ореолами алых сосочков!

«О, боже! — только и сглотнул про себя Витя, взволнованно уставившись на вымя сестрёнки. — Похоже, она и впрямь спятила!»

Маша же, улыбнувшись ещё ярче такой реакции, в то же мгновенье повернулась к нему спиной и, упав на четвереньки, обнажила перед ним уже зад — свой крупный зад, с невероятными пышками ягодиц, темнеющей дырочкой ануса и розовеющими лепестками нижних половых губок!

— Что ты... что ты... что ты делаешь?! — уже в слух пораженно ахнул Витя, от этого зрелища моментально почувствовав жар в своих мелких яйцах. — Ты что и вправду слетела с катушек?!

— Я просто продолжаю свою «пустую работу»... — стрельнув через плечо томным взором, тихо ответила Маша голосом полным глубоким бархатом страсти. — Но, если ты хочешь, братец, то можешь тоже помочь мне в ней...

И с этими словами (мгновенно избавившись от ночнушки с фартуком), совсем откровенно повела перед ним своей соблазнительной пятой точкой.

— И помогу! — окончательно вскипел он, в тот час, вспучив взбудораженным членом белую ткань своих труселей. — С большим удовольствием!


И молниеносно избавившись от своего белья, тут же грузно налег на неё сверху! Налег, одной рукой обняв руками её упругие титьки, а второй ловко направил опухший конец своего «крюка» ей прямо в темную дырочку ануса.

— Витя!!! — в ту же секунду встрепенулась под ним Маша, явно не ожидав такого «демарша». — Прошу тебя, только не туда!

— Спокойно, сестрица... — грубо разводя концом необычайную упругость её заднего входа, глухо пропыхтел Витя. — Я здесь мужчина и... я знаю что делаю...

— Но, я же твоя сестра... — невольно вспыхнула она краской, едва не поперхнувшись в занявшемся вихре волнения. — Ты не должен иметь меня так... словно какую-то шлюху...

— Не могу?! — лишь усмехнулся он, продолжая невозмутимо пристраиваться к её роскошному заду. — А нефиг было меня дразнить, сестренка! Теперь же держись! Сама напросилась!

И плотно упершись влажным концом в темное колечко её ануса, он, сделав неожиданно резкий рывок, тут же вогнал в него свой налившийся кривой орган!

— Ай! — в тот же миг вскрикнула Маша, дико вытаращив от боли глаза.

Он же, почувствовав твердостью члена горячо-узкое объятие сестринской задницы, сразу забился в ней в страстных наскоках! Забился, уже вольно обняв руками её забродившую в такт грудь  и подмял своим пузом её поясницу.

— Айй-оххх! — совсем уж истошно взблеяла Маша, и не выдержав такого наскока пузатого братца, в тот час покорно плюхнулась на пол.

«Боже, я ебу сестрицу! — лишь выстрелило в мозгах Вити. — Я ебу свою Машу! Ебу прямо в задницу!”

Не веря самому себе, он, совсем навалившись на неё сверху, ещё пуще забуравил её прямую кишку своим крюком.

Она же (просто растерзываемая его несимметричным органом), скривив от боли цветки губ  (снова захлопнув глаза), окончательно сдалась его не в шутку разыгравшейся страсти, предавшись лишь сдавленному мычанию.

— Ммм, Машуля0... — не переставая буравить её, простонал он, самозабвенно окунаясь лицом в роскошь её густо-рыжих волос. — Ммм, сестрёнка...

— Мыыххх... — лишь болезненно протянула под ним она, просто припечатанная им к ещё влажному полу.

Витя же емко хлюпая по её пышному заду невеликими яйцами, быстро поймав кураж, стал вбиваться в её плоть уже с неким подкручиванием — вбиваться, в одно мгновенье наполнив весь полумрак сестринской спальни сладко-чмокающей симфонией похоти.

«Боже, я ебу её... — словно через какой-то угар, вновь где-то вспыхнуло в нем, откровенно отдавшись по всему пухлому телу гроздями буйного пота. — Я ебу родную сестрёнку...»

— Ыыыххх... — в свой ответ совсем слабо «вспорхнула» под ним не менее взмыленная Машка.

Напрочь, потеряв ощущение времени, он (чуя свою силу над ней и всё распаляющийся градус необыкновенно жгучего возбуждения.) продолжал и продолжал вбиваться в её уже и так хорошо раскуроченный зад. И, наконец, почувствовав в себе стремительное вскипание... вогнав свой накалившийся член в нее по самые яйца, вдруг резко выгнулся над нею, да тут же грянул бурными потоками спермы! Грянул, с судорожными толчками наполняя её прямую кишку без остатка!

— Уффф, как же я вымотался! — вскоре, едва переведя занявший дух, тяжело ухнул будто пропаренный Витя, валясь на спину после только что трахнутой им сестрёнки. — Никак не ожидал, что трахать родных сестриц это такое нелегкое дело... И... такое чертовски приятное...

— Хуххх... — лишь тяжко вздохнула потрясающе взмокшая Маша, также переворачиваясь на спину. — А я не ожидала, что мой родной братец оказывается такой извращенец... Уххх, всю мою попку прямо аж распирает!

Вся мокрая и очаровательно раскрасневшаяся, она, чувствуя из раскуроченного зада продолжающуюся течку его густого семени, в тот час смерила его презрительным взором.

— Да не уж-то я такой извращенец?! — улыбнулся ей Витя, игриво поигрывая рукою влажным крюком, ещё не совсем опавшим. — Неужели тебе не было ни капельки приятно?!

— Может и было, хихи... —  всё же рассмеялась Маша. — Признаюсь, после первой боли в анусе, на меня нахлынули необычные чувства... Ведь не каждый же день тебя имеет собственный брат... Да ещё и таким способом... Впрочем, это было удивительно! Прости.

— Ну, вот и славно! — рассмеялся он, победоносно мотнув полу-увядшим членом в её сторону. — Это совсем другая «песня», сестрица! А то всё «извращенец» да «извращенец»... Главное, что ты больше не чувствуешь себя “старой девой”. Шутка удалась и они оба рассмеялись.

— Да, Витя, да, теперь я это чувствую... — смущенно кивнула она и, покраснев ещё больше, тихо добавила. — И не только это чувствую, но и твой вкус...

— В смысле?! — тут же насторожился Витя, невольно выпустив из рук искусно использованный половой орган.

— Да, вкус... — совсем опустила пышно-ресничный взор в пол вконец смущенная Маша. — Не знаю как, но, я сейчас ощущаю в себе ещё и пряный вкус твоей спермы...

— Аааа... — понимающе протянул он. — Не удивляйся, это «эффект клизмы» — что впрыснут «туда», то вскоре почувствуешь и в себе...

— Правда?! Хм... Не знала... Забавно... Хихи...

— Вот теперь знай, моя глупышка. А теперь иди ко мне — братец хочет поцеловать свою дорогую сестрёнку и пожелать ей спокойной ночи...

— Конечно, дорогой. .

... Не прошло и десяти секунд, как он крепко обняв её прям на полу, жадно «всосался» в её сочно-вишневые губы долгим головокружительным поцелуем…

Родители должны были приехать на следующий день...



Рассказ опубликован: Сегодня в 14:40

Последние комментарии
Комментарии к рассказу "Витя и Маша"

Оставить свой комментарий