Княгиня. Часть 3
Княгиня. Часть 3
3.5 из 5
уже прочитали: 2 796
оставили отзыв: 0
3.5 из 5
уже прочитали: 2 796
оставили отзыв: 0

Прошло несколько дней, Ульяна осваивалась в новом доме, к ней относились как к хозяйке, она стала привыкать к своему новому положению. Она много времени проводила на людях, лишь изредка оставаясь с Асей наедине. Владислав занимался важными делами в соседней слободе, иногда он приезжал посреди ночи.

Он делил ложе с молодой женой, но намеренно не прикасался к ней последующие несколько ночей, хотя Ульяна видела, с каким желанием он осматривал ее тело, скрытое ночной рубашкой. Как объясняла ей когда-то тетка, любящий муж будет беречь жену после первой супружеской ночи, даст ей время прийти в себя. Но ни один мужчина не будет ждать вечно.

В их спальне было прохладно, была середина осени, вокруг кровати горели несколько свечей, они давали совсем немного света, да и тепла от них было едва. Князь и княгиня сидели обнаженные друг напротив друга на белых простынях, ее колени были разведены в стороны его коленями, он откинул ее длинные волосы с плеч, открывая грудь. Его большие пальцы очертили круги вокруг ее сосков. Он наклонился и по очереди поцеловал их, слегка прикусывая, потом перешел к губам, крепко впиваясь в них.

Он обхватил ее плечи и опрокинул на спину, не отрываясь от нежного рта. Охваченный желанием и любовью, Владислав не замечал напряжения на лице жены, его взгляд уже был прикован к ее прекрасному молодому телу. Кончиками пальцев он проводил по ее шее, груди, уделяя большое внимание розовым соскам, которые вскоре затвердевали от его настойчивых прикосновений.

Потом он стал опускаться ниже, проводя по животу, гладя ладонью кожу, пока пальцами не зарылся в тонкие светлые волоски между ногами. Ульяна вздрогнула, Владислав на мгновение поднял на нее глаза, чтобы потом снова сосредоточиться на своем исследовании. Он просунул ладонь глубже, пальцами нащупывая вход и проникая внутрь в тугое лоно.

Он стал ласкать жену изнутри двумя пальцами. Тело Ульяны предало ее, разум призывал воспоминания о прикосновениях Аси, а тело начинало постепенно изгибаться навстречу мужским прикосновениям. Ей казалось, что его пальцы теперь легче и проворнее скользили внутри ее тела, он проталкивал их глубоко.

— Любимая, желанная моя, — шептал князь, приближая к ней свое лицо и всматриваясь, пока его ладонь возбуждала ее естество. Ульяна почти теряла сознание, ей хотелось, чтобы он никогда не выпускал из тепла своего рта возбужденные горошины на вершинах ее грудей, и теперь ей было мало рук на своем лоне.

— Люби меня, возьми меня всю, без остатка, — в тот момент, когда образ Аси покинул ее разум, Владислав вытянул из нее руку, и несгибаемый горячий мужской орган аккуратно вошел в нее. Через мгновение их животы прижимались друг к другу, чтобы снова отдалиться и тут же рвануть навстречу. Орган все легче скользил внутри Ульяны, раздвигая на своем пути влажные стенки, сминая все преграды, завоевывая территорию.

Основание ствола прижимало женский возбужденный бугорок, посылая волну дрожи по всему телу. Ульяна не могла двигаться, она лишь дышала в такт с его выпадами, она была не в силах даже стонать от нахлынувшего блаженства. Князь слегка отодвинулся от жены, притягивая ее бедра, изгибая ее поясницу, широта его движений достигла предельной величины, и головка полностью выскочила из ее лона, но тут же легко нашла жаждущее отверстие, чтобы снова погрузиться в его теплую влагу.

Она не знала, что можно испытывать такое наслаждение, такое блаженство. Она распахнула глаза, крепко обвила руками овладевающего ею супруга, пока он снова придавливал ее к ложу и извергался как можно глубже. Одной рукой он удерживал свой вес, поставив ее рядом с прекрасным лицом Ульяны, а второй захватил ее грудь и нежно сжал.

Блаженство удовлетворения еще долго удерживало в плену Ульяну, она позволила ему найти свои горячие губы и обнять крепко, почти до невозможности дышать. После он гладил ее волосы, шептал слова любви и благодарности.

По ночам, лежа в объятиях мужа, Ульяна размышляла о том, какие чувства уживаются в ней. Она испытывала зависимость от того чувства, которое дарило ей тело мужчины, чувства наполненности горячей твердой плотью, ощущения его крепких властных объятий, большой и сильной ладони, почти до боли обхватывающей ее небольшую грудь.

Владислав полностью владел ее телом, не давай ей шевельнуться, ускользнуть от него, когда она начинала извиваться под его напором. Когда ее лоно, доведенное до изнеможения, сжималось так сильно, что его органу остановилось тяжело наносить ей удары, князь обхватывал ее за плечи и вдвигался как можно глубже в ее плоть, давая ей время успокоиться.

Любила ли она его? Нет. Она хотела соединения их тел, она позволяла ему любить себя, овладевать своим телом, даря плотское наслаждение. Вид его поднявшегося отвердевшего органа посылал невероятные ощущения ее телу, будя сильнейшую жажду между ног.

Да, Ульяна любила его тело, но дороже всего ей была Ася. С Владиславом она получала наслаждение плотское, с Асей плотское и душевное.

По утрам она всегда приходили в комнату Аси, обнимала ее и целовала. Но вокруг, в доме всегда было много людей, они опасались, что их застанут, и позволяли себе лишь мимолетные касания. Асия готовила ей отвары из добытых ею трав, и Ульяна послушно их принимала, опасаясь понести. Под внушением подруги, она испытывала страх перед беременностью, родами, а также ей не хотелось лишать себя наслаждения любовью, которую дарили ее телу Владислав и Ася.

Поднося отвар, Асия нежно гладила любимую по плечам, шее, обещая ей счастливую жизнь, полную удовольствия и неги, не говоря о том, какой страх испытывает на самом деле. Страх, что ребенок свяжет Ульяну с ее мужем, что навсегда вырвет девушку из ее объятий. Ведь видеть Ульяну с животом означало бы признать то, что она принадлежит мужчине.

Первая ночь им была подарена лишь спустя полтора месяца после свадьбы, когда князь уехал в Киев. Он хотел было взять с собой жену, но Ульяна сказалась больной. Владиславу было тяжело с ней расставаться, но она обещала скучать по нему и ждать его возвращения.

В ту же ночь Асия осталась в спальне князя и княгини. Как только дверь была заперта, Ася схватила ее за руку и потянула за собой к кровати, попутно снимая с нее и себя одежду. Полуобнаженные, они остановились около кровати и принялись жарко целоваться. Ася обняла бедра княгини и принялась их жадно оглаживать и сжимать. Нижняя сорочка было поднята до талии, пока смуглые руки обхватывали крепкие ягодицы Ульяны, притягивая ее тело к телу Аси, ее язык скользил по губам и подбородку любимой.

— Милая моя, как же я скучала по тебе, — охрипшим голосом шептала Ася, — как соскучилась. Я почти забыла ощущение твоих губ, твоей кожи.

Обе девушки испытывали неземное блаженство от соприкосновения тел. В нетерпении Ульяна откинулась на кровать, и Ася склонилась над ней, не отрывая от нее губ, и, обхватив грудь, придавила к ложу. Оказавшись наверху, Ася принялась с жадностью ласкать белоснежное тело.

Ульяна чуть вскрикнула, когда подруга попыталась укусить ее за плечо, и тут же рассмеялась. Ася была словно голодный зверь, дорвавшийся до столь необходимого ей тела. Ее ласки были почти насильными, Ульяна несколько раз попыталась противостоять натиску, пока раскаленное до предела тело не оказалось на ней, прижимаясь каждой клеточкой, придавливая всем весом, и Ася не впилась в ее губы.

Их любовью еще никогда не была такой неистовой, их губы судорожно касались всего, до чего могли дотянуться, — лиц, рук, плеч, грудей. В какой-то момент Ася приподнялась над Ульяной так, что ее крупные темные соски лишь слегка касалась ее груди. Она плавно покачала ими, лаская острыми навершиями грудей соски девушки, возбуждая их еще больше. Она чувствовала трепет и возбуждение своей любимой. Она также испытывала жажду и желала немедленно ее утолить.

Ульяна обхватила спину Аси и нежно ласкала ее своими ладонями, пока не достигла ягодиц. Крепко сжав их пальцами, она заставила Асю опустить бедра. Та, в свою очередь, сделала несколько толчкообразных движений, как должен был делать это с ней Владислав, но соприкосновение двух возбужденных разгоряченных лон лишь разжигало поглощавшую их страсть.

Схватив ртом сосок Ульяны, Ася провела рукой по животу любимой вниз. Нащупав маленький холмик, она позволила своим пальцам опуститься дальше и скользнуть внутрь. По телу Ульяны пробежала волна, а Ася наслаждалась видом тяжело вздымавшейся прекрасной груди. Это зрелище заставляло ее возбуждаться еще больше, и она продолжала скользить пальчиком, овладевая им глубинами лона Ульяны, то с силой лаская стенки, то толкая их глубже мощными ударами.

В это время их губы целовали друг друга, пока рука чуть приподнявшейся Ульяны не потянулась к животу Аси, опускаясь все ниже, где неуверенными движениями попыталась проникнуть к самому потаенному месту. Ася чуть отстранилась, прислушиваясь к новым ощущениям. Как только нежные пальцы приникли к входу в ее девственное лоно, она крепко прижалась промежностью к ноге любимой, зажимая ее руку, и сильнее стала скользить пальцами в истекающем соками лоне Ульяны. Через несколько секунд тела обеих девушек начало трясти, у них перехватило дыхание, и они замерли, чуть отстраняясь друг от друга.

Уставшие и счастливые, они отдыхали на супружеском ложе, пока обе не погрузились в крепкий сон. Никто из них не слышал, как близкий друг князя, воевода Кирилл Галябин, зашел в комнату и несколько минут смотрел на крепко обнявшихся обнаженных женщин. Какое-то время назад он проходил мимо княжеских покоев и, услышав тихие голоса и стоны, подошел к двери спальни и приоткрыл ее, став свидетелем пика любовных игр княгини и черноволосой служанки.

Близкий друг князя, верный ему во всем, Кирилл Федорович не стал придавать большого значения увиденному, не стал он и сообщать другу о том, как проводит время его жена в его отсутствие. Застань он в княжеской постели мужчину, он поступил бы иначе.

Он мог бы забыть о том, невольным свидетелем чего он стал, если бы в то утро ему не встретилась Асия. Он всмотрелся в гордую статную молодую татарку, окинувшую его презрительным взглядом. Она прошла мимо, неся кувшин с водой в комнату княгини.

— Ты хорошо заботишься о своей госпоже? — бросил он ей вслед.

Асия остановилась и медленно обернула голову через плечо, обжигая его взглядом черных глаз.

— Она, небось, скучает по супругу. Одиноко ей в большой, холодной постели? Почему бы ей не поехать в Киев следом?

— Ульяна Ярославовна сама знает, что ей лучше. И уж я позабочусь о ней лучше, чем кто-либо. А вы езжайте к князю, да не торопитесь назад.

Оглядевшись по сторонам, воевода ринулся к высокомерной девке и, схватив ее за руку, вытолкал в соседнюю комнату, закрыв за собой на засов дверь, оставив в коридоре разбившийся кувшин.

Они стояли друг напротив друга. Кинув на него озлобленный взгляд, Асия кинулась на него с кулаками, но крупный высокий мужчина одним ударом сбил ее с ног. Когда она повалилась на пол, он наклонился и за плечо поднял ее, как мешок, толкнул к деревянному столу и повалил на него грудью.

Рукой он упирался в ее спину, пока Ася пыталась вырваться и выпрямиться. Раззадоренный и разъяренный, Кирилл навалился на девушку сверху, прижавшись к спине, и укусил за плечо, заставив ее вскрикнуть. Покусывание перешло в страстный поцелуй в шею, спину. В это время он своими сильными ногами заставил ее расставить ноги шире, одной рукой он приподнял подол ее платья, пока другой рукой упирался в ее лопатки, прижимая ее тело к поверхности стола.

Асия пыталась вырваться, что было сил, неловко она старалась схватить его свободной рукой за волосы, вцепиться в лицо, но мужчина держал ее крепко, так, что она не могла поднять голову. Он жадно впивался губами в ее шею и плечи, пока девушка сопела и тяжело дышала.

Он оторвался от нее только, чтобы стянуть штаны, раздвинуть створки ее половых губ и приставить мощный возбужденный орган к входу в ее лоно. Асия в ужасе замерла...

— Ты думаешь, что можешь заменить мужчину? — пропыхтел Кирилл в ее ухо. — Ошибаешься, сука, я покажу тебе, каким должен быть мужчина.

Когда он начал надавливать головкой органа на ее вход, Асия очнулась и закричала, она забилась так, что он чуть не выпустил ее, но Кирилл слегка двинул ей кулаком в лицо, и у нее перед глазами все закружилось. Он навалился на нее всей своей тяжестью и начал протискивать орган внутрь. Он сделал рывок, но орган как будто застревал в девственном теле, но он повторял рывки, постепенно пробиваясь внутрь. Во время этих усилий он не заметил, как прорвал девственное кольцо, а Асия беззвучно раскрыла рот и забилась в агонии, ее широко распахнутые глаза налились слезами, когда все внизу живота взорвалось острой болью.

В конце концов, Кирилл проник своим органом до упора. Это стоило больших усилий, он вспотел и запыхался, но останавливаться был не намерен. Вытащив немного свое орудие, он нанес первый удар вглубь, потом второй. Несмотря на боль от тугого проникновения, от натягивающейся кожицы на стволе органа, он двигался в юном теле быстрее и быстрее.

Кирилл всматривался в прижатое к столу щекой лицо Асии, стараясь запомнить это выражение, пока совершал бедрами рывки, натирая свой орган тугими стенками в девичьей плоти. Асия обессилела, обмякла и больше не сопротивлялась — она только хотела, чтоб этот кошмар скорее закончился. Мужчина остановился, чтобы отдышаться, он убрал руки и перестал удерживать ее тело.

Животная страсть овладела Кириллом, он был словно кобелем, покрывающим свою суку, он наклонился и ухватил ее зубами за плечо, в тот момент все его мысли были сконцентрированы на плотно охватившем его орган лоне смуглой красавицы. Он продолжал насиловать ее молча, слушая ее постанывания. Асия не заметила, как Кирилл начал учащенно дышать, потом застонал и стал изливаться в нее.

Чувство победы и облегчения наполняло воеводу, когда теплое густое семя заполняла лоно девушки. Закончив, он остановился, ему нравилось ощущение как ее нутро плотно обхватывало его орган, судорожно сжимаясь и разжимаясь. Когда возбуждение спало, он вытянул окровавленный орган из нее и заправил его в брюки. Он опустил ее платье, прикрыв ее наготу.

— Теперь ты женщина, — устало сказал он, — настоящая женщина. И, как у женщины, у тебя никогда не будет такой вот дубины. Если тебе понравилось, приходи, я многому научу тебя. А к княгине больше не лезь, иначе убью.

Когда он вышел, Асия попыталась подняться, но у нее затряслись ноги, и она снова легла на стол. Каждое движение отдавалось острой болью между ног. Она была изнасилована, завоевана мужчиной.

Асия долго не могла прийти в себя, несколько дней ее душили слезы, от злости и обиды тряслись руки. Она с трудом садилась и ходила, но не позволила кому-либо узнать о том, что произошло. Она отклоняла ласки Ульяны, которыми та одаривала ее поздними вечерами, укладываясь спать. Свои отказы она списывала на недомогание, на опасение быть застигнутыми. И Ульяна, сначала обеспокоенная странным поведением подруги, вскоре перестала пытаться расспрашивать ее о причинах охлаждения. Асия заверяла ее в своей безграничной любви, но отказывалась делить с ней ложе и предаваться взаимным ласкам.

Ульяна переживала из-за таких перемен, она боялась, что сделала что-то не так, что чем-то обидела Асю, но она не знала, как выяснить причину равнодушия. Ночами, лежа одна в большой постели, она призывала воспоминания о нежных руках любимой на своем теле, о ее жарких губах на своих губах. Вместе с тем она будто в реальности ощущала скольжение твердого несгибаемого органа в своем лоне.

В такие минуты Ульяна широко разводила ноги, собирая между ними одеяло, и обхватывала его бедрами, представляя перед глазами то колышащиеся груди Аси, то мощные плечи Владислава. Она провела в одиночестве почти десять ночей, пока поздно вечером не вернулся князь.


ОЦЕНИ РАССКАЗ:

Рассказ опубликован: Сегодня в 14:40

Последние комментарии
Комментарии к рассказу "Княгиня. Часть 3"

Оставить свой комментарий