Малыш- хуесос
Малыш- хуесос
3.1 из 5
уже прочитали: 4 094
оставили отзыв: 0
3.1 из 5
уже прочитали: 4 094
оставили отзыв: 0

В гей-клубе “Шансон Педаль” жесточайший фейс-контроль. После случая с проникновением на вечеринку крупной группы радикалов, непонятно как умудрившихся пронести биты и кастеты, и устроивших варфоломееву ночь, владельцы увеличили меры безопасности. Теперь гостей не просто шмонали на входе, но и не пропускали тех, кто хоть чем-то вызывал подозрения в отсутствии нетрадиционной ориентации. “Если ты не голубой - можешь пи*довать домой” - своеобразный  девиз заведения, придуманный в шутку барменом, всего за пару месяцев стал официальным слоганом.


Клуб был средней руки педовником, коих в столице десятки. Конкуренция большая, поэтому отдел голубых маркетологов трудился не покладая рук. Возбуждающие гей-коктейли “Розовый Митяй” и “Анальный лифт”, серия перфоманс-вечеринок “Лужёные глотки”, пятничные конкурсы вроде “Дырки”  - все это способствовало привлечению новой аудитории. Но главная фишка заведения была в другом. В “Педальке” жил и работал карлик по прозвищу Стояк (он всегда сосал стоя). Из-за него выручка клуба никогда не падала ниже установленного минимума.


На него приезжали посмотреть (и не только посмотреть) пидорасы со всей  страны. Ему заваливали за щеку все самые известные представители голубого сообщества (в том числе, спортсмены и депутаты). Дать ему в рот и не сделать фото - все равно, что побывать в Мавзолее и не подойти к телу Ленина. Главным его достоинством было очень дикое чувство юмора. Он не щадил никого. Он мог начать озвучивать шутку с членом во рту, когда видел, что клиент собирается кончать. В итоге, счастливчик брызгал ему в рот, задыхаясь от смеха.


И да, Стояк был очень верным. Он жил тут. Он был предан клубу, его владельцам. Только он знает, сколько денег ему предлагали, чтобы забрать его, хотя бы на ночь... Ни разу он не покинул пределы своей вотчины.  Всегда тут, в строю. Но однажды произошел случай, когда он все же уехал…


Была обычная суббота. До открытия оставалось пару часов. Стояк сидел на большом барном стуле, сделанным на заказ, специально под него. Курил тонкую сигарету, медленно потягивая “Анальный лифт” и общался с барменом. Хмурый.

- “Устал я, Марсель. Мне уже 37, из них 17 я провел в цирке, прыгая на батутах и вылетая из пушки. Еще два отсидел. А все остальное время тут. Сосу, бухаю и жру всякую дрянь…” Марсель (которого на самом деле звали Мишей) немного удивился: обычно Стояк молчалив, только изредка воткнет свою шуточку по ситуации, да так, что весь персонал со смеху катится, а тут такие откровения…



- “И чего бы ты хотел?” -спросил он, протирая стакан бумажной салфеткой.

- “Если бы я знал” - ответил лилипут, глядя в стакан. Потом он затушил бычок в пепельнице, спрыгнул со стула и побрел в сторону сцены.

Чего я хочу? - этот вопрос мучал его последние несколько лет, но, как и большинство людей, он не торопился его разрешить, просто плывя по течению своей голубой жизни.

Прохаживаясь по танцполу, он ощутил какое-то волнение, все его естество было в состоянии мандража. И он никак не мог понять, что с ним происходит.  Экстази? Таблетка отпустила его еще вчера. Алкоголь? Он всегда пьет умеренно. О каком-то недомогании и речи быть не могло - этот закаленный жизнью крепыш с легкостью мог переносить любые нагрузки. Явно дело в нем, но... что именно?


Вечеринка стартовала в 10. Почти тысяча геев колбасилась под стук берлинского техно. Потели, заигрывали, терлись друг об друга, нюхали и глотали, сосались и сосали. У туалета очередь была уже в 10:15. Все 50 кабинок были заняты. В каких-то поролись сильно и громко. В каких-то наоборот - тихонько, не привлекая внимания.  Это все были “подогретые”, те, кто уже приехали в клуб готовыми к любви. Каждый из них был под чем-то, или просто пьян. Но все хотели трахаться. Много и сильно.


Конечно же, каждый уважающий себя гость хотел поймать Стояка, чтобы тот отсосал ему. Например, прямо у барки. Чтобы это снимали на телефоны и фотоаппараты. Считай, поймал звезду. Поднял свой статус.  Но даже спустя три часа никто Стояка так и не увидел.


Он появился внезапно. Его вынесли на золотой тарелке два чернокожих парня, которые играли роль рабов. Одетые в белые туники, они прошли с этим блюдом в самый центр зала. Стояк был связан. Его голова свисала с края тарелки. Рот был закрыт латексным кляпом. Ведущий - гей по имени Че Гевара объявил:  “Небывалое зрелище! Стояк будет сосать лежа! Стоимость одного билета - 10 000 рублей! Мест всего 50!”


Полмиллиона рублей были собраны за 10 минут. В центре танцпола образовался большой круг. 50 пидорасов со спущенными штанами яростно дрочили в ожидании божественных прикосновений карликового рта. Остальные толпились за их спинами, ожидая шоу.  Заиграла песня Rammstein “Ich will” и рабы понесли блюдо с карликом по кругу. Изо рта Стояка вытащили кляп и стали подносить хуесоса по очереди к каждому члену. Он без всяких прелюдий жадно заглатывал головку, шире открывая рот, а трахари еще более жадно пихали ему в горло пенисы.


На втором круге его лицо было залито слюнями, и стало походить на  мятый пакет, при этом скорость движения блюда увеличилась и сосать приходилось быстрее. На лбу вздулась гигантская вена, он сильно вспотел. Положение, в котором он находился стало тягостным. Связанные за спиной руки затекли, ключицу ломило. В это время, за пределами круга от перевозбуждения началась гигантская оргия. Не трахались только охранники. Даже бармен дрочил в стакан, чтобы дать выпить одному из посетителей…


Стояк обслуживал всех уже более часа. На него кончили только семеро. Он продолжал идти к цели. 250 тысяч за один вечер - такого еще не было. Именно об этом он думал, принимая в рот очередной жилистый ствол. “Хорошо, что они не догадались еще по 10 накинуть за мое очко, иначе бы меня просто разорвали...Суки”  Еще четверо спустили струи горячей спермы в ротовую полость маленькой звезды. Восторг приводил их в исступление.


На девятом круге карлик устал настолько, что перестал совершать какие-либо движения, просто оставив рот открытым. А члены продолжали елозить по его пухлым губам и проникать глубже… Сперма стекала по его подбородку на пол. Коллективная эйфория от этого зрелища  достигла пика и ситуация вышла из под контроля. Те, кто уже закончил, отходили в сторону, но круг не смыкался, оставляя бреши. Туда начали прорываться разгоряченные пьяные гомики, которые тоже хотели прикоснуться к легендарному действу.


Все это обернулось жуткой давкой, каких не описывал даже Босх в своих картинах. Почти тысяча полураздетых тел вошкались в этой массе, трахая все что можно трахать. Начали “дырявить” даже “рабов”. В эпицентре этого гей-кошмара, на золотой тарелке залитой спермой лежал связанный карлик. Его возможности явно переоценили с этой акцией. Клуб явно переоценили с этой акцией. Все полетело к чертям. Охрана уже ничего не могла поделать…


Около 6 утра когда все расходились, Марсель подошел к тарелке со Стояком. Было непонятно, жив ли он? По глубокому вздоху, бармен выяснил, что жив. Он вытер маленькое тело, развязал, взял на руки и унес в аппартаменты, в которых жил карлик.

Это было фиаско. Для всех. На следующий день, ближе к вечеру, Стояк забрал деньги, собрал вещи у пошагал своей маленькой несуразной походкой на выход. Гадко было на душе. Он конечно видел сотни пидорасов. Но главными оказались маркетологи и директора “Педали”.


Мал золотник, да дорог - это было про него. Но деньги затмили его заслуги, его верность и самоотверженность. Вчерашняя акция не была согласована с ним. Сказали только, что он срубит 250 тысяч. Он согласился, доверяя. Как обычно.  В его коктейль перед вечеринкой подсыпали снотворное. Очнулся он только тогда, когда изо рта вытащили кляп. Его, стояка имели лежа! Невозможно себе представить. Кинули. Обманули. А ведь так с персоналом обращаются тысячи работодателей по всей стране...     


ОЦЕНИ РАССКАЗ:

Рассказ опубликован: Сегодня в 14:40

Автор: Братья Вочковски

Все рассказы этого автора
Последние комментарии
Комментарии к рассказу "Малыш- хуесос"

Оставить свой комментарий