В палатке. Часть 2
В палатке. Часть 2
4.2 из 5
уже прочитали: 3 324
оставили отзыв: 0
4.2 из 5
уже прочитали: 3 324
оставили отзыв: 0

Утром я проснулся первым и с удовольствием отметил, что Катя обнимает мою руку, прижимая ее к своей груди. Судя по не очень яркому свету и пению птичек, наступило раннее утро. Мне пора было двигаться и начинать приготовления к следующему этапу, готовить завтрак.

Я осторожно вытащил свою руку из цепких объятий девушки и выполз на прохладный и безумно вкусный воздух. Ужин у нас готовит водитель, а вот завтрак на инструкторе. Обед, как правило, в пути в виде перекуса. Но сегодня у нас короткий сплав, поэтому обед и ужин будут в одном месте. Их тоже готовит водитель.

Завтрак готовить весьма затруднительно, потому что нельзя сильно шуметь. Дрова не поколоть, не позвенеть посудой, не поломать хвороста. Поэтому всё готовится с вечера. Я всегда все делал по максимуму. Поэтому сейчас довольно быстро у меня запылал костер, подкачались рафты, закипела вода в котелках, и скоро по стоянке пошел вкусный запах кофе, бутербродов и каши.

Даже те, кто в городских условиях не едят кашу и не любят ее, тут, среди сосен, елей и берез, под дымок от пахучего костра, под пение птичек, лопают за обе щеки и манку и овсянку и даже кукурузную кашу.

Когда все было готово, я стал будить моих подопечных. Для этого просто стал ходить между палаток и приговаривать: «Вкусный завтрак, волшебный кофе и бутерброды ждут своих едоков! Мир полон красок и новых ощущений! Температура за бортом ваших палаток способствует гулянию голышом и утреннему моциону в речке. Крокодилы еще спят и не будут вас кусать! На завтрак фирменное блюдо от нашего шеф-повара — каша овсяная с изюмом и сгущенкой!»

Как всегда это бывает, народ сразу зашевелился, развеселился и с хорошим настроением повыползал на воздух. Вместе со всеми вылезла и Катя, щурясь от света и пытаясь осознать, где она и что происходит.

Дети сразу же бросились к реке. Я еле успел остановить их и заставил надеть спасжилеты. Громко смеясь, и выбрасывая фонтаны брызг, детишки плюхались в речку.

- А на обед у нас будет уха из глушеной рыбы! — прокомментировал я такой способ заныривания. Вскоре примеру детей последовали и взрослые. Не устояла от соблазна понежить своё тело в прохладной водичке и Катя, не утруждая себя переодеваниями, прямо в той же футболке, в которой и спала, она зашла в бодрящий поток, медленно погружаясь.

Я даже забыл о своих обязанностях по завтраку, засмотревшись на девушку. Футболка промокла и стала облипать тело девушки, подчеркивая красоту его линий. Под тканью я ясно видел ореолы ее сосочков, пупочек и четкие очертания трусиков, которые безумно эротично смотрелись на ее бедрах.

Катя, словно почувствовав мой взгляд, обернулась и, увидев меня на берегу, засмеялась и поманила пальчиком.

Я посмотрел по сторонам и увидев, что все пока заняты умыванием и переодеванием, решил, что есть немного времени на себя любимого. Положил на землю топорик, которым до этого колол лучинки для костра, скинул штаны и в одних трусах прыгнул в речку. Вода обожгла меня своим холодом и у меня свело дыхание. Казалось, что сердце остановилось.

Я вынырнул на поверхность и стал искать взглядом Катю. Увидел ее уже выбегающую на берег, показывающую мне язык. Как же она была красива и соблазнительна. «Да! Тур точно удался!» — пронеслось в моей голове.

Потом все кушали кашу, пили чай, кофе, ели бутерброды и вкусняшки. Я делился планами на сегодняшний день и всем очень понравилось, что сегодня мы сплавляемся только до обеда, так как всех накрыла усталость с непривычки.

Пока я объяснял и кормил туристов завтраком, Катя не переставала со мной заигрывать. То посмотрит и улыбнется, то язык покажет, пока никто не видит, то как бы случайно заденет меня  рукой или ногой, то потрется попкой. Естественно, что я был заведен до невозможности и пытался ответить как-то, но нам все никак не предоставлялось возможности уединиться или на мгновение скрыться от чужих глаз.

Катю, по-видимому, это очень веселило. Ей нравилось. Она всячески меня подзадоривала, а как только у меня появлялся шанс1 ответить, она ту же грациозно и незаметно ускользала туда, где я уже не мог сделать что-то интимное. То за стол сядет, то с водителем начнет разговаривать, то у других туристов что-нибудь спросит или с детьми играет. И все время на меня смотрит и улыбается, дразнит.

Так вот весело и непринужденно прошло утро и в районе 11 часов мы отправились снова в плавание. Я решил отыграться на сплаве. Впереди нас ожидал большой порог, на котором я обычно катаю всех туристов. Там очень удобно после спуска поднимать рафты в начало порога и повторять сплав.

Внешне порог вызывает ужас. Так сильно там шумит вода и такое стремительное течение, плюс, там ещё есть большой перекат, практически маленький водопад, когда вода отрывается от поверхности и немного, но летит. Я решил, что отомщу Кате тем, что без всякого предупреждения направлю рафт прямо в середину бурлящего потока.

Когда мы стали приближаться, я заметил только мне известные метки. Я знаками показал позади следующим рафтам, что бы они причалили к берегу, а сам стал активно грести, направляя рафт в середину потока. Вскоре течение нас подхватило и потащило прямо в клокочущее месиво.

Катя, увидев страшный водопад и услышав ужасный грохот закричала от страха и выронив весло, вцепилась в борта рафта. В таком сжатом состоянии мы рухнули в поток. На мгновение шум воды пропал, когда мы ушли под воду, и тут же снова выбросило наверх. Сразу же после водопада был разлив, и нас спокойно вынесло к месту, где всегда и происходила высадка после штурма порога.

На Катю было жалко смотреть. Она так сильно испугалась, что на ее лице не осталось и следа радости и жизнелюбия. Только когда я, взяв ее за руку, помог высадиться на берег и ощутив под ногами твердь земли, Катя стала снова визжать, но уже от радости. Быстро догадавшись, что я все это сделал специально, Катя стала молотить меня своими кулачками и пихать коленками. Я, смеясь и ойкая, отбивался и извинялся. А потом, изловчился и обхватив ее руки прижал к себе и поцеловал.

Как же были вкусны ее губы. Чуть холодные от пребывания в воде, слегка твердые, а за ними теплый и озорной язычок, который трепетно задрожал от моего вторжения. Девушка не стала сопротивляться и уворачиваться. Только когда поцелуй затянулся, требовательно надавила ладошками на мою грудь и я отстранился.

- Ах, ты какой наглый! — изображая злость, сказала Катя.

- Нет! Я решительный и настойчивый! И это моя месть за утро — ответил я и опять еле успел увернуться от удара Кати.

- Все, все, все! Мир, мир, мир! Надо за остальными сходить! — остановил я праведный гнев Кати и побежал вверх по склону за другими участниками тура.

С другими я уже действовал по плану. Сначала пешком их подвел к порогу. Показал  где и как надо его проходить, показал, что даже если они перевернутся, то ниже сразу будет разлив и наш с Катей рафт для их спасения. Проверил экипировку, дал последние напутствия и побежал к рафту. Мы с Катей вышли в разлив и стали ждать первую пару.

Первым оказался «флагманский» рафт с детьми. Визжа то ли от страха, то ли от восторга, детишки молотили веслами по воде, а сидящий позади них папаша, с белым от ужаса лицом, смотрел, как их несет в самую сердцевину порога. На мгновение рафт исчез в бурлящем потоке, а через секунду из воды показались красные мячики касок, под которыми были огромного размера глаза.

Когда рафт заглотило волной, он перевернулся и вся команда вывалилась за борт. Нам с Катей пришлось собирать их всех одного за другим, а также весла и вещи. Мы высадили всю банду на берег и они, чуть отдышавшись, побежали наверх хвастаться подвигом.

Вскоре примеру детей последовали и взрослые и мы с Катей по очереди вылавливали уже остальных. Катю так веселило выражение лиц падающих с водопада и выныривающих туристов, что она не чувствуя усталости самоотверженно всех вылавливала и вытаскивала на берег. Но спускаться еще раз сама наотрез отказалась. Остальные же скатывались раз по десять, пока не замерзли основательно и я сказал, что пора на обед.

Уставшие до невозможности, вымотанные и водой и переносками рафтов, мы прибыли на стоянку уже под вечер. Как стая голодных волков, туристы набросились на приготовленный обед. Слопали и борщ и салат и бутерброды и жалобными взглядами просили добавки. Но я, как опытный инструктор сказал, что сейчас будет чай, а уж потом, кто останется голодным, дадим добавки.

Всех рассадил вокруг костра и заставил завернуться в спальники, а потом раздал всем чашки с горячим чаем и кофе. Выпив согревающий напиток, закусив всё это дело печеньем, и разомлев от накатившего тепла и расслабления, люди стали дремать. Кто-то завалился спать прямо у костра, кто-то успел доползти до мягких рафтов.

Катя же направилась на полянку и, скинув с себя футболку и треники, в одном купальнике, легла загорать под лучики солнца. Мы с водителем приступил к подготовке  ночлега и ужина.

Мы расставили палатки, начистили картошки, нарезали овощей для салата.  Я еще замесил тесто для туристического торта. Когда у меня хорошее настроение, я всегда радую своих клиентов своими кулинарными чудесами. Вот и сейчас для них у меня был сюрприз. Шоколадный торт. Не буду рассказывать рецепт и последовательность приготовления, но в городе такой торт готовить не имеет смысла -  он не будет так радовать, как в лесу.

И у этого торта есть один очень важный момент. Когда он запекается, его аромат распространяется со скоростью света и вызывает слюнотечение у всех в радиусе 10 км.

Когда наши приготовления были закончены и люди стали подавать признаки жизни,  им естественно захотелось развлечений. Я отправил их с водителем в пешую прогулку в старую каменную деревню. Красивые древние заброшенные дома, церковь. Все давно заросло и разрушилось, но обладало удивительной красотой.

А пока мои клиенты гуляли и набирались аппетита, я как раз запек торт. И когда через три часа они вернулись, то уже при подходе к стоянке все почувствовали удивительный аромат лакомства. Не веря своим носам, туристы направились к столу и с удивлением лицезрели самый настоящий торт.

Понимая, что до ближайшего хлебного магазина километров эдак 200, они не как не могли сообразить, что торт не появился сам по себе, а что его приготовил я. Но самое интересное было в том, что я, услышав приближение группы, как это обычно и делаю, спрятался в лесу с заранее припасенной корзиной с грибами, чтобы создать иллюзию моего долгого отсутствия на стоянке. На самом деле, корзина была пустая, только сверху, для вида, лежало несколько грибочков, собранных минут за пятнадцать вблизи стоянки.

И вот, когда все туристы вместе с водителем с изумлением, изучали кулинарное чудо, из лесу появлялся я, изображая усталость и тяжесть корзины в руке. Все посмотрели на меня, и удивления прибавилось на их лицах. Торт прямо пылал жаром и было понятно, что он приготовлен только что. Но и моя корзина была полной и собиралась уже как минимум час.

Я, подойдя к столу и увидев торт, тоже изобразил удивление и спросил: «Ого! Это вам Баба Маша дала? Видимо вы ей понравились»

- Нет. мы пришли, а он уже здесь. А кто такая баба Маша? - ответил и спросил  45-летний мужчина, который в первый раз раскусил мой обман, но сейчас стал его жертвой.

- Так это ведьма местная! Она тут живет, травки собирает да за порядком следит. Кто себя плохо ведет, мусор выбрасывает, лес портит, матом ругается или иное безобразие чинит, она тех в глухомань заманивает и там медведям скармливает. А кто по нраву ей, тех вот пирогами почивает. Вы, видимо, понравились, вот она вас и наградила пирогом вкусным да целебным! — пояснил я, с самым серьезным выражением лица.

- А как бы поблагодарить то ее, да познакомиться? — продолжал удивляться мужик.

- Да как же тут ее увидишь? Она и в куст превратиться может и в белку. Говорят, даже туманом может стать. Одно слово - ведьма. Кто ее видел, потом уже не появлялись. Пропадали — нагонял я ужасу и, увидев ну очень удивленно-испуганные лица, не выдержал и расхохотался.

Поняв, что их надурили, туристы тоже стали смеяться, но удивление их все равно не прошло, даже когда я им показал пустую корзину. Они не как не могли понять, как же я так исхитрился испечь торт, да такой пахучий. Особенно поразилась всему Катя. Она смотрела на меня прямо как на волшебника.

После вечернего чая с байками и песнями мы опять расползлись по палаткам. Меня опять ждала Катя. Уже зная, что спальник можно соединить молнией, она всё равно опять расстелила один спальник на полу, а вторым накрылась. Мы опять стали разговаривать на нейтральные темы, но очень быстро Катя стала выпытывать у меня рецепт торта.

Я сделал вид, что рецепт крайне секретен и я не намерен его просто так отдавать. Потребовал взамен поцелуй. Катя с показным нежеланием и обременительностью согласилась.

- Только, чур, с обнимашками! Так как просто мы уже с тобой сегодня целовались! — потребовал я.

- Ты тогда ...нагло меня взял! Это не считается! — парировала, улыбаясь, Катя.

- Всё равно, нагло или не нагло, но мы просто так целовались, теперь только с обнимашками! — не уступал я.

- Ну, смотря как обнимать будешь! — уступила Катя, и я тут же прижался к ней, обнял одной рукой за талию, а второй за спинку и прильнул к её губам.

В этот раз губы были очень тёплыми, влажными и сладкими. Я целовал девушку с настоящим и истинным наслаждением, одновременно чувствуя в руках её дрожащее от возбуждения тело. Катя тоже обхватила меня за плечи и я чувствовал кожей тепло её рук и нежность ладошек.

Возбудился я мгновенно. Мой дружок от долгого воздержания, почувствовав женское тело, быстро принял боевое положение и высунулся через имеющуюся ширинку на моих трусах, видимо как-то расстегнув пуговицу. Она и так постоянно растягивалась, а тут под напором набухшего органа поддалась довольно легко.

Горячая головка тут же коснулась холодной кожи бедра девушки, вызывая у неё непроизвольную судорогу. Прекрасно понимая, что это за твёрдый и обжигающий предмет, Катя, тем не менее, не отстранилась и не стала уворачиваться, а продолжила поцелуй. Изнывая от нахлынувшего как цунами желания, я стал терять контроль над собой и ситуацией,  стал стремиться поскорее вставить свой кол в пещерку девушки.

Я перекатился и навалился своим телом на хрупкую фигурку девушки, придавливая её ко дну палатки, а своим вздыбленным органом стал неистово тереться о её трусики в районе щелочки. Девушка раздвинула свои ножки и обхватила ими меня за спину, давая мне возможность более свободно ласкать её.

Мои руки скользнули под футболку Кати и обхватили ее груди с уже острыми от возбуждения сосочками и начали наглаживать их, стараясь вызвать ответный прилив возбуждения, который не заставил себя ждать. Она начала постанывать.

Головкой своего члена я уже чувствовал, как увлажнилась ткань трусиков и как горячо стало между ножек девушки, а подмахивания Катиных бедер навстречу мои требовательным ласкам прямо говорили о желании девушки скорейшего погружения в её тело моего органа.

Стенки палатки очень тонкие и не являются шумопоглощающим элементом, поэтому я всё время шептал Кате: «Тихо, тихо, не так громко!» Девушка пыталась дышать и вскрикивать тише, но вспышки удовольствия заставляли её терять контроль над собой. Тут я почувствовал, как её руки стягивают с меня трусы, полностью освобождая меня от бремени одежды, тем самым подавая знак к моим решительным действиям.

Я тоже подцепил край её трусиков и стал стаскивать их вниз на бедра и дальше на лодыжки. Катя, сгорающая от желания не меньше моего помогла мне в этом, вытащив свою ножку из них. Я тут же устремился свои членом к открытой для моего вторжения пещерке и сразу же (с силой и на всю глубину) вставил свой член в её тело. Катя охнула,  вцепилась коготками в мою спину, а я стал активно наяривать своим членом в её безумно влажной и горячей дырочке.

Когда после длительного воздержания и умелого заигрывания девушки  вставляешь ей свой возбуждённый до состояния атомного взрыва член, то ощущение овладения и кайфа в несколько раз сильнее, чем в ситуации ежедневного регулярного секса. Каждая клеточка организма поёт от счастья и восторга соединения и обладания другим телом.

Несмотря на то, что орган уже двигается внутри, а ноги девушки призывно распахнуты, а кончик уже тычет в дно влагалища, с каждым ударом наслаждение только нарастает. Как мощный поршень нагнетает давление в насосе, так и мой член с каждым толчком усиливал нарастающий экстаз и готовил мощный чувственный взрыв.

Мне казалось, что за весь период воздержания мои яйца просто распухли от скопившегося в них семени, а лицезрение женских форм, вызывало мгновенную эрекцию и последующую ноющую боль в паху. И вот, сейчас, когда мой разбухший от воздержания и возбуждения орган активно и сильно двигался в женском теле, я чувствовал, как накопленная за всё это время энергия готовится к выбросу.

В паху сильно защекотало и я, стараясь оттянуть момент сладкого оргазма, из-за всех сил напрягаясь, не давал возможности вырваться наружу своей жидкости. Но Катя, не подозревающая о моей внутренней борьбе, видимо, почувствовав приближение своего оргазма стала так активно подмахивать мне навстречу и обжимать своими внутренними мышцами член, что от таких ласк мой внутренний предохранитель не выдержал и я, вогнав свой кол поглубже, стал извергаться внутри тела девушки, изливая в неё огромное количество спермы.

Казалось моему оргазму не будет конца. Член всё дергался и выбрасывал порции живительной жидкости, наполняя по полной всё пространство внутри Кати.

Катя, почувствовав, что я кончаю в неё, сама испытала долгожданное наслаждение и, разрывая кожу на моей спине, стала выгибаться и с силой прижимать меня к себе. Мышцы влагалища стали сокращаться и сжиматься, выдавливая из моего органа всё, до последней капельки. Опустошённые и довольные мы развалились на полу палатки и так, не сказав друг другу ни слова, практически мгновенно уснули…


ОЦЕНИ РАССКАЗ:

Рассказ опубликован: Сегодня в 14:40

Последние комментарии
Комментарии к рассказу "В палатке. Часть 2"

Оставить свой комментарий