Как я помог маме друга
Как я помог маме друга
3.9 из 5
уже прочитали: 15 955
оставили отзыв: 0
3.9 из 5
уже прочитали: 15 955
оставили отзыв: 0

Не знаю, как там у остальных, а меня всегда привлекали взрослые женщины, причем, намного взрослее меня. Еще будучи пацаном и ни черта не зная о взаимоотношениях полов, я засматривался на зрелых дам. И хотя я не осознавал своего вполне нормального природного желания, иной раз у меня чуть ли не слюни текли, когда в области моего зрения появлялась реально красивая тетенька.

А уже позже, в период полового созревания, когда я уже все знал и понимал, я нередко фантазировал, как занимаюсь развратом то с одной знойной женщиной, то с другой. Повзрослев, я понял, что именно меня в них привлекало. Дело было не столько в возрасте сколько в умении даже в свои “слегка за 40” выглядеть до такой степени шикарно, чтобы вызывать пошлые желания у совсем юного пацана.

Одним из идеалов привлекательности для меня была мама моего лучшего друга Володьки Горюшина. Отец их давно бросил, она воспитывала сына одна, больше не выходила замуж и в принципе с мужиками знакомств не водила. Хотя многие к ней клинья подбивали, даже сватались, потому что выглядела тетя Наташа даже в зрелом возрасте на все 100.

Годами позже, я спросил как-то у Володьки, почему его мама так и не вышла замуж. И он мне поведал, что в юные годы она была очень наивной, доверчивой, многие мужики этим пользовались. И папаша его не был исключением. Конечно, с ним все было серьезно, ЗАГС, белое платье, ребенок. А в итоге вышло как и со всеми - поматросил и бросил. После такого неудачного опыта тетя Наташа всех мужиков и возненавидела, решила с ними не связываться и посвятила себя сыну.

Но самое интересное для меня было не это. Несмотря на свою привлекательность (к своим 50 она была похожа, скорее, на скромную и приличную молодую актрису,чем на мать взрослого сына) и даже несмотря на мою страсть к женщинам постарше, тетя Наташа у меня таких желаний не вызывала. Я воспринимал ее исключительно как маму друга, родного человеку, двоюродную тетю или что-то типа того. И не более.

Вообще тетя Наташа была очень спокойная, на мой взгляд. С сыном они вообще никогда не ссорились. И когда Горюшин решил жениться, его мама была на седьмом небе от счастья, постоянно говорила о внуках и к будущей невестке относилась тепло.

Однако после свадьбы отношения между главными женщинами в жизни Володи разладились. Тетя Наташа начала придираться к молодой невестке, злиться, раздражаться по мелочам. Лиза все делала не так. Начались скандалы, ругань. Добрую и покладистую тетю Наташу будто подменили.

Лиза на свекровь обижалась, сказать что-то против взрослой женщине, видимо, не позволяло воспитание. Поэтому она часто плакала, уезжала на время к родителям. Потом Володька ее возвращал, уговаривал, пытался как-то уладить конфликты, но ничего путного из этого не выходило. Частенько он жаловался мне, чуть не сквозь слезы, а я даже не знал, чем его помочь.

Разрешить ситуацию помог случай. Как-то по весне решили мы с семейством Горюшина съездить отдохнуть на их дачу. Компания состояла из меня, тети Наташи, и Володи с женой. Видимо, я там был нужен, чтоб в случае чего разбавить напряженную обстановку. Сначала ничто не предвещало беды, а потом началось.

Мама Володьки вспылила на невестку из-за какой-то мелочи и начала ей высказывать все что думает. Причем слова носили откровенно неприличный характер. Даже присутствие чужого человека - а именно меня - тетю Наташу ни капли не останавливало. Она громко и истерично кричала, поливала невестку отборными оскорблениями и требовала, чтобы она оставила ее сына в покое и развелась с ним.

Лиза поначалу молчала, а потом видно не выдержала и высказала свекрови в лицо все что о ней думает. Мой друг, находясь между этих двух огней, выглядел окончательно растерянным, а мне просто хотелось прекратить этот бабский ор. Не слишком понимая, что я вообще делаю, я приобнял тетю Наташу и почти силой увел ее на второй этаж.

Я закрыл дверь в комнату и ожидал чего угодно - истерик, угроз оскорблений. Но тетя Наташа рухнула на кровать и начала плакать. И вот сидим мы в этой комнате, она плачет, а я думаю: “Чего она рыдает? Откуда вообще этот скандал? Херня какая-то. Просто ревность к сыну”.

И тут в моей голове вспыхнула догадка! Так ведь ее ж не трахал никто уже лет двадцать или больше. Тут любая взбесится. Я усмехнулся над своей догадкой. Она была вполне логичной. Привлекательная дама с молодости не знала мужских ласк, всю себя отдала сыну. А теперь появилась другая женщина, которая отобрала ее мальчика. Пусть и абсурдно, но такая ревность встречается сплошь и рядом.

В памяти всплывали ситуации, как Горюшин не раз просил меня, мол, помоги как-то разрулить эту ситуацию. Мне стало смешно: разве я должен помочь именно так? С другой стороны, в полуметре от меня привлекательная женщина в возрасте, который также для меня весьма привлекателен.

Подождал еще пару минут, сидя  на кровати, пытаясь побороть нерешительность и наблюдая боковым зрением за тихо всхлипывающей мамой моего товарища. А потом пододвинулся к ней и аккуратно приобнял за плечи. Стал утешать. Как бы с дружеским настроем. И при этом тихо пришептывал на ухо:

  • Тише, тише, теть Наташ. Успокойтесь. Ну зачем вы тратите нервы по пустякам?

Сначала она возражала, но я прислонил палец к ее мокрым от слез губкам и сказал:

  • Тссс… Тише-тише. Вам не нужно ничего говорить. Молчите! Сотрите из памяти все! Я знаю, что вам действительно нужно! И я готов помочь.

  • Помочь? - удивленно переспросила она срывающимся голосом.

  • Да-да! Именно! - я старался говорить максимально уверенно, улыбаясь и глядя ей прямо в глаза. - Даже не сомневайтесь!

  • И чем же ты хочешь мне помочь? - спросила она с нотками недоверия.

  • Сейчас все поймете, - ответил я заметно повеселевшим тоном.

Она пыталась что-то мне ответить, но я резким рывком притянул ее голову к себе и впился в ее губы страстным поцелуем. От неожиданности Наталья поначалу замерла, но через мгновение начала меня яростно отталкивать.

  • Пусти меня! Ты че, совсем с катушек съехал? - шептала она разгневанно.

Но я прижал ее к себе и очень крепко обвил своими руками.

  • Тихо, Наташа. Не сопротивляйся - я произнес это с весьма нахальной интонацией и с огромным удивлением для себя самого впервые перешел с мамой друга на “ты”. - Тише. Не рыпайся. Тебе же самой будет лучше. Я сделаю тебе хорошо. У тебя нормального мужика не было… сколько? 20 лет? Вот ты и бесишься. Все же просто.

Я подозревал, что мои наглые речи только разозлят взрослую, порядочную женщину, она начнет вырываться и ругать меня. В то же время, она понимала, что хватка у меня крепкая, а впадать в откровенное бешенство она не станет.

  • Отпусти меня! Охренел вконец?! - вопила она вполголоса, пытаясь освободиться от моих крепких рук. Но я не сдавался.

  • Уймись, дурочка, не бесись - нагло твердил я. - Просто сделаем это, и тебе сразу полегчает.

Наталья еще долго совершала попытки вырваться, но силы кончались. В качестве уступки я предложил просто тихо пообниматься и посидеть рядом. И она смирилась. Я нежно обнял ее. Мы просидели так довольно долго, я нес полушепотом какую-то романтическую чушь, сочинял комплименты.

Наталья все еще изображала злость, недоверчиво поглядывая на меня. В ее глазах скользила уверенность, что я просто прикалываюсь, ведь в ее возрасте она подходит на роль мамы для меня, но не на роль страстной любовницы, и по устоявшемуся мнению не может заинтересовать меня как женщина.

А я наоборот уже еле сдерживал свое желание. Удивительно, мы были знакомы почти всю мою сознательную жизнь, и я никогда не допускал подобных мыслей. Их просто не было в моей голове. И вот - я сам поверил в те слова, которые говорил ей, и тетя Наташа вдруг превратилась в объект в объект моего страстного непреодолимого желания.

Мне не терпелось войти в нее прямо сейчас. Я снова крепко сжал ее в объятиях ее начал целовать в губы. Сопротивление уже не было таким яростным как в прошлый раз. Она не открывала рта, почти не шевелила губами и отвечала на мои ласки неохотно. А я не отлипал от нее, кажется, целую вечность. Лишь ненадолго прерывался, чтобы прошептать что-то.

Сначала Наталья была очень сдержана. Напряжение чувствовалось во всем ее теле. Она как будто выжидала момент, чтобы вырваться и сбежать. Но я был начеку и продолжал свои действия. Сквозь одежду мои пальцы ощущали мягкость и рыхлость этого уже немолодого тела, в котором было еще достаточно сексуальной энергии. Я чувствовал, как это тело истосковалось по мужчине.

Наталья была вся горячая - и от недавней ссоры, и от слез, и от моих мучительно долгих поцелуев. А я чувствовал, как в ее теле постепенно проявляется мягкость и покорность. Еще через несколько минут она стала отрываться от моих губ, запрокидывать голову, тяжело дыша, как будто устала от происходящего.

  • Ну все, прекращай, - она снова отстранилась от меня, но я прикрыл ее рот очередным поцелуем.

Я не знаю, сколько длилась наша вялая борьба. Полчаса, час, несколько часов… Все это время я крепко обнимал Наташу. Мы оба насквозь вспотели, как будто бежали марафон. Я почувствовал, что Наталья на самом деле утомилась. Она только повторяла время от времени: “Ну, все… хватит”. Но я не думал останавливаться.

Когда Наталья совсем обмякла, я ослабил объятия. Она обессиленно упала на кровать, ее дыхание было тяжелым и частым.

  • Ты уверен, что хочешь этого? - спросила она неожиданно.

  • Конечно, глупая, неужели ты до сих пор не поняла? - удивленно спросил я.

  • А тебя не останавливает, что мне 52, и мне все вот это совсем не нужно?

  • Почему не нужно? - мое удивление только усиливалось. - Ты ошибаешься. Ты просто отвыкла от мужской ласки. Столько лет без секса! Но сейчас я дам тебе почувствовать, что тебе всегда это было нужно!

Произнеся эти слова, я начал снимать с нее джинсы. Наталья уже не сопротивлялась. Она лежала тихо и даже не шевелилась, как будто и правда лишилась всех сил.

Освободив Наталью от одежды, я быстро разделся сам, лег на нее и окунулся в волны океана необузданного наслаждения! Мои движения были медленными… очень медленными, как будто я хотел растянуть этот сладкий процесс на годы. Моя партнерша по-прежнему не совершала никаких движений, но мне это только нравилось. Главное, что ее поза была удобна для меня.

Она была такая жаркая, податливая, расслабленная. И при этом ее пристальный взгляд был направлен на меня. Я старался смотреть сквозь нее, концентрируясь на своем волшебном удовольствии. Внутри меня извергался Везувий, мне казалось, что еще секунда, и я взорвусь. Но я не наращивал темп, двигаясь аккуратно и размеренно.

Наше наслаждение длилось целую вечность. Мы не переворачивались и сохраняли одну позу. Я просто находился внутри нее, водя членом медленно и размеренно, и всем своим естеством ощущал, что и внутри Натальи сейчас кипит океан страсти. Ведь она действительно изголодалась по хорошему сексу.

Потом мой организм и правда изобразил настоящий вулканический взрыв. Я забился в конвульсиях и закричал так, что меня было слышно, кажется, на другом конце города. при этом я просто сжал Наталью в комок своими сильными руками и буквально выстрелил в нее артиллерийским огнем своей спермы…

Я не помню, сколько долгих минут я пролежал на ней, пытаясь выровнять тяжелое дыхания и пребывая в полнейшем бессилии и неземном экстазе. Наталья попыталась вылезти из-под меня, но я снова присосался к ее губам. Я покрывал ее губы, шею и грудь поцелуями, а потом снова медленно двигался в ней. А потом было новое извержение вулкана и новые поцелуи…

Назавтра, проснувшись, мы долго приходили в себя и не могли подняться с кровати. Но нам все же пришлось это сделать. Мы спустились на первый этаж. Там было пусто. Видимо, Лиза все же уехала к родителям, и Володька в который раз отправился за ней. На даче были только мы…

Стоит ли говорить, что мы оставались там еще несколько дней, и в это время почти не покидали постель, наслаждаясь друг другом? Мы бы остались там навсегда, но в городе ждала работа, и нам пришлось возвращаться.

Впрочем, наши волшебные встречи продолжались и в городе. Мы часами сливались в страстных поцелуях, сначала в губы, постепенно открывая для себя более интересные варианты. Наталья была дамой скромной и приличной, и с теми любовниками, которые были у нее в далекой молодости, ничего подобного не проделывала. Она даже не подозревала, какое удовольствие приносит, к примеру, оральный секс и другие виды ласк. А я открывал для нее новый мир страсти и наслаждений. В начале она стеснялась, но постепенно раскрылась, покорно принимая все новое и даже сама порой предлагала нечто особенное, выходившее за рамки ее прошлых представлений о сексе.

Мы продолжали встречаться. Ни Горюшин, ни его жена даже подумать не могли, как феерично Наталья проводит свое свободное время и с кем. Мы наслаждались друг другом на моей квартире, иногда ездили на дачу, воскрешая сладкие воспоминания о нашем чудесном первом опыте. А когда Володька с женой отсутствовали, мы развлекались у них дома, рискуя каждый раз быть застуканными. Но этот риск только подогревал наше желание.

Как-то раз под новый год мы встретились с Горюшиным пропустить пару стаканов. Он удивленно рассказывал мне, что его маму будто подменили. Она стала доброй, веселой, приветливой, помирилась с Лизой, и больше не тиранит ее по пустякам. Даже стала помогать советами. Я лишь улыбнулся в ответ на это.

  • Тогда, на даче… Это ты ей что-то наговорил? - спрашивал он меня.

  • Ну да. Мы поговорили.

  • И чего ты ей там объяснил-то?

  • Тебе не все ли равно?

  • Ну да, - согласился Горюшин. - Главное, что этот кошмар прекратился. Спасибо тебе огромное!

  • Да не за что, - усмехнулся я в ответ.

    Не знаю, как там у остальных, а меня всегда привлекали взрослые женщины, причем, намного взрослее меня. Еще будучи пацаном и ни черта не зная о взаимоотношениях полов, я засматривался на зрелых дам. И хотя я не осознавал своего вполне нормального природного желания, иной раз у меня чуть ли не слюни текли, когда в области моего зрения появлялась реально красивая тетенька.

    А уже позже, в период полового созревания, когда я уже все знал и понимал, я нередко фантазировал, как занимаюсь развратом то с одной знойной женщиной, то с другой. Повзрослев, я понял, что именно меня в них привлекало. Дело было не столько в возрасте сколько в умении даже в свои “слегка за 40” выглядеть до такой степени шикарно, чтобы вызывать пошлые желания у совсем юного пацана.

    Одним из идеалов привлекательности для меня была мама моего лучшего друга Володьки Горюшина. Отец их давно бросил, она воспитывала сына одна, больше не выходила замуж и в принципе с мужиками знакомств не водила. Хотя многие к ней клинья подбивали, даже сватались, потому что выглядела тетя Наташа даже в зрелом возрасте на все 100.

    Годами позже, я спросил как-то у Володьки, почему его мама так и не вышла замуж. И он мне поведал, что в юные годы она была очень наивной, доверчивой, многие мужики этим пользовались. И папаша его не был исключением. Конечно, с ним все было серьезно, ЗАГС, белое платье, ребенок. А в итоге вышло как и со всеми - поматросил и бросил. После такого неудачного опыта тетя Наташа всех мужиков и возненавидела, решила с ними не связываться и посвятила себя сыну.

    Но самое интересное для меня было не это. Несмотря на свою привлекательность (к своим 50 она была похожа, скорее, на скромную и приличную молодую актрису,чем на мать взрослого сына) и даже несмотря на мою страсть к женщинам постарше, тетя Наташа у меня таких желаний не вызывала. Я воспринимал ее исключительно как маму друга, родного человеку, двоюродную тетю или что-то типа того. И не более.

    Вообще тетя Наташа была очень спокойная, на мой взгляд. С сыном они вообще никогда не ссорились. И когда Горюшин решил жениться, его мама была на седьмом небе от счастья, постоянно говорила о внуках и к будущей невестке относилась тепло.

    Однако после свадьбы отношения между главными женщинами в жизни Володи разладились. Тетя Наташа начала придираться к молодой невестке, злиться, раздражаться по мелочам. Лиза все делала не так. Начались скандалы, ругань. Добрую и покладистую тетю Наташу будто подменили.

    Лиза на свекровь обижалась, сказать что-то против взрослой женщине, видимо, не позволяло воспитание. Поэтому она часто плакала, уезжала на время к родителям. Потом Володька ее возвращал, уговаривал, пытался как-то уладить конфликты, но ничего путного из этого не выходило. Частенько он жаловался мне, чуть не сквозь слезы, а я даже не знал, чем его помочь.

    Разрешить ситуацию помог случай. Как-то по весне решили мы с семейством Горюшина съездить отдохнуть на их дачу. Компания состояла из меня, тети Наташи, и Володи с женой. Видимо, я там был нужен, чтоб в случае чего разбавить напряженную обстановку. Сначала ничто не предвещало беды, а потом началось.

    Мама Володьки вспылила на невестку из-за какой-то мелочи и начала ей высказывать все что думает. Причем слова носили откровенно неприличный характер. Даже присутствие чужого человека - а именно меня - тетю Наташу ни капли не останавливало. Она громко и истерично кричала, поливала невестку отборными оскорблениями и требовала, чтобы она оставила ее сына в покое и развелась с ним.

    Лиза поначалу молчала, а потом видно не выдержала и высказала свекрови в лицо все что о ней думает. Мой друг, находясь между этих двух огней, выглядел окончательно растерянным, а мне просто хотелось прекратить этот бабский ор. Не слишком понимая, что я вообще делаю, я приобнял тетю Наташу и почти силой увел ее на второй этаж.

    Я закрыл дверь в комнату и ожидал чего угодно - истерик, угроз оскорблений. Но тетя Наташа рухнула на кровать и начала плакать. И вот сидим мы в этой комнате, она плачет, а я думаю: “Чего она рыдает? Откуда вообще этот скандал? Херня какая-то. Просто ревность к сыну”.

    И тут в моей голове вспыхнула догадка! Так ведь ее ж не трахал никто уже лет двадцать или больше. Тут любая взбесится. Я усмехнулся над своей догадкой. Она была вполне логичной. Привлекательная дама с молодости не знала мужских ласк, всю себя отдала сыну. А теперь появилась другая женщина, которая отобрала ее мальчика. Пусть и абсурдно, но такая ревность встречается сплошь и рядом.

    В памяти всплывали ситуации, как Горюшин не раз просил меня, мол, помоги как-то разрулить эту ситуацию. Мне стало смешно: разве я должен помочь именно так? С другой стороны, в полуметре от меня привлекательная женщина в возрасте, который также для меня весьма привлекателен.

    Подождал еще пару минут, сидя  на кровати, пытаясь побороть нерешительность и наблюдая боковым зрением за тихо всхлипывающей мамой моего товарища. А потом пододвинулся к ней и аккуратно приобнял за плечи. Стал утешать. Как бы с дружеским настроем. И при этом тихо пришептывал на ухо:

    • Тише, тише, теть Наташ. Успокойтесь. Ну зачем вы тратите нервы по пустякам?

    Сначала она возражала, но я прислонил палец к ее мокрым от слез губкам и сказал:

    • Тссс… Тише-тише. Вам не нужно ничего говорить. Молчите! Сотрите из памяти все! Я знаю, что вам действительно нужно! И я готов помочь.

    • Помочь? - удивленно переспросила она срывающимся голосом.

    • Да-да! Именно! - я старался говорить максимально уверенно, улыбаясь и глядя ей прямо в глаза. - Даже не сомневайтесь!

    • И чем же ты хочешь мне помочь? - спросила она с нотками недоверия.

    • Сейчас все поймете, - ответил я заметно повеселевшим тоном.

    Она пыталась что-то мне ответить, но я резким рывком притянул ее голову к себе и впился в ее губы страстным поцелуем. От неожиданности Наталья поначалу замерла, но через мгновение начала меня яростно отталкивать.

    • Пусти меня! Ты че, совсем с катушек съехал? - шептала она разгневанно.

    Но я прижал ее к себе и очень крепко обвил своими руками.

    • Тихо, Наташа. Не сопротивляйся - я произнес это с весьма нахальной интонацией и с огромным удивлением для себя самого впервые перешел с мамой друга на “ты”. - Тише. Не рыпайся. Тебе же самой будет лучше. Я сделаю тебе хорошо. У тебя нормального мужика не было… сколько? 20 лет? Вот ты и бесишься. Все же просто.

    Я подозревал, что мои наглые речи только разозлят взрослую, порядочную женщину, она начнет вырываться и ругать меня. В то же время, она понимала, что хватка у меня крепкая, а впадать в откровенное бешенство она не станет.

    • Отпусти меня! Охренел вконец?! - вопила она вполголоса, пытаясь освободиться от моих крепких рук. Но я не сдавался.

    • Уймись, дурочка, не бесись - нагло твердил я. - Просто сделаем это, и тебе сразу полегчает.

    Наталья еще долго совершала попытки вырваться, но силы кончались. В качестве уступки я предложил просто тихо пообниматься и посидеть рядом. И она смирилась. Я нежно обнял ее. Мы просидели так довольно долго, я нес полушепотом какую-то романтическую чушь, сочинял комплименты.

    Наталья все еще изображала злость, недоверчиво поглядывая на меня. В ее глазах скользила уверенность, что я просто прикалываюсь, ведь в ее возрасте она подходит на роль мамы для меня, но не на роль страстной любовницы, и по устоявшемуся мнению не может заинтересовать меня как женщина.

    А я наоборот уже еле сдерживал свое желание. Удивительно, мы были знакомы почти всю мою сознательную жизнь, и я никогда не допускал подобных мыслей. Их просто не было в моей голове. И вот - я сам поверил в те слова, которые говорил ей, и тетя Наташа вдруг превратилась в объект в объект моего страстного непреодолимого желания.

    Мне не терпелось войти в нее прямо сейчас. Я снова крепко сжал ее в объятиях ее начал целовать в губы. Сопротивление уже не было таким яростным как в прошлый раз. Она не открывала рта, почти не шевелила губами и отвечала на мои ласки неохотно. А я не отлипал от нее, кажется, целую вечность. Лишь ненадолго прерывался, чтобы прошептать что-то.

    Сначала Наталья была очень сдержана. Напряжение чувствовалось во всем ее теле. Она как будто выжидала момент, чтобы вырваться и сбежать. Но я был начеку и продолжал свои действия. Сквозь одежду мои пальцы ощущали мягкость и рыхлость этого уже немолодого тела, в котором было еще достаточно сексуальной энергии. Я чувствовал, как это тело истосковалось по мужчине.

    Наталья была вся горячая - и от недавней ссоры, и от слез, и от моих мучительно долгих поцелуев. А я чувствовал, как в ее теле постепенно проявляется мягкость и покорность. Еще через несколько минут она стала отрываться от моих губ, запрокидывать голову, тяжело дыша, как будто устала от происходящего.

    • Ну все, прекращай, - она снова отстранилась от меня, но я прикрыл ее рот очередным поцелуем.

    Я не знаю, сколько длилась наша вялая борьба. Полчаса, час, несколько часов… Все это время я крепко обнимал Наташу. Мы оба насквозь вспотели, как будто бежали марафон. Я почувствовал, что Наталья на самом деле утомилась. Она только повторяла время от времени: “Ну, все… хватит”. Но я не думал останавливаться.

    Когда Наталья совсем обмякла, я ослабил объятия. Она обессиленно упала на кровать, ее дыхание было тяжелым и частым.

    • Ты уверен, что хочешь этого? - спросила она неожиданно.

    • Конечно, глупая, неужели ты до сих пор не поняла? - удивленно спросил я.

    • А тебя не останавливает, что мне 52, и мне все вот это совсем не нужно?

    • Почему не нужно? - мое удивление только усиливалось. - Ты ошибаешься. Ты просто отвыкла от мужской ласки. Столько лет без секса! Но сейчас я дам тебе почувствовать, что тебе всегда это было нужно!

    Произнеся эти слова, я начал снимать с нее джинсы. Наталья уже не сопротивлялась. Она лежала тихо и даже не шевелилась, как будто и правда лишилась всех сил.

    Освободив Наталью от одежды, я быстро разделся сам, лег на нее и окунулся в волны океана необузданного наслаждения! Мои движения были медленными… очень медленными, как будто я хотел растянуть этот сладкий процесс на годы. Моя партнерша по-прежнему не совершала никаких движений, но мне это только нравилось. Главное, что ее поза была удобна для меня.

    Она была такая жаркая, податливая, расслабленная. И при этом ее пристальный взгляд был направлен на меня. Я старался смотреть сквозь нее, концентрируясь на своем волшебном удовольствии. Внутри меня извергался Везувий, мне казалось, что еще секунда, и я взорвусь. Но я не наращивал темп, двигаясь аккуратно и размеренно.

    Наше наслаждение длилось целую вечность. Мы не переворачивались и сохраняли одну позу. Я просто находился внутри нее, водя членом медленно и размеренно, и всем своим естеством ощущал, что и внутри Натальи сейчас кипит океан страсти. Ведь она действительно изголодалась по хорошему сексу.

    Потом мой организм и правда изобразил настоящий вулканический взрыв. Я забился в конвульсиях и закричал так, что меня было слышно, кажется, на другом конце города. при этом я просто сжал Наталью в комок своими сильными руками и буквально выстрелил в нее артиллерийским огнем своей спермы…

    Я не помню, сколько долгих минут я пролежал на ней, пытаясь выровнять тяжелое дыхания и пребывая в полнейшем бессилии и неземном экстазе. Наталья попыталась вылезти из-под меня, но я снова присосался к ее губам. Я покрывал ее губы, шею и грудь поцелуями, а потом снова медленно двигался в ней. А потом было новое извержение вулкана и новые поцелуи…

    Назавтра, проснувшись, мы долго приходили в себя и не могли подняться с кровати. Но нам все же пришлось это сделать. Мы спустились на первый этаж. Там было пусто. Видимо, Лиза все же уехала к родителям, и Володька в который раз отправился за ней. На даче были только мы…

    Стоит ли говорить, что мы оставались там еще несколько дней, и в это время почти не покидали постель, наслаждаясь друг другом? Мы бы остались там навсегда, но в городе ждала работа, и нам пришлось возвращаться.

    Впрочем, наши волшебные встречи продолжались и в городе. Мы часами сливались в страстных поцелуях, сначала в губы, постепенно открывая для себя более интересные варианты. Наталья была дамой скромной и приличной, и с теми любовниками, которые были у нее в далекой молодости, ничего подобного не проделывала. Она даже не подозревала, какое удовольствие приносит, к примеру, оральный секс и другие виды ласк. А я открывал для нее новый мир страсти и наслаждений. В начале она стеснялась, но постепенно раскрылась, покорно принимая все новое и даже сама порой предлагала нечто особенное, выходившее за рамки ее прошлых представлений о сексе.

    Мы продолжали встречаться. Ни Горюшин, ни его жена даже подумать не могли, как феерично Наталья проводит свое свободное время и с кем. Мы наслаждались друг другом на моей квартире, иногда ездили на дачу, воскрешая сладкие воспоминания о нашем чудесном первом опыте. А когда Володька с женой отсутствовали, мы развлекались у них дома, рискуя каждый раз быть застуканными. Но этот риск только подогревал наше желание.

    Как-то раз под новый год мы встретились с Горюшиным пропустить пару стаканов. Он удивленно рассказывал мне, что его маму будто подменили. Она стала доброй, веселой, приветливой, помирилась с Лизой, и больше не тиранит ее по пустякам. Даже стала помогать советами. Я лишь улыбнулся в ответ на это.

    • Тогда, на даче… Это ты ей что-то наговорил? - спрашивал он меня.

    • Ну да. Мы поговорили.

    • И чего ты ей там объяснил-то?

    • Тебе не все ли равно?

    • Ну да, - согласился Горюшин. - Главное, что этот кошмар прекратился. Спасибо тебе огромное!

    • Да не за что, - усмехнулся я в ответ.

ОЦЕНИ РАССКАЗ:

Рассказ опубликован: Сегодня в 14:40

Последние комментарии
Комментарии к рассказу "Как я помог маме друга"

Оставить свой комментарий